Курбатова Людмила Николаевна: другие произведения.

5. Глава нечетная, в которой опять что-то происходит, но что мне лень писать

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пережить Конец Света? Ну, для начала, его нужно устроить...

  - Дай посмотреть! - Глаза светлого заблестели не хуже драгоценных камней и пальцы хищно протянулись к темному.
  - Кого? - Грон так и не понял, чего от него требуют, но на всякий случай вцепился в простыню, не собираясь ее уступать без боя.
  - Легендарную Книгу Солнца!
  - Ты видишь у меня что-то легендарнее простыни?! - Съязвил темный эльф.
  - Ну... - Эрак недоуменно уставился на белую ткань. - Между прочим это не простыня.
  Угольно-черная правая бровь до зависти выразительно поднялась. Вместе с правым ухом.
  - ...это скатерть-самобранка.
  Грон сквозь зубы ругнулся Семицветным и приподняв полу импровизированной юбки уставился на свои перебинтованные лодыжки. От резкого движения ткань заволновалась и откуда-то из глубин складок выпала кружка горячего чая и пирожок - естественно всмятку. Обожженный эльф с матом заскакал по хижине, оставляя за собой дымящиеся пирожки с пылу жару словно лошадь навоз.
  За скачками наблюдал и призрак, бывший член команды Дельта. Когда умирающий скрылся за дверью на улице и уже там содрал с себя скатерть, маг, болезненно потер пальцами переносицу и, буркнув что-то нечленораздельное, исчез, слившись с воздухом.
  Пришедшая в себя от воплей Стужа, тихонько застонала, прося воды. Не забыв бросить из-под ресничек несколько взглядов, она с благодарностью приняла питье из рук Эрака...
  
  Посмотрев в мутно-красную воду я, не церемонясь, одела таз на голову эльфа. Еще бы плюнул туда, зараза.
  Почти увернувшийся Эрак звонко рассмеялся, потирая ушибленное ухо, - извини привычка. - Таз с грохотом катился по полу мимо ног осмысливающего происходящее Фьеркенелли.
  - Привычка - вторая натура. Скотина. - Не выдержав я попыталась залепить еще и пощечину, но успевший среагировать рак мягко поймал мою руку.
  - Ты чего?
  - Ты обманул меня! Ты знал, как опасны эти цветы, но молчал, спасая ее жалкую жизнь! А все потому что она эльфийка! Ты знаешь, сколько людей погибло из-за того, что ты влюбился в эту остроухую? Знаешь?
  - Послушай. - Изящные пальцы эльфа держали крепче тисков. Казалось, даже раскаленная лава не заставит его отпустить мою руку. - Послушай, - тихо но твердо повторил он. - Арексиянива"ринир действительно эльфийка и даже более того - я с ней был помолвлен. Но она... мы с ней не поладили и помолвка была разорвана. Если бы я знал, что цветы названы в ее честь я бы немедленно их вырубил насколько бы прекрасны они не были. Ты веришь мне?
  Его честные глаза под ровной дугой челки были полны насмешки и ожидания - поверю ли я?
  Он идиот если считает что я отвечу "да". Я же помню, как холодное лезвие его клинка касалось моей шеи. Как яростно были вздернуты длинные уши, из-за которых голубая ученическая шапочка упала на пыльную землю.
  - Нет, не верю, - я сердито выдрала руку из его пальцев и села. Еще минуту в теле возилась тошнота добираясь то до желудка, то до носа. Когда я подняла взгляд Эрак принял поистине величавый и эльфийский вид.
  - Как хочешь, - холодно пожал он плечами и развернувшись вышел вон из хижины.
  Он вправду думал я поверю в эту глупую байку? Тогда почему он кажется обиженным?
  Фьеркенелли обернулся и внимательно посмотрел на меня. В его глазах похожих на драгоценные камни испытующе блеснули отблески света. Вот губы приоткрылись словно дракон хотел что-то сказать, но поразмыслив, он лишь кривовато ухмыльнулся.
  - Тебе лучше? - через несколько минуту его голос все же нарушил тишину.
  - Да, - я кивнула и бросила из-под ресничек кокетливый взгляд, - только голова немного кружится...
  Из хижины мы вышли вместе. Смуглая рука бережно поддерживала меня за локоть. Сама не зная зачем, я старалась коснуться бедром его бедра, а глаза так и норовили встретить его взгляд.
  Хотя может я вела себя так потому, что мне нравилось чувствовать, как замирает его сердце и видеть как легкая алая краска касается его щек.
  Тихо разговаривающие о чем-то серьезном эльфы обернулись, оборвав разговор. Эрак подарил мне холодный стальной взгляд, а темный эльф приветственно поклонился и поцеловал мою руку. - Вы также прекрасны как и искусны в лечении. Благодаря вам я остался жив. Позвольте мне сопровождать вас и вернуть этот кровный долг. - Больной так и не отпустил мои ладони и стоял на одном колене, вскинув медовые глаза, и говорил, едва касаясь губами моей руки из-за чего по коже расползались мурашки.
  - Я буду рада, но я даже не знаю вашего имени.
  - Грон Веритас. Под этим именем я больше известен. - Эльф еще раз поцеловал мою руку, опустив черные ресницы, и выпрямился.
  - А я Стужа. Заканчиваю обучение на боевого мага.
  - Как прекрасно звучит - Срака... - Грон замер удивленно хлопая глазами.
  - Угу, просто сногшибательно, - согласно кивнула я и обвела всех троих мужчин взглядом голубых глаз, - и так, что у нас с Арексиями?
  
  Грон и Фьер перебивая друг друга ввели Стужу в курс дела. Девушка охала, ахала, обмахивалась веером и отчаянно пыталась скрыть зевоту. Окрыленные восхищенными взглядами парни галдели как сороки, разыгрывая целые представления. Постепенно разговор об арексиях сошел на банальные геройские сказки.
  Улучив момент рака зевнула так широко, что в уголках глаз выступили слезы. Я же стоял покусывая сладкую травинку и боролся с искушением (зевотой).
  Самым обидным было даже не то, что меня объявили лжецом - это перерезать глотку и забыть. Перебесился уже. А то, что после шести лет вражды мы только начали ладить и понимать друг друга с полуслова, как тут же опять обиженно расползлись зализывать раны.
  Когда мне надоело бездействие я вмешался и за пару минут предложил план нападения на Арексии. Особо умных комментариев не последовало, поэтому экипировав Грона всем, что нашлось в двух сумках, мы попытались без юмора посмотреть на нового спутника.
  Узковатая женская рубаха, натянутая на не шибко широких плечах. Из-под нее выглядывают жмущие и к тому же короткие штаны. В мою запасную пару сапог эльф вообще не влез.
  Короче идти ему пришлось закутавшись в дефектную самобранку и подпоясавшись одной из повязок. Так как раны перевязывала Стужа, то каждый лоскут ткани венчал пушистый бантик и Грон больше походил на ожившую картинку какого-то особо безумного дизайнера. Сходство только дополняли роскошные черные волосы настолько густые, что казались сплошным полотном шелка.
  Фьеркенелли вновь обратился и вновь это казалось чудом. Солнечные лучи скользили по золотой чешуе словно сотканной из них и капелек воды, раскидывающих радужные полукруги.
  Он лег на траву, вытянувшись во весь немалый размер и вытянув крыло, по которому мы забрались на холку и расселись между двумя шипами, которые шли вдоль всего хребта ящера. Стужу, как не имеющую опыта "ездового полета", усадили посередине.
  Фьерк поднялся на лапы и чуть встряхнулся, разрабатывая мышцы. Над нашими головами сошлись два солнечных крыла и первый пробный взмах вызвал волну воздуха раскидавшую и черные волосы Грона и мои рыжеватые косы и короткие волнистые пряди девушки.
  Чешуя заискрилась при резком движении, слившись в расплавленное золото и второй взмах огромных крыл поднял нас в воздух. Восторженный ветер рванул подол розовой юбки, открыв знакомые панталончики с умилительными бантиками выше развязавшегося пояса и показав полоску кожи между корсетом и лентой на которой крепились кинжалы и парные клинки.
  Дракон наклонился набок, чирикнув кончиком огромного крыла макушки огромных сосен.
  Вцепившись в импровизированную тунику темного эльфа рака закрыла глаза.
  Не дожидаясь пока очередной всполох ветра высечет из глаз слезы, я опустил внутренние веки. Окончательно растрепавшиеся косы рассыпались ниточками тусклого золота.
  Черные как ночь волосы Грона до сих пор казались лентами шелка.
  Все выше к лазурным небесам... сливаясь с безумием ветра... слыша его безудержный хохот... отзываясь на яростный рев и на глухой протяжный стон...
  
  Вцепившись в простынь, я чувствовала как пальцы сидящего сзади Эрака крепко держали мою талию. Настолько крепко, что мне трудно было дышать и хотелось освободиться...
  Задранная юбка хлопала на ветру словно вторые крылья. И зачем я ее одела? Неужели надеялась на иной способ передвижения? Я даже не знала куда мы летим. Грон сказал лишь что нужно искать там, где они появились первый раз - в человеческом городе. Территории их королевства мы всегда обходили и так получилось, что я не видела пока ни одного человека. На кого они похожи - на могущественных драконов, на величавых эльфов, или на крылатых ландлатов? Какие их женщины, будут ли они считать меня красивой или... какого они роста, какие у них глаза.
  И почему их считают самой жестокой расой?..
  ...Это было что-то. Огромные стебли в метр толщиной вонзались в тусклое, послерассветное небо. Бутоны размером с двухэтажные городские дома зловеще алели. Острые как мечи листья угрюмо покачивались на ветру.
  Фьеркенелли заложил еще один круг над цветочным лесом и в наших головах раздался его звонкий голос человеческой ипостаси, - Видите? Внизу, самый большой цветок?
  Приглядевшись, я заметила его. Более пузатый чем все остальные он имел более нежную окраску и листья и стебли вокруг него сплетались в лестницы, мостики и балкончики. Этот город был произведением искусства, просто дух захватывало от этой странно пугающей красоты. Неужели у нас поднимутся руки что бы уничтожить их?
  Поднимутся. Потому что каждый бутон умыт кровью. Кровью людей, эльфов, драконов, ландлатов, вампиров и только ли их?
  Грон и Эрак зашевелились и встали на ноги, выбирая площадку для приземления. Мысленно обсудив все вдвоем эльфы взяли меня за руки и... и прыгнули прямо под крыло. Сжав губы что бы не вскрикнуть, я щелкнула сапожками, из каблуков которых тут же выскочили кошки.
  За перила первым ухватился Грон. В ночной тишине сухо хрустнули его сухожилия но выдержали, а тремя секундами позже Эрак уже затаскивал нас обоих. Сплетенный из стеблей и листьев мостик невозмутимо принял наш вес и, отдышавшись, мы огляделись. Центральный бутон был не далеко, нужно было преодолеть несколько ярусов вниз и немного пройтись.
  Грон шел впереди. Свежеперевязанные раны щеголяли ярко-белыми пушистыми бантиками. Черные как шелк волосы скрывали всю спину сплошной тьмой. В небе парил неясный силуэт дракона ждущего своего часа. Порой казалось что по потемневшей с заходом солнца чешуе пробегают редкие всполохи огня.
  
  * * *
  Лютик вдруг сложил крылья и резко пикировал вниз на небольшую едва заметную полянку. Молча последовавшая за ним Арексия с грохотом и треском продралась через размашистые сосны и через пару минут основательно расцарапанная и побитая вышла на ту же поляну.
  - Какого черта? - нелюбезно рявкнула девушка.
  Алхимик стоял с закрытыми глазами словно к чему-то прислушиваясь. - Цветы, - наконец заговорил он. - Они движутся под землей. Через час они будут в человеческих королевствах. Нужно поворачивать.
  - Но мы ведь летели несколько часов! Ты не мог сразу сказать ... ...?
  Лютик сердито посмотрел на спутницу, едва сдерживаясь от того что бы ответить тем же, - тебя что хорошим манерам в детстве не учили?! - мужчина тремя быстрыми движениями начертил в воздухе руну. Белые штрихи согласно мигнули и погасли.
  Скривившая в ухмылке губы воительница попыталась что-то сказать, но ни одного звука больше не нарушало тишину. Поняв, что заклинание подействовало Арексия бесшумно сплюнула и передернула крыльями. Теперь даже они двигались в абсолютной тишине.
  Лютый размял лицо пальцами, словно пытаясь стереть напряжение. Когда он вновь поднял глаза на напарницу в его взгляде больше не читались ни усталость, ни подавленность.
  Арексия стояла, терпеливо ожидая пока он на нее посмотрит, и скупым жестом указала на губы. Маг пожал плечами и развеял заклинание.
  В темно-синих глазах глухо ворочалась стальная ярость, - ты ничтожество, Элтур Лютый. Защищайся. - Длинный красиво изогнутый клинок с шелестом покинул ножны и металл холодно блеснул в свете гаснущего солнца.
  Алхимик даже не шевельнулся. Только в разноцветных глазах появился какой-то странный блеск.
  Воительница сплюнула под ноги. - Защищайся твою мать! - С губ сорвался звериный рык, а в потемневшем воздухе налились кровью алые крылья. Прежде незаметный хвост бешено метался. Арексия молнией метнулась вперед сжимая в правой руке меч.
  Ночь стремительно накидывала шали на небо. Темные нити падали вниз кутая лес во тьму.
  Лезвие со свистом рассекло воздух над самой головой Лютого и рухнуло вниз. Перекошенное от ярости лицо Арексии оказалось совсем рядом...
  
  Я шагнул вперед и, обхватив Арочку за талию, жадно впился в ее губы. Во-первых, с линии атаки ушел, а во-вторых - авось успокоится?
  Левая рука с кинжалом больно ткнулась мне в плечо тупой рукоятью. Я почувствовала как расслабляется ее тело. Как мягчают мышцы, сведенные яростью в железные узлы. Как медленно опускается занесенная для удара рука и меч с глухим звоном падаем на траву. Как отзываются совсем не удивленные губы.
  Крепко прижав к себе воительницу, я начал перебрать в уме успокаивающие заклинания и все что помнил о психологии. Исчерпав запас знаний я отстранился.
  Мои глаза смотрели прямо в глаза воительницы, - Сейчас я начерчу телепорт и мы окажемся на Северо-западе материка. Цветы движутся в том направлении.
  - Ты уверен что сможешь? - Мурлыкнула Арексия, собирая длинные волосы в хвост. За восемь часов они отросли почти на метр.
  - Конечно. - Соорентировавшись по едва заметному следу солнца на западе, я вычертил "скелет". Далее шли руны и узлы тонких изящно сплетенных потоков силы. За пальцами оставались светлые линии. Как всегда.
  Лишним был лишь пристальный взгляд Арексии.
  Разбросав охранные круги, печать упала под наши ноги и засияла слепящим голубым светом, затмевая мои такие же голубые крылья. Арочка прижалась ко мне всем телом и попыталась поцеловать. Я прижал к своим губам палец так как даже миг отвлечения от столь сложного заклинания как телепортация был самоубийством.
  Я не перестраховщик, но даже я вычерчиваю четыре охранных круга в то время как даже при вызове демона можно было ограничится одним. Я вычертил бы и пятый если б это было возможно.
  Линии еще раз вспыхнули, поглотив гладкую тишину живого леса, и воздух рванулся вверх в наливающееся тьмой небо. Глухая и немая сила била из-под земли, выталкивала, швыряла вглубь самого воздуха.
  Я покачнулся из-за того, что земля под ногами вздрогнула. Перед глазами стояла пустая улица, занесенная опавшими листьями и жухлой травой. Перед глазами стояла Осень. Но не та, не золотоглазая принцесса в платье из алых листьев, а ее старшая сестра в темно-буром от грязи и крови плаще с глубоким капюшоном. Из него выглядывает темное изрезанное морщинами лицо, в складках которого тускло ютится уголь умирающих глаз.
  Печать погасла, исчерпав вложенную силу.
  Руки Арочки медленно сошлись за моей шеей. - А сейчас? - в темных синих глазах читалась жажда. Жажда дешевых ласк малознакомого мужчины вдруг показавшегося ей похожим на кого-то, кто остался за ее спиной.
  Я отрицательно покачал головой, - дорога каждая секунда.
  - Ты все равно запросто с ними расправишься.
  Мне захотелось грязно выругаться. Запросто. Нет, вы слышали? Я пригласил саму Смерть на танец и если бы Ей показалось мало цветов Она бы и меня увела под сень Древа Жизни!
  Запросто!
  Да я последний раз был в такой опасности полжизни тому назад !
  - Хорошая моя, - я мягко снял руки девушки, - Не делай того, о чем будешь жалеть. К тому же нам еще до фига лететь.
  - Твои сильные крылья ведь выдержат нас обоих?
  Ой блин...
  - Мне нужно восстановить Силы перед сражением. - Я опять помотал головой и, расправив голубые сияющие крылья, первым поднялся в воздух. И только там до меня дошло что милая Арочка жестко постебалась. Как дошло? Взглянул на ее тело сведенное в три погибели громким хохотом. По перекошенному от смеха лицу градом катились крупные слезы. Пернатые крылья были встопорщены, а руки сошлись на животе.
  Пусть смеется если для нее это кажется смешным.
  Окатив воительницу холодным взглядом, я поднялся в небо, бросив на прощание всего одну фразу, - Лети следом когда отсмеешься.
  
  Я не смотрела как он исчезает в ночном небе. Не вслушивалась в шорох его одежды. Не ловила его взгляд. Сидела и громко смеялась.
  Сволочь. Как он посмел отвергнуть меня? Трижды? Скотина неблагодарная...
  Смех перешел в рыдания.
  Что б ты подох урод! Как ты посмел поцеловать меня, а потом скинуть мои руки словно я прокаженная?!
  Как ты посмел?! Ненавижу... и ты сдохнешь! Сдохнешь как собака, как те четверо что совершили ту же ошибку что и ты!
  И я сделаю так что ты будешь страдать перед смертью! Ты будешь проклинать свою ошибку!
  Какая разница, маг ты или воин? Кровь одинаково красиво струится по коже, а пятна и линии на лезвии также совершенны - ибо это священная кровь - кровь врага.
  
  Нескоро я почувствовал как выбиваются из сил крылья из двух одеял.
  К тому времени, когда мои глаза наконец нашли, что я искал, в небе за спиной уже маячила черная точка, подразумевающая Арочку.
  Опустившись на дерево, я нашел удобную для наблюдения ветку и сел.
  Мое творение разрослось и теперь мой взгляд видел не кустарник и не рощу стеблей, а целый город с огромными бутонами-домами, множеством изящных мостиков и лесенок, площадок со скамеечками и даже несколько небольших "прудов" в огромных лепестках. Все это упивалось серебряным лунным светом и казалось странным чарующим рисунком.
  Я смотрел на город без жителей с восторгом до тех пор пока на ветку рядом не опустилась воительница.
  - Чего ждешь? - как обычно нелюбезно вопросила она.
  - Не верится, что у меня руки поднимутся это уничтожить.
  В синих глазах мелькнула какая-то глухая радость. - А ты поверь. - Искривив губы в ухмылке девушка шумно сплюнула вниз.
  Проглотив свое "фи" я вновь вернулся к изучению города. - Но он же такой красивый...
  Воительница пожала плечами, - Ты врал когда сказал, что сам уничтожишь свое детище, или ты врешь сейчас, когда говоришь, что отказываешься от своих слов?
  Как она может? Я ведь просто сказал, что детище превзошло не только ожидания но и создателя. Что оно смогло сотворить то, что не смог бы сделать даже я.
  - Я никогда не вру, - тихо сказал я и встал на ноги. Тихий ночной ветер ласково касался щек. Словно шептал... словно пытался отговорить...
  Над чарующим городом обеспокоено метался дракон. Он то порывался рухнуть вниз то резко останавливался и поднимался обратно вверх. Потускневшая с заходом солнца чешуя глухо меркла в свете однобокой луны.
  Я с тоской следил за его пируэтами и вдруг он решительно рухнул вниз в город, ломая своей красивой, но огромной тушей цветы и стебли. Почти одновременно где-то внутри бесшумно полыхнула эльфийская врожденная магия и раздался женский нечеловеческий крик.
  - Чего ждешь? - рявкнула под ухом Арексия, - кишка тонка? Зря ты в маги подался, сидел бы вышивал крестиком... - я не слушал что она говорила дальше. Ее голос ставший почему-то острым мешал сосредоточиться и, не глядя, я залепил ее губы очередной руной.
  В звенящий воздух поднялась правая рука. Подушечки пальцев заискрились впитывая лунный свет.
  Несколько мгновений онемевшие губы не могли пошевелиться. Второй раз Она меня не отпустит. Но другого пути нет. Кроме меня никто не исправит мою ошибку.
  Холодные губы разомкнулись произнося имя.
  Давай потанцуем, подруга.
  Леденеющие пальцы привычно чертили чародейский рисунок. Линии легко и изящно ложились друг в друга сплетаясь в замысловатые руны. Зов? Вызов? Приглашение.
  В ночном воздухе мягко сиял рисунок.
  Надеюсь, меня будут помнить.
  Пальцы пошли вниз вычерчивая полукруглый завиток опоясавший весь чертеж и рисунок замкнулся.
  Белый свет рванулся из линий затмив солнце и пропитав каждую горсть земли до самого ядра. В глазах заплясали черные пятна.
  Ну же...
  Тьма под руку с Тишиной коснулись меня.
  
  Ощущение было будто по носу ударили. Черно-белые силуэты кривых деревьев раскинули когтистые объятия словно пытаясь поймать небо или Тьму за край ее плаща. В не имеющем цвета небе глухо ворочалась Глухота.
  От белесых прозрачных ног шла узкая плохо протоптанная тропинка.
  Сделать шаг? Вперед или сойти?
  Сойти с тропинки - еще можно отказаться, еще можно спасти душу. Сделать всего один шаг вправо или влево, даже назад, но только не вперед...
  Ужас ледяными ниточками сковал сознание. Ну и что, Она не найдет, Она может даже не слышала Приглашения...
  Нет! Нельзя. Что скажет Ольха?
  Я сделал шаг вперед. По едва заметной тропинке. По тропинке с которой уже не сойду.
  Я кожей почувствовал взгляд пустых глаз и, приветливо улыбнувшись, поздоровался со Смертью.
  - Здравствуйте.
  Ответом была недоуменная тишина.
  - Извините, что я в последнее время, так часто вас беспокою и отвлекаю от важных дел...
  Лес чуть-чуть изменился и тропа кинулась под полы темно-бурого плаща, из-под низко надвинутого капюшона которого ошарашено горели угольки глаз. - Я смерть, - почему-то уточнила собеседница.
  - А я Лютик. Очень рад познакомится. У вас такой мелодичный голос, наверное вы им очень гордитесь... - еще вежливее заулыбался я.
  - Парень, я к тебе пришла.
  - Правда? Вы такая добрая и отзывчивая!
  Собеседница смущенно кашлянула. - Я Смерть. И я пришла к тебе.
  - Значит вы выполните мою просьбу? Вы такая милая!
  - Ты идиот или прикидываешься? - строго вопросила Смерть, но я заметил как на белых щеках появился едва заметный румянец.
  - Я алхимик, который научился готовить. - Мой голос едва не подрагивал от гордости - ну хотя бы что-то столь выдающееся, чем можно удивить даму.
  Дама недоверчиво хмыкнула и правой рукой скинула темно-бурый капюшон. А не такая уж она и страшная... ой... пусть никто не обижается, я просто удивился когда под тканью оказалось лицо сорокалетней женщины с черными живыми глазами и темными пышными волосами. Огромные черные ресницы едва не дотягивались до красиво очертанных бровей, а чувствительные губы были подведены темной помадой.
  Оглядев меня с головы до ног Смерть пожала плечами, - алхимики не умеют готовить. Это закон физики.
  - А я умею... пока только блины и Куринный суп но если не верите приходите в гости - я обязательно что-нибудь приготовлю!
  Женщина призадумалась.
  - Как ты говоришь тебя зовут?
  - Элтур Лютый Первый, - похвастался я.
  Смерть... блин, даже язык не поворачивается назвать такую красивую женщину Смертью. Прекрасная дама опять задумалась.
  - Извините, - через пару минут робко попросил я, - а можно один нескромный вопросик?
  Два черных глаза ошарашено моргнули, - А? - словно не расслышав брякнула она.
  - А почему вы без косы?
  Бардовые губы поджались, - сам бы попробовал поднять эту дуру!
  - А можно? - наверное в моих глазах появился нездоровый блеск.
  - Ну наверное, - опять смутилась Осень и красиво отвела лицо вправо. В то же мгновение воздух зашелестел и над тропой повисла коса. Узоры вились вверх по рукояти драконами и цветами сплетались старинным серебром вверху и тонули в металлическом лезвии.
  - Какая красота! - я подошел к оружию и протянул руки пытаясь коснуться его. Фиг два. Призрачные пальцы легко прошли сквозь серебро. - А жаль, - прокомментировал я и повернулся к Осени.
  На лице ее появилось недовольство и даже немного обиды, - Угу, грязную работу я выполняй, а лавры этой мымре! - Легко подхватив косу женщина надула губки. - Я выполню твою просьбу, но танцевать ты будешь не со мной, а с презреннейшей из моих сестер. Слушай и запоминай Элтур Лютый. Она жестока, зла, азартна и с каждой поглощенной душой она становится сильнее. Но она умеет быть благодарной - это твое единственное спасение.
  Подлесок исчез, растворившись вместе с голосом Осени и меня вновь ударило по носу.
  Когда я перестал ругаться и осмотрелся, то обнаружил, что нахожусь в коридоре. Грубые темно-красные кирпичи грязного оттенка составляли две параллельные стены, уходящие во тьму. Единственный свет исходил от моего тела, слабый и призрачный как я сам.
  Я пошел. Бессмысленно стоять и ждать, если моя душа предназначена Пожирающей - самой старшей из сестер, то все что я могу сделать это попытаться сделать ей что-нибудь на откуп.
  Может в коридорах подмести? А то вот как пыльно и грязно. Или стены выровнять, я правда не строитель не маляр и даже не знаю кто этим должен заниматься но...
  Быстренько организовав веник из пучка странной травы, я начал усердную уборку. Минут через десять послышалось цоканье пары звонких подков по камню и в озаренном призрачным светом круге появился черт. Ростом с самого меня, но раза в четыре шире в плечах он застыл, вытаращив карие глаза с приятной желтинкой. Квадратная челюсть героически стояла на посту, не собираясь отваливаться. Горбатый нос, опрятные бакенбарды. Мощные витые рога красиво уходили за спину. Огромные бугры мышц под почти красной кожей. Единственная одежда это шипастые наплечники, наручные обручи из металла и набедренная повязка, из-под которой показывались две обросшие короткой блестящей шерстью ноги на тщательно натертых копытах.
  - Ты что делаешь? - грохнул он низким но приятным голосом.
  - Пол подметаю, а то тут так грязно...
  И без того вытянутое лицо черта вытянулось еще дальше, - зачем?
  - Ну грязно же, - немного даже возмущенно тыкнул я пальцем на грязь и пыль нерадиво сметенную к стенам.
  - А-а... - на лице отразился тяжелый умственный процесс. Сдавшись черт взлохматил пальцами стоящую дымом шевелюру, - ни ангела не понимаю, - пожаловался он.
  - Это нормальное состояние для большинства моих знакомых. Я Элтур Лютый, алхимик, который умеет готовить. - Я приветливо улыбнулся и протянул руку для рукопожатия.
  - Гонишь! - округлил глаза черт, - Я Агрыч, десятник. - На лице появилась улыбка немного кривая из-за шрама но вполне дружелюбная. - А ты тут оказался часом не из-за кулинарных изысков?
  - Да не врятли, я успел только суп Куринный сварить и блинов нажарить. И то из супа мертвая курица сбежала.
  - Ну вот, а говоришь, готовить умеешь!
  - Умею, - уперто вздернул я подбородок.
  Черт недоверчиво прищурился но комментарии оставил при себе, - а зачем ты подметаешь тут?
  - Я и потолок бы подмел да не дотянуться...
  Агрыч поднял руку на ладонь выше собственной макушки и постучал по деревянному потолку, - тебя подсадить?
  Повторив его жест я отрицательно помотал головой, - да не, сам как-нибудь. Не подскажешь где выход?
  - Ближайший? Вперед по коридору свернуть два раза налево и залезть в пасть Пожирающей.
  - Э... а здесь есть черный выход? Так сказать для прислуги?
  - Ага, - еще сильнее развеселился черт, - по коридору назад, налево, два раза направо, на лестнице поднять выше на два яруса, по северному коридору три раза налево, перебить охрану, переплыть реку лавы, перелететь через полукилометровую пропасть и ты на воле.
  - У-у... наверное тут все слуги великие атлеты.
  - Да не что ты, тут все слуги мертвецы, - с сарказмом поправил черт.
  - Значит мне конец?
  - Не огорчайся, со всеми бывает, - добродушно успокоил меня десятник.
  - И надежды нет?
  - Надежда умирает последней, - педантично поправил собеседник.
  - А кто первым? Алхимики? - взвыл я.
  - Относись ко всему проще - чем быстрее дойдешь до Пожирающей тем быстрее отмучаешься... хотя конечно есть один способ. - Хитрющие карие глаза покосились на меня. - Но ты на него наверное не согласишься...
  - Какой способ?
  - Как на счет жизни призрака?
  - Так ведь все равно Пожирающая не выпустит.
  - Кхе... - Агрыч почему-то замялся, - Пожирающая может так сказать... не переварить тебя. И тогда гуляй сколько хочешь. Только это будет кое-чего стоить...
  Я посмотрел на пальцы черта зашевелившиеся во всем известном жесте.
  - Ты мне скажи, и много народу Пожирающая "не переваривает"?
  - Ну в последние сто лет она вообще никого не смогла переварить. Понимаешь ли не я один такой умный, а самоубийцы обычно попадают в другую категорию.
  Почему-то захотелось гаденько захихикать и потереть ручки, - и сколько и чего?
  - Надо подумать... а что можешь предложить?
  - Ну... я маг и алхимик и могу телепортировать сюда все что угодно... но для этого нужно оставить здесь метку...
  - Телепортация говоришь, - черт задумался потирая квадратный подбородок огромными пальцами. - Придумал. Я хочу двухлунный отпуск на Поверхности на несколько персон.
  - Запросто, - скрепляя договор мы пожали руки. Оставив посреди коридора метку я попрощался с чертом и проглотив капсулу, которую он мне дал, двинул по коридору. На душе было легко и свободно и я почему-то начал напевать на ходу.
  Превратимся в волчью стаю
  И поднимем вихрь стали...
  Вскоре коридор кончился и я вышел из лабиринта в зал, где возлежала Пожирающая. В отличие от младших сестер она вызывала лишь отвращение и черные спутанные пакли волос падали с головы на спину и сливались с густой шерстью... гм... зада.
  Потолком служил свод пещеры единственное освещение давала лава и синеватый огонь, изредка вспыхивающий. Густой запах серы, казалось, был осязаем как желе.
  Лава стекала со стен и шипела под ногами, потрескивала черным налетом искрилась жадной алой влагой.
  Стены утопали в густой серой мути с красными отблесками жара.
  При моем появлении Пожирающая зашевелилась, приходя в сидячее положение и уставилась на меня черными фасеточными глазами. Ее толстое тело похожее на тело гусеницы зашелестело сотнями кривых лапок.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровался я и раскашлялся.
  Темная кожа заколыхалась складками и старшая из сестер пожаловалась, - ес-се одзинь. Опьять намь, моя халоссая, с-с-стладать. А моззет онь не тьакой безькус-ссный какь вьси ос-с-стальные?
  Она говорила разбавляя слова шипением и смягчая согласные. С кем я так и не понял, но это мелочи жизни.
  - Страдать? У вас что-то болит?
  Фасеточные глаза с желтыми огнями уставились на меня, - да-ас, - шепеляво согласилась собеседница, похоже уже примериваясь с какого бока меня начать есть.
  - Я Доктор, может, я могу помочь?
  - Онь моззет памоть моя халоссая? Пус-сь помоззет. Педайди, - последнее уже мне.
  Честно начихав на лаву я вразвалку направился к больной. Я мертв? Мертв. Лава мертвецам помеха? Не помеха.
  Подойдя к богине я глубоко вдохнув в легкие пропахший серой воздух и начал вдохновлено врать, - у вас очень нездоровый цвет лица. И круги под глазами. Однако ваши клыки очень белые, а значит нездоровье продолжается не особо долго. Высуньте язык. - Пожирающая пошевелилась и открыла пасть, полную кривых острых клыков, из которой вывалился синеватый язык.
  - О ужас! Вы больны!
  - Бохьна?! - доверчиво ужаснулась темная богиня. Блин, даже как-то совестно стало.
  - Да-да, - пища, которую вы едите вам не подходит, если вы будет продолжать так питаться, то можете даже умереть!!!
  - Умеееть? - беспокойно завозилась громадина Пожирающей.
  - Что такое вы ели? Вам срочно нужно сменить обстановку! Болезнь Гиршспрунга - вступает во вторую стадию! Абдоминальный синдром! А это что? Ахалазия кардии! Гемоперитонеум! Как вы еще живы?! Еще и гепатоцеребральная дистрофия!? Муковисцидоз! Пельвиоперитонит... Перидуоднит, спланхноптоз, постхолецетэктонический синдром! Невероятно! Постхолецетэктонический синдром... даже пневмоперитонеум! И ко всему этому хориоидит и эпикантус! вы вообще меня видите?
  Насмерть запуганное божество закивало, - с-с-сто-то в гьлаззах темнееть...
  - Пора вести здоровый образ жизни! Вам нужно восстановится, побывать на поверхности... и больше никаких темных пещер, никакой серы - свежий воздух, строгая диета и конечно зарядка!
  - И вс-с-се плойдетъ? - доверчиво замигали алые глаза.
  - Не в первый день, но вы сразу почувствуете перемену!
  - Холоссая моя, - старшая сестра зашевелилась, - намь нуз-зно на повехнос-с-сть... этоть доктол нам помоз-зет. Отблагодалить его? Подалить ему зиз-знь? Но нам низ-зя... мозна... - фасеточные глаза уставились на меня и голос и интонации Пожирающей изменились, теперь мне казалось что со мной говорит ее младшая сестра в темно-бардовом плаще, - Слушай и запоминай. Войди в туннель, отмеченный огненным кругом. Он выведет к руслу пересохшей реки. Если ты сможешь перейти ее, то будешь жить живым и среди живых, но опасайся Стража. Он сожрет тебя если догонит. Иди, Элтур Лютый. - Голос погас так же неожиданно как и появился и Пожирающая вновь завозилась, успокаивая неизвестно что, - мы с-скоро будемь на повехлос-с-сти моя холос-с-сая...
  Больше на меня внимания не обращали и я огляделся. Из зала вели несколько десятков туннелей и только сейчас я обратил внимание, что над каждым из них ручейки лавы складывались в рисунок. Звезды, пирамиды, человечки, замысловатые зигзаги, квадраты... круг... круг был один. Всего один.
  - До свидания, - не дождавшись ответа, я пошел к туннелю прямо по лаве. Призрачные ноги ступали и не чувствовали боли. Неужели я умер? До сих пор не верится.
  Главное не впадать в долгие философствования. Если выживу у меня будет полно времени. Я ступил под своды туннеля.
  Постепенно коридор сужался и идти вскоре пришлось боком. Потом пришлось втянуть голову в плечи и передвигаться на полусогнутых. Я очень удивился, когда после всех этих мучений уперся в тупик. Очень.
  Припомнив недавнего знакомого нашарил обеими руками потолок. Как оказалось его не было ни надо мной, ни в пределах досягаемости. Выкарабкавшись, я вновь огляделся.
  Над тускло желтым песком возлежали такие же тусклые серые небеса. В их громадные силуэты порой вплетались бардовые потеки кровавых дождей. Под ногами лежала пыльная полоса ушедшей реки. Вся истоптанная у начала она была девственно чистой в конце, хотя нужно было сделать чуть больше пятнадцати шагов.
  Не оборачиваясь на тусклое солнце, я втянул голову в плечи и побежал.
  Чего зря время терять?
  Прежде неощутимый воздух взъерошил коротко отстриженные волосы и прошелся холодком по коже. В груди закололо. С каждым шагом ноги тяжелели, а в ушах нарастал гул сердца.
  Вдруг серое небо надо мною померкло и налилось багрово-черными красками. Вспыхнули провалы алых глаз. Потяжелевший воздух запах гарью и монстр сорвался вниз наперерез мне. Разевая огромную пасть полную искрящихся клыков он падал, оставляя черный след. Так вот что за Страж... сама Тьма сторожит границы жизни и смерти.
  Я бежал изо всех сил но тяжелые ноги едва передвигались. Прежде невеликое расстояние двух берегов обратилось в бесконечность.
  А Тьма была настолько близка, что алый свет жадных глаз окрашивал песок в кровавый цвет и только моя тень испуганно жалась к наливающимся плотью ногам.
  По мутной коже ног змеями струились вены. Почему-то именно сейчас, именно в этот момент, когда я уже поверил в свою полную и безвозвратную гибель погибать было особо обидно.
  И черт побери, где же Она?
  Словно откликнувшись на мой зов тонюсенькая девичья фигурка на миг застыла перед ликом разъяренного зверя. Пляшущая Тьма удивленно запнулась, а потом с удвоенной яростью бросилась на сияющий силуэт Ее тела. Она затрепетала в кровавом мареве воздуха и исчезла...
  Она не могла... нет... не могла... а может Тьма что-то Ей сделала? Может Она в опасности?
  Ноги подкосились от тревоги и я едва не упал на серый песок, смешанный с пылью. Помогли руки. Две маленькие изящные женские ладошки, с такой силой ухватившие за запястье и рванувшие вперед прямо из-под носа разъяренной Тьмы, что кости затрещали и выскочили из суставов.
  Ослепнув от боли я судорожно вздохнул и закашлял. В легкие ворвался прохладный ночной воздух.
  Я открыл глаза и сел почему-то держась за грудь. Бешено колотящееся сердце пыталось выскочить из тела то через уши, то через нос.
  Вокруг был осенний лес. Листва уже полностью облетела и нахмурившиеся небо восхитительного стального оттенка роняло маленькие холодные снежинки.
  Получилось...
  
  * * *
  Ночной воздух был полон дурманящих ароматов. Мы бесшумно скользили по изгибам смертоносных растений. Над головами изящными птицами застыли цветы и листья. Мы заметили даже другие цветы - в огромных полукруглых листах по темной глади воды плавали снежные кувшинки.
  Двигались в основном на звуки. То на женский смех похожий на звон летнего ручья, то на громкие неразборчивые выкрики, а то и вовсе на сладкие как мед стоны. Когда мы подошли к самому большому цветку эльфы на нескольких жестах объяснились, корректируя план, в который я не была посвящена (если не рассказали то и не надо, пойду так и буду все портить) и разошлись, оставив меня в недоуменном одиночестве.
  Честно поклявшись самой себе все испортить, я села на перила и, задрав розовую юбку, начала тщательно проверять шнуровку на сапогах. Изящные розовенькие туфельки с беленькими носочками пришлось снять, видетели железные каблучки цокают слишком громко.
  Окончив сие деяние, я выпрямилась и выдохнула свежий ночной воздух. Постанывания и возня давно уже кончились и пара похоже уснула, временно насытившись обществом друг друга.
  Я вздрогнула, когда на мои плечи опустились чужие руки. Пальцы взбежали по шее и упав на ключицы зашевелились, массируя напряженное тело. Я аж зажмурилась от удовольствия.
  - У тебя такая мягкая кожа, - почему-то шепотом произнес Эрак. В таком состоянии я было во всем согласна и поэтому лишь угукнула, все также не открывая глаз.
  Пальцы ненавязчиво забрались под вырез, а я только заурчала от удовольствия. Надо ж, я, оказывается, умею мурлыкать не хуже кошки.
  Я даже не заметила в какой момент пояс расстегнулся, а розовая ткань поползла к ногам, только холод, смутной тревогой полоснув по коже, заставил меня резко открыть глаза и вырваться из рук эльфа, - Эрак! Между прочим...
  В улыбающихся глазах мага в самой глубине зрачков полыхнул алый отблеск кровавых цветов.
  
  Позаимствованным у Стужи клинком я вспорол огромный лепесток и ловко просочился внутрь цветка. Здесь было немного душно от благовоний и множества неярких, смутных светильников. Посередине единственной "комнаты" в тысячах мягких и нежных лепестков нежилось одно единственное тело. Золотые волосы струились по смуглой коже Ивы и окутывали лепестки диковинными узорами. И все-таки она была прекрасна даже не смотря на то, что я ее презирал.
  Хотелось положить ее голову на колени и гладить рукой золотые волосы, утешая ее что это всего лишь болезнь, что это пройдет.
  Тихо как мог я подошел к ее обнаженному телу и сел на корточки вглядываясь в светлое лицо. На закрытых глазах, казалось, было разлито огненное золото хотя днем это были всего лишь темные ресницы.
  Рядом с ложем из лепестков прямо на мягком податливом полу были разложены разные кушанья, от наверняка украденных приготовленных под майонезом соловьев до заморских фруктов того же сомнительного происхождения.
  Живот укрытый лишь бракованной самобранкой возмущенно заурчал. Причем настолько громко, что золотые ресницы дрогнули и под ними показались голубые словно светящиеся изнутри глаза.
  Несколько секунд Ива смотрела на меня, а потом села,- ты опять изменил облик?
  Не особо понимая в чем меня заподозрили, я кивнул. Потом еще раз - на всякий случай.
  - Это наш ужин? - кивок в сторону яств.
  Дождавшись очередного кивка, эльфьяра снова заговорила, - надеюсь, на этот раз ты поешь со мной?
  В черных зачарованных зрачках вдруг мелькнул красный цветок похожий на горсть кровавых капель и девушка отшатнулась словно от удара.
  За ее спиной словно призрак вырос Элналирриэл, - Тебе не куда бежать.
  - Риел... - эльфьяра испуганно переводила взгляд с меня на него и обратно. - Грон... почему вас двое... Ты умер! Я видела твое тело... и ты... ты тоже мертв, тебя ведь убили цветы...
  Так-так-так. Так вот как бесстрашный Элналирриэл избежал помолвки. Вот паршивец.
  Выдержавший невозмутимое лицо эльф шагнул вперед, - Прости Ива, но мы пришли убить тебя.
  - Но я ведь ничего не сделала... - эльфьяра сделала несколько мелких неуверенных шажков к одной из "стен". Поникшие уши подрагивали словно она была готова разрыдаться. В зрачках неожиданно ярко вспыхнул кровавый цветок.
  Я вспомнил.
  Это было давно, еще на заре эльфийской империи. Императорскому саду был сделан подарок - невиданные по красоте деревья с большими, похожими на снег пятилепестковыми цветками. Через месяц начали пропадать эльфы, не только их тела пропадали но и души. Их не было ни среди живых ни среди мертвых. Однажды в грозу рухнуло одно из таких деревьев. Когда утром император вышел в сад, он увидел как вокруг обгоревшего ствола печально стоят пропавшие эльфы. Их кожа приобрела зеленоватые оттенки, а глаза горели желтыми огнями. В длинные распущенные волосы были вплетены белые звезды цветков. Так появились дриады - души тех искусственно созданных деревьев. Все, что создано разумом не имеет души и стремиться получить ее. Получить любой ценой.
  И Ива стала Душой этих цветов.
  Вряд ли она помнила как жила до арексий, смутные обрывки снов - не больше. Чувства поглотили жадные растения и она уже дышала одним воздухом с ними. Уже чувствовала кровь, обагрянившую стебли, на своих пальцах.
  Теперь она была все равно что обращенная, жалкая оболочка и все что мы могли для нее сделать это упокоить мертвеющее сердце нечисти.
  - Ива, больно не будет... - я шагнул к ней. - Закрой глаза, а когда откроешь все уже кончится. Все будет хорошо.
  Догадавшийся Элналирриэл медленно двигался к девушке, вжавшейся в громадный алый лепесток.
  - Не подходите ко мне... - из лазурных глаз покатились крупные слезы, - вы... вы... вы сошли с ума...
  - Закрой глаза...
  Эльфьяра зарыдала и, повернувшись к нам спиной, попыталась сломать кулачком лепесток, но тот даже не вздрогнул под ударом изящной ручки, - вы безумны... - сотрясаясь в рыданиях она упала на пол, уткнувшись лицом в ладони.
  - Все будет хорошо... - В глазах Риела стояли слезы. - Ива все будет хорошо... - занесенный для удара меч застыл над ее златоволосой головой.
  Единственным звуком в доме-цветке были глухие рыдания обращенной.
  Ты должен.
  Я не могу... - светлый покачал головой.
  Ты должен, - повторил я.
  Вдруг она жива? Вдруг я сейчас убью живую, ни в чем неповинную эльфьяру?
  Избавься от сомнений, кем бы она ни была сейчас это всего лишь дриада. Много ли дриад ты убил защищая свой дом?
  - Троих, - вслух ответил Риел. - я убил всего троих, - глаза с желтыми звездами, спрятанными за зрачками, наливались ненавистью. Меч поднялся и рухнул, целясь прямо в макушку, что бы удар убил мгновенно...
  
  ...Что, что я им сделала... я была милой и доброй, я всегда помогала если была нужна моя помощь...
  Я не предавала, не лгала... я держала слово...
  Не перечила, молилась Семицветному два раза в день и каждое воскресенье ходила в Церковь на службу и исправно исповедалась...
  Зачем они пришли за мной? Почему... Риел... мой милый Риел... я любила лишь тебя. Я до сих пор люблю тебя. Ты пришел из мира мертвых что бы увести меня? Я пойду за тобой, только не смотри на меня с презрением...
  
  Лезвие медленно опускалось хотя разрезаемый воздух свистел от скорости. Осталось какая-то жалкая ладонь до золотых волос...
  Палец...
  Лезвие вот-вот нырнет в золото волос...
  Раздался скрежет и клинок отскочил от склоненной головы едва не задев меня.
  
  ...что со мной... что сжимает леденеющее сердце тисками и покрывает кожу холодной каменной коркой... что жадно пьет горячую кровь, пуская вместо нее по жилам пахнущий смолой сок... что крадется по золотым волосам и делает их тяжелее металла...
  
  Ива медленно подняла голову. Лицо с застывшими слезами стремительно менялось. Кожа покрывалась голубоватым налетом, что был на стеблях цветов. Зрачки расширились, заняв не только радужную оболочку но и почти все глаза.
  Руки приобретали зеленоватый цвет и наливались блеском. Недлинные ногти потемнели и вытянулись превратившись в когти. Волосы зашевелились на голове превращаясь в острые листья.
  - Ива... - Риел отшатнулся выронив меч.
  - Идиот! - я рванулся и ударил клинком Стужи, целясь по горлу. Один из листов заменяющих волосы, отшвырнул меня словно игрушку, больно хлестнув по груди. Лепесток прорвался под моим весом и меня выкинуло уже за пределами дома. Поднявшись на карачки я помотал головой пытаясь сквозь гул в ушах нашарить меч.
  Найдя я рванулся было к Риелу, но остановился.
  Риел стоял в нескольких метрах от меня и держал в руках бессознательную Стужу.
  - Что с ней? - светлый недоуменно на меня посмотрел, словно я был его больной фантазией и пожал плечами.
  - Отнеси ее безопасное место! - рявкнул я и нырнул в дырку.
  Риел стоял напротив Ивы.
  Не понял. Он что раздвоился? Да КристанИнсПаоста знает этих раков!!! Хуже пареной редьки уже со своими тайнами!
  - Отойди от нее! - дурацкий женский меч с маленькой рукоятью коснулся голубоватого тела и раскололся на несколько кусков! Руку пронзила острая боль и яркие капли крови забрызгали мою "тунику" и ладонь Риела.
  Светлый вздрогнул выходя из ступора и подобрал свой клинок, хотя теперь в нем не было смысла.
  - Чудовище, - уши прижались к голове, а лицо исказили хищные складки идущие от самой переносицы. Мелькнули заострившиеся клыки и Элналирриэл рванулся вперед с нечеловеческой ловкостью. Лезвие исчезло слившись с воздухом и его удары можно был лишь заметить по тому, как подрагивало обнаженное тело дриады, или чем там еще стала Ива.
  - Риел, - прошипела она и наотмашь ударила эльфа по лицу когтистой рукой. Золотистые капельки яда поднялись в воздух, но все как одна упали на пол. Риел вновь нападал словно дровосек, пробивая кору покрывшую тело. По гладкой коже уже разбегались желтоватые сеточки трещинок. - Мне больно!
  
  Мне до сих пор снится ночами твое лицо, изрисованное кровью, и бурые волосы, чернеющие от ее прикосновений. Я столько жила уверенная что ты умер из-за меня, что уже даже не считаю себя живой. Я ждала тебя, я ждала Сметь. И вот ты пришел.
  Ну так убей же... я не могу выносить, как твой меч крошит на осколки мое тело... хватит меня мучить - убей...
  Убей, пока я могу сопротивляться инстинктам и алым цветам так похожим на кровь...
  
  Почему она стоит и позволяет лезвию обрушиваться на ее тело? Смеется тварь? Издевается? Конечно ведь металл почти не причиняет вреда ее коже...
  Играет как кошка с мышами, объявившими крестовый поход.
  И мы не лыком шиты, душа моя!
  Я закрыл глаза, оградившись от мира, и позвал Тьму.
  Нутро заплясало в ожидании крови...
  ...пускаешь?..
  ...пускаю...
  И сила вырвалась белыми всполохами молний. Вгрызлась в ее тело, мешая кожу с мясом. Ива громко и горько закричала от боли и рухнула вниз за прожженный лепесток стены.
  Ослепленный Риел застыл, сжимая рукоять зазубренного меча и тревожно вглядываясь в ночное небо.
  Кожу привычно холодили холодные металлические кости. Рванувшись к раку я спросил, - как Стужа?
  Эльф покачал головой бросив на меня удивленный взгляд, - я должен знать?
  Внутри все похолодело, - но ты же... ты же был с ней... снаружи...
  - Я был здесь, - мы переглянулись и уставились в сторону, где предположительно ее оставили.
  - Почему мне это не нравится? - искренне удивился Риел.
  Я уже хотел было ответить, как пол под нами вздрогнул, и вокруг дома-цветка зашевелились стебли и листья, разрезая нежно алые лепестки. Взмах ресницами и вокруг нас тысячи плотно сплетенных стеблей. Мы стояли спина к спине. Я сжимал обломанный меч, надеясь на осколок длиною в ладонь, а в руках Риена яростно сверкал эльфийский клинок, чуть менее бесполезный чем мое оружие.
  В воздухе водой разлился резкий запах осоки. Голубые лунные лучи прорезали насквозь стебли, окрашивая их в красивые сине-зеленые цвета. То, что осталось от Ивы было не далеко.
  Оно стояло на одном из кинжалообразных листков. По бедру стекали золотые капли смолы с развороченной грудной клетки. На лице яростно сверкали медовые глаза. Узкие губы разомкнулись, показав желтые неровные клыки и под скрежет и шелест арексий, она прошипела, - Ты умреш-шь.
  Тварь.
  Я рассмеялся в ответ и Тьма ласково коснулась рук.
  Сегодня умрешь ты.
  Ты недостойна жить мерзкая дриада.
  
  Грон изменился. И без того бледное лицо стало фарфорово-белым, черные волосы стали куском темноты, парящим за плечами. Медово-желтые глаза, казалось, светились желтым огнем. И ко всему этому еще и костяные крылья изуродовавшие спину и шипы лезущие прямо из-под кожи. Красные полосы крови исчертили все тело.
  Но хуже всего была улыбка. Хищная, полубезумная, радостная, пьяная от боли.
  А напротив него стояла такая же дриада. Хмельная от запаха крови и одурманенная ночной луной.
  Кто из них двоих был чудовищем?
  Смех, похожий на сухие щелчки, слился со смехом, похожим на скрежет, и оба противника бросились друг на друга.
  Когда до темного эльфа оставалось меньше двух метров Ива резко ушла вверх и на противника набросились голубые листья. Они ломались словно металл касаясь костяных крыльев. Из изуродованной когтями ладони Грона вырвалась горсть молний. Дриада легко ушла от них. Ее правая рука вытянулась превратившись в лист и пронзая воздух устремилась к тому, что когда-то было эльфом.
  Мое сердце неожиданно громко застучало в ушах, а рука сама собой сжала липкую от смолы рукоять и я рванулся наперерез.
  Внезапно вспомнившие о моем существовании арексии спеленали стеблями едва я успел сделать четыре шага и я упал, больно осадив плечо. Выроненный меч упал рядом. Зелень плотно обхватила руки и ноги прижимая к тому, что можно было назвать полом. Я не мог даже пошевелиться. Глотая воздух и, готовую вырваться Силу, я рвался и рычал, но стебли только больнее впивались в кожу.
  Грон и Ива продолжали биться. Во все сторону летели осколки листов-лезвий, костяных шипов и шаровые молнии. Одна из них пролетела над самой головой, а кусок металлической кости просвистел над ухом оставив садящую царапину.
  В очередной раз безуспешно рванувшись, я полузадушено прошипел, пытаясь хоть до кого-нибудь докричаться, - Ива...
  
  Ива... бурую муть разорвал знакомый голос. Чужие мысли и стремления, чужие мечты и чужая боль развеялись как отраженье на воде, оставив лишь горечь разбавленную страхом.
  Что произошло?
  Тело легчало. Волосы свободно расплетались золотыми потоками, кожа нежнела, а тугие узлы мускулов исчезали, уступая место привычной мякоти. Вздох непривычно холодного воздуха и ласково теплая кровь побежала по жилам.
  Я открыла глаза...
  Неожиданный удар в грудь отшвырнул меня на колючие стебли.
  Больно не было, казалось вся грудь внезапно онемела, покрывшись коркой нечувствительного льда.
  
  Она вновь превратилась в эльфьяру, но я уж не верил ей. Это уже не эльфийка - это дриада. А единственное чего достойны эти жалкие твари так это смерти! И мне плевать, что в глазах плещется страх, а юное тело так соблазнительно бело в свете луны!
  Я убью тебя тварь, точно так же как дриады убили сестру жены племянника отца моего троюродного брата!
  Размахнувшись хвостом я сбил с ног дриаду так, что она перевернулась несколько раз в воздухе и упала через восемь метров.
  Бросив на меня взгляд, она сжала губы и нырнула в расступившиеся стебли.
  Чертопыхнувшись я понесся за ней.
  Где этот чертов светлый выродок? На миг запнувшись я оглядел остатки дома-цветка. Риела нигде не было, только по лезвию брошенного меча гневно неслись потоки света.
  Идиот, как он посмел меч бросить? Молокосос несчастный!
  Парящее шелковое платье почти исчезло за зеленью и я метнулся к уходящей дриаде, разнося в щепки быстро толстеющие стебли.
  
  Усмехаясь на меня надвигалось чудовище. Кровь и шипы изрезали все тело, а из плеч росли огромные корявые крылья. Хотелось заскулить от страха и спрятаться от желтых ненавидящих глаз.
  Я шарахнулась на расступившиеся стебли и куда-то провалилась.
  Несколько мгновений мне казалось, что я убежала, но стебли затрещали за спиной, пытаясь сдержать монстра, в которого обратился темный эльф.
  
  Почти дотянулся... край костяного крыла разломал стебли у самого лица дриады, так что несколько острых щепок оставили тонкие красные линии на ее коже.
  Все еще пытаясь взять меня на жалость, дриада скрестила руки и закрыла глаза. Крупные слезы текли по исцарапанному лицу, на котором ее кровь смешалась с каплями моей. Неужели она вправду считает, что сможет меня обмануть? Что у меня дрогнет рука? Что я не смогу убить дриаду даже если это плачущая девушка?
  Костяное крыло размахнулось и рухнуло на скрещенные руки. Ноги девушки оставили две узкие борозды в земле, но позеленевшая кожа выдержала удар.
  - Грон... не надо... - с пухлых чувственных губ словно слезы сорвались слова.
  Да как она смеет произносить мое имя?! Когтистое крыло с яростью рухнуло на скрещенные руки, пытаясь добраться до золота волос.
  
  И вдруг я почувствовала кровь. Она была теплой как солнце, дурманящее красной.
  Удивленная я потянулась к пьянящему запаху...
  Мне захотелось кричать, но из горла вырвался лишь вскрик. Хотелось броситься на меч, но он лежал осколками наверху, а один из них застрял в руке Грона. Мне захотелось умереть потому что кровь принадлежала Риелу. Он лежал без сил вытянув руки, а стебли душа сжимали его тело так что из редких разрезов не переставая струилась кровь.
  Метнувшись к нему, я разогнала стебли. Все как тогда, струи красной крови изрисовали лицо, а волосы, напоенные ею, кажутся черными в свете почти круглой луны.
  Нет...
  Что они сделали... эти арексии... неужели они названы в мою честь что бы уничтожить все, что было мне дорого?
  Нет - ЧТО я сделала.
  Хватит.
  Я не буду больше сопротивляться.
  Подожди меня, Риел, я уйду вслед за тобой...
  
  Широко раскрыв глаза дриада выпрямилась и отвела руки. Зеленая кожа мигом приняла обычный цвет. Опустевшие глаза казались бархатом, столько чувств они мигом решились.
  Лицо потеряло выразительность став маской. Белый шелк платья трепетал на легком ветерке.
  Я застыл, глядя на нее.
  Она же не смотрела на меня. Ее взгляд был устремлен куда-то за грань понимания.
  Она кого-то звала? Или произносила заклинание? Или готовилась к последнему завершающему удару?
  Губы дрогнули и зашевелились. Ни звука не нарушило тишину но оттого, что я прочел по ее губам, мне захотелось расхохотаться ей в лицо.
  Я прочитал "я уйду вслед за тобой".
  Грозишься, тварь? Это я убью тебя. И я еще надолго задержусь здесь.
  Голубые глаза скрыли ресницы похожие на расплавленное золото.
  Руку пронзила сладкая боль - прямо из кожи тянулись упиваясь горячей кровью шипы и кости. Глотнув ледяного воздуха словно воды, я резко ударил.
  Дриада так и стояла закрыв глаза и даже не собираясь защищаться. Изящные уши были безразлично приопущены.
  Костяной шип почти дотянулся до нее, но вдруг что-то схватило меня за ногу и так резко вздернуло вверх, что я прикусил и язык и щеку.
  Черт...
  Стебли яростно скрежетали и тонкие побеги со свистом вгрызались в мое тело пронзая его насквозь. Дождь из крови полился на землю, но ни одна капля почему-то не упала ни на сверкающее золото волос ни на белое до рези в глазах платье. Эльфьяра все также стояла не шевелясь.
  
  Вдруг перед глазами выросло залитое кровью лицо Риела с горящими ненавистью глазами, в воздухе сверкнул клинок выкованный моим двоюродным братом и острая горячая боль ворвалась в грудь...
  ...кровь... по белому шелку скатываются капли моей крови?
  Я иду...
  Я подняла взгляд на Риела, в его прекрасные зеленоватые глаза с желтыми искрами что так похожи на звезды... нет... только не презрение...
  
  Она пошатнулась словно ей было невыносимо видеть мое лицо, но кровь рекой неслась по мечу на мои руки и капала на искалеченную арексиями землю.
  Из последних сил Ива шагнула ко мне из-за чего кровь полилась еще быстрее и прошептав что-то упала на меня уже мертвой. Брезгливо оттолкнув ее тело я вытер об шелк меч и выпрямился ища глазами Грона.
  
  Прости меня... за что бы ты меня не ненавидел... прости... и прощай - я уйду одна...
  
  Он появился так неожиданно, что я не успел среагировать и как стоял оттирая с лица кровь так и остался стоять.
  - Она мертва?
  Я кивнул. Почему меня не тянуло сплясать от радости?
  - Я уж начал бояться, что ты совсем бесполезен... - темный поморщился. Изо лба росли два костяных рога придающих ему немного комический вид. Если б не кровь почти черная в свете луны...
  - Надеюсь ты не огорчен.
  Скорчив рожицу темный потянулся. От множества шипов и наростов умытых его кровью и лохмотьев порванной кожи, меня едва не стошнило. - С этой мы разобрались. Теперь, что со Стужей?
  Я закрыл глаза и ткнулся в ее сознание. Мы тысячи раз это проделывали на занятиях, но ни одного слова так и не сказали друг другу, - где ты? - мой голос прозвучал в звенящей тишине ее сознания.
  - Она не отвечает, - уже Грону сказал я.
  Эльф грязно и не в рифму выругался, похоже ощущая себя крутым гангстером, хотя на самом деле весь его вид вызывал лишь жалость и отвращение. - Можешь сказать где она?
  Я отвернулся потому что мне было противно, а вовсе не потому, что этого требовало заклинание.
  Несколько слов ласково всколыхнули осоку, испугано жмущуюся к земле, и разлились в воздухе шорохом далеких берез. По коже пробежали мурашки.
  - Здесь, - охрипшим голосом сказал я.
  - Что?
  - Она здесь, - повторил я и обернулся туда, куда уткнулась никому кроме меня не видимая золотистая дорожка.
  Раздался звонкий похожий на звон ручья смех и стебли расступились показывая того кто избрал королеву.
  Несколько мгновений я смотрел прямо в глаза создателя арексий. О, я уже не сомневался что Стужа была права и цветы искусственно созданы.
  Глаза, голубо-зеленые с яркими желтыми искрами у зрачков, в которых отражались алые кровавые цветы, с таким же интересом разглядывали меня. На "творце" были лишь черные облегающие лосины и то до икр, а по телу свободно струились русые волосы... но это единственное в чем мы различались за исключением ноши, что тот бережно держал в руках.
  Светлые волнистые волосы беспомощно разметались по бледному лицу. Нежная кожа казалось мраморной в свете бледноликой луны... и лицо и шея и обнаженная грудь и босые ножки выглядывающие из непонятно по какой логике нетронутых панталончиков с умилительными розовенькими бантиками.
  Даже сейчас мне захотелось улыбнуться да только разбитые губы не пошевелились.
  - Мы же убили твою королеву! - рявкнул Грон.
  Юноша опять звонко рассмеялся, - А я избрал другую.
  Я озадаченно переглянулся с Гроном. Меня чуть опять не вырвало и я поспешно отвел взгляд.
  - То есть смерть твоей первой избранницы тебя ни сколько не трогает?
  - Верно.
  - Ну ладно, - покладисто пожал плечами темный эльф, - тогда я убью тебя.
  - Убийца, - вдруг презрительно фыркнул "творец" и кивнул на тело Ивы. - Отзовутся кошке мышкины слезы.
  - Это ты убийца! Ты убил ее сделав дриадой!
  - Дриадой? - усмехнувшись изумился наш собеседник.
  
  Я повернулся к убитой дриаде. Эльфьяра лежала распахнув голубые глаза и положив одну руку на грудь из которой уже перестала течь кровь. Распахнутые губы показывали белые ровные зубы.
  Это не может быть правдой...
  Ее тело должно было стать травой или превратится в дерево... так умирают все дриады...
  Но почему... что... неужели...
  Дриада... Ива не была дриадой.
  Она была пленницей.
  Но ведь она нападала и защищалась...
  Она... я убил... нет... Риел убил эльфьяру.... Настоящую...
  О Боги... это я во всем виноват!
  Не разобравшись, я бросился на невинную девушку и теперь Риел будет всю жизнь жить неся этот крест. Крест моей ошибки...
  Но если я ему не скажу... если он не узнает... он ведь так молод...
  Я не скажу ему. Он не должен узнать. Это моя ошибка, а не его и ему нет смысла оплакивать Прекрасную Иву. Прекрасную, хоть и немного глуповатую, но добрую Арексияниву"ринир.
  
  Всполохи алого света выхватывали обрывки того, что творилось внизу. Узкая длинная полоса, делящая тусклые пески и ветхую гору, изрезанную пещерами. Редкие коряги напоминающие то ли людей застывших с протянутыми к небу руками, то ли обыкновенные кустарники.
  Белесая тень. Человеческая? Да. Мужчина. Очень худой с запавшими глазами и обнаженной грудью, в которой виднелись две колотые раны. Кровь не стекала с них. Да и не было ее.
  За спиной тени маячили два крыла упорно парящие отдельно от лопаток. Почему-то в памяти всплыл образ призрака пришедшего помогать нам спасать мир. Мир?
  Как далеки остальные воспоминания. Горький привкус травы и сладкий крови, соленый металла и пустой воздуха.
  Тень пошатнулась будто под порывом ветра и рванулась вперед через серую песчаную ленту. С каждым шагом тело тяжелело, наливалось красками, из затягивающихся ран побежали первые струйки. Короткие волосы разметались на ветру, а крылья засияли голубоватым светом.
  Я следила не дыша как обретает плоть призрак. Это было Чудом...
  Когда мужчина был почти на середине пересохшей реки тучи справа от меня почернели и в них загорелась пара алых глаз. Зверь похожий на черного пса, всхрапнул и выкинув вперед черные лапы понесся наперерез храбрецу.
  Нет! Нельзя! Он же почти человек... почти жив...
  Рвануться вниз прямо перед Псом...
  Защитить... кого? от кого? Не знаю. Я рак, а раки должны защищать.
  Что-то знакомое как воздух было в Псе, но даже так я знала, что он вот-вот поймает такую хрупкую человеческую фигурку и его клыки будут терзать новую игрушку...
  Нет!
  Но как я смогу остановить Пса? Как?
  Я отступила, рухнув вниз, и порывом воздуха ударила в спину бегущего мужчины. Его ноги заплелись и он чуть не упал, но мои пальцы поймали его запястье и утянули вперед за спасительную грань... в тепло живых рук...
  ...защитить...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"