Кусков Сергей Анатольевич: другие произведения.

Зарисовка. Огненный демон

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.54*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшой отрывок о самой интересной составляющей жизни Хуана в корпусе.
    Вбоквел. Время действия - между книгами "Страна чудес" и "Расправляя крылья". Всё описанное в рамках сюжета, но линейной частью серии не является.
    Внимание, просто набросок, проба пера, мой личный эксперимент. Как серьёзное произведение в соответствующем жанре прошу не рассматривать.

Зарисовка. Огненный демон
  
  Время действия - между "Телохранителем ее величества" и "Расправляя крылья", то есть после Плаца и до происшествия с марсианами в метро.
  
Май 2448, Венера, Альфа. Корпус королевских телохранителей
  
  Когда я вышел из душа, эта ведьма уже ожидала, сидя на кровати и покачивая ножкой.
  - Долго ты!
  - После полигона? Нормально. - Я скривился. Побегать сегодня пришлось знатно, даром что теоретические занятия отменили.
  - Пошли. - Она поднялась, и, поманив ручкой, вальяжной походкой направилась к выходу. Я оценил её симпатичные голые ножки, торчащие из под короткой розовой юбочки - для меня старалась.
  
  Паула любит красное, все его оттенки. Начиная от волос и заканчивая туфельками. Этот цвет ей идёт, не скажу, что выбор плох, но постоянное обилие оного в различных вариациях на протяжении месяцев...
  Её родные волосы черные, и почему начала краситься в такой ядовитый цвет - паршивка так и не признается. Чтобы её, дочь императора, не узнали на Венере? Да при ее росте? Без пластики? Нет, не дура. Но тем не менее проговорилась, что до побега не красилась. То есть дело всё-таки в Венере. Но в чём прикол? Нет, я так и не понял.
  После Плаца многое в моей жизни изменилось. И главное изменение - я стал спать с девочками. По рукам, как боялся, не пошел, но свой небольшой список постоянных контактов имею.
  Первые в списке - пятнашки, и это естественно. Это моя подпорка на черный день, на самый крайний случай - так уж исторически сложилось. Однако с ними я стараюсь палку не перегибать, и заглядываю на огонек только когда становится совсем невмоготу. Не хочу калечить девчонок психологически, а пока они безвылазно сидят на базе, иным словом я отношение к ситуации не обрисую. У них нет альтернативы, и одновременно природа рвёт крышу - адский коктейль! Конечно, напряжение мы с ними обоюдно сбрасываем... Но мне бы не хотелось через время узнать, что по глупости сломал кому-то из девчонок жизнь. Потому поустраивав первое время у младшеньких ежевечерний "кофе с палками", сбавил обороты. Девчонки возмущаются, конечно - а кто б не возмущался в восемнадцать лет при почти пятилетней изоляции? Природа-то своё берет! Но потом, всё потом. Будет. После посвящения.
  Вторым моим "соратником" по постельному делу, естественно, стала Камилла, как только вышла из лазарета. Да и не могло быть иначе после всего случившегося. Она спасла мне жизнь, сама чуть не погибла... Романтика, блин! "Лавстори", как говорят гринго. В общем, инициатива у нас была обоюдна и даже не обсуждалась. Но тут есть огромное "но", в постоянные связи древняя богиня не набивалась и не набивается; я для неё не вершина, которую большинство девочек корпуса жаждет покорить, а друг. Просто друг. Очень хороший, всё понимающий, которому можно доверить самое-самое сокровенное... С которым секс нужен только, чтобы усилить ощущение тесноты взаимопонимания, и ни для чего больше.
  Более того, когда их взвод вернули на боевое дежурство (а их вернули сразу, как она вышла из лазарета), на неё обратил пристальное внимание сеньор Серхио. И на днях она призналась, что у них "всё движется в верном направлении". Сияла богиня при этом донельзя. То есть, этому русскому перцу мало жены-офицера и любовницы-принцессы; девочки-ангелочки так же вызывают у него приязнь, несмотря на общее негативное отношение к ангелам (жена и любовница к которым, кстати, тоже относятся). Сблизиться с нею ради её связи со мной? Смешно, не того я полета птица для сеньора. Так что девочка ему понравилась, просто понравилась... Ну, и дай ей бог карьерных успехов! Что они ей сделают, эти жена и любовница, вассалу королевы?
  Основной же груз моих сексуальных проблем взяла на себя... Да-да, Марта. Она же мулатка Белоснежка. И частично её взвод, то бишь семь гномов. "Частично" потому, что она с сестрами по оружию мною делится (философия корпуса, взвод-семья, всё такое), но в меру, всё же настаивая, что я персонально её трофей, а они так, сбоку стоят. Ни я, ни они не возражаем - они уже давно прошли посвящение, отдают отчет ценностям и желаниям, мне же хватает и перечисленных связей, чтобы не искать дополнительных подвигов. С одной засыпаю - хорошо. С двумя - великолепно. Без никого, сам на сам?.. Вообще здорово!
  Да-да, здорово. Надоели, сил нет. Я ж человек, а не бык-производитель.
  ...Господи, это я говорю? Каких-то пару месяцев назад с ума от постоянного влечения сходил, чуть на Розу не набросился, спящую Мишель...
  В общем, были времена. А теперь теряюсь от излишнего женского общества и благодарю Мироздание, когда удается ото всех сбежать. Как же непостоянен этот суетный мир!
  
  Так вот, Марта. Мы как бы с нею, и одновременно нет. Она "моя", все это признают, но одновременно... И не моя.
  Когда люди встречаются, они вместе. И им не нужен никто более. Я же могу ходить, встречаться с другими сеньоритами, и она не говорит ни слова...
  ...Нет, она кроме меня ни с кем не встречается. Не хочет. Но если бы встречалась, сказал бы я что-нибудь?
  Наверное, сказал бы. Я - против, я собственник. Но дело не в этом - ей это просто не нужно - не ради моей реакции или мифического паритета. Но несмотря на её верность, мы одновременно и вместе, и порознь, и встречаемся, и нет. Сам смутно понимаю, как это.
  Нет, дружеский перепих - это другое, это с Камиллой. С Белоснежкой всё-таки... Ну, пусть будет встречи любовников, у каждого из которых своя половина, своя жизнь, но они всё равно упорно встречаются и вместе спят. И меня это устраивает - ну, не вижу я Марту рядом с собой в долгосрочной перспективе!
  - Привет. Это Консуэла, - кивнула мне Паула на свою текущую возлюбленую, сидящую на диване нашей взводной оранжереи, в которую мы в итоге пришли. У чертовой дюжины (кроме меня) сегодня увал, "хата" до утра "на отвязе", и, не мудрствуя, огненный демон решила отганизовать мероприятие здесь. - Вы знакомы, теперь познакомитесь поближе, - закончила она фразу на ехидной ноте.
  Меня чуть не вывернуло - Консуэла тоже сидела в коротенькой розовой юбочке и розовой же, хоть и очень бледной, блузке. Они что, специально так оделись, позлить?
  Я кивнул. Консуэлу видел и раньше, и даже близко общался несколько раз в столовой - Паула с нею уже месяца два, и у них пока всё хорошо. "Пока" потому, что у Паулы никто долго не задерживается; для огненного демона лесбийские отношения - игра, и как во всякой игре, непременным атрибутом должен быть разрыв с истериками. Иначе скучно, неинтересно. Потом у неё обычно небольшая пауза, "отходняк", и вновь всё заново, по спирали.
  - Странно, ты же обычно своими девочками не делишься? - заметил я.
  - Это для дела, Хуан, - показно-невозмутимо ответила Паула, хитро сверкнув глазами. - Так сказать для исследований, ради науки. А ради науки мне ничего не жалко - даже свою девочку. Тем более "апгрейдить" будем моего родного напарника, для которого мне ничего не жалко тем более...
  Выкрутила. И не возразишь!
  Итак, Консуэла. Веселая девочка-хохотушка со светло-русыми коротко стриженными волосами, почти блондинос. Невысокая, в пику самой Пауле, с миленькими чертами лица и большой родинкой на носу. В столовой мы всегда смеялись - пошутить она любит. Еще я заметил, что она как-то сразу обратила на меня особое внимание: сама подсела, глазами стреляла... Но дальше внимания дело не пошло. И огненного демона девчушка боялась в последнюю очередь - у нас не принято бояться.
  Уж не потому ли, что она из "девятки"? Которая большая, оперативное соединение по охране младшей принцессы? Девочка общается с её высочеством и знает несколько больше, чем положено обычным ангелочкам?..
  ...Не знаю. Всё может быть. Но судя по тому, что говорят офицеры, и в особенности еще одна моя любовница и одновременно начальница, никакими планами в этом направлении не пахнет. Даже если Бэль одно лицо с Изабеллой Веласкес, это ничего не значит и не стоит делать из мухи слона. Хотя внимание некоторых особ, вроде этой, и озадачивает.
  - Присаживайся, - бросила красноволосая мне. Я сел на противоположный диван, напротив улыбающейся и уже, словно в предвкушении, разведшей колени в стороны "некоторй особы", сложил ногу на ногу. Огненный демон встала за спиной подружки, положила руки ей на плечи и медленными движениями принялась их разминать:
  - Мальчики, девочки, мы уже обговорили это с каждым по отдельности, теперь хочу озвучить для всех вместе - чтоб не осталось недосказанностей и недопониманий. И если кто-то передумает, не согласится... - Подружка подняла глаза, они обменялись взглядами. - И если кто-то не согласится - может идти, - закончила моя напарница.
  Я улыбнулся - вопрос относился не ко мне. Возлюбленная же моей напарницы явно против быть не собиралась. Да, мы можем сделать ей что-то жесткое, больное, но для неё это в первую очередь приключение, а девочки вроде Консуэлы всегда ставят приключения на первое место. Особенно приключения на передние места (о, почти тавтология!).
  - Мы с Хуаном... - Паула нахмурилась. - ...Скажем так, изучаем искусство доставления женщинам удовольствия. Быть мальчиком, иметь эту штуку, - она жестом показала, какую именно, - это одно. Но уметь ею пользоваться правильно - совсем другое. И даже обилие практикума не означает, что ты удовлетворяешь женщин ХОРОШО, Хуан. - А теперь взгляд на меня. Пристальный, пронзающий, из под нахмуренных бровей. Я выдержал, хотя и с трудом. И как это понимать? Кто-то из моих сеньорит жаловался через "телеграф", или эта ведьма блефует, чтоб надавить? Из вредности?
  - Хуана взяли сюда для определенной работы, - продолжила она, поясняя очевидные вещи, - а значит, он должен делать это на уровне мастера, а не любителя. У нас есть возможность ему помочь, а значит, мы должны это сделать. - Перевела многозначительный взгляд на подругу. Не знаю, как ей, а мне от ее слов стало не по себе. Будто я на самом деле бык-производитель, только для другого контингента.
  - Чтоб их высочества остались довольны, - перевела её слова на испанский Консуэла и довольно фыркнула, глаза ее засияли, словно изумруды в лучах солнца. Нет, она определенно знала больше, чем нужно.
  Паулу при упоминании родственниц немного перекосило, но самую малость.
  - Да. Раз его учат обхождению, он должен быть... Лучшим во всём, - сформулировала она. - И я, как напарница, не могу не помочь.
  - Почему ты? - продолжала улыбаться Консуэла, как губка впитывая информацию. - А как же Кассандра? Девочки?
  Тут фыркнули мы с Паулой оба, одновременно.
  - Всё так запущено? - прищурились глазки сеньориты. - Ну, допустим. А Сестренки?
  - Эль, ты за или против? - жестко пресекла дальнейший перебор кандидаток Паула.
  - За, конечно, - пожала плечами та. - Я правильно понимаю, моя задача - быть наглядным пособием? - стрельнула она в меня глазами, перехватывая одну из ладоней Паулы, спуская ниже, себе на грудь. Красноволосая расплылась в улыбке и наклонилась, начав изучать выпуклости подружки и другой ладонью.
  - Угу, - кивнул я, еле скрывая ядовитую улыбку. - Как труп для врачей. На котором тренируются, мясо-органы режут.
  - Я согласна, - вновь улыбнулась девушка, ведя руку Паулы всё ниже и ниже, даже не поморщившись от сравнения. - Можно только вопрос, а что, офицеры его учить этому не будут? Некому? А Катарина?
  - Кто лучше нас? - выдавила Паулита вердикт. Рука её тем временем достигла нижней отметки, то есть залезла под розовую юбчонку Консуэлы, под которой ничего не оказалось, начав наводить там порядок. И, завершая декларацию о намерениях, впилась возлюбленной в губы.
  Красивый поцелуй, в лучших традициях взрослого кино. И в какой-то мере даже целомудренный - никакого порно, сплошная эротика, ласки. Смотрел бы и смотрел!
  Но халявные зрелища в жизни бывают нечасто. И расстегнув блузку Консуэлы другой рукой, Паула тяжело вздохнула и отстранилась:
  - Всё, Хуан, она твоя.
  
  Покряхтев для вида, я поднялся, пересел на диван к Консуэле, после чего замер в ожидании инструкций. Девушка передо мной сидела в достаточно недвусмысленной позе, с задранной юбкой и в расстегнутой блузке. Под блузкой наблюдался симпатичный лиф, мало что скрывающий, но придающий груди форму. Грудь размером так себе, с огненной богиней не сравнить, но многие и таким не могут похвастаться. В общем, нормальная грудь, мне нравилась, просто сравнение с нависшей над нами Паулой подавляло. Я терпеливо ждал начала практикума, огненный же демон, очевидно, растерялась, не зная, с чего именно начать.
  - Ну? - натянуто произнес я, сжирая глазами черты лица нашего живого манекена.
  - Что "ну"? - вяло парировала красновоосая.
  - Я весь во внимании. - И для нашего снаряда для тренировок, пояснил:
  - Она раньше не занималась преподаванием. Растерялась.
  - Да знаю я её преподавания, - ехидно сощурилась та. - Шарахается она от тебя. Это все знают, весь корпус.
  Паула натужно прокашлялась - задело. Но смолчала.
  - Итак, начнем с близости. С романтики... - Тон красноволосая взяла уверенный - настоящую принцессу вывести из себя сложно - и я расслабился. За эти месяцы в меня вбили режим наилучшего усвоения материала, любого, и я невольно вошел в полутранс при первых её учительских интонациях.
  - Романтика, Хуан... - Воодушевленный вздох. - ...Для женщин это главное. Многим мужчинам не понять, но нежное прикосновение, откидывание локона в сторону с лица, неуловимая обнимашка, эдак походя, - она сделала жест, показывая, какая именно, - для женщины значат гораздо больше, чем некое действо, которое можно охарактеризовать, как "животный трах". - И движениями продемонстрировала оный. Выглядело смешно - рассмеялась не только Консуэла. - Женщина подстознательно хочет расслабиться, почувствовать нежность. Потому тактильный контакт, психологический мост, да желательно со зрительным контактом... - Она блаженно прикрыла глаза. - ...Это высший пилотаж, Хуан. Половина дела будет сделана задолго до постели уже тем, что ты покоришь, расположишь сеньориту к себе.
  К чему я это говорю? - грозно сверкнула она глазами. - К тому, что не понимаю, чего ты расселся. Мы для чего пришли? Тренироваться? Вот и тренируйся, давай!
  Вот такой непедагогичный переход. Но было плевать - меня такими уже давно не проймешь. И я начал. Нежно взял Консуэлу вначале за запястья, провел ладонью по щеке, откидывая волосинку её как назло недлинных волос. Прошептал что-то нежное. Глаза девушки загорелись - ей нравилось, и я потянул её к себе, усадив на колени.
  Дальше пошла реализация лирических эротических оборотов из книг Катарины. Я вспоминав всё, что читал по этой тематике, наши обсуждения прочитанного, некие предварительные итоги. Да, девчонки любят ласки, в большинстве. И ни с кем из своих, как понимаю, так не получится. "Пятнашки" - слишком маленькие. Камилла... Ей как раз нужен животный трах без тормозов, как говорит сама, "не девочка, ласки лобызаться". А Марту я боюсь такими действиями привязать еще больше - и так с нею всё на волоске висит.
   Ах да, свои. Ну, Паула нет, сразу отпадает - башню сорвет в момент. Кассандра - комвзвода, дистанция. Маркиза - девственница. С Сестренками... Дойдет, но пока рано. Я еще не решил их проблему, а это в первую очередь. Так что хорошо, что эта огненная дрянь решила обучить меня теории наслаждения, да с практикумами на подружках. Если и можно назвать здесь кого-то близким человеком, то её в первую очередь.
  Консуэла размякла, и если поначалу её движения были скованы (как будто чего-то опасалась), то затем "поплыла", дыхание сбилось. Я не спешил, нет - куда спешить, вся ночь впереди. И после установления полного психологического доверия, через тактильный и зрительный контакты, как и было оговорено, перешел ко второй фазе - к поцелую. Здесь тоже пока еще действовали мои академические, то бишь сугубо теоретические знания - у Катарины академический материал поставлен на очень хороший уровень. Но с поцелуями без практикумов уже точно никак. Особыми поцелуями, ТАКИМИ.
  Нет, если честно, одно время я тренировался на Гюльзар - а что с ней еще делать,кроме поцелуев? Но надоело. Когда знаешь, что продолжения не будет, такие поцелуи отдают мазохизмом, а при всех своих недостатках, мазохистом я себя не считаю. И в подтверждение этого высказывания, ощущения от близости Консуэлы, взрослой состоявшейся девки, с которой можно, и с которой, я знал, у меня всё будет, были на порядок лучше, чем с девственницей-персиянкой.
  
  - Существует распространенное мужское заблуждение, Хуан, - вещала наш преподаватель, а она неплохо к занятию подготовилась, - что прожить без вас, мужчин, невозможно. И что ни один специализированный гаджет не сделает работу лучше вас. - Эта область знаний тоже относилась к категории мною теоретически изученых, но чтобы не ломать девочке настрой, я старательно кивал. Да, это факт, человеческое тело не способно воспроизвести некоторые вещи, которые могут сделать приборы. Наша ценность в другом, именно поэтому за столько лет с момента изобретения "игрушек" женщины не стали жить без мужчин, хотя теоретических предпосылок выше крыши. - Например, обычный фаллоимитатор. - Паула вытащила откуда-то и покрутила перед нашими с компанейра глазами секс-игрушкой. Секс-игрушки на Венере распространены, специфика планеты, хотя, говорят, на Земле они не одобряются. Хотя в Империи (не знаю за другие регионы) открыто и не запрещаются. - Нет такого мужского органа, который может сделать вот так. - Она включила прибор, внутри которого закрутились шестерни; много шестерен, и все в разные стороны - влево-вправо-влево-вправо. Момент кручения был виден по внешней вибрации покрова прибора из синтетической человеческой кожи. Это вдобавок к легкой вибрации. - Потрогайте.
  Я улыбнулся, но протянул руку и потрогал. Да, щекотно. Своей штукой таких движений точно не свершишь, не пощекочешь. Консуэла, же улыбаясь, со знанием дела покрутила ладошкой вокруг механической головки и вокруг, и вдоль:
  - Класс!
  - И температура. - Паула вновь на что-то нажала, и через некоторое время мы почувтвовали, что прибор стал теплее. - Примерно сорок градусов. Каких-то три-пять градусов, а ощущения совершенно иные, Хуан! - Глаза красноволосой засияли - она знала о чем говорила. - А теперь смотри, что делаем.
  Она толкнула подружку, которая откинулась на спинку дивана, для таких целей предварительно наполовину опущенную, и быстрым движением окончательно задрала ей юбку. После недолгих подготовительных мероприятий (девочку я поцелуями разогрел как следует), неспешно, несколькими толчками ввела прибор по назначению. По телу Консуэлы пошла реакция - колени несколько раз дернулись, сама сеньорита запыхтела:
  - Аккуратнее, там!
  - Лежать! - скомандовала Паула.
  Пререканий не последовало. Я посмотрел девочке в лицо - та прикрыла глаза и, улыбаясь, демонстрировала, что готовится ловить удовольствие.
  - Чика, я всё понимаю, показуха, всё такое... Зачем ты мне это? - не вытерпел я. - Не маленький, и без демонстрации всё знаю. Да поболее, чем кто бы то ни было из мужчин - я с вами как сардина в банке, по-другому никак.
  Паула лишь загадочно улыбнулась.
  - Да знаю я, что ты всё знаешь. - Включила машинку, после чего равнодушно наблюдала за судорогами по телу подружки. - Я считаю, ты должен вынести из этого урока главное. Ей, - кивок на блаженно ловящую кайф Консуэлу, - всё равно, кто на этом конце прибора. Это могу быть я, это можешь быть ты. Мальчик, девочка, или вообще робот. Плевать. Главное - получить удовольствие.
  - Ты не задумывался, почему розовая любовь не считается таким уж страшным грехом? - перевела она вдруг тему. Я недоуменно пожал плечами. - С гомосексуализмом мы боремся, и жестоко, а вот женские... Попрыгушки не только не прессингуются... В общем, даже про нашу королеву все знают, и всем всё равно?
  - Я не думал об этом, - честно покачал я головой.
  - Потому, что на самом деле, плевать, кто на этой стороне, - выкатила Паула глаза. - Все привязанности - чисто психологические. Вот. Понял? - И опустила глаза.
  Понял я, понял, хоть она и так сумбурно выразилась. И понимал, что она чувствует. Как и что творится в моей душе в ответ. Я бы и сам, плюнув на всё на свете, набросился бы сейчас на неё, сорвал одежду... И плевать на прошмандовку из девятого взвода, что ловит рядом кайф, раскинув ноги.
  Я хотел её, Паулу! Или Гортензию - кто она там? Я хотел эту огненную красноволосую богиню, эту аристократку, принцессу, дрянь с замашками святой... Боже, как я её хотел!..
  ...Но это "пломба", испытание. "Пломба" срывается всего один раз, и навсегда. Как ящик Пандоры. А в нашем случае она сорвется вместе с остатками крыши.
  Нет, я не был готов прыгать в омут. Да и она, видимо, тоже. Поскольку, придя в себя, воодушевленно продолжила:
  - Соответственно, раз женщине всё равно, кто на этой стороне, то и ты можешь доставить ей огромное удовольствие, довести до оргазма не менее острого, не используя то, что... Что ты мужчина, - вновь сформулировала она. Истинная представительница высшего света, она всегда находит аналогии, в самых скользких объяснениях.
  Отключив прибор, под протестующий "У-у-у!" Консуэлы, огненноволосая осторожно вытащила его, указав мне на... Хм... Как говорят индусы, "пещеру лотоса".
  - Вот этим моментом мы и займемся. - Подсела поближе. - Итак, первое. Клитор. - Паула послюнявила палец и провела нашему живому тренажеру по означенному органу с одной стороны, затем с другой. - У многих сеньорит чувствительность разная: кого-то больше "штырит", когда проводишь справа. - Ей палец замер, затем продолжил движение, - а кого-то слева. Хотя по моему опыту, большенству без разницы. Но когда начнешь заниматься принцессами, выясни это в первую очередь - советую! - округлила она глаза.
  Я кивнул - за совет спасибо.
  - Далее. - Огненный демон провела пальцем по внутренней стороне половых губ, зафиксировав оные, растянув кожу пальцами другой руки. - Далее у нас идет вопрос глубины. Запомни, плевать на глубину. Все самые интересные рецепторы здесь, снаружи. И если делаешь вот так... - Она наклонилась и провела между губами языком, - не углубляйся. В конце концов, для этого у тебя есть пальцы и другие органы. Только снаружи! Повтори?
  Посторонилась. Я неспешно приблизился, наклонился...
  - Да не кривись! - Красноволосая натянуто рассмеялась. - Что, никогда так не делал?
  - Когда бы? - хмыкнул я. - Или ты думаешь, что у меня опыта...
  - Ну, немало. - Она показно нахмурилась.
  - Это с недавних пор немало. А до этого... До этого он просто был. Никакой. В смысле, маленький.
  - А местые девочки... Не просили? - смеялись её глаза. - И богини твои, и черная, и древняя? Странно, здесь все это любят.
  - Они не заморачивались, - засопел я.
  - Ладно, Чико, не мальчик, - махнула она. - Не кочевряжься. Лижи.
  Я и не кочевряжился. По сравнению с тем, на что я уже пошел, придя сюда, это так, ерунда. Мелочи. Просто... Ну, восемнадцать мне просто! Во-сем-на-дцать! Мальчик я!
  Хм, неплохо! И правда, думал, противнее будет. Я на момент оторвался:
  - А-а-а...
  - Я её заставила вымыться, несколько раз, - улыбнулась Паула, словно прочитав мои мысли. - Это корпус, с водой тут проблем нет. Или о другом хотел спросить?
  Я отрицательно покачал головой.
  - А что соленый привкус... Так это ж физраствор, соленость организма. Сколько промиле у физраствора?
  Я снова оторвался:
  - Ноль девять процента. Огонёк, мы сюда о физрастворе болтать пришли?
  - Мы учимся, Хуан, - ехидно парировала Паула. - А учить такие вещи лучше через призму медицины. Многие вещи сразу становятся понятны.
  - Бедные врачи! - картинно вздохнул я. - Особенно гинекологи!..
  Знаете, мне понравилось. Что-то есть в этом. А как понравилось моему малышу!.. Как брюки только не порвались?
  - У гинекологов переключатель есть, - продолжала вещать Паула. Она вообще сеньорита разговорчивая от природы, а затыкать её мне было в лом. - Как у нас, когда мы на сверхскорость уходим. Два режима - "работа" и "удовольствие", то есть "дом". Не знаю, я с гинекологами близко не встречалась, но мне кажется, всё у них в порядке. Главное научиться рычажок вовремя переключать.
  - Так, а вот здесь ты не прав! - воскликнула она, подбираясь, отстраняя меня. Провела пальцем Консуэле по внутренней поверхности половых губ. - Я же сказала, не лезь внутрь. Вся твоя работа снаружи. Пока снаружи - остальное потом...
  
  - ...Да, и вот так. И вот так, хорошо. А теперь стоп! Никакого ускорения! - грозно повысила она голос. После чего похлопала нашему живому манекену по лобку: - Ты живая там?
  - Угу, - раздался голос Консуэлы, летающей непонятно в каких высотах.
  - Видишь, она способна разговаривать. - Паула фыркнула. - А при грамотной обработке не должна бы.
  Пауза.
  - Так, Хуан, вводная. Никакой скорости! Нет, совсем-совсем никакой. Тупо долбишь языком в одном ритме, раз-раз, раз-раз...
  ...Да, долго. А что делать? - развела она руками. - Зато правильно. Скорость, ускорение - это очередная мужская ошибка от недостатка ума и лени посмотреть в умных книжках, как надо делать правильно.
  Я? Нет, я знаю не только по книжкам. Я и сама любитель, и делать люблю. Нет, тебе не дам - это тоже разновидность секса, причем для меня очень интимная, а мы с тобой, кажется, насчет секса выяснили.
  Нет, кайф ловится именно от монотонности. Именно сейчас не ускоряйся.
  Ага, вот так, вот так... Нет, не ускоряйся, я сказала! Видишь, как эта дрянь реагирует? Вот-вот, судорога пошла, первая. Конечно, первая - то ли еще будет! Ты меня слушай, оболдуй, а не Катарину! Нет, Катарина вряд ли не умеет, но она точно не специалист. Халтурщица она, даже замужем была - куда ей! Ты этот момент не обсуждаешь? Как хочешь...
  Вот, началось. Сейчас она тебя бедрами сжимать будет... Нет, пока не бросай, рано. И сейчас рано - видишь, еще не дошла до кондиции. Какой-какой, нужной!..
  ...А вот теперь всё, бросай. Да куда ты, дубина! Вниз уходи, ныряй, она ж тебя граблями своими саданет в порыве. Вот уж послал бог напарника!..
  ...Нет, больше нельзя было - только больно сделаешь. Нет, теперь она сама "догонится". СА-МА, ты что не слышишь? А я почем знаю? Организмы у нас так устроены, не так, как у вас. Когда-когда, вот и изучай, Чико, когда этот момент наступает, для того мы и собрались. Дай бог не последний раз..!
  -...О, боже мой! О, боже мой! О, дева Мария!.. - Консуэла тем временем сползла с дивана, содрогаясь в конвульсиях, обхватив руками бедра и колени. Ноги ее несколько раз непроизвольно дернулись, но вскоре перестали, сама же она обмякла. И лишь тяжелое дыхание выдавало пережитый только что бурный оргазм.
  На хронометр я не смотрел, но процесс явно занял времени больше обычного секса. Сорок минут? Час? Может и больше, ибо показалось, что во рту образовались мозоли. Они всегда так? В смысле, когда друг с другом? Или помогают подручными средствами вроде той машинки со скоростями?
  ...Но оно того стоило. Так девушки на моей памяти бились в судорогах всего пару раз. Уже это показатель, что день не прошел зря.
  - А без... Без языка и губ так реально? - не стал я произносить нелюбимое в народе слово.
  - А то, - пробормотала Паула. Зрелище завело ее не на шутку: глаза выкатились, дыхание сбилось, а рука под юбкой выделывала жизнерадостные пассы. - Освоим и это, в следующий раз. Знаешь, как фокусники говорят? Ловкость рук, и никакого физического контакта!
  - Думаю, это не совсем фокусники, - усмехнулся я.
  - Конечно не фокусники, - согласилась она. - Искусники!
  Я не стал спорить. Она же продолжала остервенело теребить себя под юбкой.
  - И чего ты ждешь? - вновь грозно нахмурились её глаза. - Хочешь, чтобы сеньорита остыла? Давай уже, заканчивай представление!
  Повторять такие вещи дважды мне не нужно. Через минуту я разделся (господи, и чего сразу не сообразил?), скинув ненавистную форму, и отправил-таки заждавшегося малыша в гости переползшей назад, на диван Консуэле, по нужному адресу.
  Надолго меня не хватило. Наверное потому, что я не железный, а время артподготовки перешло все мыслимые пределы. Лучшее враг хорошего, или как-то так говорят. Короче, сдулся я довольно быстро, хотя Консуэле и понравилось..
  ...А может после первого оргазма ей всё понравится, что ни сделай? М-да.
  
  - Не очень, - скривилась Паула, изобразив жест "так-сяк". Я отстрелялся, а её еще "плющило" и "штырило", как выражалась она сама, когда речь заходила о девицах нетяжелого поведения.
  Подвинув Консуэлу, я лег на диван рядом с нею, хватая ртом воздух. Красноволосая же, доползя до пульта на отставленном в сторону столике, опустила спинку дивана совсем, до конца, и попыталась лечь с нами, но чуть в стороне.
  - Да хватит тебе уже! - не вытерпел я и резким движением притянул её к себе, к другому боку. - Хорошь выделываться.
  Консуэла тем временем, подтянувшись повыше, взяла мою руку и положила себе в промежность, по-змеиному немного выгнушившись:
  - Хуан, еще хочу!..
  Я про себя выругался - вот уж ненасытная! Однако, раз сеньорита просит, истинный кабальеро не может отказать. И я продолжил банкет, лаская самую нежную и чувственную часть её организма, как учила огненноволосая ведьма - то слева, то справа, отмечая разницу в реакции. М-да, кажется, слева чувствительность выше. Или только кажется?
  Паула тем временем лежала и сопела, продолжая ласкать себя на ручном приводе. И сколько мы лежали, мне нравилось это всё меньше и меньше. Знаете, ненавижу, когда девочки так делают в обнимку с мальчиками. Да еще кто, любимая напарница?!
  - Слышишь, хорошь, а? - Бросив Консуэлу, я с усилием подтянул красноволосую выше и сам залез ей под юбку. М-да, а эта даже нижнее бельё надела. Думала, защитит? От чего? От себя?
  Красивые элегантные кружевные трусишки Паулы превратились в невзрачную мокрую тряпочку. Которую я, не долго думая, напрягся и просто порвал - так быстрее будет.
  - Хуан! - Паула вскочила, пытаясь протестовать, но я не собирался разговаривать. С силой приянул её назад к себе, повалив под углом сверху, и по возможности зафиксировал её тело. Она не особо сопротивлялась, потому у меня получилось. Другой же рукой продолжил начатое, окончательно задрав напарнице юбку в район талии.
  - Ху-а-а-ан! Не надо! Пожалуйста, Хуа-ан! - сопела Паула, сладко прикрыв глаза, борясь сама с собой. - Чико, нет! Мы не должны этого делать!
  - А мы что-то делаем? - просопел я в ответ. - Ничего же не делаем. Просто лежим вот... Анатомию изучаем... С точки зрения медицины!..
  Паула вновь попыталась подорваться и встать, но я был оперативен:
  - Да лежи уже! Задолбала, честное слово!
  Обмякла. Закрыла глаза, засопела, принимая неизбежное - ей не хочется сопротивляться:
  - Чи-и-и-ико!..
  Консуэла села рядом, скрестив ноги, внимательно наблюдая за нами. На лице ее играла довольная улыбка: "Ох уж эти голубки!" Она была уверена, у нас всё получится, и была счастлива этим - переживала за нас. Но я не спешил, не форсировал события. Ласкал огненного демона, медленно, размеренно, как сама же только что учила, держа ситуацию под контролем. Мне было легче - после спуска пара гормоны играли не так яростно. Однако при виде тела красноволосой, от ощущения близости с нею волна возбуждения вновь прошла по телу, моментально разбудив уснувшие было на время животные инстинкты. В общем, мой машыш снова решил, что ему пора в бой, от одной только мысли о том, что эта гадина рядом со мной. Хотя только что отстрелялся в Консуэлу... Блин! Я даже подумать не мог, что эта паршивка на меня так действует!
  - Ху-а-а-а-ан! - меж тем сладостно засопела паршивка, и я понял, что не сдержусь. Ну, несмотря ни на что произошедшее. Не сдержусь, и всё. А этого очень бы не хотелось:
  - Соси! - приказал я, поднявшись и бесцеремонно ткнув Консуэлу в затылок. Та не стала выделываться, наклонилась и молча вцепилась ртом в моего готового к бою бойца, да с таким усилием, что позавидуют некоторые промышленные компрессоры. После я вновь перекинул тело Паулы, уложив поближе, вдоль себя, и впился губами вначале в её грудь, одну, вторую, затем, опустив её еще ниже, в губы. Рука моя продолжала наводить порядок в промежности этой дряни, и, почувствовав, что "клиент дозрел", перешла к активной фазе. То есть наплевала на указания о запрете вхождения внутрь и о работе исключительно на поверхности.
  - Ху-а-а-а-а-а-ан! - Тело Паулы выгнулось. Мощно! Вот как, голубушка? Тоже это чувствуешь?
  Я усилил нажим, вошел в нее и другим пальцем. Паулу вновь задергало, но отпустило. И я задвигал рукой, взад-вперед, взад-вперед, резко, но не быстро и монотонно - словно согласно полученным азам. Паула стонала, плакала. Вновь нашла мои губы, буквально присосалась к ним, шепча что-то нежное и бессмысленное в перерывах на отдышку.
  ...Губы мои она-таки покусала. Потом болели несколько дней. Но на это плевать. Я еще никогда не видел, чтобы сеньорита так билась от одних только прикосновений. Не таких и невинных, но прикосновений же!
  Я всё-таки увеличил темп - понял, что долго не продержусь. Подействовало, судя по реакции, её ощущения так же стали ярче, а стоны громче. Она "текла" так, что я мог творить всё, что угодно, любым пальцем, любым их сочетанием, и я пользовался этим на всю катушку, подходя вплотную к границе фола. Позже она призналась, что в некоторые моменты ей было немножко больно, но палку я не перегнул - боль не мой конек. В целом же я продолжал своё черное дело фокусника-иллюзиониста... Пардон, искусника. Как там, ловкость пальцев и никакого физического контакта? Быстро, но монотонно: и-р-раз, и р-раз, и р-раз...
  
  ...Я кончил первый. Как был, Консуэле прямо в рот - ну, не следил я за этой девочкой. Она у нас была на автопилоте, как отдельное, хотя и связанное с нашей парочкой государство. Поначалу испугался - до сего момент все сеньориты, делавшие мне минет, не жаждали наслаждаться вкусом спермы, а Эмма, единственная, кто случайно этой чести удостоился, тут же убежала в туалет - выплёвывать и мыть рот. Но Консуэла лишний раз доказала, чем настоящая опытная женщина, да еще авантюристка, отличается от всяческих малолеток. Старастельно обсосала и облизала после действа агрегат, и, кажется, ей даже понравилось. Уровень гормонов в моем теле вновь упал, и я смог спокойно, монотонно, как по писанному, довести красноволосую до "точки кипения".
  Таких судорог я еще никогда не видел. Если бы не навалился на неё всем телом, она бы вскочила с дивана и убежала. Ну, или свалилась на пол - тоже мало романтики. Паула, словно в истерике, билась всем телом, извивалась как змея, выгибалась и плакала. Что-то от меня требовала, лепетала всякую чушь, в чем-то обвиняла. И когда унялась, я, мысленно вздохнув, без сил свалился рядом. Консуэла, вновь севшая в позе лотоса, показала оба кулака с отогнутыми вверх большими пальцами:
  - Ну, ребят, класс! Во вы даёте!
  Паула разрыдалась. Это был уже не оргазм - отходняк. Я обнимал её, шептал тёплые слова, но она словно не слышала. Не было у нас того доверительного психологического моста, который возникает после знатного секса. Наоборот, огненная ведьма закуклилась в своем коконе, ничего из себя не выпуская и никого не впуская. И когда, полежав, окончательно пришла в себя, молча вскочила и убежала, без объяснения чего бы то ни было.
  - Она всегда так? - задумчиво сдвинула брови ей вслед Консуэла.
  Я пожал плечами.
  - Не знаю. У нас это первый раз.
  - ПЕРВЫЙ? - вылупила сеньорита глаза. - Нет, ребят, прекращайте. Вы хорошая пара, подходите друг другу. Зачем вы так друг над другом?
  После чего понимающе вздохнула:
  - Ах,да. Сестренки Веласкес...
  Я лаконично промолчал. После чего задумчиво покачал головой:
  - Это тупиковый путь, Элл. И чем больше нас будет связывать, тем больнее будет потом.
  - Извини, Хуан. - Девушка потрепала меня по волосам. - Если что надо будет, помочь там... В любом деле... - Она хмыкнула, поясняя этим, в каком именно. - Я всегда рядом.
  Поднялась, принялась неспешно оделваться.
  - И еще девочек подберу, если потребуется. С кем потом не будет тяжело.
  Я не сомневался - подберет. В корпусе каждые три из четырех незадумываясь прыгнут мне в постель, только ради осознания, что я стану как бы их трофеем.
  - Оно ведь знаешь, эта чертовка в одном права, - продолжала сумбурно изъясняться хранительница. - Для тебя это работа, а не удовольствие. На удовольствия ты теперь не имеешь права. Во всём, не только в сексе. - Вздох. - И к сексу теперь придется относиться, как к работе. Ничего не попишешь...
  - Они сильно развращенные, да? - задал я давно мучивший вопрос. - Прошли огонь и воду, и их ничем не удивишь?
  Она поняла о ком я.
  - Скажем так, простой среднестатистический мальчик с улицы да, их ничем не удивит. - Консуэла надела блузку, принялась медленно застегивать. - Конечно, твоя работа будет в иной плоскости, психологической. Тебе нужно будет очаровать их, а это... Несколько другое. Но... - Из груди хранительницы вырвался вздох. - Но это тоже пригодится, Хуан, можешь поверить на слово. - Она одернула юбчонку, как итог одеванию. - Ну, я пошла? Или остаться на ночь? Как ты?
  - Не надо, - покачал я головой. - Иди.
  Было не до неё.
  
  Каюта Марты встретила меня полутьмой и недоуменными голосами пока еще не спавших гномиков:
  - Хуан, что случилось?
  - Девчонки, можно я у вас переночую? - выдавил я на одном дыхании.
  Гномики были не все, но Марта присутствовала. Вскочила подбежала, чувствуя моё препоганое настроение. Повторилась:
  - Хуан, что случилось?
  Я обнял её, прижал к себе, вдохнул запах волос. И ничего не почувствовал. Никакого возбуждения, ничего животного. Просто сеньорита, просто волосы.
  - Ничего не случилось. Просто не хочу в каюту.
  - Паула? - понимающе погрустнели её глаза. Нет, ну за что мне такое наказание? Что может быть хуже проницательных женщин? Только несколько проницательных женщин.
  - Я в душ! - вместо ответа отрезал я.
  - Компанию составить? - потянулась она, но я покачал головой.
  - Не сейчас. И вообще... Давай сегодня просто спать?
  
  Оранжерея у гномиков классная. Смесь тропиков и умеренного климата. Но самый классный элемент декора - надувной матрац, лежащий в углу, невидимый от входа, над которым колосятся растения, нависая над лежащими словно две полуарки, справа и слева, образуя свод. Я лежал и пытался просмотреть что-то сквозь этот свод, что творится на потолке. Освещение было приглушено, и разобрать что-либо не удавалось.
  - Никак не уснешь? - подала голос черная богиня, уткнувшаяся мне в плечо.
  - Думаю, -лаконично ответил я.
  - И о чем же? - Она поежилась.
  - Обо всём. Ты тоже не хочешь сближаться поэтому? Из-за принцесс?Позволяешь спать со всякими Камилами и "пятнашками"?
  Она по-мудрому, как Катарина, усмехнулась.
  - Я вообще другой случай, Хуан. А Камилла мне не угрожает. Она друг. И это все видят... Ну, кроме "зелени". Те просто ничего еще в жизни не понимают. И потому тоже не угрожают.
  Помолчала.
  - И Паула не угрожает. Она сама отсекает тебя, какая это соперница?
  Усмешка.
  - Хуан, я знаю, что вместе мы не будем. И поэтому хочу от тебя ребенка.
  В другое время эта фраза вызвала бы во мне бурную реакцию, но сейчас было все равно.
  - Сериально звучит.
  Она пожала плечом.
  - Может быть. Но я хочу не сейчас. Само собой, я и не смогу сейчас. После контракта. И положенного срока на выход химии из организма.
  - Так то когда еще будет! - вздохнул я.
  - Но будет же, - серьезно парировала она. - Я хочу, чтобы к тому времени у меня была... Заначка. Так сказать, на черный день.
  Я усмехнулся:
  - Так в чем проблема?
  - Отсюда ничего нельзя вынести, - грустно произнесла она. - Только в себе. А у сперматазоидов очень маленький период жизни - могу не донести.
  - Это твои сложности, не находишь?
  Как-то я резко. Не понравилась эта её идея. Ох уж эти женщины! Вечно всякой ерундой заморачиваются.
  - Прости, - вздохнула она и прижалась плотнее. - Я дура, да?
  - Да, - не стал политкорректничать я.
  - Я просто знаю, Хуан, что больше не встречу рыцаря. Рыцарей мало, на всех не хватает. Тем более принцев. Принц мне точно больше не встретится - и так судьба две попытки послала.
  - Все равно дура, - не согласился я с доводами. - К тому же я белый, ты - черная.
  - Плевать, - покачала она головой.
  - Лея убьет тебя. Или Фрейя. Кто тогда будет. Твой ребенок... И родственник наследников престола? Да еще чернокожий?
  - Не убьёт, - усмехнулась девушка. - Кто я, кто она. Она - королева. Действующая ли, будущая... А я всегда буду Белоснежкой, её вассалом. Вот и всё. Я всё равно сделаю это, просто хотела, чтоб ты знал.
  - Ну, делай, - хмыкнул я и отвернулся на другой бок.
  Нет, Марта не такая, не дура. Просто башню у неё на всякой фигне периодически сносит. Нет, нельзя её в хранители, даже мои. Главное, чего я добился, она больше не хочет убить его высочество Эдуардо - и на том спасибо.
  ...Ребенка. Надо же, придумала!..
  
  - Да, сеньора. Честно, я думал, что поговорим через связь, - признался я, когда собеседница присела на своё место в нашем учебном кабинете.
  - У тебя был такой голос... Я почувствовала, что нужнее буду здесь, что так лучше, - тревожно нахмурилась сеньора.
  Из груди вырвался вздох, но я сам не понимал, как будет лучше. Что ж, если ЭТА сеньора что-то почувствовала... Надо довериться её чутью.
  - Итак, что произошло? - настроилась она на рабочий лад. И я честно обо всем поведал.
  О том, что с утра, стоя у раздаточной, меня "глюкнуло". Это было видение - из разряда тех, которые посещают на её занятиях и только в связке с нею, одной из самых сильных биоэнергетиков планеты. Причем обычно я вижу некие статические моменты из настоящего, иногда из прошлого, а тут...
  - Да, прямо перед раздаточной. Развалил поднос, выронил всю еду. Все набросились, что случилось... А я тогда и сам еще не понял, что случилось. Это первый раз было...
  - Что ты видел? - Я почувствовал вокруг сеньоры поле, ауру. Теплую волну. Она "работала", выходила на нужную концентрацию, одновременно дистанционно успокаивая меня. Я её воздействие чувствовал, и не сопротивлялся.
  - Паулу.
  - Стоило догадаться! - Сеньора очевидно про себя выругалась.
  - В видении она была старше. На лице ее был виден шрам, вот здесь, - провел я рукой по лицу. - Над шрамом явно работали, но до конца так и не вывели. То есть изначально он был... Просто ужасным,- сформулировал я опасения. - Как она после такого глаз сохранила?
  Сеньора скривилась.
  - На сколько лет она выглядела?
  - Тридцать. Возможно, с небольшим. Да, тридцать два - тридцать четыре.
  - Еще. - Сеньора кивнула.
  - Она была счастлива, хотя в глазах её читалась грусть. Счастье и грусть одновременно. Когда я обнимал её, я тоже чувствовал грусть. Грусть и одновременно счастье. Такой коктейль.
  - Ты обнимал её?
  Я сделал паузу и выложил главное:
  - В видении она была в платье, сеньора. Белом. Свадебном. И я-в-видении поднял ей фату. И поцеловал.
  Пауза. Сеньора обмозговывала. После чего вновь кивнула.
  - Дальше.
  - Это всё.
  - Всё? - недоумение. - И этого ты испугался?
  - И этого я успугался, - подтвердил я. Стыдно мне не было - кто угодно на моем месте испугался бы. - Это мое первое видение, сеньора, - повторился я.
  - Я не обвиняю тебя, - покачала она головой. - Мне надо подумать.
  - Подумайте. - Из груди вырвался облегченный вздох. Хорошо, когда можешь переложить самый тяжелый груз на плечи старших мудрых товарищей.
  Минут через десять сеньора ожила:
  - Надеюсь, ты понимаешь, Хуан, что свадьбой оканчиваются только сказки?
  - Вы говорите это мне? - Я наигранно усмехнулся. - После истории с Мариной Санчес?
  - Да уж, задал ты с нею задачку сеньоринам... - покачала сеньора Лопес головой и вернулась к теме:
  - Да, свадьба это яркий момент. Возможно, самый яркий. Но она не обязательно финал истории, совсем не обязательно.
  - Понимаю, сеньора, - вновь кивнул я.
  - Шрам... Это не смертельно, - продолжила она. - Сам говоришь, даже глаз она не потеряла.
  - Но косметологи оказались бессильны...
  Мои доводы потонули в непоказном безразличии сеньора биоэнергетика. Такие вопросы её при её работе волновали мало. Главное - не потеряла. А и потеряла бы... Жива же осталась, правильно?
  - Она будет жить, и будет здорова, - подвела сеньора итог, специально для меня. - Советую не обращать на этот момент внимания. Своим вмешательством мы можем сделать только хуже. Ты видел самый вероятный сценарий, но не единственный, мы уже обсуждали это. От судьбы трудно уйти, Хуан но в этом случае я не вижу смысла и пытаться. Пусть всё остается, как есть.
  - Значит ли это, что мы будем вместе? - задал я главный вопрос, ради которого и связался с нею. - А как же Бэль? Как же Фрейя?
  - Хуан, ты знаешь ответы, - мягко, покровительственно улыбнулась сеньора. - И чтобы я не зря приходила, твое задание их сейчас озвучить.
  Я думал долго, но на "особых способностях" это не возбранялось. Наконец, выдал:
  - У меня будет время разобраться со своими женщинами. Примерно десять лет. Понять, кто, что, для чего, как именно и почему.
  Согласный кивок - правильно.
   - Я найду Бэль, - продолжил я. - Обязательно - раз для этого будет время. И определюсь с нею. Я хочу заглянуть ей в глаза, сеньора. Заглянуть и понять, помнит ли она меня? Если помнит... Как относится? И понять при этом, что чувствую сам. Я не забыл её, как смешно это ни звучит.
  - Это нормально, и это мы так же проходили, - улыбнулась одними глазами сеньора.
  - Фрейя... - продолжил я. - Королева хочет свести меня с нею. Её высочества для меня неизвестная планета. Я пару раз видел ее вблизи, и скажу, что желание узнать эту планету поближе у меня есть. Я готов попробовать. И, очевидно, попробую, раз время будет.
  Принцесса Изабелла... Посмотрю и на неё, - тяжело вздохнул я, мысленно хмурясь от плана "Б" наших сеньорин. - По этой особе ничего заранее не скажу. Посмотрим по обстоятельствам.
  - Правильно, - вновь одобрила сеньора тем же ровным голосом.
  - Думаю, могут появиться и другие, - закончил я. - Десять лет - долгий срок. Тогда и определимся. В конце концов, его императорское величество тоже играет свою партию, и этот брак может означать что угодно. Возможно, это будет игра Венеры, игра королевы, и так для нашей планеты в тот момент будет лучше. Чувства же грусти и потери... Это тоже может иметь какую угодно подоплёку. Мы не знаем, что произойдет через десять лет и к чему может относиться эта грусть.
  - Всё правильно мой мальчик, - улыбнулась наставница, подводя этой улыбкой своему посещению итог. - Я пойду?
  - Конечно, - облегченно выдохнул я. С души свалился камень... Хотя и не узнал вроде ничего для себя неизвестного.
  Когда сеньора Лопес почти покинула комнату для наших занятий, я всё-таки выдавил ей вслед главную фразу, так напугавшую меня вместе с грустью, фатой и персоной невесты:
  - Я и через десять лет буду хотеть её, сеньора. Хотеть до безумия, до умопомрачения. Так же, как сейчас.
  - Это меньшее из следствий твоего сна, - обернулась и улыбнулась она. - Конечно, если ты станешь политиком, игроком. А за иного имперские принцессы замуж не выходят, Хуан.
  Да, уделала! И тут всё просто. Ты и твои чувства ничто на алтаре будущего целой планеты.
  - Пока, я пошла, - вновь выдавила она покровительственную улыбку. - Это твое видение, мальчик, думай сам.
  Она развернулась и всё-таки ушла, оставив вариться в собственном соку.
  
  Когда я пришел в каюту, огненный демон уже ждала. Остальные девчонки, завидев меня, поспешили врассыпную, под разными предлогами освобождая нам пространство для разговора.
  - Хуан, я.. - начала она, когда гермозатвор за последней из них опустился, но я жестом остановил её и провел рукой по лицу, где в видении видел шрам:
  - Паулита, ты знаешь, что ты невероятно красивая? И я готов убить за тебя? И убью, если потребуется?
  Всё, достаточно. Главное сказано. Остальное же - суета. Рассосется.
Оценка: 7.54*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"