Курченко Владлена Николаевна: другие произведения.

Изабелла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 1.
   Я вела машину по трассе соединяющей областной город и райцентр. Расстояние между ними было небольшим, всего сто километров. И вот на середине дороги, естественно в самом глухом месте, моя машина заглохла. В технике я не разбираюсь, так что заглядывать под капот не стала. Некоторое время я бездумно смотрела вперед, положив руки на руль. А потом вдруг расплакалась, опустив голову на руки. Даже машина отказывается туда ехать. Когда-то давно, в другой жизни я была там счастлива...
   В райцентре жили бабушка и дедушка, но их уже нет в живых. Маленький уютный и очень зеленый городок. Речка, а чуть дальше озеро, именно в таком месте должны расти дети. Поэтому при любом удобном случае родители отправляли меня туда. Я проводила в "Зеленом", это я его так называю, все свободное время. Каникулы, праздники, субботы и воскресенья - в Зеленом. Будни с родителями в большом пыльном городе. Вот так и жила на два города, хотя нет, не так. Дома я училась, стараясь выполнить все необходимое в будни. В пятницу после школы меня отвозили в Зеленый. И вот тогда начиналась моя жизнь.
   В окно постучали, я подняла заплаканное лицо. У машины стоял парень лет двадцати пяти. Я опустила стекло.
  - Вам плохо? У вас что-то случилось? - спроси он. Я кивнула.
   - Машина заглохла.
  - Откройте капот, - попросил он. Как, наверное, глупо выгляжу я в его глазах. Плакать из-за того что сломалась машина. Именно так это выглядит со стороны. Но не буду же я первому встречному объяснять причину своих слез.
   В Зеленом у меня было много друзей. У нас была веселая бесшабашная компания. И нам часто перепадало от взрослых за шалости. Парень вернулся.
  - Нужен сервис. Ремонт займет дня два. Вы далеко ехали?
   - Да, очень далеко, - ответила я. И это была правда. Я ехала в прошлое, за несбывшимися мечтами, за несостоявшимся счастьем.
   - Тогда позвольте пригласить вас в гости. Я еду навестить маму. Это недалеко километров сорок осталось. Там починим вашу машину, и сможете ехать дальше.
   Он вызвал сервис. Пятнадцать минут ожидания, погрузка машины. И вот я на переднем сидении его машины еду в неизвестность. За все это время он не задал ни одного вопроса. Редкое качество даже для мужчины.
   - Меня зовут Виктор. Я могу спросить ваше имя?
   - Элла, - ответила я. Вообще-то меня зовут Изабелла, но сокращение Белла мне не нравится. Почему я согласилась на его предложение? Я могла спокойно позвонить Анне (это моя подруга с детства) или вернуться домой. Какая разница, откуда вызывать сервис.
   - Выпейте, вам станет лучше, - сказал Виктор, протягивая мне термос. В моем взгляде читался вопрос.
  - Это чай, обычный зеленый чай. Но если хотите, можете добавить в него коньяк. Бутылка и стаканы в бардачке.
   Я открыла бардачок. В нем лежали пластиковые стаканчики и бутылка коньяка. Я налила себе чаю, затем немного подумав, все же добавила в него коньяк. Держала стаканчик двумя руками и смотрела вперед. Неспешно потягивая чай, ощущала, как по телу разливается тепло.
   - Вы не спросили, куда мы едем, - заметил Виктор.
   - Я хорошо знаю эту трассу, - ответила я. И в машине опять наступила тишина. Мы ехали в Зеленый, интересное совпадение. Последние два года я бывала в городке очень редко. Мучительных болезненных невыносимых два года. Я говорю исключительно про душевное состояние. Хотя конечно оно длится значительно дольше, целых семь лет. Но раньше была хоть какая-то надежда. Два года назад умерла и она. Зачем я туда еду? Ведь ничего исправить нельзя, что сделано, то сделано. Так зачем я все-таки еду? Может быть, попрощаться с ним навсегда? Но как это сделать? Как отпустить первую любовь? Если сердце до сих пор горит! Если нас связывают нерушимые узы! Как рассказать ему правду, которую скрывала семь лет? Как рассказать ему правду и не сгореть от стыда? Как рассказать ему правду и не потерять его?! К горлу подступил комок. Боже! До чего же мне больно! Разум говорит - забудь, вычеркни его из своей жизни и живи дальше. А сердце разрывается от тоски. Я знаю, нам уже никогда не быть вместе. Но может хоть увидеть его. В последний раз ощутить тепло его губ. Раздался звонок телефона.
  - Добралась?
   - Подъезжаю.
  - Почему так долго?
   - Еду медленно, думаю.
   - Хорошо. Не буду тебе мешать. Ни о чем не беспокойся. Реши проблему. Понадоблюсь, звони.
  Вот и весь разговор. Он как всегда сдержан, внимателен, заботлив.
   - Вы соврали, - констатировал факт Виктор.
  - Да. Зачем зря его беспокоить, - я и так ему по гроб жизни обязана, вовек не рассчитаться - добавила я мысленно.
   - Муж? - уточнил Виктор.
   - Да, муж.
  - Простите Элла, но ваш разговор был слышен. У вас проблемы? Может я смогу чем-нибудь помочь?
   - Нет. Никто не в состоянии мне помочь.
   - Звучит слишком безнадежно.
   - А надежды давно и нет.
   - Простите, я вижу как вам тяжело. Почему в такой ситуации муж с вами не поехал.
   - Там другой мир, в котором ему нет места.
  - Вы говорите загадками. Если разговор вас раздражает, я могу замолчать.
   - Не знаю. Нет, пожалуй, не раздражает. Но позвольте мне уклониться от объяснений.
   - Как скажите. Разговор можно вести и на нейтральные темы, - больше вопросов он не задавал. Мы лишь изредка перебрасывались отдельными фразами. Машина двигалась по городу в нужном мне направлении, и остановилась всего в пяти кварталах от моего дома. Квартира располагалась на втором этаже, элитной трехэтажки. Двери открыла женщина от силы сорока лет.
  - Здравствуй мама,- сказал Виктор. - Я привез гостью.
   Женщина мне улыбнулась, и я как-то сразу прониклась к ней доверием. Виктор с порога заглянул в холодильник, морозилку, проверил еще несколько шкафчиков, и обратился к матери.
   - Что я не увидел?
   - Элла у нас ночует? - он кивнул. - И она без багажа.
   - Все понятно, - и ушел.
  - Эллочка не обращайте внимания. Виктор всегда так поступает. Сначала наполняет квартиру всем необходимым, а потом спокойно общается со мной. Пробежится по магазинам и вернется. Давайте пока выпьем чаю, - я присела за кухонный уголок. Она поставила чайник.
  - Как вы познакомились с моим сыном?
   - У меня на трассе сломалась машина. Виктор предложил помощь. Вот и все знакомство.
   - Вы расстроены из-за машины? Далеко ехали? - спросила она, заваривая чай.
   - Нет. За машину я не переживаю, починят, а не починят мне муж новую купит. Кусок железа, чего из-за него переживать? Далеко ли я ехала? Пожалуй, это дорога длинною в жизнь, - в голосе опять мелькнула грусть. Она поставила передо мной чашку.
   - Рассказывай дочка. Я вижу тебе необходимо с кем-то поделиться. У меня самой жизнь была не гладкой, а поделиться было не с кем. Знаю, как тяжело носить все в себе.
   - Я даже не знаю с чего начать, - ответила я.
   - С начала, с того момента, как твоя жизнь дала сбой.
  - Долгий рассказ получится.
   - Неважно, ты как я вижу на раздорожье. Ну а мне спешить не куда. Сколько тебе тогда было лет?
   - Шестнадцать, и жизнь у меня катилась как по маслу. Я ведь сюда ехала. Здесь раньше жили мои дедушка с бабушкой. Не далеко от вас, всего пару кварталов. Я фактически росла с ними. И все друзья здесь, и первая любовь тоже пришла здесь. Его зовут Игорь. Мы тогда всей компанией уехали на базу. Не далеко на озеро, но зато на целую неделю. Взрослые отпустили нас безбоязненно, ведь мы все выросли вместе. Целая неделя свободы! Мы упивались ею, находились в какой-то эйфории. Природа, озеро, костер, гитара - море романтики, море счастья. Я находилась в каком-то забытье, наслаждаясь обществом любимого. А возвращение к реальности было жестоким. Кажется, это был пятый день, точно не помню. Все те дни как в тумане. Очнулась я на плече любимого. Как выбралась из постели, как бежала, помню смутно. Помню, сидела на берегу озера и рыдала. Что же я наделала?! Как меня угораздило, так опустится?! Как я это допустила?! Мне ведь только шестнадцать! Что обо мне будут думать? Как смотреть людям в глаза? Что я скажу маме? Пределу моего горя не было. И жизнь для меня закончилась. Я действительно тогда так думала. Мне было страшно, больно, и я не знала, что мне делать. Проплакав до утра на берегу, я приняла решение. Как мне тогда казалось, единственно правильное решение. Так и началась моя двойная жизнь. Собрав всю волю в кулак, я ждала прихода Игоря. Он встретил меня улыбкой.
  - Доброе утро любимая. Я надеялся проснуться в твоих объятьях. Почему ты ушла? - спросил он, нежно меня обнимая.
   - Я, наверное, еще сплю. О чем ты?
  - О том, что было ночью. Так почему ты ушла?
   - Игорь, я абсолютно не понимаю, о чем ты говоришь, - я продолжала настаивать на своем. Ночь провела у себя, ему, наверное, это приснилось. Он начал злиться. Схватив меня за руку, потащил в свою комнату. Там он откинул одеяло и моему взору предстала перепачканная кровью простынь. Мне с трудом удалось сохранить самообладание.
  - В таком случае лучше вспомни, кто был здесь ночью, потому что это была не я.
   Мы поссорились. Друзья пытались выяснить причину ссоры, но мы оба молчали. К вечеру я не выдержала, ушла в комнату, уткнулась в подушку и разрыдалась. Пришла подруга, она пыталась меня успокоить. Время шло, уговоры Анны не помогали, тогда она ушла. Я решила, что ей надоело со мной нянчиться, но ошиблась. Аня пошла к Игорю.
  - Я не знаю, что между вами произошло. Но ты должен пойти и хотя бы остановить истерику, - сказала она ему. И он пришел. Стащил меня с постели, усадил к себе на колени и крепко обнял. Не было сказано ни единого слова, но постепенно я перестала плакать. Наши отношения начали новый виток. Мы продолжали встречаться, но дальше поцелуев дело не шло. Лето закончилось, и я вернулась домой уже с надеждой на лучшее.
   Надежда рухнула очень быстро, когда я поняла, что беременна. Два месяца я не находила себе место. Время шло. Я понимала, что рано или поздно мне придется рассказать родителям. Но я опять "спрятала голову в песок" и оттягивала разговор. Игорю я тоже не могла сказать. Как бы это выглядело после того, что я тогда устроила? Я старалась меньше бывать дома, бродила в одиночестве по соседнему парку. Во время одной из таких прогулок ко мне подошел парень. И сама не знаю, почему я рассказала ему всю правду. Он взял меня за руку и со словами "я знаю что делать" повел домой. Когда он попросил у родителей моей руки, я потеряла дар речи. Конечно, родители согласились, разве у них был выбор. Оставшись с ним наедине, я спросила.
   - Зачем ты это делаешь?
   - Помогаю девушке попавшей в трудную ситуацию.
   - Но я же люблю другого!
   - И люби. Давай решать проблемы постепенно, - ответил он. Так я оказалась замужем.
   - И насколько я понимаю ваш брак фиктивный? - спросила Любовь Петровна.
   - Да, если брать во внимание секс. Дмитрий ни разу до меня не дотронулся, ни разу даже не говорил на эту тему. Но во всем остальном он идеальный муж. А мой сын называет его папой. Дмитрий, потрясающий человек! Он договорился в школе и три месяца все думали, что я болею. Это дало мне возможность не просто закончить тот учебный год, но и школу в целом. Благодаря нему я закончила институт. И еще он дал мне возможность сохранить все в тайне. Еще до рождения сына умер дедушка. И мы решили не беспокоить бабушку еще одним шокирующим известием. Я, как и прежде приезжала сюда на выходные. Беременность протекала легко, ни токсикоза, ни увеличения веса. До семи месяцев в теле вообще не было изменений. А когда появился небольшой животик, была уже зима. Толстые свитера легко прятали мой живот. Я приезжала к бабушке вплоть до восьмого месяца. Она тяжело переживала смерть деда и на два месяца попала в больницу. Я родила сына за неделю до ее выписки из больницы. Роды прошли легко, и уже через две недели я навестила ее снова. В общем, здесь никто даже не догадывался.
   - А Игорь?
   - Он ни о чем не знает, как и все. Мы продолжали встречаться. Дмитрий уговаривал меня сказать Игорю правду. Я не могла. Ведь кроме сообщения о ребенке пришлось бы рассказать и о замужестве. И мои родители были уверены, что Егор сын Дмитрия. Время шло и все больше усложняло ситуацию. С одной стороны человек, которого я люблю. С другой стороны муж, которому я обязана всем. Как развязать этот Гордеев узел не знаю.
   - Я понимаю, ты не можешь посоветоваться с матерью. Так послушай меня, как мать. В твоей жизни отсутствует один важный аспект - интимные отношения. Восстанови его и ты поймешь, кто из мужчин тебе дороже.
   - Вы предлагаете мне переспать с обоими?
   - Не переспать, а провести ночь любви и да, с обоими. Ты почувствуешь, на интуитивном уровне поймешь, кого выбрать.
   - Даже не знаю, что сказать. Семь лет я отказывала Игорю, когда, время от времени, он делал попытки. Про Диму вообще молчу. В наших отношениях ни когда не поднимался этот вопрос.
   - С Игорем просто. При первой же его попытке ты просто уступишь. В твоем теперешнем возрасте это будет выглядеть вполне естественно. А Дима, я уверена тебя любит.
   - Да. Вы правы. Теперь я могу сказать это с уверенностью. Не знаю, когда пришла к нему любовь, но однажды я увидела чувство в его глазах. И с тех пор вижу постоянно.
   - Оставь мне свои координаты и иди. Иди к нему. Тебе давно пора сделать этот шаг. И расскажи ему все. У тебя нет другого выхода. Своей нерешительностью ты мучаешь двух мужчин и мучаешься сама. Пора разорвать этот круг неопределенности. Если Игорь действительно тебя любит, глубоко и сильно. Он поймет и простит твое семилетнее молчание. А если нет... У тебя есть более достойный человек, уже доказавший свою любовь и преданность.
   Я шла в сторону дома глубоко погруженная в свои мысли. Там, дома у Любовь Петровны все выглядело простым и понятным. Почему я не поступила так два года назад? А теперь все намного сложнее. Не всю правду я ей рассказала, далеко не всю. Было как-то не к месту, да и неудобно рассказывать дальше. В одном она права. Мне необходимо решиться и предпринять какие-нибудь действия.
   - Элла! - я оглянулась. Ко мне бежала Анечка. Я обняла подругу.
   - Когда приехала? Почему пешком, где машина? Надолго? - засыпала она меня вопросами.
   - Пару часов назад. Машина в сервисе, сломалась по дороге.
   - Насколько приехала? - повторила она последний вопрос. Я неопределенно пожала плечами.
   - Как пойдет, не знаю, - мы уже заходили в квартиру.
   - Знаешь что подруга, не нравишься ты мне. Всегда грустная, в глазах боль, появляешься редко, на вопросы не отвечаешь. Больше так продолжаться не может. Пока все не расскажешь, я отсюда не уйду, - сказала она, опускаясь на диван. И вдруг я решилась.
   - Хорошо. Но учти, разговор будет тяжелым. И прежде чем я начну, ты поклянешься сохранить тайну, - у Ани от удивления распахнулись глаза. Минуту она переваривала услышанное. Затем сказала "подожди" и вышла из квартиры. Мы жили на одной площадке. Вернулась Аня с бутылкой коньяка.
  - Все услышанное умрет вместе со мной. Говори.
   Для начала я повторила то, что рассказала Любовь Петровне. Анна внимательно слушала, не задавая лишних вопросов. Я рассказала ей и про новое знакомство. И про то, что на этой поездке настоял Дима. И про его последние слова. " Мне надоело смотреть, как ты мучаешься. Езжай и без результата не возвращайся". Некоторое время мы сидели молча.
  - Охренеть! - обычно Аня не употребляет таких слов. - А может правда последовать совету этой женщины? Хуже точно не будет. Знаешь, у нас тут все теряются в догадках. Столько лет встречаетесь, а отношения дальше поцелуев не заходят. Уже и выросли, а развития все равно нет. Я точно знаю, родители Игоря донимают, почему он не делает тебе предложения. И Олег подлил масло в огонь. Ах, да, ты же не знаешь! В прошлом месяце он явился домой с полуторагодовалой дочкой на руках. Кто мать, где она ни слова...
  - Я знаю Аня, можешь не рассказывать, - остановила я ее.
   - Знаешь? Но откуда? - удивилась она.
   - А это вторая часть моего рассказа. Держись подруга, как говориться "чем дальше в лес, тем больше дров".
  - Да куда уже больше! С этим бы разобраться. Но продолжай, я слушаю.
   - Помнишь, два года назад мы ездили вместе к морю?
  - Это когда Игорь вдруг неожиданно уехал? - я кивнула. - Конечно, помню. Мы еще пытались уговорить его остаться. До общего возвращения оставалось два дня. А он наотрез. Ты ходила чернее тучи.
   - Он тогда сделал мне предложение. Я отказала. Идиотская была ситуация. Я тебя люблю, но замуж не пойду. И ни каких объяснений. Игорь долго пытался выяснить, что со мной творится. Но что я могла ответить? Извини любимый, не могу выйти за тебя, поскольку уже замужем. Разговор был невыносимо тяжел. А утром он уехал.
  - Теперь понятно, почему после той поездки ты стала очень редко приезжать.
   - Нет. Это Игорь так думает. Причина намного хуже. Весь день я пыталась залить горе алкоголем. К вечеру совсем раскисла. Сидела у воды, плакала и продолжала заливать в себя спиртное. В таком состоянии меня нашел Олег. Он пытался меня упокоить. Бутылку отобрал. Но во мне и так уже столько было. Я рассказала ему о предложении, и о своем отказе. Не буду тянуть. Проснулась я с дикой головной болью, и в его постели. И, к сожалению, сказать, что не помню, как туда попала, не могу. Помню, все отлично помню. Олег сначала меня успокаивал. Затем, узнав причину отъезда Игоря, изменил свои действия. До сих пор помню его слова. " Я все время молчал, не имея надежды. А теперь...Изабелла я люблю тебя, все эти годы люблю"
   - Подожди мне надо выпить! - Аня сделала большой глоток. - Боже мой! Они же лучшие друзья!
   - Вот именно. Наутро, поняв, что натворила, я впала в ступор. Олег пытался меня успокоить, уговорить. Заверял, что он меня любит. Но ни чего не помогало. Тогда он сказал.
  - Хорошо. Раз тебя это так расстраивает - забудь! Ни чего не было. Я тебе ни чего не говорил. Мы просто друзья. Но если ты когда-нибудь передумаешь...Я буду ждать.
  - Да Элла, ситуация хуже не придумаешь. Но вы же с Игорем не расстались, как это вышло?
   - В первый же мой приезд он сказал. "Прости, я не имел права на тебя давить. Ты, наверное, еще не готова. Я подожду". Но не это меня гложет, а тот факт, что ждать нечего. Я с того отпуска приехала и мужу все рассказала. Наверное, нутром чувствовала, что скрыть не удастся. А ровно через месяц мои опасения подтвердились. Виктория наша дочь, моя и Олега.
   - Все! У меня сейчас крыша поедет! Сын от Игоря, дочь от Олега! Ты перешла все мыслимые и не мыслимые границы. При этом тебя и твоих детей обеспечивает человек, который и мужем то не является! Подожди, я не понимаю. Игорю ты не сказала, а Олегу о дочери сообщила. Почему?!
   - Я и Олегу не говорила. Ведь пришлось бы рассказать и про Егора и про мужа. Дима всю беременность меня уговаривал. Это случилось, когда дочке было три месяца. Возвращаюсь я домой, а там Дима и Олег мирно беседуют. Я так в дверях и застыла от ужаса. А они такие спокойные оба. Дима мне и говорит, " Прости, но я не мог допустить, что бы ты второй раз повторила одну и ту же ошибку. Я Олегу все рассказал, абсолютно все".
   Олег ко мне подошел, обнял и в комнату потянул. Я в шоке была весь вечер. Потом постепенно привыкла. Знаешь, а Олежек оказался замечательным отцом.
   - Знаю, видела, как он с дочки пылинки сдувает. Но я не представляю, как теперь весь этот клубок распутать! А с Олегом ты разговаривала?
   - Да. Сначала он заявил, что муж у меня супер. Так это я и сама знаю. Потом сказал, что от своих слов уже не за что не откажется. Он меня любит, у нас дочь и я должна очень хорошо подумать. Что я могу здесь думать? Мужа бросить не могу. Я ему стольким обязана! Он меня любит. Если попрошу развода, уверена Дима не откажет, отпустит меня. Но я не могу с ним так поступить. И родители мои уверены, что оба ребенка его. Но даже если на мгновение забыть о нем. Двое детей, двое отцов - я все равно на раздорожье! Запуталась совсем.
   - Знаешь, что в этой истории не хватает? Ребенка от Димы. Тогда они все были бы в равных условиях.
   - Ты что издеваешься?!
   - Нет, думаю вслух. Дима для тебя столько сделал, а получил меньше всех, несправедливо. Что же теперь делать будешь, подруга?
   - Не знаю. Я люблю Игоря, я всегда его любила. Когда он дотрагивается до меня, по телу проходит ток. Я готова утонуть в его объятьях, растворится в его взгляде. И мне все равно где мы находимся, и сколько людей наблюдает за нами. Каждый раз сдержаться мне стоит неимоверных усилий. А Игорь, он как будто чувствует, и сразу отстраняется от меня, - глаза предательски наполнились влагой. Аня подтолкнула ко мне бокал. Сделав глоток, я горько усмехнулась. - Мы с тобой сейчас напьемся, посреди дня.
   - Наплевать! Чем дольше тебя слушаю, тем больше понимаю, что Дмитрий прав. Как бы ни было тяжело, ты должна рассказать Игорю все. Мы не знаем, что из этого получатся, но хуже уже быть просто не может.
   - Анечка, а если он меня бросит, я этого не переживу!
   - Переживешь. Ни одну тебя бросали. Прости, я понимаю, это звучит жестоко. Но даже если Игорь тебя бросит, у тебя останутся еще двое мужчин проблему, с которыми тоже придется решить. Изабелла, я знаю тебя с самого детства. Я люблю тебя как родную сестру. Я понимаю, в каком аду ты прожила последние годы. Я вижу как тебе плохо, как ты мучаешься. Но Изабелла, ты сама загнала себя в этот ад, создала его своими собственными руками. И только тебе под силу его разрушить. Да я согласна, Игорь может тебя бросить. Он слишком консервативен, это не Олег. Олег всегда проще относился к подобным вопросам. Но ты все равно должна совершить этот шаг. Другого выхода нет. Ты не можешь больше тянуть, издеваться над собой и ними. Я поддержу тебя, я буду рядом. Ты не одна в своем горе. У тебя есть я, Дима, Олег. Решайся подруга, - она обняла меня. Проплакав на ее плече некоторое время, я в итоге успокоилась.
   - Я бы прибегла к совету той женщины. Старшее поколение мудрее и опытнее нас, обычно они оказываются правы.
   - Аня, как ты себе это представляешь? Ни с того ни сего я предложу секс мужчинам, которых всегда держала на расстоянии.
   - Боюсь, они не откажутся, - улыбнулась Аня.
   - Допустим. А что потом? Прости милый - это был маленький эксперимент.
   - Зачем так грубо. Да, у двоих потом придется просить прощение. Но ты хотя бы поймешь, кто из них тебе действительно нужен. Я думаю, лучше сделать один раз больно, чем мучить всех годами. И не говори ни кому из них абсолютно ни чего. Сначала ты должна понять кто.
  - Предположим, я соглашусь. Но я не представляю, как это сделать.
   - Тебе и делать то ни чего не надо. Достаточно ответить на первый поцелую. Дальше они уж как-нибудь сами разберутся.
   - Не представляю, с какого бы это чуда Олег и Дима захотели меня целовать.
   - Об этом мы подумаем позже. Начнем с более простого. Звони Игорю, - я не двинулась с места.
   - Элла, хватит колебаться. Ты должна была это сделать еще несколько лет назад, - я взяла телефон, включила громкую связь.
   - Здравствуй Игорь.
   - Элла?! Уж и не помню, когда ты мне последний раз звонила.
   - Я в городе.
   - И?
   - Хотелось бы встретиться.
   - Где, когда?
   - У меня, сейчас.
   - Буду через десять минут, - и он отключился. Я вопросительно взглянула на Анну.
   - Не думала, что у вас настолько натянутые отношения. Но, главное он не отказался. Я ухожу, а ты постарайся не наделать глупостей еще больше. Анна ушла.
   Глава 2.
   Я стояла у окна. Чем закончится сегодняшний день? Что он мне принесет боль или облегчение? Я отважилась на очень рискованный шаг. Принесет ли он решение, или запутает все еще больше? Неизвестно. Одно я знаю наверняка, больше так продолжатся, не может. Виктория скоро подрастет и начнет задавать вопросы. А Егор задает их уже. Все эти годы я так старательно цеплялась за любовь к Игорю, что не замечала ничего вокруг. Пора признаться хотя бы себе. Я не заметила, когда Дима стал для меня близким и родным человеком. Любовь ли это? Я не знаю. Я не заметила, когда возникла радость встречи при виде Олега. Когда появилась тоска при его долгом отсутствии. Что я к нему испытываю? Как охарактеризовать эти чувства? Я запуталась, заблудилась "среди трех сосен". Я видела, как Игорь приближается к подъезду. Крепись Изабелла, ты должна через это пройти. Сказала я себе и пошла, открывать дверь.
   - Привет.
  - Проходи Игорь, - он зашел в комнату и огляделся.
   - Ты сама?
   - Как видишь, - ответила я.
  - А кто должен прийти?
   - Я кроме тебя ни кого не приглашала, - мы стояли друг перед другом на расстоянии метра.
  - Странно. Я уже привык, видится с тобой в присутствии друзей. Последнее время ты старательно избегала оставаться со мной наедине.
   - Я передумала.
   - Действительно? - он шагнул ко мне, проверяя. Последнее время в такой ситуации я всегда находила повод отойти в сторону. Но сегодня я не сдвинулась с места, и продолжала "спокойно" смотреть ему в глаза. Игорь положил руку мне на талию, и на мгновенье замер. Рука заскользила по спине, притягивая меня к нему. Вновь пауза. Игорь осторожничает, не зная, что от меня ожидать.
  - Раньше при попытки тебя поцеловать, я видел, как в твоих глазах плескалась паника. Сейчас ее нет.
  - Это плохо?
   - Нет. Это непривычно и непонятно. Мне бы не хотелось разрушить момент, он мне нравится, - я с удивлением смотрела на Игоря. Он что спрашивает разрешения?! Раньше я не замечала за ним неуверенности. Его лицо медленно приближалось к моему. Игорь коснулся моих губ. Не поцеловал, а именно коснулся, и вновь заглянул в мои глаза.
   - Я действительно вижу в твоих глазах уверенность, или это плод моего воображения? - я лишь улыбнулась ему. Больше он не раздумывал. Он целовал меня, его руки скользили по моей спине. Его действия становились увереннее, объятья сильнее, поцелуи крепче...
   Мы восстанавливали дыхание. Игорь улыбнулся.
   - Я собирался при первом же твоем появлении устроить тебе "головомойку". А устроила ты мне, сногсшибательный сюрприз. Я могу спросить, что послужило причиной для столь разительных изменений в наших отношениях? - я отрицательно покачала головой.
   - Игорь, давай обойдемся без вопросов, - он хотел возразить, но я его остановила. - Послушай, сейчас не подходящее время. Наберись терпения и дай мне еще немного времени. Я обещаю, ты все узнаешь, но немного позже. И советую тебе приготовиться к шоку. Не знаю, получишь ты положительный заряд или отрицательный, но шоковую терапию я тебе гарантирую.
  - И сколько мне ждать?
   - Не знаю, может неделю или месяц, не торопи меня.
  - Ну что ж, я ждал значительно дольше, - он потянулся ко мне, я увернулась.
   - Прости, продолжения не будет, уже слишком много времени, - я встала и начала одеваться. Поднимайся Игорь. Мне необходимо вернуться домой сегодня, а уже и так восемь вечера.
   - Хорошо. Я обещал не задавать вопросов, но мне жаль. Я рассчитывал на всю ночь. Когда я тебя увижу снова?
   - Дату назвать не могу, я позвоню, - проводив Игоря, я вернулась в комнату. Села на диван и обхватила голову руками. То, что творилось в моей душе описать не возможно...
   Столько лет!!! Столько лет мук и боли! Столько лет самобичевания и ради чего?! Ради детской влюбленности, надуманного чувства?! Господи! Да, как же можно так ошибаться?! Сколько лет я морочила Игорю голову, и все зря?! Как же теперь это все остановить? И желательно с минимальной болью для него. Мне необходим совет. Я вскочила и побежала к Любовь Петровне. Вскоре вынуждена была перейти на шаг. В груди жгло, дыхание затрудненное, ноги наливались свинцом. С трудом добралась до квартиры. Дверь открыла Любовь Петровна и сразу ахнула.
   - Элла! Да на тебе лица нет! Виктор! - позвала она.
   Он бросился ко мне, как только увидел. Через мгновенье я лежала на диване, не понимая происходящего. Виктор держал свои руки над моей грудью. Я отчетливо видела мягкое голубое свечение, заполнившее расстояние от его рук до меня. Ни какого прикосновения, тепла и т.д., я не ощущала. Но жжение в груди стало уходить, дыхание восстановилось, силы вернулись. Виктор опустил руки, выглядел он бледным.
   - Как ты? - спросила его мать. Он улыбнулся ей в ответ.
  - Нормально, тут ничего серьезного не было. Элла вам надо поберечь сердце. Сейчас я нормализовал его работу, но если вы будите и дальше столько нервничать, может стать хуже.
   - Что это было? - моему удивлению не было предела.
   - Ничего сверхъестественного. Я врач, нетрадиционной медициной. Занимаюсь возможностями человеческого биополя. Результат вы только что видели сами. Как вы себя чувствуете?
   - Нормально.
  - Только забирает много сил, - вставила Любовь Петровна. А почему Эллочка вы пришли с этим именно к нам?
   - Я шла к вам за советом, плохо мне стало уже по дороге. Я даже не знала что Виктор врач. Спасибо вам Виктор, второй раз меня выручаете, - обратилась я к нему.
  - Ерунда. Похоже, намечается женский разговор, так что я вас оставляю.
   Глава 3.
   - Любовь Петровна, при нашем первом разговоре у меня сложилось ощущение, что вы были уверены в отсутствии у меня чувств к Игорю?
  - Это просто. Я по профессии психолог, плюс жизненный опыт. Значит, я оказалась права? - я лишь кивнула. - Попробую тебе объяснить. Истинные чувства не знают ни преград, ни сомнений. А ты сомневалась в реакции Игоря с самого начала, и на протяжении многих лет. Если бы в твоем сердце была настоящая любовь, ты не испугалась бы той первой ночи, не побоялась рассказать о беременности. Но все твои действия были диаметрально противоположны. Отсюда я и сделала вывод, что не только в твоем сердце нет любви, ты еще сомневаешься и в чувствах Игоря. Значит, проблема решена, и ты можешь спокойно возвращаться к мужу.
   -Не понимаю, как я могла так ошибаться? Столько лет! Еще утром я была уверенна в своей любви, а теперь...Что мне теперь делать?
   - Езжай домой и налаживай отношения с мужем.
  - Я не все вам рассказала прошлый раз, постеснялась, - и я поведала ей историю про Олега. И о том, как Дмитрий сам ему все рассказал. Она попросила описать обоих мужчин, и мое к ним отношение. Закончив рассказ, я сама поняла, у меня вышло два идеальных образа. Разных но, безусловно, идеальных. Она задумалась, затем встала и достала из ящика фонарик. Он засветился необычным сиреневым цветом.
   - Дай левую руку, - попросила она.
   Она направила свет на мое запястье. Как только луч коснулся кожи, проступило изображение. Бессмысленное нагромождение линий, светилось из-под кожи.
  - Боже мой! Что это?! - воскликнула я.
   - Ты не знаешь что это? - с недоверием спросила Любовь Петровна.
   - Клянусь, я впервые это вижу! - она молчала некоторое время, затем снова включила фонарик и направила, свет на свое запястье. Я увидела те же линии, проступающие из-под кожи. От удивления я не могла произнести ни слова.
   - Не знаю, по какой причине твои родители скрыли от тебя правду. Но вижу, эта тайна принесла тебе только боль. Быть может, я поступлю сейчас опрометчиво, но я считаю, ты должна знать правду. И уже с этим знанием строить свою дальнейшую жизнь. То, что я хочу тебе рассказать, покажется тебе бредом, вымыслом, фантастикой. Но все же постарайся меня выслушать, какими бы невероятными тебе не показались мои слова. Договорились? - я смогла только кивнуть.
   Это вступление озадачивало меня больше необъяснимого рисунка.
   - Давай немножко отвлечемся и представим себе огромную вселенную. В этом бескрайнем пространстве Земля являет собой крошечную песчинку. Люди давно пытаются заглянуть в просторы космоса. Но современное развитие технологий пока этого не позволяет. И люди строят догадки, предположения, фантазируют на тему жизни за пределами Земли. Меня всегда удивляло, почему человечество представляет инопланетян монстрами? Почему обязательно зеленые человечки или рептилии? Почему они должны быть агрессивно настроены против землян? А если они такие же люди, или почти такие же. Вдруг мы настолько похожи, что и не различить в толпе? Если конечно не знать как, - при этих словах она погладила себя по запястью.
   - Простите, вы намекаете, что я марсианка?! - мои губы расползались в улыбке.
   - Нет. Марс опустел слишком давно. И ты в любом случае не можешь быть марсианкой. Жители Марса, в свое время, перебрались на Землю, и стали землянами. А ты не землянка. Может быть, ты родилась на Земле, а может тебя привезли в младенчестве. Этого я не знаю. На этот вопрос тебе ответят только твои родители. Хотя думаю, ты родилась здесь. И видимо по этой причине от тебя скрыли правду. Скорее всего, один из твоих родителей землянин. Не зная, чьи гены, будут преобладать у ребенка, они промолчали. Но это легко проверяется. Судя по всему у тебя преобладают наши гены, иначе ты не получила бы "кровт".
   - Любовь Петровна, вы понимаете, как это все звучит?
  - Как бред сумасшедшего. Я ведь тебя предупреждала. И называй меня, пожалуйста, Либия. Это мое настоящее имя. Но ты обещала выслушать, я могу продолжать?
  - Хорошо, я слушаю, но не уверена, что готова верить.
   - И не надо. Для начала ты должна знать, а доказательства представить не трудно. В одной соседней галактике есть система Золмина. Золмин очень похож на Солнце. Да и во многом другом системы практически идентичны. Единственная обитаемая планета в системе Золмина - это Гераклия. Жизнь на Гераклии зародилась намного раньше, чем на Марсе. Солнечная система вообще крайне молода. Гераклианцы практически такие же, как земляне. Да и во всей вселенной мы пока не встречали ни кого кроме людей. Массовую часть жителей Гераклии составляют мужчины. Это высокие, крепкие, сильные мужчины. Именно благодаря их внешним данным и некоторым чертам характера, на Земле появился миф о Геракле. Все сферы жизнедеятельности планеты управляются мужчинами. При этом на планете распространен культ женщины. Каждая родившаяся девочка автоматически попадает под защиту и обеспечение государства. Если учесть тот факт, что за год на всей планете рождается десять - двенадцать девочек, такое отношение становится понятным. Но их не держат в "теплице" оберегая от всего на свете. Женщины ведут полноценный образ жизни. Учатся, развиваются, работают, если хотят. Но есть на планете и уникальные черты, присущие только ей. Желание сохранить своих немногочисленных женщин с веками развило у мужчин уникальные ментальные и биологические способности. Гераклианцы безошибочно определяют психологический настрой женщины. Ощущают ее физическое и психическое состояние. Таким умением обладают все без исключения мужчины Гераклии. Гераклианцы настолько внимательны, галантны, обходительны. Настолько тонко чувствуют женщин, предугадывая их малейшие желания, что не влюбиться в них просто не возможно, - в этот момент рассказа у меня перед глазами возник образ Димы. Видимо удивление отразилось на моем лице.
   - Напоминает кое-кого, да? - спросила Либия. - Мне кажется, твоего мужа тоже стоит проверить, вряд ли он землянин. Но я продолжу. Есть у мужчин Гераклии еще одна интересная особенность. Которая проявляется уже не у всех мужчин, но у очень многих. Дар излечения. Естественными токами своей биологической энергии они возвращают больной орган к нормальной работе. Обычно мужчины, обладающие такой способностью, избирают своей сферой деятельности медицину. Используют они для этого силы собственного организма. И чем серьезнее была проблема, тем больше жизненной энергии они отдают. Спасая больного от неминуемой смерти, они могут отдать слишком много энергии и погибнуть при этом сами. В этом случае спасти врача, быстро вернуть ему силы можно только одним способом. Спасет его естественная сила, самая мощная природная энергия - энергия секса. Если не брать во внимание столь критические ситуации. То, отдохнув несколько дней, Гераклианец вновь может лечить, без ущерба для себя, - теперь я вспомнила побледневшее лицо Виктора. И мне стало на мгновение страшно.
  - Не пугайся, с Виктором ничего не случится. Надеюсь, завтра он будет уже нормально себя чувствовать.
   - Простите Либия, я на минутку, - подчиняясь интуиции, я подошла к дверям его комнаты, и постучала. Он открыл дверь. Выглядел он плохо, так обычно выглядят тяжело болеющие люди. Я взглянула ему в глаза, и он сразу отреагировал.
  - Вы не обязаны это делать, - я его прервала.
  - Молчи, - обняла за шею и поцеловала. Как только мои губы коснулись его, вспыхнул жар желания. Я плохо осознавала свои действия, просто знала так надо. Не знаю, сколько мы целовались, но вдруг он плавно отстранился. Пытаясь утихомирить колотившееся сердце и восстановить дыхание, я стояла, потупив взор. Виктор держал меня за плечи и, похоже, ждал. Немного успокоившись, я подняла на него взгляд. Передо мной был прежний Виктор.
   - Спасибо, я очень признателен, - улыбаясь, сказал он. Я уже ни чего не понимала, и не верила своим глазам. Виктор выглядел абсолютно здоровым, а по моим венам, вместо крови, бежало желание. Я не пыталась его скрыть, он все равно все чувствует.
   - Почему? Почему ты остановился? - я была в недоумении.
   - Мне хватило энергии для восстановления, - спокойно ответил он.
   - Но ты же чувствуешь, должен чувствовать...
   - Элла, я чувствую намного больше, чем ты думаешь. И если когда-нибудь тебе захочется меня поцеловать не из чувства благодарности и, не находясь в полу шоковом состоянии... - он коснулся пальцами моей щеки.
  - Тебе пора отдохнуть. Хватить на сегодня переживаний. Пойдем, выпьем чаю.
  - Лучше водки, - тихо почти шепотом ответила я. Виктор рассмеялся.
   - Не стоит. Все не так страшно, как тебе сейчас кажется, - он обнял меня за талию. Вот так в обнимку мы вышли на кухню. Либия накрывала на стол. Она "не заметила" ни объятий, ни выздоровления сына, ни того что мы перешли на "ты".
   Разговор шел обыденный. Они оба делали вид, что ничего не произошло. Не было разговоров о инопланетянах, не было замечено резко изменившихся отношений с Виктором. Мой разум находился в тумане. Отвечала я невпопад, прибывая в непонятном ступоре. Ужин закончился. Либия провожала меня в комнату.
   - Я положила тебе полотенце, если захочешь принять душ. Свет выключается здесь, отдыхай.
   - Можно мне покурить, я открою окно? - спросила я.
  - Конечно дочка, чувствуй себя как дома, - она направилась к выходу. Уже открыв дверь, остановилась. - Спасибо тебе за сына, - сказала она и вышла.
   Обычно я курю редко, но сейчас стоя у окна не выпускала сигарету из рук. В голове был хаос. Мысли прыгали как зайцы, не заканчивая начатый поток. Что со мной твориться? Что вообще со мной не так? Как совместить все происходящее? Я холодна к Игорю, зато горю желанием к мало знакомому мужчине! А желание так и не ушло! Что я скажу Диме? Поехала решать проблему. И вместо решения одной вернулась с десятком новых! Как отреагирует на появление Виктора - Олег, а Аня, а Дима? Почему я ночую здесь, что у меня дома нет? Со мной точно что-то не в порядке! Я, наверное, схожу с ума. Такая себе редкая форма помешательства. Мечусь от одного мужчины к другому. Ни кому не говорю "да", но и никого не отпускаю. Что это жадность, эгоизм, садизм странной психологической формы? Так я и сама покоя не знаю. Может я психологическая мазохистка? Или извращенка какая-то. Но тогда почему мне так больно? Невыносимо больно! Почему я не могу найти покой, залечить израненное сердце. Или хотя бы остановить рост этой боли. Пусть бы уже была, только равномерной. Я бы привыкла, справилась как-нибудь. Но боль все нарастает, усиливается с каждым прожитым годом. И еще тоска, она появилась недавно, но тоже крепнет, разъедая душу. Мне больно, мне больно за них всех! Как объяснить Игорю, через столько лет, что я ошиблась? Особенно после сегодняшних событий. Как рассказать ему о сыне? Может не стоит рассказывать? Просто потерять девушку это одно, а ребенок... Олег вон как мучается! Каждый раз у меня сжимается сердце, когда вижу боль, перемешанную с любовью в его глазах. Каждый раз умираю от стыда, когда слышу, с какой нежностью Дима произносит "жена". Что же я за человек такой? Почему всем окружающим меня людям плохо? Боже! Ну, неужели в моей жизни было мало страданий, боли, стыда, неразделенной любви!!! Почему! Почему к этому всему добавился еще и Виктор! Нет! Меня надо запереть! Запереть подальше от людей! Что б я больше ни кому не приносила страданий! Не мучила дорогие моей душе сердца! Может мне исчезнуть? Уйти навсегда... А как же дети? Они-то в чем виноваты?! Нет, я не могу их бросить! Пусть в их жизни полная неразбериха с отцами. Но мать у них будет! Я отдам свою любовь им, всю без остатка. И пусть мне не досталось в жизни счастья. Простого женского счастья. Пускай я ни когда не смогу прижаться к плечу любимого. Я буду жить ради них, ради моих деток! Надо только постараться придумать, как избавить моих мужчин от исчадия ада по имени Изабелла. Исчезнуть из их жизни навсегда. Пусть они живут дальше, пусть будут счастливы хотя бы они! Я вздрогнула от стука в дверь.
  - Изабелла, можно войти?
  - Нет! - выкрикнула я, услышав голос Виктора. Дверь открылась, он замер на пороге. Взгляд метнулся по комнате.
   - Элла, я только хотел спросить, может успокоительного на ночь. День был тяжелый, - он двинулся вперед, - ты вымоталась, наверное, не можешь заснуть.
   Виктор как-то странно двигался. Не пошел прямо ко мне, а медленно и осторожно передвигался по периметру комнаты. Я замерла, не понимая его действий. Он приближался, я отступила назад. Стоило мне отойти от окна, как Виктор молнией бросился вперед и, захлопнул створки. Только тогда я поняла, о чем он подумал. Я горько усмехнулась.
   - Успокойся, я не собираюсь накладывать на себя руки. Во-первых, у меня дети, а во-вторых, тут всего второй этаж. Откуда у тебя такие дикие мысли?
   - Ты приняла решение, я чувствую. И оно смертельно, для тебя смертельно. Что ты задумала Изабелла?
  - На какое расстояние распространяются твои возможности? - спросила я в ответ.
  - В радиусе пятидесяти метров без проблем. Ты не ответила.
   - Я приношу людям только несчастья, с этим пора покончить навсегда, - спокойно ответила я.
   - Решила "похоронить себя заживо"? Не правильное решение, - он сделал шаг ко мне.
   - Не подходи, - отступать мне было некуда.
  - Почему? Разве ты меня боишься? Не думаю. Ты сейчас борешься сама с собой. Как и все последние годы, - он сделал еще шаг. - А ты не пробовала расслабиться, уступить своим желаниям. Плыть по течению, а не против него. Зачем вся эта борьба, ради чего? Разве она принесла тебе счастье или покой? - он подошел вплотную. - Так может пора пересмотреть свои взгляды на жизнь? Попробовать что-нибудь другое. Даже если не получится, хуже уже не будет. А если получится, если станет легче или хотя бы понятнее. Да как бы ни случилось, ты хотя бы будешь знать ответ. Ты зациклилась Элла, зациклилась на горе и страданиях, - он погладил меня по щеке. Его прикосновение эхом откликнулось в моей груди. Он приподнял мой подбородок и стал наклоняться.
   - Нет! - я отстранилась. - Это не правильно!
  Виктор обнял меня за талию, настойчиво притягивая к себе.
  - Что не правильно? Почему нет? Ты этого хочешь, я этого хочу, так почему нет? - я вертела, головой отворачиваясь от его лица. Виктор остановил мою голову, заставив посмотреть ему в глаза. - Нет ничего преступного в любви. Попробуй любить бездумно, безотчетно, безмерно, беспредельно! Сначала попробуй, и только затем решай, что тебе это не подходит.
   Я замерла в его руках. Даже если б он меня отпустил, я бы уже не отстранилась. Я так устала бороться с собой. Мне так хочется тепла и ласки, любви и нежности. Мне так давно этого хочется! И меня так сильно к нему тянет, что нет, ни каких сил бороться. Я сдалась. Сдалась под натиском его глаз, рук, и губ...
   Я не стала открывать глаза, наслаждаясь тем новым неизведанным чувством. Какое количество вот таких прекрасных мгновений я упустила в своей жизни? Нет ничего восхитительней, чем просыпаться в объятьях любимого! Я нежилась в лучах счастья, ощущая, как по телу растекается умиротворение. Как струиться по венам восторг и радость. Как бьется любовью сердце, испуская при каждом ударе волны безмятежного счастья! - Я люблю тебя, - еле слышно прошептала я. И удивилась, потоку нежности и восхищения, зазвучавших в голосе. Мои губы обожгло жаром поцелуя. Когда он закончился, я распахнула глаза. Именно такой взгляд, бесконечно влюбленного мужчины и должна встречать женщина по утрам.
   - Наконец-то я вижу счастье в твоих глазах. Доброе утро любимая.
   - Что же теперь будет? - с тревогой спросила я. Виктор рассмеялся.
   - Опять за свое? Теперь будет море радости и океан любви! Все остальное позади, можешь о нем забыть.
   - Вот так просто? - губы сами расплывались в улыбке, не давая скрыть радость переполнявшую меня. Да я и не хотела больше скрывать свои чувства.
   - Да, все очень просто. Когда любишь надо дарить любовь, делится ею. Любовь нельзя подавить или уничтожить. Рано или поздно она прорвется, заявит о своих правах. Потребует восполнить упущенное время. И уже никогда, никогда не отступит. А ты хотела лишить себя этого счастья! Что ты скажешь теперь?
   - Я не знала, от чего отказываюсь, - за дверью послышались шаги. В соседнюю дверь постучали.
   - Сынок, пора вставать, - Виктор улыбнулся, и еще крепче прижал меня к себе.
   - Не туда стучишь, мама, - повысил он голос. Я испугалась, но Виктор не дал мне сбежать. - Хватит прятаться от любви, пора учиться наслаждаться этим прекрасным чувством, - ласково прошептал он. Я ощутила, как румянец наползает на мои щеки. Дверь приоткрылась.
  - Уже не спите? Это хорошо. Пора вставать, завтрак готов. Боюсь, сегодняшний день будет не легче вчерашнего, - сказала Либия.
   - Легче мама, теперь все будет намного легче, - ответил ей Виктор.
   Когда мы сидели за столом, я безумно смущалась. Старалась не встречаться взглядом с Либией.
   - Расслабься Элла, не думай, что я осуждаю тебя, поскольку это не так. Наоборот, мне приятно смотреть в ваши счастливые лица, - сказала она. Только после этих слов я отважилась поднять на нее глаза.
  - И что теперь вы мне посоветуете? - спросила я еле слышно.
  - То же, что и раньше. Тебе необходимо разобраться в своих мужчинах, - она говорила спокойно, будто речь шла о погоде. Мое лицо залила краска.
   - Но... - я не знала, как на это реагировать. Я посмотрела на Виктора, ища поддержки. Он смотрел на мать вопросительно и, кажется, недовольно.
   - Ты сынок не знаешь одного нюанса. У Эллы на руке кровт.
  - Что!!! - Виктора подбросило на стуле. Он смотрел то на мать, то на меня. - Тогда я совсем ничего не понимаю, - в итоге ответил он. Я сидела, не шевелясь, втянув голову в плечи, как нашкодивший ребенок.
   - Я тебе объясню. Родители скрыли от Эллы правду. Я только вчера рассказала ей немного о Гераклии. А вот природа ее внутренних ощущений, до сих пор является для Эллы тайной. Нам придется решить ряд вопросов. Только тогда дочка твоя жизнь нормализуется, - обратилась она ко мне.
   - Наконец-то все стало на свои места, - облегченно вздохнул Виктор.
   - Да сынок. Я привезла тебя сюда в надежде, что ты найдешь счастье с землянкой. А ты влюбился в соотечественницу. Кто мог такое предположить? Элла, надо рассказать Виктору твою историю. Разрешишь?
   - Я не буду это слушать! - вскочила я со стула и ушла в комнату. Я вновь нервно курила у окна. Время тянулось бесконечно долго. Стрелка на часах совсем не двигалась, минуты показались мне часами. Пришел Виктор.
   - Опять куришь? - я вышвырнула сигарету и повернулась к нему. В моих глазах плескался страх!
   - Хорошо, начнем все с начала, - сказал Виктор. - Изабелла, я тебя люблю. И я не стал любить тебя меньше за последние десять минут. Все в порядке родная, успокойся.
   Слезы облегчения брызнули из глаз. Я бросилась к нему, и спрятала мокрое лицо на его груди. Он нежно обнимал меня, нашептывая слова любви.
   - Пойдем, мама ждет, - сказал Виктор, когда я успокоилась. Либия увидела мои заплаканные глаза.
   - Ты так остро на все реагируешь, прямо как земная женщина. Нет, дочка, это не упрек. Скорее интерес, как любопытно объединились в тебе разные гены. Но сейчас о другом. К твоим родителям поеду я. Не с твоим эмоциональным фоном вести подобные беседы. А вы дети, отправляйтесь к Дмитрию. Уверена, на его запястье должен быть кровт.
   Либия уехала первая. Виктор сходил за моей машиной, и мы тоже выехали. Я оглянулась, смотря, как удаляется город. Город моего детства, и столь многих душевных переживаний. Впервые за столько лет я двигалась вперед. Не знаю, что принесет мне будущее, но хочется верить в лучшее. Мы ехали к Дмитрию. Как он отреагирует на появление Виктора, не было для меня тайной. Он будет спокоен, уравновешен, без особых эмоций. Меня всегда поражало его умение владеть собой.
  - О чем задумалась? - спросил Виктор. Мои мысли перекинулись на него. А ведь Виктор в чем-то похож на Дмитрия. Покой, уравновешенность, тот же контроль над эмоциями.
   - Я думаю о том, как тебе и Диме удается оставаться спокойными в любой ситуации? - ответила я. Виктор лишь слегка усмехнулся. - Нет, ты мне объясни. Почему я вижу в ваших глазах любовь и заботу, но никогда не видела ревность и раздражение?
   - Я воспитан по-другому, в моих венах течет другая кровь, другая генетика, другое восприятие действительности, все другое. Ревность - это сугубо земное чувство, как и многие другие эмоции. Земля в этом плане крайне любопытная планета. Только здесь встречается такая разнообразная палитра чувств.
   - Виктор, я не об этом спрашиваю, - прервала я его.
   - Да, я знаю, что ты хочешь понять. Хорошо, слушай. Нам нравится Земля, с ее эмоциональным фоном и разнообразием психологических реакций. Гераклианцы не просто посещают Землю, мы живем среди землян. Имея среднюю продолжительность жизни в 150 лет. Гераклианец может себе позволить, прилететь на Землю, прожить земную жизнь (лет 50), и вернуться домой. Некоторые не возвращаются, меняют страну проживания и начинают все с начала. Старение у нас, относительно земного, замедленно вдвое. Продолжительность жизни гераклианок 200-220 лет, и Землю они посещают крайне редко. Это обусловлено социальной необходимостью и нашей психологией. Ты уже знаешь, на нашей планете рождается слишком много мальчиков. Поэтому мы дорожим каждой родившейся девочкой. Мужчина легко получает разрешение жить на Земле. Ведь всегда есть надежда, что от земной женщины родится девочка с преобладающими гераклианскими генами. Тогда отец отвезет ее, вместе с матерью, на Гераклию.
   - Подожди, а если женщина не захочет ехать?
  - Таких случаев не было. Во-первых, это случается очень редко. Если преобладают наши гены, то в большинстве случаев это мальчик. Во-вторых, согласно нашим законам отец обязан привести дочь домой. В этом вопросе у него нет выбора. Поэтому он сделает все, чтоб мать девочки согласилась. Гераклианке трудно получить разрешение жить на земле. Мы не можем позволить себе разбрасываться женщинами. Это не значит, что женщины заперты на планете. Они свободно путешествуют куда хотят. Но посетив Землю, они не горят желанием здесь оставаться. Отношение здешних мужчин к женщинам не укладывается у нас в голове. Пренебрежение, безразличие, а часто и жестокость - я не понимаю земных мужчин. Знаешь, как у нас говорят? Если вы видите мужчину, который полноценно обеспечивает семью, сдувает с жены пылинки и боготворит детей. Задумайтесь, может быть перед вами гераклианец? Женщины редко просят разрешения жить на Земле. Но случается и такое. Моя мама получила разрешение только потому, что не родила ни одной девочки.
   - У тебя есть брат?
  - Семеро братьев, я самый младший. Не смотри на меня с таким удивлением. Моей маме 73 года. Я же говорил, что старение у нас замедленное, или ты плохо меня слушаешь?
   - Нет. Я помню. Просто мне сложно во все это поверить. Ум кричит о бреде, а сердце верит каждому слову.
   - Ты на подсознании понимаешь где, правда. А разум со временем примет неоспоримость фактов. Сейчас мы решим семейные вопросы, а потом я с легкостью предоставлю тебе море доказательств.
  - Вы с мамой давно на Земле? За домом не скучаете?
   - Уже пять лет. Зачем скучать? Я был дома два дня назад. Мы с тобой встретились, когда я возвращался из поездки домой. Провожал отца, заодно с братьями повидался.
   - Отца?
   - Да. Папе не нравится Земля, но он часто приезжает к маме. Погостит месяц и назад.
   - А маме не грустно одной?
   - Одной? Она не бывает одна больше двух-трех дней. Но что бы объяснить тебе это, мне нужно продолжить рассказ. Катастрофическая нехватка женщин на планете, не могла не повлиять на социальные нормы и устои. Гераклианки, с веками приобрели способность любить нескольких мужчин одновременно. И выходить замуж они могут тоже несколько раз. Стандартная гераклианская семья это - одна женщина и трое, четверо мужчин. А мы, в процессе эволюции, напрочь утратили чувство ревности и собственничиства, по отношению к женщинам. Если данные эмоции у нас когда-то были. С мамой постоянно находится один из мужей. Теперь ты понимаешь, почему она тебя не осуждает? Для нас такие отношения норма. А в тебе говорит генетика, поэтому ты не можешь отпустить ни одного из мужчин. И земная мораль, которая не позволяет принять такое положение вещей. Именно это имела ввиду мама, когда говорила, что знание облегчит тебе жизнь.
   Виктор с интересом поглядывал на меня. Я упорно смотрела на дорогу. Как реагировать на подобное?! Я могу себе представить мирное решение вопроса с Дмитрием, и более сложное с Олегом. Но я даже не допускала мысли, что они все останутся со мной!!! После того как я выпустила чувства на свободу, я поняла. Они все мне дороги, ни с одним я не хочу расставаться. Но предположить возможность такого! На это у меня не хватило фантазии! А теперь Виктор утверждает...Нет, я не могу в это поверить! Ну, хорошо. Допустим Виктор к подобному готов. Дмитрий, если он гераклианец, тоже. А Олег? Как он воспримет подобное предложение? Боже! О чем я думаю! Это бред! Такое не возможно! Пульс полетел, сердце заколотилось. Меня кинуло в жар, закружилась голова, от невозможности столь желанного исхода. Виктор резко затормозил у обочины. Жар его поцелуя вытолкнул из головы все мысли.
  - Любимая ну нельзя же так реагировать! И заметь, я рассказывал тебе ни о несчастье, ни о трагедии. Понимаю, ситуация для тебя непривычная, но не настолько же. Пожалей свою нервную систему. Давай признавайся, в чем дело?
   - Виктор, неужели такое возможно?!
   - И это все? Господи! Да, возможно, реально, и для меня нормально. Тебя ведь не повергает в шок гаремы восточных стран. А там жен до ста человек бывает. Так почему паника в нашем варианте?
  - Не могу сказать, что я положительно отношусь к гаремам.
   - Правильно. Но подумай, что тебя не устраивает? Любовь этих женщин к мужу, их желание попасть в гарем? Нет, сомневаюсь. Тебе не нравится их бесправие, и бездушное отношение к ним. Разве у нас так же? Я люблю тебя, и меня ни кто не принуждает. И ты меня любишь, наши чувства взаимны. И если твоя любовь к Дмитрию или Олегу ни как не отражается на отношениях между нами, люби на здоровье.
   - Это сложно принять мне. Как тогда справляются мужчины?
  - А ты проверь. Попробуй и увидишь. Мои поступки будут свидетельствовать лучше, чем слова, - он завел машину.
   Я еще долго думала над его словами. Виктор меня не беспокоил, давая разобраться в себе. В одном он прав точно. Я слишком долго сидела в скорлупе, прячась от мира. Пора выбираться. И пробовать тоже надо. Если не понравится, я всегда могу отказаться. Только как? Положится на интуицию? Да, это единственно верное решение. Мне все равно не удастся просчитать реакцию мужчин. Значит, будем действовать по обстоятельствам.
  Глава 4.
   Мы въехали во двор, Виктор остановил машину у гаража. Сейчас из задних дверей дома выйдет Дмитрий. Он всегда меня встречает. Я продолжала сидеть в машине. Виктор наклонился и открыл дверцу с моей стороны.
   - Иди, не стоит колебаться на середине пути,- я вышла из машины. Развернулась в сторону дома, и на мгновенье замерла. На крыльце стоял Дмитрий. В этот раз он не шел мне навстречу. Конечно, я же приехала не сама. Он ждал моей реакции. Я пошла вперед, сначала медленно. Но ноги сами несли меня вперед. И через несколько шагов я побежала. С разбега обняв мужа, я потянулась для поцелуя. Диму уговаривать не пришлось.
   -Какому чуду я обязан столь разительными переменами?
   - Я бы не назвала это чудом, скорей недостатком информации, - я обернулась. Виктор внимательно разглядывал Сирень, растущую у гаража.
  - Виктор! - позвала я. Он обернулся, и уверенным шагом направился к нам.
   - Здравствуйте Дмитрий. Нам с вами необходимо обсудить некоторые вопросы, - сиреневое свечение упало на запястье Виктора. Дима бросил мимолетный взгляд.
   - Серьезные вопросы лучше решать в доме, прошу вас, - я изумилась. Либия оказалась права! Только гераклианец мог так отреагировать! В изумлении я вскрикнула.
   - Дима! Ты ге...
   - Не здесь Элла,- остановил он меня.
   Мы втроем прошли к нему в кабинет. Дима наполнил три бокала.
  - Не каждый день встречаешь земляка, - сказал он, протягивая нам бокалы. - Я хотел бы уточнить, как давно вы знакомы с моей женой? - этот вопрос он задал Виктору. Затем перевел взгляд на меня. - И откуда тебе известно о Гераклии?
   - Если вы позволите, на оба вопроса отвечу я, - обратился к нему Виктор. Дальше последовал подробный рассказ нашей встречи. Когда я поняла, что Виктор собирается рассказывать абсолютно все! Я не выдержала.
   - Я, пожалуй, подожду у себя, - сказала я, направляясь к выходу. Дима остановил меня, усадил к себе на колени, крепко обхватив за талию.
  - Прости, но на этот раз тебе придется остаться, разговор касается нас троих. Я правильно понял? - вопрос был задан Виктору.
   - Совершенно верно, - ответил он, и продолжил рассказ. Я с ужасом ожидала продолжения. Сначала Виктор упустил результат моего похода к Игорю. Затем забыл сообщить, кто восстановил его силы. Не рассказал о нашей ночи, и наличии кровта на моей руке. Я почти расслабилась, но тут Дмитрий начал задавать вопросы.
   - Я понимаю, что вы догадались, но зачем вы рассказали Элле? - спросил он.
   - Я сообщил все, на что имел право. Некоторые события должна рассказать Изабелла, - ответил ему Виктор.
   Дима смотрел на меня, я старалась собраться с духом. Выждав некоторое время, он сказал.
  - Я понимаю, тебе тяжело. Предлагаю свою помощь, о некоторых вещах я догадываюсь. Игорь в прошлом? - я только кивнула. - А Виктор в настоящем? - у меня вспыхнули щеки. - Можешь не отвечать, я понял. Ну что Виктор, раз мы оба в одной лодке, предлагаю перейти на "ты".
   - Согласен, - Виктор встал и протянул Диме руку. Я не верила своим глазам. Вот так просто? Рукопожатие и все? Ни вопросов, ни упреков - ни чего?! Я обняла Диму, уткнулась лицом ему в шею и разревелась. Дима успокаивающе поглаживал меня по спине.
   - Нервы у Изабеллы совсем расшатались. Надо бы показать ее специалисту, - сказал Виктор.
   - Согласен. Завтра же и поедем, - ответил ему Дима. - Объясни мне, почему вы с мамой посвятили Эллу в нашу тайну.
  - Элла, - позвал меня Виктор. Я подняла голову и протянула ему правую руку. Он, без вопросов, подал мне фонарик. Я впервые включала его сама. Свет упал на мои колени.
   - Хочешь убедиться? - улыбнулся Дима, и подставил руку под свет. Кровт засветился на его запястье.
   - Нет, Димочка, хочу показать, - ответила я, и положила свою руку рядом с его рукой. Взгляд Димы замер на моем кровте. Но он быстро взял себя в руки.
   - Как давно ты знаешь?
   - Ни чего я не знаю, кроме рассказанного вчера и сегодня, - ответила я.
   Дальнейшие события понеслись одно за другим. Пока мужчины наперебой рассказывали мне о родине, пришло время обеда. Приехали мои родители и Либия. О многом она догадалась правильно. Только землянином был мой отец, а не мать, как она думала. Я узнала о наличии у меня четырех старших братьев. И о том, что мой отец третий муж мамы. Очень, очень много информации о родной планете. Голова шла кругом.
   Сначала мама молчала, ожидая, когда я подрасту. Но вырасти, я не успела, став женой и матерью. Егор родился сто процентным землянином, и этот факт остановил ее снова. Мама ждала, когда моя природа возьмет верх. Годы шли, а наш брак с Дмитрием по-прежнему выглядел счастливым. Мама начала сомневаться, может врачи ошиблись, или перепутали анализы? Она уже собиралась повторить исследование, когда я сообщила ей о второй беременности. И вновь разговор был отложен. Исследования Виктории выявили две вещи. Она однозначно была гераклианкой, и у нее другой отец. Мама терялась в догадках. Но видя, с какой заботой, Дмитрий относится ко мне и дочери, решила, что это банальная измена.
   В тот день было высказано еще много разных мыслей и суждений. Либия осталась погостить у мамы, им было что обсудить. Старшее поколение ушло, и мы остались втроем. Вскоре все разошлись по своим комнатам. Я приняла душ, переоделась, но ложиться не стала. Сегодня я буду ночевать в другой постели. Меряя шагами свою комнату, я пыталась понять, что изменилось во мне за прошедшие два дня. Пропал страх перед будущим? Появилась уверенность в завтрашнем дне? И все-таки где-то глубоко внутри поселилось необъяснимое беспокойство. Я не могла разобраться в его природе. Может быть Виктор прав, я не умею быть счастливой? Ну что ж, в таком случае будем учиться. Я решительно вышла из комнаты.
   Безумная ночь подходила к концу. За окном светало. Я наблюдала, как Дима наливает мне стакан воды. Затем долго, очень медленно его пила, и думала. Два таких абсолютно разных мужчины, но одинаково любимых.
   - Тебе нужно выспаться. Отдыхай, я не буду тебе мешать, - сказал Дима, одевая халат. Он ушел. Я закуталась в одеяло, закрыла глаза. И засыпая, думала о том, что я самая счастливая женщина на Земле.
  Глава 5.
   Дни летели стрелой. Я пребывала в эйфории счастья и гармонии. Даря любовь, заботу и ласку всем окружающим меня людям. Прошло полтора месяца. В одно радостное, безоблачное утро - ударил гром. Мы все находились в столовой, завтракали. У меня зазвонил телефон. Взглянув на экран, я побледнела. Звонил Олег. Дрожащей рукой нажала кнопку ответа.
   - Здравствуй Элла. Я уже в дороге, буду через час. Не мог раньше вырваться, замотался.
   - Хорошо Олег, - произнесла я дрогнувшим голосом. Руки бессильно упали на колени.
  - Папа! - обрадовалась Виктория.
   - Да, доченька, папа едет, - с трудом выдавила я. Меня била крупная дрожь. Виктор бросился ко мне.
   - Наталья, уведите детей, - скомандовал Дима няне. Виктор держал меня за плечи.
   - Элла, смотри на меня. Прекрати панику! Думай! Ты боялась меня, затем боялась Диму. А что получилось? Успокойся! Возьми себя в руки! Олег нормальный мужик, все будет хорошо! - говорил Дмитрий.
   - Но он же землянин! Он не поймет! Не может понять! Да у меня язык не повернется!
   - Ничего у меня повернется. Я уже однажды говорил с ним, сделаю это еще раз, - ответил мне Дима.
   Кое-как им удалось меня успокоить. Страх не ушел, но паника улеглась. Виктор увез меня из дома. Мы бродили по парку, сидели в кафе, ждали звонка Димы. Позвонила мама, но я не в состоянии была разговаривать, отдала трубку Виктору. Ожидание затягивалось, я нервничала сильнее. Виктор успокаивал, объясняя, что это хорошо. Значит, Олег слушает, а это уже полдела. Мои нервы были на пределе. Дима не позвонил, позвонил Олег.
  - Изабелла, нам нужно поговорить. Вернись домой, пожалуйста, - голос был спокойный, и сухой.
  - Хорошо, - ответила я и отключилась.
   Мы возвращались. Говорил только Виктор, все еще пытаясь настроить меня на позитивный лад. Машина свернула к гаражу. В гостиной было пусто, значит они в кабинете. В кабинете был только Дима.
   - Элла иди в свою комнату, - сказал он.
   На ватных ногах я пошла дальше. Это надо сделать, это все равно придется сделать - уговаривала я себя. Но шаги непроизвольно замедлялись. Я сделала последнее усилие и зашла. Олег стоял посреди комнаты и смотрел на меня. Я замерла в дверях, не в силах поднять на него глаза. Некоторое время мы так и стояли. Олег подошел, закрыл дверь у меня за спиной, и повернулся ко мне. Мое сердце замерло, пропустив удар.
   - Не могу сказать, что все услышанное меня радует. Или что я готов подобное принять. Но я хочу знать, почему со мной опять говорил Дмитрий? Почему он, а не ты? Неужели ты меня боишься? Не думал, что придется задавать подобный вопрос.
  - Я боюсь не тебя, а твоей реакции, - ответила я, все еще не поднимая головы.
   - Изабелла, подними голову, - на меня смотрело спокойное лицо, с холодным взглядом. - Какой реакции ты боишься? Неужели ты думаешь, что я хоть когда-нибудь смогу поднять на тебя руку? Тогда не очень-то ты высокого обо мне мнения! Может быть, ты надеялась, что я с восторгом приму слова Дмитрия? В таком случае ты ошиблась! - и тут меня прорвало.
   - Нет. Я боюсь потерять тебя. Боюсь, что ты уйдешь, и я никогда тебя больше не увижу! Боюсь увидеть холод в твоих глазах, тот, который вижу сейчас! Боюсь, что ты будешь меня призирать, даже если не возненавидишь! Боюсь, просыпаться в слезах, видя тебя во сне! Боюсь тоски, разъедающей сердце! Боюсь, сделать тебе больно! Боюсь, что вижу тебя в последний раз! Я не хочу, что б ты уходил. Но и не могу, не имею права просить тебя остаться. Я понимаю, что это не возможно. И это знание меня убивает. Больше всего на свете хочу, что бы ты был рядом. Но не знаю, как тебя удержать. Я не могу жить без тебя! Я люблю тебя! Всегда любила, только не понимала этого!
   Олег медленно развернулся, и ударил кулаком в дверцу шкафа. Дверца с невероятным грохотом разлетелась на куски. Я замерла, не понимая, что означает такая реакция. Через мгновенье в дверях стоял Дима, а за его спиной Виктор. Они замерли в дверях, оценивая ситуацию. Первый заговорил Олег, обращаясь к Диме.
   - Что ты на меня так смотришь? Да, я взбешен, а чего вы ожидали? И это не повод врываться, здесь на помощь ни кто не звал.
   Дима перевел взгляд на меня. Я слегка кивнула и дверь закрылась. Олег развернулся ко мне.
   - Я могу остаться с тобой наедине? Или они всегда будут караулить под дверью? - он практически рычал, а вот холод из глаз ушел. Там бушевала буря, но она не могла меня остановить. Потому, что за завесой бури я видела прежний любящий взгляд. Я подошла к нему вплотную. Из глаз летят молнии, руки сжаты в кулаки.
   - Поцелуй меня, на прощанье, - попросила я. По его лицу пронеслась целая гамма чувств. Кулаки разжались, он отступил на шаг.
   - Нет, - взгляд тяжелый.
   - Пожалуйста, - я шагнула вперед.
   - Если ты сделаешь еще шаг, я просто уйду, - категоричное заявление. А злости уже нет, и взгляд мягкий.
   - Олег, пожалуйста, не уходи, - у меня из глаз потекли слезы. Я не хотела плакать, хотя слезы давно рвались наружу. Он сам подошел и прижал меня к себе.
  - Перестань, не плачь. Ну, пойми же, я не могу так. Я не представляю себе подобной жизни.
  - Не уезжай, побудь здесь хоть пару дней! - умоляла я.
  - Прости, - он отстранился от меня, - ты просишь слишком много.
   Олег размашистым шагом быстро вышел из комнаты. Это было настолько неожиданно. Я замерла, еще не до конца осознавая происшедшее. Кинулась за ним, в коридоре пусто, я побежала к лестнице. Кричала, звала, но лишь услышала, как хлопнула входная дверь. На мой крик сбежались все. Я стояла на лестнице и смотрела на закрытую дверь. Пелена слез застилала глаза.
   - Элла, он вернется, ему нужно время. Успокойся, посмотри на меня! Элла ты меня слышишь?! - кричал Виктор.
  Пелена слез застилала глаза. Я видела только закрытую дверь. Ноги подкосились. ОН УШЕЛ!
   - Дима! Держи ее!
  Дверь исчезла, больше мне незачем было смотреть, я закрыла глаза. Я чувствовала, что слезы продолжают течь по щекам. ОН УШЕЛ!
   - Дима! Вызывай скорую! Нашу скорую, я не справлюсь сам!
  Так больно! Как будто из меня вырвали кусок. Почему я не умираю. Когда края раны так кровоточат. ОН УШЕЛ!
  - Эллочка, милая ответь. Скажи хоть слово! Виктор что с ней?
   Невыносимо больно! Почему я не теряю сознание. Провалиться бы в беспамятство что бы не чувствовать этой боли. Ни чего не чувствовать и не слышать. ОН УШЕЛ!
  - Убирайте руки, я вас сменю. Кладите ее на носилки, быстрее. Виктор прекратите, у вас уже нет сил. Мы справимся.
   Зачем меня куда-то нести. Его это не вернет. И вырванный кусок на место не встанет. И боль не уйдет. Какое странное у меня состояние. Ни чего не хочу. Вспыхнул яркий свет, резанул сквозь веки. ОН УШЕЛ!
  - Мы сделали все что могли. Сердце работает нормально, нервная система тоже. Дальше область психологии. Будем ждать.
   Чего ждать? Ждать больше нечего. ОН УШЕЛ! Его нет, и уже не будет. Зачем они держат меня в больнице. Хотя, какая разница, где тосковать, можно и здесь - все равно. ОН УШЕЛ!
  - Я не могу больше это слушать. Дима ты дозвонился?
   - Он не берет трубку.
   - Эсемес пробовал?
  - Да.
   - Что писал, покажи. "Изабелле плохо, возьми трубку" Ты думаешь на это можно среагировать?
   - Виктор на меня-то чего кричишь?
   - Прости, дай я попробую. А если так?
   - "Имеешь все шансы возложить цветы на могилу, больница...адрес" Ты с ума сошел?
   - Если он не ответит на это, мы не будем больше звонить.
   - Поступай, как знаешь. Ты бы отдохнул, на тебе лица нет.
   - Ничего справлюсь.
   Какой странный разговор. О чем это они? Да все равно. Внизу живота больно кольнуло. Это еще что такое. И вдруг меня как громом ударило! Я начала считать, сбилась, начала сначала. Считала и пересчитывала. Результат оставался прежним. Как я могла забыть о таком? В палату вошли.
   - Как она?
   - Без изменений доктор, - ответил Дима. Я смотрела из-под прикрытых ресниц. Виктор выглядел ужасно, стоял, придерживаясь за стенку. Дима осунулся и явно был очень уставшим. Сколько же прошло дней? Я не могла вспомнить.
   - Доктор, - позвала я. Ко мне бросились все трое. - Мне надо с вами поговорить наедине, - мужчины озадачено переглянулись. - Успокойтесь, я в норме, дайте нам пару минут, - обратилась я к мужьям. Они вышли. - Доктор вы проводили полное обследование?
   - Нет. Вас что-то беспокоит?
  - Да. Меня очень беспокоит задержка в полтора месяца. И я не знаю кто отец. Вы можете мне помочь? - врач улыбался.
  - Отличная новость. Хотите до выяснения отцовства сохранить вопрос в тайне?
   - Да доктор, хочу.
   - Хорошо, - он направил ладонь в область живота. Свечение было не долгим. - Вы абсолютно правы, шесть недель. И если я не ошибся это девочка. Детальное обследование проведем после обеда.
   - Доктор сколько я здесь?
   - Вы не помните? - я отрицательно покачала головой. - Сегодня третий день. Вас осознание беременности вывело из ступора? - я утвердительно кивнула.
   Он вышел, оставив открытой дверь. Дима и Виктор стояли перед палатой. Врач одновременно на обоих направил ладони.
  - Вы оба в плохом состоянии, вам необходим отдых. И поскольку с вашей женой все хорошо, я буду настаивать. Вы можете зайти, но ненадолго. Затем он вернулся в палату и прошептал мне на ухо "Дмитрий".
   - Вы уверены доктор?
  - Вне всяких сомнений, - он улыбнулся и ушел.
  Я смотрела на своих мужчин. Уставшие с осунувшимися взволнованными лицами.
   - Простите, - сказала я им.
   Через час мне удалось уговорить Виктора, и он ушел спать. Домой ехать он отказался. Он работал в этой больнице, его кабинет был двумя этажами выше. Частная клиника, замаскированная под обычное медицинское учреждение. Большое пятиэтажное здание, стоящее на отшибе от города. Это была не просто больница, помогающая и нашим и землянам. Это был цент, решающий все вопросы гераклианцев. На его крыше была посадочная площадка. Небольшие челноки курсировали между больницей и орбитой Земли. Несколько позже я получила возможность, прокатится туда и обратно, в плане экскурсии. И еще много других доказательств, не оставивших и капли сомнения. Но это все было позже, а сейчас я смотрела в глаза мужа. У меня для него была отличная новость, но я почему-то медлила. И только было собралась, как в коридоре раздался шум. Сквозь гул разных голосов, я отчетливо различала голос Олега. Он рвался ко мне. "Я сейчас вернусь" - сказал Дима. Вышел и неплотно прикрыл дверь. Я не видела их, но хорошо слышала.
   - Дмитрий! Слава Богу! Скажи им, что я не посторонний.
   - Я пока не уверен в этом.
  - Дмитрий, прошу тебя. Я должен знать, что с ней!
   - Отпустите его, - сказал Дима, видимо охране. - Три дня назад тебя не особо это интересовало.
   - Пожалуйста, скажи, что с ней?
   - Инфаркт, нервный срыв, ступор - достаточно чтоб у меня появилось желание тебя прибить!
   - Это я понимаю. Как она?
  - Тело не проблема. Сердце и нервную систему врачи восстановили быстро. А вот психика...
   - Можно мне ее увидеть?
   - Нет.
   - Дмитрий, пожалуйста, ты же меня знаешь.
  - Я думал, что знаю тебя. Но я ошибся. Я был почти уверен в тебе. Но ты ничего не понял.
  - Дмитрий, прошу тебя, пусти меня к ней.
   - Пустить тебя к ней? А где ты был эти три дня? Мне кажется, я достаточно четко объяснил тебе, чем грозит уход. Я говорил, что наши чувства не умирают, не проходят, не стираются с годами. Я говорил, что она будет мучиться всю жизнь. Но ты все равно ушел. Тебя не было, когда я молился, что бы она выжила! Тебя не было, когда Виктор отдал ей всю свою жизненную силу, и его самого пришлось спасать. Тебя не было, когда она находилась в ступоре, не реагируя ни на что. Ты не слышал, как она трое суток шептала "он ушел". А теперь, когда она очнулась всего час назад, ты хочешь ее видеть? Не поздновато ли Олег ты опомнился?
   - Я виноват только перед ней.
   - Только перед ней? В таком случае ты так ничего и не понял. Мы единое целое. Потеря одного грозит гибелью всем.
   - Дима! Пусти его! - крикнула я.
   В коридоре повисла тишина. Дима вошел в палату, встал около меня. Олег зашел следом, взглянул на охранное положение Димы, и подошел ко мне с другой стороны. Я смотрела в его глаза, в них пульсировала боль.
   - Не знаю, сможешь ли ты когда-нибудь...
  - Уже простила, - перебила я его.
   - Изабелла, я...
   - Не надо слов. Ты здесь и это главное.
   - Нет надо. Я виноват. Все, что случилось, моя вина. В тот день я думал только о том, что мне придется... Ревность застилала мне глаза, не позволяя задуматься об остальном. А думать я был обязан. Обязан был задуматься над последствиями. Извини Изабелла, но даже сейчас я не могу обещать тебе, - он посмотрел на Диму. - Вам, что смогу не реагировать на...это. Я не представляю, как жить с "этим". Но абсолютно точно знаю, что не могу жить без тебя. Если ты готова рискнуть, я попробую. Не знаю, что из этого выйдет, но я попробую.
   - Дима выйди, - он не шелохнулся. - Дима, пожалуйста.
   - Я буду у двери, - ответил он.
  Я проводила его взглядом, дождалась, пока он закрыл за собой дверь.
  - Олег я понимаю для тебя это тяжелый выбор. Но и мне не легче. Один твой уход я пережила, но не хочу, да и не смогу пережить это вновь. Я хочу быть уверенна, что ты до конца понимаешь, на что идешь. Не сегодня и не завтра, но я, мы покинем землю. Мои девочки должны расти на родине. Я не хочу, что бы они мучились как я. Даже если б я не приняла такого решения, нас все равно, рано или поздно отзовут. И если ты сейчас останешься, тебе придется уехать с нами. Вернемся ли мы когда-нибудь на Землю, не известно. Подумай готов ли ты оставить родных, друзей, привычную жизнь - ради одной женщины?
   - Отъезд для меня не новость. Неизбежность отъезда мне объяснил Дима. Но почему ты сказала "девочки" во множественном числе?
   - Я беременна, и это будет девочка. По крайней мере, врач так думает.
   - А Виктория, она тоже будет как ты?
   - Да Олег, она сто процентная гераклианка. И обязательно унаследует возможность любить нескольких мужчин.
   - В таком случае ей нельзя расти на Земле. Я поеду, но не за одной, а за двумя женщинами.
   - Может быть и за большим количеством, - улыбнулась я.
   - Не понимаю, - озадаченно сказал он.
  - Разве мы с тобой собирались ограничиться одним ребенком? - задала я встречный вопрос.
  Олег подошел ближе, присел на постель. Обнял меня и наши губы сомкнулись.
  - Я безмерно люблю тебя, Эллочка. Ты даже не представляешь насколько дорога мне.
   - Представляю любимый, - улыбнулась я.
   Мы еще долго разговаривали, обмениваясь признаниями и поцелуями. Я уговорила Олега дождаться меня дома. Обещала к вечеру вернуться домой. Он хоть и с трудом, но согласился. Выйдя из палаты, Олег протянул руку Диме. Дима, посмотрел на меня. Мое улыбающееся, счастливое лицо ответило на его вопрос. Тогда он с готовностью подал Олегу руку.
   - Поздравляю, - сказал Олег во время рукопожатия.
   - С чем? - удивился Дмитрий.
   - Я жду вас дома, - ответил Олег и ушел.
  Дмитрий вошел в палату, вопросительно глядя на меня. Я похлопала рукой по постели, приглашая его присесть.
   - Любимый, у меня есть для тебя новость, я беременна. Врач считает, что будет девочка, - он застыл и, кажется, перестал дышать.
   - Моя? - выдохнул он.
   - Твоя милый, конечно, твоя! - рассмеялась я. Дмитрий сошел с ума. Он носился по палате с дикими воплями радости, затем бросался ко мне с поцелуями, и снова носился. Он поднял такой шум, что в палату вбежал персонал больницы. Через каких-нибудь пять минут вся больница улыбалась, наблюдая его бурную радость. Пришел Виктор и с трудом его утихомирил. Я отправилась на обследование, которое принесло несколько новостей. Во-первых, это были двойняшки, и действительно девочки. С ними все было в порядке. Во-вторых, выяснилось, что для Виктора это не новость.
   - Слава богу, я боялся, что твое состояние навредит ребенку, - сказал он.
   - Ты знал? - удивился Дима.
   - Я почувствовал ребенка еще дома, когда пытался утихомирить Эллино сердце, - ответил он.
   К вечеру мы вернулись домой.
  Глава 6.
   Не могу сказать, что все было гладко. Но Олег держался. Виктор и Дмитрий в его присутствии вели себя сдержанно. Постепенно жизнь налаживалась. Мы организовали встречу с родителями Олега. Пригласили их к себе на несколько дней. Для этого Виктор уехал к маме. Дмитрия с Егором отправили погостить к моим родителям. Олег привез родителей утром. Для начала их поверг в шок размер дома. Прекрасно их понимаю, когда Дима впервые привез меня, я тоже обомлела, увидев трех этажную громадину. Олег объяснил им, что тут живут еще два моих "брата". Подстраховка если Виктория проговориться. Он разговаривал с родителями в гостиной, я откровенно подслушивала. Хотя родители Олега всегда ко мне хорошо относились, определенная боязнь была. Эпопея с Игорем им была известна, как и всем.
   - Мама, папа прошу вас, держите себя в руках. Даже если новость вам не понравится. Я очень люблю эту женщину, ради нее готов на все что угодно. Пожалуйста, проявите понимание. Она и так боится вашей реакции.
   - Сынок, я не понимаю, почему ты так нервничаешь. Конечно, нам бы хотелось, как и всем родителям сначала познакомится с девушкой. Затем сыграть свадьбу и уже после этого радоваться внукам. Но раз ты начал в обратном порядке, с внучки, пусть будет так.
   - Мама, свадьбы не будет, обстоятельства пока не позволяют. И не стоит говорить на эту тему, хорошо. Давайте делать вид, что этот этап пройден, хотя бы временно.
  - Все сын, мы усвоили, зови свою женщину. Мы ее не съедим.
   - Жену папа, жену. Я прошу вас относиться к ней именно так. Потому что я к ней так отношусь, - у меня завибрировал телефон. Я пошла за Викторией, еще до того как сняла трубку.
   - Дорогая, мы вас ждем, - сказал Олег.
   Через пару минут, с Викторией на руках, я подходила к гостиной. Когда я вошла, в комнате повисла гробовая тишина. Очень их понимаю. Такой шок, девушка лучшего друга, оказалась женой их сына. Олег обнял меня за плечи. Так мы и стояли, давая возможность опомниться родителям. Первым очнулся отец.
   - Ну, ты дал сын, охренеть можно!
   - Прекрати Петр. Эллочка, мы, конечно, не ожидали увидеть тебя. Лично я настраивала себя на поиск контакта с незнакомым человеком. И рада, что делать этого не придется. Олег не даст соврать. Я не раз сожалела, что ты выбрала другого. Но я не понимаю, зачем все эти сложности и тайны? Иди милая к бабушке, - сказала она, забирая у меня дочь. Пришлось им рассказывать о существовании Егора, все равно узнают. Я в основном молчала, говорил Олег. В его версии я была "белая и пушистая".
   Родители провели с нами три дня. Просили привести Егора, мы отказали. Он был слишком взрослым, что бы сохранить тайну о Дмитрии. И слишком мал, что бы подыграть нашей версии. Когда они уехали, я вздохнула с облегчением. Эти двое уже на нашей стороне. Теперь пришло время говорить с Игорем. Дима был против, боялся, что стресс отразится на беременности. Виктор считал, что в качестве мужа надо представлять его или Диму. Но Олег настоя на своем. В "Зеленом" должна ходить одна версия событий. Да, возможно, он потеряет друга, но он понимал это еще три года назад. На этом и остановились.
   Я пригласила к себе Аню. Выдав ей туже (почти) версию. Она знала о существовании Дмитрия. Я сказала, что Дмитрий дал мне развод. Она обещала сохранить в тайне существование Дмитрия. Итак, все было подготовлено, и надо было спешить, пока не стала видна моя беременность.
   За день до моей поездки в Зеленый, позвонила мама Олега. Ошарашила нас новостью. Она рассказала все маме Игоря, они были подругами. Я безумно испугалась сначала. Но результат разговора оказался более благоприятным, чем мы могли ожидать. Тетя Света, не только с радостью примет внука, но и поможет потушить пожар Игоря. Она понимает, если мы (я и Игорь) окончательно разругаемся внука ей не видать. За сына она не очень переживала "помучается и женится на другой". А вот первый внук, всегда останется первым. И не должен мальчик расти без отца. На Олега она, конечно, была обижена. А вот к подруге претензий не имела. Я удивилась, как она может так реагировать? "Я знаю Свету с детства. Она всегда трезво оценивала жизненные ситуации, без эмоций. Когда я ехала к тебе, она мне сказала. Кто бы ни был, и что бы ни было, прими ее, иначе потеряешь и сына и внучку" О такой поддержке я даже мечтать не могла.
   Я договорилась встретиться с Игорем в сквере, не далеко от дома. Я сидела на лавочке задолго до назначенного времени. Увидев меня, он ускорил шаг. - Разве я опоздал? - Игорь попытался меня поцеловать, я уклонилась.
   - Нет, это я пришла раньше. Игорь у меня к тебе серьезный разговор. Боюсь, он тебе не понравится.
   - Это по причине разговора я не могу тебя поцеловать?
   - Да. У меня для тебя три сообщения. Два очень, очень неприятных. А одно - я не знаю, как ты к нему отнесешься, - я нервно мяла платок в руках.
   - Ты слишком сильно нервничаешь. Настолько все плохо? - он сел рядом.
   - Да, настолько. У меня к тебе одна просьба. Выслушай меня до конца. Даже если у тебя появится желание меня убить, все равно дослушай, - голос прерывался, я говорила, все время запинаясь. Игорь молчал, его лицо стало мрачным.
   - Хорошо, я выслушаю тебя. Тем более что мне нужно понять. Зачем ты столько лет морочила мне голову? Зачем переспала со мной три месяца назад? Что ты так удивленно смотришь? После такой прелюдии не трудно догадаться. Сейчас ты скажешь, что любишь другого, и мы должны расстаться. Я прав? - он был подозрительно спокоен. Но я хорошо знала Игоря. Это спокойствие было затишьем перед бурей.
   - Не совсем так. Я виновата перед тобой, очень виновата. И я не буду просить меня простить. Это невозможно. Только дослушай. Да мы должны с тобой расстаться. Но это только первый пункт, - мой голос оборвался. Но я пересилила себя. - Я замужем, и уже давно.
   - Что! Ну, ты и дрянь! - он встал.
   - Подожди! Умоляю, не уходи! Это еще не все.
   - Не все?! Что ты еще можешь мне сказать?! Поделиться семейным счастьем?!
   - Нет! Помнишь нашу первую ночь на озере?
   - Ты совсем охренела?! Ты вот сейчас решила ее признать?! Другого времени не нашла?! - я поняла он сейчас уйдет.
   - Твоему сыну семь лет! - повисла гнетущая тишина.
  Я видела, как постепенно до его сознания доходит услышанное. Как угасает в нем злоба. Он медленно опустился на скамейку.
  - Если б я мог я бы тебя убил, за все что ты натворила. Почему ты не сказала мне, что беременна?
   - После того что я устроила на озере? Игорь мне было всего шестнадцать! Я испугалась.
   - Допустим. Но ты молчала столько лет! Почему?
  - Я была подростком, натворившем дел, и не знала, как выпутаться. Время шло, и становилось все труднее открыть правду. А потом я вышла замуж...и все усложнилось в стократ.
   - И все это время ты кое-как поддерживала со мной отношения только ради ребенка, - это был не вопрос, скорее осознание реальности. А ведь я тебя люблю. Даже сейчас, когда мне безумно хочется вытрясти из тебя душу. Где мой сын?
   - Егор гуляет с моим мужем.
   - Ты хочешь сказать, что он здесь?!
   - Да, мы приехали вместе. Я предполагала, что ты захочешь его увидеть. Они ждут моего звонка.
  - Звони!
   - Но его приведет мой муж.
   - Меня не интересует твой мужик, я хочу видеть сына!
   - Боюсь, ты ошибаешься. Вы давно знакомы. Именно вашей встречи, я боюсь больше всего.
  - Звони! - я тяжело вздохнула и дала вызов.
   Повисла напряженная тишина, мы ждали. В конце аллеи появились мужчина с ребенком. Было далеко, чтоб разглядеть лица. Мужчина присел, что-то сказал малышу, показывая в нашу сторону. Ребенок побежал вперед, а мужчина не спеша пошел следом. Егор с разбегу кинулся ко мне, я усадила его на руки. Сын с любопытством смотрел на Игоря.
   - Мама, это мой папа? - спросил он. Игорь, как зачарованный смотрел на сына, не замечая приближения Олега.
   - Да, сынок, это твой папа, - ответила я.
  Игорь протянул руки к сыну, но я отстранилась.
  - Не сейчас, - он увидел страх в моих глазах, и оглянулся. Олег стоял в метре от скамейки.
   - Здравствуй Игорь, - голос Олега был спокойным. Игорь встал со скамейки.
  - Ты! Ты ее муж?!
   - Да. Я муж Изабеллы, - ни тени волнения в голосе.
   Я даже не успела испугаться. В следующее мгновение, кулак Игоря вылетел вперед. Олег пошатнулся, отступив на два шага. Из разбитой губы потекла кровь. Я закричала.
  - Не лезь! - приказал Олег.
   Я от страха только сильнее прижала сына. Олег восстановил равновесие.
  - Согласен, этот удар я заслужил. Но ты же не думаешь, что я позволю себя избивать? - Олег поражал своим спокойствием. Игорь кипел.
   - Мерзавец!
   - Спорный вопрос. Если тебе хочется подраться, я к твоим услугам. Но не думаю, что стоит делать это на глазах у ребенка?
   - Как ты посмел! Я же люблю ее!
  - И я люблю ее, всегда любил. Прости Игорь, но Элла выбрала меня. И здесь ни кто не виноват. Ни ты, ни я, ни она. Зато у тебя есть сын.
   - Я тебе этого не прощу!
   - Догадываюсь, но мне все равно жаль терять друга, - грустно произнес Олег.
   Игорь ничего не ответил. Подошел к нам, и вновь протянул руки. Теперь я спокойно отдала сына, и подошла к Олегу. По его скуле расползался багровый синяк.
  - Ерунда, заживет, - ответил он моему взгляду, и обнял меня за плечи. Мы стояли чуть в стороне, давая Игорю побыть с сыном. Егор подбежал ко мне, взял за руку, и потянул к Игорю.
   - Мы идем к бабушке! - радостно сообщил он.
   - Я сделаю пару звонков и догоню, - сказал Олег.
   - Тебя ни кто не приглашал, - ответил ему Игорь. - И вообще уйди с глаз долой, пока я снова тебе не врезал.
   - Я больше не намерен пропускать удары, - парировал Олег.
   - Мерзавец!
  - Повторяешься.
   - Падонок!
   - А это уже перебор. У меня Игорь тоже руки чешутся! - Игорь сразу понял, о чем идет речь.
  - Ты знаешь?! - он был очень удивлен.
   - Да, Элла рассказала...о вашей встречи.
  Игорь взял Егора за руку. Так мы и пошли, держа сына за обе руки.
   Прошло еще два месяца. Мы вчетвером приезжали в "Зеленый" на выходные. Обе бабушки не могли нарадоваться внуками. На прогулку в парк, мы выходили впятером - я, Игорь, Олег и двое детей. Мужчины мирно сосуществовали, если не брать во внимание пикировку словами. Игорь и тетя Света все время просили оставить у них Егора, на неделю или две. Я отказывала, имея для этого очень веские причины, о которых не могла им рассказать. Можно было бы сказать, что наконец-то моя жизнь нормализовалась.
   Но видимо, мне на роду написано не иметь покоя. Прошло всего две недели после родов. Когда на нашем пороге без предупреждения появилась моя мама.
  - Садись дочка, у меня к тебе тяжелый разговор. Нас отзывают,- она остановилась, наблюдая за мной.
   Я к этому времени уже достаточно изучила наши законы. И смысл этого слова был слишком ясен. Он прозвучал как приговор. Я закрыла лицо руками, и беззвучно плакала. Да, не было не криков ни истерики, только одна безысходность. Я уже давно знала, чем мне грозит отъезд. И уже не раз пробовала найти выход. Только вот выхода не было. Если я откажусь ехать, меня увезут силой. Согласно закону родив только одну девочку, я обязана была вернуться домой. А у меня их уже три. После рождения Виктории маме (какими-то немыслимыми способами) удалось отложить отъезд. А когда стало известно, что я опять вынашиваю девочку, и не одну - мне окончательно открыли глаза. Вот тогда было все и крики, и угрозы, и истерики - только все бесполезно. У меня был только один выбор. Упираться до последнего, но тогда мое исчезновение могло застать Егора где угодно. Трудно представить себе шок восьмилетнего ребенка, который ушел в школу из дома полного людей. А вернувшись не нашел ни кого, ни нас, ни бабушки - ни кого! Или подготовить отъезд своими руками. Отвести Егора к отцу, и хотя бы быть уверенной, что в момент шока он не будет один. Увести его с собой мне не позволят, он землянин. Ему дорога на Гераклию закрыта, как и информация о ее существовании. Я должна была оставить сына на Земле, без надежды когда-нибудь встретиться.
   Две недели спустя я отвезла Егора к отцу. Света была счастлива, услышав, что внук пробудет у них целый месяц. Официальна версия, мы с Олегом улетали за границу. Наплели что-то о его работе. А еще через неделю к ним пришел адвокат с моим завещанием. Чартерный рейс, на котором мы летели "разбился", сгорев дотла. Выживших нет. Погибли все и мои родители, и я, Олег, Виктория....
   Я стояла у большого иллюминатора в окружении семьи. Голубой шар медленно уменьшался. Я прощалась с планетой, которая подарила мне жизнь, и на веки отобрала у меня сына.
   Послесловие.
   Спустя много десятилетий я вновь ступила на Землю. Решилась я на это, только после того как похоронила Олега. Я не боялась встретить знакомых, их давно уже нет в живых. Я опустила букет на могилу и как зачарованная смотрела на надпись на могильной плите.
   - Простите, вы положили цветы на могилу моих родных, почему?
  Передо мной стояла женщина лет сорока. Взглянув в ее лицо, я обомлела. Она удивительно была похожа на Егора!
   - Надеюсь, вы не будите против. Меня взяла за душу надпись. Судя по датам это, наверное, ваши бабушка и дедушка.
   - Совершенно верно. Нет, я не против.
   - Такая надпись. Я могу спросить, что произошло.
   - Если вам интересно. Бабушку я не знала. Она погибла, когда моему отцу было лет семь или восемь. Дед так ни когда больше и не женился. Сейчас такой любви, наверное, уже не бывает.
   - Как вас зовут, милая?
   - Как и бабушку. Отец назвал меня в честь матери - Изабеллой.
  - Спасибо вам Изабелла за рассказ, и что разрешили положить цветы. Дай бог счастья вам и вашим родным, - сказала и сразу ушла.
   Может быть, кого-то и удивила бегущая в слезах по кладбищу женщина. Мне было все равно. Упав на заднее сидение машины, я разрыдалась окончательно. Виктор прижал меня к себе, успокаивая. Дима давил на газ, мы опаздывали к отлету. Я рыдала на плече мужа, а в голове снова и снова звучала фраза.
   "Моим дорогим родителям. Надеюсь, хоть небеса соединят вас."
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"