Кусков Сергей Анатольевич: другие произведения.

Дорога к самому себе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одна из первых вещей. И с эльфами, и с вампирами. Написано специально под вампирский конкурс.

  
Дорога к самому себе
  
  Солнце пекло нещадно для конца сентября. Птицы радовались, играли в догонялки, весело щебетали и показывали миру прекрасное настроение. Уже начавшие облетать деревья с удовольствием пользовались последней возможности погреться перед зимней спячкой. И только едущие по Восточному тракту всадники не были рады жаре.
  Их было двое, и несмотря на то, что пот катил градом, оба были в кольчугах, за спинами каждого приторочены щиты, а к лукам седла - тяжелые эльфийские луки. Не считая классических эльфийских чуть изогнутых мечей на поясах и полных колчанов. Но всадники приковывали к себе куда больше внимания не столько броней и стоимостью первоклассного вооружения, сколько угадывающимися из под длинных волос узкими кончиками ушей.
  Эльфы.
  Сведущий в военном деле, присмотревшись внимательно, сделал бы два немаловажных вывода. Первое - оба не носили лент принадлежности к клану. Значит оба они - изгои, которых можно безнаказанно ограбить и убить, клан не будет искать виновных. И вторая - магическая татуировка на правой щеке - очень маленькое изображение скрещенных меча и копья на фоне щита с зубцами. Зеленая.
  Наемники. Эльфы-наемники. Самые страшные и опасные существа на свете (из принятых матерью-церковью, конечно). Опасные, потому что в совершенстве владеют любым оружием, могут спрятаться за кочкой на голой равнине и обладают магией леса. А страшные - потому что берсерки. За их спинами никого нет, никто не отомстит за гибель (у ушастых это святое. Неотмщенный дух поверженного эльфа обречен вечно скитаться в мире живых), а значит дерутся они не жалея себя, забирая с собой на тот свет стольких врагов, скольких смогут достать. А могут многих. И значит, от этой парочки все же лучше держаться как можно дальше.
  - Эх, Эрик-Эрик! Горячий ты слишком, вот и не понимаешь простых вещей! Каждый мужчина, каждый воин обязан иметь кодекс чести, свой собственный! Никогда нельзя совершать то, за что потом спросит собственная совесть! - поучительным тоном разглагольствовал совершенно седой эльф, которого можно было по виду охарактеризовать как "старый". - И если перед тобой выбор свершения плохого поступка, пусть даже ты и провалишь задание, ты не должен совершать его!
  Но старыми были разве что его глаза. Бугры мышц полны силы, дух - энергии и бодрости, а лицо пересекал рваный шрам, придающий еще более грозный вид матерого хищника.
  - Даже если цена - изгнание из клана? - спросил спутник, молодой светловолосый парень с очень несдержанным лицом зеленого юнца. На самом деле ему было больше тридцати, но для своего племени это возраст раннего отрочества.
  - Даже так. - задумчиво кивнул седовласый. Хорошее настроение мигом улетучилось, глаза его вперились в линию ускользающей вдали дороги.
  - Бернар, тебя изгнали за это? - Эрик понял, что задел товарища за живое.
  - Да. - скупой кивок.
  - Расскажи? - лицо эльфа так и светилось любопытством. В среде наемников-изгоев не принято говорить о прошлом. Клановом прошлом. Вот и молодой эльф знал почти все о боевых походах друга и напарника, но о жизни до изгнания имел весьма смутные представления.
  - Ладно. - после паузы согласился старый эльф. - Дорога длинная, язык без костей. - после чего глубоко вздохнул.
  - Это было давно, лет эдак сто двадцать назад. На Западе шла война, и Империя купила у нашего клана "мечи". И вот однажды, наш вождь, этот ублюдок, сын шакала и крысы, послал мой отряд в безнадежную атаку. На убой.
  - А ты не пошел. - кивнул Эрик. Часть этой истории он слышал. В зависимости от рассказчика, она то обеляла Бернара, делая героем, то выставляла предателем.
  - А я приказал своим воинам не ходить. - согласился тот.
  - Тогда, в той битве, полегли почти все, кто послушался это порождение Бездны. Клан потерял непозволительно много воинов.
  - И им нужно было срочно свалить вину на кого-то. - снова кивнул Эрик. Здесь, в землях людей, будучи участником нескольких мелких конфликтов, он сталкивался с подобным на каждом шагу.
  - Да. Он был сыном вождя, и на суде старейшин доказал этим маразматикам, что если бы я не "струсил", и пошел в бой, они бы победили. То есть битву проиграли из-за меня!
  - Круто! - молодой эльф присвистнул. - Но это обвинение в трусости! Карается смертью, а не изгнанием!
  По лицу старого товарища проползла тень глубокой застарелой печали.
  - Мои воины вступились. Конечно, их слово против старейшин ничего не стоит, но те опасались, что роды возьмутся за оружие, если казнить меня. Сам понимаешь...
  - Понимаю. - кивнул Эрик, вытирая со лба градины пота. Да когда же кончится эта жара?...
  ...Поэтому лишь изгнали. Чтобы не было гражданской войны. Эрик с детства привык, что подлость и жестокость - удел презренных людишек. Так ему объясняли родители, наставники и воспитатели. И он, уходя из клана, твердо верил во все эти бредни. Но живя за пределами родного леса, постепенно все больше убеждался в коварстве собственного народа, прикрываемого для вида "высшими идеалами" или "суровой необходимостью". Власть предержащие - они везде власть предержащие, что у эльфов, что у людей.
   Бернару незачем врать, он доверял старшему товарищу, брату по оружию, не раз спасавшему его жизнь. И не удивился, что с его рассказом появилась еще одна червоточинка, отделяющая от собственного прошлого. Теперь всего лишь одна из многих, не стоит слишком обращать на нее внимания.
  И еще понимал, что со временем станет циничным прагматиком, которому будет плевать на собственный народ и на идеалы детства, как сейчас плевать на людей.
  - А тебя за что? - поднял голову Бернар, отвлекаясь от раздумий.
  - Да так... - Элик махнул в рукой в сторону и покраснел. - С принцессой нашей задружил, дочерью вождя. Ну и это... Того... Сделал ее непригодной для выгодного замужества...
  Бернар заливисто, на весь лес расхохотался.
  
  К селу подъехали уже в сумерках. Сразу направились к дому старосты. Им оказался старичок с хитрыми бегающими глазами, за показной немощью которого скрывался умный и волевой... проныра. Впрочем, старосты и должны быть такими. Достаточно сильными и авторитетными, чтобы держать в узде односельчан, но достаточно слабыми и немощными, чтобы убедить мытарей и иных хапуг пана, что взять в их селе практически нечего.
  - Ой, робяты, как же ш вы воврэмя! Ай, мы-то тутачки от ентого вомпера, ушат дерьма на его погану рожу, страдаимо, аж мочи нет!
  - А когда было последнее нападение, отец? - внимательно слушал его старший товарищ, разговаривая как с равным. Эрик кривился, но терпел. Бернару виднее. Лично он просто приказал бы отвечать этому отродью, прикрываясь епископской грамотой. И тот ответил бы, куда делся! Его же защищать приехали! Но унижаться, ставя себя на одну ступень с презренными людишками, да еще и землепашцами?...
  - Дык, почитай каждый день то! - возмущался старикашка.
  - Может каждую ночь? - переспросил эльф.
  - Та не, яку ж ночь? Ночью дома усе. - развел руками староста. - Сплять, никого за порог не пужчають! А днем то в поле усе, а вомпер то на выселки, то на дальний выпас пришкадыляе... Вон, едак с той недели и на роботу ходить боимси... Убытку от сего пану буде!... - и сокрушительно покачал головой, переживая за бедного и несчастного землевладельца.
  Но по глазам было видно, плевал он на пана с высокой-превысокой крыши. За себя боится, за село. Как бы людям не пришлось зимой землю жрать, с неубранными-то полями.
  - Смерти были? - продолжал допрос Бернард.
  - Тай, не. Вомпер ентот не убивае. А чаго ему убивать, ежели один раз убьешь - и нема человеку? А ежели нет - дык его можно будет еще трохи кусьнуть? Мы ж для него ну як скотина та! А скотину беречь, холить надобноть...
  - Так чего ж вы, папаша, тогда волками воете? Раз вас холят и лелеят? - не выдержал Эрик и засмеялся.
  - Тай, а ну ежели, не дай Единый, передумае? Чаго ж нам тогда делать буде? То ж нечисть погана, яка ж у ней мысля в башке-то дурной - не знаемо!
  Эрик хмыкнул. Вампиров он не любил. Эльфы вообще ненавидят вампиров. Как и всю нечисть. И считал своим долгом искоренять ее по всей земле, даже за бесплатно. А если за это платят, да еще сам епископ...
  - А что ж пан вас не защищает-то? Раз убыток ему будет немаленький? - усмехнулся Бернар.
  - Дык, как же ш не защищае? Еще как защищае! Вон, прислал дружинников своих, племя поганое, ушат дерьма им на рыло! - староста грязно выругался. - Только не защищають они никого! В трактире сидять, да вино жруть нахаляву. Да девок нашеньских портють, сладу с ними нету!
  - А вампиры? - усмехнулся старый эльф.
  - А на кой им вомперы? Им пан и так платить! На кой еще и пузо подставлять, крестьянское быдло защищать?
  Староста многозначительно подмигнул и заговорчески шепнул
  - Ежели ж дело и дальше тай пойдеть, господа ельфы, мужики наши за вилы возьмутьси, да всех их того... - и провел ребром ладони по шее.
  Нет, пожалуй Бернар прав. Если бы они просто расспрашивали о вампирах, этот крестьянин не рассказал бы и десятой части того, что выдал. Надо взять на заметку. А что раскрывает "стратегические планы" возмездия посторонним эльфам? Так плевать наемникам, да еще и нелюди, на людские разборки, это ж все знают! Есть грамота на вампира - будут ловить своего вампира. И если что - держаться от села подальше, не мешая справедливой мести и не попадаясь под руку возмущенной толпе. И им спокойнее, и крестьянам безопаснее. Для того и говорено. Ох, не прост староста, ой как не прост! Ай да Бернар!
  - А до сих пор что ж не порешали? - улыбнулся Эрик. - Боязно?
  - Дык, господин ельф, то ж витязи латные! В железяках все ходють! Куды ж нам против них-то, лапотникам...
  
  - Давай, Эрик, твои выводы. - первым делом спросил Бернар, когда они вышли из дома.
  - Первое. Вампир здесь надолго. И скорее всего не один. У страха глаза велики, но на одиночек и дальние веси нападает среди бела дня. Значит чувствует силу. Скорее всего, логово их недалеко.
  - Продолжай. - кивнул старший товарищ, о чем-то размышляя.
  - А народ хоть и боится, но готов взяться за вилы, чтобы перебить стражников, а не их.
  - Правильно, почему?
  Эрик смутился.
  - Не знаю.
  - От вампиров никакого вреда. - вздохнул седой эльф, всматриваясь в ночь. - Пугает - да. Не без этого. Ну, далеко от села люди ходить боятся. Но голод не тетка, понадеются на авось, и выйдут. Хоть всем скопом, не по одному, но выйдут. Вампир-вампиром, а убирать-то надо! Тем более что тот их не убивает, значит не все так страшно.
  Эрик недовольно хмыкнул. Бернар продолжал.
  - А от стражи убытка куда больше. Задачу свою не выполняют, крестьян обирают, селянок насилуют. Вот корень зла, мой друг! С вампиром ужиться можно, со своими же отморозками - нельзя! - он расхохотался.
  Да, Бернар как всегда прав. Порешат так крестьяне панское войско, да доложат наверх, дескать, проклятая нежить напала и всех их защитников перебила! Приедут каратели, ничего не дознаются, вампиров не выловят, да и уедут. А разговоры пойдут...
  ...И станут с тех пор "органы правопорядка", мытари и прочие панские холуи то село стороной обходить. Вампиры, дескать, лютуют! Так безопаснее! Что крестьянам и надо. И заживет то село, и "вомпера" своего чуть ли не благословлять начнет. Ну и что, что кровь пьет? Не бьет, не калечит, дочерям и женам юбки не задирает! Последний кусок не отбирает!...
  Вот так поганая нечисть и скрывается, обманывая доверчивых селян! Вот потому эту гниль, этот нарост на теле мира до сих пор и не выкорчевали! Из-за таких простодушных людишек!
  Из-за людской корысти и мелочности!
  - И все равно, мы должны найти и уничтожить их всех. Это нечисть, кровопийцы! Как бы они не прятались, на какие бы уловки не шли, наше дело выжечь эту заразу с корнем!
  - Стой! - Бернар остановился и развернул младшего товарища лицом к себе. Глаза его блестели в лунном свете. - Мне не нравится твой настрой, Эрик. Твое безудержное желание крови этих существ.
  - Что тут такого? Я хочу уничтожить кровопийц! Разве это плохо?
  - Нет. - Бернар покачал головой. - Но с чего ты взял, что они - нечисть?
  - Церковь Единого объявила...
  - С каких пор ты веришь в Единого, мальчик!
  - Я... - Эрик глотнул воздуха, не зная, что ответить.
  - С чего ты вообще это взял? Не надо про людскую церковь, сам знаешь кого и зачем она защищает! Не первый раз к ним нанимаемся! Ну? Я слушаю?
  Молодой эльф задумался.
  - Они пьют кровь. - поднял он глаза на товарища. - И используют ее для своей грязной магии.
  Бернар скривился.
  - И все?
  - Они убивают людей.
  - А ты сам не убиваешь людей?
  Эрик позеленел.
  - Не сравнивай меня с ними! Они превращают жертв в себе подобных...
  - Ты хоть раз видел, чтобы жертва вампира стала вампиром!!! - закричал в лицо старый наемник.
  Крик его прорезал ночь. Все село залилось лаем собак. В противоположном конце кто-то что-то закричал, злое и матерное.
  - Нет. - Эрик опустил голову.
  - Мальчишка! Веришь каким-то слухам, как последний сопляк!
  - Но в кланах говорят...
  - И веришь клановым сплетникам! Ты еще не понял, что эльфам верить тоже нельзя? Что эльфийская честность и благородство - такая же сказка, как доброта инквизиции?
  Стыд! Стыд и позор на мою голову! - продолжил разоряться Бернар, но уже потише. - Как же я плохо учил тебя, что ты не запоминаешь простые истины!
  Доверяй только глазам! Не верь людям! Не верь эльфийским мудрецам! И особенно не верь церкви! Разве не говорил я тебе всего этого? Не повторял двадцать раз, чтобы ты запомнил?
  Глаза старого эльфа пылали. Ему действительно было стыдно. Эрик мог принять, что его ненавидят. Что боятся или презирают. Но чтобы его стыдились? Чтобы стыдился тот, кто подобрал его, жалкого изгоя, и сделал сильным и умелым, независимым ни от кого бойцом? Наставник и учитель?
  - Прости, Бернар. - он опустил голову. - Я плохой эльф, раз не усваиваю простые уроки. Но они пьют кровь, этого ты не сможешь отрицать. - он снова взглянул в глаза товарищу, но тот по прежнему смотрел с ноткой превосходства, как опытный воспитатель на зарвавшегося глупого ученика. Затем шепотом произнес
  - Давным-давно, когда я служил в Империи, я встретил одного мага, ученого безумца, всю свою жизнь изучавшего вампиров. Так вот, он доказал, что они - простые люди. Просто их некая частица в ауре, отвечающая за внешность, под действием магии ма... мо... Сейчас, вспомню, слово заумное... Мутировала, вот. Изменилась.
  Это обычные люди, Эрик, только источником магии для них служит не сила природы, как для нас, не сила стихий, как для людей и орков, а чужая кровь. Она для них - универсальная энергия, которую можно превратить во что угодно. Голоден - выпил - сыт. Ранен - выпил - рана затянулась. Понял?
  Юный эльф кивнул.
  - Они такие же люди, у них так же есть женщины и дети. Просто гонимы людской церковью, и безумцами нашего народа, вроде тебя, считающими, что раз они не похоже на остальных - значит надо всех уничтожить.
  Эрик растерянно молчал.
  - Пойми, мальчик, церкви нужен враг, общий и единый, чтобы запугать народ, задавить и вить веревки. Закончатся вампиры, они примутся за магов. Закончатся маги - возьмутся за нас. Так что умней, умней мой друг!
  - Потому мы и "продаем мечи"? Отдаем внаем своих бойцов? Чтобы люди воевали друг с другом, не набрали достаточной силы смести нас?
  Старый эльф улыбнулся. и пошел в сторону таверны. Урок усвоен. Ошарашенный Эрик побрел следом.
  
  В таверне им сразу не понравилось. Ну, кому может понравиться разгул двух десятков в пьяных вояк, с ног до головы обвешанных оружием? Никому!
  Кроме них в зале присутствовал какой-то купец с пятью телохранителями, севший в дальний угол, от греха подальше, и скользкий тип в зеленом капюшоне, в котором они безошибочно узнали своего сородича. Бернар кивнул и они подошли к стойке.
  - Вина. - бегло бросил бармену.
  Их приход не остался незамеченным. Если купца не трогали из-за охраны, трезвой как стеклышко (да и за нападение на человека гильдии пан по головке не погладит. А купцы - народ серьезный, шутить не любят), эльфа не трогали потому что эльф (ну их, ушастых! Чокнутые все!), то вид двух наемников-изгоев вызвал в работниках сферы правопорядка неподдельное оживление.
  - Чем обязаны подобной чести? Визиту аж двух представителей дружественной расы? - довольно оскалившись подошел дюжий детина и сел рядом. За его спиной как бы невзначай возникли два криво ухмыляющихся напарника. Эрик положил руки на эфесы, но Бернар еле заметно покачал головой.
  За столами стражников установилась тишина. Все с нетерпением ждали развития событий и готовились к народному людскому развлечению под названием "сделай из эльфа отбивную".
  - Его святейшество епископ прислал нас для поимки коварного вампира, действующего в этом районе. - произнес Бернар не глядя на детину, обращаясь скорее к бутылке в баре напротив.
  - Хех, сам епископ? - усмехнулся стражник, но уверенности в голосе резко поубавилось.
  На стол небрежно выпала грамота. Свернутая, но не стянутая, и епископская печать в ее конце была видна очень хорошо.
  - Ну, дык это, того! - побледнел страж, смахивая пот со лба - Милости просим! Людвиг Позарецкий, сотник его сиятельства пана...
  Эрик прыснул. Бернар скупо улыбнулся, но лучше бы засмеялся. Его улыбка била посильнее смеха в лицо (опыт, что поделаешь. Полторы сотни лет тренировок!). "Сотник его сиятельства" побагровел.
  - Я что-то не так сказал?
  - Сотник? - Эрик снова засмеялся.
  - Ну, раз под командованием больше десятка, значит сотник! - с серьезной миной объяснил старший товарищ, игнорируя сидящий рядом объект комментария. - Ты же знаешь этих провинциалов, сам пшик, земли на день пути - а король! Болотом владеет, метр на метр - а лорд! Два калеки в подчинении - десятник! Три - сотник!
  Тишина в зале скатилась к предгрозовой отметке. Но нападать на людей епископа?... Дураков даже среди пьяных вояк не было.
  Сотник осмотрел зал, ища поддержки, и не найдя ее, натянуто рассмеялся, как бы переводя все в шутку.
  - Да, провинция! А что вы хотите? Кто как может, тот так и живет! Зато никчемный у вас пан здесь - сила! Король - сам бог! А в Империи вашей и на графьев сиятельных как на пустоту смотрят - много там графьев! Пшик они! Вот! - "ыплюнул" воин в лицо эльфам, выпуская пар. В принципе он был прав, но додавить его было нужно.
  - А скажи, представитель бога на земле, что же вы, всемогущие, с каким-то вампиром до сих пор не разобрались? Аж самому епископу вмешиваться пришлось? - ехидно поинтересовался Бернар, все еще смотря на бутылку.
  Лицо стража охватило уныние. Подчиненные сзади натянуто загомонили, начав обсуждать что-то свое, прерванное ранее, с каждой минутой все громче и громче.
  - Ну, дык он это, того! Ускользает все время! Верткий больно!
  - Конечно, верткий. Как же не быть вертким, если его ловит стадо пьяных дуболомов, которое и со двора по нужде выйти боится! - произнес Эрик, смотря так же на бутылку.
  Кажется, в лице сотника Позарецкого они приобрели сегодня смертного врага - так нехорошо сверкнули его глаза.
  - Посмотрим на ваши успехи, господа ельфы!
  Выплюнув свое "ельфы" стражник удалился. В заведение возвращались шум и гам.
  - Бернар, а что стало с тем магом? Ученым? - спросил юноша, проверяя, как вынимаются клинки. Он был двуправоруким - редкий дар для их народа - и эфесы постоянно просились в ладонь, когда он о чем-то думал. Дурная привычка.
  Бернар сделал большой глоток принесенного наконец барменом кислого пойла.
  - Ничего. Я ж говорю, сумасшедшим его считали. Но он был прав.
  - Почему? С чего ты взял?
  - С того. Убедился.
  - Но почему тогда остальные...
  - Потому что им это выгодно! И луч света в океане невежества всегда обречен на непонимание и осмеяние. А они такие же люди, как и остальные, Эрик, никакая не нечисть. И мне жаль, что придется убивать их.
  Краем глаза молодой эльф заметил в дальнем углу красивую черноволосую девушку, вроде бы обслуживающую купца, но почему-то сильно прислушивающуюся к их беседе. Хоть было и далеко, но иначе объяснить ее поведение не мог.
  - Да, с таким настроением на дело идти нельзя! - усмехнулся он. - Жалеючи жертву!
  - Почему? Я буду убивать, потому что взял деньги. Не убью я - убьет другой. Такова стезя наемника, малыш.
  Но я буду убивать лишь воинов, тех, кто действительно опасен для окружающих, а не сжигать всех подряд, как это делает святая церковь.
  Разговор зашел в тупик. Эрик тоже сделал большой глоток. И чуть не подавился.
  ...Приснопамятная девушка вернулась с подносом и прошла мимо в сторону стражников. И это была... Вампиресса!.
  Конечно, для людей она была обычной служанкой, те не чувствовали магии крови, но детей леса, даже изгоев, обмануть было невозможно. Магия вампиров действует преимущественно на людей, потому святая Церковь в борьбе с ними и нанимает представителей иных рас.
  - Молчи. - чуть слышно прошептали губы старшего товарища, который с невозмутимым видом цедил из деревянной кружки свою порцию кислой дряни. Эрик расслабился и усмехнулся. Вот потому и не получается у сотника Позарецкого охотится на кровососов - одна из них за ними постоянно приглядывает.
  А что их коллега в капюшоне?
  Эрик напрягся, пытаясь ощутить представителя своего народа, сидящего за спиной, но уловил лишь легкое напряжение. Тот знал кто она, но не боялся, и тоже скрывал свое знание.
  - Ой, какая цыпочка! А ну иди к нам! - "дозрел" один из стражей и облапил вампирку за талию, притягивая к себе. Бернард поманил хозяина.
  - Эта девочка давно тут работает?
  - Нет! Пустите! Не надо!
  - Ну что ты, крошка, не хочешь развлечь доблестных воинов? - взрыв хохота.
  - Да, вторую неделю... - кивнул тот, исподлобья наблюдая за развитием событий. Вампирка не давалась, сопротивлялась, пока двое других, борцов с нечистью не вывернули руки, повалив на стол.
  - Да не ори, дура! Оглохнем! - рассмеялся один и с силой потянул руку на себя. Девушка вскрикнула и заплакала.
  - Вторую неделю, а не давалась. У, стервочка! Как-то так получалось, ускользала... - не без гордости сообщил хозяин. - Вот они и решили ее силой заломать. - недовольно кивнул он на происходящее.
  - А чего ж не вмешаешься? Твоя же девочка. - хмыкнул Бернард.
  - А что ей будет? - развел руками тот. - Ну, сделают свое дело, на то она и бабья доля...
  Эрик нехорошо покачал головой. Этот тип ему не понравился с самого начала. А теперь пусть лучше не попадается ему в безлюдном месте.
  - Да и что я сделаю? Один? Против двадцати стражников? - как бы виновато скривился тот. - А ей не убудет! - и скорчив недовольную рожу удалился.
  Солдаты тем временем распяли девицу на столе и ржа как кони задирали юбки, выясняя, кто будет первый.
  - Как думаешь, Эрик, наш выход? - невозмутимо спросил Бернард, о чем-то лихорадочно думая.
  - Может позволить людишкам вначале поиграться? - усмехнулся молодой эльф. Напарник покачал головой.
  - Нет, она должна уйти так. Это их заставит нервничать. Приготовься. - старый эльф с грацией лесной кошки соскользнул со стула.
  Тем временем, под общий гогот и комментарии "дружины", один из стражников, высокий шкафообразный громила, оживленно лапал у визжащей девушки внизу, пока только дразня. Решил растянуть удовольствие, не торопится. Бернар незаметно стал сзади.
  - Эй, уважаемый, отпусти ее.
  Разговоры и смешки разом стихли. Громила с недовольной рожей повернулся и загрохотал ехидным басом.
  - Господин ельф желает человеченки?
  Седовласый молчал. Напряжение нагнеталось. Эрик медленно скользнул за его спину, став метрах в трех.
  - Пять серебряных - и она твоя! Мы не жадные! - усмехнулся человек.
  Взрыв натянутого хохота. Стражники неспешно обнажали клинки, поднимаясь из-за столов. Пока только демонстрация силы, дескать - отвали.
  - Уважаемый, ты не понял. Я сказал отпусти девушку. - настаивал эльф.
  - Это еще почему? - лицо здоровяка озарила тупая ухмылка. Где ж они их всех берут, таких уродов? Как стражник - так непременно громила, и непременно тупоголовый. Выращивают что ли?
  - А она мне раньше тебя понравилась. Так что ты руки-то на мою девку не распускай! - серьезно смотрел старый эльф. У окружающих от его взгляда поползли мурашки. Тоже продукт многолетних тренировок.
  Молчание. Полминуты. Минута. Наконец дуболом натянуто засмеялся.
  - Я всегда говорил, у эльфов хорошее чувство юмора!
  Стражники тем временем сместились в стороны, беря Бернара и стоящего за ним Эрика в полукольцо. Но было два "но". Они были пьяны, и эльфы сами выбрали поле схватки, заставляя играть по своим правилам. А значит, несмотря на перевес, шансов у людей было не так много. Даже три. Они были людьми.
  - Может быть. Но для настоящего воина кланов взять женщину, добытую в бою с врагами, и взять женщину, добытую в бою с бутылкой - немного разные вещи.
  - Ты!... - громила от бешенства натужно задышал. Кажется, до его напарников тоже дошел смысл сказанного - они стали переглядываться и переступать с ноги на ногу. Все, эльф обречен, и плевать на всяких там епископов с грамотами.
  - Ты, длинноухая сволочь! - заорал детина.
  - А ты грязь, навоз под корнями Дерева Великой Матери! Трус и ничтожество! - парировал эльф.
  Разозленный стражник ударил. Ждавший этого Эрик тут же на немыслимой для пьяных глаз скорости выхватил клинки и закружил вокруг смертоносный танец.
  Бернар, приняв удар громилы в сторону, вывернул руку до хруста суставов и швырнул стража на стоящего рядом его напарника. Затем его выхваченный клинок также запел веселую песню смерти.
  - А ну стоять! Стоять, отродья Бездны! - раздался властный голос сотника.
  Все замерли. А он ничего, не зря в командирах ходит! - мимоходом отметил Эрик.
  Бернар оглядел поле битвы. Четверо раненых. Не сильно, рассеченные руки, отрубленные пальцы, полосы от клинков на лице и телах горе-вояк. Еще шестеро - просто порезанные и обезоруженные, и еще трое - оглушенные. Остальные отступили к стенам, деморализованные. Полная победа.
  - Господин Позарецкий! - старый эльф медленно повернулся к красному, словно рак, командиру стражи. - Только что ваши люди напали на меня, человека его святейшества! При исполнении служебного долга!
  - Когда ты будешь не при исполнении, длинноухая сволочь, и когда тебя не будет защищать епископская грамота, мы с тобой встретимся! - клятвенно пообещал сотник.
  Бернар в ответ лишь криво двинул кончиками губ.
  - Обязательно. А пока я согласен на компенсацию в двадцать золотых...
  Эрик, повинуясь его жесту, выскочил за дверь, ведущую на улицу, куда за минуту до этого бросилась вампиресса, воспользовавшись суетой и лязгом оружия. Краем глаза отметил - зал был пуст.
  Ночь встретила его тишиной и запахом напряжения. Девчонка уже была за воротами и бежала в сторону леса метрах в пятидесяти от таверны. Он припал к земле, пробуждая врожденные способности чувствовать окружающую природу.
  - Трое. - раздался шепот сверху. Оглушительный в ночи для эльфийского тонкого восприятия.
  Эльф поднял голову. Таинственный незнакомец в капюшоне сидел на скате крыши и всматривался в ночь.
  - Их всего трое. И все здесь. Прикрывают ее.
  - Где?
  - Там, там и там. - указал тот в разные стороны. Эрик прочувствовал пространство и примерно уловил, где находятся противники. Далеко. Атаковать нет смысла.
  - Она больше не вернется, но это и не нужно. - эльф спрыгнул со ската и выпрямился в лунном свете. - Твой друг навесил на нее "жучок". Я успел заметить.
  Молодой эльф кивнул. Он догадывался, для чего Бернар затеял ссору. И для чего выпустил девицу. Но заметить, когда его рука коснулась вампирессы, передавая пучок магической энергии, не успел.
  - Тиннувиэль из клана Серебряной Луны. - склонил голову в церемониальном поклоне незнакомый эльф. Впрочем, теперь уже знакомый. - Разведчик.
  - Эррилиэль. Мститель.
  Тиннувиэль уважительно кивнул. Мститель - элитный воин, способный вести бой в любых условиях. Спецназ кланов, наводящий страх на всю ойкумену.
  Эльфы никогда не забывали обид. И за гибель своих, неправедную гибель, не в бою с оружием в руках, а подлое убийство сзади, мстили крайне жестоко. Даже короли не могли спать спокойно, обидев кого-то из их расы. И в их дворцы проникали эти ходячие машины смерти.
  - А твой друг?
  - Беарнас, рейдер. - вышел на воздух старый эльф и поклонился в таком же поклоне. - Мы охотимся на вампиров и примем любую помощь в поиске их логова.
  - Я здесь два дня. Где логово - не знаю, но их точно трое. Трое и женщина. Проверял.
  - Спасибо за помощь, брат. - вновь склонил голову старый эльф.
  - Клан послал меня наблюдать. Я не буду помогать вам в охоте, но можете рассчитывать на мой лук, если понадобится прикрыть спину.
  Тиннувиэль развернулся, запрыгнул на крышу и бесшумно исчез в ночи за той стороной ската.
  - Ты готов, Эрик? - спросил старший товарищ младшего. Тот дико оскалился.
  
  Погоня продолжалась третий день. Третий день девчонка ходила кругами вокруг ей одной известного места. Третий день они чувствовали врагов то сзади, то сбоку, то с нескольких сторон. Но вампиры не нападали.
  Их было трое, всего трое. И они не были уверены в победе. Потому пытались решить дело миром - стряхнуть погоню и "лечь на дно".
  Но "дно" не устраивало охотников. Третий день свистопляски и бессонницы подходил к концу.
  - Бернар, есть. Двое. Там и там.
  - Прикрытие. Один идет сюда, не прячется. Хотят разговор. - кивнул Бернар.
  - Нам не о чем с ними говорить! - вспылил Эрик. - Может я и не поддерживаю святую церковь, не верю в Единого, но давить кровососов надо всегда и везде, и в этом ты меня не переубедишь!
  Старый эльф лишь покачал головой.
  - Не стреляйте! - раздалось впереди, со стороны, где была женщина.
  - Займись ими. - кивнул напарник Эрику, указывая по сторонам.
  Молодой эльф тенью соскользнул в заросли кустарника, намереваясь сделать противникам неприятный сюрприз.
  Навстречу Бернару вышел высокий худощавый "человек" с красными во тьме глазами. На вид он был сухонький и тощий, но старый эльф знал, что это обман. Перед ним был грозный противник.
  - Стой! - вампир поднял руку, в которой не было оружия, и шагнул навстречу. - Я хочу поговорить.
  - Говори. - кивнул Бернар.
  - Нас трое. Вас двое. Мы сильнее, но не хотим драться. Отпустите нас, мы уйдем.
  Бернар отрицательно покачал головой.
  - Деньги так важны для тебя, Беарнас из клана Бегущего Тигра? Я слышал про тебя иное! - оскалился вампир, обнажая клыки.
  - Про меня много что врут. - бесстрастно закончил эльф. Этот тип еще опаснее, раз знает кто он таков и его подлинное имя. И раз узнал в темноте ночи.
  - Хорошо, мы сразимся. Но отпусти Эверику.
  - Не в твоем положении торговаться, вампир.
  Бернар напал. Вампир ждал этого, и их тела слились в неразличимом человеческому глазу танце. Свист и мелькание клинков, изгибающиеся под неестественными углами тела, уходящие из под ударов и контратакующие...
  Вампиры, пожалуй, единственная раса, способная сравниться с эльфами в воинском умении - промелькнуло в голове у Эрика, краем глаза наблюдающего за боем. Но и тех и других слишком мало, чтобы побороть опухоль, расселившуюся по ойкумене. Опухоль, под названием "люди".
  Тут ему стало не до раздумий. На небольшую поляну, где схватились два матерых бойца, выглянула первая тень. В нее полетел нож. Не попал. Но нож был лишь отвлекающим маневром, Эрик выиграл этим несколько драгоценных миллисекунд и неожиданно напал на этого вампира, тут же нанеся ранение живот.
  Царапина. Но запах крови есть, а это след. Живым вампир не уйдет.
  Натиск. Отскок. Вовремя. Третий вампир купился и атаковал его сзади. Точнее попытался.
  Какой же он молодой и зеленый! Просто юнец!
  Вести бой было не тяжело. Один ранен, другой слишком неопытен. Но у напарника возникли проблемы.
  Скажем так, бой на таких скоростях, с полной выкладкой организма, ведется всего несколько секунд. Может быть минуту. Описывать его долго, а сам процесс пролетает быстро и незаметно. И проигрывает всегда тот, кто ошибается первым. Потому что шанса встать после ошибки нет - это смерть.
  Бернар ошибся. Он еще только начал движение в неправильную сторону, уходя от удара, на самом деле обманного, а Эрик издал вопль ярости и прыгнул, пытаясь отвлечь противника на себя.
  Успел. Вампир задел Бернара лишь вскользь, устремив лезвие гномьей стали навстречу новому врагу.
  Дзинь! - пропели клинки. И бой кончился.
  Вампиры ошиблись первыми. Ошиблись тактически, неправильно расставив бойцов еще до начала схватки. Раненый Бернар все-таки достал своего противника в падении, а Эрик в развороте раскидал своих, бросившихся сзади. Раненый вампир оказался достаточно увертливым, чтобы уйти из под встречного удара, молодой - нет. По-детски ойкнув, его тело опустилось на землю.
  - Подожди! - прохрипел раненый Бернар, когда Эрик попытался бросится вдогонку ускользающей раненой тени.
  - Ты в порядке? - молодой эльф присел и стал осматривать рану старого друга.
  - В полном.
  - Надо отдохнуть. Он от нас не уйдет! - и он мстительно сжал кулаки. Затем развернул мешок и начал извлекать перевязочные ткани.
  
  Логово вампиров и логовом назвать было трудно. Это оказалась жалкая лачуга на пустыре, скрытая от всех выдвигающимся вперед склоном горы. Вокруг были разбросаны камни, какой-то жалкий мусор, бывший по всей видимости предметом интерьера и посудой. Хлам! Вот, как живут гордые кровожадные вампиры, про которых люди и эльфы слагают легенды одна страшнее другой! Вот оно, логово злейших врагов всего живого!
  Усмехнувшись, Эрик сделал шаг навстречу.
  - Не смей убивать ее! - Бернар несмотря на рану ковылял сзади. Коней они оставили за поворотом реки, чтобы не спугнуть жертв. Запах конского пота очень силен и чувствуется и вампирами, и эльфами на большом расстоянии.
  - Она - кровопийца, Бернар! - ответил эльф и начал подъем.
  Наверху его ждали.
  - Дай ей уйти. - попросил сидящий на земле вампир с бледным осунувшимся лицом и огромными кругами под глазами, державшийся за живот, перевязанный окровавленными тряпками. Эрик отрицательно покачал головой.
  - Умоляю! Убей меня, но пощади ее! - вампир соскользнул на колени, глаза его налились влагой.
  Кровопийца, слезно молящий о пощаде другого кровопийцы?
  - Нет! - Эрик громко рассмеялся.
  Эта сучка была сзади, за спиной плачущего кровососа, в лачуге. И ей некуда было бежать. Она могла попробовать, но не стала - ведь тогда ее гарантированно догнали бы и прирезали, как корову на бойне. Эльфы, даже наемники, не унижают себя насилием побежденных, они не эти жалкие пташки-людишки. Тем более таких как она...
  - Дай ей уйти, ВЫРОДОК! - заорал вампир и зарыдал. - Я твой враг, оставь ее!
  - Пошел ты в Бездну, тварь! - зло выдохнул Эрик, занося клинок для удара.
  - Что ты сдох, вы...
  Голова вампира покатилась по грязной земле, вниз по склону, пока не уткнулась в навозную кучу.
  - Туда тебе и дорога! - Эрик смачно сплюнул вслед.
  - Зря ты так. - покачал головой зажимающий кровоточащую повязку Бернар.
  - Присядь. У тебя открылась рана. Тебе нужен покой.
  - Нет мне покоя. Обещай, что не тронешь ее. - его тело было согнуто от боли, с живота капала кровь, но глаза смотрели ровно и твердо. Это были глаза сильного не сломленного человека, несмотря на рану способного идти до конца. Конца того, что считал достойным пути истинного воина.
  - Да что вы заладили! Как же достали меня этой бабой! - закричал он в сердцах и понял, что просьбе друга и наставника отказать не может. Не имеет права.
  - Хорошо. Она уйдет. - тяжело вздохнул он.
  - Спасибо. - с облегчением кивнул Бернар, присаживаясь на землю. - Ты поймешь это не сейчас, гораздо позже... Не знаю когда, но обязательно скажешь мне спасибо за это решение.
  Эрик нехотя кивнул, предпочитая не спорить. У Бернара своя правда, у него - своя. Он видит мир по-своему - наставник по-своему. Они могут прикрывать в бою друг другу спину, но в некоторых вопросах никогда не поймут друг друга.
  Снеся с петель ветхую дверь лачуги, Эрик зашел внутрь.
  Плачущая девица сидела у окна, маленького и узкого, только и способного, что давать неровный скупой свет, и плакала. Пол был грязный, земляной, жирный слой пыли покрывал стол и предметы мебели. Интерьер лачуги был еще более убогий, чем внешний вид, хотя казалось бы, куда уж?
  - Ты свободна. Можешь идти. - бегло бросил Эрик и направился в противоположный конец завалюхи, включая способности следопыта. Мало ли какой артефакт может заваляться? Кто знает, что прятали здесь эти твари?
  Некоторое время он методично осматривал каждый клочок пространства, каждый угол, каждую доску пола. Черноволосая девица сидела неподвижно, явно никуда не собираясь.
  - Эй, ты! Скоро сюда прибудут стражники! Они падки на награды, когда дело сделано чужими руками! Убирайся!
  Та не двигалась.
  - Я тебя предупреждал. - Эрик равнодушно пожал плечами и вдруг почувствовал, что под ногой с досками что-то не так.
  Сошел. Осмотрел. Точно, что-то есть. И судя по тому, как оживилась девица - что-то не маленькое.
  Внимательно смотря на нее боковым зрением, он достал клинок и вонзил в пол. Вампирка вздрогнула. Эльф ухмыльнулся, наклонился и наконец понял, как это работает.
  Через минуту он достал из небольшой ямы, сделанной наподобие подпола, небольшую люльку со спящим внутри ребенком. Девица вся сжалась в комок и мелко дрожала. Эрик вновь довольно усмехнулся.
  - Твое?
  Затем пальцем раздвинул малышу губы. Несмотря на возраст в пару месяцев, во рту ребенка отчетливо виднелись две пары тонких острых игл.
  - Отродье Бездны! - он в сердцах бросил люльку на пол и схватился за меч. Ребенок заплакал. - Да сколько ж вас тут! Когда ж вас всех передавят?
  - Нет! - закричала женщина и кинулась к люльке, накрывая ее своим телом. - Господин, убейте меня! Сделайте рабыней, только не трогайте его!
  - Ты! Да ты!... - у него не хватала слов от возмущения.
  - Я все могу делать, все умею! Я клятву вам дам, верности, нерушимую! На крови! - лепетала женщина, рыдая. - Пожалуйста!
  - Да на кой ты мне нужна! Бездна! Да этот... Этот... Когда вырастет... Он же одним из вас будет!...
  - Пожааалуйстааа!... - хныкала черноволосая.
  - Вон! Я обещал не убивать тебя, вон! - он схватил женщину и швырнул прочь, выдирая люльку. - Но не позволю вырастить из ЭТОГО еще одно чудовище!
  - Оставь, Эрик! - в лачугу ввалился старый эльф, хватаясь за рану и ловя ртом воздух. Перекошенное лицо его сверкало от негодования.
  - Что оставить? Это вампир, Бернар! Мальчик! С клыками!
  - Это ребенок!
  - Это отродье Бездны!
  - Это ребенок. И станет таким, каким его воспитать!
  - Я не собираюсь его воспитывать! Я собираюсь отдать его людям! Не убив его сам, я совершу поступок!
  - Нет поступка в убийстве чужими руками!
  Воцарилось молчание. Эльфы с ненавистью и непониманием смотрели друг на друга, а тихое рыдание плачущей женщины придавало происходящему зловещий вид. Вид конца давней дружбы.
  - Не делай того, за что потом совесть заставит держать ответ, Эррилиэль из клана Пурпурной Звезды! В этом и заключается Путь Воина! Настоящего воина, а не махателя пустым железом!
  Молодой эльф долго молчал, затем поднял меч.
  - Беарнас из клана Бегущего Тигра! Этой смертью сейчас я спасаю десятки жизней через много лет, когда малыш вырастет и начнет мстить, превратившись в матерого кровопийцу.
  - Нет!
  Следующее произошло в мгновение. Бернар бросился к нему, одновременно с этим женщина выстрелила. Миниатюрный гномий арбалет с единственным зарядом, который она прятала неизвестно где, издал гулкий щелчок. От выстрела можно было уйти... в ином случае. Но не сейчас.
  Болт вошел в спину старого друга. Тот начал медленно оседать на землю, из его беззвучно открывающегося рта пошла кровавая пена...
  
  Эрик плакал. Впервые за много лет с момента изгнания он плакал. Уже после того, как Бернар осел, после того как он кинулся с этой черноволосой клыкастой твари и изрубил на кусочки, он сел и попытался понять, что произошло.
  Его друг совершил Поступок. Именно так, с большой буквы. Эрик нарушал те правила, которые он столетие соблюдал. Женщина целилась в него, Эрика, и Бернар мог со спокойной совестью дать убить того, кто в его глазах оступился. Или мог броситься к несчастной, попытавшись отвлечь, сбить прицел, выбить арбалет...
  ...Но он закрыл его собой. Своим телом.
  Эльф сидел на каменистом склоне горы и думал. Вспоминал. Каждое слово, что сказал ему старый товарищ. Каждую мудрость, которой учил.
  " Никогда нельзя совершать то, за что потом заставит держать ответ собственная совесть!"
  Он жил с этим девизом, с ним и умер.
  Перед Эриком стояла люлька с плачущим ребенком. С момента смерти матери тот заливался не переставая, и молодой эльф не знал, как его успокоить. Он вообще не знал, что теперь делать. Но знал одно - людям это существо достаться не должно.
  - Что ж мне с тобой делать, малыш? - вздохнул он и сел перед крохой.
  " И станет таким, каким воспитаешь! - раздался в голове гневный окрик.
  - Так что, мне тебя еще и воспитывать?
  Ответа не было.
  - И как же мне это делать? Как мне для начала вообще тебя заткнуть? А? Не подскажешь?
  " Она для них - универсальная энергия, которую можно превратить во что угодно. Голоден - выпил - сыт... - снова раздалось в голове, будто подсказка.
  Он засунул ребенку палец в рот. Повинуясь рефлексу, древнему, как сама жизнь, тот обхватил его губками и начал сосать. Через секунду Эрик почувствовал легкий укол, и нечто жидкое и теплое потекло малышу в рот.
  Через несколько минут тот успокоился и уснул. Укушенный палец практически сразу затянулся, не осталось даже следов. Но вдруг начало нарастать ощущение тревоги.
  Он успел встать и выхватить клинки, когда из-за поворота показалась кавалькада. Два десятка "господина сотника его сиятельства".
  Выехавшие вперед стражники слегка опешили, столкнувшись с ненавистным наемником. Еще больше они опешили от вида двух лежащих тел вампиров и мертвого эльфа. Вперед выехал командир.
  - Что здесь было?
  - Бой. - равнодушно пожал плечами Эрик. Пожалуй, сейчас, в одиночку он со всей этой кодлой не справится. К тому же у него за спиной беззащитное существо, которое совесть упрямо требовала защищать. А с этой дамой он намеревался подружиться.
  - Смотрю, твой друг того... - не без толики злорадства усмехнулся человек.
  - Того. - спокойно согласился Эрик. - Логово вампиров сзади. Можете обследовать, если хотите. Я ничего не нашел, может вам повезет?
  Смерть друга, да еще в бою... Эльфы относятся к ней проще, чем люди. Они - дети природы, а смерть, гибель - это тоже часть природы. И не надо грустить или радоваться. Все так, как должно быть.
  Вот женщина... Казалось, ее нужно ненавидеть, ведь она убила лучшего друга! Но она умерла достойно, с оружием в руках, как и Бернар! Они бились лицом к лицу, просто она оказалась сильнее. Так за что же ненавидеть ее или ее ребенка? Таким надо отдавать дань уважения, почтения, мужественным и смелым. Но людям никогда не понять эльфийского кодекса смерти, они всегда все перевирают и искажают.
  - А это что? - господин Позарецкий кивнул на люльку.
  - Ребенок. Мой друг погиб, пытаясь забрать его у нечисти, не дать совершить кровавый ритуал. Теперь он принадлежит его клану.
  - Мы забираем ребенка. - кивнул Людвиг и направил коня вперед, интуитивно чувствуя, что здесь что-то не так. - Пан найдет его родителей.
  - Если решит клан - играл ва-банк Эрик..
  - Не смеши меня, наемник! Какой клан? Вы - изгои!
  - Клан наемников. Хочешь обидеть эльфийских наемников?
  Сотник лихорадочно пытался понять что происходит, и стоит ли ему ввязываться в непонятное дело. В конце-концов, эльф не будет просто так защищать ребенка, человека, пусть и маленького. Значит с этим определенно надо разобраться!
  - Клан далеко. А здесь ты - один, а нас - много! И мы представляем местную власть, какая бы бумажка не была у тебя за душой! - он с улыбкой обвел своих людей. Четверо, вооруженные арбалетами, спешились, и наложили болты на тетиву, беря эльфа в полукольцо.
  - Это дело эльфов, сотник. - Эрик все понял, расслабил кисти и приготовился идти на прорыв. Конечно, выжить у него не получится, но с собой в мир Великой Матери он намеревался забрать минимум шестерых.
  - Взять! - скомандовал сотник, несколько его громил, воодушевленные численным перевесом и наличием направленных на подлую нелюдь самострелов двинулись вперед, но рядом вдруг прожужжала первая стрела, воткнувшись в землю в метре от ближайшего к эльфу. Через три секунды - вторая. Затем третья, упавшая прямо под ноги коня господина Позарецкого. Конь взбрыкнул и попятился, сотник еле удержался, чтобы не упасть.
  - Я же говорю, это дело эльфов, сотник. - как бы между прочим пожал плечами Эрик, узнавая оперение.
  - Назад. Уходим. Нам здесь делать больше нечего. - побагровевший человек махнул рукой, признавая поражение. Опешившие от неожиданной угрозы воины попятились, повскакивали в седла, затем кавалькада неспешно развернулась и тронулась в обратный путь.
  
  - Я не знаю как это объяснить, брат... - Эрик задумался. Два эльфа, ведя коней под уздцы, неспешно шли на запад в лунном свете. Последние теплые дни заканчивались, но молодой мститель понимал, что заканчиваются теплые дни не только этого года, но и всей предыдущей жизни.
  - Тиннувиэль, это как будто дорога. Вся эта операция - вампиры, Бернар, ты, это село, женщина - это все части моей дороги. Дороги к самому себе. И теперь, когда я прошел ее, нашел себя, пути назад нет.
  - Что собираешься делать дальше? - спросил внимательно слушающий разведчик.
  - Не знаю. Для начала уйти как можно дальше. В края, где меня никто не знает, и где я никого не удивлю своими ушами. Потом... - он кивнул на прикрепленную к седлу люльку. - Его теперь зовут Бернар. И я воспитаю из него настоящего воина. Такого же, как тот Бернар, который спас и его, и меня.
  - Это будет трудно. - покачал головой разведчик.
  - Я никогда не боялся трудностей. - губы Эрика тронула еле уловимая усмешка. - не боюсь и сейчас.
  - А потом я соберу вокруг других, чистых душой и помыслами, тех, кто способен пройти той же дорогой. - продолжил эльф.
  - Не идущих против собственной совести.
  - Да. Их много, одиночек, борющихся с миром! И неизбежно проигрывающих. Вместе нам будет легче.
  - Так ты хочешь собрать собственный клан?
  - Скорее орден. Орден истинных воинов. Воинов не потому, что умеют махать оружием, а потому что совершают поступки. И я не говорил, что там будут только эльфы.
  Тинувиэль долго задумчиво молчал. Наконец удивленно выдохнул.
  - Это большая работа, брат. И люди, и кланы посчитают, что ты переходишь им дорогу. Но знаешь, не все эльфы похоже на продажных и подлых старейшин. Многие в кланах понимают что происходит, но боятся изгнания.
  Мы поможем. Тайно. Тем, чем сможем. Я передам весть о тебе другим.
  - Спасибо, Тиннувиэль. - Эрик пожал разведчику руку. Жест человеческий, но зато в полной мере передающий нахлынувшие эмоции.
  - Иди на Запад. Там война, но там ты сможешь затеряться и выжить. На Юге свирепствует церковь, на Востоке и Севере - орки. Я дам знать, чтобы тебя пропустили через границу.
  - Спасибо, брат.
  Молодой эльф с детской люлькой у седла медленно побрел вперед, навстречу залитому лунным светом будущему. Стоящий позади разведчик долго смотрел вслед, а затем исчез, тихо и беззвучно. Ему предстояла своя дорога, ведущая к самому себе.
  Начиналась новая эра в истории мира, но кроме этих двоих об этом пока еще никто не знал.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"