Кутейников Дмитрий: другие произведения.

Эта Хрень

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 4.73*34  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я не нарочно! В больнице было очень скучно и муза решила развеяться...

    В мир пришла Эта Хрень. Очень многие исчезли, но выжившие получили удивительные способности: кто-то получил силу персонажа любимой игры, кто-то - из давно забытой по диагонали прочитанной книги, а кто-то и вовсе какую-то хрень... Но всё равно надо как-то жить дальше!



   Когда пришла Эта Хрень, население Земли одномоментно сократилось вполовину. Это стало бы концом цивилизации, но источник погибели стал и источником спасения. В мир пришла магия, дав уцелевшим удивительные и странные способности. Не, реально странные! Большинство получили магию уровня "пятно на стене", но даже из неё можно было извлечь какую-то пользу. Некоторые получили серьёзную силу. Очень немногие "везунчики" получили силу огромнейшую -- и кто-то даже сумел не погибнуть, пытаясь ею овладеть. Классических магов, кидающихся огнём и льдом, было крайне мало -- единицы, может быть, десятки на весь глобус. С другой стороны, возникшая из ниоткуда противотанковая ракета ничуть не менее убедительна, чем метровый шар плазмы. Были способности и более странные -- из игр, кино, аниме, книг, откуда угодно.
   Первые полгода были самыми трудными: Эта Хрень началась в середине октября и необычно холодная на фоне последних лет зима не постеснялась собрать свою жатву. Потом люди всё же поняли, что жизнь продолжается и надо как-то жить, и из хаоса стал постепенно выкристаллизовываться новый порядок.
  
   * * *
  
1. Октябрь ЭХ+0, Чады Лотос.
  
   О начале Этой Хрени Денис Иванов узнал так же как и многие другие: из тёмного проулка вылетели две ленты тьмы, одна подсекла и схватила ноги, вторая пробила грудь. А вот дальше события развивались совсем не так, как можно было бы ожидать: вместо того, чтобы умереть, Денис будто со стороны увидел, как его собственное тело, странно перекрутившись, сжалось в точку и исчезло, а он оказался стоящим в сотне метров перед злополучным проулком.
   -- Л-ля, это что за грёбанный звиздец сейчас был? -- озвучил он своё вполне понятное и уместное удивление. Зрелище собственной НЕсмерти пробудило некие невнятные ассоциации, и беглый взгляд на интерфейс их подтвердил... как минимум -- самим фактом наличия интерфейса. -- Эт чо, грёбанный варфрейм*? Ну л-ля, нах такой звиздец! Это ж, л-ля, мэг** никакая, и шмот мк1***! Вот какого хрена я не взял тогда экскалибур**?
   Обхватив голову руками он тяжело привалился к стене. Ничего не хотелось... точнее нет, хотелось: хотелось выть матерно "какого хрена" и "почему я?", хотелось найти виноватого и набить морду, хотелось домой... вот с последнего пункта он и решил начать, по мере способностей совмещая с первым.
  
   * -- Warframe, кооперативный многопользовательский онлайновый шутер с элементами сюжета и ненаучной фантастики.
   ** -- Mag, один из доступных для выбора на старте варфреймов, специализируется на разного рода магнитных эффектах, весьма хрупкий. Альтернативы -- очень правильно рекомендуемый новичкам "мечник" экскалибур, простой и прочный, как лом, и "электрический" вольт, тоже попроще и покрепче, чем мэг.
   *** -- Начальная экипировка игрока включает три единицы оружия: основное (автомат или лук), запасное (пистолет или метательные ножи) и холодное (меч или посох). Всё начальное оружие весьма удобное и простое в освоении, но очень слабое на фоне того, что можно добыть потом.
  
   Приведя свои мысли в порядок, Денис всё же обратил внимание, что людей на улице заметно меньше обычного, да и машины с автобусами как-то не очень едут. Ещё раз посмотрев на проулок, Денис решил, что в метро спускаться не стоит, а домой можно добраться и пешком -- варфреймы не устают и способны передвигаться очень быстро. Перехватив лук поудобнее и оттянув тетиву до самого уха он бочком-бочком подобрался к выдавшему свою нору врагу и немедленно всадил стрелу в замеченное шевеление теней. Магнитный рывок -- единственная пока доступная ему способность -- выдернул врага на свет, явно сбив с толку и дезориентировав. Прийти в себя враг не успел: несколько ударов посохом поставили точку в его существовании. На месте быстро истаившего трупа остались только квадратики кредитов, кусок непонятно чего и синяя сфера*, окончательно подтвердив вынесенный ранее вердикт.
   По дороге домой Денис успел пообщаться с несколькими друзьями, убедившись, что Эта Хрень творится повсюду, узнал, что вовсе не все "попали в варфрейм", вкачал мэг до двенадцатого ранга**, лук и посох -- до десятого, а кунаи -- до шестого, и многократно возблагодарил ДЕ*** за безразмерный инвентарь.
  
   * -- Пополняет запасы энергии, необходимой для применения способностей вроде того же магнитного рывка.
   ** -- Система прокачки снаряжения в варфрейме. Ранг прокачки (от нулевого до тридцатого включительно) определяет доступную суммарную "мощность" модулей, улучшающих параметры. Только сначала эти модули нужно добыть и улучшить...
   *** -- Digital Extremes, разработчики варфрейма.
  
   Дома не было никого живого, как и следов борьбы или чего-то такого -- после разговоров с друзьями, успевших раньше него добраться к себе домой, это не стало сюрпризом, хотя ударило по мозгам всё равно ничуть не слабее. Три раза обойдя всю квартиру -- а может, и все пять, считать в таком состоянии было сложно -- он на автопилоте буркнул "арсенал" и словно бы провалился. Падение всё длилось и длилось, и он уже даже немного успокоился, а оно всё длилось, и он уже даже припомнил Кэрролловскую Алису и её падение в кроличью нору, как вдруг всё кончилось: перед ним был знакомый интерфейс арсенала, в котором были все его добытые тяжким гриндом и редким донатом фреймы, оружие и моды -- практически всё, что было в игре, кроме нескольких самых новых модов и эксклюзива отцов-основателей.
   Мэг, которая с бонусом уже должна была бы быть восемнадцатого ранга, исчезла, не оставив по себе ничего, кроме воспоминаний, сменившись на практически родную, пусть и редко используемую, но всё равно неоднократно прополяренную* праймовую** версию.
   Ласково проведя рукой по белой с золотом фигуре***, Денис переключился на гораздо более универсального рино**** прайм и задумчиво уставился на текущий билд. До намеченного сбора всего клана (точнее, тех немногих, кого не унесло в неизвестность Этой Хренью) оставалось почти полчаса, и он не собирался красться туда на цыпочках, шарахаясь от каждого шороха!
  
   * -- Используя относительно редкие внутри игры артефакты (также доступные за реальные деньги), игрок может модифицировать снаряжение под более сильные билды ценой снижения универсальности.
   ** -- В игре помимо уникальных видов снаряжения есть и целые семейства, например, доступный в самом начале автомат братон имеет четыре модификации: братон мк1 (начальная, самая слабая), просто братон (базовая), братон прайм (улучшенная) и братон вандал (тоже улучшенная, но существенно иначе). Для варфреймов, как правило, модификаций только две: базовая и прайм, отличающаяся от базовой незначительным увеличением некритичных характеристик вроде брони или запаса энергии.
   *** -- Стандартная раскраска для праймового снаряжения.
   **** -- Rhino, варфрейм по мотивам носорога, который "плохо видит, но это не его проблемы".
  
   * * *
  
2. Октябрь ЭХ+0, Алиса.
  
   Алиса Селезнёва (крайне недовольная своим именем и "юмором" родителей) вовсе не была фанатом онлайновых шутеров... в отличие от её молодого человека (ну и что, что ей всего четырнадцать, а он на три года старше?). Решив лично посмотреть, на что же он убивает столько времени, она напросилась сначала в друзья, потом в клан, а потом и втянулась. Не то чтобы бегать и расстреливать всё живое ей так уж понравилось, но в хорошей компании -- вполне ничотак, а одна или с незнакомыми она не играла принципиально. И пусть даже не всегда компанию составлял её Серёжа, внезапно приналёгший на учёбу перед поступлением в институт, но тщательно собранная коллекция из всех женских* фреймов (с помощью друзей, конечно, ну так на то друзья и нужны, чтобы помогать! и она сама тоже им охотно помогала в ответ) без дела не простаивала, благо были и время, и опыт.
  
   * -- У большинства варфреймов есть явно выраженная принадлежность к определённому полу, и некоторые игроки старательно избегают использовать "не те" варфреймы.
  
   Так что когда случилась Эта Хрень и родители вдруг исчезли прямо из квартиры, стоило ей лишь запереться в своей комнате, а немногие не пропавшие друзья и соклановцы начали судорожно названивать и делиться своими впечатлениями и первыми выводами о полученных способностях, она вполне уверенно ожидала появления своей коллекции, любовно украшенной и старательно заточенной по рекомендациям клановых "гуру" под любой мыслимый случай... Вот только никакие ключевые слова почему-то не срабатывали, ни на русском, ни на английском (был в клане один маньяк, чтобы не сказать задрот, принципиально игравший исключительно на "наречии наглов" по его собственным словам).
   Идея собраться всем кланом (сколько его там осталось) в реале, обговорить ситуацию и дальше действовать тоже совместно пришлась ей исключительно по душе: в четырнадцать лет очень здорово рассказывать родителям, какая ты самостоятельная и независимая, но вот взаправду оказаться в полном одиночестве -- ни фига не торт...
   Хороший был план, да... и, как большинство хороших планов, столкновения с реальностью не пережил. Стоило ей завернуть за второй угол от родного дома, как чья-то сильная рука крепко зажала ей рот, а вторая бесцеремонно схватила за грудь, втащив прямо в стену... Все попытки вырваться оказались бесполезны -- как она ни дёргалась, как ни пыталась, по научению Серёжи, оттоптать каблуками ноги похитителю -- всё было тщетно...
   -- Цыц, дурёха! -- проскрипел откуда-то сверху прокуренный голос, обдав её запахом табака и застарелого перегара. -- Не то ещё хуже будет, -- слова сменились тихим мерзким смешком, быстро превратившемся в приступ кашля.
   Кто-то грубо сорвал одежду, а руки заломили за спину, заставив болезненно согнуться. Она хотела что-то сказать, как-то упросить отпустить, хоть что-то, но не успела -- её жестоко, до слёз из глаз, рванули за волосы, сбив дыхание. "Живой не выпустят" -- мелькнула отчаянная мысль. Было больно, стыдно, противно и очень хотелось жить...
   И вот тут её накрыло. Рядом были самцы, трое, пьяные -- а потому легко контролируемые, и уже в нужном настроении... Дальнейшее она хотела бы забыть... кроме нескольких последних минут, когда бомжи, неожиданно все трое ставшие магами, уже поняли, что их ждёт, но всё ещё были достаточно в себе, чтобы мечтать (и молить, о да, молить!) о пощаде. Оставив три иссушённых трупа, она спокойно вышла через двери, лёгким усилием магии приведя одежду в порядок... точнее в то, что она теперь считала порядком: сапоги на высоченной шпильке, миниюбка, едва прикрывающая попу, и лёгкая курточка, не сходящаяся на высокой груди и демонстрирующая всем желающим практически прозрачную маечку. Охота началась!
   Несколько дней она провела в полубессознательном состоянии -- ходила, соблазняла, убивала. Ела. Развивалась. Где-то через неделю или две -- видимо, достигнув какого-то порога -- она вдруг поняла, что же она всё это время делала, и ужаснулась. Накопленная сила и сытое спокойствие давили на внезапно проснувшуюся совесть, и она сбежала -- куда глаза глядят. Бежала, шла, пробовала лететь, но это оказалось слишком затратно, полёт пробуждал голод, и она снова шла, брела, ползла -- лишь бы подальше от людей, пусть и хватает среди них всяких мерзавцев, безусловно заслуживших смерть и именно такую, но она не хотела никого убивать... не хотела никого судить, опасаясь ошибиться... или увлечься.
   Демоны гораздо живучее и выносливее людей, в этом она убедилась сама. За неделю, останавливаясь лишь на несколько часов в день, старательно обходя любые скопления людей -- а под конец она способна была почувствовать мужчину за несколько километров -- она наткнулась на забор, увешанный какими-то знаками, которые в том состоянии не смогла не то что прочесть, но даже воспринять, и кое-как перевалившись через него, вдруг подверглась нападению... столь желанному и долгожданному нападению, что не было никаких сил сопротивляться. Однако, в отличие от предыдущих нападавших, этот был совсем другим на вкус, и как-то не спешил погибать, хотя она даже не пыталась сдерживать свою способность, раз за разом впитывая живительную... силу.
   Всё имеет начало и конец, и, утолив первый голод, она поняла, что насилуют её не люди, но другая, в чём-то даже родственная демоническая сущность: знакомый по тем самым мультикам щупальцевый монстр, причём судя по тому, насколько уверенно он чувствовал себя в реальном мире, не будучи изначально человеком (а такие ей тоже попадались, вроде бы... или это знание её новой природы?) -- его явно кто-то контролировал, кто-то, заключивший контракт (а вот это -- явно знание демоницы) или просто подчинивший силой (скорее всего -- очередной "повелитель тентаклей", и да, она точно уже таких ела... двоих, а может даже и троих). Дождавшись, когда сила только что из ушей не капала, она решительно направилась к явно жилому дому, хоть и не ощущала в нём ничего живого.
  
   * * *
  
3. Октябрь ЭХ+0, Женя Жадов.
  
   Евгений Жадов (от "жадеит", камень такой полудрагоценный, и никакого отношения ни к жадинам, ни к жабам, ни к ещё чему похуже!) всегда мечтал стать попаданцем, и непременно -- магом. Читая очередную книгу он неизменно плевался: ведь магия -- это же "ух!", уж он бы на месте главного героя бы...
   Как оказалось, отчасти он даже был прав, магия -- это действительно "ух!", вот только, наверное, лучше бы было вовсе без неё, чем так...
   Спустившись в подпол за очередной банкой с солёными огурчиками, вооружённый одним только бледным фонариком с наполовину севшей батарейкой, он совершенно не ожидал будоражащего кровь до мокрых штанов боя не на жизнь, а на смерть с неведомой тёмной тварью. Единственное спасение -- свет. Тусклый лучик фонарика отгонял тварь и явно наносил ей какой-то урон, вот только раньше батарейка сядет или руки отвалятся светить во все стороны, чем эта тварь сдохнет. Вылезти из подпола можно было даже не пытаться -- крышка захлопнулась, а подняться спиной вперёд по шаткой перекошенной лесенке -- трюк для матёрого каскадёра, а вовсе не для умненького мальчика из приличной семьи... и всей родне плевать, что "мальчик" уже восемь лет не играет на скрипке, а занимается борьбой, и вообще скоро закончит институт! Выучившись на инженера, назло родителям, все уши прожужжавшим о востребованности и благополучии врачей. Только бабка его худо-бедно не доставала, лишь изредка вздыхая, что он губит молодость и талант на всякую ерунду да "человечков гоняет".
   В общем, трезво оценив свои исчезающие шансы в противостоянии (штаны и рубашка порваны, несколько небольших ран в разных местах пока не особо мешают, но это временно, состояние противника -- без малейшего понятия, но ни отступать, ни хотя бы замедлять атаки не собирается), он заорал в голос, надеясь неведомо на что:
   -- Да гори оно всё синим пламенем вдоль, поперёк и по диагонали!
   И, видимо, это было именно то, что нужно: весь подпол залил мертвенно-синий свет, проникший во все щели, даже в те, куда и таракану не заглянуть, напрочь выжигая всю скопившуюся за долгие годы темноту, многократно отразившись от хоть чуточку блестящих поверхностей и предметов, заодно отчистив их от въевшихся наслоений пыли и грязи.
   Вопль твари, совершенно беззвучный, но от того не менее слышный, пролился бальзамом на душу и прошёлся грубым наждаком по нервам свежеинициированного мага. Чуть не выронив добытую-таки банку, Женя поспешил поднять крышку и вылезти, пока свет не угас.
   -- Баб-Аня, а вот и огурчики, достал я их, -- в состоянии некоторой неадекватности с трудом сдерживая хихиканье проговорил он.
   Никто не ответил. Поставив банку на стол, он, пошатываясь, обошёл весь невеликий домишко, заглянул в использующийся вместо чулана прируб, зачем-то выглянул в давно пустующий хлев. Бабки нигде не было. Мигнув напоследок, погасли все лампы в доме и замолчало вечно бубнящее радио. Хихиканье как-то само собой прекратилось.
   -- Свет! -- нервно крикнул он ткнув пальцем в лампочку на потолке. Уже знакомый мертвенно-синий свет медленно разгорелся, необычайно чётко высветив все углы и не отбрасывая теней. Немного успокоенный -- немедленного нападения можно было не опасаться -- Женя ещё раз обошёл весь дом, методично освещая каждое помещение. Сени, прируб, хлев, туалет и даже сарай во дворе.
   В соседних домах было темно, и он даже подумать боялся, что там происходит. Дом бабка купила ещё в молодые годы в небольшой деревушке под Тверью, и несмотря на некоторый приток дачников, людей в деревне с той поры стало лишь меньше -- молодёжь решительно перебиралась в город, а старики -- на кладбище. Сейчас, Женя знал это совершенно точно, люди были только в трёх домах, не считая бабкиного. В воскресенье, по идее, собирался подъехать ещё один сосед, да единственный оставшийся местный мужик планировал вернуться из города, куда отправился по торговым делам.
   Снова выглянув в окно, он заметил, что в двух домах напротив зажгли свечи, если судить по общей бледности, и облегчённо выдохнул. Завтра надо будет зайти поговорить, а сейчас, на ночь глядя, он ни шагу из ярко освещённого дома не сделает!
  
   * * *
  
4. Сентябрь ЭХ+1, Николай и Алиса.
  
   Четыре человека ехали в потрёпанном внедорожнике по довольно неплохо пережившей зиму дороге -- видимо, ухитрившейся не попасть под удар шального мага ввиду малозначимости. Из здешней деревни поступил сигнал о неприсоединившемся колдуне, к тому же, по словам сельчан, убившем несколько местных, и старательно работающая на авторитет городская Гильдия вынуждена была послать отряд для выяснения подробностей... и ликвидации угрозы, буде та подтвердится и окажется по силам.
   Местный староста усиленно напирал, что колдун -- явный чужак, приезжий, сидит в дачном посёлке и творит там непотребства. После недавнего инцидента с призывом сильного демона, кардинально ускорившего централизацию и объединение структуры Гильдий, "спокойно сидящих и никого не трогающих" одиноких магов перестали игнорировать и брали на карандаш, активно склоняя к вступлению в Гильдию.
   Штатный сенсор отряда Маша, взявшая себе звучный позывной Око (по способностям -- типичный бехолдер из ДнД), мага не чуяла, пока машина не въехала в сам дачный посёлок -- небольшой, участков двести, на бывшем торфяном болоте, не очень давно (и не очень хорошо) осушённом.
   Участок был двойной, обнесённый забором из сетки-рабицы, с синими воротами из профлиста и калиткой. За воротами стояла светлая, хоть и давно не мытая легковушка. Половину участка, или даже чуть больше, занимали тускло подсвеченные оранжевым теплицы, на второй половине стоял потрёпанный домишко с мансардой. Возле дома росли несколько деревьев, самым примечательным из которых была толстая сосна с детским домиком в разлапистой кроне, довольно добротно сколоченным, но заметно посеревшим от времени и непогоды.
   -- Электричества ни в деревне, ни в посёлке нет, -- покосившись на теплицы мрачно озвучил очевидное командир отряда, Егор Петров. Собственная фамилия ему не очень нравилась, но звучное прозвище придумать не получалось, а способности всех разновидностей солдата из мультиплеера третьего Эффекта Массы, крайне полезные в бою, по нынешним временам ничем так уж не выделялись.
   На заборе через каждые три-четыре метра висели явно сделанные от руки большие белые плакаты с хорошо различимой красной надписью "не влезай -- убьют".
   -- Гостеприимненько! -- ехидно прокомментировала вторая девушка в группе. Точного происхождения своей магии Ольга Смыслова не знала и сама, как и полного перечня "заклинаний", регулярно открывая что-то новое (и иногда -- теряя взамен старое), в основном -- разнообразные защиты и баффы, плюс поразительной мощности атака в виде десятиметрового "джедайского меча" сообразной толщины, которым она могла резать что угодно -- правда, всего полторы секунды, потом наступал почти часовой откат. В отличие от подавляющего большинства у неё ещё была и Система, согласно которой "всего" через десяток уровней она сможет контролировать этот "меч" куда лучше... однако, на фоне её нынешнего пятого уровня и экспоненциальной прогрессии экспы ждать предстояло долго.
   Четвёртый маг группы ничего не сказал, лишь подсветил тремя тонкими красными лучами заметно более скромную табличку возле калитки, прямо под висящим довольно крупным колоколом. Надпись на табличке гласила "звоните громче". Способности Игоря копировали Хищника из известной франшизы, а арсенал устройств, которые он мог призывать усилием воли (с некоторыми оговорками), соответствовал гораздо более подробному описанию из не очень широко известного сеттинга настольных РПГ. С учётом феноменальных физических кондиций и ещё более потрясающей живучести никто не рисковал указать ему, что магом он считается чисто формально.
   Остановив машину так, чтобы можно было быстро в неё запрыгнуть и рвануть, Егор вышел и решительно дёрнул верёвку. Звук оказался неожиданно пронзительным и каким-то противным, заранее настраивая на склоку. Подождав с полминуты он собрался позвонить ещё раз, но в доме хлопнула дверь и довольно громкий мужской голос произнёс сакраментальное "иду-иду".
   Вышедший к калитке человек оказался довольно высоким, крупным и немолодым. Он широко распахнул калитку и встал в проходе, всем своим видом показывая, что внутрь он никого не приглашает и не собирается.
   -- Чем обязан? -- нейтрально поинтересовался довольно сильный маг -- Око успела оценить его магический потенциал и отсигналить Петрову.
   -- Поговорить хотим, -- командир группы с предельно прозрачным намёком посмотрел на дом.
   -- Отчего же не поговорить, -- мужик пожал плечами, не двинувшись с места, -- слушаю вас очень внимательно.
   -- В доме будет удобнее, -- соизволил раскрыть рот Игорь. Егор покосился на него неодобрительно, но сказать ничего не успел.
   -- Не будет, -- твёрдо произнёс мужик, внимательно оглядел всех четверых и убеждённо повторил: -- вообще ни разу не удобнее.
   Нахмурившись, Егор протянул руку:
   -- Егор Петров, Дмитровская гильдия магов.
   -- Васин, Николай Алексеевич, -- мужик посмотрел на протянутую руку едва ли не с тоской, но свою в ответ не протянул. -- Прошу простить, от рукопожатия вынужден отказаться, это может быть опасно для вас.
   -- И чем же? -- заинтересованно спросила Маша.
   -- Секреция. Недостаток контроля. Могут быть... очень неприятные последствия, -- мужик неприкрыто поморщился, -- потому и сижу здесь, вдали от людей. Тренируюсь... на кошках.
   Последняя фраза показалась смутно знакомой. Все немного помолчали, в конце концов Васин прореагировал на вопросительно поднятую бровь Егора и пристальный взгляд чуть ли не подпрыгивающей от любопытства Маши.
   -- Хентакли, -- словно выплюнул он слово. -- Призыв и контроль.
   Группа резко помрачнела. Разные маги хентайной направленности попадались регулярно, и ничего хорошего обычно при этом не происходило. Скорее даже наоборот -- многочисленные жертвы, большинство из которых гуманнее было просто добить, чем спасать из щупальцев очередного извращенца. Слова деревенских о пропавших и "непотребствах" неожиданно показались противно убедительными.
   -- Мы бы хотели осмотреть дом, -- максимально твёрдо произнёс Егор, -- деревенские говорят, что вы людей похищаете.
   Группа без всякой команды приготовилась к бою, но Васин лишь хмыкнул.
   -- Не пытались бы залезть в мой огород -- никто бы их и не "похитил", -- он изобразил пальцами кавычки, -- а если бы по соседним домам не мародёрили -- то и не обосрались бы. Времена сейчас, конечно, сложные, но я всех соседей худо-бедно знаю, так что нечего здесь чужим ходить без спроса.
   Егор нахмурился ещё сильнее. С одной стороны, репутация у хентайных магов самая что ни на есть паскудная. С другой -- мужик о своих способностях сказал прямо, да и с "хозяйственной жилкой" сельчан, толщиной в добрый канат, ему уже приходилось сталкиваться.
   -- И всё же мы бы хотели убедиться в ваших словах, -- со вздохом подытожил Петров свои рассуждения.
   Мужик в ответ тоже вздохнул, о чём-то подумал, и неожиданно громким голосом позвал:
   -- Алиса, будь ласка, выйди в другую калитку! У нас тут гости из города, пообщаться хотят! -- повернувшись к группе Васин пояснил, указав одной рукой во двор, а другой далее по дороге: -- мальчики налево, девочки -- направо. Алиса -- суккуб, живёт со мной с конца ноября. Можно сказать, симбиоз у нас. Парням к ней лучше ближе пяти метров не подходить... а женщинам -- на мой участок. Так что придётся разделиться.
   Новость больше всего удивила Машу: никакой второй магии она не чуяла, пока не хлопнула дверь и где-то за домом не процокали бодрые шажки. Переглянувшись, гильдейские маги всё же рискнули. Обе девушки прошли вперёд, немедленно увидев миниатюрную блондинку с едва заметными рожками над ушами -- и весьма заметной фигурой. Немного позже удалось заметить и весьма подвижный белоснежный хвост с пушистой кисточкой, так и норовящий сбить и без того не по погоде короткую юбочку, и пусть очень изящные, но тем не менее всё равно копыта. Крыльев, вопреки ожиданиям, не обнаружилось вовсе -- ни белых, ни чёрных.
   Громко сглотнув и с трудом оторвав взгляд, мужская половина группы шагнула в калитку вслед за хозяином. Из земли немедленно вылетело несколько тонких щупалец, заставив недалеко ещё отошедших девушек обернуться на звук и вздрогнуть. Васин лишь рыкнул "сидеть" и щупальца снова скрылись в земле, оставив на поверхности только несколько гнилостно-зелёных глаз разного размера.
   -- Вы помните, как пришла Эта Хрень? -- вдруг заговорил Васин, -- это была суббота. Я с утра поехал в "Ашан" за продуктами... пока поставил машину, пока дошёл -- смотрю, нет никого. Удивился, понятно, прошёл дальше, а там... щупальца эти... и люди, в основном мёртвые уже... дети... мужики все как мумии высушены... и женщины стонут... Схватил топор -- там как раз возле входа лежали -- и к ним, рублю их, да всё мимо да без толку... В общем, в глазах слёзы, не вижу ни хрена, сам озверел, топором машу, да ору "сдохни, тварь", а оно возьми и сдохни... и я тоже вслед за ним чуть не сдох от отката, так и узнал про свою магию... Самое страшное -- те женщины, что ещё живы были, они ведь ещё пытались всё продолжить, что с ними та тварь делала... Хотел я что-то сделать, да про семью вспомнил, жена у меня была, и трое детей, чуть не помер от ужаса, как про них подумал -- а вдруг там тоже... такое. Навалил быстро две полных телеги с горкой всяких консервов без разбора, круп там разных, макарон, да к машине бегом. А когда отъезжал уже -- увидел, как туда метеорит упал. Видать, не у одного меня там магия открылась. Приехал домой -- а там нет никого, вообще. По всем телефонам звоню -- абонент недоступен... младший у меня любил в карты сам с собой играть -- в Эволюцию, в Манчкина, да и в обычные тоже... зашёл я в комнату -- а там на диване пол-колоды рассыпано, да на полу один тапочек валяется, он всегда ногу под себя подкладывал и один тапок стряхивал, когда на диване играть садился. Тут-то меня и накрыло на пару часов. Потом собрал, что осталось для памяти -- альбомы, фотографии, инструменты ещё, кинул всё в машину, оставил записку от безысходности, запер всё да на дачу уехал, подальше от людей. Так с тех пор тут и сижу.
   Видно было, что Васину требовалось выговориться, уж чем ему Алиса не подошла, но держал в себе, а тут прорвало.
   -- Сам я всё это огородничество терпеть не могу, это жена с тёщей тут отрывались. Но с этими щупальцами всё оказалось не так уж и сложно. Теплицы расширил, сорняки и вредителей всех повывел, огурцы, помидоры, картошка. В общем не голодаю.
   Поясняя, Николай указывал, где что, а маги внимательно смотрели и искали хоть какие-нибудь следы. Следов не было, кроме хорошо разрыхлённой и явно удобренной почвы.
   -- Ещё бы деревенские ко мне не лазили... Только на позапрошлой неделе одного чудом поймал, а то бы его щупальца прикончили. Хорошо ещё, что мужик был -- как-то продержался, пока я его не услышал да щупальца не отогнал, женщины-то сразу с катушек слетают. Он, поди, и жаловался.
   -- А откуда сведения про женщин? -- сразу же остановился Игорь, незаметно призвав самые свои убойные "игрушки".
   -- А это ещё в январе было. Баба какая-то ко мне влезла... полупрозрачная. Одета была по погоде, явно не голодная, дырку в заборе углядела -- и шнырк! Я своим щупальцам с самого начала строго-настрого запретил за забор высовываться, а вот внутри пришлось их отпустить с поводка поначалу -- иначе контроля не хватало. Я ей ору, дуре, мол, беги, а она ровно глухая, к теплице... я к ней, приказываю щупальцам её бросить, они упираются, баба стонет в голос -- невидимость против щупалец не действует, в общем, отогнал их через минуту -- а она уже всё, готовая, что ни дай -- всё пытается в себя засунуть. Алиса дня три пыталась её откачать, благо, что профиль её, но всё без толку -- так и померла. Выделения щупалец ей напрочь пищеварение убили, ничем другим она питаться уже не могла... да и вообще уже ничего не могла и не хотела... а перед смертью уже и на человека не очень-то походила.
   Васин яростно сплюнул на землю и мелкое щупальце шарахнулось от плевка в сторону.
   -- Специально же всё знаками обвешал, чтобы не лезли, но нет, раз нельзя -- значит, им больше всех надо!
   Николай сплюнул снова. Игорь, подумав, убрал большую часть арсенала. Петров по-прежнему мрачно и молча смотрел по сторонам, но потом всё же решил уточнить:
   -- То есть, эти щупальца -- это одно существо, и оно полностью свободно строго в рамках этого участка?
   -- Нет, не одно, я, знаете ли, опасаюсь разных эксцессов и счёл необходимым подстраховаться. Но да, за пределы участка без моего прямого призыва они выйти не могут. Да и на участке тоже далеко не так свободны, как тогда, контроль я прокачал уже весьма неплохо. Но лезть без спроса всё равно никому не советую. Могу и опоздать.
   -- Ну вот качаете вы контроль... а дальше что? -- снова заговорил Егор. -- Цель у вас какая?
   -- Что мы будем делать завтра? То же, что и всегда, Пинки! -- непонятно ответил Васин. -- А если серьёзно -- то нет никакой цели, только что с ума не сойти. Тут у нас с Алисой полное взаимопонимание: если мы с нарезки слетим -- будет тот ещё звездец массового поражения. А так вроде друг друга поддерживаем, помогаем, глядишь, и отпустит со временем. У неё история тоже похожая, только её изнасиловать попытались... и тоже ни родителей, ни братьев, ни мужа -- никого не осталось. Наткнулась на деревню, поняла, что вот-вот сорвётся, и рванула в лес напрямик... прямо до самого моего забора... щупальца ей как родной обрадовались, да толку-то, если ей только того и надо, у неё вся магия вокруг секса построена и сексом питается... А как отдышалась -- отогнала щупальца да в дом пошла.
   Петров про себя хмыкнул -- уж очень удачно всё сложилось, два потенциально охренительно опасных мага взаимно нейтрализовались, да ещё и парочку эту теперь так просто не ухватишь: мужикам против суккубы вообще не светит, он даже с противоположного конца участка чувствовал желание обернуться и любоваться, женщинам на участок заходить вообще не вариант, единственное, что приходит на ум -- это ковровая бомбардировка метеоритами издали, но слова про подстраховку заставляют крепко задуматься.
   Меж тем Васин вновь заговорил:
   -- Звучит, как плохое фэнтези, но мне по жизни на людей везёт. Уже полтинник, и советскую власть повидал, и перестройку, и девяностые, жил и бедно, и богато, и серединка на половинку -- а вот плохих людей, считай, и не встречал никогда. Алиса-то сначала прибить меня хотела, мир, так сказать, очистить... только, сами понимаете, здесь это затруднительно. Ну а там слово за слово, как-то договорились, счас уже и сдружились, пожалуй.
   Васин хмыкнул, видимо, вспомнив что-то забавное. Глянул с прищуром в дальний конец теплицы, свистнул резко, и ему прямо в руку прилетел крупный красный помидор. Игорь дёрнулся было на резкое движение, но быстро идентифицировал объект как безопасный.
   -- У вас положить есть во что? Вот, посмотрите у себя, -- он аккуратно положил плод в протянутый пакет. -- Я-то теперь почти что угодно жрать могу, да и Алиса тоже, а вам, глядишь, на алхимию какую сгодится... повышенной зловредности.
   Осмотр дома занял ещё меньше времени -- мастерская, большая гостиная с металлической печкой, лестница на второй этаж с тремя маленькими спальнями. Чердак совсем крохотный -- считай, большие антресоли.
   Выглянув в окно, мужчины увидели, что и женщины тоже закончили разговор и собираются расходиться. Спешно выходя из дома Егор почувствовал, как ёкнуло сердце и потяжелело внизу живота, но пара шагов, сделанных на автопилоте, вывели его из "зоны поражения". Девушки шли к машине, стараясь держаться как можно дальше от забора.
   Десять минут до деревни ехали в молчании. На старосту Егор посмотрел с новым интересом.
   -- Поговорили мы с колдуном этим. Обещал вести себя хорошо... -- помолчал, глядя на приободрившихся сельчан, и продолжил: -- Заодно договорились, что он за соседними участками присмотрит. Времена настали сложные, но закон быть должон, пропадём без закона, как батько Махно с анархистами.
   Путь в Гильдию занял минут сорок -- пробок не было, мало кто мог себе позволить бензин, но и дороги за полгода магических драк изрядно разбили. Ближе к концу девушки вышли из задумчивости.
   -- А что вам Николай там рассказывал? Алису послушать -- так хоть прям сразу под венец с ним иди...
   -- Давай доедем, да все вместе и обсудим, уже недалеко. Кратко -- семья у него сгинула, да с хентаклем подрался, тогда и пробудился. Ну и сам, видать, немного... -- Егор покачал пакетом с помидором, -- Образец вот передал для изучения.
   Заехав во двор небольшого гильдейского квартала -- опустошение от прихода Этой Хрени помогло решить квартирный вопрос, хотя, конечно, лучше бы её и вовсе не было -- Егор закинул пакет в лабу со строгим наказом изучать очень тщательно и очень аккуратно, и повёл группу на доклад к шефу.
   О способностях Матвея Матвеевича ходили очень разные слухи, сходящиеся в одном: исключительный руководитель, явно умеющий заглядывать в будущее. Говорят, не обладая большой личной силой, он сумел уговорить присоединиться нескольких сильных магов и начал решительно наводить порядок в городе. Точно было известно, что некоторых противников по его приказу банально убили, но с большинством он предпочитал всё же договариваться по-хорошему. Подход себя оправдал, Егор мог сказать по собственному опыту: после очередной перестрелки с очередными же конкурентами за ухоронку с припасами его очень вежливо пригласили в Гильдию и предложили работу -- охранять не только своё, но и помочь тем, кто сам постоять за себя не мог... не безвозмездно, разумеется.
   -- Ну-с, целые и мрачные. Я так понимаю, что в целом информация подтвердилась, но есть нюансы. Слушаю.
   -- Хентайщик, -- начал Петров с самого неприятного, -- и не один, а с суккубой.
   Вопрос правильного наименования расплодившейся после появления Этой Хрени нечисти ещё не устоялся, и каждый говорил, как считал правильным. Матвей Матвеевич лишь подбадривающе кивнул.
   -- Вроде, адекватный. Про суккубу пусть девушки рассказывают, они с ней общались, а этот сидит на участке, окопался, как в последний бой, да огород этими тентаклями копает. У него там теплицы, соток пять-семь, картошка, помидоры, огурцы. Говорит, что качает контроль, но к людям выходить пока не готов. Может, и не врёт. В Гильдию звать не стал, а сам он эту тему не поднимал.
   Шеф кивнул, мол, услышал и понял, и повернулся к девушкам. Заговорила Ольга.
   -- В общем, Алиса -- действительно суккуб, из самых неприятных. Чем голоднее -- тем сложнее опознать. Питается жизненной силой и...
   -- Выделениями, -- подсказала Маша слегка сбившейся с делового тона напарнице, и продолжила доклад. -- Чем голоднее -- тем хуже себя контролирует, хреначит по площади феромонами и трахает до смерти всех мужиков, до каких дотянется. Одного хватает на неделю-две, но с этим хентайщиком она как сыр в масле катается, только специально две недели через две голодает, контроль тренирует... ну и ему помогает контроль тренировать... -- Ольга хихикнула, покраснев и прикрыв рот ладошкой.
   -- Ходит голая по участку и щупальца специально дразнит, а он им не даёт до неё дотронуться...
   -- А потом -- наоборот, он голый по дому ходит и комплименты ей говорит, но руками не трогает, а она свои феромоны держит...
   Шеф снова покивал.
   -- Давно они там?
   -- Васин, по его словам, с самого начала, Алиса на него в конце ноября вышла.
  
   * * *
  
5. Октябрь ЭХ+0, Кеша.
  
   Жизнь жестока и несправедлива. Эту нехитрую истину Кеша усвоил уже давно -- ещё когда отец бросил их с матерью и ушёл к девчонке чуть ли не вдвое его моложе. Может быть, он бы потом одумался и вернулся, всё-таки, ребёнок и репутация что-то да значат, но банально не успел -- медовый месяц в Земле Обетованной по приглашению дальних родственников новой супруги совпал с очередным обострением обстановки и молодожёны пополнили собой статистику жертв террористов.
   Мать едва-едва оправилась от гибели пусть и сбежавшего, но всё равно близкого человека, как "повезло" уже самому Кеше -- попытавшаяся проскочить на красный легковушка столкнулась со столь же спешащим поперечным Камазом. Водитель погиб на месте, а искорёженная куча металла влетела в автобусную остановку, убив и покалечив большинство пассажиров. Потеря правого глаза, переломанная до неспособности внятно говорить челюсть, размолотая в фарш правая рука и парализованные ноги -- Кеша искренне считал, что умереть было бы гораздо лучше со всех точек зрения.
   От нового удара мать уже не оправилась -- ходила с потухшим взглядом, возила сына-калеку по врачам, кое-как, на одной привычке вела хозяйство и медленно угасала с каждым днём. Сам Кеша, выйдя из больницы и -- очень не сразу -- смирившись со своим новым статусом практически беспомощного, занялся освоением ранее совершенно чуждых околокомпьютерных дисциплин. Самообучение на программиста по видеокурсам и самоучителям и попытки хоть что-то заработать новыми знаниями поначалу вполне ожидаемо результата не давали, зато позволяли не чувствовать себя совсем уж бесполезным. Всего через полгода упорного труда Кеша получил и свой первый заработок: написанная им для какого-то студента программа была косой и кривой, но всё же кое-как работала -- в точности, как если бы тот студент написал её сам, а с подробной инструкцией клиент ещё и успешно защитился с первого раза, изрядно пополнив Кешину "клиентскую базу" своими одногруппниками.
   Примерно в это же время врачи начали как-то очень неуверенно говорить о том, что "организм молодой и, возможно, есть некоторые шансы" на восстановление ног -- нет, не сейчас, но через год или несколько, и, разумеется, только "может быть", но, в отличие от матери, даже тени надежды Кеше хватило, чтобы с новой силой налечь на учёбу и работу -- вылечат-то, может быть, и бесплатно, но вот последующее многолетнее восстановление... и тут пришла Эта Хрень.
   Сам момент прихода Кеша пропустил -- честно спал, сдав очередной заказ. Потом -- кое-как перебрался в коляску, добрался до кухни и позавтракал. Потом -- с головой погрузился в очередные главы очередного учебника, и только ближе к обеду сообразил, что суббота -- вообще-то, выходной, и мать должна бы быть дома... но её не было. Кровать была смята, одеяло чуть свешивалось на пол... возле кровати стояли старые, растоптанные тапочки.
   Несколько минут Кеша молча осознавал то, что видит, а потом -- просто стёк прямо сквозь сетчатое сиденье своей коляски. Разумная магическая слизь не нуждается ни в коляске, ни в одежде -- только в пище.
  
   * * *
  
6. Декабрь ЭХ+1, Михаил Большаков.
  
   -- Здравствуйте, а где у вас в Гильдию принимают? -- перед окошком стоял пожилой невысокий полноватый мужчина в полицейской форме с капитанскими погонами. Вид у него был мрачно-недовольный и какой-то отчаянный. Варвара посмотрела ещё раз внимательно, но никаких потенциальных проблем не почувствовала.
   -- По коридору прямо и направо, кабинет номер четыре. Заполните стандартный опросник и пройдите проверку на уровень силы. Дополнительные особенности и нюансы можно обсудить с дежурным магом.
   Мужчина вежливо кивнул и ушёл, а секретарь всё смотрела ему вслед, пока не поняла, что же ей показалось таким странным. Магией от посетителя практически не фонило. Пожав плечами она вернулась к отложенному кроссворду: Гильдия с большим трудом наладила выход еженедельной газеты и второй выпуск навевал воспоминания о времени до Этой Хрени... и не только приятные. Это сейчас Варвара Михайловна Тимофеева была моложавой дамой средних лет, магом-эмпатом и уважаемым сотрудником солидной Гильдии, а всего лишь прошлой осенью она побиралась по помойкам, медленно спиваясь, потеряв деньги, работу, квартиру -- вообще всё, начиная с самой себя, после смерти двухлетней дочки под колёсами дорогой машины очередного "золотого мальчика". Эта Хрень дала ей эмпатию, и прочувствованные как на собственной шкуре ужас и отчаяние немногих выживших буквально выпнули её из дурного тумана безнадёжного саможаления, заставив впервые за много лет трезво взглянуть вокруг и дав новую цель в жизни.
  
   Михаил Васильевич Большаков шёл по коридору и сомневался. С одной стороны -- закон и жажда справедливости, некогда приведшая его в тогда ещё милицию, позже ставшая всего лишь привычкой, с другой -- острое нежелание раскрывать подробности своего дара, если его можно так назвать, опять же, формально вполне согласующееся с законом, ведь все проверки неизменно показывали его магическую силу на уровне пятна на стене... впрочем, решение уже было принято, а в новых условиях в составе сильной Гильдии жить было куда комфортнее. Не подумайте худого -- он вовсе не собирался злоупотреблять положением (которое ещё надо получить), вовсе нет, просто он был реалистом и прагматиком, а вот бессребреником, напротив, не был, чего ничуть не стыдился. Всякий труд должен быть оплачен, а хороший труд -- оплачен хорошо, и он намеревался поработать на совесть... и рассчитывал на соответствующую плату.
   В кабинете его встретил довольно молодой парень, жизнерадостно улыбающийся и как будто наэлектризованный, с явным удовольствием оторвавшийся от каких-то документов, небрежным пассом руки накрыв их тонким слоем переливчатого непрозрачного тумана.
   -- Здравствуйте! Меня зовут Антон! Располагайтесь! -- он указал на стоящее рядом кресло и протянул тонюсенькую пачку листов А4. -- Первая часть -- стандартный официальный опросник, копия уйдёт наверх. Вторая часть -- немного подробностей строго без выхода за пределы Гильдии. Третья часть, если есть какие-то деликатные подробности -- устное собеседование у шефа.
   -- Деликатные подробности? -- на всякий случай переспросил Большаков. Складывалось впечатление, будто его пинают, как футбольный мяч от игрока к игроку. С другой стороны -- и встречающая, и этот вот молодой маг очень толсто намекали, что некие личные секреты у мага -- это совершенно нормально и приемлемо. Возможно, и его дар...
   -- Ну, бывает всякое, например, наш оборотень в полнолуние предпочитает отсиживаться в клетке в подвале... -- видимо, лицо удержать не удалось, потому что Антон сбился на миг и продолжил уже не так бодро, -- в общем, сложные случаи шеф рассматривает лично и почти всегда находит устраивающее всех решение.
   Быстро заполнив открытую часть (фамилия, имя, отчество, псевдоним и позывной -- всё по желанию, но лучше указать, чтобы оформить гильдейские документы; уровень силы, определяемый стоящим рядом измерителем, общее направление магии и род занятий до Этой Хрени), а за ней -- и вторую (точное наименование источника, если известен, включая персонажа, несколько уточняющих вопросов -- и как так получилось, что вопросы соответствуют тому, что он уже написал в первом бланке?), он с интересом ждал реакции Антона на честно указанный нулевой уровень. Реакция его приятно удивила: дважды перечитав бумаги, тот сразу же отправил копию "по факсу" как по старой памяти прозвали установленные во всех крупных Гильдиях магические аппараты, кивнул своим мыслям и бодро вскочил из-за стола.
   -- Идёмте к шефу, он уже ждёт. Вряд ли вы бы пошли к нам с действительно нулевым уровнем, идиотом вы не выглядите, уж простите за прямоту.
  
   Шеф выглядел почти отражением капитана -- чуть повыше, чуть постройнее, чуть помоложе...
   -- Здравствуйте, Михаил Васильевич! -- вежливо приветствовал он новичка. -- Опыт службы -- это уже большой плюс, у нас здесь, к сожалению, всё больше любители... но вы ведь не опытом делиться пришли, не так ли? Нулевой уровень сил из "Девочек в матросках" без указания персонажа... можно поподробнее?
   -- Это... лучше показать... чем рассказывать.
   -- Хорошо. Мы во дворе устроили полигон, я активирую маскировку.
  
   Оглядев полигон -- реально затянутый густым туманом по окружности, Большаков понял, что дальше тянуть уже некуда и заорал во всё горло, сгорая от стыда:
   -- Лунная призма, дай мне сил!
   Яркий луч снаружи пробил туман -- впрочем, не добавив видимости потенциальным наблюдателям -- и поднял капитана в воздух. Шеф отметил про себя, что, во-первых, на время хеншина для всех остальных время действительно останавливается, а во-вторых, это действительно не стоит показывать посторонним. Голый мужик, сверкая волосатыми ногами и солидным пузом, выделывал в воздухе разнообразные па, а окружающее его сияние старательно обматывало его лентами, со вспышками превращающимися в девчачьи трусики, гольфики, перчатки и платьице. Наконец, на голове капитана засияла огромным камнем золотая диадема, и Эта Хрень всё же сжалилась, рывком приведя тело в соответствие с костюмом.
   -- Вот как-то так, -- голос остался прежним. -- И теперь у меня не нулевой уровень, а минимум пятый...
   -- А с поправкой на источник -- вплоть до седьмого, -- поддержал его шеф. -- И сразу вопрос: вы ведь наверняка пробудили магию несколько... иными словами?
   -- Да... -- согласился капитан в облике японской школьницы лет тринадцати, и с явным трудом выговорил: -- Тогда я сказал "ебись оно всё коромыслом" и обошлось без этой... цветомузыки. Но так я заметно сильнее.
   По щелчку пальцев шефа на противоположном конце полигоне появились несколько ростовых мишеней.
   -- Будьте добры, стукните по ним чем-нибудь, -- обратился он к преобразившемуся капитану. -- Измерителя под рукой нет, будем импровизировать. Потом сравним с первоначальным вариантом и, если вы не против, у нас есть толковый аналитик, весьма вероятно, он сможет найти фразу-активатор получше. Прецеденты уже были.
  
   * * *
  
7. Август ЭХ+6, Николай и Алиса.
  
   Когда и как в Гильдии сменилось даже не руководство, а стиль управления -- никто и не заметил. Гильдия росла, приходили новые маги, выбывали или уходили старые, кто-то шёл по административной линии, кто-то -- по боевой, налаживались контакты с соседями, укреплялась вертикаль и власть центра, и как-то так сложилось, что бессменного шефа очень даже сменили, банально спихнув на руководство боевым крылом... тем более, что работы у этого самого боевого крыла становилось... не то чтобы меньше или проще, но как-то всё постояннее и предсказуемее.
   Новый администратор хорошо ладил с центром, регулярно выбивая для коллектива разные плюшки, уверенно "держал" город и не мешал боевикам чистить тварей по окрестностям. В общем, не самый плохой вариант, а что очень смотрит на личную силу каждого и на женщин падок -- так у всех есть свои недостатки, а он -- чуть ли не единственный в Дмитрове маг восьмого ранга силы. "Старички" или перебрались в другие города, или более-менее обустроились на разных местах, новичками же -- сообразно силе -- затыкали всяческие дыры, когда временно, а когда и на постоянной основе.
   Глядя на стоящую перед окошком пару магов, едва-едва переваливших на второй уровень, Око, назначенная дежурной за очередной вымышленный прокол (а на самом деле -- за симпатичную внешность и общий "всего лишь" третий ранг, пусть как сенсор она и превосходила всех в городе), испытывала сильное желание посоветовать им отправиться в какую-нибудь другую Гильдию, а ещё лучше -- не светить своим едва вторым уровнем и жить спокойно... но что-то в облике новичков показалось ей странным и смутно знакомым, и крамольные слова так и остались непроизнесёнными.
   -- Мы бы хотели вступить в Гильдию. -- вежливо произнёс мужчина. Его спутница только молча кивнула.
   -- Прямо по коридору и направо, четвёртый кабинет, -- с лёгким вздохом озвучила она маршрут. -- Если есть какие-то тонкости -- спросите дежурного мага.
  
   -- Второй уровень силы, у обоих... причём едва-едва. Призыватель и контролёр... вы уверены, что хотите к нам? В боевое крыло вас не возьмут, а на базе вам, скорее всего, не понравится, -- дежурный маг ничего особенного не заметил, и настороженность коллеги не разделял. -- Проще записать вас как первый уровень и ограничиться простым учётом.
   Мужчина в ответ только хмыкнул, не скрывая сарказма, а женщина с неожиданным пылом ответила:
   -- Фигня какая-то! Разумеется, боевое крыло! Что нам тут на базе делать? Мышей гонять?
  
   Руководитель внимательно оглядел пришедших, пролистал заполненные бланки и решительно заявил:
   -- Вы, Алиса, поможете Ольге на ресепшене, а вы, Николай, отправляйтесь к завхозу, он просил помочь ему на складе.
   -- Вы, видимо, неправильно нас поняли, -- скептически глядя на руководителя флегматично ответил Николай. -- Мы -- боевые маги и работаем в паре. Если вам не нужны боевики -- тогда мы пойдём в другую Гильдию, -- он посмотрел на напарницу, кивнул и продолжил: -- или свою организуем, дело нехитрое.
   -- Это вы не поняли! -- немедленно вспылил руководитель, -- я здесь командую, а вы извольте подчиняться приказам начальства.
   -- Подчиняться дурацким приказам -- ещё большая глупость, чем их отдавать, -- пожав плечами ответил Николай, -- пойдём, Алиса, кажется, здесь нам делать нечего.
   -- Стоять, я сказал! Будут ещё всякие слабосилки мне тут указывать!..
   -- Слабосилки? -- словно натуральная блондинка захлопала длинными ресницами Алиса, -- всё дело в силе?
   Николай, уже отвернувшийся, щёлкнул пальцами и вокруг него вспыхнули хорошо узнаваемые круги призыва. Сначала один, потом ещё три, потом ещё десять, и ещё, и ещё.
   -- Столько хватит? -- он обернулся к руководителю и глянул на него с лёгким сочувствием. -- Сила -- не главное.
   Руководитель перевёл взгляд на Алису. Внешне она, казалось, ничуть не изменилась, однако, указанный в бланке второй уровень вдруг показался сильным преуменьшением -- очень сильным, раз так в пять и без всяких натяжек... об уровне призывателя, способного держать активными больше полусотни порталов не хотелось даже думать -- гильдейский саммонер из "Линейки", недавно доросший до шестого ранга, с трудом удерживал одиннадцать призывов, и времени на их активацию у него уходило куда как больше.
   -- Мы -- боевики, -- с нажимом произнесла Алиса.
   -- И работаем в паре, -- закончил Николай.
  
   * * *
  
8. Октябрь ЭХ+0, Света Камушкина.
  
   Управление любой многочисленной организацией (и даже не очень многочисленной) -- процесс сложный и трудоёмкий, именно поэтому и вводятся разнообразные промежуточные "этажи" власти -- всякие руководители групп, начальники отделов, управляющие подразделениями, каждый из которых командует примерно десятком непосредственных подчинённых... но есть и исключения.
   Света Камушкина училась на биолога -- не по какому-то призванию души, а просто "куда прошла" -- и свободное время проводила не в интернете, а с друзьями в реале. В субботу, когда пришла Эта Хрень, она проснулась в своей (для разнообразия) комнате общаги далеко за полдень, со слабостью во всём теле, с тяжёлой головой и жутко голодная. Состояние было сколь знакомым, столь и беспричинным: в пятницу никакой тусы не сложилось, а вариант "гудели неделю" отметала дата на электронном будильнике.
   Попытка встать с кровати позорно провалилась -- запутавшись в конечностях, Света из неё просто выпала. Зато справиться с голодом удалось неожиданно легко: стоило только открыть рот и подумать о холодильнике, как еда начала шустро перебираться из второго в первый... она даже не сразу сообразила, что так и валяется возле кровати.
   Следующие несколько минут накрепко врезались ей в память как одни из самых страшных в жизни: постепенное осознание всех произошедших с ней изменений и ещё более страшное ощущение глубоко внутри, что все физические изменения абсолютно нормальны и правильны, и что точно так же правильны чьи-то заботливые руки, расправляющие многочисленные лапки, запутавшиеся при падении с кровати, и чьи-то ещё руки, продолжающие кормить огромную -- чуть не с автомобиль -- тушу, по ощущениям, наполовину состоящую из головы... а на вторую -- из возмутительно пустой матки.
   Взгляд в предупредительно подставленное зеркало подтвердил ощущения: округло-вытянутое тело почти трёхметровой длины, симпатичного бежевого цвета, опирающееся на многочисленные более тёмные лапки... передняя сторона сходилась в стилизованный -- как у сфинкса -- женский облик: её собственные лицо, плечи и явно подросшая грудь. Некогда каштановые волосы посветлели и уходили назад, пышной причёской скрадывая гипертрофированный, сросшийся со спиной затылок. Руки остались на прежнем месте и выглядели в точности, как до Этой Хрени -- уцелело даже дешёвенькое колечко на мизинце -- и слушались куда лучше, чем пока непривычные две дюжины ножек.
   Ощупав себя, Светлана решила, что, наверное, должна захотеть заплакать -- и заплакала, но не от того, что некогда тщательно лелеемое личико превратилось в жёсткую хитиновую маску, способную раскрыться во внушительную трёхстворчатую пасть, а из-за собственного восприятия изменений: "должна захотеть", "наверное", "решила" -- ещё вчера всё это было бы абсолютно дико... но сейчас вопреки её собственному желанию воспринималось правильным.
   Наконец-то переключив внимание на своих помощниц, она получила ещё одну порцию взрывающих мозг различий между собственными эмоциями и тем, как отреагировал бы на увиденное человек. Две соседки по комнате, Нина и Ольга, остались вполне узнаваемы, хоть и порядком измельчали и выглядели едва лет на двенадцать-тринадцать. Огромные матовые глаза без зрачка, такая же, как у Светы, защищающая голову "причёска" из прочного хитина, вторая пара рук и совершенно нечеловеческая пластика движений не давали принять их за людей даже при беглом взгляде. А ещё Света прекрасно чувствовала обеих -- примерно как собственные до сих пор непослушные ноги.
   "Ну здравствуй, Света Керриган!" -- с лёгким смешком произнесла она, разворачиваясь к двери. Улей сам себя не построит.
  
   * * *
  
9. Декабрь ЭХ+0, Света Камушкина.
  
   С приходом Этой Хрени большинство людей просто исчезло без следа. Некоторые даже считали, что на самом деле всё наоборот -- это "уцелевшие" пропали из нормального мира, который где-то там продолжает жить как ни в чём не бывало, ну, с поправкой на исчезновение чуть ли не четверти населения (правда, сторонники этой гипотезы склонялись к тому, что из нормального мира они не исчезли полностью, а были скопированы "сюда", где бы это "здесь" ни находилось). В любом случае, люди получили новые способности -- большинство слабые, меньшинство -- сильные, а считанные единицы вытянули джокера -- Систему. Как и положено джокеру, наличие Системы не всегда было плюсом, но уж если было -- то, как и положено джокеру, плюсом огромнейшим.
   Сергей Красильников, в новые времена предпочёвший называться Светозаром, смотрел на стоящее перед ним существо и крепко думал. Точнее, не на само существо -- долго ли рассмотреть тринадцатилетнюю девицу, у которой ещё толком ничего и не выросло, чтобы рассматривать -- а на её системное описание.
   Биологический вид: кукла-дипломат.
   Принадлежность: Камушкин улей.
   Помимо этих двух строчек были и другие -- очень приблизительная ("плюс-минус два лаптя по карте", как он сам неоднократно повторял коллегам) оценка характеристик и эквивалентного уровня, несколько столь же "точно" описанных видовых особенностей, ещё разные мелочи, но по сравнению с тем фактом, что это существо до сих пор не обнаружил ни один из многочисленных детекторов, был, мягко говоря, очень тревожным звоночком. Насколько Сер... Светозар знал, его способность оценки не то чтобы была такой уж уникальной, но, например, проигрывая известнейшему заклинанию Опознание в детальности и точности получаемой информации, она, во-первых, не требовала никаких затрат, а во-вторых, успешно работала абсолютно с чем угодно (правда, иногда выдавала что-нибудь вроде "какая-то непознаваемая хрень, попробуйте снова на следующем уровне").
   Впрочем, были новости и хорошие: во-первых, никаких происшествий возле вузовской общаги зарегистрировано не было, да и общий уровень опасности в том районе был весьма низким (теперь понятно, почему) а во-вторых, появившаяся на пороге Гильдии кукла была одна и была дипломатом. Логично предположить, что в улье -- что бы за улей это ни был -- нашлись бы и другие куклы. Тяжело вздохнув, Светозар сделал приглашающий жест.
   -- Глава сейчас в отъезде, я за неё. Проходите.
   Общение с куклой-дипломатом оставило у Светозара сложные впечатления. С одной стороны, королева улья предлагала очень выгодный союз. С другой -- просила за него крайне неоднозначную цену. Но самое главное -- постоянное перескакивание между "мы", "я" и "королева" (и даже пару раз "хозяйка"), совершенно несвойственная нормальным дипломатам прямолинейность и регулярно возникающее недопонимание, как будто Света никогда и не была человеком, просто взрывали мозг, не давая утвердиться в какой-то одной манере общения. Только позже он задумался, что, возможно, это было вполне осознанным эффектом. Впрочем, это ничуть не отменяло несомненную пользу даже базового договора, подписать который он счёл себя достаточно полномочным. Взаимное ненападение, совместная охрана внешних границ, совместное же патрулирование территории и торговля по желанию с независимым ценообразованием (или попросту дикий базар).
  
   * * *
  
10. Октябрь ЭХ+0, Максим Кузнецов.
  
   Максим Кузнецов ещё в средней школе осознал, что в этой жизни очень нужны деньги. А ещё -- что деньги на дороге не валяются, и чтобы их иметь необходимо много и продуктивно работать. А ещё -- что закон не абсолют, и хоть по завету классика Уголовный Кодекс следует чтить, самое главное -- не попадаться.
   Столь прагматический, даже приземлённый взгляд на жизнь да ещё и сформировавшийся в весьма юном возрасте заметно сказался на интересах Максима. Всегда и во всём он предпочитал синицу в руках журавлю в небе и имел минимум два плана и три прикидки, как эту синицу откормить пожирнее да употребить повыгоднее. Трезво оценивая свои знания и способности институт он выбрал не самый престижный, зато поближе к дому и с невысоким конкурсом на избранную в перспективе прибыльную специальность.
   Неизбежную в его возрасте жажду романтики утолял со случайными знакомыми, активно используя советы с разнообразных пикаперских сайтов. То, что клюющие на подобные уловки девушки и сами хотели лишь немного развлечься, а вовсе не искали серьёзных отношений, было с его точки зрения одним сплошным плюсом. Из других развлечений он признавал лишь книги -- классику, чтобы блеснуть приличествующей культурному человеку начитанностью, да в небольших дозах научную фантастику самого что ни на есть заклёпочного толка, искренне наслаждаясь сочетанием обоих критериев в творчестве Жюля Верна.
   Приход Этой Хрени, изрядно пошатнувший его сугубо материалистическое мировоззрение, он наблюдал лично: огромная, прозрачная до почти полной незаметности капля упала с потолка недорогой кафешки, развернулась в... тварь, выдающую себя лишь бликами при движении, и стала быстро рвать посетителей в клочья. Когда большая часть клиентов мелкими ошмётками перенеслась на стены и потолок, тварь неспешно подшагнула к парализованному страхом Максиму и аккуратно, прямо-таки деликатно пробила ему сердце.
   -- Смерть -- это только начало! -- услышал он насмешливо-сочувствующий голос прежде чем погрузиться во тьму.
   И спустя всего несколько минут убедился в справедливости сказанного. Стоит, однако, отметить, что очнувшееся существо было Максимом Кузнецовым лишь отчасти. Изрядно прибавив в росте и ширине плеч, избавившись от суетности и нерешительности, оно сохранило все воспоминания и существенную часть личности Максима, вот только живым быть перестало.
   В пустых глазницах черепа вспыхнул синий огонь, громадный костяк зашевелился и свежеиспечённый лич поднялся с пола, методично изучая доставшиеся ему немалые силы.
  
   * * *
  
11. Март ЭХ+3, Максим Кузнецов.
  
   -- Разумеется, я учитываю только свои интересы. С какой стати мне учитывать чьи-либо ещё? -- Говоривший совершенно искренне не видел проблемы в том, чтобы обобрать до нитки попавших в почти безвыходное положение людей. -- Вы хотите жить, я хочу деньги, моя помощь гарантирует ваше выживание, а мёртвым деньги ни к чему. И заметьте, я беру только деньги, ваше имущество останется вам.
   -- Но мы умрём от голода, если не сможем купить себе еду! И договор не будет выполнен...
   Это вполне наивное возражение неожиданно заставило собеседника замолчать. Огромная, закутанная в голубой плащ поверх начищенных доспехов фигура наклонила глухой шлем, из-под которого изредка пробивались едва заметные синие сполохи.
   -- Хорошо. Я возьму только половину ваших денег и доведу вас до города.
   -- До здания городской гильдии! -- Руководитель небольшой группы беженцев из разорённой монстрами деревни, обрадованный внезапной сговорчивостью страшноватого наёмника, решил ковать железо, пока горячо.
   -- Нет. -- Сказано это было спокойно и даже безэмоционально, вот только все беженцы как-то резко расхотели спорить. -- Я доведу вас только до городских ворот. Меня часто называли бессердечным, но никогда -- лжецом или обманщиком. Я всегда делаю, что обещал, и никогда не обещаю того, что не сделаю.
  
   * * *
  
12. Октябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   Разбитая грунтовка бросалась из стороны в сторону, машина подпрыгивала и скрипела, но водитель продолжал гнать, не жалея новую машину, забыв о безопасности и здравом смысле... точнее, только о втором: полупризрачные монстры, у которых, казалось, материальны были лишь клыки, когти и безумные жёлтые глаза, были на его взгляд куда опаснее любых ухабов и виражей.
   В очередной раз подпрыгнув, машина с нехорошим лязгом ударилась обо что-то брюхом, руль дёрнуло вправо, с громким хлопком лопнуло переднее колесо, но это уже не имело значения -- проскрежетав по разделившей колею и канаву гряде щебня легковушка окончательно остановилась, каким-то чудом удержавшись на крутом склоне. В какой момент заглох двигатель Сергей Анастасьев даже не заметил.
   Художник-иллюстратор, немножко копирайтер, немножко дизайнер, немножко верстальщик и немножко кто угодно ещё в непростом издательском ремесле, он всё ещё как наяву видел клочковатое облако чёрного тумана, лёгким взмахом увенчанного кривыми когтями полупрозрачного протуберанца вспарывающее живот милой девушки Юли, зашедшей к ним в подвал поболтать, и горло соседа Кости, давно и безнадёжно к Юле клеящегося. Как уцелел он сам и как оказался на улице -- он не помнил, как и дорогу из города. Сквозь застывшую перед глазами кровавую картину смутно пробивались воспоминания о пустых улицах, об отсутствии свистков и мигалок на хвосте. Уткнувшись лбом в руль, стиснутый мёртвой хваткой, он закрыл глаза и тихонько завыл на одной ноте. Почти тут же его затрясло, как в жестоком ознобе, и через несколько секунд так же резко отпустило.
   На попытку завести машина отозвалась лишь сдавленным хрустом.
   -- Что же ты так, милая... -- растерянно произнёс Сергей и внезапно обнаружил себя кувыркнувшимся на дно канавы. Проморгавшись от грязи и головокружения он ошалело оглядел окрестности, практически сразу прикипев взглядом к странно выглядящей девушке, сидящей на том месте, где только что находилась машина, с крепко зажмуренными глазами баюкающей правую руку.
   "А вот именно так я бы и нарисовал хуманизацию своего дастера" -- неожиданно для самого себя подумал художник, нередко злоупотреблявший популярным грешком на разных тематических и не очень сайтах под левыми псевдонимами. "А назвал бы Ариной" -- решил он после недолгого раздумья. В этот момент девушка распахнула огромные, прозрачно-голубые глаза и прошептала:
   -- Больно... больно-больно.
   Уже начавший подниматься по склону Сергей только и смог, что придержать хрупкую фигурку, не дав удариться головой о камни, собственной тушкой смягчив падение незнакомки.
   Потратив пару минут на высказывание претензий Вселенной, он всё же нашёл в себе силы снова начать восхождение -- на этот раз с "пассажиром" на буксире, заодно подробнее рассмотрев визави.
   Девушка была неестественно стройной и длинноногой -- такими бывают только мультяшные персонажи да куклы Барби, напрочь оторванные от реальной анатомии. Прямые светлые волосы были подстрижены несимметричными "зубами". Костюм тоже вызывал вопросы: брутальные тёмно-синие берцы на толстенной "зубастой" подошве, нежно-голубые чулки до середины бедра, коротенькая светло-лиловая плиссированная юбчонка, розовый топ, оставляющий открытым живот и расстёгнутая ярко-красная короткая, едва закрывающая тот самый топ косуха. И это всё -- в холоднющем октябре!
   На спине девчонки болтался небольшой рюкзачок с двумя рядами катафотов по боковым рёбрам, на руках -- тёмно-красные перчатки без пальцев с затейливыми накладками на обеих сторонах ладони (чем-то похожим хвастался пару лет назад Костик, когда вдруг сильно увлёкся велосипедом). Правая перчатка была вся изодрана, под обрывками виднелись ссадины и порезы. Живот, к слову, тоже был изрядно исцарапан, мало не до крови. По пристальном рассмотрении девица выглядела лет на пятнадцать-семнадцать.
   Помимо абсолютно не соответствующей погоде одежды был ещё вопрос откуда девчонка взялась и куда делась машина, но почему-то Сергей этот момент совершенно проигнорировал.
   Заглянув в рюкзак он почти без удивления обнаружил насос и характерный прямоугольный пенал с аптечкой, знаком аварийной остановки и баллонным ключом, а в отдельном закрытом кармане -- домкрат и нечто тёмно-округлое, немедленно опознанное как нужное. По-прежнему не вполне отдавая себе отчёт в собственных действиях он аккуратно снял повреждённую перчатку, закинув её на освободившееся в рюкзаке место, обработал раны перекисью, залепил пластырем, практически опустошив аптечку повторил процедуру с животом, и натянул на повреждённую руку то самое нечто, неизвестно когда принявшее вид точной копии повреждённой перчатки, только целой.
   -- Арина, очнись! -- он легко похлопал девушку по щекам и, когда она открыла глаза, спросил: -- как ты себя чувствуешь?
   Поименованная Ариной (и ни словом не возразившая) ухватилась за правую руку, тщательно её ощупала и радостно снова взглянула на Сергея.
   -- Больше не болит! Спасибо, шеф! -- последовавшие объятия оказались настолько крепкими, что он начал опасаться за рёбра... бюстгальтер новая знакомая не носила.
   Прижимая к себе хрупкую фигурку, явно согласную и на большее, Сергей вдруг заново взглянул на события последних минут. Смена настроения не осталась незамеченной.
   -- Шеф, что случилось? -- в голосе Арины звучала неподдельная тревога. -- Что-то не так?
   -- А... а ты, вообще, кто? -- задал он напрашивающийся, но от того не менее неуместный вопрос. Впрочем, девушка даже и не подумала обижаться.
   -- Я -- Арина! -- с гордостью произнесла она.
   -- А я тогда кто? -- с нервным смешком спросил Сергей.
   -- А ты -- шеф! Мой шеф! -- выделила она голосом.
   -- А где машина?
   Неожиданно, этот вопрос заставил Арину насупиться. Однако, на вопрос шефа она ответила действием:
   -- Вот! -- произнесла она, не скрывая недовольства, упала на четвереньки и превратилась в новенький бежевый дастер... одним колесом самую малость придавив ногу Сергея, но ребяческая выходка была проигнорирована: хватало и других поводов для ох... ох, какого сильного удивления.
   -- Ага, да, понятно, -- смог выдавить из себя Сергей после пары минут ступора. -- Арина, да? Давай обратно, да...
   Второй раз просить не пришлось, и машина превратилась обратно во всё ещё насупленную девушку.
   -- А... расскажи мне о себе немного? -- немного неуверенно попросил начинающий шеф, до сих пор имевший в подчинённых одного курьера, и того на двоих с соседом.
   -- Я -- Арина! -- повторила девушка, для большей понятности даже неожиданно звучно стукнув себя кулачком в невеликую грудь. -- Не люблю, когда машина, люблю так, так ты мягкий! -- В подтверждение своих слов Арина снова стиснула Сергея обеими руками, крепко прижавшись всем телом, уткнулась носом в шею и удовлетворённо констатировала: -- и пахнешь вкусно!
   Сама она, к слову, едва ощутимо пахла яблоком, тем самым ароматизатором, что был по случаю куплен на какой-то заправке, и совсем чуть-чуть -- бензином и новым пластиком.
   Попытки расспросить, как так получилось, что совершенно металлическая машина вдруг научилась превращаться в совершенно живую девушку, куда девается лишняя масса и всё такое прочее натолкнулись на абсолютно железную отмазку: "я не знаю, я ещё маленькая" -- и действительно, машине было меньше года, и хотя в человеческом облике выглядела она лет на пятнадцать-шестнадцать, вела себя скорее как дошколёнок... кроме отдельных моментов.
   Что и как происходит Сергей смог понять сам, когда, раздосадованный неосведомлённостью Арины, в сердцах стукнул кулаком по ближайшему дереву, крайне эмоционально свою досаду озвучив. Перед его взглядом развернулось большое нежно-зелёное полотнище с контрастными красными буквами: "Внимание! Ваш уровень недостаточен для создания второй хуманизации!", а под ним замелькали спешно множащиеся сообщения поменьше, самое заметное мерцало неоново-фиолетовым фоном с белыми буквами: "Поздравляем! Вы открыли класс Хуманизатор! Нажмите `принять', чтобы получить" -- остальные строчки были скрыты другими окошками.
  
   * * *
  
13. Август ЭХ+3, Кеша.
  
   Легко ли выжить, когда вокруг полно чудовищ, мутантов и ещё более опасных людей? Не очень... но если ты можешь пробраться сквозь пятисантиметровое отверстие или спрятаться чуть ли не на виду у всех -- шансы существенно повышаются. Ещё больше они повышаются, если можешь питаться буквально любой органикой, даже той, что тебя только что проглотила, и думает, что это она тебя переваривает.
   Ещё один плюс своего нового существования Кеша обнаружил после излишне сытного "обеда" -- как и бактерии, он, оказывается, может присваивать некоторые фрагменты ДНК своих жертв и перенимать их способности... ну, то есть, это в нормальном мире это была бы ДНК, а здесь -- фиг его знает, но результат налицо: неведомый канализационный крокодил, незаметно подкравшийся и проглотивший, поделился способностью чувствовать другие живые существа -- направление, расстояние и массу.
   Бронированному и малоуязвимому к магии крокодилу этого было вполне достаточно: одолеть его в узких тёмных тоннелях смог бы только другой такой же, а всех остальных он ел... зато у Кеши был разум. И этот самый разум сейчас подсказывал ему, что у него гости, причём не с пустыми руками... вот только ни фига не с подарками.
   С мысленным вздохом ещё раз облизнув вкусные и питательные внутренности крокодила, Кеша очень аккуратно покинул практически опустошённую шкуру через осторожно -- чтобы ни звуком, ни шевелением не выдать своего присутствия -- расширенное отверстие.
   По невысокому полузатопленному нечистотами тоннелю нисколько не смущаясь кромешной тьмой и не пользуясь звуковой эхолокацией (однородное тело Кеши прекрасно воспринимало звуки в огромном диапазоне, нисколько не страдая, даже если те были чрезмерно громкими) приближались четыре небольших, килограммов по двадцать-тридцать существа: одно чуть впереди по центру, два -- чуть сзади по бокам и четвёртое -- заметно позади по потолку. Слишком похоже на боевой порядок, слишком уверенно движутся... Кеша малым размером не обманывался: он сам весил немногим больше -- и это съев чуть ли не центнер крокодилятины. Но самое серьёзное -- что за первой четвёркой шло пятое существо, настолько хорошо скрывающееся, что даже новоприобретённое чувство его регулярно теряло.
   При жизни Кеша не был диггером, с диггерами не общался и вообще был предельно от тематики далёк -- и потому особенности городской канализации вынужден был изучать лично, методом проб и ошибок -- к счастью, до сих пор не фатальных, но всё ведь бывает в первый раз, а кому охота помереть?
   Словом, он предпочёл перестраховаться и ещё более осторожно, чем до того шкуру, растворил и расковырял трещину в дне тоннеля, очень-очень тихо просочился в мизерный зазор между стенкой и землёй, а затем вернул осколки на место, подперев их снаружи глиной и капелькой липкой слизи. Ориентируясь на другие свои чувства -- столь же чуждые человеку, как и его новый облик -- он медленно и тихо пополз дальше вглубь промоины, не спуская глаз (если можно так сказать) с неизвестных охотников.
  
   * * *
  
14. Январь ЭХ+1, Максим Кузнецов.
  
   Лич -- это круто. Бессмертие, огромная магическая мощь (да и физические кондиции тоже неплохие, даром что скелет), свободная воля и возможность контролировать младшую нежить...
   Лич -- это ужасно. Полное отсутствие эмоций и любых удовольствий, кроме интеллектуальных, немедленное разоблачение даже самыми простыми профильными заклинаниями и постоянная угроза окончательной смерти, если кто-нибудь найдёт филактерию.
   Максим Кузнецов -- точнее, получившийся из него лич -- прекрасно осознавал свои сильные и слабые стороны. Анализ имеющихся данных однозначно показывал: он не успеет построить себе достаточно надёжное убежище и будет окончательно уничтожен, вероятнее всего -- со второго-третьего раза, максимум -- с восьмого. Однако, это только в том случае, если люди будут знать, что имеют дело с личом -- тварью принципиально злой и концептуально недоговороспособной в долгосрочной перспективе (по крайней мере -- согласно усреднённым представлениям из разных сказок, мифов и легенд). С другой стороны, какой-нибудь рыцарь смерти хоть и не вызовет добрых чувств, тем не менее будет воспринят с куда меньшим негативом в силу своей столь же концептуальной законопослушности (а следование букве договора в ущерб духу ради собственной выгоды -- вовсе не монополия нежити).
   Так родился план: используя новоприобретённые знания он создал себе несколько сравнительно простых магических предметов, включая броню и оружие, скрывающие его природу под личиной тёмного паладина. Затем по области поползли слухи, что мол есть такой наёмник, жадный и злой, но соблюдающий все договорённости до последней буквы. Так к облику добавилась ещё и репутация. А как известно, сначала ты работаешь на репутацию, потом -- она на тебя, и вскоре ни у кого не было ни малейших сомнений, что местный рыцарь смерти, готовый за сообразную цену продать родную мать -- всего лишь рыцарь смерти, озабоченный исключительно улучшением своей экипировки, эгоистичный и бессовестный, но абсолютно предсказуемый.
   Сам Максим всегда представлялся своим старым именем, но клиенты и очевидцы прозвали его Проклятым Ведром -- и ему даже нравилась некоторая ирония этого.
  
   * * *
  
15. Октябрь ЭХ+0, Джон Хэ.
  
   Джон Ванович Хэ -- сын бежавшего в СССР от ужасов "культурной революции" скромного крестьянина (непонятно каким чудом нашедшего-таки своё место в стране победившего социализма) и кубинской метиски, приехавшей в Союз по обмену учиться, да так и оставшейся в связи с замужеством и рождением ребёнка -- унаследовал от матери вовсе не огненный латиноамериканский темперамент, а непрошибаемую индейскую невозмутимость и фатализм. К великому огорчению отца из традиционных китайских добродетелей Джон воспринял лишь уважение к старшим -- причём исключительно к уже покойным.
   Словом, из института он вылетел со второго курса, честно отслужил в армии, а потом, вместо того, чтобы доучиться (хотя бы и на вечернем), как настоятельно уговаривал отец, махнул работать абы кем -- постперестроечные развал и бардак привычные ценности только что в грязь не втоптали, а деньги семье были нужны (и ещё больше -- возможность за эти деньги хоть что-то купить).
   Был он невысоким, тощим и жилистым -- вылитый шестёрка-подпевала мелкого злодея из какого-нибудь кунфу-боевика. Правда, первое впечатление изрядно "портила" манера говорить -- неспешно и обстоятельно, словно бы взвесив каждое слово.
   Неизвестно, сказались ли гены жертв опиумных войн, многочисленные ли поколения любителей трубки мира или и вовсе неизвестная случайность -- но в какой-то момент Джон приохотился к травке. В отличие от многих, с кем он начал это совсем не невинное развлечение, ни увеличивать дозу с косячка раз в неделю, ни переходить на более тяжёлые вещества его не тянуло, и приход Этой Хрени он встретил своим приходом на даче у очередного "знакомого огородника". Возможно, именно это помогло ему принять происшедшее, возможно -- пригляд столь различных предков, но явившиеся ему духи, словно сошедшие с полотен Гигера и Босха, не были ни сочтены укуренным бредом, ни -- хуже того -- проигнорированы.
   Каждый явившийся был вежливо поприветствован, каждому было предложено место возле огня, каждому была предложена затяжка, а когда мистическим образом ни на миллиметр не укоротившийся косяк вернулся к Джону -- каждому было предложено говорить.
   Джон потом так и не смог вспомнить всего, что было сказано, и даже малую часть. Но некогда яркие карие глаза стали серыми и тусклыми, и волосы поседели полностью, даже брови, как у тех самых уважаемых им покойных мудрецов.
   А ещё эти духи так и не ушли совсем, оставшись на самой грани восприятия, изредка подсказывая и подталкивая необычного шамана... но чаще лишь отвлекая -- немного -- шелестом невнятного шёпота. Собственных магических сил Эта Хрень ему не дала -- лишь возможность позвать кого-нибудь, кто сможет помочь в каждой ситуации, знанием ли, хитростью ли, грубой ли силой... Заполонившие всё в первые дни странные чёрные твари, нападающие едва не из каждого тёмного угла, шамана тоже попытались попробовать на зуб, и теперь сразу две таких служили ему, пойманные и связанные контрактом, одним своим присутствием надёжно отпугивая остальных. Один раз -- случайность, два раза -- совпадение, и ни одна из них не хотела проверить закономерность.
  
   * * *
  
16. Октябрь ЭХ+0, Железный Дракон.
  
   Никогда ещё Евгений Антонович Пирожков так не радовался, что опоздал: длинное зелёное извивающееся чудовище, вот только что бывшее поездом на Тверь, сейчас неспешно свивало могучие кольца, перебирало сотней непропорционально мелких лапищ, а потом и вовсе распахнуло огромные, чуть не стометровые крылья и тяжело взвилось в воздух, сметая всё вокруг воздушной волной. О том, что стало с теми, кто успел, несостоявшийся пассажир боялся даже подумать.
   Насколько всё плохо он понял, когда, привалившись плечом к стене перевести дух и собрать воедино разбежавшиеся мысли, увидел медленно тающих на ходу прохожих -- не всех, но многих -- и подозрительно шевелящиеся тени, выползающие из своих тёмных углов и нападающие на немногих не исчезнувших людей.
   Внимательно оглядевшись по сторонам он поудобнее перехватил недавно купленную по причине бессовестно разболевшегося колена пластиковую трость -- лёгкую, но довольно крепкую -- и двинулся в сторону дома. Пригодилась трость почти сразу же: неожиданно ловко парировав чёрный протуберанец, он немедленно контратаковал более тяжёлой рукоятью, видимо, слегка оглушив тварь, тут же тяжеловесно перекатился вбок от вялой атаки второго протуберанца и снова ударил, добив-таки оппонента.
   В ушах жизнерадостно дилинькнуло и перед глазами появилась стилизованная под "Дикий Запад" табличка, поздравляющая с получением опыта и доступа к системе. Под первой табличкой оказалась вторая, побольше. "Ловкость -- нормально, Смекалка -- отлично, Характер -- хорошо, Сила -- плохо, Выносливость -- плохо" -- с удивлением прочитал он. Ниже, шрифтом помельче, было написано ещё много всего, но обстановка не располагала к вдумчивому изучению, и Евгений Антонович, настороженно крутя головой, продолжил путь. Ехать к внукам он планировал недели на две, и увесистый чемодан порядком оттягивал руку, но бросать имущество очень не хотелось.
   По пути к дому он ещё дважды сталкивался с теневыми тварями -- одна скрылась сразу же, как её первая атака оказалась отбита, вторая задала жару, несколько раз довольно болезненно (но, к счастью, не серьёзно) подрала когтями левую руку, в хлам изорвав рукав пальто. Дома промыл и перевязал раны, по прежней жизни он бы счёл их страшными -- кожа была прорезана до мяса, а местами чуть не до кости -- теперь же только порадовался, что не лишился руки вовсе, да не поскупился на перекись и пластыри.
   Затем настало время внимательно изучить сообщения той самой "системы" и открываемые ею возможности. Погрузившись в довольно толковые комментарии к каждому параметру и навыку, он не заметил, как из тени за его спиной бесшумно выскользнула невысокая фигура в мешковатом грязно-сером комбинезоне и тряпичной маске, закрывающей нижнюю половину лица. Точный удар лёгкого меча прервал размышления Евгения Антоновича. И жизнь.
   -- Великий железный дракон мой! -- тихо-тихо прошипел убийца, снова растворяясь в тени.
  
   * * *
  
17. Ноябрь ЭХ+0, Джон Хэ.
  
   Первые дни Этой Хрени были самыми тяжёлыми, страшными и опасными. Но по мере того, как магия врастала в мир, мерзких тварей межмирья, изрядно попировавших в междувластие, всё сильнее выдавливало обратно. Знали об этом очень немногие, а уж детали -- так и вовсе почти никто. Джон был одним из тех, кто не просто знал, а получил сведения из первых рук.
   Две контрактные твари, связанные и подчинённые, всё равно оставались тварями -- и потому не могли оставаться в этом мире... по крайней мере -- не сильно дольше остальных. И смолчать они просто не смогли: сбежать "домой" им не давал контракт, остаться -- стремительно стабилизирующийся мир, а развоплощаться просто не хотели.
   Шаману не нужно быть сильным самому -- его сила измеряется не доступными ему заклинаниями, а количеством и силой духов, готовых ответить на его зов. Фактически, шаман -- просто посредник, эдакий паранормальный "купи-продай", который находит и сводит вместе заинтересованные стороны из двух разных миров... и не забывает взять свой процент -- далеко не всегда маленький. Главное умение шамана -- понимать. Людей, духов и свою выгоду...
   За месяц с прихода Этой Хрени Джон уже успел подобрать себе в свиту десяток мелких духов и наладить контакты с духами посолидней, но теневые твари всё ещё оставались главной его силой: понятнее, дешевле и предсказуемее -- проще -- нормальных духов, и терять их очень не хотелось. И решение вскоре нашлось, нашёптанное теми, самыми первыми встреченными духами. Впрочем, решение неоднозначное, и одна из тварей решила попытать свои силы и разорвать контракт. Вторая решила, что неизвестность лучше гарантированного (и мучительного) уничтожения -- и не прогадала.
   Да, тесто из костной муки и соли, замешанных на крови, было чрезмерно материальным, а вылепленное из него тело -- недостаточно бесформенным, зато и мир теперь не отторгал тварь, а сама она серьёзно подняла свой статус: от живущего из хозяйской милости раба до слуги, имеющего право пусть на мизерную, но плату. А ещё -- ей позволили сожрать труп глупой товарки.
  
   * * *
  
18. Октябрь ЭХ+0, Агата Глинка.
  
   Но были и другие люди, остро прочувствовавшие переходные процессы в мире, и если для Джона переход, по большому счёту, свёлся к некритичным изменениям в свите, то Агате Глинке пришлось буквально стать другим человеком... точнее, магом... хотя... в общем, всё сложно.
   Началось всё с того, что в субботу, когда она решила посушить волосы феном, в квартире вышибло пробки, а её саму неслабо тряхнуло. Неприятно, но ничего особенного -- то ли планида её такая, то ли и вправду руки не тем концом и не в то место при рождении вставили, но у неё постоянно ломалась вся бытовая техника, и все знакомые и родственники в шутку винили в этом "излишне гуманитарную" фамилию. Единственное исключение -- советская чугунная мясорубка, в которой сломаться могли только деревянная рукоятка да винт, которым ручка к валу крепилась. Но рукоять она ещё ребёнком сильно пожгла на плите, и родители заменили её на кондовый стальной пруток, а сломать винт -- это даже ей надо было постараться.
   Однако, в тот знаменательный день она не полезла в шкаф за другим, предположительно исправным феном. И в другой шкаф за полотенцем она тоже не полезла. А полезла она, к собственному (потом) удивлению, в оставшийся от родителей ящик с инструментами.
   Очнулась она только вечером, очень уставшая и с ломотой во всём теле (потому что не надо спать, сидя на табуретке, положив голову на стол, заваленный деталями). Четыре часа пропали, как не было, а перед ней лежал... видимо, всё же фен... вот только сушить им голову -- по крайней мере свою -- как-то совсем не хотелось. Из корпуса в неожиданных местах торчали шестерёнки и проводки. Заднюю сторону занимала сделанная из бумаги шкала с надписью от руки "Зярад" и стрелкой от будильника, упёршейся в "д". Лежащий рядом корпус демонстрировал, что будильник лишился не только стрелки -- шестерёнки явно были взяты из него же.
   Аккуратно выдернув шнур из розетки, Агата навела фен на стенку и нажала на кнопку. Что-то весело звякнуло и негромко хлопнуло -- больше ничего не произошло, даже стрелка с места не сдвинулась... точнее, почти ничего -- в стенке появилось очень аккуратное небольшое отверстие. Осторожный взгляд внутрь показал свет. Чем бы ни стрелял переделанный фен, оно навылет пробило пятнадцатисантиметровую бетонную стену между кухней и санузлом, ещё одну такую же между санузлом и прихожей, и, как показал замер с помощью подвернувшегося карандаша -- ещё десяток сантиметров стены между прихожей и лестницей.
   Узнав от немногих оставшихся соседей о приходе Этой Хрени, Агата даже не очень удивилась... меж тем приступы странного вдохновения продолжали случаться едва не каждый день -- и каждый следующий утомлял всё меньше и всё лучше откладывался в памяти... пока однажды она не сделала себе -- совершенно сознательно -- маленького заводного помощника из останков пострадавшего в самом начале будильника и добытой в ближайших опустевших квартирах техники.
   В процессе создания ей казалось всё логичным и понятным, но потом она так и не смогла объяснить, как заводная игрушка может понимать и выполнять голосовые команды... да блин же -- как она их может слышать?!!
   И это было только началом...
  
   * * *
  
19. Май ЭХ+1, Максим Кузнецов.
  
   -- Не, ну а в принципе ты соврать можешь? Чисто физически?
   -- Чисто физически... могу... -- Максим весь передёрнулся и тут же спросил сам, не дав воспрявшему собеседнику вставить напрашивающийся ответ: -- а ты минет сделать можешь? В принципе, чисто физически?
   -- ...будем считать, что я тебя понял, -- после длинной паузы сконфуженно отозвался тот.
   Лич -- один из сильнейших видов нежити, многие считают, что просто сильнейший, но тут уже важны мелкие детали -- какой миф рассматривать, с кем и в каких обстоятельствах сравнивать... Максиму было важнее другое: лич -- НЕ рыцарь смерти. То, что для рыцаря смерти является столь же естественным, как для живого -- дыхание, личу приходится играть... и всегда есть риск или недоиграть, или переиграть, или и вовсе заиграться. Как говорится, "л" -- логика... ну и ещё немножко "з" -- знания, которые, как известно, сила.
   Гейс -- довольно редко используемое ролевиками заклинание, как в силу сложности, так и в силу малой востребованности: в большинстве случаев можно обойтись гораздо более простыми средствами, хоть со стороны ведущего, хоть со стороны игроков (Максим, впрочем, при жизни с ним не сталкивался ни с какой стороны, ибо считал подобные занятия пустой тратой времени). В реальной жизни, наложенное на самого себя с тщательно сформулированными условиями, оно оказалось именно тем, что ему требовалось, и взяло все мелочи на себя. Поэтому собеседование с представителем городской Гильдии Максим прошёл при первой же оказии, невзирая на вызванное наложенным на город благословением серьёзное ослабление.
   Разумеется, вступать в Гильдию он отказался -- впрочем, глава и не настаивал. Несколько неожиданным, но вполне закономерным по небольшом размышлении итогом изрядно затянувшихся переговоров стало назначение Максима на должность "бродячего шерифа", эдакого судьи Дредда местного разлива, с выдачей соответствующего нагрудного знака и нетолстой тетрадки с дополнениями и исправлениями к взятому за основу уголовному кодексу. В спорных случаях новоявленному шерифу однозначно предписывалось связаться с руководством Гильдии и никаких необратимых действий не предпринимать. Это оказалось проще, чем формализовать эфемерный "дух закона", хотя глава, большой любитель сеттинга Плейнскейп, и попытался.
   Максим считал эту сделку для себя крайне выгодной: заниматься какой бы то ни было противоправной деятельностью он не видел смысла, пресечение обнаруженных правонарушений вряд ли доставит проблемы, и в любом случае гильдейская "крыша" более чем компенсирует все возможные неудобства.
  
   * * *
  
20. Сентябрь ЭХ+1, Помидор.
  
   До лаборатории Егор добрался уже совсем под вечер, плюхнулся в кресло, удовлетворённо вытянул гудящие ноги, приветственно кивнул оглянувшемуся на него алхимику Михе и радостно заявил:
   -- Ну давай, рассказывай!
   -- Что рассказывать? -- искренне удивился Миха.
   -- Что, ничего не нашёл?
   -- Где не нашёл? -- Миха явно начинал злиться из-за бессмысленного разговора.
   -- Так, стоп, давай по порядку, -- Егор поднял руки, успокаивая приятеля. -- Я заходил после обеда, оставил образец для исследования, и записку оставил. С утра моя группа ездила по сигналу, хентайщик, но адекватный, тентаклями огородничает, передал помидор на пробу.
   -- Большой, красный, в прозрачном пакетике? -- Миха резко побледнел.
   -- Именно! -- обрадовался Егор, но потом внимательнее посмотрел на коллегу и насторожился: -- Что?
   -- Я его съел, -- убитым голосом произнёс исследователь. -- Думал, девчонки подкинули... я без обеда сегодня, очень есть хотелось, а тут этот... помидор... большой, красный, спелый... вкусный, зараза! -- Миха чуть не плакал.
   -- Пииииип! -- от души выругался Егор. -- Там же, л-ля, записка лежала!
   -- Так ведь она снизу лежала! Я сначала помидор съел, а потом только её увидел... очень жрать хотелось... ещё подумал, что именно исследовать-то, образца ведь нету никакого...
   -- Ну, часов пять уже прошло, наверное?
   -- Четыре... -- мрачно уточнил Миха.
   -- Не принципиально. Раз ещё живой -- значит, скорее всего, помидор съедобный. А если до завтра никакие лишние тентакли не отрастут -- то и вовсе безвредный. Так что жди и надейся... ну а если что -- назовём твоим именем... Да не дрейфь ты так! Говорю же -- мужик адекватный, по его словам, все эффекты максимум через двадцать минут проявляются. Сейчас сходи к медикам, пусть просканируют, и завтра с утра контроль.
   Вот с тех пор Миха и не ел помидоры, вообще и ни в каких видах, хотя ничего лишнего у него и не выросло.
  
   * * *
  
21. Март ЭХ+3, Чады Лотос.
  
   После прихода Этой Хрени очень быстро установились некоторые новые правила приличия, и самое главное из них -- приватность источника сил. И спрашивать, и рассказывать об этом без веской причины считалось крайне неуместным -- как обсуждать подробности интимной жизни. Знание, откуда маг получил силы, позволяло определить и его уязвимости. По этой же причине маги из одного сеттинга редко соглашались работать вместе -- и "соревнование" с коллегами может пойти как-то не так, и повышается вероятность, что вся группа сильно пострадает от одного правильно подобранного удара.
   Но из всякого правила есть исключения: гильдия "Чады Лотос"* с самого первого дня не скрывала, что в её составе исключительно "выпускники" "Варфейма", и что она активно их ищет и вербует. Другие подробности, разумеется, не афишировались, но даже это многим казалось рискованным.
   На самом деле никакого особенного риска не было: просто потому, что у каждого варфрейма свои способности, редко хоть чем-то похожие на другие, и у каждого игрока, кроме совсем уж новичков, варфеймов несколько. А учитывая ситуацию вокруг, довольно многие "чады" приложили немало сил к прокачке отстающих коллег. И вот здесь проблем, которые гильдия тщательно скрывала, было в избытке.
   В игре была доступна вся Солнечная Система -- и очень-очень многое на Земле просто отсутствовало... как и средства межпланетного перемещения.
  
   * -- Правильное написание -- "чада", но игроки такие игроки... Поначалу некоторые смеялись, а потом, как водится, все привыкли.
  
   -- Я Юпитер нашёл! -- Денис вломился в квартиру к главе гильдии ночью и без стука... но вопиющая грубость была немедленно прощена -- уж слишком, невероятно хорошей была новость.
   -- Где? -- спросил Вадим, садясь на кровати и аккуратно загораживая приподнятым одеялом лежащую рядом молодую женщину. Денис, чуть ли не подпрыгивающий от возбуждения несмотря на обычно спокойный характер, ничего не заметил. Женщина предпочла притвориться спящей и не привлекать внимание.
   -- Помнишь, незадолго до Этой Хрени на окраине новый ТЦ открыли? Так и назвали -- "Юпитер". Так вот, там есть пролом в подвал, а в подвале -- данж. Точно тебе говорю, тайлсет газовый город и дроп совпадает! Я там только что гексенона набил и нейронных датчиков!
   -- Погоди, какой в жопу газовый город в подвале? -- возмутился окончательно проснувшийся глава.
   Вместо ответа Денис хитро прищурился и начал неторопливый обратный отсчёт:
   -- Три... Два... Оди...
   -- Ключ? Там что, портал и ключ? -- перебил его Вадим, небрежно отбросив одеяло и рванув к сваленной на стул одежде.
   -- Бинго! -- кивнул Денис. -- Портал, ключ и случайная миссия на той стороне! Сделал две зачистки, выживание и оборону. Если попрёт -- можно будет и вальку с виспом* нафармить!
   Получение нового снаряжения -- главного источника прокачки и силы -- было самой большой проблемой гильдии. Создав клан и назначив Лотос** игроки получили возможность повышать уровень мастерства***, открывая доступ к более мощному оружию, но сначала требовалось это мастерство набить, что можно было сделать лишь прокачивая варфреймы и оружие, причём реальное земное оружие не годилось.
  
   * -- Валькирия (Valkyr) и висп (Wisp) -- два варфрейма, добываемые в игре на Юпитере, достаточно востребованные.
   ** -- Один из самых важных неигровых персонажей игры, практически главный с точки зрения сюжета.
   *** -- Система прокачки в варфрейме: качаем снаряжение -- получаем очки мастерства, набрали -- проходим испытание, прошли -- получаем новый ранг мастерства и доступ к ранее заблокированному контенту (снаряжению и квестам). Максимальное требование, известное автору -- восемнадцатый ранг. Максимальное осмысленное -- в районе десяти-двенадцати, но даже это требует порядочно фарма и гринда.
  
   * * *
  
22. Октябрь ЭХ+0, Агата Глинка.
  
   Из очередного похода на рынок Агата вернулась не только почти без еды -- деньги практически никто уже не брал, предпочитая бартер, но и потрёпанная: какая-то тварь подкараулила её в переулке, и если бы не бездумно прихваченный "фен" -- могла бы и вовсе не вернуться. От первого удара в спину её спас старый железный бидон в рюкзаке, оказавшийся прочнее, чем ожидала неведомая пародия на паука-переростка. От второго она как-то отмахнулась рукой -- к счастью, лапы твари, похожие на шило, опасны были только колющими атаками, рвать и резать они явно не предназначались. Нанести третий удар тварь не успела: кое-как вытащив "фен" второй рукой, Агата трижды подряд выстрелила в вёрткую зверюгу, порадовавшись, что звук почти отсутствует.
   Эффект от выстрела в сравнительно живого противника от стрельбы по бетонным стенам отличался кардинально. Словно в замедленном кино Агата увидела, как с едва ощутимым хлопком часть твари исчезла, послав волну по всей невеликой тушке, и тут же отверстие схлопнулось, послав вперёд и назад два языка кровавого тумана... и ещё раз, и ещё, а стрелка с негромким "тик" сдвинулась влево на одну минуту. Чудом сохранив содержимое желудка, она молнией метнулась домой.
   "Мне нужна защита, мне нужна защита!" -- билась в голове единственная мысль.
  
   В этот раз творческий угар не спешил приносить результат -- остро не хватало... чего-то... чего-то важного. Посмотрев на россыпь мелких деталей, она вдруг ухватила мысль: детали были слишком мелкими. Но зачем ей что-то крупное? Кочующие муравьи отнюдь не большие, но от них одинаково бегут все, от насекомых до слонов.
   Окружающий мир, опасаясь за здравый смысл, тихонечко отошёл куда-то на второй план...
  
   * * *
  
23. Октябрь ЭХ+0, Женя Жадов.
  
   Наутро вчерашние приключения показались Жене форменным бредом... вот только синий свет, без видимых источников ярко горящий во всех помещениях, однозначно доказывал, что всё произошло на самом деле. Поначалу магия света показалась ему не особо сильной -- разве что против тёмных тварей, свет не переносящих, что-то сделает. Но потом он попробовал создать более локализованный источник света, и превратить собственный палец в фонарик смог даже без лишних слов... а потом -- попробовал сузить неяркий конус синеватого света, и очень порадовался, что, во-первых, выключить "фонарик" оказалось столь же просто, как и включить, а во-вторых, что светил в пол, а не в стену -- перерезанная половица снаружи не видна, и дом из-за неё не рухнет.
   "Это же грёбанный лазер!" -- думал он про себя, выискивая в кухонных шкафчиках какую-нибудь провизию, которую можно побыстрее приготовить -- "Интересно, а какая у него мощность и что он может разрезать? Наверное, с блестящими предметами лучше не экспериментировать..."
   Электричество к утру так и не включили -- и он был уверен, что уже и не включат -- так что нужно было топить печку, и, судя по дымам над соседскими трубами, не он один так решил. Дрова у бабки были, но неколотые. Ухватив увесистый колун, Женя двинулся в сторону дровяника и вдруг остановился. Слегка безумно хихикнув, он отложил тяжеленное орудие и провёл пальцем вдоль ближайшей чурки, представляя, как она разваливается на готовые поленья. Так и получилось: к его искреннему удивлению, толстенный кругляк распался на дюжину аккуратных полешек с идеально ровными, будто отполированными срезами. "Так не бывает! Свет не может сам по себе повернуть на девяносто градусов!" -- возопила в нём любовь к физике, но быстро сдалась под скептическим взглядом на ровно светящийся палец.
   Перекидав поленья в печь, Женя провёл следующий напрашивающийся эксперимент. "На спичках теперь тоже можно сэкономить" -- констатировал он, глядя на весело разгорающийся огонь -- "Пора бы соседей проведать, а то невежливо получится... свет этот, напасти ночные... вместе всяко сподручнее будет."
  
   * * *
  
24. Октябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   Разбор сообщений от системы неожиданно затянул. Было их не особо много, но в каждом нашлось что-то интересное, а система не поскупилась на интерактивную справку.
   По итогам Сергей решил, что у него есть две новости, как полагается -- хорошая и плохая. Хорошая -- он теперь маг и может практически любой предмет превратить в очень лояльную ему лично симпатичную девушку. Плохая -- "практически любой" -- это не то же самое, что просто "любой", ограничений хватало, хоть все они и были больше метафизическими (личная симпатия, символичность, такого плана), "очень лояльная" -- это не гарантирует, что будет ему подчиняться или хотя бы слушаться, максимум слушать. Ну и, разумеется, количество одновременно доступных хуманизаций было строго ограничено: одна постоянная, как Арина, плюс ещё одна на каждом чётном уровне, и одна временная на каждом третьем уровне. Учитывая, что едва открыв класс и оказав первую помощь Арине он на девяносто процентов приблизился ко второму уровню -- была робкая надежда, что прогресс будет не слишком медленным и он сможет вкачать до обеспечивающих хоть какие-то шансы на выживание значений свои донельзя странные характеристики: цвет, стиль, пафос и кавай. Стартовые три очка по размышлению он так и вложил в цвет, стиль и пафос, а непонятный акцент -- в кавай, и уже отчётливо видел, что исходно Арина получилась... очень так себе, но явно прогрессирует вместе с ним.
   Помимо информации о доставшемся ему безумно странном классе справка кое-что сообщала и о ситуации в целом, которую можно было описать одним словом: "звездец"... или даже двумя: "тотальный звездец". А ему ещё повезло.
  
   * * *
  
25. Октябрь ЭХ+0, Тотоле.
  
   "Хорошо быть задротом! Как же хорошо быть упоротым задротом!" -- не уставал повторять про себя Толя Жарков, тихонько пробираясь задворками к дому. Приход Этой Хрени застал его в "нумерах" -- снятой на сутки квартире -- с очередной пассией, от которой остались только комплект фривольного нижнего белья на спинке кровати да отпечаток помады на щеке, и превратил в персонажа из одной довольно древней игрульки, настолько древней, что там вся графика на процессоре рисовалась, без всяких 3D-ускорителей!
   "The Elder Scrolls: Arena" -- первая из знаменитой серии игр, но титул самой глючной у неё очень оперативно увёл "Daggerfall", продолжение серии. За что Толик не уставал теперь хвалить себя тогдашнего -- так это за выбор класса spellsword* и тёмного эльфа... и что всю игру не ленился качаться, и к концу соответственно приоделся. Теперь всё это богатство -- его!
  
   * -- Слово собрано из двух -- "заклинание" и "меч" -- и полностью отражает суть класса, способного использовать и магию, и любое оружие, но ограниченного в выборе доспехов максимум кольчужным.
  
   Вообще, он смутно припоминал, как до хрипоты спорил тогда с друзьями, какой класс сильнее и какая раса для него лучше подходит, но баланс игры, похоже, действительно был таков, что любая комбинация, если не лениться с прокачкой, позволяла бить всех врагов -- включая самых сильных ближе к концу.
   Но ему нравилась магия, и хотя невозможность носить зачарованные латы (что в Daggerfall-е легко правилось кастомным классом, но не в Арене, увы) заметно огорчала, тем не менее доступ и к любому оружию, и к магии делали спеллсворда его неизменным выбором при каждом прохождении...
   Вообще, увидев вместо привычных джинсов, футболки и пиджака какие-то непонятные железки и вовсе не увидев Татьяну, он сначала очень сильно удивился. Но стоило ему подойти поближе, как руки сами, без участия сознания, крайне быстро, невзирая на множество застёжек в самых неожиданных местах, облачили его в добротную кольчугу, а слегка изогнутый двуручный меч удобно устроился за спиной...
   Следующим откровением стала магия, и ему стоило огромных трудов удержаться от демонического хохота. Был в Арене один маленький... даже не секрет, и не сказать, чтобы баг... С каждым уровнем заклинателя сила заклинаний росла, а стоимость падала. А ещё в магической гильдии можно было создавать свои заклинания, которые на высоких уровнях обходились дешевле стандартных и были гораздо мощнее... а ещё в игре был однозначный баг с переполнением: если создать слишком мощное заклинание -- его стоимость переполнялась и оказывалась близкой к нулю. Разумеется, все его заклинания были именно такими -- чрезмерно мощными и практически бесплатными. В игре. А теперь -- и в реальности. Пусть спеллсворд не мог похвастаться большим магическим резервом -- всего-то полторы единицы маны за единицу интеллекта, меньше был только у барда -- зато этих полутора сотен единиц хватало на десятки таких особенных заклинаний. Некоторые, к слову, получались и вовсе бесплатными -- это было поправлено уже только в Даггерфолле, где ни одно заклинание не могло стоить меньше пяти единиц маны.
   Он вообще не понимал, как ему досталась халява такого масштаба, но жаловаться не собирался абсолютно точно.
   Возможность опробовать магию выпала прямо сразу -- по игровой привычке (казалось бы, давно и прочно забытой, а вот поди ж ты -- видимо, у персонажа было своё мнение) повесив на себя минимальный комплект защиты, он, пользуясь хмурой погодой и отсутствием людей на улице, незаметно покинул "оплот разврата", свернул за угол и с удивлением увидел тёмные щупальца, вооружённые убедительными когтями, бессильно бьющиеся о его магический щит. После секундного ступора тело вновь среагировало само вперёд головы: звяк-хрусь-хрусь-вжух-звяк -- и меч, лихим взмахом очищенный от... всякого налипшего, столь же быстро вернулся в ножны, как и был извлечён, а неведомая тварь упала на асфальт, разваленная двумя молниеносными ударами на неравные куски.
   Оценив картину и запасы маны, Толик повесил на себя защиту потолще и дальше пошёл осторожнее, не столько стараясь избежать обнаружения, сколько надеясь первым увидеть очередного врага. На шестой раз у него даже получилось. В отличие от игры, в реальности щит был слегка заметен, позволяя оценить остаток прочности. Десять стычек спустя он просел от силы на четверть, живо напомнив самую последнюю битву в игре, когда он, окончательно уже озверев от однообразия подземелий и тысяч тупых монстров, неспособных нанести ему ни малейшего урона, просто сносил стены лабиринта магией и шёл по прямой к лестнице на следующий уровень... и как огромные огненные демоны в три этажа ростом кидались в него огнём -- сгустками с автомобиль размером -- и сами же сгорали в нём, отражённом его защитой...
   "Стоп!" -- резко остановился Толик -- "Я не могу это помнить! В игре всё выглядело совсем иначе! И уж точно не было вони!". Впрочем, у его памяти -- а его ли? -- на это было собственное мнение, и Толик завалился в ближайшую подворотню, беззвучно подвывая. Две жизни накладывались одна на другую -- сорок лет жизни простой и спокойной на восемнадцать лет жизни суровой, на безумный финальный рывок через всю Империю в поисках частей артефакта, и на финальную битву, достойную вхождения в легенды.
   Поднявшийся на ноги человек уже не был Толиком Жарковым, "душой компании", весёлым и холостым. Но не стал он и Жаром, тёмным эльфом, воином и магом. Мозг современного человека, привыкшего к большим объёмам информации и концентрированным впечатлениям в книгах и фильмах, смог совместить две жизни и слить две личности в одну.
   Привычно поправив меч за спиной, полуэльф со странным именем Тотоле отправился навстречу новым приключениям -- уже нисколько не скрываясь.
  
   * * *
  
26. Октябрь ЭХ+0, Агата Глинка.
  
   На следующий день Агата проснулась за полдень и даже было решила, что вчерашний поход и творческий угар по его итогам ей привиделись, но узнаваемая ломота в теле эту надежду развеяла, как туман.
   Ломота и крыса. Большая, наверное, полметра ростом стальная крыса в роскошной фуражке с кокардой и огромными эполетами, стоящая навытяжку на прикроватной тумбочке. Заметив шевеление, крыса заговорила. Голос её был писклявым, с щелчками в шипящих звуках, но абсолютно чётким и разборчивым.
   -- Леди Агата, согласно вашим приказаниям разведчики осматривают окрестности, трофейные команды собирают все обнаруженные ценности и припасы, рабочие продолжают выпуск новых бойцов. За эту ночь запасено до трёх центнеров металла в деталях и крупных обломках, до центнера различных круп и продуктов длительного хранения, уничтожено более двадцати различных враждебных тварей. Потери составили три разведчика, четыре бойца и один носильщик. К настоящему времени потери полностью покрыты изготовленными новыми юнитами. Генерал доклад закончил, жду ваших приказаний!
   И стальной крыс лихо взял под козырёк.
   -- Людей не грабить! И не попадаться на глаза! -- всполошилась Агата. Отряд стальных крыс, судя по всему её слушающихся -- само по себе это не страшно, но если вдруг кто-то сочтёт их угрозой... по рынку ползли слухи, один другого невероятнее, про людей с разными способностями, уничтожающих тварей... и частенько требующих ответной "благодарности" от "спасённых".
   -- Так точно! -- решительно отозвался Генерал. -- Согласно вашим приказам, скрытность и хорошие отношения с мирным населением являются главными приоритетами операции!
   -- Отлично! -- немного успокоилась Агата. -- Продолжайте в том же духе! Кстати о потерях. Сколько сейчас всего... бойцов?
   -- Есть продолжать! -- явно обрадовался Генерал. -- На данный момент имеется девяносто четыре разведчика, двести сорок один солдат, сто тридцать три носильщика, четырнадцать рабочих, двенадцать гвардейцев, три полковника и один генерал.
   -- Сколько? -- неверяще выдохнула она.
   -- Девяносто пять разв...
   -- Отставить! -- перебила Агата Генерала. -- Это был риторический вопрос. Я просто удивилась.
   Генерал понял её удивление по-своему.
   -- Из-за необходимости поддерживать скрытность пришлось отказаться от разработки самых перспективных объектов, -- Агате послышалась затаённая обида, -- Кроме того, вы изволили изготовить всего одну сборочную линию, что заметно ограничивает...
   Агата выставила руку, прерывая Генерала.
   -- Отлично! Что с запасами энергии? -- этот вопрос ей самой не давал покоя: электричество отключилось, тем не менее, вся её странная машинерия продолжала нормально работать.
   -- Не могу знать, леди Агата! К настоящему моменту ни у одного бойца не потрачено более четверти первоначального заряда, у рабочих есть ещё тысяча четыреста девяносто два полностью заряженных ядра.
   Агата устало помассировала виски. Генерал был явно преисполнен энтузиазма и наполеоновских планов, но при этом -- туповат... или ловко притворялся.
   -- В таком случае, приказываю довести численность бойцов до шестисот ровно, а остальные ядра оставить в резерв на случай... непредвиденных обстоятельств.
   -- Так точно! -- Генерал снова взял под козырёк, и продолжил, как бы слегка даже оскорблённым тоном: -- Как вы вчера и изволили приказать!
   -- Ах да, вчера... -- задумчиво протянула она. -- Генерал, запомните, пожалуйста, и впредь имейте в виду, что моё... творчество -- процесс весьма утомительный, и иногда я увлекаюсь настолько, что банально падаю от усталости. В таком состоянии я могу отдать необдуманные и небезопасные приказы. Я ещё обдумаю надлежащий протокол для таких случаев, но сразу скажу: первое, что требуется сделать утром -- это доложить обо всём по порядку.
   -- Разрешите доложить? -- немедленно спросил Генерал, его неподвижная стальная морда каким-то образом смогла выразить раскаяние и рвение. Агата в ответ только кивнула, и тот продолжил: -- Вчера днём в два часа пятьдесят четыре минуты вы сделали и активировали меня. Затем сказали, что я слишком сложный и нужно что-то попроще, и сделали полковника номер один. Про него вы сказали "что-то хлипковат" и сделали гвардейца номер один. Осмотрев верстак, вы сказали "так никаких деталей не хватит" и сделали солдата номер один, а затем -- разведчика номер один и носильщика номер один. Про них вы изволили одобрительно сказать "простенько и со вкусом". Это было в пять часов сорок семь минут. Вы изволили посмотреть на часы и сказать "это я так до утра не управлюсь", собрали рабочего номер один, а затем с его помощью -- сборочную линию, на которой сразу же собрали рабочих номер два и номер три, а так же разведчика номер два, носильщика номер два, солдата номер два, рабочего номер четыре, гвардейца номер два и полковника номер два. После этого вы приказали: "А теперь тихонечко-тихонечко, чтобы никто не видел, тащите сюда всякие полезные детальки и железки, и ещё еды мне, только, чур, у выживших людей не воровать и вообще на глаза им не попадайтесь! И наклепайте ещё бойцов, с полтысячи всяких-разных, вот вам ядра" и высыпали их из кармана на стол. После этого вы зевнули и сказали "а меня -- в кроватку и одеялком накрыть". Разведчиков мы отправили сразу, а для выполнения второго приказа пришлось собрать ещё десять гвардейцев и двадцать носильщиков. После этого вы уснули, а мы продолжили выполнять полученный приказ.
   -- Молодцы, -- искренне похвалила Агата Генерала. -- Благодарю за службу!
   -- Рады стараться! -- к уже привычному писку Генерала добавились несколько менее писклявые чуть-чуть лязгающие голоса. Возле кровати двумя ровными рядами стояли гвардейцы -- ещё выше Генерала, шире и явно тяжелее, без всяких украшений вроде фуражки или эполет, к их левым лапам был намертво приделан круглый щит, из-под которого виднелись ловкие пальцы, а к правым -- смутно узнаваемые, явно сильно доработанные "фены". Пушки дополнялись ещё и когтями на зависть Фредди Крюгеру.
  
   * * *
  
27. Июль ЭХ+4, Максим Кузнецов.
  
   Максим с интересом изучал пришедшего на его территорию человека. Тощий, высокий, бледный, одетый в чёрный балахон, сопровождаемый тремя скелетами-лучниками и четырьмя скелетами-мечниками. Словом -- абсолютно стереотипный классический некромант, прям хоть сейчас в палату мер и весов!
   В более цивилизованных краях Максим бы использовал уже хорошо себя зарекомендовавшую личину рыцаря смерти, но до цивилизации отсюда добраться было крайне тяжело -- в том числе и стараниями самого Максима. Окрестности найденного удобного места для базы постепенно заполнялись разнообразной нежитью, не расползающейся далеко и не представляющей особой опасности, если не лезть вглубь.
   Молодой некромант полез -- и даже смог зайти довольно далеко, причём практически без столкновений. Судя по интересным магическим эманациям, целью его была вовсе не прокачка, как у нескольких предыдущих "гостей" (некоторые из которых даже вернулись обратно, чтобы поведать об очередном "бесконечном нубятнике", скучном, как песок в пустыне), а подчинение. Во всяком случае, пара скелетов под его командой явно были местными -- не узнать собственную работу было бы позором для любого лича.
   Тем временем пришелец добрался до небольшой полянки, находившейся в геометрическом центре созданной Максимом аномалии, и стал чертить большой, сложный и -- на удивление -- правильно рассчитанный чертёж для ритуала... рассчитанный на рыцаря смерти.
   У Максима вдруг возникло совершенно излишнее и необоснованное желание -- и он не замедлил ему поддаться. Эмоции -- это такая редкость в существовании лича, что блекнет даже риск прекращения существования. Понадобилось всего несколько секунд, чтобы доспехи привычно скрыли голый костяк и притушили яркий синий свет глазниц. Впрочем, никакой необходимости в спешке не было, и Максим вовсю насладился ещё одной эмоцией -- нетерпеливым ожиданием, пока некромант закончит чертёж и проведёт ритуал.
   -- Приветствую тебя, смертный! -- Басовито и угрожающе пророкотала внушительная фигура из специально оставленной пустой площадки в центре чертежа... едва достаточной, чтобы фигура не упиралась постоянно в границы удерживающего контура. Алексей тяжело вздохнул: очевидцы, конечно, преувеличили размер рыцаря смерти, но совсем не так сильно, как он ожидал. Или тот успел хорошо прокачаться, пока он готовился к этой операции. Но теперь это уже неважно, и даже хорошо: взяв под контроль такого сильного миньона, он, Алексей, заложит крепкий фундамент своей будущей империи...
   -- Подчинись мне и назови своё имя! -- пафосно заявил молодой некромант, убедившись, что ритуал прошёл штатно, все заклинания на месте и редкие касания чёрной брони не вредят удерживающему барьеру.
   -- Меня зовут Максим, Максим Кузнецов. Точнее, звали при жизни. А вот с подчинением, извини, облом вышел, -- рыцарь смерти спокойно снял шлем, обнажив белоснежный череп, которого там просто не должно было быть... Алексей ещё судорожно перебирал в памяти всю известную ему нежить, носящую доспехи и до последней запятой соблюдающую договора, а бронированная перчатка, проигнорировав все защитные барьеры, пробила его грудь и вырвала сердце. -- Это ты мне послужишь.
   В конце концов, чтобы рыцарь смерти пафосно погиб на глазах у надёжных свидетелей -- ему же нужен достойный противник, верно?
  
   * * *
  
28. Декабрь ЭХ+1, Михаил Большаков.
  
   Уже позже, собрав и изучив информацию о других "магах переключаемого ранга", Михаил Васильевич понял, насколько же ему повезло. "Лунная Призма", к которой ему приходилось взывать для получения реальной силы, отзывалась всегда, с первого раза и не требовала ничего взамен -- достаточно было просто "творить добро", а именно -- уничтожать монстров во имя защиты людей. Не надо было переводить бабушек через дорогу, не надо было кормить голодных, не надо было лечить больных -- только убивать монстров и стараться при этом не слишком задевать мирных жителей.
   Первым глаза ему раскрыл коллега -- четырнадцатилетний пацан Петька, здравым смыслом и рассудительностью превосходящий многих знакомых сверстников Большакова. Пацану, казалось, досталась полная халява -- любой предмет в его руках мгновенно становился супернавороченным мультифункциональным гаджетом в духе "Детей шпионов"... как только у Петьки получалось уговорить "Шефа" санкционировать миссию (но это было ещё сравнительно легко), а потом выбить желаемое у "Завхоза", столь же мифического и недоступного (кроме как по фирменному "коммуникатору").
   Как-то раз поприсутствовав при очередном таком разговоре Михаил Васильевич и проникся собственным везением, а пацана, которого и раньше считал толковым, зауважал всерьёз.
   Два часа вежливо по кругу говорить одно и то же, ни разу не повторившись и без единого матерного слова -- это нужны просто поразительные талант и сила воли!
   Даже плиссированная юбочка с гольфиками на этом фоне смотрелись бледно.
   Тем более, что гильдейский спец действительно смог подобрать новую формулу призыва -- без долгоиграющего хеншина, с мгновенной трансформацией в банального ОЯШа и с добротным пятым рангом силы. Пусть "полная Сейлор Мун" и давала седьмой ранг со всеми его плюшками, в большинстве случаев хватало и этого... а если уж совсем припрёт -- тогда и хеншин потерпеть можно.
   Сам же Петька из-за особенностей своей силы не сильно переживал. По его словам, уломать родителей на новенькую игровую приставку было даже посложнее.
  
   * * *
  
29. Октябрь ЭХ+0, Женя Жадов.
  
   Разговор с соседями не задался с самого начала. Вроде бы вменяемый Сергей Сергеич истерично вопил, что найдёт на него управу, мол, никакие синенькие огоньки его не напугают, и за смерть жены он спросит по всей строгости закона. При чём тут жена Женя понял не сразу -- видимо, с тёткой Тамарой случилось что-то пострашнее, чем простое исчезновение, как с его бабкой Аней.
   Впрочем, попытки расспросов ничего путного не дали, кроме новых воплей про знакомых в милиции. Пожав плечами, Женя повернулся да пошёл восвояси, вот только запнулся в задумчивости о неровно уложенную плитку и только тем спасся: сквозь тонкую дырочку для шнурка щеколды вылетел тонкий полупрозрачный жгут, лихо свистнув над самой головой.
   Женя на одних рефлексах отмахнулся, совершенно не подумав, что голая рука тут, наверное, не самый удачный выбор, но жгут уже ушёл далеко, и -- опять же на рефлексах, не задумываясь -- Женя резанул его лазером из пальца... четырьмя лазерами. Перерубленный жгут истаял в воздухе, а из-за двери раздался гневный вопль. Как-то вдруг, в мгновение ока осознав всё случившееся, молодой парень впал в совершенно ему несвойственную ледяную ярость и дальше действовал даже быстрее и чётче, чем только что.
   Короткий обратный жест -- и дверь распадается на куски, открывая тёмное нутро избы. Резкий тычок левой ладонью, сложенной "лодочкой", и в проём вламывается здоровенный шар синего света, немедленно взрывающийся. Яркая вспышка высветила уже знакомые когти и щупальца, и следующий выпад был сделан уже двумя руками:
   -- Гори синим пламенем! -- злорадно скомандовал Женя, и синий свет знакомо омыл помещение, заглушив вой сгорающей твари.
   После такого начала к следующему дому он подходил с известной опаской... и, как выяснилось, совершенно напрасно -- невзирая на виденный утром дымок, дом был пуст. К третьему дому Женя подошёл уже вполне спокойный и даже равнодушный. Если вдруг напасть какая опять -- шанс отбиться у него неплохой, если нет никого -- тоже уже знакомо.
   В третьем доме нашлись выжившие... выжившая -- девчонка лет четырнадцати-пятнадцати, не то дочка, не то внучка, не то племянница хозяев, виденная пару раз в прошлые годы... точно, племянница -- младшая сестра Марата Иваныча уехала в город и там замуж выскочила, её дочь...
   -- Лена, ты, что ли? Ты живая там? -- нерешительно позвал он, глядя на смутно виднеющееся в окно перепуганное лицо. -- Это я, Женя, бабы Ани внук.
   -- Точно Женя? А то мало ли... -- голос был преисполнен скепсиса и недоверия.
   -- Да ты сама посмотри!
   На ближайшем листе раскрылся глаз, пошевелился вверх-вниз, из стороны в сторону, и окончательно сфокусировался на Жене. После минутного ожидания многочисленные лианы и ветки расслабились и отпустили парня из своей цепкой, хоть и не особо сильной хватки.
   Когда росший вдоль фасада почти сухой по поздней осени плющ вдруг зашевелился и ринулся его опутывать, Женя не испугался -- была откуда-то полная уверенность, что его свет, если понадобится, справится, а пугать выжившего мага -- магессу, как оказалось -- он счёл излишним, и не прогадал.
   -- Женя, ты в курсе, что за фигня творится? -- Лена, осторожно выглянув, открыла дверь пошире и замахала рукой -- заходи, мол. -- Я утром проснулась -- а в доме нет никого, и засов задвинут, а из подпола хрень чёрная лезет... хорошо, что герань на окошке её придержала -- удалось кочергой забить... -- Лена выглядела явно взвинченной и растрёпанной, но ни паниковать, ни рыдать, похоже, не собиралась. Но выговориться явно хотела. -- А из твоих окон свет синий пыхает, ровно сварка, а от соседей справа -- только тихий вой слышно, а слева -- и вовсе тишина, шо пипец, только мурашки по спине косяками... А я, главное, не сразу и допёрла, что растения меня слушаются, только когда герань поливать стала, а она ко мне листьями тянется... всегда на весь этот тёткин гербарий наплевать было, а они мне жизнь спасли...
   Вскоре Лена выговорилась и остаток деревеньки они проверили уже вдвоём -- найдя ещё пару тварей и никого живого. Обсудив ситуацию, решили двигаться в сторону города -- сначала в ближайшую деревню, чуть покрупнее, потом в совсем большую (там даже отделение почты со своим телефоном было), а дальше -- по обстоятельствам. Во всяком случае, вероятность встретить живых как минимум в большой деревне оба оценили достаточно высоко.
   Большую часть пути дорога шла через поле, лишь за пару сотен метров до собственно домов ныряя в какие-то разлапистые кусты. Ребята настороженно шли по улице, прислушиваясь к зловещей тишине, и, наконец, смутно услышали человеческие голоса в отдалении. Лена радостно рванула вперёд с громким криком.
   -- Эге-гей! Есть кто живой? -- на самом деле, вопрос был дурацкий, но в тот момент это было совершенно неважно.
   Они побежали на голоса и очень быстро добрались до второй, поперечной улицы, идущей к оврагу, упирающейся в мостик и сразу за ним превращающейся в тропинку вглубь леса, свернули и буквально через десять метров застыли в ставшем вдруг безумно вязким воздухе.
   -- Ну вот, вашего полку ещё прибыло, -- негромко произнёс упитанный мужик, которого Женя не признал. -- И это есть хорошо весьма, да. Девка справная, молодая да крепкая, на развод пойдёт. А пацан не нравится мне что-то, в расход его, болезного, наверное, придётся. Али пригодишься чем, ась? -- мужик посмотрел на Женю с ехидством. -- Ну, раз молчишь, значит, не пригодишься.
   Рядом, так же застыв в воздухе, с самыми разными выражениями лица -- от безысходной тоски до бессильной ярости -- висели несколько смутно знакомых местных, всё больше женщины. Рядом на земле валялись несколько куч перекрученных тряпок, из-под которых расползались лужи крови. С тихим шорохом рядом с ними одна за одной стали падать сухие ветви ближайших деревьев и кустов.
   -- А вот колдовать не надо, ни к чему это! -- с откровенным издевательством прокомментировал это мужик и указал рукой на окровавленное тряпьё. -- Ничего это ваше колдунство мне не сделает! А вот на службу колдуна взять могу, полезное это умение, -- мужик со значением посмотрел на Женю, явно именно его определив для себя в колдуны. -- Даже и девчонку по такому случаю могу тебе оставить... потом... может быть... -- но под конец желание поглумиться над очевидно бессильным противником у мужика явно перевесило все остальные соображения.
   Два ослепительно-ярких синих луча ударили в глаза мужику, едва он вновь повернулся к Жене, практически мгновенно вырвавшись из затылка и завязнув в толстенной раките за его спиной. С мерзким звуком голова мужика лопнула и все стоявшие попадали на землю -- кто вповалку, а кто и устоял.
   -- Ты кое-что не учёл, козёл, -- слегка дрожащим голосом произнёс Женя, с трудом удержавшись на подгибающихся ногах, и уточнил: -- Физику, козёл, надо было в школе учить!
   Местные смотрели на парочку с явной опаской, но нападать не спешили.
   -- Здравствуйте! Из Ивановки мы, я Лена, Марата Иваныча племянница, а это -- Женя, баб-Ани внук, -- проговорила Лена, перехватив внимание людей и немного их успокоив. -- Нас только двое во всей деревне выжило, пошли сюда выживших искать...
   -- Нашли, -- мрачно сплюнул под ноги какой-то мужик. -- Дальше что?
   -- А это уж как получится, -- рассудительно заговорил Женя. -- Как вот этот вот козёл я кончать не собираюсь, так что договариваться буду исключительно по-хорошему, -- Женя быстро глянул на Лену, взглядом убеждая не мешать, но, так и не решив, поняла ли она его, продолжил: -- Можем с растениями помочь, вырастить побыстрее... может, и для урожая польза будет, но тут пробовать надо. Можем наоборот, порубить-нарезать чего, хоть доски, хоть дрова, хоть... -- Женя с намёком кивнул в сторону трупа, стараясь сам не смотреть ни на него, ни на других покойников, -- тварей всяких. У меня вот в подполе завелась -- насилу отбился, да и у Лены то же было.
   -- А от нас чего хочешь? -- это заговорила какая-то баба в годах, но явно крепкая и скандальная. Ещё какая-то женщина так и не поднимаясь, на коленях подползла к ближайшему покойнику, уткнулась в него лицом и теперь тихо плакала.
   -- Добрососедских отношений! -- не раздумывая заявил Женя. -- Ты -- мне, я -- тебе. У нас вот продуктов небогато совсем, до весны, может, дотянем, может нет. Так что можем в обмен на продукты, например, тварей поблизости повывести.
   -- С теми-то тварями мы и сами сладим... -- подал голос тот же мужик.
   -- Ну, на нет -- и суда нет, -- ничуть не смутившись развёл руками Женя. -- Просто имейте тогда в виду, что мы тут, в общем-то, недалече, и завсегда поможем, коли нужда припрёт. По-добрососедски, за недорого. Счас вот только в Ершово сходим, посмотрим, как там, а оттуда, с божьей помощью, и до города доберёмся, глядишь -- и узнаем чего путного.
   Отойдя под пристальными взглядами на пару сотен метров Женя немного расслабился.
   -- Нормально поговорили, -- выдохнул он. -- Деревенские -- они всегда себе на уме, жизнью их крепко побило, мужики через одного отсидели, кто за поножовщину по пьяни, кто за браконьерство, кто за воровство. Но раз сразу на хрен не послали -- значит, на ус намотали, и позвать не забудут, если припрёт. Надо только будет с ними сразу насчёт цены договариваться строго, а то как липку обдерут, да ещё и виноватым назначат, это у них запросто, палец в рот не клади.
   Лена посмотрела на него с некоторым удивлением.
   -- Ты сколько здесь бывала? Небось, нечасто? В нашей Ивановке сидела, а как подросла, поди, с девчонками соседскими на реку бегала? На танцульки-то тебя, поди, не пускали ещё... да неважно! Я вот уже который год бабке дом чинить помогаю, с соседями наобщался по-всякому, так что на своей шкуре прочувствовал. Хорошо ещё, что бабку здесь, считай, в любом дворе каждая собака знает, да и Марата Иваныча тоже, типа, не чужие люди получаемся. Но всё равно... -- Женя лишь махнул рукой.
   Дальше разговор как-то затих сам собой -- обоих порядком потряхивало от чужих смертей и чудом миновавшей собственной, но молодость брала своё, и вскоре они снова заговорили, обсуждая полученные способности, тут же проверяя какие-то пришедшие в голову идеи...
   -- Было бы тепло -- ты бы вообще имба была, наверное... -- задумчиво жуя свежее яблоко произнёс Женя. -- Интересно только, что там с удобрениями да с почвой будет, а то сегодня-завтра по три урожая в день, а послезавтра -- новая Сахара.
  
   * * *
  
30. Август ЭХ+4, Максим Кузнецов.
  
   С неожиданным появлением "ключевого ингредиента" Максим был вынужден ускорить реализацию своего плана. Впрочем, будучи существом разумным и предусмотрительным, необходимый минимум он подготовил уже давно, остались лишь детали... желательно -- зрелищные, но в меру, не в ущерб правдоподобию.
   Самым сложным было не привлекая лишнего внимания найти подходящий контракт -- но тут ему банально повезло: жители какого-то совсем мелкого хутора, неведомым чудом в полном составе пережившие приход Этой Хрени (и, что совсем уж удивительно, не получив никаких магических способностей -- ни один из них!) и кое-как сводившие концы с концами почти четыре года, решили окончательно перебраться в более безопасные места, к дальней родне поближе к городу, благо, повсеместная убыль населения заставляла любых новых людей встречать пусть и с изрядной долей подозрения, но вполне охотно из-за острой нехватки рук... а тут -- родственники!
   Словом, всё складывалось как нельзя лучше, и Максим озаботился ещё двумя запасными вариантами.
   Самым узким местом плана была невозможность присутствовать лично -- ведь "рыцаря смерти" должны убить, и достаточно убедительно, чтобы ни у кого не возникло сомнений... впрочем, в арсенале у немёртвого мага хватало средств удалённого как наблюдения, так и вмешательства.
   Сторговавшись по цене и условиям -- как "рыцарь" Максим всегда относился к торгу презрительно, но неизменно потакал маленькой слабости смертных, дескать, "раз уж закон прямо не запрещает..." -- группа, нагрузив весь доступный транспорт самым ценным скарбом, выдвинулась с рассветом вперёд. В полном соответствии с планом, короткая дорога незадолго до обеда прошла через окраину тёмного-претёмного страшного-престрашного леса, как раз того самого, где некромант Алексей собирался пополнить свою армию рыцарем смерти. Разумеется, практически сразу же из ближайших кустов вылез патруль из скелетов, мечников и лучников. В полном соответствии с условиями договора "рыцарь смерти" этот патруль разобрал на косточки -- сначала лучников парой заклятий, а потом мечников мечом.
   Если бы это был обычный поход -- на этом бы всё и кончилось, но Максиму требовалось пафосно угробить "себя", а потому вслед за простым патрулём вышел патруль усиленный: больше мечников, больше лучников и -- вишенкой на торте -- маг. Разумеется, слабенький, но достаточно убедительный для пафосного крика, который тут же и воспоследовал:
   -- Бегите, глупцы! Я их задержу! -- и "рыцарь смерти" махнул рукой, как бы предлагая своим нанимателям возвращаться. Разумеется, эффект это вызвало совершенно другой: кто-то, конечно, внял голосу разума и со всех ног помчался домой, но основная масса столпилась вокруг имущества, раздираемая жадностью и страхом. Некоторые рванули наоборот вперёд -- благо, до цели было ближе... но, разумеется, не проще, о чём "рыцарь смерти" просто не предупредил -- ну они ведь сами не спрашивали же, верно?
   Тем не менее, и с усиленным патрулём "удалось" разобраться -- "удачное" попадание заклинания нейтрализовало мага, ещё одно ощутимо подсократило лучников, ну а дальше огромная бронированная фигура добежала до врагов и их точный численный и качественный состав перестал иметь хоть какое-то значение -- "низкоуровневые скелеты" принципиально ничего не могли противопоставить монстру, имеющему минимум пятнадцатый уровень опасности согласно табели о рангах сеттинга "Подземелья и драконы".
   Разумеется, это тоже был не финал -- ведь "рыцарь смерти" был ещё жив!
   Вдохновляемые криками "рыцаря" селяне старательно перебирали ногами в сторону цели -- впрочем, не забыв про имущество, по крайней мере пока -- а сам охранник бегал, как ошпаренный, пытаясь одновременно и разведать дорогу впереди, и прикрыть несколько растянувшийся отряд от опасности с фланга.
   Разумеется, новая атака пришла, откуда не ждали -- с другого фланга. Но бдительный "рыцарь" успел заметить её почти вовремя и даже почти полностью нейтрализовать, приняв на щит -- в конце концов, ему-то некротические энергии совершенно не опасны.
   Селяне же потеряли самых отстающих -- увы, гибель "рыцаря" не должна была вызвать сомнения ни у кого, а чудесные спасения, когда герой ценой своей жизни спасает всех, бывают только в кино.
   Новый отряд состоял из явно более сильных мечников (наличие щита как бы подсказывало), по двое защищавших скелетов-магов (целых трёх), и перебить их всех одним ударом у "рыцаря" никак не получалось, хоть он и постарался. Ближайшего мага он смог вынести сразу, ещё один переключился на него, а вот третий снова атаковал селян. К счастью, им хватило ума хотя бы попытаться укрыться за влекомыми парой коров и последней лошадью телегами, так что заклинание бессильно расплескалось о доски борта, превратив их в труху, но не сократив число ценных зрителей. Ценных -- ибо и это, конечно же, не было финалом!
   Второй маг тоже кончился довольно быстро, и третий маг свою последнюю атаку направил на "рыцаря". Объятый огнём "рыцарь" спокойно добил всех врагов и лишь после этого немного покатался по земле, сбивая пламя. Доспехи его потеряли былой блеск и обзавелись несколькими вмятинами, от пафосного плаща вообще почти ничего не осталось, а сам он явно был исключительно раздосадован.
   -- Быстрее, быстрее! -- торопил он селян, -- Это не конец! Я чувствую приближение кого-то сильного! Быстрее же!
   Он даже помог селянам, ухватив за оглоблю самую тяжёлую телегу, тем самым удвоив её скорость, но, естественно, "немного" не успел.
   Из леса вышла новая группа нежити -- опять мечники (со щитами), опять маги (с защитниками), ещё мечники (совсем крутые -- ибо не только со щитами, но даже в каких-то нагрудниках) и -- главный ингредиент -- откровенно живой человек в чёрной робе, за этими самыми бронированными скелетами прячущийся.
   -- Убейте их! Мне нужно больше материала! -- голос Алексея остался прежним, Максим специально за этим проследил -- ведь надо же дать правильные подсказки тем, кто будет расследовать эту историю?
   В этот момент у селян -- и даже у перепуганных коров -- как будто проснулось второе дыхание... и неудивительно -- после заклинания-то! Селяне со всех ног помчались быстрее и дальше, уже не особо думая об имуществе, а "рыцарь", "верный договору", рванул в самоубийственную атаку на превосходящие силы противника. Тактика, выдающиеся характеристики и опыт -- это очень и очень сильный плюс... но не когда основная задача -- защита посторонних. "Рыцарю" приходилось отчаянно маневрировать и регулярно принимать на себя атаки, которые могли бы задеть убегающих селян. Максиму даже на миг стало жалко прыгающего по поляне болванчика, и он сполна этим мигом насладился.
   А затем всё пошло под откос, да так, что оставалось лишь внимательно смотреть и думать, как бы использовать новые обстоятельства к своей пользе.
   Бегущие с воплями "спасите-помогите!" по дороге -- пусть и заметно заросшей, но всё равно более проходимой, чем густой лес, и гораздо более короткой, чем любой обход -- селяне наткнулись на двигавшийся по совершенно своим делам небольшой отряд, которому в плане Максима отводилась роль независимых свидетелей, максимум -- дополнительного прикрытия для охраняемых. Вопреки всем расчётам Максима отряд поделился на две неравные части -- двое постарше, и четверо, соответственно, помоложе. Старшие буквально парой слов успокоили паникующих беглецов и отгородили их от опасности. Молодёжь же практически одинаковым жестом отбросила полы невзрачных серых плащей, вытащила оттуда вспыхнувшие разноцветным огнём мечи и с невозможной для человека прытью рванула на шум боя.
   Рисунок боя "рыцаря" с "некромантом" пришлось срочно и предельно аккуратно менять -- "рыцарь" из "сильно побитого, но ещё ого-го" решительно переквалифицировался в "ещё держится, но бой уже фактически слил", а его противники, соответственно, наоборот.
   Потому что Максим, полностью сохранив воспоминания своей жизни-до-смерти, новые действующие лица опознал однозначно.
   -- Дже-е-еда-а-аи-и-и... -- слово прозвучало как-то неправильно... так, как его произносили во многих фильмах и играх противники джедаев, лорды сит. -- Нет, так не пойдёт. Джедаи! Вот, теперь намного лучше!
   И "рыцарь", "не заметив" подмогу, в роскошном выпаде проткнул насквозь "некроманта", сам получив "фатальные" удары от охранников. Некромант же, дабы ни у кого не возникло сомнений, кто здесь враг, а кто друг, злобно прохрипел:
   -- Убейте их! Убейте их всех!!!
   Этой подсказки джедаям вполне хватило, и буквально через полминуты нашинкованные обжаренными ломтиками скелеты украсили вытоптанную поляну, а два трупа -- некроманта и "рыцаря" -- поплыли по воздуху вслед за победителями в сторону спасённых.
   -- Слышал я о нём, -- потирая подбородок задумчиво пробормотал самый старший джедай. -- Тот ещё тип, но договор всегда соблюдал от и до, и оплату брал только по факту, именно на такой случай. Нежить, да? Ну, давайте его здесь и похороним, а вот это -- отнесём в город, пусть администрация разбирается, кто, откуда и чего.
   Максим насторожился. Подумал. И использовал третий из четырёх запасных вариантов: труп некроманта зашевелился, сбрасывая ошмётки стремительно гниющей плоти, и попытался подняться из захвата Силы... и практически сразу распался на много-много маленьких ломтиков.
   -- Так намного лучше, -- удовлетворённо произнёс Максим. -- Не бесспорно, но всяко спокойнее.
   -- Посмертное проклятие на себя наложил, -- отчаянно крестясь произнёс молодой парень из спасённых. -- В книжке про такое читал...
   -- А вот так -- совсем хорошо! -- Максим попытался улыбнуться, вспомнил об отсутствии необходимых лицевых мышц и лица вообще, огорчился, и немедленно несказанно обрадовался этому огорчению -- эмоции по-прежнему оставались для него редчайшим деликатесом, даже негативные. -- Но если есть джедаи, то должны быть и сит...
  
   * * *
  
31. Октябрь ЭХ+0, Железный Дракон.
  
   Случись эта история неделей раньше -- и она бы наделала много шума и вызвала пристальное внимание общественности и СМИ. Но приход Этой Хрени сильно её обесценил, резко сократив численность как правоохранительных органов, так и собственно наблюдающей общественности... да и журналистов тоже стало заметно поменьше. К тому же своя рубашка ближе к телу -- серийные убийцы-маньяки гораздо интереснее, когда вокруг не творится свой собственный персональный звездец.
   А история вышла совершенно роскошная: более десяти убитых абсолютно одинаковым ударом меча в спину, пробившим сердце и перерубившим спинной мозг, никаких следов и никаких зацепок... если не считать опоздания на пропавший поезд -- да мало ли их пропало в этом бардаке! А у остатков милиции хватало и других проблем, например, устраивающие форменный ад на улицах дорвавшиеся до суперсил прыщавые подростки, против многих из которых даже автоматы не помогали, не то что табельные пистолеты. Усугубляло ситуацию то, что от Этой Хрени регулярные войска и разновсяческие спецназы пострадали куда сильнее, чем мирные жители... от чего, разумеется, теперь страдали уже мирные жители.
   Тем не менее, нашлись те, кто заметили и убийства, и систему в них, и сделали правильные выводы. Просто они не стали это афишировать -- как говорится, на Сицилии вообще свидетелей не любят. А у этих нашедшихся в свою очередь нашлись и возможности -- пусть пока и не столь широкие, как требовалось для предотвращения, но вполне достаточные для контроля.
   Общее количество убитых дошло до двадцати трёх -- и остановилось, ибо все остальные или попали на злополучный поезд, или исчезли иным способом. А внимательные собрали информацию. Местный, русский, мужчина, точнее подросток, специально пока не искать, при встрече превосходящими силами -- немедленно уничтожить. Убивший дракона сам становится драконом, а флегматичная железяка, сидящая вдали от людей, гораздо лучший сосед, нежели малолетний психопат.
  
   * * *
  
32. Октябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   Второй уровень удалось получить довольно быстро -- пара набросков ближайших кустов и одна забитая Ариной врукопашку тварь дали достаточно опыта, даже с небольшим перебором, который, к счастью, не пропал. На новом уровне выдали всего одно очко характеристик и ещё один акцент, информация о котором в справке была исключительно куцей... впрочем, как и по характеристикам вообще.
   Пожав плечами, Сергей вложил очко в отстающий кавай и испытал крайне смешанные чувства. С одной стороны -- ощущение постороннего вторжения в "богатый внутренний мир художника" было болезненным и крайне противным, будто разболелся давно вырванный зуб. Но с другой стороны -- это вмешательство было безусловно положительным, он буквально чувствовал, как мир вокруг наполняется скрытой милотой -- а он может её увидеть и вытащить на свет, чтобы показать другим!
   Ещё раз полистав справку он попробовал кинуть акцент в пафос, но система немедленно выкатила ему окошко, в котором сообщалось, что акценты на пафос и кавай сочетаются плохо, и вообще мультиакцент не самая хорошая идея, "вы уверены? да/нет". В последний момент удержавшись от бездумного согласия (кто же читает все эти бесконечные предупреждения и лицензионные соглашения!), художник задумался. С одной стороны -- всё верно, кавай с пафосом сочетаются не очень, это он на старте не самый удачный выбор сделал. С другой стороны -- совместить их всё-таки возможно, но да, комбинация эта будет довольно странной... хотя многие аниме, если так подумать, именно на ней и построены процентов так на девяносто. Альтернативные варианты -- цвет и стиль -- не вызывали у Сергея ни малейшего доверия. Пафос, в общем-то, тоже, но у него просматривалось хотя бы какое-то боевое применение, а в текущей ситуации это было крайне актуально, и потому дальнейшее усиление кавая он мысленно зарубил на корню.
   После ещё одного пожатия плечами акцент отправился в стиль -- в конце концов, победить врага можно не только пафосно, но и стильно, а вот цвет тут, пожалуй, всё же в пролёте. На этот раз воздействие системы оказалось гораздо более мягким, хоть и не менее позитивным: у мира появился третий слой, помимо видимого и скрытой милоты -- слой стиля. Вон та коряга похожа на стилизованного каратиста, выполняющего ката, вот тот валун -- на греющуюся на солнышке кошку, вот та дыра в земле -- на гнездо тва...
   -- Арина, твари! -- успел крикнуть Сергей, ухватив уже испытанную толстую ветку и отбив первые когтистые щупальца.
   Верная помощница влетела в клубок тварей, как шар для боулинга в стоящие кегли, замелькали обтянутые прочной красной и чёрной резиной кулаки и ноги, твари завыли и заверещали на разные голоса, пытаясь если не отбиться, то хотя бы обойти опасного противника и схарчить такого вкусного человека...
   "А ведь эта палка -- форменный посох Гендальфа, особенно если повернуть вот так и глаз прищурить" -- мелькнула внезапная мысль, и, даже толком её не додумав, Сергей в голос рявкнул:
   -- Свет!
   Из конца стилизованного посоха вырвался луч света, словно молотом ударивший ближайшую тварь, отбросив её в общую кучу, отразился (как он вообще мог отразиться от абсолютно чёрной поверхности?) и ударил следующую, уже заметно слабее, затем третью -- уже всего лишь слегка толкнул. Арина воспользовалась короткой заминкой и быстро добила пару ближайших -- даже в облике девочки пинок её сохранял всю убедительность полутора тонн стали, мчащихся под сотню кэмэчэ. Третья тварь попыталась снова напасть, но четвёртая решила не рисковать и сбежала, оставив товарку на верную и бесславную смерть, которая тут же и воспоследовала.
   Сергей же тем временем вертел в руках бывшую простую ветку, теперь заметно полегчавшую, искривившуюся и как будто выжженную. Бездумно ковырнул её ногтем -- и ветка вся вдруг осыпалась мелкой сухой трухой.
   Ведомый каким-то странным и новым чувством -- вроде интуиция, но точно не она -- Сергей подошёл к примеченной ранее коряге. Посмотрел так, эдак, поковырял пальцем -- коряга была старая и крепкая. Достал из кармана ключи с брелком -- крохотным швейцарским ножом, поминутно ругаясь на короткое лезвие и кочки под ногами снял в нескольких местах кору, где-то что-то подрезал-подстрогал, где-то просто поковырял, немного подумав, достал из кармана чистый носовой платок и обвязал верхний конец, прихватив складками пятирублёвую монету, а потом легонько хлопнул по тому, что -- с определённого ракурса -- выглядело плечом условно-человеческой фигуры.
   -- Давай, сеструха, пора на дело!
   На мгновение коряга превратилась в удивительно высокую и непропорционально тонкую девушку -- и исчезла. Сергей удовлетворённо кивнул и заговорил в пространство:
   -- Сай, знакомься, это Арина, сейчас тут вроде безопасно, тварей только что отогнали... побили, -- добавил он, оценив результаты трудов своей самой первой хуманизации, на пол-лица распахнувшей ставшими совершенно мультяшными глаза, -- поглядывай тут по сторонам, но в драку сама не лезь, лучше Арину позови, она сильная. Я пока подумаю, что дальше делать будем со всем этим... этим.
   -- Да, шеф! -- прошелестел едва слышный шёпот возле самого уха Сергея, и тот повернулся к по-прежнему глядящей на него с удивлением Арине.
   -- Это Сай... или Сая, если ей так больше нравится. Она вроде как разведчица, очень наблюдательная, специалист по маскировке и не только. Вспомнилась мне тут забавная анимешка про малолетних ниндзей...
   Полоска опыта до третьего уровня заполнилась ещё на одну пятую.
  
   * * *
  
33. Ноябрь ЭХ+0, Камушкин улей.
  
   Рост улья шёл нормально... относительно. Несколько найденных в общаге бывших людей охотно примкнули к королеве, после изучения территории и обустройства подвала Света отложила сразу несколько яиц -- "пустых", как она их для себя обозначила, из которых должны были через неделю-другую вылупиться примитивные рабочие особи. Люди превращались в особей гораздо более сложных и полезных, но чтобы создать таких новых самой -- ей нужен был партнёр... ну или как минимум генетический материал. Света скептически взглянула в зеркало. Видимо, всё же материал... значит, нужны специализированные особи для добычи и транспортировки, если взять за основу...
   -- Грёбанный стыд! -- примерно так можно было бы сформулировать основной посыл трёхминутного Светиного монолога. -- Как же меня бесит... -- после некоторой паузы, Света осознала, что нет, не бесит. Да, она недовольна изменениями своего сознания, но, увы, мнение остатков её прежней человеческой личности имеет всё меньшее значение, и она может или тихо раствориться в этих изменениях, или принять их и возглавить -- других вариантов нет, а Света всегда была девушкой практичной. -- Ну, значит, не бесит. А раз так, то кто там больше всех на человека похож? Будем... допиливать? -- всё же не просто давшееся решение неожиданно открыло ей доступ к пониманию новых возможностей её тела и королевского статуса... пока -- только к самым простым вещам, но всё ещё впереди! -- Мне нужна клёвая тёлка! А лучше -- три, на разный вкус. И пару мужиков охраны к ним. И... и назову я их -- дипломатами!
   В конце концов -- жизнь не кончилась, так что нефиг плакать! Будем развлекаться, как получится!
  
   * * *
  
34. Ноябрь ЭХ+0, Джон Хэ.
  
   Джон сидел на веранде и курил трубку -- никакой наркоты на этот раз, просто... смесь разных листьев и трав -- табак у пропавшего приятеля был, но мало, приходилось экономить. Соседей никаких рядом не оказалось -- мало кто в конце осени, пусть даже и в отличную погоду, на дачу поедет... а из тех, кто всё же поехал -- никто не пережил приход Этой Хрени или появившихся вместе с ней тварей. Так что Джон, пользуясь помощью повязанной контрактом твари, потихоньку собрал со всех соседних домов всё, что представляло хоть какую-то ценность. Идти в город не было смысла -- посланные на разведку духи собрали вполне достаточно информации. А вот в ближайшую деревню надо будет наведаться по весне -- своего сильного мага у них нет, так, по мелочи несколько человек, и помощь шамана им будет очень кстати... а у него как раз будет время подготовиться и набрать в свиту новых духов. Отпугнуть зверьё и тварей, присмотреть, чтобы скотина не болела, а в поле урожай не пропал -- со всем этим духи справятся отлично... если чуть-чуть поделиться с шаманом.
   А вот если не поделиться -- то всё будет ровно наоборот.
   Впрочем -- Джон снова затянулся -- до этого дойдёт вряд ли. Есть у него один дух -- Старшие посоветовали, а он послушался и не пожалел -- ночью всем местным нашепчет, насколько опасно по нынешним временам жить без надёжного магического прикрытия, а там и он подойдёт. Главное -- и об этом тоже предупреждали Старшие -- не упустить шанс какому-нибудь пришлому магу. Но об этом он уже и сам позаботился. Разбудить посреди зимы древнего лесного духа было непросто, а уговорить спросонок -- ещё труднее, но он справился, и теперь с каждым днём крепла незримая стена вокруг, не давая чужакам найти деревню, отворачивая их с прямого пути. Сильного мага, конечно, это не остановит -- но сильному и деревня без надобности, уж больно цель мелкая.
   Старшие, правда, на его рассказ отреагировали как-то странно, будто посмеялись, но никаких неприятностей не предрекли, и Джон решил не тратить бесценное внимание на некритичные подробности.
  
   * * *
  
35. Октябрь ЭХ+0, Вася и Оля.
  
   Приход Этой Хрени Вася банально проспал -- благо, выходной, имел законное право. Вчерашняя настолка по вахе затянулась далеко за полночь, мало не до утра, народ решил не расходиться, благо, умотавшие на дачу предки оставили пустую квартиру и место переночевать нашлось всем.
   Пробуждение было неприятным -- всё тело чесалось, как от аллергии, глаза слезились, руки не слушались, а по ушам долбил какой-то металлический звон.
   Ему понадобилось довольно много времени, чтобы понять -- звон вовсе не мерещится, кто-то в маленькой комнате, где положили девчонок (ага, всех обеих), явно громыхал чем-то тяжёлым... чего там отродясь не было.
   Попытка встать с кровати чуть не заставила его заорать от ужаса -- его рука была зелёной! Удержало исключительно нежелание привлечь внимание неизвестного... который, по идее, уже должен был перебудить весь дом, но, почему-то, никто не спешил реагировать. Быстрый взгляд по сторонам показал, что все импровизированные спальные места пустуют, лишь валяется снятая парнями перед сном одежда.
   Осмотр и ощупывание подтвердили первое наблюдение -- зелёный, клыкастый и изрядно мускулистый. На этот раз удержаться не удалось -- от истерического смеха.
   -- Я -- орк! Орк Вася, мать его за ногу! -- негромко выл он, пытаясь справиться с непослушным телом.
   Громыхания за стеной прекратились, дверь приоткрылась -- и истерику как рукой сняло, когда в небольшую щель просунулся очень толстый ствол, а затем заглянул и здоровенный шлем.
   -- Т-ты к-кто? -- робко спросил Вася, как заворожённый глядя на ствол натурального ваховского болтера.
   -- Сдохни, тварь! -- смутно знакомый голос звучал явно испуганно, а прицел, к Васиному счастью, оставлял желать лучшего: все снаряды ушли в окно, попутно прихватив с собой несколько фрагментов стены.
   -- Олька, стой! Это я, Вася! -- заорал он, падая на пол и закатываясь за шкаф, как будто тот мог укрыть от такого. Как именно он опознал, которая из девчонок обзавелась настоящей (судя по стреляющему болтеру) ультрамариновской эквипой -- Вася не понимал и сам, но, судя по прекратившейся стрельбе, не ошибся.
   -- В-вася?
   Его опять пробило на истерику.
   -- Орк Вася! Л-ля, помнишь, рассказ такой был? Вот я теперь он, л-ля!
   -- А я теперь -- смурфик! -- смущённо произнесла действительно Ольга. У Васи было сильное подозрение, что не отличавшаяся ни привлекательностью, ни умом девушка изначально примазалась к играющим в надежде найти хоть какого-нибудь ухажёра, но потом игра её затянула, как не всякого парня, но близко он с ней познакомиться не успел, и теперь они, спеша выплеснуть неизвестно откуда взявшееся, но от того не менее бесспорное понимание, что прежняя жизнь кончилась и настала полная жопа (пусть, наверное, и не такая глубокая, как в мире бесконечной бойни), фактически знакомились заново, всерьёз и надолго.
   Как оказалось, слышанный Васей грохот, вероятнее всего его и разбудивший, был следствием Ольгиных попыток разобраться со снаряжением, в котором она проснулась утром... а потом долго билась бронированной головой о стену, когда полностью осознала, что же с ней случилось.
   Три метра роста и полтонны силового доспеха -- в игре это очень круто, а вот в реальной жизни это ещё и слишком низкие потолки, и слишком узкие двери, и полные непонятки, где брать энергию и патроны -- которые обязательно понадобятся в больших количествах. Впрочем, на последнее Вася лишь хмыкнул, сноровисто вынул из болтера магазин, щедро сыпанул в него гвоздей и шурупов из неизменно прописанного в туалете в шкафу "ящика с инструментами", воткнул на место и бабахнул в окно.
   -- Ваагх! -- многозначительно подняв палец пояснил он и снова зарылся в шкафчик. -- Где-то тут у меня была белая краска*...
  
   * -- В упомянутом рассказе (неоконченном, но всё равно забавном) белая краска давала оркам невидимость. Правда, в каноне WH40k для этих целей используется фиолетовая.
  
   * * *
  
36. Декабрь ЭХ+0, Камушкин улей.
  
   Успешные переговоры с местной Гильдией позволили Свете немного расслабиться и чуть-чуть снизить приоритет создания полноценной армии, ограничившись самым минимумом, добавив к появившимся вместе с Этой Хренью гвардейцу и паре солдат ещё разведчика, немедленно отправленного по ближайшим окрестностям, особенно -- в подвал и ниже, в канализацию.
   Обнаруженные твари не представляли особой опасности, да и особого интереса не вызывали, и были пущены кто на корм, кто -- на пополнение рядов простейших рабочих. Главной находкой стало другое: во-первых, вопреки всякой логике у канализации оказалось несколько уровней, а во-вторых, на нижних ярусах (которые не всегда были связаны между собой) были обнаружены проходы ещё ниже, и чем ниже в них спускался разведчик -- тем сильнее были встреченные твари, о чём он сообразил доложить до того, как появился риск его обнаружения. Вообще, разведчик был очень забавным существом: формально относясь к боевой ветви развития, он был самым слабым и хрупким, уступая даже рабочим. Зато его маскировка и наблюдательность были почти абсолютными, вплоть до игнорирования некоторых магических воздействий и обнаружения магических ловушек. Собственно, ничего другого от него и не требовалось -- так что не удивительно, что с прямыми обязанностями он справлялся идеально... ну, почти идеально -- если бы в качестве основы удалось использовать человека, результат был бы ещё лучше.
   И именно сейчас разведчик, временно переквалифицировавшийся в наблюдателя, докладывал о приближении к улью постороннего, укрытого настолько сильной магией, что даже не получалось её толком проанализировать -- всё забивала грубая мощь.
  
   * * *
  
37. Декабрь ЭХ+0, Тотоле.
  
   Первые несколько недель были довольно интересными -- Тотоле сравнивал два мира, искал и уничтожал тварей -- и излишне самонадеянных магов тоже, но потом снова пришла скука.
   Обе части его личности отлично сохранили воспоминания, с какой невыразимой тоской он шёл по финальному лабиринту. К тому моменту он был уже настолько силён, что даже древний и могучий боевой маг, променявший своё призвание на власть и политику, не представлял для него не то что угрозы -- интереса. Угрозы для него на тот момент не представлял вообще никто на всём Тамриеле -- даже мифические драконы... в какой-то момент он даже пожалел убитого предателя -- наверняка тому тоже стало в конце концов настолько безумно скучно, что он пошёл на предательство...
   А сейчас он сам искал... какой-нибудь вызов, который потребовал бы чуть больше усилий, чем пара стандартных защитных заклинаний и "руби, пока не сдохнет" или "колдани правильной стихией", если лишней маны много... И, кажется, он нашёл -- во всяком случае, полное отсутствие привычной монстрячьей мелочи в довольно большом районе могло означать только одно: всю мелочь разогнал кто-то по-настоящему сильный.
   Местные жители об этом не задумывались -- ну или поминали добрым словом городскую Гильдию за хорошую работу, но Тотоле заметил, что практически никто из местных даже не пытается подойти ближе к на диво неразграбленному зданию институтской общаги, будто его тут и вовсе нет. Немного смущало, что по отчётам Гильдии, которыми с ним поделились весьма охотно после присвоения девятого класса силы, в районе действительно было тихо и спокойно. Даже обычные бытовые трения между соседями (хотя, казалось бы, обстановка вокруг совсем не располагала, тем не менее люди продолжали находить поводы докопаться до ближнего своего) тут случались заметно реже и практически ни разу не потребовали участия гильдейских магов.
   Пожав плечами и убедившись, что обе защиты на месте и в ближайшее время не кончатся, он вежливо постучал в дверь общаги -- сам даже не зная, почему.
   -- Здравствуйте, -- дверь открылась практически мгновенно, стоявшая за ней девушка мило улыбнулась и сделала книксен. -- Как о вас доложить Королеве?
  
   * * *
  
38. Октябрь ЭХ+0, Вася и Оля.
  
   -- Раньше ты столько не матерился, -- несмотря на превращение, голос Ольги изменился совсем мало, гораздо меньше, чем показалось Васе в первый момент.
   -- Эм... Ты раньше не обращала внимания? -- несколько стушевался свежеиспечённый орк.
   -- Точно тебе говорю!.. -- твёрдо ответила та... и вдруг задумалась. Вася и сам задумался -- вроде как он матом раньше вообще не злоупотреблял, а тут чуть ли не в каждом предложении просится "неопределённый артикль". Ольга думала примерно о том же, но с совершенно другой стороны -- её, как девушку современную, мат нисколько не смущал, пусть и не радовал, и вот так вот делать замечание было совершенно не в её натуре.
   -- Прости... -- хором начали они оба и так же синхронно остановились. Вася решительно замахал руками, мол, дамы -- вперёд, и Ольга продолжила: -- Я раньше, похоже, вообще не парилась, а сейчас как-то зацепило.
   -- Та же фигня, -- отозвался орк. -- Раньше я матом, считай, не пользовался, а сейчас так и тянет... так, я понял! Стукни меня по голове, сильно!
   -- Зачем?!!
   -- А ты уже не помнишь? Нет? Ну, тогда не парься и бей. Только посильнее, в идеале -- чтобы часа на два вырубило.
   -- А если я тебя совсем убью? Я ж одна останусь!
   -- Ага, трёхметровый ультрамарин в боевом доспехе и с полным боекомплектом... стра-а-ашно -- аж жуть! -- ехидно протянул Вася, и резко рявкнул: -- А ну бей давай!
   То ли подействовал командный тон, то ли ехидство, то ли ещё что -- но Ольга ударила бронированным кулаком Васю прямо по темени. Тот вполне ожидаемо закатил глаза и отрубился, но уже через пару минут очнулся, потряхивая головой.
   -- Раз-раз, раз-два-три, проверка связи! -- непонятно произнёс он, ещё потряс головой, будто вытряхивая что-то из уха, и снова обратился к подруге по несчастью: -- Ещё раз бей, раза в три посильнее надо. И лучше в лоб, а не по маковке... вроде б...
   Договорить он не успел. На этот раз нокаут продлился больше десяти минут и всё это время девушка непрерывно нервничала.
   -- Ольга, благодарю от всей души! -- Вася искренне поклонился. -- Это было в точности то, что нужно!
   -- Яйца Императора! -- вполне уместная фраза удивила Ольгу едва ли не больше, чем исходная идея бить друга по голове. Видимо, её удивление было настолько велико, что заметить его не помешали ни шлем, ни почти двукратная разница в росте.
   -- Я совершенно не представляю, как именно работают мозги у орков, и есть ли они у нас вообще, и даже если есть, то не уверен, что они расположены именно в голове... тем не менее, эксперимент подтвердил гипотезу, опирающуюся на упомянутый мной рассказ, что от ударов по голове орки умнеют. Только бить надо сильно и правильно... ну или очень сильно.
   -- Вася, -- вкрадчиво начала Ольга, -- а это точно ты? Ты же вот буквально четверть часа назад носом шмыгал и матерился на длинные слова...
   -- Не извольте беспокоиться! -- Вася широко улыбнулся, что в его исполнении должно было бы выглядеть несколько отвратно, но тем не менее получилось вполне обаятельно. -- Я полагаю, что это сугубо временный эффект перерегуляции и вскоре он скомпенсируется до приемлемого уровня... а ежели, паче чаяния, скомпенсируется излишне -- надеюсь, вам не составит труда повторить процедуру!
   -- Матерный вариант мне был как-то ближе! -- очень-очень тихо пробормотала Ольга себе под нос, и продолжила в полный голос: -- Однозначный перебор. Там видно будет.
  
   * * *
  
39. Октябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   -- Арина, Сая, идите сюда! -- позвал Сергей своих подопечных. -- Кушать будем...
   Над небольшим костерком на палке болтался кан с гречкой, в который он вывалил целую банку тушёнки. Двигаясь куда глаза глядят они наткнулись на деревушку -- всего десяток домов, но все кирпичные, и даже есть магазин и почта. А вот людей не было ни одного, Сая (в итоге сошлись именно на этом варианте) специально ещё дважды всё проверила. Зато склад магазина был полон, и провизия даже не начала портиться -- хоть электричество и пропало, тем не менее, холодильники хоть сколько-то прогреться ещё не успели. Впрочем, Сергей рисковать не стал и всё равно в дорогу взял только то, что гарантированно не испортится -- тем более, что такая еда, как правило, и компактнее, а рюкзак Арины был вовсе не бездонным -- ровно те же четыреста литров, что и багажник. Так что -- крупы-макароны, консервы и прочие продукты с большим сроком хранения и не требующие холодильника.
   Впрочем, разнообразных вкусняшек тоже прихватили от души -- побаловать себя напоследок. Все трое не сговариваясь решили, что ночевать в пустой деревне не стоит, лучше спокойно перекусить в овражке неподалёку, а потом рвануть в самую безлюдную глушь, благо, карта окрестностей в телефоне есть, автомобильная зарядка к нему так в прикуривателе и торчит, а что навигации нет ни спутниковой, ни через сотовые вышки -- то не беда, авось да не заблудятся как-нибудь.
   Вообще, покупая дастер Сергей меньше всего собирался ездить на нём куда-нибудь на природу -- дачи у него не было, к друзьям выбирался раз в год по обещанию, всякой рыбалкой не увлекался -- словом, некуда было ему ездить... ну так ведь и дастер -- это не какой-нибудь "уазик". Теперь же он искренне радовался возможности смело ехать по любой дороге... и ещё больше -- возможности идти по абсолютно непролазному бездорожью.
   Отъехав подальше от жилых мест, троица свернула в сторону заболоченной низинки и двинулась к реке. С помощью исключительно способной разведчицы идти было довольно легко: сама Сая утонуть не могла по своей природе, а по разведанному ей пути в теории и проехать можно было бы -- на каком-нибудь лёгком тракторе. Как работала магия Арининого рюкзака Сергей старался даже не задумываться лишний раз -- чтобы не спугнуть. Работает -- и хорошо!
   -- На два часа кто-то... подозрительный... не живой... точнее, не человек, -- вдруг прошелестела Сая ему на ухо... нет, не только ему -- Арина тоже замерла, настороженно вглядываясь в указанную сторону. -- Между валуном и кривой берёзой, примерно сто метров. -- уточнила Сая.
   Сергей скинул с плеч и тихо опустил на землю небольшой рюкзак -- пусть у Арины грузоподъёмность всё равно в разы больше, идти порожняком он счёл несусветной глупостью, в их ситуации каждая крошка припасов на вес золота! Арина повторила его движения и предвкушающе размяла пальцы -- контрастно тонкие на фоне толстых красно-чёрных перчаток без пальцев. Сергей поудобнее перехватил найденную в каком-то дворе хоккейную клюшку -- длинную, крепкую и не слишком тяжёлую, самое то для начинающего мага.
   Внимательно всматриваясь в указанном направлении, он наконец-то заметил какое-то движение -- невысокая бурая тень, практически сливающаяся с окружением, тихо двигалась в их сторону. Сергей подвигал плечами, примеряясь к клюшке, и неожиданно вспомнил фильм "Догма" -- там были очень отрицательные персонажи, которые орудовали как раз клюшками, и весьма эффективно... правда, у них ещё были ролики, это тоже помогало. Приближающаяся тень постепенно приобретала форму, и маг с немалым удивлением опознал характерную свиную морду. Не замечаемое до того напряжение отпустило его и он начал выпрямляться, когда -- впервые на его памяти -- Сая закричала в полный голос:
   -- Бей!!!
   От неожиданности Сергей судорожно дёрнулся и неуклюже махнул клюшкой куда-то вбок -- ровно туда, куда ударом обеих рук Арина сбила неожиданно метнувшуюся зверюгу. Клюшка, на несколько мгновений приобретя металлический отблеск, прошла вскользь, выбив один глаз, почти перерубив переднее копыто и вскрыв рёбра и бок -- до самого заднего копыта. Почти не обратив внимания на повреждения, свинья лихо развернулась, подняв фонтаны грязи, и снова рванула к человеку... попыталась рвануть -- повреждённое копыто просто сложилось при попытке на него опереться, морда глубоко зарылась в грязь, а подскочившая Арина вложила весь вес и всю скорость в удар пяткой по основанию черепа. Малюсенькие глазки ещё какое-то время яростно вертелись в глазницах, пятачок дёргался, принюхиваясь, но Сергей, отойдя от шока неожиданного нападения, с богатырского замаха опустил снова блеснувшую металлом клюшку на толстую шею. Свинья дёрнулась и затихла.
   -- Это что за нах сейчас было? -- Сергей сел на рюкзак. Руки дрожали, едва удерживая ставшую неожиданно свинцово-тяжёлой клюшку. -- Какого вообще хрена? Это ж свинья! Колбаса, л-ля, на ножках!
   -- Дикие свиньи -- очень, очень опасные звери, -- снова негромко сообщила Сая. -- Нам сказочно повезло, что она была совсем молодая, да ещё и одна.
   Порывшись в карманах, Сергей вытащил мятую пачку сигарет и с трудом -- руки по-прежнему плохо слушались -- закурил.
   -- Какого, л-ля, хрена они опасные? -- спросил он, чуть успокоившись. -- Ну ведь свиньи же, они ж травоядные?
   -- Травоядные, да, -- тихо согласилась Сая. -- Только очень сильные, крепкие и характер у них прескверный. Волчья стая на кабана не нападёт даже с большого голода, это не лось, который всего боится, и которому можно жилы на ногах порвать, чтобы не убежал далеко. Матёрого кабана даже пулей не вдруг убьёшь. Будь Арина хоть чуть слабее или медленнее -- даже клюшка твоя не помогла бы.
   Сергей глянул на обсуждаемую клюшку, которую неосознанно опять ухватил, едва руки освободились. Визуально клюшка почти не изменилась -- всё та же оклеенная стеклотканью фанера, прямая лопасть, не загнутая ни под какую руку, полустёршиеся буквы, не складывающиеся в понятные слова -- уж очень начертание экзотическое, надо будет такое куда-нибудь приспособить... а вот в руках клюшка ощущалась как-то по-новому, и если немного повертеть, то потёртая поверхность лопасти угрожающе отблёскивала металлом. Сосредоточившись, маг рубанул клюшкой, целясь в то же место, и с неприятным звуком лопасть, вновь сверкнув, полностью погрузилась в тушу, явно перерубив какие-то кости.
   -- Идёмте дальше! -- добив сигарету выдохнул Сергей, заглянул в пачку, пересчитывая остатки, и вернул её обратно в карман. -- Очень надеюсь, что сегодня больше никого не встретим.
   По дороге Сергей не удержался и вытащил блокнот, в котором на ходу попытался набросать что-то, навеянное так толком и не рассмотренными буквами на клюшке. Путного ничего не получалось, и он набросал в углу страницы три имени -- Сергей, Арина и Сая -- слегка различными начертаниями этого же рубленого шрифта... и практически одновременно с последней буквой пиликнуло системное оповещение.
  
   * * *
  
40. Март ЭХ+2, Новый Коррибан.
  
   -- "Двое их всегда, мастер и его ученик" говорил Йода, чтобы ему напиться йода... в смысле, йада. Какой, мать их всех мидихлорианами в каждую клеточку, двое, когда на одного с мозгами приходится по десять с дурью? И все, главное, качают дурь, а не мозги, даже те, у кого они были! Ну как же, покой -- ложь, есть только страсть, да-да-да! Страсть даст силу, сила даст энергию*... физики-недоум... учки! Энергия даст победу... потом догонит и ещё два раза даст, а особо продвинутым -- три!.. и все -- без наркоза! трёхметровой оглоблей! -- дарт Норамус** шипел себе под нос, как разъярённая кошка, стремительно шагая по коридорам Нового Коррибана.
   Последний набор неофитов удручал. Сильных среди них не было совсем, как и умных. Были только слабые и тупые... и, как вишенка на торте -- вообще не чувствующий Силу, пока не перепугается до усрачки, идиот. Трусливый идиот, к его счастью, так что большинство упражнений он всё же как-то выполнял... причём ключевыми словами были "как-то" и "большинство", отнюдь не "выполнял". Именно он и выбесил преподавателя, проломив парту при попытке поднять Силой пирамидку из пяти спичек, а ныне, медленно и болезненно лишившись левой руки по локоть, в бессознательном состоянии летел за преподавателем в медотсек, влекомый тем самым, так и не покорившемся ему телекинезом.
   -- Жаль, лорд запретил убивать этих дебилов! -- даже в мыслях опытный сит не собирался оспаривать прямой приказ старшего в иерархии. -- Насколько всё было проще с предыдущими наборами! Раз в месяц показательно казнишь кого-нибудь за нерадивость -- и остальные сразу же налегают на учёбу! Впрочем, по сравнению с этими -- те были очень даже неплохи...
   Дойдя наконец-то до медиков, Норамус гневно шваркнул бесчувственное тело на первый попавшийся пустой операционный стол.
   -- Пришейте ему руку и чтобы послезавтра был на занятиях! -- дежурный врач попытался было открыть рот, но преподаватель ожёг его взглядом. -- Лорд приказал через три месяца сделать из них бойцов и, клянусь Силой, я сделаю! А вы -- сварганьте ему какую-нибудь клешню, всё равно толку от него никакого!
  
   * -- Английское слово Power имеет очень много разных значений, в том числе власть, мощность и энергия. Конкретно в кодексе сит имеется в виду "способность действовать", подразумевая "способность действовать с позиции силы" -- ну сит же, они по-другому не понимают!
   ** -- Имена лордам сит дают очень странные и, видимо, за очень особые заслуги. Ignoramus -- (англ.) неуч, невежда.
  
   * * *
  
41. Октябрь ЭХ+0, Женя Жадов и Лена Седьмых.
  
   Взбаламученные событиями, Женя и Лена дошли до Ершова уже совсем на ночь глядя, и крепко задумались. Впотьмах по чужой деревне шастать -- идея не самая хорошая, если и не твари -- то какой-нибудь мужик может с перепугу из ружья шарахнуть, доказывай потом, что не верблюд... Проблема казалась нерешаемой -- электричества нет, светить фонарём -- только мишень из себя изображать, но потом Жадова всё же осенило.
   -- Свет! -- пристально посмотрев на ближайший фонарь скомандовал он. -- Свет-свет-свет! -- остальные фонари на улице тоже озарились ярким мертвенно-синим светом. Евгений нахмурился и рявкнул -- негромко, но убедительно: -- СВЕТ!
   Фонари хором погасли и над всей деревней разлилось спокойное, слегка голубоватое сияние, не оставляющее теней.
   -- Немного перебор, но сойдёт. Если есть живые -- сами подойдут... наверное. -- чуть виноватым тоном проговорил маг. -- Прикрой пока, я отдышусь, ладно?
   Живые люди подходить не спешили, хотя оба явно слышали какое-то шевеление в нескольких домах, но, памятуя о превратившемся Сергее Сергеиче, проверять не рискнули. Лена, сидя на лавочке, методично что-то делала с пучком травы и веток, собранных по дороге, явно создавая что-то радикально новое. Примерно через полчаса, так никого не дождавшись, она удовлетворённо поставила весьма прилично выглядящую фигурку кентавра на землю. Немного покачавшись из стороны в сторону, та повела руками и неспешно потопала вокруг молодых магов, забавно перебирая "копытами".
   -- Ну вот, будет нам сторож! -- удовлетворённо произнесла Лена и стала расталкивать приятеля. -- Жень, ты спишь, что ли? Просыпайся!
   -- Устал я что-то... надо было как-то полегче, -- помотав головой негромко пояснил он напарнице. -- Ну что, выживших ищем или сразу в город топаем?
   Говорил он нарочно громко, ни разу не скрываясь -- короткий сон освежил, а терять время зря не хотелось. Если кто решится пообщаться -- ну, значит, пообщаются, а нет -- так нет. В конце концов, они с Леной -- маги и вполне способны за себя постоять (что, впрочем, не отменяет осторожности), а остальные пусть сами выкручиваются.
   И выжившие нашлись: из соседнего дома вышел мужик с двустволкой, рядом с ним шёл здоровый пёс, молча и настороженно разглядывающий пришлых.
   -- Вы кто такие, с чем пожаловали? -- мужик не кричал, но слышно его было хорошо.
   -- Маги мы, -- спокойно пояснил Евгений. -- Из Ивановки. В город идём. Хотим узнать, насколько всё хреново. Вот в Горельцево только что были, там какой-то козёл человек пять поубивал, насилу справились. А у вас тут как?
   -- Также. Примерно, -- мужик в подробности вдаваться явно не собирался, да и ружьё держал хоть и одной рукой и вроде как в них не целился, но что-то это не очень успокаивало. -- На сто домов человек двадцать осталось. Маги тоже есть. Нормальные, -- он сплюнул на землю, но тем и ограничился, мол, понимайте, как хотите.
   -- Нормальные -- это хорошо, -- уверенно кивнул Жадов. -- А мы тогда дальше пойдём. До света как раз к городу выйдем. Если сложится -- может, и вернёмся, тогда расскажем, что там да как.
   Лена попыталась что-то возразить, но Женя её тихонько пихнул пяткой. Идти в город пусть и по дороге, но глухой ночью он тоже не собирался, вот только признаваться в этом было бы, на его взгляд, ещё большей ошибкой. Во всяком случае, не после освещения всей немаленькой деревни.
  
   * * *
  
42. Октябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   "Навык создан действием!" -- гласил заголовок появившегося окошка, но прочитать дальше Сергей не успел -- система вновь пиликнула и вывалила ещё пару окошек поверх первого. Убедившись, что ничего опасного поблизости нет, он быстро пробежался глазами по заголовкам. "Навык создан действием!", "Получен новый уровень!", "Сменить правила?".
   -- С этим надо разбираться в спокойной обстановке, -- решил для себя художник, сворачивая окошки, чтобы не закрывали обзор. -- Давайте лагерь, что ли, разобьём?
   -- Вон там, за холмом, будет хорошее место, -- прошелестела Сая. -- А я с вершины посторожу.
   До указанного места группа дошла только через полчаса, и как-то очень незаметно к невысоким скрюченным деревцам добавилось ещё одно. Арина радостно сбросила рюкзачок и полезла в него за палаткой и посудой. Сергей же, прихватив топорик, расчистил площадку под костёр и собрал сколько-то дров. Был ещё примус, и даже несколько баллончиков газа к нему, но тратить их очень не хотелось.
   "Навык создан действием! Стилизация. Вы можете использовать стилизованные муляжи вместо реальных объектов. Такие стилизации будут во всём уступать оригиналам и быстро выходить из строя (быстрее оригиналов), но ведь плохой молоток всяко лучше, чем совсем никакого?" -- вполне ожидаемо и даже где-то предсказуемо, начиная с рассыпавшейся трухой палки и заканчивая клюшкой... да и Саю, если уж на то пошло, тоже сюда можно приплюсовать. Долговечность стилизации определялась степенью сходства с оригиналом, ресурсом муляжа и оригинала и удачей, с модификатором от характеристики стиль -- кто бы мог подумать! За создание навыка ему отсыпали опыта, как раз добив третий уровень, до которого после свинки оставалось меньше четверти, который тут же и выдали.
   "Получен новый уровень! Третий уровень -- последний, на котором вы получаете что-то новое (временные хуманизации), а потому -- это последняя возможность выбрать акцент!" -- тоже, в общем, вполне понятно, халява кончилась, начались гринд и фарм. Однако, в окошке распределения плюшек свежеполученный слот для временной хуманизации почему-то был серым и неактивным. Видимо, именно об этом и было следующее окошко. Сергей крепко задумался: акцентов больше не будет и надо выбрать, куда вложить последний. Система настоятельно рекомендовала вкладывать их в одну характеристику, но чем-то этот вариант ему не нравился. "Группа одной песни" -- вспомнил он. Очень частое явление, когда у новой группы внезапно выстреливает какая-то песня, все ждут новых шедевров -- а вместо них идёт поток унылой серости, если не хуже. Вложив все акценты в одну характеристику он бы уподобился такой группе, ибо, как говорил Козьма Прутков, "узкий специалист подобен флюсу -- полнота его односторонняя". Так что даже если признать вложение акцента в кавай откровенно неудачным решением, сам выбор разных акцентов следует считать верным. Теперь можно усилить стиль -- и, видимо, это поможет с новым навыком. Усиление кавая -- идея явно неудачная. Значит, можно кинуть акцент в пафос -- и он уверен, что все три акцентированные характеристики получится концептуально связать в нечто... пусть и насквозь анимешное, но зато явно полезное для выживания. Ну и наконец акцент в цвет... явной пользы не просматривается, но обдумать надо -- со стилем вон как удачно получилось, а тут сразу на ум приходят "Белое безмолвие", "ядовито-зелёный" и прочие "огненно-красные" цвета. А ещё надо куда-то вложить очко характеристик -- сейчас они все по единичке, но, похоже, пришло время выбирать специализацию...
   Сергей отодвинул окошко левелапа в сторону и посмотрел на последнее, самое подозрительное. "Сменить правила? Поздравляем! Вы сломали Систему! Трижды использовав несуществующую способность вы создали новый навык и подняли серьёзный вопрос: а так ли вам нужны временные хуманизации? Возможно, вам больше пригодятся именные стилизации? Заменить временные хуманизации на именные стилизации? Да/Нет" -- стоило изучить сообщение, как окошко персонажа мигнуло и под неактивной строчкой "временные хуманизации" появилась такая же серая строчка "именные стилизации". Снова мигнув, два окошка слились в одно, мерцающее внизу пульсирующей надписью "Выбор: временные хуманизации или именные стилизации?". Жаба немедленно вступила в сговор с хомяком и потребовала всё сразу и побольше... Стоп! В описании навыка не было ни слова про "именные"! Сергей снова заглянул в справку... и, облегчённо выдохнув, согласился на замену. В конце концов, что толку в одноразовом превращении произвольного предмета в девушку на пять минут, да ещё и с неизвестным заранее отношением? А вот "стилизованный предмет, почти ничем не уступающий оригиналу, а при некоторых условиях -- и вовсе встающий с ним в один ряд" явно пригодится! И он похлопал блеснувшую металлом явно заострившейся лопасти догматическую клюшку, занявшую первый свободный слот.
  
   * * *
  
43. Октябрь ЭХ+0, Вася и Оля.
  
   Васю отпустило примерно через час -- не до конца, но он хотя бы мог держать себя в руках и не сваливаться на "высокий штиль" постоянно. К тому времени они почти закончили ревизию квартиры -- точнее, Вася и закончил, ибо, во-первых, квартира была его, а во-вторых, Оля просто не могла нормально по ней перемещаться -- даже старые высокие двустворчатые межкомнатные двери были слишком маленькими, да и потолок опасно нависал над самой макушкой.
   -- Слушай, а у тебя какой доспех? Для обычного что-то крупноват, а для терминаторского -- пропорции не те, -- момент показался ему достаточно подходящим, чтобы выяснить точные возможности напарницы. Сейчас у них всё тихо и мирно, но это, несомненно, изменится -- причём наверняка скоро и к худшему (а как же иначе-то?). -- Я вроде как тяну на орочьего мека, только молодого пока. Надо будет каких-нибудь железок на себя навешать, у отца в гараже всякий хлам есть и инструменты.
   -- А вот фиг его знает. По идее, я -- примарис, говорила же уже... вот только непонятно, какого отряда, -- пока Вася мотался по квартире, соображая, что может пригодиться в их ситуации, Ольга разбиралась со своим имуществом, которое сейчас и разложила перед собой. -- Вот смотри: укороченный болтер, мультилазер, огненный молот и абордажный щит. Прифигел? Вот и я тоже! Но это ещё не всё -- реактор у меня нестандартный: я про астартес прочитала всё, что в инете выложено, и на английском тоже -- нет у них таких реакторов! Зато он запросто тянет одновременно и щит, и мультилазер, и молот, и ещё запас остаётся. И система жизнеобеспечения тоже с увеличенным ресурсом, потому и рюкзак такой здоровенный, шире спины.
   Вася задумчиво потыкал пальцем разложенное оружие, уважительно хмыкнул, глядя на щит, потом посмотрел на него внимательнее и хмыкнул уже удивлённо:
   -- А ты что, левша?
   -- Переученная, а что? -- тоже удивилась Ольга.
   -- Щит под правую руку. Оружие, соответственно, будет слева. Вон, у тебя на левом локте даже и гнездо специальное, чтобы мультилазер цеплять. Отдачи у него нет, только что тяжёлый, но тебе в самый раз.
   -- А болтер изнутри на щит вешать, тут и кобура для него, и магазины запасные есть! -- примерив щит на правую руку обрадовалась она. -- А мультилазер по-походному за спину пойдёт. И молот.
   Слова не разошлись с делом -- перекинув ремень через голову, Ольга ловко затянула громоздкую, но не слишком длинную пушку за спину, не задумавшись ни на миг закинула молот в специальное крепление, подняла здоровенный щит и осторожно просочилась в коридор.
   -- А-а-а-а... как мы выйдем? -- чуть ли не обиженно спросила она, глядя на стандартного размера железную входную дверь.
  
   * * *
  
44. Октябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   Твёрдо решив, что хоть какая-нибудь универсальность лучше усиления (хотя при взгляде на Саю и клюшку некоторые сомнения и возникали), но так и не определившись с выбором, Сергей просто кинул монетку -- и тут же, опасаясь передумать, закинул акцент в цвет, заранее стиснув зубы в преддверии очередного вторжения... и почти ничего не почувствовал -- лишь немного углубились тени, став более объёмными и детальными, да заметнее проступили узоры и текстуры на окружающих предметах. Четвёртый слой мира, слой цвета, проявился плавно и очень деликатно. Снова пожав плечами, он поднял на единичку пафос. Скорее всего, стоило бы поднять что-то акцентированное, тот же цвет, например, но без внятного описания было непонятно даже как проверить эффект от увеличения характеристик... во всяком случае, ощущения от первоначального распределения и от повышения кавая на втором уровне различались очень сильно.
   Поднятие пафоса никаких новых ощущений не вызвало, кроме уже начавшего нервировать пиликанья системного оповещения.
   "Обучение закончено! Поздравляем! Вы закончили обучение, и теперь, изучив и освоив возможности вашего класса, получаете доступ к новому разделу справки, из которого сможете больше узнать об окружающем мире!". С крайним скепсисом Сергей открыл справку, в которой действительно появился новый раздел, озаглавленный "Хуманизатор. Система и основные понятия."
   Своё отношение к ситуации Сергей высказывал долго и очень-очень эмоционально.
  
   * * *
  
45. Ноябрь ЭХ+0, Агата Глинка.
  
   Создание маленькой собственной армии как будто что-то перевернуло в Агате -- приступы безумного творчества как отрезало. Именно приступы -- сама способность осталась на месте, она могла в любой момент сделать любой потребовавшийся агрегат, механизм, прибор... или оружие. Спокойно, осознанно, контролируя каждый шаг процесса... вот только вместе с осознанием пришло жуткое, прямо-таки патологическое нежелание повторяться, порой -- даже на уровне принципов. Созданный ею из фена пустотный пистолет, запущенный потом в массовое производство для вооружения армии, стал как раз одним из тех принципов, возвращаться к которым она категорически не хотела, несмотря ни на что (а пистолет получился очень эффективным -- сантиметрового диаметра луч просто уничтожал примерно восемьдесят граммов материи на своём пути каждым импульсом, а одного полностью заряженного стандартного ядра хватало на сорок-пятьдесят выстрелов).
   Тем не менее, оружие было необходимо, причём энергетическое (из-за нежелания связываться с производством потенциальной взрывчатки сейчас) и лучше бы -- экономичное, так как построенный реактор с перезарядкой ядер справлялся несколько медленнее, чем она планировала. Видимо, сказались нехватка опыта и материалов. Состав армии накладывал ещё одно ограничение: крысы были сравнительно мелкими, и потому напрашивающиеся рельсотроны пришлось пока отложить из-за чрезмерных даже для людей габаритов... хотя построить пару крупнотоннажных охранников "на вырост" -- идея стоящая.
   В результате получилось что-то вроде бластеров или турболазеров из "Звёздных Войн": слабый лазерный импульс превращал небольшой кристалл в сгусток плазмы, который потом крайне оперативно покидал ствол, чтобы наносить добро и причинять справедливость. Производство кристаллов, абсолютно безопасных без накачки лазером правильной длины волны, она организовала в подвале -- именно там крысы устроили основной склад добытых материалов. На этом принципе были сделаны пистолет-пулемёт и карабин, за счёт длинного намагниченного ствола стреляющий заметно дальше и точнее, но сильно греющийся от каждого выстрела. Стальные крысы новинку восприняли с огромным энтузиазмом -- против подавляющего большинства тварей огонь был гораздо действеннее, чем "деликатный" пустотник.
   Как так вышло, что суммарный КПД превысил тысячу процентов -- она старалась не задумываться. Благо, без профильного технического образования это было несложно.
  
   * * *
  
46. Март ЭХ+1, Джон Хэ.
  
   Весна застала Джона снова сидящим с трубкой на веранде. Причём именно застала -- он думал о совершенно других вещах, как вдруг понял, что середина марта -- это именно весна, и пора бы уже приступать к выполнению намеченных планов.
   Дух-шептун отправился уговаривать спонтанно возвысившегося старосту выбранной деревни, духи-разведчики полетели по новой осматривать окрестности, а сам Джон, тряхнув седой гривой, пошёл в импровизированную мастерскую, она же капище -- доделывать амулеты и пересчитывать свиту.
   За четыре дня информация была собрана: в "его" деревне пропало без вести удивительно мало людей, но зато и магов ни одного, считай, не образовалось. Кто-то мог от пальца прикурить или печку разжечь, кто-то мог неизбежные на природе травмы зашептать, кто-то ночью видел, как днём, и любую живность выслеживал лучше собаки -- но сильных магов, способных дать отпор чему-нибудь серьёзному, хоть человеку, хоть твари, не было.
   А ещё -- не хватало топлива для техники, чтобы вспахать бывшие колхозные поля и собрать урожай, и не было удобрений, чтобы посаженное на тех полях росло, как привыкли, и не было химии, чтобы выросшее не пожрал какой-нибудь жучок.
   А вот у него, у Джона, было. Были зелья, что дадут людям и немногим сохранившимся лошадям силу и выносливость на зависть трактору. Были духи, что вернут полям плодородие, и были духи, что сожрут всех жучков... и был договор с полностью уже проснувшимся Лешим.
   Несмотря на дополнительную подготовку, переговоры со старостой шли медленно и трудно -- не хотел он с бухты-барахты отдавать что бы то ни было неведомому хрену с бугра... в смысле -- из позабытого дачного посёлка.
   Тем более -- платить, фактически, дань.
   Прекрасно понимая все эти нюансы, шестидесятилетний на вид шаман (а на самом деле -- вдвое моложе) особо не давил ни на постоянность своих "услуг", ни на безвыходное положение селян. Давил он исключительно на выгоду -- дескать, раз уж мы соседи, и лес уже заговорён от чужих, давайте просто попробуем. Вот такое зелье, и вот эдакое. В духов можете верить или не верить, это материя тонкая, а зелья -- вот они, можно самому проверить... или на ком не жалко. Ежели стоящий товар -- покупайте, нет -- пойду в другое место. Мне вот духи нашептали, что за рекой тоже деревня есть. Была побольше этой -- стала поменьше. Мужиков и так-то мало было, а теперь, считай, и вовсе нету. Там, конечно, место новое, чужое, с духами заново договариваться -- дело небыстрое да непростое, зато бабы -- они же не дуры, они свою выгоду за версту чуют, авось да не прогонят, глядишь, и вовсе женюсь, всяко веселее... что, всё-таки подумаете? Ну вот и славно, подумайте да попробуйте, я к вам через недельку ещё зайду, результаты обсудим, планы, всё честь по чести.
  
   * * *
  
47. Октябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   Очередное пиликанье системного сообщения, прервавшее поток ругани, заставило Сергея вздрогнуть... и начать материться с новой силой.
   "Найдена системная ошибка! Вы обнаружили в системе большую ошибку! Приносим извинения за доставленные неудобства, а так как вы смогли с ней справиться самостоятельно -- выдаём в награду дополнительную единицу пафоса!"
   Сергей очень хотел что-нибудь сказать, но никак не мог выразить всю глубину обуревавших его чувств. Эта система, эта справка, эти издевательски-жизнерадостные сообщения -- всё это вылилось в краткое и ёмкое:
   -- Да бля!!!
   И внезапно успокоился. Открыл справку и стал читать.
   "Цвет -- главная сила художника. Небольшое изменение оттенка -- и пугающий кроваво-красный превращается в романтичный багрянец заката..."
   "Именно стиль, уникальный и неповторимый, выделяет настоящего художника, делает его работы узнаваемыми, раскрывающими его личное восприятие мира..."
   "Пафос. Редко кто оценивает пафос адекватно. Многие игнорируют его, ещё больше тех, кто переоценивает его, а ведь это -- всего лишь ещё один инструмент, не больше, но и не меньше!.."
   "Кавай. Слово, заимствованное из японского языка, означающее 'милый', 'прелестный'. У кого поднимется рука обидеть миленького щеночка? Какой жесткосердный мизантроп не умилится при виде котёночка? Кто сможет безжалостно отказать маленькой милашке и не мучиться угрызениями совести всю оставшуюся жизнь?.."
   "Акцент -- взгляд на мир под иным углом, недоступным обычным людям. Но вы, Художник, видите скрытое от других и можете подчеркнуть, отразить в своём сердце и творчестве, показать увиденное всем, поделиться с ними..."
   "Желаете пройти обучение?" Сергей молча протёр глаз -- не иначе, соринка попала.
   "Да. Упражнение первое. Дотроньтесь до какого-нибудь полезного предмета небольшого размера, вглядитесь в него, сосредоточьтесь на его главных свойствах и максимально эмоционально выразите свои чувства, неважно какие..."
   -- Грёбанный стыд! -- тяжело выдохнул он... так и не отпустив топор, которым опасно размахивал во время истерики.
   -- Эм... Шеф? -- протянула стоящая перед ним невысокая, но крепко сбитая девчушка. -- Что-то не так?
   "Поздравляем! Вы создали постоянную хуманизацию! Упражнение выполнено!"
   Повинуясь его желанию перед взглядом появился статус. В строчке "постоянные хуманизации" значились Арина, Сая, Чоппа и "свободных: 0".
   -- Шеф? -- снова подала голос, видимо, Чоппа.
   -- Да-да, всё хорошо, -- пробормотал художник, лихорадочно соображая. -- Ага, вот!
   "Продолжить обучение? Да/Нет" -- да!
   "Упражнение второе. Зарисуйте что-нибудь из окружающей действительности." -- карандаш запорхал над блокнотом. -- "Сравните с вашими более ранними работами. Ваши характеристики помогают не только в бою, но и в творчестве! Упражнение выполнено! Поздравляем! Вы получили уровень! Система рекомендует вам пока не вкладывать акцент, оставив это до окончания обучения, и поднять самую низкую характеристику. Настоящий художник -- гармонично развитая личность, а каждая характеристика даёт свои плюсы. Система настоятельно рекомендует поднять все характеристики до пяти, прежде чем выбирать основное направление. Продолжить?" -- Сергей быстро кинул единицу в стиль и согласился.
   Четвёртой хуманизацией стала ножовка Лиза. Упражнения сменялись одно за другим, выполняемые с максимальной возможной быстротой, и вскоре выскочило долгожданное, невероятное и от того ещё более приятное "Вы получили уровень! Обучение окончено!" -- но вложить ещё одну единичку он не успел.
   "Найдена системная ошибка! Вы обнаружили в системе ошибку и безжалостно воспользовались ею! Как вам не стыдно! Но вы всё равно получаете в награду ещё одну единицу пафоса."
   "Внимание! Ваш последний уровень был получен нечестным путём и изымается в пользу более честных Хуманизаторов! Внимание! Ваш уровень недостаточен для четырёх постоянных хуманизаций! Ваша последняя хуманизация отменяется!"
   Сергей посмотрел на висящие в воздухе сообщения. Подождал.
   -- Ну, значит не получилось, -- философски заключил он, последовательно закрывая окошки. -- Маленькая рыбка лучше большого таракана.
   "Дзынь!"
   У Сергея дёрнулся глаз. Вознеся мысленно краткую мольбу неизвестно кому о прощении грехов, видимо, смертно тяжких и воистину бесчисленных, он развернул очередное окошко, почему-то не выскочившее перед глазами сразу.
   "Поздравляем! Вы -- самый честный хуманизатор из 1 на Земле и получаете в подарок уровень, полученный бесчестным путём и отобранный у другого, нечестного хуманизатора!"
   "Получен пятый уровень! Пожалуйста, вложите единицу характеристик. Примечание: в связи с заменой временных хуманизаций на именные стилизации новые слоты для них вам доступны не каждые три уровня, а каждые два -- на каждом нечётном, начиная с третьего."
   -- Это был тяжёлый день. Очень тяжёлый. Просто полный пипец, а не день, -- мрачно пробормотал он, лишённый последних моральных сил. -- Девочки, присмотрите тут, пожалуйста, мне этот злое... поспать мне надо, меня эта система в конец зае... устал я очень.
   Материться, глядя в преданные, прямо-таки светящиеся искренней заботой глаза, он просто физически не смог. Он заполз в палатку, кое-как, не раздеваясь, замотался в спальник, и, пару раз тихонько всхлипнув, погрузился в беспокойный сон без сновидений.
  
   * * *
  
48. Декабрь ЭХ+0, Тотоле.
  
   Тотоле внимательно осматривал тронный зал, уже не первый в его двусоставной жизни. Сравнительно небольшой, но строго и стильно оформленный, с возвышением в противоположном от входа конце, на котором располагался явно редко используемый трон. На троне сидела высокая молодая женщина выдающихся форм, затянутая в тёмно-синее закрытое платье. Перед ней, между троном и залом, стояли две крупных фигуры в донельзя просторных одеяниях, скрывающих броню и явно нечеловеческие пропорции. "Охрана". За правым плечом женщины стояла немного похожая на неё девушка, стройнее и сильно моложе, с очень серьёзным выражением лица. "Советница". Сбоку от советницы стояли три воина, в подмётки не годящиеся тем, что спереди. "Почётный эскорт". По левую руку, возле самой стены, находился до неприличия большой диван, на котором развалилось нечто мелкое неопределённого пола в костюме арлекина и с размалёванным лицом. "Шут". Рядом с диваном стоял ещё один воин, не такой массивный, как охранники впереди, но даже более опасный, по крайней мере, на взгляд жителя Арены -- пусть и всего лишь наполовину. "Телохранитель". Королевы не было, на троне явно двойник... или была?
   Тотоле едва заметно нахмурился и повторно обежал зал глазами. Все присутствующие внимательно смотрели на него, как бы выполняя свои обязанности, но вот фокус внимания был явно смещён. Он решил рискнуть -- в конце концов, он же сам хотел вызова?
   -- Ваше величество, -- поклонился он в сторону арлекина. -- Отличный маскарад. Меня зовут... звали... -- он снова нахмурился, уже не скрываясь, хотя из-за поклона вряд ли это было видно. -- Теперь моё имя Тотоле, маг и воин.
   Все присутствующие, кроме него, сорвались с места, будто запущенные из катапульты: огромные охранники сместились вбок, прикрыв странный диван своими телами и извлечёнными будто из чистого воздуха огромными щитами, телохранитель выхватил пару мечей, троица взяла его на прицел явно тугих луков, натянутых со слышимым даже с его места скрипом. Обе женщины направили на него по два пистолета каждая... и та, что его провела, тоже. Арлекин феноменально длинным кувырком ушёл на противоположный край возвышения, одежда его неестественно зашевелилась, будто под ней роились десятки каких-то мелких зверьков, и опала пустой.
   Диван дрогнул и приподнялся, разворачиваясь. На ранее скрытом конце дивана обнаружился бюст. Женский и стилизованный. "Королева" -- удовлетворённо подумал Тотоле, по-прежнему не разгибаясь и рассматривая это краем глаза.
   Изящные руки сошлись в небрежных аплодисментах.
   -- Браво! Вы очень наблюдательны, Тотоле. Я Светлана Камушкина, Королева этого улья, -- голос был уверенным и довольно приятным. -- Добро пожаловать. И выпрямитесь уже!
   Обстановка в зале изменилась незначительно, а вот атмосфера -- радикально. Из торжественно-напряжённой она стала совершенно домашней... но по-прежнему напряжённой: толстые, явно непростые стрелы отслеживали каждое движение гостя, телохранитель изредка чуть менял стойку или положение мечей, охранники непрерывно мелко перебирали ножками, всё время оставаясь между Королевой и гостем, изредка тихонько щёлкая мощными клешнями, которые тот сперва принял за щиты.
   -- Чай?
   -- Чёрный, пожалуйста.
   Убрав пистолеты -- явно самое слабое из имеющегося в зале оружия -- все три женщины стремительно покинули зал, вернувшись буквально через пару минут -- с длинным столом, стулом и чайным набором.
   Королева опустилась прямо на пол возвышения и её лицо оказалось на одном уровне с гостем, мигом позже севшим на стул напротив.
   -- Вы очень сильный... персонаж, -- не сразу подобрала нужное слово Света. -- У меня есть к вам предложение, которое, я надеюсь, вас заинтересует. Все эти создания, -- королева небрежно повела человеческой рукой в сторону по-прежнему бдительно следящей охраны, -- полностью подчинены мне и практически неспособны предложить что-то оригинальное. Хороший Улей так не вырастить...
   Внимательно выслушав все детали, Тотоле охотно сменил РПГ на реалтаймовую стратегию в должности принца-консорта. В конце концов, чем он хуже Джагара Тарна?
  
   * * *
  
49. Август ЭХ+4, Джон Хэ.
  
   Как Джон и рассчитывал -- деревенские на его предложение согласились. Да, у них были свои возможности, и даже довольно неплохие, они бы вполне смогли достать топливо для сельхозработ и потом организовать ремонт техники... может быть, даже дважды. Но приход Этой Хрени очень наглядно показал всем, что рассчитывать надо во-первых, на себя, а во-вторых -- дальше, чем на несколько месяцев. И помощь шамана, благодаря которой поля будут обработаны полностью и вовремя не только в этом году, но и в следующем, и через год, и через два -- ну, если не случится совсем уж жестокого облома, от которого спастись всё равно не получится.
   Со своей стороны Джон к выполнению договора подошёл со всем тщанием: заключил дополнительные соглашения с Лешим, сделал новые тотемы для полей и домов, взял троих учеников -- двух девчонок помогать с варкой простых зелий и действительно способного пацана, которого стал учить всерьёз. Вместе с ребятнёй, на выходных всё же возвращавшейся в деревню, к нему в дом переселилась -- сначала "помочь по хозяйству", а потом и насовсем -- овдовевшая молодуха, недурная собой и бездетная. Немного покумекав с травками, Джон прибавил ей и красоты, и здоровья, и вскоре та разрекламировала его возможности на всю деревню -- сначала лицом, а потом и пузом. Глянув на это, за самой смелой потянулись было и другие, но Джон взял лишь ещё одну, посоветовав искать счастья в родной деревне. Его зелья и мужчинам уже давно добавили и силы, и выносливости, так что в деревне очень быстро "само собой" (спасибо духу-шептуну) устоялось натуральное многожёнство ко всеобщему удовлетворению. А вскоре, разумеется, пошли и дети. Скот тоже уверенно плодился и размножался, благо, корма хватало, урожаи были отличные, и деревня жила хоть и скромно, но сытно и безопасно на зависть соседям -- считай рай на Земле, учитывая окружающую обстановку.
   Единственная беда -- через несколько лет после прихода Этой Хрени дальнюю часть разросшегося без пригляда леса оккупировала нежить. Впервые наткнувшись на эту пакость, Джон изрядно перепугался: нежить была созданная, а не спонтанно поднявшаяся, ему как шаману это было видно отлично, но духи никаких опасностей в обозримом будущем не предрекали, нежить за очерченную ей хозяином границу не заходила, и даже на своей территории особо не злобствовала, и он счёл за лучшее не искать конфликта, лишь тщательно огородил "свою" часть леса отвращающими тотемами.
   Видимо, неизвестного соседа такая ситуация полностью устраивала, так как во время очередного обхода со стороны нежити обнаружились аналогичные заклятия, но отвращающие живых, и Джон вспомнил, как смеялись духи, когда он ещё только планировал брать поселение под свою руку. "Судьба" -- пожал он плечами, раскуривая трубку.
  
   * * *
  
50. Октябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   На утро вчерашние события уже не казались настолько раздражающими. В самый первый момент после пробуждения Сергей даже решил, будто ему всё привиделось, но пятый уровень был на месте, как и нераспределённая единичка, и Чоппа... блин, ну и имечко... и безумно перекачанный на фоне остальных характеристик пафос. А как же благословлённое системой "гармоничное развитие"? Или тут тоже -- что позволено Юпитеру, то не позволено быку? Ладно, вроде живы пока, так что ещё побарахтаемся!
   Свободная единица недрогнувшей рукой была направлена в цвет, вызвав мимолётный дискомфорт от в очередной раз углубившихся теней и странно поплывших цветов, как будто неуверенных в собственном месте в палитре.
   Снаружи слышались тихие голоса девушек -- для разнообразия, всех троих, даже Сая сбросила маскировку. Слов было не разобрать, но, судя по интонациям, обсуждали его и его вчерашние переживания, не ставшие тайной ни для кого... вероятно, вообще ни для кого в радиусе пары километров, настолько яростно он тогда орал, как-то даже неловко стало... и немного боязно -- а вдруг его услышал кто-нибудь не тот? Или, того хуже, что-нибудь не то? Помотав головой, избавляясь от избытков фантазии, он вылез из палатки.
   -- Ой, шеф, доброе утро! -- первой его заметила Чоппа, весело крошившая ветки в костёр прямо голыми руками.
   -- Доброе. К нам вчера на мои вопли никто не приходил? Меня эта система в конец достала и выбесила, не сдержался, -- подпустив вины в голос пояснил он. -- Там, оказывается, обучалка была, как раз на три уровня, после которой и должна была идти инфа по текущей ситуации, а мне всё наоборот выдали, правда, за пройденное обучение два уровня всё же отжалели. Ну и пафос вкачали за найденные баги... нет бы что-нибудь полезное...
   Сергей вдруг осёкся. Со вчерашнего дня полянка изменилась -- куда-то исчез приметный крупный камень, вон тот куст явно был повыше, и вот два дерева точно стояли ровнее... ну и девушки на него смотрели как-то непонятно.
   -- Что, таки кто-то приходил? Кто? Да хрен с ним, вы сами-то целы? -- растерянно спросил он.
   Ответила ему Сая своим обычным тихим шёпотом:
   -- Твари, мелкие, четыре или пять, посчитать не успела, эта из них вермишель в таблетках сделала. Дважды, -- и обвиняюще покосилась на смутившуюся Чоппу.
   -- Ну, я дежурю, никого не трогаю, а ты мне прямо в ухо как вдруг внезапно шепнёшь "твари!", ну я и подорвалась вся... А они мелкие, с полпинка складываются...
   -- Вместе с кустами и деревьями, -- по-прежнему тихо и бесстрастно, лишь с легчайшей ноткой одобрения перебила новенькую разведчица.
   -- Спасибо, -- несколько неуверенно поблагодарил их Сергей. -- А вам самим-то отдохнуть не надо?
   -- А мы уже! -- Арина весело подмигнула и кивнула в сторону более-менее ровного края полянки, где в не по погоде мягкой земле глубоко отпечатались следы четырёх колёс без малейших намёков на ведущие к ним колеи. -- Не знаю, как остальным, а мне пары часов машиной вполне хватает, чтобы нормально отдохнуть и выспаться.
   Остальные девушки согласно закивали.
   -- Охренеть! -- удивлённо выдохнул художник. -- Да вы просто какие-то суперсолдаты! Не спите, тварей пинками гоняете и грузоподъёмность как у трактора!
   -- Мы -- не солдаты! Мы -- это мы! -- гордо, но непонятно пояснила Чоппа, и тут же сделала глазки, -- Ой, шеф, а можете мне чуть-чуть лезвие перерисовать? А то это узкое и тупится быстро...
   От просьбы Сергей откровенно офигел -- он как-то даже вообще не думал о том, что "хуманизация", вообще-то -- рисунок, а всякий рисунок действительно можно изменить. Тем более, что Чоппа, созданная в запале воодушевления от открывшегося обучения и разбуженных им надежд, была и вовсе скорее наброском.
   Блокнот, карандаш, пристальный взгляд... он даже не думал, что и как он делает -- просто делал. Набросок удачный, интересный, но чтобы из него получился хороший рисунок -- надо поработать, и он работал. Перспектива, тени -- цветных карандашей не было, но была синяя ручка... до которой очередь дойдёт чуть позже. Капелька пафоса в позах... Немножко подправить стиль костюма -- к чёрту этих буржуйских супергероев, будем ориентироваться на своё, родное... Всякие кокошники -- перебор, просто традиционные мотивы во вполне современный и практичный наряд... больше, конечно, современный, чем практичный, так ведь на то и хуманизация, чтобы в первую очередь цеплять внимание... вот, глаза повыразительнее... и не только глаза... А на обороте -- топорик... был он, помнится, вполне себе дешёвеньким китайским... инструментом, с позволения сказать, но если отталкиваться от того, что он хотел приобрести, то... руку вдруг свело судорогой и Сергей чудом не запорол последний штрих, устало откинувшись на непонятно откуда взявшееся за спиной деревце.
   -- А, это ты, Сая! Спасибо... -- пробормотал он, разглядывая обе стороны листа и стоящую перед ним Чоппу -- как будто размытую или сильно не в фокусе. С усилием подвигав плечом, он протянул ей листок. -- Держи, вот как-то так, потом попробую получше...
   Договорить он не успел -- Чоппа схватила немедленно исчезнувший рисунок и бросилась обниматься.
   -- Спасибо, шеф! Это было так круто! У меня теперь самый лучший топор на свете!
   "Дзынь!" -- Сергей вздрогнул. Похоже, теперь он от каждого звяка вздрагивать будет. Впрочем, развернувшееся по мысленной команде окошко (а что, удобно -- оценил он -- гораздо лучше, чем когда они сходу половину обзора перекрывали) оказалось вполне безобидным и просто сообщало, что для хуманизации Чоппа создана персональная карточка, изучить и отредактировать которую можно в интерфейсе. На остальных девчонок карточек пока не было, как не было и сил что-то с этим делать. Шкала опыта до шестого уровня оказалась заполненной едва на десятую часть, но утром не было и того. Арина смотрела на него внимательно и, кажется, слегка дулась.
   -- Счас отдышусь, поедим и дальше пойдём. А вечером ещё одну карточку нарисую, -- кивнул он ей. -- Непростое это дело, оказывается...
  
   * * *
  
51. Октябрь ЭХ+0, Вася и Оля.
  
   Вопрос с выходом из квартиры решился довольно просто -- выбитое утром окно оказалось достаточно большим, чтобы в него пролез даже астартес-примарис в полной экипировке. Ну а дополнительный вес сравнительно мелкого орка не составил никакой проблемы для посадочных движков брони, рассчитанных на эксплуатацию в том числе и на весьма тяжёлых планетах.
   Квартал будто вымер. Он, правда, и до прихода Этой Хрени не был особо оживлённым, но хотя бы на шум стрельбы должен был кто-нибудь прийти... с другой стороны, положа руку на сердце, услышь они стрельбу сейчас сами -- и никакого желания выяснять подробности не появится от слова "совсем".
   Авточувства брони оказались совершенно незаменимыми: во многих переулках, подворотнях и просто в тёмных углах прятались разнообразные твари, до дрожи похожие на худшие порождения Варпа... и странной парочке понадобилось немалая сила воли, чтобы приноровиться беречь боекомплект. Даже с учётом возможности его пополнить силами одного отдельно взятого орка.
   Уничтожение тварей, иногда ухитрявшихся пролезть-таки в ближний бой, помогло Ольге и Васе освоиться со своим новым статусом больше, чем все прочитанные ранее книги вместе взятые. И не только своим: срезав дорогу до гаража они наткнулись на целое гнездо, справиться с которым смогли лишь благодаря слаженным и скоординированным действиям... в общем, Ольга перекрыла щитом достаточно узкий проход и отстреливалась из мультилазера, оказавшимся безумно эффективным, а Вася отгонял самых хитрых, пытавшихся зайти со спины.
   Гараж оказался цел, и Вася надолго залип, разглядывая припаркованное рядом такси: жёлтое и с чёрно-белыми шашечками*.
   -- Брр, красиво-богато, блин... -- помотал он головой. -- Прям зла не хватает, что не моё!
  
   * -- Жёлтый в орочьей мифологии -- цвет богатства. Белый и чёрный -- цвета Горка и Морка, орочьих богов, обычно как раз шашечками и рисуется.
  
   В гараже их встретили верстак, инструменты и груды разномастного хлама -- от старого, ещё чёрно-белого дохлого телевизора до абсолютно исправного минихолодильника, определённого в ссылку на дачу по причине радикального обновления кухни. Машины на месте не оказалось... зато Вася неожиданно опознал маркировку на Ольгином доспехе: если отбросить пару цифр в начале и несколько букв в конце -- получался как раз её номер.
   -- Гм... Всё равно теперь бензин фиг достанешь, -- успокоил он смутившуюся напарницу. -- А реактора твоего надолго хватит.
   Пока Вася, изредка стреляя глазами в сторону напарницы, пилил, гнул и клепал куски металла, собирая себе пародию на её собственный доспех, Ольга на автомате контролировала окрестности, предаваясь совершенно неподходящему для астартес занятию -- жалела себя. Раньше её жизнь была донельзя обычной и неинтересной, без каких-то особенных перспектив -- институт, потом работа, если повезёт -- замужество и дети... ну или не повезёт, тут уж заранее не угадаешь... ну или мать-одиночка -- тоже вполне вероятный вариант, по нынешним временам даже где-то модный. На какие-то чудеса с её данными рассчитывать не приходилось. Теперь ситуация изменилась... но результат тот же, если не хуже. Во всяком случае, о детях теперь точно можно забыть: чем бы ни была Эта Хрень, но женщин среди астартес нет -- и этот пункт был строго соблюдён, система диагностики брони показывала это со всей беспристрастностью бездушной автоматики: она больше не женщина, всё "лишнее" было убрано... Наверное, с этим ещё можно было бы как-то смириться, со временем -- суровое мужское братство и всё такое -- но "недостающего" ей тоже не добавили, так и бросив на полдороге. И единственное, что ей теперь осталось -- это защищать Человечество, как завещал Император... Не то чтобы сама идея ей не нравилась (скорее, ей не нравилось, насколько быстро эта идея стала весомым фактором в принятии любых решений), но хотелось иметь хоть какой-то выбор.
   Вася, собирая себе "цельнотянутую китайскую копию" доспеха астартес думал почти о том же самом: орки -- грибы и размножаются спорами, посмертно. По крайней мере, так было написано во всех источниках, а проверять на себе как-то совсем-совсем не хотелось. В отсутствии некоторых очень дорогих сердцу частей организма он уже успел убедиться перед выходом -- и даже немножко помянуть потерю незаметно прихваченным в холодильнике пивом. Правда, он не мог не признать, что перенёс случившееся на удивление легко -- как будто уже прошло достаточно много времени или кто-то заботливый накинул на эмоции и воспоминания лёгкую вуаль, скрывшую самые острые и болезненные моменты. Определиться с отношением к этому кому-то Васе было очень тяжело: с одной стороны -- без этого ему было бы сейчас гораздо тяжелее, с другой -- никому не хочется потерять часть себя, какими бы благими мотивами это ни было обосновано... а с третьей -- его новая орочья натура хотела болт класть на разные сложные переживания и просто жить дальше, пить с друзьями, драться с врагами (ну или наоборот, это уж как настроение будет) и собирать всякие новые штуки...
   -- В жопу этот экзистенциализм! -- хором выдохнули оба, с удивлением и скепсисом покосились друг на друга и решили не развивать тему.
   -- Во, гля какая штука... -- начал говорить Вася, помотал головой и, выставив вперёд подбородок, потыкал в него пальцем. С тяжёлым вздохом Ольга аккуратно ударила. Через семь с половиной минут орк очнулся, удовлетворённо кивнул сам себе и лихо высыпал на верстак ящик с мелкими болтами и гайками, немедленно начав накручивать их в явно случайные места лежащего на верстаке изделия. -- Хм. Так вот, смотри, что я тут собрал! Хотел сделать полную силовую броню вроде твоей, но деталей не хватит, да и по размеру я ещё не дорос, так что сделал полегче. В перчатках разрядники, несильные, зато перезаряжаются быстро. На спине ракетные движки, можно очень быстро рвануть вперёд. Маневрировать не может принципиально, видимо, что-то национальное, орочье. А вот оружие. -- Вася вздохнул и потыкал в неприметно торчащую сбоку от верстака обмотанную изолентой трубу. На другом конце трубы обнаружилось грубоватое лезвие, уравновешенное слегка загнутым на манер ледоруба шипом. Вся середина была обмотана проводами и украшена выдранными из телевизора всякими транзисторами да резисторами, примотанными скотчем. -- И чоппа, и шута. В смысле, комбинированное оружие: в ближнем бою -- силовой топор, вроде твоего молота, только не жжёт, а морозит, а если надо -- то стреляет, должно бить далеко и точно.
   -- А чем стреляет? -- поинтересовалась Ольга.
   -- Сосульками... -- Вася сильно смутился, но всё же ответил. -- Очень-очень холодными сосульками. Смотри!
   Как бы спеша оправдаться за "недостатки" оружия, он направил ствол на ворота противоположного гаража и выстрелил. Звук -- по орочьим меркам -- был очень так себе, чего нельзя было сказать о результате. Правда, чтобы этот самый результат оценить, обоим пришлось сначала проморгаться и хорошенько растереть внезапно закоченевшие открытые части тела.
   В воротах зияла метровая дыра с обледенелыми краями. Осторожно, чтобы не дотрагиваться до веющих каким-то совершенно неземным холодом створок, они заглянули внутрь. Гараж был пуст, и было хорошо видно дыру в дальней стене -- поменьше первой -- а за ней -- сужающийся неровным конусом канал, пробитый до самых ворот в стоявшей в следующем гараже забитой мебелью газельке. Забор по ту сторону ворот уцелел, хоть и заметно наклонился наружу. В воздухе тихонько кружили снежинки.
   -- Вот такими сосульками... -- заторможенно произнёс Вася. -- Только они должны были быть чуть-чуть поменьше...
  
   * * *
  
52. Апрель ЭХ+5, Николай и Алиса.
  
   Светлана Андреевна была жрицей Любви. В смысле именно служительница культа и обязательно с заглавной буквы, а не то, что под этим эвфемизмом часто подразумевали раньше. Лада, Хатор, Афродита, Лакшми, Фрейя... Имён много, но суть одна: богиня любви, брака и семейного счастья. До прихода Этой Хрени Светлана была семейным психологом и сейчас, пять лет спустя, с искренним удовольствием снова работала почти по специальности, с ужасом вспоминая те три года, пока её дар ещё не раскрылся полностью.
   Сейчас у неё был маленький храм и несколько помощниц, поддержка соседних гильдий -- силовая, к счастью, невостребованная, и местных жителей -- финансовая, к счастью, достаточная для скромной жизни. Советы в делах сердечных и в разных житейских неурядицах, благословения на беременность и роды, на здоровье детей, на лад в доме -- вроде ничего особенного по отдельности, но все вместе они радикально меняли качество, порой превращая невыносимое прозябание в пусть тяжёлую, но счастливую жизнь.
   Сейчас она с удивлением и опаской смотрела на очень странную пару. Крепкий немолодой мужчина в высоких ботинках, плотных штанах и лёгком плаще, явно скрывающем лёгкий броник, на голове -- снова вошедшая в моду шляпа-стетсон, через плечо перекинут ремень плоской сумки из толстой кожи. Молодая женщина, невысокая и стройная блондинка, одетая так же и с букетом полевых цветов в руках. Явно маги и, судя по ощущениям, не особо сильные. Магов она видела не раз, и даже на брак благословляла не единожды, и посильнее этих, и не все они были хорошими людьми, но чтобы при первом же взгляде вся её новая сила, исключительно мирная и доброжелательная по самой своей сути, заходилась беззвучно в истошном вопле "враг! враг! убей!" -- такого не было никогда.
   -- Кто вы? -- наконец спросила она пришедших, с трудом заставив голос не дрожать -- не то от страха, не от от гнева.
   Пара переглянулась и мужчина заговорил, негромко, спокойно и уверенно, как сейчас говорили только сильные маги.
   -- Это Алиса, а я -- Николай. Мы просим благословения богини на наш брак, -- видимо, он правильно понял выражение лица жрицы и продолжил: -- Она -- суккуб, а я -- хентайщик, но мирных жителей мы не трогаем. Приписаны к Дмитровской гильдии магов. Уже пару лет с ними сотрудничаем время от времени... -- Молодожёны переглянулись, кивнули друг другу, и Николай продолжил: -- Планируем совсем к ним вступать. После свадебного путешествия.
   -- А что же раньше не вступили? -- не удержалась от не совсем уместного вопроса Светлана. После правдивых слов -- богиня не допустила бы обмана в своём храме -- голос силы в голове заметно успокоился, сжавшись до простой антипатии.
   -- Контроль тренировали, чтобы не съесть кого-нибудь не того! -- голосок у Алисы оказался звонким и весёлым, улыбка -- заразительной, но общее впечатление даже жрицу Любви, ни разу не чуждой и плотских аспектов, заставило смутиться и покраснеть. -- Сами, наверное, знаете, что бывает, если над силой нет контроля...
  
   * * *
  
53. Октябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   Как и обещал, вечером Сергей сделал карточки для Арины и Саи -- собственно создание карточек оказалось процедурой вполне несложной, утомительно было вносить в них изменения. Например, менять что-нибудь Арине пока можно было даже не пытаться -- каждый новый штрих требовал больше сил, чем ушло на полную перерисовку Чоппиного топорика. С Саей ситуация была получше, немного. На расход сил влияли разные параметры, в том числе -- время с момента создания, масса исходного объекта и -- совсем чуть-чуть -- его характеристики. Главным эффектом роста характеристик и уровня было увеличение запаса. Ещё были всякие мелочи -- небольшое ускорение восстановления сил, небольшое снижение их расхода на простые действия, такого плана... "курочка по зёрнышку клюёт -- а сыта бывает" -- подумал про себя Сергей, и сосредоточился на окружающей действительности. Их неуклонное движение на юго-восток -- к теплу и безлюдью -- вдруг показалось ему не такой уж и хорошей идеей. То есть, понятно, что опасностей там, скорее всего, меньше, но ведь и поговорить не с кем? С другой стороны -- у него уже три девицы в команде, пусть и не совсем настоящие, зато положиться на них можно без вопросов.
   Рассудив так, за нехитрым ужином он уже куда подробнее рассказал своим спутницам о произошедшем вчера казусе с системой, уже не кажущемся столь раздражающим, о своих впечатлениях в самый первый день, вызвав сочувственные охи и ахи, затем разговор как-то сам собой свернул на мирную жизнь до прихода Этой Хрени -- и Сергей чуть не десяток страниц блокнота исчеркал набросками знакомых людей, зданий, разных предметов и видов, к вящему удовольствию слушательниц. Зашла речь, разумеется, и о куда более мрачном настоящем -- о монстрах, о магии, об опасностях и успехах и скромных планах на будущее. Выспросив подробности системы -- Сергей не раз залезал в справку, чтобы ответить на некоторые вопросы, которые ему самому и в голову не приходили -- девчонки хором насели на него с разной степени безумности планами, что и как надо прокачивать ради максимальной полезности для "любимого шефа". Основные моменты он даже занёс во внезапно обнаруженный в карточках специально для этого предназначенный раздел, которого не было вот буквально за минуту до разговора, но на фоне происходящей -- ну да, Хрени -- это уже не казалось чем-то из ряда вон. Конечно, превращать Арину в гусеничный броневик с парой пулемётов в башне он не будет... наверное... хотя добавить немножко проходимости и чуть-чуть увеличить небольшой салон дастера было бы неплохо... Сая хотела какое-нибудь бесшумное оружие и больше скрытности, и художник немедленно исчеркал ещё несколько страниц, вспомнив прочитанную ещё мальчишкой в весёлые девяностые книжку про ниндзей и всякую экзотику, которой они якобы орудовали. Чоппа на старших подружек смотрела немного с завистью и даже не знала, чего попросить -- топорик ей шеф перерисовал, причём самой первой и хорошо перерисовал, просто замечательно, именно такой ей и хотелось всегда быть, так что вроде как бы что-то хотеть сверх того -- уже и наглость и перебор... но тут уже сам "шеф" не растерялся и набросал несколько эскизов доспехов -- весьма живописных и явно не стесняющих движений, правда, и защиты толком не дающих, ну так ведь не для того они и нужны.
   Словом, к отбою команда смотрела на шефа с ещё большим обожанием, а он внезапно обнаружил, что шестой уровень стал чуть не вдвое ближе -- со скромных десяти процентов заполнение шкалы опыта скакнуло точно за половину, правда, на глаз было сложновато оценить, насколько именно далеко, так что Сергей решительно пририсовал к шкале риски, разбив её на осьмушки... и только услышав характерный "дзынь!" осознал, что же он сделал.
   "Спасибо! Система с благодарностью принимает конструктивную критику интерфейса и в награду выдаёт Одно Большое Спасибо!"
   Сергей набрал воздуха, чтобы повторить малый петровский загиб, как он у него в памяти отложился... и вдруг просто рассмеялся. Пожал плечами, подхватил изрядно уже укоротившийся карандаш, после недолгого размышления сменил его на ручку и почти не отрывая её от поверхности круглыми, будто воздушные шарики, буквами нарисовал-написал в свободном уголке интерфейсного поля "Одно Большое Пожалуйста", решительно сменил цвет с отдающего в фиолетовый синего на жизнерадостно-розовый и обвёл рамочкой.
   Мигнув, системное оповещение закрылось, а свеженарисованное "пожалуйста" вместе с рамочкой втянулось в кавай, немедленно поднявшийся на единицу. Шкала опыта рывком доползла точно до пятой риски. Почему-то Сергей был абсолютно уверен, что повторить этот фокус уже не выйдет... ну и ладно, в конце-то концов, можно просто честно качаться -- а там уже и посмотреть, что к чему.
   А "Одно Большое Спасибо" так и осталось незамеченным лежать в инвентаре.
  
   * * *
  
54. Февраль ЭХ+4, Кеша.
  
   Кем бы ни были неведомые охотники -- Кеша от них ушёл. То ли его и вправду не заметили, то ли решили не возиться с преследованием убегающего -- в любом случае, опасность миновала. Мысленно вздохнув, Кеша отправился глубже вниз. Наверху, конечно, было вполне безопасно и даже сытно, но невыносимо скучно, а столь продуктивно съеденный крокодил как бы намекал, что дальше могут быть и другие вкусняшки. Разумеется, и риск тоже выше, но если действовать осторожно и обдуманно -- то потенциальная выгода весь риск окупит.
   Правильность выбранного пути Кеша смог оценить уже после второй охоты -- очень неприятный противник, какой-то бесплотный дух, упорно пытавшийся Кешу заморозить (практически безрезультатно -- на сытый желудок холод Кеше почти не вредил и совсем не мешал) поделился с ним не только аурой холода, но и способностью на небольшое время становиться нематериальным и вполне успешно бить других таких же нематериальных духов. Ещё четыре съеденных духа ничего нового не добавили, но время нематериальности чуть-чуть подросло. Маленький летающий уголёк -- абсолютно реальный и очень-очень горячий -- тоже доставил Кеше проблем, пока он не научился сжимать морозящую ауру и защищаться ею от жара, но никаких плюсов из его гибели извлечь не получилось -- даже пополнить потраченные на бой и перемещение калории.
   Попались Кеше и более привычные живые противники. Пользуясь богатым сенсорным арсеналом, он тщательно изучил их повадки, а потом, отрываясь после обидно контрпродуктивной стычки с угольком, истребил несколько десятков разнообразных жаб, жуков и змей. Прилетевший на шум уголёк -- заметно больше первого -- он просто и незатейливо забрызгал водой из ближайшей лужи, подосадовав, что не сообразил сделать так сразу.
   Тактическое отступление повыше, в знакомый и безопасный слой грунта между канализацией и явно порождённым Этой Хренью подземельем, недолгий отдых -- и новый штурм, новая охота, и снова, и снова. Кеша чувствовал, что его желеобразное тело, не увеличиваясь в размере, пропитывается сутью побеждённых и поглощённых врагов, становясь быстрее, сильнее, незаметнее, опаснее и универсальнее. Ощущение было приятным и... ему вдруг захотелось этим ощущением поделиться... пообщаться с кем-нибудь, кто смог бы понять, каково это -- побеждать всё более сильных и опасных врагов, находить свой подход к самым, казалось бы, неубиваемым монстрам -- и добавлять их силы к своим собственным.
   Желание общения, вдруг ярко вспомнившаяся жизнь до травмы, и даже до ухода отца -- пусть и козла, но мать тогда была всяко увереннее, да и он, наверное, тоже был счастливее... словом, Кеша вдруг задумался над своим будущим: да, он сейчас, похоже, самый крутой перец на этой грядке, но какой в этом смысл? Чего он хочет на самом деле? Зачем он живёт... точнее -- существует... а вот и ответ -- он не хочет существовать, он хочет жить -- а это невозможно в одиночестве. По крайней мере -- для него, а значит, ближайшая цель -- наладить контакт с другими разумными... только, разумеется, очень-очень осторожно.
  
   * * *
  
55. Октябрь ЭХ+0, Вася и Оля.
  
   Экипировавшись по вкусу, Вася прямо-таки ощутил, как становится совсем другим человеком... в смысле -- орком... а ещё точнее -- меком. Ощущение было очень приятным. Пусть и лёгкая, но броня, пусть и со слабыми -- но усилителями мышц (главное -- не спрашивать, как это работает! и даже не задумываться!). Ракетный ускоритель на спине вызывал едва уловимое желание включить его на всю катушку и с безумным воплем лихо врубиться в ряды врагов, благо сделанное оружие отлично работало и издали, и вблизи -- Вася проверил на том самом такси, изрядно намозолившем ему глаза. Первый удар оставил совершенно несообразный пролом в крыше, раза в три длиннее лезвия, и покрыл всю машину инеем, а второй, на обратном махе -- заставил её со странным звоном рассыпаться на мелкие куски промороженного металла и внутренней обивки. Приятным бонусом пришло понимание, как именно этим топором орудовать -- как будто все годы до прихода Этой Хрени Вася потратил на занятия в каком-нибудь клубе реконструкторов. Правда, вместе с навыком пришло и желание не особо злоупотреблять всякими манёврами да пируэтами, а просто гвоздить врага, пока не сдохнет. Впрочем, дежурный нокаут от Ольги проблему решал -- и с каждой итерацией требовался всё реже.
   Дважды перерыв гараж и внимательно осмотрев Ольгин болтер, Вася соорудил ей скорострельный энергетический пистолет -- реактор у неё мощный, а вот боезапас у болтера очень даже конечный. Первое испытание вызвало у обоих приступ очень сильных эмоций, хотя и немного разных -- из ствола в огромных количествах, но очень недалеко вылетали мыльные пузыри... схлопывающиеся при попадании, сминая металл и выдирая куски из каменных стен. После добавления пары радиоламп из окончательно раскуроченного телевизора и нескольких ударов молотком пузыри стали лететь с вполне приемлемой скоростью -- всё ещё уловимой глазом, но, по крайней мере, даже метров с двадцати-тридцати увернуться от них было почти невозможно, чему способствовали не только феерическая скорострельность, но и чудовищный разброс... максимальная дальность, правда, не составила и ста метров, особенно против ветра, но в остальном оружие Ольге понравилось.
   Попытка собрать второй такой же для себя у Васи с треском провалилась: то не хватало энергии (десяток пузырей и потом с полминуты ждать перезарядки), то падала дальность, то результативность ослабевала чуть ли не до уровня настоящих мыльных пузырей... В общем, грязно выругавшись, Вася ограничился уже проверенным топором, мысленно поставив себе галочку, что нужно найти микроволновку поприличнее и соорудить из неё наспинный реактор. Почему именно микроволновку и как этот реактор будет работать -- он и сам не знал.
   На ночь странная парочка решила запереться в гараже -- благо, во время поисков нашлась раскладушка, а в своих доспехах астартес могут спать хоть стоя, не то что на бетонном полу... что неожиданно подвело их к разговору на очень личные темы.
   -- Всё-таки, сволочная штука Эта Хрень, -- мрачно протянул Вася, глядя в потолок. -- Я вот месяц, как с девушкой расстался, а теперь даже и не светит... хреново быть грибом.
   -- Мне, знаешь ли, не легче, -- пожала плечами Ольга. -- Женщин-астартес не бывает, если ты вдруг забыл, и я -- ни фига не исключение, чтоб ты знал.
   -- Л-ля, это как? -- Выпалил Вася, повернувшись к подруге. -- Ой, прости, не отвечай, если не хочешь!
   -- Да чего уж тут, -- довольно спокойно ответила та. -- Я уже привыкла почти. У меня теперь тоже... из всех видов любви теперь только любовь к Императору, шоб его задница во веки веков Золотой Трон полировала! Что было -- то отрезали, а чего не было -- то не пришили, сссссс... слов нету приличных!
   -- М-да, у нас явно больше общего, чем мне показалось в первый момент, -- задумчиво протянул орк, тихонько почёсывая намятое непривычной ещё бронёй плечо. -- Ничо, авось да справимся! Орки, астартес -- это всё фигня, мы -- русские, нам и не такое под силу!
  
   * * *
  
56. Ноябрь ЭХ+0, Агата Глинка.
  
   Собственная армия, уверенно растущая (и с серьёзным потенциалом для "мобилизации", если вдруг внезапно понадобится), собственный дом, уверенно превращающийся в крепость (с солидными запасами практически всего, что только можно вообразить) -- всё это вместе вдруг будто перемкнуло что-то в голове у Агаты и она задумалась о планах на будущее.
   Какие бы ни были запасы -- они рано или поздно кончатся, какая бы ни была армия -- у кого-то может оказаться больше или сильнее. Ей необходимо развитие. Причём не просто развитие, а такое системное развитие, чтобы уверенно перекрывать все текущие потребности и даже плохо прогнозируемые затраты на разные эксперименты... и для этого очень пригодились бы... ну, лучше всего, конечно, друзья и соратники, но на худой конец сгодятся и помощники, и даже подчинённые.
   Собранная крысами-разведчиками информация не особо радовала, если смотреть с точки зрения добра и справедливости, зато не оставляла ни малейших сомнений, что она сможет легко найти и подчинённых, и помощников, и, чем чёрт не шутит, возможно, даже и соратников. Во всяком случае, попробовать точно стоит.
   Итогом стали незаметно расклеенные по всему спонтанному базару объявления "Молодой и перспективный Властелин (довольно светлый) набирает миньонов, пособников и подчинённых для создания хорошо укреплённой безопасной зоны для выживания уцелевших. Требуется пахать, копать, косить и участвовать в экспериментах (подопытными). Оплата едой, оружием и чем повезёт по итогам экспериментов." с адресом, приёмными часами и портретом Агаты на фоне парадного построения её творений. Объявление было специально составлено так, чтобы клюнули на него лишь самые отчаянные и отчаявшиеся -- то есть, именно те, с кем проще всего договориться и кто вряд ли станет пытаться мутить какие-то свои схемы... по крайней мере -- не сразу, а кто не сможет "влиться в коллектив" -- тех можно и уволить.
   Идея была отличная и провалилась с громким треском. В первые же полчаса пришли чуть ли не полсотни человек -- Агата даже и не подозревала, что их столько выжило! -- всё больше серьёзных и немолодых, с порога готовых работать кем угодно, чуть ли не в крепостные согласные, лишь бы с гарантией безопасности для детей и родичей. Впрочем, рассудила Агата, если бы не пришёл совсем никто -- тогда да, был бы провал, а это -- просто неожиданный успех. В смысле, не такой, как ожидалось.
   Однако, как гласит русская пословица, не давши слово -- крепись, а давши -- держись, и Агата выдала Генералу приказ увеличить армию до тысячи, собрать информацию, кто где живёт и чем занимается, спланировать средства раннего обнаружения и истребления опасностей, провести ревизию окрестных сельскохозяйственных ресурсов, уточнить состояние наличной инфраструктуры, выяснить потребность в снабжении водой, электричеством и теплом, ну и вообще потихоньку заменить собой горсовет и все остальные ключевые организации, а заодно выдать подъёмные пришедшим. А сама она отправилась пополнять ассортимент доступных "юнитов" -- ибо сколь бы ни были хороши её стальные крысы, для той же пахоты можно сделать что-нибудь специализированное и потому более эффективное -- ещё и попроще, и понадёжнее... Но в самую первую очередь она склепала копию си-три-пи-о из Звёздных Войн. Человекообразный робот-секретарь, не способный что-то забыть и не столь пугающий, как здоровенные прямоходящие крысы, должен был взять на себя мирные вопросы, Генералу совершенно не близкие.
   За неделю зона влияния выросла на несколько десятков километров в длину и немного меньше -- в ширину, захватив примерно четверть небольшого городка и прилегающие районы области. По всей территории были регулярно, почти как вышки сотовой связи, только заметно почаще, натыканы оборонительные башни против всякой нечисти. Пришедшие первыми были назначены руководителями и снабжены "авторитетом" в лице нескольких крыс-солдат или новых "протокольных дроидов".
   Согласившиеся со сложившейся ситуацией были тут же определены к делу -- в основном к прежнему, во избежание ненужных трений. Не согласившимся предложили идти на все четыре стороны или передумать. Несколько возмутившихся, мол, мы сами с усами, были показательно оставлены без света и воды -- а через пару ночей и погибли, сожранные беспрепятственно прошедшими тварями.
   Ещё через неделю с другой стороны города пришла целая делегация спонтанно объединившихся магов и попыталась давить на совесть, мол, раз есть сила -- надо же и "простецов" защищать, иначе не комильфо, но все "давильщики" были посланы вслед за несогласными -- ибо нет такой вещи, как бесплатный ланч*, и защита предоставляется только тем, кто и сам что-то полезное делает. В посыле Агату неожиданно поддержали уже освоившиеся и оценившие все плюсы обитатели её "домена". Электричество и стремительно тянущиеся к самым окраинам централизованное водоснабжение с отоплением -- и всё это по исключительно демократичным расценкам... а ещё -- регулярно наблюдаемая эффективность защиты от тварей, гарантированное трудоустройство всем желающим в спешно строящихся тепличных комплексах, снабжение всех заинтересованных удобрениями и скупка -- опять же, по вполне честным ценам -- любых излишков, от сельхозпродукции до металлолома.
  
   * -- TANSTAAFL, There ain't no such thing as a free lunch, фраза ставшая очень популярной благодаря классику американской фантастики Роберту Хайнлайну.
  
   Словом, тут бы гостям и уйти несолоно хлебавши, но кто-то прихватил пресловутое объявление и обвинения пошли на второй круг, дескать, эксперименты над людьми строго-строго запрещены, как охота на говорунов... но тут пришли трое подопытных и попросили не доводить до греха. Дескать, все "подопытные" -- исключительно добровольцы, ещё и в очередь записывались, ибо так называемые "опыты" свелись к возвращению утерянных конечностей... ну а что новенькие протезы содержали в себе у кого когти, у кого разрядник, а у кого и вовсе что-нибудь стреляющее -- дык, времена настали такие, что каждое лыко в строку и отказываться не с руки.
   Тут же своей характерно-деревянной походкой подошёл донельзя узнаваемый робот-секретарь и доложил, что третья очередь теплиц запущена, а работы на четвёртой идут с опережением графика. Не успели переговорщики подобрать с пола оброненные челюсти, как прибежал крыс-полковник с докладом, мол, разведка второго уровня подземелий идёт точно по плану, но подробности при посторонних докладывать не велено, так что нельзя ли этих посторонних... отпустить?
   Но и вернувшись на свою базу делегаты не смогли успокоиться -- оставшийся "дежурить" маг со способностью магического дистанционного наблюдения не упустил возможности напомнить, что он их предупреждал, что он им говорил, и что он с самого начала знал, что так всё и будет.
   Агата же сосредоточилась на укреплении собственного жилища -- почему-то, несмотря на мирный итог переговоров, в безопасности она себя не чувствовала.
  
   * * *
  
57. Июнь ЭХ+1, Тотоле.
  
   Новый род занятий -- и новый статус в целом -- Тотоле несомненно нравились. Королева, при всей своей чуждости, что облика, что разума, оказалась весьма интересным собеседником, и общаясь с ней он искренне наслаждался каждой минутой. Нередко они играли в шахматы -- и если поначалу играла она откровенно слабо, то училась с совершенно фантастической скоростью, и сейчас уже ему самому было впору учиться у бывшей ученицы. По ночам компанию ему регулярно составляли "дипломатки", совершенствуя свою маскировку под людей и помогая развитию улья. По первости выясненные подробности его несколько напрягли, но потом он решил брать пример с королевы и относится к этому просто как к факту жизни. В конце концов ни о каких дополнительных обязательствах речи не шло -- его роль консорта с запасом всё перекрывала.
   А сил эта роль отнимала немало, и у него, и у королевы. Тщательное балансирование небогатых ресурсов между развитием собственно улья и расширением его населения, между созданием дополнительных ферм и улучшением родильных чанов. Ещё более осторожное распределение крайне скромных боевых особей между охраной улья от всяких тварей сверху и освоением подземелий снизу. И всё это -- на фоне неослабевающего ощущения зловеще тикающего таймера, отмечающего время до чего-то совсем скверного.
   Но когда вывихивающее мозг планирование совсем уже грозилось свести его с ума -- он устраивал себе, по старой памяти, небольшую разрядку: шёл в подземелья лично, каждый раз добавляя солидный кусок к исследованным территориям. Иногда -- совсем редко, по пальцам одной руки сосчитать можно -- компанию ему составляла и королева со своей немногочисленной гвардией, и тогда прирост шёл уже чуть ли не целыми уровнями.
   И теперь он считал, что ошибкой Джагара Тарна было вовсе не предательство императора, а погоня за властью в ущерб благу империи. И повторять её не собирался.
  
   * * *
  
58. Июль ЭХ+2, Джон Хэ.
  
   Налаживание новой мирной жизни отняло много сил и времени -- Джону пришлось не раз и не два выходить в поля, чтобы из сохранённого мизера посевного зерна буквально выжать достаточный для выживания урожай... хотя бы для выживания -- и расширения посевов. Деревню, фактически, спасали охотники, а их, в свою очередь, выручали созданные Джоном обереги и талисманы -- на меткий выстрел, на тихий шаг, на затворение ран, просто на удачу...
   Но проблемы земного мира были не единственными -- духи, с приходом Этой Хрени обретшие силу и пробудившиеся, хотели... ой, да чего они только ни хотели! И со всеми приходилось договариваться единственному шаману на многие сотни километров вокруг... и Джон, уже собравший серьёзную свиту, не растерялся и стал требовать с духов в обмен -- большого урожая, удачной охоты, богатого улова, здоровых детей, тонко чувствуя границу между монополией и наглостью.
   Сосед-некромант, напротив, проблем не доставлял вовсе. Натренировав духовное око -- ну или что там тренируется от непрерывного общения с требовательными духами и нервными людьми -- он решил, что тот хотел всего лишь скрыться и не привлекать к своему заочно осуждаемому ремеслу постороннего внимания, и больше всего хотел, чтобы его оставили в покое -- что Джон, собственно, и сделал ещё в самом начале их "знакомства". Теперь же он потихоньку, по шажочку расширял власть союзного лешего над прилегающими землями, постепенно окружая территорию некроманта своей -- неизменно следя, чтобы ни в коем случае не окружить полностью и не ограничить подходы к логову соседа -- на случай если таковые ему всё же нужны.
   Ответ на свои действия он получил второй весной после прихода Этой Хрени, когда жизнь в деревне уже более-менее наладилась и даже пошла в гору. В очередной раз обходя свои отвращающие тотемы, Джон с удивлением обнаружил, что некромант свои охранные заклинания сдвинул гораздо ближе к центру своей территории -- местами на сотню метров, а местами и на две. Особенно сильно сдвинулись заклятия с противоположной стороны от деревни -- намёк более чем понятный, и Джон с облегчением замкнул кольцо своих тотемов... почти замкнул -- последний тотем, зачарованный с особым тщанием и изукрашенный, достаточно было просто развернуть на сто восемьдесят градусов -- и прямо от него открывалась тропинка до самого края подконтрольного лешему леса -- ибо воистину ничто не стоит так дёшево и не ценится так дорого, как вежливость.
  
   * * *
  
59. Октябрь ЭХ+0, Женя Жадов и Лена Седьмых.
  
   К рассвету, как грозились, Женя с Леной до города, конечно же, не дошли... даже не пошли -- отойдя от деревни на полчаса примерно ходу, свернули в лес, поблуждали минут десять по буеракам, Лена вырастила что-то вроде палатки из ближайших кустов и корней, Женя же слегка подсветил внутренности очень тёплым светом -- инфракрасное излучение ведь тоже свет, перекрыл входы невидимыми, но от того не менее опасными лучами, и оба уснули раньше, чем коснулись головой импровизированных подушек.
   Ночь прошла тихо, единственной сложностью стало дублирование систем защиты -- и Лене пришлось чуть не полчаса терпеливо дожидаться пробуждения не раз выложившегося за предыдущий день напарника. Чуть перекусив и попив воды из не замёрзшего ещё ручья, пара двинулась вперёд. Город их надежд не оправдал... точнее, не оправдал оптимистических надежд, если кто-то и выжил -- то видно их не было, и на крики они не отзывались. Зато безлюдные магазины щедро снабдили молодых магов и добротной одеждой по погоде, и надёжной обувью, и рюкзаками с припасами на дальнюю дорогу. Была мысль и транспортом каким-нибудь обзавестись, или там тележкой, чтобы не на собственном горбу тяжести переть, но машину водить ни один не умел, тележка в лесу больше мешать будет, чем помогать, а рассчитывать двигаться всё время по дороге... как говорится, "ню-ню".
   Был поблизости и ещё один город -- но, увы, на другой стороне реки, и перебраться без лодки не было никакой возможности. Найти лодку -- не великая проблема, чуть не в каждом втором ручье, что покрупнее, по несколько штук привязано, вот только без мотора или хотя бы вёсел далеко не уплывёшь -- а как раз моторы и вёсла местные всегда уносили домой... Ну или строили на берегу форменный эллинг, который так вдруг и не вскроешь.
   Если ты, конечно, не маг.
   Тонкий синий луч без труда перерезал дужку замка, и уже через несколько минут Женя неспешно грёб, а Лена внимательно смотрела во все стороны, высматривая потенциальную опасность. Опасность она всё-таки проглядела, ибо пришла она из-под воды. К счастью, до нужного берега, высокого в этом месте, не было и сотни метров, а подводной твари ещё не доводилось пробовать лодки на зуб. Первой атакой она перекусила весло -- а шанса на вторую ей не дал Женя, на рефлексах шарахнувший могучей синей вспышкой прямо в тёмно-зелёную, поросшую ракушками голову, от такого "привета" просто взорвавшуюся. Добраться до берега с единственным веслом -- задача нетривиальная, но правильная мотивация творит чудеса, и буквально через минуту пара радовалась твёрдой земле под ногами... а ещё одна тварь -- копия первой -- оттяпала хвост лодки, но развивать успех не стала, видимо, не соблазнившись вкусом.
  
   * * *
  
60. Октябрь ЭХ+0, Чады Лотос.
  
   Сбор клана в реале -- той его части, что обитала в Москве -- занял не так уж и мало времени: пока всех обзвонили, чьи телефоны были, пока достучались до тех, кто был доступен только через инет, пока связь ещё работала -- никто не сомневался ни минуты, что скоро обо всех этих обыденных чудесах старого мира станут рассказывать лишь в сказках, в которые даже маленькие дети верить не будут... пока обнаружили, что внутриигровой чат тоже есть, и даже стал лучше: не надо вспоминать игровой ник собеседника -- достаточно просто понять для себя, о ком идёт речь, тем более, что и списки друзей с соклановцами тоже нашлись.
   Собственно, обнаружение чата и стало первым поворотным моментом: регулярно рассылаемые на весь "регион" сообщения, мол, жопа-жопа, кто выжил -- подтягивайтесь, будем выживать вместе, исправно будили тех, кто ещё спал, и помогали сориентироваться в ситуации тем, кто всё ещё не до конца поверил в происходящее.
   Вторым моментом стало очень путаное сообщение на ломаном английском в глобальном чате. Некая низкоранговая (как некоторые успели посмотреть) девочка горько и многословно пожаловалась на пропажу мамы, пообещала, что отныне никто не останется без "мамочки" и сменила ник на Лотос -- и вот это ощутили все выходцы из варфрейма -- приход игры в реальность стал полным. Минусом стал разрыв глобального чата, сделавший невозможным межконтинентальное общение, региональный же и вовсе ужался до размера большой области... или небольшой европейской страны, как вскоре поделились сведениями тамошние тенно.
   Впрочем, так стало даже удобнее.
   Освоившись с чатом, все тут же немедленно забили его до полной нечитаемости дурацкими вопросами и ещё более дурацкими ответами, но потом всё же кое-как расползлись в личку и обменялись страшноватыми историями о приходе Этой Хрени в других часовых поясах -- от вечера пятницы далеко на западе до утра субботы далеко на востоке...
   Обнаружилось и ещё одно отличие от игры: если сами кланы сохранились (пусть и потеряв очень и очень многих), то все межклановые альянсы оказались аннулированы, и создание новых было заблокировано. С этим разобрались только на следующий день -- уже выяснив, что никаких привычных "узлов" с миссиями не осталось, вся окружающая действительность -- одна большая открытая зона, вроде Равнин Эйдолонов*, с время от времени появляющимися случайными заданиями с несколько более существенной наградой, чем несколько сот "кредитов" или пара единиц какого-нибудь ресурса... встречались даже серебряные моды**!
   Проблема с альянсами оказалась предельно простой -- "посыпавшаяся" из-за массовых исчезновений иерархия в самых крупных кланах***. Как только новых глав успешно избрали -- возможность создания альянса из разряда "нет такой буквы" тут же перешла в "а теперь найди других таких же иди... глав", правда, с пометкой, что на один регион возможен только один альянс. Обсуждение названия грозило затянуться, но потом кто-то предложил, в память о переродившейся девчонке, "чада Лотос", но не совсем верно услышан в царившем гвалте, и название, ставшее удачным компромиссом, было зафиксировано в чуть-чуть неграмотном написании.
   Магической гильдией альянс кланов стал заметно позже, когда на фоне воцарившегося хаоса стали возникать отдельные островки порядка.
  
   * -- Стандартные миссии игры происходят в случайно сгенерированных локациях, для каждой точки Солнечной Системы заранее известно, что надо будет делать и что можно получить в награду. На открытых локациях (Равнины Эйдолонов и Долина Сфер) -- просто бродят враги и расположены их базы и форпосты, и время от времени рядом с игроком генерируются непредсказуемо разные случайные задания.
   ** -- Позволяют улучшать характеристики экипировки (фреймов, оружия и т.п.). В игре есть четыре категории -- медные, самые распространённые (самые слабые, но для некоторых параметров других не предусмотрено вовсе), серебряные -- заметно более редкие и обычно чуть более действенные, золотые -- самые редкие (и самые дорогие в прокачке), как правило, довольно сильные. Четвёртая категория -- праймовые моды, доводящие соответствующее улучшение до логического потолка -- в принципе не выпадают случайно.
   *** -- Кланы в варфрейме делятся на категории по размеру, переход в каждую следующую требует увеличивающегося количества ресурсов и заметно увеличивает стоимость разнообразных клановых проектов (вроде чертежей новой экипировки).
  
   * * *
  
61. Октябрь ЭХ+0, Вася и Оля.
  
   -- Планета "Шелезяка", блин, какая-то, -- задумчиво и печально подытожил двухнедельные поиски выживших Вася. -- Людей нет, полезных ископаемых нет, населена роботами... только и роботов тоже нет.
   -- Ну, по крайней мере, мы уничтожили немало тварей. Да и следы людей тоже видели -- люди здесь были, причём уже после прихода Этой Хрени, но отступили... интересно куда и почему? Вроде бы ничего особо опасного нам не попадалось, слава Императору!
   -- Особо опасного? -- орк невесело рассмеялся. -- Что вообще может считаться "особо опасным" для астартес-примарис, которые ежедневно воюют со всем, что только ни придумали эти буйные фантазёры из GW... с худшей половиной их фантазии! Простым людям, тем более, даже не солдатам, до тебя -- как до неба! Чёрт побери, да даже здешним солдатам далеко даже до меня! А тут -- и вовсе штатские! Конечно, они все сбежали при первой же возможности!
   За эти дни парочка заматерела, набралась опыта, полностью освоилась с приобретёнными способностями -- Вася даже немного подрос, в основном вширь, порядком накачав мышцы в частых драках -- и смирилась с утраченным прошлым. Несколько раз Ольга, как в самый первый день новой жизни, пыталась спросонок прибить "проклятого ксеноса", но, к счастью, без души, быстро вспоминая, кто есть кто, да и не повторялись эти эксцессы уже больше недели.
   Методичное исследование территории оптимизма не внушало: твари, твари, твари, трупы, твари, следы драки (не их драки, чьей-то чужой), ещё твари, ещё трупы, ещё следы, следы чьего-то поспешного бегства, и опять -- твари, твари, твари...
   Преобладавшие в начале теневые твари довольно быстро уступили место тварям вполне живым и материальным, по некоторым из которых ещё даже удавалось догадаться, кем они были до прихода Этой Хрени. От теневых живые отличались заметно... не то чтобы были слабее или что, но оба однозначно предпочитали их теневым -- хоть у теневых и была сильнейшая уязвимость к свету в лице мультилазера, выжигавшего тех со скоростью... ну да, света.
   К счастью, проблем с боеприпасами больше не возникало: расходующим дефицитные патроны болтером Ольга больше не пользовалась, реактор, питающий оружие энергетическое, обещал проработать на полной мощности ещё лет пять до плановой перезарядки, как и Васина переделка с трудом найденной подходящей микроволновки. Не было проблем и с провиантом: хотя продукты, требующие холодильников, уже повсеместно испортились без электричества, всяческие "долгоиграющие" крупы, макароны и консервы оставались вполне съедобными -- тем более, что и орки, и астартес вполне способны питаться чуть ли не опилками, если нужда заставит.
   После двух недель тщательного прочёсывания "стартовой локации" и ближайших окрестностей, пара выходцев из "Молота Войны" решила отправиться в более крупный населённый пункт -- вдогонку за несколькими наиболее перспективными следами. Но и там удача им не улыбнулась -- трупы, твари, твари, следы боя, и снова твари... только уже пуганные, что наводило на мысли, и совершенно пустые магазины.
   Рывок к Москве по местами пустым, а местами и заваленным разбитыми машинами дорогам занял день: Вася всё же научился маневрировать своими реактивными движками, а для брони ультрамарина это и вовсе был почти штатный режим передвижения*.
   -- Двое... на север, четыреста метров... -- немного замялась Ольга, -- похоже на людей под маскировкой, но что-то с ними странное... И три твари левее и на полста дальше! Движутся к тем двум! Бежим!
  
   * -- Если любители вселенной сорокатысячелетнего молота ещё не заметили -- доспех у Ольги отнюдь не серийный.
  
   * * *
  
62. Октябрь ЭХ+0, Чады Лотос.
  
   -- Говорит второй пост. Две цели со стороны области. Гуманоиды, в тяжёлой броне, один примерно с человека, второй раза в полтора побольше. Вооружены...
   -- Серый, не люби начальству мозг, докладывай, как есть! Ваха-сорок-ка, ультрамарин и орк в броне, -- Андрей беззлобно хлопнул напарника по плечу, перебивая. -- С Этой Хренью ещё и не такое увидим, если не сдохнем!
   -- Ля, Дрон, не толкай под руку! -- Сергей был явно недоволен. -- Сам вижу, что ваха! Только два момента не сходятся. То ли десантник слишком большой, то ли орк слишком мелкий, но откуда тогда у него броня? У них броня только у крутых есть, а крутые -- всегда здоровенные!
   -- А второй момент какой? -- демонстративно вздохнул Андрей после столь же демонстративной паузы. Парни знали друг друга очень давно, крепко дружили и все их взаимные подколки были крепко въевшейся привычкой играть на публику.
   -- Ну, по нынешним временам и вправду мелочь, наверное, но астартес все поголовно ксенофобы, им по инструкции положено чуть ли не на генетическом уровне... да и орки тоже те ещё твари... может быть хаоситы? Этим вообще похрен, кого засрать... О! Смотри! Сюда идут! Бери на прицел смурфика, у тебя ружьё мощнее, а я орка пасу!
   Двое "чад Лотос" -- едва ли не самых первых, одобривших это название -- бросили заниматься фигнёй и сосредоточились на своих обязанностях... и тут же резко напряглись: обнаруженная пара внезапно перешла на бег, а потом и вовсе развила совершенно невероятную скорость, врубив реактивные двигатели. К счастью, открыть огонь по стремительно приближающейся паре тенно банально не успели -- орк и ультрамарин промчались мимо них, будто вовсе не обратив внимания, завернули за угол и открыли ураганный огонь по проявившимся после первых попаданий здоровенным тварям.
   -- Инвиз, говоришь? -- покосился Андрей на Сергея, вышедшего на патруль в Иваре*. -- Инвиз -- это хорошо! -- и с преувеличенным одобрением закивал. Сам он предпочёл Титанию**, чтобы при необходимости обеспечить воздушную разведку и прикрытие.
  
   * -- Ивара, другой стелс-фрейм (есть ещё Локи, который добывается заметно проще). Несмотря на невидимость, враги в игре всё равно толпятся рядом с фреймом -- будто что-то подозревают.
   ** -- Главным достоинством Титании является возможность летать. Летящую Титанию весьма сложно попортить, а сама она может врагов довольно убедительно пострелять (и даже порубить, если вдруг захочется).
  
   -- Спасибо за помощь! -- разглядывая убитых тварей, Андрей то и дело стрелял взглядом в сторону новых союзников. Явно были знакомы ещё до Этой Хрени и, похоже, её приход встретили вместе. -- Право же, не стоило так рисковать!
   -- Защита людей -- мой первейший долг! -- совершенно искренне отозвался космодесантник неожиданно приятным и мелодичным голосом.
   -- Мы таких тварей встречаем уже не впервые, знаем, чего от них ждать и как бить, -- неожиданно культурным слогом поддержал астартес орк. -- Мы из Икши, там живых не нашли, решили здесь поискать. Удачно, насколько я могу судить?
   -- Да, наших тут немало, -- отозвался Сергей. -- Народ из области тоже подтягивается потихоньку. Варфрейм, слышали может?
   -- Варфейс? -- переспросил ультрамарин.
   -- Нет, варфрейм. Тоже шутер, тоже онлайновый, но про космических ниндзя, -- поясняя свои слова, Сергей помахал мечом, а потом на пару секунд активировал невидимость. -- Правда, с космосом жопа полная, к сожалению. А вы?..
   -- В точности соответствуем внешнему виду. Вархаммер сорок тысяч, я -- астартес-примарис, подробностей не знаю, вроде, тяжёлая поддержка, Вася -- орк, мек.
   Орк лишь пожал плечами и немного виновато развёл руками -- дескать да, у орков подробности как-то не предусмотрены.
   -- Давайте знаете, как сделаем? -- после немного неловкой паузы заговорил Андрей. -- Наша база тут недалеко, переговорите с начальством, может, они чего путного посоветуют. Мы тут патрулируем, тварей бьём, чтобы мирняк не жрали, заодно и новых людей высматриваем. Вы, уж простите, на мирных жителей ну никак не тянете, но поговорить всё равно стоит -- как минимум, про соседей наших расскажут. К нам точно не возьмут, у нас только варфреймовцы, тут без вариантов, а вот в союзниках вас видеть очень хотелось бы!
   Сергей согласно кивнул. Из трёх тварей на долю тенно пришлось лишь чуть больше половины -- в смысле, половины одной твари. Самую крупную тварь чуть не пополам разорвало очередью мультилазера, другую -- насквозь пробила здоровенная сосулька, пришпилив к стене ближайшего здания и, похоже, прямо в полёте заморозив насмерть. Самая мелкая и шустрая тварь попыталась обойти нападающих сбоку и попала под перекрёстный огонь.
   -- А вы не боитесь, что тут ещё такие твари ходят? Мне кажется, они вам... доставят проблем, -- весьма деликатно сформулировал Вася.
   -- Ну и что? -- искренне удивился Сергей. -- У нас же варфрейм! Если кого-то сложат -- напарник поднимет. Даже если обоих сложат -- по четыре респавна на миссию, сами встанем! Ну а если и этого не хватит -- нас тупо обратно в орбитер кинет с проваленной миссией. В любом случае, мы сразу в клан свистнем, чтобы подмогу слали, а четверо* хаёв** кого хошь раскатают!
   Демонстрируя слова напарника, Андрей переключился в режим оператора.
   -- На самом деле, я выгляжу как-то так, -- пояснил он немало удивившимся появлению мелкого подростка гостям, -- а это, -- он махнул рукой в сторону застывшего варфрейма, -- всего лишь... фрейм***, -- заминка была совсем крохотная и вряд ли бы её заметил нормальный человек, не модифицированный так же сильно, как астартес-примарис. -- Можно сказать, дистанционное управление, как и эта проекция. А сам я сижу там, в безопасности. Так что никакого риска!
   Гости лишь переглянулись, не скрывая завистливого одобрения.
  
   * -- Максимальный размер группы в варфрейме.
   ** -- На самом деле, главная разница между новичками и опытными игроками не столько в каких-то абстрактных уровнях (в отличии от классических ММОРПГ, в варфрейме ранг игрока на характеристики не влияет никак), сколько в наличии редких мощных модов, многажды прополяренного под эти моды снаряжения и большого-пребольшого опыта.
   *** -- По истории вселенной варфрейма, фреймы -- это совсем-совсем не "просто" и не "всего лишь", но объяснять долго и в текущей ситуации совершенно бессмысленно -- всё равно никто не даст "сменить игру".
  
   * * *
  
63. Ноябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   Двухнедельное путешествие дало Сергею достаточно времени, чтобы заметно подправить карточку Саи, получить три уровня (как он и думал, после завершения "обучения" скорость прокачки заметно упала) и начать работать над карточкой Арины -- по одному штриху за раз, уж очень выматывающим был процесс, зато вдумчиво и аккуратно, как никогда раньше. Полученные единички отправились во всё ещё сильно отстающие от пафоса стиль, кавай и цвет, для новых хуманизаций не нашлось подходящего прототипа -- не ножовку же опять воплощать, в самом-то деле. А вот две стилизации он нарисовал, тщательно обдумав и обсудив с заинтересованными лицами.
   Сае достался веер -- увиденный в огромной груде рассыпанных детских игрушек возле жестоко раскуроченной фуры, он внезапно напомнил Анастасьеву какую-то китайскую вроде бы сказку, и после тщательного раскрашивания соответствующими мотивами и пары пробных махов отобразился в системе как "Чёрный Ворон, как бы веер как бы тенгу" без дальнейших подробностей. Разведчица приняла подарок с искренней благодарностью, чуть ли не со слезами радости, и немедленно просветила шефа, что сказка была не китайская, а японская, и что веер Тенгу -- это могучий артефакт, практически идеально ей подходящий.
   Сложнее оказалось с Ариной -- самая сильная и крепкая из всей команды (Сергей был практически уверен, что с созданием самой первой хуманизации Система ему невозможно подыграла), она ни в чём особо не нуждалась... кроме внимания. Так что подарок на самом деле состоял из двух частей -- во-первых, правки карточки, на которой небольшой дастер из откровенно "не настоящего джипа" постепенно становился чем-то существенно более серьёзным... и оборудованным, в том числе, небольшой, но "настоящей джиповой" лебёдкой, которая в человеческом облике превращалась в странную хреновину на цепи, вроде той, что использовала девочка из "Убить Билла". Своевременно подвернувшиеся твари, на которых обновку обкатали, своё отношение изложить не успели, а вот Арина подарком осталась несомненно довольна.
   В минусах активной прокачки оказалось неожиданное исчерпание самых главных для оной прокачки ресурсов -- бумаги, карандаша и даже ручки. В обычные времена вопрос решался за десять минут в ближайшем магазине канцтоваров, но здесь и сейчас, посреди неведомого нигде, когда вокруг бродят страшные чудовища, простой вопрос превратился в серьёзную проблему. Впрочем, если есть дорога -- то ведь куда-то же она ведёт? И лихая команда решительно двигалась дальше на "слегка потрёпанном" как-бы-инкассаторском броневичке неопознаваемого происхождения.
   Точнее, в салоне находились только Сергей и Чоппа -- Арина, по понятным причинам, внутри себя самой находиться не могла, а Сая, воспользовавшись веером, превратилась в ворона и наблюдала за окрестностями с высоты птичьего полёта. Она и заметила приближающиеся неприятности, и даже предупредила своим едва слышимым, но изумительно разборчивым шёпотом. Среагировать, правда, успела лишь Чоппа, перекинувшись в топорик, а потом мощный удар неведомо откуда взявшегося щупальца полуметровой толщины просто смахнул небольшую машину с дороги.
   Обычная машина на этом и прекратила бы своё существование -- и хорошо, если смогла бы уберечь пассажиров от совсем уж тяжёлых травм, но... но Арина обычной машиной не была, а потому, перелетев придорожную канаву и проломив разросшиеся кусты, приземлилась на все четыре колеса, болезненно скрипнув подвеской, и тут же решительно рванула во чисто поле, отрываясь от неизвестных нападающих.
   Нападающие таким поведением своей "законной добычи" искренне возмутились и рванули следом, окончательно раскрыв свою суть -- два странных существа, одно похожее на здоровенного человекообразного осьминога (только щупалец у него было не восемь, а гораздо, гораздо больше) и другое, ещё побольше, вовсе ни на что не похожее, но осёдланное явным человеком, едва заметным на фоне такой махины и азартно размахивающим руками в сторону медленно догоняемой машины, похоже, чувствуя себя вполне комфортно верхом на безумно мчащейся жуткой твари.
   Очухавшись после внезапного полёта и отпустив руль -- всё равно Арина с управлением лучше управляется, он и на водительское-то место сел больше по привычке, чем из реальной необходимости -- Сергей подобрал топорик-Чоппу и метнул оружие в приближающихся противников. Сочтя бросок прямым указанием к действию, Сая поддержала атаку воздушной волной. Комбинированная атака оказалась поразительно удачной -- удар реально сбивающего с ног ветра вбил в землю обеих разогнавшихся тварей настолько резко, что у наездника не было ни единого шанса удержаться в седле, что бы оно из себя ни представляло. Короткий полёт завершился вместе с исполненным паники истошным воплем. Чоппа, однако, на человека отвлекаться не стала -- за миг до попадания она превратилась обратно в девушку... невысокую, но весьма крепкого сложения и способную ребром ладони перерубить пятисантиметровую ветку, и всем весом влетела в оглушённое чудовище, обрубая подвернувшиеся щупальца.
   Арина же, лихо развернувшись, рванула на помощь подруге, заодно переехав неподвижно лежащего человека. Не доезжая каких-то метров до уже начавшего шевелиться ездового монстра, Сергей на волне адреналина смело выпрыгнул из машины с клюшкой наперевес, давая той возможность тоже сменить облик на более удобный для драки человеческий. Полёт кубарем по осеннему полю, к счастью, обошёлся без серьёзных последствий, а клюшка, глубоко вошедшая в тушу, помогла остановиться... буквально через доли секунды после того, как в ту же тушу влетела Арина, сминая и разрывая щупальца, и снеся её с прежнего места -- чудом не вырвав клюшку из рук Сергея и существенно увеличив нанесённую рану.
   Увидев, что "шеф" столь необдуманно ввязался в драку, Сая тоже не смогла остаться в стороне, хотя ближний бой -- да и вообще, практически любой бой -- не был её сильной стороной, и снова атаковала тварей магией веера, стремительно пикируя навстречу. В этот раз она отправила тонкую режущую волну, обрубившую часть щупалец на всё ещё приподнятой после первого удара нижней стороне обоих монстров и без риска для союзников ушедшую в землю.
   Начало схватки вышло исключительно удачным, но вот дальше ситуация ухудшилась -- твари, немного оклемавшись, стали бить в ответ, и били сильно. Впрочем, хуманизации преимущественно металлических предметов и сами по прочности не особо уступали металлу, Сергей вполне успешно парировал удары своей клюшкой, каждый раз ощутимо укорачивая наглые щупальца, а Сая продолжала бить магией веера, едва видела малейшее окно, чтобы не задеть своих... просто чужие оказались ну очень большими и крепкими.
   Постепенно сдвигаясь, схватка описала круг, вновь оказавшись возле ссаженного -- и, краем глаза уловив подозрительное шевеление, Сергей не глядя рубанул клюшкой, добив покалеченного и полупарализованного главаря. Результат оказался неожиданным -- твари словно взорвались движением, ударив, казалось, сразу всеми щупальцами, каждым во все стороны одновременно, разбросав противников и душевно приложив друг друга, и, пока люди поднимались на ноги, сцепились друг с другом в яростной схватке, которая через пару секунд прекратилась протяжной фиолетовой вспышкой, не оставившей после себя ничего материального, лишь ощущение тошнотворной мерзости.
   "Дзынь!" -- Сергей вздрогнул и выругался. С опаской развёрнутое окошко гласило: "Поздравляем! Благодаря командной работе, внимательности, смелости и везению (особенно везению!) вы избавили мир от злобного порождения Этой Хрени и призванных им существ и получаете в награду внеочередной левел-ап и единичку пафоса!" -- и тут же новое окошко заморгало в уголке, привлекая внимание. "Поздравляем! Вы повысили пафос до пяти и получаете способность -- пафосное превозмогание!" -- прочитал Сергей. Справка о новой способности молчала, как партизан на допросе... впрочем, как и всегда, когда это касалось реального смысла его странных характеристик и их влияния на него и окружающую действительность. Пожав плечами, он кинул полученную единичку в цвет -- вроде бы, цвет давал чуть больше сил для правки карточек, и теперь, получив десятый уровень, Сергей решил наконец-то замахнуться на давно запланированное добавление третьей оси в автомобильную ипостась Арины... а сопутствующая небольшая смена пропорций даст существенный прирост размеров.
  
   Проснулся Сергей в палатке, жутко усталый и голодный, совершенно голый и с намертво вцепившейся в него Ариной -- такой же голой и спящей с совершенно невообразимо счастливой мордашкой. Пытаясь вспомнить вчерашние события и одновременно тихонько выпутаться из крепкой хватки, он очень не сразу заметил, что рук у Арины внезапно прибавилось... "Хорошо, что не ног!" -- отстранённо подумал он, попытавшись представить себе эдакого человеко-человеческого кентавра*, и решительно помотал головой, вытряхивая жутковатое видение.
  
   * -- С двумя парами человеческих ног и без лошадиного туловища между ними.
  
   -- Доброе утро, шеф! Я тебя о-бо-жа-ю! -- радостно заявила разбуженная резким движением девушка, ничуть не стесняясь своей наготы. -- Ты -- лучший!
   -- Доброе... -- не вполне уверенный, как реагировать на происходящее, особенно в свете провала в памяти, ответил тот, но решил не тянуть и не усложнять: -- А что вчера было? Вот вообще не помню! Помню, как хотел тебе третью ось нарисовать -- и вдруг уже утро... сил нет и жрать хочется, -- последнее уточнение вырвалось само, когда попытка просто сесть на спальнике чуть не провалилась.
   -- Ой, шеф, что было, что было! -- обрадовалась девушка возможности поговорить, усаживаясь на спальнике по-турецки. -- Да, сначала третья ось, очень круто получилось, я теперь такая большая! Настоящий бронированный вездеход! Шины -- во! Дорожный просвет -- во! Колея -- во! Салон -- вообще как две этих палатки! И броня везде, и стёкла тоже! И люк в потолке! -- Арина старательно размахивала руками, показывая какие-то совершенно несусветные размеры и радуясь, как ребёнок мороженому. -- А потом ты сказал, что нам нужно какое-нибудь дальнобойное оружие, и Сая долго искала подходящую палку, а потом Чоппа её строгала, а потом ты её всю угольком изрисовал, и раскалённой железкой узор выжег, и ленточками перевязал, и шнурок натянул -- и получился лук! Та-ако-ой лу-ук! -- Девушка аж зажмурилась и замотала головой от избытка чувств. -- Ты сказал, что ему не нужны стрелы, и что он никогда не промахивается, и что у него есть собственное имя, и даже сказал, какое, но мы не разобрали, а ты сразу сделал из него ещё одну хуманизацию и назвал Зара, и она странная, потому что не может превратиться в лук, а всегда есть и она, и лук, и ему взаправду не нужны стрелы, а потом ты отрубился и мы отнесли тебя в палатку, а Зара сказала тебя раздеть, и раздеться, и потом объяснила, что и как делать, и мне очень понравилось, и я хочу ещё?
   Внезапно прозвучавшая совершенно не к месту вопросительная интонация выбила Сергея из транса, в который он провалился от усталости и нескончаемого бурного напора Арины.
   -- Сначала -- есть! -- насколько мог твёрдо произнёс он. -- Всё остальное -- потом!
   -- Как я вовремя! Как раз еду принесла! -- вроде бы негромко, но не своим обычным шёпотом и удивительно радостно сообщила незаметно просочившаяся в палатку Сая... из одежды на ней была лишь налобная повязка с металлическим кругляшом, даже близко не похожим на ту пятирублёвую монету, которую когда-то давно Сергей привязал к лесной коряге.
   -- Да вы что, сговорились, что ли?!! -- изумлённо воскликнул художник.
   -- Ага! -- новый голос раздался с противоположной от Сергея стороны палатки, из-за спины Арины, и принадлежал, уже вполне ожидаемо, Чоппе... и тоже неглиже. -- Это Зара нам подсказала, а то сколько можно уже ждать! Мы же живые!
   -- Так... Я об этом точно пожалею, но... а где Зара? -- мрачно спросил он.
   -- Я здесь, мой господин! -- новый, приятный и откровенно соблазнительный голос раздался из изголовья, и то, что Сергей спросонья принял за необычно многочисленные подушки, оказалось довольно фигуристой и высокой девушкой, каким-то невероятным образом сумевшей сложиться чуть ли не вчетверо, а теперь медленно и донельзя эротично раскладывающейся под его удивлённым взглядом. Чуть смугловатая кожа, широкие миндалевидные глаза и красная точка на лбу...
   -- Индианка? -- удивлённо задал он первый пришедший в голову вопрос.
   -- И младшая жена господина, -- с явным удовольствием подтвердила та. -- С позволения старших жён.
   -- ... -- что именно хотел сказать Сергей, так и осталось неизвестным, ибо его перебил лишь ему одному слышимый и знакомый до зубовного скрежета "Дзынь". -- Да...
   Договорить ему не дали заботливые пальцы, осторожно положившие в открытый рот что-то очень вкусное.
   -- Кушай, дорогой, тебе нужно восстанавливать силы! -- удивительно ласково произнесла -- не прошептала, как раньше, а нормальным голосом -- Сая. -- А ругаться не надо, всё равно ведь бесполезно.
   Остальные девушки подобрались поближе, подпирая "шефа" со всех сторон, чтобы ни в коем случае не дать ему упасть -- и уж тем более не упустить возможность покормить его с рук, пользуясь минуткой слабости.
  
   * * *
  
64. Ноябрь ЭХ+0, Сергей Анастасьев.
  
   -- Ой, а чего это я тут рассиживаюсь! Моя очередь дежурить! -- вдруг всполошилась Чоппа и поспешно выскочила из палатки.
   Сергей же, оглядев оставшихся, с тяжёлым сердцем раскрыл интерфейс системы. Сообщений оказалось всего три, и все три на удивление нейтральные. "Поздравляем! Вы получили 11-й уровень!" -- очень приятно, но не сказать чтобы совсем уж неожиданно после пересказа вчерашних событий. "Поздравляем! Вы получили достижение! Что нам стоит дом построить? Нарисуем -- будем жить!" -- в награду шла ещё одна единичка пафоса, а предельно короткое описание толстыми намеками отсылало к бурно проведённой ночи. "Художника любой обидеть может -- а мы не будем!" -- гласил заголовок третьего оповещения. "Хуманизации, стилизации... Да какая, в сущности, разница? Творите! Творите так, как считаете нужным! Все доступные слоты всех доступных созданий объединены в общую категорию Создания, а в качестве благодарности за упрощение отчётности -- ещё один свободный слот!"
   Список "Созданий" действительно объединил хуманизации и стилизации. В нём значились Арина, Сая, Догматическая Клюшка, Чоппа, Чёрный Ворон, Цепная Лебёдушка и "Зара (2)". Ещё четыре слота были свободны. Раскрытая карточка новенькой содержала два раздела -- некая безымянная стилизация "волшебного божественного лука" и собственно Зара, хуманизация этой самой стилизации. Раскрыв рядом для сравнения карточку Арины, Сергей задумчиво повертел её туда-сюда, разглядывая обе ипостаси (третья ось -- точнее, третья пара колёс, с такого ракурса подвеска однозначно выглядела независимой -- и правда добавила изрядно габаритов), а затем попытался разместить обе части рядом. Обычно сговорчивый, в этот раз интерфейс отчаянно сопротивлялся, чем лишь разжёг азарт... и в конце концов всё же сдался с неким виртуальным щелчком.
   Последующие события понеслись кувырком. Сначала ойкнула Арина. Потом снаружи и куда громче что-то неразборчиво воскликнула Чоппа. А потом, заставив палатку ощутимо вздрогнуть, рядом с ней рухнуло что-то очень-очень тяжёлое. Выпутавшись из конечностей и одеяла, Сергей всё же первым высунул голову из палатки, затем недоверчиво снова заглянул внутрь, а после -- в интерфейс. Самая первая строчка перечня изменилась, теперь она выглядела как "Арина (2)". И хотя сама Арина находилась внутри, её второй облик, вездеход, небрежно стоял снаружи, как будто его вечером припарковали в первом попавшемся углу да так и оставили. Количество свободных слотов сократилось до трёх.
   -- Это открывает определённые перспективы, -- крайне задумчиво оглядывая остальной свой гарем медленно произнёс художник. -- Очень интересные перспективы.
  
   * * *
  
65. Ноябрь ЭХ+0, Вася и Оля.
  
   Визит к руководству местного филиала Чад Лотос неожиданно затянулся. Сначала его, руководства, не оказалось на месте и парочку попросили чуть-чуть обождать, попутно накормив горячим обедом и порадовав общением с живыми людьми. Потом начальства всё равно не было, зато была некая тревога, поднятая внезапно появившимся из пустого воздуха подростком -- оператором, как уже успели объяснить местные, они тут теперь все подростки, когда не в варфрейме на миссии. Подросток с матерными стонами хватался за совершенно целые с виду части тела и первые минут пять вообще внятного слова не произнёс. Очевидно, что ситуация для местных была вполне знакомая и понятная -- кто-то быстренько проверил по журналу, куда вернувшегося отправляли, группа дежурных неким не вполне понятным образом выделила из своего состава четверых, которые принялись вяло обсуждать монстров, оружие и фреймы, явно дожидаясь, пока пострадавший сможет что-то прояснить.
   И он, наконец-то, прояснил. Патруль, аналогичный тому, что встретил Васю с Ольгой, наткнулся на каких-то особо злобных и бронированных тварей, справиться с которыми не смог, и пока другой тенно, старательно прячась в невидимости, продолжал наблюдение, первый, потративший в неравном бою все доступные воскрешалки, вернулся на базу, и теперь как минимум пару суток будет приходить в себя. А с тварями будет разбираться четвёрка тенно поопытнее.
   Разумеется, в свете угрозы человечеству Ольга не могла не предложить свою помощь, а Вася, разумеется, не мог отпустить напарницу одну. Чады Лотос крепко задумались, но от халявной помощи не отказались -- благо, "посторонние" в группу никак не включались, на миникарте обозначались как "дружественные NPC" и вообще никоим образом не мешали, а вовсе даже и наоборот.
   Пятнадцатиминутная пробежка привела шестерых бойцов в ничем не примечательный городской квартал -- и к весьма примечательной твари, больше всего напоминающей очень тёмного, почти чёрного неопределённо-грязного цвета трицератопса размером с легковушку. Обнаружив новых противников, тварь молниеносным прыжком развернулась к ним мордой, яростно взревела -- и с рогов сорвалась ослепительно яркая молния, с оглушительным треском раскидавшая прибывших тенно, ударив в неведомо когда подставленный Ольгой щит.
   Мощная ударная волна от разряда протащила Васю несколько метров, но с ног не сбила, чем тот и воспользовался, выстрелив из своего морозильного топора. Пробивший на испытаниях кирпичную стену, да и потом неплохо себя зарекомендовавший сосулькомёт оставил лишь неглубокую, припорошенную инеем царапину на бронированном воротнике твари.
   Вскочившие на ноги фреймы не остались в стороне -- кто-то стал стрелять, кто-то использовал какие-то способности, кто-то лихим жестом непонятно откуда вытащил пушку больше себя размером и тоже стрелял. Четвёртый переключился в оператора и лупил в тварь издали ярко-белыми импульсами. Судя по раздражённой ругани -- у них всё было столь же безуспешно, как и у Васи с пузырьковым пистолетом, и у Ольги с мультилазером.
   Твари, однако, массированная атака не понравилась, невзирая на безуспешность. Снова взревев, она выгнула спину, встопорщив переливающуюся с изнанки чешую, и во все стороны от неё по земле раскатилась обманчиво медленная полупрозрачная голубая волна. На этот раз с ног сбило даже Ольгу, и даже довольно далеко стоявшего оператора.
   Разорвав дистанцию, ребята связались со скрывающимся патрульным, подтвердившим, что они нашли нужную тварь. Осталось только понять, как её убить.
  
   * * *
  
66. Июль ЭХ+5, Николай и Алиса.
  
   Медовый месяц неожиданно затянулся -- потихоньку накопившиеся за прошедшие с начала Этой Хрени годы друзья успели порядком расползтись по стране, а теперь старательно зазывали в гости, чтобы поздравить со знаменательным событием. Были и другие причины -- слаженная пара боевиков не отказывала в небольшой и хорошо оплачиваемой помощи гостеприимным хозяевам, что, разумеется, тоже требовало времени.
   К своему старому дачному домику они вернулись только в середине июля, довольно поздно вечером, когда солнце уже опустилось за деревья, а потому совсем не сразу заметили тихо собравшихся возле дальнего угла подростков... точнее -- девушек, как понял Николай по реакции укоренённых тентаклей, причём исключительно девушек, судя по едва заметно наморщившей носик Алисе.
   Пока Николай мысленными пинками загонял тентакли на место под плинтус, Алиса подошла к молодёжи поближе. Реакция на её появление оказалась неожиданной и довольно занятной.
   -- Ты кто такая? Неважно, после остальных пойдёшь! -- негромко, но с полной уверенностью скомандовала одна из девиц, только что тихо что-то объяснявшая остальным.
   -- Куда? -- с лёгким любопытством спросила Алиса, едва заметно придавливая магией.
   -- Как куда? -- искренне удивилась девица. -- К тентаклям!
   -- Да зачем бы мне? -- теперь уже Алиса удивилась всерьёз, продолжая крайне деликатно давить на присутствующих, вызывая симпатию и доверие.
   -- Так ведь Сила же! -- заглавная буква была отчётливо выделена придыханием. Остальные девицы решительно закивали, подтверждая. -- Я вот сама получила, и Танька с дальнего конца, и Светка. Вот наших привела... ой!
   "Ой" был вызван подошедшим Николаем, успокоившим наконец тентакли, разгорячившиеся из-за близости столь желанной женской плоти буквально в метре от забора.
   -- И что же это за Сила такая, что её задаром раздают? -- ехидно поинтересовался он. -- А то, может, мне тоже надо?
   -- А... а она только для женщин! -- выпалила одна из девиц, стоявшая ближе всех к забору, а теперь старательно одёргивающая платье.
   -- Да вы рассказывайте, рассказывайте! Нам интересно! -- ласково попросила Алиса, и девчонки стали рассказывать.
   Началось всё ещё весной, когда пара страшных колдунов куда-то сгинула, не иначе, как в свою преисподнюю. Некая "Танька с дальнего конца", "случайно" проходя мимо четвёртый день подряд, убедилась в этом совершенно точно, и решила проведать, что же там такое в теплице растёт... а главное -- чем освещается. Будучи женщиной осторожной и помня о зловредной натуре колдунов, она сразу через забор лезть не стала, а сначала потыкала палкой. Забор, вполне естественно, не отреагировал. И тентакли, строго-настрого замотивированные Николаем перед отъездом, тоже ограничились лишь наблюдением. А вот когда отчаянная баба ухватилась-таки за калитку, они решительно ринулись на защиту вверенной частной собственности. Дальше всё развивалось по классическим анимешным сценариям: в ужасе шарахнувшаяся прочь Татьяна споткнулась на ровном месте, а тентакли, уже сорвавшие с неё юбку и бельё, из-за этого самого падения остались без свалившейся в канаву добычи.
   Кое-как оправившись от испуга, женщина ухромала домой, где не поскупилась сменять ведро самогона на два литра бензина, и вернулась, чтобы без всякой жалости спалить дотла гнездо поганых колдунов... вот только не учла, что оные колдуны, хорошо представляя возможные осложнения от добрых соседей, защиту от огня на своём участке поставили чуть ли не первым делом, да ещё и вдвоём, каждый по-своему.
   Словом, бензин не горел. Точнее, немедленно гас, стоило ему пересечь границу участка. Тряпки, палки, даже с огромным риском сделанная бензиновая дорожка -- ничто не могло заставить гореть хоть что-нибудь с внутренней стороны забора... или хотя бы ворота с калиткой. А вот крепкое словцо неожиданно превратилось в огненный плевок, который хоть и тоже не смог ничего поджечь, но как минимум оставил пятно копоти на воротах.
   Через забор, впрочем, перелететь не смог и плевок. Так что Татьяна со всем тщанием наплевала на воротах неприличное слово и с гордо поднятой головой отправилась домой, только там и сообразив, что, вообще-то, никаких магических способностей до этого дня у неё не было.
   Разумеется, долго держать секрет в себе вздорная женщина ("если уж её даже местные девицы считали вздорной -- это ж какой у неё на самом-то деле характер?" -- подумал про себя Николай, но уточнять не стал, чтобы не мешать супруге добывать информацию) не смогла и поделилась с лучшей подругой Светкой. Рассказчица этот разговор случайно подслушала, когда её парень провожал ("ага, задами и огородами провожал" -- мысленно хмыкнул Николай, но снова промолчал). На следующий вечер две приятельницы отправились к дому колдуна вместе, прихватив для страховки верёвку -- вдруг да не подвернётся под ногу подходящий камешек? И всё у них получилось, как по писаному: вдвоём что есть дури пригнули молодую берёзку, накинув верёвку на верхушку, Светка задрала подол да продемонстрировала тентаклям сокровенное и, всем весом повиснув на верёвке, стала потихоньку сдавать задом к калитке. Стоило же мерзким щупальцам лишь её коснуться -- тут же на той самой верёвке в кусты и улетела, ровно из катапульты.
   Рассказчица видела это совершенно отчётливо, так как сама пряталась аккурат в соседних... да-да, парень её снова "провожал". Светке магия досталась ни разу не огненная, а вовсе даже ледяная, и проявилась тоже не прям сразу, но довольно быстро.
   Следующей испытательницей стала некая Машка из соседней деревни, заехавшая погостить и спалившая Светку на ранее однозначно отсутствовавших магических способностях. Виной ли тому обида на разоблачение, или просто так звёзды встали -- но Машке не повезло: сначала тентакли подпустили её поближе, а потом ухватили накрепко, так что обеим помощницам пришлось вступаться за подругу. Вытащить они её вытащили, и даже магия ей досталась -- тоже огненная, но посильнее Светкиной, вот только за те лишние мгновения, что она провела в плену тентаклей, она изрядно поехала крышей. Большую часть времени вроде как нормальная, но то смеётся ни с того ни с сего, то отвечает невпопад, то вдруг начинает флиртовать с кем ни попадя... ходят слухи, что некоторые мужики даже получили что хотели и остались очень довольны, но без подробностей.
   Сама же рассказчица, представившаяся Дарьей, взвесив все риски и потенциальные выгоды, тоже решила рискнуть, правда, подключила фантазию. Неизвестно, как ей такое в голову пришло, но идея сработала на все сто: если тентакля как следует раздразнить с безопасного расстояния, то он в обидчицу "плюнет" -- и вот этот-то плевок как раз магию и даст, причём без всякого риска, и Дарья уже сводила к волшебному забору всех подруг... очень внимательно следя, чтобы не пересечься со Светкой и её подругами, по-прежнему пользующихся рискованной верёвкой и уже почти доломавших ту самую берёзку.
   На этом месте Николай уже не стерпел и своё мнение об умственных способностях участниц истории донёс до присутствующих во всех подробностях. После чего, посмотрев на офигевших от такого внезапного поворота девиц, тяжело вздохнул и приказал первому попавшемуся щупальцу вылезти из-за забора и хорошенько "оплевать" их всех, велев передать деревенским, что колдун, как приличный человек, женился, вот как раз на своей колдунье, и что любой, кто попробует их счастливой семейной жизни помешать, будет немедленно пущен на опыты... или сразу на ингредиенты.
  
   * * *
  
67. Ноябрь ЭХ+0. Вася, Оля и Бонус.
  
   Через несколько минут, наполненных разными смелыми экспериментами, в битве с "бешеным Электроником", как кто-то в сердцах обозвал трицератопса, наступил натуральный пат: его молнии и ударные волны не наносили достаточного урона, чтобы вывести кого-нибудь из строя, а от мощных, но не особо быстрых таранных ударов все своевременно уворачивались... а если кто из фреймов вдруг не успевал -- того быстро поднимали другие тенно.
   С противоположной стороны ситуация выглядела ничуть не лучше: нанести урон банально не получалось. Чешуя твари уверенно выдерживала всё, что могли ей "предложить" люди -- получая максимум едва заметные царапины.
   -- Нет, ля, это ни хрена не джаггернаут! У того пузо вообще мягкое, а так с любой стороны пробить можно, -- мрачно сплюнул один фреймов -- здоровенный, как сарай у бабки, и регулярно подставлявшийся под удар, прикрывая союзников под временной неуязвимостью от своей способности.
   -- Абилки, пушки и арчпушки не дамажат, оператор не берёт, в рифт банится на полтаймера, стазис его не останавливает, только замедляет, -- поддержал коллегу другой фрейм в щёгольском цилиндре, и обернулся к переводящим дыхание выходцам из вархаммера. -- У меня идей нет, может, вы что придумаете?
   -- Да что тут думать -- пинать надо! -- неожиданно взорвался молчавший до того Вася и, врубив ракетный ускоритель, рванул в лобовую атаку, далеко отведя топор назад и вниз.
   Остановить его никто не успел, и он всем весом, всем замахом и всей отчаянной нерассуждающей яростью рубанул правый рог зверюги. Силой собственного удара его закрутило и отбросило в сторону, заставив кубарем пролететь неширокую площадь, изрядно приложившись об стену. Трицератопс не оставил столь вопиющую наглость безнаказанной: резко развернулся в сторону временно беспомощного противника и ударил молнией.
   Практически одновременно с разворотом зверя Ольга, нутром почуявшая не то шанс, не то угрозу союзнику, попыталась -- по мере возможностей своего доспеха -- повторить манёвр орка и обрушила свой молот на левый рог. Однако, молния зверя всё же оказалась быстрее -- и покрытый после Васиного удара толстым слоем льда рог взорвался мелкой шрапнелью. Вместо уже знакомого прямого прицельного разряда между монстром и орком образовалось клубящееся облако беспорядочно перепутанных искрящихся жгутов.
   Именно в этот момент окутанный огнём Ольгин молот достиг своей цели. Удар, подкреплённый всем весом праведного гнева астартес-примарис (и просто весом тоже) с хрустом провернул голову твари, впечатав скулой в асфальт. Именно эта крошечная заминка и стала решающей -- левый рог тоже обломился у основания. Лишённое остатков контроля электрическое буйство взорвалось, далеко отбросив Ольгу и явно оглушив тварь.
   -- По рогам ему! -- радостно возопил рино, бросаясь в атаку.
   -- И промеж ему! -- поддержал его Вася, которому, вопреки всякому здравому смыслу, мощные электрические разряды нисколько не навредили -- напротив, даже, похоже, помогли быстрее очухаться и подняться на ноги. Добираться до твари ему было куда как ближе, чем остававшемуся за спиной трицератопса фрейму, но он всё равно не успел -- полуоглушённый зверь мотнул головой, прочищая мозги, и вместо переднего рога на пути топора оказались зубы. Правая сторона морды покрылась коркой льда, а само чудище, видимо, окончательно очухавшись, громогласно взревело и рвануло вперёд, смять надоедливого человечка.
   Впрочем, кое-чего тварь не учла: лишённая верхних рогов, она совершенно напрасно опустила голову -- и орк, не будь дурак, ухватился за края костяного воротника и просто перекинул себя через её спину. А вот стена, от которой орк не успел далеко отойти, никуда отпрыгивать не стала...
   От удара трицератопса вздрогнуло, казалось, всё здание. По заметно уже повреждённой стене зазмеились трещины, а откуда-то сверху посыпались некрупные пока обломки. Но добивать зверя не пришлось: тёмную чешуйчатую тушу окутала сеть разрядов, непрерывным треском и гудением перекрывшая недавний рёв, стена вздрогнула ещё раз -- и огромный её кусок съехал ровно на хребет монстра, размозжив на две неравные половины.
   Гибель трицератопса сопроводил уже знакомый возмущённый рёв, на миг заставив всех недоверчиво уставиться на несомненный труп.
   -- Патруль встретил троих, -- глядя куда-то в сторону сообщил фрейм в цилиндре. -- Маленький, средний и большой. И мы начали не с большого, это точно.
   -- Outworlders, ru-u-un!* -- спокойным тоном, никак не вяжущимся со смыслом сказанного, прокомментировал женский фрейм, проследив за взглядом коллеги.
  
   * -- "Бегите, иномирцы!" (англ.) -- фраза из миссии по уничтожению босса, произносимая одним из "заказчиков" перед тем, как труп босса ОЧЕНЬ мощно взрывается.
  
   Из узкого переулка нарочито неспешно выходил двойник упокоенной твари -- только на четверть крупнее.
   Другим важным отличием оказался толстый хвост, увенчанный шипастой булавой. К счастью, первый, самый неожиданный удар пришёлся по находящемуся не совсем в этом мире* лимбо, без малейшего сопротивления пройдя сквозь фрейм и мощно приложив саму тварь. За возмущённым рёвом тут же последовала уже знакомая ударная волна, сбившая лимбо с ног и отбросившая на несколько метров, а за волной, практически без перерыва -- молния, добившая временно беспомощного тенно. Женский фрейм занялся лимбо, а рино, поудобнее перехватив здоровенный меч, ринулся в ближний бой, не желая уступать лавры "гостям".
  
   * -- Пассивная способность лимбо позволяет ему перемещаться между реальным миром и неким пограничным, в котором он практически не взаимодействует с реальностью физически (но некоторые эффекты всё же действуют).
  
   Похоже, новый противник об уязвимости своих рогов прекрасно знал и под удары их не подставлял, вовремя отдёргивая или отворачивая морду, да и вообще старался врагов в клинч не пускать, раскидывая нападающих ударной волной или мощными ударами хвоста.
   Попытки связать зверюгу боем и подставить под выстрел чего-нибудь мощного тоже не задались -- Ольгин мультилазер в первую очередь был силён скорострельностью, а тенно матерно пояснили, что в принципе у них мощные пушки есть, но конкретно в этот раз они все как один взяли другие.
   -- Вася, сдай назад и готовь сосульку потолще! -- немедленно приняла логичное решение астартес, буквально отпихивая увлёкшегося напарника от врага. Короткая заминка сыграла на руку монстру, и тот ударил Ольгу хвостом. К счастью, будучи левшой, она держала щит с нужной стороны, а неведомый металл из сорокового тысячелетия оказался достаточно прочным.
   Следующие три минуты зверь, видимо заподозривший неладное, вертелся, как уж на сковородке, отказываясь повернуться мордой к орку дольше, чем на миг, невзирая на неустанные атаки со всех остальных сторон.
   Вася всё это время продолжал накапливать заряд, и оружие в его руках уже заметно вибрировало, истекая струями ледяного тумана.
   Всё решил удачный выстрел одного из державшихся в отдалении тенно, угодивший монстру куда-то под хвост. Физически тот вроде бы не пострадал, но вот настроение у него явно испортилось, сыграв с ним дурную шутку: пока он ревел и рыл лапой землю, готовясь к таранному удару, Вася спокойно, как в тире, выцелил нижний рог и выстрелил.
  
   -- Надо поставить ограничитель, чтобы не больше двух минут заряд накапливать. И найти новые лампы, а то этих половина полопалась, -- баюкая сломанную отдачей руку мрачно проговорил Вася, когда пыль осела, а звон в ушах хотя бы перестал казаться угрозой для жизни.
   Развороченная до самого затылка голова монстра, покрытого толстым слоем мутного льда, вполне прозрачно намекала на возможность немного расслабиться.
   -- Думаю, хватит и одной минуты, -- предложила свой вариант Ольга. -- А если не хватит -- всегда можно убежать.
   -- Клёпаный звездец! Это что за пушка? -- восхищённо поинтересовался рино, когда его откачали. -- У меня шкура за полтинник, а как корова языком слизнула!
   -- Пуляло-рубило, -- пожав плечами пояснил Вася. -- Сам сделал.
   -- А-а-а, ганблейд, -- перевёл для себя рино. -- У нас их всего два, и ни один так не может...
   -- Хочешь, допилю? -- вяло предложил орк, ковыряя пальцем здоровой руки в никак не желающем нормально слышать ухе.
   -- А давай! -- не намного активнее согласился рино.
   -- Патруль сказал, что их было трое... -- снова привлёк всеобщее внимание к незаслуженно забытой вводной лимбо.
   -- Да л-ля! -- судорожно выругался кто-то, и, посмотрев в ту же сторону, уже спокойнее протянул: -- А-а-а... Вон оно как, Семёныч...
   Из переулка, по следам большого трицератопса, поминутно спотыкаясь и падая, жалобно попискивая выходил третий монстр... точнее, монстрёнок -- вполовину меньше первого.
   -- Детёныша защищали, стало быть, -- с непонятной интонацией констатировала очевидное Ольга. И, обращаясь уже к детёнышу, заворковала, протягивая кусок колбасы из заначки: -- Цыпа-цыпа-цыпа!.. что не так? Динозавры -- предки птиц, в том числе и кур! -- обернувшись, пояснила она в ответ на недоумённые взгляды. -- Если получится приручить -- будет классный маунт, вон, на среднем втроём легко поместились бы, а на большом и вообще всем гуртом. А если не получится -- сами и прибьём, и искать не придётся... и съедим. Сплошная выгода со всех сторон!
   Тем временем зверёныш, опасливо косясь на присутствующих и трупы (видимо, родителей), доковылял наконец-то до предложенной еды и принялся жадно её пережёвывать.
   -- Маунт -- это хорошо, маунт -- это тема, -- глубокомысленно покивал головой орк. -- Но интересно, сколько оно жрёт, а то как бы в трубу не вылететь с кормёжки. Чтобы так молнией пулять -- ему, поди, надо жрать больше, чем нам обоим вместе взятым!
   Вопреки озвученному скепсису и даже не обращая внимания на кое-как подлатанную руку (фреймовая лечебная абилка на орка, к сожалению, не подействовала, так что пришлось по старинке: наркоз нокаутом, выпрямить на ощупь и зафиксировать лубком из палок и найденных тряпок), Вася подошёл к занятому зверю и уверенно стал чесать ему шею под костяным воротником.
   Зверь к процедуре отнёсся настолько благосклонно, что даже на миг прервал трапезу, а получив в подарок банку тушёнки (и съев её целиком, прямо с металлом) и вовсе проникся к Васе безграничной любовью.
   -- Ну, попробовать можно, -- подытожила Ольга и обернулась к контролирующим окрестности тенно. -- Вы как?
   -- Мы -- пас! -- немедленно отказался общительный рино. -- Транспорт у нас свой есть, и наземный, и воздушный, а для питомца он... она... оно... это крупновато будет. Ордис* точно не согласится.
  
   * -- Бортовой искин** на личном корабле игрока, развлекающий его разговорами и недолюбливающий "гадящих" (на самом деле нет) собак и кошек.
   ** -- На самом деле не совсем искусственный и не только развлекающий, но это совершенно не важно... как и прочие занятные подробности.
  
   Тем временем Вася, решивший ковать железо, пока горячо, забрался зверю на спину, надёжно устроившись между пластинами спинного гребня, и теперь пытался обучить того простейшим командам. К общему удивлению, зверь нисколько не возражал, даже будто бы был рад, а команды и вовсе, похоже, знал, что называется, "из коробки". И уж точно стал двигаться гораздо увереннее -- если из переулка он практически выпал, пересчитав все неровности на пути, то теперь прямо-таки гарцевал и даже бегал бодрой рысью. Сделав пару кругов по учинённому побоищу, зверёныш вдруг притормозил возле убитого первым сородича и жадно принюхался, перестав реагировать на понукания наездника, а потом яростно вгрызся в разорванную пополам тушу.
   -- Мне кажется, это не очень хороший... -- начала было задумчиво Ольга, но тут зверь вытащил морду из трупа и гордо выложил на землю довольно крупный прозрачный кристалл, изредка радужно переливающийся -- абсолютно чистый, без единой капли крови, несмотря на происхождение.
   Зверь был явно очень доволен собой, радостно порыкивал и забавно косил глазом на сидящего на его спине орка.
   -- Ты ж мой молодец! -- похвалил его на всякий случай Вася. -- Ты ж мой добытчик! Ты ж мой бонус ходячий! Во! Нарекаю тебя Бонусом! Слышишь? -- Вася свесился набок и внимательно посмотрел в глаз зверю. -- Тебя зовут Бонус! Бонус -- хороший!
   Новонаречённый Бонус на диво осмысленно кивнул, снова повёл носом и упёрся ощутимо потяжелевшим взглядом в начавшее оттаивать тело более крупного сородича. Насупился, напрягся -- и в тающий лёд ударила пусть и скромная, но вполне настоящая молния. Через пару минут доступ к телу был расчищен, а ещё через несколько был добыт и трофей -- заметно более крупный и яркий.
   Бонус положил оба кристалла рядом, явно любуясь ими, и стал нетерпеливо подпрыгивать передними лапами, поочерёдно косясь то на Ольгу, то на Васю, как бы призывая поскорее что-то с этим сделать и явно имея виды на долю в добыче. Астартес с орком переглянулись и вместе посмотрели на столь же офигевших тенно. Переглянувшись с коллегами, рино выразительно пожал плечами -- мол, сами не в курсе. Вася в ответ тоже пожал плечами -- мол, будем разбираться самым научным методом тыка -- снова свесился набок, заглянув в глаз Бонусу, махнул рукой в сторону кристаллов и твёрдо скомандовал:
   -- Можно!
   Бонус сначала даже не поверил своему счастью и подозрительно посмотрел на Васю, а потом и на Ольгу, всем видом выражая мысль, что он, в общем-то, ни разу не против, но есть же и иерархия...
   В ответ Ольга подошла к кристаллам, внимательно оба осмотрела и убрала в ранец тот, что поменьше.
   -- Можно-можно, давай уже! -- поддержала она орка.
   Получив два разрешения и только один кристалл -- пусть даже и более крупный -- Бонус счёл свою совесть достаточно чистой и немедленно добычу проглотил. Удовлетворённо рыкнув, он обвёл "хозяев" благодарным взглядом и как подкошенный рухнул набок, стряхнув и чуть не придавив Васю -- и тому ещё повезло, что упал он на здоровую руку.
   -- Предупреждать надо! -- сердито произнёс орк, с нескрываемой заботой глядя на замершего монстра. А тот лежал совершенно неподвижно -- даже, кажется, не дышал.
   -- Похоже ваш маунт немножко того. Накрылся, -- ехидно прокомментировал рино. -- Вы тут как? Надолго ещё? А то нам, наверное, на базу надо возвращаться, вдруг ещё какой аврал приключится.
   -- Да нет, наверное, -- предположила Ольга.
   -- Мы пока тут посмотрим, -- тут же отозвался Вася.
   -- А потом тоже на базу подтянемся, -- уточнила астартес планы.
   -- Дорогу знаем, тут недалеко, -- успокоил всех орк.
   -- Только вы их там предупредите, чтобы не стреляли, мол, это наша лягушонка в коробчонке и всё такое, -- попросила Ольга.
   Тенно, слегка подвисшие от столь слитного потока сознания на два голоса, только кивнули и стремительно упрыгали* в сторону базы.
  
   * -- Прыжками и скольжениями фреймы способны двигаться очень быстро, развивая скорость пятьдесят-шестьдесят километров в час. Особо шустрые могут двигаться ещё быстрее.
  
   Как только последний из них скрылся за углом, Бонус открыл один глаз, хитро осмотрел окрестности и радостно вскочил на ноги как ни в чём ни бывало.
   -- Экий ты хитрован, однако! -- беззлобно пожурил зверя Вася. -- А мы, между прочим, всерьёз за тебя переживали!
   В ответ тот быстро лизнул обоих напарников, подбежал к уже почти полностью оттаявшему большому трупу и начал жрать.
   -- И всё-таки, это категорически неправильно! -- покачала головой Ольга. -- Мы убили его родителей -- а он нас облизывает, слушается и вообще как будто любит больше, чем их! И эта его ненормальная скорость развития! Он же из переулка еле-еле вышел -- в лапах путался и спотыкался, как слепой котёнок, а сейчас вон как носится! И жрёт.
   Бонус начал с уже прогрызенной середины и методично двигался в сторону хвоста. Чешуя, доставившая столько проблем во время боя, весело хрустела у него на зубах. Потроха, кости, мышцы -- всё исчезало в методично жующей пасти с совершенно поразительной быстротой, не оставалось вообще ничего, Бонус, кажется, сгрыз даже кусок асфальта, на который попала кровь.
   -- Возможно, искусственно созданное существо? Импринтинг? Типа, только-только вылупился, маму-папу вообще не видел, нас за них принял? Мы его покормили, почесали, имя дали... Кристаллом вот поделились, явно вкусным... -- задумчиво озвучил свои предположения орк, словно загипнотизированный наблюдая за непрекращающимся жором.
   -- И куда только в него столько лезет? Он там не лопнет? -- забеспокоилась Ольга. -- Он уже почти полтуши съел, а она ведь чуть не втрое его больше! Была...
   -- Мне кажется, он немного подрос... И цвет -- смотри, цвет точно сменился! Был такой серый, асфальтовый, а теперь -- почти чёрный и в синеву отливает! И хвост подрос!
   А Бонус продолжал самозабвенно жрать, медленно изменяясь и потихоньку увеличиваясь в размерах. Не прошло и четверти часа, как с тушей было покончено. Зверь сыто и удовлетворённо рыгнул, встряхнулся всем телом, как бы поплотнее укладывая внутри себя съеденное, и приступил ко второму трупу.
   -- Же-е-есть... -- удивлённо протянули оба, глядя на наливающегося силой зверюгу.
   -- Смотри! -- вдруг воскликнула Ольга. -- На спине! Возле шеи!
   -- И что? Ну гребень там, сидел я там, нормально так. -- не понял Вася.
   -- Внимательнее смотри!
   Приглядевшись, орк понял, о чём говорила подруга: несколько передних пластин гребня медленно-медленно становились уже и толще, превращаясь из идущих вдоль позвоночника плоских пластин в округлые тупые шипы, сидеть между которыми будет явно удобнее. Да и форма холки тоже несколько изменилась -- добавился мясистый горб.
   -- Да он же нам форменные сёдла вырастил! Не удивлюсь, если там и стремена будут! -- воскликнул поражённый Вася. -- Правда, почему-то три...
   -- Всё правильно, -- внимательно наблюдая за Бонусом и через авточувства тщательно отслеживая изменения ответила Ольга. -- Два седла для нас, ещё одно -- для грузов. Припасы тоже нужно как-то возить. И смотри, как у него отрастают бока за сёдлами, ближе к задним лапам! Явно жир запасает, дополнительные мышцы там не нужны.
   -- Это что, он ещё и верблюд? -- порадовался Вася. -- Один раз кормишь до отвала -- потом месяц ездишь?
   Как бы подтверждая слова орка, Бонус, как раз управившийся со вторым трупом, опять сыто рыгнул и снова завалился набок -- правда, уже не столь драматично, как после кристалла. В этот раз даже со стороны было отчётливо видно, что внутри идут какие-то серьёзные процессы -- живот зверя заметно шевелился, лапы подёргивались, по чешуе время от времени прокатывались волны. В этот раз процесс занял больше времени -- минут десять, и результат был виден невооружённым глазом.
   Зверь всё ещё уступал размерами даже менее крупному из покойных сородичей, но выглядел куда внушительнее. Очень тёмный, не то тёмно-синий, не то тёмно-зелёный, с толстыми мощными лапами, с чуть изогнутыми крепкими рогами, с очень длинным мускулистым хвостом, заканчивающимся веером саблевидных лезвий, с устрашающим, отливающим сталью клювом и выпуклым лбом над выразительными глазами, светящимися спокойной уверенностью в собственной силе.
   -- Да ты просто кавайный танк! -- обрадовался Вася после короткого шока, вызванного обликом подросшего питомца, и сразу же приступил к чесанию. Довольно порыкивающий Бонус упёрся клювом в землю, максимально подставившись под ласку, и лишь блаженно ворочал огромной головой.
   -- Может, поедем уже? -- прервала идиллию Ольга. -- Мы, вроде, хотели на базе с кем-то там поговорить, что-то там узнать...
   Бонус покосился умным глазом на ультрамарина и плюхнулся на пузо -- залезайте, мол. Сидеть оказалось довольно удобно -- как только напарники разобрались, что орку предусмотрено место спереди, Ольге -- сзади, а посередине -- багаж, когда он появится. Аллюр у зверя оказался ровным, а скорость -- вполне солидной. Полное игнорирование всякого мусора на дороге, вроде сравнимых по размеру машин, стало приятным дополнением.
  
   Появление возле базы бодро рысящей зверюги вызвало небольшой переполох, впрочем, обошедшийся почти без эксцессов -- на несколько шальных попаданий от самых нервных Бонус величественно не обратил внимания, а потом появилось долгожданное начальство и всех построило квадратно-гнездовым методом.
   Потратив пару минут на уговоры Бонуса "подождать тут, никуда не уходить и никого не есть", в результате которых тот просто улёгся, где стоял, и демонстративно захрапел, парочка наконец-то отправилась за обещанной информацией о договороспособных соседях.
  
   * * *
  
68. Апрель ЭХ+2, Новый Коррибан.
  
   Обучение неофитов шло крайне медленно. К счастью, учить их планировалось лишь абсолютному минимуму -- иначе пришлось бы признать, что обучение не идёт вообще. Тем не менее, что-то они сделать смогут -- например, последовательно применить обе известные им техники Силы и на пару секунд связать джедаев в ближнем бою.
   Да, потенциал этих недоучек был откровенно мизерным, но методика сит раскрывала его полностью -- невзирая на обучаемого, его мнение, сопротивление и вопли. Джедаи слишком увлекаются вселенской гармонией в ущерб эффективности: да, каждый из юнлингов становится разносторонне развитой личностью и с удовольствием занимается тем, что ему интересно, достигая на избранном поприще заметных высот... зато ученики сит -- те из неофитов, кто доживают до этого славного звания -- являются настоящими солдатами, умеющими выполнять приказы и согласованно действовать в команде.
   Индивидуальность и собственное мнение -- это роскошь, которую могут себе позволить лишь Лорды сит... и их самые доверенные ученики, а не эти молокососы, едва начавшее постигать Силу. Их же задача -- любой ценой выполнить приказ, и там, где падаваны джедаев стараются за похвалу, неофиты сит знают: наказание за провал будет куда хуже смерти, а потому по-настоящему стараются!
   До прихода Этой Хрени дарт Норамус был самым обычным пенсионером Сергеем Сергеевичем Славиным -- разве что заметно моложе "коллег", благодаря проведённой "на Северах" молодости в советские ещё годы -- и по той же причине несколько более обеспеченным. Был он вдовым и бездетным, и по выходу на заслуженный отдых так ни с кем и не сошёлся. Сам он считал, что по причине острой принципиальности характера, а дворовые бабушки, знающие всё и про всех, считали его обычным козлом.
   Чтобы не закиснуть от безделья, он по знакомству устроился трудовиком в расположенное поблизости спецучилище, благо, опыт позволял. Контингент в училище был непростым, требующим особого обращения и твёрдой руки, и вздорный старик наслаждался каждым рабочим днём. Остальной педсостав тоже был ни разу не подарком, так что исчезновение трёх четвертей учащихся и примерно половины сотрудников в обмен на Силу было единогласно сочтено великолепной сделкой, а превращение училища в Академию сит, позже названную Новым Коррибаном, прошло без сучка без задоринки.
   С новой силой и новыми перспективами новонаречённый дарт Норамус собирался жить долго и приятно, но судьба, как всегда, не оставила сит без их извечных слабых, но неизменно везучих противников -- джедаев.
   Первый небольшой отряд идейных оппонентов тёмные Лорды Нового Коррибана уничтожили быстро и эффективно, но вот дальше всё стало очень-очень сложно. Мелкие стычки в самых неожиданных местах неизменно приводили к потерям среди молодняка -- не столь существенным, сколь досадным: у джедаев потери случались гораздо, гораздо реже и, как правило, ранеными, а не убитыми. Новых же неофитов набрать было негде: все ближайшие деревни и городки уже были прочёсаны вдоль, поперёк и по диагонали, а отдаляться от Академии было опасно очередной стычкой и очередными же потерями... вместо пополнения рядов.
   Но Лорды не отчаивались. Отринув доктрину Бэйна*, они упорно искали пути увеличения численности своих подчинённых. И некоторые варианты даже нашли, пусть и не настолько удачные, чтобы отказаться от дальнейших поисков. При всём своём поразительном уровне, технологии Далёкой-Далёкой Галактики (к тому же, доставшиеся Новому Коррибану вовсе не в полном объёме) так и не решили одну медицинскую проблему: невозможность клонирования чувствительных к Силе существ. Точнее, сами существа клонировались вполне успешно, вот только клоны Силу не чувствовали... за редкими исключениями, лишь подтверждающими правило. Однако, те же технологии клонирования позволяли радикально ускорить взросление. Вторым слагаемым плана стал простой факт: дети, родившиеся естественным путём от владеющих Силой, сами частенько ей владели -- и в коридорах Академии появились донельзя похожие друг на друга "горничные", официально занимающиеся хозяйственной деятельностью, туповатые, но симпатичные, дружелюбные и сговорчивые. Недостаток у плана был очевиден: новые неофиты появятся в лучшем случае только через три-четыре года, и никто не сможет даже приблизительно предсказать, сколько их будет среди всех детей. С другой стороны, через эти три-четыре года пойдёт поток неофитов, а не одна "партия", и даже если он будет скромным -- это не страшно, было бы время.
   Но новые бойцы нужны, как всегда, уже сейчас, лучше -- вообще вчера.
   Дарт Норамус тяжело вздохнул и мрачно покивал своим мыслям. Пока что приходится работать с тем материалом, который есть. "Материал", только что вернувшийся из медицинского крыла с новым протезом, понял его правильно и нервно сглотнул.
  
   * -- Бэйн провозгласил, что сит должно быть всего двое: учитель и его ученик, а всех лишних надо убить.
  
   * * *
  
69. Ноябрь ЭХ+0, Вася, Оля и "Чады Лотос".
  
   Переговоры с начальством "Чад" оказались вполне успешными -- с одной стороны: обещанную информацию по соседям Вася с Ольгой получили. С другой же -- было той информации хрен да маленько, и два дня стоило бы списать в бездарно потраченные, но был ещё и третий момент: успешные совместные действия с "Чадами Лотос" добавили парочке новых друзей, а общение с живыми людьми, к тому же сохранившими человеческий облик (пусть и с оговорками), избавило от психологического давления, которое они даже и не ощущали, пока оно не исчезло.
   Ну и чудесный бонус в виде ручной зверюшки сомнительной пока полезности тоже никуда не делся, так и спал, где положили. В первый-то момент оба искренне обрадовались: большой, сильный, слушается! А вот потом призадумались: кормить его надо, учить (ну, как минимум, проверить обучение) надо, если в бою пострадает -- лечить тоже надо, да и первое впечатление на неподготовленного человека он производит не самое позитивное... и это при том, что Вася может в любой момент из подручного хлама соорудить вполне приличный транспорт, который и есть не просит, и сломается -- не жалко бросить.
   Впрочем, идти на поводу у меркантильных соображений парочка не собиралась. А собиралась она ещё задержаться в гостях у "Чад" для обмена технологиями. Пусть Васины топоры и нельзя было воспроизвести доступными тенно средствами, даже десяток-другой "уникальных предметов" с совершенно поразительными характеристиками (по меркам Варфрейма) представлял немалую ценность. Как сказал один из тенно, длинно присвистнув на озвученные цифры, "Понерфят, как пить дать понерфят! Потом, конечно, в повторяющийся ивент засунут, а через год -- и праймовую версию выкатят!"*, и на резонный же вопрос -- кто понерфит, добавит и выкатит -- только молча пожал плечами.
   Сам Вася в накладе тоже не остался: новые интересные материалы (щедро отсыпанные высокоранговыми "старичками", не знающими куда девать накопленные за годы игры "богатства") и ещё более интересные примеры технологий тенно обещали массу возможностей скрасить досуг.
  
   * -- Очень распространённая практика (не только в Варфрейме), когда оказавшееся неожиданно сильным и популярным снаряжение сначала ослабляют, потом делают более доступным для всех желающих, а потом выпускают премиальную версию.
  
   * * *
  
70. Декабрь ЭХ+0, Агата Глинка.
  
   Предчувствия Агату не обманули.
   Началось, впрочем, всё вполне безобидно: Генерал запросил новую еженедельную партию кристаллов, питающих созданные ею автоматоны и их оружие, на день раньше и на четверть больше, чем она ожидала. Что, учитывая размер её армии и темпы развития территорий, не вызвало ни малейших подозрений. Следующий запрос, опередивший график уже на два дня и превысивший план в полтора раза, она бы тоже, скорее всего, не сочла проблемой -- максимум посетовала на непредвиденные траты -- но Генерал, как чело... настоящий военный, предоставил к запросу обоснование, а мельком брошенный на документ взгляд зацепился за пару слов.
   Целые группы разведчиков, бойцов и даже не покидавших пределы хорошо разведанных и относительно безопасных районов носильщиков внезапно переставали выходить на связь. Направленные для выяснения обстоятельств усиленные группы находили потеряшек как правило вполне целыми, но с полностью разряженными кристаллами. Установка новых кристаллов возвращала их в строй, но никаких подробностей о своём внезапном отключении они сообщить не могли.
   "Это оно!" -- решительно заявил в голове Агаты внутренний голос. Вслух же она сказала иное, внимательно разглядывая карту.
   -- Так. Отключаются только малые группы. Область отключений находится вот здесь, со стороны центра города и севернее, и медленно движется на юго-восток, по краю нашей территории. Кристаллы в оружии и запасные тоже были разряжены полностью, так?
   -- Никак нет! -- немедленно возразил Генерал. -- В запасных кристаллах оставалось до десяти процентов заряда.
   Возражение заставило Агату задуматься, а потом энергично отчеркнуть солидный кусок территории на карте.
   -- Всем группам удвоить носимый запас кристаллов. Группам, действующим на опасной территории, -- она указала на отчёркнутое пространство, -- утроить. Я сейчас сделаю ещё две станции зарядки кристаллов... побольше этой... и переналажу второй конвейер на новый юнит повышенной скрытности. Пусть они с небольшого расстояния наблюдают за каждой группой, а на случай отключения у них будут спецсредства записи. Мы не знаем, с чем столкнулись, но предчувствия у меня самые дурные.
   -- Прикажете объявить тревогу? -- деловито осведомился Генерал.
   -- Ни в коем случае! -- решительно возразила Агата. -- Пока мы не разберёмся, с чем имеем дело -- пусть противник считает, что о нём ещё даже не подозревают! А численность армии мы увеличиваем планово... просто чуть-чуть другими юнитами.
   Почему-то Агата была уверена, что её улыбка была такой же хищной, как и у её верного Генерала.
  
   * * *
  
71. Апрель ЭХ+4, Камушкин улей, Кеша.
  
   "Доклад" от исследовавшей нижние уровни группы был длинным и запутанным. Впрочем, учитывая отсутствие хотя бы десятника, как с лёгкой руки Тотоле стали называть минимально самостоятельных особей, стоило порадоваться уже тому, что доклад вообще был и даже содержал какую-то осмысленную информацию.
   К счастью, все непонятные моменты можно было уточнить у автора, прямо-таки горевшего желанием принести пользу улью... даже вопреки отсутствию личного интеллекта.
   В итоге всё оказалось довольно просто: группа столкнулась с новым неопознанным существом. Существо само не нападало, но группу дальше не пускало. Убить существо группа не смогла, обойти -- тоже, но спустя какое-то время всё же догадалась вернуться и доложить. Описать существо докладчик затруднился. "Круглое и длинное и зелёное и в крапинку" -- максимум связности, которого удалось добиться.
   -- Я схожу, -- вызвался Тотоле. -- Есть шанс, что это кто-то разумный.
   -- Мне тоже стоит размяться, -- решительно заявила Света, консорт лишь выразительно на неё покосился -- приближались очередные роды. Но сказал совсем другое.
   -- Без эскорта тебе идти нельзя, а шесть гвардейцев, да секретари, да няньки -- это как-то многовато для мирного посольства, нет? А если ты там рожать начнёшь -- к тебе и вовсе пол-улья прибежит!
   Королеве осталось лишь согласно вздохнуть.
   Впрочем, несмотря на всю, бесспорно выдающуюся, личную силу и -- очень спорно -- меньшую ценность для улья, Тотоле один тоже не пошёл. По вполне понятным причинам гвардейцев он брать не стал, ограничившись одной "дипломаткой" и парой лёгких бойцов для её прикрытия -- вроде как и немного, и представительно, и, если вдруг так повернётся, открыты дополнительные варианты.
   Существо находилось на том же месте, где его встретили бестолковые разведчики, и действительно оказалось "зелёным, круглым, длинным и в крапинку" -- примерно метровой длины толстый "огурец" со схематичным изображением лица на одном конце и парой явно декоративных ручек по бокам.
   -- Эм... Привет? -- поздоровался Тотоле, разглядывая странное создание.
   В ответ существо булькнуло, несколько раз дёрнулось, а потом Кеша внезапно осознал, что его новое тело при всех своих многочисленных достоинствах абсолютно не способно к членораздельной речи.
  
   * * *
  
72. Ноябрь ЭХ+0, Женя Жадов и Лена Седьмых.
  
   Двигаясь вдоль берега, Женя с Леной постепенно добрались и до пригородов -- безлюдных и каких-то нежилых, будто давно брошенных частных домов, хотя с прихода Этой Хрени и недели не прошло. На ночлег решили остановиться в небольшом покосившемся домишке, судя по следам -- совсем недавно обитаемом. Воспользовавшись созданной молодым магом мощной подсветкой, придавшей бодрости уже было заснувшим на зиму деревьям в саду, Лена аккуратно сплела защиту в дополнение к забору и дверям, а Женя создал несколько особо ярких фонариков, прикрытых до поры листьями на тонких лозах, живыми растяжками покрывших пол.
   На кухоньке нашлись и кой-какие припасы, и даже вполне работающая газовая плитка. Сложнее оказалось с водой -- водопровод отсутствовал, а налитая в пятилитровые бутыли вода уже порядком застоялась. Впрочем, до колонки было рукой подать, а дождевая вода в не слитых ещё бочках прекрасно сгодилась на помывку и стирку.
   Отмывшись, поев и переодевшись в чистое, ребята вполне предсказуемо расслабились и разговорились -- и общение, в полном соответствии с каноном, было прервано на самом интересном месте появлением незваных гостей. Несколько теневых тварей, воспользовавшись наступившими сумерками, прокрались в дом, но коварный план, не раз уже обеспечивавший их вкусным пропитанием, сорвался, когда кто-то неосторожно потревожил засохшую казалось бы ветку. Вопли раздираемой жертвы неожиданно активных растений заставил остальных тварей отбросить осторожность -- и сильно (но недолго) об этом пожалеть, когда высвобожденный ярчайший синий свет буквально вымыл их из реальности.
   -- П-паранойя -- это правильно! -- не сразу справился с дрожью в голосе Женя, проморгавшись после вспышки и отойдя от акустического удара.
   Ночевать решили на чердаке, дополнительно оплетя его доказавшей полезность растительной сигнализацией и хорошенько осветив все углы.
   Остаток ночи прошёл совершенно спокойно, правда, настроение уже было напрочь испорчено и ребята просто спали, потеплее замотавшись в одеяла, а утром продолжили путь в неизвестность. Женя хотел добраться до родного города, впрочем, не особо надеясь найти живых родственников. Лена про своих родителей особо не говорила, но уточнить их судьбу тоже хотела бы, благо, и добираться осталось всего ничего -- другой конец небольшого, в сущности, городка.
   Пройдя город насквозь за какой-то час и не встретив ничего опасного или хотя бы подозрительного, молодые маги всё чаще стали натыкаться на следы разрушений, больше всего напоминавшие результаты артобстрела, как их показывали в репортажах из горячих точек: выбитые, а кое где даже и обгоревшие окна, пробитые стены с грудами обломков, смятые и перевёрнутые машины, явно подброшенные взрывом.
   Настороженно переглянувшись, они взяли в сторону от первоначального курса, чтобы обойти подозрительное место, но чем дальше отходили -- тем больше убеждались, что эпицентр, откуда летели снаряды (или "снаряды" -- полной уверенности не было ни у одного), располагался как раз рядом с их целью.
   Вскоре разрушения стали сильнее, некоторые дома, особенно не загороженные впередистоящими, были почти полностью разбиты, и даже кучи обломков были размётаны по окрестностям.
   -- Это был не взрыв... -- констатировал Женя.
   -- Как минимум -- не один взрыв, -- уточнила Лена.
   При взгляде на обломки создавалось отчётливое впечатление, будто нечто тщательно расстреливало всё, что попадалось в поле зрения.
   Вскоре показался и эпицентр разрушений: совершенно пустая площадка метров двести в поперечнике, некогда, несомненно, застроенная, но теперь -- засыпанная песком и мелким щебнем. В центре темнело нечто непонятное, при ближайшем рассмотрении оказавшееся двумя телами - удивительно сохранившаяся маленькая девочка, лет восьми, с жутко изломанной ногой в пятнах свернувшейся крови, и высохший практически до состояния мумии мужчина в сильно подранной явно домашней одежде. Пальцы обеих рук были сложены в сложные фигуры, а на лице застыл неприятный оскал мрачной решимости.
  
   * * *
  
73. Ноябрь ЭХ+0, Вася, Ольга и "Чады Лотос".
  
   После всех переговоров и прощаний с "Чадами Лотос" самым сложным оказалось разбудить разоспавшегося Бонуса. Развернувшись из плотного клубка, трицератопс наспех обнюхал Васю и Ольгу, убедился, что свои, и явно собрался спать дальше, но, увидев собранные сумки, очень по-человечески вздохнул и, встряхнувшись, улёгся уже на пузо для удобства погрузки.
   До базы другой группы выживших, находившейся примерно вдвое дальше, чем место стычки с родителями Бонуса, и немного в сторону, лихая команда добралась минут за сорок - извивающийся крокодилий аллюр Бонуса оказался быстрым, манёвренным и неожиданно комфортным.
   А вот база "сорокатысячную" компанию вовсе не порадовала: слишком мало от той базы осталось и слишком уж мрачные ощущения вызывали руины -- местами оплавленные, местами перетёртые в мелкую крошку, а местами будто просто бесследно исчезнувшие, оставив противоестественно гладкие срезы.
   Помимо руин хватало и других следов -- кровь, мелкие ошмётки явно биологического происхождения, стреляные гильзы, сломанные мечи и щиты, следы разнообразных заклинаний на стенах.
   Словом, был бой, и бой тяжёлый. Странно, что расположенные совсем рядом "Чады" ничего не услышали -- патрули обеих группировок регулярно пересекались и глубоко заходили на территорию соседей. Доступа к варфреймовскому чату у порождений совсем другой вселенной не было, зато была обычная радиосвязь.
   Пока "Чады" обсуждали судьбу соседей и обдумывали собственные дальнейшие шаги, "сорокатысячные" изучали следы и искали выживших -- без особой, впрочем, надежды на успех. Бонус помог и тут: быстро поняв, чем занимаются хозяева, он и сам стал осторожно вынюхивать и показывать разные странности и необычности.
   Что бы ни случилось с не успевшей даже определиться с названием группой, происходило это всё под огромным -- порядка двухсот метров в диаметре -- куполом, не выпустившем наружу ни звук, ни осколки, ни иные сопровождавшие бой спецэффекты. Границу области удалось пунктирно отследить по чёткому краю следов разрушения в тех местах, где оно упиралось в купол.
   Удалось найти несколько пусть и не целых, но достаточно мало фрагментированных трупов, как защитников-людей (преимущественно), так и явно нелюдей-нападавших -- заваленные особо крупными кучами обломков. Складывалось впечатление, будто победители перед уходом постарались найти и собрать все тела и трофеи, но не обладали возможностями и настойчивостью орка, астартес и неведомой зверушки.
   Новое сообщение "Чадами" было получено, а вот ответа уже не последовало: связь прервалась.
   До базы варфреймовцев "сорокатысячные" добрались за рекордные двадцать семь минут, но всё уже было кончено: связь восстановилась, блокировавший её купол пропал, а нападавшие, переоценившие свои силы и недооценившие своевременно предупреждённых тенно, валялись повсюду неаккуратными грудами. Сотни, если не тысячи мелких, с некрупную собаку, тварей, среди которых не было двух одинаковых, но все одинаково мерзкие. Бугристые и пятнистые бочонкообразные тела самых разных цветов, разное количество глаз, многочисленные пасти в самых неожиданных местах, разное количество откровенно непарных изрядно когтистых конечностей -- часто даже нельзя было понять, где руки, где ноги. Твари, созданные исключительно для убийства. Причём, судя по узнанным остаткам снаряжения, созданные из людей и совсем недавно.
   Создатель этой орды тоже нашёлся -- окружённый толпой самых разных фреймов и укрытый отблёскивающим на неярком октябрьском солнышке куполом, теперь уже едва десятиметровым. Вместе с ним под куполом находились и несколько связанных людей. Судя по пантомиме, маг, такой же пятнистый, как и его твари, но сохранивший куда более человеческий облик, требовал его отпустить, угрожая смертью заложников. Ответила ему взлетевшая повыше Ольга длиннющей очередью мультилазера, напрочь проигнорировавшей защиту. Когда мельтешение вспышек и разрывов прекратилось, а пыль осела, под куполом не было никого -- лишь тускло светящаяся красным раскалённая земля.
   -- Никаких переговоров с террористами! -- яростно выплюнула астартес в гробовой тишине. -- Лучше убить тысячу невиновных, чем упустить хоть одного врага человечества!
   -- Или вы думаете, что он бы не попытался повторить? -- меланхолично поинтересовался Вася, ковыряя в зубах веточкой.
   -- Мы собирались спасти людей! У нас был план... -- сердито начал говорить кто-то, но Ольга его перебила:
   -- Слишком поздно! Не знаю, что это за варпова скверна, но от людей там оставался только облик! Авточувства не врут!
   -- В отсутствие тел остаётся только верить вам на слово, -- продолжил спорить сердитый голос, но уже без прежней убеждённости.
   Ольга вскинулась что-то ответить, но Вася её удержал и, видимо, что-то сказал по закрытому каналу, во всяком случае, она успокоилась и заговорила гораздо спокойнее:
   -- У Империума очень много врагов, и многие из них действуют исподтишка. Не сосчитать, сколько раз всего один упущенный предатель становился причиной новой волны ереси, забиравшей тысячи и миллионы жизней. Порой приходилось выжигать целые миры с сотнями миллиардов жителей. Наш... подход возник не на пустом месте. Сжечь сотню сегодня или тысячу завтра -- выбор очевиден.
   Спокойные слова, даже равнодушно-уверенные вопреки содержанию сказанного, не очень-то убедили присутствующих, но и спорить никто особого желания не испытывал -- как отчасти признавая её правоту, так и в силу отсутствия предмета спора: сверкнув напоследок купол исчез и во все стороны рванула не сдерживаемая более волна нестерпимого жара.
  
   * * *
  
74. Декабрь ЭХ+0, Агата Глинка.
  
   Обнаружить неизвестного противника удалось лишь после недели наблюдения и двух апгрейдов наблюдателей, потеряв ещё около трёх сотен кристаллов, и если бы не дождь -- скорее всего, не удалось бы ещё долго. Небольшой поразительно прозрачный колобок, смешно прыгающий в некотором отдалении и заметный только из-за отблесков плёнки воды на шкуре, совершенно не выглядел опасным, пока не оказался в трёх метрах от ближайшего автоматона. Стремительный рывок был едва различим глазом, и ещё в полёте от колобка стали отделяться тонкие нити, безошибочно находящие энергокристаллы. Автоматоны неподвижно замерли сразу же по прикосновении нитей, а колобок, впитав явно видимые голубоватые волны энергии, всё так же смешно и безобидно попрыгал дальше.
   -- Невидимка, -- задумчиво проговорила Агата. -- Вполне ожидаемо. Надо будет выяснить, как это ещё можно обнаружить помимо дождя.
   Ответ на её вопрос пришёл даже раньше, чем она надеялась. Пешком и с той же стороны, что и колобок. Молодая девушка в навороченной маске и цветастом футуристичного вида костюме, а за её спиной висел странный гибрид пылесоса и компрессора для уборки палой листвы.
   Внимательно оглядев вышки с пулемётами и крепкие заборы, девушка одобрительно покивала и двинулась дальше по следам колобка -- практически сразу же уперевшись в протокольного дроида.
   -- Здравствуйте! Будьте добры, представьтесь, пожалуйста, и изложите цель визита в Анклав, -- немного нервно жестикулируя обратился тот к новоприбывшей. -- Также я был бы вам очень признателен, если вы сообщите что-нибудь о имеющихся у вас способностях.
   Последнее слово он отчётливо выделил голосом, чтобы сразу было понятно, о каких именно способностях идёт речь.
   -- Привет! -- жизнерадостно отозвалась девушка. -- Меня зовут Ма... Марина? -- казалось, собственное имя вызвало у неё изрядное удивление, но дальше она вновь заговорила энергично и радостно: -- слайм рэнчер, ищу сбежавшего слайма. Он совершенно безобидный, но очень редкий, хрустальный. Думаю, что его кристаллы... впрочем, вам, наверное, это не особенно интересно... -- девушка спешно скомкала фразу, явно сболтнув лишнего, но дроид, похоже, не обратил на это внимания, с нескрываемым облегчением приветствуя гостью.
   -- Добро пожаловать в Анклав, Мамарина Слайм Рэнчер! По вопросам поиска рекомендую обратиться к представителю руководства Анклава, они обязательно помогут! Совершенно недопустимо, чтобы по охраняемой территории свободно разгуливало дикое животное! Прошу вас, вот по этой улице, за поворотом большое здание, перед ним -- караул гвардейцев, пропустить невозможно.
  
   * * *
  
75. Ноябрь ЭХ+0, Женя Жадов и Лена Седьмых.
  
   Дальнейшее путешествие Лены и Жени долгое время проходило в молчании. Сцена отчаянной и безуспешной защиты как наяву стояла перед глазами, отбивая всякое желание разговаривать. Но обстоятельства в конце концов заставили отвлечься от переживаний.
   -- Подходим, кажется, -- донельзя неуверенно произнесла Лена, недоверчиво оглядываясь по сторонам. -- Вот за тем домом во двор свернуть... по-моему.
   Не сразу "включившись" в реальность, Женя едва уловил странные интонации напарницы.
   -- Что-то не так? -- спросил он, настороженно оглянувшись. -- Ты говорила, что хорошо город знаешь, да и небольшой он...
   -- Знаю, но никаких переулков здесь не помню, -- Лена вяло махнула рукой. -- И сада этого.
   В ответ Жадов щелчком пальцев создал яркий светящийся шарик над головой и -- без "костылей", одним желанием -- "фонарик" на кончике пальца, и теперь внимательно рассматривал дополнительно подсвеченные окрестности. Но подвох вновь первой заметила Лена.
   -- Растения... Они меня не слушаются! -- с какой-то прямо-таки детской обидой сообщила она.
   Но среагировать Женя не успел: десятки тонких лиан выметнулись из подозрительного сада, туго спеленали молодых людей и бодро потащили их в тот самый переулок, выглядящий теперь скорее голодным зевом. Впрочем, протащили совсем недалеко: физический контакт -- или стресс, но какая, в сущности, разница? -- позволил Лене перехватить контроль над частью растительной массы, а Женя сначала превратил свой фонарик в подобие джедайского меча, а потом просто вспыхнул на миг всем телом, испепелив солидную часть пут.
   Из переулка раздался возмущённый не то рёв, не то скрип, и новые лианы попёрли огромной волной.
   -- Чем больше шкаф -- тем громче он падает, -- философски заметил молодой маг через несколько минут, разглядывая широченное, в два смежных участка, пепелище, оставшееся от растительного монстра. Среди куч пепла с трудом угадывались куски кровли и фундаментов некогда стоявших здесь деревянных домов, ставших частью огромной, опасной, но иммобильной твари.
   Лена лишь передёрнула плечами, заметив в груде припорошенных пеплом костей что-то подозрительно похожее на человеческие рёбра. В какой-то момент она почувствовала удивительное сродство и сопереживание с этим поразительным растением, но, к счастью, сделать ничего не успела, напарник дожёг его раньше.
   -- Пойдём дальше, пока ещё чего лишнего не нашли, -- она снова передёрнула плечами, представив, чем бы это столкновение могло для неё закончиться, будь она одна.
   -- И держимся ближе, -- кивнул Женя. -- Один я бы тут не справился.
  
   * * *
  
76. Январь ЭХ+2, Большаков и Пётр "киндер-шпион".
  
   -- Да уж, задали они нам жару. -- Михаил утёр перепачканное лицо. -- А чего твои-то опять заартачились? Заметил, как ты с ними ругался, но немного не до того было.
   Операция с самого начала пошла не по плану -- впрочем, как и почти всегда -- но в этот раз как-то совсем нехорошо.
   -- Да, прижали нас серьёзно... -- Пётр недовольно покачал головой. -- А этот, блин, "одни расходы от тебя, только и знаешь, что оборудование гробить"... К-кладовщик, блин! В прошлый раз ведь нормально всё выдал, а сегодня -- только ругался.
   -- Ну а ты чего хотел? Работа у них такая. На каждый потраченный патрон -- бумажку в трёх экземплярах вынь да положь! А уж если, свят-свят-свят, чего покрупнее про... тратил -- там вплоть до командира части дойти может... Никому мало не покажется! -- Большаков передёрнул плечами от не самых приятных воспоминаний. -- Так что после каждых стрельб -- отчёт о расходе боеприпасов, отчёт о расходе спецсредств, отчёт об использовании расходных материалов, и сверх того -- объяснительные на каждый случившийся косяк.
   -- От-чёт? Объ-яс-ни-тель-ны-е? -- как-то замедленно и неуверенно, буквально по слогам переспросил парень.
   -- А ты что, ни разу не писал, что ли? -- искренне удивился бывший капитан. -- Тогда ничего удивительного, что завсклад на тебя рычит! Скажи спасибо, что вообще хоть что-то выдал!
   -- А в кино они никаких отчётов не писали, -- задумчиво произнёс "киндер-шпион".
   -- Ха! Кино! -- невесело хмыкнул Михаил. -- То кино было детский боевик, а наша жизнь -- тупая комедия, и мы в ней -- не зрители, и даже не дебилы, что ржут за кадром. Мы -- те самые клоуны, что получают тортом по морде, и все наши радости -- это как-нибудь увернуться, а то и вовсе, чем чёрт не шутит, самим в кого запулить. А отчёты... С отчётами я тебе помогу. Будем делать из тебя четвёртого статиста в третьем ряду...
   -- А чего сразу статиста-то? -- перебил напарника Петя, не то обидевшись, не то удивившись.
   -- А ты кино своё вспомни, -- не отстал от него Михаил. -- Что там происходит с лучшими из лучших? Выносят в первые пять минут. А потом худшие из худших на голом пафосе и нечеловеческом везении спасают мир. И только никому неизвестные безымянные середнячки тихо и спокойно делают всю работу. Ну и иногда оттеняют геройский героизм всяких идиотов, которым шило в попе не даёт головой нормально подумать. И, разумеется, пишут тонны отчётов, потому что отчётов надо много, потому что начальство половину этих отчётов делит на десять и задницу подтирает, а вторую половину множит на три и своему начальству отдаёт... Так что правильные отчёты надо писать на наждачной бумаге погрубее, ну или хотя бы чернила брать на скипидаре. Отчёты, брат, это целое искусство, это такая сила, что никакая магия и рядом не стояла! -- Большаков наставительно поднял палец вверх. -- Хорошо, что хоть в гильдии у нас без лишних бумажек обходятся... пока...
  
   К разговору об отчётах они вернулись уже в Гильдии -- после доклада о выполненном задании и перекуса.
   -- Совсем по-хорошему, конечно, надо бы по всем операциям отчитаться, но тогда могут возникнуть вопросы, почему раньше не написал.
   -- А я типа секретный агент, типа шифруюсь, чтобы не разоблачили! -- не растерялся парень.
   -- Значит, так и запишем... О! -- Большаков аж расплылся в улыбке, явно предвкушая некую пакость неведомому начальству напарника, с которым уже успел неплохо сработаться -- двух "почти не магов" официального первого ранга, способных при необходимости неприятно удивить и пятый ранг, частенько отправляли вместе на деликатные задания. -- Напиши им ещё запрос на легендирование, пусть они там у себя по потолку побегают и кипятком пописают! Вверх ногами...
   Обладавший живым воображением Пётр лишь хмыкнул да что-то невнятно пробормотал. Капитан меж тем начал мастер-класс:
   -- Так, пиши отчёты только по операциям за этот год, про предыдущие сделай отдельную объяснительную, мол, не имея возможности залегендировать сеанс связи, отправить отчёты не смог, а оригиналы уничтожил в целях уменьшения риска раскрытия. Далее, пишешь другую объяснительную, что в условиях продолжающейся чрезвычайной ситуации присоединился к группе гражданских и представителей местной власти. Затем ещё одна объяснительная -- мол, чтобы залегендировать наличие спецсредств и потенциально подозрительных навыков, представился изобретателем-самоучкой, работавшим у отца в мастерской по ремонту мелкой бытовой техники, а отчёты, дескать -- письма дедушке, прошедшему "горячую точку". Вот, а теперь -- запрос на помощь с проработкой легенды или на разрешение на раскрытие.
   Молодой человек лишь помотал головой, пытаясь переварить вывалившиеся на него знания.
   -- Ты книжки читать любишь? Всякие там фантастические приключения неизвестно кого не пойми где? Вот, представь, что сам такую книжку пишешь!
   -- Типа фанфика, что ли? -- спросил он у более опытного товарища, и, видя его непонимание, пояснил: -- Ну, по мотивам чужой понравившейся книги, мол, вот я бы на их месте...
   -- Вот, точно! -- обрадовался Михаил Васильевич. -- Представь, что пишешь этот самый фанфик.
   С новыми установками работа постепенно пошла на лад.
   -- Так, вот здесь поправь, -- ткнул в не понравившееся место капитан. -- Что значит "несколько человек"? Да помню я, что их там не то десять было, не то пятнадцать! Но отчёты так не пишут. Пишут "до взвода противника". Потому что больше отделения, а дальше считать некогда.
   -- И вот тут поправь, что значит "бросил гранату"? Во-первых, не было никаких гранат, а было спецсредство "часы многофункциональные", а во-вторых -- не "бросил", а "использовал в режиме метаемого взрывного устройства". Двух зайцев сразу убиваешь: и отчёт будет объёмнее, начальству приятно, и читать его будет тоска смертная, начальству полезно.
   -- А ещё я тебе представление напишу! -- Большаков довольно разглядывал исписанные листы. -- За чёткое выполнение приказов, за своевременно проявленную инициативу, за храбрость перед лицом врага -- досрочно присвоить звание старший ефрейтор и наградить почётной грамотой! А ты это представление как бы тайно переснимешь и запросишь указаний по дальнейшим действиям! Пусть у них там голова болит.
  
   На следующей операции проблем со снабжением у Петра не возникло. А через две недели его официально повысили -- до старшего агента. Это как тот же старший ефрейтор, только в организации супершпионов.
  
   * * *
  
77. Июнь ЭХ+1, Сергей Анастасьев.
  
   -- А может не надо?
   -- Надо!
   -- А вдруг кто-нибудь увидит?
   -- Обязательно увидят! Мы покажем! Сами! Прям нарочно! -- Арина состроила жалобную мордочку. -- В меня уже не лезет, а прицеп постоянно ломается. А бросить жа-а-алко!
   Сергей со вздохом оглядел предмет обсуждения: тронутый ржавчиной и изрядно помятый остов восьмиколёсного бронетранспортёра. Разговор про пополнение команды заходил уже не первый раз -- с весны, когда они примкнули к небольшой группе выживших неподалёку от Краснодара, это был уже четвёртый выход за добычей, а помимо этого -- ещё как бы не вдвое больше разведывательных рейдов, "только посмотреть одним глазком" -- и там тоже находилось что-нибудь ценное...
   А в Аринин багажник даже после всех изменений влезало не шибко много -- команда большая, кушать все любят... да и всякие разные походные мелочи тоже нужны. Особенно патроны: два "вертящихся пулемёта" в пририсованной-таки с немалыми усилиями башенке уже не раз помогли одолеть опасных тварей, но патроны при этом жрали как не в себя.
   Так что идея обзавестись чем-то самоходным и по-настоящему вместительным не просто витала в воздухе, а прямо-таки настойчиво стучалась во все места, куда дотягивалась. И вот -- останки бронетранспортёра, достаточно сохранившиеся, чтобы стать хорошей основой, но в то же время -- оставляющие необходимый простор для импровизации.
   -- Я ещё пожалею об этом, -- мрачно произнёс Сергей свою излюбленную мантру, и работа закипела. Военная часть, куда они приехали по наводке местной Гильдии, была уже неоднократно и основательно разграблена, но в этот заход им удалось разгрести заваленный мощным взрывом вход в, как оказалось, не то гараж, не то ремонтную мастерскую, где многое уцелело -- вроде того же БТР... если про него можно сказать "уцелел". А хуманизатору при создании стилизации важнее облик, нежели наполнение.
   -- А более одинаковых колёс не нашлось? А очень надо! Минимум четыре штуки, чтобы хотя бы с моего ракурса выглядело нормально.
   -- О! Трубы! Тащите их сюда, сделаю ей пулемётную башенку, как у Арины! -- и, заметив ревнивый взгляд, наставительно поднял палец: -- Чтобы была унификация! А то патроны кончатся -- а одолжить не у кого! Прям счас сделаю, чтобы потом силы не тратить.
   -- Ага... Железо... Плохо, что гофра... Зато много... Ну, хоть не металлочерепица... Тащите прямо со стенкой, отдирать не надо.
  
   Уже ближе к ночи монстр Франкенштейна был готов: четыре самых одинаковых колеса были одинаково повёрнуты чуть вбок, впереди расположились просторное место водителя слева, справа -- пулемётная башенка с местом стрелка и внушительным запасом патронов. Двигатель расположился в корме, усложняя погрузку-разгрузку, зато выровняв развесовку. По сравнению с оригиналом транспорт стал почти вдвое шире, потерял прежнюю откровенно армейскую угловатость и приобрёл взамен некий шарм "проходимой машины для проходимцев"... то есть, первопроходцев, конечно же! Середину машины, едва ли не три четверти, занял один сплошной огромный даже не багажник -- натуральный трюм! Доступ в него предполагался через широкие двери в бортах и откидную крышу сверху.
   -- Была такая игра, "Вангеры", -- пробормотал Сергей себе под нос. -- И был там такой мехос, Последний из Могикан. Не без недостатков, зато большой.
   Художник вздохнул, решительно активировал честно полученные за пятёрки во всех характеристиках спецспособности, стукнул кулаком по железному борту, создавая самую большую в своей практике стилизацию, и закономерно отрубился, успев ещё удивиться вызывающе яркой надписи во весь борт:
   -- Предпоследний?
  
   Хуманизацию к грузовозу он планировал создать утром, отдохнув и восстановив силы, но, видимо, такое превозмогание было бы недостаточно пафосным, так что первое, что он увидел проснувшись -- это новое лицо. Лицо, даже, скорее, личико, было милым, кругленьким и курносеньким, со смешливыми чёрными глазами и ямочками на щеках. К личику прилагалось и всё остальное -- тоже миленькое и кругленькое, в нужных местах - так даже очень кругленькое, создавая приятный контраст с высокими и стройными Ариной, Саей и Зарой и выгодно отличаясь ощутимой мягкостью от крепышки Чоппы. Сергей прищурился, пытаясь собрать разбегающиеся мысли.
   -- Ольга, да? Добро пожаловать в команду!
   Художник внимательно осмотрелся -- насколько позволял скудный свет, кое-как пробивающийся через щели в потолке. Потолок откровенно низкий, едва-едва два метра, зато само помещение довольно просторное, навскидку -- правильный квадрат со стороной метров пять. Щели сверху оказались приоткрытыми створками верхних... назвать "люком" пару двухметровых проёмов язык не поворачивался, скорее уж "ворота" пусть и такие странные -- лежачие.
   -- А вот скажи мне, командир, выезжать-то я как буду? -- Ольга дождалась, пока Сергей окончательно сориентируется, и лишь потом задала вопрос с совсем крохотной капелькой ехидства. Ехидство было вполне уместно, не мог не признать он, и дозировка была хорошая, без перебора, но с ответом не задержался ни на миг:
   -- Критикуя -- предлагай! -- и развил мысль, показывая, что оценил проявленную деликатность. -- План был сначала отсюда выйти в человеческом облике, а уже только потом делать ипостаси раздельными, но не срослось. В принципе, прочности и мощи у тебя должно хватить, чтобы прямо сквозь стену выехать, но это оставим как самый последний вариант.
   Взгляд Ольги, из выжидающего став деловым и оценивающим, быстро пробежался по трюму, а затем она неожиданно проворно для дамы скорее в теле, нежели наоборот, юркнула на место водителя, а оттуда -- наружу, судя по звуку приземления. Художник, ещё не совсем проснувшийся, последовал за ней гораздо степеннее.
   -- Кабы вот эту вот балочку в сторонку подвинуть, да вон ту кучу мал-мала перекидать, так и проеду, пожалуй. Только руками это совсем не вариант, техника нужна, а техники нет. Бульдозер какой-нибудь, или экскаватор.
   -- Экскаватор, говоришь? -- Сергей задумчиво обошёл вокруг своего нового приобретения. Приобретение выглядело отлично: полные восемь метров длины, метров шесть ширины, по четыре больших широких колеса с каждой стороны (совсем-совсем одинаковых, порадовался он про себя), чуть не полметра дорожного просвета и крыша на уровне метров трёх, наверное, а сверху -- ещё и пулемётная башенка, почти упирающаяся в верхний створ полузасыпанных ворот... или даже без "почти".
   -- Сая, ласточка, посмотри по сторонам, нет ли тут поблизости грузового манипулятора или стрелы экскаваторной. Ну или чего-нибудь похожего, -- негромко произнёс он в воздух, и практически сразу же получил ответ.
   Доработка и прилаживание нового агрегата заняли полдня, зато получившаяся Рука Помощи Ольге сразу понравилась. Ещё некоторое время Сергей просто отдыхал перед изменением карточки Предпоследнего, но оно неожиданно прошло гораздо легче, чем должно было бы -- как будто он не менял что-то силой, а помогал исправить очевидную недоделку. Как говорится, "кто бы возражал?" -- а Сергей лишь пожал плечами и слил оставшийся резерв на копию Арининой лебёдки.
   -- Полный фарш! Хреновый, зато много! -- прокомментировал он Ольге результат.
   Та оказалась особой поразительно энергичной и безумно хозяйственной: всё, что только можно было отодрать чтобы хоть как-то потенциально применить с пользой -- было отодрано и плотненько уложено в трюм. То, что отодрать так и не удалось -- было осмотрено скорбным взором и многажды пнуто.
   Изучение карточки создания немного прояснило ситуацию: "Предпоследний из Могикан был самым запасливым и выносливым... но Последний оказался лучше бронирован и вооружён".
  
   * * *
  
78. Март ЭХ+2, Сергей Анастасьев.
  
   Караван бодро двигался по хорошо знакомой дороге. Прошло едва полтора года с прихода Этой Хрени, но люди уже успели приспособиться -- где-то лучше, где-то -- хуже... где-то, конечно, и вовсе никак, но туда Сергей караваны не водил. Точнее, обычные не водил -- разведать обстановку в непроверенных местах его приглашали не раз и не два, а он и не отказывался: риск для его команды сравнительно небольшой, платят неплохо, а самое главное -- репутация. Правда, в ближайших окрестностях "белых пятен" уже почти не осталось, но ему хватало и обыкновенной "рутинной" проводки.
   Вот как сейчас: Сергей вёл совсем уже полноценный броневик-Арину, сама Арина сидела в собственной башенке, водя по сторонам стволами спаренных пулемётов -- не совсем "правильных", как рассказал Сергею один из знающих знакомых, но "пофиг, как выглядят, главное -- как стреляют!", Сая по обыкновению летела впереди, высматривая всё подозрительное, а Зара, Чоппа, Татьяна и Ольга замыкали колонну на ещё двух вездеходах -- грузовом и пассажирском.
   В середине шли собственно наниматели, сборная солянка из самого разномастного транспорта -- от переделанных на магическую тягу автомобилей до экзотического новодела и до запряжённых неведомыми тварями телег и сильно переделанного, но узнаваемого дома на колёсах. Звери, к слову, скорость держали получше, чем иные из переделок: дороги изрядно пострадали в первые, самые жестокие месяцы боёв с тварями, а до ремонта в этой глуши у местных гильдий ещё не дошли руки.
   -- Засада, -- донёсся до всех тихий голос разведчицы. Поначалу новички дёргались, но сейчас уже попривыкли. -- Пара здоровых тварей, незнакомые. Людей не вижу, но какие-то они подозрительно ухоженные.
   Зара высунулась из люка, откровенно красуясь выпустила из лука пылающую огнём стрелу по высокой дуге... и, пока все следили за её полётом, буквально нашпиговала кусты самыми обычными стрелами, куда менее броскими, но ничуть не менее опасными, выпуская чуть ли не по три штуки в секунду.
   Обнаруженные монстры обиженно взревели, попытались было выскочить и растерзать дерзкую добычу, но тут огненная стрела упала и взорвалась, накрыв огнём изрядное пространство.
   К рёву монстров добавился мат -- выразительный, но недолгий: Арина двумя короткими очередями перечеркнула матерщинников, заодно добив подранков. Патроны, хоть и нарисованные, все равно стоило поберечь: Сергею, несмотря на внушительный двадцать первый уровень, до сих пор не давалось оружие, концептуально не расходующее боеприпасы -- кроме Зариного лука. За день, без чрезмерного напряжения, он мог нарисовать двадцать-тридцать тысячепатронных цинков, но спарка шестистволок могла расстрелять их за пару минут, а ведь такие же спарки стояли и на двух других машинах...
   -- Всё чисто. Впереди чисто на два километра... -- снова доложила Сая, но как-то неуверенно. -- Можно лутать, но у меня предчувствие какое-то нехорошее...
   -- Дра-а-ако-о-о-о-он! -- подтверждая её слова закричал кто-то из хвоста конвоя. Колонна быстро рассыпалась по округе, кому насколько хватило проходимости. Самые бронированные, вооружённые или отчаянные развернули оружие в сторону новой угрозы.
   -- Зара? -- спросил Сергей очевидное.
   -- Две послабее или одна помощнее, заряжаю, -- тут же отозвалась лучница, залезая на крышу грузовоза. Ольга бросила руль и перебралась в башенку. Чоппа заложила пробный вираж, намекая пассажирам держаться крепче, а Татьяна по въевшейся привычке поёрзала в кресле стрелка и, воровато оглянувшись через плечо, коротко и тихо матюкнулась.
   "Нам очень нужен ещё один водитель, но я седьмую жену уже не потяну... надо было вообще ещё на Ольге остановиться, но уж очень выгодно пассажиров брать" -- мрачно подумал Сергей, разглядывая диспозицию. Грузовой вездеход вызывающе неподвижно стоял на подъёме дороги. Это была самая крупная стилизация Сергея, до сих пор не превзойдённая: длиннющий и широченный восьмиколёсный монстр, к тому же ещё и неплохо плавающий, специально созданный для вывоза ценностей из самых опасных мест. По идее он должен бы выдержать огненное дыхание дракона... а то и целых два... Вот только драконы, к сожалению, не были константой ну ни разу, и чем "порадует" данный конкретный -- никогда не узнаешь заранее.
   Впрочем, этот дракон был не особенно крупным. Само по себе это ничего не гарантировало, но некоторые основания для умеренного оптимизма всё же внушало. Вёл он себя тоже весьма необычно: вместо того, чтобы сходу напасть, не давая жертвам разбежаться, описал широкий полукруг, приземлился на дороге на приличном расстоянии от сожжённой засады, уложил крылья на спину и неспешно пошёл навстречу людям под прицелом многочисленного и разнообразного оружия. Атаковать люди не торопились: убить дракона крайне сложно, обычно удаётся только потрепать и отогнать... а вот обидеть и разозлить -- запросто!
   Подойдя метров на двадцать, дракон негромко пару раз рыкнул, кашлянул, издал какой-то совсем неописуемый звук, а потом всё же заговорил по-русски:
   -- Мне нужен Сергей... караванщик-гаремщик, -- слышно дракона было хорошо, несмотря на шумный фон, ставший ещё более шумным после этого заявления.
   -- Это, видимо, про меня, -- Сергей, недовольно поморщившись, высунулся из люка. -- Чем обязан?
   Дракон скептически оглядел всё ещё направленное на него оружие и едва заметно вздохнул.
   -- Мы можем поговорить... наедине? -- монстр явно был недоволен чрезмерным вниманием, но, похоже, твёрдо настроился на мирные переговоры.
   -- А о чём, собственно? -- спросил Сергей, бешено перебирая в голове возможные варианты. Во избежание ненужных конфликтов он сполз обратно на водительское сиденье и вылез из машины, не спеша, впрочем, от неё отходить. -- Не хочу показаться невежливым, но репутация такая штука...
   Дракон снова вздохнул, уже не скрываясь, наклонил голову влево, вправо, снова вздохнул -- и плюхнулся на задницу, став удивительно похожим на огромную (выше грузовоза в холке!) собаку.
   -- Именем предков клянусь, что не нападу первым до конца переговоров, и даже если мы не договоримся -- не помешаю никому из присутствующих продолжать путь, -- раскатившаяся волна магии подтвердила серьёзность заявления.
   Слегка офигевшие люди расслабились... немного, и опустили стволы -- чуть-чуть. Сергей, поняв, что отвертеться не выйдет, потопал к неожиданному и подозрительно информированному гостю.
   -- Сергей Анастасьев, -- протянул он руку, представляясь.
   Глаза дракона сузились, а лапа на миг замерла на полпути к руке человека, но лишь на миг.
   -- Анастасия Сергеева, -- голос дракон... ицы был полон подозрений и недоверия.
   Сергей поперхнулся следующей репликой и, не заметив того, в точности воспроизвёл мимику собеседницы.
   -- Какое неожиданное совпадение, -- произнесли они после паузы практически хором.
   -- Валерьевич?.. -- несколько неуверенно не то сообщил, не то спросил Сергей.
   -- Эм... Николаевна! -- с облегчением даже помотала головой драконица, видимо, не сразу сообразив, о чём речь, и завершив-таки руко- (лапо?) пожатие.
   -- Ну и хорошо, -- художник-караванщик наконец-то полностью успокоился. -- Вы хотели о чём-то поговорить...
   -- Да... Предложить... Сотрудничество. Разведка, воздушное прикрытие... Для караванов.
   Сергей запнулся и очень не сразу смог сформулировать свои мысли максимально осторожным образом:
   -- Боюсь, ваши услуги могут оказаться не по карману... практически кому угодно. Понимаете, -- зачастил он, затрудняясь расшифровать выражение драконьей морды, -- дракон в воздухе -- это практически абсолютная гарантия, что все твари попрячутся в самые глубокие норы... Любой караван пройдёт чисто! Всякая работа заслуживает адекватной оплаты, а нам, боюсь, банально нечего предложить соразмерного.
   Драконица уверенно помотала головой, решительно не соглашаясь.
   -- Магия. Способности. Наша магия неполна. Любая магия неполна, -- она выделила слово голосом, подчёркивая важность сказанного. -- У тебя есть способность давать... человеческую форму. Нужно, -- короткие, рубленые фразы удивительно подчёркивали важность сказанного для Анастасии.
   Сергей лишь тяжело и с искренним огорчением вздохнул, и помотал головой, как только что Анастасия.
   -- Нет. Я не могу "давать человеческую форму". Это работает не так. То, что ты видишь, моя команда... моя семья... Наверное, проще показать. Не против?
   Драконица решительно закивала.
   -- Чоппа, подойди, пожалуйста! -- громко позвал художник, изрядно удивив драконицу, ожидавшую, видимо, какую-то совершенно другую демонстрацию.
   -- Чоппа, познакомься, это Анастасия Сергеева. Анастасия, это Чоппа, моя жена. Милая, покажи, пожалуйста, с чего всё началось, -- Чоппа настолько удивилась неожиданной просьбе, что даже не сразу сообразила, чего же от неё хочет супруг, но потом, вложив свою руку в его, превратилась в топорик, за многие длинные вечера покрывшийся сложными узорами и превратившийся в форменное произведение искусства... очень функциональное произведение искусства.
   -- Моя магия работает только на предметах и результат... неоднозначный, -- Сергей задумчиво потёр переносицу, подбирая слова. -- Боюсь, навязываться в мужья с моей стороны будет как минимум преждевременно.
   Теперь поперхнулась драконица, глядя на собеседника совершенно по-новому, с каким-то едва ли не гастрономическим интересом.
   -- Все мои хуманизации очень хорошо ко мне относятся... да что тут рассказывать! -- в отчаянии он вызвал свой интерфейс и ухватив описание навыка просто кинул его драконице. -- Вот!
   -- Дзынь! -- давно уже, очень давно Сергей не слышал этого звука. Судя по тому, как драконица дёрнула ухом -- она его тоже услышала, а её явно удивлённый взгляд, сфокусированный на чём-то невидимом, лучше любых слов доказывал успех предпринятого художником манёвра.
   Пауза затягивалась и Чоппа небрежно вернулась в человеческий облик. Сергей предлагал и ей сделать обе ипостаси независимыми, но та, узнав, что для этого понадобится занять слот созданий, отказалась наотрез. Мол, что-то порубить она и руками может, пусть и не так аккуратно, слоты на деревьях не растут, прогресс уровней замедлился до совсем черепашьего темпа, а обратную процедуру они не пробовали и экспериментировать что-то не хочется, пусть лучше будет козырь в запасе.
   Наконец, драконица соизволила вернуться к реальности, явно недовольная, но, похоже, не особенно сердитая.
   -- Да, это не подходит. В чистом виде, -- не скрывая сожаления согласилась она. -- Возможно... впрочем, в другой раз. В любом случае, всякая работа заслуживает адекватной оплаты, -- процитировала она Сергея и протянула ему небрежно вырванную из собственного уха чешуйку. -- Можешь позвать меня один раз, если понадобится помощь. Я помогу.
   Слегка офигевший от щедрого подарка художник протянул руку, и чешуйка немедленно исчезла, обратившись сложным переливающимся узором на тыльной стороне левой ладони. Одним молниеносным движением драконица подпрыгнула на несколько метров вверх, распахнула крылья, ударом воздуха подняв тучу пыли, и стремительно полетела обратно, туда, откуда прилетела несколько очень нервных минут назад.
   Напуганные внезапным резким движением некоторые очевидцы не удержались от стрельбы, но драконица, казалось, просто не заметила несколько всё же попавших в неё пуль и заклинаний.
   -- Ну офигеть теперь! -- выдохнул Сергей, садясь прямо там, где стоял. Тщательно сдерживаемые эмоции и нервное напряжение навалились на него сразу вдруг. -- Девочки, помогите вернуться на дорогу кто там застрял и двигайте потихоньку по маршруту, а меня, чур, не кантовать до привала!
   Он попытался вытащить из кармана фляжку, но руки тряслись с такой силой, что Чоппе пришлось помогать... и нести "шефа" до машины, потому что и ноги его тоже держать отказывались. Не то чтобы кто-то стал бы его за это осуждать...
  
   * * *
  
79. Весна-лето ЭХ+4, Кеша и Тотоле.
  
   Вопрос коммуникации к удивлению и Кеши, и даже Тотоле, решила кукла-дипломатка. Она повернулась к "огуречному человечку" спиной, уселась на пятки, откинула волосы с шеи и наклонила голову вперёд.
   -- Это тело легко починить. Подключайся напрямую к нервной системе, -- и она ткнула тонким пальчиком в отчётливо проявившуюся ложбинку под затылком.
   Кеша некоторое время промедлил, но тёмный эльф быстрее переварил неожиданную идею.
   -- Она дело говорит. Если получится -- сможем нормально поговорить. Ну а если нет -- придётся знаками как-то.
   Кеша кивнул и осторожно протянул тонкое щупальце, на ходу ещё больше его истончая и разветвляя на совсем уж волосяной толщины ниточки. В шею куклы нити вошли практически без усилия, а через несколько минут она заговорила новым, чужим голосом.
   -- Приветствую. Меня зовут Иннокентий, Кеша. Сразу прошу прощения за... столь противоестественный способ общения... -- договорить он не успел, кукла заговорила собственным голосом, перебив его:
   -- Нормальный способ. Для меня. Ничего не сломал. Повреждения легко залечить.
   Немного успокоенный, Кеша продолжил. Было очень непривычно не есть кого-то, а всего лишь, образно говоря, держаться, но ему даже понравилось. Он воспользовался возможностью и максимально деликатно изучил голосовой аппарат, пока рассказывал свою не особенно длинную историю.
   Тотоле, иногда дополняемый куклой, полнее чувствующей специфику и нужды улья, обрисовал свою ситуацию и позицию.
   Немедленно выяснились и точки пересечения интересов: Кеша, уставший от долгого одиночества, жаждал общения с людьми или хоть с кем-нибудь, а улью были нужны новые гены -- всегда.
   А если двое разумных действительно хотят договориться -- исход может быть лишь один...
  
   ...с точностью до мнения Судьбы.
   Выяснилось, что генов -- в классическом понимании -- у Кеши нет. Магия есть, масса есть, пищеварение есть. Даже вкусовые предпочтения, хоть и странные -- и те есть! А вот генов -- нет.
   Разумеется, Свету это не остановило. За четыре года с прихода Этой Хрени улей успел накопить достаточно ресурсов даже для более смелых экспериментов, нежели практическое изучение разумной магической слизи, особенно, когда та вполне охотно сотрудничает.
   С самого начала главной проблемой улья было время: это простейших рабочих дронов Света могла клепать десятками, а хоть сколько-нибудь сообразительные юниты требовали не только больше времени на вынашивание и рост, но ещё и дополнительных сил на обучение. И делегировать эту, самую сложную часть работы уже подросшим юнитам было нельзя: маленькие ещё и глупые... А исходных, переродившихся из уцелевших обитателей общаги, катастрофически не хватало.
   И именно эксперименты с Кешей показали интересное и очень перспективное направление развития: небольшие личинки, фактически -- зародыши мозга, плавающие в созданной Кешей питательной среде и прямо из неё впитывающие знания, и отдельно выращиваемые -- очень быстро в силу откровенной примитивности -- тела, оптимизированные под разные задачи, в которые личинки просто вставляются, за несколько дней замещая собой рудиментарную нервную систему и превращая тупого дрона в полноценный и хорошо образованный высокоранговый юнит.
   Ключевая роль в этом процессе безраздельно принадлежала Кеше: именно он вырабатывал ту самую питательную среду, именно он обеспечивал общение личинок друг с другом и он же обеспечивал передачу им информации об окружающем мире, понимание обычаев людей и прочие сложно формализуемые тонкости, как раз и отличающие пусть сколь угодно умного монстра от самого завалящего человека, словом, ту самую "матрицу личности", которую Свете никак не удавалось передать ни телепатически, ни генетически.
   Под эту задачу Кеше построили большой красивый (потому что можем!) бассейн в самом сердце улья, где он и растёкся, постепенно пополняя его и выращивая, воспитывая и обучая плавающих прямо в нём мелких личинок-головастиков, которых регулярно скидывала Света -- многими десятками!
  
   * * *
  
80. Январь ЭХ+1, Агата Глинка.
  
   Появление Марины, окончательно развеявшей тайну загадочного противника, оказалось настоящим подарком, на фоне которого даже потерянные кристаллы были всего лишь досадной мелочью. Новые технологии, новые материалы, новые идеи! Агата чувствовала, что давно уже взятые под контроль приступы неуправляемого творчества грозят навалиться снова. Впрочем, не такого уж и неуправляемого, если положить руку на сердце: ей и вправду не терпелось приступить к настоящей работе, а не руководящей нудятине.
   Для Марины ситуация повернулась едва ли не ещё лучше: контакт с большой и сильной организацией, не скрывающей своей заинтересованности в долгосрочном партнёрстве и способной оказать самую разную помощь, от военной до технической, будет отличным подспорьем для любого начинающего слаймера.
   Автоматоны, прекрасно справляющиеся со своими обязанностями и, в отличие от людей, не склонные лениться или тянуть одеяло на себя. Слаймы, способные переваривать самую простую пищу в уникальные ресурсы. Агата, способная создать практически любое мыслимое устройство и с пользой применить практически любой материал. Марина, способная не только ловить и разводить слаймов, но и создавать новые их виды... Рецепт большого успеха, разумеется, был немедленно испорчен.
   Слаймы, все до единого, смотрели на автоматонов, точнее, на их энергокристаллы, как на вкусную и вне всякого сомнения свою еду, и энергетические стены загонов практически не помогали -- в них использовалась какая-то очень другая энергия. Производимые слаймами кристаллы разного цвета, формы и размера оказались несомненно интересным ресурсом, но немедленного применения в большинстве своём не нашли. Новые породы, потенциально более полезные -- это классно, но не слишком-то скоро, в отличие от игры.
   Словом, перспективы захватывают дух, а вот прямо сейчас только и остаётся, что крепко пожать руки друг другу, обменяться контактами и дальше заниматься своими делами по-прежнему.
  
   * * *
  
81. Ноябрь ЭХ+0, Вася, Ольга и Чады Лотос.
  
   Расставание с Чадами Лотос вышло ожидаемо натянутым, хотя опознанные по экипировке и редким сохранившимся приметам бывшие знакомые окончательно отбили всякое желание спорить с Ольгиной позицией, уж очень это всё было мерзко. Тем не менее, как говорится, "осадочек остался".
   Впрочем, ни Вася, ни Ольга задерживаться не собирались, а уж тем более ни они, ни тенно не собирались отказываться от помощи друг друга, буде пути их пересекутся вновь.
   Попытки выяснить, откуда пришёл неведомый маг со своими мутантами и нет ли там ещё кого такого же противного успеха не имели: редкие найденные следы обрывались в паре минут неспешного хода от уничтоженной базы, и единственной зацепкой были какие-то омерзительные и тошнотворные фиолетовые ошмётки, медленно испаряющиеся под неярким зимним солнышком.
   Пожав плечами, необычная пара отправилась дальше искать компанию по вкусу... ну или приключения, как получится. Вторых пока было как-то больше, чем хотелось бы.
   Закончился день вполне спокойно: без особой спешки пройдя несколько километров рядом с верным Бонусом, они нашли относительно целую пятиэтажку без следов жизни. Авточувства Ольгиной брони не обнаружили никого живого поблизости, сооружённый Васей детектор тварей тоже не сигнализировал об опасности, а у переоборудованной под торговую точку квартиры на первом этаже оказалась достаточно большая витрина, чтобы сквозь неё свободно прошли и Ольга, и ещё подросший Бонус.
   Ночь тоже прошла спокойно, и Вася наконец-то смог вдосталь повозиться с железками. В очередной раз подогнал броню по фигуре: хоть времени прошло совсем чуть, он ухитрился ощутимо прибавить в габаритах. Поменял пару сомнительных деталей в своём топоре-сосулькомёте. А потом приступил к экспериментам с подаренными щедрыми тенно материалами.
   Взяв за образец снаряжение подруги, он заметно сгладил показную орочью грубость своего доспеха, доработал реактор, сделал закрытый шлем с целой системой разнодиапазонных визоров. По итогам модернизации опознать в нём орка стало гораздо сложнее, а если не снимать шлем -- то и вовсе почти невозможно.
   Следующим объектом интереса стал уже относительно давно валяющийся в рюкзаке кристалл, парный тому, что скормили Бонусу.
   Стоило лишь вытащить его на свет -- и только что крепко спавший трицератопс немедленно проснулся, весь такой бодрый и весёлый и "а кто у нас тут хороший мальчик, кому отдать кристалл?", но Вася остался непреклонен: сначала -- разобраться.
   Но разобраться никак не получалось. Состав определили: три четверти -- углерод, остальное -- прочие лёгкие элементы до железа включительно. Структура вроде как вполне однородная, во всяком случае, никаких аномалий или дефектов не просматривается. Портить кристалл оба сочли плохой идеей, а неразрушающие методы себя на этом исчерпали. Нет, если дать Васе пару недель -- он забабахает настоящую лабораторию, но ситуация не располагает. Сошлись на том, что кристалл является носителем информации, прочитать который подручными средствами невозможно, и скормили-таки вкусняшку извертевшемуся от нетерпения питомцу.
   Радостно заглотив презент, тот свернулся калачиком и заснул. И проспал без малого сутки, абсолютно не реагируя даже на совершенно не шуточные пинки орка. На этот раз видимых изменений не наблюдалось, разве что чуть сдулись бока с запасами жира.
   Вася же, поняв, что разбудить Бонуса не получится, решил сделать ему дополнительную защиту: роскошный воротник отлично закрывал зверя спереди, сзади был мощный хвост с натуральными кинжалами в "кисточке", а вот бока и живот оставались относительно уязвимыми.
   Разумеется, дело было исключительно в этом, а не в желании иметь повод каждые несколько минут проверять состояние питомца.
  
   * * *
  
82. Август ЭХ+2, Сергей Анастасьев.
  
   Тот бой с демонами Сергей потом вспоминал на протяжении долгого времени и очень обрывочно. Когда они подъезжали к базе, возвращаясь из очередного разведрейда, Сая заметила здоровенное облако фиолетового тумана, откровенно агрессивно на базу натекающее, но неизменно отбрасываемое яркими вспышками чего-то изнутри. Сильно заглушённые крики, взрывы и стрельба не оставляли сомнений в сути происходящего: на базу кто-то напал.
   Рванув на подмогу своим, группа смогла разглядеть противника: разнообразные мерзотные твари разной формы, цвета и размера. Под огнём защитников мелочь дохла сотнями, но кончаться даже не думала, непрерывно валя из тумана сплошным потоком. Твари покрупнее старались ранений избегать, а самые крупные попросту игнорировали стрельбу, кроме совсем уж выдающихся калибров.
   Сергей со своими жёнами внёс посильный вклад в творящуюся вакханалию, без особого, впрочем, успеха. Отличилась Зара: её светящиеся и огненные стрелы ощутимо прореживали туман, и в просветах ситуация сразу же менялась в пользу людей -- пока не подходил очередной босс, сочащийся фиолетовой дымкой.
   В какой-то момент он позвал на помощь драконицу, и её огненное дыхание хоть и не сразу, но выжгло туман подчистую. Возмущённые твари её смогли как-то сбить, но не растерявшаяся Ольга своим Предпоследним поймала падающую Анастасию и вывезла на чистый воздух.
   Лишившись тумана, мелкие твари стали стремительно заканчиваться, и вскоре остались лишь самые крупные, доставившие немало проблем, но в конце концов тоже, судя по всему, уничтоженные.
   Но вспомнил всё это он уже позже, а сначала было лишь ощущение прижатых к кровати мягкой тёплой тяжестью рук и отчаянный крик чуть ли не в самое ухо:
   -- Не давайте ему рисовать! Держите ему руки!
   Через какое-то время он узнал голоса: Арина и Чоппа, и, успокоенный, уснул.
   Следующее пробуждение было гораздо приятнее и здоровее... а интуиция, коварно улыбаясь, подсказывала, что времени прошло куда больше, чем хотелось бы. Как и важных событий.
   -- Сколько... -- закашлявшись, он не сразу смог продолжить. -- Сколько прошло времени? Что вообще было?
   Несмотря на вполне сносное самочувствие, глаза упорно не хотели открываться, но он точно знал, что не один.
   -- Арина? Чоппа?
   -- Владыка изволили почивать три дня и две ночи. Я сейчас позову недостойных служанок Владыки, -- этот голос был несомненно новым. Безусловно женским, но грубым, хриплым и каким-то неправильным. А ещё в нём чувствовалась какая-то нездоровая притягательность... того самого толка, из-за которой дети вновь расковыривают едва поджившие ранки.
   "Ёшкин кот, что же я такое породил?" -- с тоской подумал хуманизатор. Звук, с которым новая хуманизация покинула помещение, тоже был странным.
   -- Нормально всё, шеф, -- своим негромким шёпотом, идущим как бы отовсюду сразу и ниоткуда конкретно, произнесла Сая, словно отвечая на его невысказанные мысли. -- Она, конечно, страшная, что пипец, зато послушная... относительно.
   -- А с глазами что? -- неуверенно уточнил Сергей.
   -- Тсс! Глаза не трожь! -- немедленно отреагировала Сая. -- Всё с ними в порядке, но мы этой... новенькой сказали, что ты всё разрулишь, как только глаза откроешь, а она всё слишком буквально понимает.
   -- А разруливать, я так понимаю, много... -- вздохнул художник, поудобнее устраиваясь на кровати. -- А руки чего держали? -- вдруг вспомнил он предыдущее пробуждение.
   -- А ты эту... эту видел? -- ответила вопросом на вопрос Сая.
   Сергей уже хотел было возмутиться, мол, как бы он её увидел с закрытыми-то глазами, а потом просто заглянул в свой статус. Мельком порадовался новому двадцать четвёртому уровню, и открыл список созданий. Новая карточка была тут как тут под невыговариваемым названием "Даваульзарафаксецинаре (Фара)".
   -- Грёбанный стыд! -- не сдержался он, глянув на будто бы сделанный наспех набросок.
   Нельзя сказать, что новенькая выглядела совсем уж отвратительно, но на человека походила едва-едва. А вот на с немалыми потерями побеждённых тварей -- как родная сестра! Непропорционально длинные и тонкие ноги, с массивными шипастыми наколенниками, заканчивающиеся не ступнями, и даже не копытами, а полуметровой длины тонкими... лезвиями беговых коньков -- вдруг опознал он. Руки были под стать -- такие же тонкие и длинные, с непропорционально толстыми костяными налокотниками, с массивными беспалыми "бронеперчатками" на ладонях и широко расставленными длинными тонкими пальцами. Тело тоже было тонким, но, наоборот, коротким для такого роста, зато плечи закрывали огромные гранёные наплечники, заходящие на спину толстыми пластинами внахлёст. Шея, на удивление, оказалась относительно нормальной -- ну, если усреднить всё остальное, а вот голова опять била по мозгам: здоровенная, с гладкими крупными гребнями вместо волос, сходящимися в длинный острый затылок на манер велосипедного шлема, с круглой блестящей маской спереди с откровенно нарисованным лицом-смайликом, с интересом водящим по сторонам нарисованными глазами и шевелящим нарисованным ртом. А если присмотреться, то можно было заметить и настоящий рот: вся лицо-маска была челюстью-крышкой.
   В темноте и сослепу новенькую можно было принять за подростка на коньках, нацепившего защиту старшего брата... девочку-подростка, вне всякого сомнения девочку, пусть и двухметрового роста.
   "Не удивительно, что у неё такой голос! -- подумал, передёрнувшись, Сергей, -- удивительно, что она вообще говорить может". Повернув набросок в другой ракурс, он заметил ещё одну деталь, поначалу ускользнувшую от его внимания: полутораметровый тонкий шипастый хвост, больше похожий на гипертрофированную цепь от бензопилы.
   С болезненным щелчком всплыло воспоминание о причине создания столь странного создания. В разгар боя, явно отравленный ядовитыми испарениями, он решил соединить давно востребованного ещё одного водителя и очень нужного "вот-прям-щаз" рукопашного бойца, способного встать наравне с Ариной и Чоппой. А основой взял Догматическую Клюшку. Ту самую, что в фильме использовалась натуральными демонами и вообще отрицательными персонажами...
   Оставалось только полагаться на прописанную в описании навыка "высокую лояльность" -- он открыл описание, в которое не заглядывал уже несколько месяцев и увидел свежую приписку:
   "Мы не знаем, кем надо быть, чтобы создать стилизованную под демоницу хуманизацию демонического оружия, находясь посреди демонического прорыва, но лично у вас и только в этот раз минус на минус дали плюс. Крепитесь! Абсолютно лояльный демон -- это всё равно демон! А тем более -- демоница! Пусть вам в этом поможет честно заслуженная единичка пафоса."
   Именно в этот момент вернулась Фара с Ариной и Чоппой, а Сергей смог открыть глаза... чтобы немедленно крепко зажмуриться и отчаянно помотать головой.
   Все шипы, все углы, вся броня новенькой были покрашены в самые ядовитые оттенки самого девчачьего розового и расписаны котиками, волшебными понями и кавайненькимм черепушечками. На этом фоне терялась даже густая синева остальной кожи.
   -- Владыка, мы пришли, -- новенькая степенно и плавно опустилась на колени, а затем и вовсе простёрлась ниц, протянув вперёд свои пугающе длинные руки.
  
   * * *
  
83. Июнь ЭХ+5, Джон Хэ, Максим Кузнецов.
  
   Джон решил -- и духи это подтвердили -- что настала пора лично познакомиться с соседом. Сколь бы ни были сильны его опасения в отношении неизвестного некроманта, но даже самые неприятные дела нельзя откладывать до бесконечности, иначе они из неприятных дел превратятся в просто неприятности.
   Свою защиту от нежити -- вполне деликатную, добрососедскую, шаман прошёл, естественно, без проблем. Отвращающий живых барьер, установленный соседом, оказался заметно сильнее, чем помнилось по предыдущему визиту, но тоже вполне гуманным: просто нарастающее понимание, что дальше идти не надо, нет там ничего хорошего.
   Сразу за барьером Джон и остановился. Ждать пришлось недолго -- буквально через четверть часа подошёл очередной патруль, и шаман, затушив трубку, поднялся с пенька.
   -- Скажите своему хозяину, что сосед в гости зашёл. Познакомиться и поговорить. Если момент неподходящий, -- Джон поцокал языком, пытаясь без ненужной настойчивости сформулировать свою уверенность, что таки нет, момент как раз самый подходящий, потому-то он и пришёл именно сейчас. -- Я тогда в другой раз зайду... через неделю-другую, как получится.
   Судя по всему, некромант подобный случай в инструкциях для своей нежити предусмотрел: одоспешенный скелет на несколько секунд замер, а потом сделал совершенно однозначный жест "прошу сюда". Джон кивнул своим мыслям, и, привычно опираясь на посох, пошёл в указанном направлении. Несколько раз скелет чем-то лязгал, привлекая внимание, и корректировал курс. Видимо, говорить он был неспособен в принципе.
  
   Неожиданный визит соседа застал Максима аккурат между двумя экспериментами. С одной стороны, момент для разговоров был не самый лучший, а с другой -- в обозримом будущем более удачного, скорее всего, и вовсе не будет. Уж точно не в предложенные две недели. Заочно сосед производил впечатление человека спокойного и адекватного: поставил со своей стороны границы защитный барьер -- больше номинальный, людям в своей деревне ненавязчиво отсоветовал в эту сторону ходить, мол, что свинью стричь -- визгу много, шерсти мало, сам тоже за столько лет первый раз выбрался, и сразу сам, живьём, не духа какого-нибудь послал или там куклу.
   Учитывая, что для некроманта шаман мог бы стать весьма неудобным и неприятным противником и наверняка об этом прекрасно знал -- можно сказать, проявил прямо-таки исключительную вежливость, особенно по нынешним жестоким временам.
  
   Вопреки ожиданиям, скелеты привели Джона вовсе не в центр ограждённой территории (хотя там и просматривалось сквозь ветви нечто зловеще-пафосное), а на дальнюю от деревни окраину, к добротному, но небольшому деревянному дому, явно жилому, хоть и несколько побитому непогодой.
   Шаман уже почти удивился, но тут открылся действительно хорошо замаскированный проход в подвал и у него прямо от сердца отлегло: под неказистой деревянной панелью скрывалась классическая скудно освещённая спиральная лестница, вскоре перешедшая в столь же классический подземный ход, в свою очередь приведший гостя в несомненную лабораторию.
   -- Тебе меня не одолеть, добрый молодец! Смерть моя в игле, игла в яйце, яйцо в селезне, селезень в зайце, заяц в сундуке, сундук на дубе, дуб на острове Буян! -- решительно заявил хозяин.
   Джон, всякого навидавшийся при общении с духами, лишь вопросительно поднял бровь.
   -- Прошу простить. Эксцессы ритуальной магии. Побочный эффект от опоры на русские народные сказки. В европейской традиции такого недостатка нет, зато много других. Часов через семьдесят-восемьдесят сойдёт на нет, но на тот момент у меня есть определённые планы... а сейчас как раз небольшое окно. Максим Кузнецов, бессмертный кощей или, на европейский манер, лич, -- после небольшой паузы представился некромант.
   -- Джон Ванович Хэ, шаман. Можно просто Джон, -- на весьма странное имя визави Максим никак не отреагировал, возможно, и по чисто физиологическим причинам. -- Хотел бы уточнить ваши планы во избежание лишних конфликтов. Духи сказали мне, что ближайшие несколько лет, пять... шесть... может и семь... вы, скорее всего, будете заняты своими делами. Я со своей стороны, отвечая в некотором роде за доверившихся мне людей, собираюсь и дальше усиливать защиту от тварей и, отчасти, посторонних. Мне кажется, было бы неплохо согласовать наши усилия, так как мне, вне всякого сомнения, придётся существенно расширять охваченную территорию, люди живут неплохо, скоро и дети пойдут, нужно будет больше еды и... всего вообще. Часть выменяем у торговцев, есть что им предложить, но излишне полагаться на них чревато. Времена сейчас не те, чтобы на чужих полагаться.
   -- И как же вы видите наше сотрудничество? -- вообще, деревня под боком была личу абсолютно безразлична, лишь бы люди не мешали и не отвлекали. Ближайшие пятнадцать-двадцать лет он совершенно точно потратит на более полное освоение своих сил и изучение возможных путей дальнейшего развития, а потом ещё неизвестно сколько -- к выбранному развитию готовиться. С другой стороны, договор с шаманом, который заочно хорошее впечатление сумел улучшить ещё, может оказаться удобным. Ему вполне по силам справиться со многими мелкими досадными неприятностями, слишком сложными для понимания тупой нежити, на которые сейчас приходится тратить несообразно много своего ценного времени.
   Необходимость в ответ несколько чаще разбираться с проблемами, рядовой нежити непосильными, является совершенно приемлемой ценой, так как суммарный объём непродуктивных потерь времени должен сократиться, и заметно.
   Необходимо лишь правильно сформулировать условия контракта.
   -- Во-первых, нам необходима связь, чтобы предупреждать друг друга о плановых ритуалах или иных масштабных мероприятиях, дабы невзначай не столкнуться. Маловероятно, но возможно. Во-вторых, нам нужна срочная связь, чтобы предупреждать друг друга о неожиданных обстоятельствах. Скажем, какие-нибудь настырные заезжие или твари особо опасные. Первых мы заболтаем, вторых надо будет силой давить, главное -- не перепутать... первых тоже иногда придётся, но это уже по месту разберёмся. Охотники у нас сильные, да и я духов в помощь призову, но всё же подстраховка не помешает, с подстраховкой -- оно спокойнее. Ну и самое главное -- понимание взаимных интересов, чтобы спорные вопросы решать без лишних трений.
   -- А почему связь дважды? -- не без подвоха поинтересовался Максим.
   -- А потому, что связи много не бывает, -- лукаво улыбнулся шаман. -- Я так понимаю, что по остальным пунктам разногласий нет? Для связи хочу оставить духа, смогу через него и слышать, и сказать что-нибудь, -- Джон отцепил от посоха череп мыши -- новой мыши, покрупнее иной кошки и с клыками волку впору.
   Максим задумчиво кивнул, с интересом взглянув на незнакомую магию. Тем временем, ближайший скелет, повинуясь мысленной команде, снял свой череп и передал хозяину. Несколько минут магических манипуляций и лич передал заметно уменьшившийся череп шаману.
   -- Аналогично. Как я вижу, делить нам нечего, так что пусть здесь и стоит, -- лич указал на пустую полочку справа над большим рабочим столом. -- Не хочу дотрагиваться, опасаюсь испортить.
   Пожав плечами, Джон поставил череп на новое место, шепнув что-то ободряющее напоследок. Череп, переданный некромантом, он аккуратно оплёл лентой, оставив челюсть свободной, и повесил на место прежнего.
  
   * * *
  
84. Апрель ЭХ+3, Николай и Алиса.
  
   Отношения с деревенскими как не сложились с самого начала, так и не собирались улучшаться. Не то чтобы Николаю с Алисой было от деревни что-то нужно -- свои теплицы с огородом, окучиваемые призванными щупальцами, давали вполне достаточный урожай для одного... и даже с солидным запасом, чтобы этот один смог обеспечить потребности суккубы тоже.
   Между делом присвоенный гильдией статус "присматривающего колдуна" никого особо не интересовал -- как водится, пока не припекло. Повадилась какая-то тварь поля топтать да скот резать. Саму-то деревню огородили да укрепили от души, благо, разнообразной магии хватало, так что потерь было корова да две козы, а вот вытоптанные на полях узоры стоили как бы не четверти урожая.
   Виноватым назначили колдуна, конечно же, и хотели уже на вилы его поднять, да женщины, будто сговорились, как одна упёрлись, мол, на вилы всегда успеется, пусть лучше исправит всё, раз его гильдия присматривать назначила.
   Довод сочли разумным, и, собравшись с духом, пошли предъявлять претензии.
   Вышедший "к народу" Николай от обвинений слегка удивился и самую малость потерял контроль. Деревенские от вида потерянного контроля слегка, буквально чуть-чуть приоткрыли кирпичную фабрику, и претензии переформулировали в большую человеческую просьбу, мол, беда-беда, а помощи просить больше и не у кого -- гильдейские когда ещё приедут, а урожай гибнет прямо сейчас. На просьбу колдун ответил уже благосклоннее, мол, не надо ему тут под боком всяких тварей, хватает и соседей...
   Алиса напарника и друга поддержала, но указала на очевидное слабое место плана "пойти и прибить": хоть сколько-то приличными сенсорными способностями ни один из них не обладал, и как искать тварь -- непонятно.
   Но этот вопрос разрешился сам собой: в первый же ночной обход тварь напала сама, видимо, сочтя двух магов, ощущающихся едва на второй ранг, безопасной добычей.
   Половой принадлежности тварь не имела -- но это ей не помогло даже против способностей Алисы, что уж говорить про десяток вполне материальных щупалец, схвативших и надёжно обездвиживших здоровенную многоножку, под два метра в диаметре и больше двадцати в длину.
   Пойманная тварь попыталась перекусить щупальца мощными жвалами, но те оказались крепче, чем выглядели. Попытка плевка была пресечена грубо и безжалостно. То же произошло и с противоположным концом туши, судя по движениям -- явно тоже способным на какую-то пакость.
   Несколько удивлённые скорой и безоговорочной победой, Николай с Алисой расслабляться не стали, а продолжили патрулирование. К утру возле главных ворот деревни рядком лежали двенадцать совершенно целых, но абсолютно беспомощных многоножек, девять поменьше и три побольше, и одна дохлая сорокаметровая мегабабочка, которой не повезло оказаться самкой.
   Деревенские экспозицию оценили по достоинству, как и неожиданно оперативно приехавший представитель Дмитровской гильдии.
   А пара магов вдруг осознала, что их упорные тренировки действительно дали ощутимый результат.
  
   * * *
  
85. Август ЭХ+2, Сергей Анастасьев, день.
  
   Первое, что увидел Сергей, выйдя на улицу -- Анастасия. Драконица свернулась огромным клубком прямо под окном доставшегося ему домика и явно дремала вполглаза. Заслышав дверь, она приоткрыла глаз, лениво моргнула, явно собираясь спать дальше, но тут поняла, что видит именно того, кого ждала и резко вскинулась, заставив вздрогнуть не только Сергея, но и нескольких случайных прохожих.
   -- Ты... -- начала она несколько неуверенно. -- Твои... за мной долг жизни! -- наконец сформулировала она.
   -- Ниче... -- Сергей попытался было откреститься от неведомых долгов, но тут в голове будто щёлкнуло, и он вспомнил.
  
   -- Анастасия, ответьте! -- Сергей, так и не выяснивший, как именно надо звать драконицу, постучал пальцем по рисунку, словно по неисправному телефону-автомату. -- Ответьте, Анастасия! Нужна помощь! Очень нужна ваша помощь!
   -- И незачем так орать, я и так всё прекрасно слышу, -- голос выражал лёгкое недовольство и бездну демонстративного терпения. Мир вокруг как будто замедлился, и Сергей, внезапно успокоившись, чётко сказал:
   -- Нападение демонов. Согласно уговору, прошу помощи не пустить демонов в наш мир.
   Анастасия аж поперхнулась от услышанного.
   -- Ты сдурел? Сколько будет существовать этот мир -- столько демоны в него и будут ломиться!
   -- Помоги отбить это нападение! -- немедленно "урезал осетра" художник и виновато добавил: -- Я про демонов как бы не в теме...
   -- Своих предупреди! -- вздохнула драконица, разрывая связь. Мир вернулся к нормальной скорости, рисунок на руке резко выцвел, а высоко-высоко в воздухе с едва слышным хлопком появился крохотный драконий силуэт.
   -- По дракону не стрелять! -- закричал Сергей в уоки-токи. -- Это наш дракон! Дружественный! Повторяю! Дракон -- свой! По дракону не стрелять!
   -- Какой, перемать, дракон? -- радист базы, судя по голосу, явно решил, что караванщик тронулся рассудком, но прежде, чем успел озвучить своё мнение, за его спиной раздались крики, слышные даже на другой стороне радиоканала:
   -- Дра-а-ако-о-о-он!
   -- Это наш дракон! -- ещё громче заорал Сергей. -- Дракон -- свой! По дракону не стрелять!
   Полуоглохший и крайне этим недовольный радист заорал в полный голос уже куда-то своим, оглушив, в свою очередь, Сергея:
   -- Гаремщик сказал, это наш дракон! Не стреляйте по дракону!
   Впрочем, стрелять по дракону никто и не собирался: хватало и многочисленных мерзотных демонов, прущих из тумана нескончаемым потоком. Под непрерывным огнём защитников базы они гибли сотнями, растекаясь быстро истаивающей фиолетовой жижей, но ни на миг не ослабляли натиск.
   Вмешательство драконицы ситуацию резко изменило. Зайдя демонам во фланг, она могучей струёй огня не только выжгла огромное их количество, но и существенно проредила порождающий их туман.
   Очередная вспышка, вновь отбросившая демонов от пока ещё держащего оборону центра базы, как бы лизнула языком Анастасию как раз перед второй атакой. В этот раз огненный язык оказался вдвое длиннее, вчетверо шире и сменил цвет с багрово-красного на ослепительно-белый. Драконица не стала терять время на удивление, а плавно качнула головой из стороны в сторону, полностью выжигая фиолетовую мразь из этого мира.
   Судя по результату -- именно туман и был главным козырем нападающих: лишившись его, павшие демоны перестали растворяться, а стали наконец-то умирать, а заметив это -- перестали переть буром, выставив вперёд ранее скрывавшихся в тумане более крупных и куда как лучше бронированных "боссов", спокойно игнорирующих лёгкий огнестрел, да и некоторые стволы покрупнее вызывали у них максимум недовольный рык.
   Впрочем, перестроение стало не единственной реакцией на исчезновение тумана. Правильно сообразив, чьих рук, точнее, глотки, это дело, несколько мелких демонов слиплись в бесформенную груду, которая буквально плюнула куском себя в разворачивавшуюся на третий заход драконицу. Попадание оказалось отвратительно точным: вцепившись в хвост гигантской рептилии, сгорающий во всё ещё окутывавшем её сиянии комок бесформенного нечто отрастил когти и яростно рубанул по основанию крыльев, жестоко изорвав перепонку.
   -- Ольга, лови её! Зара, прикрой! Настя, рули на меня! -- как будто одновременно сразу в три стороны закричал Сергей, вслед за грузовозом выруливая вместе с Ариной к месту опасно быстрого снижения -- но всё-таки не падения -- необычной знакомой. -- Падай на грузовоз, он вывезет!
   Демоны, тоже рванувшие к сбитой драконице, крайне возмутились вмешательством наглых человеков в их месть, но противопоставить полуодушевлённой технике ничего не смогли: шесть пулемётов косили их, не жалея патронов, сияющие стрелы Зары заставляли морщиться и сбиваться с шага, широкие колёса тяжёлых вездеходов давили в кашу недостаточно проворных, а Сая своим веером буквально сдувала самых мелких, в последний момент мощным восходящим потоком подхватив Анастасию, смягчая посадку... но то ли рана оказалась тяжелее, чем выглядела, то ли удар сильнее -- но драконица только и смогла что уцепиться всеми когтями за крышу Предпоследнего, к счастью, достаточно большую для некрупного, в сущности, дракона. Впрочем, этого было вполне достаточно: заложив плавный вираж, Ольга повела грузовоз к базе под прикрытием Арины с Татьяной, так как её пулемёты оказались временно заблокированы неожиданным пассажиром.
   Увидев, что практически уже схваченная добыча безнаказанно уходит, к разборке подключился один из "боссов", похожий на огромную бронированную гориллу. Взяв разбег он явно намеревался опрокинуть и смять наглый вездеход, ну или как минимум -- догнать и лишить ценного груза, но сначала Татьяна ловко притормозила, подставив сравнительно прочную корму под мах правой лапы, а потом и Сергей, вовсю используя Аринин запас мощности, въехал ему бампером под колено излишне растянувшейся из-за неустойчивой позы левой ноги. Супергорилла попыталась было сбросить досадную помеху, но смогла лишь немного отклонить с курса. Арина же всё это время молотила из спарки пулемётов, выискивая хоть какое-нибудь слабое место, когда недовольный демон обернулся.
   Переходящий в хрип визг ослепшей твари был страшен, но недолог: Зара, копившая заряд лука всё то время, что Татьяна выравнивала опасно раскачавшийся пассажирский вездеход, наконец-то смогла выстрелить, безошибочно попав прямо в раззявленную пасть и практически оторвав взрывом голову демона.
   Анастасия тем временем достаточно пришла в себя, чтобы умоститься на крыше вездехода поудобнее, заодно открыв возможность стрелять хотя бы вправо и вперёд, и экономными плевками поджарила нескольких демонов, оказавшихся поблизости. Стены базы были уже совсем рядом.
  
   Сергей ухватился за виски, простреленные внезапной острой болью.
   -- Т-ты... -- практически прошипел он сквозь стиснутые зубы, прокашлялся, и повторил уже нормально. -- Ты хоть примерно представляешь, скольких ты спасла? Это мы у тебя в долгу!
   Такого поворота драконица явно не ожидала и крепко задумалась.
   -- Но жизнь одного дракона стоит гораздо больше, чем... -- под злым (на самом деле -- больше от сиюминутной боли, чем от каких-то иных причин) взглядом собеседника фразу Анастасия не закончила.
   -- Думаю, они с тобой не согласятся, -- весьма нейтрально, особенно на контрасте с перекошенным лицом возразил он.
   -- Но... как же тогда быть? -- искренне удивилась драконица. Сейчас стало совершенно очевидно, что она была всего лишь подростком -- уже почти совсем-совсем взрослым по размеру, но пока ещё не имеющим ни собственного реального жизненного опыта, ни идущей с ним рука об руку простой житейской мудрости. -- Дракон не может оставить помощь без благодарности!
   -- Можно записать это как взаимовыгодное сотрудничество, налаживание личных контактов и общее улучшение реноме драконов как разумного вида. Типа того, -- боль начала потихоньку отпускать, и Сергей немного расслабился. -- Ну, ты обещала помочь, увлеклась и помогла несколько больше, чем планировала, мы со своей стороны в долгу не остались и тоже помогли, и тоже с походом. По-добрососедски. Времена сейчас такие, что кому угодно помощь пригодится... и от кого угодно. Предлагаю не считаться, а просто связь поддерживать и помогать друг другу по оказии. А там и до дружбы недалеко!
   Драконица попыталась ответить что-то согласное, но лишь широко зевнула, едва не вывихнув челюсть, кивнула, и уснула даже раньше, чем опустила голову на лапы.
   -- Она ждала здесь со дня битвы, не отходила, не ела и даже, похоже, не спала, -- тихо пояснила Сая с некоторой даже симпатией в голосе. -- Все три дня.
  
   * * *
  
86. Август ЭХ+2, Сергей Анастасьев, утро.
  
   Неподвижно замершую жутковатую фигуру Сергей рассматривал довольно долго, а потом поднял взгляд на стоящих рядком Арину и Чоппу. Он крепко подозревал, что на его лице застыло такое же сложно-скептическое выражение.
   -- У меня провал в памяти. Помню, как на подъезде увидели туман этот гадостный. Вроде бы демонов били. Вроде бы дракошу позвал... или нет? -- глянул на выцветший узор на левой руке и кивнул. -- Точно позвал. Вот только подробности -- как корова языком слизнула. А может, и не только подробности.
   Сергей снова вперил взгляд в демоницу. Та, будто почувствовав, неожиданно гулко стукнула нарисованным лицом в пол. С такого ракурса её попа, не прикрытая бронёй, выглядела особенно спортивной и подтянутой.
   -- Встань уже, хватит валяться.
   Приказ был выполнен немедленно и не без изящества. Тонкие, словно спички конечности явно были куда сильнее, чем выглядели. Нарисованные глаза преданно уставились на него с нервирующим вниманием. Под широкими боковыми гребнями "шлема" шевельнулись острые и длинные, торчащие в стороны уши -- точь-в-точь как у эльфов из линейки. Нарисованное лицо хранило серьёзное, даже торжественное выражение, но из-под его края высунулся самый-самый кончик языка, удивительно нормального цвета, и быстро облизнул краешек настоящего рта демоницы. Хвост за спиной изредка мелко дёргался и тут же вновь замирал. Тонкие длинные пальцы с аккуратными неоново-розовыми ноготками поочерёдно дотрагивались до массивных наколенников. На правом отчётливо не хватало угла с парой шипов, левый выглядел целым, но слегка перекошенным. Сергей на миг подумал, что они всё же съёмные, но потом сообразил, что просто немного разные, несимметричные -- как и налокотники, и наплечники. С симметрией у демоницы вообще было не очень: левая грудь была явно меньше правой, но это отчасти скрадывалось более развитыми мышцами, плечо правой руки было чуть короче левого, пальцы были ощутимо тоньше и длиннее... скорее всего, были и другие различия, но глаза просто отказывались на них фокусироваться, невзирая на учёбу в художке и немалый опыт рисования.
   -- Так. Ранения есть? -- спросил Сергей, прервав явно нервирующий Фару осмотр.
   -- Нет. Были. Ничего серьёзного. Уже всё зажило, пока Владыка изволили почивать, -- с каждым словом она явно успокаивалась и голос её становился менее чуждым. Всё ещё неестественно грубый, особенно на фоне как-бы-подросткового облика, но уже хотя бы не отдающийся потусторонним эхом.
   -- Хорошо. С едой нормально?
   -- Да, Владыка, еды много! -- демоница явно радовалась, говоря это. -- Правда, недостойные служанки Владыки пережа...
   -- Стоп! -- перебил её Сергей. -- Они -- не служанки. Они -- мои жёны! Старшие жёны. В отличие от тебя.
   -- Н-но... но я же сильнее! -- она не то чтобы спорила, но искренне недоумевала.
   -- Это хорошо, что ты сильная, -- похвалил тотчас расцветшую улыбкой демоницу художник. -- Плохо, что глупая. Ты знаешь, где мы? Ты понимаешь, как выглядишь в глазах людей? Тебя, по-хорошему, надо спрятать и никому не показывать... а ещё лучше -- вообще перерисовать, пока к нам соседи не пришли с крестами и бензином!
   -- Н-не надо меня перерисовывать! -- Фара от испуга чуть присела и ссутулилась, стараясь казаться меньше. -- И к-крестов не надо!
   -- Не надо, -- со вздохом согласился Сергей. Фара ощутимо расслабилась и выпрямилась. Это движение показалось каким-то знакомым, он попытался вспомнить -- и таки вспомнил.
  
   -- Убивай демонов. Людей не трожь. Вообще к ним лучше не приближайся. Слушайся Арину, Чоппу и остальных наших, -- получив вводную, только что созданная хуманизация догматической клюшки пригнулась, слегка присела, и, поудобнее перехватив свою вторую ипостась, стремительно(*) унеслась в туман.
   Благодаря очередному выверту своей странной магии он будто со стороны видел стремительные росчерки ярко блестящей лопасти клюшки. Вот на пути оказывается демон, из мелких. Кажется, будто Фара просто отмахивается клюшкой в такт шагам, поддерживая равновесие и скорость, но очередной мах приводит клюшку в живот демона -- и половина тела просто исчезает, а более ничем не соединённые ноги и верхняя половина туловища разлетаются в разные стороны.
   Следующий росчерк -- и демоница, не сбавляя скорости, оказывается рядом с "боссом". Теперь уже ни о какой случайности речи не идёт -- широкий замах, чёткий удар. Перебитая лапа повисает плетью, но Фара на этом не останавливается: тонкий хвост промчавшейся мимо демоницы впивается крючьями шипов в бок демону, растягивается чуть не вдвое, а потом резко дёргает её обратно. Фара дополнительно ускоряет вращение -- и клюшка раз за разом снова и снова врубается в противника. Отлетает вторая лапа, подламывается копыто, неслышимый вопль сопровождает потёкшую из распоротого живота слизь, но почти сразу же пресекается -- буквально -- ударом в открывшуюся шею.
  
   * -- Абсолютный рекорд скорости бега на коньках -- 93 км/ч. На стандартных соревновательных дистанциях конькобежцы привозят среднюю скорость порядка 50 км/ч.
  
   Сергей зажмурился, переваривая воспоминания. "Это был не испуг! -- пришло понимание. -- Точнее, не только испуг, она собиралась бежать, прорываться с боем... правда, на успех почему-то не надеялась совершенно".
   -- Избавляться от тебя поздно, -- констатировал он очевидное. -- Но и оставлять как есть -- тоже не вариант. Надо будет тебя замаскировать... С голосом, наверное, ничего сделать не получится, так что постарайся при посторонних говорить как можно меньше.
   -- Замаскировать? -- Фара явно была недовольна. -- Я, Даваульзарафаксецинаре, верная... слуга Владыки, и мне нечего скрывать! -- пауза была не такой уж и большой, но исполненной надежды.
   -- А я не хочу, чтобы всякие посторонние пялились на мою... слугу, -- сделанная Сергеем напоказ пауза была весьма язвительной, но невысказанную надежду демоницы нисколько не развеяла. Уж себе-то художник однозначно мог признаться: рано или поздно, так или иначе, но это страшилище обязательно пролезет к нему в постель, сомнений в этом нет никаких... так что пусть это произойдёт по его инициативе и на его условиях.
   Высказанный же на чистой интуиции довод оказался неожиданно убедительным: тихо пискнув, Фара попыталась прикрыться, но быстро расслабилась под ехидными взглядами Сергея, Арины и Чоппы, "посторонними" не являющимися по определению.
   Сначала он хотел сделать слегка модифицированную копию созданного недавно для Зары костюма индийской принцессы, но довольно быстро от этой идеи отказался. Изукрашенный разнообразными подвесками, многослойный, воздушный и полупрозрачный -- он совершенно не годился для маскировки. Следующая идея тоже пришла откуда-то с Востока, но от натуральной паранджи с полностью закрытым платьем художник отказался ещё быстрее.
   -- Шеф, давай с прикидом потом разберёшься? -- отобрала у него блокнот с набросками Чоппа. -- Ты не ел ещё, как проснулся, а тебя там ещё дракониха эта ждёт!
  
   * * *
  
87. Апрель, июнь и июль ЭХ+3, Николай и Алиса.
  
   Бабочку с некоторым трудом опознали как капустницу -- во всяком случае, на других она походила ещё меньше. Многоножек методом исключения решили считать гусеницами тех же самых капустниц -- всё равно никто не собирался давать им закуклиться и вылупиться ради одного только выяснения, что же в итоге получится.
   -- Ну вот и хорошо, -- подытожил Николай. -- Делайте с ними что хотите, а мы пошли спать. Эти щупальца абсолютно безвредные, а к вечеру и вовсе развеются.
   -- А нахрена они нам? -- поинтересовался кто-то из задних рядов.
   -- А нахрена они нам? -- ответил вопросом на вопрос Васин, и постучал по ближайшей туше. -- Хитин у них крепкий, мясо, вроде, съедобное. У бабочки на крыльях пыльца, алхимику... Да что я вам как маленьким всё объяснять должен? С тварями разобрался? Разобрался, вот они. Всё, дальше сами!
   В следующий раз деревенские обратились за помощью через два месяца: охотники в лесочке обнаружили следы огромных когтей и поваленные деревья. Но, для разнообразия, пришли не всей деревней и с вилами, а послали одну девицу побойчее и с гостинцами. Пойманного котёнка трёх метров в холке в отличие от гусениц потрошить и есть не стали, а отдали в гильдию на приручение и воспитание.
   Ещё через месяц мужики, прибежавшие на истошный бабий визг, забили в амбаре огромного полутораметрового хомяка. После этого Николай с Алисой тщательно обследовали окрестности и нашли-таки аномалию, из которой разнообразные переростки и пёрли с неприятной регулярностью (и нескольких переростков, сообразивших двинуться в другую сторону). Маги из Дмитровской гильдии ничего путного предложить не смогли: было у них два ритуалиста, умеющих такие штуки запечатывать, но один ушёл в отпуск, а другой -- ещё дальше, и Николай просто заткнул пролом куда-то не туда особо крепким и злым щупальцем с наказом никого не пущать. В обе стороны.
  
   * * *
  
88. Ноябрь ЭХ+0, Вася и Оля.
  
   Проснувшийся Бонус практически не изменился, разве что стал самую чуточку покрупнее да потемнее окрасом. Обновку он осмотрел и обнюхал весьма скептически, но, пару раз куснув на пробу, в итоге всё же одобрил.
   Снова усевшись верхом, пара отправилась на запад в поисках выживших, сохранивших хоть какой-нибудь порядок... желательно -- не слишком строгий. Варфреймовская вольница весьма импонировала Васиной новой орочьей натуре, но изрядно отталкивала Ольгу откровенным нежеланием руководства бороться с бардаком. Плюс, они не принимали "посторонних". Совершенно оправданно, но... А разделяться после всего совместно пережитого не хотелось, так что нужно было искать компромисс.
   Границу "зоны ответственности" Чад Лотос они буквально почувствовали: окружающая обстановка неуловимо изменилась, пропало ощущение некоего бесшабашного веселья и азарта, зато появилась куда более соответствующая погоде совершенно осенняя тоска.
   Трицератопс на обстановку особого внимания не обращал и бодро трусил вперёд, с аппетитом хрустя подобранными по пути веточками... и деревцами... и камешками тоже не брезговал. Похоже, опасения "сорокатысячных" относительно прокорма зверюшки оказались беспочвенными.
   Случались по пути и нападения тварей, но после третьего Ольга с Васей уже не вмешивались, лишь страховали Бонуса, который бил атакующих влёт молнией, насаживал на кинжалы хвоста и с нескрываемым удовольствием жрал -- и всё прямо на ходу, не сбиваясь с шага и даже не притормаживая.
   Через полтора часа такого путешествия опять стали попадаться следы людей -- стреляные гильзы, порубленные и обгоревшие деревья. Попадались и следы тех, с кем люди сражались: отпечатки здоровенных лап, пережёванный автомат, какие-то мелкие обрывки... тел или хоть сколько-то крупных фрагментов не было, но это нисколько не удивляло, после прихода Этой Хрени падальщиков тоже прибавилось.
   Точное направление на очередной, судя по всему, анклав выживших определить не получалось, и друзья потратили довольно много времени, прочёсывая окрестности "змейкой" и пытаясь взять пеленг. Авточувства Ольгиной брони помогали мало: следы были слабыми и выглядели так, будто люди очень оперативно выходили на чётко обозначенную цель, выполняли задачу и так же быстро отходили на базу.
   Подобный подход вызвал искреннее одобрение обоих: астартес-примарис оценил (-а? -о? Ольга до сих пор не определилась окончательно, кем же себя в итоге считать) организацию и слаженную работу, а орк -- получившуюся в результате высокую успешность.
   В итоге, как и в прошлый раз, удалось найти дозор анклава -- просто люди, неплохо, но вполне "по-старому" экипированные, вооружённые вполне себе актуальными по нынешним временам крупнокалиберными стволами. На тщательно обустроенной позиции был даже пулемёт, явно слишком тяжёлый, чтобы использовать с рук... хотя Ольга, например, справилась бы, её мультилазер не сказать чтобы легче, да и на Бонуса его поставить тоже было бы неплохо для увеличения дальнобойности и экономии его внутренней "батарейки", непонятно на каких принципах работающей.
   Дозор обнаружение гостей не выдал ни звуком, лишь один из наблюдателей что-то беззвучно отстучал на небольшом планшете. Ольга с Васей спокойно подъехали поближе, остановились и спешились.
   -- Здравствуйте! -- обратилась Ольга к практически невидимым бойцам, сидящим в укрытии в нескольких метрах прямо перед ней. -- Мы ищем людей. Хотим присоединиться к подходящей по идеям и целям группе. Ну и дипломатические контакты налаживаем заодно.
   Неловкая пауза затянулась почти на минуту, потом один из дозорных, видимо, поняв, что сделать вид "нас тут нет, вам показалось" не прокатит, всё же выбрался наружу -- довольно кружным путём и явно не основным, с одобрением отметили инстинкты солдата в астартес-примарис.
   -- Здравствуйте! -- несколько скованно поздоровался вылезший. Одет он был в тёплый бетонно-серый комбинезон, с налокотниками и наколенниками, с неброскими бронепластинами на торсе. На голове был такой же серый шлем поверх закрывающей лицо шапки, на ногах -- крепкие высокие ботинки. За спиной висел вполне обычный "укорот", хотя остальная группа целилась в гостей из куда более серьёзных стволов. -- Вам, наверное, в кадры надо... они же и по связям с общественностью. Идите прямо и через два квартала направо, вас там встретят, -- закончил фразу он уже гораздо более уверенным тоном и быстро просочился обратно на пост.
   В указанном месте их уже ждала симпатичная молодая девушка, одетая не по погоде легко в того же скучного серого цвета юбку и пиджак. Единственной данью погоде были высокие сапоги на нескромном каблучке.
   -- А вы новенькие, да? -- сразу же жизнерадостно защебетала провожатая. Казалось, холод и промозглая сырость её ничуть не беспокоили. -- Идёмте, идёмте скорее! Животное пока в загон, потом с ним разберёмся, а вы сейчас быстренько поговорите Петром Михайловичем, он вам сразу и задачи определит, и на довольствие поставит. Снаряжение у вас своё, это просто замечательно! Да ещё и такое справное! С Этой Хренью ни людей, ни ресурсов ни на что не хватает, да ещё и погода... -- девушка напоказ передёрнула плечиками, а Ольга наконец-то смогла вставить слово.
   -- Вообще-то, мы только посмотреть и познакомиться...
   -- Все так сначала говорят, а потом остаются! У нас хорошо! -- это было сказано с незыблемой уверенностью. -- Сначала был полицейский участок, всего несколько человек выживших, потом омоновцы присоединились, потом склад госрезерва открыли, одели всех нормально, вооружили, накормили. И жить там безопасно: свет, тепло, никаких тварей... ну вот и пришли, вам Пётр Михайлович всё лучше расскажет, он тут с первого дня, всех лично знает! -- так и не представившаяся жизнерадостная девушка указала на отдельный вход, улыбнулась напоследок и зашла в соседний подъезд.
   Дверь, хоть и не большая, громоздкую парочку пропустила с минимальными усилиями, потолки в старом доме оказались достаточно высокими, а коридор -- ровно один и весьма короткий. В конце находился кабинет и, видимо, Михаил Петрович -- приятный пожилой мужчина, высокий и худощавый, который вполне дружелюбно предложил садиться, с некоторым скепсисом оглядел имеющиеся стулья и не скрывая огорчения развёл руками, мол, на таких гостей он никак не рассчитывал.
   Небрежно отмахнувшись от предложенных стульев (и аккуратно сдвинув их в угол), пара уселась прямо на пол. Для сохранения удобного визуального контакта Вася подложил себе щит, а Ольге не понадобилось и того.
   Пётр Михайлович рассказал гостям более развёрнутую историю анклава: как вдруг исчезли почти все коллеги и как из ниоткуда появились всякие твари, к счастью, ещё медленные после воплощения, как отбивались всеми подручными средствами, как у кого-то проявилась магия и как всем повезло, что слабая и хорошо контролируемая, как собирали по соседним домам выживших и как наткнулись на похожую группу соседей-омоновцев, как уже вместе разведывали военкомат и нашли в мобилизационных планах адрес склада госрезерва, как переоборудовали его под жильё, как некоторые "бесполезные" маги оказались на диво ценны именно в мирной деятельности, как налаживали связь и патрулирование...
   Вася, ещё до обнаружения секрета вытребовавший себе внеочередную "стимуляцию умственной деятельности" (а вдруг придёт идея, как быстрее людей найти? не пришла), сидел молча, предоставив переговоры Ольге, "дабы не смущать неокрепшие умы, и без того обременённые непрерывным стрессом, ещё и его, действительно, подчас излишне вычурными и архаичными оборотами".
   Ольга же весьма развёрнуто описала их приключения, отдельно описав встреченных тварей с предварительной классификацией и рекомендациями по уничтожению, рассказала о Чадах Лотос и довольно подробно -- о найденном Бонусе, особо заинтересовавшем кадровика и общественника, но как-то ни разу не обмолвилась ни о своём имени, ни о том, что Вася -- орк. Как-то к слову не пришлось.
   Пётр Михайлович за информацию искренне поблагодарил, несколько раз переспросил подробности, записывая в отдельный журнал, и стал гостей откровенно заманивать. Мол-де и безопасный-то отдых гарантируется, и служба вовсе не такая рискованная, как даже простая жизнь в новые времена, ибо в анклаве хватает разнообразных сенсоров, непрерывно следящих за окрестностями, и с пропитанием на ближайшие лет пять, кабы не десять, проблем никаких нет, даже если людей вдвое против нынешнего наберётся... а вот как раз людей очень и не хватает, дескать, женщин и детей бросать в бой ему совесть не позволяет, а боеспособных мужчин с каждым днём прибивается всё меньше и меньше, и каждый буквально на вес золота... и даже ценнее, тем более, что золота-то сейчас при малейшем желании можно добыть столько, что и не унесёшь, да толку-то с него.
   Пётр Михайлович всё говорил и говорил, а в головах слушателей сами собой возникали образы честно заслуженных наград, надёжных сослуживцев и крайне благодарных красавиц, удивительно похожих на давешнюю провожатую...
   Удар Васиного топора был стремителен, как никогда прежде, и всё же "Пётр Михайлович" почти успел увернуться: развалив пополам стол, лезвие зацепило левое бедро, мгновенно проморозив его насквозь и лишив подвижности. Резкий рывок обломил замёрзшую конечность, но не остановил... существо. Остановил его удар Ольгиного молота, проломившего рёбра и прожарившего место удара. Окончательную точку поставил сделанный Васей пузырьковый пистолет.
   -- Тонко, с-сука, работал! -- Ольга сплюнула на покрытый воронками и очень мелкими ошмётками пол. -- Почти заморочил! Как ты его раскусил?
   -- Драгоценная моя коллега! Изволили ли вы обратить внимание, чем именно сей выродок варповой преисподней нас искушал? Слава и уважение, друзья и достойная цель, богатство и доступные женщины... Какие нахрен женщины? Я -- орк! Мне их тупо нечем! -- под конец Вася от возмущения даже сорвался с высокого стиля. -- Странно, что ты вперёд меня не сообразила.
   -- Как думаешь, это тварь была или маг? -- предпочла уйти от ответа Ольга. Воинское братство значило для неё, как оказалось, гораздо больше, чем она готова была признать.
   -- Полагаю, тайна сия недолго таковой останется! -- он кивнул на относительно целую ногу, по-прежнему примороженную к стулу.
   Ответить напарница не успела: из-за стены донеслись крики, стрельба, удары и очень знакомый треск молний Бонуса, словно спала отсекавшая всё постороннее пелена... впрочем, почему "словно"?
   Не сговариваясь, напарники в два удара вынесли хлипкую кладку на месте некогда сочтённого лишним окна, и выпрыгнули наружу, в закрытый двор, где десяток бойцов в знакомой серой униформе активно расстреливали трицератопса, такой подлостью категорически возмущённого и не стесняющегося этим возмущением поделиться.
   Прогресс обеих сторон был довольно скромным. Убитых бойцов наблюдалось всего трое, ещё пятеро или шестеро раненых расползлись по углам и за случайные укрытия, а уцелевшие их старательно прикрывали, не жалея патронов. Бонус был в нескольких местах ранен, но, вроде, несерьёзно. На новенькой броне появились солидные вмятины, но что их сделало -- оставалось загадкой. Достаточно активно маневрировать, чтобы пустить в ход и хвост, и молнии Бонусу не давали стрелки с дробовиками, при малейшей оказии прицельно бьющие под воротник тяжёлыми пулями.
   -- Отставить! -- на ходу опуская забрало рявкнула Ольга так, что вздрогнул даже Бонус, а Вася, не тратя времени даром, всадил сосульку в ногу ближайшего противника. Его подход оказался более верным: обернувшиеся на голос бойцы, не меняя серьёзного и сосредоточенного выражения лиц, открыли огонь по новоприбывшим, слаженно смещаясь, чтобы никого не оставить без внимания или под огнём.
   Впрочем, это предсказуемо не помогло: с трудом пробивающие звериную шкуру пули от брони астартес и вовсе бессильно отскакивали, и даже куда более грубую орочью максимум царапали. Несколько сосулек от Васи, несколько десятков пузырей от Ольги -- и орк стремительно метнулся обратно в только что покинутое помещение, откуда вернулся уже без суеты, неся в руке так и не оттаявшую ногу.
   -- Вспомнил фильм "Нечто", про инопланетную тварь на арктической станции, и испугался, что нога куда-нибудь уползёт. Не уползла. Похоже, наш клиент действительно был человеком... когда-то давно... -- пояснил он, последнее уточнение добавив уже куда менее уверенно, внимательно изучая трофей через свой аналог авточувств.
   А Ольга внимательно осматривала и успокаивала зверя, обрабатывая раны из собственной аптечки. Груз с него, видимо, сняли раньше, во всяком случае, поблизости его не наблюдалось.
   Помимо нескольких больших контейнеров для строительного мусора во дворе стояли два грузовика и инкассаторский, судя по расцветке, броневик незнакомой модели. Стояли они рядом с воротами, явно ведущими на улицу, так что друзья синхронно повернулись к другим, посолиднее, ведущим в невысокую пристройку.
   -- Бонус, а ты не проголодался? -- участливо спросил того Вася, ласково потрепав по мощной холке. -- Если хочешь -- скушай этих нехороших людей, которые на тебя напали! -- в ответ трицератопс глянул столь выразительно, что все поняли: он, конечно, страшный зверь, но разумных не ест. -- А про эту ногу что скажешь? -- Васе было безумно любопытно. Предъявленную ногу Бонус обнюхал очень тщательно, но потом всё же фыркнул отрицательно, мол, покойный был, конечно, той ещё тварью, но всё же больше в переносном смысле.
   -- Эй, вы, там! Открывайте! -- Ольга от души врезала кулаком в тяжёлой бронированной перчатке по воротам. Протяжный гул было слышно, наверное, на несколько кварталов. -- Верните наши вещи или мы заберём их сами, но будут пострадавшие.
   -- Имущество анклава подлежит охране и целевому использованию исключительно на благо граждан анклава, -- голос из-за ворот был практически лишён эмоций, но звучал твёрдо и убеждённо. -- Вы отказались стать гражданами анклава. Имущество анклава вам не полагается.
   -- Повторяю последний раз. Или вы вернёте украденное сами, или мы разнесём тут всё к чёртовой матери!
   -- Угрозы анклаву подлежат устра... -- снова начал было неизвестный вахтёр, но его перебил Вася, таким же спокойным и уверенным тоном:
   -- Угрозу анклаву несёт невозврат имущества, сгруженного с этого зверя.
   -- Угро... Иму... Граж... -- в этот раз вахтёра никто не перебивал, он сам прекрасно справился, капитально подвиснув.
   -- Невозврат груза несёт высокую опасность анклаву! -- попытался дожать Вася, но, видимо, зря -- авточувства уловили удаляющиеся шаги, щелчок и вполне отчётливое "Тревога! Тревога! Высокая опасность анклаву! Тревога! Высокая опасность..." -- договорить вахтёр не успел: Ольга, Вася и примкнувший к ним в последний момент Бонус буквально снесли одну створку, прихлопнув вахтёра вместе с аппаратом связи -- скорее всего, допотопным проводным телефоном без номеронабирателя, уж очень аутентично выглядела открывшаяся за створкой обстановка.
   -- Уп-с! -- Вася демонстративно развёл руками, ничуть, впрочем, не скрывая полное отсутствие раскаяния. -- Бонус, след!
   -- Стой! -- вмешалась необычно задумчивая напарница. -- Там ведь люди?
   -- Ну да? -- удивился Вася.
   -- И мы сейчас тут всё раскурочим?
   -- Ну да?
   -- А как они потом от тварей отбиваться будут?
   -- А-а-а! Ну да! -- догадался он наконец. -- Во-первых, мы тут не прям совсем всё раскурочим -- так, по мелочи, только чтобы пройти, потом починят, не проблема. Во-вторых, без мозгоеда этого им всё равно придётся как-то жизнь заново налаживать, и чем раньше начнут -- тем меньше накосячат. Ну и самое главное -- справедливость тоже важна, нефиг было нашего Бонуса обижать и вещи тырить! У них тут жратвы на сто лет, а они его на котлеты пустить удумали, ироды!
  
   Спуск отнял изрядно времени, основные помещения склада находились по-настоящему глубоко. Довольно широкий пандус двойной спиралью обвился вокруг шахты подъёмника. Бонус летать не умел, быстро соорудить что-нибудь было банально не из чего, так что пришлось топать своим ходом.
   Пандус, как и подъёмник, был освещён тусклыми жёлтыми лампами, повешенными через неравные интервалы, судя по отсутствию проводов -- какой-то магический новодел. По мере спуска свет становился ярче, желтизна уходила, а под конец и вовсе сменилась холодной синевой.
   -- Открывай, Сава, медведь пришёл! -- на этот раз в ворота стучался Вася.
   -- К-кто там? -- ответ пришёл практически мгновенно и прозвучал странно. Лишь через секунду до друзей дошло: в голосе не было той непоколебимой уверенности, что до того демонстрировали все встреченные жертвы убитого контролёра. Страх, сомнения, эхо головной боли, надежда -- что угодно, но не уверенность.
   Ольга глянула на Васю и заговорила спокойным, даже скучным тоном.
   -- Гости. Только без гостинцев, потому что гостинцы у нас украли и мы хотим их обратно. Дверь сами откроете или придётся как наверху?
   -- А что наверху? -- задал напрашивающийся вопрос с вполне предсказуемым ответом неизвестный.
   -- Свобода. Ну, ещё, конечно, трупы, бардак и опасности, но мозгоклюя мы убили, так что свободы всё же больше, -- неожиданный Ольгин ответ вызвал довольно долгую паузу, а потом заскрипели и залязгали отпираемые засовы.
  
   * * *
  
89. Август ЭХ+2, Великий Железный Дракон.
  
   Серый -- некогда, понятно, просто Сергей, но теперь прозвище подходило ему куда лучше, чем данное родителями имя -- выполнял разминочный комплекс и обдумывал сложившуюся ситуацию.
   Он был... несколько огорчён -- не пристало избравшему путь ниндзя злиться, а тем паче отчаиваться! Скрытность, терпение и точный расчёт -- вот главные добродетели ниндзюцу! Незаметно проникнуть в логово врага, терпеливо дождаться идеального момента и нанести единственный выверенный удар, победив, не начиная бой... к сожалению, сейчас ему требовалась информация, которую было просто негде получить.
   Уничтожить всех потенциальных конкурентов в тот момент казалось хорошим решением, но сейчас он видел его ошибочность. Видимо, и его, как ни неприятно это признавать, не миновало опьянение свежеполученными силами: стоило всё же оставить кого-то в живых и проследить. Сейчас же Великий Железный Дракон скрылся в неизвестности, а он остался в полном неведении относительно своей цели.
   Но отчаиваться он не собирался -- ни в малейшей степени, и не только в силу выбранного пути. Терпение! И возможность непременно представит себя, надо лишь внимательно смотреть по сторонам. Прямо сейчас он собирался разведать очередные слухи о "плохом месте", где "даже тварей не водится, настолько жутко", и подошёл к задаче со всем тщанием. Даже если он уверен, что след окажется ложным, как и предыдущие двадцать восемь, это не повод лениться. Лень -- такой же враг ниндзя, как и излишне ретивая охрана, и даже хуже, потому что охранника можно отвлечь, усыпить, в крайнем случае вовсе убить, если остальные варианты исчерпаны. Сторожа легко заметить, в конце концов, лень же наносит свой удар исподтишка, и во время миссии уже слишком поздно что бы то ни было исправлять.
   Закончив с разминкой, Серый с той же неторопливой дотошностью приступил к экипировке. Щитки на предплечья и голени, лёгкий нагрудник, некогда мотоциклетная, а теперь существенно доработанная защита спины. Набедренники, наплечники, защита живота -- самодельная и вынужденно хлипковатая, но уже не раз доказавшая свою полезность и действенность.
   Поверх -- самостоятельно сшитый из плотной тёмно-зелёной ткани свободный комбинезон, скрадывающий очертания фигуры и лично расшитый тёмно-синими хамелеонами -- ни разу не замена собственному умению, но плох тот ниндзя, что откажется даже от столь мизерного преимущества. Довершали костюм крепкие и удобные перчатки и ботинки. На поясе заняли свои места полезные инструменты, а за спину отправилась перевязь с лёгким мечом.
   Действовать предстояло в лесу, и Серый, позволив лёгкому недовольству коснуться скрытого маской лица, накинул тонкий плащ.
  
   Путь до места занял существенно больше времени, чем должен был со слов напуганного охотника, но Серый уже давно научился не верить чужим словам и всегда с запасом закладываться на любые перекосы чужой невнимательности.
   Лес, чёрный и пустой, выглядел и вправду неприветливо. Казалось, что под каждым кустом притаилась тень из первых дней Этой Хрени, готовая наброситься и растерзать неосторожного путника. Голые деревья угрожающе тянули лапы-ветви, будто готовые вот-вот ожить. Даже кочки будто специально бросались под ноги, чтобы сбить с шага, заставить оступиться или споткнуться, и уж тогда-то и тени, и притворяющиеся деревьями монстры, и кто-то неведомый и невидимый -- а от того ещё более страшный -- наконец-то расправятся с нахалом, посмевшим ступить на их территорию, и попируют вволю.
   Серый чуть улыбнулся под маской. Похоже, этот след -- не пустышка, а значит, совсем скоро он достигнет цели... разумеется, если не будет раньше времени замечен, не поспешит и не ошибётся.
  
   * * *
  
90. Август ЭХ+2, Сергей Анастасьев.
  
   Как раз к концу разговора с Анастасией подтянулось и начальство Сергея -- насколько это определение имело смысл в условиях Этой Хрени. Алексей Борода был снабженцем ещё советской закалки, способным договориться с кем угодно и добыть любой дефицит. После развала Союза и перехода страны на коммерческие рельсы его навыки подрастратили былую незаменимость, но сохранили и остроту, и актуальность. Сейчас он выполнял роль демпфера между командиром базы -- мужиком толковым, но излишне резким -- и хаотичным сборищем вольных разведчиков, как одиночек, так и команд, одной из которых и числилось "семейство" с художником во главе.
   После создания "Предпоследнего" некоторые "поборники справедливости" пытались убедить Сергея поделиться транспортом, мол, одна команда -- одна машина, и некоторые из этих некоторых никак не хотели понимать простое "нет", но после пары "несчастных случаев" ситуация стабилизировалась, а у хуманизатора появилась определённая репутация: не самая добрая, но исключительно полезная. Чему поспособствовал в том числе и Борода, разобравшись в вопросе и встав на сторону Анастасьева, мол, ну вот отожмёте вы у него броневик, а патроны одиннадцатимиллиметровые, которых в природе не существует, где брать будете? Или он вот возьмёт и колёса перерисует в квадратные, далеко вы на них уедете? Словом, зависть -- плохое чувство, бороться с ним надо... а ещё -- качаться, не отставая от тварей, чтобы не сожрали, так что не е...шьте мне мозг и идите вон четвёртый сектор разведайте, оттуда уже месяц ни слуху, ни духу.
   И вот сейчас все присутствующие с интересом наблюдали за наездом косы на камень: Алексей безуспешно пытался заманить Анастасию на церемонию награждения, дескать, без её помощи базу бы уничтожили, а потому они просто ну никак не могут её не поблагодарить прилюдно и с должным пафосом, а та, чуя подвох, старательно отпиралась, мол, у неё тут сугубо личное дело к художнику, к тому же уже вполне успешно завершённое, и вообще ей домой пора, а то дань не собрана, соседи не шуганы, да и папа, наверное, скоро волноваться начнёт...
   Против авторитета папы Алексей спорить не стал и с неизменной вежливостью рассыпался в комплиментах, пригласив заглядывать в гости при любой оказии.
   Сергей же от приглашения "наверх" отвертеться не мог по определению, благо, что не дракон, и вокруг него хороводы водить не стали, поблагодарили за службу, выдали щедрую премию, велели ещё денька три отдохнуть и ехать на новое задание: искать нормальную связь за нормальную цену, ибо уцелевшие с прежних времён радиостанции, работавшие день ото дня всё хуже, в последнем бою окончательно доказали свою полную непригодность.
   Изрядно озадаченный и выбитый из колеи, он очень не сразу понял, что же ему показалось неправильным по возвращении.
   Фары не было. В голове сами собой пошли возникать картины одна хуже другой, про те самые кресты, которыми он её пугал вот буквально три часа назад, и которых за время его болезни на улицах появилось какое-то просто неприличное количество... но внезапно успокоился: раз за три часа ничего не случилось, то, скорее всего, уже и не случится, не совсем же демоница идиотка? А раз так, то что он ей говорил? Жёны сказали, что она всё понимает очень буквально, а он говорил про маскировку.
   Он снова оглядел комнату и под его пристальным взглядом неброский чуть потрёпанный торшер расплылся и снова стал рослой и тощей тва... нет, всё-таки хуманизацией.
   -- Отлично, отлично, -- похвалил он её.
   -- Низкое искусство маскировки не пристало верной служанке Владыки, но поелику Владыка лично изволили распорядиться о сокрытии облика, я, Даваульзарафаксецинаре, освоила его... с помощью Саи, -- с явной неохотой уточнила она в конце.
   -- Великолепно! -- Сергей действительно был очень доволен: продемонстрированная обучаемость очень радовала, а исполнительность -- и подавно. -- Беру свои слова обратно: ты -- не глупая, ты просто не знаешь здешних обычаев, а это исправить гораздо проще, чем глупость. У тебя есть мозги, ты ими пользуешься и ты готова учиться у других, -- он загибал пальцы, считая, и энергично подытожил: -- Молодец, хвалю!
   Вроде бы небольшая, но прямая и явная похвала вызвала очень странную реакцию: Фара мелко вздрогнула всем телом и хлопнулась в обморок, словно марионетка с обрезанными нитями.
   -- Что это с ней? -- встревоженно поинтересовался художник.
   -- Не знаю, -- по обыкновению негромко, но будто прямо в ухо отозвалась Сая. -- Раньше она так не делала.
   Впрочем, очнулась демоница раньше, чем Сергей успел всерьёз обеспокоиться её состоянием и с поклоном произнесла:
   -- Нет большей награды для верной служанки, нежели похвала Владыки!
   -- Хорошо. Теперь твой внешний вид. Когда я тебя создавал, я очень торопился и был... не в лучшем состоянии разума. Получилось, на мой взгляд... -- художник снова оглядел своё творение, не скрывая эмоций. -- С другой стороны, ты -- существо разумное, весьма разумное, как только что продемонстрировала, и имеешь право на собственное мнение. Поэтому просто перерисовать тебя так, как я считаю правильным, будет как минимум невежливым, -- на этих словах Фара явно напряглась. -- Правильным будет в награду за верную службу и проявленное усердие улучшить твой облик в соответствии с твоими пожеланиями... и моим представлением о красоте.
   -- Владыке не нравится мой облик? -- на всякий случай уточнила демоница.
   -- Владыка изволил накосячить! -- вдруг неизвестно с чего вспылил Сергей. -- А теперь хочет исправить ляпы! Потому что... -- художник остыл так же внезапно, как и вспылил, и с тяжёлым вздохом закончил: -- Потому что начатое дело наполовину испорчено. Раз уж я тебя, вопреки всякому здравому смыслу, создал -- следует доделать, чтобы и самому посмотреть приятно, и другим показать не стыдно.
   Последние слова Фару явно задели.
   -- Владыка считает меня... неудачной? -- спросила она напряжённым голосом.
   Сергей снова внимательно посмотрел на демоницу, но в этот раз не оценивая, а прямо и твёрдо в глаза.
   -- Свои задачи ты выполнила. Все задачи, -- наконец медленно заговорил он. -- Ни о какой неудаче не может быть и речи. Но. Твой облик, не суть, а только внешность, остался... незавершённым. Как меч -- можно рубить и просто наточенной полосой металла, а можно сделать удобную рукоять... и достойные ножны. И вот как раз ножны-то я и запорол, -- самокритично закончил художник, вновь пробежавшись по демонице оценивающим взглядом, но в этот раз она выдержала его спокойно.
  
   Изменение внешности оказалось крайне познавательным опытом. Для начала Сергей убрал асимметрию -- в несколько лёгких штрихов, даже не заметив усилия. Огромные уродливые лапищи с непропорционально тонкими и широко расставленными пальцами превратились в аккуратные женские кисти -- неестественно длинные и узкие, но почти совсем человеческие -- затянутые в беспалые защитные розовые перчатки, пусть и несколько "толстокожие". Наплечники, наколенники, налокотники -- вообще все "элементы защиты" -- тоже стали тоньше и изящнее... и всё. Дальше -- как в стену упёрся. Любые попытки подправить пропорции тела, чуть округлить тощие конечности, сменить палитру на менее вырвиглазную -- просто не получались. Не "требовали слишком много усилий", это сопротивление художник уже давно научился определять абсолютно точно, а как будто этим изменениям вовсе не было места в природе.
   От мысли использовать "пафосное превозмогание" Сергей отказался тотчас же, как она пришла: речь шла про согласованные правки, и давить силой, даже с полным на то правом, было бы нарушением договора, пусть и устного. "Поворот палитры" позволил бы сменить розово-синюю гамму на ещё более чудовищную жёлто-зелёно-багровую или вовсе чёрно-белую... чёрно-белый вариант он рассматривал целых три секунды -- как профилактику от ночных кошмаров, но потом всё же не выдержал и зажмурился.
   Предсказуемо помогли безымянная способность от стиля ("Или стиль есть, или его нет" -- вполне логично сообщало короткое описание) и "Ня-я-я-я!" -- от кавая, разумеется. Результатом стало что-то среднее между творчеством Пикассо и очень странным аниме... но главной своей цели Сергей достиг: опасное сходство с демонами ушло.
   Следующим шагом он занялся одеждой. Отброшенные утром варианты вернулись странным бумерангом, превратившись в юбку из металлических полос и нагрудник. Несколько отличаясь цветом и стилем, они, тем не менее, органично сочетались с собственной защитой демоницы, придавая завершённость образу абстрактного женского персонажа абстрактной "красивой игры про мечи и магию" из эпохи до Этой Хрени.
  
   * * *
  
91. Август ЭХ+2, Сергей Анастасьев и Великий Железный Дракон.
  
   К вечеру Серый прошёл небольшой лес насквозь трижды, но искомое не встретил. Не удалось и взять пеленг на источник явно нарочно нагоняемой жути: казалось, что она равномерно разлита по всему лесу, резко спадая к краям. В четвёртый раз пересекая трекля... подозрительный лес, ниндзя-самоучка услышал звук, который не сразу опознал, настолько давно его не слышал: тихий рокот хорошо ухоженного мощного дизеля на холостых оборотах. Вблизи стали слышны и невнятные из-за шума и расстояния человеческие голоса.
   Он уже собирался отойти, столь же тихо и незаметно как подошёл, но выхваченное ухом слово "дракон" заставило его замереть на месте... а потом -- медленно-медленно, удвоив осторожность, двинуться вперёд.
   Каждый миг опасаясь обнаружения или, того хуже, что неведомые болтуны уедут туда, откуда взялись, он потратил целых две минуты, преодолевая несчастные полста метров. Машин было три, сделанные явно после прихода Этой Хрени, слишком уж своеобразные: высокая, похожая на броневик времён Первой Мировой, широкая, в две полосы, и длинная. Дефицитное топливо жгла дальняя от него, трёхосный автобус на огромных колёсах, а перед машинами, частично скрытый ближней, кажущейся ещё более высокой из-за орудийной башенки, сидел дракон. Совсем мелкий, едва три метра в холке и вряд ли больше двадцати длиной, но это была зацепка! Очень, очень хорошая зацепка! И разговор, похоже, начался совсем недавно, во всяком случае, ни дракон, ни разговаривающий с ним беспечный мужик лет двадцати пяти не выказывали никакой спешки.
   Болтали они о какой-то несусветной ерунде, рациях и телефонах, а манера общения -- с искренней симпатией и изредка проскакивающей неловкостью -- выдавала малый срок и непростые обстоятельства знакомства.
   "Видимо, молодой дракон из прихоти спас глупого человека, -- решил про себя Серый, -- а потом решил ещё немного поиграть". Впрочем, сам разговор его интересовал мало, точнее, не интересовал вовсе, если только речь шла не о Великом Железном Драконе -- а именно так дело и обстояло.
   Уходить Серый не собирался: движение, даже самое неуловимое, всё же может быть замечено, гораздо надёжнее просто дождаться завершения разговора и продолжить поиски, когда наблюдаемые разойдутся... впрочем, есть ещё одно дело: не так давно он освоил очень полезное умение -- ставящуюся на что угодно метку, которую видит он один, и не просто видит, а может отследить на любом расстоянии.
   Он не учёл лишь одного: "невидимая" не означает "необнаружимая".
   -- Посторонний! Прячется! Вижу! Указываю! -- прошелестел будто сразу отовсюду тихий голос и внезапный порыв ветра разметал листья вокруг выбранного Серым укрытия.
   Мгновенно выхватив меч, он -- видимо, больше от отчаяния -- метнулся к человеку, но молниеносный выпад был парирован... клюшкой? Металлически лязгнувшей, отблёскивающей явно острыми рёбрами, но несомненно хоккейной клюшкой. Впрочем, удивляться было некогда: неожиданный противник оказался столь же быстр, а его оружие намного превосходило в длине его лёгкий меч. Противница. Впрочем, осознав свою ошибку -- в реальности прямой бой никогда не был сильной стороной ниндзюцу, в отличие от всяких мультиков и сказок -- он второй рукой метнул под ноги отвлекающую бомбочку... но ни яркая вспышка, ни оглушительный хлопок, ни образовавшееся облако густого и превонючего дыма ничуть не замедлили и не сбили удар...
   -- Великий Железный Дракон мой! -- прохрипел Серый, чувствуя разливающийся по телу неестественный холод.
  
   * * *
  
92. Август ЭХ+6, Дмитровская гильдия.
  
   Информацию по взбесившим его новичкам (и напугавшим как никто ранее, но в этом он ни за что не признавался даже себе) Антон Иванович, он же "Шеф" Дмитровской гильдии, одной из первых признанных новой властью после прихода Этой Хрени и весьма уважаемой соседями, начальством и -- самое ценное -- мирными жителями, нашёл очень-очень не сразу. Причин тому было две: во-первых, всеобщий бардак, вызванный сменой руководства (отнюдь не такой гладкой, как удалось продемонстрировать посторонним), во-вторых, последние записи о парочке были трёхлетней давности и находились совсем не в разделе "особо опасно, уничтожить при первой же возможности", как того хотелось бы Шефу, а вовсе даже и в "независимые союзные маги на местах", с пометкой в пять звёзд из пяти.
   Из записей -- прискорбно скудных -- получалась картина исключительной благостности. Два крайне опасных мага (ознакомившись с предоставленной информацией, Антон снова испытал всепоглощающий ужас, на миг представив применение описанных способностей к себе) засели в относительно безлюдной местности тренировать контроль. От предложения вступить в гильдию отказались, ссылаясь на нехватку этого самого контроля. Несколько раз помогали жителям соседней деревни, уничтожая тварей. С приезжавшими представителями гильдии не то что не бодались, а весьма конструктивно сотрудничали. Три года назад огородили приличный кусок тамошних болот, дабы ни одна тварь не обижала людей в нескольких подопечных деревнях (и ведь успешно, что самое отвратительное! за три года -- ни единого вызова!) и свалили в неизвестном направлении. Данные, естественно, отправили в архив, как потенциально устаревшие, затем -- передел вкусного гильдейского пирога, и старый глава, естественно, "забыл" упомянуть о таком "пустяке"! Хотя... может и вправду забыл или даже вовсе не знал -- до сего дня парочка в Дмитрове не появлялась, общались с ней исключительно выезжавшие на вызовы боевики, а этим дуболомам пофиг: союзный маг -- значит, союзный маг, и не щекочет.
   Прощать унижение Антон не собирался, не для того он боролся за кресло главы! Да и фигурка у этой Алисы...
   -- Да твою же мать раскудрить через черешню! -- до него наконец дошло, что как бы привлекательно суккуба не выглядела, тащить её в койку -- это натуральное самоубийство... если только ты не тентаклевый монстр!.. ну или достаточно близкий родственник... Как, например, контролёр тентаклей! -- Да ёкарный бабай об пень ему колодой! Ясен перец, что они работают в паре! Они же друг друга контрят! А вместе -- друг другу дыры закрывают!
   Шеф в отчаяньи яростно потёр лицо. Неужели нет никакого способа поставить зарвавшихся выскочек на место? Ну ведь не может же такого быть! Эта Хрень породила такое количество всякой хрени, что на любую хрень есть своя антихрень!
   Однако, изучение личных дел магов гильдии дал ему весьма неприятный ответ: да, и на Алису, и на этого Васина управа есть, даже целых две: собственно, они же сами, и старый глава, который скорее поможет им, чем ему!
   Долгую матерную тираду прервало лишь появление его личной секретарши с его любимым красным чаем. Но настроение исправить не смогли ни чай, ни печенье, ни даже искреннее старание искусной красавицы-простушки, как он -- иногда уже не только мысленно -- называл не имеющих хотя бы второго ранга дара обывателей.
  
   * * *
  
93. Август ЭХ+4, Новый Коррибан.
  
   "Почему всё всегда идёт не так? Всё! Всегда! Везде!" -- дарт Норамус даже в мыслях избегал отвечать на подобные вопросы, и даже вопрошать позволял себе исключительно редко. Он, разумеется, настоящий лорд сит, не чей-то протеже и не выскочка из молодых да ранних, а несколько удачно проведённых интриг и успешно выполненных заданий позволили ему серьёзно укрепить и без того весомое положение, но есть вещи, которые лорд-мастер просто не сможет оставить без сообразного ответа -- иначе его банально сожрут за проявленную слабость, и дарт Норамус в числе первых... А потому -- чей же косяк испортил отличный, детально проработанный план? И действительно ли это была всего лишь ошибка, а не чья-то интрига? Нет, всё же интригу придётся исключить, слишком дорого обошёлся Новому Коррибану этот провал, устраивать такое нарочно не стал бы даже такой самовлюблённый кретин, как дарт Лутус, он же -- бывший физрук Пётр Иванович Сидоров, по вполне понятной причине имевший у контингента страшно бесящее его прозвище "близнецы".
   Впрочем, к великому сожалению, именно Лутус к провалу никакого отношения не имел.
   План был красив и изящен: капелька слухов, щепотка ложных видений Силы -- и вот джедаи уже старательно ищут некий "особо опасный артефакт сит", и, разумеется, находят следы -- ведущие в ловушку, куда же ещё! Целых два полных рыцаря, к тому же из первообращённых, с четырьмя перспективными падаванами... и надо же было им наткнуться на этих несчастных пейзан и ведущего их мертвяка! И ведь не просто так наткнулись, а ровно посреди боя, когда мертвяк идиотски сдох, защищая дурных крестьян от другой нежити с некромантом во главе! И эти, понимаешь, воины добра и света не придумали ничего лучше, чем бросить важное задание своего кастрированного Совета и отправиться провожать крестьян до города!
   И ладно бы только это -- ну посидят ученички лишнюю недельку в засаде, злее будут. Так ведь нет! Несмотря на точно подтверждённую смерть некроманта (оба провидца до кровавых слёз пересматривали финал схватки), на засаду стали выходить скелеты! Тупые и хлипкие, лишь в самый первый раз изрядно напугавшие бестолковых недоучек исключительно неожиданностью факта своего существования, зато по три-четыре штуки каждые три-четыре часа, как по расписанию... у этого некроманта там что, конвейер, что ли?
   И разумеется, джедаи вышли к засаде именно в тот момент, как трусливый придурок, впервые преодолев страх, решил выпендриться, кроша скелетов мечом на публику, и напрочь убил весь эффект внезапности! В итоге -- гибель всего засадного отряда, обеих дюжин учеников, а ведь они были далеко не безнадёжны! Ну, кроме тупого труса... и даже подтвердить возможную гибель одного из падаванов не удалось: провидцы, потратив все силы на треклятого некроманта, просто не смогли пробиться сквозь собственный же отводящий внимание полог над засадой!
   Вот так вот и начинаешь задумываться -- может, правы балахонщики? Может, и вправду есть у Силы собственная воля?
  
   * * *
  
94. Август ЭХ+4,Максим Кузнецов.
  
   Наблюдать за трепыханиями сит было... забавно, и Максим искренне лелеял это чувство, аккуратно не давая ему перерасти в злорадство. Там, где есть джедаи и сит -- есть и Сила, а раз есть Сила -- есть и её тёмная сторона, и именно туда негативные эмоции и приводят... а тёмные в конечном итоге всегда проигрывают, это аксиома Далёкой-далёкой Галактики, известная даже ему. Так что -- посылаем на сидящих в засаде учеников сит бракованных скелетов, поднятых со старого, чуть ли не языческого ещё могильника, и смотрим реалити-шоу "идиоты против тупиц"... ещё бы попкорн, но есть его некуда... Зато можно просто хрустеть!
   Со стороны, наверное, зрелище было донельзя сюрреалистическое: огромный скелет (светящиеся синим глазницы, чёрная корона на голове, золотые перстни с драгоценными камнями на костях пальцев, давящая аура -- всё как положено) в пижаме со спящими медвежатами и в меховых тапочках (жаль, что зелёных -- создать розовые быстро не получилось, а тратить время не хотелось) сидит на мягком диване, смотрит в магический шар и хрустит попкорном, просыпающимся сквозь голые кости и исчезающим не долетая до пола (ну да, иллюзия, зато подметать потом не надо).
   Мысленно представив, как бы на это отреагировал сторонний наблюдатель, Максим улыбнулся... ну то есть понятно, что нет, но тут важно само ощущение.
   Таким беззаботным и человечным он не чувствовал себя со времён босоногого детства!
  
95. Сентябрь ЭХ+5, Джон Ванович Хэ.
  
   О визите джедаев, как и о его цели, шамана предупредили духи -- заранее, разумеется, а потому рыцаря и его падавана ожидал простой, но вкусный и сытный ужин, поданный четырьмя молодухами, симпатичными, но пока одинокими.
   -- Добро пожаловать, гости дорогие! Проходите, откушайте, чем богаты, а после и о делах переговорим... да не хмурьтесь так, я как сказал в деревне, что к нам настоящие джедаи придут, так желающих помочь палкой разгонять пришлось! Кабы тропки не закружил -- тут бы сейчас вся детвора по кустам сидела, уши грела. Уважает вас народ, даже в нашем медвежьем углу наслышаны. Как Эта Хрень пришла -- у нас мужиков, почитай, и четверти против прежнего не осталось, только бабы да дети... я помогаю, чем могу, но генетика та ещё сволочь, -- присутствующие женщины очень ясно дали понять, что да, генетика -- сволочь, но решение есть, и они его даже знают, и охотно поделятся этим знанием с гостями, прямо вот на практике покажут... покажут-покажут, и исключительно на практике, нечего тут панику изображать!
   Шаман меж тем продолжал.
   -- Вы сейчас отдохните с дороги, я и баньку истопил, хорошая баня, лично с банником договаривался, с утра по деревне пройдитесь, гляньте своим глазом как что, раз уж мне не верите, а к соседу после обеда идите, он как раз освободится. Сосед он хороший, спокойный да надёжный, тварей со своей стороны повыбил, науки свои изучает. Пару раз по медицине помог, переломы сложные лечил, духи да зелья мои не со всем справиться способны... до сих пор, -- с грустью в голосе закончил Джон.
  
   Недолго подумав, рыцарь предложение принял, к вящей радости падавана -- полностью, как шаман и ожидал. С утра, отдохнувшие и довольные, джедаи прошлись по деревне, которую вчера умудрились не заметить вовсе. Мужчин в деревне действительно было гораздо меньше женщин, у большинства было по две-три жены, и всё равно одиноких женщин хватало. И мужчины, и женщины равно поражали просто феноменальным здоровьем и необычайной силой, вдвое-втрое превосходя обычных людей.
   Загадки в этом не было никакой: шаман, честно отрабатывая договор, регулярно заклинал духов и снабжал всех снадобьями, каждый раз занудно напоминая о побочках, деревенские же, со своей стороны в рамках того же договора, снабжали шамана едой да расходниками для тех же зелий. О шамане говорили сдержанно, мол, да, есть шаман, как для шамана -- так вполне хороший, не то чтобы много их видали. Про духов вопрос сложный, но до Этой Хрени по три урожая в год снимать не получалось, и с одним-то не всё гладко было. Зелья варит хорошие, правда, сильные просто так не даёт, говорит, что вредно... впрочем, хватает и тех, что даёт, так что тут без претензий.
   Как шаман и предупреждал, за парой настоящих(!) джедаев(!!) с лайтсейбрами(!!!) увязались все местные дети, чем означенные джедаи и воспользовались, тщательно детей просканировав. Дети оказались, как и все в деревне, потрясающе здоровые, не по годам развитые -- вопреки опасениям, вполне гармонично -- и абсолютно нормальные в том смысле, что никаких мутаций или генетических дефектов не имели. Тем не менее, учитывая общий скромный размер локального генетического бассейна, опасения шамана необоснованными не выглядели, и защитники добра и справедливости не смогли отказать в помощи простым людям, клятвенно пообещав после визита к некроманту ("сосед-то? да они с шаманом договорились давно, мы ему не мешаем, он -- нам... а об том годе по весне Семёныча медведь помял, хребет сломал, дык вылечил по-соседски, лучше нового стал") заночевать в деревне, уж очень у приглашавшей их вдовушки в самом соку были выразительные... и глаза тоже.
  
   Лич, принявший гостей без проволочек, угощать их не стал, ибо в пище не нуждается, а потому и не держит, да и готовить не умеет, сразу же отмёл все предположения о возможных злоупотреблениях, мол, что свинью стричь -- визгу много, шерсти мало, проще могильники раскопать, благо, их здесь поблизости с десяток и один другого позаброшеннее. И вообще, у него на ближайшие тридцать лет очень напряжённый план исследований, а потому нет ни малейшего желания зря время терять. Если уважаемые джедаи хотят посмотреть -- не вопрос, охрану он предупредил, но вот если их зацепит результатами очередного эксперимента -- чур, не жаловаться, он специально опасную зону с тройным запасом огородил, и ещё с соседом договорился, чтобы никто не лез. Была охота потом всяких мутантов ловить...
  
   На следующий день, после довольно позднего завтрака, несколько притомившиеся джедаи отправились в глубокой задумчивости восвояси, и даже обычно неугомонный падаван не доставал наставника бесконечными расспросами.
  
   * * *
  
96. Август ЭХ+2, Сергей Анастасьев.
  
   Визит в церковь оказался очень, очень плохим решением...
   Батюшка Василий -- сухонький дед, неизменно готовый помочь каждому в любом деле, в конце зимы построивший крохотную часовенку в углу территории базы и проводивший там службы -- во время прорыва сыграл решающую роль. Именно его молитвы регулярно отбрасывали демонов от этой самой часовни, в которую набились дети и не имеющие хоть сколько-нибудь полезных в бою способностей "гражданские", и именно его практически бездумно озвученное благословение позволило Анастасии столь эффективно уничтожить демонический туман.
   Благодарные выжившие (погибших, на удивление, оказалось довольно мало, гораздо меньше, чем Сергей ожидал по смутным воспоминаниям) не замедлили свою благодарность продемонстрировать: кто деньгами, кто ресурсами, кто чем... от банальных крестов на улицах, ровно у каких-нибудь фанатиков, до нового здания побольше, чтобы всем уверовавшим места хватило.
   А зайти на благословение перед выездом стало теперь практически обязательным ритуалом для всех хоть на день покидающих условно безопасный, трижды освящённый периметр базы...
   Ага, с демоницей -- в церковь...
   И вот сейчас Сергей и всё его "семейство" с интересом смотрели, как ни единая капля святой воды с расстояния в полметра не попала на фигуру в "ММОРПГ-шном женском доспехе" (только родная защита демоницы совсем уж экзотической раскраски нарушала золотой стандарт "бронелифчик и миниюбка").
   "Нет места лжи в доме Божьем" -- напомнил себе Сергей и со вздохом признался:
   -- Ничего страшного, она просто демон.
   Священник от этих слов вскинулся было, потом задумчиво пожевал губами и неожиданно ехидно спросил:
   -- Но?
   -- Но она абсолютно лояльна лично и исключительно мне, -- с новым вздохом ответил художник.
   Взгляд священника, не отрывающийся от Фары, стал очень-очень задумчивым.
   -- Сатана -- лжец и отец лжи. Почему ты уверен в её верности?
   Сергей задумался. Так-то в Библии много разного говорилось, и про магию с магами тоже, но христианские священники -- а Василий был вовсе не единственным, с кем художник на эту тему разговаривал -- после прихода Этой Хрени нашли компромиссы между догматами и насущной необходимостью спасать людей, каждый -- свой. Но вот с точки зрения догматов верить Системе действительно не было никаких оснований.
   Пока хуманизатор обдумывал высокие материи, слово взяла обсуждаемая демоница.
   -- Я, Даваульзарафаксецинаре, верная служанка Владыки, -- тут она кивнула в сторону своего создателя во избежание ненужных сейчас ассоциаций, -- созданная им на поле боя. Я изгнала одного сильного демона, убила семерых средних и без счёта слабых, и поглотила их, став сильнее, как делают демоны. Я -- не человек, ибо у меня нет бессмертной души. Я -- не демон, ибо могу без страха и урона войти в освящённое место. Я... создание, порождение его магии, -- Фара снова мотнула головой в сторону Сергея. -- Просто инструмент... но у меня есть разум и свобода воли... и Владыка. Мне норм!
   Последняя реплика, напрочь выбивающаяся из общего архаичного стиля и произнесённая с нескрываемым удовлетворением, вызвала у присутствующих форменный ступор, продолжительный и полный охренения... может быть, не только она... Первым заговорил батюшка:
   -- Почему ты сказала, что у тебя нет души?
   -- Потому, что это так. У тебя есть, у него есть, -- она вновь указала на художника, на этот раз хвостом, затем небрежно обвела остальные хуманизации. -- У них пока нет. У меня нет совсем.
   -- Пока? -- зацепился Сергей за слово. -- Потом появятся? А у тебя?
   -- У них -- не знаю, но благодать на них снизошла, -- Фара равнодушно пожала плечами. -- У меня -- точно нет.
   -- А в чём разница между тобой и ими? -- священник предсказуемо заинтересовался информацией практически из первых рук о столь важном для его веры вопросе. -- Откуда ты знаешь, что у них нет души? И почему на них благодать нисходит, а на тебя -- нет?
   Фара вновь пожала плечами.
   -- Вижу. Они созданы по образу и подобию человека, я -- по образу и подобию демонов... представлений о демонах.
   Отец Василий выразительно покосился на четверорукую Арину, но Фара намёк полностью проигнорировала.
   -- Разве ты не хочешь обрести душу?
   -- Зачем? Я же не Русалочка, чтобы помирать из-за какого-нибудь принца!
   -- Ты же хотела стать женой? Старшей? -- вклинился в обсуждение Сергей.
   -- Хотела. Но я теперь понимаю, что сила тут не поможет. Я лучше буду первой служанкой, чем младшей женой! -- это было заявлено с неприкрытой гордостью.
  
   * * *
  
97. Ноябрь ЭХ+0, Женя Жадов и Лена Седьмых.
  
   Наконец-то найдя искомое место, Лена буквально потеряла дар речи, лишь водила руками в воздухе, обводя какие-то контуры, и в недоумении тыкала в стоящий перед ними дом.
   -- Свет! -- скомандовал Евгений. -- Свет! Свет! Свет!
   Но даже четыре разных светильника не высветили ничего подозрительного. Зато отпустило Лену:
   -- Это не тот дом! Место точно то, забор тот, огород тот, а дом -- не тот! Тот был без мансарды, с простым чердаком, зато с двумя террасами, а тут только одна! И лестница на второй этаж была спереди, а не сбоку! Сбоку вторая терраса была!
   Неправильной оказалась и внутренняя планировка, и если переделанный в мансарду чердак, разобранную террасу и передвинутую лестницу ещё можно было как-то объяснить, то перенос кирпичных стен явно выходил за рамки здравого смысла.
   Более мелкие различия нашлись и во дворе, и чем дальше от дома -- тем незначительнее они становились.
   -- Такое впечатление, будто этот дом из какого-то другого, параллельного мира, -- задумчиво подытожил Жадов. -- Будто кто-то... не знаю, словно в фотошопе наложил картинку поверх другой и аккуратно замазал края... Монтаж, типа того, -- он пошевелил пальцами в воздухе, изображая работу на компьютере.
   -- Параллель... То есть, они где-то там, а тут тогда кто? -- Нервно спросила Лена, озираясь по сторонам.
   -- Ну я-то откуда знаю? -- рассудительно ответил Женя. -- Может и вовсе никого, вон сколько домов пустых с самой Этой Хрени стоят.
   -- А может, они там живые? -- с надеждой спросила девушка.
   -- Ну, если отталкиваться от теории параллельных миров -- то где-то они безусловно живые, -- не стал слишком уж огорчать напарницу маг. -- Только мы-то тут, и к ним вряд ли попадём... Это магия нужна специа... -- он запнулся посреди слова, видимо, поняв, что только что сказал.
   -- Думаешь, у кого-то оказалась пространственная магия и они в другой мир перенеслись? -- Подхватила мысль неодруидка.
   -- Только не перенеслись, а обменялись, -- поправил её Женя. -- Тутошний дом выдернули туда, тамошний -- сюда, а граница переноса размазалась, типа, усреднилась... В эпицентре разница больше, а к краям уменьшается -- видимо, насколько сил хватило... или контроля, в первый раз с контролем у меня, например, очень фигово было, если у них тоже твари попёрли и кто-нибудь ляпнул типа "валим отсюда куда подальше" -- вот и свалили ажно в другой мир... а природа пустоты не терпит, дырку заткнула, что на той стороне было... По-моему так!
   Мысль, что родные живы, просто далеко-далеко и почему-то не могут вернуться назад, девушку определённо обнадёжила. Пусть отличие от подтверждённой гибели чисто формальное, но так ли уж много надо человеку для надежды? И стоит ли лишать человека этой надежды, сколь бы эфемерной она ни была? И Женя просто промолчал.
  
   * * *
  
98. Июнь ЭХ+2, Михаил Большаков и Пётр "киндер-шпион".
  
   Разнообразные "странные" задания стали практически главным полем деятельности разновозрастной пары: безобидно низкий номинальный уровень силы стабильно успокаивал потенциальных противников, позволяя начать переговоры... ну а дальше -- или таки договориться, или "сю-юрпри-и-из!", это уж как повезёт. Что характерно, договориться получалось достаточно часто, почти в половине случаев... из той почти половины, когда "клиент" не начинал сразу лупить из всех стволов.
   Вот и сейчас Михаил, собрав всё своё красноречие, уговаривал очередного мага, с большим трудом вычисленного по косвенным признакам, предположительно -- оборотня, так как все нападения совершал исключительно в окрестностях полнолуния. По нынешним временам его даже было сложно счесть хоть сколько-то опасным преступником: несколько побитых людей, несколько сломанных дверей... самое серьёзное его "преступление" -- разрушенный дом, в подвале которого его пытались поймать местные, обломками этого самого дома и помятые.
   -- Ну оборотень ты, ну и что? -- Большаков решил зайти с козырей, мол, нечего отпираться, мы и так знаем. -- У нас в гильдии уже есть один оборотень, каждое полнолуние в подвале прячется, обустроили ему там помещение со всеми удобствами...
   -- Ха! Оборотень! Если бы! Ты пол-Ранмы смотрел? -- грустно и несколько истерично рассмеялся подозреваемый.
   -- Пол-Ранмы? -- удивился Михаил.
   -- Знаю, -- шепнул в наушник Петька, страхующий напарника из укрытия. -- Мультик про парня-каратиста, у него проклятие: польёшь холодной водой -- превращается в девушку, горячей -- обратно в парня.
   Слушая краткую справку от коллеги, Большаков без особого труда изображал затянувшееся удивление, а потом сочувственно спросил:
   -- Что, реально от холодной воды в девицу превращаешься? Сочувствую!
   -- Да что б ты понимал! -- взвился собеседник. -- Я же всё вижу и слышу, что она творит, только помешать не могу! А эта идиотка с перманентным ПМС только ругается по-японски да всё время бежит непонятно куда! Тебе не понять, каково это...
   Договорить ему Михаил не дал.
   -- Ах мне не понять, да? Ну конечно, какие у других могут быть проблемы, это же только ты такой весь такой исключительный! -- язвительно произнёс он. -- Смотри, второй раз показывать не буду! Лунная призма, дай мне сил!
   Зрелище последовательного небыстрого превращения немолодого мужика в девочку-волшебницу, заодно с резкой прибавкой в силе, скакнувшей из категории "напинаю обоим" в "даже смыться не получится", лишило парня дара речи, чем Михаил и воспользовался, продолжив "обрабатывать клиента" звонким девичьим голосом, напрочь не соответствующим манере речи:
   -- Как видишь, не только у тебя жизнь... интересная. Ничо, в гильдии покумекали, нашлись спецы, подобрали нормальный вариант. Главное -- чтобы костюмчик сидел!
   Облик Большакова вновь сменился -- без долгоиграющего хеншина, хлоп! -- и он снова выглядит собой, лишь слегка постройневший, в стильном белом костюме и с тростью.
   -- В общем, парень, завязывай ерундой страдать и пошли с нами. У нас там и переводчик есть со всех языков, авось и договоримся с этой твоей... второй половинкой.
  
   * * *
  
99. Август ЭХ+2, Сергей Анастасьев.
  
   Осмотр покойника мало что прояснил. Молодой, лет двадцати парень европейской внешности, чуть ниже среднего роста, худощавый, явно спортивный, но не накачанный, а наоборот, высушенный, как марафонец какой-нибудь. Добротная и практичная одежда, снаряжение -- довольно хорошее по нынешним меркам, но явно кустарная переделка спортивного инвентаря из старых времён... из общего ряда выбивался только меч: недлинный, лёгкий и прямой, с односторонней заточкой, он выглядел настоящим шедевром. Ну, насколько смог понять Сергей, не являясь знатоком холодного оружия -- почти исчезнувшее с появлением огнестрельного оружия знание, вновь приобретшее немалую ценность после прихода Этой Хрени. Во всяком случае, никаких следов столкновений с демонической клюшкой, ровно в каком боевике рассыпавших искры во время короткого боя, он не нашёл. И абсолютно ничего, что позволило бы хоть как-то идентифицировать напавшего.
   -- Я не смогла поглотить его душу, -- внезапно раздавшийся хриплый голос, странно резонирующий на просторной поляне, заставил всех вздрогнуть. Фара откашлялась и продолжила уже более нормально, иногда делая паузы, используя малознакомые слова из старого мира: -- Я взяла часть его силы и совсем немного памяти. Он... зацепер?.. цеплялся к... поездам?.. снаружи и ехал так. Когда пришла Эта Хрень -- он хотел ехать опять, но поезд превратился в огромного дракона, а он -- тоже превратился, хоть и остался человеком, и решил дракона убить...
   -- П-подожди! -- вклинилась Анастасия. -- Поезд? Огромный дракон? Насколько огромный?
   -- Как... поезд? -- пожала плечами демоница. -- Больше десятка... вагонов? каждый -- как два Татьяниных автобуса, или даже три. А крылья и вовсе...
   -- Это же Зелёный Дед! Самый большой и самый сильный из драконов, даже в Китае таких больших нет! Своё настоящее имя он никому не говорил и практически сразу после прихода Этой Хрени впал в спячку. Многие думают, что он уже не проснётся, хоть и приходит пока в сны. Такому огромному дракону надо слишком много магии, столько просто нету...
   -- Драконам нужна магия чтобы действовать? -- заинтересовался художник. -- А если не хватает -- засыпаете и накапливаете?
   -- Всё совсем не... и вообще сейчас неважно! -- сердито перебила сама себя драконица.
   -- Прости пожалуйста, просто о драконах почти ничего неизвестно, а в сказках до Этой Хрени слишком много различий. И вообще ужасно интересно, как вы вообще летать можете при таких размерах, и как огонь выдыхаете круче любого огнемёта...
   Грубоватая лесть помогла: драконица перестала злиться из-за выболтанных секретов и всё же закончила рассказ.
   -- Его даже спящего не так-то просто убить, даже другому дракону, даже если он его найдёт... а человек даже найти не сможет.
   -- Ну-у-у, люди сейчас бывают ра-а-азные, -- задумчиво протянул Сергей, и по-хозяйски приобнял стоящую рядом Зару.
   -- Это не вопрос способностей, надо быть драконом...
   Ему показалось, что Анастасия опять сболтнула лишнее, и прежде, чем она вновь рассердилась, решительно подытожил:
   -- Вот и хорошо! Значит, никто посторонний не доберётся. И всё-таки ужасно жаль, что ваша магия связи не подходит для людей... Насколько бы всё стало проще! Ладно, будем искать, как говорил один загипсованный киногерой.
   -- Я поспрашиваю у знакомых, может, и найдётся что-нибудь... Ладно, приятно было повидаться! Как-нибудь к вам на базу загляну, этот ваш хомяк очень заманчиво зазывал! -- с этими словами драконица мощно оттолкнулась от земли и взлетела прямо сквозь кроны деревьев.
   -- Владыка, мне нужен щит. Крепкий, -- Фара, внимательно осматривавшая свою клюшку, продемонстрировала крохотную царапинку в том месте, куда пришёлся первый, самый мощный выпад неизвестного.
   -- Щит -- это мысль, -- согласился было художник. -- Небольшой, чтобы не тяжёлый, но и не с блюдечко, побольше...
   Новый проект внезапно захватил его с головой, заставив основательно перерыть Ольгины обширные запасы. Через пару часов стука, чертыханий, раскрашивания, чертыханий, зализывания повреждённых рук и траты изрядной доли сил щит был готов: из такого же зелёного металла, что и доспех, и так же расписанный тонкими оранжевыми зигзагами и спиралями.
   "Дзынь!" неожиданно подала голос Система. Оповещение оказалось как всегда коротким и, вопреки обыкновению, почти полностью понятным: "Собран набор "Защита зелёного рыцаря (ж.)"! Вы собрали свой первый набор экипировки. Выбор, конечно, странный, но всё равно поздравляем с этим пафосным событием!"
   -- Владыка... -- неожиданно неуверенно начала Фара, чуть ли не со слезами глядя на очутившийся на её правой руке щит. -- Я не смогу воспользоваться этим великолепным даром, он будет мешать держать клюшку...
   -- Не будет, -- коротко ответил Сергей, изучая общую карточку объединённых созданий, по-прежнему занимающих два слота. -- Он левитирует и всегда окажется там, где ты захочешь. На руке он просто хранится, пока не нужен.
   Посмотрев на такую же общую карточку демоницы и клюшки, Сергей пожал плечами и добавил к ним карточку набора.
   Последовавший "Дзынь!" его почти совсем не удивил, в отличие от описания: "Поздравляем! Вы полностью экипировали свой первый юнит "Кошмар в безумных розочках"! Выбор донельзя странный, но стиля ему не отнять... Зато можно прибавить! Пафос, разумеется!"
   Описание набора, как и не вполне понятного пока "юнита", говорило о неких бонусах совместного использования -- "быстрее, выше, дальше", без подробностей, и художник, не теряя времени, повторил процедуру для всех остальных своих созданий, но лишь у Ольги набор оказался полным -- "Мобильный Оплот Хомяка", остальным пока чего-то не хватало, но об этом, как завещала Скарлетт О'Хара, он подумает завтра... или послезавтра... в общем, когда проснётся...
  
   * * *
  
100. Февраль ЭХ+1, Марина.
  
   Возвращение домой с потеряшкой было, безусловно, радостным событием -- родные стены и всё такое, да и убежавший очень перспективный слайм был ещё и очень единственным, что дополнительно повышало его ценность -- но всё же порядочно омрачалось отдельными подробностями. Марина грустно вздохнула: в отличие от Агаты, ей приходилось всем заниматься лично, она не могла создать себе верных и исполнительных помощников, чтобы спихнуть на них всю рутину... и добычу ресурсов, чтобы произвести ещё больше помощников...
   Впрочем, какого-то особенного ухода слаймы не требовали, имеющиеся загоны, тем более модернизированные, свои задачи выполняли на "отлично", терминал некоей сети честно менял полученные из слаймов кристаллы на снаряжение, технологии и материалы, так что расстраиваться нет никаких причин, кроме банальной зависти...
   С другой же стороны только за те полчаса, что Марина рассказывала о подарившей ей способности игре, Агату четыре раза отвлекали по самым разным вопросам, от какой-то болезни растений в теплице до гибели разведывательного отряда, нарвавшегося в подземельях на неожиданно сильного противника (Марина не совсем поняла, кто же тогда доложил, раз отряд был уничтожен полностью, но у каждой девушки должны быть свои секреты).
   Воспоминание навело Марину на мысль. Подземелья, да... обнаруженные вскоре после прихода Этой Хрени практически повсеместно, они бывали самыми разными -- ледяными и огненными, светлыми и тёмными, непролазно тесными и пугающе просторными. Неизменным оставалось лишь одно: чем глубже спускаешься -- тем выше опасность, но и добыча богаче. Глубина же их измерению не поддавалась. А ещё подземелья практически невозможно уничтожить -- и лично для Марины это стало большой удачей, позволяя без риска утилизировать даже самые опасные и нестабильные... отходы бизнеса.
  
   * * *
  
101. Сентябрь ЭХ+4, Камушкин улей.
  
   -- Где-то я это уже видел... Точнее слышал. Совсем точно -- читал. Иллитиды. -- Очень задумчиво произнёс Тотоле, впервые оглядев целиком результат "интеграции" Кеши в улей -- с плавающими "личинками" и приготовленной к "заселению" первой партией тел. И добавил, передёрнувшись: -- А ещё -- "Чужой", совсем немножечко, да.
   -- Или-кто? -- про "Чужого" Света знала, а вот незнакомое новое название в таком контексте вызвало у неё острый профессиональный интерес. -- Они крутые? У них есть полезные гены?
   Тотоле рассмеялся, и Кеша, пока ещё только осваивающий телепатию, мысленно его поддержал. Света отлично справлялась с обязанностями королевы улья, но при этом во всём остальном по-прежнему оставалась простоватой, не шибко умной и не особенно эрудированной девчонкой.
   -- Да, они весьма крутые, и полезные гены у них есть, но это Кеша, и его гены мы уже смотрели. Просто сходство.
   -- Ну да, -- задумчиво и несколько разочарованно согласилась она.
   -- Вообще-то, симпатическую магию никто не отменял... -- глядя на неспешно заползающие в свои будущие тела личинок задумчиво протянул Кеша. -- Сходство формы и сходство содержимого... Это может сработать... В следующей партии. Нам ведь не нужна полная копия, так? Просто псионики вполне хватит. Особенно, если и физические кондиции будут...
   -- Вот за это можешь не переживать! -- перебила его Света. -- Тела -- первый сорт, не первый год замужем! -- она резко осеклась, внезапно осознав, что обычное присловье гораздо точнее описывает её ситуацию, чем можно было бы ожидать. -- А ведь и впрямь: и не первый год, и вполне себе замужем...
   -- Только сейчас заметила? -- дружелюбно поддел её консорт.
   -- Представь себе! -- не осталась та в долгу. -- Всё дела и заботы, собственную свадьбу -- сыграть некогда, не то что годовщину отметить!
  
   * * *
  
102. Сентябрь ЭХ+2, Михаил Большаков и Пётр "киндер-шпион".
  
   Сентябрь выдался не столь опасным, сколь утомительным. С "подведомственной" Гильдии территории что ни день поступали десятки сигналов о тварях, нападающих на детей и неодарённых (к счастью, обычно безуспешно), режущих мелкую живность (к сожалению, гораздо результативнее) и сматывающихся при первых же признаках опасности. Сами твари были настолько слабыми, а нападений было так много, что "в поле" вышли даже обычно не вылезающие из штаба маги первого-второго ранга. Парочке "агентов с прикрытием", как их полушутя прозвали в Гильдии, тоже пришлось временно сменить профиль, и сейчас они с тоской разглядывали следы очередного монстрячьего пиршества.
   Несколько изгрызенных косточек, повсюду разлетевшиеся перья и удивительно целая петушиная голова, отброшенная в угол курятника и укоризненно оттуда взирающая на пришедших. Магический след слабый и размытый, истаивающий на глазах, ведущий куда-то в сторону ближайшего лесочка.
   -- Тоска... -- безрадостно протянул Большаков. -- Тухлый висяк. Нужен радикально другой подход...
   -- Может и нет... -- голос Петьки звучал скептически, но и с ноткой надежды. -- Мне тут мои подогнали новый сканер, только-только из лаборатории. Говорят, повышенной чувствительности и с улучшенной автоподстройкой.
   Ведомые новым сканером напарники прошли по следу почти километр, и в этот раз след не растворился, как уже неоднократно бывало раньше, и даже не привёл к очередному порталу, а закончился поляной. Очень свежей поляной, усеянной щепками и неаппетитного вида ошмётками. Травы на поляне не было -- только изрытая земля.
   -- Это уже третий за неделю... -- задумчиво протянул Петька.
   -- Третий из тех, что нашли мы, -- педантично уточнил Большаков. -- Ещё как минимум десяток нашли коллеги. И ещё неизвестно сколько не нашли -- уж очень след слабый, а сенсоров хороших мало.
   -- Да-да, а ещё нашли и заткнули десяток порталов. Вызовы на спад пошли, такими темпами скоро совсем дочистим...
   -- Дурак ты, Петька, хоть и умный. Если кто-то этих тварей находит и выбивает, это значит что?
   -- Что не мы одни людей защищаем, есть незарегистрированный доброхот... или даже несколько!
   -- Вот и я говорю, что дурак. Смотри: этот доброхот, как ты его назвал, раньше нас на происшествие прибыл, так? Отследил тварей, так? А потом истребил, так? -- Петька старшего товарища не перебивал: тот хоть и любил иногда на ровном месте закатить лекцию, жизненным опытом обладал богатым и делился им охотно. -- А теперь вопросы: как он, она или оно успело уже минимум дюжину раз пройти по следу, который за каких-то полчаса напрочь исчезает? Как он, она или оно смогло не спугнуть этих тварей, что собственной тени боятся? И, чёрт возьми, как он, она или оно ухитрилось перебить их, не оставив собственного следа? Чуешь подвох?
   -- Думаешь, инсценировка? -- Скептически поинтересовался парень.
   -- После прихода Этой Хрени что угодно может быть, -- пожал плечами бывший полицейский. -- Например -- желание помочь людям и неосознанный призыв.
   -- А может, просто очередной голый физик, вроде нашего полуранмы...
   Оба улыбнулись. Гильдейский маг-полиглот объяснил ситуацию женской ипостаси "оборотня", и теперь та старательно изучала русский и учила всех желающих рукопашному бою (и японскому языку -- нашлись фанаты), регулярно выходя на гильдейские задания в качестве чисто физической поддержки.
   В тот день новых сигналов не поступило, а вот на следующий, в очередной раз пройдя по следу, пара магов не только услышала треск и вопли, но даже успела заметить невысокую фигуру, унёсшуюся вдаль невозможными для обычного человека прыжками.
  
   Примерно через неделю поток тварей заметно поутих, зато следы неведомого доброхота, наоборот, стали попадаться ощутимо чаще, и пару "нестрашных переговорщиков" прицельно отправили на его поиски. Отсутствие следов начальство, разумеется, препятствием не сочло.
   -- И как мы его найдём? -- со вселенской печалью в голосе спросил Петька.
   -- А сам как думаешь? -- с ехидством ответил вопросом на вопрос напарник.
   -- Думать надо! -- отозвался молодой маг.
   -- Именно! -- торжественно воздел указательный палец Большаков. -- Пошли к аналитикам! Их с дежурства ещё третьего дня сняли, должны были уже отдохнуть и в себя прийти.
   Аналитики точку зрения Михаила Васильевича относительно отдыха сочли излишне оптимистичной, но в помощи не отказали.
   -- Примерно соточка... -- задумчиво произнёс Большаков, глядя на загорающиеся и гаснущие точки на анимированной карте, обозначающие известные стычки доброхота с тварями.
   -- Что -- соточка? А, понял, скорость! -- Петька пальцами померял расстояние, мысленно отсчитывая секунды. -- Но тогда получается, что несколько точек мы не нашли, вот окно и вот, ещё больше! -- парень отмотал анимацию к нужному моменту. Большаков посмотрел на него с показным сочувствием.
   -- Спать и кушать ему не надо? В туалет там сходить? -- Петька стушевался было, но тут же ткнул в карту:
   -- А вот это наши портал закрыли!
   -- А теперь -- настоящая магия, -- довольно потёр руки Большаков. -- Смотри, не знаю, как он засекает нападения, но каждый раз бежит на подмогу по прямой, и если сравнить задержки для первых выходов после перерывов... -- карта покрылась редким леском разновысоких столбиков, образовавших вполне отчётливую воронку. -- "Л" -- логика! -- с удовлетворением произнёс Большаков.
   Вполне предсказуемо, район поисков оказался тихим и спокойным, но, к сожалению, всё же довольно обширным. Местные видеть гильдейских магов были не то чтобы не рады -- скорее искренне не понимали, какого хрена столь вроде бы занятых людей занесло в их глушь, неужели нет дел поважнее, чем дурацкие вопросы задавать?
   Многочасовые поиски всё же увенчались успехом: уже совсем вечером, в восьмом часу, напарники вышли к приземистому, но довольно широкому дому, стоящему посреди леса в окружении полудюжины совсем крошечных избушек.
   И сам дом, и избушки, и даже некоторые деревья были украшены странными символами, истрёпанными ленточками разных цветов и засохшими цветами.
   -- Чувствую себя персонажем фильма ужасов... -- немного нервно произнёс Пётр. -- Очень шаблонного фильма ужасов, -- недовольно передёрнул он плечами, когда после его слов где-то что-то громко и протяжно заскрипело.
   -- Зря ты это вслух сказал, -- поддержал шутку старший товарищ, зажигая над ладонью яркий фонарик-светлячок и лёгким толчком отправляя тот в полёт.
   При ярком свете картина выглядела ничуть не лучше. Уныние и запустение -- эти два слова лучше всего описывали странное лесное поселение. Главный дом заметно покосился, многие избушки явно заброшены, на земле, некогда утоптанной так, что трава не росла до сих пор, валялся мусор. Некоторые доски с символами растрескались, какие-то вовсе упали и были аккуратно подвязаны теми же лентами. Многие деревья внутри никак не обозначенной границы засохли, несколько упали, какие-то были просто обломаны.
   -- А мужики-то и не знают... -- задумчиво прокомментировал довольно приметную структуру в неполном часе ходьбы от ближайшего жилья Большаков.
   -- Отводящий барьер, слабый и уже почти выдохся. -- ответил Пётр, глянув на очередной "новейший супершпионский сканер".
   -- По избушкам пойдём или сразу в главный? -- спросил Михаил почти всерьёз.
   -- Вы бы ещё разделиться предложили, Михаил Васильевич! -- с укоризной отозвался "киндер-шпион", демонстративно покачав головой. -- Главный, конечно! А если там пусто -- просто подождём, заодно и перекусим.
   В большом доме пусто не было. Просторно, да, но не пусто. По стенам под самым потолком протянулись длинные полотнища с уже знакомыми, но по-прежнему непонятными символами, ещё несколько свисали вертикально, совместно с выцветшими ширмами разделяя на несколько частей просторный квадратный зал метров восьми в поперечнике. Прямо напротив входа располагалось небольшое возвышение с одиноко горящей свечой, перед которым спиной к вошедшим сидел в позе лотоса невысокий худощавый мужчина.
   -- Большаков Михаил Васильевич, Дмитровская Гильдия, -- привычно-нудно представился бывший полицейский, по старой привычке козырнув. -- Расследуем сигнал о незарегистрированном маге. Это ведь вы в последние три недели истребили порядка сотни разных мелких тварей? За помощь -- большое спасибо, только надо в Гильдии на учёт встать и документ получить.
   Поднявшись и обернувшись, человек оказался весьма молодым, лишь чуть старше Петра.
   -- Николай, Николай Свиристенко, -- представился он. -- Только я пока ещё не маг: первая ступень культивации, базовое усиление тела, -- говорил он спокойно, явно ничуть не опасаясь неожиданных гостей, и без малейшего удивления, будто нет ничего более естественного, чем внезапно нагрянувшие с проверкой документов маги. -- Когда Эта Хрень пришла, сенсей нас сюда увёл, сказал, что начнёт новый уровень тренировок. У меня тогда Система Возвышения открылась, думал, что и у всех, но оказалось нет. Жильё построили, додзё вот это... -- в голосе Николая звучала лёгкая грусть. -- Сенсея и остальных учеников, кто не сбежал, твари съели в первые же пару месяцев, видимо, не настоящий он был сенсей, я совсем один остался. Хотел к людям выйти, но дянь-тянь появился. Теперь мне система задания даёт тварей убивать и людям помогать. И тренировка, и пропитание.
   История Николая оказалась сколь безрадостной, столь и вполне обычной по новым временам. Скорее даже позитивной, учитывая все обстоятельства.
   -- Айда к нам в гильдию! -- предложил Петька, явно обрадовавшись вменяемому почти ровеснику.
   -- Да я бы и рад, но не могу, -- не скрывая грусти отозвался тот. -- У меня вот...
   Повинуясь небрежному жесту ширма справа сложилась, открывая вид на... нечто.
   Почерневшая и позеленевшая, а местами и вовсе поросшая ракушками, кое-где вытертая многочисленными прикосновениями до исходного бронзового цвета, открывшаяся фигура напоминала не то восстание осьминогов, жестоко подавляемое самим Ктулху лично, не то наоборот, большой праздник в его же честь, с оргиями и жертвоприношениями... судя по тому, что потёртости преобладали на наиболее... выпуклых местах, во второе верилось как-то больше.
   -- Что это за адова хрень? -- слегка севшим голосом спросил Пётр, мысленно прикидывая уже, как спасать неплохого в сущности парня, вляпавшегося в неведомо что.
   -- А это и есть мой дянь-тянь, -- с грустной улыбкой ответил Коля, и указал на ближайший светлый участок. -- И я его полирую...
  
   * * *
  
103. Октябрь ЭХ+0, Чады Лотос.
  
   За две недели с прихода Этой Хрени Денис успел несколько раз погибнуть от лап и когтей разных тварей, сполна прочувствовав все "прелести" как самого процесса, так и последующего отходняка. И хотя впечатления были крайне отрицательными, они не отменяли главного факта: после каждой смерти (скорее "смерти") он неизменно приходил в себя живым, целым и относительно в порядке (по крайней мере, психолога, который бы убедительно сказал обратное, под рукой не нашлось).
   Пришлые твари, заполонившие мир в первые дни, постепенно сменялись изменившимися местными, и остро встала новая проблема, для варфрейма абсолютно противоестественная: слишком слабое оружие. Игровой баланс -- весьма спорный, но привычный, со сравнительно хрупкими, но очень мощными тенно и очень "толстыми", но гораздо более слабыми(*) врагами -- с новой реальностью соотносился плохо... то есть, тенно по-прежнему оставались довольно хрупкими, а вот монстры от одной короткой очереди помирать отказывались наотрез.
  
   * -- Разумеется, в игре есть враги, которые бьют очень больно, но на них обычно ходят хорошо подготовленные игроки, которые бьют ещё больнее, как минимум -- данного конкретного врага.
  
   Жёстко ограниченные одной-единственной локацией, к тому же не самой богатой в плане ассортимента потенциальной добычи, чады Лотос имели, тем не менее, огромное преимущество перед выходцами из других сеттингов: бессмертие. Да, каждая смерть на задании (особенно финальная) приводила к весьма неприятным последствиям, на сутки-двое делая тенно почти небоеспособным, но и только: отдышавшись и оклемавшись, тенно снова мог идти в бой. И с ростом ранга потребность в отдыхе неуклонно сокращалась, многие считали, что на тридцатом она и вовсе сойдёт на нет, но тридцатый был недостижим даже для отцов-основателей, на момент прихода Этой Хрени в игре банально не хватало снаряжения на прокачку.
   Так что сделанное орком Васей оружие, "увиденное" варфреймовцами как родное, было тщательнейше изучено, разобрано на части и -- та-дам! -- успешно запущено в серийное производство, пусть и с небольшим ухудшением характеристик -- как кто-то справедливо отметил, "пригодилась-таки клановая лаборатория!", да и про праймовую версию и жалкие подделки тоже прозвучало правдоподобно.
   Но самым главным были даже не ещё три тысячи единиц доступного мастерства (всем доступного!), нет, гораздо важнее стало подтверждение принципиальной возможности расширить "игровой" арсенал -- ибо первые опыты с реальным оружием оказались разочаровывающе безуспешными. Пусть найти и скопировать новые чертежи будет сложно, пусть новое оружие окажется сколь угодно плохим -- возможность личного развития окупает все недостатки, и чады Лотос встали на путь, навсегда закрепивший их место в новом мире: бессмертные разведчики, охотно идущие на самоубийственные задания ради новых знаний.
  
   * * *
  
104. Август ЭХ+2, Сергей Анастасьев.
  
   Вопрос юнитов и наборов не давал Сергею покоя категорически. Он даже уснуть смог очень не сразу, несмотря на изрядную усталость. Да, описание обоих собранных наборов не содержало ничего конкретного, но к этому он уже привык: уж такая у него кривая система... зато исключительно дружелюбная, что гораздо ценнее любых точных циферок!
   Проще всего оказалось, неожиданно, с Зарой: стоило лишь чуть-чуть обдумать типаж (индийская жена и самую малость -- воительница, хоть это и не очень вписывается в стереотипы) и передать ей трофейный меч, от которого Фара была откровенно рада избавиться. Ну и ещё дорисовать декоративные кольчужные вставки в ещё на базе созданный для неё наряд. Описание получившегося набора "гордой и послушной индийской принцессы-воительницы и мудрой жены" было длинным и запутанным, как индийский же сериал, но главное он понял: "гордая" -- это про принцессу-воительницу, а "послушная" -- про мудрую жену... точнее наоборот, "мудрая" про послушную... в общем, неважно! Бонусы же от набора были направлены как на то, с чем Зара и так отлично справлялась, сглаживая немногочисленные шероховатости и улучшая взаимопонимание между очень молодыми и пылкими напарницами, так и на то, где никакой бонус не будет лишним, чуть-чуть усиливая возможности боевого гарема, причём в описании вот прямо так и было написано... не то чтобы Сергей стал бы с этим спорить, с любым пунктом.
   Четвёртым полностью укомплектованным юнитом стала Арина -- но не потому, что Сергей про неё не вспомнил раньше, а потому, что не хватало сил. Ему их и так не хватило, разумеется, о чём недвусмысленно свидетельствовали слабость, ломота во всём теле... и новый уровень, единичка от которого уже оказалась вложена почему-то в стиль, а не цвет, как он планировал. Впрочем, разница между восьмёркой и девяткой в характеристике ощущалась меньше, чем между даже семёркой и восьмёркой, и Сергей не стал забивать себе голову, тем более, что и сил на это не было...
   При свежем взгляде на свою самую первую, самую сильную и самую прочную хуманизацию ему в голову пришла ровно одна ассоциация: танк. И именно танком и стала исходная, железная ипостась Арины. Очень необычным, но несомненно танком. Шесть колёс стали ещё больше, достигнув полных полутора метров в диаметре и лишившись классических резиновых покрышек, корпус же ещё больше поднялся над землёй, но стал, наоборот, гораздо более плоским, верхней гранью вровень с крыльями колёсных арок -- и вовсе огромных под стать ходам подвески. Некогда пулемётная, башенка мало изменилась в размерах, более чем скомпенсировав это содержанием: к паре шестиствольных роторных пулемётов добавилась ещё и пушка существенно более серьёзного калибра. Но самые кардинальные изменения претерпел внутренний объём: из "тесноватого, но уютного", в который, однако, при желании могли забиться все, он превратился в предельно функциональное гнездо для пилота... или даже оператора.
   Помимо совершенно чудовищной усталости эта переделка принесла и массу пользы -- больше, чем все остальные вместе взятые, и это не считая "подарков" от системы. Во-первых, он внезапно понял, что нет никакой необходимости сначала тщательно рисовать цинки с патронами, а потом мучительно распихивать их по углам, вполне достаточно нарисовать шкалу боекомплекта и прямо по ней дорисовывать запас, сливая силу с несколько большей эффективностью. Во-вторых, за "создание ударными темпами не жалея здоровья четвёртого юнита, который, по-хорошему, должен был бы стать первым" система не только отсыпала ему опыта до нового уровня (и выдала ещё одну единичку пафоса), но и раскрыла таки суть юнитов и наборов: Арина в своей человеческой ипостаси вновь могла использовать Цепную Лебёдушку как оружие ближнего боя (ну как ближнего -- метров на десять она ею весьма уверенно орудовала), Скороговорки превратились в парные пистолеты-пулемёты, а новая пушка, вполне заслуженно получившая имя "Довод" -- в тяжеленную снайперскую винтовку. Аналогично ситуация обстояла и у Ольги: такие же парные пистолеты-пулемёты, такая же экзотическая хрень на цепи и совершенно эксклюзивный манипулятор, складывающийся в рюкзак и способный... ну, примерно на всё, что хозяйке нужно. Вид рюкзака вызывал какие-то мучительно смутные ассоциации, которые так и не удалось поймать.
   Очевидно, что для Зары и Фары второй пункт был неактуален.
   Полежав ещё немного, Сергей всё же начал воспринимать окружающую действительность. Лежать было тепло и мягко, немного покачивало. Методом исключения он быстро сориентировался: автобус Татьяны, который куда-то едет. С некоторым усилием удалось вспомнить и это: продолжают поиски средств надёжной связи. Анастасия помочь не смогла, драконья "связь" -- это их расовая магия, сродни симпатической, но посоветовала заехать к людям поблизости, куда и направился небольшой караван, пока "начальник гарема" в очередной раз вырубился от перенапряга. "Надо завязывать с этим пафосом" -- пришла в голову здравая, но немного запоздалая мысль -- "Анализ, планирование, вот это вот всё... и никакого пафоса! А то так и ласты склеить недолго. Или это его страшная месть, что я в него акцент не кинул? Дык, был бы -- кинул бы, мне не жалко!"
   Сергей вновь заглянул в статус в поисках каких-нибудь ранее не замеченных новостей и неожиданно зацепился за "инвентарь". Он точно помнил, что инвентарь был у него с самого начала, но почему-то так ни разу в него не заглянул. Решив наконец-то исправить это досадное упущение, он с интересом обнаружил некое "Одно Большое Спасибо", непонятно откуда взявшееся. Описание у находки отсутствовало.
   Покрутив странную бумажку, больше всего напоминающую купюру, Сергей пожал плечами и, вслед своим недавним мыслям приложил её к тому месту статуса, где был бы акцент на пафос, если бы он у него был. Сразу же пришла мысль, что надо бы сказать что-то соответствующее моменту, мол, "возлагаю сию благодарность в надежде..." и так далее, но это не потребовалось: никто, разумеется, не сказал "ну ок, ладно", но ощущение было именно таким, а графа акцентов в характеристиках просто исчезла, оставив ощущение некоторой... ну да, пафосности.
  
   * * *
  
105. Октябрь ЭХ+4, Камушкин улей.
  
   Светозар так и не понял, почему именно его каждый раз отправляют на переговоры с королевой улья. Аргумент, мол, "ты с ней изначально договор подписал от имени Гильдии -- вот и отдувайся теперь" казался ему каким-то не очень убедительным. С другой стороны, не то чтобы он был в претензии: в улье его всегда принимали вполне дружелюбно, внимательно слушали, вкусно кормили и с очень прозрачными намёками зазывали остаться на ночь. И не раз даже уговаривали, к полному взаимному удовольствию.
   Вот и теперь глава послала его к Свете с наказом хоть тушкой, хоть чучелком, но добыть хотя бы пару юнитов хотя бы пятого ранга или пару десятков третьего... Лучше, конечно, побольше и посильней, но жадничать не стоит. И причина была очень даже веская: обнаруженное недалеко от города гнездо каких-то тварей, мерзких, словно в первые дни после прихода Этой Хрени, и опасных даже более.
  
   От обители представителей откровенно биологической цивилизации... ну, за неимением более точного термина, ожидаешь округлых извилистых проходов, каких-нибудь потёков, пульсирующего чего-то в неожиданных местах, словно в гнезде ксеноморфов из известного цикла, и поначалу Камушкин улей вполне уверенно, хоть и неспешно двигался именно в этом направлении, но внезапно остановился едва через полгода с прихода Этой Хрени, а сейчас даже наоборот, все органические мотивы из здания бывшей институтской общаги убрал, вернув прямые углы и строгие линии, большие окна и много света. Как минимум -- в той части, где принимали гостей.
  
   -- Посмотри на меня внимательно, -- попросила его разнежившаяся после полуторачасового марафона дипломатка в ответ на всё же заданный как-то раз вопрос. -- Нам, конечно, не составит ни малейшего труда вырастить всё то, что ты так живо описал, сделать вместо лифтов какие-нибудь перистальтические трубы, смазанные внутри слизью, и носиться по ним, как пневмопочта... но нахрена, если мне проще и привычнее ходить ногами по ровным прямым коридорам и обычным лестницам? Заодно и платье снимать лишний раз не придётся, чтобы не изгваздать. И это я молчу про гостей! Или ты думаешь, кроме тебя к нам никто не ходит? Или, например, базар сам по себе функционирует? Мы -- не ксеноморфы какие-нибудь, мы -- люди... ну, как минимум наполовину, нам так удобнее. А что поначалу Королева что-то такое делала -- так это инерция мышления, она сама говорила, мол, раз биотех -- значит, всё растёт и цветёт... к счастью, Его Высочество её переубедил, а то бы и в самом деле пришлось... как пневмопочта по кишкам... -- дипломатка демонстративно передёрнулась.
  
   В этот визит его приняли как-то... иначе. Не то чтобы не рады видеть, нет, но будто какая-то назойливая мысль всех постоянно сбивает и отвлекает, не давая сосредоточиться.
   -- Ваше Величество, Ваше Высочество, приветствую! -- Светозар с искренним уважением поклонился главам пусть и не самой сильной, но одной из самых надёжных союзных фракций. -- Кажется, я немного не вовремя, но вопрос совершенно безотлагательный. На северо-востоке обнаружено большое гнездо опасных тварей. Подробностей мало, но несколько наших магов погибли. Мы собираем большой отряд, зовём всех союзников и очень рассчитываем на вашу поддержку.
   -- Твари, сильные, много, -- Тотоле, полуэльф, консорт Светланы, в отношении которого у Гильдии было очень много вопросов и почти не было ответов, со значением посмотрел на королеву улья. Та задумалась лишь на секунду.
   -- Идёмте, -- огромная туша с пугающей лёгкостью поднялась на десятках ножек и стремительно двинулась вглубь здания, где Светозар ещё ни разу не бывал.
   Пропустив вперёд охрану венценосных особ и в свою очередь пропущенный своим почётным эскортом он довольно быстро добрался до лестницы в подвал и дальше вниз, по светлым и довольно симпатично отделанным тоннелям, явно пробитым после прихода Этой Хрени.
   Спустившись под землю этажей на десять-двенадцать (сказать точнее он затруднялся как из-за многочисленных неожиданных поворотов, так и из-за высоких характеристик) процессия оказалась в просторном круглом зале, вдоль стены заставленного десятками здоровенных полупрозрачных коконов, в которых росло что-то человекообразное и не очень.
   -- Вам оказано высокое доверие, -- шепнула на ухо оказавшаяся рядом дипломатка. -- Очень немногие допускаются в родильный зал. Здесь растут тела для будущих старших юнитов.
   Меж тем королева и не думала останавливаться, пройдя зал насквозь, она двинулась дальше и глубже.
   -- А это и вовсе святая святых, -- благоговейно выдохнула дипломатка. -- Здесь созревают...
   -- Мы позаимствовали идею у иллитидов, если знаете, -- перебил дипломатку консорт. Светозар знал, но не успел ничего ответить, как тот продолжил. -- Но с некоторыми... поправками. Тела выращиваем сами и заранее, оптимизированные под задачи, это куда эффективнее, чем ждать, пока перестроится совершенно чуждый организм... Это не считая этической стороны вопроса.
   Тотоле хозяйским глазом окинул лежащие на кушетках тела, около десятка.
   -- Итак, что именно... вам поручили? -- пауза была весьма заметной.
   -- Глава гильдии просит выделить двоих бойцов пятого ранга или, если такой возможности нет, двадцать бойцов третьего, -- Светозар отдавал себе отчёт, что политик из него очень посредственный (собственно, потому-то начальство и посылало в улей именно его, честного и прямолинейного), но тут даже он почуял некий подвох.
   -- Мы предлагаем несколько иной вариант, -- заговорила молчавшая до сих пор королева. -- Улью очень нужны новые гены, всегда. Описанные вами твари нам крайне интересны, поэтому мы готовы выделить стандартную охотничью группу.
   Тотоле медленно двинулся вдоль лежанок, будя спящих существ по мере того, как королева их называла.
   -- Контролёр, четвёртый ранг, в прямом бою практически бесполезен, но есть небольшой шанс, что сможет подчинить тварей, он же командир группы и единственный полноценно разумный. Телохранитель, четвёртый ранг, будет защищать контролёра. Лёгкий гвардеец, пятый ранг, основная ударная сила. Четыре рядовых бойца, четвёртый ранг, поддержка и совместная работа. Два разведчика, третий ранг, очень развитые скрытность и сенсорика. Все, как видите, достаточно человекообразны, чтобы не вызвать лишних вопросов, при минимальной потере эффективности.
   Светозар оглянулся, открыл рот, подумал, закрыл... Но потом всё же не сдержался и с паладинской прямотой спросил:
   -- Но почему иллитиды? Мне кажется, это не очень...
   -- Это всего лишь идея, -- прозвучал новый голос. -- Раздельное выращивание тел и носителей сознания, так получается гораздо быстрее и проще. Позвольте представиться, Иннокентий, можно просто Кеша. Я помогаю этим... личинкам стать... более похожими на людей в плане психики и поведения, -- голос звучал не в ушах, но и не совсем в голове, а как-то рядом, словно не совсем телепатия.
   -- У нас... некоторая проблема, -- королева говорила, тщательно взвешивая слова. -- Мы достаточно хорошо знаем вас лично и сочли возможным поделиться этими сведениями, но просим без крайней необходимости их никому не передавать. С приходом Этой Хрени некоторые из людей, живших здесь, превратились и попали под мой контроль. Это не было ни их, ни моим выбором, они жизненно необходимы улью, мы бы банально не выжили без них, но их прискорбно мало. Я могу создавать любых нужных... особей, с почти любыми нужными способностями, но вот сознание у них... крайне своеобразное. Не человеческое. Совсем. У кого оно есть. Кеша присоединился к нам полгода назад и сразу же очень помог. Все старшие особи новых поколений в значительной степени являются копиями его личности, и они намного человечнее, чем всё, что мне удавалось создать раньше. Разумеется, есть масса нюансов, но это существенно более хорошая отправная точка. Вы -- паладин, и я... мы... весь улей очень рассчитывает на ваше понимание в этом деликатном вопросе. Мы... Я ещё помню, как была человеком и хочу... интеграции... взаимовыгодного сотрудничества с людьми. Я прекрасно осознаю, что в целом люди... не самые надёжные и адекватные партнёры, поэтому и пригласила сюда именно вас. Мы хотим сотрудничества, мирного и взаимовыгодного сосуществования, и нам есть, что предложить, базар действует уже больше трёх лет, можете сами оценить результаты. Но у нас есть и... защита. Мы... не хотим войны, мы боимся войны, но мы готовимся к войне... чтобы успеть убежать. И мы... я очень прошу вас помочь сохранить мир между нашими... народами. Нам хватит и общих врагов.
  
   * * *
  
106. Февраль ЭХ+1, Агата Глинка.
  
   Не без некоторой грусти распрощавшись с Мариной, Агата совсем уже было собралась выдохнуть с облегчением -- и замерла на полувдохе: ощущение надвигающихся неприятностей, то самое, с которого всё началось, никуда не делось!
   -- Это были не те дроиды, которых мы ищем! -- мрачно пробормотала она себе под нос. Проходивший мимо протокольный дроид, случайно её услышавший, споткнулся на ровном месте и чуть не упал, но всё же удержал равновесие и, сильнее обычного размахивая руками, галопом умчался дальше. -- Видимо, генетическая память, -- хмыкнула Агата на такую его реакцию, пожала плечами и вновь вызвала к себе Генерала.
   -- Новая вводная, -- не дав подчинённому даже открыть рот сразу объявила она. -- Кризис с невидимкой мы разрулили, но это был не тот кризис. Очень похожий, но не тот. Что у нас может быть похожее, но другое? Да, дурацкий вопрос... Так, приказываю! Численность армии довести до десяти тысяч, точный состав определишь сам позже, но четверть сразу в резерв, чтобы в любой момент можно было кинуть на усиление. Основные задачи: скрытное патрулирование дальних подходов к нашей территории, усиленное патрулирование собственно территории и не забудь про стелс-контролёров, группы быстрого реагирования на проходах в подземельях и против всех известных способностей соседей... не то чтобы я подозревала именно соседей, -- несколько виновато развела руками Агата, -- но я просто не очень представляю, на что ещё можно ориентироваться в плане потенциальных возможностей вероятного противника... кстати, свои соображения по этому вопросу тоже подготовь. Я сейчас пойду сделаю ещё энергокристаллов про запас, и зарядные станции доработаю немного... и займусь-таки, наконец, тяжёлыми боевыми юнитами! Чтоб по-настоящему тяжёлые были!.. эй, секретарь, мне в мастерскую срочно нужно тонн двадцать приличной стали и десяток рабочих покрупнее... и из людей, если есть кто рукастый -- двух-трёх тоже было бы неплохо... А! И ещё пусть мальчишек поспрашивают, если кто увлекался огромными боевыми человекообразными роботами -- пусть тоже подходят, идей накидают!
   Два последних пункта неожиданно вылились в двух человек, отца и сына. Остальная семья, как шепнул Агате робот-секретарь, у них сгинула с приходом Этой Хрени, отца в самом начале чуть не до смерти подрали появившиеся твари и он стал одним из первых добровольцев на разнообразные протезы, теперь щеголяя в практически полностью скрывающим остатки живых тканей металлическом доспехе. Раньше он работал автомехаником в небольшой мастерской, специализировавшейся на кастомизации внедорожников, ибо и сам увлекался оффроудом, так что и руки имел прямые, и опыта работы с металлом предостаточно, в том числе и крайне экзотического. Сын его работал в какой-то государственной конторе, проектировал и паял какую-то микроэлектронику (Агата было удивилась, какая-такая отечественная микроэлектроника, но быстро сообразила: военная, и ещё раз порадовалась). Сейчас они оба работали в её другой мастерской и занимались мелким ремонтом, модернизацией и доработкой под конкретные задачи серийных рабочих, солдат и дроидов, причём весьма успешно.
   Упомянутые ОБЧР, как оказалось, были их общим и давнишним хобби, подробно рассказывать про которое они, к счастью, не стали, ограничившись упоминанием, что "по сеттингу есть настолка и куча разных компьютерных игрушек, а ещё дохрена лора и всё это нихрена не дружит с физикой, но вот тепе-е-е-ерь..." -- с вызывавшим некоторую опаску огоньком в глазах.
   Следующие три дня Агата помнила плохо. То есть, она точно что-то ела -- тщательно проинструктированный дроид костьми бы лёг, но не допустил голодовки. Она, скорее всего, немного поспала -- аналогично предыдущему пункту. Возможно, её помощники тоже делали какие-то перерывы, но ей было, откровенно говоря, наплевать: не маленькие, сами пусть за собой следят. А вот на что ей было НЕ наплевать -- так это на результат напряжённой совместной работы.
   Он не был огромным -- немногим больше метра высотой, хотя и довольно широкий, метра два в поперечнике.
   Он не был человекообразным -- скорее напоминал квадратного краба, только на шести коротких ногах прямо под туловищем, а не сбоку.
   Зато он вне всяких сомнений был боевым: два мощных рельсотрона, подвешенных по бокам, и четвёрка бластеров, грозно выглядывающих из-под переднего свеса бронированной "крышки", однозначно на это указывали. Отдельного внимания заслуживали системы наблюдения, упрятанные глубоко под броню (Агата старалась лишний раз не задумываться, как они оттуда работают; работают -- и ладно!) и очередное новое экспериментальное оружие, метавшее навесом шаровые молнии из-за спины, словно какие-то гранаты.
   И, разумеется, броня. Брони у нового юнита было много: когда он, аккуратно перебирая шестью ногами, двигался по мастерской -- каждый шаг ощутимо отдавался.
   -- Запускаем в серию! -- решила Агата, оглядев дело рук своих... и не только своих.
   -- Его бы всё же облегчить малость, -- несколько нерешительно подал голос младший из помощников. -- Внутренний каркас из композитов если сделать -- пару центнеров скинем, он и так-то шустрый, а тут вообще будет аки бабочка порхать!
   -- Шустрый? -- в голове у Агаты здоровенный шагающий стальной краб в несколько тонн весом никак не сочетался с шустростью.
   -- Ага, когда на колёса переходит. Краб, продемонстрируй!
   С негромким гудением обрезиненные круглые опоры -- к слову, достаточно большие, чтобы даже по болоту ходить, аки слон -- поочерёдно повернулись в "щиколотках", оказавшись именно колёсами, а сам краб присел, став похожим на какой-то футуристичный гоночный автомобиль.
   -- Композиты... -- задумчиво глядя на преобразившийся юнит протянул старший из помощников. -- С композитами мороки много, да и чинить их сложно. А тут -- одна сплошная сталь, хоть гни её, хоть вари! Хотя, конечно, два центнера -- это два центнера, -- он хмыкнул каким-то своим мыслям, явно не относящимся к делу. -- Можно ещё вот люминь взять... да не, такая же фигня выйдет. Фиг с ним, пусть будет потяжелее, техника военная -- скорость любит, да.
   -- И таранить так сподручнее, -- новый голос, негромкий и низкий, но вполне приятный и даже располагающий, опознали не сразу и только методом исключения: говорил сам краб.
   Агата немедленно упёрлась в него строгим взглядом. Краб шевельнул рельсотроном, словно пытаясь взять под козырёк, и доложил по форме:
   -- Тяжёлый штурмовой мех серии "краб", серийный номер второй, к несению службы готов!
   -- Второй? -- удивилась "довольно светлая властелинша". Помощники переглянулись и махнули рукой в угол, где виднелись детали разобранного каркаса... раза так в три побольше итогового варианта.
   -- Первый прототип был крупноват, ни в какие двери бы не прошёл... и расходников на него не напасёшься...
   -- И слишком медленный! Хотя, конечно, пушек -- как у дурака фантиков... -- с немного грустным вздохом дополнил мысль отца другой... Агата сделала себе мысленную пометку выяснить и запомнить, как всё же зовут её помощников: совместная работа оказалась весьма и весьма продуктивной, надо будет обязательно повторить!
   -- Только мне бы руки ещё... хотя бы одну... -- вежливо попросил краб, пошевелив рельсотронами.
   -- Хвост! -- решительно возразила Агата. -- Длинный, бронированный и с хваталкой на конце!
  
   -- А вот теперь -- точно в серию! -- объявила она через час, когда трёхметровое стальное щупальце, заканчивающееся четырьмя пальцами, было доделано и должным образом присоединено к терпеливо дожидающемуся окончания процедуры механическому крабу. -- Нарекаю тебя "Хвостокол"!
  
   В серию, к явному неудовольствию Сергея, старшего из помощников, всё же пришлось запустить вариант с композитным скелетом, предложенный его сыном, Сашей: хорошей стали оказалось меньше, чем хотелось бы, и хватало её только на броню. И хвост.
  
   * * *
  
107. Ноябрь ЭХ+0, Вася и Оля.
  
   На бывшем складе Госрезерва экзотической парочке представителей сорокового тысячелетия пришлось задержаться гораздо дольше, чем они изначально планировали. К сожалению, далеко не все люди, освободившиеся от власти контролёра, остались адекватными. Кто-то не выдержал давления на мозг -- не то слишком долгого, не то слишком сильного, не то ещё как-то не так наложившегося. Кто-то, видимо, из самых первых жертв, и вовсе "сгорел" при порабощении, и только выглядел разумным и адекватным человеком. А кто-то, похоже, уже пришёл не вполне адекватным, но под внешним контролем эта неадекватность никак наружу не вылезала, копя разрушительную энергию, словно закручиваемая пружина в часах... и, вырвавшись-таки из-под контроля -- рванула. В общем, каковы бы ни были причины, но примерно каждый двадцатый "гражданин Анклава" напрочь "слетел с нарезки".
   К счастью, большая их часть просто несла бред, пряталась под кровать от только им видимых страшных бабаек и вообще вела себя относительно безобидно.
   К несчастью, меньшая часть не утратила способности воспринимать окружающее и действовать связно и, имея на руках оружие и находясь среди большого скопления людей, представляла опасность очень серьёзную.
   К счастью, Ольгина новая личность прекрасно знала, что надо делать, когда очередная варпова скверна пытается просочиться в очередной мир-улей -- и нисколько не рефлексировала, предпочитая действовать быстро и решительно... в масштабах отдельного бункера и без малого тысячи человек методика тоже сработала отлично.
   Возможно, в одиночку ей бы потребовалось несколько больше времени для наведения порядка и жертв было бы больше, но Вася ей помог по мере сил. Пусть его самодельный орочий аналог авточувств и мог распознать лишь самые явные случаи, зато его топор мог справиться даже с самыми тяжёлыми. А его облик -- с обычного человека ростом, пусть и в громоздкой, но явно самодельной броне -- очень помогал "пациентам" принять нужное неправильное решение.
  
   -- Мы ведь здесь не останемся? -- лишь наполовину спросил Вася, когда буйные закончились, а просто неадекватных собрали в одном крепко запертом помещении.
   -- Почему? -- вопросом на вопрос ответила Ольга.
   -- Ну, мы же искали... -- начал было возражать орк, и сам себя перебил: -- и нашли! Отличная база, и весь быт уже налажен! Подыщем толковых администраторов на руководство, бойцов -- на вылазки, прокачаем, кого можно...
   -- Только сидеть в бункере не получится, -- перебила его астартес. -- Как временное укрытие он практически идеален, но нам нужно нормальное самообеспечение. Еда, энергия, оружие, боеприпасы.
   -- Покойник что-то говорил про бытовых магов. Если расширить помещения и свет сделать -- можно устроить гидропонику всякую. Энергию я обеспечу, орк я или погулять вышел? И оружие с патронами тоже, тут ведь наверняка есть какие-то станки, только надо будет всякого металлолома натаскать побольше... и электроники... и...
   Ольга успокоила разошедшегося напарника несильным ударом в челюсть.
   -- Большое спасибо, коллега! -- благодарно кивнул он, поднявшись на ноги, под слегка ошарашенными взглядами очевидцев. -- Боюсь, я имел неосторожность излишне увлечься открывшимися перспективами. Да, этот бункер вне всякого сомнения наилучшим образом отвечает практически всем нашим требованиям, вопреки существенной сложности их совмещения. И помощь людям во славу Императора, и чисто орочий ваагх и... -- Вася явно неодобрительно пошевелил пальцами, -- иные низкоинтеллектуальные развлечения. Всё можно организовать должным образом и к вящей пользе.
   -- Вы считаете, что если вы тут самые сильные, то и командовать можете? -- подал голос кто-то из задних рядов.
   -- Ну, во-первых, да, -- Вася очень многозначительно покосился на свежие трупы, как психов, так и их жертв. -- А во-вторых, нет. Командовать мы здесь не собираемся. Ольга собирается вас, идиотов, защищать, ибо снаружи... как бы это сформулировать, чтобы вы поняли... полная жопа, точнее адовый пипец, а хоть как-то воевать из вас умеют... Вопрос! Кто имеет хоть какой-нибудь опыт военной службы или потенциально применимые в бою способности -- прошу отозваться. Особенно, если сразу оба пункта!
   Ожидаемо, реакции практически не последовало.
   -- Вот эти трое добровольцев, по вашему мнению, как долго смогут защищать этот бункер от нападений тварей и других людей, не столь хорошо устроившихся или не обременённых должным человеколюбием? Скорее всего, через некоторое время подтянутся бойцы, которые были в патрулях и на заданиях... кто из них уцелел после смерти контролёра... и станет немного полегче, но не сильно, я вас уверяю! Кто мне не верит -- может сам подняться наверх и прогуляться по окрестностям, только, чур, похороны за ваш счёт!
   -- Я буду командовать, -- веско пообещала Ольга. -- Но только бойцами. Я -- воин и командир воинов, а бытом должен руководить нормальный администратор.
  
   * * *
  
108. Май ЭХ+1, Вася и Оля.
  
   Все столицы мира всегда, как магнит, притягивают с себе... хотелось бы сказать "лучших", но нет. Энергичных, амбициозных, неуживчивых... ну и лучших тоже, так или иначе переросших предыдущие должности в провинции. И Москва, разумеется, исключением из общего правила никогда не являлась. Очень многие из отправившихся покорять столицу не преуспели, но чужие разочарования ни в малейшей степени не убавляли энтузиазма очередным претендентам.
   С приходом Этой Хрени эта повышенная концентрация амбиций неожиданно "выстрелила", в хорошем смысле: привыкшие не сидеть на попе ровно, а всеми правдами и неправдами бороться за свой шанс на успех, многие "понаехавшие" не растерялись и когда привычная жизнь внезапно перевернулась. Многие из них предсказуемо не справились -- кто-то с коварством собственной силы, кто-то с более материальными обстоятельствами, от чудовищ до конкурентов, но многие и уцелели, и преуспели.
   Сыграл свою роль и другой фактор: заботясь в первую очередь о собственных интересах, власть имущие целенаправленно тянули в столицу не только "своих", но и действительно хороших специалистов -- ведь надо же кому-то и "работу работать". В том числе разномастных "безопасников", тех самых специальных людей, у которых работа такая -- быть готовыми ко всему, даже к самому невероятному, пусть даже и ценой непрерывного выедания мозга начальству.
   Были ли у них специальные планы на случай прихода именно Этой Хрени, или они успешно адаптировали какие-нибудь другие, суть от этого не меняется: они тоже не растерялись. Был на их стороне и ещё один серьёзный аргумент: подготовка. Даже получив самые бесполезные способности они оставались тренированными, обученными, дисциплинированными и вооружёнными... а бесполезные способности им почти и не выпадали: чем бы ни была Эта Хрень, но некоторое соответствие реципиента и "награды" в большинстве случаев всё же сохранялось.
   Плюс, Москва -- сама по себе большой город с большим населением... ну, может по меркам каких-нибудь Индии или Китая и не таким уж большим, зато и характер у москвичей не китайский и даже и не индийский, а самый что ни на есть наш, русский, пусть и подпорченный жилищным вопросом, как ещё Булгаков отметил, но всё равно невообразимо изобретательный и упорный до упоротости... и это москвичи, что уж говорить о приехавших!
   Словом, не растерявшихся в трудную минуту оказалось довольно много не только в относительном выражении, но даже и в абсолютном, и потому-то именно в Москве начал формироваться новый порядок взамен разрушенному, методично вытесняя напрочь никому не нужную анархию. Формироваться медленно, путём проб и ошибок -- многочисленных и весьма дорогостоящих, но формироваться всё равно.
   Столица, средоточие и символ власти на протяжении многих непростых лет... Возможно, и это тоже оказалось важным фактором на фоне происходящей... ну да, Хрени -- недаром же ещё до неё повсеместно ходили разнообразнейшие россказни про "места силы" -- в том числе и в той же самой Москве!
  
   Огромный подземный комплекс оказался отличной базой. Расширенный, укреплённый, обустроенный и снабжаемый всем необходимым благодаря выдающейся коллекции одарённых самых разных мирных специальностей, защищаемый снаружи одарёнными (и не только) специальностей немирных, да ещё и на фоне отлично слаженного (пусть и против собственной воли) коллектива, не растерявшего эту слаженность и после смерти кукловода, он стал настоящим оазисом процветания в новом мире.
   И Ольга с Васей, пусть каждый и по своим причинам, об этом процветании искренне заботились: тренировали тех, кто хотел тренироваться, добывали ценные ингредиенты для подземных мастеров, что, избавившись от гнёта чужой воли, развернули кипучую деятельность, уничтожали опасных тварей и искали тварей, поддающихся приручению (небезуспешно, пусть Бонус и оставался вне конкуренции), приводили новых уцелевших. Случались, конечно, и конфликты с желающими взять под свою руку столь чудесный ресурс... но силой одолеть крепко окопавшихся и щедро оснащённых бойцов анклава было крайне сложно, а от всяких мозгокрутов неплохо защищало пережитое: покойный кукловод, по-видимому опасавшийся коллег-конкурентов, озаботился защитой от перехвата контроля, разобраться в которой и "взломать" чужакам банально не давали времени.
   За полгода свободной жизни сложилась у Анклава и определённая репутация, которая в новых условиях была иногда ничуть не менее полезна, чем безусловная сила. Крепкий союз с варфреймовцами, методично осваивающими нишу разведчиков и "многоразовых камикадзе", неплохие отношения с парой новомодных "магических гильдий", довольно натянутые, но всё же не до открытой вражды -- с небольшим ковеном вменяемых некромантов, обосновавшихся на на довольно старом кладбище неподалёку. Добавляем к уже упомянутой репутации реальную способность обеспечить соблюдение своих правил на своей территории (не на пустом же месте репутация возникла) -- и вот вам рецепт отличного торгового узла, где даже самые ярые враги предпочитают свою вражду как минимум не афишировать.
   Поэтому-то человек, оглядывающий надземную часть Анклава откровенно собственническим взглядом, вызвал у наблюдателей максимум лёгкое недоумение пополам с досадой: очередной "повелитель мира инкогнито", и почему именно в мою смену? Впрочем, ни досада, ни недоумение нисколько не помешали наблюдателям отработать чётко по инструкции: сделать независимые записи в разных журналах, отправить посыльного с сообщением к начальству и активировать скрытное оповещение о потенциальной опасности.
   Впрочем, "гость" работу усложнять не стал, а обратился к ближайшему человеку в форме с просьбой представить его руководству. Через некоторое небольшое время, методично продвинувшись по инстанциям (ага, по всем трём) гость добрался и до вархаммеровской парочки, решившей ради такого случая составить компанию Администратору Анклава, на которого они бессовестно спихнули все вопросы, не касающиеся военных действий или внешней политики.
  
   -- Полковник Корнев Виктор Николаевич, официальный представитель правительства Москвы, -- вполне вежливо представился новоприбывший, нисколько не удивлённый внешним обликом собеседников.
   -- Сидоров Иван Петрович, Администратор Анклава, -- его настоящее имя никто не знал, а сам он забыл, будучи одним из самых первых и самых сильно пострадавших от промывания мозгов "рекрутированных", но некоторая потеря собственной личности как раз и делала его едва ли не лучшим руководителем, которого только мог найти Анклав. Особенно в связке с подаренными Этой Хренью способностью как раз руководящего профиля (может, именно поэтому назвавшийся Петром Михайловичем кукловод настолько тщательно его и обработал).
   -- Василий, мекбой, в некотором роде главный инженер, а тако же и руководитель инженерных подразделений Анклава, равно и тыловых, и действующих вовне, -- Вася куртуазно поклонился.
   -- Ольга, лейтенант астартес-примарис, командир ударных подразделений Анклава, -- Оля представилась гораздо короче.
   -- На всякий случай спешу обратить ваше внимание, -- от взгляда Васи не ускользнула некоторая тень удовлетворения, мелькнувшая на лице гостя, когда напарница озвучила своё звание, -- что астартес-примарис являются элитой астартес, а сами астартес являются элитой Империума Человечества... словом, далеко не всякий генерал сможет им приказывать, и даже он не сочтёт зазорным прислушаться к их мнению. Впрочем, то дела века четырёхсотого, у нас же на дворе пока ещё только двадцать первый. Соблаговолите поведать, что же привело вас к нам, уважаемый официальный представитель правительства Москвы, и особенно -- о самом этом правительстве, ибо последние полгода, как Эта Хрень пришла, нам и слышать о нём не довелось...
   Вопрос официальному представителю явно не понравился, однако, ни врать, ни увиливать он не стал:
   -- У нас были некоторые... проблемы. Большие. Как и везде, полагаю. Но сейчас мы сформировали новое правительство, с учётом новых реалий. Имеющее поддержку...
   -- Одарённых? -- подсказал Вася, внимательно следя за собеседником. -- Мы пользуемся этим термином. Большинство соседей предпочитают разделять по профилю -- маги, бойцы, крафтеры -- но как собирательный, этот, на мой взгляд наиболее удобен.
   -- Пусть будут одарённые, -- легко согласился гость. -- Все соседние группировки признают нашу власть и поддерживают наши планы по восстановлению порядка. И я предлагаю вам к нам присоединиться.
   Пауза неприятно затянулась, когда тишину нарушил практически позабытый Администратор.
   -- Но вы же понимаете, что мы можем согласиться на ваше предложение только при условии сохранения очень широкой автономии? -- вкрадчиво поинтересовался Иван Петрович. -- У нас уже есть своя структура, своё общество, я бы даже сказал свой социум, если вы понимаете мою мысль... У нас есть определённая репутация, я бы даже сказал авторитет среди соседей, причём честно заработанный. В свете происходящей Хрени это всё очень ценные ресурсы, как вы понимаете. Восстановление порядка мы можем только приветствовать и безусловно готовы вложить свою долю усилий в это нужное дело, но не безвозмездно. Со своей стороны могу со всей ответственностью заверить вас, что наш вклад никто и ни с какой точки зрения не сможет счесть незначительным. Помимо доставшихся нам волей Провидения запасов Госрезерва, которыми мы вполне согласны поделиться с правопреемниками его создателей, у нас есть и производства, созданные исключительно нашими усилиями, которые имеют на порядок более высокую ценность, чем какие-то запасы пищи на пару тысяч человеко-лет и прочие расходные материалы... особенно в нынешних обстоятельствах.
   -- Полагаю, именно по этой причине уважаемый официальный представитель к нам и пришёл, -- не вполне уважительно оставив гостя "за скобками" обратился к коллеге Вася, но тут же обернулся к полковнику весь целиком, словно сглаживая невольную невежливость. -- Видите ли, Виктор Николаевич, мы тут наладили массовое производство и одежды, и продуктов питания, причём полноценных и сбалансированных, наши врачи-диетологи проконтролировали, и специального снаряжения для выполнения самых различных задач, от горнопроходческих до военных, включая борьбу с самыми разными сюрпризами, что принесла Эта Хрень, от приручения тварей полезных до истребления тварей, приручению не поддающихся, от зачистки подземелий до уничтожения разнообразных любителей халявы, желающих прийти на всё готовое. Подчеркну: для успешного выполнения. Так что прежде, чем мы согласимся хотя бы рассмотреть возможность принятия вашего предложения мы должны ознакомиться как с ним самим, так и со всеми возможными гарантиями. И нет, к нашему великому сожалению, аргументы "мы здесь власть", "за нами сила" и им подобные даже не рассматриваются, мы совершенно способны полностью перекрыть все связи с поверхностью и уйти в уже упоминавшиеся подземелья. Такой исход, безусловно, не является оптимальным решением ни для нас, ни для вас, я надеюсь, но не озвучить его было бы не вполне корректно, так одним фактом своего существования он существенно влияет на все расклады.
   -- Просто не будет... -- негромко вздохнул себе под нос посол, явно настраиваясь на долгие переговоры.
   -- Ой, таки я вас умоляю! -- неожиданно эмоционально всплеснул руками Иван Петрович. -- Это когда это с деньгами было просто? А политика, уважаемый, это не просто деньги! Это неприлично большие деньги! Что, впрочем, никогда не мешало разумным людям успешно договариваться.
  
   Впрочем, невзирая на озвученный Администратором Анклава оптимизм, к истине ближе оказался всё же гость: переговоры, хоть и завершившиеся устроившим обе стороны образом, продлились несколько часов.
  

Оценка: 4.73*34  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"