Алан Эрик, О'Брайн Б.: другие произведения.

"Путь, который мы спели". Восьмой Путь. Глава 8.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Всё-таки есть в костре и живом огне что-то необъяснимое, что сближает порою совсем чужих людей и придает им чувство общности.
  Ольга бы сказала, наверное: "Как доисторические люди в пещере после удачной охоты!" Кантор улыбнулся. Надо во сне непременно найти ее и сказать, что с ним всё хорошо. А то мало ли...
  Печка, конечно, тоже неплохая вещь. Но костер - это всё-таки другое дело! Он смотрел на пляшущие язычки огня и вспоминал тех, с кем приходилось раньше сидеть у костра. Партизан и разведчиков, Семерку и Элмара... Тех, кто жив, и тех, кто погиб.
  А сейчас тут с ним рядом найгерис, неуловимо чуждые, с нечеловеческими глазами и странными голосами - вроде как у человека, а вроде бы и нет. Словно запись на музыкальном кристалле. Словно музыкальный инструмент, который сделали неведомые маги... Сейчас они все смотрели на огонь - и найгери, и Даллен, и даже чем-то напоминали мистралийцу его бывших товарищей. И говорили о чем-то простом и понятном.
  - А эту рыбу, - поинтересовался Кантор, - вы поймали где? Неужели в этом ручейке, что от водопада идет?
  ... Свежее, пахнущее цветами, росой и водорослями утро... Крепко просмоленная шлюпка. И он сам - мальчишка, чьей мечтой было поймать "вот такую!" рыбу. Сколько лет ему было тогда? Шесть? Восемь? Где-то в позапрошлой жизни...
  - Ну, не в самом ручейке, - степенно ответил Тэйглан, - а в омуте. Недалеко отсюда речка делает петлю, и там небольшой омут, а там! Под корягами... Ну и ловушки есть куда поставить...
  - Но больше всего ты любишь рыбачить у Туманного мыса, - задумчиво улыбнулся Даллен.
  - Ну а как же! Там простор... Там море, - согласился Тэйглан. - Только времени не хватает... поехать туда, да на несколько дней!
  "Угу, сплошные репетиции, времени точно не хватает", - подумал Кантор, который и сам уже частенько мечтал сбежать в свое родовое поместье, прихватив Ольгу и не сказав никому о своем маршруте.
  - А ещё мы бы той наливки прихватили, что делали весной из снежной брусники, она наверное уже настоялась, - кивнул Даллен и поднял кружку: - За встречу! Пусть встреч будет больше, чем расставаний...
  С этим согласились все.
  - Эта ничуть не хуже, - ревниво признал Тэйглан. - И как это тебе удается?
  Кантор улыбнулся про себя: увлечение Поющего домашними заготовками и уютно мурчащий тут же рядом на бревне котяра характеризовали Даллена с совершенно неожиданной стороны.
  - Вы закусывайте! - Тэйглан выложил к костру нечто, напоминавшее формой головку сыра, но сделанное, судя по запаху - из чего-то мясного с приправами, и быстро порезал на дольки.
  На вкус угощение напоминало памятный Кантору по визитам в Лондру продукт со странным именем Хаггс, когда-то давно, по слухам, завезенный странным переселенцем в клетчатой юбке. На странную... колбасу, что ли? - явно пошел ливер, сало, мелко рубленное мясо и какие-то травы.
  Наконец очередь дошла и до рыбы. Когда Тэйглан только начал разворачивать листья, невероятно вкусный запах коснулся ноздрей всех сидящих у костра и больше всего взволновал кота, который жалобно замяукал.
  - Ну конечно же! Ты страшно голоден. Я бы даже поверил, если бы только что сам тебя не покормил, - усмехнулся Даллен, тем не менее отломив животному приличный кусок. Некоторое время все наслаждались изысканным вкусом, а потом Кантор задумчиво произнес:
  - И всё-таки мне хотелось бы понять, что это за магия - магия Поющих... Ничего подобного я не встречал. Ни у эльфов, ни у шархи... А это, между прочим, ещё два мира, кроме нашего!
  - Про шархи никогда не слыхал, - сознался Тэйглан, - а эльфы и ни при чем. Их магия связана с растениями. Поют они, конечно, тоже неплохо, но ничего магического в их музыке нет. Хотя люди зачастую считают иначе.
  - Подозреваю, те сказители, которые считали иначе, просто спутали эльфов с найгерис, - предположил Даллен.
  - Так эльфы у вас тоже живут? И много их? - заинтересовался Кантор.
  - Живут, - кивнул Даллен. - И немало. Только на землях, подвластных Шайлу, одна Долина, а сколько еще и где - я даже всех не знаю... Да и в людских городах живут. Я удивился, когда ты сказал, что у вас на весь мир их только два.
  - Наверное, наши предки их слишком сильно достали, - усмехнулся Кантор. - Или они нас... - добавил он почти про себя. - Но вообще, возможно, у вас совсем другие эльфы, - проговорил он, вспомнив лиричного прадедушку на заборе.
  - Один у нас тут, в Найгете, есть... - несмело встрял Кайр. - Герой войны!
  - Ну тогда точно другие, - резюмировал мистралиец.
  - А в Шайле два было, - припомнил Даллен. - Дирижер Королевского театра и музыкант, флейта-пикколо. Я в театре частенько бывал... Пикколо еще толстый такой был. Жена у него королевский шеф-повар, вот и раскормила. Кому рассказывал - никто не верит, эльфов, мол, толстых не бывает...
  - Еще как бывают! - заверил Кантор, вспомнив Толика. - А он... флейтист этот... не оливкового цвета, случайно?
  - Почему оливкового? - удивился Тэйглан..
  - Да вот... Знаю я одного такого. Значит, у вас таких не бывает. Он толстый, оливкового цвета и любит шутки шутить... разные. Но как же всё-таки с вашей магией? Я уже понял, что ею обладаете только вы...
  - И он... - тихо произнес Тэйглан, глядя на друга.
  - И я, - еле слышным эхом повторил Даллен со странным выражением. Нет, не гордым и не радостным. Кантор не был полностью уверен, но более всего это было похоже на то удовлетворение с привкусом горечи, что испытал он сам, получив... роль орка в своем же мюзикле.
  - Наставник говорил, что всё кругом... по-своему звучит. Струна колеблется, воздух под давлением выходит из дырочек флейты... и это может слышать любой. А найгерис слышат и всё остальное. Целители - движение соков в теле, садовники - рост растений... - сказал Тэйглан.
  - Поющие слышат мир... - медленно и задумчиво проговорил Даллен. - Ветер и море, ложь и страх...всё имеет своё звучание, что-то мы только слышим, а что-то можем изменить своим пением... Или воссоздать... вспомнить место, где ты был - и придти туда. Да, думаю, так.
  - Трудно это объяснить, словно пытаешься рассказать словами, как дышать, - сознался Тэйглан. - Пожалуй, проще даже начать с начала, - он улыбнулся. - Что говорят ваши жрецы о сути и начале мира?
  - Все что угодно в меру фантазии, - Кантор припомнил падре Торо и добавил: - Христианские мистики утверждают, что вначале было Слово.
  - Похоже, - кивнул найгери. - А у нас говорят: вначале была Песнь. Но в любом случае - Звук. Все есть Вибрация, и все есть Звучание. А в любое Звучание можно вплести новую ноту, новый оттенок.
  "Ух ты, как торжественно", - усмехнулся про себя тот, кого когда-то называли Эль Драко. Но с другой стороны... подобная религиозная концепция был ему близка, как никакая другая! А вот с Наставником-Поющим было бы очень интересно поговорить.
  
  
  * * *
  
  
  Кайр был рад, что на него перестали обращать внимание. Молодому Стражу было неловко. Чем больше он смотрел на освещенный пламенем костра профиль гостя, тем сильнее ему казалось, что тот очень похож на Даллена. Зачесанные назад волосы, протянутые к теплу изящные, музыкальные руки... И взгляд! Взгляд человека, много сражавшегося, терявшего и обретавшего... А алые сполохи в ауре? Да у любого воина, почитай, они есть. После войны-то... И зачем он так поторопился со своими обвинениями? Только выставил себя в смешном свете.
  Это все из-за тех. Черных. Кстати, этот Мэнхо был прав, вырезав эрвиольскому герцогу лживый язык. Вырезал - и хорошо. Правильно.
  А Даллен никогда не привел бы с собой в Найгету кого-то дурного. Некоторые из найгерис искренне полагали, что тот из богов, что на заре времен взял на себя труд спеть людей, был в тот момент немного не в голосе, либо в плохом настроении. Но вот что касалось Даллена... к нему это не относилось, ни в малейшей степени! А значит, и друзей Даллен может выбирать только достойных, а он, Кайр, набросился, как на преступника. Надо бы поговорить. Извиниться. Вот сейчас и момент подходящий - Даллен с Тэйгланом возятся с рыбами возле чурбачка, заменяющего стол.
  - Кантор, - тихо обратился найгери, впервые назвав гостя по имени, - извини, что так вышло, я...
  - Забудь, - усмехнулся тот. - Стражи на меня всегда нервно реагируют. В моем мире - тоже. Так что я привык. Тем более... ты ведь почти и не ошибся.
  Ну да. Убийца в отставке.
  - А чем ты сейчас занимаешься? - спросил Кайруин, чтобы не дать разговору увянуть с первых же слов.
  - Актер. И... в основном композитор. Ну что ты так смотришь? Давай за мир!
  Кантор, улыбаясь, легонько стукнул чашей о чашу Стража. Кайр спохватился, что на лице, видимо, отразилось невежливое изумление. Композитор? Так у людей называют тех, кто сочиняет музыку. Это даже совсем и не удивительно, когда воин умеет слагать созвучия. Для найгерис. А для людей... Да еще и актер?
  - А у вас это часто бывает? Ну... чтобы из воинов...
  - Не очень, - вновь улыбнулся гость. - Когда я сказал об этом бывшим сослуживцам, те решили, что это весьма остроумная шутка.
  - А как вы познакомились с Далленом?
  Признаться, Кайр был почти готов услышать, что встреча произошла на поле битвы, или, на худой конец, посреди схватки с разбойниками, где явившийся из портала Даллен прикрыл спину новому другу, изнемогавшему под натиском врагов. Ответ почти разочаровал: встретились на улице, вместе прятались от дождя. Совсем не романтично, если только не приплетать к случившемуся Ведущую Песнь, сиречь - Судьбу. Молодой Страж улыбнулся своим фантазиям - какое, право, мальчишество! Словно Кайр и не повзрослел с тех пор, когда, семь лет назад, вся Найгета была взбудоражена горестной вестью...
  Город бурлил. Женщины плакали. Все говорили о возмездии. Гибель Анхейна, Старшего Поющего и к тому же посла... Невероятное, циничное злодейство! И привезенный на праведный суд и смерть убийца - да, эти события никого не оставили равнодушным.
  А потом вдруг - ошеломляющий поворот, нечто доселе невиданное. Никогда в истории найгерис люди не оговаривали себя. Не приписывали себе такого преступления, даже для спасения кого-то или чего-то.
  Да что там люди - и найгери тоже.
  Невиновность - и подвиг! Тогда подросток Кайр и сестренка Майлона слушали, затаив дыхание, как отец, Поющий Эйруин, присутствовавший на суде, изумленно рассказывал семье о чуде, случившемся в Доме Песен. Как спрашивал Мастер Дэррит, а подсудимый лгал, лгал, лгал раз за разом. И с каждым лживым ответом разгорались в сердцах найгерис ярость и ненависть, и они же не давали убить преступника на месте, избавив от заслуженной публичной казни. Поющий Эйруин был уверен, что шайлский предатель именно этого и добивается своей упрямой ложью! А потом спросил Младший Поющий Тэйглан. Спросил ПРАВИЛЬНО.
  Потом, на следующий день и еще много-много дней мальчишки играли в суд, и Кайр неизменно, даже в драке, если приходилось, отвоевывал себе роль Даллена. И рисовал себе ягодным соком на лбу крест, который смывал после игры, не медля лишней минуты - помнил, как однажды, увлекшись, чуть не вырезал клеймо по-настоящему, ножом. Вовремя опомнился - нанести знак доблести незаслуженно, какой стыд!
  Но все время играть в одно и то же скучно, да и серый булыжник не светился в отличие от настоящего Камня Истины. Поэтому, наигравшись в суд, играли в казнь, допустив, что "убийцу" второпях отвели на площадь без допроса. Кайра привязывали к крестовине, а напротив с почти настоящей ненавистью на лицах вставали четыре "лучника", державшие наготове двенадцать ритуальных стрел, назначенных пронзить тело приговоренного, не убив сразу, но предав его плоть и дух страданиям! И лишь вмешательство Майлоны, взявшей на себя роль заговорившего Камня Истины, останавливало казнь. Разумеется, сестра, даже завернувшаяся в отцовский серебристый плащ, была совсем не похожа на камень, но девочке тоже очень хотелось участвовать. Не изверги же они, запрещать! Сестренка у Кайра была умненькая и добрая. Может, даже целительницей станет...
  Как хотелось Кайру рассказать сейчас пришельцу о подвиге Даллена!
  О том, как первый раз на памяти даже самых глубоких стариков человек стал своим в Найгете. И не только своим - превзойдя всех тех, с кем учился магии у Дэррита, смог добиться неслыханных успехов... Как благодаря Даллену изменилось отношение простых жителей Найгеты к людям. Раз среди людей есть ТАКИЕ - значит, с ними можно торговать, можно жить рядом, можно дружить...
  Но даже и не это главное. Главное - это... его нерассуждающая, безусловная жертвенность... с которой он принес на плаху себя, свою честь и имя - ради родного города. С которой, не задумываясь, полез в прорубь за незнакомым ему мальчишкой... Вот последний случай Кайр и сам видел.
  Так или не так рассказал бы Страж города Кайруин, неизвестно - он не очень умел облекать свои чувства в слова. А кроме того, он прекрасно знал, что сам Поющий Даллен прервет его, едва Кайр успеет начать рассказ. Потому что очень не любит славословий, его прямо корежит от них, и в лучшем случае Даллен отшутится.
  - А мы познакомились, когда... он Эйвиона из проруби вытащил, - пробормотал Кайр. - Родственник мой... мальчишка глупый. На молодой лед полез играть... Ты рыбу ешь. Остывает. Ее, конечно, и холодной можно, но это... как два разных блюда.
  
  
  
  ...А рыба и вправду оказалась изумительной, и мистралиец ревниво вспоминал, как рыбаки кормили его рыбой в Муэрреске. Тоже вкусно. Хотя и совсем по-другому. Странно - но пряный аромат листьев ничуть не забивал, а наоборот - подчеркивал своеобразный вкус рыбы, чем-то отдаленно напоминавшей мистралийскую дорану, которую мама запекала с розмарином.
  Огромный кот Даллена ходил вокруг, терся о гостей пушистым боком, заглядывая в глаза и тихо издавая неожиданно нежный для такой туши "мяв!", приличный скорее крохотному котенку. Причем терся избирательно, с прицелом - именно о тех, кто ел рыбу.
  Как на грех, Кантор успел проглотить кусок прежде, чем сообразил отломить часть. Кот подошел, укоризненно взглянул в глаза и произнес: "Мяяа..." так тихо и проникновенно, что мистралиец чуть не поперхнулся. Желание вытащить рыбу изо рта и отдать пушистому проглоту было столь острым, что оставалось лишь удивляться: это эмпатия или какая-то особая способность найгетских кошек? Даже леопарды никогда не наглели до такой степени.
  - Нету! Съел! - буркнул Кантор, вдруг почувствовав себя так, словно подвел друга.
  Кот вздохнул, примирительно муркнул и потерся о штанину, украсив черную ткань длинной серебристой шерстью.
  - А... ещё можно немного? - вежливо осведомился бывший убийца.
  - Ага! Понравилось! - как мальчишка, обрадовался Тэйглан.
  - Конечно, - не стал отказываться Кантор, - я начинаю думать, что переход в другой мир... особенно при помощи вашего портала... вызывает неконтролируемое чувство голода!
  И он с энтузиазмом принял от хозяев чуть вогнутый кусок коры с лежащей на нем рыбой, добавив сверху местную колбасу.
  - На вот... вымогатель, - тихо сказал он коту и отломил ему кусочек, предварительно очистив его от костей.
  - А где у нас бутылка с наливкой? - озадачился Тэйглан.
  - У тебя за спиной, - мотнул головой Даллен, вороша угли в поисках новой рыбы.
  "Сколько ж я сегодня пью всякого разного!" - подумал про себя мистралиец, но это не помешало ему подставить кружку и с удовольствием глотнуть крепкий напиток, пахнущий незнакомыми ягодами.
  - А тебе? - осведомился Дален у Кайра. - Будешь?
  - Немного, - застенчиво ответил Страж, - я ведь уже не на дежурстве... смена кончилась.
  - Давай подолью... - улыбнулся Кантору Даллен, и Кантор подставил кружку, легонько коснувшись при этом руки Кайра.
  Невнятно ахнув, парень дернулся, толкнув мистралийца и выплеснув почти всё содержимое собственной кружки ему на колено.
  - Ммать... Не стыдно добро переводить? - Кантор, скорее удивленный, чем рассерженный, воззрился на юношу: на лице у Стража было отвращение, смешанное со страхом.
  Опять! Да что ж творится-то?
  - И что за хрень на этот раз? - ворчливо вопросил мистралиец, пытаясь отжать штанину.
  - Твоя рука... - медленно выговорил Кайр, словно даже слово "рука" было грязным ругательством, которое противно было произносить. - Она - не твоя!! Рука трупа! Ты всё-таки... Ты некромант!
  - Тьфу, - сплюнул Кантор. - Сам ты... зомби!
  - Ты не зомби... ты некромант, ты латал свои раны частями трупов...Интересно, ты сам их убивал?! От кого ты взял руку... и здесь тоже! - Кайр обличающе указал пальцем.
   "Лицо", - с тоской подумал Кантор. Парень-найгери испугался так, словно увидел сейчас, как Ольга в том сне - Эль Драко после пыточной, без руки и с обожженным лицом... А исцелился он с помощью злой магии, ну конечно же! Демоново чутье у этого Кайра... И что же ему ответить?
  Как будто Кантор сам мог объяснить, откуда взялась его рука...
  - Я никогда некромантом не был! - огрызнулся он. - А рука... теперь моя! Мне ее прирастили, и будь я проклят, если знаю, как! Знаю только, что никого для этого не убивали...
  - Тебе... действительно отрубили руку? - спросил Даллен спокойно, без эмоций и любопытства.
  - Отрубили! Отрезали! Вот эту самую! Ну и что? Давайте, я взрежу, покажу, что внутри мясо и сосуды! Или ты - Кайр, может, сам хочешь проверить?! Ножик дать?
  - Зачем мне твой, у меня свой есть! - огрызнулся Кайр. - С серебром!
  - Ммать, - пробормотал мистралиец. - Тоже мне, нашел вампира...
  Он сел поближе к костру - до этого сам не заметил, как вскочил! - и сгреб к себе на колени кота.
  Крупная лобастая голова подалась навстречу руке, на ласку, и живо напомнила любящих леопардов.
  - А ещё у меня одна щека тоже не своя, - задумчиво, сквозь зубы процедил Кантор. - На ней щетина растет, а на родной - нет. Вот ведь как неудобно!
  "Мертвые пятна..." - вспомнил он Азиль. Где она их ещё видела? На спине? Ах, точно... было отчего, да.
  "Шел бы ты... к советнику Блаю! За разъяснениями", - вздохнул он про себя и тихо выматерился. Ну вот почему, ступая в портал за Далленом, не озаботился он взять с собой курево?!
  "Мыурр", - согласно проурчал кот. И тут Тэйглан тихонько рассмеялся.
  - Кайр! - обратился он к Стражу. Тот стоял, сжав кулаки, готовый к атаке и к обороне, и... явно обескураженный реакцией "некроманта".
  - Кайр. У тебя очень сильное Второе Зрение, но... ты всё-таки вспомни. Большинство твоим Зрением не обладают, так вот - какие есть признаки для распознавания некромантов и нежити? А?
  И Тэйглан перевел взгляд на Кантора.
  - Мяв! - словно ответил на вопрос кот.
  - Именно, - согласился с котом Целитель. - Ну что? Ты всё понял?
  - Они... - упавшим голосом произнес Страж, - кошки... Не может быть! Но... что же я видел тогда? - тихо и почти жалобно спросил он.
  "А хрен тебя знает!" - чуть не сказал мистралиец, но всё-таки промолчал.
  - Я... прошу меня простить. Я ошибся, - выдавил Кайр и затравленно огляделся, словно ища, куда бы сбежать.
  - Кайр, принеси, пожалуйста, сушняку. А то костер скоро прогорит, - попросил Даллен.
  Обрадованный Страж тут же исчез из виду.
  - В Найгете был один некромант, - пояснил Кантору Даллен. - Сильный маг. Учеников у него много было, причем предпочитал он брать в ученики приезжих и мало кому известных юношей... Никто точно не знает, сколько прожил этот найгери, и даже был ли он полукровкой с человеком, как утверждали некоторые - но в конце концов выяснилось то, что пытался тут сказать Кайр... Проклятый - а его имя было проклято и неназываемо с той поры, - каким-то образом научился, убивая учеников и просто попавших к нему в дом, омолаживать свое тело, заменяя его части на чужие... Я правильно говорю, Тэй?
  - Да. Всё так, - подтвердил Тэйглан. - Вот с тех пор юных найгерис и пугают некромантами... Кантор, ты разрешишь мне...?
  Присев рядом, он протянул руку к Кантору, но не коснулся его.
  Бывший убийца, которого уже порядком достало внимание магов и немагов к особенностям его организма, уже хотел разъяснить, как он относится к попыткам заглянуть в него, но всё-таки удержался и только досадливо выдохнул.
  Впрочем, Тэйглан недолго испытывал его терпение. Еле ощутимо дотронувшись до шеи, он на мгновение сжал пальцы правой руки - той самой, - и, выпрямившись, покачал головой.
  - О Спевшие мир... - прошептал он. - Досталось же тебе! Но это не части трупов...
  - Ну, спасибо! Я рад, - усмехнулся мистралиец.
  - Это не мертвые пятна, скорее нерожденные, - продолжил целитель, - я бы сказал, что эта ткань не была частью живого существа, а возникла сама по себе... и потом ее приживили. Кстати, откуда такие раны? Война? Нет, если не хочешь, не говори... - быстро поправился он.
  - Диего, - это Даллен вдруг оказался рядом с Кантором, - на, возьми!
  Поющий протягивал ему полную кружку со своей настойкой. Не задумываясь, откуда она взялась и как это Даллен догадался, что ему нужно в данный момент, Кантор взял и выпил одним глотком.
  Янтарные глаза Поющего смотрели на Кантора - и в то же время сквозь него, видя что-то совсем другое. А на лице Даллена была почти физическая боль. Он зачем-то прижал руку ко лбу странным машинальным жестом, туда, где была повязка.
  "Эмпатия", - обреченно понял Кантор.
  И вдруг вспомнил - Площадь Справедливости, незнакомая фигура, застывшая перед эшафотом... боль, гордость и стыд, воспоминание - о чем? О казни? Чьей? Явно у Поющего было что-то похожее в прошлом. "У каждого из нас своя Кастель Милагро", - зло усмехнулся про себя Кантор. Можно, конечно, в очередной раз пожалеть, что выкинул амулет. Только какой смысл?
  Из леса вышел Кайр, неся большую охапку сухих веток. Он покормил костер и тихонько сел у огня, временами поглядывая украдкой на Кантора. О чем он думает и что чувствует, было ясно и без всякой эмпатии: парень дважды ни за что ни про что обидел гостя, а себя выставил посмешищем, и теперь остро жаждет куда-нибудь отсюда исчезнуть, но бегство полагает деянием недостойным и неподобающим. Элмара на него нет!
  - Кайр, обратился вдруг к нему Даллен, - ты нам поможешь?
  Юноша встрепенулся и с надеждой уставился на Поющего.
  - Понимаешь, - сказал Даллен, - я бы хотел показать Диего Найгету. Ведь он совсем не знает нашу страну. И не может надолго остаться. Но мы можем... провести его по Песне...
  - Но ведь я... я же не Поющий... - покраснел Страж.
  - Не важно! У тебя зоркий глаз и хорошая память. Пусть нас будет трое, так лучше... Слушай, Диего... и смотри. Наверняка ты... увидишь. Ты сможешь.
  И Даллен с Тэйгланом, переглянувшись, запели. А через несколько мгновений к ним присоединился Кайр. Кантор ещё успел это увидеть - парень встал и выпрямился, а на лице у него было такое выражение, какое, наверное, может быть у человека, держащего в руках что-то очень хрупкое. Заветное.
  А потом мистралиец перестал видеть лица найгерис и Даллена.
  Пожалуй, он и сам бы не мог толком объяснить, как это вышло - но раздвинулись, а потом исчезли стволы деревьев, исчез костер...
  И возникло море.
  А над ним горел закат. Пылающее небо - столько неба! - и не видно, где же оно кончается и где начинается вода...
  Ярко. Дико. Фантастически красиво. Зловещий небесный пожар переходит в нежные краски перламутровой раковины - и всё это отражается в воде, и мерцает, и набегает волной на каменистый берег. И звучит музыка... нет, даже не музыка - шум ветра и мерный шорох прибоя...
  Крики чаек и что-то ещё, такое родное и знакомое с детства - почему же он не помнит, что это такое? Тень музыки... намек на музыку... пастушья свирель? Нет... Колокольчики? Тоже нет...
  Из-за мыса показалась лодка с хохлатой головой птицы на носу. Гребцы налегают на весла, и лодка мчится, каким - то чудом оседлав гребень волны! Но гребцы ведь тоже поют, и волна им послушна, как и весла...
  Каменный склон - покрытые лишайниками седые каменные плиты. Деревья, чьи корни уходят в щели меж камнями... А внизу - словно выпуклое зеркало тихого озера. Вода такая прозрачная, что он видит, как на дне играют солнечные зайчики. Но музыка становится более суровой, и уже не колокольчики звенят в ней, а скорее мечи... А что это на вершине холма? Может быть, курган?
  ... И вдруг голоса его новых друзей зазвучали в унисон, торжественно и гордо. Возник город. Дома... разные, и деревянные, с серебристыми, как чешуя, крышами, и каменные. Везде у домов цветы, а ещё... калитки, скамейки, оконные наличники украшены веточками какого-то неведомого Кантору хвойного дерева с длинными темно-зелеными иглами. Кантор словно летел птицей над городом - и вдруг опустился на большую площадь, вымощенную белым неровным камнем...
  По краям площади стоят воины с мечами... А теперь они движутся - красиво! Нет. это не поединок... и даже не танец. Демон знает, что это такое! Но здорово. Девушки с хвойными ветками, воины с мечами... и величавая башня, из какого-то невиданного материала, в котром словно светятся звезды из-под зеленой воды.
  Какой-то звенящий звук - и воины разом подняли мечи вверх в слитном жесте, стремительном и красивом... Словно один воин многократно отразился в зеркале - настолько слаженно они это сделали. И несколько десятков синих молний сверкнули навстречу красивому старику... нет, легконогому, стройному мужчине с абсолютно белыми волосами. Это был приветственный салют, понял Кантор.
  Вздох. Шелест убираемых в ножны чудесных сияющих мечей. Шелест прибоя и еле слышный крик чайки...
  Они уже молчали, а мистралийцу всё слышались звуки - и они незаметно сплетались в мелодию. Он поймал себя на том, что прикидывает: как же лучше передать тот шелест прибоя? Арфа... но она слишком женственна... несколько гитар?
  И тут он осознал, что стоит, машинально перебирая пальцами невидимые струны, а найгерис смотрят на него и улыбаются...
  - Ну вот... ты видел? - полуутвердительно произнес Даллен.
  - Видел, - признал мистралиец, - здорово! Дико, правда... наверное, холода сильные зимой? У нас на Дельте на Ледяных островах природа похожая... Только там ровно, а у вас горы... распадки... А в конце... это праздник был?
  - Энвис, - отозвался Тэйглан, - Праздник Радуг. Его справляют после первой весенней грозы.
  - Поэтому и мечи! - догадался Кантор. - Молнии...
  - Да, ты прав... - задумчиво подтвердил Даллен.
  Ещё немного смущенный, но уже довольный Кайр осторожно присел на бревно и глотнул настойки. Тэйглан подбросил дров в костер и подвинул поближе котелок, чтобы согреть какой-то травяной настой.
  Кантор вслед за Кайром потянулся за настойкой, когда Даллен присел рядом и спросил:
  - Скажи, Диего, а вот это - что?
  Бывший убийца непонимающе поднял голову, и улыбнувшись, Даллен неожиданно пропел ему только что услышанную мелодию. Нет, как это - услышанную?! Кантор же только что придумал ее... это была музыка прибоя, которая напоминала ему увиденное... А Поющий показал ему его собственную мелодию... вместе с аккомпанементом?!
  - Это я сейчас придумал, - угрюмо признался мистралиец, который решительно не терпел, когда копались в его мозгах!
  - Откуда ты ее взял?!
  - Услышал, - просто ответил Поющий.
  - Когда рылся в моей голове? - не очень-то добро оскалился Кантор. Он и сам почувствовал, что его улыбочка малость смахивает на волчий оскал. Нет, ну в самом деле! Знал бы - не поперся бы в эту чужую Найгету! Что он тут забыл?! Мало того, что в некроманты записали, теперь ещё в башке роются почище Шеллара...
  - Да ведь ты на весь лес фонишь этой музыкой... аж листья дрожат в такт, - усмехнулся Даллен. - А рыться в чужих мыслях я не умею. Да и не стремлюсь, по правде говоря...
  - Диего... Прости... я всего лишь очень молодой ещё и подозрительный Страж, но даже я слышу какие-то смутные аккорды, а иногда как будто скрипки вздыхают. Ты ведь маг, правда? - неожиданно вмешался Кайр.
  - Я неконтролируемый эмпат, - жестко ответил Кантор. - И обычно ношу амулет. А сегодня - или уже вчера? - я его выбросил. Настроение было такое... Обычно он защищает меня от чужих эмоций, которые я воспринимаю. Ну а других людей, соответственно - от моих...
  - То-то мне то и дело хочется кого-нибудь стукнуть! - рассмеялся Тэйглан.
  - Ты шутишь? - поднял бровь Даллен.
  - Ну... немножко, - признался целитель. - Но что-то такое было, да...
  - Да уж! - усмехнулся Кантор. - Я ж злобный неуживчивый тип, дома об этом все знают, не удивляются, а вы-то непривычные...
  - Да ладно! - улыбнулся в ответ Даллен. - Видел бы нашего Раммерта! Он тоже любит говорить: "Характер у меня мерзкий, творческий"...
  - Точно, - согласился Кантор. - А настойка у тебя и вправду... - он покачал головой, - вполне! Буду ее вспоминать...
  - Кантор, - тихо начал Даллен, - а теперь уже я хотел попросить тебя спеть нам свои песни.
  - Ты их уже слышал, - усмехнулся Кантор. - От Плаксы... и даже на улице.
  - Но не от тебя. Ты - автор, это совсем другое.
  - Я не буду петь, - ответил бывший убийца, подумав с горечью, что когда-то... давно... он бы спел не задумываясь. Поющие там, не Поющие - плевать! Он же пел, как жил... и жил как пел... и счастлив был, когда пел. - Не буду. Потому что... достаточно хорошо понял, что такое ваша магия... чтобы не лезть в нее... со своим голосом.
  Это было сказано настолько категорично и окончательно, что Даллен, начавший уже было возражать, изменил свое решение:
  - Хорошо. Давай ты просто... будешь вспоминать свои песни. Так, как если бы ты их слышал сейчас... если бы их пел кто-то... так, как нравится тебе самому.
   "Вспоминать?!" - хотел повторить бывший бард. - "Да мне и так сегодня их напоминают все кому не лень! Тут забыть бы, а не вспоминать..."
   Но обижать Даллена не хотелось, а песня... она пришла. Взяла и пришла, послушная, словно просили ее... старая, радостная - какой же счастливый он был тогда!
  И как он пел!.. Да, тогда получалось... а оркестр вторил... и скрипки подхватывали тему в припеве...
  Сам того не желая, Кантор пел про себя - так, как когда-то... с тем же выражением и страстью... забыв и о Даллене и о найгерис. Он вспоминал, КАК это было - и переживал заново. И пел лучше, чем тогда... да, теперь он мог бы петь лучше! Если бы сейчас был у него прежний голос.
  Потому что тогда он просто в силу возраста и неопытности не знал истинного смысла некоторых слов... из того, о чем пел. Наверное, надо умереть, чтобы почувствовать цену жизни...
  А потом, едва он услышал, как наяву, затихающий звон гитарных струн - тут же вспомнилась ещё одна песня. Та самая, которую он пел на вечеринке у Элмара. Песня о войне, о погибших товарищах... Бог весть, почему в голову пришла именно она - быть может, потому, что являлась полной противоположностью первой его балладе, светлой, счастливой, взлетающей, как на крыльях? Сейчас у него перед глазами не было ярко освещенного зала, сияющих глаз слушателей... и слушательниц. А были только струны гитары, и ещё собственные пальцы... руки, которая стала своей... а ещё спокойные глаза умирающего барда, который взял с него обещание, что он, Эль Драко, постарается обязательно выжить... Я не забыл тебя, Сантьяго, я выжил... я всё помню.
  Он и сам не знал, в какой момент неслышная песня-воспоминание вырвалась на свободу и зазвучала у костра, коснулась, словно рукой, лиц присутствующих, которые становились жестче и строже. И Кантор уже не думал про свой голос. И даже о том, что у него нет с собою инструмента. Он просто - пел. Уже вслух...
  А когда начинал последнюю строфу, вдруг заметил, что оба Поющих - и Даллен, и целитель Тэйглан - подпевают ему. Вот только Кантор не смог различить их голоса. Скорее даже он сказал бы, что слышит неведомые ему музыкальные инструменты, которые аккомпанируют его песне. Да так, как он и не мечтал! И один из них более всего похож был на виолончель или альт, а другой, пожалуй, на гитару.
  "Надо будет дома попробовать так..." - мелькнула мысль.
  А потом - ему показалось, что это они подпевают ему. Те, кто не дожил. Замученные в Кастель Милагро, умершие от ран и побоев в лагере, разорванные на клочки, истерзанные - там, в Кастель Агвилас... они стоят, положив руки на плечи друг другу, и поют вместе с ним.
  Видение длилось меньше мгновения, но было необыкновенно ярким.
  Песня кончилась, и на несколько ударов сердца воцарилась тишина. А потом Кайр вдруг воскликнул, как-то очень по-мальчишески:
  - А я видел! Видел войну... Людей у костра... Как они провожают товарищей... - и умолк.
  - Я тоже видел... Много чего...- пробормотал Тэйглан, не сводя глаз с Кантора. - Но ведь это значит...
  - Это значит, что мне до сих пор иногда снится война, - усмехнулся Кантор. - Я слишком хорошо ее помню.
  - Тебе надо обязательно повидаться с Дэрритом! - горячо произнес Тэйглан. - Он наш наставник, и он...
  Целитель был взволнован, удивлен... да и трудно было объяснить пришельцу, КЕМ был для Найгеты Дэррит. - Только... сейчас ведь ночь уже, это только утром...
  - Мне ведь надо тебя вернуть домой? - вздохнул Даллен. - Я бы с радостью предложил тебе остаться ещё хотя бы на день... но твоя жена, она же тревожиться будет? Увидит, что ты опять пропал - мало ли что подумает...
  - Я предупрежу ее, не беспокойся, - отозвался Кантор и поморщился, услышав свой внезапно охрипший голос.
  "Доигрался, придурок! - незримый собеседник как всегда был наготове. - Как теперь Карлосу в глаза смотреть станешь? Умудрился же - перед самой премьерой простудиться!"
  "Заткнись", - привычно велел бывший партизан, полностью осознавая правоту замечания. В горле словно клокотала какая-то дрянь. С таким голосом даже орка не споешь! Оставалось надеяться, что завтра будет лучше.
  - Она ведь спит сейчас, я в сон к ней приду, - объяснил он.
  - О, тогда сворачиваемся! Быстро допиваем - и спать! - улыбнулся Тэйглан. - А завтра с утра - к Дэрриту... Он ведь знает уже, что ты вернулся, Даллен?
  - Ну конечно же, знает! Ты меня уже спрашивал... Я с ним сразу же и связался... когда мы продукты собирали... забыл? - улыбнулся Поющий. - Ты как раз вошел, когда я закончил. Я ощутил ответ, короткий. Облегчение и... затрещина одновременно. Очень похоже.
  - Так тебе и надо! - усмехнулся Тэйглан. - Ещё раз так исчезнешь незнамо куда без предупреждения... не знаю, что я с тобой сделаю!
  - А я знаю, - тепло улыбнулся Поющий. - Ты споешь мне Песнь Возвращения...
  - Спою, - тихо согласился целитель. - А потом всё-таки стукну.
  Тэйглан внимательно посмотрел на Кантора - так, словно пытался понять: не случится ли до утра ещё чего-нибудь неожиданного и опасного - по вине этого загадочного и тревожного типа?
  А потом, коротко попрощавшись, вместе с Кайром ушел в туман, что сгустился на краю поляны.
  - Пошли, - Даллен подхватил на руки кота и кивнул на дом. - Кровать найдется, у меня гости ночуют, бывает. Завтра с утра Наставник Дэррит ждать будет...
  - Пошли, - согласился Кантор. Надо было скорее предупредить Ольгу. Пока не проснулась без него.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Белых "Двойной подарок и дракон в комплекте"(Любовное фэнтези) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) Е.Никольская "Магическая академия. Достать василиска!"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"