Куропатко Денис: другие произведения.

Хельдин. Любой ценой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Закованный в оцепление город, внутри которого бушует неведомая болезнь, оставлен на произвол судьбы. Лишь время покажет, спасётся он, или погибнет, не дожив до открытия лекарства. И любой ценой спасать подругу-лекаршу, оставшуюся в этом городе, рискнув собственной жизнью, осмелится лишь сумасшедшая. Или охотница. (В соавторстве с Velena Revers)

   По тёмным улицам ритмично скрипела тележка, страдая несмазанным колесом. Звук смешивался с тихим насвистыванием человека, толкавшего её ручки.
  Вслед за ним тянулась незримая "вуаль" неприятного запаха, от которого бездомные собаки зашлись бы громким лаем и побежали перед тележкой, извещая всю улицу о том, что здесь везут лежалое мясо. Но после указа местного градоправителя, бездомных псов на улицах практически не осталось.
  Скрип, наконец-то стих, прервавшись гулким стуком в деревянную дверь.
  - Яства изысканные по вашему заказу. - Велеречиво ответил хозяин тележки в ответ на неразборчивый вопрос из-за двери. Только ехидная ухмылка говорила о том, что данную реплику он приберегал давно.
  - Чего ж сами такое не жрёте? - Приветствовал его рыжий паренёк, открывший дверь. - Шутник, блин... Давай уж, закатывай.
  Ухватившись за другой край, он помог мяснику втащить телегу внутрь, через ступеньку.
  - А третий ваш где? - Озадачился посетитель.
  - Занят. - Вздохнул в ответ рыжий. Его единственный напарник, стоящий позади, с гримасой пошевелил пальцами на перебинтованной руке.
  - Поможешь это добро занести? - Попросил он. - Вдвоём долго таскать, да и у меня с рукой видишь что. Мы за помощь доплатим.
  - Эх, юные дарования... - Беззлобно проворчал мужик. - Ладно. Берись за тот край, а ты иди, двери открывай целой рукой. Хоть какая от тебя будет польза.
  - Светильник ещё возьми! - Добавил товарищу рыжий.
  Кряхтя, они стащили мешок на пол и поволокли вслед за перебинтованным "дарованием".
  - А куда тащить-то, долго?
  - Да в подвал. - Прокряхтело второе "дарование". Мясник поднял голову и вздрогнул, услышав невнятный шум за дверью из толстого древесного полотна.
  - Туда? - Переспросил он. - А что это там?
  - Дом, развалюха старая. - Отозвался человек, идущий впереди с магическим фонарём. Поставил его на пол и зазвенел ключами у замочной скважины. - Разваливается и оседает вместе со стеной. Небось, опять в подвале часть потолка осыпалась.
  - А на головы ничего не рухнет? - Нервно пошутил мясник.
  Перебинтованный все никак не мог справиться с ключом, орудуя лишь одной рукой, так что отмахнулся от тревоги посетителя движением плеча.
  - Да там только раствор крошится с мелкими камешками. Не переживай.
  Фонарь осветил крутую лестницу с короткими ступенями, шагать по которой приходилось очень осторожно. Стены отразили сбившееся дыхание людей, тащивших мешок. Рыжий шёл впереди, держа "нижний" конец ноши и громко выругался, когда стёкшая жижа пропитала узел, намочив ему ладони и рукава.
  - Ты его просушить не мог!?
  - Чем это? Полотенчиком промокнуть? И выкинуть потом, ага.
  Фонарь словно разом потерял яркость. Несущий его человек вышел с узкой лестницы в огромное помещение, и свет рассеялся в воздухе, уступая мраку уже через десяток шагов.
  - Вот это у вас подва-ал! - Протянул мясник, оглядываясь. - Огромный, хоть на лошади катайся! Не думали в аренду сдавать?
  - Да кому он нужен! - Раздражённо отозвался рыжий, выпрямляясь. - Тут попробуй всё освети. Потому вон, кристаллы лишь у входа работают. На остальное разоришься.
  - И пользы от этого места свободного... - Добавил перебинтованный, прикрутив яркость фонаря до половины. - ...Когда не знаешь, за что тут хвататься. То ли работать, то ли трещины латать!
  - Да, больно тут темно. - Поёжился мясник. - Мрачно, как в склепе.
  Рыжий, уже развязавший мешок, вооружился щипцами и морща нос, стал перекладывать содержимое в приготовленные емкости. Но едва не выронил очередной мясной отрезок и обильно закапал пол.
  - Я за тобой мыть не буду! - Скривился юноша с пострадавшей рукой, наглядно покачав конечностью как аргументом.
  - Пфф! Швабру и одной ладонью держать можно, и вовсе без рук! Или заклинания бытовые позабыл? Прибедняется он...
  ...В темноте раздался шорох. Принять бы его за мелкие камешки, осыпавшиеся с потолка, да только слишком чёткий звук. Почти ритмичный. Будто... когти?
  - Слышали!? - Обернулся мясник. Но насторожился он один: парни спорили по поводу того, кто протирал здесь полы в прошлый раз, и чья сегодня очередь. Рыжий доказывал свою правоту весьма настойчиво, а "однорукий" больше отбрехивался. Слова посетителя до них не доходили.
  ...Снова цокот, один за другим, три или четыре невидимых шага.
  - Что за... - Заморгал мясник.
  И темнота с рычанием бросилась на него.
   ***
  Короткий разбег, и магический импульс помог пружинисто оттолкнуться от земли. Прыжок заставил подошвы небольших сапожек отмерять шаги по стене, отсчитывая выступающие камни в кладке. Цепкие пальцы поспешно ухватились за небольшой выступ, и девушка зависла на месте, переводя дыхание.
  От выдоха пыль взвилась маленьким облачком, но осела на платке, скрывающем всю нижнюю половину лица и шею. Девушка снова вскинулась всем телом, оттолкнулась и метнулась вверх, хватаясь за новую опору.
  "А дальше всё не так просто". - Подумала охотница, осматривая пространство над собой в добрых две сажени. - "Стену возвели не меньше века назад, превратив Парук в город-крепость, неприступную для ночных гостей из леса. Но времена, когда чащоба кишела опасной нечистью, здесь давно прошли. Обновлять стену не стали".
  А тем временем, глубоко под землей грунтовые воды размывали пустоты, образуя новые и новые полости. Кое-какие из пещер не выдерживают веса и потихоньку осыпаются. Вместе с ними проседает и поверхность, так что стена дала трещины. Пока небольшие, похожие на разветвлённую молнию, ударившую из земли.
  "Но сдвиг есть сдвиг, и здесь искать опору для восхождения куда легче. Ну, вперёд!" - Подбодрила себя Хельдин, продолжая нелёгкое восхождение.
  Большая, набитая под горловину сумка, завязанная лямками на груди, оттягивала вниз и заставляла неприятно потеть от усердия. Охотница в очередной раз рванулась вверх подобно ящерице, и вниз посыпалось мелкое крошево с пылью.
  "А вот оформила бы пропускную бумагу у князя, и как нормальный человек, вошла через ворота". - Рассуждала она про себя. - "Через красиво... распахнутые... ворота!" - Рыжая едва не потеряла опору и впившись пальцами в очередную трещину, прильнула к стене. - "...Не спеша и насвистывая! Даже стражники бы кланялись". - Выдохнула она осторожно. И прикинув дальнейший маршрут, продолжила подъём.
  "Только ма-ахонькая проблемка: до княжеского замка почти три дня пути. А там аудиенция, беседа, рассмотрение просьбы. Может, даже запрос в орден послали бы с вопросом, одобряют ли там мои действия. Потом пока бы дождались ответа (со словами вроде: "а мы её не держим") пока заверили документ подписью и печатью... Затем ещё обратная дорога..."
  Её руки, как ящеричьи лапы, до побелевших пальцев вцепились в обшарпанный мерлон, пытаясь подтянуть следом за собой всё тело на площадку. Рыжая рванулась вперёд, чтобы тут же повиснуть животом на узком гребне. Проклятый мешок как живой потянул вниз, едва не опрокинув обратно. Девушка беззвучно обозначила проклятия, и как можно осторожней стала перебираться через преграду.
  Боковое зрение, выхватившее движение в стороне, заставило её замереть. Девушка повернула голову и встретилась взглядом с округлившимися глазами молодого стражника в полном облачении. Юноша, опешив от необычности зрелища, в первую минуту застыл, не в силах определиться с решением.
  Ладно бы мужик какой на стену при осаде лез, с ножом в зубах и нехорошим взглядом. С этим всё понятно. Но тут баба! Молодая девица с лицом, укрытым так, что осталась лишь щёлочка для глаз, да ещё с огромной сумой на спине. Как крестьянка с ворованным мешком картошки, честное слово. И лезет-то не отсюда, а сюда!
  Чернявый стражник уже набрал воздуха для окрика, но лазутчица махнула рукой, словно приглаживала воздух, применяя "отвод глаз". И с коротким ругательством сорвалась вниз, потеряв опору из-за движения.
  Стражник часто заморгал и протёр глаза, словно в них попалась пыль. Тяжело помотал головой и скованными от усталости движениями двинулся дальше по маршруту, продолжая бесполезный, на его взгляд, патруль.
  Хель едва успела ухватиться за края неровного мерлона, и изо всех оставшихся сил, в который раз рванулась вперёд, вернувшись в уже знакомое положение. Рядом пролязгал амуницией стражник, проходящий как раз мимо. Охотница тут же вцепилась в его ремень на поясе, и обвисла на гребне. Юноша снова замер, озадаченно поводя головой по сторонам. Он продолжал болезненно моргать.
  - Вперёд иди, паскуда. - Прорычала рыжая, ногами упираясь в выступающие камни кладки.
  Тот пусть и не сразу, но послушался, с натугой переставляя ноги в сыромятных поножах и явно удивляясь непривычной тяжести. Снова остановился и потряс головой.
  - Вместе полетим. - Обозлилась девушка. - А ну тяни меня отсюда!
  Юноша, конечно, не слышал понуканий: под действием заклинания объект "странная девка с мешком" перестал для него существовать. Но всё равно сделал усилие и за пару шагов вытащил охотницу на стену. Тяжесть пропала. В очередной раз помотав головой, он что-то пробормотал про себя и продолжил идти.
  - Спасибо. - Тихо бросила охотница вслед удаляющемуся спасителю. Обессилено привалилась спиной к стене, протянула ноги и шумно задышала сквозь плотный платок.
  Её рука проскользнула под изогнувшуюся спину и не без труда отвязала пузатую флягу, висящую на поясе и при каждом удобном случае больно хлопающую по пояснице. Откупорив крышку, она аккуратно отлила себе в ладонь едко пахнущей жидкости и быстро, но тщательно втёрла в кожу ладоней, обеззараживая руки.
  Проверила себя, но кроме щёлочки для глаз не осталось открытых участков тела. Обработала кожу и там, аккуратно протирая вокруг век, чтобы не попасть в глаза. Тут же скрыла ладони перчатками, прильнувшими к коже, а манжеты спрятала под рукава. Вернула фляжку на пояс, и с натугой поднявшись, двинулась по стене вдоль зубцов в ту сторону, где вовнутрь должна спускаться лестница.
  Солнце неуклонно катилось к закату, и во дворе поста не было видно ни единого стража. Должно быть, большая часть задействована в патрулях. С введением комендантского часа работы у них прибавилось, наверняка даже с выходных повыдергивали.
  Спуститься вниз не составило проблемы, но теперь требовалось попасть в сам город. Хель замерла под лестницей, и какое-то время оценивала обстановку.
  В двух небольших помещениях, обращённых стенами ко двору, едва слышно суетились люди. Одинокий страж с осунувшимся от усталости лицом посапывал в маленькой будке у ворот, подперев ладонью небритый подбородок. Охотница тихо-тихо пробралась вдоль стены к небольшой калитке в высоком заборе и замерла. Тут забор слегка качнулся справа от неё. Кто-то скучающе прислонился спиной к преграде.
  - Ты бы встал как надо. - Укорил один страж другого. - Ещё не ровен час, уснёшь. Увидит командир, обоим попадёт. Землю в патруле не топчем, и то уже ладно.
  - Не нуди. - Расслабленно отозвался ленивец. - Он, поди, у себя в каморке самогон глушит. Думает так заразу победить, небось. Видел, какой бледный, да вечно злой? Смерти боится...
  - А кто не боится? - С тяжёлым выдохом отозвался другой, и тоже опёрся на ворота.
  Девушка поджала губы. Тихо прокралась к окну в узкой будке и примерившись, как кобра выбросила руку в сторону спящего, клыками-пальцами впиваясь в нужную точку на шее. Стражник затрясся и пару раз всхрапнул, порываясь подняться, но быстро обмяк и едва не грохнулся на пол.
  Хель придержала пострадавшего, чтобы он сполз по стене. Быстро метнулась внутрь и подхватив тело под мышками, осторожно потащила во двор, усадив в нескольких шагах от будки. Убедилась, что не грохнется раньше положенного и вернулась к воротам, прильнув к ним всем телом.
  Подняла руку и изогнула ладонь в отработанном пассе. Сидящее тело от заданного импульса поехало вбок и с лязгом снаряжения упало на землю. За воротами услышали, и два встревоженных стражника немедленно оказались внутри с оружием наизготовку.
  - Милан, Милан! Ты чего тут, дружище, разлёгся?! - Всполошился один из них.
  - Он больной, что ли? - Второй замер на полпути.
  - Да не знаю я! - Рявкнул первый, подбежал и склонился над телом, поправив повязку на лице. - Похоже, без сознания. Но лицо, вроде, красное как обычно... Ну чего стоишь? - Обернулся к осторожному напарнику. - Потянули его в лазарет! Он не больной вроде, просто видать, тоже напился! Сюда, говорю!..
  Выскользнув в дверь кошкой, охотница уже бежала от заставы.
   ***
  "Да чтоб вы все обгадились, кольчужники!" - Пыхтела она уже несколько минут спустя, висящая в жерле тёмного колодца. - "То по часу вас на помощь не дозовешься, а тут бдительность едва не лезет из ушей!"
  Стены в колодце были скользкими от сырости, и раскорячиться там было довольно трудно. Но только так получилось скрыться от патрульного отряда.
  Отвод глаз, конечно, штука хорошая. Но всё в этом мире не вечно, в том числе и силовой запас, который быстро расходуется при постоянном поддержании заклинания. Да к тому же на нескольких людей сразу может и не подействовать.
  "Знала бы, накопителями обвешалась с головы до ног!" - Скрипела она зубами, упираясь ногами и руками в тёмные, каменные стены.
  - А ты куда? - Окликнули сверху.
  - Да там ведро привязано. Быстро попью и обратно. - Отозвался другой стражник.
  "Я тебе попью..." - Разозлилась она, с силами теряя и самообладание. - "Так в морду дам, что кувыркаться надоест".
  Но там, наверху и без неё обошлось.
  - Да ты что, дурак!? - Первый не иначе как себя по шлему постучал. - Жизнь не мила!? Где твоя фляга?
  - Да выпил я уже всё! - Отмахнулся страждущий. - Лето ж почти, а мы в полном снаряжении шляемся!
  - У, прорва... Я же говорил, чем больше пьёшь, тем больше хочется; терпи! Приказ такой, местной воды не трогать!
  - Да дурость это, а не приказ! - Вновь затопал первый. Ещё немного, и он бы услышал тяжёлое сопение из колодца.
  - Эй. - Снова окликнул здравомыслящий. - Да стой ты, разогнался как лошадь... На вот. - Чпокнула крышка на фляге. - Да куда ты руки свои тянешь! Давай я сам в твою отолью. Держи ровней. - И едва слышно для охотницы проворчал: - И пониже.
   ***
  Солнце коснулось горизонта и стало медленно погружаться за синеватые холмы. Охотница кралась в тенях как заправская домушница, перемещаясь от дома к дому по опустевшим улицам. Громкий шум заставил её остановиться за очередным углом.
  В одном из домов, судя по звуку, упала на пол мебель - явно не сама по себе. Шум разбился на отдельные топотки и смешался с приглушёнными воплями. Охотница присела, ещё больше вжимаясь в тень, и задумалась. Там явно происходит борьба, но кого и с кем... Может, домашние скандалят между собой?
  Это вполне возможно: положение в городе заставляет волноваться. Наружу вылезают и обостряются прежние конфликты, люди нервничают и огрызаются друг на друга с каждым днём все злей...
  Думая так, она медленно продвигалась вперёд по сменившемуся маршруту: вдоль стены заинтересовавшего её дома.
  - Держи её! Вали на пол! - Донеслось из-за стены. - Куда, тварь! - К голосу присоединился сдавленный визг и новый грохот.
  Пока большая часть населения в панике попряталась, стервятники отправились на пир.
   Короткий разбег и удар ногой в область замка, срывая простенький засов. Дверь шумно грохнула о стену, явив людям незваного гостя. Тот влетел в небольшую комнату и, зацепившись сумкой о крепление засова, сдавленно ругнулся. Рывком освободился и продолжил движение, определив расположение противников.
  Те успели преодолеть миг растерянности и первый, громила со сломанным носом, уже шагнул вперёд и замахнулся. Хель в движении пропустила нож над собой и выпрямившись, перехватила вражью руку отработанным болевым захватом. Скрутила, заставив развернуться спиной, и отправила лицом в стену.
  Ещё двое кинулись с разных сторон, а позади них скулящая девушка ползла на четвереньках к лежащему без движения мужчине. Тот прижал руки к животу, где серая рубашка пропиталась кровью.
  Оценив ситуацию, охотница решила не церемониться. Шаг назад, одна рука ныряет в карман, запуская пальцы в стальные кольца кастета. Шаг в сторону, подальше от бородача и ближе к другому, отрастившему щёгольски подбритые усики.
   Его замах дубинки гостья встретила первым. Оружие скользнуло сверху вниз, заставив её вжаться в стену, избегая удара. Нога отбила руку с поднимаемым оружием, а кастет с размаху нашёл его челюсть. Усатый отшатнулся и тут же согнулся от нового приступа боли. Удар кастета сквозь одежду добрался до печени. Ноги бандита отказали, и он рухнул, как подкошенный в сторону подельников, от нового толчка охотницы.
  Теснота жилья не давала пространства для ловких манёвров, и бородач, успевший отшатнуться назад от живого снаряда, споткнулся о перевёрнутую табуретку, и влип спиной в стену.
  Кривоносому повезло чуть меньше. Он запнулся о товарища и потеряв равновесие, на всём ходу поймал лицом колено неприятеля. Сквозь гул в ушах он попытался ухватить её ноги, чтобы повалить на пол, но только скользнул ладонями по застёжкам на обуви. Она увернулась от захвата, и пнув не глядя попала в шею над самой ключицей.
   В её глазах внезапно потемнело. Тело распластало по стене, а бедро вспыхнуло болью. Охотница отлипла от стены, в которую врезалась боком, и тут же закрылась предплечьями от нескольких ударов кулаками. Поднырнула под новый удар и попала кастетом в низ живота нападавшему. Бородач резко согнулся, едва собой не повалив охотницу, схватившись за наплечный мешок. Хельдин вывернулась вбок, оставив негодяя сжимать свою ношу. Короткий удар и сталь гулко опрокинула бандита на пол.
   Кривоносый понял расклад изменившихся сил. Он вскочил на непослушные ноги, схватившись за лутку открытой двери, и попытался вырваться наружу. Но метка брошенная дубинка, настигла его на пороге. Разбойник упал на четвереньки и упрямо пополз, нашаривая путь к спасению. По затылку струилось тепло, капая на землю по шее и скулам. Коленом он наткнулся на проклятую дубинку и потеряв равновесие упал на живот. Перевернулся и перестал бороться.
   - Отпусти... Отпусти... - Зашептал он. - Прошу!! - Завопил мужчина на весь город в сторону врага.
  - А ты её отпустил? - Зашипел голос, приглушенный тканью.
  - Да я не... - Он не успел оправдаться. Очередной удар прервал его слова.
  Хельдин спрятала кастет в потайной карман и быстро вернулась в помещение, где осталась брошенная сумка. Там девчонка причитала и тряслась над стонущим мужчиной, и даже гримаса боли не могла скрыть их явного сходства. Картина ясна: отец с дочерью, судя по разнице в возрасте.
  Охотница, подхватывая сумку на ходу, собралась предложить помощь, но окрики приближающейся стражи прервали её на вдохе. Потому, не останавливаясь, гостья выскользнула в дверь.
  Девушка только проводила её испуганным взглядом.
   Ей внезапный гость показался чем-то вроде промелькнувшего вихря, который ворвался внутрь, устроил хаос и моментально скрылся, как пронесшееся стороной стихийное бедствие. Даже пол гостя понять было трудно, так что подоспевшие на шум стражи остались без ответов.
   ***
  Крыши домов уже заливал лунный свет, когда путь охотницы, пересёкший добрую половину города по окраинам, наконец-то привёл к каменному дому в один этаж. Тот примостился у речушки, стиснутой берегами в узкий канал. Ставни на окнах были по ночному времени закрыты, но довольно небрежно, так что через щели наружу пробивался слабый свет.
  Хельдин коснулась дверной ручки и потянула на себя. Закрыто.
  "За окна бы лучше не забывала; оттуда-то гостей меньше ждёшь". - Хмыкнула про себя охотница, плюхая сумку на ступени. Из кармана появился мешочек с инструментами, в которых легко узнать банальные отмычки. В ордене учат и такому; примостившись у замочной скважины, девушка приступила к работе. Тут же недовольно фыркнула, когда отмычка наткнулась на оставленный в замке ключ.
  Вытолкнуть его - задача несложная. Минута, и ключ звякнул о пол с другой стороны. А спустя ещё пару мгновений дверь подалась, впуская гостью в тёмный коридор.
  Подняв ключ, охотница закрыла за собой двери и оставила осточертевшую сумку на полу у вешалки. Тут же избавилась от сапог, освободив усталые ноги. Расстегнула куртку, утяжелённую вшитыми пластинами, но снимать не стала: не привыкла сразу расслабляться. Неслышно ступая, напрягая слух, поднялась по небольшой лесенке и приоткрыв вторую дверь, оказалась в просторной прихожей. Впрочем, она даже громко топая, осталась бы незамеченной.
  Под светом двух канделябров, местами прогоревших до самых подставок, склонившись над столом, разбирала какие-то бумаги молодая девушка. Её простая светлая рубашка уходила под холщовые серые штаны, обрисовывая худенькую спину. Волосы полностью убраны под косынку, так что даже прядки не выбивается наружу, но лицо лекарша уже открыла. Здесь бояться, вроде бы нечего: в углу чадят тлеющие травки, источая сильный горьковато-терпкий запах и обеззараживая воздух.
  Взгляд хозяйки дома заторможено двигался по всему столу в поисках чего-то, чего здесь не было. Движения, а так же сгорбленная спина выдавали сильную усталость, помноженную на беспокойство и долгий недосып.
  Хельдин тоже освободила лицо от надоевшего платка и, вытащив заколку, фиксирующую косу в узел, тряхнула головой. Не скрывая шагов, подошла к травнице и осторожно взяла под локоть.
  - Все хорошо... - Приговаривала она успокаивающе, отводя хозяйку в сторону спальни. - Тише... тише...
  - Там в записях. - Невидящий взгляд девушки скользнул по лицу рыжей. - Там точно должно быть...
  - Конечно, должно, а ты должна отдохнуть... - Убаюкивающим тоном продолжала увещевать Хельдин, будто ребёнка. Она отвела её на кровать и почти усадила на лоскутное одеяло.
  - Нужен паприт, и попробовать добавить марганца! - В порыве едва не вскочила хозяйка.
  - Он здесь. - Сбила её с толку рыжая. - Ты ложись, а я принесу.
  Сила притяжения кровати оказалась сильнее усталого разума: все ещё бормоча что-то о способах эмульгации, травница расползлась по матрацу, притягивая к животу и обнимая подушку.
  - Вот. - Вернулась охотница. - Выпей.
  Она поднесла к губам подруги маленький откупоренный пузырёк.
  Даже несмотря на полусонное состояние, травница осторожно принюхалась и нахмурила лоб, уловив знакомый состав. Но Хельдин твёрдо сказала:
  - Надо.
  Уверенный тон подействовал, а упрямство уже уснуло раньше хозяйки, так что та послушалась. Что-то пыталась бормотать, но охотница уже накрыла её другой половиной одеяла, формируя уютный кокон-укрытие. В нём хозяйка моментально засопела, отключившись окончательно.
  Охотница вышла из спальни и задёрнула за собой штору, чтобы спящую не беспокоил свет. На миг остановилась и прикрыв глаза, с облегчением вздохнула. Последние часы она только и мечтала о моменте, когда наконец доберётся сюда. Сейчас, посреди царящего в городе беспорядка, домик подруги казался островком спокойствия.
  Это кстати, вообще неудивительно. Гаррина умела всюду приносить за собой это неповторимое ощущение мягкого уюта и даже пещеру, загаженную летучими мышами, умудрилась бы превратить в приличное жильё.
  И вроде бы, всё это благодаря бытовым мелочам и безделушкам: вышивка на стене, цветы в горшках на подоконнике, расшитая скатерть, плетёный коврик у порога и шторки с синими цветочками. Но Хельдин была уверена, что стоит хозяйке отсюда уйти, даже оставив все вещи, без неё они станут обычным неодушевлённым хламом.
   Охотница перебросила косу наперёд и распустив её, со слабым стоном запустила пальцы в волосы у корней, помассировав кожу. После долгого ношения такой причёски казалось, что болит весь скальп, стянутый тугим плетением от самой макушки. Перехватив волосы в слабый хвост, лишь бы не мешались, она повела плечами, избавляясь от куртки, тяжело плюхнувшейся на стул. И подошла к столу, заваленному книгами и отдельно валяющимися листами из стопки для записей.
  "Так. Это понятно. Это тоже..." - Перебрала она бумаги, исписанные аккуратным, даже красивым ровным почерком. - "А это боги знают что. И это тоже незнакомо".
  Окинула взглядом комнату, изучая множество заготовок, горшочки с растительными маслами и пузырьки с вытяжками, жирные основы-расходники для мазей и мешочки с травами вперемешку со стеклянными ретортами. Травница переоборудовала своё скромное жилище в небольшую лабораторию, убрав всю посуду и продукты из открытых шкафов. Всё ради борьбы с болезнью, непрекращающейся даже ночью, вне рабочего времени.
  Дрожание света на большинстве подсвечников оборвалось, превратившись в тонкие струйки дыма. Охотница задула последнюю свечу, взамен заставив глаза засветиться зелёным от ночного зрения. В изолированном городе даже свечи - редкость, стоит экономить.
  "Понятно" - Поморщилась она, заглянув в небольшой чугонок, где к стенкам присохли трёхдневные остатки каши. Их бы хорошо отмыть, но одна только мысль о долгом отскребании посуды заставила усталые руки заныть вдвойне. Охотница малодушно задвинула чугунок под стол и накрыла крышкой, предоставив каше развиваться и обретать собственный разум. Сходила в коридор, и осторожно отодвинув книги с края стола, плюхнула туда сумку.
  На свет появились: свёртки с вяленым мясом, колечко колбасы, увесистый шмат сыра, овощи и парочка запечатанных горшков с мочёными фруктами. Туда же легли два каравая и пяток лепешек, испечённых только этим утром. Если не налегать, запаса может хватить на неполную неделю. Из местного же лучше ничего не есть. И не пить по возможности - на стол водрузились три полные фляги.
  Остальное отправилось на ближайшую полку. Пучки подготовленных трав, целая лента с креплениями для разных эликсиров с разноцветными пробками и пара мешочков с редкими алхимическими ингредиентами. Кто знает, что именно из этого может пригодиться?
  "Состряпать еды и вымыть реторты для новой работы. Ну и чугунок, леший с ним". - Планировала утро охотница, а сама уже глотала слюну от аромата копчёной колбасы. Та пахла как сволочь всю дорогу, заставляя желудок урчать в самые неудачные моменты.
  Хельдин тоненько нарезала её на кругляшки, добавила ломтик сыра, капустный лист и быстро закрутила в тонкую лепёшку.
  "Радуйся любым приятным мелочам, это иногда здорово выручает. Любая отдушина не даст тебе впасть в уныние". - Учил её наставник. С работой в ордене и вправду лучше привыкнуть искать плюсы, чтобы порой не свихнуться от постоянного напряжения. Так что сейчас, закинув ноги на соседний стул и с удовольствием щурясь, довольно урчащая охотница заточила кривобокий ужин с таким наслаждением, словно это было как минимум праздничное угощение с королевского стола.
  С кружкой ароматного отвара она напоследок обошла дом, закрывая и проверяя ставни и двери. После чего устроилась на небольшом диванчике в соседней комнате, для чего пришлось скрутиться калачиком. И моментально уснула.
   ***
  Гаррина проснулась от вкуснейшего запаха, соблазнительно пощекотавшего нос. Жаренная картошечка с луком и приправами пленила разум, отгоняя все мысли.
  Кроме одной: Она живет одна.
  Она резко села и с округлившимися глазами прислушалась к лёгким шагам из прихожей, доносящимся вперемешку со шкварчанием картошки.
  - Хельдин!? - Ведунья изумилась ещё до того, как отдёрнула шторку и увидела рыжую, с лопаточкой в руке сидящую на углу стола, поближе к печке. Та как раз снимала пробу и даже не обернулась. - Ты какого хрена здесь делаешь!? Как сюда попала??
  - Сначала, я оседлала голубя. - Стала та загибать пальцы, не оглядываясь. - Но птица быстро выдохлась, и пришлось запрягать мышей...
  Рина даже глаза кулачками протёрла, в надежде, что ей всё это кажется.
  - А тебе по дороге не показалось, что у нас карантин!? - Взвилась она. - Город в изоляции! Думаешь, просто так!? Тут трупы на улицах сжигают, их складывать некуда! И лекарства нет...
  - Слышала, что-то такое. - Спокойно отозвалась рыжая.
  - Ну и какого рожна пришла!? - Поспешно натягивая кофту, беленилась травница. Её русая прядь грязным локоном выбилась из съехавшей во сне косынки.
  - Еды принесла. Воды. Эликсиров разных. Основ под зелья, трав. А ещё... - Хельдин наконец повернулась и сверкнула глазами. - ...Тебя на том костре увидеть не хочу.
   ***
  Какое-то время завтракали молча. И без того небольшой стол, до кучи уставленный ретортами и горшочками, едва умещал двух подруг, так что девушки то и дело сталкивались локтями.
  - Любишь ты гостей. - Хельдин вилкой обвела обстановку. Травница часто косилась на подругу из-под густой чёлки, всё больше и больше чувствуя вину за "радушный приём", так что сейчас отвела взгляд и сглотнула.
  - О нашем положении многим известно уже? - Тихо спросила она.
  - Да все прилегающие земли в ужасе. - Призналась охотница. - Я ещё в Пажити была, когда выполняла заказ. Туда как раз вести дошли, и было это два дня назад. Но про карантин ничего не говорили, хоть эта идея и напрашивалась. Я думала, успею до закрытого режима, но прогадала. Бумаги оформлять долго, так что выбрала другой способ.
  - Тяжело сюда пробраться было?
  - Не спрашивай. - Скривилась рыжая. И тут же улыбнулась: - Да ладно, не строй из себя виноватыша. Понятно, что переживаешь за меня, но я уже здесь. И готова чем-нибудь помочь. Расскажи лучше, как это вообще началось?
  Гаррина заметно расслабилась, усевшись по удобнее.
  - Началось как-то... внезапно и странно. В лечебницу попал мужчина. С тяжёлыми ранами, как от нападения зверя.
  - Местный?
  - Да. На него на кладбище напали. Когда он навестить могилу матери пошёл. Вечером.
   - Молодец какой. А чего бы, не в полночь?
  - Как работу завершил, так и пошёл. - Пожала плечами хозяйка. - Да и кладбище само за крепостными стенами. Старое. - Пояснила она. - Кого тут опасаться? Ни нечисти, ни мародёрам, там вроде дела нет. Ну, так все раньше думали.
   - Это было просто животное, или монстр?
  - Если и животное, то не иначе как бешеное. Да нет... думаю, нет. Ему будто собака в руку вцепилась. Но бродячих собак уже в городе нет. Ну, не в счёт кошки с крысами.
  - Ты лично раны видела?
  - Да. - Запнулась Рина. - Но уже на трупе.
  - Быстро умер?
  - За пару дней.
  - А... - Замялась охотница.
  - Обработали, конечно. - Насупилась лекарша, угадав сомнения Хельдин. - На совесть обеззаразили первым делом, зашили и лечили стандартными отварами. И с простым заражением крови Целитель бы уж точно справился. Да и помощь была оказана быстро...
  - Что за тварь, от него узнавали?
  - Конечно. Принимающий лекарь записал с его слов.
  - Дай предположу. - Протянула охотница. - Что-то вроде крупной собаки тёмного цвета и с короткой шерстью. Хотя на самом деле шерсть там только на загривке... С толстым хвостом и мощными передними лапами, на которых длинные когти.
  - Почти. Про лапы он не сказал... Мы потому сначала и подумали на бешеную собаку. Хоть и редко, но такие попадаются. Но позже смотритель кладбища сообщил о полуразрытой могиле. Опять же, сначала думали на воров, тем более что не последнего человека в городе там погребли. Мол, начали копать, да что-то спугнуло. Но следы на земле не похожи на лопату. Так что стало ясно: и на мужчину напал, и могилу рыл зубарь.
  Она мрачно вздохнула и заправила под косынку выбившуюся прядь.
  - Это уже было подозрительно. Откуда взяться зубарю за крепостными стенами? Ладно бы в деревеньке какой... Но факты есть факты, и больного стали лечить от заражения крови трупным ядом. Оперативно лечили, всё правильно делали. Я на смену пришла со снадобьями заготовленными, оттуда и узнала всё. Из первых рук.
  - Но отчего тогда он умер?
  - В том и дело. - Вскинула палец Гаррина. - От совершенно непонятной хвори. Его словно отравили каким-то ядом! Причем замедленного действия. В первый день он на поправку шёл, а на второй началось. К вечеру сгорел, как свечка. Даже Целитель помочь не сумел, только выдохся впустую ...
  - Каковы были симптомы?
  - Кожа побелела до синевы, покрылась испариной. Потом пошли слабые красные пятна. Горячка, бред, потом судороги. После резкий откат, будто ему стало лучше. И затем полчаса новой горячки, слабости; он начал тяжело дышать и задыхаться. Сердечный ритм нарушался. Так и продолжалось, пока он на очередном приступе не умер. Вскрывали его при мне, но не обнаружилось ничего, указывающего на причину смерти. - Как для отчёта оттарабанила Рина. Словно в последние дни прокручивала это в голове, заучив наизусть.
  - То есть яд не исключается. - Предположила охотница. - Мог он оказаться вдобавок и отравленным? Чем-нибудь таким, что бьёт по нервной системе и сердечной вдобавок?
  Лекарь покачала головой.
  - Ни на один из известных токсин не похож. Симптомы не сходятся. Рицин дает бледность и судороги на тяжёлых стадиях, но не было тошноты и болей в животе, как если бы он проглотил отраву. Красавка дала бы еще потерю ориентации и сухость во рту, которых не было. При отравлении ландышем без болей в животе и тошноты не обойтись. То же самое с наперстянкой... - Травница прервалась, поняв что перечислять может ещё долго. - Да и такая "пульсация" приступов очень странной кажется.
  Хель задумалась, рассеянно гоняя вилкой по тарелке последний кусочек.
  - Потом стали болеть и другие? - Уточнила она.
  Травница нахмурилась, собирая информацию в очередной отрывок доклада.
  - Он, наверное, не был заразен в первые сутки. Лекари, что раны обрабатывали, не пострадали. Заразилась смена, что лечила его на второй день. Больные с соседних коек; палата была для травмированных. Их посещали другие лекари, родные... Так болезнь и вышла в город.
  - Когда поняли, что это заразно?
  - Да сразу. Стали носить повязки, пропитанные растительными вытяжками, как при сезонных заболеваниях. Вероятность болезни снизилась, но всё же помогло не всем. Кто, к примеру, насморком мучился или оцарапан был - всё равно заболели.
  Рина тяжело вздохнула.
  - Мне повезло не оказаться в той самой, второй смене. Дома тогда работала. Когда вышла, уже все носили повязки. Думали, это всего лишь лихорадка, вроде лесной. Но... - Она запнулась. - К третьему дню стала умирать первая волна заражённых. В том числе лекари. Смертность полная. Кто-то сумел продержаться дней пять, но не больше. Из первых зараженных лекарей на сегодня мертвы все.
  - Когда вы позвали на помощь?
  - На третий же день. Из Ватора прислали команду лекарей с опытными Целителями. Но среди них люди тоже стали болеть. И не только люди. Тогда мы поняли, что зараза слишком сильна и ввели карантин.
  Она вопросительно посмотрела на охотницу.
  - Вокруг должны были расставить посты... Оцепить Парук.
  - Уже. - Ответила подруга. - Еле мимо пробралась.
  Травница, прикрыв глаза, помассировала переносицу.
  - Всё ещё не могу поверить, что ты здесь...
  - Могу ущипнуть. - Усмехнулась рыжая. - Здесь, и хватит об этом. Продолжай. Я ведь ничего толком не знала о положении в городе.
  - Лечебница переполнена. - Мрачно сообщила Рина. - Там держат только тяжёлых больных, остальных по возможности закрывают дома. Сначала их навещали, сейчас... даже не знаю. Мы обнаружили, что нурика - лекарство против болотной лихорадки - немного замедляет болезнь. Даём её всем. Но не всем помогает. И спасти никого ещё не удалось. Даже на первых стадиях.
  - Ты сказала, болеют не только люди?
  - Все, кто был в городе. Пара орков, что гостили проездом, местный гном-мастеровой. Он уже скончался. Орки держатся уже неделю. Но когда я вчера относила партию лекарства, куратор призналась, что у них уже пошла последняя стадия. Надежды нет...
  - Тебя отправили готовить нурику?
  - Конечно, запасы ведь кончаются. Кроме меня не осталось свободных травников. Слишком нужны они в лечебнице.
  Отпив из кружки, она, горько усмехнувшись, призналась:
  - Думаю, старший Целитель просто решил меня пожалеть. Ведь нурику можно готовить и в больнице. Но я ещё практикантка, самая молодая из уцелевших. Вот и отправил подальше. - Сгорбилась она.
  - Ты и здесь полезна. - Постаралась успокоить Хельдин. - Сама говоришь, кроме тебя некому делать снадобье. - Она кивнула на ряд горшочков, где настаивались новые заготовки. - И тебе задание доверили, лекарство нужное найти. Я просмотрела записи вчера...
  - Не давали мне такого задания. - Снова усмехнулась Рина. - Это уже личная инициатива, в перерывах пока настаивается нурика. А лекарь напрямую приказал: чтобы ноги моей не было в лечебнице. Даже снадобье я должна отправлять через посыльного.
  Она согнулась и растёрла ладонями лицо.
  - И тем не менее, это важно. - Тихо сказала подруга.
  Рина вздохнула. Ободрённой она не выглядела.
  - Ладно... - Она отставила кружку и встала. - Кроме меня над лекарством ещё местные алхимики работают. Учёные, они здесь диссертации писали. Я у них и брала оборудование. Нужны ещё плоские чашки с питательными средами и кое-какие тигели. Да реагенты кончились.
  Травница нашла длинную куртку с лекарской нашивкой и капюшоном.
  - Хотела как раз к ним сегодня сходить. Сообщить результаты опытов и узнать, как работа идёт. Раз пока мне другого дела нет. - Мрачно закончила она.
  Хель отставила ногу в сторону, символически преградив ей путь.
  - Не в лечебнице, так в ином месте решила заразу найти? - Вкрадчиво спросила она и встала. - Нет уж, подруга. Дело у тебя есть, вот и занимайся дальше теорией. А к алхимикам могу сходить и я.
  Травница опешила:
   - А на то, что ты заболеть можешь, мне должно быть наплевать?
  - С моим иммунитетом вероятность заразиться куда меньше.
   Подруга язвительно подбоченилась.
  - Если вы, охотники, и пьете зелья постоянно, это ещё не значит, что они способны защитить вас от каждой заразы. Особенно неизвестной ранее.
  - И тем не менее, шансов заразиться у меня куда меньше.
  - Зато пропуска на перемещение нет.
  - Он мне и вчера не был нужен. - Парировала рыжая. - Уж как-нибудь дойду. А даже если попадусь патрулю, раскрою себя как орденского охотника. И физиономию важную скривлю. Авось, убоятся орден и пропустят.
  Подруга запнулась с ответом, и Хельдин победно отобрала у неё куртку.
  - Записку напиши. - Усмехнулась она. - Этим алхимикам. Что мол, я твой посланник, и подпись поставить не забудь. И список, что нужно.
  - Хельдин...
  - Нет. - Сурово ответила та. - Ты сама знаешь, что я права. Комплексное противоядие, что охотники периодически принимают, хотя бы повышает иммунитет. Я и повязку надену. Так что не спорь. Пиши записку и скажи, как к ним пройти.
  Гаррина сдалась и опустилась на стул, подбирая с краю карандаш.
  - Только не задерживайся.
   ***
  Город напоминал остатки костра, медленно угасающие и местами прогоревшие до пепла. Пустынные улицы и переулки, по которым пробиралась Хельдин, казались вымершими давным-давно. Кое-где правда, встречались "искорки": движение в окнах или доносящийся из-за дверей разговор. Но это были именно что остатки.
  Редкие люди, которых можно было встретить, сидели на порогах или под дверьми. Укутанные в зимнюю одежду и содрогающиеся от лихорадки, эти больные могли покинуть дом добровольно, не желая заразить родных. Или их выгнали дожидаться помощи на улице. А может, им просто уже некуда идти, зная о том, что болезнь непобедима.
  Пара больных, уже с красноватыми пятнами на лицах, прошли другой стороной улицы. Они могли направляться и в лечебницу, да только та в другой стороне... В одном переулке она заметила неподвижное тело. Не то пьяница, не то уже умерший.
  Где-то был слышен плач. Где-то - вой собаки. Лавки сплошь, все как одна, стояли с закрытыми ставнями. Если и не закрыты, то за окнами было темно. О торговле в таких обстоятельствах и речи идти не могло. В паре мест окна оказались выбиты, и внутри царила тишина.
  Город будто подвергся нападению врага. Вот только нападали не извне, а изнутри; стервятники, подобные вчерашним, поспешили урвать свою выгоду.
  "Стражники конечно, патрулируют улицы. В том числе и выявляя больных, отправляя в лазарет. Но на все кварталы их не хватает. Да и не сравнить со вчерашним, людей в кольчугах на улице куда меньше". - Думала Хельдин, осторожно выглядывая из очередного переулка. - "Похоже, в их части тоже случилась вспышка заражения. Или многие не вышли на службу, оставшись дома".
  Сегодня идти по городу оказалось легче, нежели вчера - но это не радовало.
  Она едва не присвистнула, когда поняла, что по указанному адресу, последним на улице высится старый особняк в три этажа с двумя декоративными башенками.
  "Местные алхимики - учёные-теоретики, которые проводят утверждённые исследования и пишут по ним диссертации. Эти изучают средства для консервации продуктов. И вроде бы, ткани обрабатывают. Похоже, их исследования сочли важными, раз выделили такие деньги, что профессорам хватило на аренду здания".
  Правда, чем ближе она подходила, тем больше в глаза бросалась ветхость постройки. Прилепившись одним краем к крепостной стене, дом казалось, держится на ней, как на единственной подпорке. Местами законопаченная крыша и трещины по фасаду, облупившаяся облицовка, давно потерявшая цвет. Слюда далеко не во всех окнах, остальные забиты досками. Мда... Поторопилась она решить, что алхимики проводят важные исследования.
  Места здесь конечно, хватит с головой и на жильё, и на лабораторию. Не то, что семеро - десяток разместится с комфортом. Но вряд ли аренда такой развалины обходится дорого. Может, наоборот, из-за дешевизны и выбрали.
  "Повезло, что они обосновались в Паруке. Сразу семеро - хорошая помощь. Надеюсь, вместе с Риной они найдут лекарство". - Охотница постучала в дверь.
  Спустя минуту пришлось стучать снова, уже громче. Она, было, подумала добавить и ногой, как наконец, с той стороны неуверенно спросили:
  - Кто там? - С явной надеждой, что "там" уже никого нет, а стук всего лишь померещился.
   - Подручная из лечебницы, с посланием от лекаря Гаррины Славской. - Спокойно отозвалась Хельдин.
  За дверью задумались.
  - А вдруг врёшь?
  Охотница опешила.
  - С чего бы?
  - А мало ли кто шляется! Может, там вас целая шайка мародёров стоит! Откроем, голоску девичьему поверив, а дружки твои и вломятся!
  - А у вас можно подумать, чем поживиться есть! - Фыркнула Хельдин, представив себя во главе подобной шайки.
  - Почему-то все думают, что есть!
  - Так. Ладно. Поняла я ваши опасения. - Охотница полезла в карман. - У меня с собой записка от Гаррины. Давайте просуну под дверь. Посмотрите, почитайте. Потом откроете.
  Записка с шуршанием была втянута под дверь. Хельдин осталась стоять, в ожидании оглядываясь по сторонам. Здесь улица кончалась тупиком, но мало ли - принесёт очередной патруль. Скрываться тут негде, а раскрывать, что в городе охотник - не хочется.
  Ведь поди докажи, что явилась по личным причинам, а не для расследования. В городе и без того напряжённая ситуация. Не хватало людям занервничать, решив, что вдобавок к эпидемии появилась другая опасность.
  Когда она сама стала нервничать, ругаясь про себя, механизм в двери щёлкнул. За ней обнаружился молодой паренёк, который уставился на пришелицу с некоторым удивлением: он оказался таким же рыжим. Кабы не длинный нос клювом, и глубоко посаженные тёмные глаза на смуглом лице, они могли сойти за родственников.
  - Теперь уже можно войти? - Ворчливо осведомилась Хельдин. - Или ещё чего-нибудь проверишь?
  - Ты еще поругай меня за осторожность. - Фыркнул он и отступил, пропуская её внутрь.
  - Я думала, здесь работают пожилые профессора. Или ты не из алхимиков, а нанялся помощником?
  - Севар, выпускник алхимического отделения, магистр четвёртой степени. - Оскорблённо представился тот, выпятив грудь. - Почти третьей! Будет она умничать тут... Профессоров среди нас четверо. И трое ассистентов, в числе которых я. И вообще, тебе то, что за дело? Или новенькая в лечебнице?
  - Можно и так сказать. - Хмыкнула она, проходя следом за ним. Ассистент быстро прошел по узкому коридору, пихнул последнюю дверь, и они оказались в бывшем обеденном зале.
  Когда-то здесь принимали гостей за длинным столом, и огни множества свеч, играющие бликами в подвесках дорогой люстры, отражались в хрустальной посуде. Здесь велись светские беседы, проходили семейные вечера, и хозяин особняка хвастался охотничьими трофеями, дорогими картинами и роскошным ковром.
  На стенах до сих пор остались светлые следы от картин и других украшений, да тяжёлые шторы отчего-то прежние хозяева не забирали с собой. Кроме них больше ничего не напоминало о былой роскоши.
  Стены почти скрылись за стеллажами, заваленными книгами, свитками и колбами с ретортами. Обеденный стол сменили целых четыре металлических, для проведения опытов, да ещё два письменных стола расположились у стен. На одном горела яркая лампа, в свете которой записывал что-то усталый человек лет сорока. Ещё двое, примерно того же возраста спорили у доски, размахивая мелками словно рапирами.
  - Надо же! - Удивился седовласый профессор, отмеряющий по каплям какой-то реактив. Несмотря на неожиданную гостью, его рука с пробиркой не дрогнула. - Доброго вечера, конечно... Но с чем вы к нам пожаловали? Севар! Тебе же сказали никого не пускать!
  - Это от Гаррины. - Буркнул тот, уткнувшись в список, и направился к одному из стеллажей. - Сейчас отдам, чего надо, и пусть идёт.
  - От Славской? - Отвлеклись спорщики от доски. - Как там её работа, как она сама?
  - Работа идёт. - Скромно ответила охотница, кивком поприветствовав учёных. - Но не сказать, чтобы у неё была надежда. А как продвигаются ваши исследования?
  Тот, что писал за столом, скривился, будто страдал от сильной головной боли. Двое у доски хмуро переглянулись.
  - Идёт. - С какой-то досадой ответствовал старший алхимик, возвращаясь к своему реактиву, который уже начал менять цвет. - Севар, чего ты там копаешься?
  Ассистент едва не уронил запечатанный свёрток, который пытался запихнуть в холщовый мешочек. Один из парочки у доски нахмурился и подошёл ближе, присев на ближайший стул, как бдительный часовой. Будто следил, как бы она чего не стянула.
  "Что-то мне здесь не рады. Подозревают, что могу оказаться заразной? Но разве тогда бы стали вообще открывать дверь?"
  - Рина от усталости с ног уже там валится. - Грустно поведала охотница, опуская взгляд на свои руки, которые в волнении сжимала. - Даже не знаю, чем ещё ей можно помочь. Беда такая... Даже и неизвестно, спасёт нас кто-нибудь?..
  Их проняло. Человек за столом уткнулся лицом в ладони, да так и застыл; двое снова переглянулись и отвернулись. Один стал рассеянно обводить формулу, другой сидя на стуле, смотрел в пол с похоронным видом, и даже скудное освещение в том углу не могло скрыть его бледности. Старший профессор поднял глаза, и стало видно, что они у него красные, будто от долгой бессонницы или слёз.
  - Я столько больных по дороге видела. - Дрогнувшим голосом поведала вдобавок Хель. - И лечебница полна. Там, вы знаете, лекарей не хватает. Столько уже их... умерло. Кто бы раньше знал...
  - Беда. - Удручённо согласился старший. - Мы тоже потеряли одного из нас. Деянир, младший ассистент... - Он потёр лоб, пытаясь скрыть эмоции, на миг исказившие лицо. - Только год как из Магика выпустился, и надо же, скончался аккурат в день весеннего равноденствия. Не дожил до двадцать четвёртого дня рождения всего трёх дней...
  Он постарался ободряюще поджать губы.
  - Но мы будем искать лекарство. И давайте все вместе не терять надежды.
  Хельдин только вздохнула, утёрла один глаз и несмело улыбнулась в ответ. Старший заметно смягчился. Он бы, наверное, и по голове её в утешение погладил, кабы находился ближе.
  - Всё, собрал. - Отозвался сбоку Севар. - Она не говорила, кстати, насчет сернистого порошка? В прошлый раз был очень нужен. Славская боялась, что не хватит.
  - Не упоминала. - Пожала девушка плечами. Она уже хотела попрощаться, как уловила слабый и непонятный шум.
  Обернувшись на коридор, Хельдин поняла, что шум исходил из-за ближайшей двери и нахмурилась.
  - Что это?
  - Дом оседает! - Отозвались слаженным хором сразу трое.
  - Всё время так. - Добавил старший алхимик. - Ветхое, запущенное здание. Это и снаружи видно. Оно понемногу рушится. Вываливаются камни из кладки, осыпается замазка...
  - Да-да! - Подхватил Севар, подходя. - Уж сколько мы писали в Магик, чтобы переселили нас в другое место, всё как в пустоту! Отсюда даже крысы сбежали...
  - И крыша вон, течёт. - Пожаловался алхимик от доски, указывая на влажные разводы, темнеющие на стенах под самым потолком. - И в подвале потолок то и дело осыпается...
  Звук донёсся снова, уже тише. Но его всё равно можно было узнать.
  -...И воет? - Скептически поинтересовалась охотница, делая шаг в сторону от рыжего ассистента, который уже хотел взять её под локоть.
  - Да что за глупости? - Подтолкнул её Севар дрогнувшей рукой. - В печной трубе, наверное, ветер гуляет. - Он изо всех сил старался держать лицо спокойным, но на лбу едва ли не испарина выступила. - У тебя поручение, так иди!
  - Господа алхимики, да что у вас происходит? - Изогнула бровь охотница, пройдясь взглядом по учёным.
   - Уж прошу прощения, но это совсем не ваше дело. - Неприветливо отозвался старший алхимик, насупившись. И бросил недовольный взгляд на ассистента, чтобы назойливую гостью выпроводил прочь.
  Но она одной рукой расстегнула воротник и подхватив цепочку, висящую на шее, извлекла орденский символ, ярко блеснувший в свете ламп.
  - Как раз моё.
  Раскрыла себя Хельдин, полагая, что подозрительные маги, распознав охотника, выдадут себя. Уж очень странная сложилась ситуация. Явный повод ордену вмешаться.
   Но её жест произвел эффект грома, раздавшегося прямо в помещении.
  Севар с громким ругательством отскочил в сторону, одной ладонью создавая барьер перед собой на случай удара. Старший алхимик таки выронил свою пробирку, отчего жидкость, разлитая по полу, задымила не хуже сырого хвороста, брошенного в огонь. Что делали остальные, она не обратила внимания, потому что сидящий на стуле маг вскочил и броском схватил колбу с полки.
  Быстрым движением она отправила в его сторону готовое заклинание. Но оно сработало на другого алхимика, что почему-то бросил мелок и побежал к окну. Наколдованные сети связали его по рукам и ногам, с грохотом повалив на пол, а маг с колбой вытащил пробку из её горлышка и занёс руку вверх:
  - Стоять! Разобью и все погибнем!
  - Нитроглицерин? - Усмехнулась охотница. - Сообразительный.
  Вокруг неё еле заметно замерцал щит не в пример сильнее, чем блок ассистента. Алхимики будто оцепенели, не зная, что делать. Защищаться, напасть всем вместе, бежать? От ордена-то?
  -...Значит, должен понять, что угроза бесполезна. - Продолжила охотница, спокойно скрещивая руки на груди. - Давай. Разбивай. Всегда хотела посмотреть на такое. У меня ведь одной здесь есть шанс уцелеть.
  Они не поняли, что именно гостья имела в виду: способность охотников возвращаться после смерти, о которой ходили легенды в своё время? Или то, что её защита способна выдержать любой взрыв? Но в любом случае, рука мага с колбой дрогнула.
  - В общем. - Обвела она взглядом бледных магов. - Видно, что меня сюда не зря послали.
  - То есть... - Неуверенно начал старший. - Хотите сказать, что орден... всё знает?
  - Знай он всё, вместо меня одной здесь оказался бы отряд. - Хельдин мрачно пожевала губами. - Имеются подозрения. Ведь сами понимаете, как это выглядит со стороны.
  Им наверняка казалось, что охотница едва ли не мысли читает. А собственное осознание некой вины заставило думать, что она уже всё поняла. Хотя будь они сами телепатами, то поняли бы, что это лишь приём из разряда "дознаватель уже давно в курсе, осталось лишь признаться вслух".
  - Леан... - Вскинул руку старший алхимик, оборачиваясь. Но тот, что держал колбу, уже аккуратно опускал её на стол с обречённым лицом.
  Кто-то от доски тихо выругался.
  - "Аккурат в день весеннего равноденствия". - Процитировала Хельдин старшего алхимика. - Ваш ассистент скончался в тот же день, что и первый заражённый. Причем те, кто заразились от мясника, прожили немного дольше, потому что заболели на второй день. Где же подхватил болезнь ваш подопечный?
  Они замялись в поисках слов, и она прервала их поднятой ладонью.
  - Всё по порядку. - Взглядом дознавателя она остановилась на старшем алхимике. - Показывайте, что у вас в подвале.
   ***
  Лежащая в клетке масса зашевелилась и повернула голову в сторону света. Слезящиеся глаза заморгали, и зверь зажмурился, пряча голову под массивную лапу с медвежьими когтями.
  - Этот... - Тихо усмехнулся Севар. - ...оказался живуч. То, что нам и было нужно. Он успеет пожить достаточно, чтобы заразить остальную стаю. Неялиты, знаете, в общих лёжках вылизываются, и зараза в слюне быстро передалась бы остальным... - Он запнулся, поняв кому, расписывает повадки простейших тварей.
  - Слышала, что многие пытались найти способ истребить зубарей. - Сухо отозвалась охотница, с некоей даже жалостью глядя на умирающее животное. - Но ваш признаюсь, оригинален.
  - Мы ведь и вам помочь пытались. - Сбоку добавил старший алхимик, от подвального холода спрятавший ладони в рукава. - Способ борьбы с одной нечистью, сработав, пригодился бы и для другой. Жизнь определённо стала бы легче без этих тварей, нарушающих природное равновесие. Но...
  Хельдин повернулась в сторону другой клетки. Та была отставлена шагов на семь, и один из её краёв оказался погнут. Толстенные прутья носили на себе отчётливые следы зубов, один клык даже остался валяться снаружи.
  - Он не должен был выбраться. - Спохватился Севар, увидев её взгляд. - Но с потолка обрушилась пара камней. Повредила бок конструкции, а он уж доломал...
  - Здесь он на мясника и напал? - Уточнила охотница.
  Рыжий ассистент подавленно кивнул.
  - И вы попытались скрыть своё дело, уговорив его рассказать версию о бедной матушке, чью могилу он навещал. - С ноткой сарказма уточнила Хель.
  - Госпожа охотница. - Снова подал голос Меандер, старший алхимик. - ...Ведь мы уверены были, что наружу выбрался незаражённый неялит. Наблюдая за течением болезни одного, мы должны иметь второго, здорового про запас. Когда больная особь умирает, то вторая, откормленная нами, размножается делением, потому что накопила достаточно... впрочем, вы и так знаете. Таким образом мы проводили исследования, пытаясь увеличить срок от заражения до летального исхода... И когда случился этот инцидент с продавцом мяса, мы обнаружили в клетке больную особь.
  -...Решили, что сбежала здоровая тварь, мяснику не угрожает ничего кроме стандартного ранения, и отправили в лечебницу. - Закончила за него Хельдин. - Как же так вышло, что без контакта, без передачи слюны, второй неялит оказался тоже заражённым?
  Они мрачно переглянулись. Неясно даже, что удручало их больше - то, что охотник ведет расследование, в котором они обвиняемые, или что нужно признаться в своей же оплошности.
  - Заражённая особь... чихает. - Наконец, тихо сказал Севар. - Это проявилось лишь у данного зубаря. - Он указал на клетку, обитатель которой недобро блеснул глазами на резкий жест. - Вы кстати, близко к нему не подходите...
   - Кстати об этом. - Вскинула палец охотница и развернулась к ним, смерив угрюмым взглядом. - Как вы, специалисты, привыкшие иметь дело с опасными организмами, могли не догадаться, что усиленная болезнь окажется опасна, в том числе и для людей? - Она прищурилась. - Ведь это полный провал. Такое никто не станет использовать, и исследования окажутся напрасны. Не кажется ли вам, что в случае официального запроса на исследования дело оказалось бы куда легче? Лучше оборудование, обустройство и надзор, который уж точно не позволил бы заразе вырваться наружу?
  - Нам не давали такого разрешения. - Потупился Севар.
  - Интересно, почему. - Сухо отозвалась она. Повисло недолгое молчание, пока алхимики отчаянно рассматривали пол, словно провинившиеся дети. Их бледный, измождённый вид прекрасно заменял слова о сожалении и бессонных попытках всё исправить. Охотница вздохнула.
  - Куда потом делась сбежавшая особь?
  Меандер повернулся и щелчком пальцев отправил к дальней стене светлячок. В его свете стало видно, как участок стены отличается от других, словно заплатка новой ткани на ветхом рубище.
  - Тайный ход, замаскирован ещё с давних времен. - Пояснил он. - Он ведёт за пределы крепости, но... - Он нервно потер руки. - Как и это здание, проход находится в нестабильном состоянии. Ходить по нему опасно для жизни. Мы... мы не стали искать особь, пока не знали о её болезни. В первые дни, когда пошли слухи о странной болезни, тоже не придавали значения. Ведь у нас стало получаться, подопытная особь держалась достаточно долго, и нужно было работать с её кровью...
  Он скривился.
  - Потом... потом с этой же болезнью слёг Деянир. Наш младший ассистент. Накануне инцидента он повредил руку. Он же помогал Севару вести мясника в лечебницу. Кровь раненого попала на повязку. Можно сказать... - Он искривил губы. - ...Что в городе было сразу два первичных заражённых.
  - Почему тогда вы ещё живы?
  Меандер вздохнул.
  - Когда работаем с опасными реагентами, мы предохраняемся повязками. Пропитываем их многокомпонентным раствором, смачиваем им же турунды в нос... Это возможно, и спасло нас в первое время. Деянир подумал, что подхватил обычную лихорадку и удалился к себе, решив переболеть, не мешая остальным. Ведь шли исследования, мы почти ликовали, добившись успеха. А после, он скончался... - Алхимик запнулся. - И когда после его похорон стали умирать другие люди, мы, наконец, осознали, в чём дело. Но было уже поздно.
  Охотница будто слушала его вполуха, изучая морок, закрывающий проход в стене.
  - Кто из вас болен на данный момент?
  Севар, кажется, вздрогнул. Старший же только невесело усмехнулся.
  - Да, сейчас мы работаем лишь впятером... Релат. Он один из кандидатов наук... Пытался работать в лечебнице. Следил за симптомами. Искал лекарство. Но... сам заболел. Он наверху. - Невольно кивнул говорящий. - До последнего к нам возвращаться не хотел. Боялся заразить. Но места в лечебнице попросту не было.
   - Мы уже давно не над болезнью работаем, а над лекарством. - Добавил Севар. - И подопытные не звери, а мы сами.
  Алхимики старались держаться спокойно, но было видно, что они едва волосы на себе не рвут. Ведь хотели как лучше, не знали, не смогли... Вот куда приводят благие намерения.
   - Мы бы никогда не отпустили его. - Сказал вдруг Меандер. - Вы должны это понимать. Если бы стало понятно, что мясник укушен потенциально опасной особью, чья болезнь ещё недостаточно изучена, мы бы не выпустили его за дверь. Это ведь опасная ситуация. Мы бы закрыли все засовы, приняли меры... - Алхимик твёрдо взглянул на неё. - Всё ограничилось бы только нами. Но не целым городом.
  - Работайте. - Ответила охотница, блеснув глазами в полутьме.
  - Простите? - Запнулся Севар, явно ожидавший, что она арестует, а то и казнит их на месте.
  - От того, что мне стало известно, - Отчеканила девушка. - ситуация не изменилась. От вас и Гаррины по-прежнему зависит спасение Парука. Потому хватит слов и ненужных рассуждений. Займитесь работой, господа алхимики. - И направившись к лестнице, заметила: - Что с вами делать, можно и после решить.
  "Если мы все выживем". - Подумал каждый про себя.
   ***
  Глава сыскного отделения, Шерельд Затравный, никогда не общался с начальством или сослуживцами "на короткой ноге". Наследник обедневшего дворянского рода, он старался держать прежнее достоинство, несмотря на то, что кроме формального титула, предки не оставили ему ничего. Окружающими это принималось за снобизм и не способствовало сближению. К тому же Парук за три года службы так и не стал ему родным после столицы, откуда не в меру старательного сыскаря отослали в глушь - якобы для обучения младших стражников.
  Тем сильней было его удивление, когда третьего дня, оглядываясь по сторонам, начальство тихо пригласило его в кабинет. Закрыв двери, глава указал на кресло напротив, молча разлил по стаканам дорогой коньяк и выпил свою порцию залпом, обозначив лишь кивок вместо тоста.
  - Шерельд, как хорошо ты изучал историю? - Начал исправник, будто свирепствующая в городе болезнь служила как нельзя более подходящим фоном для отвлечённой светской беседы.
  Сыскарь озадаченно пригубил свою порцию.
  - Курс истории читался в моём училище в течение года. Вас... интересует какой-то определённый период?
  - Не период. Ситуация. - Начальство стало барабанить пальцами по столешнице. - Скажем так, много ли ты знаешь о белом море и красной лихорадке?
  - Белый мор был вызван неизвестными причинами. - Ответил Шерельд, решив представить на месте исправника своего преподавателя по истории, принимающего экзамен. - Но когда выяснилось, что побороть его можно доступными лекарствами и частым мытьём, эпидемия сошла на нет. Красную лихорадку подхватили те, кто раскапывал древние руины в болотах Синего леса.
  - И ты помнишь, как вели себя первые заражённые?
  Шерельд помедлил.
  - Они... узнав, что болезнь неизлечима, нарочно заражали других. Им не хотелось умирать в одиночестве.
  - И ты должен помнить, как быстро эта зараза косила людей. - Исправник помолчал. - Только изоляция смогла её остановить. С нами сейчас происходит то же самое. Парук объявлен опасной зоной, выставлено оцепление вокруг, и никого не выпустят до тех пор, пока болезнь не утихнет. Или не опустеет город.
  Сыскарь очень хотел понять, к чему ведёт начальство.
  - Вы... думаете, это нечто схожее?
  - Мне неизвестно, откуда взялась эта погань. - Скривился исправник. - Может, из-под земли, как в свое время красная лихорадка. А может, нас всех кто-то решил истребить. Нарочно, Шерельд, и это пугает больше всего. На это слишком многое указывает.
  "Да кому это нужно!?" - Подумал про себя сыскарь, но промолчал. История знала и такое. Пара попыток возродить страшные болезни и уничтожить вражескую территорию, имела место - хоть они и не увенчались успехом. Парук находился не так уж далеко от границы с Иллорией, отношения с которой наладились в основном на бумаге... Всё это не внушало оптимизма.
  - Я не могу сказать точно, что это наши соседи. - Перегнулся через стол поддавший исправник, дохнув на подчинённого перегаром. - Но я чую. - Он постучал себя по груди. - ...Чую, понимаешь, что что-то здесь нечисто. И тебе, как опытному человеку... - Исправник подтянул бутылку. - Тебе поручаю разобраться в этом деле. Проси любую помощь. Проси людей, если нужно для расследования. Но отыщи, кто может быть в этом виновен. Разберись, чья это диверсия. Потому что не можем мы. Не можем! Сидеть и ждать взаперти своей участи, как стая больных крыс. Мы ещё живые. И мы ещё разберемся...
  На том подчинённый и покинул начальственный кабинет.
  ...Разумеется, всё внимание Шерельда сосредоточилось на первом известном больном, которым оказался мясник с Мраморной улицы. Выяснить подробности его болезни не составило труда, но без ответа остались главные вопросы: Как он заразился? От кого? Точно ли был первым?
  Сам мясник, конечно, давно лежал на кладбище. Оставалось лишь пожалеть, что Шерельд не обладает способностями некроманта. Вчерашним вечером он наведался к членам семьи умершего, но от них ничего толком узнать не удалось. Они слово в слово повторили официальную историю, рассказанную лекарями: ушёл на кладбище к матушке, едва спасся от чудовища, добрался до лечебницы, где и умер.
  Значит, ничего больше они и не знали. На смертном одре редко лгут.
  Шерельд поднялся по лестнице общего дома на несколько жильцов. Тишина, прерываемая редкими заунывными стонами, провожала его по коридору. Сыскарь едва не глянул себе под ноги, чтобы убедиться, что они не увязают в болоте - настолько неохотно шевелились в нежелании приближаться к нужной двери.
  Осторожно постучав, он не получил ответа. За дверью висела такая же тишина.
  "Тоже мёртв?" - Мрачно подумал Шерельд. - "Зараза... такая надежда была на него".
  Он всё же постучал во второй раз, так что эхо отдалось по коридору. От толчка дверь подалась внутрь, оказавшись незапертой.
  Входить или нет? Сыскарь какое-то время постоял на пороге, глядя в темноту, но всё же решился и шагнул вперед. Зрение довольно скоро зацепилось за полоску света, очерчивающую новый дверной проём. Толкнув и эти двери, Шерельд увидел искомого человека, лежащего на кровати с одеялом, натянутым по самый нос.
  Сыскарю в лечебнице рассказывали, что живущий в этом доме является полуорком. Надежда на нечеловеческую, стойкую кровь и привела его сюда, рассчитывавшего, что больной ещё окажется живым. Хоть и заразился в числе первых.
  Больной дрожал, бессмысленно уставившись в потолок, и в свете неяркой лампы было видно, что его лицо покрыто красными пятнами. Сыскарь несознательно проверил повязку на лице, пропитанную лекарством, и понадеялся, что ему это поможет.
  - Таруш? - Окликнул он, подходя ближе. Тень скользнула следом за ним по стене, упав на лицо больного. Тот вздрогнул особенно сильно, и к облегчению мужчины, перевел взгляд вбок.
  - Я так и зн-нал... - Прохрипел человек на кровати. - Знал, что ты... придёшь за мной.
  На голове Шерельда не было рогов (если верить его бывшей супруге, клявшейся в верности и сетовавшей, что если бы не его перевод, она не расторгала брак) однако он сообразил, что умирающий принял посетителя за кое-кого другого.
  Он был достаточно наслышан о симптомах и стадиях болезни, чтобы понять: полуорку осталось дышать от силы пару часов.
  - Господин Таруш, я Шерельд. Городской сыскарь. - Представился он, присаживаясь на стул и отодвигая лампу чуть подальше, чтобы не слепила больного. - Мне нужно расспросить вас. Поверьте, это важно.
  - Что мне ещё может быть важно? - Еле слышно усмехнулся больной, и его зрачки метнулись по потолку, словно отслеживая движение воображаемых призраков.
  - Мне известно, что вы присматривали за раненым мясником. Тем, который оказался первым больным. Он умер у вас на руках, так?
  - Надо было догадаться... - Рука человека слепо зашарила по покрывалу, будто паук, судорожно перебирающий лапками. - Надо было понять, что они прокляты...
  - Они? Я вас не понимаю.
  - Деньги. Его деньги... - Больной усмехнулся с болезненной гримасой, больше напоминающей судорогу. - Откуда у мясника золотые? Целых три... Лежали у него в нагрудном кармане, ну кто... кто туда кладет ценности?
  Он тихо засмеялся.
  - Знать бы тогда, что через них мне придёт смерть... Сбежал бы через окно, и не вернулся никогда.
  - Вы взяли их?
  Бывший работник лечебницы говорил с трудом, через явные хрипы.
  - А, чего уж. Взял. Что там скрывать. Ему уже не нужно было. А у меня семья большая ... Надо было к ним уехать. Ещё месяц назад. Бросить всё к чертям ...
  - Господин Таруш. - Снова позвал сыскарь, осторожно склоняясь к изголовью кровати. - Послушайте меня. Вы ведь говорили с ним, когда присматривали. Он был на редкость разговорчив. Наверняка болтал с вами. Вспомните. Что он вам говорил? Было что-то странное?
  Таруш заморгал, тяжело дыша. Было видно, что ему с трудом даётся даже это.
  - Да... - Наконец, признал он. - Очень любил поболтать. Всё как обычно. Но эти вот его последние слова... я так и не понял. Долго думал, но не понял, при чём тут...
  Сыскарь едва не подался вперёд, как азартная гончая, перед носом которой вспорхнула перепёлка.
  - Что? Что он вам сказал?
  Санитар улыбнулся кому-то за его спиной. Губы едва шевелились, словно он напевал песенку. Шерельд даже уловил что-то, похожее на мелодию.
  - Таруш? Таруш, ты слышишь меня?
  Тот будто не заметил собственной паузы, сморгнул и посмотрел на мужчину.
  - Он сказал... "Шхуровы алх-химики".
   ***
  Серая птица отчаянно забилась крыльями в окно, спустя час после полудня. Хельдин, помогавшая Гаррине на уровне "принеси-подай-размешай", только-только успела присесть на пару минут. Обернувшись, она озадаченно сморгнула, но птица осталась. Присев на подоконник, та с надоедливой ритмичностью принялась стучать клювом в стекло.
  - Интересно. - Хмыкнула рыжая, открывая окно. Влетевший вестник впорхнул внутрь и обратившись клубом дыма, уронил ей в руки бумажную трубочку.
  - От алхимиков. - Констатировала Хельдин, развернув кусочек неровно оторванной, настоящей бумаги. Она сразу узнала характерную подпись Меандера, которой тот заверял вчерашний список.
  - Ну-ну. - Мрачно отозвалась ведунья, не прекращая следить за реактивом. Тот принял чёрный цвет, и Рина саданула кулаком по столу в бессильной злобе.
  - Леший! Опять не получается! - Выдохнув, она посмотрела на охотницу, что нахмурив брови, читала послание, с трудом разбирая чужой торопливый почерк. - Чего им надо?
  - Помощи, что ли... Никак не пойму, что он тут нацарапал.
  - В аду им помощи просить, самое то. - Буркнула травница, перечёркивая неудачную формулу в записях.
  - Рина... - Подняла глаза от листка рыжая.
  - Зверина! - Огрызнулась та и едва не отшвырнула перо, капнувшее на страницу. - Хельдин, у меня здесь умерло трое друзей. Прекрасных лекарей. Знакомых наберется уже с десяток. Трупов на улицах - сотни! Там женщины, дети. Будь это холера, ветром занесённая, и то смириться легче! Но они... Об этих ублюдках я и слышать сейчас не хочу!
  Травница перевела дух.
  - Хель, их надо судить.
  - Надо. - Кивнула охотница, поднося листок поближе к свету.
  - Почему ты их даже не арестовала?
  - Куда они денутся из заражённого города? - Хмыкнула рыжая.
  Гаррина с трудом удержалась от того, чтобы не швырнуть в неё перо.
  - Куда!? Сама говоришь, у них в доме подземный ход наружу! В любой момент побросают свои пробирки, и поминай, как звали...
  -...До первого поста оцепления, где их в лучшем случае завернут обратно. В худшем перестреляют. Рина. - Охотница снова подняла взгляд. - Я не собираюсь оправдывать преступников. А их халатность именно что преступная. Но положение сейчас близко к осадному. Не время. И от них всё ещё зависит спасение города. Разобраться и осудить мы успеем.
  - Думаешь, если они начали эпидемию, то они и лекарство найдут? - Скептически скривилась ведунья. - Ой, как символично.
  - Вообще-то... - Хельдин вскинула бровь, разобрав наконец-то последнюю строчку. - Вообще-то Рин, они пишут, что уже его нашли.
  У подруги в ладони хрустнул карандаш для записей.
  - Ч... что?
  - Их заболевший, вчера испытал на себе очередную экспериментальную дозу, и с ночи пошел на поправку. Сейчас он уже практически здоров. - Охотница не веря заморгала, боясь, что ей это кажется. - Меандер для проверки нарочно заразился этим утром. Напрямую, ввёл себе кровь больного из лечебницы. Затем вколол то же алхимическое зелье - и болезнь так и не проявилась.
   Травница моргнула и отложила карандашные половинки.
   - Ты права. - Констатировала она. - Всё остальное подождёт. Скорее к ним.
   ***
  -...лекари и заражённые дети. - Пояснял Севар, укладывая в коробку пробирки, заполненные мутным раствором, подозрительно похожим на некачественный самогон. - Эта категория должна получить лекарство первой, уже через полчаса. То есть, должна была ещё раньше, но мы никак не дождёмся курьера... - Он бросил быстрый взгляд на старые настенные часы, но чертыхнулся, поняв, что механизм сломался. - Мы отправили туда вестника, и ещё городскому магу, господину Артеосу.
  - После стольких часов работы понимаю, отрадно добиться результата. - Отозвалась охотница, которая следила за его действиями пристальным взглядом инквизитора. - Но вы можете дать гарантию, что оно работает?
  - Релат уже абсолютно здоров. - Рыжий помахал мужчине, что поглядывал на них, аккуратно перемалывая в ступке какое-то вещество. - Об эксперименте Меандера вы тоже знаете. Первые симптомы проявляются через час, однако он до сих пор прекрасно себя чувствует. Хотя в его случае... и возрасте... - Добавил он чуть тише. - ...должен был умереть к сегодняшнему вечеру. Сейчас идет время наступления этапа с судорогами.
  Оба покосились на седовласого алхимика, который с объяснениями чертил перед Риной формулу на доске. Та задавала уточняющие вопросы, и, несмотря на собственные слова, поглядывала на профессора не без уважения.
  - Должна признать, сегодня он даже лучше выглядит. - Так же приглушив голос, заметила Хельдин. - Что ж...
  Охотница сняла с плеча пропитанный спиртом лоскутик, который приклеился к месту недавнего укола. К ним едва ли не с порога подошли алхимики, вручив лекарственную дозу.
   Пока профессора будут готовить лекарство в больших объёмах, чтобы отправлять в лечебницу, время продолжает уходить. У больных его меньше всего, однако, нельзя забывать о тех, кто пусть и не заражён, рискует заболеть в любой момент. Как и тех, кто переживает дома первую стадию.
  -...действующее вещество, которое скрепляет остальные компоненты, не давая всей химической... так сказать, конструкции развалиться, это суален. - Терпеливо объяснял один из алхимиков. - К счастью, у нас его достаточно, ибо вещество это довольно дёшево и применяется для проведения множества реакций. Мы даже не догадывались о его возможной пользе!
  Он едва не споткнулся, перебегая от стола к столу, чтобы собрать записи в одну стопку.
  - Растворённый в простой воде... - Добавил Меандер от доски с формулой. - ...суален пополам с солью даст эффект стабильного замедления, понимаете? Те, кто уже заразился или вот-вот рискует подхватить болезнь, будут переживать первую стадию не несколько часов, а как минимум, двое суток.
  - Как с нурикой, лекарством от болотной лихорадки. - Подметила Гаррина.
  - Да, но куда надёжней! - Горячился алхимик, что собирал записи.
  - Это поможет замедлить болезнь до тех пор, пока сделанного лекарства не хватит на всех. - Продолжил удачно выздоровевший Релат. - Оптимально добавлять его в городские колодцы, тогда хватит на всех. Но источников воды у нас много, а реакция проходит медленно... В общем, затем мы и послали вестника городскому магу. Он способен ускорить реакцию и усилить её эффект. Господин Артеос должен прибыть с минуты на минуту...
  - Как и гонец из лечебницы. - С досадой ответил Севар, снова несознательно сверившись с неработающими часами.
  - Здесь и понадобится ваша помощь. - Смущённо признал Меандер. - К сожалению, у нас на счету каждая пара рук, так что можем себе позволить отпустить лишь кого-то одного. А больше не к кому обратиться. Потому и позвали вас.
  - Кто пойдёт с нами? - Поинтересовалась Хельдин, прикидывая на глазок вес мешка, что при ней наполняли указанным веществом, хранившимся в сухом виде. В принципе, припасы, которые она притащила Рине, были куда тяжелее.
  - Севар. - Приказал старший алхимик. - Собирайся, на колодцы отправляешься ты.
  Ассистент поджал губы, понимая, что его посылают как самого неопытного специалиста, чьё отсутствие не так страшно. Но спорить не стал, а снял со стула форменный плащ с нашивкой.
  - Вам может понадобиться помощь подручных? - Прикинула охотница объёмы будущей работы. - Хотя бы смешивать и подавать нужные компоненты. Обратимся в городскую стражу? Стоит вам сказать, зачем это нужно, и люди тут же найдутся.
  - Не получится. - С сожалением покачал головой старший профессор, которого тоже посещала эта мысль. - Приготовление слишком сложный процесс, и я опасаюсь доверять какой-либо его этап неопытному человеку. Мы справимся сами. Главное, что теперь есть ясная цель.
  И направляясь к своему столу, от души добавил:
  - Пусть меня хоть на костре сожгут, но сначала каждый житель Парука получит свою дозу лекарства!
   ***
  Карта города не изобиловала подробностями, да к тому же не могла похвастать актуальностью. Изображенный в восточном районе квартал давно был выкуплен неким богачом и превращен в парк (в необходимости которого до сих пор сомневался каждый житель). А на месте когда-то шикарного особняка, занимавшего приличное место даже на карте, лет пять как построили ряд жилых домов на несколько жильцов - после смерти хозяина, не оставившего наследников.
  Однако Шерельда интересовала лишь общая схема улиц, на которой вполне ясно было обозначено местоположение городской лечебницы. Расспросив сослуживцев, он нашел по адресу дом, арендованный алхимиками прошлым летом для проведения исследований.
  Отметив его место на карте, сыскарь понял, что этот дом с лечебницей связывает буквально одна улица и часть переулка, практически по прямой линии. Проведя эту линию карандашом, он принялся искать все заявления и жалобы, которые приходили с данного отрезка. Датой должен быть день, когда в лечебницу поступил мясник с его странной историей про могилу матушки.
  Поиски отняли у него почти половину дня. Нужный район находился в ведении сразу двух младших сыскарей, и нужно было перерыть их дела. Причем в одиночку, потому как один из них скончался ещё вчера, а второй умирал в лечебнице сейчас.
  Но когда старший сыскарь, обозлённый долгим копошением в бумагах и разбором чужого почерка, готов был вслух проклясть весь этот город, на его глаза попалась жалоба, подходящая по всем пунктам: адрес и дата.
  Осторожно крадучись, он будто вор пробрался обратно в свой кабинет, по пути неубедительно отмахнувшись от любопытного стражника из патрульного отряда. О его расследовании, начатом втайне и по негласному приказу - не знал уже только ленивый. Слишком уж важным оно оказалось. Потому в городской управе Шерельд не мог пройти и пары шагов без того, чтобы наткнуться на очередного вопросителя. Ещё с другого конца коридора, завидев его, к Затравному кидались с привычным: "Ну как!? Выяснил чего?"
  Волнение стражей было понятно. Каждый потерял сослуживцев, у многих были семьи и дети, среди которых сегодняшний день увидели далеко не все... Шерельд даже представить себе не мог, что чувствуют эти стражи, выходя каждое утро на службу, становящуюся все более и более ненавистной. Какой толк ходить по улицам, делать вид, что жизнь идёт своим чередом и в этой охране есть смысл, когда их мир рушится - или уже погиб.
  Тем тяжелей ему было отвечать, что расследование пока не дало ясных результатов. Потому уже на второй день после приказа исправника Шерельд приучился обходить других стражей за сажень, словно забравшийся в здание незадачливый вор.
  Торопливо рухнув на стул, он разложил перед собой найденную жалобу и прибавив яркость светильника, склонился над потёртым листом, использованным уже в который раз.
  "...ранним утром видела, как его, бедолагу, по улице тащили" - Читал сыскарь, пытаясь унять волнение. - "Два странных типа, в балахонах каких-то тёмных, да с нашивками бесовскими"... "Как есть с моих слов пишите, убийство это было с ограблением"... "Капли крови потом по улице нашла, что из несчастного натекли"...
  Никакой грабитель не станет носить опознавательных символов. Он вообще не станет таскать жертву по улице, а оставит в той же подворотне, где всадил ей нож под ребро.
  Бесовские нашивки?
  ...Алхимический символ, по которому их всегда можно опознать - треугольник, заключенный в шестиугольник и круг. Каждый, кто хотя бы из легенд слышал о рисунках для вызова, знает, что они в чём-то схожи.
   "...был он волосами тёмен, да в рубахе тоже тёмной, зелёного цвета вроде бы. Мордатый такой, странно, что не отбился, да их сам обоих не отлупил".
  Сыскарь не знал, в каком облачении мясник оказался в лечебнице. Но в остальном приметы совпадали. Как и время, указанное в жалобе, с погрешностью в каких-то полчаса совпадало с временем его поступления к лекарям.
  ...Жалоба поступила в тот же день, но уже вечером. И затерялась в общей кипе, отложенная до завтра. Потом случился общий сбор по причине того, что в страже поймали взяточника, потом начальство делало объявление о грядущей проверке... Потом грянула эпидемия, и о жалобе попросту забыли.
  Откуда у мясника могли оказаться золотые монеты, кроме как оплаты за молчание?
  Шерельд едва не пошатнулся, упёршись ладонями в стол. Его взгляд снова и снова изучал линию, соединяющую две точки на карте. Наконец, он вскочил и покинул кабинет, накидывая куртку на ходу.
  Жалоба так и осталась раскрытой лежать у него на столе вместе с картой. Но она недолго оставалась незамеченной.
   ***
  Магистр первого уровня Артеос, благообразный мужчина лет сорока, присоединился к "отряду" уже через несколько минут. Посланная ему записка очевидно, оказалась более информативной - или он лучше умел разбирать каракули Севара. Но обменявшись с ним кивками, магистр выразил готовность помочь всем, чем только сможет.
  - Имеется у вас пропуск для перемещения по городу? - Поинтересовалась Хельдин, вскидывая мешок на плечо.
  - Имеется, а груз вы лучше мне передайте. - Со снисходительной улыбкой кивнул магистр, протягивая руку. - К чему даме таскать лишние тяжести?
  - Даме так спокойнее.
  - И всё же я настаиваю.
  - Лучше я понесу. - Вмешался Севар, застёгивающий мантию у горла.
  Хельдин скинула мешок и подтолкнула сапогом навстречу к обходительным помощникам.
  - Ладно, несите.
  Мужская часть "отряда по очистке" какое-то время приглушённо спорила между собой, будто столкнувшиеся у дверей стеснительные господа, каждый уверенный в том, что должен соблюсти приличия и пропустить другого. Наконец, сойдясь во мнениях с оппонентом, мешок понёс молодой алхимик.
  Уже за углом Хельдин, идущая первой, столкнулась нос к носу с четвёркой стражей, ведущих патрулирование города.
  - Та-ак! - Тут же ободрились парни в кольчугах, браво распрямляя плечи. - На каком основании шастаем? Как далеко ваш дом?
  - У нас есть пропуска. - Сообщила Рина и полезла в карман. Остальные сделали то же самое кроме охотницы, что встала рядом с ней будто для защиты.
  - Допустим... - Старший из стражей насупился, ибо сам факт столкновения с чужой группой был ему неприятен. Они привыкли, что на улицах им может повстречаться максимум пара человек, а эти ещё и шагали с серьёзными лицами, как наёмники на задание. - Но какова же ваша цель?
  - Помощь городу. - Ступил вперед Севар.
  Он довольно быстро и убедительно обрисовал их задачу, сделав упор на том, что необходимо действовать без промедления, чтобы дать шанс его жителям. Ведь если лекарство будет нужно меньшему количеству людей, то эпидемию удастся одолеть гораздо быстрее. А потребление очищенной воды не даст болезни идти дальше.
  Усталые стражи, сбившие ноги с самого утра в постоянных рейдах, сначала не поверили своим ушам. У ребят выдался напряжённый день: с утра пришлось унимать драку между соседями, подозревавшими друг друга в заразности. Потом столкновение с тяжёлым больным, что сошёл с ума из-за ожидания скорой смерти и кидался на всех встреченных людей с топором. Старший страж до сих пор помнил перекошенное лицо безумца, которого пришлось убить, спасая семью, в двери которой тот ломился.
  И тут... спасение? Так близко?
  - Мы тогда с вами пойдем. - Твёрдо сказал старший, поправляя ремень с оружием. - Помощь окажем и так... на всякий случай. В городе со вчера как-то неспокойно.
  - Здесь уже вторую неделю как неспокойно. - Вздохнула Рина. - Странно, что ещё весь народ не хлынул наружу через стены.
  - Не хлынули, потому что оцепления боятся. А я про другое. - Страж неприятно поёжился. - Слухи какие-то ходят, будоражат народ. Люди разное болтают. - Он обвел взглядом непонимающие лица группы, отчего-то задержавшись на рыжем ассистенте. - Не слыхали? Ну да ладно. Мне уж точно спокойней будет за вами присмотреть.
   ***
  Патрульные, что встретили отряд с магистром Артеосом, не появлялись в здании городской управы с раннего утра. И не могли даже представить, насколько опасны, могут оказаться странные слухи.
  ...Шерельд лишь потерял время, добиваясь встречи с начальством, чтобы доложить о найденном заявлении. Но сначала исправника не оказалось на рабочем месте. Дома тоже. Сыскарь уже хотел ругаться с его женой или секретарём, что его вынуждают начать расследование по пропаже начальства. Как вдруг с утра тот оказался на рабочем месте, а на вопрос о своём местонахождении лишь нарочито округлил глаза.
   Он понял, что своими расспросами лишь вызвал подозрения у супруги исправника, который ночью попросту загулял. И дома неверного мужа ждёт суровый допрос. Судя по лицу, до начальства тоже это дошло, и на подчинённого он смотрел уже с крайней неприязнью.
  Впрочем, сейчас ему было плевать. Сыскарь начал докладывать о ходе и результатах расследования, стараясь не говорить о своих предположениях. Разговор затянулся надолго.
  Исправник бледнел, краснел, покрывался испариной. И то и дело наливал себе воды из кувшина, к концу беседы опустошив его до дна. Свои выводы он явно сделал, но вслух ничего не сказал.
  - Делай, что надо, твоё усмотрение. - Махнул он рукой.
  - Могу ли я просить людей в помощь? - Осведомился Шерельд.
  - Бери, кого хочешь. - Так же безучастно отозвался исправник, выдвигая ящик стола, где хранил фляжку с крепким спиртным.
  Но затея сыскаря с групповым визитом и неторопливым обыском у подозреваемых прожила не больше пары минут.
  Пока Шерельд вечером и первую половину ночи бегал, разыскивая начальство ради требуемого доклада, среди стражей уже пошли слухи. Сначала кто-то сболтнул в кругу своей семьи о том, что нашёл на его столе. Потом семьи растрепали соседям сию важную новость.
  "Слыхали!? В беде-то нашей, маги-алхимики виноваты! Не случай нам заразу принёс, а умысел их злобный!" - Разносилось между родственниками, соседями и знакомыми.
  И к полудню, когда Шерельд наконец-то вышел из кабинета исправника, большая часть стражи решила дезертировать.
  В здании городской управы кипел хаос. Паникёры хватали оружие, ругались и дрались с остальными, призывали всех немедленно действовать или хотя бы бросать всё и выводить из города родных.
  Старший сыскарь поначалу даже не понял, что происходит. Никогда в жизни он не видел такого массового помешательства и паники, даже когда окружающие леса охватил пожар прошлым летом. Сейчас здание напоминало осиное гнездо, которое кто-то долго пинал.
   Хотел позвать начальство, но вспомнил, что и сам является начальством для большинства и одёрнул себя у лестницы. Так что сам попытался унять беспорядок и призвать к организованным действиям.
  - Ещё ведь ничего толком неизвестно! - Едва не орал он на младших коллег. - Я ещё не допрашивал подозреваемых, даже не видел их лабораторий! Сначала нужен обыск, а потом уж будет ясно! Или они окажутся ни при чём, или придется звать охотников...
  Однако упоминание ордена, который вправе судить магов самостоятельно, и уж точно не одобрит самоуправства, возымело обратное действие.
  - Ты ещё сучий сын, хочешь сказать, что это не наше дело!? - Взъярился всегда спокойный начальник над уличными патрульными. И людей будто подменили.
  К Шерельду прислушались лишь единицы. Драка пошла такая, что оставшимся в меньшинстве стражам вместе с Затравным пришлось попятиться и отступить, захлопнув перед собой тяжёлые двери. Дезертиры недолго ругались в коридоре - караулка и склад остались в их распоряжении. Не прошло и пяти минут, как они покинули здание.
  Оставшиеся переглядывались, не понимая, что им делать. Дверь в кабинет исправника оказалась запертой. Прокашлявшись, Шерельд с уверенным видом распорядился, чтобы все рассредоточились и приготовились к защите, ибо скоро сюда за оружием могли наведаться и горожане.
  А сам выскользнул через ворота, проследив, чтобы их заперли за его спиной. И помчался к алхимикам в одиночку, сам не зная, что нужно в первую очередь - допросить их или просто предупредить о том, что в городе фактически воцарилась анархия.
   ***
  - Людей многовато на улицах. - Неодобрительно нахмурился один из стражей, которые вместе с Риной и Хельдин окружили колодец, с любопытством наблюдая за процессом реакции. Магистр водил руками в воздухе с видом пьяного лозоходца, что пытается отыскать подземный источник без, собственно, лозы.
  - Понемногу ведь постоянно ходят. - Отозвалась травница, бросая мимолётный взгляд через плечо на ближайший переулок. И тут же нахмурилась: - Хотя они обычно или к лечебнице идут, или по воду. А эти просто смотрят. Нас стесняются, что ли?
  - Вёдер у них нет. - Заметил другой страж и проверил на всякий случай, как ходит в ножнах короткий меч.
  Хельдин тоже слегка нервировали прохожие, иногда встречавшиеся на улицах. Когда реагент сыпали в первый колодец, они не особо смотрели по сторонам. Бурление в воде и свечение при словах мага оказалось куда занимательней. Но охотница готова была поклясться, что людей они тогда замечали куда меньше и реже.
  Сейчас же куда ни кинь взгляд, можно было заметить движение. В домах поскрипывали ставни, за которыми сверкали любопытные взгляды. По улицам то и дело кто-то проходил мимо, а когда охотница оглядывалась, незнакомцы поспешно отворачивались и делали вид, что спешат по каким-то делам.
  Какие у них сегодня могут быть дела?
  - Ф-фух! - Выдохнул Артеос, отряхивая ладони, будто от налипшего сора. - С этим готово. Идём к следующему?
  Хоть он и тихо говорил, создалось ощущение, будто его слышал весь квартал. Потому что все, кто мелькал в отдалении, мялся на углах и подпирал стены у лавок, осторожно двинулись следом за ними.
  - Уж и не знаю, хватит ли меня на все восемь колодцев? - Бормотал магистр, отыскивая в карманах амулет-накопитель из янтарной капли. Камень будто светился изнутри, когда маг прижал его к виску. - Госпожа Хельдин, вы ведь тоже маг?
  Камень в его пальцах медленно тускнел, а походка мага снова обретала твёрдость. Так что он тут же добавил:
  - Может, для подстраховки найдётся у вас парочка накопителей? Погода сегодня пасмурная, давящая и плохо подходящая. У меня в такую пору голова болит, заклинания сил больше отнимают...
  Охотница чуть ли не заставила себя обернуться к нему. Слова Артеоса плохо долетали до её встревоженного сознания, поскольку взгляд то и дело замечал новое движение в переулках.
  - Да-да. - Кивнула она, продолжая оборачиваться по сторонам.
  Стражи тоже нервничали, замечая, как встреченные люди провожают их взглядами и будто невзначай плетутся следом. На соседних улицах, сквозь переулки намечалось такое же параллельное движение. Позади прохожие сгущались в пары, группы, все громче перешёптываясь, а то и начинали говорить в полный голос.
  - Чего они делают? - Встревожилась Гаррина, всё чаще поглядывая по сторонам. - Они что, за нами идут?
  - За нами. - Мрачно подтвердил один из стражей. Молодой парень с завитыми чёрными усиками. - Не нравится мне это...
  - Надо заставить вернуться в дома. - Наивно предложил самый младший в отряде, которому и до усов ещё было далеко. И взялся за рукоять меча. - Ишь, страх растеряли!
  - Тихо. - Придержал его руку третий стражник. - Не думаю я, что нарываться стоит. Мы уже не в большинстве.
  Он первый заметил то, что остальные увидели, только свернув за угол некогда брошенной рыночной палатки: у третьего колодца их уже ждали.
  Толпа, что стеклась на небольшую площадь на месте рынка, при виде отряда тут же всколыхнулась и заволновалась, будто поверхность болота от падения камня. Шепотки быстро переросли в недобрые возгласы.
  - Ланок! - Изумился усатый. - И Мих рядом, и Жёлудь... Они-то что здесь делают? Эй, ребята! Вы чего, на помощь нам отправлены?
  Стражники в толпе, которых он заметил, тут же показали, чего пришли, угрожающе насупившись и демонстративно вооружившись. Юный страж от удивления даже попятился. У остальных просто вытянулись лица.
  - Это вы нам расскажите! - Басом прогудел верзила, названный Жёлудем. - Каку-таку помощь этим гадам оказать решили?
  Усатый в недоумении повертел головой в поисках таинственных "гадов", но понял, что большинство собравшихся уставились на рыжего алхимика.
  - Чем это... - Начал он, но толпа его перебила:
  - Они, паскуды чернокнижные, во всём виноваты!
  - Говорили мы, добра от алхимиков не жди!
  - Чего от них, нелюдев, ещё ждать!? Переморить решили всю округу!
  И прочие, не очень лицеприятные замечания, во время которых расстояние между толпой и небольшим отрядом сокращалось. Бросив взгляд назад, Хельдин поняла, что путь к отступлению тоже перекрывает группа людей, сгустившаяся в конце переулка.
  "Как они узнали?" - Переглянулась охотница с Риной.
  - Да что вы тут несёте? - Возмутился магистр Артеос. - При чём здесь алхимики?
  - А при том. - Весомо ответил тот же Жёлудь. - Они во всём виновны. Мы по работе, точно знаем.
  Хорошо бы сейчас Севару сделать недоумённое лицо. Правдоподобно возмутиться, удивиться. Может, помогло бы. Но юный ассистент побледнел и обречённо опустил руки.
  - А ну, уйдите в сторону! - Угрожающе надвинулись на них стражники из толпы.
  Разделённые сторонами конфликта товарищи, уже готовились сцепиться. Хельдин заслонила собой Рину, встав рядом с алхимиком, и уже хотела подать голос, но её опередил Артеос, который вышел вперёд. Его здесь знали и уважали, так что даже слегка притихли, когда маг заговорил.
  - Подождите, господа, но вы ошибаетесь! Алхимики не принесли болезнь, они нашли лекарство! - Заявил он, вскидывая указательный палец.
  Стражи остановились, но люди сзади наоборот, едва не взорвались возмущениями.
  - Ага, знаем мы ваши лекарства!
  - Вы все колдуны, одинаковы! Небось, решили отравить нас напрямки, а то видать, не быстро помираем!
  Толпа так напирала, что оказавшиеся впереди Жёлудь с Михом едва на пятках не проехали по мостовой, пихаемые в спину.
  - Не несите ерунды! - Рявкнул на них маг. - Вы мне-то поверьте, я тоже местный и с семьёй! Я эту "отравленную" воду сам при вас и выпью, коль хотите. Ну!?
  Общий гомон перешёл в какое-то бурчание в середине, пока ближайшие задумались.
  - Дайте пройти! - Досадливо заявил маг, вскидывая мешок за плечо. - Сами всё и увидите! Вас спасать пытаемся, а вы...
  Первый попавшийся мужчина отступил в сторону, другой отчего-то замешкался.
  -Да отойди-ты. - Легонько подтолкнул его молодой стражник тупым концом алебарды.
  То есть, хотел легонько. Но мужчина запнулся ногой и тут же с криком упал на мостовую. Толпа заволновалась. Рина отступила назад и испуганно зажала рот ладонью.
  - Ты чего творишь!? - Вскипел сосед упавшего замахиваясь на стражника. Его ручищу отбросила в сторону уже алебарда старшего, что вступился за подчинённого, и тут, будто горный оползень сорвался.
  - И-и, убивают! - Заголосил кто-то. Тут же подхватили с одной, другой стороны; толпа ощерилась оружием. Заострённые черенки от швабр и метёлок волнообразно подрагивали вместе с ножами и редкими, короткими мечами.
   - Назад! - Оттолкнула охотница Рину плечом себе за спину. - Назад! - Зарычала девушка, оттаскивая за рукав растерявшегося от испуга алхимика к травнице.
  - А ну тихо, что же вы... - Артеос запнулся. Брошенный камень угодил ему прямо в висок, и магистр, способный справиться с настоящим оползнем, но не ожидавший подлого удара, обмяк и упал.
  - Бей гадов!! - Грянуло едва ли не хором, и на маленький отряд накинулись со всех сторон.
  Внезапная вспышка затопила ярким светом ближних нападающих. Словно с неба в старую брусчатку ударила молния.
  - А-а! - Завопил передний край толпы, до боли в глазах ослеплённый заклинанием.
  - Назад! К зданию! - Скомандовала Хельдин подручным, ошеломлённым внезапной вспышкой, пусть и не так сильно. - Не дайте им нас окружить!
  - Ведьма проклятая! - Взревели слева от охотницы. Это прорвались из середины озлоблённые люди, отталкивая сбитых с толку впереди стоящих.
  Сила сорвалась с ладоней ведьмы отработанным инстинктивным пассом. Бунтарей отшвырнуло назад, и они с криком полетели на соседей, заметно охладив пыл праведной атаки. Но только на её краю.
  Тело лежащего мага скрыла зашумевшая толпа. Юный страж кинулся в ту сторону, размахивая алебардой, чтобы отогнать людей от возможно, ещё живого Артеоса. Отвёл древком удар заточенного черенка, а вот второй уже не успел. Заточенная деревяшка угодила ему в лицо, распоров кожу на лбу и щеке. Удар другой пришёлся по защищённому кольчугой животу. От тычка парень выронил оружие и согнувшись от боли, с криком упал на колени. Короткий миг - и его уже не было видно.
  - Туда! К двери! - Пытаясь перекричать толпу, скомандовала Хельдин, толкая травницу в сторону ближайшей стены, где темнел открытый вход в разграбленную таверну. Вцепилась в руку алхимика, который беспомощно смотрел, как на его голову опускается лезвие алебарды в руках Жёлудя.
  Короткая секира просвистела в ладони от тела алхимика и с шумом врезалась в каменный настил, высекая зловещие искры. Хель вырвала из рук противника оружие, наступив на древко. И тут же отогнала от себя остальных, воспламенив свои кисти, как факелы.
  Люди отшатнулись, глядя, как с пылающих рук охотницы осыпаются обрывки горящих перчаток.
  - Прочь! - Зашипела рыжая. - Прочь! Или все здесь останетесь! - В её опасно прищуренных глазах отразилась смерть.
  Толпа опешила, но стоило Хельдин отступить к таверне, как люди двинулись за ней.
  - Назад! - Дёрнулась она вправо, защищая свой отряд с обеих сторон. - Внутрь! - Скомандовала Хельдин уже им, и обрушила пламя себе под ноги, заставив толпу снова отступить, и дать время отряду укрыться в здании.
  Дверь громко хлопнула и тут же затряслась, подпёртая перевёрнутым столом.
  - Хватайте мебель и тащите к окнам! - Охотница не давала остальным времени для паники. - Закройте все возможные проходы!
  В дверь что-то врезалось. Огонь всё еще сдерживал толпу, но кто-то пытался в бессильной злобе разбить окна, бросая всё, что под руку попадалось. В одном месте слюда зазвенела, выбитая алебардой.
  "Осаждённые" забегали по залу, стаскивая столы и лавки к указанным местам.
   - Где Литник!? - Словно очнувшись, оглянулся старший. И сообразив, рванулся к дверям: - Литник!! Твою мать, я за ним!
  - Куда!? - Хельдин едва не вывихнула запястье, ухватив его за плечо. - Поздно. Ему не помочь.
  Страж повернул к ней раскрасневшееся лицо.
  - Он же... первый месяц службы у парня, я за него отвечал! Мы ещё можем...!
  - Хис... - Между ним и дверью встал подчинённый; усач согласно встал рядом. - Я видел, как он упал.
  - Но!?.. - Едва не пошатнулся тот, и так уставился на дверь, словно мог видеть сквозь неё. - Да как они посмели!? Что на них нашло!? Сволочи!
  Рина что-то крикнула, но её заглушил удар в дверь. Казалось, что само здание содрогнулось. То ли все люди разом ударились в стену, то ли нашли замену для тарана.
  - Ну, твари!.. - Прохрипел Хис, да и второй страж перехватил древко поудобней. В него вцепилась уже травница, оценив ситуацию вместе с Хельдин.
  - Куда!? Бежать надо!
  - Там дверь, выход через кухню! - Крикнул от стойки алхимик. Он уже успел прийти в себя: разве что лицо цветом могло поспорить с белёной стеной.
  Дверь снова содрогнулась. Затем ещё раз, едва не сорвавшись с петель. Перевёрнутая столешница противно заскрипела, неуклонно отползая всё дальше. Баррикады у окон затрещали.
  - За Севаром! На улицу! - Рявкнула охотница и в несколько коротких пассов сотворила новое заклинание.
  Удар силы отбросил влезающих людей обратно. Охотница перемахнула через стойку и исчезла за дверью.
  Короткий рывок через кухню, по хрустящим черепкам посуды. Выскочив за ещё одну дверь, охотница захлопнула её за собой. Один из стражников тут же со стуком подпёр двери поленцем.
  Охотница переглянулась с ним, и отряд поспешил прочь.
  - Нужно срочно рассказать магистрам! Предупредить, спасти. - Сбивчиво бормотал алхимик, едва не спотыкаясь на ходу. - Мы ведь задержали их, так? - Растерянно он оглянулся на шум. - Мы пройдём через дворик каменщиков, потом переулками. Я на рынок так ходил. Мы успеем! Мы быстрее... - С надеждой обернулся он на стражников.
  - Успеем. - Хельдин опередила их ответ. - Их нужно спасти. И там формула лекарства. Без него всему конец.
  Гаррина оглянулась на подругу. И увидев её состояние, подалась к ней, чтобы взять под руку.
   Охотница с трудом успевала за отрядом, заметно ссутулившись и побледнев. Рука охотницы юркнула в карман, и в сжатом кулаке замерцал последний накопитель. Камень засветился жёлтым между пальцев девушки, и её глаза на миг сверкнули.
  - Ты как? - Едва слышно прошептала травница.
  - Уже лучше. - Улыбнулась Хель и заметно приосанилась. Камешек в её руках потускнел.
   - Туда! - Оживился Севар, увидев знакомый переулок, и вырвался вперёд. Остальные побежали за ним.
  Дома проносились мимо, словно сами бежали из города. Над крышами сгущалось серое, облачное марево, не пуская вниз ни единый луч света. Отчего в узких переулках словно сгустились сумерки.
   Позади разгоралось какое-то зарево, шум не утихал: похоже, горожане вооружались факелами, при этом стараясь не отставать.
  ...Или следовали в том же направлении?..
  Они миновали перекрёсток, когда заметили, что в центре города над крышами поднимается бушующее пламя. Рина вскрикнула, испугавшись, что обезумевшая толпа уже добралась до лечебницы. Усач постарался успокоить, пояснив, что в той стороне "всего лишь" здания суда и городской канцелярии.
   Они пробежали по узкому переулку, где едва могли протиснуться двое. Шум нарастал. И сзади, и справа. Впереди тоже что-то слышалось, но не разобрать, отголоски это, или действительно крики людей.
   Слева оставалась тишина, пугающая почему-то не меньше.
   - Там костры для сжигания тел. - Попытался обнадёжить Хис, заметив тревожные взгляды в отряде.
  Севар первым заметил неладное. Остальные поняли на удар сердца позже, озадаченно сбавив шаг. Впереди тоже полыхало, да так нешуточно, что отблески падали на крыши даже здесь. Они почти достигли цели, так что легко было догадаться - что горит.
  - Это наш дом... - Простонал алхимик, что держался за бок, не выдерживая долгого бега.
  Хельдин переглянулась с Риной.
  - Пока одни у колодцев собирались... - Догадалась охотница.
  -...Остальные сразу "карать" пошли. - Выдохнула за ней Рина. - Да что с ними всеми такое?! Спасение ведь найдено!
  - Предупреждать алхимиков, поди, поздно уже. - Мрачно заметил один из стражей. Рыжий ассистент, переведя дух, упрямо кинулся вперёд, в сторону пожара.
  - Хотя бы спасти. - Коротко бросила охотница, следуя за ним, и заранее формируя в пальцах заклинание "грома". - Как прикажу, закройте уши!
  Казалось, последний оставшийся отрезок они пробежали быстрее ветра, словно не чувствуя усталости. Все мчались как один, готовясь к чему угодно, хоть к сотенной толпе. Но вот, над крышами стал виден край громадного костра высотой с дом, а за поворотом показался и весь пылающий особняк.
  Он горел уже весь, сверху донизу, и от стен с крышей остался лишь тёмный каркас в окружении ревущего огня. Будто не выдержав их шагов по брусчатке, в этот самый момент крыша с треском и будто даже стоном, стала рушиться.
  Второй этаж, первый, стены, перекрытия... Всё осыпалось, трещало и складывалось, сдаваясь на милость пожара. Треск рушащихся балок перекрывал даже крики и шум толпы, что собралась у дома с оружием и остатками факелов.
  Охотница чувствовала, как у неё опустились руки. Стражи будто онемели. Рина кричала сквозь ладони, прижатые к лицу. Севар будто потеряв опору, пошатнулся, привалившись к ближайшей стене.
  - Релат... - Прошептал он. - Магистры, Меандер... Лекарство! - Едва не стонал он. - Лекарство!
  Из огня доносились хлопки, тихие и наоборот, оглушительные, словно удар молота по черепице. Это горели многочисленные реагенты, находящиеся в лаборатории.
  Ближайший страж поднёс руку к лицу, стащил с головы шлем.
  - Боги, помогите нам... - Прошептал он.
  Хельдин и сама чувствовала, как земля под ногами словно пошатнулась. Вся лаборатория с бесценными образцами, всё лекарство, способное спасти целый город, записи и сделавшие их люди - всё уничтожено.
  Хис рядом выдохнул, пошатнулся, но как самый распоследний упрямец, сдаваться не спешил.
  - Можно ещё лекарства наделать? - Спросил он будто бы в пустоту. Но охотница вместе с ним обернулась к Севару.
  Тот продолжал смотреть в огонь, но смысл вопроса до него всё-таки дошёл. Рыжий алхимик вытер лоб, пытаясь убрать испарину, и неуверенно пожал плечами.
  - Реагенты, сложный состав... В теории можно. Найти бы из чего.
  - Идём в здание управы. - Решил усач.
  - Это не в то ли самое, откуда явились ваши знакомые? - Поинтересовалась охотница. - Жёлудь с как-там-его...
  - Раз оттуда пришли, там их нет. А стены в управе толстые. И начальник у нас, исправник Югар, мужик толковый. Он точно головы не потерял. Помощи там просить надо. Должны были остаться кто-нибудь. Кабы все с ума посходили, да на погромы пошли, на площади их куда больше бы было.
  Хель подозревала, что страж чисто инстинктивно, как до этого Севар, стремится к привычному убежищу. Но, как и с алхимиком, следовало его послушать. Она хотела направиться сразу в лечебницу, но пересекать весь город таким малым отрядом было небезопасно. А до здания городской управы всего-то...
  - Хельдин! - Испуганно крикнула Рина.
   Почти сразу от особняка раздалось:
  - Вона, ещё один! И эти с ним!! Держи их!!
  - Закрыть уши. - Скомандовала рыжая, сводя ладони вместе.
  "Гром" оглушил наступающих, громогласным эхом добравшись даже до последних рядов. Отголоски ещё гуляли между узких стен переулка, когда отряд побежал вверх по улице.
  Всё еще в горячке нападения, люди кинулись догонять их в едином порыве, словно повинуясь хищным инстинктам.
  Оставшийся за их спинами пожар продолжал бушевать, перекидываясь на соседние дома. Город понемногу занимался огнём.
   ***
   - Быстрее! - Торопил темноволосый алхимик, на ходу придерживая ладонь над свечами в канделябре. Огоньки так сильно трепыхались, что больше мешали, нежели помогали видеть земляные стены, кое-как укреплённые досками, низкий потолок и неровный пол, казалось, состоящий лишь из камней, грязи и какого-то хлама.
  Шерельд в очередной раз едва не споткнулся о какой-то прогнивший деревянный короб. Как свалку что ли, они этот проход использовали!?
  - Знаю. - Сквозь зубы ответил он, рывком поправляя мешок на плече. Обеспокоенный учёный прищурился, удостоверяясь, что груз в руках сыскаря не пострадал.
  - Это очень важные образцы. - Будто бы даже виновато оправдался алхимик. - Их необходимо сохранить, ведь...
  Его перебил далёкий, но очень угрожающий звук - грохот обвала, искажённым эхом донёсшийся сзади. В спину, будто медленно выдохнуло громадное чудище, заставив свечи трепетать совсем уж испуганно, а парочку и вовсе погаснуть.
  - Лаборатория... - Растерянно пробормотал учёный. Сыскарь пихнул его в бок не без злорадства.
  - Быстрее! Вперёд! - Рявкнул он. - Ничего я не сделаю с вашими пробирками, не дурак!
  Ведь если верить их словам, то мешок за его спиной - вообще самое ценное в отряде, считая даже бегущих в нём людей.
  Впереди следовали алхимики с записями, кто-то из них тащил стопку книг (вцепившись так, словно готов был защищать ценой жизни; хотя Шерельд понятия не имел, кому может понадобиться подобный, стародревний хлам с почти выцветшими чернилами), кто-то пыхтел под тяжестью похожего мешка, что тащил и сам сыскарь.
  Затравный и подумать не мог, что его догадки мало того, что окажутся верны, так ещё и запоздают. Потому как подозреваемые уже успели заполнить дозами с лекарством целых два ящика. Очень долго не хотели пускать его, узнав через дверь, что он никакой не курьер из лечебницы. Потом не желали верить в опасность, убеждённые в том, что уж теперь-то всё будет хорошо. До тех пор, пока первые камни не полетели в окна, а за ними - факелы.
  И лишь после этого магистры сообразили, что нужно бежать.
  - Надеюсь, вы знаете, что делаете. - Процедил Шерельд, больно врезавшись боком в какой-то скальный выступ, оставивший проходу лишь небольшую щель. Мог увильнуть от удара, но тогда подставил бы груз.
  - Другой надежды у нас нет. - Отозвался алхимик с канделябром. - В доме пожар, только через подземный ход и можно выбраться.
  - И прямо в лапы постовым в оцеплении.
  - Сразу стрелять они не станут. - Неуверенно предположил старший алхимик, умудрившийся расслышать их сквозь эхо, сопение и шорохи. - А мы уж найдём, чем их порадовать. Релат, аккуратно, ничего не разбей! Господин Затравный, вас тоже касается...
  Шерельд снова скрипнул зубами. "Вот сам и тащи!" - Сказал бы он, однако в свои силы верил больше, нежели в худые ручонки теоретиков. Меандер так часто беспокоился о грузе, что раздосадованному сыскарю (неужели и впрямь за дурака принимает?) больше всего хотелось хряпнуть этот ящик алхимику о голову.
  - Баррык! - Раздалось спереди. Оставалось только удивиться, откуда им известны орочьи ругательства, но сыскарь едва успел остановиться, чтобы не влететь в спину темноволосого.
  - Что там у вас? - Недовольно прошипел он. - Чего встали!?
  - Всё. - Едва слышно донеслось от Меандера. Пожилой алхимик даже свои драгоценные записи выронил из опустившихся рук. - Пришли...
  Остальные растерянно ругались, но словно по инерции. Сыскарь предпочёл опустить груз на землю и протолкаться вперёд, чтобы лично увидеть, что их так ошеломило. И замер сам.
  Свет от нескольких канделябров, прихваченных с собой, смешивался с голубым мерцанием магических светлячков, запущенных кем-то из магов. Потому завал из крупных камней и сырой земли, перекрывший весь проход, был виден прекрасно.
  Но алхимики так ошарашенно уставились вовсе не на камни. То есть, не только на них. На середине завала, протянув короткие задние лапы и зарывшись передними в грунт, застыл труп какого-то странного зверя. Свалявшаяся шкура в язвах и почти без шерсти, не давали понять, что это за существо. Сыскарь не имел дела с нечистью и не понял, что это всего лишь зубарь.
  - Здесь он и остался... т-тварь. - Выдохнул темноволосый. Меандер пошатнулся, утирая моментально взмокший лоб.
  - Что это? - Шерельд озадаченно нахмурился и пнул тушу в бок, пытаясь перевернуть на спину. Остальные несознательно подались назад, словно боялись, что зверь оживёт и вцепится в потревожившую конечность.
  - То, что начало эпидемию. - Профессор вновь потёр лицо. - Мы думали... - Он запнулся. - Я полагал, что раз он не вернулся, то выбрался. И, стало быть, проход цел. Но...
  Картинка в уме Шерельда окончательно сложилась. Всех нюансов он ещё не знал, но о сути догадаться можно, тем более что при коротком разговоре в доме, алхимики не отпирались.
  - Чёртовы "совы"! - Процедил он, обозвав учёных словечком из низов. Термин, подразумевающий человека просвещённого, но абсолютно глупого в быту, пришёлся им, будто костюм по мерке. Даже спорить не стали.
  - Значит, хоть одна светлая сторона в этом дерьме есть. - Добавил Шерельд, вторым пинком отбрасывая разлагающуюся тушу в сторону. - До окрестных деревень и хуторков эта зараза точно не добралась.
  - И нам теперь не добраться. - Мрачно отозвался кто-то.
  Сыскарь только зыркнул недобро в ту сторону.
  - Жаль, лопату никто из вас захватить не догадался на такой случай. - Он обнажил свой меч. И лезвия жалко, да что поделаешь. - Так что придётся поработать ручками, чтобы выбраться отсюда.
  - Он прав. - Кивнул Меандер, быстро взяв себя в руки. - Давайте, помогите ему. Только осторожно.
  Двое взялись оттаскивать в сторону крупные камни, Шерельд вонзил клинок под основание особенно внушительного валуна, действуя лезвием вместо рычага. С усилием отпихнул преграду в сторону. Почти сразу, избавившись от следующего камня, он ощутил на лице призрачный ветерок.
  Впереди, над завалом притаилась темнота, сверху щупальцами свисали какие-то корни. Однако теперь сыскарь уверился в том, что они скоро справятся и смогут увидеть солнечный свет. И с удвоенным усилием, вместе с темноволосым алхимиком взялся толкать, выворачивать ещё один камень.
  Меандер насторожённо вскинулся, первым услышав негромкий хруст. Запоздало вскинул руки, выплетая скрепляющее заклинание, однако полыхнув раз, оно пропало впустую.
  Обвал начался с другой стороны, за их спинами. Потревожив завал, люди нарушили хрупкое равновесие, едва поддерживаемое старыми, насквозь прогнившими укреплениями. И дрогнув в одном месте, тоннель обрушился по всей своей длине, задушив крики.
   ***
  ...Огонь быстро перекинулся на соседние дома, что хоть и были выстроены из камня, имели достаточно деревянных перекрытий и крышу, устланную речным тростником. В двух других местах полыхали дома тяжёло больных, подожжённых соседями. Могильные костры тоже остались без присмотра, и одной лишь искорки, отнесённой в сторону порывом ветра, хватило, чтобы занялись крыши стоящих неподалёку конюшен.
  С таким количеством очагов, когда город полыхнёт единым костром - оставалось лишь вопросом времени.
  - Хоть бы... дождь... пошёл! - Выдохнула Рина, додумавшись до тех же опасений. Небо расцветилось заревом со всех сторон, словно замыкая кольцо.
  Охотница не ответила: она экономила дыхание, стараясь держать его в одном ритме. Одной рукой тащила за собой травницу, другой то и дело совершала пассы, словно стряхивая с ладони капли воды.
  Заклинания-ловушки оставались лежать невидимыми капканами, цепляясь за ноги преследователей, или заставляя их поскальзываться и падать. Но упорная толпа всё не сдавалась.
  У Хельдин создавалось ощущение, что все горожане в последний год массово тренировались бегать на длинные дистанции. Стражи уже выбивались из сил под тяжестью кольчужных доспехов. Алхимик и вовсе напоминал дыханием загнанную лошадь. Даже охотница устала, сама едва не путаясь в ногах. А этим хоть бы что! Почти не отстают, каждую сажень отрыва приходится отвоёвывать!
  Оглянувшись крайний раз, она всё же немного успокоилась: люди замедлялись. То не помещались в узких переулках, то спотыкались о коробы и корзины (стражи, замыкающие отряд, при любом удобном случае опрокидывали препятствия за спиной).
  Будто приказывая не расслабляться, возле самого виска вжикнула короткая стрела.
  - Из арбалетов казённых... палят! - Возмущённо выдохнул усатый страж, проводив взглядом приметное, белое оперение. Обернувшись через плечо, заорал: - Да что ж вы творите, сволочи!!
  "Сволочи" тут же продемонстрировали, что могут и не такое. Сразу три новые стрелы прошили воздух, со слабыми вспышками врезавшись в щит, выставленный охотницей. Руки Хельдин пронизала слабость. Ей трудно было рассчитать, сколько сил ещё осталось от резерва. Для этого ей нужен был, хотя бы миг покоя.
  - Осторожно! - Рванула она за руку травницу, что нечаянно споткнулась и едва не полетела носом в мостовую. - Хис, сколько нам ещё осталось!?
  "Бежать или дышать?" - Наверняка хотел съязвить тот. Но оглянувшись, встрепенулся и потянув за собой почти выдохшегося соратника, крикнул:
  - Меньше квартала!! Держитесь, мы почти на месте!
  Отряд вылетел на широкую улицу, что концом упиралась в ворота миниатюрной крепости, где обосновалось сердце городской стражи. Погружённые в темноту дома, плотно закрытые ставни - и полоска яркого света со двора управы, что быстро сужалась. Мимо свистнула очередная стрела.
  -Да что ж за напасть такая! - Выругалась охотница, понимая по скорости стражников, крутящих ворот, что только к закрытию они и успеют, постучаться лбами о доски. Тем не менее, припустила как можно быстрее, таща за собой спотыкающуюся подругу.
  Хис тоже это понял и, вскинув руку, закричал на бегу:
  - Грат, Марук, ребята!! Помогите, обождите нас!!
  Кажется, его узнали. Или просто увидели и решили помочь улепётывающему меньшинству. Ворота тут же замедлили схождение, а навстречу выскочили двое в доспехах.
  Отряд бежал из последних сил, вложив их в отчаянный рывок. Успеть, успеть... Стрелы то свистели над головами, то с гулким звуком врезались в щит, падая на мостовую.
  - Сюда, сюда! - Покрикивали спереди, будто беглецы могли промахнуться.
  Они влетели внутрь двора, как камень, запущенный из пращи. Толстенные створки ворот с грохотом столкнулись за их спинами. Воцарился хаос.
   - Накидывай брус, накидывай! - Кричали будто со всех сторон, так что голоса сливались в едва разборчивый гомон. - Мешки сюда!
  Ворота с завидной быстротой баррикадировались мешками с песком, заготовленными на случай пожара. Хис, держась за бок, отрывисто докладывая о случившемся.
  Хельдин позволила себе лишь на удар сердца прикрыть глаза, сползая спиной по стене, пока перед мысленным взглядом горел и рушился дом алхимиков. И тут же вокруг раздались озадаченные, а затем и встревоженные возгласы.
  Вскинувшись, охотница увидела, как Севар прижал руку к груди, а его лицо из растерянного стало каким-то обиженным. Словно у ребёнка, которого в последний момент провели жулики. Алхимик кашлянул, плеснул кровью изо рта на подбородок, забрызгал воротник и мантию. И что-то прохрипев, стал заваливаться вперёд. Только сейчас стала видна стрела, торчащая у него из спины.
   ***
   - Сволочи, успели.. - Прошипел усатый, подскакивая к раненому. С другой стороны подбежала Хельдин, поймав тело в последний момент. Поспешно разрезала плащ алхимика, открывая доступ к ране. Лихорадочно осмотрелась, прикидывая, что здесь можно сделать. Но спина под их ладонями вздрогнула в последний раз и затихла.
   - Лёгкое пробили. - Осипшим голосом констатировала девушка. Уже без бережливости обломала стрелу и перевернула тело лицом вверх. Тёмные глаза ассистента, будто стеклянные, уставились в ночное небо над городом.
   Мир вокруг, словно замер с её выдохом.
  - На миг бы раньше... - Пробормотал кто-то.
   Удар по воротам с той стороны напомнил, что бушующая гневом толпа никуда не делась. Мешки с песком вновь зашуршали по направлению к баррикаде. Хель прикрыла глаза алхимику, и парнишку тут же оттащили на лавку к казармам.
   Растерянная стража сновала по двору мимо сидящей на коленях охотницы. Всё казалось странно неуместным. Словно не находилось одной единственной правильной детали.
   "Рина!" - Очнулась девушка. - "С каких это пор она не суетится над раненым?"
  - Хис! Куда делась Гаррина? Травница, что с нами была?
  Страж тоже огляделся, будто русая могла прятаться за одним из мешков.
  - С нами забежала. Не знаю... Только что вот тут была.
  Мимо пропыхтел латник с каким-то ведром в руках.
  - На второй этаж пошла! - Крикнул он на бегу и стал подниматься по лестнице вверх. На ступенях оставались тёмные капли. Вряд ли вода, шваркнутая сверху на головы, утихомирит людей. Но может, хоть с толку собьёт.
  Хотя на месте стражей, Хельдин вскипятила бы воду ...
   Подскочив, она бросилась в здание управы.
  "Ушла и ничего не сказала? Да ещё в такой момент? Что-то очень важное должно было заставить её убежать".
  В казармах оказалось пусто: ни людей, ни снаряжения. Оружейный склад встретил тишиной и рёбрами пустых стоек. По тёмным коридорам не шныряли даже крысы. Хельдин распахнула одну дверь, другую... Третья оказалась запертой.
  Вскрыть замок уже не было времени. Она отступила на шаг и с силой врезала подошвой рядом с ручкой. Хлипкая дверь затрещала, тут же разделившись вдоль узора. Хель довершила работу плечом, и прорвалась внутрь.
  В кабинете травницы не оказалось. Переступив через обломки, Хельдин насторожённо приблизилась к мужчине, полулежащему на столе в компании бумаг и пустой бутылки. Но тут же заметила тёмные лужицы вокруг его рук, потёками тянущиеся к полу, нож для бумаг в багровых каплях. И застывший, устремлённый в никуда, взгляд мертвеца.
  Исправник? Не исключено, судя по дорогому обустройству кабинета, да перстню на левой руке.
  - Город ведь ещё жив, что же ты... - С укором прошептала охотница. И покинула кабинет, пожалев, что нельзя плотно прикрыть двери за собой.
  Травница нашлась лишь в пятом по счёту кабинете. Даже не повернув головы на шаги, она торопливо записывала что-то, склонившись над письменным столом и часто макая перо в чернильницу.
  Приблизившись, охотница узнала в схематическом рисунке формулу лекарства. Ниже по листу, очевидно, Рина записывала его состав и рецепт. Хель вспомнила, как внимательно травница изучала исписанную доску в особняке у алхимиков.
  - Всё. - Выпрямилась та, внимательно проверив свою запись. Тронула пальцем, проверяя чернила на высыхание. Свернула бумагу, и перехватив тонкий свиток своим пояском от рубашки, протянула запись Хельдин.- Возьми.
  - На что это ты намекаешь? - Хмуро осведомилась та.
  - Ты сильный маг, Хель. У тебя и шансов больше всех, покинуть город и добраться до постов оцепления. Передай это им. Пусть шлют гонцов за помощью, готовят лекарство. Пусть знают, что зараза больше не страшна. Если кто сейчас сбежит из города... у него будет шанс.
  - У меня руки дырявые. - Спокойно ответила рыжая, аккуратно отводя ладонью свиток. - Оставь при себе.
  - Хельдин! - Вспыхнувшая травница пихнула свиток ей, ткнув в живот так, что охотница едва не пошатнулась. - Нашла время спорить! Нужно действовать!
  - Я тебя в этом котле не оставлю. - Упрямо процедила Хель. - Не для того я сюда пробиралась.
  - Ты же орденский охотник!- Рявкнула травница. - Раз виновных в преступлении убили, так защити людей и сократи ущерб!
   - Шхарову мать! - Прошипела рыжая, сдаваясь. Запихнула свиток во внутренний карман и как следует, на все ремешки принялась застёгивать куртку. - Теперь довольна?
  Гаррина, отступив, кивнула. И обернувшись на окно, выдохнула:
  - Времени очень мало.
  По её лицу плясали оранжевые отблески, и Хель не сразу сообразила, что это не свет со двора.
  ...Горели ворота.
  Толпа пришла к выводу, что стражи в сговоре со зловредными алхимиками, раз укрыли одного у себя. Не помогли ни вода, ни песок - облитые чем-то горючим ворота полыхали нестерпимо, так что подойти ближе, чем на пару шагов, было невозможно.
  - Нужно им помочь! - Рина подбежала к окну и принялась беспокойно высматривать стражей, суетящихся во дворе. - Ты ведь боевой маг!
  У боевого мага почти не осталось резерва. Но Хель решила пока не говорить об этом, не давая подруге окончательно пасть духом. И молча развернувшись, побежала к подъёму на стену.
  Рывком преодолев последние ступени, она оказалась на площадке крепостной стены. Пригнулась сама у узкого зубца, и дёрнув за рукав подругу, заставила сделать то же самое.
   Несколько арбалетчиков и лучник всё ещё пытались удержать толпу на расстоянии от горящих ворот, активно растрачивая боезапас. Сейчас только это удерживало горожан от обрушения горящего скелета покосившейся преграды.
   Хель попыталась выглянуть наружу, но тут же шальной арбалетный болт грозно вжикнул у самого лица, выбив крошку из камня.
   Тут же слева застонал один из стрелков и осел на колени под защиту мерлона. Второй свалился навзничь, и его арбалет, ударившись о камни, отправился во двор.
   Хельдин быстро, как кошка проползла вдоль зубцов, и выхватив платок из дрожащих рук стрелка, стала быстро перевязывать кровоточащую рану чуть ниже плеча.
   - Верн... там Верн... среди людей. Как же так? - Кривясь от боли, зашептал стрелок. - Я же его с детства знаю. Он мне вместо дядьки был...
  Громкий треск возвестил падение ворот.
   Охотница снова осторожно выглянула. Внизу, как в бурлящем котле, смешались люди: стражники и горожане, мужчины и даже женщины. Разобрать, кто есть кто, и кто свой, было почти невозможно. Но быстро стало понятно, что охранников давят числом.
  На стене тоже это поняли. Мимо с топотом пронеслись двое уцелевших, с воинственными криками вооружаясь на ходу.
  - Стойте! - Пошатнулась Хельдин, привстав. - Куда?! - Охотница вцепилась в руку последнего пробегающего. - Туда нельзя! Нужно спасаться! Из крепости есть ещё выход?! - Рявкнула она в молодое, ещё безусое лицо стражника, показавшееся знакомым.
   Кажется, в его глазах мелькнуло понимание. Но прежде чем она вдохнула для следующих слов, он вырвал руку и бросился бежать по стене. Хельдин запоздало узнала его - тот самый, что "помог" взобраться на стену два дня назад.
  - Веревку!! - Вопила она следом. - Дурак, да стой!! Нужно найти веревку!
  -...новитесь! - Доносилось откуда-то. В замешательстве охотница огляделась, не зная, что делать - кидаться следом за стражем или искать хозяйку этого голоса. Которая, несмотря на изредка летящие стрелы, свесилась со стены и голосила, как ненормальная.
  - Да что ж вы творите!? - Надрывно кричала Гаррина. - Лекарство есть, слышите, лекарство!
  То ли не слышали, то ли не понимали - одна из стрел едва не угодила травнице в руку. Охотница кинулась к ней, ругаясь сквозь зубы. Схватила за ворот и попыталась убрать от зубца.
  Но куда там! Ни на что не реагирующая лекарша вцепилась в мерлон, будто клещ, так что пальцы побелели. Новая стрела ударилась о выставленный магический щит прямо перед её лицом. Рина вздрогнула, и тут охотнице удалось оттащить подругу от опасного места.
  - Рина! Рина, ты меня понимаешь!? Надо уходить, слышишь?!
  - Не-ет, нельзя! Надо им всё объяснить!.. - Безнадёжно рванулась подруга. Внизу раздался новый грохот и крики, уже не со двора - изнутри здания. У охотницы не было времени спорить, и она, отпустив воротник, приложила ладонь к виску травницы.
  Импульс стянул пальцы судорогой и ушёл в чувствительную точку. Ведунья закатила глаза и стала оседать на камни в глубоком обмороке.
  Рыжая с трудом перехватила её, взвалив на плечо. Пригибаясь от возможных стрел, охотница понеслась вперёд к фасадной стене. С трудом взобралась между острых щербатых зубцов, и спрыгнула.
  Воздух ударил в лицо. Каменная кладка замелькала за спиной, земля стала приближаться - сначала стремительно, потом будто замедлилась.
   Ветер перестал свистеть в ушах. Последние остатки резерва замедлили падение, так что подруги словно опускались на верёвке.
   На высоте человеческого роста сил не осталось совсем. Охотница больно приземлилась, едва не повредив колени. И в спонтанном кувырке смогла откинуть Рину на траву позади себя. Упала на спину в попытке подняться, но тут же завалилась набок, отплёвываясь вязкой кровью.
   Остатков магических сил не хватило. И девушка задействовала внутренний резерв, затронув жизненные силы.
   ***
   Зарево окрасило половину неба. Вторая половина медленно темнела, сдаваясь наступающей ночи. Тяжёлые тучи, почти невидимые в сумерках, ощущались физически как гнетущее давление сверху, сгустившее воздух.
  Ноги отказывались подчиняться. Охотница уже не помнила, когда в последний раз так выматывалась. Тем не менее, отлёживаться под самой стеной она не стала.
  Уложила Рину, все ещё не приходящую в сознание, на свою куртку с удлинёнными полами. И держа за рукава, тащила за собой эти импровизированные волокуши, решив остановиться после во-он той скудной рощицы на небольшом возвышении.
  Двигалась она, будто во сне, и не сразу сообразила, что обогнув раскидистое дерево, наткнулась на пост оцепления.
  - Назад! - По меньшей мере, шесть арбалетов уставились на неё блестящими остриями наконечников, что держали в руках встревоженные люди. - Ни шагу больше!
  Девушка остановилась, переводя дух.
  - Вертайтесь назад! - Распорядился из-за спин охраны зычный голос. - Никому нельзя выходить из города!
  - Я охотник ордена. - С трудом произнесла она, трясущимися от усталости руками освобождая татуировку из под неподатливого рукава.
  - Да хоть король Пасюнский! Не велено из города пускать! - Выдвинулся вперёд один солдат, явно командир.
  - В моих руках рецепт лекарства. - Показала она небольшой свиток, перетянутый тонким пояском. - Нужно срочно передать его лекарям и алхимикам. Отправьте гонцов. Соберите учёных и припасы.
  - Лекарство? - Недоверчиво присмотрелся к бумаге солдат, но арбалет опустил.
  - Мы никуда не пойдём. - Заверила его охотница. - Я оставлю бумагу на земле и отойду.
  С этими словами девушка положила драгоценный свиток на траву и бережно придавила камнем. Как только она отступила к своей спутнице, солдат подошёл и подняв свиток, стал внимательно его изучать.
  - "Со слов моих пишите: ранним утром видела, как его, бедолагу, по улице тащили". - Озадаченно зачитал командир. - "Два странных типа, в балахонах каких-то тёмных, да с нашивками бесовскими..." - Он запнулся и поднял глаза: - Или я дурак, читать разучился, или вы издеваться надумали?
  - С другой стороны, переверните. - Сориентировалась охотница. На сей раз, мужчина изучал бумагу дольше.
  - Даже формула расписана? - Задумчиво произнёс он. - Мудрёно... Арлик! - Окликнул он подчинённого. - Бери ещё двоих, и живо к князю! Чтобы к утру я здесь уже палатку с лекарями видел!
  - Так точно! - Едва не подпрыгнул обрадованный солдат и мигом скрылся.
  - Вы охотник, а она? - Недоверчиво кивнул он на спутницу.
  - Это городской лекарь. Травница. - Устало ответила Хельдин. - Это она принесла нам спасение.
  - Понятно. - Уважительно приосанился командир, бережно пряча маленький свиток. - Мы выделим вам палатку в стороне от лагеря. Но из неё ни ногой. Мы охрану приставим. Если что нужно будет, обращайтесь к ней.
  - Благодарю. - Тихо ответила девушка.
  Солдат отошёл, раздавая громкие поручения, а Хельдин присела возле травницы.
  Отсюда, с возвышения, город и вправду походил на огромный, кипящий адским пламенем котёл. Хельдин надеялась, что сумевших сбежать окажется много. Но насколько хватало взгляда, в сгущающихся сумерках не увидела ни одного человека у стены.
  В небо поднимался дым, подсвечиваемый снизу пожарищем и темнеющий вверху, где смешивался с тучами. Дождь даже не предвиделся.
  Выжил ли хоть кто-то на окраинах? В лечебнице, или на открытых территориях города? Рина лежала головой на коленях подруги и приходя в себя, не отрывала взгляда от сгущающихся туч. По её вискам из глаз, слепо уставившихся в небо, продолжали катиться слёзы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"