Кусков Сергей Анатольевич: другие произведения.

Глава 4. Катарина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

  Глава 4. Катарина
  
  
  - Ты специально это устроила, да? - нарушил я долгое молчание. Машина мчалась по городу с огромной скоростью. Такие вещи, как знаки и светофоры сеньору Катарину не интересовали. Она мой вопрос проигнорировала, вглядываясь в визор панели, на котором была изображена карта района с обозначенными на ней какими-то точками и стрелочками.
  - Ты приехала на крутой тачке, чтобы спровоцировать его и надрать задницу?
  - Соображаешь! - бегло бросила она, не отвлекаясь.
  - Но зачем? И как ты узнала, что он поведется на 'Эсперансу'?
  - Почитала его личное дело. Он обожает машины. И ненавидит тебя.
  - В его деле написано, что он ненавидит меня? - удивился я.
  - Нет, разумеется. Сопоставила факты. Есть такая вещь, психологический портрет, слышал?
  - Слышал.
  - Следуя ему, он делает не очень умные вещи, преследуя одну единственную цель - уничтожить морально некого Хуана Шимановского. Не избить, не убить, сунув заточку меж ребер (кстати, он это может) - ему надо поставить тебя на колени. Только так!
  - Но зачем?
  - Ты у меня спрашиваешь? - округлила она глаза.
  Дальше нас остановили. Несколько гвардейцев, вооруженных деструкторами, с самыми решительными физиономиями под открытыми забралами шлемов
  Катарина небрежным жестом высунула руку в окно, протягивая какую-то бумажку одному из стражей порядка. Вид у нее был такой, будто гвардейцы - надоедливые мухи, не стоящие ее высокого внимания.
  Гвардеец несколько раз прочитал написанное, пару раз бессильно зыркнул, но нехотя вернул документ и взял под козырек.
  - Я не думала, что вариант с 'Эсперансой' сработает. Не думала, что с первого раза, - разоткровенничалась вдруг мой нынешний куратор. - К счастью, он клюнул. Просто повезло, что у меня есть такая машина, стечение обстоятельств.
  'Такая машина' в этот момент резко развернулась и дала по газам по разделительной, оставляя далеко позади коллег справа. Эдак мы через весь купол за несколько минут промчимся!
  - Вчера вечером мне сообщили, - продолжала она, - что кто-то интересовался этой машиной и копнул первое дно. Я поняла, что клиент клюнул, что это хороший шанс, и приехала на ней снова.
  - Какое 'дно'? - не понял я.
  - Дно биографии. - Она глянула, как воспитательница на маленького. Дескать, такой банальщины не знаешь? - У меня несколько уровней биографии. Первый - я гонщица Катарина де ла Фуэнте, 'Сумасшедшая идальга'. Очень наглая, но везучая. Второй - я сотрудник ИГ. Ничего из себя не представляю, сплю с начальником, но использую ИГ как крышу, занимаясь своими любимыми гонками. Третье дно - я сотрудник контрразведки. Гонки - то ли мое прикрытие, то ли хобби, то ли часть работы, но те, кто знают это дно, с удовольствием гоняют со мной... На не совсем разрешенных трассах.
  - Почему?
  - Потому. Они точно знают, что не являются объектом интереса контрразведки, что я не по их душу. Но из-за должности у меня 'крыша', где бы и как бы мы не гоняли, нас не повяжут. Во всяком случае, их.
  - Да уж! - я усмехнулся.
  - Знающие люди, которым 'слили' третье дно, относятся ко мне с уважением. Стараются не бросаться в глаза, держат расстояние, но и не светят это дно другим. 'Золотое' дно, как видишь! Для них. - Она рассмеялась. - Вместо этого подряжаются на любое мероприятие, где есть я, точно зная, что это безопасно. Выгода!
  - А на самом деле ты - офицер корпуса телохранителей, и тебе наплевать на всех них. Для тебя гонки - всего лишь хобби. Так?
  Она кивнула.
  Машина вдруг резко затормозила. Если бы не ремни, я бы вылетел. Нас вновь остановили.
  На сей раз гвардейцы попались более жесткие. В полной броне, с закрытыми шлемами, окружили машину, наставив на нее весь имеющийся немалый арсенал. Один залп - и машина превратится в маленький гробик с двумя обугленными шашлычками внутри.
  Катарина так же молча протянула опасливо приблизившемуся стражу бумагу, напрочь игнорируя тот факт, что мы стоим под прицелом. Этот страж рассматривал бумагу еще дольше. Несколько раз связывался со своими, с базой, вертел ее и так, и эдак, подносил какой-то прибор. Но в итоге кивнул стрелкам - отбой - вернул бумагу и также нехотя козырнул.
  - Что там? - поинтересовался я.
  - Очень хорошая штука. Нас не могут проверять или досматривать, даже документы попросить не могут. Выдается только особо важным сотрудникам при исполнении. Максимум их возможностей - доложить моему начальству, фиктивному, конечно, что я нарушила правила движения, если я их нарушу. Даже если я кого-нибудь собью или убью, они надо мною не властны.
  - Круто! - я присвистнул. - Такое выдают всем офицерам корпуса?
  Сеньора майор отрицательно покачала головой.
  - Только группам при исполнении. В моей машине может находиться охраняемый объект, сам понимаешь.
  - А ты при исполнении?
  - А ты как думаешь? - она повернула голову и иронично улыбнулась. Да, глупый вопрос.
  Я попробовал привести мысли в порядок. После финта с Кампосом они разбегались в разные стороны, не больно-то меня слушаясь.
  - Давай по порядку. Тебя ко мне приставили?
  Она кивнула.
  - Для того, чтобы... Mierda, для чего тебя приставили? Какой смысл для корпуса в твоем... Нападении на Кампоса?
  Катарина очень грустно улыбнулась, затем машина резко повернула и мы оказались в маленьком узком проезде. Она припарковалась и включила какие-то приборы. На схеме тут же начали отражаться новые точки, вокруг которых во все стороны расходились цветные пятна. Эти точки разлетались вокруг нас в разные стороны в радиусе ста - двухсот метров, почти полностью покрывая закрашенным цветом круг внутри радиуса. Дроиды.
  - Шимановский, слушай сюда. Внимательно слушай, очень внимательно. - Она вздохнула. - Я - офицер, отвечающий за кадры. В понедельник я дежурила, да, но это была подмена, основная моя задача - работа с новобранцами. Если конкретно - их анализ и отсев.
  Сейчас мне приказано изучить и прощупать тебя, и назначить соответствующие тесты, чтобы знать о тебе все-все, даже то, что ты сам о себе не знаешь. Но это преамбула.
  Теперь амбула. В корпусе не просто плохо, малыш. В корпусе ужасно! Ужасно тем, что новобранцев там ломают, ломают психологически. У нас не зомбируют, как многие считают, но чтобы добиться того послушания и той отдачи, что нужна в нашей работе, требуется ломка. Что ты знаешь о ломке?
  Я пожал плечами.
  - Мало что.
  - Плохо. Ломка - это когда тебя берут и срывают всю внешнюю шелуху. Все твои мысли, чувства, желания, твои представления о мире и вещах в нем. Оставляют лишь голый стержень, твою девственную ничем не омраченную психику. А затем медленно и методично нанизывают на нее кольцо за кольцом то, что нужно корпусу. Этап за этапом, день за днем.
  Это долгий процесс, болезненный и опасный. Кто не ломается, у кого внутренний стержень слишком толст, чтобы согнуться, те гибнут, не выдерживают. Потому у оставшихся особая психология, особый менталитет - его искусственно насадили всем нам. Ты еще не понял, почему я здесь?
  Я отрицательно покачал головой.
  - Ломка рассчитана на девочек двенадцати-четырнадцати лет. Только девочек и только этого возраста. В ином другом она бесполезна: раньше - рано, а позже - поздно, у них уже формируется достаточно стойкое мировоззрение, которое почти невозможно сломать. Теперь понял?
  Теперь понял.
  - То есть... И меня ломать будут? Но сеньора полковник говорила...
  - Мишель плевать на тебя хотела! Из рубки линкора! - повысила голос сеньора. - Ты учил военную стратегию?
  Я неопределенно пожал плечами.
  - Немного.
  - Знаешь термин, 'планируемые потери'?
  Я кивнул.
  - Ты - ее планируемые потери для захвата стратегической позиции - проверки старых методик относительно воспитания мальчиков. Да, тебе не тринадцать, ломать тебя будут иначе. Но будут.
  Без ломки ты нам не нужен. Ты должен стать абсолютно преданным солдатом; преданным ее величеству и корпусу, сестрам по оружию. Только в этом случае тебе можно будет доверять. В любом ином будешь подлежать утилизации.
  - И ты думаешь, что... - Я ощутил, как по спине стекает холодный пот, а под ложечкой безбожно сосет.
  Она кивком подтвердила мои мысли.
  - Тебя нельзя сломать. Время упущено. В результате твоей обработки мы получим инвалида, психа, идиота, не знаю кого. Если ты сам до того не наложишь на себя руки, и это не самый плохой вариант.
  Я здесь именно для этого - не дать совершить тебе ошибку. Это не мое задание, это мое право, как человека, и я им пользуюсь.
  Забудь о корпусе, Шимановский. Откажись от своей глупой дурацкой затеи.
  
  
  * * *
  
  
  - То есть, ситуация с Кампосом - это подстава. Подстава для Кампоса. С целью отвадить его от меня. - Стало моей первой членораздельной фразой, когда я пришел в себя. - Но зачем? Он же вроде от меня отстал!
  На что я получил презрительную усмешку.
  - Ты не знаешь таких, как он, мальчик. Он не отстал бы от тебя никогда, и не отстанет, до конца жизни. Твоей или его. Это такой тип людей, им НУЖНО одержать победу. После 'школьного' дела он на заднице, да, но это значит только, что он выжидает. Любое послабление - и он ударит. Больно ударит!
  Кажется, сеньора ничего не знает о нападении на меня вместе с Бэль. Можно сказать, уже ударил. Причем ехал мимо, увидел нас и...
  Все сходится. De Mierda!
  - То, что я сделала - отсрочка. Но я нажму на нужных людей в нужных местах, и те объяснят Кампосу старшему, что его сыну тебя лучше не трогать. Серьезно объяснят. Надолго. Доучиться тебе хватит.
  - Ты... - От удивления я даже подавился словами. - Так ты решила, что я подался к вам из-за Кампоса? Потому, что он меня избивает?
  Она ответила с еще большим ехидством:
  - Уж не думаешь ли ты, что я такая дура, что не понимаю таких элементарных вещей? Он отомстит за фонтан, как только появится возможность!
  На это у меня не нашлось что ответить.
  'А ведь она права, Хуанито. Толстый отомстит. Обязательно. Когда все успокоится.
  Придурок, и ты доселе не понял такую простую вещь? Она, офицер корпуса, занимается тобой всего ничего, и поняла, а ты, мой дорогой мыслитель, сел в лужу?'
  Следующая мысль стала ожидаемой.
  'Пацан, ты попал!'
  'Так, стоп-стоп! - одернул я сам себя. - Проанализируем заново, сначала.
  Надо мною висит Дамоклов меч. Я, не зная этого, иду к Восточным воротам и набиваюсь в кадеты в уникальное подразделение планеты, о котором ходят одни легенды. Я делаю это из собственных побуждений, а именно, с целью изменить свою жизнь. Там и только там, не ранее, я понимаю и другие выгоды обучения - вассал ее величества может спокойно жениться на аристократке, без ущерба для ее семьи. Мыслей о Кампосе у меня нет. Сеньора полковник говорит, что может меня защитить, но о мафии она не упоминает.
  Два вывода. Первый - ты дурак, Шимановский. И второй. Катарина ведет собственное расследование. И за сутки его ведения она поняла о тебе, твоих врагах, твоей жизни и ее хитросплетениях больше, чем знаешь ты, несмотря на то, что ты занимаешься этой жизнью восемнадцать лет, а она - сутки.
  И теперь, узнав про меч под названием 'Месть Кампоса', что предпринять? С одной стороны да, там ломают. Но с другой - а что будет ждать меня здесь, на 'гражданке'? Ее 'нужные' люди с Кампосом поговорят. Тот на ус намотает. Я заживу обычной жизнью...
  ...А затем сеньора королевский телохранитель забудет о моем существовании, эдак через годик, и я вновь останусь со своими проблемами. Только к фонтану и иглам охраны Бэль добавится новый эпизод, куда хуже и страшнее прежних - унижение. Да, она приказала выключить камеры, но когда Бенито вспомнит мне сапоги, этот аргумент будет ему до марсианского Олимпа.'
  
  'То есть, желая лучшего, сеньора подложила мне большую свинью, живую и хрюкающую. И очень-очень злую. Теперь вопрос на засыпку: стану ли я бросать идею поступления в корпус, как она хочет, или наоборот, вцеплюсь в него руками и ногами?'
  Я склонялся больше ко второму варианту.
  
  Может человеку, читающему эти строки, по моим прошлым приключениям покажется, что я смел и храбр до безумия? Такой принципиальный кабальеро, который ничего не боится и которому сам черт не брат? Ничего подобного! Да, я принципиальный. Иногда. Но когда дело коснется жареного, я сбегу, как последний трус, вместе с остальными последними трусами. Храбрость нужна, но это должна быть умная храбрость. Выходить против кратно превосходящего противника, зная, что нет шансов? Увольте!
  ...Да, да, да, вы правы, выходил. Но тогда я знал, чем все кончится. Разбитой рожей и несколькими синяками. Теперь же речь идет о совершенно ином, ставки выросли неимоверно.
  Я подумаю. Не буду принимать решение в спешке и горячке, у меня есть время для этого. Пока есть.
  Этой мыслью я и поделился с Катариной, несколько разочаровав ее в благородном порыве.
  - Как знаешь, Шимановский, - задумчиво покачала она головой. - Это твое дело. Но смотри, я больше помогать не буду.
  Я в цвет усмехнулся.
  - Именно поэтому я и не спешу, сеньора де ла Фуэнте. Ты и так не будешь мне помогать. Забудешь через полгода. Максимум год. Что, скажешь не так? Запустишь свои связи в госбезопасности и умоешь руки. Или это тоже не так?
  Она задумалась, попыталась что-то ответить, но в итоге так ничего и не сказала.
  Вместо этого с некой злостью тронула машину, выехала на соседнюю улицу и за секунды набрала скорость до отметки полторы сотни.
  В шлюзовые ворота мы выскочили на той же скорости. Охраняющие их гвардейцы проводили нас недовольными взглядами - самих взглядов мы не видели под забралами шлемов, но догадаться, что те были недовольны, труда не составило. Затем началась гонка.
  Эта сеньора и вправду оказалась хорошей гонщицей. Мы спустились вниз, в подземную систему магистральных магнитных тоннелей, 'магнитку'. Я вновь увидел, как работает трансформер - рактивные дюзы снова были задвинуты, магнитные возвращены на место, и когда машина оторвалась от земли, теперь уже благодаря специализированной городской магнитной магистрали, скорость наша возросла со ста пятидесяти сразу до четырех сотен.
  Магнитка - классная вещь. На самом деле в Альфе проживает не тридцать миллионов, а почти пятьдесят. Ну, сорок уж точно! Тридцать - это лишь официальное местное население, подданные короны. Кроме них есть несколько миллионов туристов со всех уголков Земли. Кстати, особенно много их с Востока, из самых зловредных стран, открыто клеймящих Венеру, как обитель греха и разврата. Ага, мы - грешники, они все - праведники, а туристы их, десятками миллионов если не сотнями, летают к нам каждый год, чтобы потрахать девочек в этой самой 'обители греха'. Праведнички...
  Имперцы, вон, тоже официально борются за духовность и чистоту помыслов нации, сильно борются, но нас не клеймят, и почему-то имперских туристов здесь на общем фоне не так много. Хотя Империя куда как богаче нищего Востока!
  Я отвлекся. Кроме тридцати миллионов подданных и нескольких (кто его знает, сколько их!) миллионов туристов, в столице постоянно проживает многочисленная диаспора марсиан, головная боль Короны, да и наша тоже, а также ютятся несколько миллионов (этих тоже сосчитать невозможно) гастербайтеров. То есть, людей, приехавших сюда со старушки заработать денег. Вроде как. Большая часть из них мечтает здесь и осесть, но с этим облом - более менее охотно королевство принимает только выходцев из Южной Америки, из коренных земель. Африканские владения, то есть чернокожие, большим спросом у нас не пользуются. Им закрыта дорога даже в армию - не примут их туда, и точка! Только в наемные именные бригады, где платят в два-три раза больше, но без права получения подданства. Не всех, конечно, так жестоко отсеивают, служить тоже кто-то должен, но большую часть.
  Остальные, кому не посчастливилось подписать армейский контракт, работают уборщиками, посудомойщиками, грузчиками и иными малопрестижными рабочими, в основном, кстати, в сфере обслуживания тех же туристов, своих соотечественников, только с деньгами. Ну, не нужны они нам! Дикие они!
  Но кем бы и где бы они не работали, им всем нужно где-то жить, где-то спать. Улицы и бомжатники гвардия регулярно чистит, опустившихся до такого уровня, то есть неспособных арендовать жилье, вышвыривают с планеты в трюмах грузовых кораблей. Потому кровь из носа, хочешь жить - ищи где жить. Тавтология, зато верно.
  Альфа - купольный город, не подземный. Он покрыт куполами, десятками куполов, наглухо отрезающих людей от адской атмосферы. Потому расти ввысь город не может. Но углубляться до бесконечности внутрь планеты тоже нельзя - за сотым метром расположены производства, системы обеспечения, склады и военные коммуникации. То есть, единственный выход - расширяться. Тупо, экстенсивно, осваивая для новых жилых районов все новые и новые площади, пропорционально планируемому населению, благо планета большая и безжизненная и таковых хватает. Пока хватает.
  Альфа огромна. Невероятно огромна! Даже учитывая, что в окраинных районах, трущобах, плотность населения такая, что жуть, а метраж жилья на человека смехотворен, куполов в городе более двух сотен. Это единственный город в Солнечной системе, имеющий три(!) уровня метро. И это один из очень немногочисленных городов, имеющий такую огромную и разветвленную систему магнитных дорог.
  Мы мчались по магниткам с невероятной скоростью, сменяя одну трассу другой. Все, абсолютно все водители оставались у нас за кормой, стрелка спидометра прошла пятисотенную отметку. ТАК по городу я еще не летал!
  - Отрываемся, - прокомментировала свои действия молчавшая до этого Катарина. - На всякий случай.
  Я кивнул.
  - Ты не прав, Шимановский. Я не кину тебя, - продолжила она прерванный разговор. - Не брошу на растерзание Кампосам, забыв об обещании.
  - Ой ли! - я добавил в голос как можно больше иронии.
  - Если я даю обещания - я их выполняю. И если я пообещаю, что доведу тебя до выпускного - значит доведу. Это вопрос чести. А если не смогу, по техническим причинам... Знаешь ведь, какая у меня работа... - Она грустно усмехнулась. - За меня это сделают другие, это вопрос не только моей чести. Мой бывший взвод доделает начатое.
  - Это тоже традиция?
  Она утвердительно кивнула.
  - Да. Взвод - семья. Даже после завершения контракта, годы и годы спустя, все, служившие в одном взводе друг для друга гораздо больше, чем сестры. Живой тебе пример - Лея и ее взвод.
  Я ничего не знал про бывший взвод ее величества, но поверил Катарине на слово, решив разузнать про этот вопрос, когда будет более спокойная обстановка.
  - Тебе ничего не будет угрожать, обещаю. Мы вшестером можем даже убрать Кампоса старшего, если понадобится.
  - И вам за это ничего не будет? - я усмехнулся. В такое верилось с трудом. Если б ангелам можно было всё НАСТОЛЬКО... В стране давно установилась бы республика.
  - Будет, почему? - не стала отпираться она. - Но свое слово мы сдержим, честь взвода и каждой из нас не пострадает. К тому же мы - ветераны, не молодые ссыкухи, какой с нас спрос? Пожурят немного. Может, в ссылку на несколько лет отправят. Ничего смертельного. Я тебя убедила?
  Я отрицательно покачал головой.
  - Хорошо, я отучусь. А дальше? А универ? Я не уеду из города, останусь в зоне их досягаемости. А сапоги, извини, он мне не простит!
  По лицу Катарины пробежала тень.
  - Хорошо. Считай, что вопрос с универом тоже решен. Он не тронет тебя.
  'Что, вот так, все просто? Я тебе пообещала, что защищу, и все дела? А если понадобится, то с подругами кончу главного обидчика, известного мафиози, нам это по силам?'
  'Шимановский, так не бывает! Тут какая-то засада!'
  'Или бывает?'
  - Я выполню все твои условия, - продолжила она. - Если понадобится, мы уберем твоего друга Бенито, это будет лучшим выходом.
  - Только за то, что он угрожает мне? - я вновь усмехнулся.
  - Он подонок, Шимановский, - парировала она. - И он принесет людям много бед, поверь мне. Я встречалась с подобными людьми много раз, знаю эту породу. И если грохну такого, моя совесть не отяжелится.
  'Вот так. Понял? Все понял?' - съехидничал внутренний голос.
  'Да понял, понял...' - успокоил я его.
  - Проще всего будет спровоцировать его, имитировав, что про тебя забыли. Подловить и на сей раз уничтожить окончательно. Если рыпнется, конечно. Но понимаешь, все имеет свою цену...
  Ее глазки ехидно прищурились. Тут машина резко притормозила и вильнула вправо. Мы перестраивались, уходя на развязку, направляясь то ли на другую хорду, то ли на радиальную.
  - Моя цена - твой отказ от обучения у нас. Ты прямо сейчас звонишь Мишель, я соединю, и говоришь, что передумал. Я тут же даю клятву, что сделаю обещанное. Мой взвод вскоре это подтвердит. Не сегодня, а когда сможет. Я сообщу девчонкам, они свяжутся с тобой.
  
  Она свое предложение сделала. Я сидел, смотрел на мельтешение ламп в тоннеле и не мог ничего понять.
  Какая ее выгода? Ну, не укладывалась у меня в голове такая комбинация! Защитить меня. Убрать Кампоса, пусть и младшего. Возни на несколько лет, причем опасной возни, с последствиями. Только ради того, чтобы я не учился у них? Чтобы они не отрабатывали на мне свои программы?
  Мозг зацепился за последнюю мысль.
  - Подсиживаешь Мишель? - Я попытался рассмеяться. Вышло довольно убедительно. Машина вильнула, сеньора Катарина грязно выругалась. Ого, какие мы слова знаем! Затем наехала на меня, переходя на крик, следя, впрочем, одновременно за дорогой.
  - Шимановский, ты - придурок! Таких придурков поискать - не найдешь!
  Я никого не подсиживаю, мне это не надо, да и невозможно! Мишель - из взвода Леи! Она ее назначила вместо Сирены, много лет назад, которая также была из ее взвода! Понял тенденцию?
  Я кивнул, втягивая голову в плечи.
  - Я НИКОГДА не возглавлю корпус, у меня нет для этого нужного ресурса! Но я на своем месте, и я могущественнее, чем она! Я на земле, руковожу реальными делами, реальными вещами, ни на кого не оглядываясь, а она летает высоко в облаках, вынужденная со всеми считаться! И с Леей, и с другими офицерами!
  - Мне не нужен Корпус, Шимановский, - продолжила она уже тише, подводя итог беседе. - Я просто хочу, чтобы один глупый мальчишка выжил. Чтобы не отправился на запрограммированную бойню, а выучился, вырос, женился и нарожал деток. Нравишься ты мне, юноша, нравишься. Симпатичен. И мне по-человечески будет жаль, если случится иначе.
  Я молчал. Насколько мог судить, в данный момент она не врала. Если честно, у меня никогда не проскакивало ощущения, что она врет, но сейчас она была сама искренность.
  Но я не мог пойти у нее на поводу, не мог просто так отказаться от начатого. Может быть она права, в корпусе будет жарко, и ее предложение - лучший выход... Но и она - не бог.
  Я не знаю, какое в итоге приму решение, у меня есть время разобраться в себе. Но сейчас соглашаться не буду. Слишком мало прошло времени для анализа ее слов и ее выводов.
  - А если я откажусь не сейчас? Позже? Ближе к концу испытаний?
  Она усмехнулась.
  - Тогда у меня будут связаны руки. Сейчас же, пока все заняты, я всемогуща. Никто не знает, что ты собой представляешь, и один твой звонок может многое. Потом в тебя вцепятся мертвой хваткой, а меня... Меня заменят.
  Соглашайся, Шимановский. Сейчас или никогда.
  Я еще ломался для вида. Но только для вида.
  
  
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Екатерина "Нить души"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней "(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"