Кусков Сергей Анатольевич: другие произведения.

Глава 8. Про джедаев и антиджедаев, а так же оружие, музыкальные инструменты и прочие основные фонды

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ред. от 20.1.16. Внимание, прода в облаке. Выложенные на странице куски так и есть без вычитки.

  Глава 8. Про джедаев и антиджедаев, а так же оружие, музыкальные инструменты и прочие основные фонды
  
  Я решил немного повыпендриваться, так сказать, сохранить традицию, и по дороге тоже купил батон самого дешевого хлеба. Когда подошел к пятачку площадки памятника сеньору Хэмингуэю, там никого еще не было, хотя при этом, да и что говорить, от самого метро, чувствовал взгляд в спину. Но это закономерно - такие люди, как человек, с которым у меня была встреча, не могут не перестраховываться. Они вообще могут не пойти на контакт, если им покажется, что что-то не так. И никакой его превосходительство ничего не сделает - я догадывался, к какой службе относится связной, а эта служба всегда автономна, в любой стране и при любом режиме. Подконтрольна, но определенный перечень решений принмает всё же сама. Потому спокойно присел и приготовился ждать, пока они не просветят меня всем, чем только можно, не обрубят 'хвосты', если таковые есть, и не сделают еще множество вещей, о которых я не имею ни малейшего понятия.
  И действительно, подождать пришлось минут двадцать. Взгляд в спину свербел, но я старался, терпел. Мне нужны эти люди! Кроме них у меня по сути никого нет, никаких ресурсов, и если они не захотят идти на встречу... Я даже боялся думать, что будет. Моя шикарная вендетта, поистине эпическая задумка, превратится в рядовое мочилово, где под рукой будет максимум три подразделения, включая моё, а всех подонков, в том числе высокопоставленных, придется отлавливать поодиночке, без возможности включить 'воспитательный эффект', о котором говорил сеньор Серхио.
  Когда я скормил голубям три четверти батона, неизвестные, наконец, посчитали, что всё чисто. На краю дорожки, ведущей к площадке, появился неплохо, но неброско, 'по-домашнему' одетый человек, в котором глаза читали военного пенсионера, честно отдавшего Родине положенный долг и теперь наслаждающегося покоем и умиротворением на гражданке. Человек был невысок, полноват, но при этом в нём чувствовалась военная выправка. За расслабляющей внимание полнотой скрывался неплохой боец - не знаю, откуда взялось это чувство, но я не горел желанием встретиться с ним один на один на узкой дорожке. Выражение лица расслабленное, словно вышел на предобеденную прогулку и ловит кайф от всего, что происходит вокруг... Но я видел, как цепко приклеивались при этом его глаза ко всему, что вставало на их пути. Это было что-то сродни моим занятием по тренировке внимания и памяти - человек разбивал окружающее на сектора, вычленяя несущественные на первый взгляд, но важные мелочи, оценивая риски, угрозы и бог весть какие еще известные только ему факторы. Шаг его нельзя было назвать строевым, но было видно, что ходить ТАК он учился. То есть всё-таки бывший военный. И, наконец, самая несущественная деталь - с волосами этого господина были небольшие проблемы, о чем говорила изрядная проплешина. Которая для его возраста в полвека, впрочем, была скорее нормой, чем выдающейся деталью.
  В общем, передо мной был лев, бывший военный, прошедший первоклассную подготовку по шпионской линии. Причем лев немаленького ранга - связной настолько излучал уверенность и умение владеть собой, что подсознательно мне хотелось залезть под лавочку. Он привык повелевать, но привык и отвечать за свои поступки - 'гнать порожняк' ему не получится, при всём желании. Так же в его глазах читались ум и хитрость, но, думаю, без этих характеристик в управлении внешней разведки Марсианской народной республики делать нечего в принципе.
  Выйдя на дорожку вокруг памятника, человек, не теряя улыбки на лице и улыбаясь проходящим мимо прекрасным сеньорам в летах и не очень, сделал полукруг, после чего как бы случайно остановился напротив меня, спросил:
  - Юный сеньор не подскажет, сколько времени?
  - Вам по Москве, или Каракасу? - улыбнулся я, произнося пароль, скашивая глаза на хронометр браслета.
  - Было бы неплохо по Владивостоку, но вряд ли ваши часы настроены дальше Урала... - улыбнулся он в ответ.
  Есть, отзыв. Некто внутри меня от такой конспирологии захотел рассмеяться, но я сдержался.
  - Я правильно понимаю, отсутствие связи вокруг этого памятника ваша заслуга, а не ваших потенциальных противников? - задал связной вопрос в лоб, сразу раскусив эту техническую деталь, перейдя на русский центральных равнин своей планеты. Я кивнул и ответил на его диалекте:
  - Да, сеньор. У меня есть электронный ключ, а в постаменте спрятан мощный военный глушитель.
  - Я присяду?
  Я кивнул, подвинулся.
  - Конечно!
  Сеньор сел, задумался. После чего произнес:
  - То, что ключ электронный, означает, что минимум одна волна для прослушки доступна. Та, которая после разговора выключает этот прибор.
  - Там очень интересный алгоритм защиты от этого, - я вновь непроизвольно улыбнулся. - Технические подробности представляю смутно, но создавался он специально на такой случай. Пробиться под завесу возможно, но вероятность этого менее тысячной процента. К тому же то, о чем я хотел бы поговорить, не является государственной тайной, и более того, наверняка будет известно там, - ткнул пальцем в крышу купола.
  Естественно, сеньор знал все технические подробности. Это у него такой способ соблюсти этикет, поговорить 'о погоде в Сан-Паулу'.
  - Тогда смысл в нашей встрече? - показно ехидно улыбнулся этот человек.
  - Она не станет вмешиваться, - покачал я головой. - Это базовое условие. Однако помогать тоже не будет, как и защищать от тех, кто захочет поставить палки в колёса. Их я боюсь куда сильнее.
  Человек снова задумался, и думал долго.
  - Хорошо. Я вас слушаю, молодой сеньор, - принял решение он.
  Я глубоко вздохнул, и начал:
  - Господин Ноговицын сказал, что к вам я могу обратиться с любой просьбой, с какой бы хотел обратиться к нему. А мне очень срочно требуется... Некая щекотливая помощь.
  - Щекотливая? - вычленил собеседник это слово.
  - Да. Мою девочку изнасиловали, она потеряла ребенка. Для того, чтобы показать планете, что со мной не стоит связываться, и что не стоит связываться СО МНОЙ, - я должен устроить показательную вендетту.
  - Насколько показательную? - сощурился он - ему явно было весело.
  - Настолько, чтобы когда мой проект наберет обороты, таких глупых эксцессов больше не повторилось. Чтобы окружающие знали, перед ними не простой мальчик, ценность которого только в том, что он королевский племянник, а фигура. Хоть и маленькая, но с потенциалом. И что эта фигура не остановится перед необходимость лишить жизни группу неближних своих, если они угрожают ему и его близким. Вы ведь знаете о моем проекте, неправда ли? - усмехнулся я.
  Подколки не вышло - естественно, знал. На лице собеседника не напрягся ни один мускул - эта тема была для него из разряда детских проблем.
  - Исполнителями, как понимаю, будут... Ваши сослуживицы? - вновь расплылся он в неуловимой простому обывателю улыбке.
  - Не только. - Я покачал головой. - Но в основном да, костяк составят они. Проблемы с кадрами у меня нет, есть проблема с оружием. И именно эту тему я хотел бы обсудить с его превосходительством.
  
  Нет, я, конечно же, знал, что господина Ноговицына нет на планете. Он улетел домой сразу же после памятного процесса. Но этот человек, судя по моим ощущениям, как минимум имеет право принимать некоторые скользкие решения за него. А как максимум, выйдет на своего президента и доложит, а уж тот однозначно сможет увеличить количество степеней свободы этой ситуации, или я ничего в политике не понимаю.
  - Александра Юрьевича нет на Венере, - произнес связной ожидаемую фразу после долгого молчания.
  - Я знаю, - кивнул я.
  Снова пауза. И, наконец:
  - Скажите, молодой человек. Я понимаю, слово Александра Юрьевича - это слово президента Народной республики... И если он разрешил обращаться - то вы имели полное право попросить меня о встрече... Но вы не маленький, и, как сами говорите, не простой парень, достоинство которого лишь в том, что он - племянник королевы. В политике ничего не происходит просто так, у всего своя цена. В том числе и у помощи Республики.
  Хорошее замечание. Я ждал его, хотя и в такой открытой форме.
  - Сеньор, я должен Марсу, - произнес я - вырвалось. Кажется, тяжело при этом вздохнул. Больная тема, но, блин, пора бы наконец озвучить её хоть перед кем-то! Такой груз слишком тяжел, чтобы таскать его в себе. Единственный человек, который, и я точно знаю, меня поймёт, слишком далеко и слишком высоко, чтобы это обсуждать... А душа горит.
  - Я задолжал, когда выступил на процессе, - продолжил я. - Из-за меня погибли семеро хороших ребят...
  - Их приговорил к расстрелу суд Марсианской народной республики, - жестко осадил связной. Я кивнул, но не согласился.
  - Они не были достойны такого наказания, сеньор. И вы не хуже меня это знаете. Порки, тюрьмы... Ну, не знаю, чего. Но не расстрела.
  Помолчали.
  - Я виноват перед ними, и теперь моя задача сделать так, чтобы они погибли не напрасно. Я должен сделать что-то для марсианского народа. Не знаю что, но что-то должен. Чтобы тот жил... Лучше. В мире жил. И с собой, и с Венерой.
  Есть, я это сказал! И, действительно, стало легче.
  Человек покачал головой.
  - Сеньор Шимановский, вы ничего никому не должны. Не возводите себя в ранг бога.
  Помолчал.
  - Я предельно внимательно проанализировал и ваше выступление, и ваше поведение во время марсианской эпопеи. Вы не совершили НИ ОДНОЙ ошибки. Абсолютно все ваши действия были оптимальны - сам господь бог не добился бы лучшего. Да, знаю, вас учили, готовили, - вскинул он руку, подавляя мой протест. - Вы ЗНАЛИ, как надо действовать. А где не знали - интуитивно чувствовали. У вас не было опыта, но были ЗНАНИЯ, понимание сути происходящих процессов и их глубинных причин, а это немало. Так что нет, вы ничего никому не должны. А ваша пьянка в камере с господином Колобковым... Это всего лишь эмоциональная составляющая. В жизни много эмоциональных составляющих, но опираться нужно не на них, а на реальные поступки, имеющие предпосылки и последствия.
  - Сеньор, я уже столкнулся с этим гнусным и грязным делом, именуемым 'политика', - выдавил я хриплый смешок. - Но здесь и сейчас вы немного не правы. Сейчас Я решаю, виноват я перед кем-то или чем-то, или нет. Вы можете думать всё, что вам хочется, но я считаю так, и это моё право.
  Выдержал паузу, прежде, чем выложить главный аргумент.
  - Сеньор, я со временем могу попытаться решить эту проблему так, как захочется моей правой ноге. Или левой. В отрыве от реалий, без понимания глубинных процессов вашего общества. А могу в кооперации с вами, зная расклады, проинструктированный вашими специалистами в областях, в которых могу наделать ошибок. Какой путь вы предпочитаете? Наше добровольное сотрудничество, предложенное, заметьте, мною, или же пускай каждый идет своей дорогой, ведь политика дело грязное, а предпосылки и последствия важнее эмоций?
  - Нахал! - Сеньор рассмеялся. - И где мы будем тебя потом ловить, когда появится необходимость ввести в нашу игру такого игрока, как ты?
  Уже 'ты'. Прогресс!
  - Сеньор, я найду оружие, - приторно улыбнулся я. - Да, это будет всего лишь несколько винтовок... Ну, и пара игольников. Но это будет означать лишь меньшую показушность акции, да большее время исполнения. Но нужные люди про кровь на моих руках узнают всё равно - Венера маленькая планета. Мне не кровно необходимо выходить на вас, однако я всё-таки сделал это, и чистосердечно предлагаю в дальнейшем свои услуги.
  Нет, у вас не будет никаких гарантий. Единственная ваша гарантия - моя эмоциональность. То, что в душе я всё так же буду желать отдать долг, заплатив по счетам. Не больше, но и не меньше.
  Маска невозмутимости сеньора треснула. По лицу пробежали морщины - в нём сражались два демона. Первый - недоверие, мне и моей позиции. Осложнялось это тем, что я как бы человек его шефа, его президента. Который ждал, что рано или поздно я за чем-нибудь приду и расставил эту нехитрую ловушку обещания помочь. То есть господин Ноговицын изначально собирался брать меня в оборот, использовать в своих партиях, и он это прекрасно понимает. С позволения тётушки, естественно, но они поладят. То есть этот демон носил имя недоверия к Александру Юрьевичу, и оценить глубину этой загвоздки мне, не знающему подводных раскладов в верхушке Красной планеты трудно.
  Второй же демон... А почему, собственно, нет? Дать парню такую малость, как оружие... Прочно посадив этим на крючок? Да, компромат еще тот, почти что не компромат... Но ведь на крючок сажают не только кнутом, но и пряником. А любая моя зависимость от марсиан, на любом этапе... Как минимум они ничего не теряют.
  - Хорошо, какое именно оружие тебя интересует? - сдался связной, приняв решение.
  
  * * *
  
  - Заставляешь ждать, непунктуален, - усмехнулся Адриано, когда я перешел дорогу к комплексу пионерам космоса. Встречаться решил на своей территории, дабы не светить интересные в плане общения места. Что-то подсказывало, так будет безопаснее в будущем.
  - Подождешь, ничего с тобой не случится, - безразлично бросил я.
  - А как же 'точность - вежливость королей'?
  Я его усмешку 'не заметил'. Бегло пожал плечами.
  - Буду королем - тогда и предъявляй претензии.
  Адриано так просто сдаваться не собирался и язвил дальше:
  - И всё-таки, сам королевский племянник, устраивающий школьные революции, обламывающий рога маститым аристократам, а ходит пешком и ездит на метро? Диссонанс не чувствуешь?
  - Совершенно. - Я покачал головой. - Так я незаметен, не то, что некоторые,- окинул рукой вокруг, где вдалеке виднелся кортеж из трёх атмосферников, а чуть ближе со всех сторон стояло или прохаживалось около десятка охранников. Все достаточно далеко, чтобы не успеть, если я решу грохнуть Манзони-младшего, но с демонстрацией, что и сам я после этого не уйду. Вообще-то все понимали, что мне нужно просто поговорить, но демонстрация, статус, понимаешь...
  - У незаметных людей, Адриано, - продолжил я, - гораздо больше степеней свободы действий. А значит и возможности ударить по врагам.
  - Есть такая штука, корпоративная этика, - парировал мой старый враг. - Или сословная. Если ты принадлежишь к определенной прослойке общества, обязан соответствовать, вести себя так, как в ней принято. А 'незаметных' среди аристократии не понимают и не уважают, Хуан, не признают равными.
  - Хорошо смеется тот, кто смеется последним, - выдавил я самую лучезарную улыбку, на какую был способен. - Меня и так не примут, и так не будут уважать. Тебе ли этого не знать? Но в отличие от тебя, относиться к себе соответственно статусу я заставлю. И заставлю сам, без опоры на тётушку. И кстати, благодаря незаметности в том числе.
  Адриано раскрыл было рот, чтобы спорить дальше, но передумал и решил сменить тему.
  - С чем пожаловал? Какую каверзу еще задумал? И при чем тут я? Тебе мало школы?
  Я показно скривился.
  - Адриано, ты большой мальчик, не пори чушь. У меня не было и нет к тебе каких бы то ни было негативных чувств и претензий. Мы оказались по разные стороны Большой Игры, ты за 'красных', я за 'синих', только и всего. В личностном плане ты мне даже симпатичен.
  ...Нет, у меня были претензии, что ты обижаешь моих друзей, - оговорился я, - но за это ты получил. А возвращаться к былому смысла не вижу.
  - Вот как? И даже симпатичен? - Он задумчиво хмыкнул - я его озадачил. Самую малость, но с толку сбил. Видно он считал, что я сплю и вижу, как бы его окончательно уничтожить, злыдень я эдакий.
  Я набрал в легкие воздуха и начал отповедь, прицеливаясь на далёкое будущее - надо же сочетать полезное с необходимым?
  - Более того, скажу тебе такую вещь... Ты мне не поверишь, но я тебе её всё равно скажу. Когда твой отец... Отправится в мир иной... Нет, не перебивай! - поднял я руку, останавливая возражение. - Сеньор Умберто поставил не на ту лошадку, ты, как умный парень, не можешь этого не понимать. Он играет в игры со ставками бОльшими, чем может себе позволить, а значит, его итог будет закономерен.
  - Хуан, я приехал сюда слушать небылицы и оскорбления в адрес отца? - нахмурился Адриано.
  Я расплылся в безмятежной улыбке.
  - Почему небылицы? Версии. Просто версии. Вопрос в том, на чем они основаны, на что опираются. Это важнее любых оскорблений.
  Твой отец не понимает, что те люди, которым он продался, выжмут из него максимальную пользу и уберут со своего пути. Сами, в любом случае - то есть даже если он выживет в противостоянии с королевой и 'несвятой троицей', в чём я сильно сомневаюсь. Таких игроков не оставляют, понимаешь? С ними после достижения целей не делятся, их 'прокатывают' мимо кормушки - кто они такие, чтобы делиться? Средства производства, всего-навсего. Твой отец считает, что у него хватит могущества закрепить влияние после победы, но на самом деле он попадет под тотальный контроль спонсоров, которым совсем не нужна на Венере сильная независимая фигура. И опереться в борьбе с ними ему будет уже не на кого. Что, скажешь, нереальный сценарий?
  - Много ты понимаешь в политике, - примирительно фыркнул Адриано, отказываясь от борьбы. Задел за живое, слишком глубоко копнул. Так далеко, куда он пока не заглядывал - не хватало фантазии. И теперь будет вынужден это сделать, нравится ему это, или не нравится. Но всему своё время, а пока время кидать камни, и я кидал:
  - Сколько понимаю - столько и моё. И вновь как бы безразлично пожал плечами, демонстрируя железобетонную уверенность в своих словах, какая подчас действует сильнее, чем любая аргументация. - И подчеркну, это будет, только если он выйдет победителем из схватки с королевой, шансы на что я оцениваю как ниже среднего. Существенно ниже. Веласкесы думают закручивать гайки в стране и дальше, и твой отец первый кандидат в мальчики для битья. По многим причинам.
  - Давай к сути? - переделнуло собеседника. Ну что ж, действительно, на первый раз хватит. Кое-какие вопросы Адриано, видимо, себе уже задавал, хоть и не весь спектр - а теперь задаст и остальные.
  - Когда твоего отца... Сбросят с пьедестала, - нашел я мягкую формулировку, - я предлагаю тебе союз. Предлагаю играть за мою команду.
  - После всего, что было? С учетом, что мы смертельные враги? - Мой противник хрипло рассмеялся, но сам своему смеху не верил.
  Я сделал лицо, словно воспитатель, услышавший от малолетнего подопечного очередную наивность.
  - Адриано, враги твой отец и королева. Кто с тобой друг для друга мы - мы должны решить сами. Я решил - ЛИЧНО ты мне не враг. Кто для тебя я...
  ...К тому же, если что, тебе банально не дадут продолжать его политику, - расплылся я в очередной улыбке. - Не для того твоего отца дожмут. Если ты не самоубийца, конечно, и не хочешь вслед за ним.
  А еще у тебя есть родственнички, которые обязательно попытаются отбить от кормушки, то есть забрать компанию. И будут готовы ради этого продать душу дьяволу. Что, не так?
  - Тебе в любом случае нужно будет как можно быстрее развернуть политику на сто восемьдесят градусов и найти покровителя, - добил я. - Покровителя, который поможет отбиться и укрепиться. И я считаю, что мы, бастарды, должны помогать друг другу.
  Адриано думал долго, молчал. Кажется, голова его от размышлений чуть-чуть не задымилась, и будет на грани еще долго. Наконец, согласно кивнул.
  - Допустим. И ради вот этого ты хотел со мной встретиться? Чтобы высказать весь этот бред? Забросить удочки для вербовки?
  - Ни в коем случае, - покачал я головой, тщательно маскируя облегченный вздох. Процесс пошел. - Это была так, лирика, разговор 'о погоде в Сан-Пауло'. То, о чем говорят перед разговором согласно упомянутому тобой 'корпоративному этикету'.
  Пауза.
  - Мне нужно встретиться с твоим отцом, я позвонил тебе ради этого, - перешел я к основной фазе разговора. - Но напрямую выходить на него... Он не захочет общаться.
  - Не захочет, - подтвердил Адриано. - Да и я не хотел, если честно. Просто поразила твоя безграничная наглость.
  - Что есть - то есть, - развел я руками. - Кстати, меня ей учил мой старый куратор из любимой нами обоими школы.
  - Я передам просьбу, - скривился Адриано, услышав про школу, - но не думаю, что и тогда отец согласится. Чтобы привлечь его внимание, нужны аргументы более веские. У тебя они есть?
  Сразу бы так.
  - Конечно. Иначе бы я не просил о встрече.
  Помолчал, придавая последующим словам бОльшую значимость. 'Этикет', тудыть его...
  - Не так давно на одну девочку напала банда гопоты, - начал я. - Всё бы ничего, но, во-первых, это была моя родственница. Во-вторых, беременная. В-третьих, беременная от меня.
  - Сочувствую, - кивнул собеседник. Искренне, но мимолетно, чисто по человечески.
  - Само собой, это было не простое нападение, и целью был я; она - лишь средство. В данный момент я ищу заказчика этого действа, чтобы покарать. И очень боюсь, что некто воспользуется этой ситуацией, подтасует факты и улики так, что я ошибочно посчитаю виновником не реального заказчика, а... Врага этой некто.
  - Она на это способна? - Адриано присвистнул, хотя вряд ли я его сильно удивил.
  - Скажем так, она УЖЕ воспользовалась этой ситуацией, - мягко сформулировал я, - как бы цинично это ни выглядело. Не думаю, что она пойдет дальше и подставит твоего отца, но... Но мне необходимо превентивно убедиться в этом, пока я еще контролирую ситуацию.
  - Звучит сильно, - усмехнулся Адриано. - 'Пока я контролирую ситуацию'!
  Я пожал плечами - веселого в этой фразе видел мало. Ибо ключевое слово здесь - 'пока'.
  - И как же ты собираешься проверить невиновность моего отца? - улыбнулся он. Кажется, я заинтересовал парня. - Поверишь ему на слово?
  Я нахмурился. Приходилось выкладывать козырь, который пригодился бы мне гораздо позже... Однако иначе не получится.
  - У меня с самого детства есть одна способность... - Я вздохнул, мысленно представив, как эти слова прозвучат для непосвященного человека. - ...Назовем её магия, биоэнергетика, экстрасенсорика - название сути не меняет. Я вижу, когда люди мне врут. В девяноста процентах случаев. Это не работает только с близкими, да с такими мастодонтами владения собой, как наша любимая королева. Исключений почти нет. Думаю, мне достаточно пообщаться с твоим отцом с глазу на глаз, и всё встанет на места.
  - Ты так в этом уверен?
  - Абсолютно. - Я попытался вселить уверенность в правоте и в Адриано. Тот сомневался... Но проникся.
  - А если он... Из десяти процентов? - натянуто улыбнулся Манзони-младший. Да, не поверил, но его дело маленькое.
  - Как говорит моя напарница, на всё воля Мироздания, - развёл я руками. - Не попробуешь - не узнаешь.
  - Я скажу отцу, - кивнул он, демонстрируя, что разговор окончен, что собирается уходить. Мы как раз сделали круг почета вокруг центрального монумента. - Что-то еще?
  - Как ты сам? - вырвалось у меня. - Сменил школу?
  Нет, не угадали. Просто так вырвалось. Хотя да, надо играть роль потенциального старшего товарища... Но - потом. В смысле, играть - потом. Пока же вот такая маленькая импровизация.
  Адриано позеленел от перманентной злости, но сдержался. 'Этика', маму её за орбиту Седны...
  - На домашнем обучении, - процедил сквозь зубы. - Надо мной слишком многие теперь смеются. И вообще...
  - А я слышал, революции титуляров пошли по планете волной, - усмехнулся я, наморщив лоб. - Акции протеста без тормозов. Сеньоры владельцы школ, не разобравшись, не поняв нового тренда, пошли по проторенной дорожке и всех участников, не разбирая, повышвыривали... И наша любезная глава ДО в ответ начала эти школы прикрывать. Вон, уже две прикрыла. Пока на время, но теперь специалисты её департамента копают историю отчислений за пять последних лет, и владельцев обяжут оплатить безвинно вышвырнутым дальнейшее обучение, или новый грант, за свой счет. Невзирая на былую успеваемость. Что, об этом те, кто смеялся, тоже не слышали?
  Адриано молчал.
  - И в этих школах не было тебя. Как и меня.
  На Манзони было страшно смотреть. Но он сдержался, хотя и из последних сил.
  - 'Корпоративная этика', не забывай, - закрыл он тему. - Тебе тоже не простят, если оступишься. Это же террариум
  Террариум... Я усилием сдержал смешок. Этот парнишка явно в корпусе не был!
  - А у тебя еще и сестричка подрастает... - как бы в никуда произнес я, так же подводя теме итог, со своей стороны.
  Есть, вновь попал. Ай да я! Это сколько же у него с сего дня появится поводов для размышлений?
  - Хуан, я позвоню тебе, когда поговорю с отцом, - протокольно кивнул Адриано, предпочитая не пожимать мне руку. - Это всё?
  - Да, всё. Тогда до связи? - вежливо кивнул я в ответ и направился назад, к переходу. В метро, пешеходом, держать за пазухой свои степени свободы, несмотря на 'корпоративную этику'. Ведь главный закон любой этики до безумия прост - если ты сильный, если можешь позволить себе ставить другим условия... Все остальные пункты этики для тебя не имеют никакого значения.
  
  * * *
  
  - Привет. Можешь говорить, не отвлекаю?
  На том конце недоуменное молчание.
  - Кто это? Откуда у вас этот номер?
  - Концерт на день рождения школы, Хуан. Я еще с девочкой в гримерку заходил. А перед этим тебе песню подбросил.
  Снова молчание, но теперь с нотками узнавания.
  - Привет, Хуан. Извини, просто я не помню твоего имени - да, конечно. И что ты хотел?
  Вопрос об источнике номера отпал?
  - Мне нужно встретиться с Пако. Хотел, чтобы ты организовала нам встречу.
  - Позвони ему в офис и договорись. - На том конце недоуменно нахмурились. - В чем проблема? Дать номер его офиса?
  - Мое дело слишком щекотливое, чтобы выносить его в офисы, - улыбнулся я. - Хотелось бы, чтобы ты организовала нам "домашнюю" встречу, как говорят политики, "без галстуков".
  Хелена-Мерелин задумалась.
  - Зачем?
  - Боюсь, моя звездочка, это касается только меня и Пако, - продолжал улыбаться я. Умственные способности девочки явно до вокальных не дотягивали. - Лишь скажу, что у тебя может в скором времени выйти собственный альбом, кажется, третий по счету?
  - Третий, - согласилась она. - Не называй меня звёздочкой.
  Далее последовала долгая пауза, во время которой Хелена в ней боролась с Мерелин. Хелена, как всякая умненькая девочка, имеющая чутьё на неприятности, не хотела лишних проблемм, Мерелин же мечтала петь, мечтала о славе и волновало её только это. И поскольку я уже демонстрировал свою способность подкидывать стоящий материал, вторая ипостась в ней взяла верх.
  - Хорошо, вечером я позвоню, но ничего не обещаю. Если он откажется... То откажется.
  - По рукам, звездочка! - я тщетно пытался скрыть ликование - получилось. Хотя в успехе уверен не был. А Пако... Ага, откажется он, как же! Держи карман шире. Истинный барыга, у которого нюх на прибыли, встретится и выслушает хоть самого черта, если от него будет идти запах паленой орлятины.
  Я тут же набрал второй номер из скинутых мне только что Майком. Знаете, а это удобно, когда на тебя работают собственные взломщики. Не нужно озадачивать людей, которые могут взбрыкнуть и заерепениться, вроде диспетчеров и оперативных дежурных корпуса. Её высочество молодец, занялась крайне полезным для своего будущего делом.
  - Внимательно слушаю, - раздался на том конце линии сильный мужской баритон.
  - Я правильно понимаю, что имею честь общаться с представителем службы безопасности сеньора Диаша? - вновь улыбнулся я. Улыбка вещь странная - видеть её не видно, но почему-то слышно.
  - Да, сеньор, вы правильно понимаете, - так же с улыбкой, правда, недоуменной, парировали на том конце. - С кем имею честь, и почему ваш номер не определяется?
  - Потому, что это сеть императорской гвардии, - честно признался я. - С вами говорит Хуан Шимановский. Если вы компетентный глава службы безопасности, вы должны знать мое имя.
  - О, сеньор Шимановкский! - довольно воскликнул собеседник. - Разумеется, знаю. И что же вы хотите от меня?
  Приятно общаться с информированным человеком.
  - При всех своих связях, у меня не получилось найти выход непосредственно на номер сеньора Диаша. Он "заперт", закрыт в вашем сервере. Обойти этот момент, конечно, можно, но без санкции высокого руководства на это надо время, а возможности получить санкцию, к сожалению, пока нет.
  - Разумеется, это все-таки спецслужба, - "подбодрил" меня глава СБ хефе Пепе Толстой Бочки, не считая нужным скрывать иронию. - И занимается делами государственной важности, а не проблемами золотых деток.
  Про "золотых деток" я проглотил. В конце концов, вчера сам себя таковым поставил.
  - Потому я не нашел более оптимального способа, чем позвонить вам, - продолжил я. - Причем именно вам, дабы вы, минуя лишние инстанции, сразу соединили меня с боссом. Знаете, все эти секретари, согласования... Вся эта бюрократия безумно утомляет. Ну, либо не соединили бы, но как последняя, решающая инстанция.
  - Чтобы вы приехали с деструктором и к дому моего шефа? Нет, спасибо. - Он совершенно искренне усмехнулся, дескать, "чур меня, чур". - Транспортный шлюз стоит несколько миллионов, юный сеньор. Плюс демонтаж старого. Мой шеф убьёт меня. Пожалуй, я вас всё же соединю, но сначала немного повисите.
  В ушах заиграла приятная музыка - кажется, Шопен. Обожаю трезвомыслящих людей. Да и к Шопену с недавних пор отношусь положительно - её высочество держит обещание и прививает вкус к классике.
  Минут через пять музыка отключилась:
  - Сожалею, сеньор Шимановский, но именно в данный момент мой шеф занят. Однако приезжайте через три часа в гольф-клуб "Солнечный остров". Знаете, где это?
  - Найду, - мысленно кивнул я.
  - Отлично. Сеньор Диаш будет ждать.
  - Надеюсь, на охране проблем не возникнет? Всё-таки я... Не похож на тех, кто обычно посещает гольф- клуб.
  - Сеньор Диаш - владелец клуба. - Этот гад очень-очень ехидно улыбнулся. - Вас проводят, когда назовете имя.
  Вот даже как? Что ж, еще лучше. Никогда еще не был в гольф-клубе.
  - Хорошо. До встречи, сеньор.
  - До встречи, сеньор Шимановский.
  
  Проблем, действительно, не возникло. Охрана при звуке моего имени тут же вызвала парня в белоснежной рубашке - то ли официанта, то ли лакея, то ли... Блин, не знаю, как называются работники обслуживания в гольф-клубах. Кажется, каким-то североамериканским словом, но я не знаток североамериканских слов. Клуб этот находился на окраине, за пределами основного купольного массива Альфы со стороны космодрома и представлял собой отдельный глубоко врытый в землю ангар с укрепленной крышей, в котором когда-то докировались космолёты. Основательно расширенный, с микроклиматом внутри. Естественно, позволить себе роскошь играть в нём могли только очень богатые люди. Площадь ангара была колоссальна, устройство микроклимата такого размера стоит недешево, и, как я убедился, выйдя на поле, занято пространство было исключительно ландшафтами. Бесконечными сотнями метров разнообразных прородных ландшафтов.
  Ныряя дракону в пасть, обязательно нужно вызывать кавалерию, и я вызвал. Девочки ругались долго, вспоминая самые забористые эпитеты всех диалектов испанского (и не только испанского). Но я отпросился "погулять" у более высокого начальства, и предъявить им, кроме эмоций, было нечего.
  Машина корпуса, стоящая у входа, конечно, должна была оградить головы хозяев клуба от скверных мыслей, однако я полагался на их благоразумие и без этого. Кассандру же с собой взял исключительно для солидности. Аккуратно одетая в униформу телохрана девочка с игольником за поясом - то, что надо для веса при статусе королевского племянника. Да и форс-мажоры еще никто не отменял, а с её предсказательскими способностями это лучший вариант.
  Игольник на охране оставить не потребовали, чему я был удивлен, однако попросили не доставаль его из кобуры. Подтекст был такой, что изъятие его наружу расценится местными ка угроза со всеми вытекающими, правда, было непонятно, как они в этом слуае будут действовать?
  Однако "вредничать" и "бузить", то есть провоцировать кого бы то ни было, мы не собирались и спокойно шли за "лакеем", как я всё-таки окрестил про себя парня. Коридоры, выход на поле... Огромное, почти бескрайнее - край терялся за ровной линией невысоких деревьев, отгораживающих друг от друга "лунки", как назывались произвольно созданные ландшафты различного типа для усложнения работы любителей мяча и клюшки, с лункой, то есть небольшой ямой с флажком, в конце. Потолок невысокий, метров пятьдесят в самой высокой точке поля, по краям спускался до десяти. Это всё, что можно сказать о клубе и ангаре в целом.
  Парень продолжал идти не снижая шага. Вокруг были видны маленькие мобильчики, путешествующие по полю, не приминая аккуратно подстриженный ровный травяной ковер, или же наоборот, бурную травянистую поросль. Тут и там были видны небольшие лужи, входящие в ландшафт, ибо когда проходили мимо одной, я рассмотрел систему поддержания уровня воды. Потолок под крышей так же был усеян разнообразными устройствами и арматурой с распылителями - поливка, искусственные дожди и всё такое. Да, содержание микроклимата вещь недешевая.
  Людей почти не было. На соседней лунке играли несколько человек в специфической "униформе" - шортах и лёгких рубахах. "Униформа" в кавычках потому, что это обычная, домашняя одежда. Здесь ходить так принято, знак принадлежности к цеху. Даже издалека эти люди оставляли впечатление состоятельных. Рядом с ними ходило два таких же "лакея", как и сопровождающий нас парень, перенося с место на место сумки с клюшками и другие вещи.
  Этих двоих было видно издалека. Второго я узнал сразу - приснопамятный команданте Сколари, с которым у нас вчера официально был заключен мир. Команданте, разговаривая с собеседником, смотрел куда-то вбок, но прекрасно видел меня боковым зрением. Первый же...
  Да, действительно, не зря его так назвали. Он был не просто огромен - походил на огромную необъятную... Бочку.
  Вы видели когда-нибудь бойцов суммо? Есть такая национальная японская забава, не особо популярная за пределами страны восходящего солнца, но название которой стало нарицательным для определенных тучных людей во многих языках. Так вот, его можно было бы назвать адептом этой борьбы, если бы не несколько еще более устрашающих деталей. Полнота его распределялась по телу более равномерно, органически, под слоем жира чувствовались огромные мускулы, а росту Пепе был... За два метра.
  Бицепсы... Судя по обхвату одних только бицепсов, выжать четыреста килограмм при венерианском "же" для него плёвое дело. Да, майор был прав, такой свернет шею одними руками (что обычному человеку не под силу) и даже не скривится от усердия. Мои колени задрожали - очень, ОЧЕНЬ опасный противник. И еще более опасный ввиду того, что пятым чувством я почувствовал идущую от него во все стороны кровожадность. Этот тип не был маньяком, ему не доставляли радости мучения людей, но каких-либо принципов и норм в отношении своих врагов он не придерживался, убивая, калеча, рвя на части тех, кто этого, по его мнению, заслуживал.
  Команданте смотрел на меня через прищур, оценивающе. Я не понял, раскаивается он за наши договоренности, нет, но придерживаться их в любом случае будет. Однако реакция старшего товарища по организации была ему очень важна, ибо если я дам слабину, это будет означать изменение и его отношения ко мне, что крайне осложнит мне дальнейшую жизнь и вендетту.
  - Я правильно понимаю, вы - сеньор Диаш, - вежливо спросил я, подойдя и даже не думая протягивать руку. Кассандра встала сзади метрах в двадцати - хорошо, что я ее взял. Одно присутствие девушки вселяло дополнительную уверенность, помогая коленям держаться и не отбивать чечетку.
  Хефе "Мулифена" соизволил обратить на меня свой высокий взор.
  - О, а вот и наш лягушонок! - произнес он как бы для стоящего рядом коллеги. Неспешно поставил на специальную подставку мячик с цифрой "5", взмахнул клюшкой и ударил. Глаз сразу отметил - профи. Знал, как бить, с какой силой. Мяч приземлился метрах в пятидесяти от виднеющейся вдали лунки. - Играешь? - Это мне.
  - Никогда не пробовал, сеньор, - признался я, чувствуя легкую неуверенность. Играю ли я... Разговор получится "на чужом поле", а это его маленькая тактическая победа. Mierda!
  - Не страшно. - Покровительственная улыбка. - Диего, еще один мяч. Клюшки у нас есть, мы взяли дополнительный комплект.
  - Да, сеньор. - Стоящий сзади еще один "лакей" тут же поднес к подставке мяч с цифрой "2" и огромную необъятную корзину клюшек всех видов и мастей.
  - Я всегда играю пятым номером, - усмехнулся хефе. - Старина Антонио, - похлопал он команданте по плечу, - соответственно, первым. Значит, ты будешь вторым.
  Понятно.
  - Диего, ты уже подобрал парню клюшку?
  - Да, сеньор. - "Лакей" протянул мне одну из клюшек, видимо, какой принято бить именно на этом ландшафте.
  - Какая в них разница?
  Парнишка пожал плечами.
  - Долго объяснять. Приходите в наш клуб, сеньор. Первые два урока бесплатно.
  - Я доверяю вашему мастерству, - ослепительно улыбнулся я. - Будете подсказывать.
  - Это моя работа, сэр, горделиво вытянулся он.
  "Сэр". Еще одно неписаное правило, игровой этикет. Игра пришла из Северной Америки, со всеми вытекающими.
  Я взял клюшку, помахал в воздухе. Непривычно. Ладно, сойдет - я не ради игры сюда приехал.
  - Что надо делать?
  - Вы должны за как можно меньшее число ударов вогнать мяч в "кроличью нору", - кивнул парень в сорону лунки-ямки.
  - "Кроличью нору"?
  - Эта игра пришла из Шотландии, сэр, - пояснил парень. - Шотландцы так называли лунки. Слэнг.
  Ясно. Я кивнул. Он же продолжил:
  - Для разного типа поверхности используются разные клюшки, я буду подсказывать, какие. Силу удара, точку приложения и поправку по ветру вам нужно расчитать самому.
  - Поправку на ветер? - Я нахмурился.
  - Игра играется в любую погоду, сэр. В нашем клубе условия максимально приближены к реальности. - Кажется, он был несказанно горд, что работает в этом клубе. Мне же про "ветер" не очень понравилось. Ладно, играть - так играть.
  - Ну что ж, начнем?
  И мы начали. "Лакей" установил на специальную подставку чистый белый мяч, показал, как должен проходить удар. Как надо стоять, как бить. Я сделал три тренировочных удара (что-то типа по регламенту так можно) по мячам без маркировки, и даже дважды попал. После чего он поставил мячик с циферкой.
  Хлоп!
  Получилось.
  - Далековато, - заметил сеньор Сколари.
  - Играем. Пошли! -ухмыльнулся хефе.
  И мы пошли. "Лакей" потащил все три корзины с клюшками. И по пути объяснил, что игра будет идти по очереди, вначале мои удары, потом - сеньоров (поскольку мы как бы начали новую партию). Я про себя усмехнулся - я планировал наоборот... Ну, в более глобальном, чем гольф-поле, смысле.
  В тот день пришлось попотеть изрядно. Даже методики управления сознанием и тренинги у лучших преподавателей первого и второго управлений ИГ помогали мало. Но кое-как я всё же загнал этот долбанный мяч вначале на "грин", как называлась зеленая лужайка в конце лунки, а потом и в саму "кроличью нору".
  Затем играли сеньоры. Про себя я отметил, что Сколари - не такой и ас. Движения выверенные, тренировка есть... Но вот глазомер - не очень. Однако по ударам он меня сделал, впрочем, это естественно.
  После наступил черед хефе.
  - Итак, мы немного размялись, молодой человек, можем и приступать к разговору, - произнес он, выбивая первой клюшкой мячик с подставки. Великолепный удар! И к лунке ближе всех нас. - Вы ведь хотели поговорить? Именно с этой целью позвонили шефу моей личной охраны?
  - Да, сеньор. - Я кивнул. - У меня есть к вам несколько вопросов.
  - Слушаю. - Он выдавил кристальную улыбку и махнул, пойдемте.
  - Для начала вопрос абстрактный, не относящийся к делу, - начал я. Я так и не разработал стратегии разговора. Пока ехал, думал, сориентируюсь на месте, посмотрю вначале, что это за перец такой, этот Пепе... Но нет, ничего не вышло. А значит придется наугад, методом проб и ошибок. - Как вы относились к покойному Максимилиано Торетте?
  - Торетте... - Хефе явно про себя выругался. Но причина его недовольства была далека от причины моего здесь появления, как Альфа Центавра. - Я всегда говорил ему: "Дуржище, веди себя приличнее. Спокойнее веди. Бизнес любит тишины, а ты раз за разом поднимаешь волну и подставляешься". - Моя "чуйка" говорила, что он не врет, но и не договаривает. - Он допрыгался, - срезюмировал Пепе. - Что-то еще?
  - У вас были личные взаимоотношения? Вы дружили?
  - С этим скотом? - Хефе неподдельно скривился. Похоже, не врет. Жаль.
  Тем временем мы подошли к мячу. Выбрав клюшку, глава "Мулифена" размахнулся и вновь ударил. Э, да так он за несколько ударов забьёт мяч! Не то, что некоторые.
  Ладно, следующая попытка:
  - Кодекс чести криминального мира предписывает мстить за "своих", пусть даже они были скотами?
  Проследив за полетом мячика, хефе снова обернулся.
  - Обычно - да. Но борьба с властью... - Скривился. - В этом суть криминального мира, борьба с властью, малыш. Они уничтожают нас - это их работа. Мы делаем свои дела, не попадаясь им, нарушая охраняемый ими закон. Это война. Вечная война.
  Мы вновь пошли к мячу, расстояние на сей раз было куда короче.
  - Другим бы - отомстил, обязательно, - признался он. - Виктору, например. - Его лицо пересекла морщина, а бицепсы заходили ходуном. Я же про себя отметил реакцию на это имя - буду иметь в виду. - Но Виктор и не стал бы этого делать. Королева... - Пожал плечами, размахнулся и снова ударил. Несильно, пытаясь пробить мяч в следующую ландшафтную зону. - Еще вопросы?
  - У меня есть вопросы, но по своей юношеской наивности я не знаю, как их сформулировать, - признался я, ругаясь про себя последними словами.
  - Тогда ты можешь обрисовать, что тебя волнует в целом, и мы сами придумаем ответы. - Этот тип повернулся и улыбнулся... Анаконды не так улыбаются, честное слово! И я решил рискнуть.
  - Меня беспокоит... Одна ситуация. И участие неких людей в процессе её организации. И к вам я приехал, чтобы задать конкретные вопросы относительно их судьбы.
  - Судьбы? Мне изменяет слух, или то, что я слышал сегодня относительно вашего договора с Антонио, - кивок на коллегу, - монтаж и подтасовка?
  Оба криминальных босса покровительственно улыбались. Я покачал головой.
  - Что вы. Договор - это договор, дело святое. Однако есть маленький нюанс. Мы договорились только о судьбе его племянника Марио. О судьбе самого сеньора Сколари мы разговор не вели.
  Лужайку, именуемую "лунка", потряс взрыв хохота. Громовые раскаты - я невольно втянул голову в плечи. Смеяться Пепе умел.
  - Слышишь, Антонио, что проквакал этот лягушонок? Относительно ТЕБЯ у вас договора не было. - И зыркнул на меня одновременно с такой лютой кровожадностью и таким неподдельным весельем... Что мне стало плохо. Ноги всё-таки задрожали.
  "Это испытание! Это испытание! Королеве не нужен слабак!" - повторял я про себя, пока, наконец, не отпустило. Бандиты моё состояние почувствовали, и это плохо.
  - И в чем же конкретно вина Антонио? - расплылся в крокодильей улыбке Толстая Бочка.
  - Сеньор, прежде чем обвинять сеньора Сколари, давайте я расскажу вам сказку? - предложил я. Мы как раз дошли до следующего места удара. - В корпусе меня называют сказочником - уж очень мне нравится это дело.
  Сеньоры вновь расплылись в покровительственных улыбках. Видно, мое прозвище "сказочник" дошло и до них.
  - Диего, тебе нравятся сказки? - обратился сеньор хефе к сопровождающему. Тот замялся, но кивнул.
  - Да, с-сеньор. Конечно, с-сеньор.
  - Что ж, рассказывай... - Замах... Хлоп! Красиво!
  - Начну издалека. - Я картинно прокашлялся. - Давайте представим некую абстрактную вселенную...
  - Далёкую-далёкую галактику. - Пепе вновь рассмеялся, но уже более искренне.
  - Простите? - не понял я.
  - Так, ничего. Все книжки вселенной нашей любимой королевы, о джедаях и прочих рыцарях, начинаются словами: "В далёкой-далёкой галактике...". Ты что, не знал?
  - Нет, сеньор. Не интересовался этим циклом... - Mierda, и тут меня толстый уел.
  - Странно, сам принадлежишь династии Скайуокеров, а не знал... - Картинно нахмурился. - Хотя, говорят, королева тоже свою вселенную не жалует...Но я, наверное, тебя отвлёк? Продолжай...
  Бегло так бросил, разрешающе. Я про себя вновь выругался.
  - Итак, в одной далёкой-далёкой галактике, - повторил я попытку, тут же мысленно перестраивая сказку на новый антураж, - жил был один криминальный босс. Эдакий антиджедай. Команданте.
  - Торетте, - иронично заметил Сколари.
  - Торетте, - не стал отнекиваться я. - И однажды он перешел дорогу неким силам, которым надоело терпеть то, что он ставил себя выше, чем традицией ему было разрешено.
  - Мудрое замечание! - произнес хефе, размахнулся и снова ударил. Не попал, до лунки осталось всего-ничего, пара метров.
  - Весьма. Также в рядах этой силы... Назовем её орденом джедаев, был... Новичок. Молодой боец, которому надо набираться опыта. И в качестве набора опыта старшие товарищи ему приказали данного команданте устранить.
  - И в чем сказочность? - скривился Сколари.
  - Погодите, сеньор, сказка только начинается, - интригующе воскликнул я. - Понимаете, галактика, в которой они жили, была огромной, в ней жило гораздо больше людей, чем я перечислил. И одним из них была некий Карлос. Тоже представитель криминального мира, но только так, мелочь пузатая. Штурмовик, пусть и не рядовой.
  Сеньоры закивали. Я внимательно следил за их лицами, пытаясь запомнить. Проанализирую в деталях потом, сейчас главное чутьё. А чутьё подсказывало, что я на верном пути. А значит с губ сорвалось продолжение:
  - У этого Карлоса была невеста. Любил он её, нет, или просто хотел приобрести в дом красивый гаджет... История умалчивает. Но в день своей свадьбы этот штурмовик вдруг узнал, что его невеста, первая красавица района, изменила ему. Изменила и сбежала. И не абы с кем, а с каким-то пришлым джедаем со световым мечом, прилетевшим на "Тысячелетнем соколе".
  - Красивая сказка! - произнес толстый, вгоняя-таки мяч в лунку.
  - Восемнадцать-девять-шесть, - произнес мальчик с корзинами. Я про себя хмыкнул - Сколари плохо "стрелял", и был в два раза более эффективен, Толстая же Бочка играл, даже не стараясь, и оказался более эффективен аж в три раза. Да, учиться мне и учиться. Не хватит корпусных знаний и навыков на все случаи жизни.
  - Пошли к следующей лунке, - расплылся в улыбке Хефе, - и мы пошли. - Ты продолжай, продолжай... - дорогой разрешил он.
  - Так вот, этот Карлос не мог отомстить джедаю, - продолжил я. - У него не было светового меча, а без меча другие джедаи мгновенно уничтожили бы его. Не мог он так же обидеть и бывшую невесту - Храм Джедаев взял её под свою защиту.
  - И? - Это Сколари. С улыбкой и интересом ценителя красивых историй.
  - И он нашел другой способ отомстить. Даже не самому джедаю, а бывшей невесте, но его месть затронула бы их обоих. Он узнал, что именно оскорбивший его джедай убил генерала Торетте. А раз так, то он подумал, что среди других криминальных баронов, эдаких представителей обратной стороны Силы, найдутся союзники, и стал искать на них выход.
  - Нашел? - усмехнулся Сколари.
  - А как же. - Я выдавил ехиднейшую усмешку - дескать, дорогой ты мой команданте, всё я знаю, не отвертишься. Тот держался, но червоточинка в нём была ощутима. - Не знаю, как, но он вышел на двух... Эдаких антиджедаев. Первый возглавлял целый антиджедайский орден, в который входило и подразделение генерала Торетте. Ордену было плевать на маленького джедая и месть, но у его главы, могущественного сеньора Диаза, - машинально перевел я на испанский португальскую форму "Диаш", - была одна страсть... Одолевавшая его с головы до ног и сводившая с ума. Эта страсть называлась "деньги".
  Оба "антиджедая" переглянулись. Я их удивил? И чем же? Ждали от "лягушонка" иного квакания?
  - Да-да, он любил деньги, сеньоры. Деньги и золото. Больше всего на свете. Потому план кровожадного штурмовика Карлоса был передан им еще более грозному антиджедаю. Возглавлявшему не какой-то жалкий орден, а целую империю Зла. Эдакий император Октопус. - Имя "Октавио" всплыло интуитивно - видно, сказалась нелюбовь к Себастьяну. И, кажется, выстрелило - Сеньоры вновь переглянулись, после чего Пепе картинно прокашлялся и произнес:
  - Пришли. Ну что, играем? - Обращался он персонально ко мне. Я безразлично кивнул.
  - Почему нет?
  - Лучший счет предыдущей лунки у сеньора Диаша, - произнес парень-"лакей", ставя корзины на землю. - Первым бьёт сенор Диаш.
  После чего очень тщательно установил мяч с цифрой "5" на тут же установленную подставку.
  Пепе ударил.
  - Император Октопус, говоришь?
  - Угу. Самый могущественный представитель обратной стороны Силы.
  - И что же тот сделал?
  Я скривился.
  - Скажем так, дал добро на проведения операции.
  - По отмщению, - добавил Сколари.
  - По отмщению, - согласился я. - Но вопрос в том, что исполнителем в данной акции должен был выступить тот, кого не жалко, подставное лицо. Ибо мстить джедаи будут жестоко - статус самых сильных в галактике, престиж, сами понимаете.
  - Понимаем, - улыбнулся Пепе. - Продолжай.
  - Продолжаю. Посовещавшись с ближниками, могущественный антиджедай Диас нашел исполнителя. Им был назначен один проштрафившийся штурмовик, подставивший начальство. Штурмовик был бы давно мёртв, но к сожалению, он был сыном одного из генералов ордена, могущественного генерала Уно.
  "Уно" - один. Шар Сколари. Сеньора Антонио перекосило. Слово "сын" он так же проглотил, не поправил, хотя мог.
  - В назначенный день и час люди генерала Уно, с одобрения и позволения главы ордена, которому благословение дал сам император Октопус, начали эту грязную операцию. Его штурмовики поймали и изнасиловали девочку, которая носила ребенка того лихого юного безбашенного джедая. Это не было тайной, об этом знали все, кому сей момент был интересен. Изюминка же в том, что она являлась сестрой той самой невесты, отбитой у нерядового штурмовика Карлоса.
  - И как, у них получилось? - невинно поинтересовался "антиджедай" Пепе, подходя к мячу и выбирая клюшку.
  - К сожалению. - Я снова скривился. Таким образом было достигнуто множество целей. Джедай получил личную трагедию, как и бывшая невеста штурмовика-Карлоса. Генерал Уно избавился от нерадивого племянника. Глава ордена Диаз отомстил за своего подчиненного, повысив авторитет среди глав других орденов и генералов обратной стороны Силы. Ведь сделать пакость джедаям и ничего не получить в ответку... Это круто! Император же получил разведку боем. Он щелкнул Орден Джедаев по носу, посмотрел на действия своих врагов в экстремальной ситуации, и теперь его аналитики при планировании дальнейших операций, будут этот опыт учитывать. Да, для нас с вами это может показаться мелочью, но в политике на уровне галактики мелочей не бывает, "выстрелить" может что угодно. Так что император так же остался доволен.
  - Хорошая сказка. Интересная. - Пепе снова ударил. Мне же на спину... Полилась вода.
  Я обернулся, направо, налево. Рядом стоял Сколари и смеялся.
  - Дождь. Это просто дождь, щенок! - ткнул он пальцем вверх, ядовито ухмыляясь.
  Я перевел глаза на "лакея".
  - Игра идёт при любой погоде, сэр, - невозмутимо прокричал он. Прокричал, посколько начался настоящий дождь. Разбрызгиватели под крышей заработали на полную мощность. Еще и ветер подул - не сильный, но чувствительный.
  - И что дальше? - крикнул Сколари, так же ядовито улыбаясь. - Ты рассказал сказку, что теперь?
  - Теперь хочу задать вам вопрос. Вы действительно думали уцелеть от мести джедаев? Вы идиоты, или этот император пообещал вам какие-то специальные средства защиты?
  Да, дождь мешал мне. "Чуйка" сбивалась. Но она мешала и им - они не могли владеть собой на том уровне, каким владели обычно.
  - Ну, что же вы, сеньоры? Что молчите? Вы думаете, сеньоры аристократы и правда будут защищать вас, а не свои и только свои интересы? Или думали, королева простит?
  - Игра окончена, - сквозь зубы выцедил дон хефе, ловко закидывая клюшку в корзину. - Чтобы бросаться такими обвинениями, мой маленький лягушонок, у тебя должны быть неопровержимые доказательства. У тебя они есть?
  Я пожал плечами.
  - А они мне нужны?
  И побрел. Назад, в сторону комплекса внутренних помещений. Кажется, я наигрался в гольф на всю оставшуюся жизнь.
  Пазл не сходился. Фатально. Ибо в нём оставалась одна деталь. Одна единственная, но...
  Но в том и сложность при подборе мозаики. Как правило единственная мельчайшая деталь рушит узоры почище, чем неправильно составленные огромные пласты. Пласты можно перебрать, заменить, а тут...
  Надо думать. Крепко думать! А времени нет. Противник знает о моём знании. А методы...
  ...Павсаний уже развернул фалангу. Мардоний чувствует своё превосходство, но уже в смятении.
  Мне мысленно представился аттрактор. Его критическая точка, где более-менее равномерно идущая функция сходит с ума и начинает выписывать кренделя во всех измерениях. Точка, в которой возможно всё...
  ...А значит, мне нужно действовать. Быстро, жестко, играя на опережение. Я сам "слил" свои козыри, пусть даже при этом узнал козыри противника. ПОЧТИ все. И это "почти" давило почище девяностокилограммовой атмосферы.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"