Кусков Сергей Анатольевич: другие произведения.

Глава 5. Укрощение строптивой (часть 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

Глава 5. Укрощение строптивой (часть 2)
  
  Мне не понравилось, как гвардейцы обыскали меня на входе. Как правило, эта процедура шла на уровне автоматизма и не занимала много времени, но на сей раз один из установленных в шлюзовой камере приборов сработал, после чего два дюжих парня запихнули меня в боковую каморку, в которой я ожидал в свое время, будут ли со мной разговаривать, или вышвырнут сразу.
  Через двадцать минут явились наши "яйцеголовые" - девочки из технического отдела, и устроили мне форменный беспредел. Обыскивали и ощупывали так, что заболело всё тело. Тыкали приборами, пуская по мне какие-то поля и токи, от которых волоски на коже вставали дыбом а по телу шла рябь, как будто меня кто-то усердно чесал. В общем, работали на совесть.
  О результатах не сообщили. Переговорив друг с другом на своем языке - языке профессиональных терминов - отпустили, кратко бросив:
  - Ты чист.
  В бело-розовом здании ничего не изменилось. Меня стандартно проверили на входе и впустили - после того, что устроили в воротах, вряд ли на мне уцелел хоть один "жучок". После чего оставалось переодеться и идти ужинать, а затем спать - голова после посиделок с парнями раскалывалась.
  - Что-то не так? - спросила огненный демон, выходя из душа, когда я уже ложился. Мы за эти дни отдалились с девчонками, но это был естественный процесс. Переживем. Я покачал головой.
  - Да нет, все нормально. Слушайте, девчонки, придумайте название группы? Чтоб звучало мужественно, но в то же время не жестко? И желательно с философским, или хотя бы метафизическим уклоном?
  Гюльзар, рассматривающая на своей кровати голограммы журналов, подняла недоуменные глаза и издала смешок. Сестренки непонимающе переглянулись.
  - Спокойной ночи, Хуан! Завтра развод! - подвела итог Кассандра.
  
  Да, завтра развод. И еще один день жизни внутри корпуса. А потом... Школа, занятия и группа.
  Где мне нравится больше? Здесь? Да, здесь прикольно. Здесь меня делают сильнее, ловчее, метче... Здесь много интересных сеньорит, с большинством из которых у меня... Тесные отношения. Ну, хотя бы раз были. Или не были, но быть могут. Здесь вечерняя сказка, на которой все, особенно малыши, мне смотрят в рот. Удивительно, но я до сих пор, как Шахерезада, нахожу всё новые и новые сюжеты, хотя, казалось бы, рассказал всё, что знал и что не знал тоже. Слава богу, сказки бывают не каждый день, тысячу и одну ночь я бы не продержался, но и так информационный вакуум давал знать. Скоро придется на фантастику переходить. Лишь бы только не на женские романы!
  ...Но всё это меркнет, когда в моих руках оказывается гитара, а рядом... Хотя бы простопроходит мимо... Радужная девочка.
  Красивая она. Конечно, стервочка еще та, ну, да что я, со стервами не научился общаться, что ли?
  И музыка. Парни не дали согласия, но и не отреклись от идеи с порога, как опасался. Все-таки сказав всё, что хотел, я устроил им интеллектуальный вечер - для прочистки мозгов. Ставил заранее подобранные композиции, несколько раз прокручивал, после чего просил пояснить смысл - о чем та или иная песня. Акцент, конечно, в этих записях сумасшедший, но разобрать и перевести можно - парни понимали. И выстраивали версии, одна другой грандиознее.
  Больше всего мне понравился героический эпос, который они сложили на песню, в котором пелось об одном из упомянутых ночных мотоциклистов, "забившем" на белый свет. Каких только мыслей и приключений ему не присваивали! И когда рассказал им подоплеку, выглядели "Алые паруса" крайне озадаченно.
  В общем, пусть думают. Отдельно пояснил, что менять придется даже название. И, скорее всего, статус. Если этот проект получит ход, мы будем называться ретро-ансамблем... Таким-то. Слоган уже сочинил: "Всё, что есть, когда-то было!". Его напишем на полотне или голограмме за нашими спинами, чтобы не вызывать лишних кривотолков при словах "ретро-ансамбль". А то ведь люди всякое подумают...
  На этой мысли я и уснул, изрядно перед тем проворочавшись. Во сне на меня взирали глаза Бель, нежно-голубые на смуглом личике. Неестественно белые волосы развевались, будто по ветру, хотя ветра там не было. С другой стороны невдалеке шла Фрейя. Смеялась, улыбалась чему-то своему, и, увидев меня, озорно помахала рукой.
  - Хуан, я нашла тебя, - прозвучал обиженный голос Бэль. Громкий, но раздавался он непосредственно в голове, потому его никто не слышал. - Как и обещала. Теперь твоя очередь!..
  Я вскочил в холодном поту. Браслет показывал половину шестого. Понимая, что спать дальше бессмысленно, встал и побрел в душ - лучше дополнительно побегать по полосам смерти, чем лежать и думать, ворочаясь с боку на бок.
  Жизнь не окончится, сынок, - звучал в подкорке голос. - Что бы ты не выбрал, какой бы поступок ни совершил, это не будет концом...
  Эх, мама!..
  
  На следующий день не произошло ничего. Ни-че-го! Совсем. Привычный распорядок, те же мордашки, те же тренажеры и полигоны, те же упражнения... Занятия с преподавателями-теоретиками в устаканившемся ритме... Однотипные взгляды в столовой и разговоры в библиотеке, куда меня занесли ноги перед отбоем... И главное, привычные подколки, включая последнюю, на данный момент самую популярную, про ее старшее высочество.
  Быстро загнав перед отбоем желающих на сказку, я рассказал юным созданиям что-то не слишком заумное, не несущее в себе грандиозные философские изыскания, но сказочное, с большим количеством спецэффектов и "соплей", радужных переживаний. Про средневековую принцессу с длинными волосами, рыцарей и драконов. После чего разогнал всех спать. С утра был трудный день. Трудный уже потому, что меня так никто и не соизволил предупредить, что же ожидать от ее высочества, ибо только она могла повесить мне "жучок" - кланы и иные спецслужбы блюдут джентльменское соглашение и не рискуют так подставляться. В смысле, прекрасно осведомлены, что на входе в Восточные ворота меня проверяют, во дворец ничего не пронесешь, а иные места моего обитания и так испещрены следящими приборами выше марсианского Олимпа.
  Что она вызнала? Что поняла? И почему мне ничего не сказала Мишель?
  
* * *
  
  - Привет!
  Во время паузы между занятиями меня догнала Оливия, одетая по гражданке, но в серые и бежевые неброские тона для работы "в поле". После вокала я был как выжатый лимон, но настроение еще не пересекло отметку "ниже плинтуса", решил не вредничать.
  - Привет. Тут буфет есть недорогой. Присядем?
  Присели. Говорили "о погоде в Сан-Паулу". И лишь когда допили кофе с пирожными, она перешла к делу.
  - Меня послал дон Бернардо.
  Я задумчиво хмыкнул.
  - Ты уже "шестерка" у дона Бернардо? Странно!
  - Дурак ты, Шимановский! - вспыхнула она. - Куда мне до его "шестерки"! "Шестерки" у него - наша Мутант, сеньора Гарсия, сеньора Морган... Улавливаешь? А я так, "Бергер - встала! Бергер - села! Бергер, пулей к нашему мальчику"!
  - Ладно, извини, - я не зло усмехнулся. - Я по привычке. Помню, мир.
  Она кивнула.
  - Вот-вот. Итак, дон Бернардо послал меня к тебе, чтобы сообщила, что через две недели во дворце... В Итальянском дворце, вечер, посвященный дню рождения школы. Ты должен знать, деньги на школу дала королева Катарина, и с тех пор ее день рождения считается днем основания, и каждый год празднуется.
  Я кивнул - парни что-то такое говорили, да и слухи по всей школе ходят, но не вдавался. Потому, как говорили парни в ключе: "А, забей! Нам не светит! Кто мы?!.." Ну и преподаватели, само собой, ходили с угрюмым видом, обсуждая между собой, кого из незнакомых мне людей выставить, и с чем.
  Итальянский дворец. Один из частных, построенных на собственные деньги кем-то из глав кланов (нет, не Манзони) концертных залов Венеры. Находится под контролем шоу-империи сеньора Ромеро (само собой), хотя и функционирует самостоятельно. Не самый большой в столице, но и немаленький.
  Насколько я понял, акция эта к бизнесу не имеет никакого отношения, деньги за билеты (если таковые вообще будут продаваться) не окупают приготовлений. Эфира тоже не будет, а выйдет ли запись в сетях... Под вопросом. Это дань памяти женщине, которую, чувствую, дон Бернардо в свое время сильно любил. Но в плане зрелищности акция мощная - шоу, на котором демонстрируются все "достижения" шоу-империи этого человека. Вокальные проекты, танцевальные студии... В общем, я никогда не интересовался, но выглядеть должно красиво. С участием, в том числе, и дарований, обучающихся в школе сейчас. Пригласительные на вечер уже ходят по рукам, но этой стороной я не заморачивался - идти туда не было даже мыслей.
  - Он хочет, чтобы я пригласил туда Фрейю? - нахмурился я, пытаясь понять подоплеку планов наших сеньорин и этого неугомонного старика, но Оливия покачала головой.
  - Мелко берешь. - Пауза, загадочные глаза. - Фрейя будет выступать!..
  Последние слова она прошептала, чтобы нас не никто слышал, хотя буфет был довольно пуст и за соседними столиками никто не сидел.
  - Она решилась выступать - уже несколько лет хотела, - продолжила собеседница. - Естественно, под псевдонимом, загримированная. Хочет попробовать силы. Ты же понимаешь, когда она споет, как принцесса, оценки будут необъективные. Но оценки какой-нибудь Марии Луизы Карено из Санта-Розы...
  - А уже потом можно и раскрыться. С объективными оценками, - хмыкнул я.
  - Она не будет раскрываться. - Оливия покачала головой. - Не планирует. Но оценки хочет. А жюри будет профессиональное и беспристрастное - там, где нет денег, у беспристрастности есть шанс.
  - Да, но его продюсерам придется бесплатно выставлять на концерт свои лучшие проекты... БЕСПЛАТНО... - продолжил я, говоря скорее сам с собой.
  - А куда им деваться, Хуан, - лучезарно улыбнулась девушка. - Правила есть правила.
  - К тому же, неофициально в среде империи Ромеро этот концерт - индикатор, - продолжила она. - Если тебя туда взяли, значит, ты крут/крута. Стоишь многого. А это признание. А значит, уровень. А за уровень впоследствии будут платить. Вечеринки, корпоративы...
  Я кивнул - понял. Участие - показатель твоих акций, уровня цен для концертов перед сеньорами олигархами. Неплохое мероприятие! И отбивается с такой схемой быстро, несмотря на затраты!
  - Допустим. Но так и не понял, что требуется от меня?
  - От тебя? Она нахмурилась. - Он сказал, до него дошли слухи, что ты разбираешься в музыке.
  Я про себя крякнул - откуда бы?
  - Слушаешь много хорошего из старого доброго репертуара былых времен, - продолжила девушка, не заметив моей иронии. - И можешь подыскать что-то... Необычное! - это слово она выделила. - Что может выделить Фрейю среди всех.
  - Чтоб была хорошо поющей, но не безликой мышкой... - произнес я, сцепив руки в замок. Ну, дон Бернардо! Ну, выдумщик!
  - С этим ты придешь к ней, - продолжила она. - У нее есть материал, но она им недовольна. Он устроит вам встречу, ты окажешься в нужное время в нужном месте... Ну, ты понял. - Ее глаза хитро блеснули.
  - Понял, - машинально покивал я, размышляя, какую еще бяку они мне подкинут. Или подкинули уже, просто я не знаю? Выходило как-то слишком шоколадно. - А если не получится? И она откажется?
  Оливия пожала плечами.
  - Ты попытаешься. И она это оценит. Даже если откажется.
  Логично.
  - Хорошо, - вздохнул я, поднимаясь. Надо идти, дальше заниматься. Впереди гитара. - Когда будет готово с музыкой - что делать?
  - Скажешь мне - я передам, - кивнула она. Так же поднялась и довольно эротичной походкой пошла в сторону выхода. "А когда она не в форме, ее и женщиной посчитать можно!" - мелькнуло в голове. Я про себя выругался.
  М-да. Гонять ради таких вестей Оливию... Ведь ее высочества сегодня нет и не будет, а она - глава ее опергруппы. С другой стороны ему плевать - кто такая для него Оливия? Не облысеет, побегает. У него Мишель бегает, если надо. Я же до того, чтоб поговорить напрямую, да хотя бы вызвав к себе, или зайдя поглазеть на мои занятия, еще не дорос. ПОКА не дорос.
   "Что ж, Шимановский, работаем!" - задорно усмехнулся внутренний голос.
  
* * *
  
  - Ну, здорово!
  Парни уже ждали. С моим приходом замолчали, лица отвернули, головы опустили.
  Я прошел на сцену, пожал всем руки, сел в их круг. Карен держал в руках гитару, что-то наигрывал. Остальные просто сидели.
  - Ну и как? Чего решили? - не стал я тянуть кота за резину.
  - Мы попробуем, - кисло выдавил Карен. - Долго думали, совещались. Ты прав, "Алые паруса" - это бесперспективняк.
  Не представляю, чего ему стоили эти слова.
   - Карен, ты не это... В общем, я позавчера тоже перегнул палку, - попробовал смягчить я, но не сработало.
  - Ванюша, я сказал - ты услышал! - одернул он, зло сверкнув глазами. Вот даже как?
  - Проблема в том, что сейчас мы пишем САМИ, - озвучил их главный аргумент более уравновешенный в данный момент Хан. - САМИ, понимаешь? А с твоим ансамблем... Кем мы будем?
  - Парни, я не буду вас уговаривать, - покачал я головой. - Лишь расскажу старую притчу. Дословно не помню, но по сюжету на корабле плыли два человека - богач и ученый. Корабль потерпел крушение, и именно они вдвоем спаслись.
  Вот только богач потерял всё, что имел. И деньги, и товар, и корабль. А ученый остался ровно с тем, что у него было. "Всё своё ношу с собой" - слышали такую фразу?
  Парни закивали.
  - Смысл в том, что богачу, чтобы "подняться", вернуться к исходному благосостоянию, возможно, потребуется вся оставшаяся жизнь. И то не факт, что получится. Ученый же только преумножил богатства, занявшись по прибытию научной деятельностью. Я понятно выражаюсь?
  Карен покачал головой.
  - Да понимаем мы всё. Просто...
  - Просто опыт, - улыбнулся я. - Новый опыт. Вы его получите. И тут возникнет вилка - если вы, как тот ученый, чего-то стоите, этот опыт даст вам новый толчок, даст заниматься своей "научной деятельностью". Если как богач, потеряете весь ваш багаж, всех поклонников и поклонниц, если вас перестанут узнавать и слушать... Тогда смысл вообще что-либо обсуждать? Тогда вы ничего не стоите в жизни, бездари, а значит, и разговор бессмысленен.
  - А меня все-таки смущает, что петь будем не своё, - тяжело вздохнул Хан. Не своё, Вань! - повысил он голос. - Пусть даже на начальном этапе.
  - Братуха, тут либо да, либо нет, - парировал я. - Да, возможно у вас не получится. А может и получится. Но или прыгай, или не берись и отойди от края. Тем более тылы у вас есть, вы не тот богач на корабле...
  - Да нет у нас тылов! - перебил Фудзи. - Потому и разводим такой... Разговор. Некуда, Вань, нам отступать. Не нужны мы тут никому. - Он зыркнул на напарников ТАК... - Все понимают, что если уйдем - это навсегда, оттого и комплексуем. Да, ребят?
  Молчание.
  - Я тоже скажу древнюю мудрость, только восточную. Есть в Японии такая поговорка: "Если вашего ухода никто не заметил, вы правильно сделали, что ушли". Вот так, парни. Вань, я с тобой!
  - Японская? - хмыкнул я, расплываясь в улыбке. Фудзи усмехнулся в ответ одними глазами. Чувствую, у него за душой много чего "японского".
  Но именно этот выпад и стал решающим. Лед тронулся.
  - Ладно, раз решили - действительно, чего мусолить? - облегченно вздохнул Хан, переходя свой собственный Рубикон. - Карен-джан, брат, убирай гитару, будем думу думать!..
  
  - Итак, план таков, - начал я. - Учитывая, что нам придется брать жесткий старт, нужно попытаться поймать любое ускорение, какое только возможно. Причем, не обязательно опираясь на диаспору.
  Я щелчком спустил на глаза вихрь, ткнул пальцем в меню и выбрал из заготовленного вчера списка первую композицию. По аудитории разлилась жесткая и колючая, но бодрящая и даже в чем-то мелодичная музыка.
  - Нравится?
  Парни молчали. Вслушивались. В саму музыку - текст был на староанглийском, которого они не знали.
  Я не торопил. Пропустив первый куплет и припев, нажал на паузу:
  - Это направление мой переводчик перевел, как "скала в качении". Подозреваю, это только внешнее название, в английском того времени у него был какой-то иной смысл, но давайте исходить из того, что имеем.
  - Не понял, ты хочешь запрячься еще чем-то? А как же базар про Сектор? - не понял Хан.
  - Парни, я предлагаю брать от жизни всё, - расплылся я в улыбке. - Как вы говорите, называется клуб, в котором играете?
  - "Натюрморт", - хмыкнул задумчивый Карен.
  - Вот. Там мы играем для диаспоры и на русском. В это же время даем различные представления, например как тогда, в Гаване, где выступаем с иным репертуаром.
  - Вот таким? - уточнил Фудзи, кивая за звуковую аппаратуру. Я кивнул.
  - Похожим. Раз уж мы ансамбль, почему нет? Мы должны сделать себе рекламу, и я обещаю, реклама сработает. Минимальная отдача будет точно, а если повезет, то залезем и повыше.
  - Поясни? - нахмурился Карен.
  - Мы будем играть вещи, уже выстрелившие один раз. А значит, есть вероятность, что они выстрелят еще. И именно там, в Гаване.
  - Что за вещи?
  - То же самое, что вчера, только немного иное и на английском языке. СТАРОанглийском, - уточнил я и улыбнулся я. - Поверьте, это будет бомба!
  - Вот прям на староанглийском, без переделки? - потянул Наото. Я кивнул.
  - Ну, ничего ж себе!.. - воскликнул он. Это была первая сильная его эмоция на моей памяти. - А потянешь?
  - Потяну, - с ноткой гордости кивнул я. - И именно вот в таком исполнении, с изюминкой.
  Я задумался и продолжил, ощущая, что перешел в режим лекции:
  - Когда-то этот язык был популярен, но все давно забыли эти времена. Забыли стиль игры - с мировым кризисом он ушел на задворки. И тем более ушел из жизни консервативных латинос - amigos кроме своих плясок, похоже, ничего не нужно. Менталитет такой.
  - Посмотрите, кто сейчас слушает музыку старины? - подался я вперед. - Ренессанса, Золотого века, классику? Узкая группа не особо бедных camarrados, считающих себя утонченными ценителями. - Перед глазами встал магазин мистера Смита и внешний вид бОльшей части покупателей. Я поморщился. - ОЧЕНЬ небедных. И весьма малочисленных. И правильно, зачем ковыряться в старине, если есть что-то современное, популярное, массовое?
  - И как ты собираешься выехать не на массовом? - хмыкнул Хан. Скептически. И настрой парней был в его пользу.
  - Во-первых, не выехать, - поправил я. - А создать рекламу. Во-вторых, можно сыграть Бетховена или Моцарта так, что в жизни не отличишь от современности. И в-третьих, вот этим нам сейчас и нужно заняться. Наработать материал, который можно сыграть так, чтобы его поняли СЕЙЧАС. Но при этом в нем не должен пропасть шик, средневековый шарм; он должен остаться изюминкой. Как думаете, потянем?
  - А у нас есть выбор? - усмехнулся Карен. - Начинай!
  
* * *
  
  Домой, в смысле на базу, я вернулся далеко за полночь. Голова представляла собой один здоровенный-здоровенный гудящий камень. Творческие споры... Только теперь я понимаю, что это такое.
  И слава всем высшим силам, что я начал изучать музыку! Ту же гитару (хотя параллельно еще и клавиши. Дон Бернардо сказал, чтоб не расслаблялся. На самом деле база та же, лишь свои нюансы, но где наша не пропадала). Если бы не это, не представляю, как бы вообще с ними разговаривал. Я и так понимаю от силы слово через два в их лексиконе, да и в музыке баран-бараном.
  Но импульс парни получили, и глаза их загорелись. А значит, землю копытом рыть будут, но задуманное сделают. Даже без меня, хотя я им как раз и не особо нужен. Моя забота - грамотно поставить задачу, объяснить, чего хочу и как вижу. Дальше же пусть работают профессионалы.
  Девчонки спали, лишь Мия проснулась с моим приходам. Шикнув, что всё в порядке, я забрался в душ, размышляя, как же обиходить еще и ее высочество? Получается, ей нужно будет ставить примерно такую же задачу, только исполнение подобрать другого стиля и направления. Где же взять это долбанное исполнение?
  Я кривил душой, музыку старины на Венере слушает гораздо больше людей, чем узкая группа "ценителей". Но слушает как раз сегмент, требуемый ее высочеству. "Популярную", "эстрадную" версию в переложении на нанадцатый век. Либо сегмент настолько обособленный, что его практически невозможно адаптировать.
  То есть, налицо система уравнений. С одной стороны, это должна быть вещь популярная, но с другой мало кому известная, и при этом просто обязана "выстрелить".
  Выйдя из душа, я оделся, вытащил из тумбочки Кассандры стимуляторы и пошел в оранжерею, прихватив портативный, но достаточно мощный терминал.
  
  Итак, музыкальная программа. Само собой, мог обращаться я с нею лишь на простейшем уровне, но мне этого достаточно. У ее высочества будут кураторы, звукорежиссеры, которые поймут меня, если не поймет она сама. А она и сама девочка не промах. Училась у дона Бернардо много лет, и гонял ее старик нещадно.
  Итак, что? ЧТО???
  Я завихрил вокруг себя сплошной кокон, отодвинув его подальше от глаз, и начал вывод всей немаленькой базы данных.
  
  На разминку не ходил совсем. Получил с утра втык от Кассандры, молча переоделся и побежал на развод. На котором Марселла смотрела волком, но санкции применять не стала.
   Затем были завтрак и занятия. Много занятий. Физические, интеллектуальные. Какие-то тесты.
  На рукопашку заявилась Оливия, персонально ко мне, спросить, как продвигается подборка. Я поставил ее в спарринг против себя (сама виновата, нечего было приходить), ожидаемо от нее огреб (сам виноват, нечего в облаках витать), после чего выдавил, что да, можно. В смысле, устраивать наше с ее высочеством свидание.
  Когда после всех занятий, обессилевший, вернулся в каюту, от Бергер пришло сообщение, дескать, завтра, как обычно. В течение дня ее высочество в школу подъедет.
  М-да. Черт меня дернул за язык!
  Но с другой стороны, в авральном режиме мне легче думается. Без него я буду телиться еще неизвестно сколько, а так...
  В общем, перебросившись с осоловевшими от моего поведения девчонками лишь парой слов, выклянчил у Кассандры еще стимуляторов и пошел в оранжерею. Обещания надо выполнять.
  
* * *
  
  Следующий день начался как обычно. Как обычно начинаются дни, когда я в школе. Занятия, занятия, занятия... Распевки... Эти гребанные ноты... Гаммы... Они что, хотят из меня классика сделать? Оно мне надо? Не хватало еще классические произведения разучивать!
  А ведь буду! Может все же набраться смелости и попросить дона Бернардо, чтобы помог с начинаниями? С "Алыми парусами"? И чтобы в школе давали материал, конкретно заточенный под нужды, а не всё подряд? Ну, не надо мне, телохранителю ее величества, всё это!
  И парни, им кровно необходим дельный совет. Они никогда не работали над чем-то подобным, не знают, с какого конца браться. Хорошо, что для начала я предложил разучить несколько англоязычных вещей, для тренировки - испытания лучше проводить в Малой Гаване, где пожертвования добровольны, а не в кабаке, где ты как бы обязан.
  Оливия сбросила сообщение во время последнего занятия. После которого я умылся ледяной водой, чтобы хоть немного прийти в себя, и побрел к указанной аудитории.
  Кивок девочек на входе - проходи. Взвод Жанки. Досматривать меня не стали, хотя обязаны были хотя бы ради приличия. Какие приличия, если в коридоре никого нет, никто не видит?
  Вошел.
  Это оказалась одна из аппаратных. Небольшая каморка, напичканная оборудованием. За пультом за пластиковым стеклом сидел кучерявый тип лет тридцати латинской наружности в розовой футболке какого-то неформального движения. Перед ним ее высочество в носких немарких брюках и блузке - не при параде; волосы ее на сей раз были темно-каштановые - нерадужное, видно, настроение. Правда, с косметикой все в порядке, в полной боевой раскраске, что говорило, что за собой она все-таки следит, просто расслабилась. Голову ее венчали огромные архаичные наушники - лучшее на сегодняшний день изобретение человечества в вопросе звукоизоляции. Чуть сдвинув "лопухи", она что-то натужно рассказывала парню с претензией на юмор, но тот, судя по виду, смеяться не спешил.
  Возле самой двери и в дальнем углу сидели Жанка и еще одна девочка из охраны. Вид у Жанки был заговорщицкий, как у человека, ни за что не желающего пропустить что-либо интересное. Как и у второй телохранительницы. Девчонки, только вы хату не палите!
  - Привет! - воскликнул я, помахав ее высочеству.
  - А вот и наш нонконформист, - выдавила искрометную улыбку Фрейя. - Жанн, можно поинтересоваться, почему его впустили? - гневно сверкнула она глазами мне за спину.
  Жанка равнодушно пожала плечами.
  - Вы уж определитесь в своих отношениях. А то то можно впускать, то нельзя... То сама к нему бегаешь, то вдруг нежелательная персона...
  - Отношениях? - Брови ее высочества взлетели, но продолжать дискуссию она не стала. Действительно, благодаря предыдущим нашим знакомствам я попал в список "входных", и задача девчонок на данном этапе лишь обеспечение безопасности, а не отсечение.
  - Нон... Кто? - спросил парень за пультом.
  Увидев возможность закрыть тему, Фрейя обернулась к нему и выдавила ядовитую улыбку.
  - Нонконформист. Несогласный. Несогласный с властью ее величества и всех латинос в целом. - Ехидный взгляд на меня. - Нацик, короче.
  Я мог бы поправить, но не стал. У меня несколько иная задача, чем глупые политические споры.
  - Если бы ты дослушала до конца, ты бы поняла, что я не против латинос. Я всего лишь за своих, чтобы ваши наших не обижали.
  Фрейя покровительственно кивнула: "Да-да, ага, как же как же". Жанка, а я стоял в полоборота, пронзила меня недоуменным и напряженным взглядом. Ответить русской принцессе было нечего.
  - Ладно, я здесь по другому вопросу. - Кажется, ее королевское высочество наш разговор с "Алыми парусами" банально не дослушала. Остановилась на самой первой, политической его части. - Уделишь мне несколько минут?
  Фрейя скривилась, но широким жестом кивнула на свободный стул, окончательно стягивая наушники.
  - Так и быть, пару минут выделю. Время пошло! - она картинно посмотрела на браслет.
  - Злая ты, - покачал я головой. - Я же пришел, чтоб помочь.
  - Помочь? Мне? - Удивление на ее лице было безграничным. - В чём?
  - Например, в подборе материала для выступления, - выдал я белозубую улыбку.
  Ее брови напряженно взлетели.
  - Какого выступления?
  - Так, может я пойду, покурю, а вы поговорите? - воскликнул парень и собрался было уходить, но она его окликнула:
  - Останься! Юный сеньор уже уходит!
  Тип в розовой футболке бросил на меня вопросительный взгляд, поймал посыл: "Двигай, парень, давай-давай!", после чего все-таки ретировался.
  - Нет-нет! Надо покурить! А то работа не будет клеиться...
  Жанка у входа, также одними глазами, подтвердила, что он принял верное решение.
  Ее высочество грозно вздохнула.
  - Итак, слушаю? Что это еще за фокусы?
  Я сменил ипостась с бравого рубаха-парня на загадочного мачо.
  - Ты только не кричи и не возмущайся, хорошо? - Пауза. - Тут по зданию ходят слухи, что ты собираешься выступать на дне рождения школы.
  Фрейя молчала, демонстрируя, что вся во внимании.
  - Так же ходят слухи, - продолжил я, - что тебе нечего надеть и не с чем выступать.
  - Откуда же, интересно, эти слухи?
  - Кто его знает?! - поднял я к небу глаза. - Что известно двум - известно всем, римляне не просто так придумали эту идиому. Кстати, в теме не так много народу, просто мне повезло. Ты же знаешь, я везучий.
  - Дальше, - кивнула она. - Допустим.
  - Допустим, я узнал, об этом, - продолжил я. - И решил предложить свои услуги. Не в качестве модельера, конечно, а как человек, у которого есть идеи насчет материала. Ты можешь меня выгнать, не слушать, но с другой стороны, а что потеряешь, если я тебе его продемонстрирую?
  - Время, - лаконично ответила она. - Зачем это тебе?
  Я искрометно улыбнулся.
  - Хочу начать наводить мосты. Возможно ты и права, я предвзят насчет королевской семьи. А лучший способ развеять миф - личный контакт.
  - А ты не думал, что мне личный контакт с тобой не особо интересен? - нахмурила она носик.
  - К чему тогда тот спитч с оправданиями и попыткой вербовки? - парировал я.
  - Скажем так, у меня тогда было плохое настроение, - скривилась она. - Но я уже пришла в себя. Хуан? Тебя ведь Хуан зовут?
  Я кивнул.
  - Так вот, Хуан, мне жаль, что так получилось, но сейчас советую тебе выметаться отсюда и забыть о моем существовании. Девочкам же скажу тебя больше не впускать. Чтобы они относились к тебе так же, как к любому другому учащемуся этой школы. И благодари бога, что я не послала записи ваших болтологий в пятое управление! - сверкнула она глазами напоследок.
  Ай-яй, как грозно! Аж дрожу от страха!
  Но это не умаляет того, что она стерва. Захотелось выругаться.
   "Шимановский, ты ждал чего-то другого?" - хмыкнул внутренний голос.
  Ждал. Что хоть какой-то успех за мной остался. Ну что ж, детка, сначала - так сначала. Я терпеливый.
  - Ты сама сказала, болтологий, - парировал я, вновь искрометно улыбнувшись. - Знаешь, chica, я сейчас встану и уйду. И ничего не потеряю. Ну абсолютно ничего! - я добавил в голос энергии, чтоб звучало правдоподобно. - Я прекрасно жил и до встречи с тобой и у меня были прекрасные, в смысле основывающиеся на кое-каком опыте, политические взгляды.
  Не хочешь, чтобы твой противник стал сторонником - не держу. Но послушать песенку ты же можешь?
  - А смысл? - Ее лицо было наполнено победной издевкой.
  - Гонорар. Я подберу материал для твоего выступления, ты меня отблагодаришь. Как говорил Аль Капоне: "Бизнес, ничего личного, детка!"
  - А бизнес можно делать и с политическими противниками, - потянула она, ни к кому конкретно не обращаясь. - Кто такой Аль Капоне?
  - Именно это и делает твоя мать, - искрометно улыбнулся я, опуская ее вопрос. - Бизнес с противниками. И даже врагами. И все остальные главы кланов. И вообще все вы, чертовы буржуи. Или, скажешь, нет? - Я вернул ей ехидную улыбку. - Нет. Ну, а раз так, чем я хуже?
  Пауза. Ее лицо удовлетворенно вытянулось. Кажется, она обожает играть в шпильки.
  - Ладно, несогласный. Так и быть. Я тебя выслушаю. "Бизнес есть бизнес", давай свою запись!
  Я достал из кармана капсулу - плод напряженнейшей работы всей ночи... Двух ночей. И протянул ей. Она пересела за пульт, из-за которого ушел парень в розовом, куда-то ее воткнула. После чего на всплывшем виртуальном меню нажала запуск.
  Да, я подобрал ей песню. Не особо известную (возможно, не особо известную в наши дни, за прошлое не скажу), но очень и очень... Даже не знаю, как сказать.
  Песня шла по нарастающей. Первая часть - спокойная, лирическая. Затем композиция набирала обороты; в голосе вокалистки и появлялась энергетика, распиравшая во все стороны. Финалом был порыв, ураган, способный разметать вокруг всё на свете. Голос для этого порыва требовался высокий и сильный, и лирическое сопрано ее высочества подошло бы как нельзя лучше.
  - Это ретро, - произнесла задумчивая Фрейя после окончания. - Не подходит. И язык староанглийский. Мне нужно что-то посовременнее.
  - А зачем? - Я пожал плечами. - Смысл? Песня сильная, у меня ассоциируется со взрывной волной. Эмоциональная. Если у тебя хватит эмоций ее вытянуть... Не голоса, эмоций, - уточнил я. - А язык... Мне кажется, современный английский ты знаешь, должна знать, а значит, выучишь и этот. И вообще, какая разница, на каком она языке и в каком стиле?
  - Это Венера, юноша! - покачала она головой, покровительственно скривившись. Дескать, я, дурачок, не понимаю очевидные вещи.
  - Ты выделишься, - парировал я, стараясь сдержать порыв изнутри. Достало, что она с первой минуты смотрит сверху вниз. - С этой вещью тебя запомнят, и значит, оценят. На испанском или португальском будут петь почти все, и выделиться там не так уж просто. Подумай.
  - К тому же, это лишь изначальная версия, - привел я второй аргумент. - И ее можно очень даже неплохо доработать. Вот смотри...
  Дальше, активировав свою музыкальную программу, я продемонстрировал, как увидел вчера, что можно с песней сотворить. Где добавить, где убавить. Там поколдовать с ритмом, а тут изменить звучание...
  - ...Можно даже перевести на испанский, - закончил я. - И получится вполне себе современная вещь. С прежней, отменной энергетикой, хоть и без изюминки.
  Она слушала внимательно, и по лицу видел, песня ей нравилась. Но когда закончил, скривилась и выдавила вердикт:
  - Нет, Хуан. Спасибо, но это не то, что мне нужно. - Вытащила капсулу и протянула назад. - Попытка удачная, я твои усилия понравиться оценила, но одна удачная попытка еще ничего не значит. До свидания!
  Я поднялся, выдавил из себя ироничную ухмылку.
  - Скажите, ваше высочество, только честно. Вам не понравилась песня, или же то, что ее принес не нравящийся вам человек?
  По ее равнодушному, но одновременно надменному лицу было видно, что упражняется в колкостях она всю жизнь, и не мне с нею тягаться.
  - Я рада, юноша, что вы всё понимаете. Всего хорошего!
  Ну что ж, я пытался.
  Сжав капсулу в руке, вышел в коридор. Жанка бросила подбадривающий взгляд, но ничем помочь не могла.
  - Дура! - произнес я, оказавшись по эту сторону двери. Парень в розовом, который, естественно, никуда не уходил, вздохнул и покачал головой.
  - Не стоит разбрасываться такими словами ЗДЕСЬ, muchacho.
  - А я ее не боюсь, - покачал я головой. - Я республиканец. Что, у нее совсем тяжко с материалом?
  Парень вздохнул снова.
  - Совсем.
  - Значит, все-таки дура.
  
* * *
  
  Как её зовут точно, Мерелин, или Мередит, не помню. Помню только, что имя североамериканское и на "М". Певичка хоть и не из самых популярных, но известная, в сети ее как-то слушал. Кажется, побеждала на конкурсах, но на каких... В данный же момент было важно лишь то, что ее голос, очень сильный и довольно высокий, идеально подходил для песни, приготовленной мною для некой известной сеньориты.
  Ах да, начну сначала. Ввиду того, что Хан отписался, что задержится - на работе, за которую сейчас зацепился, у него проблемы - я шел в буфет, насвистывая, пытаясь взбодриться и поднять настроение. Не то, что бы не ждал подобного исхода от ее высочества, но всё равно было обидно. Проходил мимо одного из малых залов, дверь в который была слегка приоткрыта, и откуда доносилась приятная музыка. Ну, и не смог не заглянуть. Не заперто же.
  На сцене пел парень. Голос его, сильный, уверенный, жесткий, намекнул, что я зря затеял это гиблое дело - профессиональное обучение вокалу. Ладно, гитара, но петь как он - точно не выйдет.
  Но решать не мне, сказали буду обучаться - значит буду. Плененный же магией голоса, я прошел и сел с краю у выхода.
  Зал был пуст, лишь у самой сцены сидело шесть человек, представляющих собой высокую комиссию. Именно так, без кавычек - эти люди певшего оценивали, и оценивали серьезно. А серьезнее всех это делал дон Бернардо, сидевший в центре. Комиссии на мой приход было плевать, они даже не обернулись; остальным нескольким человекам, парням и девушкам, хаотично рассредоточенным по залу, было плевать тем более, и я почувствовал себя увереннее. Судя по их лицам, они - следующие на прослушивание, а значит, я зашел как нельзя вовремя.
  Парень, закончив петь, выслушал ноту нравоучений, что и как не так, что и как доработать. Ушел. Вместо него поднялась одна из девушек, симпатичная, и ее мордашку я где-то видел. Спела что-то зажигательное молодежное, "для девочек". История с критикой повторилась, она спела еще, похожее, но иное. Теперь критики стало меньше, и, как я понял, песню утвердили.
  После поднялась еще одна сеньорита, вновь история повторилась. Тем временем Хан сбросил второе сообщение, что прийти не сможет совсем, и я отправил запрос благоверной - встретиться. Перед Кареном и Фудзи извинюсь, но другого времени для этого не будет - ввиду репетиций и занятий через день, увалов в корпусе мою персону лишили. А с этой выдрой надо налаживать контакты, устанавливать мосты. И в первую очередь обсудить, как она сможет помочь мне в щекотливом деле - рассказу о них, о ней и сестре, моей маме. Потому, как мама меня убьет, и это меньшее, что может сделать.
  Само собой, если Марина сподобится и ответит хотя бы в течение часа, это будет большой успех. Обычно она меня показно игнорит значительно дольше. Так что время было, и я слушал дальше, получая удовольствие, заодно впитывая атмосферу помещения, дух процесса, так сказать. Члены комиссии, кроме самого дона Бернардо, выглядели людьми молодыми, некоторым не было и сорока, но опытными. Волками шоу-бизнеса. Посмотреть на их мимику, на поведение, жестикуляцию стоило - чтобы знать, кто такие и что из себя представляют. На будущее пригодится.
  Тем временем поднялся еще один парень, со слащавым, но красивым голосом. Вот такого бы Карену в группу! Но вид у этого камаррадо был серьезный - на кривой ламе не подъедешь! Связываться с "порожняком" вроде "Алых парусов" подобный не станет.
  За ним был еще один. И еще. И еще сеньорита...
  Особенно мне понравилась именно эта девушка, выступавшая предпоследней. Я почти вспомнил ее имя - то ли Мерелин, то ли Мередит. Черты лица у нее были европейские, на североамериканку она тянула легко, но вот пела по-испански, и диалект при этом был ну совершенно венерианский! Только внешность гринго, что на мой взгляд неправильно. Какой смысл брать такой псевдоним, если в материале нет ни одной североамериканской изюминки?
  Но главное, мне понравился ее голос. Кажется, эта сеньорита победила в известном песенном конкурсе, и это хорошо - выскочки без голоса в конкурсах не побеждают. Голову сразу посетила предательская мысль: "Ванюш, а что, давай, а?!"
  На что я сам себе попытался возразить: "Camarrado... Оно как-то некрасиво будет!"
  Но голос был неумолим:
  "Некрасиво, красиво... Muchacho, ты ДВЕ НОЧИ сидел над этой гребанной песней! Просто так, ради глупой идеи на пять минуточек заскочить в аппаратную к ее высочеству! Отметиться! А тут, если выгорит, и песня не пропадет, и достанется людям, которые смогут (хотелось бы) ее оценить. А если сильно повезет, и деньжат подбросят"...
  В звукозаписывающей ее высочества я был неискренен, про деньги фантазировал. Но что, если агентам, подкидывающим материал, и правду полагается несколько звонких центаво?
  "Ага, тридцать сребреников", - хмыкнул этот camarrado. Сволочь!
  Дон Бернардо остался выступлением этой Мередит (Мерелин?) недоволен. Разнес ее в пух и прах, после чего высказал что-то некому Пако, сидевшему рядом. Лощеному такому невысокому типу пи... Хм... Мужеложеского вида, с длинной курчавой гривой, как у льва и бегающими глазками. Я не вслушивался в суть претензий, лишь отметил про себя, что эту песню дон Бернардо не взял.
  Как и следующую.
  К третьей отнесся с пониманием, скривился, но я чувствовал, был не в восторге.
  Суть его претензий сводилась к тому, что с голосом этой девочки можно найти что-то получше, посложнее. Что-то серьёзное, а не "этот шлак". С намеком, что это косяк самого Пако.
  Лощеный тип махнул девушке, мол, свободна, заняв свое место в рядах комиссии. Та угрюмо спустилась в зал и вышла, пройдя мимо меня, одарив мимоходом ничего не выражающим взглядом. Я про себя усмехнулся - а как же! Всем хочется на концерт!
  "Давай, придурок! Пошел!" - рявкнул внутренний голос, и я не усидел. Когда дверь захлопнулась, вскочил и побежал следом.
  - Сеньорита! Подождите! - крикнул ей, выбежав в коридор. Она не успела уйти далеко, обернулась.
  - Вы мне? Чем-то могу помочь?
  - Да. - Я кивнул, остановился, машинально достал из кармана капсулу. - У меня есть материал. Необычный, но хороший. Готовил его для одной сеньориты... Но она от него отказалась.
  - И что? - нахмурилась девушка, но за показной грозностью я прочел засиявшее в ее душе солнце надежды.
  - Хочу этот материал выгодно продать, - завершил я фразу обезоруживающей улыбкой.
  - Я не решаю такие вопросы, - покачала она головой, напрягаясь. Внутри вся собралась, словно пружина.
  - Понимаю, кивнул я. - Но вы можете оценить материал, после чего мы будем разговаривать с тем, кто решает. - И снова улыбка. - Мне показалось, или это ошибочное впечатление, что вашего Пако фиг "кинешь"? Что он и сам "кинет" кого угодно?
  Только после этих слов девушка расслабилась. Что ж, отсутствие ответственности - великая вещь! Кем бы я ни был, если это развод - это проблема Пако, а не ее.
  - Пошли, - махнула она и быстро-быстро двинулась по коридору в обратном направлении.
  
  Через несколько минут мы оказались в... Гримерке. На столах, стоящих вдоль зеркальных стен, были навалены какие-то костюмы, ленты, тюки с тряпьем, возвышались непонятные приспособления. Короче, реквизит. И личные вещи - видно, самой Мередит-Мерелин.
  - Давай. - Она активировала на панели на дальней стене управляющий контур. Я протянул капсулу, которую она вставила в разъем. Через секунду по гримерке разлилась музыка.
  Моя собеседница прислонилась к столу и слушала внимательно. Ее квалификации, чтоб оценить, было достаточно, и это мне понравилось.
  - Прикольно! - выдавила она вердикт, когда музыка смолкла. - Но смущает язык. Это... Английский? - Она нахмурилась. Да, девочка явно не гринго.
  - Английский, - кивнул я.
  - И что, этот материал точно свободен? - Луч надежды в ней засиял вновь, и гораздо ярче.
  - Говорю же, сеньорита отказалась, - выдал я абсолютно честную информацию с абсолюно честной, хоть и хитрющей улыбкой.
  - Кто она?
  Я пожал плечами.
  - Профессиональная этика. Извини. Хотя ты наверняка ее знаешь.
  "Угу, ее вся планета знает, - пробормотал внутренний голос. - В лицо уж точно".
  - Хорошо. - Мередит/Мерелин спустила на глаза вихрь козырька и ткнула пальцем сквозь иконку горящего вызова. - Пако, ты освободился? Зайди в гримерку, срочно. Нет, не поэтому. Я сказала зайди, узнаешь!
  В голосе нотки нетерпения. А эта милашка умеет командовать! И что немаловажно, умеет командовать художественным руководителем.
  "Интересно, она с ним спит? Или он и правда голубых кровей?"
  Но этот вопрос был риторическим и заботил мало.
  - Пять минут, - улыбнулась она мне, смахнув вихрь.
  За эти пять минут я узнал, что зовут ее Хелена, и выиграла она аж два конкурса, в шесть лет и в восемнадцать. Мерелин (все-таки Мерелин) - ее сценическое имя, которое придумал Пако давным-давно, перед конкурсом (который в восемнадцать). Поет же она с четырех лет. Сама никарагуанка, в смысле дочь переселенцев из этой центральноамериканской страны, но родилась уже здесь. К Северной Америке не имеет никакого отношения. Мой же скепсис насчет изюминок просто не поняла.
  Через время дверь открылась, вошел Пако, и я рассмотрел его поближе. Невысокий тип лет сорока с улыбкой слащавого мачо, хитрыми бегающими глазками и шикарной черной курчавой шевелюрой. Одетый в синие шортики, дурацкую гаванскую рубашку с еще более дурацким бордовым галстуком. Судя по цвету кожи, были в его предках представители и негроидной расы, но давно, не одно поколение назад. Мне он не понравился - не люблю хитро...попых (а к нему такой эпитет так и клеился). Но я собирался с ним работать, а не крестить детей.
  - Да, моя звездочка, слушаю тебя? - это он Мерелин. Голос высокий, отвратительный. Акцент же... Тип искусственно выработал себе акцент представителя непопулярных в народе меньшинств. Видимо, богема - не народ, тут они значительно популярнее. Мог он говорить и без акцента, но не ставил себе такую задачу.
  Судя по характеру - вспыльчивый. Высокомерный. На меня посмотрел сквозь прищур, свысока, как на зачуханного "колхозника". Эпатажность, склонность к истеричности на ровном месте... Его можно было бы читать и еще, но у меня не было на это времени.
  - А это кто, звездочка? - перевел он на меня едкие оценивающие глазки. - Твоя подружка? Я эту девочку раньше не видел!
  - Пако, этот юноша предлагает мне материал, - криво улыбнулась Мерелин. Она типа побаивалась, несмотря на местами прорезающийся командирский голос. - Хороший материал, я послушала. Оцени!
  Глазки "богемона" сузились.
  - И зачем этой девочке понадобилось разбрасываться хорошим материалом? Хорошего материала днем с огнем не сыщешь! На вес палладия! И почему именно ты?
  Я проигнорировал его "девочку". Вот еще, обращать внимание на всяких 3,14доров! Я здесь для дела, у меня цель, а такие, как он, были и будут всегда. Тем более ЗДЕСЬ.
  - Заработать хочу, - ответил я. - У меня качественный материал, у вас деньги. Ваши деньги перейдут ко мне, ваша же "звездочка", - кивок на Хелену-Мерелин, - на дне школы выступит замечательно, лучше всех, и все вас за это будут уважать. Это получите вы. По-моему, сделка обоюдовыгодная! - сделал я вывод.
  - А девочка не так глупа! Умные вещи говорит! - заключил Пако. - Действительно, выгода всегда должна быть обоюдной! Особенно обоюдной для нас! - Беглый взгляд на подопечную, после которого последовал едкий смех, вызвавший во мне жгучее желание испробовать его шевелюру на прочность кирпичом. - Ну что ж, давай сюда, послушаем твой материал на досуге!..
  Он протянул руку, считая, что я совсем лох. Не спорю, я на него похож - опыта в подобного рода сделках никакого, что сегодня и продемонстрировал. Но опускать меня на уровень неандертальца?
  - Не так. Мы слушаем здесь и сейчас, - покачал я головой. - После чего вы выдаете вердикт, подходит вам такое или нет. Если да - продолжим разговор далее. Нет - я ищу другого клиента.
  - Настырная девочка! - заявило это чучело. - Как хочешь!
  Он развернулся и даже открыл дверь, но его настиг недовольный окрик:
  - Пако!!!
  Тип замер на месте. Обернулся.
  - Пако! Я хочу спеть эту песню!
  Вот-вот, обожаю такое состояние в женщинах. Называется "королева стерв". Договориться с такой невозможно - или психануть, или уступить. Глазки пылают, бровки сдвинуты, голос тверже стали. Мегера, медуза Горгона! И главное, если психанешь, не уступишь - пожалеешь. ОЧЕНЬ пожалеешь, такие стервочки могут устроить "сладкую" жизнь.
  - Ну ладно, звездочка моя, ради тебя! - сдался этот тип. Закрыл дверь, прошелся назад. Сел прямо на стол, сдвинув костюмы. Картинно вздохнул. Я вновь протянул девушке капсулу.
  Слушали молча. И пока играла музыка, Пако преобразился. Вместо эпатажного выпендрежника я увидел "купца", барыгу с сумасшедшей деловой хваткой, знающего, как сделать так, чтобы не прогадать. Он мысленно разложил песню на составляющие, ручаюсь, представил, как будет она звучать голосом его "звездочки", в чем она при этом должна быть одета и каков бизнес-план раскрутки песни. И всё это в жалкие четыре минуты звучания.
  Однако, как только последний аккорд заглох, передо мною вновь стояло чучело богемной ориентации.
  - Она на английском! - недовольно потянул он. Но я отнес эти слова не к возражениям, а к замечаниям. Согласился, подправив:
  - Староанглийском.
  - Тем более. - Пако подпер подбородок кулаком.
  - Не такой сложный язык, - пожал я плечами. - Особенно, если учить на звук. А то и вообще перевести на испанский.
  - Не твое дело, куда перевести! - бросил он и я заткнулся. Действительно, судьба песни после сделки меня не касалась, а Пако, судя по всему, решил ее взять. - А что с правами собственности?
  - Вещь средневековая. - Я вновь пожал плечами. - Век то ли двадцатый, то ли двадцать первый. Все права, какие были, давно забыты. Я даже имена авторов не нашел.
  - И ты даешь песню без прав? - Его глаза взлетели на лоб, сам он ехидно скривился. Да-да, непроходимая тупость, "колхоз", а как же. Знаю. - А если я тебе сейчас скажу "нет", а сам ее возьму?
  - Мы все под одним человеком ходим, - покачал я головой, воздев глаза к потолку. - Вдруг ему понадобтся материал еще раз, и вопрос этот всплывет? Оно того стоит?
  Нет, оно того не стоило. Где-то "на улице" - возможно. Но не в школе искусств Бернардо Ромеро, где все "свои". Тем более, даже если мне заплатят, то совершенно нерыночный мизер, поскольку "обуть" "колхозника" дело святое. Потеряет Пако сущие центаво, без какого-либо риска.
  - Сколько ты хочешь? - покровительственно улыбнулся этот тип, гораздо раньше меня просчитавший ситуацию. Возможно, еще до входа в эту дверь. Я же про себя отметил, что во время торга акцент его исчез, передо мной стоял "купец" и только "купец". Вот что деньги с людьми делают!
  - Я не гордый. Стандартную таксу, - честно расписался я в невежестве, не имея ни малейшего представления, какую цену называть. На эти слова улыбнулась даже Мерелин, сохранявшая каменное спокойствие, пока мужчины договариваются.
  - Зачем тебе это надо? - прищурился Пако. Насмешка из его голоса исчезла, но подразумевалась. Он как бы демонстрировал, что царь и бог этой ситуации; всё видит, понимает, и от его хотения будет зависеть результат сделки. Сподобится ли снизойти, или нет. И главное, он был на сто тысяч процентов в своем праве - у меня на руках кончились не только козыри для торговли, но и вообще карты.
  - Я потратил на эту песню две ночи, - честно признался я, нутром понимая, что только признание позволит договорится. Это чучело не лишено своих талантов, одно из которых - чтение людей. И начни я ломать комедию, гнуть пальцы - он просто предпочтет не иметь со мной дела. - Две ночи на стимуляторах! - повысил я голос, понимая, что сработало. Губы Пако расплылись в понимающей усмешке. - А эта сучка отказалась.
  Теперь улыбнулась и Мерелин. И тоже покровительственно. Однако, процесс пошел, и шел он в нужном направлении.
  - Теперь хочу отдать ее в хорошие руки, - закончил я. - У нее, - кивок на девушку, - очень хороший голос, она хорошо споет ее. А моя... Сеньорита пусть удавится от злости, - сверкнул я глазами. - Она будет в зале, даже если не на сцене.
  Пако думал долго. Затем заговорщицки подмигнул - вот она, мужская солидарность:
  - Договорились!
  И протянул руку девушке. Мерелин вытащила капсулу и отдала ему.
  - Вначале я ее проверю на права собственности, - продолжил он. Господи, куда ж акцент подевался?! - Действительно ли так, как говоришь? Если да... Возможно... ВОЗМОЖНО, - подчеркнул он, - я ее возьму. Ну, а деньги... - Его губы вновь расплылись в усмешке. - Занесу потом. Ты же здесь учишься? - указал он себе за спину, имея в виду школу. Я кивнул. - Вот и хорошо.
  Переговоры завершились, стороны достигли взаимопонимания, и дальнейшее нахождение в гримерке было бессмысленно. Пако открыл дверь, в которую я быстренько выскользнул.
  - До встречи... Влюбленный мальчик! - бросил он напоследок, то ли насмехаясь, но скорее сопереживая. С эдаким барским покровительством: "Вот я когда-то тоже...!".
  Во как! Уже мальчик! Прогресс, однако!
  
  Я шел по коридору и насвистывал под нос. Настроение было отличное. Пока разговаривали в каморке, пискнул браслет, благоверная снизошла до ответа, и надо ей перезвонить. Теперь меня ждала дорога - или к очередному госпиталю, где она дежурит, или к крыльцу ее корпуса академии, или же на Симона Боливара 1024. Определимся!
  ...А не заплатит... Ну и фиг с ней, с песней! Моя награда - ошарашенные глазки ее высочества на финальном прогоне, даже если я их не увижу. Эта мысль грела душу куда сильнее всех денег вместе взятых.
  
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"