Кусков Сергей Анатольевич: другие произведения.

Глава 1. Корпус королевских телохранителей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Сергей Кусков
  
  Выражаю благодарность всем-всем-всем самиздатовцам, помогавшим в проекте
  
  
  ЗОЛОТАЯ ПЛАНЕТА
  
  КНИГА ВТОРАЯ. ИГРУШКИ ДЛЯ ИМПЕРАТОРОВ
  ТОМ 1
  
  
  Сентябрь 2447, Венера, Альфа
  
  Адолат не считал себя профессионалом, всего лишь специалистом. Но специалистом хорошим. Он не брался за дела, в успехе которых не был уверен, но то, за что брался, всегда доводил до конца. Да, требовал за работу не много, но ведь это простые дела, без изысков и лишних сложностей, и гордился званием, которым сам себя наградил. Ведь кроме профессионалов и специалистов есть еще любители, откровенные халтурщики: их услуги стоят жалкие центаво, но и качество работы соответствующее. Адолат же свою работу гарантировал и всегда держал марку, даже если это шло в ущерб оплате - так нужно для репутации.
  Репутация с таким подходом не заставила себя долго ждать. Спустя всего пять лет после того, как его выгнали из королевских вооруженных сил, он превратился в уважаемого человека, известного в определенных кругах общества. Сейчас он со смехом вспоминает те годы, когда был юн и глуп, и пытался связать свою судьбу с армией. Да, после нее много разных полезных для жизни благ, там тебя делают сильным и ответственным, но... Все эти скучные будни, ночные побудки, вахты, марш-броски, эти прыжки с орбиты и изнуряющие тренировки, железная дисциплина и казарменные условия, и все это где-то на окраине планеты, куда аллах и в лучшее время не заглядывал!
  Но сейчас он не жалел об этом, космодесант не для него. И выгнали-то за ерунду! Зато теперь он тот, кто есть - вольная птица, сам себе хозяин, занимается достаточно прибыльной работой, которая по душе, и строит планы на светлое беспечное будущее. Возможно, если бы не те полтора года, что он провел там, когда из него, хилого юнца, делали человека, он не стал бы таким, и за это стоит сказать 'спасибо'? Может быть. Но обида глубоко в душе осталась. А то, что его ремесло немного... Незаконное? Так государство само виновато, что вышвырнуло его на помойку, вот пускай и терпит!
  Адолат как бы невзначай хлопнул себя по бедру. Ствол на месте, надежно прикрыт длинной широкой курткой, ножи на месте. Карта на козырьке навигатора показывает тот район, что нужно, включая подсвеченного красным клиента. Вроде все хорошо. Но щемящее чувство беспокойства не давало расслабиться второй день.
  
  ...Это началось в армии, на учениях. На тренажерах, где они стреляли настоящими боеприпасами по настоящим вооруженным и тоже стреляющим дроидам. Да, те палили сначала мимо цели, так запрограммированы, но вторая очередь у них шла на поражение. Те, кто плохо тренировался в учебке, по логике инструкторов военного департамента, должны отсеяться на них, и не факт, что в живом виде. Смерти там, конечно, бывают редко, дроиды стреляют все же по конечностям, но и машины иногда промахиваются. Он нервничал тогда, сильно боялся. Считал, что уж на нем их программа непременно даст сбой и мысленно представлял, как сотни пробивающих доспех насквозь игл врезаются в грудь. Его будто переклинило тогда, как щелкнуло в мозгу, и он начал чувствовать их. В смысле, роботов. Чувствовать и обходить, минуя расставленные инструкторами засады и расстреливая железяк с выгодной ему позиции.
  Как это произошло? Каков механизм этого? Он не понял до сих пор. Но родившееся тогда сверхъестественное чутье не раз спасало ему жизнь и после армии, давало уйти от слишком жадных заказчиков или слишком сильных клиентов.
  Да, интуиция. Она обострилась тогда, выйдя за грань человеческого восприятия, и это единственное, за что он благодарен армии. И эта интуиция второй день била тревогу. Причину ее он понять не мог: слежку не обнаружил, электронные средства защиты молчали, дорогу кому-то сильному и могущественному не переходил. Но это ничего не значило, в мире достаточно способов наблюдать за человеком, оставаясь незамеченным, а преследовать его могут и за старые грехи, о которых сам он давно забыл.
  Этот заказ ему сразу не понравился сразу. Он не убивает 'лохов', ему это не интересно - слишком просто. У него тоже есть профессиональная честь и собственные неписаные правила. Но ему предложили именно такого - человека, не связанного ни с криминальным миром, ни с миром денег, стандартного серого обывателя. Согласился он только из уважения к заказчику, достаточно известному человеку с хорошими связями. Возможно, он переоценивает его, на самом деле тот играет лишь ту роль, которую ему позволяют, но и недооценивать людей Адолат не любил. Это был простой заказ, достойный халтурщика, а не специалиста. Но платил заказчик за него неплохо, три куска золотом, причем со стопроцентной предоплатой. У Адолата же недавно возникли финансовые трудности, что стало последней гирей на чаше весов напротив его принципов. Это произошло позавчера.
  Вчера же он почувствовал неладное.
  Он, как обычно, вышел на разведку, посмотреть на клиента со стороны, так сказать вжиться, понять его образ мыслей. Это не часть работы, это часть хобби - он всегда так поступает, когда есть возможность. Коллекционирует людей. Клиента он увидел четко: тот шел в костюмчике, с папкой в руке, от метро к месту, обозначенному, как 'дом'. Да, действительно, лох, но Адолат насторожился: что-то в нем было. Что-то ненормальное, необузданное, первозданное - от зверя, каким являлся он сам. Зверь зверя всегда чувствует, это непреложная истина, но, к сожалению, того, что он увидел, было недостаточно, чтобы считать его 'в теме', и он искренне сожалел, что парня придется убить.
  Адолат долго стоял, рассматривая клиента, через линзу козырька, и как только проводил его взглядом, это случилось: интуиция, бросавшая его в сторону от очередей роботов, погнала прочь.
  Можно сказать, он убежал оттуда - уж слишком быстро шел. Чутье гнало и гнало куда-то, не показывая конкретного направления угрозы. Это был не просто страх, паника, и он поддался ей, поскольку привык доверять интуиции.
  Он насиловал все ресурсы навигатора, петлял, словно заяц, по одному ему знакомым местам, использовал все доступные тактические приемы, но так и не увидел источник опасности. Отпустило только через несколько часов, когда он находился в противоположном от Центрального парка районе города, полностью выбившийся из сил и желавший, чтоб его, наконец, нашли, пристрелили и отстали.
  Вот и сегодня то же самое. Пока не так сильно, но стойкое ощущение, что не надо никуда идти, что лучше остаться дома и вернуть золото, все больше и больше овладевало им.
  До места добрался нормально, без приключений. И даже благополучно встретил клиента, прошмыгнувшего в толпе мимо. Адолат не собирался устранять его здесь, у всех на виду, у него был другой план, но хотелось лично убедиться, что тот идет именно туда, куда должен идти вечером в среду согласно данным заказчика. Ну, вот и славно - на обратном пути он его встретит, в заранее подобранном месте, выполнит это долбанное задание и жестко надерется, снимая двухдневное напряжение.
  ...Так он думал, но отойдя метров на триста, вдруг вновь ощутил приступ.
  
  О, да, это был тот же приступ, что беспощадно гнал его вчера по всему городу. Ему вновь грозила опасность, опасность смертельная, и гораздо более серьезная, чем те долбанные дроиды, стреляющие поверх твоей головы. Но он опять не видел источник! Снова и снова вращал камеры, в надежде зацепить взгляд за что-то неправильное, нелогичное, третировал электронику, даже выпустил жучков-шпионов, потратив их впустую, но так ничего и не нашел.
  Тут его взяло зло: сегодня он не уйдет! Это дело даже не репутации, чести! Или он сможет побороть себя и свой страх, или не сможет.
  Трясущимися от волнениями руками Адолат вновь набрал на браслете заветный номер. Он никогда не делал этого раньше, но паника заставляла пойти против правил третий раз за два дня. Гудки. Минута. Другая. Нет ответа.
  Из груди его вырвалась матерная тирада. Не может такого быть, просто не может! Он звонил заказчику вчера вечером, правда, пытаясь не отменить заказ, а всего лишь уточнить кое-что - у него сложилось ощущение, что тот не договорил нечто важное о деле, что полностью меняет сумму его вознаграждения. И сегодня утром. Оба раза не дозвонился. Вот теперь третий раз, причем теперь он хотел сказать, что в любом случае не будет выполнять заказ, и пускай тот летит в космос со своими недомолвками. Но третий раз ответа нет.
  А вот и то самое место. Тихая улочка, людей не много - клиент ходит по ней, срезая дорогу до подземки. Адолат проверил карту - красная точка расположилась в квадрате здания, в котором и должна была находиться - порядок. Хоть здесь все спокойно! От души немного отлегло.
  Достал сигарету. Хороший табачок, мексиканский, продирает так, что из мозгов выходит всякая дурь, оставляя голову светлой и работоспособной. Оглянулся. Тихо.
  Улица представляла собой серию невысоких зданий с торговыми точками на первом этаже - кафе, магазины, рестораны и прочие подобные заведения. Выше шли второсортные офисы - район не богатый, не деловой центр, но и не нищий. Аккуратненькие такие офисы мелких фирмочек где работают среднеобеспеченные клерки и недостаточно удачливые менеджеры. Он сам хотел одно время организовать себе такой под вывеской частного детектива, но передумал. Рядом с ним на информационном развале женщина-продавщица выставляла красивые заставки капсул газет и журналов. Да, это дико для выходца из трущоб, но многие люди, особенно такие, как работающие в этом районе, предпочитают не качать информацию из сетей, а покупать ее вот на таких развалах. Капсулы газет и журналов одноразовые, их не сотрешь и ничего поверх не запишешь, но в плане оформления издатели вшивают им такой интерфейс, с такими заставками и сопровождением - закачаешься! В сети такую красоту не выкладывают: хочешь насладиться стопроцентным виртуалом, погрязнуть в мире красивого, словно живого, журнала? Купи! Особенно это касается журналов мод и про путешествия, в которых и так немаленькие ресурсы разовой капсулы используются на полную катушку.
  - А последний 'Хочу быть красивой', есть? - услышал он звонкий девичий голосок.
  К женщине за лотком из-за его спины подошла молоденькая фифа с темно-русыми волосами лет двадцати. Явная полукровка спортивного сложения. Красивая! Но с неправильным выделяющимся носиком, который, впрочем, ее не портил, а придавал внешности нестандартную изюминку.
  Адолат заинтересовался - он всегда был неравнодушен к полукровкам. Атлетическое же сложение, обожаемое в 'имперском' секторе, не любил, но в Альфе было трудно встретить иных девушек, и постепенно привык. Маленькими шажками подошел ближе. Эх, если бы не работа - обязательно бы зацепил ее! И зажег. Главное начать, а дальше все само получится. А будет не согласна - он возьмет ее и так, женская сила и показная мускулатура - достаточно хрупкая вещь, на деле они ничего не стоят рядом с на самом деле сильным мужчиной. Впрочем, обычно достаточно обаяния, ему редко приходится заставлять их делать что-то. Он имеет в виду нормальных женщин, а не тех, что отдаются за деньги, но эта не похожа на такую.
  ...Но он на работе, а значит, не судьба, - одернул Адолат сам себя.
  Он сделал глубокую затяжку, разочарованно вдыхая едкий дым, и вдруг понял, что то, что безуспешно пытался сделать два дня, произошло само собой. Взгляд зацепился-таки за нестыковку. Одежда незнакомки. Скромный спортивный верх и не длинная, но широкая дорогая юбка сочетались плохо, негармонично. Он насторожился.
  Фифа спорила с продавщицей, явно получавшей удовольствие от процесса спора, о высоких женских материях - что с чем можно одевать. Он не вслушивался, вглядывался в нее саму, и все больше в груди его росла тревога. Достаточно дешевая спортивная майка девушки не сочеталась с достаточно дорогой юбкой из бутика, и тем более не сочеталась с военным широким ремнем на ней, пусть и с замененной на нечто гламурное бляшкой. Ремень этот не простой, со своими секретами. На него можно зацепить уйму вещей, и мало кто догадается, что они там есть. Ножи, миниатюрный пистолет, какие-нибудь стреляющие штуковины, небольшие важные приборы. А под самой юбкой или в складках можно спрятать черта!
  Задумавшись, он нечаянно выдохнул прямо в ее сторону. Фифа резко обернулась, глаза ее полыхнули огнем - ну натуральная львица!
  - Молодой человек, вы не могли бы курить в другом месте? Подальше от меня?
  Она... Она приказывала ему, по праву сильного, и не терпела возражений - вот что прочел он в ее интонации. Таким тоном командуют, а не просят. Сталь и огонь! И еще, посмотрела она на него как-то... Не так. Ну, не так смотрят на источник раздражения молоденькие фифы, пусть даже раскачанные в спортивном зале и осознающие свою крутость. Она его как бы...
  Да, правильно, она его знала. Так говорят человеку, которого не близко, но знают, а не первому встречному на улице. С чего он взял? Наверное с того, что в подобной ситуации срабатывает механизм оценки раздражителя, как потенциального противника, и только потом выдается предупреждение согласно этой оценки. Это доли секунды, но они должны быть! Девчонка же ответила сразу.
  - Извините.
  Он развернулся и пошел в сторону, откуда пришел, щелчком отправив сигарету в автоматическую урну. Вот и угроза. Первая зацепка.
  - Нет, с синей блузкой, лучше одеть... - отвернулась девчонка назад к продавщице. Он настороженно смотрел на нее через выход задней камеры, увеличив изображение. На боку фифы, под юбкой, проступило очертание того, что Адолат узнал бы с закрытыми глазами - ручной игломет AEG-109 усовершенствованной модели, мечта любого наемного убийцы. Очень маленькая, но достаточно мощная для своих размеров штука.
  Паника захлестнула. Он ускорил шаг и собрался перейти улицу, как нечаянно врезался в еще одну девичью фигуру. Та зевала по сторонам, что-то рассматривая, а он засмотрелся на полукровку у лотка.
  - Ой, извините! - проворковала та с сильным имперским акцентом. - Я такая рассеянная! А вы не поможете мне?... - Она принялась что-то объяснять, но Адолат не слышал, что.
  Он пялился на ее тело. Фифа, гламурная фифа, еще одна, и в разы эффектнее первой! На первый взгляд можно было сказать, что она всецело состоит из ног - длинные, стройные, от ушей, идеальной ровности. И почти не перекаченные, как у большинства местных. Узкие шортики, тоже, кстати, не из дешевых, их не только не пытались скрыть, а как будто наоборот, подчеркивали. Выше располагалась талия с голым пупком и завязанная в модный топ-узел величественная грудь. Вершили конструкцию девушки длинные волосы, крашенные в едко-красный возбуждающий цвет. Адолат почувствовал, как челюсть его непроизвольно опустилась, а слов, чтобы сказать хоть что-то, нет.
  Образ шлюхи, дорогой, но очень эффектной. На вид ей Адолат не мог бы дать больше двадцати - двадцати трех, но на самом деле та могла оказаться еще моложе.
  - Я... - все-таки выдавил он. - Я... Не могу.
  Затем развернулся и побежал, не чувствуя ног под собой.
  
  В сквере возле метро он успокоился. Что это он, как мальчишка, в самом деле? Интуиция, кричащая об угрозе, стихла, и он попробовал анализировать.
  Итак, он увидел вооруженную иглометом девчонку, стоящую у лотка. Оружие ее ПОД юбкой, спрятано, его еще нужно отцепить и достать - непрактично. А люди, идущие на охоту, экипируются куда практичнее. На охоте роль играют доли секунды, и тратить их на то, чтобы вытащить замаскированное оружие...
  Возможно, это какая-то гламурная шавка, имеющая хорошего папочку (а может папика), понтуется вседозволенностью. Иглометы ведь запрещены для населения, лишь легкие 'Шмели' для частной охраны, а у нее сто девятый AEG. Возможно? Учитывая ее внешность и район, где встретились? Вполне. А он испугался, словно смерть увидал! А от красноволосой чего удрал? Чего испугался? Эта вообще не вооружена, да и прятать оружие ей на теле... Хммм, да негде там прятать, все наружу! Идиот.
  Раздумывая над этим, он выкурил еще пару сигарет, и вдруг обнаружил, что точка клиента сдвинулась - тот возвращался назад. Рано, еще же должно пройти больше часа! Но клиент не знал об этом и шел навстречу. Более того, шел уже достаточно давно, и у Адолата оставалось мало времени, чтобы достойно его встретить.
  Решение созрело быстро - идти навстречу и... ничего не делать. Да, именно так - он должен встретиться с ним лицом к лицу, но ничего не предпринимать. Пасущие его люди просто обязаны занервничать и раскрыться, а он увидеть их и оценить угрозу. Он же все-таки специалист! Единственное, что напрягало, так это возможность получить иглу в затылок, если нервы у ребят окажутся совсем уж ни к черту. Именно этот миг он и должен поймать - пока нервы держат, но пока пуля не летит.
  Выбросив пустую пластиковую пачку в сжевавшую ее урну, он пошел назад, к злополучному лотку. По ходу движения купил в ларьке новую пачку, непрестанно всматриваясь в то, что творится по сторонам. Вывел на козырек еще два выхода, виды справа и слева, и теперь имел круговой обзор.
  А вот и оно. Интуиция вновь запела песнь отчаяния, но на сей раз он чувствовал источник. Нежно-желтая 'Эспаньола', припаркованная в пятидесяти метрах выше по улице. Да, так и есть, его пасут.
  Он перешел дорогу, к тому самому лотку, стал напротив машины, и, закурив, как бы невзначай принялся сверлить последнюю глазами. Естественно, ничего не увидел. Что можно разглядеть в планетарном броневике? Но чем-то недружелюбным оттуда веяло.
  Итак, откуда у лоха, парня не в теме, могут быть могущественные покровители? Кто они? Люди сеньора Кампоса? Кого-то из команданте? Бандеры? Силовики? Чем он так важен им и не потому ли он не может второй день дозвониться заказчику, что их сделка стала чьим-то достоянием?
  Тогда все не плохо, а очень плохо! Чтобы убрать ТАКОГО заказчика нужно быть ОЧЕНЬ крутым. А тут он, со своим выпендрежем.
  Лучше об этом не думать. Убивать он однозначно не будет, а значит, и его не должны. Заказчику звонить он больше не станет, мысленно пустив того в космос, а сразу после встречи с клиентом ляжет на дно - для этого есть несколько заранее подготовленных вариантов. Если успеет, конечно.
  Почему бы ему не уйти сейчас, пока тот далеко? Ведь хорошее решение, верное! Но если он уйдет, ничего не узнает. Риск? Он есть всегда в его работе, Адолат привык к риску. Но не работа управляет его жизнью, а жизнь работой. Для него ремесло не средство выжить, а хобби, приносящее деньги, дело для души, а душа требовала остаться, вопреки голосу разума, и посмотреть опасности в лицо. Интересно есть ли тут снайперы?
  Мысль перескочила на более важное. Должны быть. Но где?
  Он оглядел верхние этажи через камеры навигатора, покрутив головой, вроде разминая шею. Да, есть пара мест, где он сам бы устроил логово. Значит, двигаться нужно плавно и не резко, чтобы его не посчитали угрозой.
  - Ой, снова ты? - раздался сзади удивленный щебет. - И опять с сигаретой?
  Адолат обернулся. Как она умудрилась подойти незамеченной с его круговым обзором?
  Та самая полукровка в широкой юбке стояла сзади и довольно скалилась. В руках ее не было ничего, даже сумочки, но он почувствовал от нее такую же угрозу, как от вооруженного человека. Игломет, судя по складкам юбки, находился на месте, но он не стал бы атаковать эту фифу ни за какие пирожные. И вообще, лучше держаться от нее подальше.
  Он отошел, думая, не задать ли прямо сейчас стрекоча? Но отойдя метров на двадцать, передумал - та осталась на месте, вновь заведя беседу с лоточницей. То есть, она не по его душу? Тогда зачем?
  Это он понял через минуту, когда увидел на другой стороне улицы точно такую же полукровку в точно такой же юбке. Более того, точно так же накрашенную и с точно таким же тоненьким навигатором без козырька на голове. Будто это виртуал, и одну из них скопировали со второй.
  - ... мать! - выругался он на родном языке. Его тупо обложили. И дают об этом понять. Зачем? Профи так не работают. В их жестоком мире или валишь ты, или валят тебя, третьего не дано. А возможности у них, скорее всего, имеются, учитывая AEG...
  Дрожащий палец переключил козырек с линзы на карту. Клиент находился в нескольких минутах ходьбы. Ну, девочки, что будете делать теперь?
  Девчонки не делали ничего, показно занимаясь своими делами. Адолат не сомневался, это не бойцы, это манекены-подставы. Но от этого делалось не легче - настоящие бойцы держат его на прицеле, и бежать бесполезно. Наоборот, тогда его скорее всего и грохнут. Пока же, стоя здесь, он вписывался в чей-то план, и ему позволяли жить. Игра, смертельно опасная игра, в которой он ничего не понимал, но в которую оказался случайно втянут. И пока играет по правилам, все будет хорошо.
  Сигарета догорела. Он машинально достал и подкурил следующую - которую за сегодня? Побоку, главное выжить сейчас, а не через несколько лет. Он стоял, почти не двигаясь, поднося руку с зажатой сигаретой ко рту с черепашьей скоростью, и ждал, получая незабываемый кайф от непонятной игры. И не променял бы это ощущение ни на что. Еще бы знать, кто стоит за этим?..
  А вот и клиент, показался из-за угла. Один. Хорошо. Взгляд рассеянный, чем-то озабочен. Кто же твои покровители, парнишка? Какую роль играешь в их игре ты?
  От парня вновь несло зверем, даже еще больше, чем вчера. Походка, осанка, выражение лица - все говорило о внутренней силе, скрытой и спящей до поры. Пересекаться с таким, когда тот выйдет из спячки, смертельно опасно. Потому, видать, его и заказали - зверей лучше бить, пока те маленькие.
  События продолжали развиваться лавинообразно. Из кондитерской рядом с ним вышла еще одна (!) девчонка. Одетая в неброские серые брюки и темную майку, невысокая (чуть ниже вооруженных близнецов), с темно-каштановыми волосами и большими выразительными карими глазами. Во взгляде ее Адолат тоже увидел зверя - хищницу, готовую броситься на жертву в любой момент, и от этого стало страшно.
  
  В королевских войсках нет половой дискриминации, как на Земле, женщин туда тоже берут. Причем, в космодесант в том числе. Их там не много, единицы, но все равно есть. В основном, иммигрантки, пытающиеся получить подданство. Демобилизуясь, они, как правило, идут работать в частные силовые структуры - куда им еще идти - или в структуры криминальные. Или в наемницы, которых олигархи набирают себе по типу королевы с ее корпусом телохранителей. Эдакая мода, подражание. И не стоит недооценивать их - несмотря на то, что это женщины, они способны на многое. Открутить ему, Адолату, башку, например. Ведь противостоять мужчинам в армии им нечего, мужчины сильнее, и они берут тем, чем могут - хитростью, внимательностью, концентрацией, реакцией. И, конечно, меткостью. То есть всеми качествами, лежащими в основе профессионализма. Он знавал одну такую, наемницу, она чуть не отрезала ему яйца за то, что в ее присутствии посмотрел на другую. Стерва!
  Девочка перед ним тоже была хищницей, как и та сучка. Но при этом никак не могла быть наемницей - не тот возраст. Женщин в армию берут с двадцати лет, стандартный контракт плюс учебка - минимум плюс шесть. Но обычно они остаются дальше, развивая профессионализм, в элитных частях, а это еще года четыре. Иммигранткам же поголовно нужно прослужить не менее десяти, чтобы получить подданство короны и право уйти в отставку. Без скидок на пол! То есть, настоящим наемницам должно быть никак не меньше тридцати. Этой же было намного меньше.
  - Жизнь не стоит трех тысяч золотом, Чиркаш, - бегло бросила неправильная хищница и довольно улыбнулась.
  - Чего? - только и успел переспросить Адолат и почувствовал, как руки задрожали.
  Девчонка не ответила. Быстро развернулась в сторону клиента и ускорила шаг, оставляя Адолата в раздумьях.
  Тот почувствовал, как кровь застучала в висках. 'Чиркаш', его местное прозвище. 'Три тысячи золотом' - Деньги, отданные заказчиком. Они знают всё. Действительно, он жив только потому, что вписывается в чужие правила игры, и его предупредили, чтобы он их случайно не нарушил. Версия, кто перед ним только что был, у него появилась - бредовая, нереальная - но иной придумать не смог. Только бы он ошибался!
  Девчонка поравнялась с клиентом. Тот одарил ее заинтересованным взглядом, но в нем было лишь обычное мужское любопытство - они не знакомы.
  Через минуту он поравнялся и с ним. Адолат стоял и не мог понять, что от него требуется. Один неверный шаг, жест, и его пристрелят, но может его пристрелят за бездействие? Спасли рефлексы, привыкшие действовать без мысленного участия хозяина, по одним лишь установкам:
  - Сеньор! - обратился он к клиенту на испанском, делая шаг вперед. - Вы не подскажете, где здесь магазин со снарягой?
  Адолат нервно выбросил недокуренную сигарету, и этот жест не укрылся от клиента. Тот напрягся и посмотрел волком, но это было не боевое напряжение. Он чувствовал в Адолате угрозу, но был готов ее отразить, не страшился. Его взгляд как бы говорил: 'Если попробуешь - пожалеешь!'. Да, перед ним был зверь, такой же волк, как и он сам.
  - Русский? - переспросил вдруг парень на русском. Точнее, русском с 'имперским' акцентом, дома так не говорят. Адолат кивнул.
  - Да. Как ты понял?
  - Акцент. У тебя плохой испанский. - Парень пожал плечами.
  Адолат почувствовал, как тает напряжение между ними. Хорошо. Но только между ними, но не между ним и снайперами, не надо забывать.
  - У нас недолюбливают испанский. - Адолат натужно засмеялся. - Все вокруг только на русском говорят. Где ж его выучить?
  - Бывает! - усмехнулся парень. - А сам откуда?
  - Мирный. А ты?
  Парень отчего-то засмущался.
  - Местный я. Здесь родился. Но мать из под Самары.
  - Понятно! - закивал Адолат.
  Земляк. Почти. Все они тут земляки, если говорят на русском. Впрочем, никаких предубеждений по национальному признаку, когда дело касалось работы, он не имел. Земляк? Если надо, и земляка завалим, только платите. Но парень этого не понял и еще больше потеплел.
  - Угостишь сигареткой?
  Адолат протянул пачку.
  - Конечно.
  Тот вытащил сигарету и подкурил ее от дорогой серебряной зажигалки с гравировкой. Круто!
  - А тебе какая снаряга нужна? Тут их много, магазинов. Самых разных.
  - Да с пацанами решили в Тараску слетать, по вершинам полазить...
  - Тараска... - Парень усмехнулся. - Губа не дура!
  - А чего мелочиться? - оскалился Адолат. - Если горы - то самые сложные!
  Парень согласно кивнул. Похоже, он разделял это мнение.
  - Вот сюда повернешь, потом три квартала и налево. Там в переулке хороший магазин есть, ребята хвалили. Рай для альпинистов-профи. Только... - Он демонстративно задумался. - ...Не похож ты на альпиниста. Смолишь, как паровоз... - кивок на пачку.
  - А сам-то? - усмехнулся в ответ Адолат. - По виду - вроде спортсмен, а смолишь не меньше.
  Парень вздохнул и трагично посмотрел на тлеющий кончик.
  - Да, есть маленько. Ну, давай, земляк! Удачи в Тараске!
  Он протянул руку. Адолат в этот момент аж вспотел, но отказываться жать руку нельзя. Медленно, очень осторожно, словно опасаясь, что его укусят, протянул свою ладонь. Что также не осталось незамеченным для парня, который лишь неопределенно хмыкнул.
  - Увидимся еще?
  - Не думаю. - Адолат отрицательно покачал головой. Он не знал, что ошибается.
  
  Парень пошел дальше. Остановился у лотка, что-то набрал в виртуале и начал с кем-то разговаривать. Все это Адолат наблюдал, идя прямо по улице, в иконке заднего выхода. Вдруг неизвестно откуда снова оказавшаяся рядом шатенка окликнула его:
  - Стой!
  Обернулся.
  - Молодец, Чиркаш! - поздравила она. - Правильно решил. За это тебе поощрительный приз - даем тебе фору в две минуты, заслужил. Начинай бежать, время пошло!
  После чего демонстративно подошла к обочине, к которой тут же подъехал серый 'Мустанг'. Люк поднялся и из него... Вылезла та самая длинноногая секси с красными волосами в том же самом прикиде и плотоядно улыбнулась. В одной руке она держала 'Жало', которое протянула шатенке, в другой S-5, армейскую рельсовую снайперскую винтовку.
  - Время идет, сладенький! - стрельнула глазками шатенка и одарила его лучезарной улыбкой, после чего демонстративно отщелкнула магазин 'Жала', проверяя гранулы для игл. - Лучше не стой!
  Адолат кивнул и побежал. Уже на углу он увидел близняшек, подошедших к машине, одна из которых доставала свое миниатюрное смертоносное оружие.
  Он понял, кто это. Самая бредовая его идея оказалась реальностью. Но не понимал, почему именно они, ведь уж кому, но Короне дорогу он точно не переходил! Но размышлять об этом было некогда - нужно было очень... ОЧЕНЬ быстро бежать!
  Судя по тому, что он слышал, эти девчонки обожают смертельные игры, вроде охоты на людей, и словами в таких вещах не бросаются. Две минуты - значит всего две минуты. Его огнестрел под спортивной курткой уверенности в себе не придавал, значит, вся надежда только на ноги.
  Гребанный заказ!..
  
  ЧАСТЬ III. СОИСКАТЕЛЬ
  
  Женщины - они такие же, как мы. Только приятные на ощупь.
  Приколы 'Русского радио'
  
  Глава 1. Корпус королевских телохранителей
  
  Сентябрь 2447, Венера, Альфа, тремя неделями ранее
  
  Поезд остановился. Довольный металлический женский голос произнес: 'Площадь Независимости', переход на четвертую линию'.
  Ватные ноги вынесли меня на платформу. Спокойнее, Хуанито, спокойнее! - подбодрил я сам себя. - У тебя все получится! Если ты сейчас наложишь в штаны и вернешься, будешь до конца жизни проклинать себя, какой ты трус. Даже если тебя пошлют и не станут разговаривать - ты хотя бы попытаешься!
  Ободренный последней мыслью, я направился к эскалаторам.
  Дворцовый комплекс очень большой, просто огромный. Это настоящая крепость, способная выдержать орбитальную бомбардировку и противостоять штурму крупномасштабных сил противника, включающих танки и авиацию. Кроме шпиля самого дворца он включает целый город: здания, в которых живет собственно королевская семья, помещения для зенитчиков и расчетов ПКО на случай пресловутого штурма, база и центр управления дворцовой стражи - тех парней в черном, помещения для прислуги, различные внутренние службы, и, конечно, корпус телохранителей со всеми вспомогательными помещениями и полигонами. Дворец сравним по площади с огромным куполом, уступающим разве куполу Центрального парка, и вместе со всеми постройками располагается прямо посреди Альфы, мешая городу нормально жить и развиваться.
  Изначально его строили на отшибе, далеко за городской чертой, но в то время на всей планете жило не более тридцати миллионов человек, такой огромный рост населения столицы закладывать в строительство казалось дикостью. Теперь же, через сто лет, огромная укрепленная цитадель, расположенная не в центре, но почти центре города, посреди куполов жилых и деловых районов, немного нервирует: случись война и начнись бомбардировки дворца, пострадают многие и многие строения вокруг, и многие живущие рядом люди.
  Но это дело неизвестного грядущего, а пока все воспринимают как данность, что огромная территория города огорожена и выведена из хозяйственного обращения. По понятной причине, добраться до дворцового комплекса можно много откуда - все же его периметр тянется не один десяток километров - но вот главный вход в него расположен в центре. Точнее, главныЕ входы, ибо их несколько. Судя по тому, что я слышал, напротив площади Независимости один из них.
  Когда я вышел из вестибюля подземки, я понял, что ошибся в расчетах. Да, этот выход парадный, но в том и проблема - здесь меня никто не станет слушать. Возле этого входа показуха, полным полно туристов, без конца снимающих друг друга на фоне шпиля, проступающего через специально для этого сделанную прозрачной крышу купола, и на фоне одетых в парадную форму неподвижных дворцовых стражей. Следуя логике, будь я на самом деле кем-то важным, кого стражам нужно выслушать и передать информацию дальше по эстафете, я бы изначально обратился к охране в ином месте, где нет туристов, а охрана всего лишь несет службу, не заморачиваясь на показушное стояние с немигающим взглядом.
  То есть с черного хода. Хода для прислуги, охраны и персонала, но никак не коронованных особ.
  Cojonudo, и где же искать этот ход? При такой-то протяженности периметра дворца? Я про себя выругался.
  Затем развернулся и направился к центру площади, здраво рассудив, что толкаться возле ворот на виду у всех не стоит. Странный паренек, ошивающийся неизвестно ради чего вокруг королевского дворца, явление подозрительное, а здесь с подобным не шутят. Надо пораскинуть мозгами и придумать, что делать дальше, и площадь Независимости - не самое плохое для этого место.
  Да, тут есть на что посмотреть, это место - одно из достопримечательностей Альфы, да и всей планеты. В самом центре площади красуется большой фонтан, посреди которого высится монумент с барельефами, прославляющий подвиги нашего народа в войне за Независимость. Фонтан красив сам по себе, нестандартный, смелой архитектуры и дизайна, с танцующими струями воды, а монумент - один из главных памятников победы в той войне, этим все сказано.
  Красивый монумент. Как 'живые', настоящие, на окружающих с него смотрели вооруженные чем попало люди в старых скафандрах, древние имперские истребители и профили космических кораблей. Потрясающий эффект! И все это в лучащихся струях воды, придающей облику фонтана дополнительную изюминку.
  То была страшная война, жестокая. В ней погибла половина населения имперского сектора - несколько миллионов человек. Львиная доля гибла не от бомбежек, а от банального удушья - ведь самый главный ресурс человечества - свежий воздух - на Золотой планете дороже золота. Плюс, антисанитария, когда люди носили скафандры не снимая по нескольку месяцев - потому, как не осталось помещений, где их можно снять и почистить. Плюс, сами скафандры от нагрузки ломались, люди гибли, задыхались, сгорали...
  Есть два типа ведения войны: земной и инопланетный. Земной плох тем, что невозможно развернуть крупномасштабное сражение с использованием всех научных достижений в области смертоубийства. Экосистема Земли слишком хрупкая, ударив в одном месте, затронешь по цепочке всю планету, которая полетит в тартарары экологической катастрофы. Кому нужна такая Пиррова победа? Земля трижды была на пороге тотального уничтожения и мировые державы, наконец, сделали соответствующие выводы. Сами, без навязанных извне конвенций и деклараций. Границы государств Земли ныне почти не меняются, вот уже три сотни лет, несмотря на обилие всевозможных войн, прошедших за этот период.
  Но в бою земном, если ты ушел из под прямого удара, ты выживешь. Убежишь, отступишь, сдашься. Здесь же, на внеземных территориях, это невозможно. Венеру можно бомбить, используя весь смертоубийственный арсенал, от ядерных до геологических бомб, это не приведет к катастрофе. Что будет и без того мертвой планете, отравленной естественными ядами? Да ничего! Просто станет еще немного некомфортнее, но не сравнимо с тем, что творится здесь сейчас. Даже Марс в этом отношении защищен больше: там достаточно поднять пыльную бурю и спокойненько вести партизанскую войну - истребители противника в тучах песка не летают, танки имеют нулевую видимость и являются больше мишенями, чем охотниками, и судьба войны решается в схватках ослепшей, не видящей ничего по приборам, но по ним же и не видимой пехоты.
  У нас, начни планету бомбить из космоса, ничего подобного не произойдет. Купола и щиты, каковы бы крепкими и надежными не казались, хорошую бомбежку не переживут, а уйти в подземелья не панацея, поскольку геологическую бомбардировку также никто не отменял. Что лучше, погибнуть на поверхности, в огне, или быть заваленным в подземелье?
  Но даже если ты выжил в этом аду, случится самое страшное - безысходность. Никаких коммуникаций, складов, целых защищенных помещений - один скафандр с ограниченным количеством воздуха, воды и еды. Здесь не Земля и спасения от удушения нет. Даже в плен тебя никто не возьмет - это лишняя трата ресурсов.
  Чтобы выиграть войну у нас можно не уничтожать наземную армию, достаточно просто хорошо отутюжить поверхность. Потому Венера сильна не армией, пехотные части составляют малую ее часть, не силами ПКО, не орбитальными боевыми платформами, а флотом. Флот - единственное, что защищает нас от тотального уничтожения. Тогда нам повезло, имперцы юную Венеру не добили, но что будет, лишись мы единственного нашего оружия как обороны, так и защиты?
  Потому флот - элита королевских вооруженных сил, флотские контракты самые шоколадные из всех, а берут туда одного из десятка, лучших.
  Что-то я задумался, замечтался. Настолько, что не заметил очередной казус, который решила преподнести мне судьба. А именно, идущую навстречу ее высочество принцессу Фрейю под ручку с 'сыном Аполлона' Феррейра. Caramba!!!
  В метре от меня прошла черненькая, та самая, в почти таком же сером неброском костюме, но менее роскошном, более 'рабочем'. За ее плечом, в отличие от галереи, болталось почти карикатурно смотрящееся, но весьма и весьма смертоубийственное 'Жало' - игломет средней мощности для коротких дистанций. Она мимоходом глянула на меня так... Что я чуть не подавился. Но сказать ничего не сказала, скривилась и отошла в сторону. Сбоку от инфанты и сзади я обнаружил еще вооруженные фигуры.
  Ее высочество медленно вышагивала, улыбаясь и что-то горячо обсуждая с юным герцогом Феррейра, указывая на барельефы. Тот ей спокойно объяснял, оживленно жестикулируя свободной рукой. Идилия! Сразу видно, эти двое небезразличны друг другу. Впрочем, особой нежности я тоже не увидел: той горячей влюбленности, о которой столько пишут и снимают кучу фильмов. Да, мило беседовали, да, улыбались и смеялись, как близкие люди, но не как пылкие и страстные возлюбленные. Не хочу судить, они уже столько лет вместе, но, кажется, Бэль права - Себастьян не настолько интересен ее высочеству, как тому хотелось бы.
  Тут ее высочество повернулась и увидела меня. Улыбка тут же сползла с ее лица, она заметно напряглась. Я помахал ручкой и улыбнулся тупой-претупой ничего не обязывающей улыбкой. Герцог Феррейра заметил ее напряжение и тоже обернулся ко мне, проследив за взглядом. В его глазах читалась открытая неприязнь: кто-то посмел позариться на принадлежащее одному ему, пускай это всего лишь невинная улыбка? Стойкое чувство неприязни к нему, возникшее еще на 'летучке', только усилилось.
  'Кто это?' - прочел я у него по губам. Фрейя что-то ответила, но что - не понял. Затем она грубо потащила его в сторону, подальше от меня и фонтана.
  Я стоял и следил за ними: парочка, в окружении семерых ангелов, держащихся на расстоянии метров пяти - десяти вокруг, подошла к 'Инспирасьону', тому самому, синему, окруженному на сей раз не черными 'Либертадорами', а 'Мустангами'. Люки 'Инспирасьона' поднялись, они залезли. Трое ангелочков последовали за ними, остальные разошлись в переднюю и заднюю машины.
  Никакого оживления или ажиотажа прогулка ее высочества по людной площади, полной туристов и зевак, не вызвала, большая часть гуляющих ее вообще не заметила. Что удивило: судя по сводкам новостей, половина Земли спит и видит, как бы напакостить венерианским Веласкесам, не считая марсианских радикалов и наших собственных родных террористов.
  - Больше так не рискуй, - раздался голос над ухом. Я обернулся.
  Черненькая, собственной персоной. Правая рука ее выжидательно замерла на стволе 'Жала', давая понять всем окружающим, что шутить в ее присутствии не стоит. Левая одета в латную перчатку и сжата, будто ею только что набирали что-то в виртуале. Перед лицом девчонки висело полузабрало, на котором можно было разобрать отзеркаленную схему площади и несколько подсвеченных разными цветами движущихся точек на ней. Это кроме текстов, таблиц и иконок видеовыходов. Под забралом проступали черты ее лица: симпатичная девочка! Смуглая, чистокровная латинос; чуть полноватый нос, большие но не накрашенные губы, выразительные брови и длинные ресницы. И еще глаза - колючие-преколючие, суженные в две напряженные щелочки - словно две льдинки.
  - Как это? - недоуменно вскинулся я.
  - Так. Если бы мы тебя не помнили - ты бы уже пировал с предками в чертогах Валгаллы.
  Она развернулась, тоже намереваясь идти к машинам, но я окликнул:
  - Вы что, отправляете в Валгаллу всех парней, позволившим себе помахать ручкой ее высочеству?
  Она обернулась и высокомерно улыбнулась.
  - Нет. Только в тех, у кого на голове электронные боевые системы.
  Затем вновь двинулась в прежнем направлении.
  Когда я очнулся, она уже была далеко.
  - Стой! - я попробовал пробиться и догнать, расталкивая зазевавшихся на моем пути туристов из Восточной Азии. - Подожди!
  Естественно, она меня не услышала, или не захотела разговаривать. На моих глазах черненькая ловко запрыгнула в 'Инспирасьон' и все три машины тут же разом покатились по улице прочь. Вместо этого меня сзади вежливо окликнули:
  - Вы что-то хотели, молодой человек?
  Обернулся. На меня смотрели точно такие же колючие едкие глаза невысокой шатенки-полукровки. Выглядела она... Как и большинство окружающих, легко теряясь в толпе: типовые черты лица, среднекороткая бежевая юбка, серая кофта, под которой виднелась неброская светлая блузка, неяркая косметика, обычная дешевая сумочка. Но я нутром почувствовал, что эта девочка скрутит меня в бараний рог безо всякого оружия, голыми руками, если только захочет.
  Разиня, как же, будет тебе гулять ее высочество в толпе, окруженная лишь восьмеркой телохранительниц! Вот оно - второе кольцо охраны, рассредоточенные вокруг девочки в гражданском. Наверняка тут не только девочки!
  - Тебе что-то нужно? - вновь спросила она, уже грубее, глаза ее сверкнули. Я открыл рот и понял, что не могу так сразу четко сформулировать.
  - Да нет, вроде.
  - Тогда чего бежишь следом?
  Я осмелел. Была не была.
  - Спросить хочу. По профилю. Можно?
  Девчонка усмехнулась.
  - Ну, спрашивай.
  - Как пройти к корпусу телохранителей? К каким надо идти воротам?
  Она вновь усмехнулась, теперь задумчиво.
  - Зачем тебе?
  - Завербоваться к вам хочу.
  Ответом мне стал долгий продолжительный смех.
  - Смешно! - наконец, выдала она, успокаиваясь. Но ответ все же дала. - Восточные ворота. Со стороны проспекта Хосе Морелоса, ближе к Королевской площади. Это все?
  Я кивнул.
  Девушка развернулась уходить, но любопытство - слишком великое искушение для слабого пола. Уже сделав пару шагов, она обернулась:
  - Почему она от тебя нос воротит?
  Понятненько. Эти девочки не в курсе. А может и те не в курсе, они видели лишь один эпизод с моим участием, не факт, что на 'летучке' Хуана Карлоса были они же. Я довольно осклабился:
  - Любовь. Я женюсь на ней. Она этого не знает, но подсознательно чувствует.
  Девчонка вновь рассмеялась. На сей раз смех был более веселым и продолжительным, я тоже улыбнулся, вычленив при этом в толпе еще несколько улыбающихся молодых женских мордашек. Слышат друг друга. Соединены в единую сеть.
  - Да уж, жених! - покачала головой моя собеседница, отсмеявшись. - Бывай!
  И теперь уже не оглядываясь, растворилась в толпе. Я же развернулся назад ко входу в метро - до Королевской проще доехать, чем тащиться по поверхности.
  А что, кто его знает, может, действительно, женюсь? Ну, не пара ей этот Феррейра!
  
  
  * * *
  
  
  Восточные ворота. От метро тут близко, это хорошо. И сами они не в центре, а как бы в стороне от оживленной улицы, не бросаются в глаза. Зевак тут нет, но с другой стороны, и тех, кто пытается наблюдать за воротами, видно издалека. Посему я решил не стоять и не раздумывать, а сразу направился к дюжему стражу в идеально черных доспехах без опознавательных знаков, лениво прохаживающемуся перед ступеньками.
  - Здравствуйте. - Страж при моем приближении напрягся, как бы невзначай накладывая руку на игломет. - Мне нужно увидеть кого-нибудь из ангелов.
  Пауза, оценивающий взгляд. Наконец, он вытянул руку в останавливающем жесте и указал пальцем на место, на котором я стоял. Ага, стой, жди здесь. Чтобы он что-то говорил - не видел, хотя шлем его был открыт. Наверняка у них тут полно невербальных средств связи.
  Через минут пять ко мне вышли две стройные девушки, точнее женщины, просто очень уж стройные и атлетически сложенные, одетые в точно такие же красивые белые доспехи с гравировкой и гербом Веласкесов на груди, как и у присутствовавших в школе. Первой было немного за тридцать, носила она погоны майора (а майор госбезопасности - это покруче армейского полковника). У нее были черные глаза, черные волосы и длинные выразительные южные ресницы, хотя цвет кожи смуглостью не отличался - явная полукровка.
  Судя по уверенным движениям и властному выражению лица, эта сеньора привыкла отдавать приказы, что подтвердилось в том, что парни в черных доспехах, охраняющие шлюз наверху, благоразумно расступились при ее появлении, пропуская обеих хранительниц вперед, и еле заметно кивнули. Из оружия у сеньоры майора имелся лишь ручной игломет на поясе, но глядя на ее глаза, у меня сложилось впечатление, что и он ей не нужен - такая может убить одним взглядом.
  Второй на вид было чуток поменьше, где-то под тридцать, точнее не скажу - лицо ее было наполовину скрыто козырьком, причем не голографическим, а пластико-металлическим, изображение смазывалось. Единственное, что разглядел четко - большая красная точка на козырьке, которая меняла положение по мере того, как сеньора поворачивала голову, всегда смотря на меня. В руках она держала массивный 'Кайман', тяжелый армейский спаренный с иглометом деструктор. Убойная штука! То есть, если я поведу себя неадекватно...
  Хорошо-хорошо, я понятливый!
  Майор остановилась на две ступеньки выше и осмотрела мою персону сверху вниз внимательным изучающим взглядом, пытаясь понять, кто я такой и чего мне нужно. Затем ее глаза зацепились за папку, которую я держал в руках.
  - Иди за мной, - скупо бросила она, развернулась и пошла наверх. Я вздохнул и быстро последовал за ней. Сердце выпрыгивало из груди от волнения. Сейчас все решится. Вторая хранительница пристроилась сзади; я мельком бросил взгляд на ее оружие - там горел красный огонек боевой готовности.
  'Все серьезно, Хуанито, все по взрослому. Тут не играют в игрушки.'
  'Да знаю я!'
  Поднялись, прошли мимо безмолвных стражей, равнодушно посмотревших сквозь меня. Вошли. Навалилась темнота.
  - Стой здесь, - пригвоздил к полу отозвавшийся гулким эхом голос.
  Раздалось жужжание. Люк за нами закрылся, но открылась маленькая металлическая дверца сбоку, из которой ударил яркий свет.
  - Заходи.
  Мы вошли, в той же последовательности. Дверца, жужжа, закрылась. Мне вежливо указали на вмонтированное в стену сидение.
  Сел. Обе хранительницы стали напротив, пристально меня разглядывая. Когда под потолком загорелась красная лампочка, сеньора майор, спросила:
  - От кого и кому сообщение?
  Я осмотрелся, пытаясь поймать настрой, как себя вести. Комната эта цельнометаллическая, наверняка под обшивкой свинец. Стены толстые, когда заходили - обратил внимание. В них нет ни единого просвета, даже щелей от люка - если бы не знал, где он - ни за что бы не догадался. Акустика глухая, звук слышен как бы со стороны, но больше чем уверен, подавляется здесь не только и не столько звук, скорее последний - побочное проявление иной, более мощной глушилки.
  Как я выяснил позднее, в таких комнатах не работает даже мой (теперь уже мой) совершенный навигатор. Точнее, работает, но не может связаться с браслетом, и не может вести запись. Приборы попроще же вообще перегорают.
  Эта комната - защищенное от прослушки помещение, 'допросная', сигналы из которой наружу не вырвутся, а вся электроника внутри подавляется. А красная лампа - знак того, что система подавления работает. То есть, меня приняли за информатора, доставившего 'с улицы' важное сообщение от какого-то засекреченного агента. Прикольно!
  ...Было бы, не будь это опасно. Если сеньоры во мне разочаруются, они меня быстро вышвырнут, не дав сказать слова, и это будет весьма хорошим окончанием моей эпопеи, учитывая 'Кайман', точку на забрале и юридическую неприкосновенность ангелов.
  
  С навигатором я лопухнулся. Знал же, куда шел, и что эта вещь в продаже не валяется. И что она перепрошита, а это вдвойне опасно - спецслужбам только дай прицепиться. Но когда выходил из дома, надел его машинально, по привычке, не задумываясь о последствиях.
  Встреча с охраной инфанты мне глаза открыла, что это - игрушка серьезная и абы кто такую не носит, и что к ней обязательно прицепятся, но по здравому размышлению, решил не отвозить его назад. И сейчас навигатор по моему мнению превратился в средство, которое заставит девочек меня выслушать.
  Вот вы бы, например, стали на их месте слушать парня с улицы, несущего детский лепет насчет обучения у них? Я бы не стал. А слушать парня с улицы с боевой системой на голове?
  Да, ко мне отнесутся насторожено, начнут проверять. Но навигатор чист, максимум, что они смогут - выйдут на Бэль и ее семью, а те уж как-нибудь выкрутятся. Меня же выслушают, и если повезет, обдумают предложение. Конечно, опасная авантюра, но что делать, главное - результат. Я больше не хочу быть ничего не могущим неудачником, всё или ничего.
  
  - Я не информатор. И не посыльный. - Я, извиняясь, пожал плечами. - Я пришел сюда по личному вопросу.
  - Какому же? - глаза сеньоры майора прищурились, я ее заинтересовал.
  - Я хочу стать королевским телохранителем.
  Молчание.
  - Повтори? - сеньора нахмурилась.
  - Я хочу стать королевским телохранителем, - повторил я. - Таким же, как вы.
  Они недоуменно переглянулись, видимо, решая, шучу я или издеваюсь.
  - Парень, ты в своем уме? - наконец, воскликнула майор.
  - А что тут такого? - гордо вскинулся я.
  - Начать с того, что ты мальчик.
  - Я не мальчик. Я юноша.
  Смешок.
  - Главное - не девочка.
  - А где в вашем уставе записано, что вы можете брать только девочек? Что мальчиков запрещено?
  Вновь молчание.
  В последнем заявлении я рисковал - такой пункт запросто мог существовать. Но судя по тому, что сказал Хуан Карлос, что они пытались когда-то брать мальчиков на обучение, вероятность этого невелика. А Хуану Карлосу я доверяю - не знаю, откуда у него вся его информация, но то, что он говорит, всегда верно или близко к истине.
  Я угадал, так и есть. У сеньор не нашлось аргументов возразить.
  - Парень, - майор усмехнулась не сулящим мне ничего хорошего тоном. - Вставай и двигай отсюда. Я делаю вид, что тебя не видела, ты делаешь вид, что сюда не приходил.
  Грубо, очень грубо, сеньора! Последний, крайний аргумент, за неимением более весомых. Я отрицательно покачал головой.
  - Нет? - в ее тоне вновь скользнуло изумление. И раздражение. - Тебе помочь?
  Вторая хранительница опустила оружие и довольно оскалилась, воспринимая происходящее как забавную игру. И я понял, меня не воспринимают всерьез. Их даже не заинтересовал мой навигатор.
  Все, сейчас вышвырнут. Посмеются, поглумятся и забудут о моем существовании. А там, за спиной, осточертевшая школа с осточертевшими Бенито Кампосом, Эммой Долорес и кучей иных осточертевших персонажей. И Бэль, девочка аристократка, потерянная навсегда. Я не смогу смотреть ей в глаза, даже если она меня найдет. Она ничего обо мне не знает, да, но для таких людей поиск - лишь вопрос времени, захочет - найдет обязательно.
  ...Вот только зачем ей какая-то тряпка?
  - Знаете, сеньора, мне кажется, кадровый вопрос такой организации, как корпус телохранителей - не то, что входит в компетенцию дежурного офицера, - огорошил я их и почувствовал, как глаза мои зло сверкнули. Всё, ва-банк, отступать некуда. Наверняка такие вещи, как наша беседа, записываются, и если сеньора майор меня вышвырнет после этих слов... У нее могут возникнуть проблемы.
  Улыбки обеих сеньор как ветром сдуло. Майор прищурилась и вновь посмотрела на меня, но уже по-другому. Что-то она во мне увидела, новое и весьма для себя неприятное. Наконец, нехотя выдавила:
  - Сиди здесь. Жди.
  Затем забрала у меня папку с документами, навигатор, потребовала снять браслет и тоже забрала.
  - Сам напросился! - бросила она через плечо, после чего люк, точно такой же, только с другой стороны комнаты, открылся, выпуская обеих хранительниц, а затем встал на место, отрезая меня от внешнего мира.
  
  Я остался наедине с собой. Не так, НАЕДИНЕ с собой. В наш век, век виртуала, космоса и глобальных информационных сетей люди с рождения привыкают к информации, как верному спутнику жизни. Сейчас трудно представить, что когда-то люди жили без браслетов - ведь браслеты такая же необходимость для человека, как рука, нога, печень или почки. Без него человек как без рук, ног, печени или любого другого органа. Идентификационный чип, заменяющий паспорт, банковский модуль, на котором можно хранить наличность, устройство связи, простейшие проги, типа словарей, ориентировщиков на местности, вычислителей и убивалок времени, книги, фильмы, игры...
  Браслеты - наше ВСЁ, и оставшись без своего, без части себя, я банально не знал, чем заняться.
  Больше всего скучал по убивалкам времени - простейшим тупым игрушкам без четкой цели, занимающих все твое внимание. Да, без навигаторов, без виртуального интерфейса, они смотрятся слабенько, но играть в них можно.
  Думать о чем-то сейчас бесполезно. Я не узнаю, что решили сеньоры королевские телохранительницы, пока они сами об этом не сообщат. Оставалось сидеть и ждать, ничего не делая и ни о чем не думая
  
  Это оказалось довольно тяжело - сидеть и ждать. Mierda, да когда же они меня, наконец, проверят? Вроде в моей персоне нет ничего экстраординарного! Родился, жил, учился, сошел с ума, решив явиться к ним - вот и вся биография. Ах да, 'школьное' дело, как окрестили его СМИ. Странно, но мое имя не попало в программы новостей - будто кто-то специально дал установку этого не делать. Оно расходилось по планете, но медленно, неофициально, от знакомых к знакомым, и романтика его при этом терялась. Для миллионов венериан я так и остался безликим школьником с навороченным навигатором.
  Я догадывался, кто это сделал. Но не до конца понимал мотивов. Зачем ЕЙ покрывать и отмазывать какого-то школьника? Именно отмазывать, слава - не то, о чем я мечтаю. Ну, не такая слава. Наверняка она не хочет, чтобы в другой, подобной нашей школе появился подобный мне 'мститель', который глядя на мою физиономию, направо и налево раздающую интервью, решит сделать то же самое, только более мощное и смертоносное, заранее спланировав и срежесировав порядок действий. Иначе говоря, чтобы никто из моих сверстников в других школах не устроил кровавую бойню, жаждая прославиться так же, как их кумир, сеньор Шимановский из школы генерала Хуареса. Она ведь королева, должна думать и об этом. Но все равно не понимал - не вязалось это действие с образом безликой пофигистичной власти, плюющей на народ в целом и конкретных его представителей в особенности, если ей (власти) они не нужны. Скорее бы понял, накажи меня за компанию, вместе с отморозками Толстого - хулиганство, ношение оружия, ношение боевых систем... Но что есть - тому и рады, могло быть хуже.
  Почему мне не нужна слава? Интересный вопрос, раньше как-то не задумывался над ним. Наверное потому, что человек, если чего-то хочет, должен поступками доказать, что достоин своих притязаний. Иначе превратится в трепло, которое жизнь быстро поставит на место. Это как последний эпизод с Толстым. Да, я доказал в школе, что при стечении обстоятельств могу выстоять против него и его шоблы. Но суббота ясно показала, что это - разовый случай, серьезное противостояние я проиграю. А значит, не стоит строить из себя супермена, способного одной левой побить целую банду.
  В жизни все так: пытаешься примерить эту роль? Докажи, что потянешь ее! Не можешь? Иди на дно, никому не нужный и всеми забытый!
  И еще, к чему мне слава скандалиста и драчуна? Да, помелькает моя мордашка в сетях, но потом, когда пройдет время, и я окончу школу, это сыграет злую шутку - кому нужен работник с таким-то хвостом? Нет уж, пусть все остается так, как было. Неидеализированный Шимановский, не подбивающий на масштабные акции протеста и неповиновения других, дающий очухавшимся властям сделать, наконец, их работу, которую те обязаны были сделать давным-давно. Решающий лишь свои собственные конкретные проблемы, не трогая других людей.
  Интересно, как повлияет 'школьное' дело на возможное решение по моему принятию или непринятию? То, что раскидал около десятка сверстников - хорошо, может сойти за плюс. Но у хранителей совсем иной уровень подготовки, который и рядом не стоял с моим, любая из них просто свернула бы шеи обидчикам, быстро и жестоко, не напрягаясь. С этой точки зрения мой поступок может их и не впечатлить.
  Что-то я об абстрактном да об абстрактном: что будет - то будет...
  
  Поскольку браслета на мне не было, я не знал, сколько времени проторчал в допросной, но что не один час - точно. Наконец, когда уже хотелось лезть на стену и выть, люк с внешней стороны открылся и в помещение вошло трое хранителей: две вооруженные до зубов безликие девицы в закрытых полушлемах и та же самая сеньора майор. Последняя ехидно скалилась, я сразу же почувствовал себя не в своей тарелке - что-то будет.
  - Пойдем, герой, - усмехнулась она. Но вроде не зло, скорее весело. Я поднялся.
  - Почему 'герой'?
  Мой вопрос вызвал новый смешок.
  - А как же тебя назвать? Явился сюда, в логово ангелов, злых и кровожадных, ничего не боишься... А вдруг мы тебя на вертеле зажарим? Будем жарить и смотреть, как ты орешь, когда языки пламени спину начнут лизать?
  Кровожадная малышка! А она начинает мне нравиться!
  - Тогда скорей уж самоубийца! - усмехнулся я. Интересно, они над всеми новичками так топорно шутят? Или топорность обусловлена тем, что новичков-то, вроде меня, у них и не бывает?
  Мы шли долго, ввиду отсутствия браслета не знаю сколько, но не меньше пятнадцати минут. Дворцовый комплекс мне понравился - везде чисто, светло, много деревьев, цветов и иной зелени. Сразу видно, за всей этой территорией ухаживают, хотя это не сам дворец, а вспомогательные служебные помещения. Людей вокруг почти не было, мелькал кто-то вдалеке, я не успевал разобрать, кто, да несколько раз проезжали мимо по своим делам хозяйственные дроиды. Крыша купола отдельная тема - прозрачная, пропускающая внутрь сумерки венерианского вечера. На Венере долгие вечера, как и ночи, и дни. Сутки длятся более полугода, так что более ста дней в году тут хорошо - включено 'естественное' освещение. Правда, прозрачные купола менее прочны, чем глухие, но это все-таки дворец, где спрятаться в случае пробоя или, ни дай бог, атаки или бомбежки - тут найдется.
  Мы подошли к красивому зданию, украшенному белыми и розовыми мраморными колоннами, облицованному такой же бело-розовой плиткой. Метрах в пятидесяти - ста перед ним рос целый сад деревьев, создавая у идущего сквозь него ощущение покоя и уюта. За ними, до самого здания, простиралась голая бетонная равнина, на которой невозможно спрятаться и которую легко простреливать из всех трех виднеющихся отсюда бойниц. Ага, бойниц, окон здание не имело.
  Как я узнал позже, значительно позже, здание имеет такую систему обороны, что штурмовать его не рискнет и самоубийца, а бойницы эти здесь для наглядности, заманухи - дабы, случись штурм, отвлечь внимание нападающих. На самом деле в первом контуре защиты находятся автоматические крупнокалиберные спаренные пулеметы, вмурованные в стену и выдвигаемые в случае нужды. Есть еще и второй, и третий контуры защиты, что входит в них - боюсь представить.
  Мы подошли к шлюзу входа - здесь находился настоящий бронированный планетарный шлюз, какие стоят на стыке двух куполов, или куполов и поверхности, но это меня уже не удивило. Вход охраняло еще трое бойцов и тоже лет под тридцать. То, что здесь служат до тридцати пяти, я знал, но какова дифференциация бойцов в зависимости от возраста?
  Стоявшая ближе всех сеньора с погонами лейтенанта вошла вместе с нами и открыла точно такой же люк в боковой стене шлюза, как и у ворот, ведущий в такую же допросную. Вошли внутрь. Там нас уже ждали - еще две хранительницы с непонятными приборами в руках и сдвинутыми на глаза непрозрачными козырьками.
  - Лицом к стене! Руки в стороны! - бодро скомандовала лейтенант. Я повиновался. Девушки с козырьками принялись водить по моему телу приборами, иногда вызывая на коже и под ней покалывания.
  - Чисто, - донеслось справа.
  Затем меня банально ощупали, причем щупали профессионально, проверяя, не спрятался ли какой лишний бугорок под кожей, неестественного происхождения.
  - Он чист, - поднялась та, что слева.
  - Тебе повезло, парень, - разочарованно потянула майор, все также ехидно улыбаясь. Я проглотил большой комок. - Иди следом!
  Мы вышли из проверочной назад в шлюз. Передняя створка за нами опустилась, задняя зашипела и поползла вверх. Люк открылся. Передо мною простирался длинный коридор, освещенный неяркими желтыми лампами, уходящий вдаль на сотню метров. Вот оно, святая святых корпуса, одно из самых защищенных мест на планете!
  - Чего стоишь, пошли? - Майор весело толкнула меня в плечо и мы двинулись. Вдвоем, охрана осталась снаружи.
  На сей раз она шла рядом, не сдерживая довольную усмешку.
  - И какая же муха тебя укусила, что ты решил податься в самоубийцы? - ее голос был не злым, ненависти она не испытывала, как мне показалось в первой проверочной. Сейчас ею двигал лишь интерес пресытившегося на работе скукой офицера. Я меланхолично пожал плечами.
  - Так получилось.
  Дальше шли молча, петляя по коридорам, останавливаясь перед гермозатворами, куда моя спутница прикладывала руку с браслетом, после чего они отъезжали вверх или в сторону.
  - Как все запутано! - усмехнулся я, не выдержав, кивая на один из следующих коридоров за очередным затвором. - Если не знать, что тут где, враз потеряешься!
  - Не потеряешься. Тут все под наблюдением, - ответила моя спутница. - Ты потеряешься, но тебя быстро найдут. К тому же, не так тут все запутано. Если знать, где что - не заблудишься.
  Понятненько.
  Мы подошли к двери, которая, судя по всему, и была нашей целью. Сеньора майор вновь приложила браслет, дверь открылась. Вошли.
  И оказались в большой просторной светлой комнате с длинным столом из натурального дерева, во главе которого сидела...
  ...Красивая беловолосая сеньора, которой я бы дал не больше тридцати, но которой было однозначно больше. На сколько - затрудняюсь предположить, но не меньше сорока. Просто очень хорошо, великолепно сохранившаяся сеньора!
  Одета она была в форменную белую блузку ангелов со взлетающим кондором на шевроне и золотой короной в виде эмблемы на кармане. Рядом с нею на стуле висел форменный же белый китель, на котором отчетливо выделялись золотые погоны полковника. Волосы ее, такие же золотые, волнами спускались на плечи. Мод. Очень красивая мод! И в отличие от Бэль и Сильвии, цвет ее кожи был отнюдь не смуглый, а молочно-белый, невероятно редкий. На губах сеньоры играла добродушная улыбка, но я бы не стал расслабляться - было что-то в ней эдакое, колючее и бескомпромиссное. Опасная, весьма опасная сеньора! Судя по всему, внутри она не злая, но строгая - к тем, кто оступился вряд ли проявит снисхождение.
  Строгая сеньора кивнула моей провожатой, та молча кивнула в ответ и удалилась. Люк закрылся. Мы остались наедине.
  Молчание. Я стоял на том же месте, не смея двигаться, она смотрела на меня, не проявляя эмоций, делая какие-то выводы по моей внешности.
  Перед сеньорой лежали отнятые у меня вещи - браслет, навигатор и папка с документами. Открытая папка. Невдалеке стояла большая ваза с натуральными фруктами - бананы, яблоки, ананас, персики, что-то еще, мне незнакомое. Я непроизвольно сглотнул - нам с мамой такая роскошь не по карману. Нет, иногда мама позволяла себе купить подобное, не часто, по праздникам, но не в таком количестве.
  - Угощайся, - услышал я довольный голос. Мягкий, какой-то бархатистый. Но одновременно грубоватый, с хрипотцой. Я вновь сглотнул - неужели смотрел настолько жадно? Позорище!
  Сеньора полковник явно получала удовольствие от моей неловкости. Наконец, указала мне на кресло недалеко от себя.
  - Присаживайся, Хуан Шимановский.
  Я сел. Она достала из ящика стола перед собой сигарету, зажигалку, подкурила и смачно затянулась вонючим дымом с запахом ментола. Как можно потреблять эту гадость? Я не про ментол, про табак. И тут же понял, что не так у сеньоры с голосом - последствие такого употребления. Наверху, в потолке, зажужжала автоматически включившаяся вытяжка.
  - Сразу первый же вопрос: почему при такой фамилии у тебя такое странное имя?
  Я пожал плечами.
  - Не знаю. Это надо спросить у мамы. Наверняка, что-то связанное с отцом, но я не знаю своего отца. Не знаю ни кто он, ни даже его имени.
  - Печально... - потянула сеньора. - Меня зовут Мишель, Мишель Тьерри, я возглавляю корпус телохранителей. Как считаешь, в мою компетенцию входят кадровые вопросы?
  Я вновь пожал плечами - мне это начало уже надоедать, но иной реакции на шпильку не придумал.
  - Сеньора, поймите меня правильно, я не хочу относиться к вашим офицерам с вызовом, или ни дайте боги, неуважением, просто мне хотелось, чтобы меня банально выслушали, а уже потом вышвыривали.
  Она кивнула.
  - Считай, у тебя получилось. Я тебя слушаю.
  - Я... - я раскрыл рот и понял, что растерялся. Сеньора Тьерри вновь улыбнулась.
  - Куришь? - кивнула мне. Я отрицательно покачал головой.
  - И вам не советую. Вредно это.
  Она засмеялась.
  - Мальчик, все мы сдохнем. Кто-то раньше, кто-то позже. Позволь уж мне самой решать, какое удовольствие и в каком количестве перед этим я получу.
  Я опасливо заткнулся. Нашел кому морали читать, о вреде курения! Сеньора мои волнения заметила и вновь улыбнулась.
  - Ты остановился на том, что не знаешь своего отца.
  Я кивнул, от сердца отлегло.
  - Да, я не знаю, кто он, а мать не говорит. Никаких документов с его именем нет, везде фигурирует только мать. Это ее фамилия, Стефания Шимановская, потому такой казус с именем. Я даже не похож на нее нисколько, весь в неизвестного мне отца!
  - Бывает, - потянула сеньора, выпуская ароматно-удушающую струю дыма. - Она полячка?
  Это было скорее утверждение, чем вопрос. Я кивнул.
  - Да, но не из Полонии, а из русского сектора. Она в большей степени русская, чем полячка. Я даже языка польского не знаю.
  - Значит, ты у нас русский, Хуан Шимановский? - ее глаза засмеялись. Я задумался.
  - Наверное, нет, сеньора. Я в гораздо большей степени латинос, хотя язык знаю. Меня так воспитала мать.
  - У тебя очень мудрая мать! - усмехнулась вдруг сеньора, туша остаток сигареты в красивой фарфоровой пепельнице в виде большого китайского дракона. - Очень правильно поступила.
  Я вдруг почувствовал, что она говорит предельно серьезно.
  - Почему?
  Любопытство когда-нибудь меня погубит, но надеюсь, не скоро. Сеньора Тьерри бегло пожала плечами, не желая развивать эту тему.
  - Потом поймешь. Как ты к ней относишься?
  Пауза.
  - В смысле? - не понял я.
  - В смысле ее прежней профессии. Как ты относишься к ней из-за этого?
  'Что, Шимановский, обломался? А как ты хотел, в руках этих людей все планетарные базы данных. Или думал, что сей факт останется за бортом?'
  'Нет, не думал, - сам себе ответил я. - Но эта сеньора так спрашивает... С хитринкой в глазах. Будто проверяет!'
  'Почему 'будто'? И есть проверяет. Психи им тут не нужны, они только адекватных берут. И твое отношение к матери, Хуанито, для их тестов значит многое...
  Да, Шимановский, и учти, врать даже не пытайся! Посмотри на ее выжидательные глаза - она тебя уже тестирует! Эта сеньора - психолог, и в момент раскусит любую ложь'
  Я решил последовать предостережению внутреннего голоса, отвечать четко, как есть, не юля. В конце концов, это не так уж и важно. Главное, кто я сейчас, кем меня мать вырастила и воспитала, а не то, чем она когда-то занималась и кто мой отец.
  - Раньше комплексовал из-за этого. Но сейчас смирился. Я люблю ее и уважаю. Она - мать, и вырастила меня неплохим человеком, что бы ни было раньше. А все остальное не главное в жизни, ведь так?
  Сеньора удовлетворенно кивнула.
  - Так. Скажу больше, в отличие от большинства присутствующих в этом здании, ты знаешь, кто твоя мать И знаешь, что она хороший человек. - В глазах сеньоры в этот момент промелькнула непонятная грусть. - Делай выводы!
   'Вот так, Шимановский! Ты здесь еще и в тузах! - усмехнулся я сам себе.
  Кто такие ангелы? Приютские сироты, дети пьяниц, бывшие беспризорники, те, кого оставляют в роддоме и прочие будущие 'низы' общества. Несмотря на свой невеселый статус за пределами этого заведения, ЗДЕСЬ ты - объект зависти. Ну как, доволен, что есть такое место, где твое происхождение считается недосягаемо высоким?'
  - Расскажи о себе, - неожиданно сказала сеньора, разваливаясь в кресле и закидывая ногу за ногу, явно готовясь получать очередную порцию удовольствия. По ее напряженным глазам я понял, что тестирование продолжается. - И о том, почему решил вербоваться, какие причины на то тебя подвигли.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"