Кусков Сергей Анатольевич: другие произведения.

Глава 1. Лотерейный неудачник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ

СЕРГЕЙ КУСКОВ
  
  
  
ЗОЛОТАЯ ПЛАНЕТА
  
КНИГА ПЕРВАЯ. ПАСЫНОК СУДЬБЫ
  
  

Брату Дмитрию посвящается

  
  
  
Пролог
  
  

Июль 2429 года, Венера, Альфа

  
  
  "У-вя!... У-вя...!!!"
  Ребенок плакал нежно и трогательно, будто квакает маленький обиженный лягушонок. Обиженный на всех этих нехороших созданий, называемых "люди", вытащивших его в негостеприимный жестокий мир из мягкого теплого защищенного ото всех невзгод места, в котором он находился последние несколько месяцев.
  Королева, наблюдающая за операционной из-за непрозрачного стекла смотровой, умилилась. На щеках проступили две счастливые капельки. Ну, вот и он, малыш. Её малыш! Пускай не она родила его, но готова убить, порвать на куски любого, кто посмеет утверждать иначе. Впрочем, об этой авантюре знает всего три человека, и никто из хранителей секрета не позволит себе такой вольности.
  Вот всё и подошло к концу, все её раздумья и треволнения. И как оказалось, это всего лишь начало нового пути, новой дороги, на которой она больше не будет хозяйкой, определяющей судьбы всех и вся. Теперь её удел - дергать за ниточки, двигая куклы в том или ином направлении, самой при этом оставаясь в тени.
  Но так надо. Таковы правила.
  Женщина в операционной пришла в себя. Ей показали малыша, она улыбнулась. Королева почувствовала глубокий укол ревности, и чтобы не сорваться, быстро развернулась и зашагала назад, в то крыло больницы, которое она так "кстати" инспектировала, и где ждала её свита.
  - Ваше величество! Время! - выскочил наперерез пресс-секретарь. Молодой парнишка из небогатого и не слишком знатного рода, но очень уж старательный. Его должность - подарок судьбы, большего ему в жизни не добиться; он понимал это и кровью и потом отрабатывал свой хлеб.
  - Мы уже начали волноваться!.. Вы не забыли, пресс-конференция по поводу теракта в марсианском квартале! А всего через полтора часа прием нового китайского посла!..
  Она прошагала мимо, направляясь к комнатам, обозначенным на козырьке её визора, как туалеты. Пресс-секретарь и охрана засеменили следом.
  - Надо сделать заявление о том, что... - паренек на ходу достал бумажный лист из папки и пробежал его глазами. - Что власть берет на себя...
  - Потом, Марко! - оборвала она, останавливаясь возле двери. Двое ангелов тут же юркнули внутрь, всё внимательно осмотреть. Хотя весь этаж был заранее оцеплен и проверен, предосторожности никогда не помешают. - Займи прессу еще на полчаса. Мне надо прийти в себя.
  - Конечно, ваше величество... Как пожелаете... - быстро закивал юноша, делая шаг назад. Лицо его выражало крайнее неодобрение. Он и так уже вешал прессе лапшу в течение часа. Они выбились из всех возможных протоколов с этой долбанной больницей, придется отменить кое-какие запланированные ранее мероприятия, а такие вещи на уровне монархини расписываются за месяцы. Каждый из них невероятно важен, и делать это придется ему, подставляясь под удар лоббистов, проталкивающих королеве те или иные вопросы.
  Но ей было плевать. Для того она и держала Марко - отдуваться. А сейчас, действительно, нужно привести себя в порядок. Причем, не столько внешне, сколько внутренне.
  Войдя в туалетную, она открыла кран, несколько раз плеснула воды в лицо, после чего уставилась на свое отражение.
  Да, сдала она за последнее время, сильно сдала. Но не фатально, пока сойдет. Грим немного поправить, да глаза подвести.
  - Елена, визажиста сюда! Распорядись! - бросила она, не оборачиваясь, безмолвно стоящей сзади начальнице охраны и давней подруге.
  - Ты в порядке, Лей? - участливо спросила та, шагнув к ней.
  - Да. Оставьте меня ненадолго.
  По знаку Гарсия, обе телохранительницы бесшумно скользнули в коридор. Сама Елена, неодобрительно и лаконично вздохнув, последовала за ними.
  Всё, она осталась одна. На каких-то полчаса, но этого хватит...
  
  ...Сказочница. Она - сказочница. Так называла ее мать в детстве за манию всё перевирать и сочинять на пустом месте. Она могла рассказывать вполне взрослые законченные истории, походя, на лету придумывая многочасовой сюжет, видоизменяя его, и так же на ходу ваяя концовку, до парадоксального стыкующуюся с началом. Или наоборот, не стыкующуюся, но похожую на жанр абсурда, вполне взрослый, никак не ожидаемый от девочки четырех лет.
  Хотя, есть в кого. Сама мать тоже была сказочницей, иначе не назвала бы её так: "Лея". "Звездные войны", древнее сказание народа гринго, мать с детства была на них помешана. Джедаи, сияющие мечи, планетарные разрушители, истребители, корабли, летающие к звездам... Человек в черном шлеме по имени Вейдер... Маленький смешной зеленый мастер Йода с длинными ушами, как у русского чебурашки, только острыми... И, конечно, борьба добра со злом. Вечная борьба.
  Эта детская сказка популярна до сих пор; она переиздается регулярно, каждые лет десять-двадцать, и за века обросла не одним десятком томов достаточно вольного продолжения. Сейчас уже не ясно, какая именно из историй придумана легендарным детским писателем Люкассом, а какая появилась столетие или два спустя. Но это по сути ничего не меняет.
  Именно там, в этой сказке, была героиня, добрая принцесса по имени Лея, летающая с друзьями по галактике на небольшом космической корабле, похожем на миску, разящая зло ярким голубым мечом. Принцесса-героиня. Принцесса-победительница.
  Сказка.
  Её жизнь, словно по аналогии с прототипом, тоже была похожа на сказку. Маленькая принцесска, защитница бедных, слабых и угнетенных, заступница перед сильными мира сего. Сколько дел она тогда наворотила?! Мир обожал и почитал ее, за дела и поступки, безо всяких PR технологий. Даже непримиримые ортодоксы из среды вечных противников Венеры признавали ее заслуги.
  Люди любили ее, любили искренне. Так искренне, что после первого же удачного покушения, пока она лежала в госпитале без сознания, весь мир носил цветы к венерианским посольствам и консульствам, зажигая свечи и не давая им потухнуть, символизируя этим ее борьбу со смертью. Маленькая добрая принцесса, надежда целой планеты на счастливое будущее...
  ...Надежда разбилась сразу после смерти матери, за последовавший коронацией. Реальный мир оказался неподъемен для маленькой сказочницы. Слишком жесток, чтобы "добрая принцесска" смогла с ним справиться. Потому, что им правят не чувства, и не чудеса, а голая убийственная целесообразность. И главный постулат выживания государства звучит так: "Хочешь жить - дави. Дави их всех! А для этого выжми из имеющихся ресурсов все соки! И плевать на тех, кто думает не так, как ты".
  Как оказалось, кровь - это тоже ресурс, наряду с финансами, армией, флотом, СМИ или законами. Кровь гвардейцев и солдат, каждый день умирающих при исполнении долга; не всегда честного и не всегда праведного, но всегда необходимого. Кровь тех, кто попал в жернова политической машины и выбрал "не ту" сторону. Неплохих людей, иногда очень даже симпатичных в личном плане, способных и умных, но жизнь которых несовместима с существованием государства. Жизнь бесправных рабочих, вынужденных горбатиться ради процветания Родины, не живя даже, а выживая, борясь за обглоданный кусок синтетического хлеба, глоток регенерированной воды и плохо очищенного кислорода. Жизнь людей, живущих в криминальных трущобах на окраинах, ежедневно и еженощно ведущих борьбу только за то, чтобы прийти домой целыми и невредимыми. Всех не перечислить.
  Власть - это большая кровь. И ложь, чтобы эту кровь оправдать. Она сдалась, пала под наплывом оной, утонула в этой страшной красной реке...
  ...Но не ушла на дно. Сдалась, пала, но не опустила руки. Потому, что она - королева, а быть королевой, даже реальной, это тоже сказка. И пускай она не может ничего изменить, сама, сейчас, как сильная правительница сильного государства, она еще расскажет миру свою ПОСЛЕДНЮЮ сказку. Ведь то, что она сделала, ничем иным назвать нельзя.
  Сказка. Чудо. Ни один здравый человек до такого не додумается. Ведь правитель должен быть прагматиком, от него ждут прагматичных решений, а не чудес...
  ...И она дала миру такого прагматика. Воплощенную сказку, но при этом совершенно реальную. И пусть жестокий и кровавый мир начинает молиться!
  
  

Сентябрь 2428 года, Венера, Альфа

  
  
  Следователь отсутствовал более четверти часа. Сидящая в наручниках перед его столом молодая женщина с безучастным лицом смотрела перед собой, ничего не видя, полностью погруженная в свои думы. Она не производила впечатления матерой уголовницы, но вела себя на допросе практически также: нагло, развязано, дерзко. Хамила, смеялась следователю в лицо, язвила. А сейчас, оставленная в одиночестве, "отключилась", уйдя в себя.
  Конечно, она знает, что все её потуги бесполезны. Законы жестоки, но это законы, и их надо исполнять. Что бы она ни делала, что бы ни говорила, её будущее, на ближайшие лет пять, четко и недвусмысленно определено. Так зачем же трястись, лебезить, бояться?
  Она никогда никого не боялась, не собирается этого делать и теперь. И пошла бы вся гвардия, в лице следователя и громил-надзирателей далеко-далеко!..
  Именно это прочел в её лице высокий светловолосый мужчина с длинными, ниже плеч, волосами, задумчиво наблюдающий за подследственной с портативного визора вот уже пятнадцать минут. Референт, копающийся в изображениях файлов следственного управления, наконец, воскликнул:
  - Да подходит, сеньор граф! По всем параметрам!
  - Наконец. Долго ты... - недовольно фыркнул тот, кого назвали графом.
  - Так, база данных-то чужая. Они тут у себя сами ногу сломят, где уж мне нужное быстро отыскать!
  Глянув на изображение вслед за шефом, он спросил, добавив в голос немного умеренного ехидства:
  - А вас не смущает, ваша светлость, её... Немного экзотическое прошлое?
  - Первый срок? - его светлость хмыкнул. - Мне кажется, именно такая нам и нужна. Сильная. Решительная. Пробивная. И чтобы было за что зацепить. Чтобы боялась, что мы передумаем. Стелилась перед нами, но пёрла по жизни напролом. За нашими спинами...
  - Ты посмотри на ее глаза, - кивнул он на визор(1). - Это глаза хищницы, львицы. Пускай сейчас ей плохо, пускай ей на многое наплевать, но она не сдается, не опускает руки. И того, что осталось, у неё никому ни за что не отнять.
  - Львицы не занимаются незаконной проституцией в самом центре Красного квартала, сеньор. Это прерогатива забитых европеек, нищих американок или нелегальных гостий с Востока. Тем нечего терять, максимум, что грозит - это депортация. А она - чистокровная венерианка, хоть и из русского сектора(2).
  - Ничего ты не понимаешь в людях! - подвел итог граф, после чего поднес к губам браслет. - Сеньор комиссар, проводите к задержанной...
  
  Женщина подняла глаза. Вслед за охраной в допросную вошел высокий длинноволосый человек в строгом лощенном костюме, уверенно держащий себя, и невысокий человечек с "заезженным" лицом, держащий папку виртуальной станции в руках. Это еще кто такие?
  О втором можно было сказать с уверенностью - личный секретарь. Слишком рабочее-сосредоточенное выражение лица. Да и неброская внешность, соответствующая статусу. Однако, первый выделялся. Как манерой держаться - будто он и есть князь вселенной, а все вокруг - в лучшем случае подданные, так и внешним видом. Блескучий костюм дорогого покроя, но при этом неброский, не кричащий о себе: "Смотрите, мой хозяин - аристократ в энном поколении! Он купит вас тут всех, если захочет!" Только ей не заработать на подобный за целый год, даже, если ее возьмут на полную ставку в "Рай" или "Остров Малибу"! Что уж говорить о вонючем "Красном квартале"?
  Секретарь сел на кушетку сзади нее, молча раскрыл папочку, надвинул на левый глаз козырек визора, активировал функцию перчатки(3) управления и завихрил вокруг себя изображения каких-то документов. Высокий же сел на стол перед ней, закинув ногу на ногу, и забарабанил пальцами по коленке. Во взгляде его читалась насмешка, превосходство, издевка. А еще... Какое-то уважение что ли?
  Да, уважение. Сильного к другому сильному, но более слабому. Несмотря на аристократизм, он не презирал ее, в отличие от большинства представителей высшего сословия. Это радовало, утешало, но не сильно - в любом случае, добрым этот взгляд не был. Если она не подойдет ему для своих планов (ну, а для чего еще приходить сюда, в допросную городской тюрьмы, к простой уличной проститутке, ему, аристократу, как не с предложением "сотрудничества"?), он легко утопит ее в дерьме. Закон ведь писан только для них, плебеев: таким, как этот франт, в нашем мире ничего не страшно. Они могут сровнять с землей, а могут и вытащить из самой большой передряги, наплевав на все тот же пресловутый закон...
  А вот что он хочет предложить? Об этом лучше даже не думать!
  Помолчав еще минуты две, но так и не добившись от женщины никакой реакции, светловолосый прекратил барабанить пальцами и усмехнулся.
  - Стефания Шимановская, 2403 года рождения, Новая Самара, русский сектор. Окончила базовый уровень подготовки, средняя школа ?118, Любинский район сектора, поселок Рудный, где и проживала до семнадцати лет с родителями. Иного образования нет.
  Первый привод за незаконную проституцию - 4 июля 2420 года там же, Рудный. Итог: предупреждение и административный штраф. Впервые оступившихся законы ее величества щадят... - прокомментировал он, понизив голос. Женщина продолжала сидеть с отрешенным видом, но последние слова её явно зацепили.
  - Далее, не вняв намеку, второй привод. В ноябре, всего через полгода, но уже в Самаре. - Он сделал паузу, давя на нее молчанием. Стефания непроизвольно втянула голову в плечи.
  - Вина не доказана за отсутствием состава преступления. И тут же третий привод, еще через девять месяцев. Сопротивление при задержании, грубость с сотрудниками гвардии...
  Его глаза смеялись. Так всё и было. Женщина заметно ссутулилась. Лощенный франт бил метко, прицельно, и в совершенстве знал ее биографию.
  - Полгода условно. Вновь невероятно щадящее наказание! Не правда ли, Стефания? - мужчина вяло рассмеялся. - Не знаю, чего тебе это стоило, у вас, там, в русской зоне черт ногу сломит от коррупции, но приговор суда - есть приговор суда. Итак, продолжим...
  Он деланно-сосредоточенно вздохнул.
  - Полностью исчерпав себя и потратив все сбережения в Самаре, перебралась во Флору. Здесь тоже не повезло: в течение месяца два залета. Ты что, местному авторитету не отстегивала, что тебя так шуганули? Или нужным людям не дала? Два раза за месяц! Вроде на полную дуру не похожа, Стефания? А?
  Женщина скривилась, невозмутимый минуту назад вид растаял, как снег. Нет, перед ним сидела не матерая уголовница, а неопытная провинциальная дурочка, запутавшаяся в собственных поступках.
  - Скорее подстава, - озвучил высокий мысль вслух. - Поскольку дело было закрыто за отсутствием, как и в Самаре, могу лишь предположить, что гвардейцы пожалели бедную девочку, вышвырнутую жизнью на помойку, уже имеющую весь необходимый багаж до следующего залета лет на пять...
  ...И, наконец, Альфа. Столица. Очередная провинциальная блядь, приехавшая покорять местные вершины.
  Мужчина иронично оскалился, а затем подался вперед и заорал ей в лицо:
  - Ты что, родная, совсем охренела? Красный квартал! Рай для шизофреников-извращенцев со всей Солнечной системы! Стефания, как можно так низко пасть?! Не могла найти что-то поприличнее??? А???
  Да в Альфе каждая вторая подрабатывает твоим ремеслом! Здесь Мекка для озабоченных с закомплексованной Земли! Сколько мест? Сколько улиц? Районов, кварталов? А ты опустилась до притона! Бомжатника! Самой-то не стыдно?
  - В других местах платить надо за место! - огрызнулась, наконец, сидящая, выпалив ответ франту в лицо. - Сразу и много! А Барон согласился на поруке взять, в рассрочку! Чтоб вернула, как заработала!
  Мужчина, не ожидавший такой реакции, отшатнулся.
  - Да если б у меня были эти сраные двести империалов, разве б я пошла к этой узкоглазой сволочи? Охренели вы тут совсем, в столице! Слишком много своим ребяткам позволяете за место брать! Только на бумаге "профессия, защищаемая законом, основа туристического бизнеса..."! - А на деле как драли нас братки, так и дерут! Только с гвардией делятся! Свободная профессия, тьфу, мать вашу! - она не стесняясь, сплюнула на пол.
  - Чего ж ты на другую-то профессию учиться не пошла? - ядовито хмыкнул мужчина. - Работала бы сейчас кем-нибудь посолиднее, замуж вышла?...
  - "Посолиднее"? Это что, продавщицей в супермаркете? А, поняла! Оператором шахтных установок! Зашибись профессия!
  Мужчина пожал плечами. Сам он в юности работал простым бухгалтером и не разделял подобный взгляд на специализацию.
  - Только у нас, в Рудном, работать негде больше! С теми сраными балами, которые дает ваша сраная школа, даже в самый сраный ВУЗ Самары не поступить! А о грантах и мечтать не приходится!
  - Так ты, значит, выживала, как могла. М-да, бедная девочка! Как жаль, весь мир против нее... - голос мужчины просто лучился ехидством. - А вполне официально приехать, купить лицензию, отстегивать налог - это значит ваша школа тоже дать не может? Наверное, в ней не говорят о венерианских законах, о том, что делать можно, что нельзя, и что можно, когда нельзя? Ах, какая плохая школа! Надо сказать министру образования, пусть туда инспекцию пошлет, а то мы тут не знаем, что в провинциях творится!
  - Слышь, начальник, ты мне тут комедию не ломай! Говори, зачем пришел, или проваливай! Я ж вижу, что не из гвардии! Чего приперся? Лекцию по морализму и юриспруденции читать?
  Дозрела. Длинноволосый мысленно потер руки.
  - А зачем мне говорить? Я, может, хочу тебе предложить со дна выбраться, а ты сама этого не желаешь? Я тебя из тюрьмы вытащу, а ты по старой дорожке пойдешь? - он усмехнулся. - Пойдешь или не пойдешь, Стефания?
  Женщина положила лицо в ладони и вдруг заплакала.
  - Да видала я знаешь где твою ... свободу! И твою ... лицензию! И всех вас, ... ...!
  - Вот, вот, именно это я и хотел услышать! Полное психологическое неприятие, равнодушие к себе и судьбе! Тебе просто наплевать, что будет дальше, да? Ты согласна жить и в тюрьме, потому, что жизнь вне её свободой не считаешь!
  - Пошел ты!
  Человек встал со стола и бодро зашагал по комнате.
  - Знаешь, я бы на твоем месте просто спился. Да-да, именно спился! Причем, всего за каких-то пару лет, - заговорил он с сочувствием в голосе. Женщина недоуменно подняла глаза. Уж сочувствия она никак не ожидала. - Ты же живешь дальше. Пускай, не дружишь с законом, на который тебе плевать, но не опустилась до уровня растения, когда утешение можно найти только в водке.
  Водке? Он - русский? Шальная мысль уцепилась за фразу. Местные, даже местные русские, водку почти не употребляют, предпочитая более слабые напитки. Она присмотрелась внимательнее. Да, и черты лица, и легкий НАСТОЯЩИЙ русский акцент (в отличие от акцента венерианской русской зоны), говорили, что он - представитель далекой родины ее предков. То есть, не потомственный венерианский аристократ, как она посчитала вначале, а богатый иностранец. Но с ОЧЕНЬ хорошим испанским выговором!
  Стоп, кажется, она где-то видела лицо. Где? В СМИ? Но где именно? Эх, жаль, она не интересуется политикой и не смотрит "ящик". Это что-то слишком знакомое, она должна вспомнить его! Это важно!
  Но память подводила. Мужчина меж тем продолжал:
  - После такой аварии, случись подобное со мной, я бы не смог жить дальше, - безо всякой насмешки развивал тему высокий. - Так что я горжусь тобой, моя девочка! Горжусь, что ты еще держишься! - он подошел, снова сел на стол и взял в руки ее ладонь. Она смотрела на всё это обалдевшими глазами, шизея от резкой перемены. - И только поэтому я предложу тебе то, что предложу.
  - Что?... - недоуменно выскочило у нее. Недоуменно и... Жалко.
  - Операцию. И ребенка. Это будет не твой ребенок, но ты сможешь его выносить, родить и нормально воспитывать.
  - Мне не нужны чужие дети, понятно?! - закричала она. - Я не хочу быть суррогатной! - она выдернула руку, оттолкнула мужчину и отскочила в сторону. Глаза ее застилали слезы. - Я хочу стать нормальной, настоящей!
  - Я не бог, вернуть то, что ты потеряла при аварии, не в моих силах, - спокойно и бесстрастно чеканил мужчина. - И я не благотворительный фонд, чтобы спонсировать сложнейшую генетическую операцию вместо него. Извини. - Он развел руками. - Конечно, ты можешь накопить денег и сама сделать ее, за свой счет, благо, нет в мире ничего невозможного. И родить нормального ребенка, своего, кровь от крови, плоть от плоти... Когда выйдешь на свободу, конечно!
  Стефания в цвет разрыдалась. Да, он знал куда бить, этот лощеный русский! И знает ее биографию досконально, в совершенстве, даже лучше нее самой.
  Авария. Он знает про неё АБСОЛЮТНО всё. И ей нечего возразить, черт возьми!
  Она и правда пошла в этот прибыльный, но нелегальный бизнес только потому, что хотела быстро заработать на операцию. Потому, что хоть в мире и всё возможно, но стоят подобные услуги невероятно дорого. Не по карману дочери погибшего шахтера из Горного. А работая легально, больше половины приходится отдавать "дядям" - налоговой, профконтролирующей, медицинской службам, гвардейцам, и, конечно, "крыше" из братков. С лицензией она бы заработала нужную сумму лишь годам эдак к пятидесяти...
  Потом была неудача в Самаре. Да, она откупилась, потратив все, что успела накопить, все те жалкие крохи. И получила лишь предупреждение. Последнее. После которого, попадись она еще раз, сразу впаяют срок, даже не разговаривая.
  Тогда она решила попытать счастья на "имперской" территории, во Флоре. Тамошние расценки выгодно отличались от "беспредельной" Самары, а уровень контроля над криминалом оказался существенно выше. Корневая нация, что возьмешь!
  Но там ее, действительно, кинули. Свои, "крыша".
  Она перебралась в Аврору. Но в бывших имперских владениях девочки зарабатывают хоть и больше, но и откупиться от гвардии, попадись она снова, практически невозможно. Пришлось сворачиваться и там.
  И вот столица. Да, провинциальная дура. Да, просто дура. Но расценки здесь, в битком набитом туристами сердце планеты Любви, на порядок выше той же Флоры, и вообще не сравнимы с забытой всеми богами Самарой.
  Она решила поставить ва-банк, была не была. Или окажется в дамках, или ее смоет в сортире этой гребанной жизни...
  Почему, ну почему те же китаянки или европейки, проработав здесь год, спокойно уезжают домой, везя с собой столько денег, что с земными ценами можно всю оставшуюся жизнь не работать? И им, и семьям, ради которых они в основном и приезжают, эти земные цветочки? И все у них получается? А она, неудачница, облажалась на второй же день? Первая же облава оказалась её? Ну, почему ей так не везет в этой жизни?!!
  - Думай, Стефания! Думай! - давил светловолосый. Он не настаивал, не убеждал. Он просто требовал ответа. Не согласна? Что ж, до свидания! Найдет другую.
  - Я могу дать тебе Шанс. Дать тебе ребенка. Ничего с тебя не потребовав. Даже буду помогать, ведь ребенок - это слишком большая ответственность и слишком большие затраты для дочери шахтера без специальности и опыта нормальной работы.
  - А потом заберете? Когда подрастет? - шмыгнула она, пытаясь снова не расплакаться. Всё, она в его власти, и сама это поняла.
  - Нет. Это будет твой сын и только твой.
  - Сын?
  - Да. Это будет мальчик. Ты будешь воспитывать его так, как считаешь нужным, говорить то, что считаешь нужным. Может он и не будет похож на тебя, но это Шанс, согласись?
  Женщина кивнула.
  - Что от меня требуется?
  - Во-первых, никакой... Прежней работы. Ни официально, ни неофициально, ни просто подработок по жизни. Я знаю, в местном обществе поход "налево" за хорошую оплату сильно не осуждается. Дикая страна, дикие нравы!
   Но не мне судить. Это - главное условие.
  - Я согласна! - торопливо пискнула женщина, будто боясь, что он передумает.
  - Далее, воспитать ребенка одной очень накладно, даже с господдержкой... - спокойно и размеренно продолжал мужчина. - Потому тебе будут помогать материально. В достаточной мере, чтобы вы не скатились к нищете, но в недостаточной, чтобы на них можно было вести иждевенческое существование. - Он вперил в женщину жесткий колючий пронизывающий взгляд. - Так что работать тебе все же придется. И крутиться. Выживать.
  Та кивнула.
  - Понимаю.
  - Естественно, никаких вредных привычек, пристрастий и тому подобное. Никаких пьяных хахалей среди ночи, дебошей... Ты поняла о чем я?
  Снова кивок.
  - Занимайся им так, чтобы он не чувствовал ненужность или бесполезность. Одари заботой и любовью. Он для тебя - всё.
  Я прикрываю тебя и плачу за то, чтобы ты была хорошей матерью. Чтобы вырастила достойного человека. Больше, в принципе, ничего. Но если вдруг не будешь с этой работой справляться?.. Сама понимаешь, я могу быть и жестоким!
  Она снова кивнула.
  - И последнее, он ничего не должен знать о нашем соглашении. Для него ты - мать. Ты и только ты. Всё ясно?
  - Спасибо... - у Стефании отлегло от сердца. О таком подарке судьбы она не могла и мечтать. Действительно, что значат эти чертовы гены, да еще реплицированные искусственно, по сравнению со всем остальным, предложенным этим человеком? Замечательным человеком, хоть и настоящим русским!
  - Рад, что мы пришли к взаимопониманию! - он кивнул жестом эдакого повелителя мира. Женщина съёжилась. - Жан, занимайся документами. Как все оформишь, доложи.
  Затем, не слушая ответа секретаря, развернулся и быстро пошел вон из кабинета. Наверное, у него еще много дел. У таких людей всегда много дел. Лишь на пороге обернулся и бегло бросил:
  - Да, Стефания, и никаких польских имен. Это тоже условие...
  
  ...Когда её, не помнящую себя от счастья и пытающуюся в полной мере осознать, что же с нею только что произошло, охрана вела назад, в камеру, до нее вдруг дошло, где она видела этого русского. От неожиданности Стефания даже споткнулась, за что получила тычок и нервный окрик гвардейца:
  - Ну, ты, аккуратнее там, стерва!
  Но было не до охраны. Господин Козлов. Граф Сергей Павлович Козлов. Финансовый гений и автор современного венерианского экономического чуда, благодаря которому их страна который год на подъеме. Он же фаворит её величества королевы, и по совместительству, отец её обоих детей. Эта сучка просто обожает ядрёный перепих, часто и со многими, об этом знает вся планета, но вот рожает только от него.
  Мудрая сучка!!!
  То есть, перед нею только что сидел некоронованный властитель всея Венеры. Государства, раскинувшегося на более чем трех планетах. Человек, реально заправляющий всем, трахающий королеву вне очереди и являющийся отцом наследниц престола. Блин, во что она только что ввязалась? Кто тот ребенок, которого ей... Она... В общем...
  ???
  Волосы начали медленно вставать дыбом. Радужное настроение вмиг улетучилось.
  - Лицом к стене! Ноги на ширине плеч! - раздалось где-то сзади, но как будто в другом измерении.
  
  
  
ЧАСТЬ I. НЕУДАЧНИК
  
  
Глава 1. Лотерейный неудачник
  
  

Август 2447 года, Венера, Альфа

  
  Это плохая школа. Ужасная. Я ненавидел её всеми фибрами своей подростковой души. Наверное, если бы можно было ненавидеть в жизни что-то больше, чем мою школу, я все равно ненавидел бы её. Но, надо признать, без нее мне не выжить.
  Да, мне больше нравится своя школа, в старом добром районе, где я родился и вырос. Не самый плохой район, не трущобы, хотя и до респектабельных фешенебельных кварталов ему тоже далеко. И школа под стать - не гетто для бандюганов, но и не сборище пай-мальчиков и девочек, отцы которых зарабатывают пятизначные-шестизначные суммы в день. Там нас все же учили, не пуская образование на самооткуп, как происходит на рабочих окраинах. Но... Учили слабо.
  Может быть, кому-то тяжело это осознавать в восемнадцать лет, но все мы, каждый из нас, имеем свой уровень. Тот, выше которого не прыгнешь, как ни крути. Он не зависит ни от статуса, ни от кошелька родителей, ни от воспитания, и даже от наследственности зависит слабо. Все мы разные, такими нас создала природа, и некого тут винить. Может мне, получившему грант на обучение в престижной частной школе, легко об этом рассуждать, но...
  Но факт - есть факт. И я не виноват, что мой интеллектуальный минимум соответствует чьему-то максимуму. Не виноват, и точка! Ведь есть люди и умнее, и способнее меня, так что надо просто принять это, как должное. В конце концов, шанс получить заветную бумагу, именно бумагу, настоящую, из природного дерева, с отпечатанными условиями получения дальнейшего образования, государство предоставляет каждому. Вот только половина желающих отсеивается уже на экзаменах в соискатели, а еще многие - на самом тесте. Те, кто не смог, не позволяет уровень или недостаточно сильно желание сдать.
  К чему я это? К тому, что есть такие люди, даже среди бывших моих однокашек, для которых достаточно сдать базовый минимум и идти простым рабочим на завод, стройку, шахту или в обслуживающий персонал. Или в армию - в десант например. Платят хорошо, думать не надо, а после армии, при завершении контракта, еще и предоставляется куча льгот. И эти люди счастливы, реально счастливы! Им не надо ничего больше, да они и не хотят.
  Но есть другая категория. Те, кто не хочет на шахту или в докеры. А желает стать менеджером, адвокатом, врачом, пилотом истребителя или капитаном боевого эсминца. Это тоже хорошая работа, но чтобы выучиться на нее, нужна совсем иная подготовка. Такая, какой не дадут в базовой школе на окраине, где всем на тебя наплевать. Задача тех школ - дать возможность устроиться в жизни тем, кто сам ничего в ней устраивать не хочет, то есть совершенно иная. А хорошее образование может дать лишь хорошая частная школа с высококлассными специалистами, для которых главное научить, а не прийти на работу и отстоять свои часы.
  Но, вот незадача, хорошие специалисты хотят получать хорошую зарплату! Неподъемную для департамента образования. Поэтому у тебя, если ты хочешь чего-то добиться в жизни, кроме должности второго помощника третьего вентеляционщика, два пути. Первый - иметь родителей, родственников, опекунов или иных спонсоров, способных оплатить тебе место в таком заведении. Второй - тянуться самому, невзирая на иронию быдла вокруг, дескать, умный нашелся, учиться, и в один день доказать, что твои желания совпадают с возможностями. То есть, что ты потянешь учебу в серьезном заведении, и из тебя получится хороший специалист.
  То есть, получить грант.
  В нашей стране много, очень много приличных школ. Таких, где дают знания на высоком уровне. Частных. И каждая из них обязана принять определенное количество учащихся по грантам, за которых платит корона. Конечно, самые-самые элитные, где грызут азы науки дети аристократии, таких не принимают, но они платят за это право огромные деньги, так что это уже другая история. Остальные же не могут отказать, не набрав положенное количество бесплатников. Каждая школа имеет рейтинг, который защищает раз в несколько лет, и в соответствии с которым туда направляют определенное количество титуляров разного уровня (и за разную плату, конечно). Так что в целом система довольно логичная, хотя и жестокая.
  Жестокая, потому, что многие, мечтающие о хорошей работе, в один миг берут и проваливают экзамен на грант. Хотя могут его сдать. Или не могут, но все равно хотят и тянутся из последних сил, но остаются с носом. Те, кто хочет, но не может, кто обречен на низкооплачиваемую работу, или же катастрофически медленный карьерный рост (никто ведь не запрещает учиться дальше за свои деньги, окончив базовый уровень, и работая, например? А что это медленно - так то проблемы не государства!).
  К ним можно отнести и тех, кто может, но не хочет. Кому, имея мозги, больше втыкает лежать всю жизнь на диване, попивая кислое вино, вкалывая на дубовой работе за жалкие центаво, являясь при этом донельзя счастливым.
  Я же отношусь к четвертой категории. Тем, кто может, хочет, но кому не дают. Кто вынужден отказаться от господдержки и идти обратно в родной район потому, что доучиться до конца у тебя просто не получится.
  Как я говорил, у нас плохая школа. Не в плане обучения, нет, наоборот, здесь учатся те, кто сдал на самый высокий уровень гранта. Я бы сказал даже, одна из лучших. Ведь она носит имя одного из генералов, поднявших восстание против имперского гнета, а чести, носить имя героя удостаиваются только самые-самые. Но в том-то и дело: она плохая именно потому, что лучшая! Ведь кроме нас, титуляров, в ней полно козлов, чьи папочки платят за обучение такие деньги, на которые мы с матерью смогли бы безбедно жить и ни о чем не думать в течение нескольких лет!
  Это ОЧЕНЬ влиятельные люди. После знати, настоящей потомственной аристократии, элита нашего общества. А элите не нравится и никогда не нравилось видеть рядом с собой нищих выскочек, плебеев. Большинству "не нравится" пассивно, но есть несколько уродов, делающих это весьма и весьма активно, пользуясь своим положением и безнаказанностью.
  ...Я сидел в кабинете у куратора и слушал получасовую лекцию на тему: "Какой ты нехороший" и "Да ты ничего в жизни не понимаешь, сопляк!", касаемую как раз этого вопроса.
  - Хуанито, пойми, ты можешь стать кем угодно! Я смотрел твои тесты - и гуманитарные, и точные дисциплины тебе даются слету! Поступай куда хочешь, все дороги твои! Хоть в Венерианский Государственный, хоть в Академию Экономики, хоть в Высшую Школу Управления! Да, если возьмешься за ум, через пять лет я, может, буду называть тебя "сеньор Шимановский", и скромно потуплять глаза! Ты что, не понимаешь этого?
  У тебя есть способности, сынок! Почему ради сиюминутного юношеского максимализма ты приносишь в жертву свое будущее?
  - Дон Алехандро, можно я пойду? - устало вздохнул я. Спорить не хотелось.
  - Сиди, я тебя не отпускаю! - куратор, низенький седовласый мужчина с проплешиной на темечке, уже не молодой, но еще не старый (по другому охарактеризовать его возраст я почему-то не могу), заходил взад-вперед по кабинету. - Да, пойми ты! Если забросишь учиться, если тебя "уйдут", это будет означать, что они победили! Борись! Борись, мальчик! Держись! Не губи свое будущее из-за богатеньких сволочей!
  - А зачем? Для чего, дон Алехандро? - вспылил я. Меня, наконец, достал этот получасовой бессмысленный разговор, переливание из пустого в порожнее. - Вы говорите, выучиться? Хорошо, я закончу школу. Поступлю в престижный университет. Предположим! - уточнил я, поднимая вверх палец.
  - Опять же, по гранту - денег у меня нет. Допустим даже, что мне дадут его закончить. И что тогда? Кем я буду? Менеджером? А такие, как Толстый, станут старшими менеджерами! Потому, что туда их пропихнут родители, сразу, по знакомству! Я буду вкалывать, пахать как вол, а они сидеть на заднице, ничего не делать и вовсю пользоваться продуктами моего труда, получая за это бонусы и премии себе!
  Стать инженером? А он станет главным инженером! Ведь главному инженеру не нужны мозги, ему нужен в подчинении грамотный инженер, чтобы быть на хорошем счету!
  Кем еще стать? Экономистом? Юристом? А он станет начальником отдела! Журналистом? А он - главным редактором! Причем сразу редактором и сразу главным! - разорялся я. Прорвало. Слишком долго копил это в себе. - Я не хочу так, дон Алехандро! Сейчас эти подонки показывают кулаками, кто здесь есть на самом деле, и что такие, как я, должны лизать им задницы, если хотят учиться дальше. А что после? Сейчас я еще могу дать сдачи, уйти, сбежать, показать свой гордый несгибаемый нрав! А потом по жизни мне придется это делать! Потому, что иначе я мгновенно скачусь до уровня той самой помойки, на которой окажусь, если уйду сейчас, несмотря на все потраченные годы и силы! Или вы думаете, это подростковая дурь? Что я испугался и сдаюсь? Это не так!
  Я сруливаю не потому, что боюсь. Я сруливаю потому, что сейчас я еще могу найти какую-то свою дорогу в жизни. А если не уйду, это будет западня, катастрофа, из которой никогда не выберусь. До свидания, сеньор куратор! - я привстал, собираясь выйти из кабинета, но меня настиг громовой раскат его голоса:
  - Сядь, я сказал!
  Мой зад бессильно опустился на стул. Слушаться учителей, беспрекословно подчиняться - в этой школе одно из базовых правил, въевшихся в кровь с первых дней обучения. За непослушание тут запросто выгонят, хоть платника, хоть титуляра.
  Дон Алехандро насмешливо выдавил:
  - Сосунок! Ты что, веришь, что действительно найдешь что-то в этой гребанной жизни? Найдешь место, где не перед кем не надо будет пресмыкаться?
  Он во весь голос расхохотался. Я поежился. Стало вдруг не по себе от его взгляда, от смеха.
  - Поверь мне, старику, горбатившемуся в этом дерьме под названием "жизнь" не один десяток лет! Такого места нет! Не существует! Точнее, оно есть, но чтобы туда попасть, ты должен родиться как минимум в семье Феррейра! То есть быть ОЧЕНЬ богатым человеком! В любом ином случае тебе придется лизать и пресмыкаться! В любой сфере, от частного бизнеса до королевских войск!
  Я опустил голову. Конечно, дон Алехандро прав. То, что я делаю - дурь. Обычная подростковая дурь. Но почему я, понимая это, иду на принцип, сам против себя? Почему не могу остановиться, согласиться и перестать выкоблучиваться? Максимализм?
  Наверное.
  - Знаешь, из твоего разговора возникло ощущение, что тебе не восемнадцать, а как минимум двадцать пять, - хмыкнул куратор, читая у меня в душе, как в раскрытой книге. - Как минимум, хотя, до подобных выводов многие не доходят и к сорока. Это тебе плюс. Но вот оружие ты себе выбрал... Откровенно дурацкое!
  Он помолчал немного, сверля насмешливым взглядом.
  - Да, наш мир несправедлив. Да, богатеньким живется несказанно легче. Да, нам всем приходится продираться через колючие кусты там, где они наймут рабочих, которые проложат им прямую дорогу. Но!!!
  Он снова замолчал, делая театральную паузу. Да, он - куратор, у него работа такая - воспитывать. А без актерских навыков достучаться до нас, оболтусов, практически невозможно. Вот только найдет ли он в моем случае правильные и нужные слова?
  - Но это значит, закричал вдруг дон Алехандро так, что я вздрогнул, - что ты - тряпка! Что ты сломался!!!
  Я покраснел. Этот вывод на самом деле был гораздо ближе к истине, чем я пытался себе доказать всё последнее время, хотя упорно его отрицал.
  - Хорошо, ты говоришь о рабстве, вечном рабстве у системы, контролирующей всю нашу жизнь. Пусть так. Так что, теперь спиться? Ах, как нам плохо! Бедным и несчастным, которым не дают дорогу! Хорошую работу, шоколадные условия жизни! А ты что, думал получить всё нахаляву? Задаром? Появились трудности - и лапки кверху? "Всё, я сдаюсь, сеньор куратор! Не хочу прогибаться! Я лучше сдохну, лежа под шлюзом аэрационной шахты, грязный и вонючий, оборванный, с бутылкой дешевого пойла в руке, в компании таких же неудачников! Вот это по мне! Это - моё! Так?!!
  Я закусил губу. Больно закусил. Но поднять глаза не мог. Стыдно.
  - И еще, ты можешь забить на учебу, можешь дождаться, чтобы тебя лишили гранта и вышвырнули, дело твое. Но когда это случится помни! Повторяй про себя, пока не зазубришь, пока это не станет девизом на всю твою оставшуюся никчемную жизнь: "Они победили!!!"
  Да, победили! Банда Кампоса и его дружков! А ты сдался, согнулся, как последний хлюпик! Неудачник!
  Учитель замолчал и отвернулся. Несколько минут стояла гнетущая тишина. Он давал время осознать всё сказанное. Вообще-то, я и сам это прекрасно понимал, но почему-то, когда слышишь собственные мысли из чужих уст, они действуют как-то иначе. Более действенно что ли...
  Через время дон Алехандро обернулся и спокойно, как ни в чем не бывало, сказал:
  - Ты не первый, ты не последний. Всем бывает плохо. Но у тебя не возникало такой мысли, что эту жизнь можно прогнуть под себя?
  Пауза.
  - Да, именно! Прогнуть под себя! Это не всем удается, только самым сильным и смелым, сильным духом в первую очередь, но это возможно!
  Я поднял глаза и недоверчиво хмыкнул. Дон Алехандро иронию проигнорировал.
  - Такие люди есть, и, как правило, их все знают, они на виду. Потому, что уникумы. Упорным трудом они вырываются из этого дерьма, прогибают под себя таких, как ты говорил, старших менеджеров и начальников отделов. Становятся НАД ними! Помыкают ИМИ, и те не пикают! Знаешь, почему?
  - Почему?
  - Потому, что "начальник отдела" - это их потолок. Это уровень, выше которого они не прыгнут при всем желании и богатстве папочки. А настоящую политику, настоящие судьбы мира вершат те, кто не останавливается на этом уровне и идет выше. Кто стоит НАД всеми этими сынками, аристократами и буржуями. Ты понимаешь меня?
  Я понимал. Правда, смутно.
  - Это нереально.
  - Реально. Для этого требуется всего четыре вещи: иметь способности, холодную голову, безграничную наглость и толику везенья.
  Способности у тебя есть. Голову холодной можно держать всегда, это вопрос самоконтроля. Наглость... - куратор скривился. - С этим я тебе помочь не могу, тут уж сам.
  - А везение?
  - Везение? - он присел и посмотрел мне прямо в глаза. Его взгляд, холодный и решительный - взгляд уверенного в себе воина, а не школьного куратора. Человека, ВЕРЯЩЕГО в свою удачу и свою силу, и от этого уже непобедимого. Я почувствовал, как по телу побежали мурашки.
  - Верь в него! Верь в свое везение! Что тебе повезет! И тогда тебе, действительно, повезет!
  Снова театральное молчание. Дону Алехандро с его способностями можно, наверное, было стать звездой эстрады, не выбери он стезю преподавателя. А может, так и надо? Ведь хороший преподаватель должен быть актером?
  Тем временем куратор подошел к визору, выполняющему функцию окна, включил его, и уставился вдаль, на запрограммированные системой релаксации зеленые альпийские луга, уходящие в небо, то есть в потолок.
  - Среди тех, кто на САМОМ верху, тоже одни "сынки" и аристократы! - вяло возразил я. - Туда не пробиться простым смертным!
  - Думаешь? - усмехнулся наставник, не поворачиваясь. - Отчасти ты прав. Там много богатеньких. Но это очень, очень талантливые "сынки"! Бездарей в этом гадюшнике просто сожрут, это не их уровень. К тому же, ты ошибаешься.
  - В чем?
  - Что там одни представители знати.
  - Вы можете привести пример хоть одного человека из простых людей, добравшихся до самого верха? - ехидно оскалился я. Дон Алехандро насмешку вновь проигнорировал.
  - Кто правит нашей страной? - сухо спросил он в лоб.
  - Ее величество королева Лея, - не задумываясь, ответил я.
  - Я сказал, не кто царствует, а кто правит?
  Стоп!
  А вот за такие вопросы, и более того, за ответы на них, не долго угодить в допросную императорской гвардии!
  Дон Алехандро - провокатор?
  Нет, не похоже. Да и наша страна еще не скатилась до уровня тоталитарных режимов Земли, у нас пока можно говорить о персонах номер один всё, что думается. Пока...
  - Смелее! Кто правит страной? Не царствует, а правит? - давил он.
  Я молчал. Вот оно что. Прогнуть всех под себя. Высший уровень. Самый высший!
  - А ведь он даже не венерианин! - продолжал куратор, не оборачиваясь. Он прекрасно чувствовал меня и спиной. - Ему и титул-то дали, лишь бы заставить замолчать некоторых старых консервативных представителей аристократии!
  - Ему повезло! Оказался в нужное время в нужном месте, встретил нужного человека!..
  - Везения не бывает без умения и без веры! - снова повысил голос учитель. - Я уже говорил, веры в себя и в свои умения. И без наглости.
  - Тогда что, по вашему, получается, любому человеку можно стать императором? - усмехнулся я.
  - Почему нет? - обернулся он.
  - А почему тогда вы сами им не стали?
  - Не знаю как... - Куратор обернулся и деловито пожал плечами, на губах его играла улыбка. Напряжение, витавшие в воздухе, начало спадать. - А еще я старый неуверенный в себе маразматик. Куда мне! Мой уровень - как раз тот самый "менеджер"! Даже не старший.
  - А мой? Мой уровень вы можете определить?
  - Реши сам для себя. Пока я вижу слабака, испугавшегося кулаков богатеньких недоносков и наложившего в штаны. Где уж тут уровень, откуда ему взяться?
  Да, грубо! Но в яблочко!
  - Вы считаете, что это действительно реально? Стать правителем? - выдавил я после долгого раздумья.
  - Конечно. Теоретически нет ничего невозможного. Хочешь им стать? - дон Алехандро коварно усмехнулся.
  - Я не думал об этом... - честно ответил я, опустив глаза.
  - И не надо. Не ставь это самоцелью. Будь гибок, толерантен. Но всегда иди к цели, маленькой цели на большом Пути. Перешагивая через все преграды и ставя новую маленькую цель. И тогда кто его знает, чем он закончится, твой большой Путь?
  - Значит, холодность рассудка, наглость и вера в удачу? - задумчиво потянул я. И почувствовал, как глаза мои сверкнули. Желание заниматься дурью, филонить, чтоб меня выгнали, бесследно исчезло.
  - Иди на занятия, император! - куратор громко рассмеялся. Я смутился, но без злобы, это была добрая подначка.
  
  Лишь затворив за собой дверь, осознал, как меня провели, и позволил рассмеяться себе сам
  Да, он талант, этот милый старикан. Стать императором!...
  Бред, конечно. Но главное он сделал: вернул волю к борьбе, желание доказать всем, что не на того напали.
  Стать императором? А что, жизнь - длинная штука! Кто знает, что будет лет через двадцать?
  Холодная голова, наглость и вера в удачу. Мне повезет. Обязательно повезет!
  Император, блин!...
  
  
* * *
  
  
  Перемена уже давно закончилась. Я посмотрел в браслет на расписание. Так и думал, не везет - так во всем. "Военная подготовка (теория)". Иначе говоря, военная история, основы стратегии, тактики, нормативной документации из тематической области и промывание мозгов нудным лекторским тоном в одном флаконе. Лучше б я и дальше сидел у куратора!
  Аудитория находилась на минус четвертом. Я был на минус первом. Спустившись на три этажа, замер перед закрытыми створками гермозатвора. Командор в своем репертуаре, скотина!
  Даже гермозатворы на дверях, способные в случае аварии выдержать почти стоатмосферное давление и пятисотградусную температуру внешней среды (спасая тем самым находящихся внутри учеников до ликвидации прорыва), говорили о небедности школы. Для муниципальных учебных заведений такая роскошь неподъёмна. Эти створки не пробить выстрелом прямой наводкой из среднекалиберного орудия, что уж пытаться открыть! Вздохнув, я вытянул руку и приложил браслет к инфракрасному глазку. Всё, теперь мое имя появится в списке опоздавших. И объяснение, что был у куратора - там не отмаз.
  Раздался гудок, створки разъехались. Следом поднялась и дверь. Я торопливо вошел.
  - А об этом нам сейчас поведает сеньор Шиманьски! - радостно сообщил аудитории командор. Он всегда так, если делает какую-нибудь подлость, обязательно радостно.
  Вообще-то дон Ривейро не командор, а майор, это всего лишь прозвище. Но заносчивым поведением он иногда смахивает на бригадного генерала, не больше не меньше. За то и прозвали. А так - обычный офицер военно-десантных войск, раненый в Северо-Африканскую кампанию и списанный на гражданскую службу за непригодностью к военной. Человек умный, к делу относящийся щепетильно, со старанием и всей серьезностью, но невероятно скучающий по своей прежней лихой службе. И вымещающий недовольство злодейкой судьбой на нас, учеников, как будто мы в чем-то виноваты.
  Я вышел на "точку". Это такое специальное место для доклада. Командор обожает театральные эффекты, но в отличие от дона Алехандро, способности к актерскому мастерству или режиссуре у него отсутствует напрочь. Что не мешает ему издеваться над нами, заставляя проявлять уже наши способности на "точке". Перед всей аудиторией.
  За моей спиной горел экран визора, показывающий трехмерное изображение старушки Земли, политическое устройство. Я вздохнул, опустил глаза и настроился на бой. Уж если попал под руку командору - то этот тип не отстанет, пока не выжмет все соки. Армейская привычка. А у меня за последние тесты очень мало балов (по понятной причине), и злорадствовать он будет с двойным упоением!
  - Итак, сеньор Шиманьски...
  - Шимановский! - автоматически поправил я, за что не был удостоен даже беглого взгляда. Мою поправку просто "не заметили".
  - ...Расскажите аудитории причины, по которым наша страна принципиально не подписывает конвенции "О запрете глобальных противостояний" и "О запрете бомбардировок гражданских объектов". В чем вообще суть вопроса. А то, вот, сеньора Долорес совершенно не представляет себе этого! А также, не представляет, какие нормативные документы сопутствуют этим конвенциям, время и место их подписания.
  Ага, чувак спросил дуру Долорес, высоченную смуглую сисястую куклу с дыркой в башке, через которую улетают все умные мысли, и теперь вымещается на мне. Конечно, Хулио Долорес - главный управитель коммунального хозяйства района! То есть, царь и бог подкупольной жизни для почти двух миллионов человек!
  Коммунальная система под слоем защитного металлопластика, отделяющего город от сумасшедших условий поверхности, а именно: вода, воздух, хладагенты и энергия - это власть, и немалая. Это распределение воздушных потоков, регенераторов, фильтров, терморегуляторов и прочего, без чего жизнь станет невыносимой.
  Например, что такое плохие фильтры? Кашель, удушье, болезни? Запросто! Из-за дыр в санитарном законе, можно сделать такой поток воздуха, который будет соответствовать всем нормам, вот только дышать им сможет далеко не каждый. То же и с водой, и с терморегуляцией. Каково это - жить на сковородке, когда температура в квартире плюс сорок - пятьдесят градусов? Или холод около нуля? А что, провод жидкого азота оборвался, авария на линии...
  Коммунальная власть - это возможность давать избирательно блага и так же избирательно их забирать. С коммунальными боссами лучше дружить, если ты не Феррейра. А значит, быть боссом предполагает наличие знакомых, связей, связей и еще раз связей, а это в свою очередь значит, что командор никогда не сорвется на шпалу, даже если та будет нести полную ахинею. А буде она завалит контрольные тесты, её протащат на следующий уровень за уши. В отличие от меня, титуляра.
  Конвенции военного сдерживания. Этот вопрос я знал, и неплохо. Вот только с командором нельзя так: "знать и неплохо". Когда он не в духе, ответишь одно - спросит другое. А потом третье. И четвертое. Пока не завалит. А это баллы. Поэтому, если не хочу потом бегать с пеной у рта, пересдавая много-много тестов, а я не хочу, надо дать сеньору Ривейра шанс вызвериться, выпустить пар. Причем не на себе. Лучше всего поднять его любимые темы, на которые он клюнет и "раскроется". Проблема только в том, как перейти к ним незаметно, не заваливая основной ответ.
  Я вздохнул. Отвечать придется долго. Очень долго!
  Через несколько секунд я, театрально улыбнувшись (спасибо куратору), прокашлялся, набрал в грудь воздуха и начал повествование, будто нахожусь на конкурсе дикторов или чтецов литературного клуба:
  - Как все знают, Земля уже много лет истощена. На ней почти не осталось минеральных ресурсов. В основном, на восемьдесят - девяносто пять процентов - они выработаны, а оставшиеся находятся либо в слишком труднодоступных формах, рентабельность добычи которых очень низка, либо их контролируют страны, плотно окопавшиеся вокруг них, вставшие намертво, и не дающие чужакам контроля за месторождениями. Например, Россия и Канада...
  Командор кивнул. Я почувствовал эйфорию. Сейчас или я его сделаю, или он лопухнет меня. Азарт борьбы, победа или поражение, когда всё зависит от тебя, твоего ответа, твоего старания - это возбуждает. Я воспрял духом:
  - В связи с освободительными революциями в колониях и образованием Космического Альянса, государства Земли потеряли контроль и над поставками сырья из космоса, оказавшись в безвыходной ситуации...
  Дальше я начал вносить в речь цветастые обороты, словно артист перед камерой, рассказывая в общем-то известные всем вещи. Но главное было не ЧТО, а КАК я говорю. Командор аж заслушался, сердце простого солдафона потеплело. Его задача - объяснить нам, кто и почему может на нас напасть, и за что мы будем воевать, не более, и с нею он справлялся.
  А суть моей речи можно было изложить в двух словах: мы не подписываем конвенции потому, что правила игры земных держав не для нас. У нас не те экологические и географические условия, и совсем иное геополитическое положение. Если они начнут бомбить друг друга, произойдет глобальная экологическая катастрофа, которая потянет за собой все остальные: экономическую, социальную и прочие. То есть, произойдет апокалипсис. Нас же бомбить можно сколько угодно, никакой катастрофы от этого не случится. Мы же, не будучи скованы конвенциями, можем нанести агрессору ответный удар апокалиптического масштаба. И всё. Но два слова при желании всегда можно растянуть в двадцать два.
  История... Наша история занимательна, хотя ей, как истории независимого государства, чуть более ста лет. Но ста каких лет!
  Пока земные державы остервенело мутузили друг друга на всех фронтах, деля исчезающие ресурсы, теряя силы и истязая себя, имперские колонии Венеры объявили о независимости. Дело было донельзя банально: во время очередной драки за трон между прямыми наследниками почившего монарха, представительница боковой ветви Веласкесов, имперской династии, провозгласила императрицей себя любимую, а коронованного чувака на Земле - узурпатором. Провозгласила здесь, в Альфе, на Венере, в колониальном центре и будущей столице. Расчет шел не на борьбу за трон огромной державы, а именно на восстание: ее, местную уроженку, поддерживала недовольная политикой Каракаса местная знать. Коренные же территории, Земля, понятия не имели, кто она такая со всеми вытекающими. Так появилось Венерианское королевство, раскинувшееся на месте четырнадцати бывших имперских колоний.
  Не найдя поддержки на "родной" планете, Аделлина Первая "освободила" эти земли, "даровав" им независимость и поддержав одного из оставшихся "узурпаторов". В тот момент это был сильный ход, Империя чуть не стала республикой, а это было уже не выгодно никому.
  Так что de jure старая Империя - это мы, а нынешняя - НАШИ отколовшиеся владения, а не наоборот. К сожалению, на практике это не так, в реальной жизни все произошло с точностью до наоборот, и все прекрасно об этом осведомлены. Поэтому та же Аделлина, уже под конец своего правления, сняла с себя регалии императрийцы и отослала на Землю, превратив наши земли, "Империю без империи", в обычное рядовое королевство, прозванное в самоназвании "Золотым". Тоже мудро, на тот момент это разрядило обстановку и позволило Венере выжить, подписав с метрополией долгожданный мир.
  Дальнейшая история, после провозглашения независимости и обретения международного статуса, это почти непрерывная война с кем-то против кого-то. Вначале с Востоком против русских. Потом с русскими против Империи. Затем с ослабевшими Империей и русскими против усилившегося Востока. Сверхдержавы Земли того времени не рассматривали Золотое Королевство, как достойного противника, не принимали всерьез, оно было лишь союзником на одном из многочисленных фронтов в космосе. Важный фронт, бесспорноно, но не самый главный. "Вот, сейчас добьем этих, а потом тех, а амиго сами приползут, на брюхе. На что они годны в одиночку-то?"
  Гордыня погубила немало народов. Не стали исключением и земные державы. Пока они драли друг другу глотки, Золотая Корона вначале отхватила себе русскую зону планеты, создав на ее месте автономную русскоговорящую провинцию. Затем та же участь постигла и Восточные, и Северо-Американские колонии, а затем и Европейские. И через пять десятков лет после провозглашения, Корона полностью контролировала всю планету Любви, от полюса до полюса. А значит, все поставки дорогих, редких и таких нужных ресурсов, некоторые из которых в достаточном для промышленности масштабе добываются только здесь, на вдруг прозревшую Землю. Прозревшую, но уже не способную что-либо изменить. Война на чужой планете против сильной наземной армии, силами одного десанта, без подготовленных укрепленных рубежей, в нечеловечески адских условиях... Самоубийственно дорогое удовольствие!
  Монополия. Сладкое слово для аристократов-магнатов. Сладкое слово для казны, на деньги которой строятся боевые корабли и вербуются солдаты. Это слово позволило увеличить доходы настолько, что Корона быстро зализала раны, вырвалась вперед по всем экономическим показателям и почувствовала себя в состоянии выйти на мировую арену, поучаствовать в дележе ресурсов и владений на других космических фронтах.
  Почувствовала, вышла... И победила! Маленькое экзотическое королевство вдруг стало державой, с которой нельзя не считаться! Это был удар по старому миропорядку.
  Почему так сложилось, что страной правили одни женщины? Никто не знает. Уникальный случай в истории! Может, легендарная покровительница, римская богиня любви постаралась? Ведь все больше и больше людей поклоняется старым языческим богам. Вдруг они ожили и вновь вмешиваются в судьбы смертных, что им два с половиной тысячелетия сна?
  Об этом скажут только сами Древние. Но факт есть факт: современной Венерой правили одни женщины. И все старшие дети, наследники, рождаемые ими, были женского пола. А кто сказал, что женщины - слабый пол? Мужчины?
  Они ошиблись. Женщины слабее в прямом бою, в прямом столкновении. Но в тонких играх со многими противниками женщины хитрее, изворотливее, и гораздо легче одерживают победы. Так и молодая хищная держава, ведомая расчетливыми стервами, поддерживаемая понявшей выгоду от слова "монополия" знатью и вкусившим прелести либерализма и демократии народом (последнего оплота демократии и либерализма на просторах Системы), начала отхватывать кусок за куском. Меркурий. Луна. Марс. Сектор Юпитера. Сатурна. Урана. Околосолнечные энергостанции. Всё, до чего могла дотянуться жадная рука Веласкесов, рано или поздно становилось под штандарт Золотой Короны. Пока в один день королевство, отрекшееся от имперского титула, не стало de facto империей, колониальной империей и заодно сильнейшей державой в космосе. А старые державы, сотни лет враждовавшие друг с другом, медленно и незаметно потеряли почти все минеральные поставки и тихо "сдулись".
  Золотая Корона превратилась не просто в крупнейшего мирового игрока, а в монополиста на космос вообще, поскольку те поставки, что идут из неконтролируемых ею секторов, смехотворны по сравнению с контролируемыми. И именно за это нас ненавидят.
  За монополизм. За диктат цен. За диктат морали и системы ценностей, которую мы отстаиваем, не позволяя никому навязывать нам свои обычаи. За то, что всегда, до последнего человека защищаем своих людей, своих граждан, не гнушаясь ради этого даже орбитальными бомбардировками других стран. Нас ненавидит Империя, все еще считая своими блудными владениями. Ненавидят русские, поскольку благодаря нам лишились своей жемчужины, Красной Планеты. Ненавидят все страны Восточного Союза, ныне превращенного в монархическую Восточную Империю - они тоже лишились своих секторов, а потом еще и вынуждены были принять миллионы репатриантов. Ненавидят Америка, Европа... - Короче, ВСЕ!!!
  Сильных всегда ненавидят. Это закон жизни, перед которым надо смириться и принимать как есть. В этом я полностью согласен с командором. Но еще в одном он прав: только будучи сильными, мы можем выжить. Только благодаря постоянной готовности к войне, благодаря сумасшедшим тратам на армию и военную технику, благодаря вот таким просветительским урокам в школах мы все еще на плаву. А если дадим слабину хоть в чем-то - нам конец. Нас всего сто миллионов. Их - пятнадцать миллиардов.
  - ...Поэтому, любая, даже локальная война на Земле может привести всю планету к экологической катастрофе, к глобальным и необратимым последствиям. В 2309 году, после Аравийского конфликта, когда земные политики наконец это поняли, все мировые лидеры планеты собрались в Нанкине и подписали эту конвенцию.
  - А конвенция о гражданских объектах? - оживился "потеплевший" командор.
  - Гаванские соглашения, 2324 год. Причины - недопущение тотальной гибели гражданского населения, массово сосредоточенного под купольными образованиями в колониях. Полный запрет бомбардировок специально помеченных демилитаризованных купольных зон.
  Я замолчал, наблюдая за преподавателем. Дон Ривейро благополучно заглотил наживку. Еще пара слов, и начнется давно надоевшая всем лекция о патриотизме с пеной у рта. И стрелка с меня благополучно переведется дальше.
  - А эту конвенцию почему мы не подписываем? Мы что, хотим истребления миллионов в бессмысленной бойне? - его лицо светилось иронией, хотя он только что мне подыграл, сам того не ведая. Блаженны идиоты!
  - Скорее, наоборот, не хотим. Где гарантия, что враг, в случае высадки на нашей планете, будет обходить стороной ничем не защищенные купола, не имеющие возможности защититься и лишенные любых оборонных систем?
  - Правильно! - вскочил с места командор и зашагал по аудитории, вытаращив глаза в очередной раз нам доказывая одну и ту же истину, от которой мы давно устали. - Зачем тратить жизни собственных солдат, когда можно спасти их за счет гибели жизней врагов? Пускай, размен будет идти один к тысяче, но это же враги!
  Запомните, не бывает хороших врагов! Не бывает благородства на войне! Война - это грязь, такая грязь, что... - он махнул рукой.
  - Никто никогда не оставит в тылу вражеский купол, даже если он беззащитен, как ребенок. Они будут долбить его, и плевать на жизни гражданских внутри! Вы должны запомнить это, должны знать, если, не дайте боги, начнется такая война, безопасных мест не будет! Вы, каждый из вас, и юноши, и девушки, должны взять в руки оружие, и с ним в руках бить врага! Хоть из-за угла, хоть из-под земли! Но не давать ему ни минуты покоя! Чтобы он умылся кровью, чтобы проклял тот день, когда высадился на нашей планете...
  Командор все заводился и заводился. Глаза наливались безумием, слюни брызгали изо рта. Все, находящиеся в аудитории, во избежание, уткнулись в станции и с трепетом "внимали", дабы тяжелый взор экс-майора не споткнулся об их персону. Я праздновал победу.
  Наконец, спустя минут десять, командора отпустило.
  - ...Они прилетают сюда потратить денежки и потрахать наших девочек, но в душе каждый из них ненавидит нас! Ненавидит всем сердцем! И только на плечах наших солдат, простых венерианских парней с бронзовыми яйцами, держится вся наша страна! Таких, как вы! И вы не должны посрамить Отечество, случись беда! Всё! - он повернулся назад, увидел мою персону и вспомнил о её существовании. Но заряд уже вышел, сил осталось только на то, чтобы вяло бросить:
  - Что-то еще хочешь сказать, Шиманьски?
  - Шимановский! - вновь поправил я. Так же безрезультатно. - Следствие. Купольные города, даже хорошо вооруженные крепости, идеальные мишени...
  - Садись, Шиманьски... - махнул командор, отпуская меня. Есть! Я это сделал! - Итак, тема сегодняшнего занятия...
  Под его монотонное бормотание я проскочил к своему терминалу и опустился на стул, на ходу доставая из кармана информационную капсулу. Ну вот, теперь можно расслабиться и хоршенько обдумать разговор с куратором. Ой, не простой мужик, этот дон Алехандро!..
  
  
* * *
  
  
  Звонок окончания урока прозвучал, как избавление. Мысленно поблагодарив всех существующих и несуществующих богов, я закинул рюкзак на плечо и направился к двери. Мозги кипели, к следующему занятию надо чуток встряхнуться.
  Математика. Один из важнейших предметов. Идти к нему через четвертую оранжерею - небольшую живую рекреацию, где можно посидеть минут пять под сенью настоящих деревьев и глотнуть живого воздуха.
  Оранжереи - тоже гордость школы. Далеко не в каждой, даже частной, они имеются. В нашей их аж пять. Совет попечителей считает, что юным чадам полезно дышать не регенерированной фильтрованной дрянью, а ароматом живой природы. А попечители в этой школе более чем боги.
  На самом деле, природой тут не пахнет. В воздухе витает тот же аромат сухости, пластмассы и чего-то едко-затхлого, что и везде. Ну, есть примеси настоящего дерева, листьев, цветов, не спорю, но я никогда не чувствовал себя здесь таким уж "раздышавшимся". Проще сходить в аэросалон и дохнуть настоящим, привезенным с Земли воздухом, чем ловить здесь непонятно что. С этой точки зрения оранжерея себя не оправдывала. Но есть второй аспект, гораздо более важный для большинства из нас - "расслабон". В качестве отрыва от реальности это место помогает весьма и весьма! А это важно для человека, у которого мозги кипят от нагрузки.
  Я никогда не был на Земле, но думаю, мне там понравится. Люблю настоящую зелень, деревья, травку... Ради этого постоянно тусуюсь в Центральном парке, огромной государственной рекреации в центре города, вмещающей в себя до пары миллионов человек, где действительно пахнет природой и зеленью. И здесь, в незамысловатой школьной оранжерее, сразу чувствую, как быстрее бежит в жилах кровь, а проблемы уходят на задний план. Так устроен человек: мы колонизовали всю Солнечную систему, полетели к звездам (правда, медленно летим), создали технологии, казавшиеся ранее невероятными, но так и остались в душе кроманьонцами, только-только слезшими с дерева и взявшими в руки палку. Мы те же, что были десять, двадцать, тридцать тысяч лет назад - так же живем, так же растим детей, так же бьемся друг с другом за кусок "вкусного". Женщины так же вынашивают и рожают младенцев, хотя технологии искусственного выращивания давно существуют и лет сто назад энергично использовались в военных целях. Мы едим продукты с теми же белками, жирами, углеводами и микроэлементами, только в несколько иной форме, дышим тем же воздухом, спим столько же часов в сутки, страдаем от тех же финансовых, экономических, политических и социальных кризисов, что и много лет назад.
  Мы - те же. Только вместо копий и луков вооружены космическими деструкторами и ручными плазмо- и иглометами. И нам нравится, как и пещерным людям, посидеть у костра под деревом, вдохнуть чистого утреннего ветерка, хлебнуть кристальной водицы из живого ручья...
  ...Но вокруг лишь металл и бетонопластик купольного города, разделенного на районы, шлюзы переходов, стены, вентиляционные шахты, коммуникации, теплоотводы. И затхлость, въевшийся в кровь аромат пластмассовой затхлости кругом!
  Затхлость воздуха, затхлость регенерированной воды в кране, затхлость жизни, отделенной от нормальной среды обитания тяжелой вязкой раскаленной атмосферой и миллионами километров пустоты...
  И только такие вот рекреации дают нам надежду, что не все еще потеряно, дают почувствовать себя настоящими людьми, какими должны быть, а не пробирочными тепличными индивидами.
  Я присел у фонтана, плеснул горсть воды в лицо, и не долго думая, залез на парапет с ногами, облокотившись спиной о статую. До следующего занятия минут десять, как раз хватит, чтобы прочувствовать себя тем самым кроманьонцем.
  Оранжерея быстро заполнялась - я тут не один такой, любитель натурального. Вскоре в рекреации стало не протолкнуться - все свободные кусочки лавочек, парапета фонтана и даже голой земли были заняты галдящей толпой молодежи.
  Это довольно интересно, наблюдать за людьми на перемене. По их походке, по выражению лиц, по морщинкам в уголках глаз, по подрагиванию кончиков губ или частоте дыхания можно запросто определить, какое у кого настроение, кто о чем думает, кто чем занимается, у кого какой характер. Кто внутри - говнюк, а кто еще так себе. Но сейчас наблюдать за кем-то было лень, и я прикрыл глаза, слушая шум падающей рядом в фонтане воды, ни о чем не думая.
  - Шимановский, вот ты где! - Рядом со мной на парапет приземлился зад длинноногой смуглой брюнетки с необъятным бюстом. Хотя, дело вкуса, кому-то он покажется в самый раз, но я такие не люблю. Впрочем, я не столько не люблю бюст, сколько её обладательницу. Эмма Долорес, та самая тупая дылда, что засыпалась у командора на простейшем вопросе, собственной персоной. - Я почему-то знала, что ты будешь здесь!
  - Наверное, пораскинула мозгами? - съязвил я.
  - Ну, ты ведь всегда тут сидишь? Верно?
  Она не заметила моей иронии. Вообще, завидую таким людям - ни забот тебе, ни хлопот. У них просто не достает ума осознать, что у них заботы и хлопоты! Как и не достает ума понять, что тебя только что оскорбили.
  Как таких вообще оскорблять? После пары подобных фокусов настроение делать это безнадежно пропадает.
  Наверное, это здорово - тупо быть счастливым и заморачиваться лишь на никому не нужных мелочах, пропуская мимо себя все сложности жизни? Но мне так не дано.
  - Мне надо с тобой поговорить... - она сделала вид, что замялась.
  - Ну, говори, раз пришла, - милостиво разрешил я.
  - Знаешь, Родригесы скоро устраивают бал... - Эмма стрельнула глазами и посмотрела на меня ТАК, одарив улыбкой завзятой совратительницы, что я чуть не подавился.
  Стоп! Это что-то новенькое!
  Спиной почувствовал ревность стоящей сзади компашки старшекурсников. Они видели, КАК она смотрела. А еще почувствовал внимание многих людей вокруг, вроде занимающихся своими делами, но... С оглядкой на нас. "Эмма Долорес зажигает с Шимановским? Это интересно!"
  Я нервно сглотнул. Как бы про себя не поносил эту соску, а от ее взгляда все равно прошиб пот. Быстро взял себя в руки, но сознание отложило: я также чувствителен к ее магии, как и все вокруг. Секс-бомба, блин!
  - Понимаю, мы с тобой немного из разных кругов общения, и почти не знакомы... - мило щебетала она, скромненько опустив глазки. - Так может давай познакомимся поближе? Ты парень неплохой, самый серьезный из всей нашей группы...
  Нет, она на самом деле секс-бомба. Половина учащихся юношей этой школы стелятся штабелями, чтоб обратить на себя "высокое" внимание, и не потому, что у нее крутой папа. А половина лохудр писают кипятком от зависти и ненависти, эдакой, присущей лишь слабому полу мелочной ненависти к той, кто красивее тебя, или лучше в чем-то чисто женском. И Эмма этим активно пользуется. Тем, как выглядит. На это её скромного умишки хватает. Иначе говоря, она - местная звезда, и ей плевать на тех, кто ее таковой не считает.
  Только я, вот, не считаю. А еще, я реально смотрю на вещи, причем делаю это параллельно и независимо от потока сознания, управляемого тем, что находится в штанах. Потока, заставляющего в данный момент пялиться на нее, пуская слюни, и остро реагировать на ужимки, коими она доводит мальчиков до безумия. Это не потому, что я такой весь из себя умный и сдержанный, умеющий контролировать сознание даже в моменты гормонального выброса. Это - защитная реакция, рефлекс, вбитый кулаками тех, кто не хочет меня здесь видеть, для которых я - пустое место, груша для битья, кто с удовольствием подставит меня в глазах однокурсников и администрации. Без этой реакции я бы уже давно учился где-нибудь в другом, более спокойном и менее престижном месте. То есть, я, как и все, оценивал ее фигуру, млел от глубины антрацитовых глаз, шелковистости смуглой кожи, мысленно мял в руках необъятные буфера, раскатывая губы на большее, но в то же время дальним уголком сознания понимал: "Кто я такой, чтоб она со мной зажигала?" Простачек-титуляр, не имеющий ни гроша за душой! Парень из бедной семьи, русский, не имеющий никаких особых внешних данных, которого сторонятся девушки, и которого на каждом шагу преследует группировка богатеньких недоносков, держащая всю школу в руках. И она: самая красивая, самая влиятельная, самая богатая, самая сексуальная, имеющая сотни поклонников! Подобные девочки не гуляют с такими мальчиками, и не стреляют в них глазами. Подстава, самая натуральная подстава. И нужно быть последним лопухом, чтобы поддаться на провокацию.
  Я усилием воли взял себя в руки и стрельнул глазами в ответ, выдавив самую сексуальную улыбку, которая мне когда-либо удавалась.
  - Эмма, прости, что перебиваю, но ты сегодня великолепна!
  Это был искренний комплемент. Ведь если не считать ее умственные способности, внешне она - супермодель. И сегодня выглядела на все сто.
  Долорес смутилась и покраснела. Точнее, сделала вид, что смутилась и покраснела, играть на зрителя она умела, хотя в глубине души ей было искренне приятно. Боги, до чего же легко читать людей!
  - Спасибо! Хуан, ну ты это... - она замялась. Тоже игра на зрителя, но уже на меня. Эдакая скромность...
  Ага, знаю я эту скромность. Половина школы отодрало эту суку, причем, зачастую, в весьма экзотических местах и позах! Ну, я имею ввиду богатенькую половину школы...
  - Ну как, ты пойдешь со мной на бал к Родригесам?
  И снова этот взгляд, это хлопание ресниц, разящие мужчин наповал. Детка, да что же тебе нужно?
  Я нервно сглотнул и снова взял себя в руки. Плохо, когда тебе восемнадцать, очень тяжело справиться с атаками таких вот стервочек. Тот же Хуан Карлос, мой единственный друг в этом гадюшнике, был бы сражен, и невзирая на все возможные подставы, помчался бы следом хоть на край света. Трахнуть саму Долорес, когда она сама тебе это предлагает?
  Отвлекусь. Танцы - это действительно танцы. Причем, бальные, или народные (Самба там, Мамба всякая, Румба), по усмотрению хозяев. Такие вечера устраиваются в высшем (или просто достаточно обеспеченном) обществе для общения: собираются люди, которым в неформальной обстановке нужно обсудить важные дела, сделки и прочее, и при этом блеснуть показным гостеприимством. Дескать, смотрите, какой вечер я могу устроить!
  Старшие на таких мероприятиях чинно выпивают, обсуждая дела друг с другом, изредка отвлекаясь на танцы; их жены и молодежь наоборот, развлекаются, показывая себя и смотря на других, изредка отвлекаясь на дела. Всем хорошо, все довольны. Браки в этой среде заключаются там же (в смысле, договоры о браках), а сами балы - идеальные смотрины. Короче, сплошная показуха, но разве могут быть иными мероприятия "высшего общества"?
  Со стороны такие вещи смотрятся достаточно достойно, и в общем таковыми являются, если брать мир "взрослых". Но то, что вытворяет за фасадом подобных мероприятий молодое поколение?.. Слово "отрыв" тут не подойдет - мало красок! Игры "золотой молодежи", дорвавшихся до воли пай-мальчиков и девочек... Это круто!
  И оттарабанить ту же Эмму где-нибудь в туалете или комнате наверху, подальше от взрослых глаз, можно влегкую. Или, на худой конец, отвезти ее куда-нибудь после праздника. В бар, клуб, а потом продолжить банкет в номерах.
  В общем, знаю я поднаготную этого общества, предложение брюнеточки звучит четко и недвусмысленно: "Пошли, потрахаемся? Потанцуем заодно...".
  Нет, свидание может и не закончиться тем, что я тут сам себе надумал, игра гормонов иногда порождает больную игру фантазии, но слухи - великое дело, а о безобразиях пьяной Долорес ходят легенды. Так что это скорее всего то, о чем я думаю. Вопрос только, для чего ей это надо?
  - А почему именно я? - я коварно улыбнулся, строя из себя рокового мужчину. Сомневаюсь, что у меня получалось, но шпала игру приняла и даже подыграла, начав жеманиться. - В группе много парней, серьезных, красивых, гораздо лучше меня?
  - Ну... Ты такой сильный! Умный! Да и симпатичный, зря на себя наговариваешь!
  Далее следовало путанное описание того, какой я хороший, а она этого так долго не замечала. И теперь, заметив, хочет познакомиться поближе, и я не имею права ломать кайф такой девушке, как она.
  "Толстый? Его подстава? Нет, они из разных группировок. Этот, если бы хотел сделать гадость, подослал бы блядь уровнем пониже. Отец Толстого держит несколько кварталов и рынок, он больше завязан в криминале. Долоресы же, и связанные с ними люди - легальные бизнесмены, а такие не очень уживаются с авторитетами. И дети их предпочитают гулять в разных компаниях..." - лихорадочно проносилось в голове, пока эта кукла искала слова, чтобы внятно сформулировать повод. Говорила она проникновенно, играла глазами, уголками губ, и если бы не гнилые подставы в свое время, когда я становился всеобщим посмешищем, то давно на всё это купился бы.
  Надо докопаться до причины. Причины, а не повода, почему меня вдруг "цепляет" такая девочка.
  Тут я заметил то, на что сразу как-то не обратил должного внимания: нас внимательно слушали.
  Десятки пар глаз жадно следили за развитием событий. Гораздо больше, чем следовало бы. Разговоры постепенно стихли, почти полностью. Да, шпала - звезда, но это не значит, что все должны бросать дела и бежать смотреть, кого она там охмуряет. Такое ощущение, что все вокруг знают причину того, что происходит, ту самую, которую пытаюсь вычислить я. Не все, но большинство - ведь в стаде достаточно небольшому количеству особей сделать что-то одинаково, и остальное стадо начнет делать то же самое. Так и в рекреации, все, занимающиеся своими делами, отвлекались, и начинали вслушиваться в наш разговор, подражая десятку "заинтересованных" лиц, которые изначально нездорово на нас косились.
  То есть тех, кто пришел сюда специально посмотреть за развитием событий.
  Окончательно по местам всё расставили её подруги, ближний круг общения. Они стали справа от меня, за фонтаном, все три штуки, и оживленно перешептывались. Глаза их горели азартом, огнем людей, делающих ставку в казино или идущих ва-банк в покер. Стали так, чтобы все видеть, и по возможности, чтобы я не видел их. Значит, это то, что я думаю.
  Внутри всё упало. Наверное, вопреки разуму, что-то во мне хотело, чтобы повод оказался причиной. Чтобы такая девочка мною искренне заинтересовалась. Ну и что, что дура? Красивая же дура! На худой конец, я был готов забить на подставу, пойти с нею и сделать то, на что она намекает. Эдак, на память, дескать, я тоже там был, и повеселились мы неплохо. Подстава-подставой, но оно того стоит!
  Но только не "лотерея"!
  Информацию об этой милой игре растрепал по школе кто-то из их компании, похваставшись чем-то перед кем-то. А что такое секреты и как они хранятся в этих стенах... Не стоит даже упоминать!
  Так вся школа узнала, что существует некая группа пай-девочек из довольно обеспеченных семей, подруг - не разлей вода. Денег у них так много, что все имеющиеся доступные удовольствия они давно перепробовали, но не нашли для себя ничего экстремального. Того, что берет твою душу и тянет вон из тела, заставляя кипеть в крови адреналин, что приносит кайф и разнообразит серую скучную жизнь.
  Воровать в магазинах? Пробовали. Не то. Какой в этом смысл, ведь даже если поймают, папочки их откупят. Не интересно! Прыгнуть со скалы в пропасть? На Венере спектр подобных экстремальных услуг огромен, как и количество гор, подходящих для оного. Для вязкой атмосферы достаточно банального парашюта, чтобы получить незабываемые ощущения полета в перепаде высоты километров на десять. Но нет, страшно!
  Что остается богатеньким гламурненьким дурам? Секс? Его они тоже перепробовали, весь и всякий, в любом виде и с любыми партнерами, благо, эта индустрия - одна из столпов венерианской экономики. Но банальный, разрешенный секс - не интересно. А неразрешенный...
  Не всякого на такой тянет. Надо быть жутким извращенцем, чтобы любить то, что запрещено ЗДЕСЬ, а эти девочки на извращенок не похожи.
  Когда компания отчаялась, кто-то из них вдруг придумал "Лотерею". Суть игры в том, что одна из них, именуемая "хозяйкой", загадывает человека. Это может быть кто угодно: бомж, мусорщик, пьяный грузчик из супермаркета, слесарь канализационных систем - главное, чтобы он был по тем или иным причинам не уважаем в обществе (разумеется, ИХ обществе). Те, кого не любят и презирают богатые, не считая за людей; грязное быдло, долженствующее делать не очень чистую работу, или просто асоциальные субъекты. Такого человека "хозяйка" записывает на листе бумаги, добавляет к нему пустых листков по количеству играющих, тщательно все листки перемешивает, а затем дает тянуть жребий.
  Та, которая лотерею "выиграет", вытянув бумажку с надписью, обязана охмурить этого человека и переспать с ним. Обязательно переспать, в этом и смысл!
  "Ну и что тут такого?" - скажут некоторые. "Подумаешь, секс с сантехником!" Согласен, это для нас, жителей трущоб, сантехники - люди. А для них - то же, что для нас - немытые неделями бомжи. (Кстати, бомжа тоже в лотерею загадывали, если слухи не врут. Правда, кто его вытянул, у девочек хватило ума не растрепать. К сожалению...)
  Теперь я. "Лотереец". Неудачник. Да, я трахну эту секси, но стану при этом посмешищем. Вон, сколько народу уже в курсе. Собрались, ждут, следят за развитием событий. Сволочи!
  Наверное, многие парни захотят оказаться на моем месте. Подумаешь, что значит сплетня в обществе богатеньких, если можно будет всю ночь жарить саму "мисс-школа"? Да только они не на моем месте! А эту длиноногую дрянь я никогда не прощу!
  Я почувствовал, как дыхание участилось, зрачки расширились, а кулаки сжались, и призвал все оставшееся хладнокровие, чтобы не сорваться. Не сейчас! Не здесь! Позже, обязательно выпущу адреналин, вымещу злобу на тренажерах, а пока надо улыбаться. Улыбаться, чего бы это не стоило!
  К тому же, если "билетик" вытянула Долорес, это значит, что не она меня загадала. Вытянула и загадала - совсем разные вещи. Так что остынь! Остынь, парнишка! Ударь по ним так, чтобы эти шалавы больше никогда не думали унижать тебя! Унизь их сам!
  - Знаешь, Эмма... - перебил я наивные разглогольствования шпалы. - Я так подумал и решил... Я не пойду с тобой к Родригесам!
  - Почему? - удивленно вытянулось ее лицо. Еще бы, мой отказ не означает, что "лотерея" отыграна. Это всего лишь значит, что у нее не вышло с первой попытки, но охомутать меня она обязана, хоть через месяц, хоть через год. Это правило игры. А девочки будут внимательно следить за развитием событий и издеваться. Мой отказ - лишний геморрой для нее, не привыкшей к строптивости самцов при виде ее чар.
  Я внимательно оглядел присутствующих. Разговоры в небольшой рекреации практически полностью стихли. Лишь несколько парней с младшего курса в дальнем конце, под банановой пальмой, обсуждали подготовку к какому-то сложному тесту, да обнималась на лавочке напротив парочка влюбленных. Им всегда всё по барабану. Они ходят в рекреацию каждую перемену, обниматься. Итак, зрительный зал из тех, кто "в теме" и сочувствующих в сборе, пора и мне поиграть на него!
  Глубоко вздохнув, как бы собираясь с мыслями, я начал повествование, мысленно повторяя про себя завет дона Алехандро: "Умение. Везение. Наглость. Умение. Везение. Наглость." Про концентрацию пока умолчал, она и так была на максимуме.
  - Понимаешь, Эмма, вот ты сейчас учишься на предпоследнем курсе. Пройдет два года, останется за плечами выпускной, и кем ты станешь?
  "Зал" затаил дыхание от такой преамбулы. Неожиданно! Я продолжил.
  - Ты станешь одной из самых завидных невест, с очень высокими акциями! - Долорес, на минуту смутившаяся началом, облегченно кивнула. Детка, рано! Это только вступление!
  - Вокруг тебя будут виться прекрасные принцы, один другого влиятельнее и краше. Сама пойдешь работать куда-нибудь в модели, станешь известной, будешь зарабатывать кучу денег. Молодая, красивая, перспективная! Удачно выйдешь замуж за крупного бизнесмена, родишь двух-трех детей... - Она кивала и кивала, видно, так себе дальнейшую жизнь и представляла. - Но потом тебе стукнет тридцать, и вся твоя красота уйдет! - огорошил я.
  - Часть ее заберут дети, часть - возраст, но в модельном бизнесе ты окажешься ненужной. - Долорес удивленно вскинула голову, плохо понимая, что я говорю.
  - Хватки, чтобы открыть собственное дело, у тебя нет, тут уж извини, как есть... - я пожал плечами. - А твоего отца в это время тихо "уйдут" на заслуженный отдых. Его место - хлебное, а такие в цене. Всегда есть люди помоложе и покруче, и возраст - хороший аргумент для ухода...
  Смугляночка хотела возразить, но так и осталась с раскрытым ртом. Что тут можно возразить-то?
  - И он мигом потеряет большую часть своего авторитета, друзей и влияния! - продолжал я. - То есть, в случае чего, он ничем не сможет помочь тебе в этой жизни!
  Долорес округлила глаза. Я бил логикой, железными аргументами, возразить мне было трудно. А слышать такие рассуждения, да еще из уст какого-то русского придурка?
  Но "зал" жаждал крови, жаждал конца истории, ради этого он здесь собрался. И она не сможет меня заткнуть, не выставив себя дурой. Эмма это поняла, к своему сожалению.
  - Твой муж тем временем найдет себе нескольких молоденьких любовниц. Зачем ему старая некрасивая жена, когда вокруг полно восемнадцатилетних смазливых курочек, только и мечтающих прыгнуть ему в постель?
  ...Ну и где я говорю нелогичные вещи? Такое в богатых семьях происходит на каждом шагу, мало кого из этого общества минует сия чаша. От окружающих пахнуло кайфом, удовлетворением. Все остались бы довольными зрелищем, даже если бы оно закончилось на этом месте. Это УЖЕ революция в сплетнях! Саму Долорес опустили! Опустил русский неудачник! Надо же?
  Но это еще не конец, и Эмма, наконец, поняла, в какую загнала себя ловушку, играя на зал.
  - А ты?... Ты останешься с ним ради детей, ради будущего. И своего, и их. Тебе будет плевать на мужа и семью, но в один миг вдруг окажется, что идти от него тебе некуда...
  Я "сплагиатил" у дона Алехандро театральный эффект, паузу, чтобы усилить действие своих слов. Получилось, замолчали даже парни под пальмой, не понимая, откуда вокруг такая тишина.
  - Ты будешь сидеть дома, одна, страшная и никому не нужная, растить детей и тихо плакать в подушку, глядя на фордели цветущего жизнерадостного муженька, кляня жестокую судьбу. Твое время уйдет, и осознание этого станет самым страшным ударом за всю жизнь. Время, когда ты была звездой и всё могла останется в прошлом...
  Долорес попыталась что-то ответить, но я в останавливающем жесте поднял руку, вкладывая в голос как можно больше оптимизма. Дать надежду, а потом забрать - что может быть более жестоким? Сейчас пора давать.
  - Но не всё так плохо, Эмма! В один прекрасный день все изменится! Вся твоя жизнь обретет смысл, появится надежда на лучшее!
  Зал затаил дыхание. И я ударил.
  - В этот день у тебя появится любовник...
  Вокруг раздалось веселое ржание. Злое, ироничное. Вот тебе и звезда, вот тебе и поклонники! Как легко в стаде попасть из вожаков под копыта и быть растоптанными! Эмма попала, а ведь я еще не закончил!
  - Он будет утешать тебя, жалеть, говорить ласковые слова. Ты будешь считать, что любишь его, всячески ублажать, лелеять, хотя нужен он будет лишь чтобы сбежать от одиночества.... - давил я, сгущая краски. - Самого его будут интересовать только деньги. Деньги твоего мужа. И когда он, наконец, получив желаемое, исчезнет из твоей жизни, ты сначала поплачешь, привычно попеняешь судьбе, а потом поймешь, что это выход. Спасение от одиночества.
  И заведешь целую кучу любовников!!!
  Последнюю фразу я буквально выкрикнул, раскинув руки в стороны, акцентируя как можно больше внимания именно на ней. Снова раздались смешки, но уже жидкие. Лица зрителей вытянулись в предвкушении развязки, никто не понимал, к чему я клоню, но что апофеоз близко, осознали все. Соль повествования в том, что это - совершенно реальный сценарий, это придало изюминку, "купило" зрителей.
  - Муж будет смотреть на это сквозь пальцы, пока его авторитету ничего угрожает, - продолжал я. - Ему будет плевать на тебя лично, развлекайся, дорогая, только не мешай. Не зарывайся со связями, не подставляй, и всё твоё. Но ты вроде не дура, чтобы рисковать положением ради забавы?
  Зал согласно со мной закивал. Ааатпад!
  - Так всё покатится по гладкой дорожке, и в один день ты превратишься...
  Апофеоз. Я снова сделал паузу, дав зрителям его прочувствовать.
  - ...в обычную дешевую потаскуху, которая сама платит, лишь бы ее пожалели и трахнули!!!
  Гробовое молчание. Такого не ожидали даже они. Классовое родство как-никак.
  Но я не из вашего общества, ребята! Мне на вас всех начхать!
  Эмма сидела, раскрыв рот от растерянности. И судя по всему, выйдет из облома не скоро.
  - Ты превратишься в шлюху, в ничтожество! А я... - я набрал в легкие воздуха, снова покачал головой, и - наглость - так наглость - выдал на одном порыве:
  - ...А я как раз в это время взойду на престол. Стану императором.
  Тишина. Долгая, продолжительная. Челюсти отвисли у всех. Такого поворота никто не мог даже измыслить. В царящей суперлогичности моих доводов эти слова прозвучали настолько твердо и уверенно, а мое лицо оставалось таким убийственно серьезным, что скривить губы в милой ироничной улыбке не получилось ни у кого. Слишком по-взрослому всё прозвучало. Ну, что, девочки-гламурочки, как-нибудь сразимся еще?
  Я довольно улыбнулся, придвинулся к брюнетке, взял в руки ее ладонь, и сочувствующе поглаживая, доверительно прошептал:
  - Эммануэль, пойми меня правильно! Ты хорошая девушка! Красивая, умная! Но я не хочу, чтобы в тот момент меня, начинающего монарха... Чтобы мое доброе имя дискредитировала какая-то блядь, заявляя, что, дескать, десять - пятнадцать лет назад именно она была моей девушкой и ходила со мной на бал к будущим магнатам Родригесам.
  Всё, финал. Занавес.
  Ну, кошелки, я покажу вам лотерею! Жаль, конечно, что не Эмма, испуганно выдернувшая руку и шарахнувшаяся от меня, как от прокаженного, вписала мое имя, что "хозяйка" партии останется в стороне, но Долорес свое заслужила честно. Мне ее нисколечки не жаль. А остальные пусть имеют в виду на будущее.
  Император? Да, меня будут теперь обзывать так, подкалывать, смеяться. Подшучивать. Но это будет добрая шутка, совершенно не сравнимая с фразой "лотерейный неудачник". Один - ноль.
  Тут прозвенел долгожданный предзвонок, это который звенит за две минуты до занятия, и вся массовка встрепенулась, вспомнив, что перемена подошла к концу, пора двигать дальше. Сама шпала в прострации побрела к таким же опешившим подругам, лишь шепча под нос в мой адрес нечто матерное. Чистая победа!
  Я обернулся за рюкзаком и тут столкнулся взглядом с НЕЮ.
  Это девушка, тоже бесплатница, кажется, ее зовут Николь. Она с нами только с этого года, новенькая. С первого дня нравится мне безумно, но я отчего-то стесняюсь подойти и познакомиться. Дурень, конечно, но... Стесняюсь, и все тут!
  Эта девушка стояла с противоположной стороны фонтана. Когда я обернулся, она подняла мне вверх большой палец и поддерживающее улыбнулась. Я пожал плечами и улыбнулся в ответ. Она подхватила сумочку, бросила восхищенный взгляд, развернулась и быстро зашагала к противоположному от меня выходу. Я, в состоянии ступора, закинул лямку на плечо и развернулся к своему.
  Вокруг кипел народ, разбредаясь по аудиториям, обсуждая и разнося информацию, словно вирус, по всей школе. Главной темой ближайшей пары дней, конечно, станет то, что только что произошло. "Опускание" "королевы школы". На какое-то время я стану героем. Да и "император" - не самое неприятное прозвище.
  Может, действительно, не так все плохо в жизни? И можно найти свою дорогу даже в тесноте и диктате сильных мира сего? Ведь и на них, на каждого, можно найти управу. Пускай на каждого свою, да и искать задолбешься, но можно же!
  Пожалуй, жизнь - не такая уж плохая штука...
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"