Кусков Сергей Анатольевич: другие произведения.

Глава 2. Фрейя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

  Глава 2. Фрейя
  
  Август-сентябрь 2448, Венера, Альфа
  
  Фрейя... Как много в этом звуке. И как мало.
  Началось всё через пару дней после нашего танцевального марафона. Приведя мысли в порядок и продумав стратегию, её высочество заявилась ко мне, на базу, и, распугав всех девочек, предложила встретиться. В ультимативной форме - я не мог отказаться. Даже выходной костюм с собой привезла, чтоб наверняка. Хотя внешне приличия соблюла - не придерёшься.
  Но я придираться не собирался. Свои проблемы к тому моменту решил, и тоже выработал стратегию - был ко встрече готов. Стратегия эта гласила: 'Не уступать до её полной безоговорочной капитуляции, и не колышет'. Так что на следующий день мы поехали в консерваторию, на концерт.
  Вам смешно? А мне нет. Да, хреновый из меня знаток классической музыки; я и неклассическую знаю не так, чтобы очень. Блюз, джаз, рок-н-ролл... А тут Моцарт, Штраус, Вивальди! Рок-н-ролл отдыхает!
  - Я научу тебя любить классику! - горели глаза её высочества. - Сделаю из тебя человека!
  Хмм... То есть я, получается, не человек? А кто? Обезьяна?
  Что играли в консерватории - не помню. Что-то старинное, приятное, мелодичное. Мы почти весь концерт процеловались в закрытой ВИП-ложе - было не до музыки. Но уже через три дня она снова вытащила меня в город, и на сей раз мы сели в партере - пришлось именно слушать, вникать. Предыдущий опыт был ею учтен, а желание 'сделать из меня человека' превалировало над желанием приятно провести время.
  А еще на следующий выход в город пошли на балет.
  - Тебе должно понравиться, - плыла в улыбке Фрейя, заваливаясь ко мне в каюту и плюхаясь на кровати Сестрёнок поперёк. - Чайковский, 'Лебединое озеро'. Слышал?
  - Краем уха, - скривился я, более озадаченный тем, что этой верткой выдре дали постоянный пропуск на территорию базы. Это что ж теперь получается, ничего не сделаешь без оглядки даже дома?
  Отдельно надо сказать, что каждый наш выход для стражи и хранителей был сродни войсковой операции. Ложа защищена более-менее удовлетворительно, а вот в зале Фрейя представляла собой великолепную мишень. Да, мы шифровались; гримм, макияж, краска для волос - моих в том числе, накладные парики и маски... Но всё это мелочи по сравнению с потенциальной угрозой. Сама Фрейя вряд ли смогла продавить такое решение, значит, не обошлось без Сирены. А раз Сирена согласилась на войсковые операции... При каждом нашем посещении театров и концертных залов... А теперь ещё и пропуск...Это наводило на мысли.
  Сеньорины хотят от меня форсажа, быстрого решения проблем с привязкой её высочества. Даже зная мою позицию по 'стартовым условиям', которую я долго и нудно, по полочкам, раскладывал Мишель. Которую она довела до них, скорее всего, в записи, в моём исполнении. Но всё равно настаивают. Значит, что-то случилось такое, о чем я пока не знаю. И интуиция подсказывала, Паула тут не при чем.
  - Я скину тебе интересные записи, послушать, - сказала Фрейя в тот день на прощание, когда мы вдоволь нацеловались на лавочке недалеко от шлюза базы, плавно и незаметно ставшей 'нашей'. - Знаю, ты обожаешь разную музыку, и девчонок подсаживаешь... Послушай теперь мою, прочувствуй её. Обещаю, тебе понравится. - Довольная улыбка до ушей. - Вот, возьми, - протянула она капсулу. - Тут Шопен. Мой любимый композитор из древних. Потом расскажешь, что наслушал.
  ...Я смотрел ей вслед и понимал, что она мне нравится. Что схожу по ней с ума. И дело не в банальном желании затащить её в постель, хотя она меня активно и обрабатывает перед расставаниями. Мысленно представив рядом с нею огненного демона, я не мог ответить, кто лучше, кто нравится мне больше и кого бы я променял на кого, наплевав на указки сверху. Даже сам себе не мог сказать. И это бесило почище интриг сеньорин, кажущихся мелочными и никому, кроме них самих, не нужными.
  
  Музыка 'пошла'. Я понял, что втягиваюсь, когда заметил, как изменился мой музыкальный вкус. Он дополнился, обогатился, и при встрече с парнями, которую я выцыганил у Мишель на время очередной командировки её высочества в провинцию, у нас сложилась дискуссия, в которой я что-то понимал, и даже мог ответить на кое-какие вопросы. В общем, я расту, и это стоит всех нервотрёпок общения с Фрейей.
  Нервотрёпки... Музыка, композиторы, оперетты и балет - это всё хорошо. Однако главной целью были, естественно, не разговоры и не походы на культмассмероприятия. Они лишь прелюдия ко главной цели - охоте. На меня, как на интересующего её самца. И охотница она, признаюсь, как человек, навидавшийся подобных хищниц, великолепный.
  Поцелуйчики на лавочке и в машине. Распускание рук, которым она грамотно разрешала от невинных шалостей в общественных местах, до полной свободы наедине. При этом разговоры о высоких материях, демонстрирующие, что ей со мной интересно, и нужен я не только для животного спаривания. Она завоёвывала меня, действуя моим же оружием - психологией, только со своей, женской стороны. Мы оба прошли базовое обучение, оба владели некоторым набором приёмов, оба умели распознавать эти приёмы в действиях друг друга... И оба умели противодействовать. Что постоянно делали, не соглашаясь уступить друг другу даже в мелочи.
  То есть, в сшибке участвовало два мастодонта, примерно равных друг другу по силе. А значит, победитель должен был выявиться не на 'силовом', то бишь психологическом поле, а на поле рефлекторном, животном. Тот, чей инстинкт победит, проиграет, и здесь все преимущества были у неё. И как у женщины, и как у более старшей и опытной сеньориты, пресыщенной многими вещами и жаждущей иного уровня общения. Нас разделяло семь лет; и пусть внешне это было почти незаметно, мировоззренчески я отставал от неё, какую бы школу жизни совсем недавно экстерном ни прошел.
  Почему держался? Сам не понимаю. Эта выдра умела всё, что должна уметь женщина; если не на профессиональном, то на уровне опытного ценителя. Её поглаживания, прикосновения пальчиками, грамотные акценты на нужных частях тела движениями и невинными жестами, грамотное отвлечение на них моего взгляда с помощью нехитрых приспособлений в виде бросающихся в глаза, контрастирующих с нарядом брошей, колье, новаций в макияже, симпатичных рисунков на самом теле и прочих достижений неуёмной женской фантазии. Ведьма, истинная ведьма! Даже несмотря на весь ад первых месяцев корпуса, с нашей лавочки я уходил в настолько возбужденном состоянии, что удивляюсь, как не прыгал на постовых, первых встречных лиц женского пола за гермозатвором.
  Естественно, после каждого расставания требовалось бежать к знакомым девочкам. Любым, без разницы, каким именно - кто на базе и не спит, к тем и бежал. А с этим обычно были проблемы - возвращался я за полночь. А в тот день, после балета, мне особенно не повезло - 'гномики' в полном составе срулили в город, 'пятнашки' в полном же составе дрыхли после жестких учений, а остальные... Кто где, но в целом облом. Знакомых в кубрике не оказалось, а прыжки на всех подряд ещё более худшая перспектива, чем 'сдаться' её высочеству. Пришлось идти в каюту несолоно хлебавши.
  - Сильно плохо? - спросила Гюльзар, заходя ко мне в душевую. Я стоял под ледяными струями воды и понимал, что нифига они не помогают. Меня трясло, я не знал, что делать, и такое со мной было впервые.
  - Уходи, - произнес я, пытаясь сдерживаться. - Я однажды чуть не набросился на Розу, а ты... Красивее её, - подобрал я политкорректное слово. Слава богу, Сестрёнки спят и не слышат.
  - Ты хочешь сказать, хочешь меня сильнее, чем Сестрёнок? - довольно заулыбалась эта гадина.
  - И всегда хотел! - не стал упираться я, про себя выругавшись. Не то было состояние, чтоб спорить или врать.
  Персиянка покачала головой, но промолчала. Переваривала поднявшееся в душе ликование. Девчонки они такие, даже маленькая похвала, даже сравнение с лучшей подругой-напарницей, ради которой отдашь всё... Очень приятна. Наконец, пришла в себя, посерьёзнела:
  - Хуан, может хватит играть с нею? Эти ваши игры на износ до добра не доведут. Особенно тебя - ей всегда будет легче.
  - Думаешь? - усмехнулся я без особой уверенности.
  - Знаю. Вижу. Может ты и перетрахал тут половину личного состава, но она опытнее. А опыт значит многое.
  Я пожал плечами - что тут скажешь? Мои выводы аналогичны.
  - Ты изучала психологию? - попробовал я аргументировать свою позицию, отвлекаясь от безумного желания, которое с приходом... Что там говорить, самой красивой во взводе Маркизы, только возросло. Персиянка пожала плечами. - Она будет только моей. Делить её ни с кем не намерен. И пока она не готова к такому формату взаимоотношений, будет то, что есть. Я не могу решать за неё, как и толкать, но и не позволю кататься на себе, когда это случится.
  - У тебя слишком маленький вес, чтобы иметь принцессу в качестве девушки на своих условиях, - отрезала она. - Ты для неё никто. Как и для аристократии, как и для Венеры.
  - Значит, я получу этот вес! - воскликнул я, сам себе веря плохо. Я просто знал, что по-другому не будет, мне придётся это делать. Искать и находить способы, и работать. Или же 'сливаться' прямо сейчас.
  Она покачала головой.
  - Как ты собираешься этот вес приобрести?
  - Не знаю. Но я никуда не тороплюсь. Придумаю.
  - А пока будешь истязать себя после каждого свидания? - нахмурилась она, сложив руки перед грудью.
  - Ну, не факт, что после каждого свидания мне будет везти, как утопленнику! - воскликнул я, выгоняя из себя всю злость на ситуацию. - Обычно на базе всегда кто-то есть... Кто не против весело провести время.
  - Мне изменяет память, или ты декларируешь, что кувыркаться со всеми местными шалавами подряд не в твоих правилах? - расплылась она в ироничной ухмылке.
  - Гюльзар, уйди! - не выдержал и зарычал я. - Ну, не до тебя сейчас! Я и без тебя знаю, что надо и что не надо!
  Она тяжело, но покровительственно вздохнула.
  - Хуан, сделай воду теплее.
  - Зачем?
  - Я сказала, сделай воду теплее! - повысила она голос. - Ты можешь хоть раз не спорить, а сделать, как просит родная напарница?
  - Но... Да. - Я подчинился. Сейчас я был готов на всё. Абсолютно всё. Даже на это. - Ты уверена, что готова?
  Судя по её лицу, уверена она была не до конца.
  - Обещай, что не набросишься, - произнесла она после раздумий.
  Я не понял, что к чему, нахмурился.
  - Ты о чем?
  - Я говорю, пообещай, что не набросишься на меня сейчас, - медленно и размеренно проговорила она. - Не возьмёшь силой, как когда-то пытался Розу. Хуан, включай мозги; понимаю, кровь от головы отлита, но не настолько же? Просто пообещай, и подвинься!
  Дошло. Нет, правда, как жираф! Что ж, так даже лучше - я не готов врать, как и не готов ссориться с хорошо знакомыми почти близкими людьми на ровном месте.
  В том, что не сорвусь, уверен не был. В чем честно признался. Лишь добавил:
  - Но я постараюсь! - И честно-честно улыбнулся.
  - Хорошо. - Ответ её удовлетворил. Рисковая девчонка! Впрочем, я уже говорил, она больший ангел в нашем взводе, чем кто бы то ни было.
  Маркиза стянула ночную, в которой вошла, отбросила её в дальний угол, на крючки для вещей. Вошла ко мне, под струи воды. Стараясь не прижиматься, и вообще избежать лишнего контакта, опустилась на колени.
  - Скажешь кому-то из девчонок - убью!
  - Только девчонок? - ехидно усмехнулся я. - А насчет мальчишек как?
  - Убью тем более! С расчлененкой! Ты знаешь, рука не дрогнет!.. - сверкнула в её глазах сталь.
  Нет, это не пустая угроза. Убила бы. У неё несколько... Специфическое отношение к жизни и мировосприятию. Но я уже говорил, мы понимаем друг друга так, как никто другой во взводе, да и вообще на планете. С остальными девчонками, даже с огненным демоном, уровень взаимного понимания у меня на порядок ниже. Я единственный человек во вселенной, кому удалось полностью пробраться под кокон Гюльзар, перед кем она раскрылась на сто процентов. С остальными, даже дочерьми единорога, она кокон держит, пусть и весьма-весьма тонкий.
  ...А говорить ничего не пришлось. Девчонки сами всё поняли, когда в следующий выход в город я привез восточной красавице дорогущие моднейшие духи... Которые выбирала, какая ирония, лично её высочество. Так ей и надо, ведьме!
  
  * * *
  
  Итак, целью был я, а не Шопен, Чайковский, Шекспир или Ллойд Вебер. А потому, потерпев фиаско в стандартной комплектации вариантов развития событий, Фрейя решилась на крайние меры.
  - Куда сегодня? И почему сказала, всё равно, что одевать? - Судя по её довольной мордашке, когда я сел в 'либертадор', и хитринках в глазах, задумала её высочество пакость. Точно:
  - Сегодня всё равно, что одевать. Мы едем на пляж.
  Я нахмурился.
  - Правильно понимаю, на этом пляже купальный костюм не нужен?
  - Совершенно верно. - Довольный кивок.
  - Мышонок, я так не играю.
  Презрительный смешок:
  - Хуан, девственницу-то из себя не строй! Ты, да после года в корпусе? И какой-то пляж? Ты в душевой с пачками голых девах каждый день моешься, а тут...
  - А ты? - Мои глаза сузились в две щелочки. - Обнаженная её высочество инфанта... Хочешь сказать, не боишься журналистов-папараци? - отвел я тему в сторону, не в силах признаться, что именно меня беспокоит.
  Она покровительственно улыбнулась. Поняла, естественно, но решила поиграть.
  - Это частный пляж, Хуан. Закрытый клуб. Только для избранных.
  - Богоизбранных.
  - Можно сказать и так. Там такие меры безопасности, что золотохранилище Венерианского королевского банка стонет от зависти.
  А если думаешь, что в среде аристократии все такие снобы, чтущие традиции консервативного неохристианства, то ошибаешься. Мы тоже люди, тоже венериане, и друг перед другом нам скрывать нечего.
  - То есть, ты бываешь на подобных пляжах с завидной регулярностью, как и большинство аристократии, - перевел я её слова на испанский. М-да, не знал. Про 'Рай' и что там творится, знаю, и девочки рассказывали, и слухи по планете ходят... Но ню-пляж?..
  Хотя, особого удивления Фрейя этим откровением не вызвала. Ну, ню-пляж, и что? Это всё-таки Венера, а там она среди своих. В демонстрации тела перед кем нет ничего экстраординарного; главное отделить тех, кто 'глазопожат' от всякого постороннего быдла.
  - Допустим. А если посмотреть с другой стороны? Ты не простая дочь олигарха. Ты - принцесса, инфанта. Та, кто возглавит планету в будущем. Пойму про всех, даже Сильвию, самую богатую невесту Солсистемы. Но...
  - Хуан... - Фрейя осеклась, не зная, как подобрать слова. - Хуан, у меня две руки. Две ноги. И всё остальное как у всех. Я не разумное насекомое с планеты Пенелопа. В подобных же местах действует корпоративная этика...
  Пауза, глубокий вздох, и:
  - ...Хуан, мы каста. Обособленная группа людей, которые всегда будут ближе друг к другу, чем к кому бы то ни было на планете, пусть они и проживают бок о бок рядом. Да, я буду править страной, но там я среди равных. А может, ты думаешь, там все только и делают, как устраивают оргии? - она натужно рассмеялась и двинула мне по ноге кулаком.
  - Ну, в своей возрастной категории... Почему нет? - сделал я наигранное лицо.
  - Ах ты ж... - В меня полетела диванная подушка. Я схватил её высочество и в ответ повалил на сидение.
  ...Когда потасовка закончилась, и я гладил ей, лежащей у меня на коленях, волосы, задал следующий мучающий вопрос, понимая, что ищу отговорки и не нахожу.
  - А не боишься утечки? Идеальной защиты нет, как и идеальных мер безопасности. А если изображение твоего тела, или видео, проникнет в Сети, особенно Земные? Как ты будешь встречаться потом, к примеру, с Восточными лидерами? Или лидерами Европы? У них без платка ходить - позор, а ты... Голая! Вся! Ты в их глазах не будешь иметь веса, с такими не договариваются!
  Фрейя отрешенно покачала головой.
  - Глупый-глупый Ангелито! Главный аргумент, придающий серьёзности на переговорах, это не слава, а сила. Например, эскадра на орбите со включенными радиаторами. Знаешь, какую можно Земле иллюминацию устроить? Или понимание, что ты поставляешь этим людям до восьмидесяти процентов редкозёмов и лантаноидов, без которых загнётся их промышленность, и альтернативы у них нет.
  Я могу иметь открытую подтвержденную лицензию проститутки и прийти на переговоры голой, и всё равно буду иметь достаточный вес, чтобы со мной говорили серьёзно. А слава это так, тьфу. Для черни и массмедиа. Им же чернь тоже нужно образами 'коварных' и 'распущенных' венериан кормить. Ну, не будет моего изображения - найдут что-то другое. Не другое - третье.
  - Повод всегда найдётся, - срезюмировал. - Главное - причина.
  - И доходчивая аргументация, - заулыбалась она.
  - В виде эскадры на орбите...
  - А ты небезнадёжен! - Она поднялась, картинно оглядела пустой салон. - Так, Чико, нам ещё далеко ехать, а ты бездельничаешь!
  - Мышонок, я не уверен, что буду адекватно на тебя реагировать. Лично тебя, плевать мне на весь остальной пляж с афелия Седны, - признался, наконец, я в том, что на самом деле мучило, прижавшись к её лбу своим. - Прости, но ты вызываешь у меня такую бурю чувств...
  Глаза этой бестии довольно засияли. Какой же девчонке не понравится подобный комплимент? Она обняла мою шею руками, демонстрируя, что просто так не выпустит.
  - Мы будем работать над этим! - И приникла губами к моим.
  
  * * *
  
  - Я решила познакомить тебя со своими подругами, - произнесла она, когда мы вошли в раздевалку и начали снимать одежду. Раздевалкой оказалась огромная комната с гамаком, креслами, столиком, баром и душем в углу, и обилием зеркал с лежащими около разными женскими принадлежностями. Всё правильно, заведение само по себе уровневое, а тут ещё и принцесса. Не удивлюсь, если это её собственная, закрепленная за ней раздевалка, хотя и для остальных посетителей сервисы наверняка не хуже. Погруженный в исследование 'раздевалки', в которой можно жить, не выходя на улицу, несколько месяцев, я чуть не пропустил мимо ушей её слова. Закашлялся:
  - Что?
  Она нахмурилась.
  - Хуан, где витаешь? Говорю, решила познакомить тебя с подругами. Ты против?
  Я рассеянно замотал головой.
  - Не особо. Но почему сейчас?
  - Почему в обнаженном виде? - перевела она мой вопрос и усмехнулась, аккуратно вешая снятый только что лиф на спинку кресла. - Подумай.
  - Демонстрируешь, что тебе нечего скрывать. В смысле, их. Чтоб увидел твоих подруг во всей красе изнутри...
  - Чтобы не боялся аристократии, - перевела она мои изыскания на испанский, видя, как челюсть, несмотря на все тренинги и тренировки, при виде её груди опускается, а взгляд плывёт. Не то, чтобы сильно - не мальчик, но мыследеятельность у меня замедлилась.
  Господи, да за что мне такое наказание?! И почему так только с нею... И ещё парой выдр, и больше ни с кем?! Что в них всех такого?!
  Или дело во мне? Что-то на генном модифицированном уровне?
  - Чтобы ты увидел её представителей такими, какие они есть, - продолжала Фрейя, спокойно раздеваясь дальше, делая вид, что не замечает мою борьбу с собой. - Без наносной суеты. Одежда ведь тоже элемент имиджа, Хуан. А любой имидж работает на разделение социальных слоёв; на демонстрацию и закрепление различий. Тут же мы все равны, кто какой есть, без прикрас. Я посчитала, тебе стоит увидеть этот мир обнаженным во всех смыслах этого слова прежде, чем ты окунешься в него стандартным способом и наделаешь ошибок. Что так смотришь? Не согласен?
  Конечно, согласен. Кажется, я взял, наконец, себя в руки и более-менее уверенно кивнул.
  М-да, логика есть. И логика не девочки, а инфанты, будущей королевы.
  Тут даже не важно, что её забота обо мне относится к разряду заботы о себе - она делает из меня своего рыцаря, своего спутника. Ваяет того, кого хочет видеть, а хочет уверенного в себе кабальеро. Главное, она работает, старается, и пока её чаяния с моими совпадают.
  Однако что-то в душе согласиться с её задумкой мешало. На уровне интуиции я чувствовал, не надо, не стоит идти в зону отдыха. И дело не во встрече с подругами и последующей огласке - я принял решение, сделал выбор, и от судьбы не убежишь. Изабелла всё ещё мелькала на периферии сознания, но это фантом, на который не стоит обращать внимания. Действительно, с первыми представителями аристократии лучше встретиться так, на пляже, чем в салоне, где они будут блистать перед 'деревенским' мальчиком во всей разделяющей сословия красе. Нет, не это беспокоило. Но что?..
  
  Этот клуб отдыха находился далеко-далеко от города, за космодромом. В одном из бывших ангаров времен войны за независимость, перенесенным со временем для простоты эксплуатации на лапуту, один из бесчисленных искусственных летающих островов за пределами облачного слоя. Размеры его оценить я не смог, так как прошел по территории метров сорок, не более. Охрана тут была на уровне - меры безопасности, достойные самых-самых богоизбранных членов общества, включая королевскую семью. И при этом внутри никого, хотя наверняка есть и сотрудники, замаскированные среди обычных отдыхающих отсутствием одежды.
  - Кому принадлежит это добро? - кивнул я, как только мы ступили на мягкий песок территории клуба, на виднеющийся невдалеке рукав искусственной реки с кристально чистой прозрачной водой с ракушками на дне и бликами рыбёшек, по берегам которой росли разнообразные тропические и не только тропические деревья. Через русло был перекинут хрустальный мост - красивый цельный прозрачный полимер, производящий впечатление настоящего хрусталя. Люди тут были, но немного - всего несколько человек, не обративших на нас никакого внимания. Это край зоны отдыха, основная масса отдыхающих находилась дальше от периметра, за рекой, куда через мост вела мягкая полимерная дорожка. Сомневаюсь, что и там людно, как на Копакабане в Центральном парке, но здесь вообще пустыня.
  - Селене Маршалл, - услышал я ожидаемый ответ. - Чтобы попасть сюда, нужно быть рекомендованным минимум тремя членами клуба. Но я здесь в статусе почти хозяйки, наследницы главы клана, потому за себя можешь не переживать.
  - Да я как-то не об этом переживаю...
  Действительно, переживал я о другом. О том, что в отличие от вида девчонок корпуса в душевых и раздевалках, от вида сеньор постарше, загорающих возле речки и плещущихся по колено в оной, вид обнаженной Фрейи меня заводил. Серьезно заводил, не на шутку. Я шел и напряженно думал, как бы сделать так... Чтобы не заводил... И не знал ответа. В речку что ли прыгнуть с головой? А поможет?
  Её высочество всё поняла правильно. Внимательно осмотрела меня, усмехнулась:
  - Хуан, всё будет хорошо. Сейчас погуляем немного по окрестностям, и оно само упадёт. У других же, вон, нормально!
  - У меня тоже нормально. - Я постоял, помялся, не решаясь сделать следующий шаг. - Фрей, давай не сегодня? Я не отказываюсь. Пойду. И сделаю всё, что надо, познакомлюсь со всеми, кого представишь. Но не сейчас?
  - Хуан, отставить нытьё! - воскликнула она командирским голосом. - Не девочка.
  - Мышонок... - Я почувствовал, как голос задрожал. - ...ПОЖАЛУЙСТА! СЕЙЧАС я не готов!
  Она нахмурилась, и, судя по виду, собиралась давить до последнего.
  - Хуан, прекрати. Я знаю, тебе всего девятнадцать. Знаю, это не твой мир, ты не привык к такому. Но ты должен вырасти. Перешагнуть и идти дальше. Пойдём, представлю тебе хотя бы Сильвию. Вы шапочно знакомы и она нормальная - с нею тебе будет легче, чем с остальными вертихвостками.
  Зря она сказала про сеньориту Феррейра. Сильвию я помнил хорошо, хотя встретились всего раз, год назад, да и то мельком. Однако от неё шел такой незабываемый шарм, что забыть подобную сеньориту сложно и через десять лет.
  Может не шарм - я не знаю, как правильно назвать харизму в красоте. Нечто, действующее на расстоянии, как будто тебя альфа-частотами облучили, или феромонами обрызгали. Примерно, как если быку показать красную тряпку - вот такие эмоции вызывала во мне эта блондинос. И все эти положительные эмоции вдогонку к виду её обнаженного высочества... М-да!
  - Мышонок, ты можешь сделать то, о чем тебя просят? - попробовал я упереться. - Вот просто взять и сделать, без споров, упреков и стояния на своём? Хотя бы раз в жизни?
  - Я тебя не понимаю, - опасно сверкнули глаза Фрейи. - Я не предлагаю тебе убить кого-то и расчленить. Я не предлагаю выставить себя посмешищем перед камерами на глазах всей Альфы. Не предлагаю делать что-то... Морально низко оцениваемое, - обтекаемо сформулировала она, слегка скривившись. - Я привезла тебя сюда для того, чтобы ты адаптировался. Для своей будущей работы на клан, ради которой тебя взяли. Или ты не хочешь в будущем быть рядом со мной и делать одно дело?
  - Хочу. - Я притянул её к себе. - Мышонок, пожалуйста. Не сегодня. Ты во всём права, но дай мне еще немного времени? Уступи?
  - Нет.
  Грозная девочка! А из глаз только искры не летят. Но включить заднюю я не мог. Интуиция просто кричала, что нельзя, а ей я верил больше, чем логике, всем высочествам и обстоятельствам на свете вместе взятым.
  - То есть, ты не хочешь пойти навстречу, даже когда тебя ОЧЕНЬ просят? - вновь попробовал я.
  - Не вижу в этом необходимости.
  - То есть, сейчас ты управленец, инфанта, а не Мышонок, так?
  - Получается, так, - напряглась она.
  - Фрей, я не вещь. Я человек. И если мне не хотят уступать из принципа, не захочу и я. Тоже из принципа.
  - Хуан, я могу тебя заставить, - сверкнули вдруг её глаза. - Припереть к стенке. Но не буду. - Её тональность, резко контрастируя, вдруг ушла в почти извиняющуюся. - Я хочу, чтобы ты всё сделал сам. И ещё... Глупо, ссориться ТАК, не находишь? - Она прижалась ко мне всем телом. Невинный эмоциональный порыв, от которого я чуть не взвыл.
  - Мышонок, я...
  - Знаю. Хочешь. До безумия. Пойдем. - Она отстранилась и потащила меня назад, ко входу в отсек с раздевалками.
  - Снимать моё напряжение? - усмехнулся я, пробуксовал и поймал её, сделавшую полукруг на моей вытянутой руке.
  - Я не настаиваю, можешь ломаться и дальше. Но так будет лучше. И я готова... Господи, никогда не думала, что скажу такое мальчику, но говорю. Хуан, я тоже давно хочу и давно готова! Пошли!
  Моё лицо серело всё больше и больше, пропорционально настроению.
  - Ты специально так подстроила? Чтобы у меня не было выбора?
  Она бегло пожала плечами.
  - Ты же понимаешь, что нет. Не думала, что всё настолько запущено, - кивок вниз, на мои... Первичные признаки. - Но раз всё так, предлагаю раз и навсегда решить эту проблему, воспользоваться моментом.
  - Какая ты решительная!.. - мрачно усмехнулся я.
  Она подалась вперед и погладила меня по голове.
  - Хуан, хватит маяться дурью. Это не игра, ты - не игрушка, и я достаточно хорошо это продемонстрировала. Выкинь из головы все глупости насчет меня и себя, и пойдем решать проблемы по мере поступления.
  Кажется, мои глаза налились кровью. Я неровно задышал, но совсем не от возбуждения.
  - Я не хочу трахаться с тобой, как с последней шлюхой!
  - Даже если я и есть последняя шлюха? Которая будет трахаться когда хочет и с кем хочет, если это будет выгодно её государству? - вновь сверкнули её глаза.
  - Это простой путь решения. Но не единственный, - покачал я головой, понимая, что любые доводы бесполезны.
  - А может, ты будешь мне указывать, как жить и что делать? Командовать мной?
  - Пока ты не моя - не имею на это права, - вновь покачал я головой. - Но когда ты будешь моей... Непременно. Взамен помогая тебе решать проблемы, которые ты решаешь способом дешевой шлюхи.
  Бамц!
  Сильно она! Хрупкая, но рука тяжелая. Голова моя от пощечины отлетела, щека налилась кровью.
  - Не тебе меня судить! - вспыхнула она.
  - ПОКА - не мне, - согласился я.
  - Mierda!.. Mierda! Mierda! Mierda!.. - Фрейя психанула и забегала вокруг меня, отчаянно, хоть и литературно ругаясь, топая от злости по песку босыми ногами. - Хуан, да что же ты за остолоп! Неужели ты не понимаешь реалий? Мы не будем вместе. Никогда. Я не буду твоей... Хм... Девушкой, ты - моим парнем в том смысле, который вкладываешь в эти слова ты. И ты либо примешь правила игры, либо нет - иного не дано. Ты никто; сопляк, плебей, сын польской шлюхи, наконец! Не тебе менять правила под себя!
  - А если я попытаюсь? - выдавил я, чувствуя, как мои глаза вновь наливаются кровью, а руки дрожат.
  - Ну и дурак!
  Выплеснув энергию и высказавшись, её высочество начала приходить в себя. Остановилась, несколько раз тяжело вздохнула.
  - Хуан, я никогда не буду твоей. Никогда не буду ТОЛЬКО твоей. Ты тоже взрослый человек со своими обязательствами, будущий политик, а политики себе не принадлежат. Но главное, силовик с прорвой женщин в подчинении, за которыми нужен будет глаз да глаз. Я даже стесняюсь подумать, сколько баб у тебя будет, но понимаю, что иначе не получится. Это жизнь!..
  Пауза, и почти ласковое:
  - ...Пойдём со мной. Хватит ломаться. Давай работать, и начнём делать это прямо сейчас. Или же катись ко всем чертям со своими принципами! Надоел уже! - вновь запылала она, резко перейдя на истерические нотки.
  - Хорошо. Качусь. - Я обернулся и побрел к раздевалкам. Ноги были ватные, руки дрожали, внутри клокотала ярость... Но голова была предельно холодной. Я делаю правильно, как бы это ни выглядело.
  - То есть, так? - ехидно воскликнула она вслед. - Страдаем инфантилизмом дальше?
  Обернулся.
  - Я добьюсь своего. Ты будешь моей. И будешь МОЕЙ, в полном понимании этого слова. Но до того момента извини... - В сожалении развел руками. И побрел дальше.
  Малышку задело. Вслед мне понеслись совсем уж околоцензурные фразеологизмы:
  - Ну, вот и катись! Сволочь! Упрямая скотина! Возомнивший о себе невесть что хам!.. - И множество иных вещей, недостойных использования её высочеством инфантой в общественных местах.
  Когда я переоделся и собрался идти, она возникла в дверях, такая же обнаженная и красивая.
  - Если ты уйдешь, я останусь тут одна. Но одна не уеду. Тут для этого слишком много хорошеньких мальчиков.
  Провокация? Так дёшево?
  Я безразлично скривился:
  - Кто я тебе, чтобы нянчить и что-то требовать? Это твоя жизнь, Фрейя. Хочешь быть шлюхой... Не политической, а самой что ни на есть прямой?.. Будь. Посторонись, а?
  Она вновь хотела меня ударить, но сдержалась. Не чувствовала правоты. Вместо этого вновь попыталась наехать:
  - Я буду тебя ждать. До последнего. Но если не дождусь...
  - Фрей, - осадил я, - я тебе не парень. Ты не можешь изменять тому, с кем не спишь и не встречаешься. Придумай другую угрозу.
  Она сбилась, но ненадолго.
  - Я не люблю угрожать. Предпочитаю, чтобы всё было полюбовно. Потому повторюсь, буду ждать. И решению всех твоих проблем помогу.
  Если же не захочешь... Можешь идти. Но местной охране я приказала не подбрасывать тебя до города, и даже до космодрома. А Оливия, пока я здесь, не станет распылять силы. Удачи!
  Она развернулась и пошла по коридору в сторону выхода в зону отдыха.
  - Мелочно, Мышонок, - бросил я вслед.
  Её высочество обернулась:
  - Зато действенно. Тут только до космодрома сорок километров. По междугороднему тоннелю - надеюсь, ты знаешь, что это такое?
  И пошла дальше.
  Знал. Не сталкивался, но слышал. Что ж, всё когда-то происходит впервые...
  ...Но с Оливией всё равно стоило попытать счастья. Она подчиняется только Сирене, приказы Фрейи ей до марсианского Олимпа.
  
  * * *
  
  - Сирена приказала сделать всё возможное, чтобы вы с Фрейей... Ну, чтобы ваши отношения... Переросли в роман. В нечто большее, чем сейчас. - Бергер смутилась и перевела взгляд в землю. - Да, я ей не подчиняюсь, но в данный момент считаю, что тебе надо вернуться.
  Я про себя выругался. Женщины! Бабьё! Змеищи они все подколодные!
  - Это твоё решение?
  - Моё. - Она подняла глаза и даже ими сверкнула. - У меня власти немного, особенно над тобой, но сейчас я, возможно, делаю тебе самое большое одолжение в жизни. Возвращайся, Хуан. Ты для неё не кукла...
  - Не просто кукла, - перебил я. Оливия вновь смутилась, но спорить не стала.
  - Ты ей небезразличен, хоть она сама от себя гонит эту мысль. Тебе надо всего лишь закрепить успех.
  И добавила, хотя этого не требовалось:
  - Тем более, деваться тебе некуда.
  - Что происходит, Лив? - попробовал я вывести её на откровенный разговор. - К чему такая спешка? К чему её пропуск и это давление с твоей стороны? Что-то с Изабеллой? Она пронюхала, где я?
  Скорее всего угадал, дело в Изабелле. Но Оливия на этот раз оказалась на высоте, я почти не почувствовал её волнения.
  - Хуан, меня это не касается. Я могу приказать подбросить тебя до космодрома, но не буду. Так надо, так будет лучше. Не глупи, иди назад. Она ждёт тебя.
  Я скривился, хотел кое-что сказать, но передумал. Тупая... звезда на погонах. Что тут скажешь?
  - Даже не думай! - бросила она вслед, когда я прошествовал мимо и направился к шлюзу во 'внешний мир' - к выезду из клуба. - Я тебе запрещаю!
  - Лив, солнышко! - обернулся я. - Когда дело не касается безопасности нулевого объекта, а её рядом с нами нет, ты мне не начальник!
  - Если думаешь припереть меня к стенке, заставить дать тебе машину измором, то не на ту напал. Давай, чеши! - указала она на выезд. - Станет плохо, потеряешь сознание - сдохнешь там! И будешь сам виноват!
  Я фаталистично пожал плечами.
  - Именно это я и делаю. Чешу.
  
  * * *
  
  Охрана на въезде мне не сказала ни слова - у них свои задачи и свои приказы, к её высочеству, её спутникам и корпусу телохранителей отношения не имеющие. Хочет человек наружу без скафандра - его проблемы. Выпустили. Хотя ручаюсь, пешеходной камерой здесь не пользовались очень давно.
  Межгородские тоннели... Как бы объяснить это понятие человеку, ни разу не бывавшему на Венере?
  В общем, представьте себе два города на поверхности (и под оной, города на планете всегда многоярусные). Отделённые большим расстоянием, но недостаточно большим, чтобы не проложить между ними под землёй кроме магнитки и обычный тоннель. Не атмосферный, а чтобы по нему ездили машины купольного класса (таких на самом деле на планете большинство, просто я по понятным причинам в основном сталкиваюсь с броневиками). То есть, в нём поддерживается относительно невысокая температура (градусов до семидесяти, а там как повезёт) и нормальное давление (тоже относительно, как повезёт). Тратить лишние ресурсы для охлаждения тоннеля, выкачки лишнего и накачки кислородом... Смысл? Любая, даже купольная машина герметизована, в салоне и кабине поддерживаются нормальные условия, и чтобы проехать по такому тоннелю, нюансы параметров за бортом не важны.
  Пешеходы... По строительным стандартам ни один тоннель на планете не может быть проложен без пешеходной зоны, одного или двух безопасных боковых углублений. Но реально ходить по таковым тут некому, это скорее заготовка на нештатную ситуацию, аварию - чтобы люди в случае чего не погибли, а имели шанс добраться до помощи своим ходом.
  Ремонтники... Конечно, любой тоннель обслуживают различные службы. И междугородние, стратегически важные тоннели, тем более. Но любой ремонтник имеет при себе соответствующий скафандр, лёгкий, тяжелый или атмосферный, в зависимости от условий работ, добирается до места на транспорте техслужбы, а самую 'грязную' работу выполняют роботы. Нет, снова мимо - им так же пешеходная дорожка не нужна, а робот-осмотрщик проедет в любых, даже опасных для человека в скафандре условиях.
  Потому в середине такого рода тоннелей, вдалеке от станций охлаждения и 'подзарядки' кислородом, условия для успешной жизнедеятельности могут быть крайне жесткие. Я надеялся проскочить только потому, что сорок километров на самом деле не так много, космодром почти рядом; шлюз космодрома в штатном положении всегда открыт и конвекция не может не забирать лишнее тепло из тоннеля, как и не может не снабжать его свежим кислородом. Да и дорога в клуб место людное, не могут люди сеньоры Маршалл так уж сильно 'забивать' на комфорт клиентов по дороге сюда.
  
  Нет, силы свои я переоценил. Думал, будет градусов сорок, но тут оказались все шестьдесят. Пот тёк ручьём, заливая глаза; стекал по подбородку. Одежда промокла насквозь, не осталось ни одного сухого места, а я потел и потел, как в хорошей сауне или парной на нашей базе. Пришлось раздеться до трусов и тащить вещи с собой. Хотя и трусы были насквозь мокрые, но это ж не пляж? С давлением повезло больше, стандартная атмосфера, плюс-минус не в счет. А вот с чем действительно пришлось серьёзно воевать, это горная болезнь, то бишь низкое содержание кислорода. Если бы не это, я добрёл бы до цивилизации быстро, несмотря на парную. Да, не бегом, не кроссом - при такой температуре на кросс не хватило бы даже меня, но быстрым шагом. На космодроме же купил бы воды и восполнил потери. Если бы выжил, конечно. Но когда тебе при всех неурядицах приходится двигаться медленно, рассчитывая метаболизм так, чтобы КПД сжигания кислорода был максимальный, постоянно останавливаться для отдышки и прихода в себя, когда постоянно борешься, чтобы не потерять сознание... Нет, это выше человеческих сил.
  Машины пролетали мимо с завидной регулярностью, но ни одна даже не подумала остановиться. Во-первых, скорость - все они мчались так, что заметить меня не успевали в принципе. А во-вторых, пешеходная дорожка это углубление, защищенное от проезжей части специальным ограждением для безопасности - в мою сторону никто и не смотрел. Ну, кроме девочек из нашего 'мустанга' - Бергер всё-таки выслала машину вслед, для подстраховки - она же за меня отвечает. Однако с приказом ни во что не вмешиваться - девочки заберут меня только тогда, когда упаду без чувств, и ни секундой раньше.
  Что могу сказать о том переходе? Ничего. Я отключился, вырубил сознание, переведя его в мобилизационный, защитный режим. Это технология изучается не на первом и не на втором году обучения, но опыт наших сеньорин подсказывал, что именно стоит включить в программу обучения сейчас, а на чем акцент делать вообще не стоит. Мне было плохо, нереально плохо, но это единственная мысль, которая осталось с того похода.
  Я шел. Брёл. Смахивал с лица пот, липкой рукой. Отдыхал, дышал. Вновь переставлял ноги, заставляя себя идти дальше. Снова останавливался, натужно дышал и вновь шел дальше. На самом деле не так сложно; главное размеренность движения, подобрать чёткий алгоритм, и я подобрал его. И прошел бы тот тоннель, пусть не за один день. А скорее к вечеру меня бы кинулись, и Мишель приказала заканчивать балаган и забирать на базу тушку одного знакомого ей глупого паренька силой. Или Фрейя бы на обратном пути меня подобрала, когда поняла бы, что вновь проиграла. В любом случае, я не чувствовал, что делаю что-то невозможное и совершаю самоубийство. Однако всё разрешилось гораздо раньше и гораздо неожиданнее.
  - Сеньор, прошу садиться! - донесся до меня грубый, но вежливый мужской голос. Голос выбивался из размеренного ритма, состоящего из шагов, отдышки и отдыха, и не был похож на сигнал о завершении эксперимента, то бишь голосок кого-то из наших девочек. Я вывел сознание в обычный режим. Хммм...
  Машина. Огромный бронированный 'либертадор'... С гербом клана Сантана на люках. Подъехал тихо, медленно - то есть изначально искали меня, и приблизились, подрезав 'мустанг'. Правый задний люк был поднят, рядом с ним стоял человек в форме сотрудника частной охраны - личный водитель или второй пилот. Увидев, что я обратил на него внимание, повторил:
  - Сеньор, садитесь! Мы довезем вас до города.
  - С чего вдруг такой альтруизм? - хмыкнул я, утирая со лба пот.
  - Приказ сеньоры Монтеро. Но если честно, я бы вызвал вам помощь и без приказа, если бы увидел вас самостоятельно
  Угу, признание, что искали конкретно меня, а не остановились случайно. Учту. Как учту и откровение про поддержку - эти слова водитель произнёс искренне. Сигнал, посланный сторонним человеком, членом клуба, охрана сеньоры Маршалл не смогла бы игнорировать, несмотря на все приказы Фрейи. А уж службы космодрома...
  - Куда именно вас везти? До города?
  Я замер, медлил. Меж тем сзади нарисовался наш 'мустанг'. Водитель занервничал. И нервничал сильно - девочек вновь подрезали - замыкающая машина кортежа Сантана перегородила им путь, конкретно нарываясь на неприятности. Это девочек не остановит, естественно, но даст времени определиться мне.
  Ну что ж... Да, подстава. Но почему нет?
  - До города. К Восточным воротам дворца. - Я важно прошествовал и юркнул в люк салона. Оливия сама виновата - сосвоевольничала, думая, как лучше. Пускай теперь за это огребёт. И сеньорины со своими тёмными играми - тоже пусть нервничают. А Сантана ничего мне не сделают - нет резона. Между Сантана и Веласкесами нет дружбы, но нет и вражды - так, рабочие недопонимания по ряду вопросов. Очень большому ряду, но не настолько, чтобы причинять вред членам семей друг друга. Самое то для мелкой мелочной мести.
  - Так вот ты какой, Хуан Шимановский? - усмехнулась сидящая на противоположном от входа диване молодая женщина лет тридцати пяти в красивом изысканном, но лёгком 'домашнем' платье. Невысокая 'пышка', но полноватой я назвать её поостерегся бы. - Не поверишь, почти год, как хочу с тобой познакомиться. Вначале из беглого интереса, но после того, как ты 'опустил' Манзони... Я Умберто имею в виду, - пояснила она. - Да и выступление на суде над марсианами смотрела в прямом эфире - мне кое-кто шепнул перед этим, что такое стоит посмотреть. Так что каюсь, моя жажда познакомиться превысила разумные границы безопасности.
  Я показно скривился, дескать, как от меня всё это далеко, я обычный парень и не горжусь произошедшим. Не ставлю во краю угла.
  - Правильно понимаю, София Монтеро, герцогиня де Сантана?
  Сеньора кивнула.
  - Именно. И не притворяйся, что никогда не видел, как я выгляжу, в сетях.
  - Я видел вас и вживую, - 'поплыл' я. Наверное, сказался резкий скачок уровня кислорода в салоне, равно как и прохлада кондиционированного воздуха.
  - Вот как? - Она нахмурилась. - И где?
  - В королевской галерее. Год назад. Я стоял возле ступенек сбоку, внизу. И видел многих, кто там был.
  - Значит, разборки с галереей тоже на твоей совести... Косвенно, конечно... - Сеньора нахмурилась. О чем она я не понял, но понимать и не стремился. В жизни очень много информации, которую никогда не поймёшь и не узнаешь до конца. За всем не поспеешь.
  - Сеньора, могу попросить у вас воды? - кивнул я в сторону мини-бара.
  - Да, разумеется, - спохватилась она. - Мы по дороге взяли тебе пару бутылок на космодроме. - Она открыла люк бара и вытащила две пластиковые тары с минирализованной газировкой. - Держи.
  - То есть, вы ехали не со стороны клуба, а со стороны города, - перевел я её слова на обычный испанский. - А значит, не будете настаивать, что отдыхали там, и, случайно возвращаясь...
  Сеньора рассмеялась.
  - Я люблю этот клуб. И Селена - одна из моих лучших подруг. Но нет, сегодня я приехала специально за тобой, причем бросила все дела.
  - Такой сильный интерес к оратору какого-то марсианского процесса?
  - Нет, к проекту Леи по созданию теневого правителя при дочери в будущем. Это стоит того. Не возражаешь? - налила она себе янтарной жидкости из бутылки с неизвестным мне, но очень дорогим перуанским вином. У Паулы такого не видел.
  - Ни в коем случае! Но ограничусь минералкой.
  Я как припал к бутылке, так в два захода её выглушил. Ноль семь литра! И уже открыл вторую.
  - Не переусердствуй, - кивнула она мне на тару. - Сразу много вредно. За тебя! - отсалютовала мне бокалом. - И за наше дальнейшее понимание.
  - Ничего, что я в таком виде? - как бы извиняясь, оглядел я себя. Сеньора Монтеро расплылась в улыбке:
  - Хуан, я не девочка. И достаточно повидала обнаженных мальчиков. А ты, к тому же, обнажен не до конца. И нет, не смущает. Нагота - это образ, имидж. Внешняя сторона переговоров. Я же предпочитаю оперировать сутью, а не формой.
  - И какова же суть вашего предложения?
  - Предложения? - Она картинно выкатила глаза. - Какого предложения?
  - Ради которого вы всё бросили и примчались. Наверняка у герцогини де Сантана много достаточно важных дел, чтобы бросать их ради... Какого-то ВОЗМОЖНОГО теневого правителя в далёком-далёком будущем.
  Она расплылась в покровительственной улыбке.
  - Ты ещё молод и не понимаешь, как быстро летит время. То, что для тебя отдалённое будущее, для меня - завтра-послезавтра. То, что ты называешь 'возможным'... Я предпочитаю термин 'правильно проинвестированным'. Или неправильно, если события будут развиваться по негативному сценарию.
  - То есть, любое событие возможно, если правильно инвестировать. По вашей логике так?
  - Именно. - Она кивнула. - И если... Скажем так, у Леи окажется недостаточно средств для инвестирования, клан Сантана может помочь... Нет, не ей, тебе. С таковыми инвестициями.
  - А если у Леи хватит? - После парилки в тоннеле, в холодном салоне я замёрз, покрылся гусиной кожей, но всё равно почувствовал марш мурашек.
  - Тогда мы сможем поговорить с тобой о совместных проектах, - не моргнула глазом она. - Например, против третьих лиц. Ты же не думаешь, что Венера не понимает, что рано или поздно ты схватишься с Феррейра насмерть? - Она озорно подмигнула. Её факт неизбежности схватки забавлял.
  - Насмерть?
  - Угу. Или ты, или Себастьян. У Венеры может быть только один 'рулевой'. Фрейя одна, Хуан, и кто будет 'рулить' ею, тот и станет серым кардиналом. Никаких дифференциальных уравнений, обычные логические построения. А Феррейра не уйдёт в сторону никогда. И потому, что неглупый, и потому, что умеет вкладывать все силы для рывка - Октавио научил его этому. И потому, что любит малышку, а влюблённые способны на всё. И с Феррейра один ты не справишься, просто поверь. Особенно, если Веласкесы будут поддерживать тебя так же, как сейчас, - окинула она мой вид весёлым взглядом.
  - Это они меня так воспитывают, - усмехнулся я, но усмешка вышла жалкой, оправдывающейся.
  - Все? И Бергер?
  Глаза сеньоры сощурились в две пронзительные щелочки. Да, недооценивал я глав крупных кланов. Им известно если не всё, то очень и очень многое. Даже такое, знание чего другим с рук не сойдёт.
  - Бергер вообще меня строит, - пожал я плечами. - Пытается. С моего первого дня в корпусе.
  Кажется, на этот раз безразличие выглядело куда более уверенно. - Что можете предложить вы? - перешел я к основной части разговора.
  - Пока - ничего, - произнесла она. - Пока это действительно просто знакомство. Но если вдруг потребуется обсудить какое-то сотрудничество между нами... Потребуется ТЕБЕ, - сделала она выразительные глаза. - Запоминай номер. AA-369-03DF...
  
  В город мы въехали без приключений. Но от самого первого шлюза агломерации в хвост за нами пристроилась машина гвардии. А по дороге прицепилась ещё одна, посолиднее. И ещё. Когда же подъехали к шлюзу ворот дворца, нас сразу взяли в 'коробочку' три стоящие возле них 'мустанга'.
  - Ну вот, тебя ждали. Как видишь, они любят тебя, заботятся. Просто их нужно периодически мотивировать! - рассмеялась сеньора Монтеро.
  - Мотивация - это краеугольный камень в методике обучения корпуса, - хмыкнул я. - Но они зажрались и забыли о том, что из субъекта могут стать объектом мотивационного воздействия.
  - Хорошо сказал! - отсалютовала она мне очередным бокалом. Кстати, вкусное вино, в этом деле она разбирается. - Думаю, на ближайшие несколько лет у Леи и офицеров есть отличная игрушка, которая не даст им скучать.
  Из моей груди вырвался тяжелый вздох.
  - Буду на это надеяться, сеньора.
  - Не дрейфь, - потеплел её голос. - Фрейе ты нравишься. Поверь мне, как женщине, мы такие вещи остро чувствуем. И пока это так, ты будешь в игре, что бы ни выкинул. Кстати, могу дать пару советов относительно общения с её высочеством, - вновь подмигнула она.
  - Думаю, в другой раз, сеньора, - замялся я и нажал на рычажок открытия люка. - До встречи. Надеюсь, она состоится.
  - Не 'надеюсь', а 'когда', Хуан, - улыбнулась сеньора вслед. - Ты не представляешь, какая жизнь интересная штука и как скоро может потребоваться та или иная помощь. Тут тоже поверь моему опыту.
  - В любом случае, спасибо, - расплылся в улыбке и я. - За сегодня.
  - Не за что...
  Я вылез. Как был, в одних трусах, закинув остальные шмотки за плечо. В прохладном салоне я высох, но вещи надевать не буду - сразу кину домовому в корзину. К тому же, сейчас мне предстоит длительная проверка на жучки и системы электронного шпионажа, и они всё равно не понадобятся.
  - Ай-яй-яй, Чико! - вздохнула Мишель и подошла ко мне, когда 'либертадор' герцогини сдал назад и беспрепятственно выехал на свободный участок, после чего развернулся и как ни в чем не бывало поехал назад. А что вы хотите, каста! Среди своих свои же законы общения, что можно, что нет. - Что же ты творишь, дрянной мальчишка?
  Она знаком показала, отбой, и три группы вооруженных до зубов девочек в лёгких доспехах, шлемах и с винтовками, окружавшие нас, стали выходить из-за машин и паковаться.
  - Давай поговорим, когда меня проверят? - искрометно улыбнулся я. - Хотя ручаюсь, ты и после включишь 'дурочку' и ничего не скажешь. А раз у вас от меня секреты, то и от меня лояльности и понимания не ждите.
  - Не всю информацию можно говорить, Хуан, - отстраненно заметила она, смотря в сторону. - Многие знания - многие печали, излишней информированностью иногда можно всё испортить. И ты достаточно большой мальчик, чтобы это понимать.
  - Вот именно, понимаю. А потому отчитываться не собираюсь. Ты большая девочка, чтобы понимать, что излишней информированностью вы можете всё испортить. Многие знания - многие печали...
  В этот момент подъехала полицейская 'Аранья', и две дежурные в броне по знаку Мишель затолкали меня на заднее сидение, где возят преступников. Руки не сковывали - я не пленник, но было всё рано неприятно. Ещё одна змеище!
  Я откинулся на сидушке назад. Сидушка, конечно, не стояла по комфорту рядом с 'мустангом', не говоря уже о 'либертадоре' Фрейи или сеньоры де Сантана, но я неприхотливый. Закрыл глаза и представил Бергер, стоящую перед офицерами Совета, гневно сверкающими глазами и безбожно оправдывающуюся. 'Может, хоть теперь головой начнёт думать?' - пронеслось в мозгу.
  Но долго смаковать месть не получилось. Так как вслед за Оливией перед глазами предстала Фрейя, божественная в своей обнаженности.
  Захотелось взвыть. Porca Madonna, да за что мне такое?!...
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"