Юдковски Элиезер: другие произведения.

Меч Добра

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.22*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: Перевод фэнтезийной повести The Sword of Good by Eliezer S. Yudkowsky.

  Элиезер Юдковски
  (перевод: Курганов А., Борисов А.)
  
  МЕЧ ДОБРА
  (Отрывки из романа, который никогда не будет написан)
  
  Отрывок 1. Битва
  
  Капитан Селена - последняя из пиратов с корабля "Возмездие" - осторожно выставила кончик своего клинка за угол. И вгляделась: что это там отражается в металле, крохотным, еле видным пятнышком? Сразу же, но по-прежнему бесшумно, она утянула меч обратно, поближе к себе. Другую руку она подняла - и произвела пальцами какие-то сложные движения.
  Хиро понял благодаря заклятию Перевода, что ее жест означает "Орки. Семеро".
  
  Дольф устремил взгляд на Хиро. "Мой принц", беззвучно передал волшебник с помощью языка жестов, "не растрачивайте себя на обычных противников. Пусть Меч Добра пока побудет в ножнах. Этих оставьте Селене".
  Во рту у Хиро ужас как пересохло. Он не знал, отличит ли заклятие Перевода намерение говорить от намерения общаться жестами. Поэтому он просто кивнул.
  И уже не впервые Хиро посетила мысль: "А что если бы я точно знал, что меня однажды перенесут в магический мир... откроют мне, что я - долго пропадавший и чудом обретенный наследник Бронзового Трона... вооружат меня легендарным Мечом Добра... и отправят биться со Злом? Пожалуй, тогда я не убивал бы столько времени на чтение фэнтези. Вместо этого я, может быть, прошёл бы военную подготовку. Или хоть фехтование освоил бы. Уж если и есть на свете дело, которое НЕ ПОМОЖЕТ выживать в реальном фэнтезийном мире - так это лежание на диване и штудирование романов про магов и воителей".
  Дольф и Селена продолжали смотреть на Хиро, как будто ожидая чего-то еще.
  "О. Точно. Я же принц".
  И Хиро поднял палец и указал за угол: дескать, "оба - вперёд!".
  Селена резким, почти змеиным рывком бросилась, куда велел его высочество. Дольф - за ней по пятам. Обалделый, с трудом мыслящий Хиро - следом.
  
  Семеро орков, охранявших проход, увидели незваных гостей. Кое-кто из семерых нелюдей издал шипение. У каждого орка вздымалась лоснящаяся грудь, вбирая воздух. Орочьи морды исказились одинаковой гримасой; косые глаза сузились - это выражение любой человек истолковал бы как ненависть или крайнее удивление. Чешуйчатые руки одинаковым движением выхватили мечи из-за спин.
  
  У Селены в правой руке загодя был меч, а в левой - хлыст. Она бросилась на врагов, издав бессловесный клич, странно созвучный грозному воплю орков. В первые же мгновения боя одна из орочьих голов уже слетела с плеч - и закувыркалась в воздухе, изливая дурнопахнущую чёрную кровь.
  
  Хиро глубоко, ровно дышал, стараясь унять дрожь. Меч Добра издал тихое бархатное рычание у него на бедре (звук, который только Хиро мог слышать), когда Селена рубанула клинком по еще одной нелюдской морде, отчего орк издал пронзительный вой. Хиро так и не извлёк Меч. "Принцу негоже растрачивать себя на обычных противников..." Даже сейчас волшебник не спускал с Хиро глаз, как будто опасаясь, что дофин ослушается и всё-таки бросится в битву.
  Малая часть личности Хиро, - та, что не вполне была запугана битвой, - чувствовала себя польщённой: "Дольф, мол, принимает меня всерьёз!". Хиро только и мог, что удерживать себя от разворота и панического бегства; он упорно напрягал ноги, создавал мышечное усилие, чтобы оставаться на месте.
  Вокруг Селены уже был небольшой штабель из орочьих тел. Кнут смаху хлестал по глазам, или подсекал вражьи ноги, или подтягивал тварь поближе - а меч убивал. Часы или секунды это длилось? И вот мощный удар разрубил голову последнего орка вертикально надвое.
  Пиратка, заляпанная кровищей, стояла, тяжело дыша - и выжидала, как будто без слов говорила лежащим: ну?.. следующий?.. всё, что ли?.. И вот ее лицо расслабилось, и она с усмешкой вытерла клинок о черную кожу орочьего доспеха.
  
  - Ты ранена! - вдруг выпалил Хиро. По кожаной куртке Селены вдоль левой руки текло красное.
  Селена скосила глаза вниз:
  - Просто царапина.
  - Да с чего такая уверенность? - басовито пробурчал волшебник. - Они клинки ядом мажут.
  Дольф выступил вперед - и слегка коснулся руки Селены своим посохом.
  - О! - сказала Селена, не скрывая удивления. - Это же...
  
  Но Дольф уже двигался дальше, чтобы взглянуть на небольшой проём, который эти орки так охраняли; за ним уходили вверх ступеньки.
  - Чую, что наверху засел кощун, - сказал он шёпотом.
  - Кощун?! - воскликнула Селена. - Здесь?
  - Кощун... - вторил Хиро. Он тяжело сглотнул: ему ли не знать, что это такое. Темный колдун, чернокнижник...
  
  Дольф сейчас смотрел только на Селену.
  - Делай как я учил. Брось оружие, сядь в угол, очисти сознание. Быстро!
  - Но... - попыталась было возразить Селена.
  - Без "но". Обычный воин - лишь обуза в поединке воль; слабое звено, на защиту коего отвлечёмся; пешка, кою могут обратить против игрока.
  Селена посмотрела на Хиро. Хиро кивнул.
  Тут Селена вложила меч в ножны, отбросила и его и кнут. Расстегнула и сняла перевязь с ножами. Села в углу комнаты - и начала тихонько напевать себе под нос.
  Дольф удостоил ее лишь короткого взгляда.
  - Вот теперь-то, - сказал волшебник негромко, - ваша очередь биться, мой принц.
  Страх стёр всё, как тряпкой, из большей части мозгов Хиро. Но были и еще какие-то участки, которые помнили шаблон и следовали ему, всё равно как роли, выученной для спектакля. И вот эта меньшая часть мозга откуда-то знала, что сейчас, согласно роли, Хиро должен извлечь Меч Добра.
  
  Древний металл с шепотом вышел из ножен. Как только принц освободил его - Меч начал свою песню-плач, тихий высокий стон, слышный только одному Хиро (как ему хорошо было известно). Вдоль всего клинка, по центру, шла исчезающе-тонкая линия - вот из нее, такое впечатление, и исходил звук. Этот звук отвлекал, притягивал внимание; заслушаешься - и чувство такое, будто смотришь на солнце чересчур прямо. Казалось, будешь слушать слишком долго и внимательно - и тогда... утратишь... утратишь...
  
  Дольф устремился в обход павших орков и валявшихся обрубков - где лапа, где башка. Хиро шёл следом, стараясь глубоко и ровно дышать, чтобы не стошнило. Меч подсказал руке: "Держи меня перед грудью!".
  
  - Кто наш враг? - Хиро сам поразился, насколько спокойно и непринуждённо он смог это произнести.
  В голосе Дольфа появилась пренебрежительно-клеймящая нотка - адресованная, впрочем, не принцу:
  - Ложный чаровник, вот кто сей. Не рождён с Искусством; не обучен в Залах. Навыки его - дарёные, от вышестоящего получены, посредством зелий и некромантии... Но не страшитесь, мой принц. Не допущу я, дабы воля его достигла до Селены; а прочие его козни я укрощу и смягчу. Меч же ваш смахнёт его защиту враз, как палую листву.
  
  И прошли они через дверь, и поднялись по лестнице, что вилась вкруговую - в башню. Теперь Дольфу было труднее дышать; черты его выдавали усилие, тратившееся, чтобы отвратить давление чьей-то воли. Хиро не ощущал ничего особенного - разве что воздух вокруг стал каким-то немного... хрустким, жёстким и чётким. А Меч в руке наследника отражал и развеивал некоторые конкретные виды наваждений.
  И вот они, пройдя всю лестницу, стояли на вершине башни, перед небольшой деревянной дверью.
  "Я пойду первым", показал Дольф жестами, "а вы за мной - как можно быстрей; и нанесите удар, как только удастся. Только смотрите, мой принц, меня не ударьте. Меч Добра усиливает вашу длань - но направление он вам не укажет. Если случится вам обернуть ко мне лик ваш и Меч - ну так Меч и меня поразит, не слабее, чем врага".
  Хиро кивнул. Дух спокойствия развеялся, и едкий привкус адреналина появился у него во рту.
  "Три", жестами начал отсчет волшебник, "два, один..."
  Дубовый посох Дольфа обрушился на дверь, снёс ее с петель во вспышке света. Дольф поспешил в комнату, а Хиро вбежал за ним. В комнате стояла фигура в грязной коричневой мантии, держала посох перед собой и крутила им. И - ффффшшиххх! - стена пламени метнулась навстречу вошедшим...
  
  Хиро съежился и издал тихое испуганное "ааа!". Но пламя безвредно окатило его - и пролетело дальше, а там и вовсе угасло; это вышло так быстро - он и ноги согнуть не успел. Меч защитил и Дольфа - тот также был невредим.
  А защиту какого бы то ни было чародея вообще очень трудно пробить, как говорил ему ранее Дольф. Многие чародеи каждый день посвящают по нескольку часов ее совершенствованию.
  Известно только одно оружие, которым можно убить чародея с первого же удара. И это не что иное как...
  "Неужели я правда сейчас сделаю это?"
  Но Меч уже бил вперед. Сам.
  И... клинок отскочил от воздуха, окружающего грязно-бурую мантию - только во множестве посыпались оранжевые искры.
  "Блин!" - только и успел подумать Хиро.
  А посох ложного чаровника метнулся к нему (металл это был, не дерево).
  Но Меч в руке принца сам дёрнулся и отбил атаку, вызвав новый рой оранжевых искр.
  - Бейте еще!! - возопил Дольф. - Вы его колдунство кусками кромсаете! Стойте крепко!!
  
  Хиро резко вдохнул - и начал рубить Мечом, как рубят дерево, так что куски и кусочки покромсанного колдунства отлетали куда попало. Не очень-то большая сила вкладывалась в удары (кроме случаев, когда Меч отбивал атаки посоха); в основном же принц и его Меч брали скоростью и многократностью.
  Наконец настала и чаровнику очередь издать испуганное "ааа!", и его покрытое шрамами и затенённое капюшоном лицо перекосилось, когда Меч чуточку достал его плоть.
  "Его защита... иссякла?.."
  Прежде чем Хиро смог как следует додумать эту мысль - его рука рванулась вперёд с неожиданной силой, и Меч пронзил бурую мантию прямо там, где у человека сердце.
  
  Не было последних слов. Не было даже легкого вздоха. Глаза ложного чаровника широко раскрылись, а потом мантия просто... осела. Вместе с телом, что было внутри неё.
  Хиро упал на колени.
  - Ваше высочество! - крикнул Дольф.
  - Я в порядке, - выдавил из себя принц.
  - Что-с?
  - Я цел.
  Тошнота тягалась с адреналином за контроль над его существом. И это при том, что не хватало кислорода. А в утомившейся руке - и в кисти, и до самого плеча - резкая тупая боль.
  Посох Дольфа легонько коснулся его - и боль с тошнотой начали спадать.
  Но так стало еще хуже. Потому что уже ничто не отвлекало.
  
  Волшебник всё смотрел на него, переводя взгляд с собственно принца на меч, и обратно.
  - Вы пускали в ход Меч Добра!.. Это не... повредило вашему высочеству? Или всё же...?
  В голосе Дольфа была тревога. Мудрено ли: Меч Добра (как уверял, опять же, Дольф) быстро убьёт недостойного, коснись тот сего оружия хоть пальцем. Десять человек заявляли права на этот Меч, десять рук касались его ранее, и девять из десяти претендентов заплатили за это жизнью. Но и то лишь по особым случаям - а в мирное время членам императорской фамилии не дозволялось даже пытаться.
  Пророчество гласило, что однажды придёт Обетованный Принц и завладеет этим Мечом. И по всем статьям таким принцем был одиннадцатый по счету кандидат, то есть Хиро.
  Однако...
  
  - Дольф! - хрипло сказал Хиро. - Почему Меч отскакивал от его защиты? Ты же говорил - Меч снесет колдунство одним ударом.
  Дольф замялся.
  - Э-э... пресветлый принц, прошли века с тех пор, как Меч Добра дозволил кому-то владеть собою. И было это лишь единожды. Возможно, не все поверья правдивы. Разрубить колдовскую защиту, пусть и не одним, а многими ударами - это уже немалое достижение.
  - Всё не так, - сказал Хиро. Поколебавшись, добавил: - Меч не даёт мне полной своей силы. Я чую это. Меч как будто... мной... недоволен.
  Дольф кивнул.
  - "Меч Добра, - нараспев процитировал он, - несёт в себе самую сущность того, что делает героя героем; в сём Мече - Великая Истина, коей лишь подлинный герой в глаза глянуть может". Мой принц... не хотелось мне этого говорить, но... не по-геройски вы вели себя сегодня.
  На лице Дольфа при этом замечалась особенная бережная нежность, и она смягчала силу удара, который дофину нанесли эти слова.
  - Но со временем это придёт, - продолжал маг. - В этом я уверен. Это записано в царственной крови ваших праотцев. Хоть вы и росли в другом мире, но вы законный наследник Бронзового...
  Хиро рыгнул, тяжело сглотнул, потом еще раз. В ужасе он понял (и понял, насколько не по-геройски это будет), что его сейчас вырвет прямо на труп.
  
  
  * * *
  
  
  Отрывок 2. Пророчество
  
  Их лошади брели по улицам города - главного в этой провинции. То есть - это вам не какой-нибудь мелкий городишко, а целая, пожалуй что, квадратная миля, огражденная деревянной стеной и редко усаженная двухэтажными зданиями.
  Хиро ехал - и всё время был начеку: а вдруг засада? Он отнюдь не был уверен, что вовремя заметит засаду, если она их и вправду подстерегает. Но что еще он мог бы сделать, чтобы быть как настоящий герой - он не знал.
  В последнее время его постоянно преследовала одна и та же мысль: "А как бы поступал Арагорн? Как бы он держался, что предпринимал бы?"
  Вон женщина несет на каждом плече по глиняному горшку. Она - угроза? Вон безногий попрошайка, проводивший их безразличным взглядом. Он - шпион?..
  
  На улицах - возбужденный гул разговоров; из расслышанных обрывков Хиро почерпнул, что военная застава Империи была захвачена орками. Имперские власти скрывали это (если верить всё тем же подслушанным голосам), но молва гласила, что из-за этого события может сорваться затеянное вторжение.
  
  Хиро глянул на Дольфа и Селену. Они оба вроде как не интересовались такими разговорами.
  Лошади, повинуясь хозяевам, прибавили шагу - и проскакали мелкой рысью некоторое время. Наконец Дольф натянул поводья. За ним - и Селена; и наконец, с небольшой задержкой, остановился и Хиро.
  - Это здесь, - басовито проворчал Дольф.
  Хиро посмотрел: справа от них здание. На огромной вывеске - жадный человеческий рот, пожирающий индюшачью ножку, которая крупнее этого рта. А ниже нацарапаны знаки, которые - как осведомило принца привычное уже заклятье Перевода - означают: "КОРЧМА, ГДЕ ГОТОВЯТ ВКУСНЮЩУЮ ЕДУ".
  Что приятно в этом мире: если не захотят чего-то сообщать - будут держать это при себе; но если уж захотят нечто поведать - сразу огласят это напрямую.
  ...Конечно, Хиро не высказал эту мысль вслух. Ведь ее не высказал бы вслух и Арагорн, потомок Элендиля и наследник трона Гондора и Арнора.
  А этот поступок - точнее, умолчание - со стороны Хиро, он геройский или как? Проявляется ли так царственная скромность - или, возможно, геройская серьёзность, то есть, так или иначе, добродетель? Хиро не знал. Но и рисковать зря не хотел. Его положение и так шатко. Хоть Меч всё еще не убил его - но и должного сродства с Мечом душа Хиро пока не обрела.
  
  Стоило корчмарю увидеть у Дольфа посох - и этот добрый человек быстренько кликнул слуг, чтобы со всей учтивостью проводили гостей в отдельный нумер. А там на столе их уже ожидала чаша с фруктовыми сластями. Селена, как присела, сразу же положила в рот засахаренный кусочек апельсина - и блаженно вздохнула; даже Дольф взял пригоршню орехов.
  Хиро, пряча вздох, взял половинку яблока, слегка покрытую незнакомыми ему специями. Сам факт того, что были добавлены пряности, превращал это яблоко в самое, пожалуй, дорогое и роскошное угощение, которое только мог предложить этот мир. Хиро откусил, прожевал, проглотил...
  Господи, КАК он скучал по шоколаду!
  
  - А теперь что? - спросила Селена, после того как уплела полчаши.
  - Теперь ждём, - пробасил Дольф.
  - Ждём чего? - сказала Селена.
  Дольф опасливо огляделся; посох в его руке сам собой сотрясся - и испустил краткое свечение цвета древесины. Но даже после этого волшебник заговорил не простым голосом, а приглушённым:
  - Этой ночью эмиссар-ассасин и двое нанятых головорезов остановятся в этой самой корчме - у их повозки очень вовремя сломается колесо. Нам надо перехватить послание, которое они везут - в нём наводка на местонахождение Пустого Ожерелья.
  Селена моргнула.
  - Так, - сказала она. - Обалдеть. Откуда ты вообще можешь это знать?
  Дольф посмотрел на Хиро, взглядом спрашивая позволения.
  - Скажи ей, - молвил Хиро. Он попытался добавить властную нотку в свой голос - решение принца ведь! - но не знал, получилось ли.
  Дольф кивнул и опять перевел взгляд на Селену.
  - Много ли ведомо тебе о Судьбоносном Пророчестве?
  
  Что хорошо в этом мире: они тут дают очень точные названия решительно всему... ну да ладно.
  Селена опять моргнула.
  - Не то чтобы много. Это дело волшебников. А что до этого пиратке, при её-то ремесле?
  - Истинно так, - сказал Дольф. - Но что именно тебе известно?
  Селена пожала плечами.
  - Новый Владыка Тьмы воспрянет в Злоземелье, возглавит Мерзкие Расы и попытается сотворить Заклятье Вечной Погибели. Но явится Обетованный Принц, Долго Пропадавший и Чудом Обретённый Наследник, Носитель Меча Добра, и надаёт Злу по соплям. Вот оно и всё.
  - Только и всего? - выпалил Хиро с недоверием, но тут же остановил себя. Арагорн небось такого не ляпнул бы.
  Селена улыбнулась дофину:
  - Мне - дак довольно, ваше императорское высочество. Такой шанс в жизни женщины больше раза не случается. - Она послала ему воздушный поцелуй.
  Но на этот раз Хиро не стал отвлекаться на ее подкаты.
  - Мэтр Дольф, - сказал он, стараясь, чтобы эта реплика звучала авторитетно, а не вопросительно, - думаю, следует осведомить ее лучше.
  - М-да, - сказал Дольф. - Это, конечно, и впрямь дело волшебников, и только по воле особы царственной крови можно... - Он перевёл дух и заговорил ещё тише. - Истинный текст Судьбоносного Пророчества, Селена, никогда не был доверен пергаменту. Архимаг заучил его наизусть, и он передавался из уст в уста в течение многих поколений. И этот истинный текст, он... скажем так, содержит больше подробностей, чем ты, похоже, считаешь. И ты, дщерь королевы пиратов, упомянута в нем. Там значится и твое имя, и имя твоей матери. Так и сказано: Селена, дочь Элейны.
  
  У Селены просто-таки отвалилась челюсть, в знак полного, бескрайнего изумления.
  - Ах... - молвила она. - И там сказано, что я под конец всего дела умру?
  - Кто знает, - попросту сказал Дольф. - Странная штука это Судьбоносное Пророчество, о пиратская принцесса. Кое о чем оно повествует в мельчайших деталях - а кое о каких несомненно важных и масштабных вещах в нём ни полслова. Было нам предначертано - находиться на корабле, на который нападёшь ты; было сказано, как наречена ты. Гласит Судьбоносное Пророчество, что будет бой великий у Обетованного Принца супротив Владыки Тьмы, когда тот совсем уже изготовится произнесть Заклятье Вечной Погибели. И далее сказано: тогда-то и предстоит Чудом Обретённому Наследнику нелегкий Выбор меж Добром и Злом. И тут, на этом самом месте, не ранее и не позднее, пророчество обрывается.
  
  - Ха, - сказала Селена и побарабанила пальцами по собственной щеке. - Что-то думается мне, мэтр чародей, что если бы мне всё-таки предстояло в конце умереть - ты бы сейчас не сказал об этом ни мне, ни его императорскому высочеству...
  Она уставилась на волшебника. Он уставился в ответ с непроницаемым выражением на лице.
  - А что делает Заклятье Вечной Погибели? - полюбопытствовала пиратка. - Оно уничтожает мир?
  - Мало кто целенаправленно стремится к уничтожению мира, - сказал Дольф. - Даже Владыке Тьмы нужны низшие, которыми он мог бы править. Нет, Заклятье Вечной Погибели уничтожает Равновесие. Свет и тьма, лето и зима, удача и неудача - сей Великий Баланс Природы оказался бы не просто нарушен, а искоренен полностью; и вместо него установилась бы единая власть - власть Владыки Тьмы. И тогда он стал бы править не только народами, но и самою материей мира. До скончания времён.
  
  - Ха, - опять сказала Селена и быстро перевела взгляд на Хиро. - Ваше высочество, а к чему вы склоняетесь в этом самом Выборе между Добром и Злом?..
  - К Добру, - немедленно ответил Хиро.
  - Даже если Владыка Тьмы предложит вам стать правой рукой повелителя всей вселенной?..
  - Всё равно к Добру.
  - Да вы даже не поразмыслили!
  - Не такой уж и сложный вопрос! - сказал Хиро. - В названии "Выбор между Добром и Злом" как бы уже содержится подсказка.
  Селена пыталась сдержать улыбку.
  - Вас никогда ничем не искушали?
  - Это не вопрос искушения! - сказал Хиро. - Это...
  Он запнулся на мгновение. Не то чтобы он не мог подобрать слов. Но сама концепция не существовала в этом мире. Он-то хотел сказать, что отлично представляет себе все варианты того поведения, которым человек напрашивается на занесение его в категорию "Злодеев" - на этаком межвселенском вики-сайте, организованном по образцу TVTropes. С самого начала, едва он понял, во что ввязался - он сразу мысленно составил на себя "Описание персонажа" и всё время заглядывал туда. Он, абсолютно точно, не собирался становиться ни Тёмным мессией, ни Храмовником, ни Благонамеренным экстремистом, ни даже Законопослушным дураком, и т.д., и т.п.
  - Наверняка Владыка Тьмы подыщет что-то достаточно заманчивое, чтобы предложить вам, - сказала Селена. Теперь она смотрела серьёзно. - Иначе не было бы особого Выбора между Добром и Злом.
  - И пускай, - немного резко ответил Хиро. Его сейчас огорчало не то, что Селена вроде как усомнилась в его чести, а скорее то, что она никак не хочет понять: выбор-то очевиден! Ну как кто-то может не знать, что именно сказано по данному поводу в его личном "Описании персонажа"?!
  - А что если Владыка Тьмы, - сказала Селена, - захватит меня в заложницы и пригрозит, что убьёт меня, если ты не...
  - Всё равно Добро и только Добро, БЕЗ ВАРИАНТОВ!
  
  Селена открыла рот, затем закрыла. В глазах ее отразилась душевная боль, даже вроде как слёзы блеснули.
  - Да ладно тебе! - вскричал Хиро. Он был слишком шокирован, чтобы пытаться как-то смягчить этот острый момент. - Ну подумай ты головой, Селена! Где ты - и где СУДЬБА ЦЕЛОГО МИРА!..
  
  Селена улыбнулась странной честной улыбкой, пронизанной и печалью тоже.
  - Так вот каков тот, кто способен коснуться Меча Добра... Вы будете великим императором однажды, ваше императорское высочество. Величайшим из императоров. И сочтете за благо пожаловать мне дворянство вкупе с титулом, и стану я леди Селена, и никто не посмеет напоминать мне о временах, когда я была пираткой и врагом короны. Возможно, вы соизволите порой звать меня к себе на ложе, по старому знакомству; а может статься, что и нет. Этого и довольно, пожалуй. Вправе ли я просить о большем?.. Нет, глупо было бы.
  - Да я... - Резкая боль пронзила душу Хиро - возможно, от явной несправедливости. - Ну рассуди ты, Селена! Даже если бы я и дорожил тобой больше всего на свете - всё равно разве умно было бы ради тебя похерить мир?! Позволить Владыке Тьмы завершить Заклинание Вечной Погибели?! Да ты, может, и сама бы предпочла смерть!
  - Понятно, - сказала Селена. Странная и грустная улыбка не покидала ее лица. - Ваши рассуждения очень правильны, ваше императорское высочество. Я ничуть не сомневаюсь в вас, далека от того, чтобы дерзить вашей особе или идти наперекор. Я просто знаю теперь, что вы не любите меня.
  
  
  * * *
  
  
  Отрывок 3. Допрос
  
  
  Позже, этой ночью, они мягкой, бесшумной поступью крались к комнате, где спал эмиссар-ассасин и два его товарища. Хиро держал Меч в руке и смотрел на линию, что была посредине клинка. Нескончаемая песня-плач все еще звучала оттуда, из почти не видной глазу черты. Со временем Хиро привык к этому звуку, отчего стало трудней на нем сосредоточиваться.
  
  "Полагаются ли мне за это баллы, Меч? За то, что я сказал Селене - даже если я из-за этого ее потерял?"
  Стон Меча, казалось, затих только на самую чуточку - а может, это просто внимание Хиро уплыло куда-то не туда.
  
  "Меч, ну не может же быть, чтобы героем считался именно тот, кто предпочтет одного целому миру. Ну не буквально же целому миру! ...Правильно?"
  Звук смягчился еще - как будто тонкая линия отдалялась в пространстве.
  
  "Меня бы совсем не порадовало, если бы пришлось ею пожертвовать! Это причинило бы мне боль! Но я и себя самого ставлю на кон! Что такое героизм, если не это? Жертвовать собой и своими желаниями ради блага всего мира! Если не это - та "Великая Истина, посмотреть в глаза которой может только подлинный герой"... то какая же тогда?"
  Хиро пристально уставился на Меч, как бы требуя ответа; но затем понял, что его внимание опять не может зафиксироваться на этом беззвучном стоне.
  
  И вот они стоят перед дверью. Все трое.
  
  Селена достала из-за пазухи небольшой флакон, уронила несколько капель масла на дверные петли. Мастером-воровкой она не была - но основы знала крепко, можно сказать, профессионально. Дверь открылась, тихо и медленно. Селена вошла первой, за ней Дольф, Хиро тихо замыкал шествие, держа Меч в оборонительной позиции.
  
  У эмиссара-ассасина была тонкая эспаньолка, а легкую кольчугу он не снимал даже на ночь. Два его спутника был небриты, отвратительны, а по запаху, наполнявшему комнату, было очевидно - они не моются никогда. Каждый из троих спал в отдельной кровати.
  В руке Селены уже был длинный тонкий кинжал, сущая тебе игла - ее-то она и всадила в левый глаз первого бандита прямо сквозь закрытое веко. Она нанесла этот удар столь же быстро и рьяно, как сделала бы это и мечом, устремлённым вниз - но ухитрилась вовремя остановить кинжал, чтобы он не дошёл до упора, не ткнулся изнутри в затылок и не разбудил звуком остальных.
  Селена прошла между кроватей - и повторила то же самое чудо тихого убийства и на втором рядовом. Тем временем Дольф - с какой-то целью - бесшумно обошёл по очереди все четыре угла комнаты, пока Хиро сторожил выход.
  
  А Селена шепотом заговорила с эмиссаром, держа кинжал у его горла.
  - Не дёргайся, - посоветовала она, - а то перережу глотку, пикнуть не успеешь.
  Глаза эмиссара распахнулись, он резко вздохнул, но сохранил молчание.
  - Волнует это тебя или нет, - сказала Селена, тихо и жестко, - но ты работаешь на Владыку Тьмы, если ты вдруг не знал. Послание при тебе. Оно устное или письменное? Если письменное - где оно? Если устное - лучше колись.
  - Помогите! Воры! Грабят! - вскричал эмиссар так тихо и тоненько, что за пределами комнаты вряд ли могло быть слышно.
  Дольф не отрывал взгляда от горла эмиссара.
  - Понял, что к чему? - спокойно вопросила Селена. - Возможности такие: либо ты колешься сразу... а вон там стоит волшебник, начнешь врать - он сразу это почует... Либо, коли тебе угодно так - всё равно расколешься, но... попозже. Выбирай.
  - Да утони ты в сральнике! - еле слышно возопил эмиссар.
  - Что способно тебя устрашить? - мягко осведомилась Селена. - Свежевание? Кастрация? - Некоторое время она смотрела на его лицо, ничего не говоря. - А если тебе, скажем, глаза выколоть? Или на ленточки тебя порезать? А можно еще знаешь что...
  Эмиссар в нее плюнул. Селена быстро отстранилась - но слюна все же попала ей на щеку. Она не убрала руки - так и продолжала держать один клинок у его горла, другой у его паха.
  - Зря ты это, - сказала она голосом, от которого у Хиро вдруг заледенела кровь. Ее руки, сжимавшие кинжалы, побелели.
  Хиро внезапно ощутил, что надвигается катастрофа, что еще немного - и события в комнате выйдут из-под контроля. Он открыл рот, снова его закрыл... Нет, так и не придумал, как бы половчее прервать допрос.
  
  Заговорил Дольф, используя тихую версию своего привычного басовитого бухтения.
  - Не получается у тебя впечатлить этого.
  Дольф подошел ближе и уставился эмиссару прямо в глаза.
  - А как тебе такое, пёс Тёмного?
  Маг не отрывал взгляда. У эмиссара внезапно от лица отхлынула вся кровь - он поневоле созерцал картину, не видную никому, кроме лишь него и Дольфа. Эмиссар подавился криком, больше похожим на тихий, жалкий, писклявый скулёж.
  Дольф отступил.
  - Вот как грозить-то надо, - произнес он куда-то в ту сторону, где стояла Селена, показывая зубы в своей странной, редко озарявшей его лицо улыбке.
  - Город Силантра! - прохрипел эмиссар. - На перекрестке Тху меня ждёт мужчина в черном, который назовёт себя Алеком! Мне велено сказать ему, чтобы он отправился в Силантру и осмотрел руины храма. Больше я ничего не знаю, клянусь!"
  Селена вопросительно посмотрела на Дольфа, тот кивнул.
  
  ...Они оставили несколько золотых на полу - надо же было оплатить труд тех, кто будет убирать три трупа! - и, не мешкая, отбыли, пока ночь еще укрывала их темнотой.
  
  
  * * *
  
  
  Отрывок 4. В логове
  
  Дворец Владыки Тьмы был на вид столь же пустынен, как самая настоящая пустыня лунной ночью, или какая-нибудь пещера в чреве земли, прорытая очень-очень глубоко. Стены и пол были аккуратно обтесаны и отполированы так, чтобы и то и другое изгибалось нечеловеческими кривыми линиями. И раскрашено всё это было в различные цвета, до того кричащие и вырвиглазные, что лучшим решением было вообще на них не смотреть. Нет, не о пяти пальцах были руки, что возвели этот чертог!
  Четвёрка продвигалась по коридорам, сохраняя разумно малую скорость, приличную исследователям подземелий. Но ни одной ловушки или засады им пока не встретилось.
  
  Вот перед ними и дверь. Алек принялся ее тыкать и простукивать своим посохом. Дверь массивная, богато украшенная, с резными нечеловеческими лицами на ней - а на этих лицах какие-то загадочные, нераспознаваемые выражения. Дольф сказал, что за дверью - нечто интересное.
  - Странно... Ни единой! - сказал Алек и изумлённо покачал головой. - Нигде ни одной ловушки - и на этой тоже! Только резьба - и она не служит прикрытием никаким механизмам, насколько я могу судить. - Он вздохнул. - Не очень-то я тут и нужен, по всей видимости. Это оказался такой поход, в котором вам троим от вора - никакого толку.
  
  Хиро оторвал свой взгляд от лезвия Меча и слегка ухмыльнулся:
  - Почём же мы знали, что тут нет ловушек? Не будь с нами вора - всё равно пришлось бы проверять каждую дверь и каждый участок пола. Только мы бы это делали куда медленней. Нет, Алек, ты уже очень здорово помог Силам Добра - сэкономил нам кучу времени.
  Алек моргнул.
  - Странный подход... но вы правы. Благодарствую, пресветлый принц.
  Обычная довольная улыбка Алека вернулась на свой законное место, он отступил назад и взял свой воровской посох за нижний конец. Проделав некоторые манипуляции с рычажком внизу посоха, он добился того, чтобы когтистый набалдашник ухватился за дверную ручку. Повернул и толкнул.
  Дверь распахнулась.
  
  "Буэээээ", - сказали Алек и Селена в унисон.
  Перед ними, в полу, была гигантская яма с червяками - извивающимися, покрытыми слизью. Рядом с ямой располагалась стеклянная клетка; в ней - тоже черви, но бездвижные и гниющие. И толстые красные проволоки протянуты от стеклянной клетки к потолку - вроде как провода. В комнате пахло корицей и гнилью.
  - Дольф. - сказал Хиро. - Что это такое?
  - Червяриум, - Дольф моргнул и сглотнул. - Я... слышал о таких вещах. Какой ни на есть волшебник, пусть даже и Владыка Тьмы - и мог пасть так низко... - Дольф сглотнул ещё раз. - Он вытягивает жизненную силу из червей для того, чтобы поддерживать свою. Ему не нужно есть и пить, он не стареет, он отобщён от циклов своего же собственного тела. Естественный распад его плоти передан червям, а жизнь червей...
  - Буэээээ, - снова сказали Алек и Селена.
  - Уничтожим эту дрянь? - спросил Хиро.
  - Передающие кабели неактивны... - пробормотал Дольф. - Ясное дело. Тёмный Лорд не считает, что это потребуется ему после завершения Заклятия Вечной Погибели. Или, возможно, он думает, что это может даже помешать. Что ж, неважно. Полагаю, он даже не заметит, что мы тут натворили. - Дольф опёрся на свой посох, по лицу его прошла тень сосредоточенности...
  И внезапная ярко-зелёная вспышка вырвалась из клетки и из ямы.
  
  Алек судорожно захлопнул дверь своим воровским посохом.
  - Ох! - вскрикнул он, затем понизил голос: - Эй, мэтр чародей, ты хоть предупреждай простецов, когда что-нибудь такое соберёшься отколоть! Я уж думал - ловушка какая сработала.
  - Наша работа здесь окончена...? - сказал Хиро; конец предложения лишь слегка был выделен вопросительной интонацией.
  Дольф кивнул.
  - Мэтр, - не унимался Хиро, - чуешь ли ты ещё что-нибудь интересное, стОящее нашего внимания? Ещё какой-нибудь ресурс, без которого мы должны оставить врага перед началом битвы?
  Дольф отрицательно покачал головой.
  Хиро глубоко вздохнул. Он проигрывал этот сценарий в своей голове столько раз, снова и снова, что сейчас почувствовал скорее облегчение.
  - Тогда время пришло.
  
  Из Червяриума они тем же путём вернулись в центральный коридор, уже осмотренный ранее. Алек опять пошёл впереди. Они медленно-медленно продвигались вперёд по черному металлическому полу.
  Идти пришлось долго. Наконец коридор расширился в большой зал - но его убранство, что любопытно, не грозило наблюдателю вывихом мозга. Пол здесь был вымощен прямоугольной плиткой; стены увешаны гобеленами приятной расцветки... но с неприятными сценами, на них изображенными.
  На левой стене взрослый орк убаюкивал окровавленное тело маленького орчонка над горой окровавленных и изрубленных человеческих тел; другие орки сосредоточенно смотрели на эту сцену. Мимика их морд была не как у людей, а потому толкованию не подлежала.
  На правой стене фигура в серой мантии стояла над зелёным полем, покрытым вьющимися растениями. Фигура эта воздела обе руки, как бы благословляя всходы. Видно было, что руки человеческие - но лицо было закрыто сплошной металлической маской.
  
  А прямо перед ними была гигантская двустворчатая дверь, что твои городские ворота. Она была изукрашена золотом и драгоценными камнями, на которые можно было бы купить целую провинцию. Впечатлился даже Хиро, хотя его родной мир был побогаче здешнего.
  
  - Чертова хрень, - тихонько прошептал Алек, глядя на прямоугольные плиты пола, плотно пригнанные друг к другу и образующие аккуратную мозаику. - Ненавижу такое.
  Осторожно, след в след шагали они по полу. Алек с силой давил своим воровским посохом на каждую плиту, секунд по тридцать, перед тем, как шагнуть на неё.
  До двери оставалась всего пара шагов... И вдруг камень подался с громким скрипом - но не тот камень, на который Алек сейчас нажимал своим посохом, а предыдущий, на котором Алек стоял.
  Со сдавленным воплем вор провалился сквозь пол и исчез из виду.
  - Алек! - закричала Селена, и безрассудно бросилась вперёд. Хиро тоже чуть было не бросился за ней, но, с холодной горькой решимостью, удержал себя.
  Селена смотрела вниз, в дыру в полу, куда упал Алек.
  Она, рыдая, произнесла: "Алек!" Затем, словно сойдя с ума, наклонилась над дырой и начала тянуться вниз.
  Предчувствие защипало у Хиро внутри, и он внезапным отчаянным рывком бросился к Селене и отдёрнул её назад. Со скрипом и гулким "бум!", поднявшим кругом эхо, плита вернулась на место, едва не размозжив протянутую руку Селены.
  
  - Нет! - Селена закричала. Слезы катились по её щекам. - Хиро, пожалуйста! Мы должны его спасти!
  - Ваше высочество, принцу негоже... - начал Дольф басовито и ворчливо.
  Холодная горечь внутри Хиро обратилась во внезапную ярость и отвращение к себе. Как это уже было однажды, ужасный вой из центра меча, казалось, набирает громкость, наполняя звуком его рассудок. Тяжелее горы, неумолимей потопа, росло в душе принца грозное "НЕ ЖЕЛАЮ!", гораздое снести всё на своём пути - но при этом оно каким-то чудом оставалось достаточно моральным по своей природе, это была не слепая жажда разрушения, не примитивная энтропия...
  Меч Хиро выскочил из ножен так, как будто составлял единое целое с рукой дофина, и с размаху врезал по плите. Плита рассыпалась в тот же самый миг, словно не была единым целым, а так и состояла из множества частичек. Обломки камня распались в крошево, крошево рассыпалось пылью, пыль обратилась в дым и рассеялась в воздухе.
  
  Когда дым исчез, стал виден Алек на шевелящемся ложе из червей - некоторых раздавило его падением, другие уже ползали по нему.
  Алек не шевелился, не дышал. Червячья слизь блестела на его коже.
  И снова раздался скрип механизмов, и тело Алека вместе с червями начало двигаться куда-то за пределы видимости, а новая яма - тоже с червями, но без людей - встала на это место.
  - Неееет! - кричала Селена. Ужасная, отчаянная мольба исказила ее губы и заставила их дрожать. - Алек!! Нееет!
  Хиро положил левую руку на плечо Селене.
  - Нам пора идти, - сказал он. Его голос звучал пусто и безэмоционально даже для его собственных ушей. - Владыка Тьмы теперь знает, что мы здесь.
  Селена встала, её кулаки сжались, словно ей хотелось набить Хиро морду.
  - Для тебя нет ничего святого, да? - сказала она, и голос ее был холодней, чем ночь между мирами.
  "Мне очень жаль. - подумал Хиро. - Я знаю, что Алек значил для тебя. Побей меня потом, если захочешь". А вслух только и сказал, что:
  - Нам пора. Надо спешить.
  Селена отвернулась от него и вынула из ножен оба своих меча.
  - Как прикажете, ваше императорское высочество, - сказала она. Лица её он не видел.
  
  Хиро перепрыгнул через дыру в полу на последнюю плиту перед дверью. Стон-плач Меча не стих в этот раз, он всё ещё звучал у него в голове.
  В ужасной чёрной ярости, судорожно, будто бросая гору, Хиро ударил Мечом - и обратил прекрасную золотую дверь в пыль и дым. "Хватит с меня ловушек!"
  Дым опять развеялся, и они увидели огромную тронную залу, а в ней - трон, а на нем - Владыку Тьмы собственной персоной.
  
  
  * * *
  
  
  
  Отрывок 5. Откровение
  
  Искра удивления проскочила в голове у Хиро. Тронная зала не была мала, но и не отличалась таким гигантизмом, какого почему-то ожидал принц. С небольшой дом, пожалуй. Стены были увешаны картинами, а на них - солнце и облака, трава и холмы; сквозь большой стеклянный купол сверху падало приятное золотистое свечение. Трон Владыки стоял на золотой платформе; само сиденье выглядело уютным, мягким и спроектированным под человеческое тело; ни дать ни взять офисное кресло из родного мира Хиро, а не церемониальный престол! За троном лежало сияющее горизонтальное полотно силы, а за ним стоял алтарь. На алтаре - какая-то мешанина из шестерёнок, что висели прямо в воздухе, вращались без осей или проводов; а над этой странной штукой пульсировал яркий свет.
  Тёмный Лорд восседал на своём эргономичном троне, одетый в удобную рясу из серого шёлка.
  - Ну, наконец-то, Хиро, - сказал Владыка Тьмы. Его пальцы отбивали на подлокотнике трона дробь: тук-тук-тук. - Я уж начал думать: явишься, не явишься?
  Разум Хиро пришёл в смятение; он не мог вспомнить, как он планировал начать.
  - Ты меня ждал? - произнесли его уста как бы сами по себе.
  - Брось, - сказал Владыка, - ведь не рассчитывал же ты подкрасться ко мне незаметно? Весь мир знает о пророчество, которое гласит: Принц и Владыка обязательно встретятся! Предполагалось, что Носитель Меча Добра прибудет до того, как я завершу Заклинание Абсолютной Силы. - Владыка махнул рукой в сторону механизма на алтаре за троном и мигающего света над алтарем. - А оно почти завершено.
  Дольф мрачно усмехнулся, оперевшись на свой посох.
  - Ты напуган. Боишься. - сказал он.
  
  - Конечно, я нервничаю! Ещё бы! - Владыка сделал судорожное движение, как будто хватая пустой воздух; при этом он так и излучал неудовольствие. - Кончились у тебя твои очевидные утверждения? Или еще будут?
  Селена указала одним из своих парных мечей на Тёмного Лорда. На её шее ярко вспыхнул Сияющий Камень, установленный в Пустое Ожерелье. Никакие ментальные воздействия не могли теперь задеть её разум, при такой-то броне, да ещё и со стоящим рядом Дольфом.
  - Ты убил мою единственную любовь, - сказала она простым, негромким голосом, похожим на голос смерти, - а я убью тебя.
  Владыка Тьмы посмотрел на неё. Сложное выражение мелькнуло на его лице. Осуждение это было и жалость.
  Он не произносил слов, не делал пассов - но тело Алека вылетело откуда-то и легло рядом с алтарём, за полотном силы.
  - Голова Алека не задета, - сказал Владыка. -Ты можешь не знать этого, Селена, но всё, что делает человека тем самым человеком, находится в его мозгу. Твой любовник всё ещё существует; всё, что делает его им самим, всё ещё здесь. Он просто не дышит - пока что. После того, как я закончу Заклинание Абсолютной Силы, я смогу вернуть его назад. И я сделаю это. Тебя это устроит?"
  Селену качнуло. Она поперхнулась, и только единственный всхлип вышел из её уст.
  Хиро похолодел. Он вспомнил один разговор, состоявшийся, как теперь казалось, давным-давно. "Что если Владыка Тьмы возьмет меня в плен и пригрозит, что убьёт меня, если ты не..."
  Селена выглядела так, будто она в этот миг вырывает своё сердце и раздавливает его собственными руками.
  Хиро опустил глаза. Он не мог смотреть на это. Он ждал её решения, видя только руки Селены, держащие мечи.
  И Селена выпрямилась, и её мечи указали на Владыку Тьмы. И сказала она, тихим голосом, как будто умирая:
  - Добро и только Добро. Без вариантов.
  На глазах у Хиро мгновенно появились слёзы.
  Легкое удивление отразилось на лице Владыки.
  - Я в том смысле, - сказал он, - что я ничего не прошу у тебя. Просто сообщаю, что если у меня всё получится - я верну Алека к жизни. Это обещание.
  
  "Ах ты ж, сукин ты сын". Хиро понял утончённую жестокость Владыки Тьмы. Не обыкновенная угроза, не требование, чтобы Селена предала друзей в обмен на жизнь возлюбленного. Не грубое предложение, от которого можно было бы отказаться раз и навсегда. Просто безусловное обещание - и Селена теперь должна сражаться, зная с каждым вздохом и ударом, что если она выиграет битву, то потеряет свою единственную любовь навсегда.
  - Ублюдок, - прохрипела Селена. И подняла один из мечей повыше, нацелив его теперь уже в голову Владыки Тьмы.
  Владыка досадливо тряхнул головой и полностью перенёс своё внимание на Хиро.
  
  Хиро напрягся. Он долго и много размышлял над тем, что именно Владыка Тьмы мог бы предложить ему, чем бы он мог пригрозить, чтобы перед Хиро встал Выбор, достойный имени Выбора. Хиро думал об этом, пытаясь поставить себя на место Владыки Тьмы; в голову приходило: "А вдруг и правда позовёт к себе в заместители? А если я откажусь, а потом проиграю - оставит мне жизнь, но будет пытать тысячи лет?" Ничего еще более весомого Хиро измыслить не мог, но...
  Но Владыка Тьмы ведь уже доказал, что его ум изощреннее, чем Хиро может себе вообразить!
  
  ...Владыка вновь заговорил. На этот раз его тон был более формальным; не спокойным, но уверенным.
  - Всё уже готово, о Носитель Меча Добра. Осталось только одно: сделай Выбор между Добром и Злом.
  Взор Владыки стал пристальнее.
  - Хиро, чтобы я мог завершить Заклятье Абсолютного Могущества - я должен принести в жертву волшебника высочайшего мастерства и ранга. А ещё мне потребуется Меч Добра. Именем всей тьмы, что существует в мире, я прошу тебя: убей Дольфа Мечом Добра, а затем отдай Меч мне.
  
  Долгая пауза.
  - Только и всего? - наконец сказал Хиро.
  Сколько он ждал, сколько гадал, как это будет... И вот теперь прозвучало нечто настолько безумное, что принц почувствовал, как у него самого из горла рвётся смех сумасшедшего. Он проглотил его.
  - Это и есть ужасное искушение? Это и есть Выбор? Ты думаешь, что я пренебрегу Добром и предпочту Зло только потому, что ты вежливо попросил?
  Владыка смотрел на Хиро так, как будто не он сам был ку-ку, а как раз Хиро.
  - Выбор между Добром и Злом, - сказал Владыка медленно и осторожно, как будто объясняя ребёнку, - не в том, чтобы просто произнести слова "Добро и только Добро!". А в том, чтобы правильно определить, что есть что.
  Дольф издал короткий, лающий смешок.
  - Ты безумец! - прогремел его бас. - В самом деле, что ли, не ведаешь о собственном зле? Это ты-то, Владыка Тьмы?
  - Слова, - спокойно ответил Владыка.
  
  Хиро был так зол, что едва мог говорить. Ледяным усилием вернул он себе спокойствие, заставил себя обдумать всё еще раз. Все эти речи Тёмного слишком уж походили на обманный манёвр.
  - Уж не затеял ли ты толкнуть пафосную речь о том, что добро и зло просто разные стороны одной медали?..
  - Совершенно точно нет, - оборвал его Тёмный Лорд. И перевел глаза на Дольфа. - Это светлые волшебники болтают о Равновесии, о Балансе. И я рад видеть, Хиро, что ты не согласен с ними. Нет, Хиро, я у тебя сейчас спрошу чего попроще. - Его глаза сверлили лицо Хиро. - Что плохого я сделал?
  Лёгкое чувство ошеломления росло в Хиро - как будто он поднимался сейчас по лестнице и наступил на то, что, как он думал, было последней ступенькой, но под его ногой не было ни ступеньки, ни пола, ничего...
  
  - Ты высасывал из червей жизнь, - холодно сказала Селена. - Когда я вижу Злую Тьму - мне ли ее не опознать?
  Тёмный Лорд едва мазнул по ней взглядом:
  - Молчала бы уж, пожирательница мяса животных.
  - Ты командуешь Мерзкими Расами Злоземелья! - взревел Дольф. - Ты учил их своему колдовству, помогал им убивать людей!
  Тёмный Лорд внимательно смотрел на Хиро, в то время как отвечал Дольфу:
  - Люди первыми предприняли ничем не спровоцированную атаку на наши земли примерно три тысячелетия назад, утверждая - хотя это была ложь - что наши народы едят человеческую плоть. Здешние хроники говорят, и я им верю, что все пропавшие и якобы съеденные люди на самом деле были похищены людскими же работорговцами. С тех пор те, кого ты называешь "Мерзкими Расами", были вынуждены бороться против непрекращающихся попыток полного их уничтожения. О, они ненавидят вас, конечно же - как еще им к вам относиться? Но они достаточно мудры, чтобы понимать, что среди их собственной расы есть и злодеи - а среди людей есть и хорошие, пусть таких и не много. Вот ко мне же они, например, достаточно дружелюбны.
  И ужасный страх начал просыпаться внутри Хиро...
  
  - Теперь моя очередь обвинять, - сказал Владыка Тьмы. Он встал. Аура гнева сгустилась вокруг него, окутав его, словно плащ; а голос его прогремел по всему тронному залу.
  - Тебя, Дольфа, архимага падшей Империи, я обвиняю в том, что ты заказал, вдохновил и организовал убийства Эльжура, Анжа, Става, Вальдила, Эмхила, Тогма, Хала и чаровника Микеля. На восьмой день седьмой луны этого года ты приговорил их к смерти. Я не назову их невинными. В руках у них было оружие, они сознательно шли на риск. Но если бы не ты, Дольф, им не пришлось бы гибнуть - и тебе не простится, что оборвал ты их жизни и принёс ты горе в их семьи! И хотя это только наименьшее из твоих многочисленных преступлений, я ещё помню день, когда впервые дошла до меня весть о...
  - Ты действительно чокнутый, - уверенно сказала Селена. - Ты называешь "виной и преступлением" убийство орков?
  Хиро застыл на месте.
  
  Эльжур... Анжа... Став... Вальдил... Эмхил... Тогм... Хал... Те семеро...
  Семеро нелюдей, охранявших проход, увидели незваных гостей. Кое-кто из семерых орков издал шипение. У каждого орка вздымалась лоснящаяся грудь, вбирая воздух. Орочьи морды исказились одинаковой гримасой; косые глаза сузились - это выражение любой человек истолковал бы как ненависть или крайнее удивление. Чешуйчатые руки одинаковым движением выхватили мечи из-за спин.
  
  "Как я мог?!
  Что с того, что кожа у них влажная, чешуйчатая и в бородавках, что с того, что людям дико на нее смотреть? Что с того, что кровь их дурно пахнет? Ведь Селена проливала ее реками!
  Как... я... мог?!"
  
  Память неумолимо вела Хиро дальше; он будто проснулся после кошмара и теперь вспоминал свой сон.
  "Чаровник Микель...
  Что он нам плохого сделал, за что мы его?!
  Моя рука рванулась вперёд с неожиданной силой, и Меч пронзил бурую мантию прямо там, где у человека сердце..."
  
  - Это твоя вина, не наша! Твои преступления! - проревел Дольф. - Ты, человек, предал Империю! Ты, истинный волшебник по рождению, предал Древние Залы Волшебства! Ты сеял крамолу и измену, и выступал против власти законного наследника престола!
  
  "С чего я вообразил, что я вправе повелевать миллионами людей, никем притом не избранный, народом не уполномоченный? Только потому, что я сын своих родителей?!"
  
  Дольф стукнул посохом об пол.
  - И сверх того! Сверх того! - гремел он дальше. - Ты стремишься сотворить Заклятье Вечной Погибели! Возжаждав власти, затеял ты порушить Великое Равновесие, лишить мир Баланса!
  
  "Я всё это делал, - думал дальше Хиро, - просто потому, что Дольф поощрял меня за именно такие действия. Потому, что никто в моем окружении не задавался вопросом, а настолько ли всё это правильно. Никто даже не указал на этот момент как стоящий обдумывания..."
  
  - Какое нафиг Равновесие... - прошипел Владыка Тьмы. Его передёрнуло. - Какой к свиньям Баланс... Светлые волшебники именуют это так, притом что они и их протеже-дворяне обитают в прекрасных замках и одеваются в лучшие одежды, а простолюдины голодают и кутаются в тряпьё в своих лачугах! Ты говоришь эти красивые слова, хотя одни годы проходят в спокойствии и здравии, а в другие - чума опустошает земли?! Так-то вы, маги в высоких башнях, оправдываете свой отказ помогать нуждающимся?! Болван! РАВНОВЕСИЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ! Это не более чем слово - и волшебники произносят его только тогда, когда не хотят забот! Ради "равновесия" вы отказываетесь кормить голодных - а свои-то чревеса вы никогда не забываете наполнить! Своих дружков ты всегда излечишь и исцелишь, это угрозы Балансу не создаст... но вот калеки на улицах - шут с ними, с калеками, пускай страдают и дальше...
  
  "Дольф выступил вперед - и слегка коснулся руки Селены своим посохом...
  Вон безногий попрошайка, проводивший их безразличным взглядом. Он - шпион?..
  Почему я, дурак, даже не подумал задать вопрос..."
  
  - ...а для чего им страдать?! - рычал Тёмный. - Ради этого твоего Баланса? Нет, просто потому, что тебе НАПЛЕВАТЬ!..
  
  И в спокойствии зарождающейся катастрофы, на волне первого сомнения, Хиро думал о чём же еще он никогда не думал спросить. Дольф был окутан магической защитой - почему Дольф позволил Алеку идти первым? Дольф, по сути, был сильнейшим воином в их группе - почему он предпочёл, чтобы дралась Селена?..
  Хиро был склонен к логике, и он легко закончил мысль:
  ...Да потому что Дольф - более важная фигура, и если бы он каждый раз подставлялся под опасности - мог однажды и пострадать. Меньше риска - выше ставки. Жестоко, но необходимо, цель оправдывает средства...
  А другой участок мозга вдруг сказал:
  "А ты-то сам, Хиро? Ты-то смог бы приказать своим друзьям: "Идите впереди меня и сражайтесь, а придется - так и умрите!", если бы был сильнее и мог их защитить? Смог бы ты сдержать свой порыв и не лезть в первые ряды?"
  "Смог бы, - ответила холодная логика. - Если бы на кону была судьба всего мира".
  "Может, и так, - откликнулся тот, другой участок мозга. - Но ведь судьба мира на самом деле вовсе не была на кону!"
  Эта часть его мозга знала, что ему, Хиро, просто уютнее за чужой спиной, как и Дольфу. И Селена это знала - и принимала как должное.
  Так оно и было, с самого начала: Дольфа ни в какой степени не волновало, выживет ли Селена.
  В случае чего - подумаешь, потеря! Просто пиратская капитанша...
  Пиратка? Капитанша?..
  Взор Хиро метнулся к Селене.
  "Она брала суда на абордаж и топила их. Она похищала людей и убивала их. Единственно ради собственного обогащения. И так было, пока она не встретила меня, пока не затеяла спасать мир.
  Она убивала людей дюжинами, не дрогнув лицом. И так было, пока она не встретила свою любовь, тут же потеряв ее - и вот тогда единственная смерть потрясла весь ее мир...
  Как мог я считать, что всё идёт нормально?
  Почему я не замечал, не понимал?"
  
  И тут вспомнилось еще кое-что.
  "У эмиссара внезапно от лица отхлынула вся кровь - он поневоле созерцал картину, не видную никому, кроме лишь него и Дольфа. Эмиссар подавился криком, больше похожим на тихий, жалкий, писклявый скулёж.
  Я даже пальцем не прикоснулся к нему, но...
  Угроза смертью или болью уже являются пытками сами по себе, по Женевской Конвенции, по законам моего родного мира.
  А я еще тогда почуял, что что-то не так. Крохотное беспокойство в уголке разума... Но я не возвысил голос против, потому что как же это так - люди дело делают, а тут я влезу...
  Я глупец.
  Хуже, чем глупец.
  Почему Меч просто не убил меня?"
  
  И несмолкающий стон Меча Добра ворвался в его сознание.
  Казалось, что эта бесконечно тонкая линия, идущая посредине Меча - лезвие внутри лезвия - втянула в себя его рассудок и его самого, Хиро. Втянула и разрезала. Разрезала, истерзала, взломала...
  С губ Хиро рвался крик.
  Это его морили голодом;
  это он замерзал в холодной ночи, едва прикрытый;
  это его резали, били, насиловали;
  это он видел, как умирает его отец, дочь, любовь,
  они страдают терпят корчатся умирают...
  
  ...он был открыт всей Тьме, что существует в этом мире...
  
  Его сознание разлетелось на двенадцать миллионов кусочков, и каждый кусочек был наедине со своим собственным ужасом. Юная девушка истерически кричала, а ее отец, скорчив зверскую рожу, срывал с нее блузку... Невинно осуждённый съёжился в шоке, а судья зачитывал приговор... Мать заливалась слезами и крепко держала сына за руку, в то время как он испускал последний вздох...
  
  Вся тьма, от которой ты отвернулся.
  Этот бесконечный вопль.
  Останови это!
  
  Кажется, это была мысль самого Хиро. А может - того мужчины, который кричит оттого, что нога его расплющена камнем.
  Отказаться - отвергнуть - поменять... Реальность не должна быть такой...
  Останови это!
  Кто это кричит? Хиро - или тот ребенок в горящем доме?
  останови это
  останови это
  останови это
  ОСТАНОВИ ЭТО
  ОСТАНОВИ ЭТО
  
  "Я остановлю это".
  
  В тронной зале Владыки Тьмы - внезапно вспыхнул нестерпимым пламенем Меч; он сотряс всё вокруг ревущим цунами Силы, как будто прорвало дамбу длиной в тысячу миль. Глаза не могли видеть такую мощь; чутьё барахлило, распознавая ее то как "Свет", то как "Тьму". Хиро держал эфес Меча - и был то ли темным силуэтом, окруженным сиянием, то ли яркой фигурой, которую окутала тьма.
  Дольф с тревогой повернулся было к Хиро - но тут глаза мага широко раскрылись, и внезапная радость озарила его лицо. "У вас получилось! - прокричал Дольф. - Вы наконец-то пробудили Меч! Теперь, мой принц, вы и впрямь можете одним ударом..."
  Меч одним изящным движением прошёл сквозь все защиты Дольфа, как сквозь воду - и коснулся горла волшебника. Дольф потому и замолчал, что почуял, как Меч касается его кожи. Клинок продолжил движение без помех - и голова Дольфа отделилась от тела и покатилась по полу, и что-то как будто бы поплыло по воздуху от тела в направлении механизма на алтаре.
  
  Крик ужаса Селены смешался с внезапным шумом сияющего марева над механизмом.
  - Хиро! - закричала она. - Хиро! Почему? Ты говорил, что ты выберешь добро!
  С этими словами она обернулась к принцу и вытянула в его сторону оба меча...
  ...и застыла на месте, как статуя; одна из ее ног замерла в воздухе, не окончив движения. В то же мгновение мерцающий камень в ее ожерелье раскололся на кусочки.
  Очень медленно - или так ему показалось? - дофин перевел глаза на лицо Селены, выражение которого кричало: "КАК ЖЕ ТАК?".
  "Она так на меня смотрит...". Какую-то часть Хиро это пугало и огорчало.
  И в то же самое время... Её, Селены, ужас, и его, Хиро, огорчение - какой это в сущности пустяк в сравнении даже с одной-единственной детской смертью и родителем, которому пришлось на нее смотреть! А уж если вспомнить, сколько таких родителей в этот самый миг закрывают глаза своим мертвым детям по всему миру...
  
  - Благодарю тебя, - мягко сказал Владыка Тьмы.
  - Останови это. Пусть так больше не будет, - сказали губы Хиро. В его голове были и другие мысли, всё ещё обдумываемые его мозгом - но все они были мелочью по сравнению с этой.
  Тёмный Лорд сошёл с трона и направился к нему, говоря:
  - Я должен коснуться лезвия.
  Хиро мгновенно пересёк разделяющее их пространство, Меч прочертил идеальную дугу в его руках. Выглядело всё так, будто клинок просто материализовался перед Владыкой Тьмы.
  Владыка отшатнулся.
  - Не бойся. И поспеши, - сказали губы Хиро.
  - Заклятие Абсолютного Могущества уже завершается. Через несколько секунд оно будет полностью сотворено. Этого не поторопишь и не отсрочишь, - сказал Владыка. - Но перед этим я должен сделать ещё кое-что...
  Владыка Тьмы потянулся к Мечу, но его пальцы отдёрнулись.
  - Я должен, - повторил Владыка себе под нос. И его пальцы дотянулись, и крепко схватились за клинок Меча Добра.
  Они задержались там на долгое мгновение.
  
  - И снова благодарю, - сказал Владыка Тьмы. - На этом всё. Теперь ты можешь убрать Меч Добра. Наверное, ты даже должен сделать это.
  Хиро бросил Меч. Тот, едва оставил его руку - стал обыкновенным куском металла, и упал на пол с обычным таким звоном.
  И в тот же миг, как рука Хиро оставила эфес - Хиро перестал быть Избранным. Стал простым смертным, таким, как все.
  Хиро пошатнулся, и уже потом понял, что Владыка Тьмы подхватил его в падении и осторожно положил на пол.
  Хиро прошептал: - Спасибо тебе... - и замолк, не зная как его называть.
  - Меня зовут Важар, - сказал Владыка.
  - Ты не доверяешь себе, - прошептал Хиро. - Вот почему ты должен был коснуться Меча Добра.
  Хиро скорее почувствовал кивок Важара, чем увидел.
  
  Вокруг темнело - или, скорее, темнело в глазах у Хиро. Но ему ещё нужно было сказать что-то ужасно важное.
  - Меч только проверяет на добрые намерения, - прошептал Хиро. - Он не направляет своего Носителя. То, что делает героя героем, не делает нас мудрее. Отчаяние придаёт руке силу - но бьёт с одинаковой силой в любую сторону, по любой цели...
  - Я буду осторожен, - сказал Важар, Владыка Тьмы, тьму познавший и тьму отвративший. - Я не буду доверять себе.
  - Ты... - прошелестел Хиро. - Чем я... лучше уж ты... Ты - более...
  
  "Мне следовало понять. Следовало понять с самого начала. Я ведь вырос в другом мире. В мире, где королевская кровь не даёт права на власть. В мире, где местные "волшебники с дворянами" кое-что делают для людей, а не только сидят, похохатывая, в своих высоких башнях. В мире, где жизнь ценится хоть ненамного да дороже. Где правосудие - это не нож в ночи. Где жители знают: внешний вид расы - не важен...
  А ты, Важар, рождённый в этом мире, но поставивший под сомнение то, что остальные считали данностью... ты, не касавшийся никогда Меча, но услышавший его плач, который должен быть остановлен любой ценой..."
  
  - Не доверяешь себе? Я тебе - тоже... - прошептал Хиро. - Но лучший кандидат, чем ты, здесь вряд ли найдется.
  И он сомкнул веки. До скончания времён.
Оценка: 7.22*36  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"