Кусков Сергей Анатольевич: другие произведения.

Главы 6-7. Павсаний vs Мардоний

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ред. от 8.1.2016. Пока только здесь, без облака. Глава закончена.

  Глава 7. Павсаний vs Мардоний (часть 2)
  
  - Так что мы знаем о тебе всё, - закончил свой рассказ Майк, оказавшийся щуплым пасмурным пареньком жутко серьёзной внешности, с которым мы последние полчаса сидели и пили пиво на кухне. - Знаем и... Побаиваемся. Особенно парни - они не знают, что от тебя ожидать.
  - Что от меня ожидать в отношении вас, - уточнил я. Риторический вопрос.
  - Фрейя это Фрейя, - покачал он головой. - У неё один уровень. Мы - это мы, другой. Эти уровни и близко не совпадают.
  - Я тоже как бы... - скривился я. Майк перебил:
  - Ты ближе к ней, чем к нам. Потому Дэну и стало страшно - ты мог его сдать. Нам ты никто, ей же... - Красноречивый вздох, сказавший мне, что у нас с её высочеством всё... Очень хорошо выглядит. Ключевое слово 'выглядит', но хорошо же! Я покачал головой, не зная, что сказать. Что тут скажешь, тут время надо, общение - другого рецепта нет.
  А парни молодцы. 'Зачистка' информационного пространства школы после организованного мной дебоша. Участие в работе над фильмом об этом событии, о котором я не имел понятия. После - участие в раскопках её высочества относительно моей персоны. Раскопках очень и очень подробных, в которых на свет было вытащено всё, что обо мне можно найти в принципе. Вот так живешь и ведать не ведаешь, что кто-то знает всю твою подноготную, во всех подробностях.
  Польстило, что парни оценили меня... Как деятеля, то есть того, кто действует. Ибо специалистом меня назвать сложно - нет области, в которой я мог бы таковым считаться. Во мне есть всё, но понемножку; зато это 'понемножку' я использую с просто невероятным (по словам Майка) КПД.
  - У вас всегда такой бардак? - закрыл я тему, перескакивая на что-нибудь другое, просящееся на язык. Картинно оглядел кухню. - Четверо опаздывают более чем на час, пятый трахает девочку, которой тут не должно быть в помине, 'забив' на все системы безопасности, покинув рабочее место? Что даже я, посторонний человек, смог спокойно войти в эту укрепленную цитадель, а он ни о чем не узнал?
  - Ты смог войти потому, что данные допуска на тебя ввела Фрейя, - покачал мой собеседник головой. Я видел, ему не по себе. - Да, у нас всегда бардак. Всегда, когда её нет. И делать с этим что-либо бесполезно. Пытались, и не единожды. Айтишники такие люди, Хуан... Всё, что не касается прямых обязанностей... - грустно вздохнул он.
  - Почему же сам примчался так быстро? - с улыбкой возразил я.
  - Потому, что знаю, что случилось с Санчес, - сверкнул парнишка глазами в ответ. - И мне не всё равно. А еще потому, что я отвечаю за тебя перед Фрейей, она в приказном порядке на меня это повесила. В отличие от остальных, для меня это работа.
  Ясно, Майк, он же Михаэль, козыри выложил. Учтем. И при возможности ответим тем же.
  
  Мы поговорили 'о погоде в Сан-Паулу' еще с полчаса, пока народ всё же не начал подтягиваться.
  Коллектив их выдался под стать друг другу - все типичные 'ботаны', типичные раздолбаи и от всех веяло заумью. Однако заумью это считал я; сами они, общаясь друг с другом на жутко профессиональном сленге, не считали, что владеют чем-то эдаким. В общении это были предельно простые ребята, и не скажешь, что гении (а Фрейя настаивала, что гении). Единственным темным пятном в коллективе выделялся здоровенный качок, амбал, бритый налысо, с огромными татуировками психоделического содержания. Что за секта, в которую он раньше входил, я не понял - не спец по сектам, но это однозначно бывший сектант с выправленными в нормальное русло мозгами. Сам 'соскочил', или кто-то вытащил - так же осталось за кадром, спрашивать такие вещи не принято. Его немногословность в процессе общения, категоричность суждений и одновременный отказ от лидерских притязаний (хотя он был самым старшим и самым мудрым в группе) говорили о том, что слишком осторожен, чтобы наступать на какие бы то ни было грабли. Звали его Ктулху, что так же наводило на мысли.
  Всего парней было шестеро, и во всех чувствовалось нечто общее, одинаковое, несмотря на различия в интересах, стиле одежды и мышлении. Такое трудно описать словами, но на интуитивном уровне подобное воспринимается очень хорошо. И когда собрались почти все, последними к нашей дружной компании присоединились... Естественно, 'прохлаждавшиеся' в соседней комнате Дэн, он же Даниель, и Жанка, она же Жанка. Даниэль - неформал и убежденный пацифист, о чем говорили висюльки на его шее и надпись на футболке; русская принцесса - королевский телохранитель, по определению убийца. Он - длинный высокий задохлик, она - невысокая атлетически сложенная, спортсменка. Он - технарь, гений теоретических вещей высшего для обывателя порядка, она - опытный силовик, способный уделать даже бойца армейского спецподразделения. Контрастная парочка! И да, закончили кувыркаться они давно, просто решили не светиться, и я догадываюсь, чьё это решение.
  - А вот и наша сладкая парочка! - коварно усмехнулся Майк. - Долго же вы добирались. Пробки, да?
  Дэн как ни в чем не бывало присел на свободный стул и достал сигарету. 'Ну, застукали. Ну, трахались. И что теперь?' Ну точно прирожденный мачо! Жанка осталась стоять у стены, сложив руки на груди, прочесть её эмоции было гораздо сложнее. Но страха, который всё же ощущался в Дэне, в её глазах не было, скорее желание отозвать меня для разговора. Но не сейчас, позже.
  - Так, вижу, все в сборе, - выдохнул я, мысленно подбирая слова для пламенной речи. Учитывая конфуз с Дэном, мне срочно требовалось получить в глазах парней некий кредит доверия, посыл, что я 'нормальный чувак', а не какой-то там... С иного уровня. И случайно выпавшим костылём в виде темы с девочками-ангелами не воспользоваться было бы глупо. - В таком случае, хотите, я расскажу вам сказку?
  Парни недоуменно переглянулись. Нестандартное начало.
  - Он в корпусе рассказывает девочкам сказки. Особенно младшим, - пояснила Жанка бесцветным голосом.
  - Ну, мы как бы не совсем девочки... - замялся и заулыбался один из парней по прозвищу Слон. Нормальное прозвище для айтишника. Как объяснил Майк, есть фирма-производитель плат такая. - Больше того, совсем не девочки...
  - А в корпусе нет мальчиков, некому больше рассказывать, - развёл руками я. - Ну так что?
  - Валяй, давай, - 'разрешил' Ктулху.
  - Хорошо. - Я картинно задумался. - Так вот, рассказать я вам хочу о корпусе телохранителей. А именно о том, что на территории базы внутри. - Мои глаза как бы невзначай зацепили русскую принцессу. - А внутри там парни... Ну, не буду утомлять перечнем и категоричностью помещений, главное, что везде, в каждом из них, идеальная чистота.
  Пауза. Жанкино лицо не дрогнуло.
  - Да-да, все коридоры, взводные оранжереи, библиотеки, залы для занятий, кубрик и прочее прочее - всё просто светится чистотой, - с иронией продолжал я. - Какая-то часть помещений на балансе взводов. Что-то обязаны ежедневно драить дежурные. Что-то убирают 'вольняшки' - свои же, но окончившие контракт, обычно по ранению или иному недомоганию. А что-то, естественно, ложится на плечи штрафников и малышни.
  Но главное, - выделил я это слово, - не показатель преломления света от чистых стен, а отношение к чистоте, как ценностной категории. И уровень этого отношения там такой, что любое пятнышко мгновенно драится любым человеческим существом, его заметившим, максимально быстро.
  Я неспешно оглядел коллектив. Никто не понял, к чему я начал этот разговор, кроме Жанки. Но закипать парни не торопились, понимали, что у моей 'сказки' второе дно, это не банальный наезд.
  - Жанн, почему? - спросил я, переведя на коллегу по цеху пронзительный взгляд. - Если вы бегаете сюда... По личным делам... Что вам мешает навести порядок и здесь? Причем система, алгоритм наведения оного отточен на малышне до мелочей - какие-то проблемы с организацией рабсилы? Какие вообще могут быть проблемы у девочек в организации мальчиков? Вы же не на партию в шахматы сюда являетесь!
  - Чико, это не твоё дело, что мы тут делаем и как организуем, - фыркнула русская принцесса.
  - Слышь, парень, а чего это ты тут раскомандовался?.. - не выдержал Слон, но я сделал вид, что не услышал.
  - Жанн, они гении. Люди творческие. А все творческие люди... Как минимум рассеянные. А чаще хуже - им просто плевать на многие бытовые вещи. Но вы же ЖЕНЩИНЫ!!! - выделил я это слово. Самим не стыдно?
  - Слушай, Хуан, как там тебя... - не выдержал и еще один представитель сообщества по имени Дайсон. Блин, кто им погоняла придумывает? Увидеть бы того человека!
  - Женщины - это женщины, - парни, - решил я пояснить позицию, посмотрев в глаза каждому. - Фрейя мне на вас жаловалась, что вы такие... Рассеянные. И ничего делать не хотите (это была правда, она это один раз вскользь упоминала). - Они же - не вы. И если ее высочество... Скажем так, против, чтобы здесь появлялись представительницы слабого пола... Почему бы этим представительницам не взять власть в свои руки хотя бы в таком ерундовом для них вопросе? Её высочество останется довольна, что порядок, над которыми бьётся, наконец, наведен, и даже поддерживаются, и в ответ закроет глаза на... Источники... На содержателей этого порядка, - сформулировал я. - Относись она к вам иначе, таких диких сцен, как сегодня, не было бы - перевел я глаза на Даниэля. Дэн в ответ опустил голову.
  - Нам нельзя водить сюда НИКОГО, Хуан, - парировал Майк. - Вообще никого. А так она поймет, что это не мы, и... И будет не очень хорошо.
  - А вы думаете, она не знает, что девчонки Оливии втайне к вам шастают? - Я гомерически расхохотался. - Это не Жанкино, парень, - вытащил я из кармана найденную в ванной помаду. Найденную уже после ретирования из спальной комнаты, и даже после приезда Майка. Наткнулся на неё случайно, но наткнулся же? - И я даже знаю, чья она - эта сеньорита обожает музыку и рок-н-ролл.
  Парни коллективно опустили головы. Кроме невозмутимого Ктулху.
  - Отдай, - тихо-тихо, но грозно произнес он. Я решил не обострять и бросил помаду ему. Бритый её поймал на лету и определил в нагрудный карман. М-да, и этот туда же.
  - Всё она знает, - подытожил я. - Неужели за долгие годы не нашла нужного количества доказательств, если я нашел, находясь здесь какой-то час? Фрейя не дура, парни. И если вам что-то не сказали вслух, не значит, что этого нет. Так сделайте же, mierda, хоть что-нибудь, чтобы это знание работало на вас, а не против!
  
  - Ты за этим пришел? Тыкать нас носом в дерьмо? - с иронией заметил парень с 'дворовым', понятным мне прозвищем Солёный.
  Я издал демонстративный вздох.
  - Не совсем. Понимаете, тут такое дело... Если я могу чем-то помочь вам, а я могу... Я помогу. Потому, как вы в ответ поможете мне, - выдал я ослепительную по своей наглости улыбку. - Ничего личного, голый прагматизм. Do ut des (z)
  - Нам приказали помочь тебе, - фыркнул Дайсон. Вряд ли это имя - черты лица паренька типично латинские. - Мы не можем ослушаться. Тогда к чему этот спитч?
  - Мне не надо помогать из под палки, - покачал я головой. - Те, кто не хочет в этом участвовать, могут идти. Нет, серьёзно, ребят. Я сам ничего не делаю для её высочества по приказу, и вам приказывать не собираюсь. Хотите - помогайте. Нет - нет.
  - Звучит красиво! - грустно и с иронией вздохнул Слон. Неужели ее высочество их так затиранила? Или тут сам принцип свободы/несвободы? Ведь несмотря на вольный режим, они до конца срока на крючке.
  - Думаю, это вопрос Хуана, - встал на мою сторону Майк. - К нам пришел он, а не она. Предлагаю дать ему возможность высказаться, что за дело и что он хочет, и уже после решать.
  - Логично!
  - Правильно! - посыпались возгласы. Но недоверие в глазах осталось.
  - А я предлагаю не торопиться, - ядовито заметил Ктулху. - И выслушать для начала, что этот милый мальчик реально может для нас сделать. Это ведь его слова, он завел разговор... Вот и выслушаем. А после пусть и о своих делах поговорит.
  Что ж, в логике не откажешь. Парни закивали, я же напрягся, не в силах понять, будет бритый ставить палки в колеса, или только присматривается?
  - Начну я с того, - вновь вздохнул я, - что Фрейя вами недовольна. Не в профессиональном плане, а в плане... Ну, она же девчонка, - вновь указал я на Жанку. - Девчонки все такие, повернутые.
  - Порядком недовольна, - перевел Майк. - Его отсутствием.
  - Именно! - Я кивнул. - Ты еще здесь? - А это уже Жанке.
  Та картинно выкатила глаза:
  - А почему я должна уйти?
  - Потому, что мы обсуждаем баб. В смысле женщин. Это мужской разговор. А тебе не мешало бы сгонять в ближайший супермаркет, за тряпками-швабрами-полотёрами - ты лучше в них разбираешься. Они тебе сегодня понадобятся. И те только тебе. И не только сегодня...
  Коллега по цеху презрительно фыркнула и парировала по-русски:
  - Добрый молодец, ты не много на себя берешь?
  - Ни капельки, - сделал я выразительные глаза. - Жанн, не спорь. - И вернул разговор на испанский. - Так, быстро, ноги в руки и дуй в магазин, я сказал! Женщина!..
  Она одарила меня презрительным взглядом... За которым я почувствовал понимание. После чего бросила всем:
  - Я скоро! - развернулась и ушла. Через десять секунд послышался звук отворяемых искином внешних створок.
  - Зачем же девочку прогнал? - кисло заметил Солёный.
  - Она тут лишняя, - бесстрастно ответил ему Майк. - Разговор не для её ушей.
  - Тогда продолжим. Итак, Чико пообещал нам помощь, - вновь вернул в нужное ему русло беседу Ктулху. - И чем же ты можешь помочь? - Он пронзил меня колючим взглядом. Я чуть было не дрогнул - есть что-то в бритом нереальное, мистическое. Но нет, выдержал. - Почему мы должны верить, что ты можешь, даже если ты действительно хочешь? - продолжал давить качок, однако я уже пришел в себя и подался вперед, демонстрируя агрессивную позицию:
  - Потому, что она - управленец. И ей править государством. А она совершила непростительную с точки зрения управленца ошибку. Страх в глазах Дэна... Парни, я не знаю, что у вас было, из какой клоаки вас выдернули... Но со СВОИМИ так нельзя. Она не права.
  - А ты уверен, что мы 'свои'? - голос Дайсона состоял из одной иронии. Я совершенно честно кивнул.
  - Она вас ценит. Но боится, что тоже попытаетесь 'взять власть'. Даже частично. Может это и было актуально пару лет назад... - При этих словах Ктулху отвернулся. - ...Но сейчас надо работать по другой схеме, - закончил я аргумент. -Да, я могу помочь, и наш с нею разговор будет с иной аргументацией, иного порядка. Сугубо профессиональный - уж извините за это слово. Что же касается вас... Надеюсь, вам станет легче. Хотя попытаться вскочить на подножку поезда, сесть ей после этого на шею не советую. Всему своя мера.
  - Учтем. - Это Майк. Вполне серьёзно.
  - Уверен, что она не тронет девочек? - прищурился Ктулху. Я издал веселый смешок, отмечая, что кроме животного траха, ситуация с ангелами Оливии в этой... 'берлоге' вполне может окончиться серьёзными амурами. Хотя бы в одном конкретном случае. И значит, ткнув в небо пальцем, я попал куда надо - такие типы, как этот бывший сектант, добро не забывают.
  - Они ангелы, парни, - покачал я головой. - Им она не сделает ВООБЩЕ ничего. Может нажаловаться Мишель... Но тогда остальная группа её не поймет. И обидится, на ровном месте. А связка нулевой объект - первое кольцо это серьёзно. Это не просто телохраны, это полное, абсолютное понимание! При котором не может, не должно быть обид на ровном месте. Нет, ей проще поменять всю опергруппу, чем вышвыривать кого-то за пустяк, а на это не пойдёт уже Сирена, мачеха Фрейи.
  - Уверен? - подал голосок и Дэн. Mierda, и тут серьёзные амуры? Зная Жанку... Такое возможно. Хотя еще вчера я бы и думать не предполагал бы. Типичный ангел, типичная разбитная сеньорита без комплексов... И любофф. Я про себя произнес что-то непечатное.
  А еще парень был благодарен за то, что я отослал сеньориту - смотреть ей в глаза парень стеснялся.
  - Я сам один из них, - поднял я руки вверх. - Философия у корпуса своя, корпус жесток... Но девочки СВОИ, ребят.
  Кажется, убедил. Более, чем на пятьдесят процентов.
  - Тогда утвердили, план принят, - подвел итог дискуссии Ктулху, которого группа всё равно воспринимала главным. - Давай, начинай плакаться.
  Мысленно я потер руки. Получилось.
  Ну что ж, сами сказали - плакаться. И я начал.
  
  * * *
  
  - Слушай, это же... Тут одних камер и распределительных блоков на несколько миллионов! - ошарашено покачал головой Солёный. Как я понял, он отвечал за внешнюю, аппаратную часть деятельности их отдела.
  - Можно подключить их не везде, только в самых... Оживленных частях района, - скривился я, не представляя, как решать эту проблему. Еще одно слабое место плана. - К тому же, после, скорее всего, камеры нужно будет демонтировать и вернуть. Не думаю, что обойдется так уж дорого, хотя, конечно, в длинный сентаво влетит.
  - У тебя есть такие деньги? - оценивающе сощурился Ктулху.
  - Нет, но я знаю, где их взять. И судя по тому, что... В общем, мне кажется, после операции у меня будут деньги, чтобы оплатить банкет. - Я обнадеживающе улыбнулся. Обнадеживающе для самого себя.
  - А пока просто знаешь, где взять, - прочитал по лицу Майк.
  - Давай так, ты приносишь деньги, или же привозишь оборудование. Мы его монтируем... - начал Солёный, но я перебил:
  - Можешь набросать список оборудования? Я ничего в нём не понимаю. Сколько чего нужно исходя из специфики районов, карты местности и так далее.
  Парни дружно переглянулись.
  - Когда нужен список? - Солёный был мрачнее тучи. Прикинул объем работ только по подсчету.
  - Позавчера, - совершенно серьезно сказал я. Соленый пробормотал что-то на испанском непереводимом - видно, примерно это и ждал услышать. - Причем отдельно по Нуэва-Аргентине, отдельно по Северному Боливаресу, - продолжал бить я. - Причем в первом случае камеры нужно размещать везде, где только можно - контроль должен быть тотальный. Во втором только на главных артериях - там бои будут другого характера.
  - Бои? - воскликнули сразу несколько голосов.
  - Я же сказал, кто не хочет - может не участвовать, - приторно улыбнулся я. - Это вендетта, парни, а что по вашему есть вендетта с участием ангелов?
  Тишина.
  - Моё требование одно - сохранение услышанного сегодня в тайне, на остальное мне плевать, - усмехнулся я. - И учитывая, что вы ЕДИНСТВЕННЫЕ, кому я доверил свой план от начала до конца, - повысил я интонацию, - я буду знать среди кого искать в случае утечки. Не думаю, что ее высочество возразит, если я выясню, что один из её людей 'стучит' 'налево'... В смысле, возразит, что её коллектив станет немного сплоченнее и теснее.
  - Давай без угроз? - картинно зевнул Майк. На остальных спитч так же не подействовал. Её высочество постоянными нападками постаралась - иммунитет у парней.
  - Ну, ты же понимаешь, каковы ставки? - как бы извиняясь, развёл я руками. После чего вновь окинул всех внимательным взглядом.
  - Итак, парни, мне нужна техническая поддержка. Какая - не знаю. Знаю не до конца. Но это может быть всё, что угодно. Поддержите меня, нет - дело ваше.
  Пока резюме следующее. Мне нужны СВОИ камеры по всему Северному Боливаресу и Нуэво-ла-Плате. Камеры постараюсь достать, составьте список, сколько чего нужно. Нет - раздобуду для их приобретения денег. Сложность в том, что покупка не должна где-то засветиться. Крупные покупки такого рода всегда отслеживаются, это насторожит нужных мне людей. Если сможете достать технику на таких условиях... Хорошо. Нет - плохо, но сделать это всё равно надо. Как вариант можно использовать чужие камеры, но тут вопрос в безопасности - они не должны подвести в нужный момент, и вас не должны через подключение вычислить. Здесь епархия ваша, ничего не могу посоветовать, даже примерно о чем советовать не представляю.
  Парни дружно, один за другим, кивнули - поняли.
  - Далее, мне нужны подробные досье на людей, список которых я передал Майку. - Майк кивнул и пояснил для своих:
  - Те, кто насиловал девочку. Хуан уйдет - займемся. - А эти слова уже для меня.
  - Отдельно мне нужно установить связь... ЛЮБУЮ связь между кем-то из подонков и Карлосом Кастилио Муньесом, бывшим женихом Марины Санчес. Его досье тоже в капсуле. Пусть через два, три контакта, но эта связь должна быть.
  - Как понимаю, связь может выйти на Сколари, - заметил Ктулху. Я покачал головой.
  - Не обязательно. Сеньору Антонио о Карлосе мог кто-то напеть. Это может быть человек в окружении команданте, на кого мы даже не можем подумать в силу того, что ничего о нем не знаем. Но если есть связь Карлоса с кем-то... Не обязательно с Марио, племянником команданте, хоть с кем-нибудь из гаучос...
  ...Мне нужна эта связь, ребят, - подвел итог я. - От этого зависит, кто виноват больше. То есть, куда пойдет расследование и кто в каком порядке умрет. С какой степенью жестокости.
  - Да, это важно, степень жестокости, - усмехнулся Дайсон.
  - Тебе бы не помешало тоже с ангелочками поплотнее пообщаться, - усмехнулся я. Есть, попал - парень покраснел. Что, не дают, или сам не хочет? Но с их внутренним миром парень точно не сталкивался.
  - А если связи всё-таки нет? - ухмыльнулся Солёный. Задумчиво, без иронии.
  - Есть. - Я не знал, чем обусловлены мои слова. Интуицией, только ею. Я этой сеньоре доверял, а объяснить такое доверие парням не мог. - Просто поверьте, есть. Просто мы не знаем, какая она, в какой форме. И тут могут ждать сюрпризы.
  - Это колоссальная работа, - покачал головой Дэн. На что Ктулху ухмыльнулся:
  - Вот ты ею и займись. Нет, правда, займись, лучше тебя ни у кого не получится.
  - Мы пробьём этот вопрос, - закрыл тему Майк. Кто чем займется, они решат без меня. - Еще что?
  - Еще мне нужен план маршрута Антонио Сколари... Скажем так, на официальную работу, - продолжил озвучивать задумки я. - У него есть офис, который он посещает каждый день за редкими исключениями. У нас будет несколько дней понаблюдать, есть ли в его движении закономерности? Это можно сделать с помощью камер муниципальной гвардии, не думаю, что подключение к ним для отдела её высочества будет запредельным.
  - Решим, - вновь кивнул Майк.
  - Так же нужно попытаться отследить, есть ли хоть какой-то 'ровный' маршрут движения некого предпринимателя Жозе Фернанду Лула Диаша, более известного, как Пепе Толстая Бочка. Насколько мне известно, такие люди слишком хорошо себя охраняют, их охрана учитывает любые мелочи. Офисов, в отличие от команданте, у него несколько, и насколько я понял из отчета департамента, он может не показываться в них неделями.
  Кивок Майка. Рука которого по мере моих слов что-то писала в виртуальном пространстве мини-планшетки. Я продолжил:
  - Так же мне нужны... Как можно более подробные планы домов и сеньора команданте, и сеньора хефе. Если можно, с анализом слабых мест - стены, ворота, коммуникации. Как туда проще проникнуть, что для этого надо.
  - Штурмовать собрался? - ехидно засмеялся Дэн, но под моим взглядом осекся. - Планы достанем, правда, скорость не обещаю. Но для анализа спецы нужны, и это точно не мы.
  - Спецов я найду. - Я про себя в очередной раз выругался - опять придется привлекать кого-то из техотдела и старших офицеров. Хотя, учитывая масштаб задумки, а могло быть иначе?
  - Спецов я найду, - повторился я, мысленно подобрав кандидатуры. - С вас - максимально полные данные. С упором на любые коммуникации.
  Тут голову пронзила шальная мысль, которую я тут же озвучил:
  - И да, если будет возможность подбросить на территорию электромагнитную бомбу, чтобы сжечь все системы защиты, вам придется поискать способ безопасно подключиться к какому-нибудь каналу, чтобы активировать её. Как, куда - тут я так же ноль, могу только обрисовать задачу.
  Парни вновь переглянулись. То, что я их удивил - сказано слабо.
  - Что важнее, дома или маршруты? - уточнил Ктулху. Видно, и то и то проблематично, определяет, на что потратить больше сил. Я поморщился.
  - Скорее всего, один дом, один маршрут. Два маршрута сразу мы не потянем организационно, два штурма - технически.
  - ...Сомневаюсь, что и один штурм удастся, - пробормотал в сердцах я. - Этот момент завтра только начну пробивать, и пока не пробью, точно не скажу ничего. Потому повторяю, несколько дней у нас есть. Умереть должны они оба, и перед этим попасть в наши руки живыми.
  - Хорошо, раздобудем всё, что сможем, - тяжело, я бы даже сказал обреченно выдохнул Майк. Но это не всё, да?
  И откуда он всё знает?
  - Мне будет нужна возможность... Скажем так, перекрыть на некоторый промежуток времени шлюзы определенного района города, - выложил я главную задумку, за которую королева не погладит по головке. - Аварийно, естествено. Заизолировав район, отрезав его от остального мира.
  - С метро такое не прокатит, - покачал головой Ктулху. - И с магниткой.
  Я пожал плечами.
  - Въезд на магнитку перекроем вручную, забарикадируем. Метро не принципиально. Получается, только основные магистрали.
  - Нуэва-де-ла-Плата? - усмехнулся Дайсон. - Или Северный Боливарес?
  - Возможно, и тот район, и тот. Я не знаю, с какого начнем. Два не потянем однозначно, потому нужен вариант, чтобы пока занимаемся одним, тараканы из ловушки другого не разбежались. Через метро они однозначно не побегут...
  Достаточно. Парни кивнули - задумку поняли.
  - Это возможно, - кивнул Дайсон, и я увидел, как загорелись его глаза. - Но ненадолго - минут на десять-двадцать. И только один, Хуан. ОДИН район, - подчеркнул он. - Это целая операция взлома... Но мы сделаем, сможем.
  - А если раздобудете узлы, где что можно взорвать, чтоб увеличить это время... - начал я.
  - А тут сразу нет, - покачал взломщик головой. - Давай так, я займусь этим вопросом, и как что начнет проявляться - сообщу.
  Уговорил.
  - Только не забывай о гвардии, чувак, - грустно усмехнулся Солёный. - Поверь, это серьезные ребята. А вы - всего лишь корпус телохранов, да еще и на неофициальной охоте.
  - Гвардию я беру на себя, - коварно улыбнулся я. Коварно для гвардии. - Ею займутся те, кто специалист именно в этом вопросе. Вам же цены нет в других областях, и альтернативы вам нету. В отличие от ангелов.
  - У меня условие. - Майк схлопнул планшетку, превратив её в капсулу. - Я буду участвовать только... Только если виновные умрут. Никакого правосудия, никакого суда, срока, тюрем, прав человека и презумпции невиновности. - Внутри парня словно взорвалась сверхновая - его глаза засветились, самого затрясло от эмоций. Что-то личное, собственный негативный опыт.
  - Что, тюрьма для таких людей совсем нестрашное наказание? - усмехнулся я.
  - Ты даже не представляешь, как хорошо им там живется!.. - вырвалось у него.
  Я перевел глаза на лица других парней. И все они под моим взглядом... Отворачивались. Один за другим. Кроме Ктулху, но это особый психотип.
  - Они умрут, - воодушевленно пообещал я. - И смерть свою будут считать избавлением. Даю слово.
  Кажется, парни вновь поверили. И я решил пошутить:
  - Ну что, кто хочет уйти?
  Смешная шутка! Парни оценили.
  
  * * *
  
  - Да, сеньора, это снова я.
  Я был настойчив. Покинув парней (девчонки подобрали меня на улице и очень ругались), мы двинулись назад, к офису сеньора команданте. На охране знакомый парень за стойкой вновь протянул архаичную трубку, в которую я и ругался.
  - Нет, сеньора, мне нужно встретиться с сеньором Сколари именно сегодня, хоть он и занят. Да, я всё понимаю, но настаиваю.
  В трубке заиграла, наконец, музыка. Видно приказа посылать меня далеко-далеко она не получала, вот и остерегалась - пошла уточнить, что же ей всё-таки делать?
  Через пять минут музыка закончилось:
  - Сеньор Сколари примет вас. Но придется подождать. Вы согласны?
  - Сколько ждать? - про себя я возликовал. - Моё время тоже как бы... Не безразмерно.
  - Не могу сказать. - Ей было плевать на меня и моё время. - Если желаете, я сообщу охране, чтоб вас пропустили.
  - Да, сообщите. Было бы неплохо.
  
  И вот я в приемной одного из могущественнейших мафиози планеты, наркобарона, "держащего" треть рынка дури Альфы и почти четверть всей Венеры. Если честно, никаких мыслей и эмоций его офис не вызвал. Да, люди кругом. Самые обычные клерки, спешащие по делам - никаких морд или рож, просящих кирпича. Несколько бедолаг, сидящих, впрочем, не к сеньору команданте, а к его заместителю. Пардон, о каком команданте я говорю? К заместителю генерального директора небольшой строительной фирмы, уважаемого человека между прочим! И фирма эта, с простым рабочим ничем не выделяющимся названием - тут вокруг все работяги, как у меня язык поворачивается?..
  Сидел я тише воды ниже травы - ничего не требовал, никого не тормошил, прилежно ждал, пока обо мне вспомнят. Один раз к сеньору заявился лощеный тип делового вида лет пятидесяти, они заперлись в кабинете, и секретарша, оказавшаяся жгучей брюнеткой с миловидной внешностью лет тридцати - тридцати пяти, дважды таскала им кофе с чем-то там.
  Меня все показно игнорировали. Секретарша - потому, что втайне побаивалась, не хотела связываться; клиенты и посетители - потому, что одет я был в памятный полубандитский "прикид", в котором выходил мочить Торетте. Я не вписывался в их круг, а зачит остался за бортом. Клерки... Клеркам вообще было наплевать. Меня это устраивало - я специально заявился именно так. Кожаная куртка, грубого покроя полуармейские маскировочные штаны, здоровенные берцы "говнодавы", кстати, очень удобные для бега, "корпусная" короткая стрижка... Нож в руку и ствол в наплечную кобуру, и можно на работу, в тёмный переулок! Впрочем, кобура и ствол у меня были. Да и нож в ботинке - девчонки вчера нашили кармашек. Как и желание направить мысли Сколари в русло того, что я - позёр, желающий казаться не тем, кто есть.
  Примерно через три часа посетитель сеньора свалил. Рабочий день давно уже закончился, коридоры опустели; хронометр показывал что-то в районе полседьмого. Секретарша поглядывала на меня со всё большей и большей опаской - кроме внешнего вида, который сам по себе ее пугал, над нею довлело и то, что я открыто признался в убийстве. И данное признание её шеф не только не опроверг, но своим поведением признал. Знать, что он - мафиози, и столкнуться с бандитами в реальности - большая разница. Однако мы были не в кабинете моего старого школьного директора, пугать девочку я не хотел, потому, можно сказать, она отделалась лёгким испугом.
  Наконец её шеф лично появился в дверном проёме. Вяло окинул взглядом женщину, перевел глаза на меня. Тяжело, с некой обреченностью, вздохнул.
  - Сеньор Шимановский? А вы настойчивый. - Я невозмутимо пожал плечами. - Проходите. - Он толкнул дверь шире и побрел назад.
  Что можно сказать о кабинете... Обычный кабинет обычного небольшого начальника. Компания Сколари по оборотам в Альфе даже не в первой десятке, занимается проектами нестратегического значения, не связанных с атмосферой, высокой температурой и давлением. Кабинет был подстать - маленький, чистый, небогато обставленный. Никаких шкафов с грамотами, наградами и поощрениями, или кубками за победы лично хозяина этого места, никаких экзотических растений в кадках, роскошных штор, статуй и картин. Минимализм и функционализм. Два стола, один, небольшой, завален папками и распечатками, другой, вытянутый, но не так, чтобы сильно длинный, для самого хозяина.
  Я неспешно прошел и сел в кресло за последний. Сам сеньор Антонио вальяжно, словно демонстрируя превосходство, развалился на своём месте и даже поерзал влево-вправо.
  - Слушаю вас, юный сеньор, - осчастливил он меня своим взглядом. - Мне сообщили, вы хотели меня видеть.
  Я скупо кивнул.
  - Хотел.
  - И по какой причине, позвольте полюбопытствовать? Секретарь сообщила что-то о смерти сеньора Торетте...
  - Не прикидывайтесь идиотом, сеньор, - мягко улыбнулся я и тоже развалился, сложив локти на подлокотниках. - Вы знаете и про Торетте, и про меня. Всё знаете.
  - И тем не менее не имею ни к нему, ни к причине его убийства никакого отношения, - покачал Сколари головой. - Потому, честно, не понимаю.
  - Вы знаете, почему я пришел. - Я хотел упереть в него пронзительный взгляд, но не стал. Я - Павсаний, и сейчас моя очередь быть слабым и загнанным в угол. - И целью моего визита был вопрос, когда я получу голову вашего племянника, Марио? В живом виде, мертвом - мне всё равно.
  Громовой хохот сотряс кабинет. И мне показалось, что наигранности в нём самый минимум.
  - Сеньор изволит шутить? Да, хорошая шутка. И за что я должен... Передать вам голову живого или мертвого племянника?
  - Не прикидывайтесь идиотом, сеньор, - повторился я и мягко улыбнулся.
  - Пошел вон, щенок! - его голос вмиг стал прочнее стальной пружины, а рука указала на дверь. Глазами он так же пытался пылать, но я разглядел за ними лёгкую, буквально на грани восприятия, неуверенность.
  - То есть, вы не хотите говорить об этом? - перевел я его рык на испанский.
  - Я не желаю слушать с своём кабинете всякий бред!
  - А вы уверены, что потянете бодание с королевский кланом? - усмехнулся я, поднимаясь.
  Для сеньора упоминание Веласкесов казалось блефом нахватавшегося вершков выскочки, однако лишний раз напомнить про королеву всё же полезно.. Сеньор закипел, покраснел, как рак, но промолчал. Показной налет уверенности в себе как ветром сдуло. И когда я дошел до двери, в спину ударило:
  - Сеньор Шимановский, у вас есть с собой "скорбящий ангел"? Нет?
  Я обернулся.
  - А его наличие обязательно?
  - Если мы говорим не лично о вас, а о королевском клане... Думаю, да.
  Понятно, карты выложены, позиция изложена. Позиция взвешенная, грамотная, парировать мне как бы нечем. Но о слове "как бы" не сейчас, позже.
  - Вы слишком недооцениваете королевский клан, сеньор, если думаете, что королева только и может, что прятаться за давнюю традицию. - Я максимально ехидно, как мог, улыбнулся, развернулся и выскочил за дверь На выход! На выход, на выход! С самым что ни на есть пасмурным видом! Да, и нервишками напоказ поиграть. Да, вот так, кулаком по стенке возле лифтов - тут должны быть камеры, и они обязаны зафиксировать моё бессилие.
  Когда я садился в машину, от показной нервированности не осталось и следа.
  - Чего сияешь? - усмехнулась Кассандра.
  - Дай линию с нашей Красавицей, - только и смог произнести я вместо ответа.
  
  * * *
  
  Дом команданте. Огромный замок, прекрасно укрепленный и защищенный. После своего провала-триумфа в офисе я связался с Майком и спросил, можно ли как-то подключиться к камерам слежения, чтоб определить, когда кортеж сеньора команданте заедет внутрь? Майк заявил, что нет проблем - камеры дорожной полиции натыканы везде, а подключиться к гвардии они могут, у отдела ее высочества есть такой доступ. Кстати, это сильно облегчит вендетту, ведь там, где есть камеры гвардии, дополнительное оборудование мне не потребуется. На вопрос об этом, Майк сказал, что парни еще в работе, считают оптимизацию расположения камер с учетом всего, к чему они могут подключиться в принципе. Подсчитают завтра, вместе со списком оборудования и стоимостью всего этого добра.
  Ждали мы не долго - рабочий день уже давно закончился, и примерно через полчаса Майк сообщил, что кортеж Сколари проехал все контрольные точки. Когда он рассоединился, мой палец прошил иконку горящей линии с начальницей-любовницей.
  - Всё. Работаем.
  - Хорошо. Машину десять минут назад выслала, подъезжает.
  - Кто там? - Я нахмурился.
  - Катарина. Она за тебя отвечает - вот пусть и разгребает. И да, сейчас еще пробки, потому послала заранее.
  Хм-м-м... Ладно, замнем. Что ж, она не могла послать кого-то из рядового состава, а из офицеров Лока Идальга - лучший вариант.
  - Дай еще раз схему со слабыми местами, - бросил я, рассоединившись.
  Маркиза вывела на боковую панель заранее заготовленную схему устройства, которую я заучил наизусть, но на всякий случай штудировал и штудировал.
  - Хуан, это Майк, - не по военному вышел на связь взломщик. - Сколари дома. Причем оба. Младший выезжал куда-то утром, в обед вернулся и дом не покидал.
  - Откуда ты всё это знаешь? - усмехнулся я.
  - Одна из камер гвардии частично захватывает его шлюз. Так что это проверенная информация. С тебя пиво.
  - Замётано.
  Вот даже как? Боги точно на нашей стороне. Я вызвал другого "горячего" абонента:
  - Катюш, мы встанем напротив ворот Сколари. Подъезжай сразу к нам.
  - Есть, - отозвалась куратор без лишних пререканий. Ей поставлена боевая задача, поставлена высшим начальством, а раз так, то и разговоров об иерархии быть не может.
  - Подъехали. Встать прямо напротив? - Это Роза, из-за "баранки".
  - Нет, проедь дальше. Остановись чуть позади пешеходного шлюза.
  Ожидая сигнал от взломщиков, мы стояли недалеко, на соседней улице. Наш "Мустанг" не спеша, под прицелом камер всех окружающих домов (а живут тут ой какие непростые люди - квартал дворцов же) проехал вдоль улицы примерно полкилометра, достигнув транспортных ворот имения Сколари, так же неспешно миновал их, как и пешеходный вход. Наконец, остановился.
  - Движок не глушу! - отчиталась Роза.
  - Молодец! - похвалил я. - Готовы? - Оглядел всех девчонок.
  Сидящая рядом Гюльзар неспешно передавала на передние сидения Мии и Розе их винтовки. Кассандра предельно собрана - ей было слегка не по себе, но держалась уверенно. У неё тоже есть приказ, а приказ для военного нечто более, чем сакральное. Паула сияла от предвкушения хорошей драчки и перспективы пощекотать иглами нехороших парней. Все, теперь и включая Сестренок, держали оружие наготове - активируй да стреляй.
  - Всегда, готовы, Хуан! - вздела руку в приветствии юных коммунистов прошлого рыжая и засмеялась, разряжая обстановку. - На выход?
  - Рано. - Я покачал головой. - Ждем.
  Ждать пришлось не долго. Наш приезд не остался незамеченным - через десять минут охрана дома сеньора команданте не выдержала, пешеходный шлюз раскрылся и на улицу вышел представитель службы безопасности при параде. В идеально выглаженной форме, несколько топорщащейся из-за бронерубашки, с массивной кобурой на поясе и активированной системой коорддинации боя, через которую, очевидно, держал связь с шефом. Какой у него контракт я с ходу не определил, но в окружении девчонок мне это было и не важно.
  Медленно-медленно, демонстрируя, что мы так, мусор и пыль, парень приблизился и постучал по люку машины.
  - Роза, разгерметизация смотрового окошка заднего левого! - бросил я.
  - Есть!
  Смотровой люк издал щелчок, выйдя из пазов, в которых находился для герметичности, после чего я нажал на панеле управления нужную кнопку (всё, связанное с атмосферой, управляется исключительно кнопками и тумблерами), и отскочив чуть вперед, тот поехал вверх. После чего я спокойно опустил внутренне бронестекло:
  - Слушаю вас, сеньор?
  - Сеньор, это ваша машина? - усмехнулся охранник.
  - Думаю, да, учитывая, что я тут нахожусь.
  - Настоятельно рекомендую вам покинуть этот район, - нахмурился парень.
  - Я приму к сведению вашу рекомендацию. - Я начал подъем бронестекла назад. Охранник вновь постучал по люку. Я перевел тумблер в реверсное положение, стекло вновь отъехало вниз.
  - Сеньор, вы меня не поняли. Это район, где живут очень влиятельные люди. И любая неучтенная машина, не принадлежащая владельцу одного из окрестных, домов, воспринимается, как потенциальная угроза. То есть нежеланна.
  Я ослепительно улыбнулся.
  - Сеньор, мы - граждане Венеры. Находимся на территории королевства. В демилитаризованной зоне, не подпадающей под закон об особом охранении. А значит имеем полное право здесь стоять, нравится это кому-то, или нет.
  - Я вас предупредил, - деланно-равнодушно бросил охранник и так же вальяжно удалился.
  - У них там мобилизация, - отстраненно заметила Гюльзар. - Готовятся драться.
  На что я коротко заметил:
  - И правильно делают. Я бы на их месте тоже готовился.
  Как я и предполагал, машина гвардии появилась через несколько минут.
  - Сеньор, документы, - произнес сержант в голубой с золотом броне с открытым забралом шлема, когда я, никуда не спеша, вновь проделал те же манипуляции с люком. Протянул ему бумагу, переданную Кассандрой:
  - Этого достаточно?
  Сержант запыхтел. Он жаждал вышвырнуть нас за территорию вверенной его управлению, но бюрократия - она и за орбитой Урана бюрократия. Не принадлежи мы к касте силовиков, то есть богоизбранных, с нами бы не церемонились. Но мы - императорская гвардия, управление дворцовой стражи, а это в корне меняет дело.
  - Корпус телохранителей. При исполнении, - подлезла к лючку меж тем наша комвзвода. - Есть проблемы?
  Служака молчал долго. Связался со своими - затребовал проверку документа на подлинность. С этим проблем обычно не бывает, на каждой бумажке куча степеней защиты, и в планетарной базе данных мы, само собой, есть. Цель же задания, что именно мы делаем, его не касается - не может нам он ничего ни сделать, ни даже порекомендовать (в отличие от частной охраны). И постояв минуты четыре, сержант решил отвалить. Но напоследок, просто из вредности, всё же спросил:
  - Прошу прощения, а вы можете сменить дислокацию на другой, более неспокойный район?
  - Основания? - отрезала Кассандра так, что даже я втянул голову. Гвардеец смутился окончательно.
  - Окружающие жильцы жалуются. Им в любой неместной машине мерещатся бандиты.
  - То есть, это личная просьба владельцев домов? - перевела на испанский наша комвзвода.
  - Так точно, - выдавил сержант.
  - Сожалею, но им придется потерпеть. - Кассандра ослепительно улыбнулась.
  Гвардеец козырнул и удалился - а что еще оставалось?
  - Мы - старшая контора, - пояснила итальянка, растягиваясь на сидении, хотя это и так все знали. - Документы в норме.
  - В прошлый раз, когда нас арестовали, не больно-то они слушали Катарину с документами, - заметил я.
  - Шли беспорядки. - Кассандра пожала плечами. - Они не хотели рисковать. Лучше получить по шапке за то, что не уважили чужую контору, чем что допустили массовый хаос на вверенной территории. Это вещи разных порядков.
  Что ж, такое мнение имеет право на существование. Во всяком случае, тезис "мы взяли, повязали, а вы, если надо, вызволяйте из участка" точно имел место быть...
  ...Интересно, когда я открою огонь, как они начнут действовать? Какие инструкции выполнят? А они будут - их машина встала в сотне метров позади нашей, на прикол. То есть, будут приглядывать за нами, пока мы не свалим со вверенной территории. Мы - всего лишь корпус, непонятная и даже неофициальная организация, находящаяся лишь под крышей дворцовой стражи. Мало ли что от нас ждать?
  - Придется и их на прицел брать, - заметила Гюльзар, оценивающая ситуацию в обзорные визоры. - Кого отвлечем?
  - Сестренок, - кисло скривилась Кассандра. - Ты будешь нужна Малышу. Я возьму под прицел непосредственно вход, а Паула будет у нас штурмовиком, на подхвате. Не нервничаешь? - Это мне.
  Я скупо пожал плечами. Нервничал, конечно. В "крутом" районе, в самый вечерний пик - то есть почти среди дня, стрелять из деструктора...
  Из груди вырвался тяжелый вздох - ладно, прорвемся. На весах между городом и Беатрис чаши неумолимо склонялись в пользу последней.
  - Агелито-Ласточке, - ожила связь. - Подъезжаем. Через минуту будем у вас. На карте-схеме вас вижу. Где встать?
  Я оживился:
  - Прямо напротив транспортного люка, около противоположной стены. - Мозг зацепился за множественное число во фразе. - "Вы"... Вас много?
  - Трое. - Легкая усмешка на том конце. - Сам понимаешь...
  Да, понимаю. И еще пара групп за поворотами, с разных сторон, или я ни икса Локу Идальгу не знаю.
  - В полусотне метров от вас сзади будет гвардейская "Аранья". Парни вооружены, в броне. Следят за нами.
  - Поняла. Прикроем. Можете о них забыть.
  У Кассандры при этих словах с души упал камень - за перестрелку с гвардией по головке не погладят. Если же этим займется Катарина... Ласточка птица верткая, отмажется в любом случае, а она будет чиста.
  - Готовность тридцать секунд, произнес я. - Планы меняются. Гюльзар идет со мной, помогат. Роза и Мия - ваши ворота.
  - Исполнять! - рявкнула итальянка.
  - Есть!
  - Есть!
  - Есть!.. - раздался хор голосов.
  - Паула - резерв. Патрисия...
  - Всё будет хорошо, нахмурилась итальянка, но только для вида. Ну, вот и отлично.
  Машина Катарины показалась из-за поворота. Как я и думал, это оказалась розовая красавица Эсперанса - не может Лока Идальга без понтов. Я вылез из люка и неспешно пошел в сторону транспортного шлюза дома Сколари, Гюльзар пристроилась рядом, отстав на шаг. За нами наблюдали десятки глаз, причем, более чем уверен, некоторые руки наблюдающих сжимали оружие. Войска Павсания позорно бежали, признав беспомощность. Теперь нужно срочно развернуть фалангу, пока окончательно не затоптали, вместе с имиджем клана Веласкес в качестве хвоста.
  Пятнадцать секунд. Машина поравнялась со шлюзом. Десять метров. Пять секунд...
  - Готов? - Катарина уже стояла возле машины. Две девочки, дежурные охраны базы, выскочили с другой стороны, и, сжимая винтовки, направились к "Аранье".
  - Всегда готов! - повторил я жест красноволосой.
  - Тогда держи. Как управляться - знаете. - Она откинула крышку бокового грузового люка "Эсперансы". Я взялся за тщательно упакованный в мягкую объемную ткань деструктор - новенький, "свежий", местами в масле - только из арсенала. Маркиза начала вытаскивать из лежащего тут же ящика боеприпасы и охладители. Боеприпасов было ровно полтора десятка, как и просил. - Помощь нужна?
  - Справимся.
  Я активировал устройство, подсоединил его к своей СКБ. Там, в интерфейсе, уже были отмечены точки прицеливания.
  - Я пошла. - Катарина кивнула и также направилась к "Аранье", из которой, как показало боковое зрение, при виде деструктора выскочило четыре человека в броне и тоже с винтовками.
  - Первый - давай! - произнес я, и вдвоем с Гюльзар мы подсоединили тяжелый цилиндр с зарядом. Прибор на плечо. Активация заряда... После активации есть около десяти секунд до самопроизвольной цепной реакции, когда прибор выстрелит, дабы не взорваться в руках стрелка. Это время можно существенно уменьшить, нажав на гашетку, что я и сделал, когда точка прицеливания соединилась с прицелом в интерфейсе.
  Плечо обожгло. Конечно, ядерная реакция вам не хухры-мухры!
  Будь тут уран или плутоний, "большие" ядерные элементы, каюк был бы всему куполу. Мало что б осталось (хотя вру, критической массы тут всё же не будет, хватит только на маленький, хоть и очень радиоактивный факелок), но и маленькие их собратья тоже могут показать зубки, активировав к жизни гигантские силы во славу богини разрушения.
  Есть, попал! В реальном пространстве точка наложения прицелов закипела от поразившего её импульса. Кипящий и испаряющийся металл... Это вам не атмосферные четыреста восемьдесят по Цельсию!
  - Второй! - закричал я, спуская с плеча деструктор, но Гюльзар уже и сама цепляла заряд. Моя же рука, словно на учениях, приоткрыла краник жидкого гелия - охлаждать устройство надо после каждого выстрела, а если их пятнадцать... Пусть будет на протоке, благо, Катарина запасные балончики захватила.
  Щелчок, зарядили. На плечо. Прикрыть один глаз. Свести точки в интерфейсе. Активация. Гашетка...
  ...После четвертого выстрела пришлось менять балончик с охладителем. Даже жидкий гелий не справлялся с нагрузкой. Деструктор раскалился, я держал его через опять-таки привезенные запасливой Катариной спциальные рукавицы из пенного материала. После пятого сменил прицел на вторую точку. Перезарядка, активация. Выстрел. После шестого створка шлюза дёрнулась - с пульта безопасности попытались открыть её, поняв намерения. Перезарядка, активация... Выстрел! Перезарядка, активация... Выстрел! Смена балончика.
  После восьмого створку заклинило. Подняться она успела где-то наполовину, градусов на сорок-пятьдесят. Уже раскаленная импульсами, изогнутая, частично расплавленная, она хоть и медленно, но шла - мощный механизм. Сказано - Венера! Но я всё-таки додавил, расплавил и вторую критическую точку внутри. А затем девятым и десятым выстрелом закрепил успех, окропляя брызгами суперсплава внутренности шлюзовой камеры.
  А теперь произвольно; как говорится, "вольная программа". Перезарядка. Активация. Гашетка! Перезарядка, активация... Гашетка! Мне оставалось только довершить разгром, устроив створке окончательное спекание (стекание?). Чтоб наверняка, навечно. Чтоб только вырезАть (а попробуйте вырезать атмосферную створку!)
  Когда всё было кончено, я отбросил деструктор подальше от себя - жар от него шел такой, что не спасали и варежки. Ничего, полежит, остынет - заберем. Створка была раскалена так, что в интерфейсе светилась малиновым. Под ней, на земле, быстро застывала лужа расплавленного суперсплава.
  - Радиация?
  - Жить будем! - Гюльзар усмехнулась, поводив перед собой дозиметром. - Кюрий повышен. И еще кое-что. Пара веселых недель местным обеспечена, но ничего фатального.
  - Пошли отсюда...
  Отойдя от машины, я осмотрелся. Трое бойцов из "Араньи" лежали "мордой вниз". Четвертый сидел на земле и держался за ногу, с которой одна из прибывших ангелов пыталсь снять броню. Вторая королевская телохранительница возвышалась над всеми с винтовкой в руках, готовая прошить очередью любого, кто дернется. Рядом стояла и Катарина, с кем-то напряженно разговаривая по связи.
  С другой стороны, у пешеходного шлюза, картина была более драмматична. На земле, держась за ноги, валялось двое бойцов. Третий лежал на спине и выл, схватившись за окровавленный живот окровавленной рукой. Вокруг него суетились девчонки, но сделать могли мало что. Четвертый же... Не подавал признаков жизни. Лежал дальше всех, сжимая в руках винтовку, и к нему никто не подходил.
  - Что здесь? - спросил я. Пасмурная Кассандра, держащая под прицелом раненых орлов, повернула голову:
  - Этот выскочил, попытался открыть по вам огонь. Пришлось стрелять на поражение.
  - Сам виноват! - буркнула суетящаяся рядом с раненым Роза. Видимо, она его и пристрелила. - Терпи, родной! Теперь терпи! Скорая едет! Видишь, твои тебя бросили, а мы выхаживаем? Так что хочешь жить - терпи!..
  Я скривился, но помочь ничем не мог.
  - Второй пер на нас, - продолжила отчет Кассандра. - Его тоже пришлось продырявить. После этого полоснули тем двоим по ногам, выведя из игры, а остальные ломанулись назад. Одного тоже вроде достали, но его затащили в шлюз.
  Я кивнул - хорошо. Замечательно. Могло быть гораздо хуже. Что мне нравилось, так это то, что собственная комвзвода спокойно отчитывается, как подчиненная. И никто не чувствует диссонанса - ни я, ни она. Вот, что значит быть командующим операции!
  - Мия, Роза, у вас что? - подошел я к раненому ближе. Э, да это тот самый, что только что подходил! Слишком самоуверенный, да?
  - Жить будет. - Роза поднялась, оттирая кровь с рук влажной салфеткой. - Скорую вызвали, большего сделать не сможем.
  - Тогда пойдете со мной. И ты, - палец ткнулся в Кассандру. - Паула и Маркиза за всем здесь присмотрят.
  Возражений не было.
  Я максимально вальяжно подошел к шлюзу, нажал на комутатор. Тишина. Очевидно, в центре безопасности, из которого за нами наблюдали, не поверили в такую наглость, пришлось нажать еще раз.
  - Слушаю, - ответил мужской голос. Спокойный, но спокойный наигранно.
  - Сеньора Сколари мне, живо! - Нет, ну а что? Когда за твоей спиной труп и трое раненых, причем один - тяжело, можно и покомандовать.
  - Слушаю. - А это сеньор команданте. Голос убитый. Такого развития событий он не ждал от слова "совсем". Привык за две недели, что это невозможно, поверил в слабость "Павсания"...
  - Сеньор, еще раз повторяю, нам нужно поговорить. ОЧЕНЬ нужно, - выделил я это слово. - И меня не устраивает, что меня выгоняют из кабинета, как какого-то щенка, когда я задаю вполне адекватные человеческие вопросы.
  Пауза. Осмысление.
  - Так значит, произошедшее - месть за выставление из кабинета?
  - Что? - Я наигранно рассмеялся. - Сеньор, не переоценивайте себя. Я не обижаюсь на такие мелочи. Произошедшее только что - посыл вам, что вы ошибаетесь, недооценивая меня, как собеседника. Думаю, вам нужно пересмотреть свое мировосприятие и всё-таки поговорить со мной, но на равных, как и положено взрослым людям. Без всех этих выпендрежей и уходов в глухой "отказняк", как говорят у нас на районе. Я понятно выражаюсь?
  - Предельно!
  Снова пауза.
  - То есть, эти обезьяны не пойдут сейчас на штурм моего дома?
  Кажется, этот вопрос единственно волновал команданте.
  - Сеньор-сеньор! - вздохнул я и покачал головой. - Как же вы низко о женщинах! Это недостойно кабальеро. Ваше счастье, что им еще более плевать на ваши слова, чем мне.
  Конечно, нет. Оно им надо, штурмовать и нести потери, беря дом какого-то... Команданте бандеры? Вы не аристократ, и Веласкесам совершенно не конкурент.
  Кажется, поверил - аргументы я привел тяжеловесные. Обреченный вздох, и:
  - Хорошо, я сейчас открою. Можете проходить, мои люди вас проводят мне в кабинет. Убедительно прошу больше не применять оружия. Мои люди будут так же безоружны.
  Сразу бы так. Еще в офисе. Ну, про "поговорить"
  - Надеюсь, вы понимаете, сеньор, что будет с вами через жалких несколько минут после того, как со мной что-то случится, если со мной что-то случится? Надеюсь, вы понимаете, что гибель родного племянника для ее величества... Нечто большее, чем проблемы неизвестной ей девочки непонятного статуса?
  - Это глупый вопрос, сеньор Шимановский. - Сеньор оскорбился. - При всех своих недостатках я не произвожу впечатления самоубийцы. - Пауза. - Конечно, вас не тронет и муха, если ваши... Охранницы не будут применять оружие внутри дома, - повторился он.
  - Они деактивируют винтовки, - пообещал я. - Но вашим людям всё равно лучше держаться от них на расстоянии. И не открывать рот, кроме как по делу. Поверьте, я знаю, что прошу.
  - Хорошо, сеньор Шимановский. Сейчас я отдам приказ.
  
  * * *
  
  Минут через пять створка шлюза отъехала, из проема высунулась голова. Опасливо покрутилась.
  - Уважаемый, думаю, вам стоит забрать своих людей, - кивнул я на орлов, сидящих под прицелом теперь уже Паулы. - Ранены они легко, жить будут. Хотя того, - кивок дальше, - трогать не советую - может не выжить. - По улице уже была слышна сирена - подъезжала скорая. И не только, но то уже проблемы Катарины и её "заначек". - Забирай-забирай! - настоял я.
  - Стрелять будете?
  - А надо?
  Через секунду наружу вышло еще несколько человек, так же опасливо оглядываясь, без оружия. Смолчали. Взяли своих, под мышки и за ноги, понесли. Вперед туловищем - парни опытные.
  - У нас есть врач, сейчас выйдет, - задержался один из бойцов. - Пойдемте.
  Врач - это хорошо. Кивнув девчонкам, я первым направился внутрь, в "пещеру к троллю", как почему-то захотела окрестить этот дом неуёмная фантазия. Следом двинулась Кассандра, перебросив винтовку за плечо, за нею Мия. Завершала процессию Роза.
  Дом стоил того, чтобы его описать. Красивые цветочные клумбы, небольшой садик-парк вдалеке с экзотическими растениями; богато разукрашенное здание гаражей, статуи при входе... Но я больше смотрел на людей вокруг, на их лица и намерения. Мне куда интереснее вид машин, начиная от атмосферных броневиков и заканчивая лёгким спортивным "инспирасьоном" ярко-желтого цвыета, которыми перегородили и транспортный шлюз, и пешеходный - на случай прорыва. К нашему приходу машины от пешеходного начали убирать - две уже отогнали, но две еще стояли. Всего я насчитал семь штук разных классов - неплохо. Жаль, что какое-то время ни одна из них территорию дома-дворца не покинет. Естественно, не мне жаль, сеньору.
  Внутренний интерьер так же остался за кадром. За десять минут до появления Катарины я соизволил сообразить попросить у Майка план этого имения, коий он прислал минуты через две, однако времени изучить его оставалось катастрофически мало. Вот я и зыркал по сторонам, запоминая расположение створок, дверей, подсобок и прочих полезных в деле штурма вещей вместо оценки культурного уровня - картин, статуй, паркета или зеркал окружающей обстановки. Нас не трогали, не задирали, и вообще, согласно совету, всё живое убралось с нашего пути как можно дальше. Кроме парня-охранника, судя по выправке, бывшего военного, державшегося со спокойствием астероида, бороздящего просторы Солнечной системы. Наконец, прибыли:
  - Кабинет сеньора Сколари. - Парень замялся. - Прошу оставить охрану здесь, сеньор, а то... А то некрасиво как-то получается, - сформулировал он, справившись с работой мысли. А что, нормальная формулировка для бывшего военного.
  Я махнул головой, Кассандра и Мия тут же юркнули внутрь. Роза тип и я остались снаружи, смотря друг на друга, готовые ко всему. Я понимал, сейчас всё, что захочу, будет на моих условиях, в том числе и разговор в присутствии личной охраны... Но, действительно, как-то некрасиво. Держать рядом ту же Кассандру с винтовкой на переговорах - признак слабости, а теперь, когда фаланга перед Мардонием выстроилась в боевой порядок, мне это было не нужно.
  - Чисто. - Патрисия вышла. - Он один, оружия не вижу. Пойти с тобой?
  Я хлопнул её по плечу:
  - Не стоит. Справлюсь.
  Войдя, одним жестом так же отпустил и оставшуюся "на стрёме" Мию. Прошел вперед.
  - Ну, здравствуйте, сеньор Сколари. - Кажется, даже голос мой обрел небывалую уверенность. - Продолжим?
  Стоявший у окна и смотревший наружу, во двор, сеньор обернулся. Лицо кислое, взгляд затравленный. Боится. Не за себя, естественно. Я вспомнил высказывание некоторых наших аристократок о том, что Марио может быть его сыном, а не только племянником... Судя по реакции, не стоит отметать эту версию с порога.
  - Присаживайтесь, сеньор Шимановский, - кивнул он мне на одно из кресел, которые стояли между журнальным столиком, смотря друг на друга. - А может, Веласкес?
  Я сел. Не нагло, по-хозяйски развалившись, но и не скромно присев, будто чувствую неуверенность бедного родственника. Я - хозяин положения, и обязан демонстрировать это даже невербально, но он - хозяин этого места, и мне надо договориться с ним, а не поставить перед фактом. Сеньор должен оценить жест.
  - Рано, сеньор. Меня не признали пока. И информации, когда признают, нет. Лучше я побуду Шимановским, по имени матери - так проще решать многие вопросы, меньше ответственности. Да и просто привычней.
  Команданте выдавил скупую улыбку.
  - О, да, насчет ответственности полностью соглашусь. Ответственность - великая вещь, с которой ничего невозможно поделать, когда она есть. И почему же королева молчала две недели? Испытание?
  Я пожал плечами.
  - Я воспитывался далеко не во дворце. И должен доказать, что чего-то стою без поддержки. И главное, сеньор, я это докажу! - Я выдал улыбку злого гения. Сеньор не подал и виду, но в душе у него поднялось нечто злое и яростное.
  - Что вы хотите от меня?
  - Во первых ответа на вопрос. Зачем вы подставили племянника?
  - Я не понимаю, о чем речь, сеньор Шимановский-Веласкес.
  Судя по глазам, всё он понял. Вот и отлично, ответ получен, можно переходить к следующему пункту.
  - Как вы планируете наказать его?
  Собеседник нахмурился.
  - Боюсь, я снова не понимаю вопроса.
  - Ваш племянник совершил преступление, пояснил я. - И более того, подставил этим вас. Вы обязаны его наказать. Плохих непослушных детей как бы принято наказывать...
  Он молчал долго, с минуту.
  - Какие у вас предложения?
  - У меня? - Я деловито поднял бровь. - Пятнадцать лет общего режима. По статье об изнасиловании. Подойдет?
  Команданте аж перекосило.
  - Вы понимаете, сеньор Шимановский, что это равносильно смертному приговору, только гораздо более жестоко?
  - Ну, как вариант, согласен на смертный приговор, - победно улыбнулся я. - Мы его сейчас забираем, прямо сейчас, и никаких претензий к вам не имеем. Королева вновь забывает о вашем существовании, как и ранее.
  - Неприемлемо, - покачал головой собеседник. - Он - сын моей сестры. Моя семья. Так же как вы - племянник ее величества. Понимаете аналогию?
  Я мило улыбнулся.
  - Я не насиловал беременную, сеньор. В этом наша разница. Вы сами привели аналогию, и я её продолжу. Носимый той девочкой ребенок тоже был частью королевской семьи, частью клана. И поскольку он не родился... Королева этого не оставит. Она может прогнать меня прочь, если не решу проблему, как ненужную бездарность, но ответ за убитого члена своей семьи спросит. Угадайте с кого?
  Сеньор Сколари позеленел, но держался.
  - Что вы предлагаете? Вы загоняете меня в угол; вы же понимаете, я не могу отдать вам племянника. Тогда к чему этот разговор?
  - Но я также понимаю, что не могу штурмовать ваш дом, если окажетесь его выдать, - парировал я своей слабостью. Для паритета. - Поднимется информационная волна, которая тётушке не нужна. Так что нам таки нужно договориться, сеньор. Подумайте, что вы готовы предложить... Чтобы уйти от крайностей?
  Из груди команданте вырвался обреченный вздох. Видно до последнего боялся штурма.
  - Мне нечего предложить. Любое мое решение покажется вам недостаточно кровожадным. А если на него согласитесь вы, это не значит, что наш договор примет королева.
  - Это была моя женщина, - криво усмехнулся я. - У меня карт-бланш на решение. Королева может отдалить меня за... Безграмотность и наивность, но договор будет иметь силу. Вы заметили, она две недели не вмешивалась в ситуацию, давя разобраться мне?
  Звучало логично, но команданте на то и команданте, чтобы никому не верить. Однако особого выбора у него не было, нам надо решить проблему сейчас. Завтра будет поздно. Во всяком случае, такое впечатление должно сложиться после происшествия у ворот.
  - Я не отдам Марио, - рыкнул, наконец, хозяин этого дома. - Делайте что хотите, но я его не отдам. Убьёте?.. Убивайте.
  Я продолжал улыбаться, не мешая его монологу.
  - Да, он... Плохой мальчик. И я готов сделать так, что до конца своих дней он не ступит на Венеру. Если его, конечно, выпустят, что только в вашей власти, сеньор Шимановский. - И глядя, как я недоуменно нахмурился, соизволил пояснить:
  - Я попытался убрать его с планеты почти сразу. Ему запрещен вылет. Без объяснения причин. Как и всем, кто в том инциденте участвовал. А вы не знали?
  Нет, не знал. Ну, хоть за это тётушке спасибо - не дала тараканам разбежаться по щелям и норкам.
  - Он должен понести наказание, - гнул я своё. - Этого недостаточно.
  Сколари издал обреченный вздох.
  - Мы не понимаем друг друга. В таком случае могу предложить только одно - суд. Честный, согласно законов королевства.
  - Вы пойдете на это, зная, что будет с Марио в тюрьме?
  - Ну, я же законопослушный гражданин, сеньор Шимановский, - победно и очень зло улыбнулся этот... Тролль. - Как вообще можно говорить о чем-то, о каких-то договоренностях за пределами законодательного поля?
  Я расхохотался.
  - Знаете, что меня всегда поражало в... Скажем так, представителях теневого мира? Когда вам дают по рукам, вы моментально вспоминаете о законе. О правах, суде, презумкции невиновности... Обо всех процессуальных нормах, которых знать не знали, верша свои дела. - Помолчал, оценивая, как выкрутить так, чтобы мои действия выглядели достаточно солидно. - Хорошо, вы правы, закон прежде всего. Моя тётушка как раз и поставлена народом, как высшый арбитр на случай его неисполнения. Я согласен.
  Глаза сеньора победно сверкнули - уж тактически поеду он одержал. Время для решения проблемы выиграл. И раз так, я решил закругляться и озвучить приемлемые для нас обоих здесь и сейчас условия, тщательно подбирая формулировки.
  - Для того, чтобы не было эксцессов с тетушкой, предлагаю записать наши договоренности на носитель. Как считаете?
  - Согласен. - Сеньор поднял голову и приказал искину включить запись. У меня запись шла и так, потому я просто продолжил:
  - Я, Хуан Шимановский, обещаю, что ничего не сделаю Марио Сколари, племяннику команданте Антонио Сколари, до справедливого суда, который вынесет ему справедливый приговор. В обмен на это Антонио Сколари обязуется не прятать племянника, не пытаться вывезти его за пределы планеты и четко выполнять все уголовно-процессуальные процедуры, связанные с Марио. Вы согласны, сеньор?
  - Согласен, - медленно и громко проговорил сеньор Антонио.
  - Также, учитывая, что тот нанес тяжелые психические травмы изнасилованной им Беатрис Санчес, Антонио Сколари обязуется в качестве моральной компенсации покрыть расходы на врачей и психологов, с целью чего выплачивает Беатрис Санчес пять миллионов империалов, здесь и сейчас. Сеньор?
  Сколари вновь позеленел, его даже затрясло... Но отступать было некуда.
  - Да, я согласен и с этим, - произнес он. И я выдал самое "вкусное", оставленное на потом:
  - А так же забирает из судебного производства встречный иск к сеньорите Санчес по поводу лжесвидетельства, как не соответствующий действительности, юридический казус.
  - Да, конечно, - вновь кивнул команданте, уже спокойнее. Да, поражение, но сейчас он и не мог победить. Признав вину племянника, глупо цепляться за встречный иск. Это ниже чести кабальеро, а в преступном мире слово "честь" не пустой звук.
  - В таком случае у меня всё, - закончил я. - Если не трудно, продублируйте мне текст нашего соглашения на носителе?
  
  Когда я спустился вниз, меня ждал вид продолжения "банкета". Действительно, у Лока Идальги в рукавах оказались козыри. Внизу стояло еще две скорых, пакующих двоих раненых гвардейцев, еще две "араньи" гвардии и лежало с десяток их вооруженных бойцов... В смысле вооруженных до момента утыкания их "мордой в бетонопластик", естественно - в данный момент их оружие выставили в отдалении пирамидой. А так же... Точно, два взвода, как я и говорил - два "мустанга" с почти двумя десятками девочек в форме, расхаживающих между условно-пленными в ожидании высочайшего решения.
  Рядом стояли три машины с черно-синими опознавательными знаками департамента безопасности и логотипом антитеррора, но эти перцы сидели внутри. Их командир, в броне, но без шлема, беседовал с Катариной. М-да, я мог надавить на Сколари и сильнее... Если бы это было нужно.
  Но мне не нужно сильнее. Мне нужно, чтобы "тараканы" не разбежались, а сеньоры думали, что я буду играть на их поле. Дабы усыпить бдительность. Ведь при всех моих "понтах", и более того, при всем весе королевы, у них есть шансы выиграть судебный процесс, очень сильно смягчив наказание. Ибо любое давление на суд со стороны Веласкесов может... Теоретически, но напомню, мы на Венере... Может подхватить информационная волна, которая выкрутит ситуацию с точностью до наоборот - плохая королева "напрягает" свободный независимый суд чтобы... Ля-ля-ля. Долго ли придумать с нашими медиа- и политтехнологиями? Там и кланы подтянутся, кому выгодно ослабление королевы, и вопрос превратится в чисто технический - кто кого. На действующих лиц и само происшествие будет плевать.
  Они должны думать, что могут и отмазаться от кары сами, и частично отмазать отпрысков. Посидеть которым как бы придется, но Майк четко дал понять, как именно им придется сидеть, и что наказанием такую сидку считать не стоит.
  Да и чек на пять "лямов" несказанно грел душу. Надо побыстрее передать его парням - пусть разворачиваются с аппаратурой. Уничтожить два городских эскадрона за счет их же поставщика, одной из бандер? Части самого криминального мира? Какая ирония!
  - Ты, действительно, собираешься ждать "честного и справедливого" суда? - задумчиво хмыкнула Катарина, когда я дал ей прослушать запись на обратном пути.
  - Естественно, - с воодушевлением воскликнул я. - Договор - есть договор. И мы его финансово скрепили, - помахал я чеком в руке.
  Она покачала головой, но промолчала. Давно меня знает. И понимает, я не скажу, что задумал, пока не придет время - хоть расшибись в лепешку.
  - Теперь куда? - произнесла она после долгого молчания.
  - Теперь на базу. Домой. - Из груди вырвался облегченный вздох. - Завтра много дел, но главное я узнал, это Сколари. Он-команданте подставил племянника, дабы смыть с себя тень ассоциации его с собой. Но после, почувствовав за две недели, что можно избежать наказания, выкрутиться, он-человек страстно захотел мальчика отмазать. Нормальное человеческое желание. Остальное решим, дело техники. - Как скажешь. - Она тронула рычаг форсажа, "эсперанса" привычно рванула вперед.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"