Курбангельдыева Ларра Николаевна: другие произведения.

Долго тянется дорога

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


Долго тянется дорога...

   Шаг. Еще шаг. Еще немного, надо дотянуть вон до того поворота. Сбиты в кровь колени, натерты ступни о дорожную пыль. Ломит руки от пронизывающего ветра. Меня шатает и я едва удерживаю равновесие - сил уже нет. Шаг, еще шаг.
   Дыши, дыши... Как тяжело дается вздох - ветер бьет по лицу, перебивая дыхание, упирается в грудную клетку, сжимает, стучит порывами. Закрываюсь рукой, жадно захватываю ртом воздух. Сейчас главное - дышать. Скоро будет Город.
   Руки совсем окоченели, пальцы уже не разгибаются. Хорошо, что снега нет. Здесь осень - холодная, сухая, пасмурная. За Городом, думаю, будет ненастная. Прошлый раз так и было.
   Дохожу до ненавистного поворота, изгиба тропинки, в которую превратилась асфальтированная полоса. Присаживаюсь на минутку - сил стоять уже нет, разрывается в бешеной пляске сердце, стучит так, словно просится вон. Хватаюсь сжатыми в кулак ладонями за грудную клетку... как точно - клетка. И сердце бьется испуганной всмерть птицей. Выпустить бы...Тише, тише...Глубоко вздыхаю, сжимаюсь в комочек, грею дыханием продрогшие ладони. Тише, сердце... Успокаивается, бьется рывками, птица в груди в агонии взмахивает судорожно крыльями. Остановилось. Нет! Нельзя! Расслабилось. Давай, давай, надо, надо идти, не смей меня подводить! Я тоже устала, но у нас с тобой работа такая, биться. Тебе - в груди, мне - по жизни. Биться, оставляя кровавые следы, отпечатки, красной линией проводить свою жизнь через чужие.
   Все, пора. Немного отогрелись руки, перематываю ссадины на коленях и костяшках пальцев, вытряхиваю из ботинок песок, натягиваю плащ, прячусь в него поглубже от ветра. Иду.
   У меня Дорога такая. Вечная дорога - без конца и края, от Города к Городу, от миража к мареву, от поворота и еще дальше. Через четыре времени года, сквозь все на свете погоды, климаты и пояса. Вперед, только вперед. Если случается намеренно повернуть назад, дорога исчезает. Заметает снегом, засыпает песком. Однажды, когда я шла через длинную, в два дня, аллею, за моей спиной тропу завалило деревьями, но я все же повернула обратно. А на выходе из аллеи (то есть на входе) тропинку размыло паводком. Моя дорога - вперед.
   Куда я иду? Куда-то. Разве кто-то знает заранее, куда ОН идет? Он знает - к чему хочет придти. И весьма вероятно, на его дороге попадется именно то место, куда хотелось придти. А может и не попасться. Тогда человек идет дальше. А если очень долго не находить того места, то придется идти бесконечно. Со временем теряется сама память о том, что ты ищешь. И смыслом поиска становится дорога.
   А куда я иду? У меня нет пункта назначения, меня никто нигде не ждет. Моя жизнь - дорога без конца и края. Я забыла, что искала. И уже много километров каждый встречный город становится Городом, каждый мираж - Целью, каждый прохожий - Знакомым. И тщетно вглядываюсь в лица, заглядываю в глаза, несмело улыбаюсь, а потом, покинув город, сразу становящийся просто захудалым, плачу, размазывая по лицу дорожную пыль.
   Последний пройденный мной Город был достоин называться с большой буквы. Небоскребы-замки белого камня, веселые смеющиеся жители, красивые лица, теплая солнечная погода. Как мне хотелось остаться там - в этом Городе Вечного Праздника! Каждый день выходить на балкон и видеть мужественных рыцарей на длинноногих конях, с перевитыми лентами копьями, легких белокурых девушек, снующих туда-сюда с корзинками, голубей на соседней крыше. Фонтаны с разноцветными струями, говорящие статуи, предсказателей Хорошего Настроения. Улыбаться добрым лицам, заниматься любимым делом - здесь просто не может быть нелюбимых занятий, так все располагает, верить в какого-нибудь местного некровожадного бога, сажать цветы на балконе...И главное - встретить здесь своего Прекрасного Рыцаря, непременно на белом коне, с моим именем на устах...Как же меня зовут?.. Но он-то точно будет знать, на то он и мой. Он сразу меня узнает, ему неважны будут все эти лохмотья, потрепанные плащ и ботинки, замызганное лицо, битые коленки. Ведь это Дорога, здесь по-другому нельзя, как бы ты не наряжался, через пару дней все становится пыльным, потрепанным, серым. Это Дорога. А рыцарь не сможет посмотреть просто так, он посмотрит внутрь и сразу все поймет. Так должно быть. Только что-то не встречается мне Прекрасный...
   Я шла по широким светлым улицам, мощеных белым камнем, мимо меня веселыми тенями проходили местные жители, на миг становящиеся черно-белыми, как пылью присыпанными. Я с надеждой всматривалась в улыбки, сталкивалась, задевала плечом...Все рыцари обходили (обскакивали) меня стороной. Прохожие смотрели сквозь. Кто-то все же заметил меня и кинул медяк. Спасибо, это тоже помогает задержаться. Но этого медяка мало. В кармане ему будет очень одиноко и не с кем позвенеть.
   Я прошла во дворец, поднялась по круговой лестнице. Здесь, на самом верху, в башне, есть кто-то, кому я могу быть небезразлична. Потому что это тоже Дорога. Это она меня сюда привела. И если ей будет угодно, я здесь и останусь. А если нет - то это всего лишь дорога. Значит, так надо было.
   Большая, светлая комната. Подхожу к смотровому окошку. Оборачиваюсь. Настоящий Прекрасный Принц, Рыцарь и так далее. Стоит в шлеме и латах, полностью экипированный. И, несомненно, меня видит. Потому что подходит ко мне, откидывает на лоб забрало, внимательно смотрит в глаза и глухо говорит:
   -- Подожди меня, я скоро.
   И я, шелковая, с дрожащими пальцами, опускаюсь на кресло, как в кратер вулкана, сползаю по спинке, не чувствуя ног. И жду...
   Я уже люблю эти глаза. Холодные, серые, неожиданно ласковые. Интересно, какой он из себя? Высокий, крепкий - это видно и латах. Какое у него лицо, у моего рыцаря? А какое лицо у меня? Как он меня видит? Какой я стану для него? Я ведь могу быть какой угодно!
   В комнату входит...мой Рыцарь. Но в каком виде! Это девушка, высокая, длинноволосая - спереди кажется, что до пят - красивая, но девушка. Подходит ко мне, смотрит на меня покровительственно-жалостливо сверху.
   -- Здравствуй, Рыцарь... -- говорю я, все еще надеясь, что девушка вошла сюда случайно. Скажем, это служанка.
   -- Здравствуй тебе, Гость. - говорит Рыцарь.
   -- Т-ты мой, Рыцарь? - спрашиваю я.
   -- Нет, -- колеблясь, отвечает Рыцарь.
   -- Но... я тебя люблю... -- использую я последний аргумент. Может, поможет, задержусь. Кроме того, может, я мужчина теперь? -- Я люблю тебя...
   -- Как ты можешь любить меня? Ты же девушка! -- говорит не-мой Рыцарь, глядя сквозь меня. Все. Опять надо идти, что-то искать, преодолевать и стремиться. И так мне обидно, что этот Город останется для меня только воспоминанием, что я пытаюсь уйти не попрощавшись. Рыцарь говорит мне вслед:
   -- Но ты можешь быть рядом. Разве тебе мало?
   Мало. Меня не остановит даже Величайшее Повеление сАмого великого правителя. Меня удержит только искреннее и взаимное чувство. А чтоб его прочувствовать у меня слишком мало времени. Зовет Дорога. Может, мне еще не раз придется пройтись по всем городам, оставшимся за спиной. Пока не найду. Потому что все рано или поздно где-то останавливаются.
   Качаю головой и выхожу. Рыцарь за спиной что-то говорит вслед, но я уже его не слушаю. Винтовая лестница теперь кажется каким-то нелепым фрагментом снимка, прорвавшимся из поза-какого-то века. На всем лежит отпечаток какой-то матовой пожелтелости. Четкие границы, словно очерченные углем тени. И только мои шаги гулко, металлическим эхом, забегают вперед.
   Иду по праздничным улицам. На моих глазах прахом рассыпаются улыбки, смех робко отскакивает от тротуара и стен и как бы теряется. День Хорошего Настроения подошел к концу. Все. Завтра местным жителям предстоит нелегкий день - приводит в порядок послепраздничный город.
   Выхожу из ворот. В спину несется приглашающий голос не моего Рыцаря. Надо же, дошла до самых ворот. Оборачиваюсь.
   -- Ну ты же понимаешь, что лучше, чем здесь тебе нигде не будет. Ты же всегда хотела Вечного Праздника. Здесь праздники не прекращаются ни на день. Здесь всегда весело и радостно. Здесь тебя никто никогда не обидит, я самый уважаемый рыцарь в городе. Ты же сама пришла! - истерические нотки, прорвавшиеся в голосе Самого Уважаемого Рыцаря в Городе, это что-то новое. Значит, ничто человеческое...
   Да, Вечного Праздника очень хочется. Только, если подумать, так не бывает. А если бывает, то не задарма. А если задарма, то не всем. А если не всем, то вполне может быть, что когда-нибудь с теми, кто платит за мое хорошее настроение, мне придется поменяться местами. Не бывает добра за чужой счет. За все придется расплачиваться.
   Да и не похож уже Город на праздничный. И бредущие мимо меня люди больше не поют, они усталы и сосредоточены, словно после утомительной работы. Что ж, истово изображать веселье - тоже работа.
   Интересно, почему Рыцарь так заинтересовался мной? Неужели... Оборачиваюсь. Рыцарь в надетом набекрень шлеме волочит ноги параллельно моей Дороге - еле видной цепочке следов. Останавливаюсь.
   -- Здравствуй, спутник.
   -- Нам не по дороге. - шипит сквозь зубы Рыцарь, прибавляя шаг. Могу только посочувствовать - ее амуниция весит столько же, сколько я. Да все равно это не надолго. В первом встречном городе она продаст латы на металлолом - рыцарствующие города встречаются не так часто, чтоб нести по долгим дорогам двойной вес. Меч, скорее всего, оставит, меч - это святое. Если только она из рыцарствующего города, а не просто проходила, по Дороге.
   -- Спутник, пока мы идем рядом, может, поговорим? - предлагаю я. Тем более, что там, впереди, несколько развесистых деревьев, под которыми так хорошо устраивать привалы.
   -- Почему ты не осталась? Ну почему ты не осталась? - жалко ноет Рыцарь.
   -- Потому, что все это - город Хорошего Настроения, фонтаны, беспечность - все фальсификация. Такой же мираж, как те, кто тянет руки в пустыне.
   -- Глупые миражи. Я потеряла два дня, пытаясь найти того, кто плакал за спиной... -- Рыцарь садится рядом и приваливается к дереву.
   -- Да, и еще родники, запах жареного мяса, скачущая лошадь...
   -- Ну все равно, для нас это был бы настоящий Город Вечного Праздника. Мы ничего не заметили бы.
   -- Когда-нибудь заметили бы. Кроме того, поздно продолженная Дорога еще никого ни к чему хорошему не приводила. Ты тоже не из этого города?
   -- Нет, я только вчера пришла. Но тут меня остановил турнир, потом таверна...
   -- Так ты и вправду рыцарь?
   -- Нет, я зебра, блин. Стала бы не-рыцарь тащить на себе все это барахло! А ты - тот самый странник, что...
   -- К сожалению. Обо мне уже слагают легенды... -- невесело усмехнулась я, прекрасно понимая, чтО могла слышать Рыцарь.
   ... Однажды странники услышали от одного перекрестного, что как-то у него был странный спутник. Он не знал, чего ищет, и стоило ему поговорить об этом с кем-нибудь оседлым, как оседлых тоже начинала звать Дорога. Заново или впервые. Многие уходили. Некоторые кружили около дома, никуда не устремляясь, постепенно подходя все ближе и ближе, пока не оседали снова. Но многие уходили надолго, и мало кто из них возвращался. А спутник шел дальше. Несчастливым талисманом проходил он сквозь города, принося разорения семьям. И стали его обходить стороной.
   -- Слушай, а ты что же, кого-то ждала там, в башне? - спросила я Рыцаря.
   -- Да нет, просто когда я тебя увидела, то расстроилась. Все-таки, девушка - это как-то... не то.
   -- А зачем позвала потом?
   -- Потому что поняла, что не останусь здесь. Хотелось задержаться, хоть на время.
   -- А твой турнир?
   -- Да я продула...
   Я понимающе покивала головой. Да, для рыцаря продуть в первый день турнир в чужом городе - мало приятного. Да еще сразу свалить, словно испугался. Вот тебе и Самый Уважаемый Рыцарь...
   -- Я отыграться хотела... -- а тут ты. Ну, подумаешь, посидела бы рядышком...
   -- Так и оставалась бы.
   -- Потянуло... -- тут я снова закивала. Когда Дорога начинает звать - это всегда непреодолимо.
   Мы встаем, и тут оказывается, что дороги наши расходятся, Рыцаря ведет немного правее, там вдалеке виднеется что-то туманное. Может, даже город. Мне же - строго по прямой. И впереди - хмурое небо пустыни.
   -- Слушай, а зачем ты всех, с кем говоришь, поднимаешь?
   -- А как по-другому? Они все там не на своих местах. Вокруг них всегда иллюзия. Я же вижу. Они нашли не то, что искали. Некоторые даже никуда и не ходили, свернули в первый проулок. Сели и думают, что кроме того дерьма, в котором они сидят, ничего в мире нет, а если и есть, то не для них. Это все неправда. У каждого впереди - километры нехоженых троп. Просто надо знать, что никогда Дорога просто так не бывает. Всегда она нужна, чтоб что-то понять. Выбор есть даже на Дороге. Ведь кроме тебя твою Дорогу никто не видит. И если ты увидишь, что она меняет направление, то другие-то этого не заметят. И кто знает, может, ты сам поменял свою Дорогу? А останавливаться нельзя. Когда останавливаешься в один прекрасный день просто так, потому что идти никуда неохота, то садишься в то же самое дерьмо, только подальше. - Рыцарь была все дальше, и не знаю, слышала ли она мои последние слова, -- И все равно было приятно повидаться.
   Вот моя Дорога. Петляет, кружит, проводит сквозь города и поселения, проносит смерчем или медленно протаскивает. В голове маячат старым фотоальбомом лица людей, когда-либо виденных мной. И очень часто у меня было ощущение подставы. Словно это не люди, а зомби. Ходят, дышат, едят. Но как не слышали Зова Дороги, так и не слышат. Големы какие-то. Механически едят, привычно говорят на одни и те же темы, бездумно воспитывают неизвестно как появившихся у них детей. В глазах горит отражением свечи умный огонек, все их движения безынициативны. И ничего они не понимают и не хотят понимать. Растительное существование их привлекает гораздо больше. Очень редко среди них просыпаются одуванчики, которые способны самостоятельно пройти несколько шагов, чтоб сравнить.
   Иногда даже появляется ощущение, что все эти призраки настоящих людей нужны только чтоб создавать ощущение наполненности городов и бурности жизни вообще. Чтоб нам было, где останавливаться. Таких людей я при максимальном приближении какие-то секунды вижу черно-белым оттиском. Как бутафория - с виду как настоящее, а близко посмотришь - одна грубая подделка.
   Ветер прекратился, сердце бьется спокойно. Можно идти дальше. Впереди меня ждет новый Город. Я уже четко вижу протоптанную тропинку, по которой уходят в будущее и мои следы. И кто бы знал, как хочется остановиться! Не на время, чтоб подлечить раны. Не у знакомых по прежним переходам. Навсегда. Найдя свое маленькое, обособленное ото всех Дорог счастье. Но кто тогда скажет несчастливым людям, что за пределами из города есть прекрасный непознаваемый мир? Что у всех в мире есть свой шанс?
   Долго тянется моя дорога...
  
   *Перекрестный - встретившийся при пересечении Дорог
   Спутник - подорожник, тот с кем временно по Дороге
   Странник - вообще любой, идущий по Дороге, в особенности тот, кто выделяется (стран[ный спут]ник), про кого можно рассказать, назвав приметы
   Оседлый - тот, кто уже пришел.
   Поднимать - имеется в виду в Дорогу
   Одуванчики - имеются в виду относительно подвижные особи (сравнительно перелетающим пушинкам одуванчика)

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"