Кузин Андрей: другие произведения.

Сплошная реальность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обычный офисный работник попадает в параллельное измерение, где его ждут приключения, новая любовь, власть, дружба, предательство, новые знания и большая ответственность перед целым народом.


  

Сплошная реальность

  
   "Все началось с самой обычной погони. Роль убегающего с широко выпученными глазами, наполненными диким страхом и ужасом, принадлежала мне. В роли догоняющего выступал жуткий противный монстр с огромной зубастой пастью усеянной сотней острых, как лезвие, зубов. Монстр ревел, словно дикий медведь, загнанный охотниками в смертельный капкан. Врожденная тяга к жизни пыталась максимально ускорить мой не быстрый бег, предавая сил из неведомых резервов моего совсем не спортивного организма. Я уже не помнил, каким образом оказался в этой безвыходной ситуации. Вспоминать сейчас было некогда. Страх, как снежная лавина, сметал все посторонние мысли, которые не были связаны с поиском спасения себя любимого. Через несколько минут непрерывного бега я стал уставать, как загнанная на скачках лошадь, вернее кляча, которой не суждено было достигнуть желанного финиша. В этот трагический момент, я первый раз, искренне, пожалел, что так и не смог заставить себя бегать по утрам. Сколько было обещаний, что точно начну это делать с понедельника. Даже было и такое, когда я начинал делать утренние пробежки. Но всегда находились серьезные оправдания, что бы так и не приступить к укреплению своего стареющего организма или прекратить уже начатые ранее утренние спортивные процедуры.
   Моё дыхание сбилось, кислорода катастрофически не хватало. Ноги с большим трудом поддавались четкому управлению. Я стал постоянно спотыкаться об неожиданно возникающие под ногами незначительные препятствия и падать. Но я упорно поднимался, бежал и снова падал.
   И тут меня осенило, словно гром грянул среди ясного неба. Я же умею летать! Почему я сразу не вспомнил про это?! Я присел и, как кенгуру, подпрыгнул высоко вверх навстречу белоснежным облака красиво плывущим в голубом небе. Правую руку, при этом, я сжал в кулак и вытянул вперёд словно супермен. Достигнув пика высоты, после которой моё пухлое тело, поддавшись силе подлого притяжения, направилось обратно к земле, я как гордая птица вытянул руки в стороны и активно замахал ими, словно крыльями. Ура! Я полетел прочь от, практически, настигшего меня монстра. Лететь оказалось намного легче, чем бежать. Но моя внезапная радость сменилась жуткой паникой, когда я заметил, что злой монстр так и не отстал.
   Он упорно продолжал бежать за мной, подпрыгивая так высоко, что почти доставал до моих ослабших вялых ног, которые инстинктивно подгибались при каждой его попытке ухватиться за мои ботинки своими длинными чёрными когтями.
   С каждым разом монстр прыгал все выше и выше, словно маленький ребенок за красивой бабочкой. Надо срочно набирать высоту иначе жизнь моя закончиться, как у Икара, так и не долетевшего до своей цели. Усиленно махая порядком ослабшими ручонками, мне удалось подняться еще на пару метров вверх к манящим белоснежным облакам. Но тут, врожденная боязнь высоты свела судорогой мои руки-крылья и я начал стремительно падать вниз, словно сбитый неведомой ракетой шпионский самолет.
   Нет, я не упал на землю. Монстр настиг меня раньше, чем я успел её коснуться. Он разинул свою огромную пасть, сверкнув на солнце остро наточенными акульими зубами.
   Оцепенев от страха, я смотрел в его глубокую, как бездна, глотку. За сотые доли секунд я даже успел смоделировать своё перемещение по ней прямо в наполненный кислотой желудок. Было противно и очень страшно. Я зажмурился и сжался, как ежик, готовясь к неизбежной смерти. Неожиданно для меня, монстр издал до боли знакомый и совсем не страшный звук. Так звенел мой будильник! Я резко открыл глаза, широко распахнув их от пережитого во сне страха"
  
   Обнаружил я себя лежащим на своём любимом родном диване служившим по совместительству кроватью, креслом и полкой для газет. Слава богу, это был всего лишь страшный сон! Хорошо, что в реальной жизни такого не бывает. Пережитый во сне ужас еще теплился в моём сонном сознании, напоминая про жуткого монстра. Вдобавок, проклятый будильник продолжал методично звонить, разрывая тишину своим пронзительным визгом мешая мне снова заснуть. Он гордо стоял на столе в двух метрах от дивана, чувствуя безнаказанность и правильность своего поступка. Я специально ставил его подальше, что бы требовалось подняться с кровати и выключить его. Когда он стоял рядом я неоднократного выключал его и снова засыпал, бессовестно опаздывая на работу. Зевая, я вытащил из-под себя помятую подушку, которую метнул в зловредный будильник, категорически не желая подниматься. Подушка достигла намеченной цели и сбила орущее устройство со стола. Поверженный будильник громко упал на пол, словно сбитый с коня рыцарь, гремя шестеренками как доспехами. Напоследок он обиженно звякнул, испуская последний вздох, и умер, как видимо, навсегда. Теперь одним напоминанием о нехорошем сне стало меньше.
   - "Пора вставать!" - произнес проснувшийся внутренний голос. - "На работу опоздаешь. Снова придется краснеть у начальства и придумывать нелепые оправдания"
   Я поднялся и сел, поскрипывая старыми пружинами внутри дивана, вяло зевнул и привычным маршрутом направился на кухню, перешагивая через сломанный будильник, нагло распластавшийся всеми своими шестеренками на полу. На кухне меня встретил тоскливо стоящий чайник. Тосковал он недолго. После того, как я наполнил его холодной водой, и поставили на газовую плиту, он весело зашумел, приступив к своим непосредственным должностным обязанностям. Не люблю я есть по утрам - не лезет. Но утренняя чайная церемония, это уже традиция. Бутерброды, это вечность, деленная на хлеб и колбасу.
   Пока об мои зубы лениво тёрлась зубная щётка, чайник вскипел и засвистел, напоминая о себе и о проделанной работе. Я подошел к нему, широко зевая, и посмотрел на его блестящую зеркальную поверхность. В ней отразилась моя заспанная физиономия. Точно, я и есть чайник. Я такой же. Живу себе потихоньку, посвистываю. Во мне постоянно что-то кипит и бурлит. Я, так же как и он, бываю пустой, полный, холодный, горячий и этого всего не видно за железными стенками стального сосуда. Вроде и полезная вещь этот чайник, но радости в жизни маловато. Плита, вода и огонь вот и всё, что он видит в своей монотонной жизни. Так и я - работа, дом и телевизор замкнулись в моём жизненном пространстве в единую бесконечность длинною в одну короткую никчёмную жизнь.
   С последним глотком чая мой сонный мозг окончательно проснулся и перестал философствовать. Я одел порядком надоевший костюм с потертыми на локтях рукавами. Затянул потуже галстук и посмотрел в зеркало, которое отразило знакомого, но такого чужого для меня человека. Не люблю я этот образ. Он для работы. На самом деле, я не такой. Я люблю свободу и ненавижу свою работу. Что меня заставляет ходить туда каждый день? Вот брошу всё и уеду жить на море. Но всё это потом, а сейчас надо идти. Надо зарабатывать деньги. Быть свободным страшно, а на работе всё спокойно и стабильно. Я подмигнул своему отражению в зеркале и открыл дверь, отделяющую мою квартиру от остального мира.
  
   Не знаю почему, но в моей глупой голове сформировалось чёткое представление о том, что удачный будет день или нет зависит от того где и как я буду идти. Например: мне требуется попасть из пункта "А" в пункт "Б". На моём пути расположился ровно по центру тротуара столб, что в нашей стране совсем не удивительно. Этот столб можно обойти либо справа, либо слева. Для меня нет никаких сомнений в том, что день будет удачный, если я обойду его слева и неудачный, если справа. Каждое утро я менял маршрут в надежде найти тот единственный, который принесёт невероятную удачу. Наиболее счастливые маршруты, признанные таковыми по результатам прошедшего дня, я хранил в памяти и использовал их, когда требовалось везение. Я понимаю, что это фобия, но как и любое психическое заболевание победить его самостоятельно не мог. Это особенность моей психики была одним из личных секретов, которых за прожитые годы жизни накопилось не мало.
  
   Сегодня было решено опробовать новый маршрут разработанный накануне. В лифте я встал ровно посередине кабины. Пока я спускался в нём с третьего этажа вниз, то успел изучить все новые неприличные надписи появившиеся здесь за последние сутки. Чтение по пути на работу и с работы было одним из моих немногочисленных увлечений призванных более мягко перенести стресс от долгой и скучной дороги. Я вышел из подъезда. На улице меня встретило радостное улыбающееся солнце вынудившее зажмуриться на пару секунд. Потом, я прошелся по осыпавшемуся от времени бордюру и свернул в незнакомый двор нового соседнего дома. Этот дом возник здесь всего за год на месте старой свалки и уже был полностью заселён жильцами. Срезав путь через детскую площадку, которая в это раннее время пустовала, я вышел к автобусной остановке. Это и был мой новый маршрут суливший, как тогда казалось, большую удачу.
   Людей ожидающих здесь общественный транспорт оказалось гораздо больше, чем свободных мест в нём. Каждый останавливающийся автобус брался штурмом, как здания правительства во время очередной революции. Маршрутки и вовсе проезжали мимо, сверкая задницами людей в окнах своих раздвижных дверей, тем самым оповещая будущих пассажиров на улице об отсутствие внутри салона свободных мест. Время неумолимо и безрезультатно шло вперёд. С каждой пройденной минутой возрастало моё недовольство новым маршрутом и страхом опоздать на работу. Страх было решено зажевать жвачкой найденной в кармане. Мои челюсти заработали как жернова, периодически причмокивая и причавкивая. Я смотрел с надеждой вдаль, словно моряк с палубы корабля бороздившего океан в поисках земли уже несколько месяцев. Время предательски поджимало. Новый маршрут оказался явно неудачным. Я ругал себя за это чертову фобию, нагнетая общую нервную обстановку собравшейся вокруг толпы.
   Вдали мелькнула слабая надежда в виде очередной маршрутки с признаками свободных мест. На её лобовом стекле красовался несчастливый тринадцатый номер. В какую сторону лежит путь этого транспортного средства я точно не знал. Такой номер мне раньше ни разу не встречался. Я активно замахал рукой, как человек, увидевший долгожданный корабль с берега необитаемого острова. Маршрутка замигала правым глазом и остановилась рядом со мной.
   Я преполненый радостью распахнул тугую дверь, словно это был вход в новый, интересный и незнакомый мне мир.
   - До Первомайской доедем? - выпали я в открытый проём.
   - Доедем, - ответил усатый водила, жаждущий денег за проезд.
   Я стремительно, как ястреб, влетел вовнутрь салона, сильно захлопнув за собой массивную дверь. Она ударилась так сильно, что маршрутка немного подпрыгнула, а все пассажиры дернулись и устремили свои недовольные взоры в мою сторону. Честное слово, я хотел закрыть её нежно. Водитель тоже повернулся ко мне и показал всем своим недоброжелательным видом несказанную благодарность за уменьшенный ресурс его драгоценной двери. Он молчал, ненавистно смотря мне прямо в глаза и давя на совесть. Я стыдливо опустил взгляд в пол. Кроме меня, больше никто в эту маршрутку не сел. Водила отвлекся от моей личности, дернул ручку на коробке передач и его микроавтобус тронулся дальше, отвлекая общее внимание пассажиров от моей персоны.
  
   Свободных сидячих мест в салоне не оказалось. Склонив голову, упёршуюся в низкий потолок микроавтобуса, я с большим трудом извлёк деньги за проезд, которые передал водителю. Держась за изрядно потертые временем и пассажирами кресла, я продвинулся вглубь салона и занял там наиболее удобное стоячее положение. Возле меня оказался пожилой мужчина, с интересом читающий какой-то бредовый эзотерический журнал про сверхъестественное. Остальные пассажиры сидели с закрытыми глазами, досматривая сны прерванные необходимостью раннего подъёма. Выжидая свободное место, как охотник добычу, я присоединился к чтению журнала пожилого мужчины. Читать было очень неудобно. Маршрутка постоянно подпрыгивала по российскому бездорожью и многочисленным лежачим полицейским. Страницы журнала переворачивались гораздо быстрей, чем я успевал просматривать их до конца. Статья, которую я читал совместно с пожилым мужчиной, открывала нам страшную тайну про другие измерения. В ней утверждалось, что большинство пропавших без вести людей не просто исчезли, а переместились в параллельные миры через порталы, которые иногда появляются в различных местах нашей необъятной планеты. Далее шли рассказы людей, побывавших в параллельных измерениях и вернувшихся обратно. Эти рассказы больше походили на бред сумасшедших или сочинительство самих авторов статьи. В их нереальности я нисколько не сомневался. Статья оказалось смешной и немного забавной. Но дочитать её до конца я не успел. Маршрутка сделала остановку, на которой обводилось сидячее место, быстро занятое мною. Я расположился в нём поудобней и закрыл глаза, изображая глубокий сон. Спать я совсем не хотел. Просто надо было избавиться от угрызения совести потому, что рядом со мной, в проходе, расположились старушка и две немолодые женщины, которые вошли только что. Уступать им своё законное место, отвоёванное с таким большим трудом, я не собирался, несмотря на своё приличное воспитание. Минут через десять маршрутка снова остановилась. Я слегка приоткрыл правый глаз, старясь сделать это незаметно для старушки и двух тёток, стоявших в проходе с тоскливым уставшим видом. Моему взору открылось величественное здание из стекла и бетона, где на пятом этаже располагался мой маленький душный офис. Я резко вскочил с кресла и устремился к выходу, расталкивая по пути стоящих в проходе пассажиров, попутно успевая извиняться за отдавленные им ноги и другие причиненные неудобства. Аккуратно захлопнув за собой дверь маршрутки, я посмотрел на часы. Моя душа наполнилась счастьем и великой радостью - я приехал намного раньше обычного и теперь у меня будет время посетить пару любимых сайтов ещё до начала рабочего времени. Сейчас я не просто шёл на работу, я летел и был рад, словно маленький ребенок, которого родители ведут в парк аттракционов.
   Неожиданно, я уперся во что-то непонятное, плотное и желеобразное. Мне даже показалось, что я столкнулся с сильным потоком ветра. Это невидимое препятствие меня не остановило. Ноги продолжали двигаться вперёд, ведомые чистым помыслом быстро добраться до рабочего места. Картинка перед глазами стала медленно тускнеть, теряя краски. Потом быстро стемнело и стало жутко холодно, словно я провалился в темный сырой подвал. Вспыхнула яркая вспышка ослепляющего света. Ноги предательски подкосились. Я стал падать, беспомощно хватаясь руками за воздух. Наверное, я попал в эпицентр мощного взрыва, мелькнула последняя мысль в моей голове. Сознание мгновенно отключилось, отказавшись работать в критической ситуации.
  
   Резкая боль в голове привела меня в чувства. Я попытался открыть глаза. Они заслезились и инстинктивно закрылись, словно горсть песка попала сразу в оба глаза. Кто я? Где я? Вопросы уходили в пустоту, не возвращая оттуда никаких внятных ответов. Рук и ног я не чувствовал. Понемногу стала возвращаться память. Удалось вспомнить, что меня зовут Артур и что я шёл на работу. Что было до и после этого, моя память пока отказывалась рассказывать. Судя по ощущениям, я лежал на спине, на мягкой и очень ровной поверхности. Вокруг было подозрительно тихо. Вспомнил! Я вышел из маршрутки и тут раздался взрыв. Хорошо, что ещё живой остался! Или нет? Мертвые боли не чувствуют, а у меня невыносимо трещит голова. Значит, я точно ещё жив. Первым делом я попробовал пошевелить руками и ногами. К моей великой радости они поддались управлению, что означало их наличие и то, что их не оторвало при взрыве. Как перевернутый на спину жук, я задергал руками и ногами, пытаясь перевернуться на живот. Эта попытка увенчалась успехом. Я перевернулся на бок и уже из этого положения встал на четвереньки. Руки почувствовали под собой мягкую травку. Откуда возле моей работы оказалось лужайка? Сильно меня контузило! Превозмогая условные рефлексы, я снова попытался открыть глаза. Сквозь сплошную пелену слез я увидел размытые, словно вырезанные из полиэтилена, полупрозрачные силуэты каких-то людей. Эти люди неторопливо подошли ко мне, подхватили под руки и, молча, потащили в неизвестном направлении. Именно потащили, потому что мои ноги волочились по земле, не найдя сил идти самостоятельно. Я попытался спросить, куда они меня тащат и что здесь произошло? Но звук из моего горла так и не вышел, как я не старался. Ощущение было такое, что не хватало воздуха. Я вообще не дышал! Но как такое возможно? Резкая боль стрелой пронзила мою голову. Сознание снова собралось по своим делам, и я опять погрузился в темноту. При очередном возвращении к реальности я обнаружил себя сидящим на чем-то, очень похожим на обычный деревянный стул. Головная боль не проходила, раскалывая мой мозг на миллионы частей. В ушах шумело, как в ненастроенном телевизоре.
   - "Что со мной? Где я?" - мысленно спрашивал я сам себя. Опять все вопросы ушли в пустоту и остались без ответов.
   С большим трудом мне удалось приоткрыть правый глаз. Слезы полноводной рекой хлынули из них, искажая видимое пространство, как неровная линза. Дополнительным усилием воли получилось отрыть и левый глаз. Яркий свет отразился дополнительными децибелами боли в опухшей голове. Но это не помешало мне увидеть какое-то живое полупрозрачное существо, копошащееся передо мной. Напрягая сильно пострадавшее зрение, мне показалось, что это был прозрачный мужчина. Он словно был выдут из цельного воздушного шарика. В руках это чудовище держало полосатую палку, которая, в отличие от него, была вполне реальной и похожей на жезл сотрудника ДПС. Вот тебе и раз! Сны стали сбываться или я опять сплю? Это странное прозрачное создание приблизилось ко мне, размахнулось своим полосатым жезлом и ударило им прямо мне в лоб. Увернуться от этого нападения не вышло. Я успел только зажмуриться от испуга. Раздался хлопок, словно взорвалась небольшая петарда. По телу прокатилась волна приятного тепла. Головная боль мгновенно прошла вместе с противным шумом в ушах. Я открыл глаза, которые больше не слезились. Полупрозрачное чудовище исчезло. Вместо него передо мной стоял странноватый усатый мужчина, лет сорока, одетый в блестящий ярко желтый комбинезон, который плотно обтягивал его непропорциональное тело. Незнакомец имел приличный пивной животик, да и вся его комплекция была тучноватой, что сильно подчеркивалось обтягивающей одеждой. Голову мужчины накрывал желтый капюшон комбинезона, из которого торчали его большие смешные уши, просунутые в специальные отверстия в капюшоне. Незнакомец носил очки для водного плавания. Скорей всего, он был немного слеповат. Эти странные очки имели увеличивающие линзы, из-под которых на меня смотрели его большие глаза, с постоянно дергающимися зрачками. Прямо под носом незнакомца развивались длинные казацкие усы. Эти нелепые усы постоянно и очень смешно шевелились, как у таракана, который жил у меня на кухне. Этот дядя мне напомнил смешного клоуна. Не похоже это место на цирк. Судя по жезлу в руках этого странного типа я, наверное, попал в милицию. Это очень даже хорошо! Значит, я точно жив и возможно почти не пострадал при взрыве. Правда есть небольшая вероятность повреждения моего мозга. Уж весьма нереальным было всё то, что сейчас со мной происходит. К этим размышлениям подключилась логика, которая списала непонятную одежду незнакомца на новую униформу милиционеров. Вполне возможно, её придумал новый русский модный дизайнер. Я же не смотрю новости, поэтому и не в курсе. Ну да, это точно моя родная милиция, добивая свою теорию, размышлял я. Менты, они все такие - пузатые, глазастые и ушастые. Усатый мужчина внимательно осмотрел меня с ног до головы.
   - Эй, ты! - заговорил он со мной, светя фонариком прямо в зрачок. - Слышишь меня?
   - Да, - глупо улыбнулся я, обрадовавшись человеческой речи.
   - Ну, вот и хорошо. Настройка прошла успешно. Гость готов, - сказал сам себе незнакомец, светя мне фонариком во второй зрачок.
   Сунув фонарик в карман, он подозрительно посмотрел на мою глупо улыбающуюся физиономию. Немного прищурившись от умственного напряжения, незнакомец нажал какую-то кнопку на своем полосатом жезле и снова приблизился ко мне. Его выражение лица меня напугало. Стало предельно ясно, что сейчас меня снова начнут бить этой полосатой палкой.
   - Не надо! - закричал я, вжавшись в стул. - Я ни в чем не виноват. Я оказался там случайно, - оправдывался я, хотя мне никаких обвинений пока не предъявляли.
   Незнакомец посмотрел на меня как на последнего идиота. Моё поведение немного ввело его в ступор. Отпускать меня явно не собирались, поэтому я решил первым перейти в атаку.
   - Отпустите меня менты поганые! У меня дядя генерал, - нагло врал я. - Я ему пожалуюсь. Вас тут всех уроют! - истерически орал я, подпрыгивая на стуле и забрызгивая слюной ближайшую территорию.
   - Молчать! - громко крикнул незнакомец. От испуга я прекратил истерику, вжав шею в плечи, как черепаха. - Как тебя зовут? - уже спокойно спросил он, делая паузы после каждого слова. Я крепко схватился руками за ножки стула.
   - Артур, - еле слышно пробормотал я от страха.
   - Как? - громко переспросил страшный незнакомец.
   - Артур, - уже более внятно повторил я.
   - Артур, помнишь, что с тобой случилось? - глаза незнакомца смотрели на меня с медицинским интересом, словно стоматолог, предвкушающий сложный случай.
   - Я шел на работу, - смотрел я в потолок, как будто там были написаны ответы. - Потом раздался взрыв. Вы же сами всё должны знать? - удивленно возмутился я, не желая дальше напрягаться и вспоминать случившееся. - Отпустите меня, пожалуйста, я на работу опаздываю, - моё лицо изобразило ущербный вид, словно я оправдывался в кабинете своего начальника.
   - Мы, конечно, тебя отпустим, но позже. Как только ты будешь готов, - загадочно ответил незнакомец. Эта фраза мне совсем не понравился. Я не хотел больше здесь оставаться и снова начал буйствовать, как матерый преступник.
   - Отпустите меня! - закричал я на незнакомца. - Я ни в чем не виноват! На каком основании вы меня задержали? - выкрикивал я фразы, взятые из фильмов про милицию. Да, и самое главное, - Я требую адвокатов! Сво...бо...ду...! Сво...бо...ду..! - раскачиваясь на стуле, скандировал я.
   Незнакомец не стал меня перебивать или останавливать. Он резко взмахнул полосатым жезлом и снова ударил им по моей бестолковой голове. От такой внезапности, увернуться или поставить защитный блок я не успел. Пространство вокруг меня стало расплываться, превращаясь в плотный густой серый туман, скрыв всё окружающее на расстоянии вытянутой руки.
   - "Не слабо он приложился. Сотрясение мозга мне точно обеспечено" - думал я, теряя сознание.
   Но сознание не покинуло меня, а активно наблюдало за всем происходящим с его подчиненным телом. Туман развеялся через несколько секунд, обнажив серые и холодные стены незнакомого помещения. Как же я здесь оказался? Ни я, ни мой мозг понять этого не могли. Вроде сознания я не терял. А может, терял? И пока мне было плохо, моё обмякшее тело принесли сюда? Но почему я стою на ногах, а не лежу на полу? Странно всё это и непонятно.
   Всё происходящее сейчас со мной здраво объяснялось только тяжелой контузией или серьёзным сотрясением головного мозга. Именно поэтому мне мерещились всякие полупрозрачные силуэты и желтые менты. Да и частые провалы в памяти подтверждали этот диагноз. Мне срочно нужно в больницу, а то так и свихнуться недолго. Мой взгляд принялся разыскивать входную дверь, в которую я собрался постучаться и попросить отвезти меня в поликлинику или срочно вызвать врача. Камера, в которой я оказался, выглядела непривычно и пугающе. Стены, пол и потолок были одинакового холодного бетонного серого цвета. Но самое странное - ни в одной из стен не было двери! Окон, тоже нигде не было. В камере не было ничего, кроме ровных серых стен. Потолок тоже оказался девственно пустым - без лампочек или прочих осветительных приборов. Но, несмотря на это, здесь было достаточно светло, хотя источника этого света я найти так и не смог. В один момент мне показалось, что светились сами стены, но опять я всё списал на полученную контузию. Всё это казалось каким-то нереальным и неестественным. Словно происходило не со мной, а с кем-то другим. Я сильно зажмурился и потряс головой, пытаясь избавиться от этой сплошной нереальности, но окружающий мир так и не изменился.
   - "Как же я попал сюда, если здесь нет ни окон ни дверей? Ничего не помню!? Замуровали демоны! И зачем я стал так кричать на этого чудика в желтом комбинезоне? Теперь мне отсюда точно не выбраться. Вспомнил!!!!!! У меня в кармане был мобильник! Надо позвонить на работу и предупредить, что не приду", - руки в надежде прощупали содержимое карманов. Мобильника в них не оказалось. - "Обидно, только на прошлой недели купил новенький и вот тебе - украли, даже надоесть не успел. Видимо спер, этот усатый, пока я был в безсознанке".
   Что бы собраться с мыслями, я присел на пол, опершись спиной об холодную бетонную стену.
   - "Зачем им потребовалось сажать меня в камеру? Может они подозревают меня в организации взрыва? Если это на самом деле так, то я, видимо, попал в руки секретных спецслужб. Именно поэтому у них такие странные желтые костюмы. Да и место, где я сейчас находился, тоже не походило на обычную тюрьму. Что же теперь делать? Я буду всё отрицать" - твердо решил я. - "Но что отрицать? Я и так ни в чем не виноват. Остается ждать, когда придут меня допрашивать, тогда я смогу узнать от них что к чему".
   В ожидании гостей я провел час, а может быть и два. Никто так и не явился ко мне. Страх одиночества и беспомощности овладел мной, как маньяк беззащитной жертвой. В надежде быть услышанным, я принялся громко кричать в потолок, взывая о помощи.
  
   Через пятнадцать минут голос окончательно сел. Я тихо хрипел - "Выпустите меня, отсюда". Но даже сам уже не слышал своего голоса. Путь к желанной свободе я решил пробить плечом, тараня им стену, как входные ворота замка при штурме. После десятого удара, плечо окончательно онемело и теперь, даже дотронуться до него было больно. Потом я долбил стену ногой, но стена не поддалась. Часа через два, выбившись окончательно из сил, я прилег в углу комнаты и, свернувшись калачиком, мирно уснул.
   "На этот раз я оказался в окопе, с автоматом Калашникова в руке. В окопе, кроме меня, никого больше не было. Я в одиночку сдерживал ожесточенное вражеское наступление, стреляя во врага из автомата и закидывая его гранатами. Рядом на бруствере зазвонил будильник, возвестивший мне о начале обеда. Я отряхнул от пыли и грязи свою военную гимнастерку, поправил пилотку, закинул еще горячий автомат за спину и пошел домой, который находился прямо за моей спиной. Война войной, а обед по распорядку. Дома меня дожидалась мама, которая налила вкусного ароматного борща в тарелку и нарезала свежего хлеба с чесноком. После плотного обеда, я взял в руки остывший автомат, поцеловал заплаканную маму в щеку и, пошел воевать дальше. Когда я вышел из дома, то не обнаружил своего любимого окопа. Страх охватил меня и я побежал, спасая свою никчемную жизнь. По пути я забежал к своим друзьям, где поздравил своего одноклассника с днем рождения. В гостях меня пытались усадить за стол, но я, ссылаясь на погоню, побежал дальше. Отбежав несколько метров от дома одноклассника, я понял, что забыл у него свой автомат. Когда я обернулся, то уже не смог найти его дома - он исчез. Из-за спины, словно из воздуха, возник вражеский патруль. Убежать я не успел. Меня ловко схватили под руки, нацелив дула пистолетов мне в голову. Мне пришлось сдаться и последовать за ними. Привели меня к моему начальнику отдела, в его кабинет. Начальник был одет в военную форму. На его голове, красовалась черная военная фуражка, по центру которой гордо восседала ярко красная кокарда в виде двуглавого попугая с гранатой в одной лапе и десертной вилкой в другой. На голое тело начальника был накинут длинный черный кожаный плащ с вшитыми погонами на плечах. Плащ был застегнут на все пуговицы, под самое горло. Через распахнутые нижние полы плаща проглядывались белые семейные трусы в голубой цветочек. Начальник с ненавистью посмотрел мне в глаза и, спустя несколько секунд, затребовал объяснения причины моего столь бессовестного опоздания на работу. Я принялся горячо рассказывать, о том, что на прошлой неделе, в выходной, на мой дом напал очень злой враг. И что все это время, я, совершенно один, сдерживал ожесточенное наступление злостного врага, прерываясь только на обед и сон. Начальник немного подумал, шевеля бровями, и приказал патрулю расстрелять меня за злостное нарушение трудового распорядка. Меня снова схватили под руки и потащили вон из кабинета. Я сопротивлялся и кричал, но силы были не равны. Сквозь закрывающийся створ двери, я пообещал начальнику, что больше не буду опаздывать и что я отказываюсь от премии и даже половины зарплаты, только не расстреливайте меня, пожалуйста. Но слушать меня дальше, он не хотел. Дверь захлопнулась, отрезав последнюю надежду оправдаться. Расстреливать меня привели на самое настоящее футбольное поле. Один из патрульных поставил меня на ворота, где обычно стоит вратарь. Потом он громко отсчитал девять шагов, вскинул ружье и нацелил его смертельное дуло прямо мне в горячее сердце, которое громко билось от волнения. На трибунах закричали зрители: - Шайбу, шайбу, шайбу! Раздался выстрел. Я зажмурился и почувствовал удар в плечо. Интересное ощущение, когда пули попадают в тебя. Но удары в плечо стали отчетливей. Я открыл глаза. Меня кто-то будил, а война и расстрел оказались всего лишь странным очередным сном"
   Я лениво повернулся на правый бок и открыл заспанные глаза. Передо мной стоял молодой человек лет двадцати в старой потертой временем военной гимнастерке с блестящими рядами боевых медалей на своей широкой груди. На ногах молодого человека расположились старые, запыленные кирзовые сапоги с прилипшей к подошве сухой глиной. Его густую кучерявую шевелюру накрывала, сдвинутая на бок, военная пилотка с красной кокардой в виде попугая с десертной вилкой в правой лапе и гранатой в левой. Этого попугая я точно уже где-то видел. Вспомнил, во сне на фуражке своего начальника, который приказал меня расстрелять. В руках молодой человек держал самый настоящий автомат. Я ни капельки не удивился своему новому гостю, приняв его за продолжение своего странного сна. Я снова закрыл глаза и повернулся на другой бок. Это не могло быть реальностью. Молодой человек обошел меня с другой стороны и снова настойчиво принялся меня расталкивать.
   - Да проснитесь же Вы! - он больно толкал дулом своего автомата в мое опухшее, от попыток протаранить стену, плечо. Я лениво зевнул и сел на пол, искренне веря, что сон продолжается.
   - Позвольте представиться, меня зовут Бредамир - человек из моего сна протянул руку, что бы поздороваться. Свою руку, в ответ, я протягивать не стал - с вымышленными персонажами я здороваться не собирался. А может это вовсе не сон? Если это так, тогда передо мной самый настоящий сумасшедший!
   - Что вам от меня нужно? - я попятился назад, испуганно удаляясь от молодого человека. - Уберите сумасшедшего из камеры! - закричал я в потолок, в надежде, что там кто-то меня услышит.
   - Не бойтесь! Я пришел помочь Вам, - улыбался Бредамир во все свои белоснежные ровные зубы.
   - А почему вы так странно одеты? - подозрительно спросил я. - Война началась?
   - Нет, война не началась, - успокоил он. - Пока вы спали, мы сканировали Ваши сны и выбрали из них подходящий собирательный облик, что бы ни травмировать Вашу психику. А что он Вам не нравиться? - его улыбка сменилась удивлением.
   - Нет, не нравиться, - спокойно ответил я. - Ничего мне здесь мне не нравиться! - повысил я свой тон. - Какие сны вы там сканировали? Что за бред? Я категорически ничего не понимаю. Отпустите меня домой! - затребовал я. - Где я нахожусь? Кто вы такой? Кто тот мужчина в желтом комбинезоне, который бил меня по голове палкой? - не замолкал я.
   - Вас там били? - прервал меня обеспокоенный Бредамир.
   - Да! И еще как били! - наконец-то я нашел кому пожаловаться на того усатого дядьку. - Он меня палкой полосатой по башке так стукнул, что я потерял сознание.
   - Не обижайтесь на него, это Валдис, - улыбнулся Бредамир. - Он просто привел Вас в чувства. Все было сделано только для Вашего добра и, ни в коем случае, он не хотел никого обидеть, - заступился за моего обидчика Бредамир.
   - На дураков не обижаюсь, - я сложил руки на груди и отвернулся, обидевшись на своего нового собеседника.
   - Поймите! Валдис, это промежуточное звено между нашим миром и другими мирами. Он делает донастройку частот и все, - принялся объяснять мне Бредамир.
   - Каких частот? - не понял я Бредамира и повернулся к нему лицом. - Где я нахожусь?
   - Вы находитесь в акклиматизаторе и нуждаетесь в нашей помощи. Я помогу Вам адаптироваться в нашем мире, - продолжал рассказывать Бредамир.
   - Я вообще ничего не понимаю, - напряг я все свои извилины. - Вы, наверное, секта? Точно секта! Я понял. У вас тут свои правила и костюмы. А Вы меня загипнотизировали? А если не подчинюсь, то вы убьете меня? - эта мысль заставила запаниковать. - Отпустите меня, пожалуйста, - умоляющи, попросил я. - Честное слово я никому не скажу, чем вы тут занимаетесь.
   - Успокойтесь Артур! - перебил меня Бредамир. - Никто вас убивать не собирается.
   - Точно? - не поверил я.
   - Я Вам обещаю, - успокаивал он. - Давайте я приму более удобный для Вас образ? - предложил Бредамир.
   - Это как? - не понял я.
   - Сейчас покажу, - ответил он, - Закройте глаза и представьте мысленно себе человека из вашего мира, которого хотите видеть вместо меня.
   - Что значит из Вашего мира? - недоуменно произнес я. - Где я нахожусь? Я ничего не буду делать, пока вы меня не отпустите и все не объясните, - запротестовал я.
   - Вы хотите выбраться отсюда? - повысил голос мой собеседник.
   - Очень хочу! - в надежде на свободу, ответил я.
   - Тогда прошу безприкословно выполнять все мои указания, - приказал Бредамир.
   - А если я откажусь?
   - Тогда я уйду, а вы здесь останетесь один и надолго.
   - Ладно, согласен, - ответил я, не желая оставаться здесь в одиночестве. - Что Вы говорили, я должен сделать?
   - Закройте глаза и представьте себе образ человека, которого вы хотите видеть вместо меня, - повторил Бредамир, что-то нажимая на рукоятке своего автомата. - Ну что? Готовы?
   - Готов, - я закрыл глаза и попытался выполнить полученный приказ. Полный бред все это, но надо подчиняться, иначе "кирдык" мне тут придет. В голове, не по случаю, всплыл образ моей бывшей тещи. Она предстала в старом выцветшем от времени халате, в тапочках с почти оторванной подошвой и с торчащими в разные стороны бигудями, как антеннами на крыше многоэтажного дома. Раздался хлопок. Я машинально открыл глаза. Прямо передо мной стояла моя бывшая теща. Все было так, как я и представлял ее только что. Она тупо улыбалась и моргала своими выпученными глазами. В ее руках расположилась большая чугунная сковородка со стекающим с нее горячим жиром. В моей голове всплыли ужасы из моей прошлой жизни с ней в однокомнатной квартире с моей бывшей женой, приведшие к разводу и свободе от этой ужасной и неприятной дамы. Я машинально, повинуясь инстинктам, стал отползать назад.
   - Что Вы здесь делаете? - спросил я тещу. - Что Вам от меня еще нужно? Обещаю заплатить завтра все алименты, - я продолжал отползать назад, пока не уперся спиной в холодную бетонную стену. Ноги инстинктивно продолжали толкать меня назад, несмотря на возникшее препятствие. Нет, этого не может быть! Я зажмурился и снова открыл глаза. Теща приближалась ко мне, наводя ужас и страх на мое и так слабое психическое состояние.
   - Что с Вами милый друг? - очень ласково и приветливо спросила она. - Вы меня не узнали? - я отрицательно покачал головой, продолжая упорно работать ногами. - Это же я - Бредамир! Чего Вы так испугались? Вы же сами передали мне этот образ.
   - Это точно Вы? - ноги перестали толкать меня в стену. - Не может быть! Как Вы это сделали? Это гипноз?
   - Нет, это не гипноз. Просто я умею превращаться в разных людей, - с гордостью произнесла теща.
   - Я не хочу ее больше видеть. Превратитесь в кого-нибудь другого, пожалуйста, - взмолился я.
   - Как скажите, - ответила теща и исчезла, а вместо нее появился уже знакомый мне человек в военной гимнастерке. Как он это сделал? Неужели на земле существует такая технология?
   - Повторим? - спросил Бредамир.
   - А может хватит уже? - попросил я.
   - Вы готовы? - Бредамир даже не стал меня слушать.
   - Готов, - тяжело выдохнул я. В моей голове забегали образы, то известных моделей, то певцов, то мой начальник. Начальник отпал сразу, за расстрел в последнем сне. Неожиданно я вспомнил мужчину лет сорока, который постоянно крутится возле нашего офиса с рекламной табличкой спереди и сзади в виде майки, на которой крупными буквами было написано "Стоматология" и внизу располагался рекламный слоган - "Ваши зубы - Наша проблема!". Удивительным был тот факт, что у мужчины не было двух верхних передних зубов, и когда он улыбался, реклама приобретала более яркий динамичный характер.
   - Есть образ, - решил я посмеяться над Бредамиром. Раздался хлопок. Я, немного побаиваясь, открыл глаза. Передо мной стоял тот самый мужчина с рекламной майкой и очаровательной беззубой улыбкой.
   - Ну фто пойдет так? - прошепелявил он.
   - Ну, - я выдержал паузу, - так намного лучше, - еле сдерживаясь от смеха, ответил я. - Так как Вы это делаете? - попытался снова выяснить я. - Это фокус, такой, или еще что-то?
   - Нет, это не фокус, - обиделся Бредамир на мой смех.
   - А что тогда?
   - Я понимаю, что у Вас возникло много вопросов о происходящем, - ответил Бредамир. - Я пришел к Вам, что бы помочь разобраться во всем.
   - Так ответьте на мой вопрос, - попросил я. - Вы же здесь для этого?
   - Это очень сложно. Для начала я расскажу Вам совсем о другом, - начал уходить от ответа Бредамир. - Потом Вы сможете понять, как у меня, получается, превращаться в других людей и все остальное. Вы, когда-нибудь, слышали о параллельных мирах? - он посмотрел на меня в ожидании ответа.
   - А причем здесь параллельные миры? - удивился я, не найдя логической связки между происходящим со мной и поставленным вопросом. - Ага! Мне, теперь, все стало понятно! Я точно попал в секту, которая верит в параллельные миры и инопланетян, - высказал я Бредамиру. - Вы меня за инопланетянина приняли? - я даже сам испугался этой мысли.
   - Нет! Вы все поняли неправильно. Я сейчас объясню, - парировал Бредамир, сообразив, что я клоню не туда. - Так вы знаете про параллельные миры? - снова повторил он свой вопрос.
   - Я читал, что они существуют. Но, по-моему, это полный бред и все неправда, - уверенно ответил я.
   - Это не бред. Параллельные миры действительно существуют и я расскажу Вам о них, - предложил Бредамир.
   - А зачем мне это знать? - недоумевал я. - Да, и какое отношение это имеет ко всему происходящему здесь?
   - Самой прямое! Прошу уделить мне несколько минут своего внимания и я все смогу объяснить, - еще раз предложил Бредамир.
   - Хорошо, валяйте, - скептически ответил я.
   - Наша реальность намного многогранней, чем вы имеете об этом представление, - начал свой рассказ Бредамир, словно профессор, выступающий на научной конференции. - Параллельные миры существуют! Это не миф и не сказка. И Вы тому прямое доказательство. Параллельных миров, как наш или Ваш мир, очень много, а если быть точным, то сейчас существуют 1544 параллельных реализации изначального измерения. Все они существуют одновременно, в одном месте и в одно время, но из-за различных частот колебания материи они существуют независимо друг от друга и большинство живущих там людей даже не подозревает об их существовании. Вам все понятно? - обратился ко мне Бредамир, словно к студенту первокурснику.
   - Всем этим Вы хотите сказать, что я попал в другое измерение? - наконец-то дошло до меня.
   - Да! - обрадовался Бредамир моей первой здравой мысли.
   - А как это произошло? - мой мозг отказывался верить в услышанное.
   - Позвольте, я сначала все расскажу до конца, - попросил Бредамир и, не дожидаясь моего согласия, продолжил свою научную лекцию. - Все люди, населяющие сейчас различные измерения, как ваше измерение или, например, наше, являются потомками одной из самых древнейших цивилизаций во вселенной, начавшей свое существование более трехсот миллионов лет назад. Люди той эпохи обладали невероятными знаниями во всех областях науки. Они были бесконечно добры и бескорыстны. У них не было ни войн, ни болезней, поэтому жили они долго и доживали, некоторые из них, до двух тысяч лет. В те времена, на земле существовало всего одно колебание материи, т.е. было всего одно измерение. Около двухсот миллионов лет назад они столкнулись с проблемой перенаселения планеты. Это и не удивительно! При малой смертности и высоким уровнем жизни, население планеты разрослось так, что земля уже не могла обеспечивать всех в полной мере водой и едой. Великие ученые того времени решили разбить существующую вселенную на измерения, дабы избежать глобальной катастрофы и голода. Они решили распределить людей по измерениям и расширить ареал существования человечества. С помощью неизвестной нам технологии им удалось разбить одно изначальное измерение на 1024 отдельных измерения, что было вполне достаточно на данном этапе развития человечества.
   Для перемещения между измерениями они создали специальные контролируемые сгустки энергии, попадая в которые происходила перенастройка любой попавшей в нее материи на заданные частоты колебаний, соответствующим полученным измерениям. Эти сгустки удерживались мощными магнитными полями. При попадании объекта в поля данных сгустков происходила перенастройка материи на заданную частоту колебания, и объект попадал в другое измерение. Эти сгустки мы называем сейчас порталами. Таких порталов было сделано несколько десятков тысяч, и все они были различного размера и предназначения. Небольшие порталы использовались для перемещения людей. Крупные, для перемещения больших объектов, иногда, даже зданий. Население планеты было равномерно распределено между измерениями, что позволило решить проблему с перенаселением земли. Некоторые полученные измерения, например то, из которого ты к нам попал, использовалась для выращивания крупных животных и растений. Динозавры это плод генетики того времени. Они служили пищей для всех обитаемых измерений, как и все живое в твоем измерении. После разделения измерений люди смогли просуществовать без серьезных проблем еще около 150 миллионов лет. Но снова возникла необходимость в увеличении количества существующих измерений, потому что численность населения во всех измерениях резко увеличилась. Около 65 миллионов лет назад количество измерений решили еще раз увеличить ровно вдвое. Во время формирования дополнительных измерений произошел большой взрыв. Мы, сейчас, предполагаем, что тогда, в их расчеты по увеличению измерений закралась ошибка. Не все побочные эффекты разделения были просчитаны полностью, и при повторном разделении измерений высвободилась энергия во много раз превосходящую атомную. Взрыв прошелся по всем измерениям сразу. Часть измерений полностью исчезла. В некоторых погибло все живое. В твоем измерении, например, погибли все динозавры и прочие живые существа. При взрыве появились и новые измерения, точное количество которых нам пока неизвестно. Мы доказали существование 1544 измерений, из которых порядка 128 явно не пригодны для жизни человека. В этих 128 измерениях частота колебания материи входит в резонанс с частотой колебания измерения, что приводит к распаду материи на атомы. Во время большого взрыва большая часть порталов была полностью разрушена. Некоторые крупные порталы взрывной волной откинуло далеко в космос, где они образовали, так называемые, черные дыры. Остальные были выбиты из удерживающих их магнитных полей. Высвободившие порталы с тех пор неуправляемо появляются и исчезают в различных измерениях. Через один из таких порталов ты и попал к нам из своего измерения. На твое счастье, ты попал в наше измерение, а не в те 128, где люди просто распыляются на атомы.
   К сожалению, некоторые порталы функционируют с ошибками и не всегда делают точную и правильную настройку колебанию материи, попавшему в них объекту. Объект повисает между двумя измерениями, и не входит полностью ни в какое из измерений. Эти объекты мы называем - Призраками. Выглядят они как прозрачные расплывчатые объекты, которые, то появляются, то исчезают. Информация о таких объектах поступает к нам. Мы их отлавливаем и делаем им донастройку частоты колебания их материи. Ты как раз был таким объектом. Помнишь, когда ты только к нам попал, все было мутно, ты плохо ориентировался в пространстве и времени, стоял шум в ушах?
   - Да, помню, - я шокированный услышанным, утвердительно кивнул головой.
   - Это очень хорошо, что Вас Артур обнаружили сразу в день появления здесь и быстро выровняли частоту колебания. В противном случае восстановление организма занимает гораздо большее время, а в некоторых запущенных случаях не поддается восстановлению совсем. Валдис, как раз, и делал Вам донастройку. Вам все понятно? - смотря в мои непонимающие ошеломленные глаза, спросил Бредамир.
   У меня в голове все закрутилось и перемешалось, словно торнадо прошелся по всем моим извилинам и перевернул там все с ног на голову. Новое описание существующего мира явно было лишнее для моего стареющего организма. Зачем мне все это знать в мои неполные тридцать три года? Жил себе спокойно в своем любимом мире, а тут на тебе - таких миров, оказывается, очень много. И что мне теперь делать с этими знаниями? Нет, я не хочу знать это! Мне такая информация совсем не нужна. Страх обнял меня своим холодным объятием так, что меня даже затрясло.
   - Я домой хочу. В свою квартиру! Отпустите меня, пожалуйста, - слезливо вырвалась предательская фраза, наполняя воздух тоской и безысходностью. - Мне на работу нужно, если, конечно, меня оттуда еще не уволили за опоздание. А еще, - я сделал паузу, на глубокий вздох, - Я очень хочу писать, а у вас тут ни одного туалета нет, - как маленький ребенок, чуть не плача, сказал я.
   - Будет Вам туалет, - ответил огорченный Бредамир, явно не ожидавший подобного поворота разговора. - Он сзади вас Артур.
   Я обернулся и увидел в стене, за своей спиной, деревянную дверь с прорезью на уровне глаз, в виде сердечка. Мочевой пузырь подал сильный сигнал, и я побежал, повинуясь инстинктам. Дверь открылась сама, как только я к ней приблизился, обнажив привычную для меня картину сего заведения. Сделанное мокрое дело, явно принесло некое облегчение. Мир стал казаться не таким мрачным и сложным. Когда я вышел, Бредамира в камере уже не было. Вместо него, посредине комнаты, величаво расположился самый обычный надувной матрас, без подушек и прочих аксессуаров, необходимых для полноценного и крепкого сна. Я подошел к матрасу, осторожно пощупал его, убедившись в его реальности, и плюхнулся на него всей своей массой немного заплывшего жиром тела. Совершив несколько колебаний под действием сжатого воздуха в матрасе, мое тело замерло. Я еще раз подпрыгнул, потом еще раз и еще. Вдоволь напрыгавшись, я лег, свернувшись калачиком, и мирно уснул.
   Снилось мне что-то приятное и хорошее. Когда я проснулся, то еще долго не решался открыть глаза. В моей голове теплилась зыбкая надежда, что Бредамир и все эти параллельные миры бред моей больной фантазии или очередной странный сон. Конечно сон! Вот я сейчас встану, направлюсь на кухню, поставлю чайник и пойду чистить зубы. Почему не звонит будильник? Черт, я же его разбил! Сколько времени? Набравшись смелости, я открыл глаза. К моему великому сожалению, ничего не изменилось. Я лежал на надувном матрасе в своей камере с серыми и уже ставшими ненавистными стенами. Я сел и уныло опустил голову вниз. Что теперь со мной будет?
   - Как Ваши дела, Артур? - прервал мои печальные размышления, знакомый голос Бредамира сзади.
   - У нас, сначала, здороваться принято, - недовольно буркнул я.
   - Ну, здравствуйте, Артур, - из-за спины вышел незнакомый мне человек в желтом комбинезоне.
   Сначала я подумал, что это тот же самый человек, который бил меня вчера по голове полосатой палкой. Бредамир говорил, что его звали Владик или Валдис. Я испугался, застыв в ужасе, словно ко мне пришел ужасный маньяк. Зачем он сюда явился? Снова бить будут? Где мой любимый Бредамир? Стоп. Этот вроде бы не похож на вчерашнего. У него совсем нет усов, да и не такой он толстый. Но я ведь могу и ошибаться, потому что вчера я был не в себе. Вот очки на нем точно такие же.
   - Бить опять будете? - заранее поинтересовался я.
   - Артур! Это же я, Бредамир, - засмеялся незнакомец. - Бить я тебя точно сегодня не буду, - пошутил он. - Просто период Вашей адаптации прошел и мне больше не надо имитировать личностей из вашего мира. Больше угрозы Вашему сознанию нет, поэтому я предстал в своем естественном обличии.
   Я внимательно еще раз осмотрел настоящего Бредамира с ног до головы. В этих желтых обтягивающихся комбинезонах, местные похожи друг на друга как китайцы.
   - Готовы к дальнейшему знакомству с нашим миром? - спросил Бредамир, моргая большими глазами, из-под своих увеличивающих линз.
   - А у меня есть выбор? - задал я встречный вопрос. Бредамир задумался и отрицательно покачал головой. - Только давай перейдем на ты? - попросил я.
   - Хорошо, - кивнул он. - Начнем?
   - Валяйте, - я устроился поудобней на своем новом надувном матрасе.
   - Ты помнишь, что каждое измерение имеет свою частоту колебания? - Бредамир сделал паузу. Я утвердительно кивнул. - Наши мысли они тоже имеют свою частоту колебания, - продолжил он. - Так вот, - Бредамир пытался подобрать понятные мне слова, - измерение в которое ты попал, имеет частоту колебания, близкую частоте колебания наших мыслей. При, буквально, незначительном изменении частоты колебания мыслей человека, они входят в резонанс с частотой колебания нашего измерения.
   - И что тогда? Мозг взрывается? - пошутил я.
   - Нет, - Бредамир улыбнулся, оценив мою шутку, и продолжил. - При резонансе мыслей человека с частотой колебания измерения происходит интересное явление. Мысли человека материализуются, - Бредамир посмотрел на мою реакцию. Я сидел, немного приоткрыв рот от удивления. Бредамир стал рассказывать дальше. - Это удивительное свойство было обнаружено совсем недавно - около пяти тысяч лет назад. - Тогда же было изобретено первое устройство под названием "Контур", который мог подстраивать частоту человеческих мыслей, выравнивая ее до частоты колебания нашего измерения. То есть, вызывая резонанс. При достижении резонанса происходила материализация того, о чем думал человек. К примеру, если человек находящийся в "Контуре" представлял себе яблоко, то это яблоко появлялось у него, если золото, то появлялось золото.
   Сами мысли человека имеют малую энергию и просто выравнивание их частоты малоэффективно. Мысль требовалось усиливать, что бы материализовывать более серьезные желания. "Контуры" того времени были маломощные, громоздкие и потребляли очень большое количество энергии, а их эффект был небольшой. В те времена "Контуры" могли материализовывать только небольшие предметы с объемом материи не больше кубического метра и то, для этого требовалось мощность целой атомной энергостанции. Факт изобретения контуров был засекречен правящей элитой и использовался исключительно для устрашения населения и демонстрации своего могущества.
   - Вопрос можно? - перебил я Бредамира, немного очнувшись от услышанного. - А как так получалось, что предмет возникал из ниоткуда? Ведь не может тело появиться из ничего? - вспомнил я физику из школьной программы, пытаясь поддержать умный разговор и не выглядеть лохом их другого мира.
   - Все очень просто, - начал отвечать Бредамир. - Мы знаем, что ученые вашего измерения доказали, что любая материя состоит из молекул, атомов и прочей мелкой составляющей, которую даже никто никогда не видел, но доказал теоретически или с помощью сложных научных опытов. С точки зрения ученых, изобретших "Контур", любая материя, первоначально, состоит из энергии, а вот эта самая энергия и образует молекулы, атомы, а те в свою очередь все материальное вокруг нас. Эта энергия управляется одним общим вселенским энергетическим разумом, который формирует все материальное. Используя резонанс мыслей с окружающим нас миром, мы как бы присоединяемся к этому вселенскому разуму и формируем из окружающей нас энергии то, о чем мы мыслим. То есть, превращаем, таким способом, энергию в материю.
   - А сейчас эти контуры существуют? - с корыстной целью спросил я Бредамира. Идея получения всего из ничего мне понравилась, хотя реальность существования таких устройств я подверг сомнению.
   - Порядка двух тысяч лет назад был открыт совершенно новый источник энергии, который при величине с ноготь человека, мог производить энергию равную атомной электростанции. Эта технология позволила максимально уменьшить "Контуры" и сделать их переносными. Например, на мне сейчас одна из последних моделей "Контура", - хвастаясь передо мной, ответил Бредамир, выпятив свою широкую грудь вперед.
   - И где же он? - я удивленно осмотрел Бредамира с ног до головы, пытаясь понять, куда же он его спрятал? На нем, кроме желтого комбинезона и нелепых очков, ничего больше не было. Может в кармане у него лежит?
   - Мой комбинезон и есть тот самый "Контур", - удивил меня Бредамир. - Источник его энергии помещен в мои очки.
   - А можно и мне такой? - я сразу принялся фантазировать на тему того, что я могу с этим устройством себе воспроизвести.
   - Конечно можно, - Бредамир нагнулся и поднял с пола фиолетовый сверток, который я раньше не замечал, увлеченный его рассказом. Он аккуратно развернул его. Это был такой же комбинезон, как и его, только ярко фиолетовый. Бредамир положил его рядом со мной, предлагая одеть его прямо сейчас.
   - Я это не надену, - запротестовал я, представляя себя в нем. - Это не модно. У нас такое носят только женщины, - почему то решил я.
   - Не капризничай! - нахмурился Бредамир. - Это специальный контур с малой мощностью для гостей нашего мира. Еще, их носят наши дети до достижения ими совершеннолетия.
   - А почему мне нельзя такой же, как у тебя? - поинтересовался я. Мне показался желтый цвет более мужским и привлекательным.
   - Мой контур очень мощный. Что бы его получить, надо научиться полностью контролировать свое сознание и свои мысли. При этом, еще нужно пройти специальное обучение и сдать сложнейший экзамен. Желтый контур, это определенная должность в нашем мире. За все время существования контуров, еще ни одному из гостей не удалось получить его, - пытался объяснить мне Бредамир. - Неподготовленный человек, имея желтый контур, может разрушить наш мир, всего лишь одной мыслью, что для нас недопустимо. По этой причине мы даем всем гостям маломощные контуры, которые позволяют получать всякую мелочь, вроде еды и других мелких предметов. Одевай его, иначе так и останешься совершенно беспомощным для существования в нашем измерении.
   Мне пришлось подчиниться. Я разделся до трусов и взял в руки фиолетовый комбинезон. Его ткань оказалась приятной на ощупь и немного теплой, словно ее только что прогладили утюгом.
   - Трусы снимать? А то не очень хочется оказаться совершенно голым перед мужчиной непонятной, пока, для меня ориентации, - спросил я.
   - Снимай все, - ответил Бредамир, нарушая мое законное право на уже ставшие родными семейные трусы.
   - В таком случае, я отказываюсь надевать этот комбинезон, - обиделся я и демонстративно бросил комбинезон на пол.
   - Ладно, - пошел на уступки Бредамир, - можешь их оставить, раз они тебе так дороги, - подколол он меня.
   - Спасибо и на этом! - обрадовался я, как ребенок новогоднему подарку. Я поднял комбинезон с пола. Брезгливо повертев его в руках, я стал натягивать его на свое упитанное тело. Комбинезон сел как влитой, словно был сшит специально для меня. Я даже удивился, откуда они узнали мои размеры? Я застегнул комбинезон на молнию и повернулся к Бредамиру, расставив руки в сторону, показывая себя во всей красе.
   - Капюшон надень, иначе контур не сработает, - высказал замечание к моему внешнему виду Бредамир.
   - А очки где? - спросил я, неохотно натягивая капюшон на голову.
   - Для этого контура они не требуются. Источник энергии небольшой и поэтому его вшили прямо в комбинезон, - пояснил он.
   Интересно, как я сейчас выгляжу в этом наряде? Жалко, что тут нет ни одного зеркала. Если бы я в таком виде явился на работу, то меня бы сразу в психушку отправили. Блин, какая теперь работа? Я уже здесь дня два. Меня, наверно, уволили уже без всяких там объяснительных и нелепых оправданий. Вот вернусь и расскажу всем о своих приключениях. Хотя, наверное, не стоит этого делать, а то точно в дурку попаду и буду там психам местным рассказывать про другие измерения. Они то меня точно там за своего примут.
   - Ну и как он работает? - спросил я, разглядывая свои руки и ноги. - Где пульт управления или кнопки?
   - Пульта нет, - ухмыльнулся Бредамир. - Все работает очень просто. Смотри на меня, - Бредамир закрыл глаза и вытянул правую руку перед собой ладонью вверх. Над его ладонью появился легкий прозрачный белый дымок, который с каждой секундой становился все плотней и плотней, увеличиваясь при этом в размерах. Я на всякий случай даже отошел на пару шагов назад, испугавших, что Бредамир сейчас загорится, как чучело зимы на масленицу. Облако дыма разрослось так, что уже полностью скрыло в своих серо-белых недрах ладонь Бредамира. Бредамир глубоко вдохнул всей своей широченной грудью, отрыл глаза и сильно дунул в облако дыма. Дым рассеялся от хлынувшего из легких ветра, обнажив скрывавшееся под дымом красное спелое и сочное на вид яблоко.
   - Угощайся, - протянув мне яблоко Бредамир.
   Я взял его в руки и поднес к носу, осторожно вдыхая его запах обеими ноздрями. Самое удивительно, что яблоко пахло настоящим яблоком, а не дымом или какой-нибудь гадостью.
   - А это есть можно? - я протянул яблоко обратно Бредамиру, надеясь, что есть его мне не придется.
   - Это обычное яблоко, пробуйте, - он оттолкнул мою руку обратно.
   Я очень осторожно откусил маленький кусочек. По вкусу это оказалось самым настоящим яблоком! Но как это возможно? Откуда он его вытащил? Ну да, я забыл, он же в контуре его материализовал. После второго укуса ко мне в рот ушла уже целая половина яблока. Я неторопливо жевал и думал, думал и жевал, наслаждаясь свежим сладким фруктом. В конечном итоге в руке остался один маленький, кое-где покоричневейший, огрызок, с торчащими из него семечками. Бредамир протянул мне свою руку, давая понять, что огрызок нужно отдать ему. Я повиновался, хотя не понимал, зачем ему этот мусор? Он положил его в руку, и огрызок превратился в дым, бесследно растворившись в воздухе, как призрак поутру.
   - Отходы мы переводим обратно в энергию, тем самым, замыкая цикл круговорота энергии в пространстве, - пояснил Бредамир.
   - Круто! - не найдя других слов вылетело из меня. - Так как это все работает? - поинтересовался я.
   - Все очень просто, - ответил Бредамир. - Закрываешь глаза и представляешь, что яблоко уже лежит на твоей ладони. Самое главное - нужно представить его вкус и запах как можно полней и объемней, иначе результат может быть совершенно непредсказуемым, - закончил он.
   Я решился испытать свой контур и тоже закрыл глаза, как это делал Бредамир, вытянув правую руку вперед ладонью вверх. Мозг немного посопротивлялся, но все-таки выдал мне картинку лежавшего на моей ладони яблока. Картинка оказалась тусклой и не яркой. По руке прокатилось приятное тепло и сосредоточилось в центре ладони. Потом я ощутил, словно кто-то положил мне на ладонь какой-то небольшой предмет.
   - Открывай глаза, - негромко скомандовал Бредамир.
   Я подчинился. Мои зрачки расширились от удивления, обнаружив, что моя ладонь находится в облаке дыма. Я немного опешил и испуганно посмотрел на Бредамира. Он одобрительно кивнул и показал, что бы я дунул в облако, окутавшее мою ладонь. Я несильно и несмело выдавил из легких весь запас воздуха в облако. Облако дыма исчезло, обнажив что-то похожее на яблоко, лежавшее на моей ладони. Яблоко было серым, на ощупь состоящим из пластмассы и на вид явно было несъедобным.
   - Ну? Пробуй, - засмеялся Бредамир.
   - Что-то не хочется, - я сморщился и предыдущее съеденное мною яблоко, чуть не вырвалось наружу из того места, откуда оно и вошло в меня.
   Бредамир больше не стал настаивать на участии меня в этой дегустации. Он забрал у меня предмет похожий на яблоко и растворил его в воздухе так же, как и огрызок.
   - Твоя ошибка заключается в том, что ты не четко сформировал образ яблока. Ты плохо представил себе его цвет, не прочувствовал всю полноту его вкуса и запаха. На самом деле, ты получил то, о чем думал и не капли больше, - указывал на мои ошибки Бредамир. - Давай так, - предложил он. - Сделай глубокий вдох, задержи дыхание и медленно выдохни. Потом отсчитай от пяти до одного и заново попробуй получить яблоко.
   Я выполнил указания Бредамира. На это раз мне удалось более четко сформировать образ яблока в моей голове. Правда цвет его я увидел зеленый, а вкус в голову лез только кислый, даже слюна непроизвольно выделилась. Когда я открыл глаза и дунул в облако дыма, на моей ладони оказалось самое настоящее зеленое яблоко. Не решаясь пробовать результат своего эксперимента, я восторженно протянул его Бредамиру.
   - Может попробуешь? - хитро улыбнулся Бредамир.
   Я нерешительно откусил небольшой кусочек и очень осторожно принялся жевать. На этот раз яблоко получилось самым настоящим. Точно такие же яблочки росли у моей бабушки. Яблочки у нее были ужасно кислые, но свои и без всякой там гадости, как утверждала она. Но я то видел, как рядом с яблоней она постоянно выливали помои.
   - Ну, вот и замечательно, - радовался моему успеху Бредамир. - Основу ты получил. Теперь запомни самое главное: то, что реально для твоего сознания, то реально и для материализации, но с погрешностью на мощность имеющегося контура.
   Потом я, под чутким руководством Бредамира, тренировался доставать из воздуха разные фрукты. Затем он научил растворять отходы в пространстве, превращая их обратно в энергию. Часа через два умственных напряжений, моя неподготовленная к таким фантазиям голова разболелась. Новые знания переполнили мозг и больше не хотели безболезненно существовать в моей голове. Я предложил сделать перерыв. Бредамир согласился и сразу ушел, но пообещал придти ко мне завтра. Я прилег на диван вздремнуть, но сразу, без прелюдии, уснул.
   "На этот раз я оказался на арене цирка одетым в обтягивающий костюм супермена с большой буквой "S" на груди. Красивый красный атласный плащ волочился сзади путаясь в ногах. Костюм на мне немного отличался от оригинала. Вместо обычных трусов плавок, как у супермена, поверх костюма на мне были одеты мои любимые счастливые семейники в цветочек. В этом великолепном наряде я демонстрировал находящимся в зале зрителям свои удивительные волшебные фокусы. Фокусы с картами не получались. Карты предательски сыпались из всех моих рукавов и тайных карманов, что смешило зрителей. Фокус с вытаскиванием кролика из якобы пустой черной шляпы, тоже оказался провальным. Кролик, собака, уперся лапками в стенки шляпы и я, так и не смог его оттуда вытащить. Люди стали расходиться, кидая в меня скомканные в шарики входные билеты. И тут я решился показать свой коронный фокус с распиливанием живого человека. Моя ассистентка выкатила на арену большой деревянный гроб, на крышке которого лежала бензопила. В зале притихли. Зрители вернулись на свои места, предчувствуя предстоящее захватывающее зрелище. Я открыл крышку гроба и предложил ассистентки лечь в него. Она отрицательно покачала головой. Я завел бензопилу и, угрожая ей, снова предложил ассистентки добровольно принудительно лечь в гроб. Она закричала "Помогите" и с диким визгом убежала за кулисы. Я, с работающей бензопилой, двинулся к зрителям на поиски добровольца для участия в смертельном трюке. Люди в ужасе стали разбегаться в разные стороны. Некоторые прятались под сиденьями, но бензопила в моих руках ловко распиливала любые препятствия. В зале поднялась паника. Это настоящий успех, мелькнуло у меня в голове. Но мой триумф длился недолго. Особо ловкие зрители повалили меня на пол и отняли пилу. Потом они связали меня и уложили в гроб, стоящий на арене. Крышку для верности заколотили гвоздями. Сквозь стенки гроба я услышал, как снова завелась бензопила и гроб начали пилить. Я стал биться руками и ногам, пытаясь вырваться на волю. Сквозь стенки гроба стали пробиваться острые зубья пилы. От страха я проснулся"
   Бредамира в камере не было. Чтобы не скучать, я принялся экспериментировать с материализацией различных предметов. Дело двигалось вполне успешно. У меня в руке появлялись и исчезали: чашка с чаем, сосиска в тесте, обезжиренный торт, было еще полкило черной икры, но она по вкусу, оказалась как красная, наверно потому что, я ее никогда до этого не пробовал. Извлекать предметы из воздуха мне очень понравилось. К моему глубокому сожалению, телевизор материализовать у меня не получилось, вероятно, из-за недостаточной мощности моего контура. Вдоволь наигравшись новыми возможностями, я погрузился в мечты. Имея такой контур в своем родном измерении, я бы точно перестал бы ходить на работу. Сидел бы себе дома, да пивко бы попивал, сделанное мною. Стоп, хватит! Размечтался. Для начала надо выбраться отсюда на свет белый, а потом уже думать, как домой вернуться. Мои размышления прервал уже знакомый мне голос Бредамира:
   - Войти можно?
   - Конечно, - ответил я. Бредамир вышел откуда-то сзади.
   - Я пришел с хорошей новостью, - широко улыбался он.
   - Вы отправляете меня домой? - обрадовался я, предположив, что Бредамир именно это хотел сообщить.
   - Нет,- ответил он, резко испортив мое настроение.
   - А чем еще ты можешь меня обрадовать? - не понимал я.
   - Сегодня я познакомлю тебя с нашим измерением. Готов к выходу в наш мир?
   - Всегда готов, - немного повеселел я, обрадовавшись перспективе знакомства с чем-то новым.
   Бредамир неспешно подошел к одной из серых безликих стен моей камеры. Он прислонил к ней свою ладонь, словно нажимая там потайную кнопку. На месте прикосновения стала появляться обычная деревянная дверь, словно ее рисовал невидимый художник невидимой кисточкой. Это было как в мультике, но дверь была самой настоящей. Когда она полностью нарисовалась, то тут же открылась. Яркий солнечный свет свободы хлынул в образовавшийся приоткрытый проем двери. Я прикрыл глаза ладонью, закрывая их от хлынувшего в камеру яркого дневного света. Бредамир взял меня за руку и потащил за собой навстречу свободе. Первое, что я почувствовал это свежий воздух. Когда глаза привыкли к яркому дневному свету, мне удалось окинуть взглядом окружающее меня пространство. То, что я увидел вокруг, произвело на меня, закоренелого городского жителя, неизгладимое впечатление. Я стоял посередине огромного бескрайнего поля покрытого ровной и ярко-зеленой травкой, как на поле для игры в гольф. Воздух здесь был настолько чистым и прозрачным, что создавалась оптическая иллюзия того, что это все ненастоящее. Казалось, что кто-то словно отредактировал этот пейзаж в графическом редакторе, добавив яркости и без того идеальным природным краскам. Дышать было тяжело. Мои легкие явно отвыкли от чистого природного воздуха. Им не хватало повышенного содержания углекислого газа в атмосфере. Никогда раньше я не видел такой красоты. Голова закружилась от переизбытка кислорода. Чтобы не упасть в обморок, я присел на травку, которая оказалась мягкой как ковролин с высоким ворсом. Справа от меня, вдалеке, поляну замыкали величественные горы со снежными вершинами, упирающиеся прямо в облака.
   - Здесь только моря не хватает! - вслух высказал я.
   - Море есть и не очень далеко, - ответил Бредамир.
   - Где? - я завертел головой по сторонам, но ничего так и не увидел.
   - Оно там, - Бредамир указал в сторону противоположную месту, где расположились горы. Я встал и посмотрел туда, но и так тоже ничего не увидел. Мое внимание привлекли светлые прямоугольники, которыми данная поляна была усеяна полностью. Почему я сразу их не заметил?
   - Это что такое? - спросил я.
   - Ты о чем? - не сразу понял меня Бредамир.
   - Я про эти прямоугольники, - показал я Бредамиру предмет моего вопроса. - Зачем они здесь?
   - Это обычные двери, - ответил он.
   - А для чего они здесь стоят? Без домов и зданий, - сюрреалистическая картина поляны с дверьми явно не укладывалась у меня в голове.
   - Это вход в дома и помещения, - удивлялся Бредамир моим глупым, по его счету вопросам. - Все так же, как и у вас в измерении.
   - У нас к двери прилагается дом, а тут его нет, - объяснял я причину вопроса. - Дверь без дома, выглядит глупо.
   - Я не знаю, поймешь ты или нет, но вот эта равнина, где мы сейчас с тобой находимся и дома, в которых мы живем, находятся в совершенно разных местах, - начал разъяснять мне Бредамир. - Мы построили жилые комплексы на Луне. Темную сторону Луны занимают спальные районы, а на светлой стороне находятся научные центры, здания правительства и прочие сооружения подобного типа. Каждая дверь, это портал в одно помещение, где находиться такой же портал двойник.
   - А зачем вам понадобилось строить здания на Луне? - поинтересовался я.
   - Используя Лунную поверхность, мы разгрузили нашу планету и сохраняем ее первозданную природу.
   - А камера, в которой меня держали, тоже на Луне находиться?
   - Да, это стандартная квартира на одного человека. Мы ее используем как акклиматизатор для чужаков из других измерений. Посмотри назад, - предложил Бредамир.
   Я обернулся. Позади нас, на траве стояла простая деревянная дверь. Она стояла одна, без стены и без дома в добротном деревянном коробе с наличниками. Просто одна одинокая приоткрытая дверь, сквозь открытый проем которой я видел свою камеру. Я встал и обошел дверь по кругу несколько раз. Вот это технология! Надо украсть чертежи этого устройства и взять с собой. Дома я смогу это продать за бешенные деньги и разбогатеть.
   - Ну что? Пошли? - перебил мои размышления о наживе Бредамир.
   - Куда? - я, вроде, никуда сегодня не собирался.
   - Туда, - указал в одну из сторон Бредамир. Я не стал больше задавать вопросов и последовал за ним. Минут через пять молчаливой ходьбы я не выдержал. Любопытство меня одолело, и я принялся расспрашивать Бредамира:
   - А вы можете вернуть меня обратно в мое измерение? - задал я самый главный свой вопрос.
   - Нет, в ближайшее время, не получиться, - огорчил меня Бредамир.
   - Почему? - я остановился. - Разве это так сложно при ваших-то технологиях? - я вспомнил, что мне делали здесь донастройку частоты колебания и предположил, что они могут эту частоту менять полностью.
   - Наши технологии позволяют изменять частоту колебания материи только в небольших диапазонах. Величины этих диапазонов недостаточно для перемещения по измерениям. Есть, правда, один способ, но он сложный и требует длительного времени. Давай мы позже вернемся к этому разговору, - Бредамир пошел дальше. Я засеменил за ним.
   - Насколько позже? Я домой хочу, - начал нудить я.
   - Ты пойми, - утешал меня Бредамир. - Мы тоже очень заинтересованы в твоем скорейшем возращении обратно. Мы обязательно вернем тебя в твое измерение. К сожалению, я не могу сейчас сказать точно, когда мы это сможем сделать. Это может быть завтра или через год. Проблема в том, что порталов у нас нет, но мы может рассчитать место и время появления определенных порталов, которые периодически появляются у нас. Сложней всего вычислить нужный портал в требуемое измерение. Наши ученые помогут нам его найти.
   - Значит, надежда есть? - решил уточнить я.
   - Конечно, есть. Но, если ты захочешь, мы можем быстро отправить тебя в первое попавшееся измерение, - предложил Бредамир.
   - Нет, я не хочу куда попало. Я хочу домой и готов подождать, - с грустью в глазах произнес я. Хотя, чего тут грустить? Природа здесь замечательная. Воздух свежий. Море и горы рядом. Буду считать себя в отпуске, а то на работе в отпуск уже года три не ходил. То работы много, то начальство не отпускало, то сам не хотел идти зимой.
   - Мы пришли, - Бредамир остановился возле одной из дверей, которая немного отличалась от тех, что я уже видел. Эта дверь была железной, а не деревянной как все остальные. Да и в размерах она явно была больше. Выкрашена она была в серый цвет и напоминала мне дверь в подъезд. Бредамир прислонил свою ладонь к этой двери. Дверь скрипнула поржавевшим металлом и открылась. Мне было предложено первым пройти сквозь нее.
   - А куда она ведет? - не решаясь входить, спросил я.
   - Это наш научный центр. Там нам помогут вычислить время и место появления нужного тебе портала. Не бойся, - улыбнулся Бредамир.
   Я так и не решился войти первым. Бредамир не стал ждать и первым скрылся за дверью. Я глубоко вдохнул, словно перед погружением под воду, и последовал за ним. Мы оказались в большом светлом холле огромного стеклянного здания, прозрачные своды стен которого уходили высоко в небо. Я смотрел вверх, широко открыв рот, пытаясь увидеть там потолок. Но как я не пытался, увидеть его я так и не смог. Здание, изнутри, было похоже на большую стеклянную колбу. Я с Бредамиром стоял на дне этой колбы. Вдоль округлой стены здания винтообразно уходила вверх стеклянная лестница, по всей длине которой, через одинаковые промежутки, расположились двери, сделанные из материала очень похожего на матовое стекло. Никаких лифтов я тут не увидел. Бредамир подошел к началу этой лестнице и принялся подниматься по ней вверх. Мне пришлось следовать за ним. Идти по стеклянной лестнице было очень страшно. Я шел на цыпочках, вплотную прижавшись к стене. Мне казалось, что стекло вот вот треснет и мы с Бредамиром упадем вниз и разобьемся. Бредамир шел смело вперед, сильно топая ногами и крепко сжимая перила своей мохнатой широкой ладонью. От каждого его тяжелого шага мое сердце замирало в испуге, за наши жизни. Но самого Бредамира прочность лестницы не волновала. Он смело шел вперед, не обращая внимания на мой страх и хрупкость конструкции. Поднявшись на высоту порядка трех метров, Бредамир остановился. Прикосновением своей ладони он открыл, оказавшуюся рядом дверь, снова приглашая мне первому войти вовнутрь. На этот раз я не ломался и быстро прошмыгнул под его рукой. Оказавший в более надежном для жизни месте, я облегченно выдохнул.
   Помещение, в которое мы попали, было большое и очень светлое. Вдоль одной из его стен расположились стеклянные шкафы, на полках которых лежали непонятные мне предметы больше напоминающие разные цветные геометрические фигуры. Один из шкафов был полностью забит уже знакомыми мне полосатыми палками. Такой же меня бил по голове мужик, когда я попал сюда. Центральная часть помещения была плотно заставлена столами из непрозрачного черного и серого стекла. За большей частью этих странных столов сидели не мене странные для меня люди в ярко зеленых блестящих комбинезонах. Некоторые из этих людей гладили руками крышки своих столов. Другие спали за ними сидя, положив свои руки на столешницу, немного склонив голову, словно студенты во время лекции. Вроде не спят, а сами дрыхнут, как сурки. Ну и работнички здесь собрались. У меня большое сомнение, что мне они быстро помогут. Бредамир потянул меня за рукав, увлекая за собой в узкий проход между столами. Проходя рядом с сидящими за столами людьми, я увидел, что те, кто гладил поверхность своих столов руками, на самом деле, трогали и перемещали по поверхности столов изображения фигур и странных символов, которые были изображены на столешнице, словно на экране телевизора или мониторе компьютера. Эти символы и фигуры они перемешивали и вместо них появлялись новые, более замысловатые. Это процесс завораживал и был полностью мне непонятен. Те, кого я принял за спящих, оказалось, тоже были заняты делом. Между их рук на столешницах появлялись предметы, которые они материализовывали и разносили по стеклянным шкафам. Я засмотрелся на их работу, продолжая идти за Бредамиром, пока не стукнулся об его широкую спину лбом. Бредамир, незаметно для меня, остановился возле одного из этих странных столов. За ним сидел мужчина средних лет, очень похожий на Бредамира, но с более глупым выражением лица, оттененным зеленоватым отраженным светом от его комбинезона. Мужчина крутил по крышке стола замысловатые символы, пытаясь сложить из них какую-то фигуру или формулу. Но символы не подчинялись и разлетались в разные стороны. Мужчина снова пытался сложить из них что-то, но снова не получалось. Бредамир стоял рядом, не вмешиваясь в процесс. Мужчина за столом был поглощен своей работой и совсем не замечал нас. Наконец-то он нас заметил и убрал руки с поверхности стола. Символы на столешнице исчезли. Теперь его стол ничем не отличался от обычного стеклянного стола.
   - Это он? - спросил мужчина в зеленом комбинезоне Бредамира, внимательно рассматривая меня с ног до головы. На его лбу ступеньками сложились морщинки, от умственных напряжений.
   - Да, - спокойно ответил Бредамир.
   Человек в зеленом комбинезоне почесал затылок, встал и молча направился к стеклянным шкафам. Шумно покопавшись в одном из них, он извлек небольшой треугольник стального цвета. Этот треугольник он поставил мне на голову так, что бы тот не скатывался. Я хотел спросить, что он делает. Но человек в зеленом приказал не шевелиться. Я замер, боясь шелохнуться и помешать ему. Треугольник пикнул два раза. От неожиданности я моргнул и дернулся. Треугольник съехал с моей головы и устремился навстречу с полом. Бредамир ловким движением подхватил его, не дав притяжению доделать свое дело. Пойманный треугольник он отдал мужчине в зеленом комбинезоне. Мужчина покрутил треугольник в руках, отыскивая нужную сторону, и положил его на свой стеклянный стол.
   - Я все сделаю, - пообещал он Бредамиру, протягивая ему руку, что бы попрощаться. Мне он руку протягивать не стал, словно меня здесь и не было совсем. Бредамир крепко пожал его руку и приказал мне идти на выход.
   Когда мы спустились с ним по стеклянной лестнице вниз, я решился задать скопившиеся у меня за это время вопросы:
   - Где это мы были? - задал я самый главный для меня вопрос.
   - Это отдел по изучению измерений, - объяснил Бредамир.
   - А этот человек в зеленом комбинезоне, он кто? - продолжал интересоваться я.
   - Это главный ученый отдела. Он поможет вычислить появление портала в твое измерение.
   - А зачем он мне треугольник на голову ставил? - вопросов у меня скопилось предостаточно.
   - Это прибор для измерения предыдущих частот колебаний материи, - спокойно отвечал на все мои вопросы Бредамир. - Она поможет узнать параметры твоего измерения, на основе которых будет вычислен нужный тебе портал.
   - А почему они все тут носят зеленые комбинезоны? - я продолжал играть в маленького почемучку.
   - Это особо мощные контуры для научных работ. Они помогают ученым реализовывать свои идеи и изобретения.
   - А мне они точно помогут попасть домой? - засомневался я.
   - Будем надеяться, что да, - Бредамир видимо сам не очень был уверен в успехе - Пойдем отсюда, я покажу твое новое место пребывания, - мне тем самым намекнули, что вопросов на сегодня уже достаточно. Мы вернулись на поляну. Я, как ребенок, радовался перспективе попасть домой и пьянящей свободе. Через пять минут мы остановились у очередной двери. За ней скрывалось мое новое жилище. Бредамир предложил мне самому прислонить ладонь к двери. Дверь открылась. Мы оказались в той же самой комнате, где меня держали в период адаптации. Я недоуменно посмотрел на Бредамира.
   - Это твоя новая комната, - ответил он на мой немой вопрос. - Пока она похожа на акклиматизатор, но сейчас я изменю ее по твоему желанию. Давай мне свою руку и представь себе, то жилище, которое ты больше всего хотел бы увидеть.
   Я точно знал, что я хочу. Это была моя родная однокомнатная квартира в моем измерении с ее вечным беспорядком и всяким ненужным хламом сваленном в самых разных укромных местах. От руки Бредамира тепло передалось моей руке и равномерно распределилось по всему телу.
   - Готово, - сказал Бредамир.
   Когда я открыл глаза, то увидел, что я нахожусь в своей родной квартире. Я дико обрадовался и безмерно удивился одновременно. Радость охватила всего меня с ног до головы, словно меня окунули в омут счастья.
   - Я дома? - не поверил я картинке открывшейся моему взору. Бредамир говорил, что они не могут меня домой отправить, а тут оказываться могут. - Как вы это сделали? А говорили, что не можете меня перенести домой, - не умолкал я от счастья, плюхаясь на свой любимый диван.
   - Нет, - прервал мое ликование Бредамир. - Ты все так же находишься не у себя дома, а у нас в измерении. Просто я сделал эту комнату такой, какой ты ее хотел видеть.
   Я думал, что это тебя немного успокоит.
   - Но как все это здесь оказалось? - я выпучил удивленные глаза.
   - Все. У меня дела, я должен покинуть тебя, - Бредамир ушел, не желая мне больше ничего объяснять. Он оставил меня одного, больше не собираясь, видимо, отвечать на мои глупые вопросы.
   Мой новый и в тоже время старый однокомнатный дом действительно подействовал успокаивающе на мое смятенное новыми событиями сознание. Здесь все было точно так же, как и в моей родной квартире в моем измерении. Но как они смогли все это перенести сюда? Я поднялся, скрипнув пружиной в диване, и подошел к окну, что бы окончательно убедиться, что я нахожусь не дома. За стеклом ничего не было видно, словно кто-то покрасил стекло черной краской с обратной стороны. Я попытался открыть окно, но мои попытки закончились неудачно, сломанной ручкой створки окна. Задумчиво повертев сломанную ручку в руках, я положил ее на стол, который располагался рядом с окном в правом углу комнаты. На столе я заметил книги, которых у меня никогда не было в квартире. Они лежали ровной аккуратной стопкой друг на друге и различались по цвету обложки. Верхней в стопке была красная книга, под ней лежала оранжевая, затем желтая, зеленая, голубая, синяя и замыкала цветную стопку снизу - фиолетовая книжка. Книг было ровно семь.
   Я взял в руки самую верхнюю красную книжку. На ее обложке красовалась сверкающая надпись золотистыми буквами - "КРАСНАЯ КНИГА". Странная книга. Тут и так понятно, что она красная. Я сдвинул стопку книг, распределив их равномерно по поверхности стола. На всех семи обложках этих книг была надпись соответствующая ее цвету. То есть на обложке зеленой книги была надпись - "ЗЕЛЕНАЯ КНИГА", на желтой - "ЖЕЛТАЯ КНИГА" и так далее. Интересная серия книг. Я сложил книги снова в стопку и понес их к дивану, где я обычно и читал всю свою литературу, подперев подушку под голову и включив для фона телевизор. Изучение этих странных произведений я начал сверху - с красной книги. Я лег на спину, подложив под голову подушку, в предвкушении чего-то интересного, и попытался открыть первую страницу, где обычно находилось оглавление у нормальных книг. К моему удивлению я этого сделать не смог. Как я не старался, книжка не открывалась, словно сильный магнит удерживал страницы между собой. После нескольких неудачных попыток открыть красную книгу, я бросил ее на пол и взял из стопки следующую книгу с оранжевой обложкой. Но и ее я тоже открыть так и не смог. Оранжевая книга полетела на пол вслед за красной. Потом на пол полетела желтая, зеленая, голубая и синяя книги. Ни одна из них так и не открылась моему взору. Это, наверное, местный прикол такой для гостей или это просто муляжи книг. Но зачем они здесь? Потеряв надежду, но ради доведения дела до конца, я сел и безнадежно взял в руки последнюю фиолетовую книгу. Я положил ее на колени и заметил, что цвет ее обложки точно такой же, как цвет моего комбинезона. Книга открылась без особых проблем. Представив моему взору текст на понятном мне русском языке, который я принялся читать.
  
   "Высший разум создал СЕМЬ основополагающих цветов, и каждый цвет определяет человека в его общественной иерархии правильного мира, основанного на самом справедливом законе вселенной. Цвет, это единица мерила и степени сознания. И по цвету твоему воздастся тебе человек. Твой цвет, это цвет твоего сознания. Ты новичок в нашем мире и эта книга только для таких как ты - владельцев фиолетовых комбинезонов. Мысли правильно, поступай правильно и будет в награду дарован тебе другой цвет, по сознанию твоему, поступкам твоим и мыслям твоим. Почитай и слушайся людей другого цвета, ибо они выше в мыслях и помыслах своих. Обходи стороной людей в синих комбинезонах, ибо цвет этот дарован им за поступки их неправильные и преступления против справедливости и правильности мира нашего. Синий цвет, это цвет опасности"
  
   Я посмотрел на потолок, что бы немного поразмыслить. Бред, какой-то. Причем здесь различные цвета? Кто это придумал? У нас цветом опасности является красный, но никак не синий. Я перевернул страницу и продолжил читать:
  

"Иерархия цветов"

   "Красный - самый главный цвет во вселенной. Это цвет правильной мысли и поступков. Человек в красном комбинезоне самый главный творец мира нашего. Его решения самые правильные и верные и не подлежат никакому обсуждению и отчуждению.
   Оранжевый - награжденные этим цветом, это люди находящиеся почти на том же уровне сознания, что и владелец Красного цвета. Они помогают ему управлять миром и цветом в мире. Они решают кому, и какой цвет носить. Они решают, что и как в мире нашем и исполняют волю Красного цвета.
   Желтый - дарован людям, находящимся на службе у Красного и Оранжевого цвета без права на вынесения решений.
   Зеленый - этот цвет дарован ученым мира нашего.
   Голубой - это цвет всех остальных людей, за исключением приговоренных к Синему цвету и чужаков из других миров, которым дарован, для их же блага, Фиолетовый цвет.
   Синий - это люди, сбившиеся с пути истинного. Им дан этот цвет, дабы поступками и мыслями своими не смогли они принести вред измерению нашему
   Фиолетовый цвет - цвет детства и становления. Он для детей наших и гостей наших, дабы сберечь мир от хаоса ума неокрепшего"
  
   Дочитав до конца эту страницу, я понял, что это измерение не такое уже и идеальное, как мне показалось сначала. Я знал, что в любом человеческом обществе люди разделяют себя между собой, дабы возвысить себя или унизить других. Но разделение на цвета, это уникальное событие. В моем измерении людей делили на царей, бояр, крестьян, богатых и бедных. А здесь все гораздо проще. Семь цветов и семь ниш, которые можно занять в этом мире. Может это и есть оптимальная иерархия устройства мира? При этом всего лишь по твоему внешнему виду всем понятно кто ты есть на самом деле. И не нужно показывать никаких там бумажек или предоставлять иные доказательства. Причем, по цвету виден не только статус владельца, но и то, что человек из себя представляет по духу и совести. А если ты дальтоник? Наверное, тяжело здесь таким людям жить? Я перевернул страницу и продолжил читать книгу.
   Далее в ней рассказывалось, что цвет, это еще и основа разделения мощности контуров. Красный контур является самым мощным из всех существующих в мире контуров. Его обладатель способен творить свою реальность в масштабах целой планеты. И нет никаких для него ограничений, кроме собственной совести и прирожденной скромности. Оранжевые контуры имеют намного меньшую мощность, чем красные и способны материализовывать только объекты любого объема и даже простейшие живые организмы. Желтые контуры слабей оранжевых и каждый последующий цвет контуров в иерархии цветов слабей предыдущего. Из всех существующих здесь контуров самым слабым является фиолетовый, то есть мой. Получается, что мне даровали наименьшие возможности в этом мире, что в принципе обидно и, на первый взгляд, несправедливо. В этом идеальном обществе я помещен в самую нижнюю иерархию, которая ниже, даже, наказанных за всякие провинности, которые носят синие контуры. Почему так? Судя по цвету комбинезона, я теперь местный ЛОХ и эта моя судьба здесь. Несмотря на все свои личностные обиды, я их прекрасно понимаю. Я чужой и что у меня на уме им пока непонятно. Поэтому, от греха подальше, дали мне самый маломощный контур, чтобы не приставлять ко мне сиделку, которая будет реализовывать мои желания и превращать мои отходы, обратно в энергию. Мне, наверное, надо радоваться, что они меня не растворили сразу, как отходы, а, наоборот, решили помочь с моим возращением в родное измерение. И за это им большое спасибо.
   Я решил немного отдохнуть от чтения и прогуляться на свежем воздухе. Если я правильно понял Бредамира, я теперь свободен и могу выходить на улицу когда захочу. Я поднялся с дивана, потянул затекшие руки и подошел к двери, гонимый желанием пополнить организм кислородом и избавить себя от мрачных размышлений. Я прислонил свою ладонь к двери, как научил меня Бредамир, но ничего не изменилось. Дверь оставалась запертой и не собиралась выпускать меня отсюда. Я принялся судорожно прислонять обе ладони в разные места двери, но она все равно не открывалась, словно спасала от меня внешний мир. От злости я пнул ее ногой. Полностью потеряв надежду выбраться отсюда, я вернулся на скрипучий диван. Уроды! Опять заперли одного. За что они так со мной? Что я им сделал плохого? Мое возмущение нарастало, как снежный ком. Захотелось плакать, а точнее зареветь как маленькому ребенку, у которого отняли любимую игрушку. Глубоко вдохнув и выдохнув несколько раз для успокоения, я взял фиолетовую книгу в руки и продолжил ее читать. Других развлечений здесь у меня больше не было.
   Затем я прочел в книге краткую историю мира, уже знакомую мне от Бредамира. В ней рассказывалось о очень древней цивилизации сотворившей измерения и о большом взрыве, который, почти полностью, разрушил связь между измерениями. Еще я прочел о том, что первый контур был изобретен около пяти тысяч лет назад. В те времена в этом измерении была эпоха рыцарей и королей. Это показалось мне интересным фактом, потому что у нас первые рыцари и все, что с ними было связано, появилось гораздо позже. Доступ к контурам тогда был только у правителей того времени, которые использовали их в своих личных и корыстных целях. Они объявляли себя высшими волшебниками и правили в условиях жесткой диктатуры, путем запугивания всего населения своими сверхъестественными возможностями. Факт изобретения контуров был скрыт, а ученые его изобретшие были уничтожены. Всего таких контуров было построено ровно семь, для семи королей цветных государств. Название каждого государства соответствовало одному из цветов радуги. Самое большое было Красное государство, еще были Оранжевое, Зеленое и так далее. Мир того времени был прост и понятен. Отсюда и тяга у местных делиться на цвета. Народ боялся своих правителей, считая их сыновьями бога на земле. Бунтов не было. Был только страх и тотальное подчинение.
   Переломный момент в истории этого измерения произошел порядка двух тысяч лет назад, когда в Красном государстве, из неоткуда, появился человек по имени Великий Знахарь. Это был очень могущественный волшебник. Он умел творить чудеса, превосходящие те, что умели делать сами правители. При этом ему совсем не требовался для этого контур. Секрет его силы был в том, что он мыслил на частоте этого измерения с нужной мощностью мысли. Тогдашние правители решили убить его, но он опередил их и растворил всю правящую элиту в пространстве, освободив население целой планеты от гнета правящих диктаторов. Но, управлять целыми народами, привыкшими к постоянному гнету и указаниям как жить, было сложно. Попытки хоть как то взять власть в свои руки и управлять сразу семью государствами оказались безуспешными. Сил не хватало. Великий Знахарь пересилил все немногочисленное население сюда на Зеленую поляну, для удобства управления, но это тоже оказалось малоэффективным. Он принялся искать модель идеального мира и в этом поиске он совершил серьезную ошибку. Однажды, он решил, что все люди должны обладать такими же возможностями, как и он сам. Тогда никто в этом мире, больше не будет ни в чем нуждаться и надобность его участие в жизни местных отпадет. Следующим чудом Великого Знахаря было наделение всех людей силой идентичной ему самому. Эта модель мира оказалось полной утопией. Люди оказались не готовы к таким невероятным возможностям. В мире воцарил хаос и беспорядок. Необдуманные желания привели к большим бедам в масштабах измерения. Правильных и хороших желаний, оказалось очень мало. Осознав это, Великий Знахарь отнял у всех людей такие возможности и вернул мир к прежнему состоянию.
   В дальнейшем, путем проб и ошибок, он все-таки придумал, как наиболее эффективно организовать систему, где люди смогут пользоваться чудом резонанса мысли и при этом не погубить себя. Для этого он изобрел семь цветных контуров. Мощность контуров была разбита на семь диапазонов. Каждый из них обозначили отдельным цветом. Семь цветов - семь уровней возможностей человека в этом измерении. Красный контур он создал всего один и оставил себе, что бы потом передать его своему приемнику. Оранжевых контуров, Великий Знахарь создал ровно семь. Он подарил их семи специально отобранным им людям, готовым иметь такую силу и при этом правильно ее использовать. Эти люди занялись дальнейшем обустройством государства и распределением комбинезонов, согласно уровню готовности человека. Технологию производства контуров всех остальных цветов он подарил ученым, для массового воспроизводства. За год всех людей поделили по цветам. Эта структура успешно заработала. Семерка обладателей оранжевых комбинезонов вполне стала справляться без участия Великого Знахаря. С этого момента все встало на свои места, и наша цивилизация пошла в гору своего эволюционного развития. Через два года, после своего появления, Великий Знахарь попрощался со своим народом и исчез, пожелав всем благополучия. Красный комбинезон он никому не передал, дабы избежать глобальных катастроф. Он считал, что еще ни один человек на земле, включая его самого, не достоин такой силы. Но Великий Знахарь пообещал вернуться через пять тысяч лет и сотворить новое чудо.
   С тех самых пор устройство местного мира больше не подвергалось серьезным изменениям. После исчезновения Великого Знахаря, многие пытались найти Красный комбинезон, но пока это никому не удалось. На этом историческая справка закончилась. Дальше шло описание организации правления единым государством. Во главе всего мира пожизненно стоял Великий Знахарь, который делегировал все свои полномочия людям в оранжевых комбинезонах, до своего возвращения. У оранжевых на службе были люди в желтых комбинезонах, которые контролировали порядок в стране. Как я понял, это была местная милиция. Ученые этого мира носили зеленые комбинезоны, сделанные специально для научных исследований и разработок. Все остальные люди носили голубые комбинезоны. Но в любом обществе всегда есть место преступному элементу, каким бы идеальным оно не было. Людей, нарушивших местные законы, наказывали переодеванием их в синие комбинезоны. Мощность их была небольшой, и вред от таких людей был минимальный. Дети и чужаки из других измерений обязаны были носить фиолетовые комбинезоны, потому что у чужаков и детей непонятно что на уме, а это очень опасно для измерения, да и для владельца комбинезона.
   Из книги я так же узнал, что Оранжевые комбинезоны передавались новому владельцу, в случае смерти старого. Нового владельца отбирали сами Оранжевые, т.е. никаких всеобщих выборов не проводилось. Оранжевые знали, что нельзя доверять выбор нового руководства народу. Я это знаю по своему опыту. При всем богатстве выбора, самого выбора то, как такового, и нет. В нашем мире никогда честный, искренний, заботящийся исключительно об интересах народа и страны не займет кресло власти. Быть честным и при этом успешным политиком практически невозможно.
   На последних страницах фиолетовой книги содержалась информация о возможностях фиолетового контура. Мой контур был способен на материализацию еды и очень мелких предметов. При необходимости чего-то большего нужно было обращаться к опекуну или наставнику.
   На этом книга закончилась. На всякий пожарный случай, я еще раз попытался открыть другие цветные книги, но они непоколебимо стояли на своем и не поддавались моим тщетным попыткам. Стало скучно и тоскливо, как с наступлением осени. Читать больше было нечего, да и не хотелось мне этого. Наступила полная апатия и отсутствие интереса к жизни. Спасть не хотелось. Играться в фокусы с материализацией всякой чепухи, уже достало, и я погрузился в размышления. Почему меня опять заперли? Они, наверное, бояться меня или просто оберегают от внешнего мира? Но мне скучно сидеть тут одному! Чем бы себя занять? Пойду как я в душ. Давно не мылся. Да и комбинезон достал уже. Он конечно штука полезная, но на голое тело все-таки не очень приятно. Я пошел в ванную комнату, где снял комбинезон и принялся чесаться. Безнадежно выдохнув, я закинул ногу и оказался в самой ванне, встав прямо под лейкой душа. Зашторив шторку, я принялся открывать оба крана с горячей и холодной водой. Из крана послышалось злобное шипение воздуха, означающее только одно - воды здесь нет. Я пощелкал переключателем с лейки на кран несколько раз, но и это не помогло. Опять сказывался неудачный день.
   - Хотя бы холодную воду дали, - крикнул я прямо в лейку от душа, словно там меня могли услышать. Тут же из нее прямо мне в лицо хлынул поток ледяной воды. Я непроизвольно крикнул и, поскользнувшись на мокром, громко упал на дно ванны. Следом на меня полетели различные пузырьки с шампунями и прочей жидкостью, которые я зацепил при падении. Моя голова оказалась прямо под напором холодной воды, которая лилась мне прямо в лицо. Судорожно, я несколько раз пытался встать и снова падал. Потом мне все-таки удалось дотянуться до крана и перекрыть воду. Мыться сразу перехотелось. Губы посинели от холода, глаза расширились от шока, а кожа покрылась пупырышками. Почему то, я подумал, что похож сейчас на ощипанного гуся, убежавшего от неминуемой участи быть целиком запеченным в духовке. Полотенца в ванной не оказалось. Я с большим трудом натянул обратно свой комбинезон на еще мокрое и трясущееся от холода тело, дабы согреться после холодного потрясения.
   Я вернулся в комнату. На моем любимом всей душой диване сидел Бредамир и ждал меня, изучая окружающую обстановку. Он удивленно посмотрел на мои мокрые взъерошенные волосы:
   - Что с тобой случилось?
   - Со мной уже все хорошо, - успокоил я его. - Но вот у вас здесь проблемы с горячей водой. Ее нет совсем, прямо как у меня дома в родном измерении.
   - С какой водой? - недоуменно спросил Бредамир.
   - С обычной. В ванной! - не понимая удивления Бредамира, сказал я. - Там у вас нет горячей воды, только холодная.
   - Значит, только холодная? - задумчиво произнес Бредамир и подошел к открытой двери в ванную. Он осторожно заглянул вовнутрь, просунув в проем только голову, словно там прятался монстр. Убедившись в отсутствии опасности, он вошел в ванную и закрыл за собой дверь. Я услышал, как он там открыл воду и снова ее закрыл. Через минуту еще более задумчивый и чем-то сильно озадаченный Бредамир выскочил оттуда. Я уже сидел на диване, съежившись и трясясь от холода.
   - Нам с тобой надо еще раз сходить в научный центр, - Бредамир схватил меня за руку и потащил за собой.
   - Зачем? - не понимал я. - Мы только что оттуда вернулись.
   - Требуется провести дополнительные измерения спектра твоего организма. Тех данных, которые мы получили недостаточно. Ученые не могут вычислить по ним портал, - Бредамир явно что-то недоговаривал.
   - Хорошо, - согласился я. - У меня все равно нет выбора. Только можно, я сначала обсохну? - простудиться в мои планы не входило.
   - Используй свой контур, - предложил Бредамир. - Закрой глаза и представь себя сухим.
   - И все? - удивился я.
   - Да!
   Я выполнил его указания и уже через десять секунд стоял абсолютно сухой и даже, вроде как, и причесанный. Мы вышли на улицу и снова отправились пешком в научный центр. На это раз на нашем пути повстречалось много местных, что позволило мне изучить их поближе. Местное население ничем особым друг от друга не отличалось. Все они, без исключения, носили комбинезоны. В большинстве своем это были комбинезоны красивого небесно-голубого цвета. Изредка среди них попадались люди в синих и желтых комбинезонах. Все дети, которые мне повстречались, были одеты в комбинезоны такого же цвета как у меня. Местные мужчины, в большинстве своем, носили усы или бороды, а некоторые, даже, и то и другое. Дизайн усов у всех был одинаковый - под манер казацких. Различались усы только размером и цветом. Многие красили их во все цвета радуги - от желтого до кислотно-зеленого. Очень мало кто из мужчин не имел данного атрибута, в основном это были те, кто носил синий комбинезон, по крайне мере мне так показалось. Те, кто носил бороды, заплетали их в косички, при этом окрашивался только самый низ этой косички, а не вся борода целиком. Теперь о местных женщинах. Они заставили меня, в глубине души, пустить слюнку, так как все были обворожительно хороши собой и имели идеальные модельные фигуры и внешность. Все их достоинства были подчеркнуты обтягивающими их стройные контуры тела, комбинезонами. Особенно мне поразили их разноцветные косы, которые свисали у них до самого пояса. Косы переливались всеми цветами радуги, и это не могло не будоражить мое мужское я, стосковавшееся без женщин. Сами косы красились в несколько цветов, но были и одноцветные. Вот чего не было точно, так это неокрашенных кос и женщин без них. Местные тоже проявляли любопытство к моей персоне. Они внимательно рассматривали меня, толкая локтями своих друзей и указывая пальцем в мою сторону. В эти мгновения, я чувствовал себя редким музейным экспонатом, выставленным на всеобщее обозрение. Пока я рассматривал местное население, а местное население меня, мы оказались возле, уже знакомой мне, железной двери в научный центр.
   Бредамир отрыл скрипучую массивную дверь. Мы снова поднялись, по стеклянной лестнице, в отдел по изучению измерений. На это раз подниматься было не так страшно, потому что опыт показал, что стеклянная лестница очень крепкая. Прямо у входа нас ждал тот же самый ученый, который ставил мне треугольник на голову. А может и другой, но этот был очень похож на того. На этот раз он поздоровался не только с Бредамиром, но и робко пожал руку и мне. Было, похоже, что он меня боится. В отделе, кроме нас, больше никого не было. Столы пустовали, в ожидании своих владельцев. Меня повели в другой конец комнаты, где оказался вход в еще одно помещение с белыми потолками, стенами и полом. В центре белой комнаты стоял аппарат, напоминающий барокамеру или аппарат для снятия томографии. Мы все вместе подошли к нему. Я немного испугался, потому что не понимал, что сейчас со мной здесь будут делать.
   Ученый обошел аппарат сбоку и открыл там какую-то крышечку. Из своего кармана он вытащил небольшой треугольник стального цвета и сунул его в аппарат. Бредамир, в это время, выдвинул из аппарата лежак, на который мне было приказано лечь. Я лег, напрягаясь всем телом от волнения. Лежак, вместе со мной, Бредамир задвинул обратно в аппарат. Внутри было светло и тепло, как в солярии. Через несколько секунд, что-то снаружи пикнуло. Бредамир выкатил меня обратно на свободу. Ученый вытащил из аппарата треугольник и сунул себе обратно в карман.
   - Все? - удивился я краткости процедуры.
   - Да, - ответил Бредамир. - Посиди пока здесь, - попросил он, а сам с ученым скрылся за дверью.
   - Значит, у них есть, от меня, какие-то секреты, - я сидел на лежаке и болтал ногами, тем самым отвлекая свое внимание от накопившихся проблем в личной жизни. Показался Бредамир и позвал к себе. Я спрыгнул с лежака и направился к нему. Попрощавшись с ученым, мы пошли обратно ко мне домой. Бредамир всю дорогу молчал. Перебивать его мне совсем не хотелось, он явно был не в настроении со мной общаться. Когда я уже занял место на своем диване у себя в квартире, то осмелился спросить Бредамира:
   - А выходить мне на улицу можно? - я посмотрел на него, как маленькая собачонка выпрашивающая еду за обеденным столом.
   - Можно, но только не с кем не общайся, далеко не ходи и старайся быть на месте, - проинструктировал он.
   - А что так? У вас здесь опасно? - удивился я.
   - Нет, просто, сейчас для тебя так будет лучше, - он задумался. - Да, совсем забыл, в море лучше не лезь, там у нас всякой живности полно, а то пострадаешь еще.
   - Хорошо, не буду, - пообещал я, да и где оно это море, я не знал. - А где оно?
   - Выйдешь и идешь прямо, - пояснил Бредамир. - Мне пора, - добавил он и быстро скрылся за дверью.
   Сидеть без дела я не стал. Мною было принято единогласное решение прогуляться по свежему воздуху. Я подошел к двери и, немного побаиваясь, неудачного результата, прислонил к ней ладонь. На это раз дверь повиновалась и открылась, предлагая мне выйти отсюда. Погода стояла отличная! Высоко в голубом безоблачном небе светило яркое летнее солнце. Негромко подпевали птички моему радостному настроению. В воздухе пахло настоящей свободой. Красота! Вот бы сейчас шашлычку с пивом в веселой компании навернуть, мечтал я. Я растекся в довольной улыбке, от возникшей в моем воображении картины шумной компании, жадно поедающий недожаренный в спешке шашлык и запивающей все это холодным пивом. А не дойти ли мне до моря? Редкий человек, зная о близости своего бренного тела к морю, не посетит его побережье, что бы окинуть взглядом бескрайную водную гладь и вдохнуть полной грудью морскую свежесть. Самое главное - это не заблудиться в незнакомой местности. Двери здесь почти все одинаковые, как я потом отыщу свою? Нужны какие-нибудь ориентиры. Вот, здесь кусты похожие на зайца, а вот клумба с красными цветами, а между ними моя дверь. Все, теперь точно найду, успокоил я себя и направился прямо, где, со слов Бредамира, находилось море. До моря я добрался минут за тридцать. Песчаный берег простирался в обе стороны и манил меня прилечь и отдохнуть. Я поближе подошел к кромке моря, куда не доставали волны и сел на нагревшийся от солнца ярко желтый песок. Море приятно шумело. Волны одна за другой разбивались о песчаный берег. Я сидел и наслаждался теплым морским приятным воздухом. Солнце припекало голову. Мне очень захотелось искупаться, но вспомнив про предостережения Бредамира, я не стал этого делать. Я опять представил себе шашлык и пиво. А почему бы и нет? У меня же есть контур! Немного поколдовав с ним, в моей руке оказался сначала шампур с горячим шашлыком и через пару минут двухлитровая бутылка свежего и даже немного холодного пива. Вот, этот отдых по мне! Море, пиво и свежий воздух. Я откусил ароматный шашлык, запив его освежающим пивом прямо из горла бутылки. Хмель приятной волной ударил в голову, немного ослабив мое внимание. Бутылка с пивом опустела минут за двадцать, после чего пустая тара была брошена на песок. Убирать за собой было лень, да и чисто было здесь слишком. Захотелось привычного колорита русского моря с мусором и пустыми бутылками. Так я чувствовал себя дома.
   Мочевой пузырь попросил слить лишнее. Уговоры потерпеть, его не успокаивали. Я поднялся и понял, что уже немного пьян. Нащупав взглядом ближайшие кусты, я, покачиваясь в разные стороны, стал передвигать ноги в их направлении. Добравшись до кустарника, я расстегнул молнию комбинезона, но пришлось остановиться. Из-за кустов на меня смотрели два удивленных глаза в синем комбинезоне. Молнию, для приличия, пришлось вернуть в исходное положение.
   - А у вас ту женщины свободные есть? - обратился я к глазам в кустах, не найдя другой темы для разговора.
   Глаза испуганно заморгали и исчезли. За кустами послышался топот убегающего человека. Я снова расстегнул молнию и сделал свое мокрое дело. Жизнь снова наладилась. Я вернулся туда, где валялась пустая бутылка из-под пива. Не знаю почему, но мне очень сильно захотелось водки. Пиво без водки, деньги на ветер, вспомнил я и тут же сделал себе пол-литра свежего пшеничного лимонада. Лимонад пошел хорошо, и качество получилось отменное, что сказалось сразу на моей способности передвигаться и думать. Хмель окончательно завоевал мое тело и голову. Я с большим трудом встал на ноги, качаясь, словно камыш от сильного ветра. В голову пришла мысль, что протрезветь поможет прохладная морская вода. Черт с ним с этим предостережением Бредамира. Я только окунусь побыстренькому и сразу обратно на берег. Что же я - не русский что ли? И кто такой Бредамир? И чего это он мне постоянно указывает? Он меня точно не уважает! Вот найду его и поинтересуюсь, уважает он меня или нет? И пусть еще со мной водки выпьет в знак примирения. Я снял комбинезон, путаясь в его рукавах и штанинах. Отцепившись окончательно от последний штанины, я разбежался, и бомбочкой прыгнул в морскую пучину. Ледяная вода, сотнями холодных иголок вонзилась в мою кожу. Я с диким криком и отборным русским матом ринулся на сушу. Такого ледяного моря, я еще не встречал. Выбежав на берег, я лег на спину на теплый песок, лицом к согревающему солнцу.
   Я закрыл глаза, вспоминая про теплое турецкое море, где я был в прошлом году. Вот бы и здесь, море было бы таким же теплым! Я бы в таком случае задержался здесь надолго. Мои мечты подействовали согревающи. Еще немного понежась под ласковыми солнечными лучами, я встал. Хмель от полученного стресса сдал свои позиции. Пора одеваться и идти домой. Я стал стряхивать с себя прилипший песок, но получалось плохо. Требовалось смыть его водой. Под комбинезоном песок мог подарить мне несколько потертостей и мозолей. Я подошел к морю и осторожно сунул в него большой палец ноги. На этот раз вода показалась мне теплой. Я аккуратно стал продвигаться вперед, пока не вошел в море по колено. Вода была теплая, как в Турции в сезон! Как она так быстро нагрелась? Точно, я допился до белой горячки! Прав был Бредамир, нечего было лезть в это море. Глубже заходить я не решился. Обмылся прямо тут и вернулся к своим вещам. Я сидел на берегу, обсыхая и одновременно наблюдая, как спокойное оранжевое солнце плавно скрывалось за горизонтом, медленно опускаясь в море, оставляя на ее поверхности солнечную дорожку. Меня снова разморило от принятого ранее спиртного. Нужно было возвращаться обратно, пока еще не стемнело окончательно. Я быстро оделся и побежал в ту сторону, где, по моему мнению, находилась моя дверь. Я бежал, что бы быстрей добраться до своего дивана и уснуть в приятном похмелье. От бега, алкоголь еще сильней забегал по моему организму, приводя меня в еще большее опьянение. Ноги заплетались. Я стал периодически падать на траву. Потом снова поднимался, пробегал несколько метров и опять ноги предательски цеплялись одна за другую и я, снова падал. По моим расчетам, я уже был, где то, возле своей двери. Но, запомненных мной ориентиров я нигде не смог обнаружить. Потеряв надежду отыскать свою дверь, я судорожно принялся прислонять свою руку ко всем попадавшимся мне на пути дверям. Ни одна из них, так и не открылась. Солнце окончательно скрылось за горизонтом, уступив свое место ночи. На улице стало прохладно и сыро. Я понял, что основательно заблудился и тяжело болен топографическим идиотизмом. Я сдался и сел на травку, устремив взгляд в звездное небо. Там я увидел до боли знакомые созвездия. Вот там полярная звезда, а там большая медведица. В этот момент, мне казалось, что я сейчас нахожусь в своем родном измерении и лежу у себя во дворе, на лавочке, изучая созвездия. Тоска по дому, усиленная алкоголем, накинулась на меня и я ничего умного не смог придумать, как залить ее водкой, остатки которой я прихватил с собой с пляжа. Реальность растворилась полностью в принятых градусах спирта. Что происходило со мной потом, я уже не помнил.
  
  
   Разбудила меня сильная головная боль, которая пыталась разорвать голову изнутри на мелкие части. Ничего не помню! Где я нахожусь? Кто я? Что случилось? Хочу пить! Мысли одна за другой хаотично сменяли друг друга в опухшей голове. Память сначала вернула мне мое имя и причину моего плохого состояния. Зачем мне понадобилось еще пить водку? Что за дурная привычка напиваться до потери сознания? Большим усилием воли, превозмогая головную боль, я открыл глаза. Блин, допился! Я лежал в середине прозрачного стеклянного куба на прямоугольнике, на ощупь похожим на большой и мягкий кусок пенопласта. Что это за галлюцинации такие? Я зажмурился и потряс головой. К моему глубокому сожалению, окружающая меня действительность не изменилась. За прозрачными стенами куба была видна уже знакомая мне зеленая долина, по которой ходили люди. При этом, никто из проходящий рядом людей, не обращал на меня никакого внимания. Внутри куба мне были хорошо слышны звуки ветра и птичьи трели, словно я был на самой поляне. Хоть бы птицы заткнулись! И так голова болит, а они тут орут так громко. Я сел на пенопласт и еще раз обратился к своей памяти. Что все-таки вчера со мной случилось? Как я попал сюда, а самое главное, как отсюда выбраться? Я решил заняться последней частью вопроса, а именно как выбраться отсюда. Я поднялся и подошел к стеклянной стенке.
   - Выпустите меня! Помогите люди добрые! - кричал я, проходившим рядом за стенкой куба и долбил руками по стеклу. Но никто из них, так и не обратил на меня никакого внимания. Скорей всего они делают вид, что не замечают меня. Зачем ими помогать чужакам? Я еще раз воззвал о помощи, но все было бесполезно. Я вернулся к пенопласту и лег на него на спину. Отсюда я увидел потолок куба, который тоже был прозрачный. Сквозь него светило яркое утреннее солнце и были видны пролетающие по небу белоснежные облака и редкие птицы. Я понял, что со мной случилось! Меня, наверно, за вчерашнее поведение посадили как дикого и редкого тигра в клетку, на общее обозрение публики. Типа, что бы другим неповадно было так поступать.
   - Доброе утро! - прервал мои размышления приятный женский голос.
   Я дернулся от неожиданности и резко сел, отыскивая взглядом источник звука. Возле меня стояла очень красивая длинноногая девушка в синем комбинезоне со стаканом воды в руках. У нее были ярко голубые глаза, которые приветливо и завораживающе смотрели на меня. Мне казалось, что небо отразилось в ее глазах и застыло там, что бы радовать всех людей. Сзади, из капюшона, у нее до пояса свешивалась ярко желтая коса, отливающая кое-где ярко оранжевым цветом. Я смотрел на девушку как завороженный и не мог ни двигаться, ни говорить от нахлынувших на меня чувств. Для меня все вокруг исчезло - люди, небо, и это измерение со всеми его составляющими. Сейчас для меня в этом мире была только она - ангел спустившийся ко мне прямо с небес.
   - Держите, это поможет - она протянула мне стакан воды.
   Я выпил воду и, почти сразу, от головной боли не осталось и следа. Стало хорошо и приятно. Я заулыбался и покраснел от ее пристального взгляда.
   - Вам уже легче? - спросила она.
   - Да, спасибо! - робко ответил я.
   - А как вас зовут? - осмелившись, спросил я.
   - Меня зовут Ариока, - застенчиво улыбнулась она.
   - Какое красивое имя, - не лукавя, я сделал комплимент, - А меня Артур, - я снова заулыбался во все свои двадцать восемь оставшихся зубов, флиртуя с незнакомкой.
   - Артур, вас уже ищут. Вам пора идти, - девушка сделала серьезное лицо.
   - Кто меня ищет? - не понимал я. Неужели вчера я успел натворить бед и меня разыскивает местная полиция?
   - Вас ищут желтые, - пояснила она. - Я не могу вас здесь долго держать и должна вас отвести к ним.
   - Кто они такие? Зачем я им? - тупил я с похмелья.
   - Это те, кто носит желтый комбинезон, - спокойно объясняла мне Ариока.
   - Но я не хочу никуда уходить. Можно я еще немного побуду здесь? С Вами, - попросил я Ариоку и жалостливо посмотрел ей в глаза. В мое холодное сердце хлынула приятное тепло от ее взгляда. Девушка покраснела и отвернула глаза. Это был так прекрасно, как не было никогда. Я почувствовал, как любовь наполнила сначала мое сердце, а потом стукнула прямо в голову. Я понял, что никуда не хочу идти, а хочу остаться здесь - у своей любимой.
   - А где я сейчас нахожусь? Куда я попал? - спросил я, затягивая время.
   - Это мой дом, - ответила Ариока. - Я живу здесь.
   - Вы живете в стеклянном кубе? Вам нравиться, что бы все за вами наблюдали? - удивился я.
   - Нет! Куб не стеклянный. Это иллюзия. На стенах нанесено специальное видео-покрытие, которое транслирует разные изображения. Мне нравиться природа и наша планета. Вот я и поместила ее на свои стены. А Вам разве это не понравилось? - спросила она. Видимо, я задел ее вкусы в чувствах прекрасного.
   - Нет, мне очень нравиться, - оправдывался я, испугавшись что обидел Ариоку, - У вас очень красивый дом. А как я здесь оказался? - сменил я тему.
   - Я нашла вас возле своей двери. Вы стучали в нее и просились переночевать. Я вас пустила. Оставлять на улице чужака не в наших правилах, - рассказала она.
   - Спасибо, что не оставили меня ночевать одного на улице, - я попытался вспомнить вчерашний вечер, но так и не получилось. - Чем я могу вас отблагодарить?
   - Пойдем те вместе со мной - к желтым. Это будет ваша благодарность, - ответила она.
   - Но, я не хочу!- возмутился я. - Может, вы мне устроите экскурсию по здешним местам? Что бы я следующий раз не заблудился в вашей местности, - я пытался подольше оставаться с ней.
   - К сожалению, я не могу, Вам надо срочно вернуться обратно.
   - К чему такая спешка?- злился я ее настойчивости.
   - Если вас здесь найдут, то у меня возникнут серьезные неприятности, - ответила Ариока.
   - Почему? - не понимал я. - Что в этом криминального?
   - Я обязана была передать вас сразу желтым, как только вы явились ко мне. Но, я вас пожалела и оставила до утра у себя дома.
   - Хорошо, пойдемте, - сжалился я. - А за что Вам выписали синий костюмчик? - поинтересовался я, вспомнив, что означал цвет ее комбинезона.
   - Нам запрещено говорить об этом с чужаками, - девушка испугалась моего вопроса.
   - Можете мне не отвечать, раз это такой секрет, - немного обиделся я.
   Ариока прислонила ладонь к стене. На этом месте образовался проем, через который мы вышли с ней на поляну. Она взяла меня за руку и потянула за собой, словно сонного пятилетнего ребенка тащили в детский сад. Я опять попытался заговорить с ней, но на все свои вопросы в ответ получал только утвердительный кивок ее прекрасной головы или фразу, что ей нельзя об этом рассказывать. За время пути у меня сложилось ощущение, что она робот, запрограммированный на скупое общение. Нет, но не может быть такая красота роботом. Не мог же я - живой человек, испытывать такие чувства к обычной холодной железяке. Надо обязательно взять у нее адресок и еще раз встретиться. А сейчас пусть молчит. Время у меня еще есть и я точно уверен, что это встреча для нас не последняя.
   - Мы пришли, - Ариока остановилась.
   - Куда? - огорчился я быстрому окончанию нашего свидания. - А мы еще увидимся? - с надеждой спросил я.
   - Не знаю, - загадочно произнесла она. - Все может быть, а может и не быть.
   - Но мне очень хочется увидеть тебя еще раз, - намекнул я о своих чувствах к ней, односторонне перейдя на ты.
   Ариока, ничего не ответила. Она подошла ко мне и робко, немного неуверенно, поцеловала меня прямо в губы. Я растаял от нахлынувшего блаженства и потянулся к ее губами за второй порцией поцелуя, но уперся в ее теплую ладонь, которой она преградила мне путь. Я покраснел, от стыда за свою наглость. Она убрала руку с моих губ.
   - Не надо больше, пожалуйста, - смущаясь и краснея от совершенного поступка, попросила она.
   Я недоуменно посмотрел в ее глаза. В одно мгновение мне показалось, что она вот-вот заплачет.
   - Прости меня, я больше так не буду, - боясь, что напугал ее своим поведением, ответил я.
   Она, молча, взяла меня за руку и подвела к двери. Возле двери я увидел кусты похожие на зайца и клумбу с красными цветами. Это была моя дверь.
   - Открывай, - попросила она. Я прислонил к двери свою ладонь. В моей комнате нас ждал Бредамир в сопровождение двух своих близнецов в желтых комбинезонах.
   - Ты где был? - спросил меня Бредамир, словно жена мужа загулявшего ночью и вернувшегося только под утро.
   - Не помню, - косил я под дурачка, не желая рассказать правду. Да и на самом деле, я сам не все помнил где вчера меня носило.
   - Что значит - не помните? - удивился он. Видимо, потеря памяти у них была случаем неординарным. - Не стоит меня обманывать, - пригрозил мне Бредамир.
   - Я и не обманываю! Я вчера вышел погулять и заблудился. Дальше я, честное слово, ничего не помню, так как был сильно пьян, - оправдывался я, как первоклассник опоздавший на урок.
   - Что значит пьян? Это как? - не понимал меня Бредамир.
   - То оно и означает, что водки я выпил сверх меры, - пояснил я.
   - Что за водка? - Бредамир вопросительно смотрел на меня.
   - Обычная пшеничная! - не понимал я его вопроса. - Вы что, водки никогда не пробовали? - удивился я.
   - Нет, нам неизвестно, что это такое, - Бредамир немного успокоился.
   - Тогда вам лучше и не знать, - ответил я.
   - Дайте мне образец вашей водки. Мы ее исследуем, - приказным тоном потребовал Бредамир.
   - Вам надо, вы сами ее и делайте. И нечего со мной так обращаться. Я не магазин вам какой-нибудь, - рассердился я.
   - Ладно, успокойтесь, я пошутил, - Бредамир неожиданно переменил тон общения.
   - Ничего мне не надо! - он даже стал меня успокаивать. - Подожди здесь, а я пока с девушкой пообщаюсь, - я одобрительно кивнул и принялся наблюдать.
   Бредамир взял Ариоку под руку и отвел ее в самый дальний угол комнаты. Общались они там минут пять. Мне показалось, что Бредамир отчитывает Ариоку за какой-то проступок, а она при этом постоянно оправдывается. Потом Бредамир достал какую-то синюю бумажку из кармана комбинезона и показал ей. Ариока виновато опустила взгляд вниз и тяжело выдохнула, словно ее поймали с поличным. Бредамир засунул бумажку обратно в свой комбинезон. Тон общения Бредамира с моей новой знакомой мне не понравился. За что он с ней так? Она же ни в чем не виновата. Злость меня переполнила окончательно, и я ринулся в их сторону, что бы вмешаться и заступиться за Ариоку. Но меня остановили сопровождающие Бредамира.
   - Пожалуйста, не вмешивайтесь, иначе вы сделаете ей только хуже, - вежливо предостерег меня один из них.
   - Она ни в чем не виновата! За что он так с ней? - возмутился я вслух, объясняя свой порыв.
   - Успокойтесь, пожалуйста, она преступница, - принялись снова меня успокаивать сопровождающие Бредамира. - Это воспитательная безобидная беседа и ей ничего не угрожает. Мы сейчас ее отпустим, и она спокойно пойдет к себе домой. Поверьте нам, с ней ничего страшного не случиться, - при этом они крепко держали меня за руки, что бы я не убежал от них. Бредамир заметил мои порывы и показал Ариоке на выход. Она утвердительно кивнула и ушла. Бредамир подошел ко мне.
   - Отпустите его, - приказал он своим людям и те разжали свои цепкие пальцы.
   - Зачем ты с ней так? - со злостью в глазах, спросил я Бредамира, потирая руки по местам захвата.
   - Она преступница и не тебе здесь решать, как мне с ней общаться, - грубо ответил Бредамир.
   - Что она такого натворила? Виноват во всем только я. Она помогла мне и приютила, когда я заблудился. Это же не преступление? - я был твердо уверен, что Ариоке досталось от Бредамира за меня.
   - Я с ней беседовал не только по данному вопросу. За ней числиться еще и другие преступления. Она не зря носит синий комбинезон, и наша беседа была по всем ее проступкам.
   - Она что, злостная преступница? - не веря Бредамиру, спросил я.
   - Да, за ней счисляться ряд серьезных преступлений. Наша с ней беседа касалась в основном их. Так же она не сообщила нам про тебя сразу, а рассказала только утром, а это тоже нарушение закона.
   - Простите ее? Она сделала это не специально, - вступился я за Ариоку.
   - Еще раз говорю - не переживай ты так. Ей ничего страшного не грозит, - повторил Бредамир.
   - А я смогу с ней еще раз встретиться? - спросил я.
   - Если не будешь больше хулиганить, то конечно да, - ответил он. - Вот ты вчера ушел из дома и не вернулся. Купался в море, оставил мусор на берегу, стучался во все двери, чем напугал местных жителей. Прошу тебя больше далеко не уходить, не сорить и не вступать в контакты с местным население, - читал мне нравоучение Бредамир.
   - Я больше так не буду. Все самой собой получилось. Я сделал это не специально, - глядя пол, как провинившееся ученик, ответил я.
   - Так же прошу не снимать комбинезон. Он служит еще как защита организма, - добавил Бредамир.
   - От кого защита? - удивился я.
   - От вредного излучения других контуров.
   - Они что, радиоактивны? - испугался я.
   - Нет. У них иметься побочное излучение, от которого защищает сам контур. От этого излучения человек мутирует и эти мутации не безвредны.
   - А раньше нельзя было предупредить? - вспомнил я, как снимал его несколько раз.
   - Мы не предполагали, что ты будешь снимать его вне помещений, как это произошло на море.
   - Вы за мной следили? - дошло до меня.
   - Нет, нам сообщили местные, что видели тебя прыгающим в море без комбинезона, - удовлетворил мой вопрос Бредамир.
   - Я так больше не буду, - повторился я. - Можно я лягу отдохнуть?
   - Хорошо, - ответил он.
   Все мои гости ушли, оставив меня одного наедине со своими мыслями. Кто же меня сдал? Никого вокруг не было. Наверное, это сделал тот, кто следил за мной из-за кустов, когда я отдыхал на берегу моря. Вот оно как в жизни бывает. Любой мир не обходиться без ябед и стукачей. То родители сдают меня друг другу, то родственники родителям, то учителя в школе родителям, а одноклассники учителям. Потом на работе сдают сослуживцы начальнику и так далее. Замкнутый круг получается. Видимо, любой мир, где живет человек, построен на взаимном стукачестве. Ничего личного уже не осталось. Эта, наверно, суть человека такая, основанная на зависти. Они точно мне завидуют, вот и сдали меня с купанием и со всем остальным. Сами наверно бояться, потому что им нельзя, а тоже хочется. А тут вот я такой приехал. И в море искупался и водку пил в общественном месте. Каждый мой шаг наверняка был отслежен и записан. Хотя, если подумать, то не каждый. Иначе они сразу бы меня нашли у Ариоки, а не подавали бы в розыск. Интересно, почему Бредамир так рассердились на меня из-за всего этого? Ну, выпил я немного, ну полез в море, что тут криминального? Ну да, еще с девушкой пообщался. Зачем так злиться из-за таких пустяков? Еще зачем-то попросил сделать им водку? Он и сам это может прекрасно, у него контур покруче моего будет. А может и правда они ничего не знают про водку? Если я им подарю такое знание, то их мир может перевернуться. Они же тоже люди. Бредамир, видимо, понял это или он хочет заполучить водку, что бы потом заработать на ней? Надо на досуге поразмышлять на тему водки и цивилизации! Тут без ста грамм не разберешься, а пока надо отказать Бредамиру при следующей его просьбе о водке, ссылаясь на гуманность мою к их обществу, не готовому к такому социальному потрясению. Все остальное время я провел на диване, обнимая подушку и скучая по Ариоке, пока не заснул.
  
  
   Меня разбудило чье-то присутствие. Я лениво зевнул и открыл глаза. На краю дивана сидела Ариока и наблюдала за мной. Какой прекрасный сон! Я широко улыбнулся. Стоп! Какой сон? Я ущипнул себя за руку и вскрикнул от боли. Ариока хихикнула. Это все происходило на самом деле! Я сел на диван.
   - Ты что здесь делаешь? - зачем-то возмутился я, хотя в глубине души мечтал об такой ситуации
   - Ты же хотел еще раз встретиться? - улыбнулась она. - Вот я и пришла. Но могу и уйти? - она внимательно посмотрела на меня, в ожидании ответа.
   - Нет, не уходи, - встрепенулся я. - Я рад. Я о..о..чень рад в..в..видеть тебя, - реабилитировался я, немного заикаясь от волнения.
   - Как тут у тебя интересно, - Ариока тактично сменила тему. - У нас так не живут. А это что такое? - спросила она, указывая на телевизор.
   - Самый обычный телевизор, - ответил я.
   - Какое смешное слово, - Ариока по детски засмеялась. - А для чего он нужен?
   - Смотреть в него, - не найдя других слов, ответил я.
   - Странно. У нас смотрят только на произведения искусств. Это скульптура такая?
   - Нет, он показывает картинки и по нему передают новости. Это электронный прибор.
   - Электронный, - еще громче засмеялась она, подкалывая мою манеру разговаривать. - Странный у вас там мир, да и ты тоже странный.
   - А может, чайку попьем? - предложил я.
   - А может лучше водки? - спросила она на полном серьезе.
   - Водки? - от удивления на моем лбу проступили морщинки.
   - Да, - Ариока явно не понимала, чего она просит.
   Бредамир, вроде, говорил мне, что тут не знают ничего про водку, а тут на тебе. Хочу водки и все тут. Откуда она узнала? Может мы с ней ее уже пили, когда я блуждал по местности в беспамятстве? Нет, этого точно быть не может. Или Бредамир прислал ее шпионить за мной? Может спросить Ариоку об этом напрямую? Нет, не стоит. Может и обидеться, если это неправда. Скажет, что я слишком подозрительный и уйдет, потому что я о ней плохо подумал. А если и правда шпионит, а я про это узнаю потом? Тогда обижусь я. В любом из случаев выходит плохо, остается надеяться, что все не так как я предполагаю, и она сегодня пришла просто так, исключительно из-за интереса ко мне, как необычному, интересному молодому человеку.
   - У меня водки нет, - попытался увильнуть я, от ее просьбы.
   - Так сделай для меня, - она подвинулась ко мне и села на мои колени, обняв руками за шею.
   От такого перенапряжения я покраснел, вспотел и еще сильней засмущался. Я не готов был к такому быстрому исходу нашего знакомства. От нее пылал жар. А может и от раскрасневшегося меня.
   - Ну, нет, я сегодня не могу, - придумывал я надежный отмаз. - Мне после вчерашнего очень плохо. Если я начну ее делать сейчас, то мне станет еще хуже, исключительно, от ее вида, - закончил я придумывать убедительный довод.
   - Тогда я пошла, - Ариока потеряла ко мне интерес, встала с моих колен и направилась к выходу. Здесь женщины, прямо как у нас - без подарка не подкатишь.
   - Подожди, - я остановил ее. - Я попробую, только не уходи, - на что только не пойдешь ради женщин. Она остановилась возле двери и опять заулыбалась.
   - Точно сделаешь? - она приятно выговаривала шипящие звуки, словно змея зомбируя свою жертву.
   - Для тебя я готов сделать все, что пожелаешь, - не устоял я, перед такими чарами.
   Ариока расплылась в довольной улыбке и вернулась на диван, сев рядом со мной. Я пошел на кухню за стаканами. Когда я вернулся, Ариока ходила по комнате, и рассматривал мои вещи.
   - Так зачем тебе водка? - я решил еще раз выяснить причину столь странной просьбы.
   - Я хочу ее попробовать, - она наивно улыбнулась.
   - Тебя Бредамир ко мне прислал? - в лоб спросил я.
   С лица Ариоки исчезла ее очаровательная улыбка. На ее глазах показались слезы. Она кинулась в мои объятия и заплакала.
   - Что случилось? - я пытался выяснить причину такой резкой смены настроения.
   - Ты прав. Меня действительно прислал Бредамир шпионить за тобой. Прости меня, - ответила она сквозь слезы.
   - Что ему от меня нужно? Я обычный простой человек, - удивился я.
   - Я не знаю. Он показал мне предписание, согласно которому мне нужно покинуть наше измерение, за укрывательство тебя у себя дома, - сквозь слезы говорила она. - Я не могу покинуть это место. У меня здесь друзья, родители. Я боюсь тех мест, куда отправляют преступников. Я не такая как они. У нас ходят страшные легенды о тех местах, куда ссылают нарушителей. Бредамир меня шантажировал. Он пообещал не высылать меня никуда, если я соглашусь шпионить за тобой и буду делать все то, что он мне прикажет.
   - И что он приказал? - выяснял я подробности.
   - Он приказал, что бы я..., - Ариока оторвалась от моего плеча и посмотрела на меня своими прекрасными заплаканными глазами, - что бы я пришла к тебе и завоевала твое сердце. Бредамир знает, что ты влюбился в меня и что ты не станешь меня ни в чем подозревать.
   - Как это пошло и противно, - возмутился я. - Как ты могла согласиться на это? Я даже не успел с тобой познакомиться поближе, а ты уже все испортила, - обиделся я подлости Бредамира и Ариоки. Ее вина была не меньшей, потому что она согласилась на это.
   - Прости меня, пожалуйста, если сможешь. У меня не было выбора. К тому же, я, на самом деле, тебя люблю. Только поэтому я и призналась сразу. Если бы ты узнал об этом позже, то бросил бы меня, и это было бы гораздо больней, чем сразу решить данный вопрос. Не прогоняй меня, пожалуйста, а то ссылка мне тогда обеспечена.
   - Так ты за себя беспокоишься? - я предположил, что она мне врет. Ариока заплакала еще сильней и снова уткнулась в мое плечо.
   - Прости меня, пожалуйста, - умоляла она, плача навзрыд
   Я не знал, что мне делать. С одной стороны она призналась. Но с другой стороны, почему я должен верить ей сейчас? Может она опять меня обманывает и это очень хитрый ход втереться ко мне в доверие? Опять же, я не могу сейчас выгнать свой идеал красоты, без которого мне теперь жить будет тяжело. Трудная задача мне выпала. Мои руки обняли ее и начал гладить ее изящное тело и волосы, в надежде успокоить. Все, что происходило потом между нами, это град поцелуев и прочих признаний влюбленных сердец друг другу. Я простил ее и больше не стал подозревать ни в чем.
   Когда я проснулся, Ариока спала возле меня, держа обеими руками мою правую ладонь. Я лежал и любовался ее красотой, стараясь не шевелиться, что бы случайно ее не разбудить. Потом лежать надоело. Я аккуратно встал и подошел к окну, пытаясь что-нибудь увидеть по другую сторону стекла, но у меня опять ничего не вышло.
   - Ты уже проснулся? - я услышал голос своей любимой.
   - Нет, я наверно сплю. Это не может быть реальностью. Все эти измерения. Встреча с тобой. Это один большой и непонятный сон, - размышлял я вслух, не веря в происходящее. Ариока улыбнулась, встала с дивана, подошла ко мне. Она обняла меня сзади.
   - Ты мне поможешь? - она мягко шепнула мне на ухо.
   - В чем, любимая? - нежно спросил я.
   - Мне нужно от тебя то, что просил Бредамир. В противном случае он либо распознает мою лож или вышлет меня из измерения. Ты же этого не допустишь?
   - Хорошо, я помогу тебе, - успокоил ее я.
   - А что там за окном? - спросил я Ариоку, вглядываясь в черноту за стеклом.
   - Темная сторона луны, - ответила она. - Сейчас уже мало кто знает, как она выглядит на самом деле. На первый взгляд там пусто и ничего нет. Но за стеклом кипит жизнь в таких же домах, как твой или мой. Но всего этого не видно, потому что скрыто все тьмой.
   - А за что тебе выписали синий костюмчик? - решился спросить я.
   - Это долгая история. Мне не хочется о ней вспоминать, - смущенно ответила Ариока.
   - Но у нас с тобой много времени. Ты же не уйдешь от меня прямо сейчас?
   - Мне уже пора, - неожиданно опомнилась Ариока и направилась к двери.
   - Ты куда? - не понял я ее поведения.
   - Я совсем забыла про своих родителей. Я обещала к ним сегодня зайти. Прости меня. Я скоро вернусь, - последнее, что я услышал, перед тем как она скрылась за дверью.
   Я был немного ошарашен столь быстрым уходом моей возлюбленной. В комнате стало пусто и скучно. Было ощущение, что вместе с Ариокой ушла часть меня, причем эта часть была мне жизненно необходима, что бы дышать, что бы жить и быть счастливым. Радость была всего по одному поводу - надежда на то, что сегодня я еще раз увижусь с ней. Странные они женщины. Никогда мне не понять их, да и не стоит этого делать. Должна быть в женщине какая-нибудь загадка. Я погруженный в мечтания не услышал, как в дверь постучали и, не дождавшись приглашения, ко мне в комнату влетел Бредамир.
   - Где она? - он осматривал мою комнату в поисках Ариоки.
   - Ушла по своим делам, - скупо ответил я, не обращая на него особого внимания.
   - Это даже хорошо, что ее сейчас здесь нет. Я смогу поговорить с тобой откровенно, - успокоился Бредамир. - Ариока сегодня была у меня и попросила разрешения приходить к тебе. Она сказала, что любит тебя, да и я вижу, что ты к ней неравнодушен. Я согласился на такие встречи. Заодно она поможет тебе окончательно адаптироваться в нашем мире. Она любезно согласилась подменить меня полностью. Так что решай все вопросы через нее. Если понадобиться моя помощь, то она сама свяжется со мной. Ты сам как на это смотришь?
   - Я не против. Пусть приходит, - ответил я, но про себя подумал, что какой он нехороший человек этот Бредамир. Редиска он. Какой хитрый ход придумал. Как будто я не знаю, что он сам заставил Ариоку приходить ко мне, что бы за мной шпионить. Главное сейчас не показать виду, что я в курсе его махинаций.
   - Вот и хорошо, - удовлетворенно сказал Бредамир. - Да, чуть не забыл, если у вас с Ариокой сложатся отношения, и она не будет против, я разрешу вам вместе покинуть наше измерение. Это будет лучше для нас всех.
   - Это не мне решать, а ей, - ответил я. - А как насчет варианта оставить нас здесь?
   - В силу ряда обстоятельств и нашего законодательства, мы не можем так поступить. Ты должен покинуть наше измерение. Я не могу назвать тебе настоящую причину, потому что мы
   сами не располагаем еще точными данными. Но твое пребывание здесь может погубить всю нашу цивилизацию.
   - Это как погубить? Я настолько для вас опасен? - моему удивлению не было границ.
   - Зря я, наверное, сказал тебе это, - Бредамир задумался. - Старайся без Ариоки никуда не выходить и ни с кем не общаться. Со временем ты все узнаешь и поймешь, а пока отдыхай. Мне пора, - Бредамир ушел, скрывшись из поля моего слабого зрения.
   Интересно, как это я могу погубить целую цивилизацию? Я обычный простой человек. Я не диктатор, я не стремлюсь к власти и мировому господству. Я не обладаю, какими-то особыми талантами и способностями. Чем я для них так опасен? Сплошные загадки пошли, а разгадки никак в голову не приходят. Что мне теперь делать? Меня точно выселят отсюда, потому что они меня почему-то бояться. С другой стороны они не посадили меня в тюрьму и не отправили куда подальше, а пытаются мне помочь. Значит, не такой я, по идее, и страшный для них. Может Бредамир все это придумал, что бы побыстрей избавиться от меня? А все это он рассказал мне, что бы я тоже стремился попасть к себе домой? В любом случае входной информации мало. А додумывать самому, смысла нет, так как нет никаких конкретных фактов. Надо расспросить про это Ариоку, может она мне прояснит суть происходящего.
   С каждой новой минутой моя жизнь наполняется все новыми событиями, но самое главное, что мне это нравиться. Раньше, до попадания меня сюда, все текло своим ходом. День сменял день. Рабочий день сменял рабочий. Иногда доходило то того, что я приходил в ясное сознание и понимал, что моя жизнь это повтор определенного отрезка времени, и каждый день я проживаю данный отрезок одинаково. Все происходит как в фильме "День сурка", только этот день помнишь не только ты один, а все вокруг. Понедельник, как всегда, начинается с подъема и однообразных действий, потом одна и та же дорога до работы, потом одна и та же работа, потом одни и те же передачи по телевизору и одинаковая процедура отхода ко сну. Выходные, так же, мало отличаются друг от друга. Утром звонок родителям, уборка, поход в магазин, вечером звонок друзьям и по пиву. Снова понедельник и опять повтор однообразной программы на неделю. Смена однообразной действительности происходила в момент смены работы, но со временем опять все замыкалось в скучные однообразные дни. Единственное, что размыкало эту бесконечность, это долгожданный отпуск, который я проводил в разных местах нашей планеты. В том измерении, в котором я находился сейчас, все происходило быстро и интересно. Каждый день был новым, я даже привыкать не успевал к однообразным событиям. Постоянный приток новой информации заставлял мыслить. Все-таки, я не хочу покидать эти места. Мне здесь нравиться нестабильностью ситуации. Мне нравиться, что я нашел здесь свою любовь. Мне даже нравиться, что я один могу здесь все разрушить и всех погубить, только пока сам не знаю как. А может, это и хорошо, что не знаю. Так бы в гневе погубил тут всех, а первый бы пострадал Бредамир за его обман с Ариокой.
   Потом я принялся прокручивать в своей голове диалог с Бредамиром, в котором я вскрываю его обман и он просит у меня прощения. И все в этом разговоре гладко и понятно. Жаль, что когда реально наступают такие моменты, все происходит совсем не так. В таком же ключе я провел беседу с Ариокой, где я уговариваю ее отправиться в мое измерение вместе со мной. Потом кто-то тронул меня за плечо. Я крикнул от испуга и отпрыгнул в сторону, как горный козел. За моей спиной стояла Ариока и закатывалась от смеха. Ее развеселил мой дикий крик и смешной прыжок.
   - Как легко тебя напугать, - продолжала смеяться она.
   - Так и инфаркт получить не долго, - высказал я свое отношение к такому поступку. Делая вид, что злюсь, хотя на самом деле я горел от стыда за свою реакцию на испуг.
   - Прости меня, - целуя меня в щеку, попросила Ариока.
   - Да я уже и не злюсь совсем, - улыбнулся я, вспоминая свой невероятный прыжок.
   - Бредамир приходил? - шепотом спросила она, видимо побаиваясь, что он еще не ушел.
   - Да, он был здесь, но уже покинул меня. Он рассказал, что ты сама пришла к нему и сама попросилась приходить ко мне и помогать. Какой он хитрый. Заставил тебя шпионить, а сам обманывает меня. Я еле сдержался, что бы ни ударить его, - хвастаясь своей храбростью перед любимой, произнес я.
   - Это хорошо, что ты ничего не сказал. Если он узнает, что я тебе все рассказала, то меня больше не подпустят к тебе. Ты же этого не хочешь? - спросила она.
   - Конечно, нет, - успокоил я Ариоку.
   - Тогда продолжай делать вид, что ты не в курсе всего того, что происходит, и ты ему веришь, - еще раз попросила Ариока.
   - Я согласен на это, но только ради тебя, - поцеловал я ее в щеку.
   - Я люблю тебя, - ответила Ариока, и ее пламенный ответный поцелуй оставил на моей щеке легкий румянец.
   - А у меня для тебя подарок! - я подошел к столу и достал из его ящика подарочный пакет. В нем была бутылка водки, которую я сделал вместе с пакетом, пока ее не было рядом.
   - Подарок для меня? - Ариока засмущалась и обрадовалась одновременно. Видимо, раньше ей мало кто дарил подарки.
   - Вот, держи, - я протянул ей цветной пакетик с бутылкой. Нелепая ситуация. Я дарю самой красивой девушке в мире бутылку водки. Кто бы мог такое себе представить?
   - Это что такое? - вертя в руках вытащенную из пакета бутылку, спросила она.
   - То, что ты и просила. Вернее просил Бредамир, - пояснил я.
   Ариока вернула бутылку в пакет и отблагодарила меня самым нежным и страстным поцелуем прямо в губы. Я обнял ее за стройную талию. Мои руки медленно в качестве разведки стали спускаться все ниже и ниже. Ариока это почувствовала и оттолкнула меня, намекая, что сейчас не время для этого.
   - А что с водкой делают у вас в измерении? - спросила она, отвлекая меня от моих посягательств на ее прекрасное тело.
   - Пьют, - я глубоко и огорченно выдохнул, обломавшись в своих попытках. Ариока извлекла бутылку из пакетика и протянула мне.
   - Покажи как ее открыть, - попросила она.
   Я открутил крышку и протянул горлышко бутылки к ее нежному носу, давая понюхать содержимое. Он фыркнула, из ее глаз полились слезы. В ужасе она зажала пальцами свой прекрасный носик.
   - Как вы это можете пить? Это же гадость? - не понимала она.
   - Зато эффект от нее сногсшибательный, - пытался объяснить я, закручивая обратно пробку.
   - А что вы там еще интересного пьете? - Ариока забрала у меня бутылку и положила обратно в пакет.
   - Ну, например, - я задумался, - кофе. Ты его пробовала?
   - Нет, - эта тема ее заинтересовала. - Сделаешь мне его?
   Я сделал из воздуха чашечку ароматного кофе со сливками и протянул ее Ариоке. Она его осторожно понюхала, боясь, что выйдет так же как с водкой. Потом немного отхлебнула.
   - Странный вкус, - причмокивала она. - А себе почему не сделал?
   Я сделал себе такую же чашку с кофе. Мы сели за стол и, не отрывая друг от друга взгляда, пили кофе и разговаривали. Потом я предложил Ариоке шоколадку и конфеты. На мое удивление, для Ариоки, эти привычные для меня продукты, тоже оказалось диковинкой.
   Начиная с этого дня, Ариока, практически, постоянно находилась у меня дома. Она изредка уходила, то к своим родителям, то на доклад к Бредамиру. Ночевала она тоже у меня, благо диван раскладывался в двуспальную кровать. Каждый вечер мы гуляли с ней по зеленной долине, а иногда ходили на море. Моя жизнь наполнилась счастьем и смыслом. Мне уже совсем не хотелось покидать это измерение. Ариока очень мало рассказывала мне о жизни местного населения, да и меня это практически не интересовало. В основном я рассказывал ей про свое измерение, постоянно отвечая на ее неиссякаемые вопросы. Ей было очень интересно узнавать про мой мир и меня. Мне казалось, что тем самым она хочет узнать побольше про мое измерение, куда собирается отправиться вместе со мной. Сама Ариока оставалась для меня загадкой. Она ничего про себя не рассказывала, постоянно увиливая от ответов горячими поцелуями или срочными делами. Я не принуждал ее открыться. Должна быть в женщине какая-нибудь загадка. Это делает их более интересными и привлекательными.
   Просыпаясь, каждое утро, в объятьях любимой я надеялся, что портал в мое измерение появиться не скоро. Я старался наслаждаться каждой минутой проведенной с Ариокой, словно эта минута была последней в нашей с ней встрече. Бредамир больше не приходил ко мне, что не могло меня не радовать. Ариока два-три раза в неделю уходила к нему на доклад с очередной добычей. Добыча состояла из различных предметов моего измерения, которые я делал для Ариоки, и которых здесь не было. В основном это были продукты питания и мелкие бытовые предметы, такие как спички, иголки, пуговки и т.п.
   Однажды я сделал для своей возлюбленной красивое свадебное платье яркого белого цвета. Одев его, она долго стояла у зеркала и улыбалась, любуясь на свое отражение. Мне потом еще час пришлось ей объяснять для чего оно. Ариока долго не могла понять, почему такую красоту надевают один раз в жизни, а потом хранят ее в коробке. Она целый день ходила в нем, потом сложила его в коробку и тоже отнесла Бредамиру. Мне она сказала, что один раз она его уже одела, а хранить его всю оставшуюся жизнь она не собирается. Я улыбнулся, но ничего против не сказал.
   Так мы прожили с ней около двух месяцев. За это время лимит моих возможностей изрядно иссяк. Я уже с большим трудом придумывал, что еще предложить Ариоке и Бредамиру для материализации. При этом Бредамир явно бесился с жиру и требовал от Ариоки все новых и новых предметов из моего измерения. Ариока нервничала и говорила, что Бредамир сердиться на нее, потому что она плохо работает. Она рассказала мне, что пару дней назад Бредамир заявил ей, что если все так пойдет и дальше, то он сошлет ее в другое измерение. Его уже не устраивали те бесполезные предметы, которые я делал для нее. Он требовал от нее чего-то большего. Я делал все что мог, но все равно количество и качество заметно ухудшилось. В тоже время Ариока стала все реже и реже приходить ко мне. Сначала я этого не замечал, но потом, составив логическую цепочку, я понял, что чем меньше я делал из воздуха различных диковинных вещей для них, тем реже приходила Ариока. На мои вопросы по поводу этого, она отвечала, что все это я придумал и что у нее сейчас болеют родители, и она должна больше времени проводить с ними. В один прекрасный момент Ариока исчезла совсем и не появлялась в течение трех дней. Ее отсутствие меня сильно волновало. Что с ней могло случиться? Могла бы и предупредить, а то я сижу тут один и переживаю. Может Бредамир уже сослал ее в другое измерение, за то, что она плохо выполняла его указания? В таком случае он сам бы пришел. Но, ни он, ни она, у меня так и не появлялись. Где живет Ариока или ее родители я не знал. Так же я не знал где искать и Бредамира.
   Дабы не сидеть одному без дела, я каждый день ходил по местам нашей с ней прогулок и искал ее. Я даже спрашивал прохожих, но те либо отрицательно качали головой, либо испуганно убегали от меня. На третий день поисков свое любимой я окончательно потерял надежду найти ее или хотя бы найти Бредамира. Может, про меня все забыли, и я уже здесь никому не нужен? Но надежда умирает последний, поэтому я продолжал искать Ариоку. На следующий день я пробродил до самой ночи, в поисках возлюбленной. Вернулся я, когда было уже далеко за полночь, изрядно уставший и замерзший. Через час у меня поднялась температура, я стал чихать, а потом и кашлять. Утром мне стало еще хуже, но это меня не остановило. Потратив на поиски еще пару часов, я понял, что уже не в состоянии блуждать по долине. Я вернулся домой, укутался в одеяло и принялся болеть правильно. Мне нужно было отлежаться. Через пару часов я уснул. Проснулся я от того, что в комнату кто-то вошел и сел сзади меня на диван. Я обрадовался, подумав, что пришла Ариока, но обернувшись, увидел довольную рожу Бредамира.
   - А где Ариока? - спросил я.
   - А что она не с тобой? - с лица Бредамира исчезла его довольная улыбка.
   - Нет, она не приходит уже несколько дней. Разве это не твоих рук дело? - начал наезжать я на Бредамира. - Может ты ее сослал уже в другое измерение?
   - Что ты такое говоришь Артур? - возмутился Бредамир. - За что нам ее ссылать или не пускать к тебе? - его глаза стали еще больше от удивления.
   - Как это за что? - недоумевал я. - Я в курсе, что ты послал ее ко мне шпионить и добывать различные предметы из моего измерения, - раскололся я в том, что знал про его обман.
   - Я ей такого никогда не приказывал. С чего ты это решил? - Бредамир не понимал того, о чем я ему говорил.
   - Ариока мне все рассказала, - добивал я. - Она призналась мне, что ты послал ее шпионить за мной и что в случае неподчинения твоим приказам ты обещал сослать ее в другое измерение. Ты же сам недавно при мне ругался с ней и показывал предписание синего цвета, - добавил я окончательные факты.
   - Та синяя бумажка предназначалась ей, - стал оправдываться Бредамир. - Это было ее досрочное освобождение от синего контура. Но в связи с тем, что она укрывала тебя, и тем самым нарушила закон, я не стал отдавать его сразу, а провел воспитательную беседу. Я решил попридержать его на несколько месяцев в воспитательных целях, - объяснял мне Бредамир.
   - Так это было не предписание о высылки ее в другое измерение? - не веря в происходящее, спросил я.
   - Нет, конечно! Мне незачем тебя обманывать, - убеждал меня Бредамир.
   - Выходит она меня обманула? - недоумевал я. - Но зачем?
   - Я точно не знаю, но думаю, что сейчас все выясним, - Бредамир сделал паузу. - Она тебе рассказывала, за что ее наказали, синим комбинезоном?
   - Нет, она сказала, что чужакам такое рассказывать нельзя.
   - Здесь она тебе сказала правду, - резюмировал Бредамир. - Расскажи мне, а она что-нибудь от тебя требовала материализовывать?
   - Да, - ответил я. - Различные предметы из моего мира.
   - Значит, она опять взялась за старое, - лицо Бредамира стало грустным и задумчивым.
   - Что значит за старое? О чем ты говоришь? - я сморщил лоб от удивления, совсем не понимая Бредамира.
   - Давайте ты сначала расскажешь мне обо всем, что было здесь между вами, а я потом расскажу тебе про ее прошлое? - попросил он. - Согласен?
   - Да, - ответил я и поведал ему о том, что Ариока призналась мне о его планах шпионить за мной и о том, что она постоянно просила меня материализовывать предметы из моего измерения. Все, что я материализовывал, она собирала, а потом все относила, якобы, к нему. Я так же рассказал ему, что Ариока жаловалась, что он пугал ее ссылкой в другое измерение, тем самым заставляя ее требовать больше предметов для материализации от меня. Еще я вспомнил про то, что она часто ходила к своим больным родителям.
   - Очень интересно, - высказался Бредамир, когда я закончил рассказ. - Для начала ты должен знать, что все предметы, вещества, живые организмы, любая материя в нашем мире занесены в единый реестр образцов - ЕРО. При попадании новых предметов, устройств, видов материи и т.п. в наше измерение ученые их исследуют и заносят в ЕРО либо одобренных образцов, либо запрещенных. Одобренные образцы становятся доступны для использования всему населению планеты для их самостоятельного воспроизводства, при помощи контуров. Материализация и хранение запрещенных образцов запрещена законом и наказывается синим комбинезоном. По нашему закону любой новый образец должен быть передан в специальный пункт приема на исследование. Если кто-то данный пункт не выполнил, то это тоже нарушение закона. К сожалению, незаконное хранение неучтенных или запрещенных образцов в нашем измерении является одним из самых многочисленных преступлений. Есть целые преступные группы, которые промышляют добычей и хранением запрещенных образцов. Новые образцы являются весьма ходовым товаром на черном рынке спекуляций незаконными товарами. Ими меняются, их продают за подпольные усилители контуров. За ценный образец можно даже выторговать комбинезон синего цвета, но мощностью равной желтому комбинезону.
   - Откуда у них усилители контуров? - поинтересовался я, делая себе заметку на перспективу получить более мощный контур незаконным путем, обменяв его на предметы из моего измерения.
   - Их производят наши бывшие ученые, которые за различные преступления были удостоены синим комбинезоном и отстранены от научных работ. Но, не смотря на то, что все они у нас на учете, они умудряются изобретать то, что им изобретать нельзя и продавать это на черном рынке.
   - Допустим с этим мне все понятно, но причем здесь я и Ариока? - задал я вопрос Бредамиру.
   - Я тебе уже говорил, что твое нахождение здесь опасно, - стал объяснять Бредамир. - Опасность заключается в том, что ты являешься источником новых неизвестных нам образцов с непонятным влиянием на наше измерение. Ариока раньше была охотницей за новыми образцами. Однажды она попалась в момент продажи запрещенного образца. При проведении расследования она согласилась помочь нам и сдала всю свою банду, промышляющую тем же самым. В связи с этим она получила наше доверие, и синий комбинезон ей был выдан всего лишь на испытательных срок - пять лет. Так вот, все, что ты здесь делал как бы для меня, это все к нам не попало. Видимо Ариока опять занялась своим старым занятием и использовала тебя как источник новых образцов. К сожалению, она обманула и нас. Используя наше доверие, она напросилась к тебе в наставники, а сама при этом уводила образцы на черный рынок. К сожалению, я не предусмотрел такого поворота событий заранее.
   - Почему ты не рассказал мне про это раньше? - расстроился я.
   - Мы боялись, что ты используешь эту информацию не по назначению.
   - Что значит не по назначению?
   - Мы опасались, что ты присоединишься к торговцам незаконными образцами и тем самым сильно повлияешь на наш мир.
   - Логично, - ответил я. Я бы вряд ли отказался от перспективы разбогатеть. - А что теперь будет с Ариокой?
   - Нам надо срочно найти ее и изъять новые образцы, пока она их не успела продать.
   - Что ей грозит за это? - переживал я.
   - Пока не знаю, это будет решать суд. Но у нас самое страшное наказание, это ссылка в другое подходящее для жизни измерение. Там нет контуров и таких возможностей как у нас. Это измерение очень похоже на то измерение, из которого ты к нам попал, - успокаивал меня Бредамир.
   - А возможно ее сослать в мое измерение? Вместе со мной? - предложил я.
   - Я не против такого варианта развития событий, - ответил он. - Если она сама только не откажется последовать за тобой, - добавил он. - А ты сам захочешь ее забрать, после такого обмана? - задал вопрос Бредамир.
   Ответа на него у меня не было.
   - А кто теперь будет моим наставником? - я не стал отвечать на поставленный вопрос и задал свой, отвлекающий внимание собеседника.
   - Я приведу охрану. Они будут дежурить с той стороны двери. Если что, обращайтесь к ним, - пояснил Бредамир. - Кстати, а что с тобой такое случилось? Ты какой-то бледный, - заметил Бредамир, что я заболел.
   - Обычная простуда, - не придавая особого внимания этому факту, ответил я. В глазах Бредамира я увидел испуг и смятение.
   - И долго это продолжается? - Бредамир извлек из кармана стеклянный треугольник.
   - Со вчерашнего дня, - я посмотрел на треугольник в его руках, не понимая, зачем он его достал.
   - Не шевелись, - попросил Бредамир и поставил мне треугольник на голову. Треугольник пикнул. Бредамир снял его с моей головы и сунул обратно в карман. - Никуда не выходи, пока. Я в научный центр, - сказал он и пулей высочил наружу.
   Быстро, однако, он исчез. Мне даже ничего толком выяснить не удалось. Я вернул свое тело в лежачее положение. Температура уже не беспокоила. Активно заработал мозг, что пагубно стала сказываться на моем состоянии. В первую очередь нахлынула обида на Ариоку, за то, что она так подло и жестоко меня обманула. Я готов был на все ради нее. Зачем было так со мной поступать? От нахлынувшей обиды мои глаза смочила скупая мужская слеза. "Ах, какой я бедный и несчастный" - возник плаксивый голос в моей голове - "Никому я здесь не нужен. Меня все норовят обмануть. Все плохо и ужасно. Вот еще и заболел. Когда я здесь умру от болезни, то они еще поплачут на моей могиле и пожалеют, что потеряли такого хорошего человека". Мрачные мысли лавинообразно охватили весь мой разум. Я плакал и рыдал. Я активно развивал тему своего ужасного положения в этом мире. Неожиданно для себя, я осознал, что зашел слишком далеко. С таким подходом к жизни можно себя и до самоубийства довести. Все стоп! Хватит плакать! Надо встать и походить, может это поможет мне от навязчивых мыслей.
   Я поднялся с дивана и стал наворачивать круги вокруг него. Это не помогало. Потом я решил заняться лечением и сделал себе меда и малинового варенья. Сладкое резко изменило мое негативное сознание, и я немного успокоился. К вечеру я стал чувствовать себя намного лучше. Температура вроде прошла, да и кашель стал проявляться реже. Утром все симптомы болезни полностью исчезли. После утреннего кофе, я решил прогуляться на свежем воздухе, в исключительно лечебных целях, забыв о приказе Бредамира не покидать помещения. К моему глубокому возмущению, дверь не открылась и не выпустила меня на улицу. Около пяти минут я прислонял ладонь к ее поверхности в различных местах, потом я, даже, бил ее ногой и пытался выломать, но ничего не помогало. Дверь не поддавалась, выполняя приказ Бредамира. Что опять случилось? Дверь сломалась или меня снова заперли за мои проступки? Достало уже все! И этот непонятный мир, и обманщица Ариока, и Бредамир со своей говорящей фамилией. Издеваются над живым человеком! Вот что мне теперь делать? Я не хочу тупо сидеть тут и ждать непонятно чего. Ну и влип же я!
   По моим расчетам, прошло уже недели три или четыре с момента моего полного заточения в комнате. Я даже стал потихоньку сходить с ума от одиночества и скуки. Каждый день, по несколько раз, я пытался выбраться на волю. Я прислонял свои запотевшие от старания ладони к двери, где только можно, прощупывая каждый квадратный сантиметр ее небольшой площади. Я даже прислонял ноги и прочие части своего измученного одиночеством тела, но ничего не помогало. Еще я бил дверь ногами, стульями и всем тем, что было немного весомым в моей комнате, но и это было бесполезно. Только сломанная мебель оставался лежать грубой кучей под потускневшей и исцарапанной дверью. От скуки и однообразных бесполезных попыток выйти на свободу, я завел журнал, в котором подробно описывал все свои способы выбраться отсюда. Журнал содержал колонки с датой, временем попытки, подробным описанием действий и последняя колонка содержала результат. Поначалу я старательно делал запись каждый час, потом каждые сутки, потом порвал журнал и устроил ему показательную казнь. Я сжег его под ритуальный танец и постукивание в бубен, который я сделал специально для этой церемонии. Страх и паника от того, что я проведу так всю свою оставшуюся жизнь, овладели мною полностью. Величину страха приумножала зарождающая у меня в сознании клаустрофобия. Все это время, я старался не забывать и о развлечениях. Я играл в тетрис, кидал дротики в портрет Бредамира, напивался каждый день до потери сознания, научился курить, потом долго пытался бросить. В конце концов, я полностью потерялся в пространстве и времени. Дошло до того, я устроил телеконференцию со своим отражением в зеркале, которое потом разбил за ответы, о которых я знал заранее. Жизнь потихоньку превратилась в какой-то сплошной дурдом. Я стал бояться даже собственной тени, которая постоянно меня преследовала. Я прятался от нее под одеялом и выходил, только прихватив с собой большую бейсбольную биту. С момента появления фобии преследования, я больше уже не делал попыток открыть дверь, так как вера в свободу окончательно покинула мой потерявшийся разум. Как то, прячась, очередной раз, от своей тени под одеялом, я высунул голову и принялся осматривать входную дверь и весь мусор образовавшийся вокруг нее. Я винил эту проклятую дверь во всех моих бедах и несчастьях свалившихся на мою бедную голову. Вдруг по двери пробежала моя тень и спряталась за горкой мусора. Я схватил подушку и запустил ее в тень, но, к сожалению, промазал. Подушка ударилась прямо в центр двери и упала сверху на обломки от мебели. Дверь негромко скрипнула и приоткрылась, образовав маленькую щель с видом на долгожданную свободу. Я не поверил своему счастью. Забыв про зловещую тень, я выскочил из-под одеяла и двинулся к двери, раскидывая в разные стороны мусор, скопившийся здесь за это время. Расчистив себе дорогу, я очень аккуратно толкнул дверь указательным пальцем руки и, на всякий случай, отпрыгнул назад, приняв боевую стойку каратиста. Дверь распахнулась и обнажила мне темную ночь, по ту стороны жизни. Я высунул голову на улицу. Высоко в небе редкие звезды проглядывались сквозь дымчатые облака. Легкий туман стелился ровным одеялом надо поверхностью. Пугающая тишина загнала меня обратно. Выйти ночью на улицу, я побоялся и закрыл дверь изнутри, подперев ее палкой. Я придвинул диван прямо к выходу и сел дожидаться рассвета, тупо пялясь на уже порядком надоевшую мне дверь со следами моих ног, пятнами от еды и шрамами, нанесенными ей тяжелыми предметами. Сколько я так просидел я не помню, но в результате глаза мои закрылись и я мирно уснул.
  
  
   Проснулся я от уже позабытого мною запаха свежего ветра, пахнувшего мне прямо в лицо, через отрытую настежь дверь. Оттуда же прямо в глаза бил поток яркого солнечного света, заставляя меня жмуриться. Я дотянулся до двери ногой и прикрыл ее. Потом я встал, потянулся и пошел в ванну. Некультурно было появляться среди людей, пусть и незнакомых, в небритом и непричесанном виде. В зеркале меня встретило мое небритое и неприветливое отражение, которому я улыбнулся натянутой улыбкой, а потом показал ему свой не длинный язычок. Я почистил зубы, побрился, причесался, снова посмотрел на свое отражение. Тот, уже позабытый мною, тип в зеркале, был вполне приятен и хорош собой. Вот теперь я готов к выходу в свет! Перед тем, как выйти на улицу, я посмотрел назад. Странное ощущение охватило меня в эту минуту, показалось, что я больше сюда никогда не вернусь. Я откинул все сомнения, выдохнул и вышел на улицу. Голова закружилась от свежего воздуха, ноги подкосились и я упал на колени, упершись лбом в траву. Когда меня отпустило, я встал и осмотрелся. На первый взгляд все выглядело как обычно, но что-то явно было не так. Что именно было не так, я понять пока не мог, списывая это ощущение на последствия длительного пребывания в одиночестве. Для начала я направился к морю в надежде найти там Ариоку. По дороге до меня снизошло прозрение - я понял, что было не так в окружающем меня мире. Вокруг не было ни птиц, ни животных, но самое главное не было людей, которые днем встречались здесь постоянно. Странно все это. Куда все делись? Я шел по зеленой поляне в сторону моря, осматриваясь по сторонам. Проходя мимо чужих дверей, я заметил, что некоторые их них были приоткрыты. Осмелившись, я даже заглянул в парочку из них, но внутри никого не было. Только личные вещи хозяев были небрежно разбросаны там, словно кто-то покидал в спешке свои дома. Может я сошел с ума в закрытом пространстве и это все бред моей больной контуженой фантазии? Но, вроде, по моим ощущениям все со мной нормально и все происходящее было самой настоящей реальностью. Мне срочно надо найти хоть кого-нибудь живого и расспросить про случившееся. В поисках людей я пробродил до позднего вечера. Найти дорогу обратно к своему месту пребывания я не смог, поэтому, набравшись наглости, я забрел в первую попавшуюся дверь. Там, сделав себе небольшое одеяло, я и уснул, свернувшись калачиком в углу. Проснулся я рано утром. На мое удивление хозяева данного жилища так и не появились. Комната, в которой я заночевал, была очень похожа на комнату Ариоки. В ней из мебели и прочих вещей была только кровать в центре и на стенах неровно висели пустые деревянные рамки треугольной формы. Рамки явно были, от каких-то картин или фотографий, но самих картин в них не было. На полу в комнате валялись некоторые рамки и еще какие-то предметы из местного обихода.
   Подкрепившись, я вышел на улицу и побрел дальше в поисках живых людей. Но, куда бы я не шел, ни одна живая душа мне так и не попалась. Все, как будто, вымерли одновременно, как в пугающих фильмах про гибель человечества. Этого мне еще не хватало в моей нелегкой судьбе. То в другое измерение попал, то запертый оказался на долгое время, а тут мне еще новая задачка - исчезли все люди. Вот повезло мне на старости лет. Размышляя о происходящем со мной, я добрел до леса. Я и не знал, что здесь еще есть и лес. В лесу все деревья были почти одинаковые, будто их делали под одну копирку. Стволы у деревьев были покрыты буро-красной корой, а листья были как большие лопухи. Деревья росли настолько плотно, что в глубину леса было видно метров на десять максимум. Громадные густые листья практически не пропускали дневной свет, что делало лес еще более устрашающим для моего воображения. Мне казалось, что именно здесь и живет баба Яга и прочие сказочные чудовища. Детские страхи и понимание того, что в лесу людей нет, остановили меня прямо у кромки леса. Я не видел смысла туда идти. Там еще могли водиться дикие животные, а умирать, только что выбравшись на волю, мне не хотелось. Я доверился своему страху и быстро побежал подальше от этого страшного места. Метров через двести я остановился перевести дыхание. Ну и куда мне теперь податься? Мой взгляд уперся в гряду гор, расположившихся вдалеке. Точно, вот туда я и пойду. Там не так страшно, как в лесу. На первый взгляд, горы были не очень далеко. Я рассчитывал добраться до них быстро, но через час пути расстоянии по оценкам моего зрения сильно не изменилось. Горы приближались медленно и неохотно, а день быстро подходил к концу. Когда я уже практически добрался до их подножия, стемнело. Дальнейшие поиски я решил отложить на следующий день и занялся поиском ночлега. В этом районе все двери были закрыты. Я старательно подходил к каждой из них. Сначала я пытался открывать их самостоятельно, потом стучался, в надежде, что мне откроют и пустят переночевать. Но попасть хотя бы в одну из них, мне так и не удалось. Ночевать на улице мне не хотелось, но пришлось. Я сделал себе маленькую палатку и теплое одеяло, используя возможности своего контура. Я залез в палатку и с головой укрылся под одеялом. Мне было страшно спать на улице, но, несмотря на это, я быстро уснул из-за усталости и неподготовленности моего организма к таким длинным пешим прогулкам.
   Проснулся я от непонятной возни вокруг моей палатки. Снаружи кто-то перешептывался между собой и ходил вокруг моего скромного жилища. Это точно были люди. О чем они там разговаривали, разобрать было сложно. Сквозь просвечивающиеся стенки палатки тонкими нитями пробивалось яркое утреннее солнце, возвещающее о начале дня. Я не испугался и решил немного подождать развития событий. Развития не последовало, поэтому я решил сам явить себя незваным гостям. Я сел, неспешно зевнул и лениво потянулся, разводя руки в стороны. Потом аккуратно и нешироко я приоткрыл вход в палатку, что бы рассмотреть сквозь появившуюся щель тех, кто меня разбудил. Прямо перед входом в палатку на четвереньках стоял незнакомый мне бородатый мужчина. Он видимо пытался заглянуть вовнутрь, но уперся взглядом в меня. На мужчине был одет выцветший синий комбинезон, явно большего размера, чем ему требовалось. Бородач испугался, не ожидая увидеть в палатке меня. Его глаза округлились от страха. Он вскочил на ноги и побежал прочь от меня, выкрикивая по ходу:
   - Назад! Там кто-то есть!!!
   Я услышал топот ног разбегающихся в разные стороны людей, словно я спугнул целое стадо диких лошадей. Сквозь открытый проем я видел, только сверкающие пятки бородача. Я вылетел из палатки, подумав, что мне стоило бы их остановить. Я испугался, что единственные повстречавшиеся мне люди, успеют скрыться из вида, и я так и не узнаю, что же здесь случилось. Выбравшись, я увидел, что помимо бородача в разные стороны убегали еще двое в синих комбинезонах. Бежали они так, словно убегали от дикого медведя или волка.
   - Подождите! - крикнул я, подняв руки вверх, тем самым показывая, что у меня нет никакого оружия. Но люди продолжали бежать. Я уже было собрался вдогонку за бородачом, как они остановились в метрах ста от меня. Огибая мою палатку на безопасном расстоянии, они собрались вместе и принялись что-то активно обсуждать между собой, размахивая руками. Я пошел к ним:
   - Стой! - крикнул бородач и вместе со своими дружками попятился назад.
   Я остановился. Они тоже перестали двигаться. Бородач пошел мне навстречу, а я тем временем не стал к нему приближаться. Метров за тридцать от меня он остановился, достал что-то из кармана и кинул это прямо в меня. Я упал на землю и закрыл руками голову, испугавшись, что в меня кинули гранату. Граната упала в метре от меня, но не взорвалась. Я поднял голову и увидел, что бородач кинул в меня небольшой стеклянный шар, как у гадалок и колдунов в нашем измерении.
   - Возьми его в руки, - приказал бородач и отошел метра на три назад.
   Я встал, отряхнул прилипшую к комбинезону зеленую траву и осторожно приблизился к стеклянному шару. Брать его в руки я побоялся и сначала толкнул его ногой, отпрыгнув в сторону. Шар откатился на несколько сантиметров и остановился. Ничего страшного не произошло. Предмет, на мой взгляд, оказался неопасным. Я нагнулся и взял его в руку. Шар стал нагреваться и приобретать зеленоватый оттенок. Я испугался, бросил его обратно на землю и, на всякий случай, отошел от него подальше.
   - Брось его нам, - крикнул бородач. - Не бойся, - добавил он, видя, что я испугался шара. - Он не причинит тебе вреда.
   Я поднял, ставший ярко зеленым, шар и понес его бородачу.
   - Оставайся на месте! - скомандовал он, снова пятясь назад. - Кинь его мне.
   Я остановился, размахнулся и кинул стеклянный шар в бородача. Бросок оказался сильным и метким. Шар полетел прямо ему в голову. К моему счастью, бородач смог увернуться, и шар упал за его спиной. К шару подбежали те двое, что стояли подальше. Они не стали сразу его поднимать, а сначала принялись внимательно рассматривать его. Бородач все это время контролировал меня, опасаясь, что я снова начну к ним приближаться. Один из друзей бородача одобрительно похлопал его по спине. Бородач повернулся, лично оценил шар, поднял его и сунул к себе в карман. Он приказал своим оставаться на месте, а сам направился ко мне для переговоров. Его друзья уселись на травку и внимательно наблюдали за своим товарищем и мной. Бородач подошел ко мне. Он оценивающе осмотрел меня с ног до головы, словно выбирал себе проститутку.
   - Ты кто такой? - грубо спросил он.
   - Артур,- ответил я и протянул ему руку, что бы поздороваться.
   Бородач испугался и отпрыгнул назад. Его друзья вскочили и побежали в нашу сторону. Бородач поднял правую руку вверх, давая понять своим, что бы те остановились и ему ничего не угрожает. Они подчинились и вернулись в свое исходное положение.
   - Ты что тут делаешь? - спросил меня бородач в своей привычной грубой манере.
   - Живых людей ищу. Я был заперт в комнате около месяца, а когда выбрался наружу, то никого не смог найти, - рассказал я.
   - А за что тебя заперли? - поинтересовался бородач.
   - Не знаю, - честно ответил я.
   - Пойдешь с нами, - приказал бородач - На месте разберемся.
   - Куда? - спросил я.
   - Туда, - ответил он, указываю рукой в сторону гор, которые простирались справа от нас.
   - А что тут произошло? Куда все люди делись? - решил узнать я.
   - Умерли все, - скупо ответил бородач и замолчал, словно вспоминая что-то ужасное.
   - Как умерли? - удивился я.
   - Хватит вопросов, - рассердился бородач. - Пошли, - скомандовал он. Бородач направился в указанную им сторону, а я последовал за ним. Друзья бородача не поспешили за нами, а направились к моей палатке. Один из них небрежно разобрал ее и уложил в большой черный мешок, вместе с одеялом. Мешок он вскинул себе на плечо. Сделав это, они поспешили за нами. Шли мы, молча, минут сорок вдоль гор, раскинувшихся грядой вдоль поляны. Общаться со мной мои новые знакомые явно не хотели. Я чувствовал себя пленным, но радость встречи с людьми была больше. Вскоре мы свернули на тропинку, уводящую нас прямо к горам. Тропинка закончилась у входа в большую пещеру. Сам вход был закрыт массивными стальными воротами, словно это был вход в древний замок. Никаких ручек на воротах не было. Если бы даже они там и были, то сдвинуть такую тяжелую дверь мы не смогли даже все вместе. Бородач подошел к воротам и прислонил к ним сразу обе свои ладони, и даже правое ухо. Секунд двадцать ничего не происходило. Потом раздался глухой металлический удар, словно дверь сорвалась с железных петель. Бородач медленно отошел назад. Стальные ворота стали медленно отъезжать в сторону, скрипя несмазанным механизмом, обнажая нам темный тоннель высотой чуть больше человеческого роста. Мы вошли в него. Ворота за нами с таким же шумом закрылись. Стало темно и немного страшно. Над нами загорелась лампа, освещая нас и немного тоннель. Потом загорелась еще одна немного подальше, потом еще и еще загорались вдалеке лампы на потолке пещеры. Мы последовали вслед за лампами вглубь горы. Метров через сто мы уперлись в еще одну большую железную дверь, которую бородач отрыл тем же способом.
   За дверью перед нами предстала большая равнина, по площади занимающая небольшой город. Равнину со всех сторон окружали величественные горы с почти вертикальными склонами. Склоны гор были усеяны какими-то дырками или норами. Отсюда я не смог сразу рассмотреть, что именно это было. К этим норам вели ступеньки, высеченные прямо в скалах. Потом, я увидел, что эти самые норы, имели двери. Точно такие же, как стояли на поляне, с той стороны горы. Видимо это были жилища местного населения. Сама равнина была похожа на большой и удивительно красивый ухоженный парк. Выложенные из камня тропинки окаймляли клумбы с цветами и мелкими кустарниками. На некоторых клумбах красивой горкой были выложены камни. Здесь даже были небольшие водоемы с плавающими там птицами. По тропинкам гуляли люди в синих комбинезонах. Большинство из них прогуливались вместе с детьми, которые были одеты фиолетовые комбинезоны, как у меня. Дети мне напомнили маленькие фиалки, которые быстро бегали вокруг своих родителей. Вот они точно похожи на цветы жизни.
   Посередине этой равнины располагался странный черный куб, размеры которого отсюда я оценить не смог. Куб явно не вписывался в общий ландшафт этой местности. Мне показалось, что он носит чисто религиозный характер, но здесь он явно был не для красоты. Бородач вел меня прямо к этому кубу по одной из многочисленных тропинок. Я шел за ним и рассматривал окружающее пространство. Почему мне раньше никто про эти места не рассказывал?
   Минут через двадцать мы добрались до куба и остановились в метре от него. Куб был сделан из цельного черного камня или чего-то очень похожего на камень. Камень был отшлифован до блеска и весь был покрыт непонятными для меня письменами. По размерам куб оказался не таким большим, как казалось издалека. В высоту он был метра два, как и во все остальные его равные стороны. Но, несмотря на свои скромные размеры, это сооружение произвело свое неизгладимое впечатление, на уже привыкшее к разным чудесам мое сознание. Я не выдержал и потрогал куб рукой, пока бородач со своими друзьями что-то тихо решали между собой. Бородач заметил, что я прикоснулся к кубу и силой отдернул меня назад, тем самым намекая, что его трогать запрещено. Отодвинув меня подальше от куба, бородач подошел к его грани, которая была прямо перед нами. Он принялся трогать символы расположенный на этой грани куба, словно набирая какую-то секретную комбинацию. При каждом его прикосновении к новому символу, этот символ начинал светиться бело-лунным светом. Набрав нужную комбинацию, бородач отошел на шаг назад. Внутри куба заработал, какой-то механизм, приводя его в круговое движение. Куб закрутился против часовой стрелки, поднимаясь вверх, словно выкручивалась гайка на громадном шурупе. Поднявшись на высоту человеческого роста, куб остановился. Под ним оказались ступеньки, ведущие вниз глубоко под землю. Я стоял, открыв рот, наблюдая за невероятными чудесами, творящимися вокруг. Меня грубо толкнули в спину, указывая на то, что я должен спускаться по ступенькам вслед за бородачом, который уже давно был внизу и ждал нас. Я закрыл рот и повиновался. Сзади меня шли друзья бородача, продолжая периодически подталкивать меня в спину для ускорения. Когда мы спустились на высоту человеческого роста, куб закрутился обратно, закрывая проход под землю. От испуга я даже пригнулся, но как оказалось напрасно. Куб накрыл нас, когда мы спустились уже достаточно глубоко под землю. На секунду стало темно, но потом открылась дверь в конце лестницы, освещая нам выход отсюда. Через нее мы попали в большое светлое здание наполненное людьми в синих комбинезонах, которые сновали из одной стороны в другую, исчезая в его стенах. Было, похоже, что я попал в громадный муравейник населенный синими муравьями. Это здание напомнило мне один из московских аэропортов, а я почувствовал себя туристом, только что прилетевшим в новую незнакомую для меня страну.
   - Где это мы? - поинтересовался я.
   - В центре управления куполом, - ответил бородач.
   - Какого купола? - не понял я.
   - Обычного купола. Такого, как и все защитные купола, - вступил в разговор друг бородача.
   - А от чего он защищает? - не унимался я.
   - От разных и непредвиденных бед, как например последняя, - ответил бородач.
   - Какая последняя? - задал я очередной вопрос.
   - Нам тут некогда тебе все рассказывать, - вмешался в разговор второй друг бородача. - Мы сейчас передадим тебя распределителям, а там с тобой разберутся. Если пожелают, то и на твои вопросы ответят. Двигай в ту сторону, - указал он мне и снова больно толкнул в спину. У меня там уже синяк, наверное, появился от такого обращения.
   - Спасибо, что были так любезны со мной, - сыронизировал я. В ответ он промолчал и мы, все вместе, ринулись сквозь снующих повсюду людей в противоположную сторону здания. Там, прямо у стены, стоял стеклянный стол, к которому меня и привели.
   За столом сидел дедушка лет шестидесяти в новом синем комбинезоне, с большой белой длинной бородой и приветливо улыбался. Бородач достал из своего кармана зеленый стеклянный шар, который я брал сегодня в руки, и отдал его белобородому дедушке.
   - Это его. Он чист, - сообщил ему бородач, указывая на шар.
   - Где вы его нашли? - белобородый дедушка вертел шар в руке, периодически переводя взгляд с него на меня. Лично я не понимал про кого он спрашивает. Толи про шар, толи про меня.
   - В восьмом секторе, - ответил бородач. - Он прятался под этим, - дедушке протянули мешок, в который положили мою палатку и одеяло.
   - Что вы за все это хотите? - спросил бородача дедушка, словно я был не живым человеком, а каким-то предметом торговли. Мешок с палаткой он так и не открыл.
   - По тройному усилителю каждому, - неуверенно пробормотал бородач, видимо сильно завышая цену за меня и мои вещи.
   Дедушка улыбнулся и полез под стол, кряхтя, как и положено людям в его возрасте. Из под стола он, с большим трудом, вытащил большую пластмассовую коробку, доверху набитую очками, которые носят здесь все местные жители. Эти очки служат источником энергии для контуров, кроме фиолетовых, которым он не нужен.
   - Это много, я столько не дам, - стал торговаться дедушка. - Могу предложить двойной усилитель каждому. Соглашайтесь. Это хорошая цена. Больше тебе нигде не предложат.
   - Ладно, договорились, - грустно ответил бородач и махнул рукой.
   Белобородый дедушка принялся громко копаться в коробке, отыскивая там нужные очки. На это он потратил минут пять, чем сильно раздражал не только меня, но и тех, кто привел меня к нему. Наконец-то он вытащил третьи желтые очки и засунул коробку, обратно, под стол. Отдавать их он явно не торопился. Бородач не выдержал. Он выдернул очки из рук дедушки и убежал, не дожидаясь погони или зова о помощи. Его друзья так же быстро исчезли растворившись в толпе. Дедушка не стал поднимать шума, а взял мешок с палаткой в левую руку и подошел ко мне.
   - Меня зовут Морох, - дедушка приветливо улыбнулся и протянул мне свою морщинистую руку.
   - А меня Артур, - обрадовался я культурному человеку и поздоровался с ним.
   - Иди за мной, - предложил Морох и подошел к стене, которая располагалась за его столом. В стене образовался дверной проем, через который мы попали в комнату, очень похожую на акклиматизатор, в котором мне уже доводилось быть. Я испугано посмотрел на Мороха, думая, что меня снова закроют одного в этом помещении.
   - Не бойся, ничего страшного не случиться, - успокаивал меня Морох. - Мы тут посидим и поговорим. Здесь тихо и никто не будет мешать, - говорил он мне и гладил правой рукой свою длинную седую бороду. - Я задам несколько вопросов, а потом выделю тебе комнату для проживания, - рассказывал мне Морох.
   Вид белобородого старца и его добрая, человеческая, манера общения внушали доверие. Я успокоился и понял, что ничего страшного мне здесь не грозит.
   - Как же ты попал к нам? Где все это время был и что делал? - Морох задал сразу несколько вопросов.
   Голод по живому общению с людьми сказался на моей манере общаться. Я взахлеб принялся рассказывать Мороху про все свои приключения, начиная с момента моего появления здесь и заканчивая своим долгим заточением в одной из комнат. Я не забыл рассказать про своего наставника Бредамира, про Ариоку с ее обманом, про то, как меня нашел бородач и его команда. Рассказывал я быстро, проглатывая слова и немного заикаясь от волнения. Морох слушал меня внимательно, не перебивая и не переспрашивая, хотя, на мой взгляд, рассказ получился сумбурным и непонятным.
   - Вот и все, - закончил я свое повествование о своей нелегкой судьбе.
   Морох задумчиво стоял, поглаживая бороду. Он молчал, словно завис, как компьютер. Я побоялся лезть к нему и ждал, пока он отвиснет.
   - Подождите меня здесь, - наконец-то выдал он и ушел.
   Минут через десять Морох вернулся не один. Я не ожидал увидеть того, с кем он пришел. От неожиданности я даже разволновался и ком в горле немного перекрыл мое дыхание, увеличивая пульс и ширину моих зрачков. Морох привел с собой Ариоку!
   - Что она здесь делает? - возмутился я. - Я не хочу ее видеть! Уведите ее отсюда, - потребовал я.
   - Не стоит так злиться, Артур, - остановил меня Морох. - Ариока любезно согласилась временно приютить тебя у себя дома. У нас сейчас нет свободных комнат, а подселять тебя к незнакомым людям глупо, - убеждал меня он. - Тебе стоит забыть все свои обиды и предрассудки. Все, что произошло между тобой и Ариокой, было сделано ради людей и по нашему приказу. Она не могла поступить по-другому. Твои вещи принесли немалую пользу нам. Поэтому мы ценим тебя и предлагаем комфортные условия для проживания.
   - Я категорически отказываюсь идти с ней, - запротестовал я.
   - В таком случае, мы посадим тебя в акклиматизатор, - припугнул меня Морох, давя на мое слабое место.
   Мысль о том, что я снова буду заперт в замкнутом пространстве, очень мне не понравилась и напугала. Но, оставаться жить с той, которая меня предала и подло обманула, не позволяла мне моя гордость. Сложный выбор мне предстоял. Страх или гордость? Все-таки страх победил и я, стиснув зубы, согласился проследовать за Ариокой.
   - Вот и славно,- обрадовался Морох, довольно поглаживая свою бороду.
   - Пойдем за мной, - обратилась ко мне Ариока и виновато улыбнулась.
   Я, огорченный своим выбором, грустно опустил голову. Заложив руки за спиной, как пленный немец, я поплелся за Ариокой, даже забыв попрощаться с Морохом.
   Ариока вывела меня из-под черного куба обратно на равнину и повела к одной из дверей, которыми были усеяны склоны гор. Всю дорогу я молчал, как партизан, изображая обиду и презрение. Ариока, тоже боялась заговорить первой. Она изредка бросала взгляд в мою сторону, в надежде, что я сам заговорю с ней или подобрею в отношении к ней. Но я надежд не давал. Мы продолжали идти и молча дуться друг на друга. Так продолжалось, пока мы не вошли в ее комнату, дверь в которую оказалась прямо внизу на одном из склонов гор. Эта комната один в один походила на ту комнату, в которой она жила на поляне с той стороны горы. Я, продолжая молчать и дуться, бесцеремонно лег на ее кровать, расположенную по центру комнаты и закинул руки за голову. Ариока стала у стены и подперла ее своим плечом. Никто из нас так и не решался заговорить первым. Тишина надрывающи зазвенела в ушах от такого тяжелого молчания.
   - Как дела? - разрывая тишину, спросил я, не выдержав первым.
   - Да так, не очень, - грустно ответила она.
   - У меня тоже, - продолжил я, глубоко выдохнув.
   - Ты сильно на меня сердишься? - Ариока виновато опустила вниз свои голубые глаза.
   - Зачем ты так поступила? - решил выяснить я.
   - Прости меня, пожалуйста, - попросила она. - Я не могла поступить по-другому. Ты чужак. Меня прислали к тебе мои соратники.
   - Этих преступников ты называешь соратниками? - повысил я голос.
   - Они хорошие, - оправдывалась она. - Ты просто не знаешь всей правды о нашем мире.
   - Какая бы не была правда, ты поступила жестоко, обманув меня. Я тебе доверял и любил, а ты все стерла в одночасье, - давил я.
   - Я не могла рассказать тебе всю правду, иначе Бредамир вычислил бы меня и выслал далеко и безвозвратно. Я могу тебе все объяснить, - подбирала оправдания Ариока.
   - Что бы ты тут мне не говорила, я больше не смогу тебе доверять. Ты меня уже один раз обманула. Откуда мне знать, что это не очередной твой обман? - стыдил я Ариоку.
   - Ты можешь мне не верить, но знай, что я тебя люблю. Я всегда тебя любила! Я согласилась на этот обман, потому что тебя все равно бы вернули обратно в твое измерение. Нам не суждено было быть вместе. Мы бы в любом случае расстались.
   - Но, ты могла бы все бросить и последовать за мной в мое измерение?
   - А ты думаешь легко бросить друзей, родителей, весь этот мой мир, в котором я с таким большим трудом чего-то добилась в жизни? Я не могу уйти непонятно куда, где все чужое и неизвестное. Может твой мир совсем не пригодный для меня, потому, что он полон новых и неизвестных опасностей? Я не могу заточить себя в клетку на всю оставшуюся жизнь! Я не раз думала об этом. Но я боюсь и не готова пойти с тобой, даже во имя нашей с тобой любви, - оправдывалась Ариока.
   - Если ты не готова пойти со мной, то о какой любви ты тут говоришь? Во имя настоящей любви можно бросить все без малейших раздумий и пойти за любимым человеком хоть в бездну, - объяснял я ей.
   - Может ты и прав, - Ариока задумалась. - Давай еще раз попробуем? - предложила она. - Пойми, это тяжелый выбор для меня. Я очень хочу быть с тобой, но я боюсь. Прости меня, пожалуйста. Я честное слово очень сильно тебя люблю, - Ариока подошла к кровати и села рядом со мной. Она посмотрела в мои глаза, разыскивая там мое прощение. Я видел, как из ее прекрасных голубых глаз капали слезы, словно море выплескивалось от волнения. Мне стало ее жалко. Я представил себя в ее положении и задумался. Я сам не знаю, как бы я поступил в такой ситуации. Но с другой стороны верить ей сложно, потому что у нее уже получалось обмануть меня.
   - Почему я должен верить тебе сейчас? - спросил я.
   - Я не заставляю тебя верить. Поживи немного со мной, а там сам решишь - верить мне или нет. Пусть тебе подскажет твое сердце.
   - Ладно, давай оставим этот разговор на потом, - предложил я. Пусть все идет своим чередом, а там уже буду решать по обстоятельствам как быть и что делать.
   - Хорошо,- ответила Ариока и повеселела, растирая слезы руками по своему прекрасному личику.
   - Ты можешь рассказать мне, что тут случилось? Почему все прячутся под куполами? - сменил я тему разговора.
   - А ты что, не знаешь? - удивилась Ариока.
   - Нет, не знаю. После твоего исчезновения, я долго тебя разыскивал. Потом пришел Бредамир и рассказал мне, кто ты есть на самом деле, - Ариока стыдливо опустила глаза. - Затем он ушел и запер меня в комнате на несколько недель. Я выбрался оттуда только вчера. Меня подобрали и привели сюда - сегодня. При этом никто ничего толком мне не рассказал.
   - А что тебе рассказал про меня Бредамир? - поинтересовалась Ариока.
   - Он рассказал, что ты замешана в незаконном обороте запрещенными образцами и наказали тебя именно за это, поймав с поличным. Еще он сказал, что от меня тебе нужны были только новые образцы из моего измерения, которые ты носила преступникам.
   - Они не преступники, - обиделась Ариока. - Те, кто правит нашим измерением, лишили нас свободы выбора. Мы вынуждены пользоваться только тем, что одобрено нашими руководителями. Они специально завели базу с образцами, что бы держать все под своим контролем. Они решают, что нам есть и какого цвета носить комбинезон. Они решают, что можно иметь в нашем мире, а что нельзя. Всех тех, кто против такой системы, они унижают, обязывая носить синий комбинезон, тем самым лишая человека возможностей и свободы. Мы все не преступники - мы борцы за свою свободу. Мы объединяемся и делимся запрещенными образцами. Мы подпольно наслаждаемся свободой выбора, а нас при этом наказывают, - Ариока закончила свою пламенную речь.
   - Странные вы люди этого измерения, - размышлял я вслух. - У вас есть контуры, которые позволяют вам творить чудеса, недоступные людям других измерений. То, что ты называешь ограничением свободы, звучит очень смешно для меня. Ваша несвобода, это рай для любого человека в моем мире. Многие из моего измерения сказали бы, что вы тут уже от жира беситесь. Но не мне судить вас и решать кто прав, а кто виноват.
   - Ты все неправильно понял, - возмутилась Ариока.
   - Да понял я все! Давай больше не будет ругаться, - предложил я, чувствуя назревающую ссору на политической почве. - Лучше расскажи мне, что произошло в этом измерении такого, что я успел пропустить, пока был заперт.
   Ариока согласилась сменить тему и принялась рассказывать мне о случившемся:
   - В нашем научном центре вспыхнула эпидемия неизвестной болезни. Всего за несколько часов непонятный вирус поразил почти весь персонал научного центра. Вирус оказался смертельным, и большинство ученых погибло в течение суток. Потом вирус распространился по всей планете. За неделю погибло треть всего нашего населения. Изобрести лекарство не успели, так как основной удар пришелся на научный центр. Только там могли справиться с вирусом. Всех здоровых людей эвакуировали в специальные убежища, которые мы называем куполами. Купола были созданы еще во времена пребывания здесь Великого Знахаря для защиты от всяких опасностей, которые он предрекал нам. Купола, это большие стеклянные сооружения, полностью отгороженные от внешнего мира. Каждый купол имеет свою отдельную систему жизнеобеспечения. Купола сами производят воздух и воду. Наши руководители в оранжевых и желтых комбинезонах скрылись под куполом, который находиться в лесу. С ними, так же, находятся выжившие ученые и часть простого населения, за исключением нас - людей в синих комбинезонах. Для эвакуации синих предоставили этот купол. Всех тех, кто не успел эвакуироваться в течение суток, оставили на улице. Многие из тех кто выжил до сих пор прячутся по своим домам и не выходят наружу, опасаясь заразиться. Между куполами есть связь, но информации от других убежищ поступает мало. В наших рядах есть бывшие ученые, которые предположили, что вирус уже полностью исчез недели две назад, но мы пока боимся возвращаться обратно, так как точных подтверждений о полном исчезновении вируса мы не получили. Мы отправляем разведчиков для поиска уцелевших и, если они здоровы, то их приводят сюда, как например тебя.
   - А не боитесь, что больной проникнет под купол вместе с теми, кого вы сюда приводите?
   - У нас есть специальные анализаторы вирусов. Вот смотри, - Ариока достала из кармана стеклянный шар, такой же мне кидали те, кто нашел меня сегодня в палатке, - если он становиться зеленым, то человек здоров, если красным, то у него вирус и надо скорей покидать это место.
   - А удалось выяснить, что это был за вирус? - спросил я Ариоку.
   - Еще нет, но на следующей неделе мы делаем вылазку в научный центр, где надеемся узнать больше о вирусе. Вообще, основная цель этой вылазки скачать базу данных запрещенных образцов. Научный центр сейчас не охраняется и нам это будет сделать очень легко, - открыла мне тайну Ариока.
   - Не боитесь ради этого заразиться и умереть? - поинтересовался я.
   - В борьбе за свободу, могут быть и жертвы, - ответила Ариока. - Участники вылазки, это добровольцы осознающие опасность. Их никто не заставляет силой идти туда. Такой шанс заполучить, без особых усилий, базу образцов выпадает очень редко. Было бы глупо не воспользоваться им.
   - Глупый риск, - заключил я.
   - Кстати, твой образец кофе и шоколада один самых востребованных у нас для воспроизводства. Если бы он попал в руки оранжевых, то его бы сразу запретили, - защищала свое мировоззрение Ариока.
   - А что в них такого опасного? - искренне удивился я.
   - Они содержит вредные для организма вещества, хотя вред их очень условен, - пояснила Ариока.
   - Вот и хорошо, что вам запрещают вредные вещества, - сказал я. - Они же о вас заботятся, - сделал я вывод.
   - Человек должен быть свободным! Он сам должен делать выбор, что для него вредно, а что нет, - со злостью ответила Ариока, не достигнув результата по убеждению меня в своей правоте.
   - Ну ладно, хорошо. Я все понял, - снова опасаясь скандала, ответил я.
   - Ты так ничего и не понял, - с грустью в глазах выдохнула Ариока. - Я скоро вернусь. Не уходи без меня никуда, - добавила она и направилась к выходу.
   - Подожди, - остановил ее я. - Не бросай меня здесь одного. Можно я пойду с тобой? - попросил я.
   - Пойдем, - немного подумав, ответила Ариока.
   Мы вышли на равнину и направились по одной из многочисленных дорожек, в неизвестном для меня направлении.
   - И куда мы идем? - спросил я.
   - Мы идем к тем, кого ты считаешь преступниками, - Ариока хитро улыбнулась.
   - А они не опасны? - испугался я.
   - Они ужасные, злобные и сердитые люди. Если ты им не понравишься, то они тебя съедят, - вполне серьезно ответила Ариока.
   Я остановился, пытаясь понять, говорит она правду или все-таки пошутила?
   - Да не бойся ты. Я пошутила, - засмеялась Ариока. - Это очень милые и образованные люди. Тебе там ничего не угрожает.
   - Да я и не испугался даже, - пытаясь показать себя смелым, ответил я.
   - А вот эти все двери в скале, это тоже вход в дома на Луне? - поинтересовался я.
   - Нет, эти помещения вырублены прямо в скале, - ответила Ариока.
   - А что так? - я не понял логики такой постройки.
   - Это же купол! Выхода из него нет, кроме того тоннеля, по которому ты сюда пришел, - Ариока удивилась моему непониманию ситуации. - Это большой изолятор, поэтому все постройки исключительно внутри купола и больше нигде. Если ты внимательно посмотришь вверх, то сможешь увидеть стеклянный свод купола.
   Я задрал голову вверх и устремил свой взор в небо. Действительно, в вершины гор упирался стеклянный свод, который накрывал всю долину целиком. Свод был настолько прозрачным, что раньше, я даже и не замечал его присутствия там. Зрелище было ошеломляющие.
   - Поразительно, - вырвалось у меня.
   - Пошли, потом будешь любоваться, - прервала Ариока, мои восхищения этим чудом инженерной мысли.
   Ариока привела меня к очередной двери в скале. Вот, сколько здесь живу, никак не могу понять, как они эти двери между собой отличают? Для меня все они одинаковые. Как они умудряются находить именно те, которые им нужны? Ариока открыла дверь. Мы вошли в огромную пещеру, с растущими вверх из пола сталагмитами и свисающими вниз сталактитами, которые напоминали колонны, в древнем средневековом замке. Пол пещеры был ровным. Внутри пещера представляла собой куполообразную полость в скале и напомнила мне цирковую арену. В пещере было много людей. Из-за этого стоял галдеж, и было очень шумно. Основная масса людей толпилась у дальней стенки пещеры, где перед ними выступал какой-то человек. Он громко говорил о свободе и еще, о чем-то. Его речь постоянно прерывалась топотом ног толпы, собравшейся вокруг. В самые горячие моменты его речи, толпа помимо топанья ногами, принималась хлопать обоими руками по своим икрам. Этот момент меня веселил особенно, так как в этой ситуации все они, в своих синих блестящих комбинезонах, напоминали мне стаю пингвинов. Те, кто не участвовал в прослушивании пламенной речи, собирались в разных местах пещеры в отдельные группы. Большинство таких групп ожесточенно спорили между собой или тихо и мирно общались. Но одна группу вела себя по особенному. Они забились в самый дальний и темный угол и, держали друг друга за руки, образовав круг. Стояли они, молча, с закрытыми глазами. Внутри круга, вроде как, было облако дыма и какие-то яркие вспышки света.
   - Что это за чудики? - спросил я, указывая рукой на самую тихую группу.
   - Кто? - не поняла Ариока.
   - Вон те, люди, - пояснил я.
   - Это бывшие ученые. Видимо, реализовывают очередное свое изобретение, - ответила она. - В одиночку сделать что-то серьезное, даже с помощью усиленных синих контуров, очень сложно. Вот они и замыкают цепь из нескольких контуров, что бы усилить свои возможности.
   - А что это за место? - спросил я Ариоку про пещеру. Меня интересовало его назначение.
   - Мы называем это место - "Помпезная". Здесь собираются люди с общими интересами и планами. Сегодня здесь сбор борцов за свободу от навязывания нам образцов и комбинезонов.
   - Значит ты с ними? - спросил я.
   - Да, я одна из них, - гордо ответила Ариока.
   - А как вам разрешают собираться здесь и протестовать против существующих законов? - удивился я.
   - В связи с чрезвычайным положением в нашем мире, возникла благоприятная ситуация для всех тех, кто был осужден и наказан синим комбинезоном. Мы теперь все вместе. Нас никто здесь не преследует. Люди с другим цветом комбинезонов нас бояться и никто не хочет находиться с нами под одной крышей, поэтому нам выделили отдельный купол. Мы здесь свободны и можем безбоязненно собираться, меняться незаконными образцами и воспроизводить их безнаказанно. Это наш маленький остров свободы. Пока все остальные прячутся, мы наслаждаемся. Как только все нормализуется, мы снова уйдем в подполье, и опять будем прятаться по домам и пещерам. Сейчас мы пытаемся разъяснить всем тем, кто пока не с нами, что такое настоящая свобода. Мы надеемся, что к нам примкнут еще люди.
   - Ваше правительство явно дало маху, поместив всех вас под один купол, - сделал я умный вывод. - Видимо руководство у вас не слишком дальновидное. Хотя, может быть, правительству это выгодно держать вас всех в одном месте? Но я никак не пойму зачем?
   - Нет там никакой выгоды, - ответила Ариока. - Просто боится нас простое население. Да и желтые с оранжевыми нас тоже побаиваются. Вдруг мы воспроизведем что-то страшное и опасное. Даже случай с эпидемией они записали на наш счет. По их мнению, это результат воспроизводства запрещенного образца.
   - А что, это на самом деле не так? - спросил я.
   - Конечно не так, мы на такое не способны! - Ариока даже обиделась, за такое подозрение с моей стороны.
   - Человек способен на любую подлость или ошибку, которая могла привести к таким последствиям, - рассуждал я. - Вдруг, это действительно кто-то из ваших сделал?
   - Даже, если это сделал кто-то из наших, - Ариока на секунду задумалась. - Эта ситуация нас освободила и позволила нам быть вместе и делать то, что мы считаем нужным.
   - Ну, из-за этого погибли люди! - возмутился я. - Тысячи людей!
   - В борьбе за свободу, могут быть и жертвы, - отрезала Ариока.
   - Мне тебя не понять, - огорчился я.
   - А нам этого и не нужно, - обиделась Ариока. - Пойдем,- она повела меня к толпе "пингвинчиков", перед которой кто-то выступал. Мы вклинились в их стройные ряды и протиснулись прямо к выступающему. Он нас увидел и, как мне показалось, подмигнул Ариоке. В ответ она кивнула ему головой. После этого, Ариока развернулась и потянула меня за руку, тем самым увлекая за собой обратно из толпы. Мы выбрались, отошли метров на пять и остановились. Судя по всему, мы кого-то ждали, и этот кто-то должен был выйти из толпившихся перед нами людей. Выступающий оратор, наконец-то, закончил свою речь. Толпа троекратно прокричала "СВОБОДА" и рассредоточилась по периметру пещеры. Оратор направился прямо к нам. Это был мужчина лет пятидесяти, немного выше меня ростом и немного толще меня. У него было пузо, предающее ему солидности. Он был гладко выбрит и был совершенно лыс. Я это заметили, потому что он не одел свой капюшон. Выглядел он вполне добродушно, словно детский врач принимающий очередного больного. Он подошел к нам и поцеловал Ариоку в щеку:
   - Привет! Как дела? - спросил он Ариоку.
   - Все нормально, - улыбнулась она и поцеловала его в ответ.
   - Кто это с тобой? - незнакомец вопросительно посмотрел на меня.
   - Это Артур! - ответила Ариока. - Тот самый чужак из другого измерения, - восхищенно произнесла она. Ее глаза заблестели.
   - Очень рад познакомиться, - обратился ко мне незнакомец. - Меня зовут Зират. Я отец Ариоки, - представился он, явно знавший меня и мои деяния.
   - И я очень рад, - удивился я, такой неожиданной встречи с ее папой.
   - Ну, ты как? С нами? - спросил Зират Ариоку, полностью потеряв ко мне интерес.
   - Конечно, да, - уверено ответила она.
   - Тогда ровно через неделю приходи в "Помпезную". Пойдем отсюда, - сказал Зират.
   - Куда это вы пойдете? - вмешался я в разговор.
   Ариока и ее отец перегнулись, не зная как на это реагировать. Зират одобрительно кивнул головой, в знак его согласия рассказать мне про то, куда они собрались.
   - Помнишь, я говорила, что будет вылазка в научный центр? Я одна из добровольцев, - гордо рассказала Ариока.
   - А можно я тоже пойду с вами? - попросил я Зирата, как первоклассник просился поиграть в футбол со старшеклассниками.
   - А зачем это тебе? - удивилась Ариока. - Ты же не поддерживаешь наши идеи.
   - Скучно мне здесь сидеть одному, без дела, - пояснил я.
   - Но с нами будет очень опасно, - предупредил меня Зират, - Ты уверен, что хочешь пойти?
   - Да, я уверен. Возьмете? - я посмотрел вопросительно на Зирата. Зират задумался и глянул на Ариоку, давая понять, что решать придется ей. Она окинула взглядом меня с ног до головы, словно увидела меня первый раз.
   - Пусть идет с нами, - ответила она Зирату.
   - Тогда мы ждем вас двоих, - произнес Зират.
   Я обрадовался, что мне, наконец-то, нашлось здесь, хоть какое-нибудь занятие. И мне больше не придется скучать и бездельничать. Пусть это занятие и незаконное, но мне наверняка простят незнание местных законов, как гостю.
   - Мне пора, - Зират поцеловал Ариоку в щеку и гордо пожал мне руку. - Не опаздывайте, а то уйдем без вас, - улыбнувшись, добавил он и скрылся среди собравшихся здесь людей. Ариока потянула меня за руку к выходу из пещеры.
   - Какие у нас дальнейшие планы? - поинтересовался я, в предвкушении новых приключений.
   - Готовиться к вылазке, - ответила Ариока.
   Мы вернулись в комнату Ариоки. Попили чаю, пообедали и принялись готовиться к предстоящему нам с ней событию. Я сел на кровать и принялся ее слушать.
   - Для начала, тебе надо ознакомиться с планом вылазки, - Ариока подошла к стене комнаты и прислонила к ней ладонь. На месте прикосновения, вместо пейзажа с зеленой поляной, прямо на стене появился небольшой экран, словно сзади меня на стенку проецировал изображение проектор. Я машинально повернулся в поисках проектора, но его там не оказалось.
   - Это план научного центра, - указывая на непонятные мне кубики, появившиеся на экране, рассказывала Ариока. С планом зданий, в моем понимании, это не имело ничего общего. Кубики забегали по экрану и выстроились в пирамиду. Кубики были цветные и очень мелкие. Лично для меня они ничего не означали. Чтобы не показаться недалеким человеком, я утвердительно кивнул головой, давая знак Ариоке, что мне тут все предельно ясно, и она может продолжать рассказывать дальше.
   - Мы не знаем, где именно находиться модуль хранения данных базы образцов. Но, мы знаем, как он выглядит, - Ариока очередной раз прислонила ладонь к экрану.
   Кубики на экране снова беспорядочно забегали и сложились в один трехмерный большой куб, который окрасился в ярко красный цвет.
   - Это он, - Ариока ткнула пальцем в куб на экране. - Скопировать с него данные очень просто, для этого нужен копир.
   - А что такое копир?- спросил я. - Как он выглядит?
   - Копир позволяет снять данные с модуля хранения данных и передать их потом, другому модулю. А выглядит он так, - Ариока снова прислонила ладонь к экрану, и красный куб развалился на несколько мелких красный кубиков, которые снова забегали по экрану и снова сложились в пирамиду, которая окрасилась в зеленый цвет и стала трехмерной. Мне, вся эта картина, напоминала игру в детские кубики, из которых надо было складывать разные фигуры.
   - А этот красный модуль хранения большой? - спросил я.
   - Вот такой, - Ариока раздвинула руки в стороны, показывая размер модуля, как рыбак размер пойманной им рыбы.
   - А копиры где мы возьмем? - задал я вопрос.
   - Копиры я достану, - ответила Ариока. - Еще надо будет взять анализаторы вируса - добавила она.
   - Это шары такие стеклянные? - я вопросительно посмотрел на нее.
   - Да, они самые, - ответила она и продолжила. - Теперь я расскажу тебе предварительный план действий. Все участвующие в этом мероприятии будут разбиты на группы по два человека. Каждой группе будет выделен отдельный сектор для поиска. Все остальное будет уточнено позже, как только будет известно количество участвующий в этой операции. Сейчас, вместе с тобой, нас шестеро. Возможно, больше добровольцев не будет. Дело это очень опасное и рискованное, поэтому желающих очень мало. Объем для поиска большой и времени уйдет немало, а для нас каждая лишняя минута нахождения там, очень опасна. Нас могут поймать и тогда вышлют сразу в первое попавшее измерении по времени. В таком случае никто не гарантирует, что оно окажется пригодным для жизни.
   Я слушал ее внимательно и наслаждался ее красотой и характером. Ариока словно заправский военный начальник описывала боевой план и прочие составляющие этой операции.
   - Почему ты и твои соратники так уверены, что научный центр сейчас без охраны? - задал я созревший в моей голове вполне логичный вопрос.
   - Между всеми существующими куполами имеется канал связи, по которому мы обмениваемся информацией между собой. Мы точно знаем, что все люди, прячущиеся под другими куполами, считают, что вирус сейчас находиться в самой активной стадии. Оранжевые бояться выходить из-под них, как и все остальные. Если вирус проникнет под купол, то спастись там, хотя бы кому-нибудь, будет невозможно. Поэтому у них никто не смеет покидать купол. Нам они предложили исследовать местность на заражении в обмен на голубые контуры добровольцам. Нас они считают людьми второго сорта и им нас не жалко. Мы согласились исследовать местность. Наши разведчики выяснили, что вирус миновал, но мы всем сообщили, что вылазки прошли неуспешно. Мы сказали им, что никто из разведчиков так и не вернулся, хотя, это все неправда.
   - Значит, вы думаете, они так бояться вируса, что оставили научный центр без охраны? - спросил я.
   - Мы не можем быть уверены на все сто процентов, но вероятность этого очень большая. После того, как мы скачаем базу, то расскажем им правду о том, что вирус уже миновал.
   - А почему бы дальше не держать эту информацию в тайне? Так вы сможете жить свободно сколько угодно времени, - предложил я.
   - Мы не сможем долго держать это в тайне. Рано или поздно все и так узнают, что вирус себя исчерпал. Нам выгодно, что бы все узнали про это от нас. В таком случае мы получим их доверие и прощение за ранее совершенные преступления. Мы так же сможем продолжить свою подпольную работу, не сильно привлекая к себе внимание. Нам сейчас очень важно выиграть время. Пока они не знают всей правды, мы можем успеть получить все, что нам нужно, а если не успеем, то тогда нас прижмут еще сильней.
   - Интересная у вас тут политика, - заключил я. - Мне не все понятно, с точки зрения логики и идеалов за которые вы боритесь, но я, все равно с вами, потому что я местный изгой в фиолетовом комбинезоне.
   Ариока заулыбалась и выключила экран на стене прикосновением своей ладони к его поверхности.
   Всю последующую неделю я, вместе с Ариокой, был занят подготовкой к предстоящей вылазке. Уже знакомый мне Морох выдал нам копиры и анализаторы, в обмен на предметы из моего мира, которые я материализовал специально для обмена. Ариока быстро научила меня ими пользоваться. К моему счастью, это оказалось очень просто. Еще, она научила меня пользоваться местными компьютерами и базой образцов, но пока только разрешенных. Эти компьютеры оказались для меня очень сложны для понимания принципов их работы, потому что управлялись они силой мысли, увеличенной контуром. Выглядели они как обычные стеклянные столы. Монитором для них служила его поверхность. Такие столы-компьютеры я уже не раз встречал здесь в научном центре и видел у Мороха. Каждый такой компьютер имел свой модуль памяти. Этот модуль был похож на небольшой красный куб, размер которого зависел от его запоминающей способности. Мне, как истинному лузеру в компьютерах, эта наука давалась с большим трудом. Самое страшное, что я узнал про их столы-компьютеры - них не было никаких игр! Эта новость меня сильно разочаровала, опустив ниже плинтуса все достижения местной цивилизации. Между собой все столы-компьютеры объединялись в единую сеть с помощью какой-то беспроводной технологии, название которой я даже не смог выговорить, не то чтобы запомнить. Каждый компьютер имел свободный доступ в базу данных разрешенных образцов. Используя компьютер, подключенный к базе, можно было воспроизвести любой объект, содержавшийся в ней. Для этого волшебного действия надо было сесть за стол, положить правую ладонь в центр его поверхности. Поверхность включалась и окрашивалась в цвет комбинезона, это был знак того, что пользователь идентифицирован. Дальше поверхность стола покрывалась сотнями нарисованных кнопок с местными иероглифами. При нажатии одной из них (этот символ я долго запоминал), открывался доступ к базе, но только к тем образцам, на воспроизводство которых могло хватить мощности контура пользователя. Список образцов делился на какие-то категории и группы, смысл разбиения мне был непонятен, да и названия я прочесть не мог по причине незнания местной письменности. После того, как пользователь выбирал себе образец, нужно было дважды дотронуться до него пальцем. Выбранный образец раскрывался во всю поверхность стола, вместе с картинкой, составом и подробным описанием его свойств. Но мне даже картинка не вносила ясности в тот предмет, который я мог получить. Далее на крышке стола появлялся мигающий красный круг размером с футбольный мячик. Пользователю требовалось прислонить свой лоб к этому кругу. После прикосновения в голове четко формировалось представление об образце, со всеми подробностями. Т.е. все данные по образцам загружались прямо в голову человека со всеми ощущениями предмета, хотя человек этот предмет никогда раньше не видел. Это как никогда не есть ананас, но при этом четко знать какой он на вкус, цвет и запах. Потом, используя загруженные представления об образце, можно было легко воспроизвести его с использованием контура. Весь этот процесс оказался невероятно сложным для меня. У меня даже получилось сделать пару предметов из базы самостоятельно, но понять, что это были за предметы и для чего они нужны, мне так и не удалось.
   В итоге, могу сказать, что работать с местным компьютером мне не понравилось. Да ведь это и неудивительно, потому что в своем родном измерении, мне даже наша компьютерная техника казалось пределом моих возможностей для понимания, а здесь все было гораздо сложней и не понятней.
   Помимо работы с компьютерами, Ариока научила меня находить модули памяти, копировать с них данные на копир и с копира обратно. Дело это оказалось совсем несложным. Нужно было всего лишь на всего поставить копир на модуль и нажать на копире кнопку. Копир пикал, когда он завершал операцию. Для обратного действия требовалось тоже самое. Модули памяти находились во всех местных устройствах. Их местонахождение скрывалось под квадратной крышкой, на которой был нарисован квадрат красного цвета. За неделю я смог научиться всему, что нужно было мне на время вылазки. Большего от меня никто не требовал. За время обучения моя обида на Ариоку растаяла не оставив и следа, словно прошлогодний снег. Я простил ее за обман и предательство. Больше я на нее не злился. Мы снова были вместе. Любовь очередной волной окатила нас с ног до головы. Я гулял с ней теплыми вечерами под куполом, наслаждаясь каждой минутой ее присутствия рядом со мной. Она увлеченно рассказывала мне разные истории про их подполье и борьбу за свободу. Я слушал ее внимательно. Все казалось мне нереальным и фантастическим сном, в который мне сложно было поверить, но просыпаться совсем не хотелось.
   В ночь, предстоящей вылазки, я спал очень плохо. Непонятное волнение не давало покоя, хотя волноваться, на первый взгляд, особо было нечему. Проснулся я рано утром. Ариока еще спала. Я аккуратно выполз из ее мягкий объятий, спустился на пол, лег на спину и закинул руки за голову вместо подушки. Мой взгляд устремился на потолок, усеянный яркими звездами. Смотреть на звезды мне очень нравилось. Они были точно такие же, как у меня дома - в моем родном измерении. В это утро мне по-особенному захотелось вернуться к себе домой. Я соскучился по родителям, немногочисленным друзьям и даже по своей работе, которая мне порядком уже надоела.
   В этот мечтательный момент, словно молния среди ясного неба, в моей голове промелькнула мысль, что в научном центре наверняка уже рассчитали время и место портала в мое измерение, только не успели мне сообщить. Значит, можно будет во время вылазки достать и эти данные. Почему я сразу об этом не догадался? Перспектива скорого возращения домой подняла мне немного настроение. Интересно, а Ариока согласиться последовать за мной в мое родное измерение? Надо ее спросить, когда она проснется. Порыв фантазии нарисовал мне картину, в которой я и Ариока уходим в мое измерение. Нас провожает Бредамир и Зират. Потом я представил себе, как мы счастливо бы жили у меня в однокомнатной квартире. Нарожали бы кучу детишек и .....
   - Ты уже проснулся? - прервала меня улыбающаяся Ариока, свесив голову с кровати.
   - Да, я давно уже не сплю.
   - О чем задумался? - спросила она.
   - Я домой хочу. В свое измерение, - сознался я.
   - Тебе плохо со мной в нашем мире? - Ариока расширила свои глаза, изображая удивление.
   - Я здесь чужой. Кроме тебя, я тут никому больше не нужен, - грустно ответил я.
   - Ты мне нужен, - успокаивала она меня. - Зачем тебе остальные?
   - Я очень скучаю по дому, - я попытался объяснить свои чувства. - Ты поможешь мне?
   - В чем? - удивилась Ариока.
   - Я тут подумал, что в научном центре наверняка уже рассчитали дату и время появления портала в мое измерение. Ты поможешь достать эти данные, когда мы там окажемся? - я посмотрел на Ариоку, ожидая отказа.
   - Ты хочешь бросить меня? - ее губки задергались в преддверии предстоящей истерики или обиды. - Ты меня не любишь и хочешь убежать?
   - Я хочу, что бы ты последовала за мной, - ответил я. - Я очень тебя люблю, но я здесь никто. Если ты откажешься покинуть это измерение вместе со мной, то я уйду один, - пытался шантажировать я.
   - Ну и иди тогда один в свое измерение, - обиделась Ариока и отвернулась, что бы я не видел, как она плачет. - Я помогу тебе найти нужные данные про портал. Можешь валить на все четыре стороны, - злилась она.
   Ариока уткнулась лицом в кровать и продолжила плакать. Я не стал ее успокаивать, потому что она не захотела последовать за мной, как жены декабристов. Это сильно задело мое самолюбие. Прошло минут тридцать. Ариока успокоилась. Мы больше не общались друг с другом. Я дулся на нее, а она видимо на меня и никто не собирался уступать.
   - Нам пора идти, - первой начала Ариока и принялась собираться. Я ничего не ответил и тоже приступил к сборам.
   Мы взяли с собой по два копира и по одному анализатору вируса, которые положили в рюкзак, сделанный мною накануне для нее и меня, и выдвинулись к месту сбора. В пещере нас уже ждали Зират, уже знакомый мне Морох и еще два незнакомых мне молодых человека в изрядно потрепанных синих комбинезонах. Каждый из них имел сине-белую бороду, ловко заплетенную в косичку до самого пояса, красные очки и приличные мышцы, проступающие сквозь комбинезон. Они были похожи друг на друга, но я бы не сказал, что они были близнецами. В руках каждого из них был мешок, очень похожий на пакеты для мусора. Видимо, там они держали свое снаряжение. Присутствие здесь Мороха меня сильно удивило. Во-первых, он был слишком стар для таких приключений. Да и зачем его было брать с собой? Только лишняя обуза. Во-вторых, это наглый старикашка, оказывается, был за нас, но при этом, мне с Ариокой пришлось выкупать у него копиры и анализаторы. Мог и просто так их подарить. Странный он тип, несмотря на весь его добродушный и безобидный вид.
   - Наконец-то все в сборе, - провозгласил Зират, намекая о том, что я с Ариокой опоздал. - Это Тарун и Марун, - специально для меня Зират представил двух незнакомцев. - Они родные браться, - добавил он.
   - Это что? - спросил один из братьев, изучая мой рюкзак. Я снял и показал им его содержимое, а еще прояснил назначение. - Я хочу такой, - попросил один из братьев.
   - И я тоже хочу, - басом произнес второй.
   Я без особых усилий материализовал им по рюкзаку. Они радостно, как дети, схватили их и засунули туда свои черные мешки. Туда же они засунули снаряжение Мороха и Зирата, которые сами нести ничего не собирались.
   - Тарун и Марун наши разведчики, - пояснил мне Зират, продолжая знакомить меня с братьями. - Они позавчера вернулись с разведки. Их целью был научный центр. Пусть сами все и расскажут.
   - Значит, шли мы туда, шли. Потом засели в кусты и следили, - принялся нескладно рассказывать один из братьев. Это ему давалось с трудом. Большие мышцы даже здесь не всегда подразумевали под собой умную голову. - Вот сидим мы там день, два и ничего. В смысле ничего подозрительного там не видели.
   - Точно, - вмешался второй брат. - Никого там не было. Ни охраны, ни любых других людей.
   - Может опять все проспали? - засмеялся Морох, вспомнив какой-то пролет братьев.
   - Обижаешь ты нас дедушка, - возмутился один из них. - Бородой клянусь, там все чисто и безопасно.
   - Это хорошо, - ответил Морох и принялся рассказывать окончательный план наших действий. - В научном центре мы разобьемся на три группы. Каждой группе будет выделен сектор для поиска модуля хранения образцов. Артуру и Ариоке выделена высота от ноля до десяти метров, я и Зират возьмем на себя высоту с десяти до двадцати метров, Марун и Тарун возьмут оставшиеся двадцать. Им это будет под силу, - пояснил Морох причину такого неровного разделения. - При поиске, настоятельно прошу анализаторы вируса держать в руках, что бы в случае заражения об этом узнали сразу. Если анализатор покраснел, то паре необходимо закрыться в первой попавшейся комнате и больше не выходить.
   - Вы предлагаете бросить заболевших умирать? - переспросил я, потому что не поверил сразу сказанному.
   - Все заболевшие должны остаться в научном центре. Мы им ничем уже не сможем помочь, - повторил Морох лично для меня.
   - Но это жестоко! - громко возмутился я.
   - Если заболевший попадет под купол, то погибнут все его жители. Если мы примемся его лечить, то мы все обречены. Так рисковать мы не можем. Лучше погибнет один, а не все. Понятно? - немного злился Морох моему непониманию этой ситуации. Все остальные не вмешивались и внимательно слушали. Я промолчал. Спорить смысла не было. Все и так было решено без меня и мое слово здесь ничего не значит. Хотя, в моем измерении товарищей не бросают.
   - Вопросы есть? - обратился ко всем Морох.
   Тишина ответила ему согласием. Мы дружной толпой выдвинулись к выходу из-под купола. Миновав тоннель, соединяющий купол и весь остальной мир, Зират на мгновенье замер. Он обернулся и взглянул на закрывающиеся за нами ворота.
   - Пусть удача не покинет нас, - громко в небо произнес он.
   - С Богом, - пробормотал я себе под нос и, на всякий случай, перекрестился.
   Всю дорогу Марун и Тарун крутились возле меня и доставали расспросами о моем измерении. Мне, после несвоевременной утренней ссоры с Ариокой, совсем не хотелось с ними общаться. Отвечал я скупо и мало, но приставучих братьев это не нисколько не смущало. Они, как снежная лавина, заваливали меня вопросами, несмотря на отсутствие нормальных ответов. Все остальные шли молча, словно процессия на похоронах. Я чувствовал сердцем, что они волнуются и немного бояться предстоящих событий. Но, несмотря на это, никто их них не подавал вида, что происходит у них в неспокойной душе. Единственные, кто совсем ничего не боялся, так это Тарун и Марун. Кто из них был Марун, а кто Тарун я не знал. Да и знать я не этого совсем хотел. Эти странные братья, всего за несколько часов нашего знакомства, успели мне порядком поднадоесть. В таком вот невеселом настроении мы и добрались до входа в научный центр.
   Забыв про осторожность, не боясь ни охраны, ни прочих опасностей, мы все вместе столпились у двери. Она была плотно закрыта от всяких там незваных гостей, вроде нас. Зират стал перед ней на колени, положил обе ладони на дверь и еще прислонил к ней свое оттопыренное ухо, словно пытался услышать, что там с той стороны происходит.
   - Марун, дай "Отрываетль", - попросил он одного из братьев, продолжая стоять на коленях и слушать дверь.
   Марун громко покопался в рюкзаке и извлек на свет муляж человеческой руки. Рука выглядела почти как настоящая. Ее даже можно было бы снимать в фильмах ужасов для демонстрации отрубленных конечностей. Зират неторопливо встал с колен, так же неспешно отряхнулся и взял этот муляж в свои руки. Повертев его, он осторожно и медленно прислонил муляж к центру двери ладонью, пытаясь вскрыть им вход в научный центр. Дверь не шелохнулась. Зират что-то злобно прошептал себе под нос, словно выругался на дверь. Он покопался в кармане своего комбинезона и достал оттуда вещь, очень похожую на самый обычный гвоздь средних размеров. Точно такой же гвоздь он извлек из муляжа руки и вместо него вставил тот, что достал из своего кармана. Зират снова прислонил искусственную руку к двери, вставшей на нашем пути в научный центр. Снова результат оказался отрицательным. Зират искреннее удивился отсутствию нужного эффекта. Он задумчиво почесал затылок, раздумывая, что ему делать дальше. Ему на подмогу вызвался белобородый Морох. Он протянул Зирату еще один гвоздь, который был у него. Гвоздь Мороха был успешно помещен в муляж, взамен брошенного на землю гвоздя Зирата. Искусственная рука снова была поднесена к двери в научный центр. На радость собравшихся, дверь сдалась и немного приоткрылась, предлагая войти вовнутрь. Зират вытер пот со лба, скопившийся от перенапряжения и отошел от двери. Муляж руки он вернул Маруну. В это время Морох вежливо попросил Таруна дать ему свой рюкзак. Из него он извлек непонятные браслеты, которые он раздал каждому из нас. Все привычно одели их на правое запястье руки. Я сделал тоже самое. Сам браслет был сделан из материала очень похожего на янтарь. Браслет состоял из квадратиков равных по размеру и соединенных между собой резинкой, которая проходила внутри вырезанных в квадратах отверстиях. Точно, я привозил своей маме такой же с Балтийского моря.
   - Что это? - спросил я, не понимая назначения браслета. Давно я не надевал женских украшений.
   - Это измеритель времени, - пояснила Ариока. - В нем двадцать четыре временных интервала, на которые мы делим наши сутки. Каждый квадрат, это один временной интервал.
   - И как он работает? - изучая браслет, спросил я. Как я понял, это часы. Но где здесь привычные для меня стрелочки?
   - После активации измерителя временных интервалов, его квадратики начнут постепенно менять свой цвет. Изменение цвета каждого квадрата, означает, что пройден один временной отрезок. Понятно? - объяснила мне Ариока, под пристальным взглядом всех остальных. Они явно не ожидали такого пробела в моих знаниях.
   - А как его активировать? - возник у меня третий вопрос. Мне было, почему то стыдно, что я этого не знаю.
   - Активация измерителей будет производиться по моей команде, - вмешался Морох. - Но сначала повторю план. Итак. Ариока и Артур исследуют нижний уровень до десяти метров. Я и Зират средний уровень до двадцати метров. Все остальное исследуют Марун и Тарун. У нас на все три временных интервала. Через это время встречаемся здесь. Если кого-то не будем к назначенному времени, уходим без них. В случае, если модуль не будет обнаружен и все группы вернуться целыми и невредимыми, завтра повторим поиск. Всем все понятно? - Морох, почему то, посмотрел на меня, как на самого непонятливого в их группе.
   Все одобрительно промолчали, включая меня. Если быть честным, то я так ничего толком и не понял. Но по этому поводу я нисколько не огорчался, потому что со мной будет моя любимая Ариока. Она то, точно все поняла и в случае чего она мне поможет.
   - Ну, тогда синхронизируемся, - предложил Зират.
   Мы встали в плотный круг. Зират вытянул свою руку с браслетов вперед. Все остальные положили свои ладони сверху на ладонь Зирата, словно мы футбольная команда перед началом матча желаем друг другу удачи. Самой верхней легка ладонь Мороха. Он надавил на стопку ладоней своей, что, как я понял, послужила синхронизацией браслетов. Наши ладони снова разбежались по своим владельцам.
   - Пойдем, - дернула меня за руку Ариока и мы первые ринулись в научный центр.
   Внутри было пусто и подозрительно тихо. Никаких признаков жизни видно не было. Я немного растерялся, не знаю куда идти и что делать. В этот момент нас обогнали Марун и Тарун, устремившись, как горные козлы вверх по стеклянной лестнице. За ними нас обогнали Зират и Морох.
   - А нам куда? - спросил я Ариоку, немного потерявшись в выборе дальнейшего направления движения.
   - Начнем отсюда, - ответила Ариока. Она подошла к самой первой двери в начале стеклянной лестницы. Дверь была плотно закрыта. Ариока скинула свой рюкзак на пол и извлекла из него еще один муляж человеческой руки, который они здесь называют "Открывателем". Когда и где она его достала, я не знал. Почему они мне не дали такой же? Опять меня обделили вниманием, обиделся я.
   - Доставай свой анализатор, - приказала Ариока, извлекая из рюкзака свой анализатор вируса. Положив открыватель и анализатор на пол, она закинула рюкзак обратно на спину.
   Я безприкословно выполнил приказ и ждал ее дальнейших указаний. Ариока взяла в одну руку анализатор. Во второй руке у нее уже был "Открыватель", которым она прислонилась к двери у лестницы. Дверь открылась сразу, не сопротивляясь не прошеным гостям. Мы вошли и принялись обыскивать комнату, в надежде отыскать модуль хранения базы данных всех образцов. Здесь мы встретились с первой неудачей - модуля в этом помещении не было. Потом мы открыли соседнюю дверь, за которой тоже ничего ценного не обнаружили. Все последующие двадцать комнат, так же оказались без необходимого нам содержимого. Все исследуемые нами помещения были практически одинаковыми по размерам и внутреннему оснащению. В каждой из них стояли стеклянные столы (местные компьютеры) и стеклянные шкафы, которые располагались вдоль одной из стен. Все шкафы были доверху забиты непонятными для меня предметами, которые совсем не интересовали Ариоку. Эти предметы представляли собой разные цветные геометрические фигуры. Здесь были шкафы с цветными пирамидками, кубами, конусами и прочими незнакомыми мне видами фигур. Это не центр научный, а какая-то детская комната с игрушками, думал я. Мне даже стыдно стало, потому что обыскивать детские комнаты было неприлично. Очередная комната, в которую мы проникли, сильно испугала мою спутницу. Ариока замерла у входа, не решаясь проходить дальше. В этой комнате повсюду были разбросаны зеленые комбинезоны, которые носят местные ученые. Часть этих комбинезонов висело на стульях, словно кто-то специально посадил их, как настоящих людей. Остальные валялись на полу в проходах между столами. Я смело подошел к ближайшему из комбинезонов лежащему на полу. Я наклонился, что бы поднять его. Такая вещь, очень могла пригодиться. Зеленый контур был гораздо мощней моего фиолетового.
   - Не трогай его, - испуганно крикнула Ариока. Я машинально отдернул руку от комбинезона. - В них может быть вирус, - пояснила она.
   - Почему ты так решила? - удивился я.
   - Когда мы умираем, - начала объяснять она, - то комбинезон, через девять дней, автоматически растворяет тело, превращая его в энергию. Судя по тому, как они здесь лежат, здесь погибло много людей. Возможно, их убил вирус. Так что я не советую тебе их трогать. Есть опасность заразиться, - напугала меня Ариока.
   - Предупреждать надо заранее, - я машинально посмотрел на свой анализатор вируса. Он светился приятным зеленым цветом, как и Ариоки. Мне стало жутковато находиться здесь, но Ариока приказала искать.
   Обходя стороной зеленые комбинезоны, мы обыскали комнату. Здесь тоже было пусто. Но здесь мы нашли еще одну дверь, которая оказалась открытой. Проникнув туда, мне показалось, что я уже здесь, когда то, был. Так оно есть, я был здесь с Бредамиром. В центре этой комнаты располагался знакомый мне аппарат, похожий на барокамеру. Меня в него уже засовывали, для дополнительного исследования моего организма. Выходит, что все те, кто здесь погиб, были мне немного знакомы? Из-за осознания того, что этих людей я знал, мне стало еще страшней и ужасней. Когда умирают неизвестные тебе люди, это не вызывает таких сильных эмоций, как смерть близких или знакомых. На моей руке пискнул браслет, напугав меня до полусмерти. На браслете окрасился в зловещий черный цвет один из кубиков. Это означало, что мы уже целый час безрезультатно разыскиваем нужный нам модуль хранения образцов.
   - Подойди, пожалуйста, сюда, - позвал я Ариоку, приблизившись к барокамере. Ариока подбежала, решив, что я обнаружил что-то ценное.
   - Я в нем был, - показал я на аппарат. - Может данные расчетов моего портала тоже здесь? - спросил я.
   Ариока подошла к аппарату сбоку и извлекла из него красный куб размером с кулак. Это был модуль памяти этого устройства.
   - Возьми его с собой, - она протянула мне куб. - Если это было действительно здесь, то в нем есть все необходимые данные для расчетов. - А может и сами расчеты, - добавила она.
   Я бережно взял куб в руку и осторожно положил его в свой рюкзак, боясь повредить его и потерять шанс попасть домой. Ариока продолжила свои поиски где-то позади меня. Ради любопытства, я выдвинул из барокамеры лежак. То, что увидел, заставило меня испугаться и замереть от страха на несколько секунд. Я даже дышать перестал, на всякий пожарный случай. На лежаке находился желтый комбинезон, естественно без своего хозяина. Судя по всему, он здесь и умер. Страх, сменился корыстью и небольшой завистью, к бывшему его владельцу. Я смотрел на комбинезон, словно на алмаз в ювелирном магазине, думая о тех возможностях, которыми он обладает и сейчас лежит здесь бесхозный. Нельзя упускать такой шанс завладеть этой вещью. Я же нормальный русский человек. Нам грешно не брать того, что никому не нужно или не имеет хозяина. Алчность победила страх заразиться от комбинезона вирусом. Я молниеносно свернул его в рулон и быстро сунул на дно своего рюкзака, пока Ариока была занята поиском базы. Ей, пока, про это знать не стоит. Она точно не разрешить взять комбинезон с собой. Я задвинул лежак обратно и проверил свой анализатор вируса. К моей радости, он продолжал светиться приятным, успокаивающим зеленым цветом. Я облегченно выдохнул. Повезло! Комбинезон оказался не заразным.
   - Иди сюда, - прервала меня Ариока. Я дернулся, испугавшись, что она меня спалила. Я испуганный подошел к ней. Ариока стояла у открытого стеклянного шкафа, внутри которого лежал большой синий куб, размером с коробку из-под обуви.
   - Что это? - спросил я. Про кубы синего цвета, она мне тоже не рассказывала, как и про измерители времени и "Открыватели"
   - Это резервная копия каких-то данных, - пояснила она. - Доставай свой копир.
   - Зачем нам эти данные? - не понимал я.
   - Не знаю, - ответила она. - Это большой модуль и данные могут быть вполне нам интересны. Все равно мы ничего другого пока не нашли.
   Я осторожно отрыл свой рюкзак, так что бы Ариока не заметила в нем желтый комбинезон. Я вытащил копир и протянул ей. Она ловким движением скинула на него данные с синего куба и вернула мне. Копир я так же осторожно положил обратно в свой рюкзак. Закончив с обыском этой комнаты, мы пошли дальше. Еще через несколько комнат измеритель временных интервалов пискнул и отсчитал второй час.
   - Нам еще много осталось? - спросил я Ариоку, устав от поиска.
   - Комнаты три, не больше - ответила она и открыла очередную дверь. Там тоже оказалось пусто. На выходе нас уже ожидали Зират с Морохом.
   - Нашли? - с надеждой спросил Зират.
   - Пусто, - грустно ответила Ариока.
   - И у нас пусто, - сообщил Морох, нервно поглаживая свою белую бороду.
   - А здесь смотрели? - спросил Зират, указывая на следующие две двери на нашем пути.
   - Нет, еще не успели, - ответила Ариока. - Сейчас обыщем.
   - Мы поможем, - предложил Зират. - Свой сектор мы уже весь прошли. Я с Морохом в эту дверь, а вы в эту, - распределил он оставшиеся комнаты и скрылся вместе с Морохом за выбранной им же дверью.
   Я с Ариокой обыскал выделенную нам территорию. Так горячо искомого нами модуля, здесь тоже не оказалось. Мы, полные печали, от провального результата, вышли на лестницу. Не в силах больше передвигаться, из-за навалившейся на нас усталости, мы уселись на ступеньки, в ожидании всех остальных участников нашей операции. Сверху к нам спустились нахмуренные Марун и Тарун. На их суровых лицах, ясно читалось отсутствие положительного результата.
   - Нашли? - спросила Ариока, в надежде, что их вид обманчив.
   - Нет,- грустно ответил один из братьев. - У вас тоже пусто? - спросил он же. Ариока кивнула. - А где Зират и Морох? Может, они нашли что-нибудь?
   - Они там, - ответил я, указывая на последнюю дверь. - У них пока тоже пусто. Мы их сейчас дожидаемся.
   Марун и Тарун присели на ступеньки чуть повыше от нас. Даже таким сильным парням, как они, требовался небольшой отдых. Прошло долгих и томительных пять минут в ожиданиях Зирата и Мороха. Они упорно не хотели выходить к нам. Первый, как и всегда, не выдержал я. Не в силах больше ждать, я взял у Ариоке муляж руки и прислонил его к двери, за которой спрятались от нас Зират и Морох. То, что я увидел за ней, привело меня в некое замешательство. В центре большой комнаты на большом красном кубе сидел Зират. Он держал перед собой анализатор вируса и смотрел на него взглядом преисполненным диким ужасом. В дальнем углу комнаты, плотно прижавшись к стене, стоял не менее испуганный Морох. Самое ужасное, что анализатор вируса в руках Зирата был ярко красным. Пока я стоял, открыв рот, ко мне подошли Марун и Тарун. Они тоже опешили от такой картины. Ариока пыталась рассмотреть, что там твориться сквозь их широкие спины.
   - Папа! Нет! - закричала Ариока, когда до нее дошло, что там случилось. Она растолкала братьев и ринулась в комнату к своему отцу.
   - Назад, - скомандовал я.
   Я схватил ее за руку и силой выдернул обратно на лестницу, громко захлопнув после этого дверь. Я стал спиной к двери, что бы больше никто туда не смог войти в порыве необдуманных действий. Ариока взбесилась, как дикая кошка. Она кричала, ревела и кидалась на меня, пытаясь оттолкнуть меня в сторону и проникнуть в комнату на спасение отца. Пока мне удавалось сдерживать ее, от этого поступка. Марун и Тарун, как только до них окончательно дошло, что в комнате был вирус, побежали вниз по лестнице. Бояться не стыдно, а вполне даже, иногда, и полезно для здоровья.
   - Пусти меня к нему! - захлебываясь от слез, кричала Ариока и больно била меня руками в грудь, параллельно пытаясь расцарапать мне лицо.
   - Туда нельзя! Там вирус! - я пытался ее перекричать, с трудом отбиваясь от ее упорного натиска. - Их уже не спасти! - я не хотел, что бы Ариока тоже заразилась и погибла. Я обхватил ее за талию и вскинул себе на плечо. Ариока оказалось совсем нелегкой ношей. К тому же она вырывалась и, даже там, умудрялась бить меня руками и ногами.
   - Прости меня, девочка моя, - крикнул Зират с той стороны двери. - Артур, уводи ее отсюда и сами уходите поскорей, - добавил он мне и замолчал.
   Услышав голос отца, Ариока вырвалась из моих объятий и как лань рванула к двери. Я еле успел схватить ее за ногу, удерживая, за нее, ползущую вверх Ариоку. Увидев, что я не могу больше один справить с взбесившейся женщиной, ко мне на подмогу подтянулись Марун и Тарун. Втроем мы смогли сломить ее сопротивление и оттащить вниз научного центра. Внизу один из братьев протянул мне анализатор. Свой я потерял в борьбе с Ариокой. Без проверки нам выходить отсюда не стоило. В моих руках анализатор одобрительно позеленел. Я отдал его Ариоке, у нее тоже все оказалось чисто. Ту же операцию проделали Марун и Тарун. Этих здоровый лосей ни один из вирусов не возьмет без боя. Слава богу, и они оказались здоровы. Только после этой проверки мы выбрались из научного центра на свежий воздух. Как только мы сделали несколько шагов, Ариока упала на колени и, закрыв глаза ладонями, громко заплакала. Мы вмешиваться не стали. Ей нужно было выплакаться, иначе полученный стресс мог тяжело сказаться на ней во время пути домой.
   Марун и Тарун сели на землю метрах в трех от нее. Я остался возле Ариоки, на всякий случай. Она могла снова попытаться вернуться к отцу. Пикнул измеритель времени, закрасив третий временной интервал в черный цвет. Минут через десять, Ариока успокоилась. Всхлипывая от слез, она поднялась на ноги:
   - Я домой хочу! Пошли, - попросила она.
   Марун и Тарун встали и пошли в сторону купола. За ними последовала убитая горем Ариока. Процессию замыкал я. Ариока еле плелась, устремив печальный взгляд в землю. Она все еще всхлипывала от слез. Говорить про случившиеся никто не решался, потому что все боялись, что она опять впадет в истерику. Нам тогда сложней будет вернуться обратно до наступления ночи. Когда мы добрались до купола, пикнул измеритель времени, окрасив седьмой квадрат на браслете. Один из братьев прислонил свою ладонь к входной двери, но железные ворота открываться не стали.
   - Отрывай давай! - крикнул он воротам, словно они были живые.
   Ворота его не послушались. Он полез в свой рюкзак и достал оттуда анализатор вируса. Подержав его демонстративно надо головой, он перекинул позеленевший анализатор брату. Тот тоже подержал его над головой и кинул мне. Я и Ариока сделали так же. Раздался глухой металлический удар. Ворота стали двигаться, разрешая нам вернуться к себе домой. При выходе из тоннеля мы разделились. Я с Ариокой направился в ее комнату, где она легла на свою кровать и уснула. Куда пошли Марун и Тарун я не знал, а сами они нам не сказали.
   Я еще долго не мог заснуть, вспоминая случившееся с нами. Может, произойдет чудо и Зират с Морохом останутся живы? Страшно им там, наверное, умирать вот так? Интересно, как себя чувствуешь, когда знаешь, что точно умрешь в ближайшие часы? Мне бы не хотелось оказаться в такой ситуации. Я бы умер быстрей от ожиданий и переживание, чем от причины. Но ведь мы все и так живем с мыслью, что когда-нибудь все равно умрем? Почему это не пугает нас ежеминутно? Может быть дело в том, что незнание точного времени смерти успокаивает человека. Притупляет его внимание. Я представляю, как бы мы все тут жили, зная точные дату и время своей смерти. Сколько бы отложенных на потом дел, выполнялось бы за неделю или за день. Если бы я знал это время, то заранее распределил свою жизнь по дням. Составил бы себе график, что сделать и куда поехать. А так вот думаю, что буду жить вечно и оставляю все важные дела на потом. А это потом может и наступить? Вот вернусь домой и первым делом составлю план самых важных дел, который надо обязательно выполнить. Все-таки, я склонен считать, что человек должен знать, когда и где он умрет. Это информация привнесет больше красок в монотонную действительность жизни. В этих размышления я и уснул.
   Проснулся я довольно поздно. Солнце было уже высоко в зените, что указывало на время обеда. Мой не выспавшийся взгляд не обнаружил присутствия Ариоки в комнате. Сердце забилось чаще, от тревоги в связи с непонятным отсутствием моей любимой. Как бы, не случилось с ней что-нибудь страшное из-за вчерашней трагедии? Я не успел еще прокрутить в своей голове все возможные варианты ее отсутствия, как она вернулась. Сегодня Ариока выглядела намного лучше. Она больше уже не плакала и, даже слегка улыбнулась, заметив мою взъерошенную физиономию. Только красные глаза выдавали ее недавнее состояние. Судя по ее виду, она проплакала всю ночь.
   - Как ты? - спросил я, сильно обеспокоенный ее текущим самочувствием.
   - Все нормально, - спокойно ответила она, словно вчера ничего такого не произошло. - Собирайся. Надо идти.
   - Куда? - не понимал я.
   - Ты хотел попасть домой? - спросила она.
   - Да, хотел, - согласился я.
   - Я нашла тех, кто тебе поможет. Давай, поднимайся. Тебя уже ждут, - сказала она. - Не забудь взять копир с архивом и тот красный куб, который я отдала тебе вчера в научном центре.
   Я дождался момента, когда Ариока отвернулась. В моем рюкзаке лежал желтый комбинезон, который я не хотел ей показывать. Пока она не видела, я быстро вытащил все то, что требовалось, и так же быстро закрыл рюкзак. Ариока вроде ничего не заметила. Рюкзак я пнул ногой, загнав его прямо под кровать. Там он не будет никому мозолить глаза.
   Ариока привела меня в центр управления куполом, где познакомила с Гораном. Он, с ее слов, был самым величайшим главным местным ученым. Горан вполне оправдывал свое имя. Это был двухметровый тощий мужчина лет тридцати. Он, как и все местные, был одет в синий комбинезон с капюшоном. Только его очки были намного крупнее и больше, чем у остальных. Еще у него был непропорционально крупный череп, явно указывающий на то, что мозг у этого человека был гораздо больше, чем у других. Горан всем своим видом вполне походил на Кощея Бессмертного из русских народных сказок. Именно так я его и представлял, когда меня пугали им в далеком детстве. Несмотря на свой зловещий вид, Горан обладал тонким женским голосом. Я еле сдерживался от смеха, когда он начинал говорить. За это я больно получал локтем от Ариоке прямо в бок.
   Горан привел нас в свой личный кабинет. Это была просторная пустая комната с серыми стенами и приглушенным светом. В центре комнаты стоял местный стол-компьюетр и стул. Горан сел за стол и протянул мне свою громадную ладонь с необычайно длинными пальцами. Я стоял, открыв рот, не понимая, что он от меня хочет. Ариока очередной раз толкнула меня локтем.
   - Дай ему копир и куб, - прошептала она на ухо.
   Я вытащил их из кармана и отдал Горану. Он осторожно поставил копир на дальний правый угол стола, а куб на дальний левый. На поверхности его стола забегали непонятные мне символы. Горан наблюдал за ними, периодически дотрагиваясь до наиболее интересных ему своими длинными пальцами. Выбранные им символы скатывались в правый ближний угол, образовывая там список. Прошло минуты три.
   - Есть, - пропищал Горан своим женским голосом.
   - Что именно есть? - спросила Ариока.
   - Здесь есть все биометрические данные Артура и первый приблизительный расчет портала, - пояснил он.
   - Что значит приблизительный? - не понял я.
   - Эти вычисления нужно еще несколько раз пересчитать, с учетом новых временных переменных, - пояснил Горан.
   - А вы можете это сделать? - поинтересовался я.
   - Нет, мы не можем, - удивил меня Горан. - Я могу вытащить только текущий расчет места и времени портала. То, что портал появиться именно там, я гарантирую. Но то, что портал перенесет тебя в искомое измерение, составляет треть вероятностной единицы, - Горан вытащил сбоку своего стола предмет похожий на гвоздь и отдал его Ариоке. - Здесь есть вся информация по времени и месту портала.
   - А почему вы не можете проверить данные и рассчитать все правильно? - не понимал я.
   - У нас нет необходимого оборудования, - ответил он. - Такие мощности есть только в научном центре, а туда нам доступ сейчас запрещен.
   - А если данные расчетов не верны? Что будет тогда? - возник у меня вопрос.
   - Я еще раз повторюсь, - спокойно начал Горан. - То, что портал там будет - это я тебе гарантирую. А вот то, что ты попадешь к себе домой, равняется шансу одному из трех. Решай сам, использовать этот шанс или нет. Следующий портал смогут вычислить, как только вирус полностью исчезнет и научный центр заработает.
   - А что там в копире? Есть информация о вирусе? - спросила Ариока.
   - Да, - довольно улыбнулся Горан. - Здесь есть полные начальные сведения о нем. Мне нужно несколько часов для их расшифровки. Вы можете идти домой, - ответил Горан. - Еще раз соболезную по поводу твоего отца, - обратился он к Ариоке. - Мы тут все считали, что вирус уже исчерпал себя, но, к сожалению, мы ошиблись.
   Ариока поменялась в лице. Было видно, что она еле сдержалась, от того, что бы снова не заплакать.
   - Данные, что вы достали, очень полезны для всех нас. Используя их, мы сможем найти лекарство или узнать про вирус больше, чем мы знаем сейчас, - продолжил Горан. - И вот еще что. С сегодняшнего дня всем живущим под куполом, строго настрого запрещено его покидать.
   - А как я попаду к порталу? - взволновался я.
   - Ты не переживай сильно по этому поводу, - ответил Горан. - Я предполагаю, что ко времени появления твоего портала, все нормализуется, и ты сможешь спокойно попасть к себе в измерение, - добавил он.
   Мы попрощались с Гораном и вернулись к себе домой.
   - Ну что? Ты доволен? - с издевкой и злостью спросила Ариока.
   - Чему я должен быть доволен? - не понял я ее тона.
   - Тому, что ты скоро отправишься домой, - разъяснила она.
   - Ах, вот в чем дело, - дошло до меня. - А ты пойдешь со мной? - очередной раз спросил я, надеясь именно сейчас получить утвердительный ответ. Теперь ее тут ничего не держит. Отец погиб, а матери у нее не было.
   - Нет, - не задумываясь, ответила Ариока. - Я останусь здесь и продолжу дело своего отца. Он отдал свою жизнь за это, - отрезала последнюю надежду Ариока.
   - Очень жаль, - обиделся я. - Твой отец спас нас, когда вошел в ту комнату, в которой должны были оказаться мы. Он хотел нашего счастья, - пытался убедить я Ариоку.
   - Надо было его остановить, - ответила она. - Это мы с тобой должны были погибнуть. В этом было наше предназначение во имя спасения нашего лидера, - заявила Ариока.
   - Прошлого не изменить, - сказал я.
   - Вот поэтому я и должна занять его место, - Ариока явно не хотела идти мне на уступки.
   - В таком случае скажи мне, где и когда появиться портал в мое измерение? Меня здесь больше ничего не держит, - решил я. - Я покину это измерение один, - в душе я надеялся, что Ариока очнется и мне еще удастся ее убедить последовать за мной.
   К моему удивлению, это никак не задело Ариоку. Она не обиделась и не разозлилась. Может все уже? Любовь прошла? В таком случае уйду отсюда без разговоров, и как можно скорей.
   Ариока спокойно подошла к стене и вставила в нее гвоздь, который дал ей Горан. Прямо над этим местом появился небольшой экран. На экране забегали непонятные закорючки. Мне давно было пора изучить местную письменность, а то ничего не понимаю в этих иероглифах.
   - И что там написано? - спросил я, когда беготня по экрану прекратилась.
   - Портал появиться через два месяца, прямо на берегу моря. Можешь собирать вещи, - Ариока, все-таки, немного выдала свои чувства. Она явно злилась на меня, но тщательно это срывала.
   - А как мне самому найти это место? - я думал, что она мне помогать больше не собирается.
   - Так и быть. Я приведу тебя туда или кого-нибудь попрошу. Можешь не переживать, - все тем же спокойным безразличным тоном ответила она.
   В дверь постучали, прервав наши с ней разговоры. Кого это принесло к нам? Здесь не принято расхаживать по домам, даже в гости. Все встречи всегда происходили на нейтральных территориях. Ариоку это факт не смутил. Она спокойно открыла дверь.
   В комнату ввалились двое совсем незнакомых мне людей. Они увидели меня и застопорились. Потом один из них взял Ариоку под локоть и отвел в дальний угол комнаты, что бы я ни услышал их разговор. Там он рассказал ей что-то ужасное. Ариока резко поменялась в лице и заплакала. Возможно, они рассказали ей что-то про отца, подумал я. Продолжая плакать, Ариока подошла ко мне.
   - Ты должен пойти с ними, - очень печально сказала она, словно меня пришли забрать на казнь или посадить в тюрьму.
   - Почему? - удивился я.
   - Горан смог расшифровать данные о вирусе, - она замолчала, боясь сообщить мне причину.
   - Но, а я здесь причем? - в моей душе скопился ком страха. Что же такое страшное я снова натворил?
   - Распространение вируса началось с Бредамира, - еле выговорила Ариока. - Он заразил сначала всех в научном центре, а потом вирус поразил всех остальных, - рассказала она.
   - Как с Бредамира? - от удивления у меня даже в горле пересохло. - Откуда он у него появился? Это выяснили?
   - По предварительным данным он заразился от тебя,- вынесла приговор Ариока и заплакала еще сильней.
   - Как от меня? Не может быть, - возмущался я, не веря в этот бред. - Это какая-то ошибка! Ты же не заболела? Да и я вполне здоров, - оправдывался я. - Я же не умер!
   - Ты должен уйти с ними, - Ариока показала на тех двоих, что вломились к нам. - Тебя посадят в карантин, что бы исключить возможность заражения людей внутри купола.
   - Но я не хочу, - возражал я. - Я совершенно здоров и полностью безопасен для всех!
   - Тебе придется пойти с ними, - настаивала Ариока. - Если, то, что они говорят, правда, то тебя надо срочно изолировать. Я тоже не верю в это, - успокаивала она. - Они там разберутся и отпустят тебя. Тебе ничего страшного не угрожает, - убеждала меня Ариока.
   - Но я же здоров, - я упорно настаивал на своем. Я достал анализатор и показал его всем собравшимся. - Вот смотрите! - анализатор светился зеленым светом.
   - Не надо сопротивляться, - вмешался в разговор, один из незнакомцев. - Если вы откажетесь добровольно пойти с нами, то мы применим силу, - пригрозил он.
   Я оценил свои силы и силы противника. Мне точно не справиться с этими двумя. Я перестал сопротивляться. Заложив руки за спину, я пошел с ними. Ариока стояла и негромко плакала. Тяжело ей теперь будет здесь одной. То отец. Вот теперь и я. Но я уверен, что они все выяснят и разберутся. В этой истории с вирусом я своем не причем. Мало ли где Бредамир мог заразиться?
   Меня снова привели в центр управления куполом. Там меня заперли одного в комнате, очень похожей, на акклиматизатор. Здесь кроме тоскливых серых стен, больше ничего не было. Жаль, что я не взял с собой рюкзак с желтым комбинезоном. С помощью него, я бы быстро освободился и доказал свою невиновность. Но если я, ни в чем не виноват, то зачем мне тогда бежать? В случае побега, всем станет ясно, что главный виновный - я! Но, почему они связали этот случай со мной? Может, они хотят найти крайнего? Я не раз сталкивался с таким в своем измерении. Главное свалить вину на первого попавшегося, а там дальше и разбираться не надо. Они тем самым скрывают свою вину. Наказав меня, никто не заподозрит их в этом преступлении. Ариока сама говорила, что вирус мог быть результатом материализации запрещенного образца. Если это так, то мне уже точно не отвертеться. Какой приговор мне вынесут? Буду надеяться, что Бредамир сам где-то подцепил этот проклятый вирус. Мало ли где его носило? Я, вроде, здесь ничем таким серьезным не болел. Да и вообще, в этой жизни, я никогда не болел никакими смертельными заболеваниями. Хотя, была у меня тут небольшая простуда, которая потом быстро прошла. Но не могла же она быть этим самым смертельным вирусом, от которого погибло так много людей? Это же была обычная банальная легкая простуда.
   Я неожиданно вспомнил один из научных журналов, которые читал так давно, что сам уже не помню когда именно. В одном из них писали про то, что сейчас до сих пор находят дикие племена людей, которые никогда не сталкивались с нашей цивилизацией. Поначалу ученые вступали с ними в прямой контакт. Они пытались изучать их и приобщать к современному миру. Но исход всегда был печальный. Люди в этих племенах начинали болеть теми болезнями, от которых у современных людей был иммунитет. Через некоторое время эти племена вымирали полностью. У диких племен, не оказалось иммунитета к таким вирусам, которые современный человек даже и не замечает. После этих открытий, ученые больше не вмешиваются в жизнь диких людей, тем самым сохраняя их как вид. Исходя из всего этого, можно предположить, что моя безобидная простуда, оказалась тем самым смертельным вирусом, на который у местного населения не оказалось иммунитета. Если это окажется правдой, то мои дела совсем плохи. Но самое ужасное то, что по моей вине погибло много людей. Но я это сделал не специально! Я не хотел всего этого! Что мне теперь делать? Как жить теперь с таким моральным грузом? Нужно срочно бежать отсюда! А вдруг я ошибаюсь и, на самом деле, я здесь не причем?
   В этих мучительных, раздирающих душу размышлениях о случившемся, я провел несколько часов. Никто ко мне за это время так и не пришел. Опять меня заперли одного в пустой комнате, наедине с самим собой. Я вспомнил недавнее мое заточение здесь, когда началась эпидемия. От нервного напряжения у меня задергался глаз. Внутренний страх накинул на меня свое темное покрывало. Я дико испугался, что меня больше не выпустят отсюда, как самого опасного преступника в этом измерении. Интересно, а как они наказывают таких злодеев, как я? Какое самое страшное у них здесь наказание? Ариока, вроде, рассказывала, что самых опасных местных преступников они высылают в другие измерения. Интересно, а куда они меня вышлют? Может туда, где тело распыляется на атомы? Страшная, наверно, смерть? Это, видимо, очень больно, когда твое тело разрывается на такие маленькие части? От нахлынувшего ужаса я забился в один из углов, присев на корточки и закрыв голову руками. Может, не заметят меня здесь, наделся я?
   Сколько прошло времени с момента моего очередного заточения, я не знал. У меня складывалось ощущение, что я нахожусь здесь уже больше месяца. Я старался держать себя в руках и потихоньку обживал комнату. Любая моя малейшая слабость духа, могла сильно сказаться на моем подорванном психическом здоровье. Все это время я жил ожиданием своей участи. Могли бы уже и не томить меня! Я был готов к любому исходу. Ожидание смерти, оказалось намного страшней самой смерти.
   В поисках выхода из сложившейся ситуации, одним из пришедших в голову решений, было отыскать красный комбинезон. Если бы он у меня оказался, я бы смог уничтожить вирус и вернуть всех умерших с того света. Но где его искать? В фиолетовой книжке было написано, что красный комбинезон Великий Знахарь спрятал от людей. А все что спрятано, то можно и найти? И почему никто из местных до этого не догадался? Какой же я умный, хвалил я сам себя!
   Пока я разговаривал сам с собой вслух, в комнате появилась Ариока, которую я не сразу заметил. Когда я ее увидел, то кинулся обнимать ее, забыв про все свои прошлые обиды. Ариока прислонила свой указательный палец правой руки к губам, давая понять, что бы я разговаривал тихо?
   - Почему? - полушепотом спросил я.
   - Нас могут услышать? - прошептала она мне на ухо.
   - И что из этого? - продолжал шептать я. - Ты пришла забрать меня отсюда? Они поняли, что я ни в чем не виноват? - надеялся я на справедливость и удачу.
   - Нет, все очень плохо, - огорчила она мой слух. - Информация подтвердилась. Источником вируса точно оказался ты. Они решили срочно выслать тебя подальше из нашего измерения. Но они пока бояться к тебе заходить и вступать с тобой в контакт, дабы не заболеть. Если они все-таки решаться, то тебя сошлют куда подальше и не факт, что это не будет тем измерением, в котором тело распадается на атомы.
   - Что мне делать? Я не хочу умирать. Я домой хочу, - занервничал я.
   - Я здесь, что бы помочь тебе - успокоила меня Ариока.
   - Как ты мне можешь помочь? - заинтересовался я.
   - Держи, - Ариока протянула мне мой рюкзак, который оставался все это время у нее под кроватью. - Здесь есть то, что тебе поможет.
   - Что там? - не понимал я.
   - Там то, что ты взял, без спросу в научном центре, - прошептала еще тише Ариока. - С помощью его ты сможешь выбраться отсюда. Еще там открыватель, которым взламывали дверь в научный центр.
   - А ты разве не пойдешь со мной? Если они узнают, что ты помогла мне бежать, то тебе здесь не поздоровиться.
   - Я не знаю, - она на мгновения задумалась. - По твоей вине погибло много людей и один из них мой отец. Я понимаю, что ты сделал это не специально. Но, все равно, я не могу я пойти с тем, кто повинен в гибели отца. Прости! - Ариока опустила взгляд.
   - Но почему тогда ты мне помогаешь? - пытался я выяснить причину ее поступков.
   - Я не хочу, что бы погиб еще один человек, которого я очень сильно люблю, - на глазах Ариоки появились слезы.
   - Я не собираюсь погибать, - пытаясь успокоить, ответил я. - Тебе нужно бежать со мной! Я никуда не пойду без тебя, - легкий шантаж был вполне уместен.
   - Если я уйду с тобой, то они сразу догадаются, кто помог тебе бежать, - объясняла мне Ариока. - А так, у меня будет надежда, что никто на меня не подумает.
   - Но куда я пойду? Мне некуда здесь идти, - спросил я.
   - Я уже все придумала. Тебе надо идти к морю. Там отыщешь те места, где мы с тобой гуляли. Дня через два, жди меня там, когда солнце начнет уходить за горизонт. Я покажу тебе место, где появиться твой портал и скажу когда он там появиться. Давай переодевайся, тебе пора, - попросила Ариока.
   Я достал из рюкзака желтый комбинезон и быстро переоделся. Комбинезон пришелся впору. Свой старый фиолетовый я аккуратно свернул и засунул в рюкзак. Ариока, пока я переодевался, достала из рюкзака открыватель и протянула мне.
   - С помощью открывателя ты выйдешь из камеры. Дальше, можешь его выбросить. Остальные двери сами отроются, перед владельцем желтого комбинезона.
   - Ты в этом уверенна? - засомневался я.
   - В нашем измерении все владельцы комбинезонов, начиная с желтого и выше, имею безприпятственный доступ в любое помещение на планете, кроме камеры заключения, - пояснила она.
   - Теперь понятно, - ответил я.
   - Мне пора, - сказала Ариока и тяжело вздохнула. - До встречи! - она поцеловала меня в щеку, которая покрылась легким румянцев от ее горячего поцелуя. - Начнешь выбираться отсюда, через один временной интервал. Держи, - она протянула мне янтарный браслет, который здесь служит измерителем времени. - В это время в центре управления куполом никого не будет. Ты сможешь без проблем отсюда выйти. Жду тебя через два дня на берегу моря, - Ариока посмотрела на меня, словно прощаясь навсегда, и направилась на выход.
   - Подожди! - я остановил ее и взял за руку.
   - Я люблю тебя! - произнес я.
   - Я тебя тоже, - ответила она и ушла, даже не поцеловав меня больше на прощание.
   Время тянулось долго и неторопливо, словно смола стекала по кроне дерева. Мне казалось, что прошло часа два, но измеритель времени упорно указывал на то, что не прошло еще и часа. Я ходил из угла в угол, заложив руки за спину, и думал. Думать в такой ситуации было сложно. Мысли путались и менялись. Для себя, я окончательно решил, что исправлю все последствия своего пребывания здесь самостоятельно. Я должен вернуть своей любимой ее отца, что бы она меня простила и смогла последовать за мной. Для этого мне требовался красный комбинезон, который я должен срочно найти. В нем я видел решение всех своих скопившихся проблем. Самым сложным оставался вопрос - где мне искать его? Этого ответа у меня не было. Параллельно возник вполне резонный вопрос - наверняка кто-то уже пытался разыскать красный комбинезон? Получив его, можно обрести безграничную власть в этом мире. В любом обществе, где живут люди, есть те, кто жаждет власти. Власть это наркотик и чем больше власти, тем ее хочется еще больше. Власти, как и денег, много не бывает. Надо обязательно расспросить Ариоку про красный комбинезон, может она поможет мне его отыскать?
   Измеритель времени, наконец-то пикнул, отмерив, долгожданный час. Я достал открыватель и принялся вертеть его в руках, пытаясь найти на нем инструкцию с картинками по применению. Ничего такого я на нем не обнаружил. Я вспомнил, как это делал Зират и просто прислонил открыватель к двери в мою камеру. Дверь беззвучно открылась. Я небрежно бросил открыватель на пол и закинул рюкзак за спину. Немного подумав, я вернул открыватель обратно в рюкзак. Он вполне мог мне пригодиться в поисках красного комбинезона. Я осторожно высунул голову из камеры. В обе стороны простирался слабоосвещенный коридор, в котором не было никого живого. Идти я решил в правую сторону. Ступал я очень осторожно - на цыпочках, плотно прислонившись к стене. Я внимательно и напряженно прислушивался к любому постороннему шороху, боясь, что меня сейчас поймают и посадят обратно в камеру. Коридор уперся в дверь, которая открылась от моего прикосновения. Ариока меня не обманула, сказав, что все двери отроет мой новый комбинезон.
   За этой дверью оказалась хорошо знакомая мне территория. Здесь, я уже был много раз и точно знал, где располагался спасительный выход. Людей тут тоже не было, как и обещала Ариока. Осмелившись, я больше не пригибался и не прятался, как шпион, а уверено, твердым шагом, шел прямо к выходу. Мое внимание привлекла большая ярко-красная дверь, которая по цвету и размеру отличалась от всех других местных дверей. Воспользовавшись моментом я, ведомый своим ребячьим любопытством, подошел к ней, что бы рассмотреть поближе. На двери красовалась небольшая черная табличка, которая привлекла мое внимание. Такие таблички, у нас в измерении, вешают на дверях кабинетов больших начальников. На них пишут их фамилию и должность, для придачи важности персоне спрятанной за дверью и не доступной простым людям. Может это и есть кабинет кого-то важного человека управляющего этим куполом? Почему я его не знаю? Я решил попробовать прочитать надпись на табличке. Она оказалась скрыта большим слоем пыли, за которым ничего не было видно. Я протер табличку ладонью. Дверь скрипнула и открылась, приглашая меня войти вовнутрь. Надпись на табличке меня больше не интересовала. На разведку я отправил свою любопытную голову, просунутую в проем. За красной дверью скрывался небольшой кабинет, прямо как у Горана. В кабинете стоял покрытый пылью стол-компьютер, а в углу небольшой стеклянный шкаф. Хозяин кабинета, судя по скопившейся здесь пыли, не появлялся тут очень давно. На столе лежала открытая красная книга, которая меня заинтересовала. Я вошел в загадочный кабинет и взял книгу в руки. Она была открыта на первой странице. Эта была точно такая же красная книга, как и та, что была у меня в комнате и которую я так и не смог открыть. Текст в книге был на понятном мне русском языке. Я попытался перевернуть страницу, но дальше книга не открывалась.
   На мгновение мне показалось, что кто-то промелькнул за моей спиной. Я испугался и спрятался под стол. Там я судорожно засунул красную книгу в свой рюкзак. Через минуту, я выглянул из-под стола. Вроде никого нет. Наверное, показалось. Нужно быстро сваливать отсюда, пока меня не поймали и снова не посадили в камеру. Я выскочил из кабинета и побежал к выходу.
   На улице уже стемнело и только одинокие тихие звезды, и унылая луна освещали спящую землю. Этого света оказалось вполне достаточным, что бы я смог сориентироваться на местности и найти выход из-под купола. Через несколько минут я уже был на свободе. Ну и куда мне теперь идти? Ничего же не видно! Что бы не стоять на месте, я пошел прямо. Отдалившись, как мне показалось, на приличное расстояние от купола мною было принято единогласное решения заночевать где-нибудь в пустующем помещении. Я выбрал дверь поприличней, в которую, для верности, громко постучался ногой. Я выждал пару минут, но никто с той стороны мне так и не открыл. Я прислонился к двери ладонью. Она гостеприимно распахнулась, приглашая меня, как знатного гостя в свои владения. В центре комнаты стояла небольшая одноместная кровать. Это было все, чем комната была меблирована. Хозяев этого уютного дома здесь не было. Я лег на кровать, использовав свой рюкзак в качестве подушки, и уснул неспокойным сном преступника, совершившего побег. Утром я выдвинулся дальше, в сторону моря. Уже к вечеру я сидел на берегу и наслаждался своей новой свободой и приятным дыханием моря. С одной стороны все было хорошо и замечательно, но с другой - отсутствие людей предавало окружающему миру пугающую необычность. Сейчас меня радовало только одно, что завтра придет моя Ариока и мне не будет здесь так скучно и тоскливо.
   Я вспомнил про красную книгу в своем рюкзаке. Я извлек ее оттуда, словно это был очень ценный музейный экспонат, и любое неосторожное движение могло ее повредить. Я сдул с обложки пыль и открыл книгу на первой странице, предвкушая знакомство с чем-то загадочным и недоступным простым смертным. Еще, я надеялся найти в ней ответ на свой мучительный вопрос - где же спрятан красный комбинезон? Первая страница книги содержала рисунок, нарисованный от руки, обычной синей ручкой. Это рисунок больше походил на какую-то странную карту. Ниже этого рисунка шел вступительный текст книги:
  

"Приветствую тебя новый Повелитель!

   Будь разумным и ответственным за все сделанное и задуманное. Будь осторожен и предусмотрителен в мыслях своих и поступках. Карта мира твоего здесь. При создании этого мира я допустил много ошибок и тебя предостерегаю от их совершения. Тайна, которая скрыта на страницах этой книги, предназначена только для тебя. Храни ее так же, как и я, ибо, если узнают про нее другие, ждет беда мир, данный тебе на твое покровительство. Мир хрупок и бесценен, а твои возможности безграничны. Береги его и люби как себя самого. Если ты не готов к такой власти то пусть вернется обратно все то, что позволило тебе возыметь силу такую. Сжалься над людьми этого измерения и покинь его добровольно"
  
   Это было все, что содержала в себе первая страница. Я ничего не понял из написанного и решил внимательней изучить карту, нарисованную здесь. Может быть, в ней кроется великая тайна красного комбинезона? Карта была очень простая и понятная любому пятилетнему ребенку. Она представляла собой нарисованный от руки неровный круг. Справа от круга была надпись "Суша" и от нее шла стрелочка к кругу. Внутри, ближе к правой стороне круга, были нарисованы небольшие треугольники, под которыми была подпись - "Горы". С левого края, внутри круга, который на карте означал сушу, были нарисованы деревья с подписью - "Лес". Я вспомнил, что был в местном лесу, а еще там располагался один из куполов. Но на этой карте не было нарисовано никаких больше обозначений, словно этих куполов тут и не было. Снизу, прямо под кругом, была надпись "Море". Мне показалось, что эту карту нарисовал маленький ребенок, который украл эту книжку у родителей и решил там добавить свою картинку. В своем далеком, и уже почти забытом напрочь детстве, я так и рисовал карты местности. На них я выводил улицы, озера, гаражи и прочую чепуху. Чаще всего, эти карты предназначались для того, что бы найти сокровища в виде непонятных железок и цветных стекол, которые я прятал. Из всех спрятанных мною сокровищ, я нашел меньше половины. Остальное так и покоиться где то в укромных местах моего района. Я рассматривал карту, вспоминая свое беззаботное и счастливое детство. А может это не случайный детский рисунок, а самая настоящая карта, которая указывает на то, где спрятался красный комбинезон? Я присмотрелся внимательней к карте, изучая каждый ее квадратный миллиметр площади. Есть! На одной из нарисованных гор была еле заметная красная точка. Она выглядела так, словно оказалась здесь случайно. Может эта точка указывает на место, где спрятан красный комбинезон? Точка красная и комбинезон красный, значит, вполне логично, что я прав. Или нет, а эта точка, просто случайное пятно на карте? Треугольников, изображающих горы, на этой карте было нарисовано ровно семь. Красная точка располагалась на центральном треугольнике. Я приподнялся и посмотрел на горы, снежные вершины которых хорошо просматривались отсюда. Раз, два, три, четыре, пять, шесть и семь посчитал я снежные шапки. Ровно столько же их было и на карте. Значит, если что-то спрятано там, то это находиться в центральной горе. Хорошо бы проверить эту версию. Но вот еще незадача. Гора большая, а комбинезон маленький. Где его там искать мне пока непонятно.
   Я попытался открыть следующую страницу красной книги, что бы постигнуть все тайны скрытые под ее притягательной обложкой. Но этого у меня не получилось. Все остальные страницы не открывались, словно были склеены между собой самым мощным на свете суперклеем. Какому умельцу удалось вскрыть первую страницу? Почему он не стал открывать остальные? Опять вопросов гораздо больше, чем внятных и желанных ответов.
   Солнце плавно и неторопливо опускалось за кромку горизонта, где море и небо сливались в одно целое бесконечное пространство. На небольшой ряби поверхности моря красовалась яркими отблесками солнечная дорожка. Она начиналась от места захода солнца и заканчивалась прямо возле меня, предлагая прогуляться по ней в райские места. Было так красиво, что мне захотелось взять самые яркие краски и запечатлеть все это на картине или, хотя бы, сфотографировать всю эту красоту, что бы потом любоваться ей холодными зимними вечерами у теплого камина.
   Страх от быстро наступающей ночи заставил меня задуматься о поиске очередного ночлега. Ничего умного я не придумал, поэтому решил заночевать в своей комнате, которая была отсюда в получасе ходьбы. С моей стороны это было очень глупое и рискованное решение. Там меня могли ждать те, от кого я только что сбежал. Наша милиция всегда начинает искать беглых преступников с места их жительства. Но притупленное одиночеством чувство страха и самосохранения, не остановило меня от этого шага. Я побрел по намеченному маршруту, не думая об возможных опасностях. Не дойдя метров двадцать до своей двери, я остановился. Признаков присутствия людей, здесь не было. Для уверенности я подождал еще минут пять и только после этого вошел к себе в комнату. Здесь ничего не изменилось с момента моего ухода. Скинув с дивана все лишнее, я лег спать. Чем быстрей я усну, тем скорей я встречусь со своей любимой.
  
  
   - Артур проснись! - услышал я сквозь прерывающийся сон. Меня словно вытянуло из темной трясины, на белый свет.
   - Кто здесь? Что Вам от меня нужно? - испуганно выпалил я, медленно приходя в сознание. - Я ни в чем не виноват, - добавил я и вскочил с дивана с выпученными от страха глазами. Передо мной стояла Ариока. По ее лицу было видно, что своим поведением я ее сильно напугал.
   - Ты зачем сюда пришел? - она сразу принялась меня отчитывать. - Тебя же здесь могут найти!
   - Зачем меня искать? - зевнул я, окончательно проснувшись. - За куполом гуляет вирус. Никто не решиться, ради меня, покинуть купол, - сформировал я трезвую мысль.
   - Ты ошибаешься. Тебя уже ищут! - ответила она. - Ты украл взломанную красную книгу. Зачем ты это сделал? - Ариока была похожа на директора школы, воспитывающего самого главного хулигана школьника.
   - Я не специально, - опустив взгляд в пол, ответил я. - Оно само собой так получилось, - не понимал я, почему возник такой шум по поводу этой пыльной никому не нужной книги.
   - Из-за этой пропажи, все для нас с тобой изменилось в худшую сторону, - принялась объяснять Ариока. - Наши ученые потратили на ее взлом много лет и уже были близки к разгадке многих тайн, который скрывают от нас наши правители. В пропаже книги подозревают тебя, а меня подозревают в том, что я тебе помогла в этом. Меня уже собирались арестовывать, но я успела убежать раньше. Не надо было ничего лишнего трогать. Ты опять все испортил! Если бы не ты, моя жизнь была бы совсем другой, - Ариока очередной раз заплакала. За последнее время я не видел ее в другом состоянии.
   - Прости меня, - попросил я прощение. - Я больше так не буду, - мне было стыдно за свой поступок. Я подошел к ней и нежно обнял.
   - Если бы не ты, все было бы прекрасно, - продолжала ругать меня Ариока. - Мы бы все жили тут, как и раньше. И отец был бы жив, - Ариока долбила меня кулаками в грудь.
   - Я могу все исправить, - перебил я Ариоку, удерживая ее руки от избиения меня. - Я нашел в красной книге карту. На ней указано место, где спрятан Красный комбинезон. Я его найду и все исправлю, - пытался я реабилитироваться в глазах своей любимой.
   - Ну и где эта карта? - спросила она и приостановила свои попытки нанести мне физический вред.
   - Вот, смотри - я взял красную книгу, открыл первую страницу, показывая ей рисунок.
   - Что это? - недоумевала Ариока, предполагая, что я сошел с ума, посчитав это картой.
   - Смотри сюда, - я ткнул пальцем в средний треугольник. - Видишь тут красная точка? Комбинезон спрятан там, - уверено сказал я.
   - Да это обычное пятно, - ответила она, внимательно рассмотрев точку. - Да и на карту, это никак не тянет, - Ариока продолжала смотреть на меня, как на человека полностью лишенного рассудка.
   - Я уверен, что Великий Знахарь спрятал комбинезон именно там! - настаивал я. - Давай сходим туда и я это докажу, - отстаивал я свое мнение.
   - Я глубоко сомневаюсь в том, что ты прав, - честно ответила она. - Что бы доказать это, я отведу тебя туда. Но, допустим, найдешь ты его и что? Что ты будешь с ним делать дальше?
   - С помощью красного комбинезона я собираюсь уничтожить вирус и вернуть к жизни всех умерших от него, - наивно ответил я, сам слабо веря в положительный результат своей авантюры.
   - Вернуть к жизни умерших? - переспросила Ариока и, не дожидаясь ответа, продолжила. - Мне кажется, что это невозможно. Даже в книжках о деяниях Великого Знахаря таких случаев описано не было. Вот уничтожить вирус, это, вполне вероятно, по силам красному комбинезону.
   - Так ты поможешь мне? - решил уточнить я.
   - Ладно, - Ариока сомневалась, - я помогу тебе. Хотя, эта идея не имеет здравого смысла, - пояснила она причину своего сомнения. - Нам срочно нужно уходить отсюда, - сменила она тему. - Здесь находиться опасно. Искать тебя начнут отсюда. - Ариока отрыла дверь. На улице была глубокая ночь.
   - Но сейчас ночь на дворе? - удивился я. - Давай дождемся утра?
   - Утром уже будет поздно, - намекнула Ариока на то, что к этому времени нас схватят здесь тепленькими и без сопротивления.
   - Я уже готов, - поднимая с пола рюкзак, ответил я.
   Мы вышли на улицу. Было прохладно и сыро. Легкий туман стелился ровным одеялом над землей. Сверху хитро подмигивали звезды. Ариока рванула в темноту. Я, еще не полностью проснувшийся, поплелся за ней.
   - И куда мы? - совсем без интереса спросил я. Мне очень хотелось спать.
   - Подальше отсюда, - ответила Ариока. - Есть у меня пару тайных мест. Там и отсидимся до утра.
   Минут через тридцать мы уже находились в просторной, абсолютно пустой комнате. Ариока приказал мне сделать кровать. Мой желтый контур сделал это на раз, в отличие от моего предыдущего комбинезона фиолетового цвета.
   - А что я еще могу с этой штукой? - я имел в виду желтый контур.
   - Если честно, я не знаю, - Ариока немного подумала. - Сейчас, - она подошла к стене и что-то там нажала. Из стены выехал небольшой, но длинный ящик. Немного повозивший в его глубинах, она извлекла оттуда книгу желтого цвета. - На, читай. Может это тебе поможет, - Ариока бросила книгу мне. Я не смог ее поймать. Книга плюхнулась на пол плашмя, как блин, упавший на гладкую поверхность.
   - А ты сама ее читала? - спросил я, поднимая книгу с пола.
   - Нет, - ответила она. - Желтую книгу у нас взломали давно, но ее содержание было абсолютно бесполезным. Даже факт ее взлома разглашать не стали.
   - Раз не стали, то откуда ты знаешь, что ее взломали?
   - Этим занимался мой отец. Он мне и рассказал.
   - Тогда, завтра почитаю, - решил я, пряча книгу в рюкзак. - Какие у нас планы на утро?
   - Пойдем искать твою красную точку на карте, - подколола меня Ариока. - Советую тебе прочесть книгу сегодня, - сказала она, увидев, что спрятал книгу. - Твои новые способности нам завтра могут пригодиться. Желтая книга, это инструкция к твоему контуру.
   Я неохотно извлек книгу обратно. Читать сейчас мне совсем не хотелось. Я сел на край кровати и быстро пролистал все странице, пытаясь оценить масштаб предстоящей мне работы. Затем я придумал еще пару отмазок, что бы оттянуть этот момент. Я сходил в туалет, потом перекусил. Когда дел больше не осталось, то пришлось приступить к чтению. Ариока уже мирно спала на кровати. Я сел рядом и принялся читать. Читать это чудо художественной мысли оказалось очень сложно. Текст был написан желтыми буквами на белом фоне, что заставляло напрягать и без того слабое зрение.
   Пропустив не интересные мне страницы с описанием ответственности и обязанностей владельцев желтых контуров, я сразу принялся читать про его возможности. Оказывается, что желтый контур позволяет теллепортировать своего владельца на расстояние до двадцати километров! А еще можно вместе с одним пассажиром перемещаться, но в таком случае, расстояние максимальной дальности телепортации сокращается в два раза. Это очень полезная для меня функция. Я принялся массировать уставшие и отекшие, от сегодняшней ходьбы, ноги. Значит, завтра нам не придется много ходить. Еще в книжке говорилось, что максимальный объем производимой материи желтым контуром доходит до ста кубических метров. Я мысленно попытался прикинуть этот объем в уме. Получается, я с ним и машину себе могу сделать? В моих мечтах был один из небольших японских внедорожников, на которые мне никак не удавалось накопить денег. Хотя, зачем он мне? Я и так могу перемещаться без проблем, да и с собой его потом не заберешь в свое родное измерение. Идею с внедорожником я оставил на потом.
   Дочитав про возможности желтого контура, я, все-таки, прочел пару предложений про обязанности их владельцев. Там говорилось, что владельцы желтых комбинезонов должны безприкословно выполнять требования владельцев оранжевых комбинезонов. В случае отказа подчиняться, исполнителей ждет наказание виде получения синего комбинезона или выселка в другие измерения, в зависимости от степени просвещенности в секреты местных правителей. Дальше я читать не стал. Эта книга напомнила мне военный устав, где было все четко расписано и продумано. Любое отклонение от него сулило немало проблем владельцам желтых комбинезонов. Выходит, что чем больше возможностей, тем больше ответственность? А еще получается, что сейчас самые главные в этом измерении, это владельцы оранжевых комбинезонов? Странно, но я еще, ни разу не встречал здесь таких людей. Надо спросить Ариоку, точно ли существуют люди в оранжевых комбинезонах или это миф? Я посмотрел на мирно спящую возле меня Ариоку. Будить ее ради этого вопроса, наверное, не стоит.
   Я быстро пролистал оставшиеся страницы книги и закрыл ее, потеряв всякий интерес к содержимому. Глаза уже закрывались сами собой, предлагая мне тоже лечь и немного поспать. Я устроился сзади Ариоки, аккуратно обняв ее, как плюшевого мишку и уснул.
   Проснулись мы поздним утром. А если быть точным, то прямо к обеду. Мы неспешно собрали все свои вещи, которые вместились в один небольшой рюкзак.
   - Ну что? Пошли? - предложила Ариока. - Путь до горы не близкий. Надо успеть добраться до него, пока светло.
   - Зачем ходить? - спросил я. - Мой желтый комбинезон позволит нам сразу оказаться прямо там. Только я не знаю, как это сделать, - я был уверен, что Ариока точно знает, как нам переместиться.
   - Наверняка он работает так же, как и все, что связано с контурами. Тебе надо представить, то место, куда ты хочешь попасть. Пошли, попробуем? - Ариока вышла из комнаты на залитую солнечным светом поляну. Я последовал за ней.
   - А как я представлю то, что никогда не видел? - задал я вполне логичный вопрос.
   - Тогда придется идти пешком, - ответила Ариока.
   - Может, сначала попробуем добраться с помощью моего контура? - идти пешком мне не хотелось. Ноги сильно болели от вчерашних пеших прогулок.
   - У тебя пять минут на пробы. Если не получиться, то пойдем ногами, - решила Ариока.
   Я взял ее за руку и закрыл глаза, что бы четче сформировать образ пункта нашего конечного путешествия. Как это место выглядит на самом деле, я не знал, поэтому к делу приступило мое небогатое воображение. Переместиться нам не удалось. Я все так же стоял с Ариокой в исходной точке.
   - Наверное, контур не рабочий, - предположил я.
   - Тогда пошли пешком, - еще раз повторилась Ариока.
   - Нет, - запротестовал я. - Я еще раз попробую.
   На это раз я выбрал ближайший ориентир в виде дерева, который находился в метрах ста от нас и хорошо был виден отсюда. Потом я закрыл глаза и взял Ариоку за руку. Я четко представил себе, что мы с ней уже стоим прямо возле дерева. Когда я открыл глаза, то это так и оказалось.
   - Получилось? - не веря в случившееся, спросил я.
   - Да, - радостно ответила она.
   Значит, первый раз у нас не получилось, потому что я вообще не знаком с тем местом, куда хочу попасть. Я решил перемещаться небольшими отрезками по видимым мною ориентирам. Через полчаса мы преодолели половину маршрута. Одиннадцатая попытка оказалась неуспешной, как и все остальные. Что случилось с комбинезоном, было непонятно. Он отказывался нас перемещать даже на метр. Дальше мы продолжили свой путь на своих родных ногах. То, что нам удалось хотя бы часть пути пройти быстро, было уже большим достижением.
   Мы уже практически добрались до подножия центральной горы. Я шел, уткнувшись своим пустым взглядом в землю, за Ариокой. Она остановила меня рукой, будто впереди на нашем пути была какая-то яма или препятствие, которого я не заметил.
   - Стой, - сказала она. - Там кто-то есть, - она показала пальцем в сторону горы.
   Мы пригнулись и спрятались в ближайшем кустарнике. Сильно прищурившись, я все-таки смог разглядеть идущую вдалеке группу людей в желтых и зеленых комбинезонах.
   - Что они тут делают? - удивился я. Увидеть желтых в это время вне купола, я никак не ожидал.
   - Не знаю. Но нам лучше не попадаться им на глаза, - мы осторожно легли на землю, заняв наблюдательную позицию. Люди вдалеке свернули к горе и скрылись, исчезнув из нашего поля зрения.
   - Что теперь будем делать? - спросил я. У меня вариантов не было.
   - Идти сейчас туда, нам точно нельзя, - размышляла Ариока. - Неизвестно что они тут ищут. Может нас?
   - А если они пришли сюда за тем же, зачем и мы? - я сорвал травинку и сунул себе в рот.
   - Все может быть, - ответила Ариока. Она выдернула травинку из моего рта и кинула на землю. - Там много ученых неспроста, - продолжила размышлять вслух она. - Если они найдут там красный комбинезон, то смогут сами уничтожить вирус. Давай, пока, посидим здесь и понаблюдаем за происходящим. Нам не стоит сейчас попадаться кому-нибудь на глаза. На тебе желтый комбинезон, который ты носишь без разрешения. Только за это нас мигом выселят из этого измерения.
   - Давай подождем, - согласился я и сорвал очередную травинку.
   Долго ждать не пришлось. Через час группа неизвестных снова появилась около горы. Теперь они направились к лесу, видимо к себе под купол. Мы выждали, когда они окончательно скроются из вида. Сразу идти не решились, нужно было убедиться в полном отсутствии опасностей. Минут через тридцать, мы, озираясь с опаской по сторонам, направились к центральной горе, где видели странную группу людей. В этом месте, прямо у подножия, оказалась тропинка, ведущая прямо в гору. Мы стали подниматься по ней, пока тропинка не уперлась в небольшую пещеру, высотой с человеческий рост.
   - Пойдем туда? - не решаясь двигаться дальше, спросил я Ариоку.
   Ариока ничего не ответила, размышляя, что нам делать дальше. Не дождавшись ее ответа, я решительно ринулся первым в бездну пещеры. Внутри оказалось сумрачно и сыро. Стены пещеры светились еле заметным голубоватым светом, словно были измазаны подкрашенным фосфором. От этого свечения мне стало жутко и страшно. Меня догнала Ариока, решив последовать за мной. Я взял ее за руку. Ее ладонь вспотела от волнения и была холодная, как у покойника. Я осторожно шел впереди, таща за собой испуганную Ариоку. Сердце от страха уходило в обе пятки. В моем сформированном в детстве мировоззрении, именно в таких местах живут приведения и мертвецы. Мы осторожно пробирались вперед. Вскоре тоннель пещеры забрезжил вдалеке спасительным солнечным светом. Мы ускорили шаг. Когда мы вышли из пещеры, яркий солнечный свет ослепил нас, заставляя зажмуриться. Оказывается, пещера вела к большой смотровой площадке выдолбленной прямо в склоне горы на приличной высоте. Отсюда открывался замечательный вид на многие километры отсюда. Здесь как на ладони была видна вся поляна с дверьми. Даже море и лес, тоже вполне прекрасно просматривались отсюда.
   В центре смотровой площадки величественно расположился громадный каменный трон, на котором восседала большая каменная статуя неизвестно мне человека. Это человек смотрел вдаль, словно окидывая взглядом свои необъятные владения. Этот каменный дядька имел длинную бороду до самого пояса и такие же длинные прямые волосы до самых плечь. Судя по бороде и проникновенному взгляду, это был пожилой умудренный большим жизненным опытом мужчина. Одет он был в длинный балахон, как у наших монахов, ведущих затворнический образ жизни. Трон вместе со статуей в высоту был метров семь. Возле этого сооружения я чувствовал себя маленьким и ущербным человеком. Эта монументальная статуя являла собой типичный образ старого волшебника или мудрого правителя.
   - Это кто такой? - спросил я Ариоку, открыв рот от полученного впечатления.
   - Это и есть Великий Знахарь, - ответила она, тоже изумленно рассматривая эту статую.
   - Красивый отсюда вид отрывается, - продолжил я. - Интересно, а почему этой площадки и статуи не видно с поляны или у подножия? - я обходил статую по кругу.
   - Смотри сюда, - позвала меня Ариока. - Здесь на троне, какие-то непонятные надписи.
   - Где? - я подбежал к ней.
   - Вот! Здесь! - Ариока показала мне слова, которыми был полностью исписан трон, каменного человека. Я истерично засмеялся, чем испугал, на мгновение, Ариоку.
   - Что с тобой? - спросила она, видимо думая, что я сошел с ума.
   - Эта письменность из моего измерения, - пояснил я причину своего поведения.
   - И что там написано? - спросила Ариока.
   - "зДЕсь быЛ ваСЯ!", - прочитал я вслух и широко улыбнулся.
   - И что это означает? Кто этот Вася? - не понимая моей радости, спросила она.
   - Я не знаю, - я перестал улыбаться. - Но то, что я здесь не первый человек из своего измерения, это точно, - занесло сюда видимо до меня какого-то хулигана, вот он и исписал все здесь неприличными словами.
   - Может это какой-то ключ к тайнику с красным комбинезоном? - предположила Ариока.
   - Не похоже это на ключ, - возразил я. - У нас такими надписями шпана заборы разрисовывает.
   - Кто такой - ШПАНА? - спросила Ариока.
   - Мелкие хулиганы, - пояснил я. - Давай все записи изучим, а потом будем думать, - предложил я.
   Я принялся дальше изучать надписи на троне, которые покрывали его со всех четырех сторон. Мне удалось найти следующие творения неизвестного автора - "НИКолай мУДА..", "КОМрат БЕЗон". Возле одной из щелей, я прочел - "Нора Енота". Кто это все написал? А самое главное - зачем? Может от безделья? А может это шифр какой-то?
   - Ну что там? - спросила Ариока. - Есть что-нибудь интересное?
   - Нет, - грустно ответил я. - Здесь написана всякая нелепая чепуха. Видимо кто-то пошутил так.
   - Но, у нас все чужаки на учете и никто сюда точно не мог проникнуть, - рассказала Ариока.
   - Стоп, - мелькнула призрачной надеждой мысль в моей непутевой голове. - Все эти надписи, они немного неправильные, - размышлял я вслух. - К примеру, у нас любой хулиган знает, что "Вася" пишется с большой буквы, а здесь большие буквы в разных и неправильных местах. Все это неспроста, - решил я.
   Я нашел кусок белого камня и выписал все слова с трона в колонку на каменном полу, соблюдая большие и маленькие буквы так же, как было написано на троне. Затем я принялся выстраивать нелепые фразы по порядку. Их последовательность получилась такая:
   "КОМрат БЕЗон" "НИКолай мУДА.." "Нора Енота" "зДЕсь быЛ ваСЯ"
  
   Ниже я выписал только большие буквы. У меня получилась следующая запись:
  
   "КОМБЕЗНИКУДАНЕДЕЛСЯ"
  
   Потом я проставил пробелы в нужных местах и у меня вышло:
  
   "КОМБЕЗ НИКУДА НЕ ДЕЛСЯ"
  
   - И что там написано? - спросила Ариока, видя, как я довольно потирал руки.
   - Комбез никуда не делся, - ответил я, пытаясь понять назначение этой фразы.
   - Что это значит? - тоже не поняла Ариока.
   - Не знаю, - я почесал затылок. - Видимо, это значит, что комбинезон может быть спрятан где-то здесь, - заключил я.
   - А где именно? - спросила Ариока.
   - А вот этого здесь не указано, - ответил я.
   - Скоро стемнеет, - посмотрев в сторону моря, сказала Ариока. - Нам пора возвращаться. Мы еще раз сюда вернемся, но позже. Оставаться здесь опасно. Сюда могут вернуться те, кого мы видели тут сегодня днем.
   - Да, пошли скорей отсюда, - согласился я с Ариокой, несмотря на близость к разгадке.
   - Куда пойдем? - спросил я, когда мы снова оказались у подножия горы.
   - Я предлагаю пойти туда же, где мы и ночевали, - предложила Ариока. - До появления твоего портала еще дней десять. Так что у нас еще есть время на разгадку тайны красного комбинезона, - Ариока уже нисколько не сомневалась, что я оказался прав по поводу карты обнаруженной в книге.
   Я одобрительно кивнул и пошел за ней.
   - Стой, - остановил я Ариоку. - Давай попробуем переместиться с помощью моего контура, а то лень мне идти пешком, - предложил я.
   Ариока остановилась и взяла меня за руку. На это раз ее рука была очень теплой и приятной. Я закрыл глаза и представил себе дверь в нужную нам комнату. Через несколько секунд, мы, в одно мгновение, оказались возле нее. Это меня порадовало, так как избавило от длительной пешей прогулки.
   Ночью мне спалось очень плохо. Спать не давали мои же собственные мысли, не позволяя мне полностью расслабиться и отрубиться в безмятежном сне. Ариока, напротив, уснула быстро и ни разу больше не просыпалась до самого утра. Меня мучил вопрос - откуда появились эти странные надписи на троне? Великий Знахарь, точно никак не мог их сделать. Сами надписи вполне современные, а Знахарь жил несколько тысяч лет тому назад. Еще мне не давало покоя то, что вчера туда приходили желтые с учеными. Что они там делали? Еще я пытался понять, правильно ли я расшифровал послание или это просто случайное совпадение?
   Утром мы с Ариокой решили вернуться к памятнику Великому Знахарю и добить окончательно вопрос с красным комбинезоном. На этот раз, мы воспользовались моим контуром, и попали сразу на смотровую площадку. Сегодня мне этот фокус удался без особых проблем. Я предложил поискать еще надписи. Может быть, здесь есть что-либо еще, что дополнит уже расшифрованный кусок текста. Площадку мы разделили на две равные части, одна из которых была выделена для поиска мне, а другая Ариоке. Я внимательно изучал каждый метр отведенной мне территории. На одной из стен смотровой площадки я нашел еще две, на первый взгляд, бредовые надписи:
  
   "хочешь развлечься звони в омОН - 891644444"
  
   И чуть ниже красовалась:
  
   "мамутТ шУТ"
  
  
   Если читать только большие буквы, то получилось - "ОН ТУТ". Кто же этот он? А если сложить с уже расшифрованной надписью, то получается - "Комбез никуда не делся. Он тут". Значит, он спрятан, где-то здесь. Но, где? Может прямо под этой надписью? Я посмотрел вниз. Прямо у моих ног, перпендикулярно надписи лежала небольшая плита, явно отличающаяся от других по оттенку. Сердце забилось от волнения и повышенной самооценки. Я считал сейчас себя самым умным на свете и по праву гордился собой. Никогда мне еще не удавалось раньше проявлять такую незаурядную смекалку. Я сел на корточки и смахнул с плитки серый песок и мелкие камни. Под слоем всего этого, прямо в центре плитки оказалась небольшая дырочка для пальца, с помощью которой я подцепил ее и откинул в сторону. Под ней оказалась каменная ниша, которая была абсолютна пуста. Вот и все! Я стоял как вкопанный, ошарашенный находкой, а вернее ее полным отсутствием. Все мои надежды рухнули в одно мгновение. Какой я был наивный юноша, надеясь, что первый разгадал эту тайну. Что же теперь будет дальше? Пока был в глубоком смятении, меня позвала Ариока.
   - Артур! - кричала она, но я не слышал от полученного шока. - Артур! - повторила она еще громче. - Очнись же ты, - настойчиво продолжала кричать Ариока.
   Наконец-то я услышал ее и обернулся. Ариоку под руки держали двое рослых парней в голубых комбинезонах. Чуть ближе ко мне стоял маленький толстый человек в желтом комбинезоне. В своей коротенькой ручонке он держал, нацеленный прямо на меня, полосатый жезл. Этот жезл я хорошо помнил и видимо никогда уже не забуду. Меня им били здесь по голове, для донастройки моей сбившейся при перемещении частоты колебания. Ни грамма не раздумывая, я ринулся в их сторону, с намерением освободить свою возлюбленную. По пути я сильно сжал свои грязные от песка ладони, в крепкие кулаки. Сейчас самое время было для настоящей драки. Мне было необходимо выместить хоть на ком-то всю свою скопившуюся ненависть на самого себя.
   - Стоять! - жестко приказал мне толстый незнакомец с жезлом. - Я применю парализатор, - успел предупредить он. Что такое парализатор, я не знал, но на всякий случай остановился.
   - С тобой все в порядке? - спросил я Ариоку и поднял руки вверх, показывая всем, что у меня нет никакого оружия.
   - Да, - ответила она, безуспешно пытаясь вырваться из крепких объятий непонятных парней.
   - Откуда у тебя желтый комбинезон? - продолжая направлять парализатор в мою сторону, спросил толстый незнакомец.
   - Это мой, - нагло соврал я, изображая удивление столь глупым его вопросом.
   - Я не советую меня обманывать, - рука незнакомца затряслась от злости и ненависти ко мне. - Я лично знаю всех владельцев желтых контуров. Ты не один из нас. Кого ты убил? - крикнул он, еще больше тряся полосатой палкой. Я реально испугался, что он в порыве гнева нечаянно нажмет кнопку и меня парализует или убьет эта загадочная штука.
   - Я нашел его! Я никого не убивал,- я принялся оправдываться.
   - Быстро снимай его, - приказал он, указывая на мой желтый комбинезон.
   Я повиновался его требованию и через минуту остался в своих родных семейных трусах. Желтый комбинезон, по просьбе толстого, я кинул ему.
   - Это что? - испуганно тыкая парализатором в мои трусы, спросил толстый незнакомец.
   - Трусы, - не понимая вопроса, ответил я.
   - Для чего они? - задал он второй вопрос.
   - Что бы ни стоять тут голым, - пояснил я.
   Незнакомец, как заправский фокусник, вытащил из за своей спины фиолетовый контур, который презрительно бросил мне под ноги.
   - Одевай его, - приказал мне толстый.
   Я медленно нагнулся и поднял грязный комбинезон с пола. Аккуратно отряхнув его от пыли, я неспешно одел его на свое вспотевшее от волнения тело. Толстый незнакомец взял в руки мой, уже бывший, желтый комбинезон и отдал его тем, кто держал Ариоку. Они небрежно засунули его в черный мешок, не парясь по поводу его бережного хранения.
   - Вы пойдете с нами, - приказал толстый мне с Ариокой. - Во-первых, это секретное место. Здесь никому нельзя находиться, кроме доверенных лиц. Во-вторых, у вас желтый комбинезон, которым вы воспользовались без соответствующего разрешения. Я отведу вас к моему начальству. Оно решит вашу дальнейшую печальную, для вас обоих, судьбу, - смакуя наше предстоящее наказание, сказал толстый злой коротышка.
   Мне с Ариокой грубо связали руки за спиной лентой, похожей на скотч и повели на выход. Вопросов больше никто никаких нам не задавал, как будто им все и так было понятно. Шли мы, молча, как партизаны, которых вели на расстрел. Даже наши сопровождающие ни разу не обмолвились между собой ни словечком. Судя по испуганному выражению лица Ариоки, впереди нас ничего хорошего не ожидало. Бежать было бессмысленно и глупо. Я не бегал уже лет пятнадцать, а может даже и больше. Со спортом я завязал сразу, как только появился на этот свет маленьким ребенком. К тому же, наши конвоиры на вид были люди крепкие и достаточно спортивные. Их мускулы, проступающие сквозь обтягивающий комбинезон, лишали нас всякого шанса спастись бегством. Надежды, что они нас не догонят, не было никакой. Еще, они постоянно тыкали нас в спину своими парализаторами. После каждого такого толчка, по моей спине пробегала стая мурашек, подгоняемая страхом и полной обреченностью. На этот раз я влип по-крупному. Прощай призрачная надежда попасть домой. Мой список преступлений явно тянет у них на высшую меру наказания. Жаль, что впутал во все это Ариоку. Честное слово, я совсем не хотел, что бы так все бесславно закончилось.
   Нас привели к темному и страшному лесу, в который я прошлый раз побоялся войти в одиночку. Наши конвоиры отыскали скрытую от постореннего взгляда тайную дорожку, ведущую прямо вглубь леса. Дорожка была вымощена темно-серым грубым булыжником, сквозь который, кое-где, пробивалась молодая трава. Сверху дорогу закрывали от яркого солнца ветви деревьев, растущих по ее краям ровным строем. Деревья приятно шумели от прикосновения к их листьям легкого свежего ветра. Шум листьев успокаивал. Каменная дорожка привела нас к стеклянной стене, которая полностью перегородила нам дорогу, а еще уходила далеко в сторону и вверх. Стекло, из которого была сделана стена, было зеленым. Оно напомнило мне стекло от бутылок, в которых у нас продают пиво или лимонад. Выходит это есть тот самый купол, где прячется местное руководство и все остальное мирное население? Толстый коротышка в желтом комбинезоне прислонил к стеклянной стене свою пухлую ладонь. На этом месте образовался широкий проем, в который нас грубо втолкнули. По размерам этот купол оказался таким же, как и купол в горах. Солнечный свет, проходящий сквозь его стеклянный зеленые стены, окрашивал окружающий мир в красивый изумрудный оттенок. Вот он - изумрудный город, описанный в известной сказке про Элли и Тотошку. Может автор здесь тоже был и видел этот изумрудный город воочию?
   Под этим куполом не было ни деревьев, ни дверей, ни прочих сооружений, за исключением большого черного куба гордо расположившегося в центре на ярко зеленой травке. Черный куб по виду был точно таким же, как и в горах, но по размерам он казался гораздо больше и занимал треть всего оббьем внутри купола. Нас повели к нему. Куб неприветливо впустил нас, не путем своего винтообразного подъема вверх, как куб в другом куполе, а путем самого обычного отрывшегося входа. Внутри куба все было почти таким же, как и в кубе в горах. Я даже не удивился, когда меня очередной раз заперли в помещении без окон и дверей. Местные камеры задержания были все одинаковые, как братья близнецы. Единственное отличие этой камеры было в том, что здесь было два стула и одинокая кровать в углу комнаты. Сегодня я почувствовал себя матерым уголовником, которого постоянно сажаю в тюрьму и, каждый раз, выпускают до очередного совершенного преступления. Это для меня была уже третья ходка. Получается, что я местный преступник в законе. Наши сопровождающие оставили нас одних, заперев камеру снаружи. Ариока посмотрела на меня взглядом, в котором явно читалось, что виной всему случившемуся она считала только меня одного.
   - Опять я из-за тебя влипла в историю, - начала пилить она. - Если бы не ты со своим красным комбинезоном, то я сидела бы сейчас на берегу моря и наслаждалась жизнью полной грудью. Зачем я тебя послушалась? Зачем я тебя вообще помогла бежать? - заводилась Ариока. - И отец мой погиб по твоей вине. За что мне все это?
   - Успокойся, - крикнул я и крепко схватил ее за нежные плечи. - Я не просил тебя делать все это, - я сильно принялся трясти ее. - Успокойся!
   - Прости меня, - опомнилась Ариока. - Я погорячилась. Ты прав, я сама во всем виновата, - она обняла меня и тихонько заплакала.
   Горевали мы не долго. Через пять минут к нам вошел очередной желтый незнакомец. Он был очень похож на Бредамира. Только этот Бредамир был постарше и немного повыше. Я бы сказал, что это был его отец или старший брат.
   - Меня зовут Авир, - вежливо представился он. - С этой минуты заниматься вашей дальнейшей судьбой буду я, - это прозвучало как приговор. - Вы были обнаружены в секретном месте. У вас оказался запрещенный для ношения желтый комбинезон. К тому же вы находились вне своего купола, - перечислил он по порядку все наши преступления. - За все это мы приговариваем вас двоих к немедленному выселению из нашего измерения, - Ариока и я испугались такому быстрому приговору, осуществленному без суда и следствия. - Но, - продолжил Авир и сделал небольшую паузу, дав нам искру надежды на другой исход. - Если вы, добровольно, расскажете мне все без обмана и уловок, про свои мотивы и подробности этих преступлений, то я обещаю вам подобрать самое комфортное для вашей дальнейшей жизни измерение, - предложил он. - Вы согласны сотрудничать?
   - Нам надо подумать, - ответил я, не доверяя этому подозрительному типу.
   - На это у вас нет времени, - предупредил Авир. - Через четверть временного интервала, тут рядом, появиться портал, в который мы вас и отправим. Гарантировать, что там окажутся места пригодные для жизни, я уже не смогу. Либо вы сами сознаетесь, и мы подберем достойное измерение, либо пройдем те со мной к порталу, - оставил нас без выбора Авир.
   - Мы согласны, - не дожидаясь моего ответа, вмешалась Ариока.
   - Вот и замечательно, - Авир подошел к нам и поставил каждому на голову по серому треугольнику, которые чудесным образом оказались у него в руках. Треугольники на голове пикнули. Он снял их и сунул себе в карман. - Мы проверим вас по нашим картотекам, а потом я приду и выслушаю внимательно ваши объяснения, - предупредил он и вышел из комнаты.
   - Худо нам придется, - заключила Ариока. - Как только они узнают, кто ты такой и чему ты явился причиной, то нас быстро отсюда отправят куда-нибудь подальше. Ты очень опасный человек для нашего измерения.
   - Может все обойдется, - сам не веря в удачный исход, предположил я.
   Минут через тридцать к нам вернулся Авир и начал свой допрос.
   - Откуда у вас желтый комбинезон? - спокойно обратился он ко мне.
   - Я нашел его в научном центре. Мой фиолетовый порвался. Я одел первый попавшийся, - я все-таки соврал Авиру о том, что мой комбинезон порвался.
   - Как это порвался? - удивился он. - Комбинезоны очень прочные и порвать их практически невозможно.
   - Это вышло случайно, - стал выкручиваться я. - Я за что-то зацепился.
   - Допустим, вы правы, - Авир пытался подловить меня на лжи. - Но что вы делали в научном центре? - задал он очередной вопрос. Его взгляд выпиливал во мне дырочку, через которую он хотел заглянуть прямо мне в душу и вскрыть мою наглую ложь.
   - Мы заблудились, - вмешалась Ариока, понимая, что мне одному Авира не провести. - Нас выгнали из-под нашего купола, потому что мы пытались пресечь их незаконные дела.
   - Какие дела? - заинтересовался Авир и стал сверлить свою дырочку взглядом уже у Ариоке.
   - Они хотели проникнуть в научный центр и украсть базу данных незаконных
   образцов, - придумала Ариока. Авир задумался, видимо, пытаясь понять, говорим мы правду или нагло врем.
   - Почему вы не пошли к себе домой, а стали прятаться в научном центре? - задал он очередной проверочный вопрос.
   - Нас не совсем выгнали из-под купола, - продолжила сочинять оправдательную сказку Ариока. - Мы были вынуждены бежать. Нас хотели сослать в другое измерение, потому что мы пригрозили рассказать об их намерениях оранжевым. Домой возвращаться было опасно. Нас там могли поджидать. Мы искали безопасный ночлег, поэтому и спрятались в научном центре, - с облегчением выдохнула Ариока, окончательно придумав логическую цепочку.
   - А тогда, как вы оказались в секретном месте? - спросил Авир.
   - Мы долго разыскивали новое убежище, - взял эстафету по вранью я. - Мы заметили вдалеке, возле горы, ваших людей и направились к ним. Когда мы туда пришли, то их там не оказалось. Мы нашли пещеру и остались дожидаться, когда они вернуться. Мы не знали, что это место такое секретное.
   - Тех, кто вас там обнаружил, сообщили, что вы пытались оказать сопротивление. Это так? - продолжил свой расспрос Авир.
   - Мы испугались, - ответил я. - Я подумал, что на мою спутницу напали. Я хотел освободить ее. Но когда я понял, что это те, кого мы искали, я не стал больше сопротивляться. Можете их сами спросить, - врать у нас получалось профессионально. Авир нам, вроде, пока верил.
   - Звучит вполне логично, - сделал вывод Авир. - Мы проверим эту информацию, - добавил он. - Теперь я хочу узнать, кто вы такой? - обратился он опять ко мне. - Вас нет ни в одной из наших баз.
   Я понял, что сейчас меня спалят по полной программе.
   - Он чужак и попал к нам недавно из другого измерения. Его не успели еще внести в базы, - ответила за меня Ариока.
   - Хорошо, я разберусь, - ответил Авир. - Завтра утром ждите меня. Будем решать, что делать с вами дальше, - Авир скрылся, оставив нас одних.
   - Нехорошо врать, - улыбнулся я Ариоке.
   - Если они узнают про тебя правду, то нам будет очень плохо. Будем надеяться, что они нам поверят и тебя отправят домой, а меня оставят здесь.
   - А не пора ли нам поесть? - предложил я. Ариока согласилась. Мы накрыли себе шикарный стол с кучей всяких вкусностей. Плотно поужинав, мы легли спать. День был тяжелый, а завтрашний день мог оказаться и последним в нашей с ней судьбе. Нужно было хорошо выспаться.
   С утра пораньше, пока мы еще нежились в своей кровати, прогоняя остатки сна, к нам без стука и предупреждения вломился Авир. На его физиономии красовалась довольная улыбка, как у бегемота, после хорошего завтрака. Он взял один из стульев, беспорядочно расположившихся в нашей камере, поднес его к кровати и поставил прямо перед нами спинкой вперед. Не спеша, смакуя каждое свое движение, он гордо сел на него, положив свои длинные руки на спинку стула, и уперся в них свои подбородком. Он смотрел на нас, словно наблюдал за дикими животными в их родной среде. Мы неспешно приняли сидячее положение и вопросительно кинули на него свои недоуменные взгляды.
   - Вы преступники, - спокойно начал он с обвинения. - Вы меня обманули. Все сказанное вами вчера, была чистая ложь.
   - Но мы вас, честное слово, не обманывали, - возмутился я. Мое сердце застучало от волнения. - Почему вы так решили? - я не понимал, где мы прокололись.
   - В вашем мешке нашли взломанную красную книгу и целый фиолетовый комбинезон. А кто-то мне вчера сказал, что он порвался, - гордо, словно мальчишка, вскрывший серьезный заговор, говорил Авир. - Соответственно и все остальное сказанное вами ложь, - сделал он вывод. - Ну и как теперь вы все это объясните? Будете очередную сказку мне тут рассказывать?
   - Это не наше, - нагло врал я. - Мы не знали, что в мешке. Мы нашли его в пещере, - придумывал я на ходу. Авир медленно поднялся со стула и стал ходить вокруг него, заломив руки за спину. Он напряженно размышлял над сказанным мною.
   - Встать! - неожиданно закричал он. Я вскочил вместе с Ариокой, подчинившей этой команде. - Кто вы такие и что делали в секретном месте? - кричал он нам, давя на психику. - Что вы замышляете? - лицо Авира покраснело от злости и от крика.
   - М..мм..мм...мы правда оказались там случайно, - невнятно бормотал я, заикаясь от страха. - Мы заблудились.
   - Не врать! - выпалил мне прямо в лицо Авир, схватив меня за грудки. - Еще раз внимательно слушай мой вопрос, - брызгая слюной мне в лицо, кричал он. - Кто вы такие и что вы делали в секретном месте?
   - Честное слово, мы говорим правду, - мямлил я, еле удерживаясь на ногах.
   - Правду? - еще сильней взбесился Авир. - Слушай ты, отбросок чужого измерения, - тряся меня за одежду, продолжал он. - Если ты продолжишь дальше врать, то я сначала вышлю твою подругу, а потом тебя в то измерение, где люди рассыпаются на атомы, - пригрозил он. - Ты будешь говорить правду?
   Я молчал, онемев от страха и неожиданности. Он сильно оттолкнул меня и я упал на кровать, перевернувшись через голову. Потом он схватил Ариоку за руку и силой потащил ее за собой на выход. Она сопротивлялась и плакала, но ее сил явно не хватало, что бы сладить с этим злым типом.
   - Не надо! Отпусти ее! - опомнился я. - Я все расскажу, - грустно продолжил я, тем самым признав свой предыдущий обман.
   - Ну, вот и хорошо, - спокойным тоном ответил Авир, отпуская Ариоку. Та подбежала ко мне и обняла. Авир вернулся на стул и приказал нам сесть на кровать.
   - Начнем с начала, - продолжил допрос Авир. - Кто вы такие?
   - Меня зовут Артур. Я попал сюда случайно из другого измерения, - поведал я Авиру, уже известную ему информацию.
   - Кто был твоим наставник? - перебил он.
   - Бредамир и она, - указал я на Ариоку.
   - А ты кто такая? - обратился он к Ариоке.
   - Ариока, дочь Зирата, - ответила она, хотя было понятно, что и это Авиру известно. Он проверял, говорим мы правду или снова пытаемся его обмануть.
   - Рюкзак ваш? - спросил он меня.
   - Да, - ответил я.
   - Откуда в нем взломанная красная книга? - прозвучал очередной вопрос Авира.
   - Я ее украл, когда бежал из-под купола в горах, - признался я, еще сильней опустив голову вниз от стыда за содеянное.
   - Почему вы оттуда бежали? - удивился Авир. - Что вам там такое угрожало?
   - Меня хотели убить, - честно признался я.
   - За что? - Авир по крупицам вытягивал из меня информацию.
   - Они считали, что источником вируса был я.
   - Почему они так решили? - на лице Авира появилась озабоченность и испуг.
   - Они незаконно проникли в научный центр, где скачали данные о вирусе, - я сознательно не стал говорить об участии в этом меня и Ариоки, дабы не вешать еще на себя взлом научного центра. - Согласно этих данных, вирус начал свое распространение от меня.
   - Мы это обязательно проверим, - задумчиво произнес Авир. - А что с вами делала Ариока?
   - Она помогла мне бежать. Ей было опасно оставаться под куполом, так как ее заподозрили в том, что она устроила мой побег.
   - Зачем она помогла тебе бежать? - спросил Авир. - Понял, можешь не говорить, - он не дал мне ответить. - Влюбилась она, поэтому и помогла, - Авир улыбнулся, вспоминая какие-то свои личные переживания на эту тему. Потом он опомнился. - Ты лучше скажи мне, откуда у тебя оказался желтый комбинезон Бредамира? - задал ошеломляющий вопрос Авир. - Это ты его убил?
   - Нет! - возмутился я тому, что меня в этом заподозрили. - Мы проникли в научный центр за информацией о портале в мое измерение, - продолжал признаваться я. - Там я и нашел этот комбинезон.
   - А ты знал, что им нельзя было пользоваться без разрешения?
   - Нет, не знал, - честно сознался я.
   - А она разве не предупредила об этом? - Авир посмотрел на Ариоку.
   - Она не знала, что я его взял. Я сделал это тайком.
   - Теперь я хочу узнать правду о том, что вы делали в секретном месте?
   - Я хотел найти красный комбинезон и все исправить, - окончательно сознался я. - Я чувствую свою вину в случившемся и хотел все изменить.
   - Вы очень наивны Артур, - резюмировал Авир, поверив в нашу новую историю. - Вы думаете, что никто и никогда до вас не пытался найти красный комбинезон? - он явно смеялся надо мной. - Вы глубоко ошибаетесь. Мы его давно нашли. Он сейчас у нас.
   - Так почему вы не воспользовались им? - поразился я.
   - Он не работает, - ответил Авир. Мы с Ариокой удивленно переглянулись.
   - Как не работает? - не поняла Ариока.
   - Он вообще ничего не может воспроизвести. Мы думаем, что он неисправен, - ответил Авир. - У меня больше нет вопросов, - оповестил он. - Ждите нашего решения по вашей судьбе, - добавил он и скрылся с той стороны камеры.
   - Что теперь с нами будет? - я испуганно спросил Ариоку.
   - Я не знаю, но очень боюсь, - она обняла меня. Мы просидели так до появления Авира. В руках он держал мой рюкзак. Мы не ожидали такого быстрого приговора.
   - Ну что, готовы? - спросил он.
   - К чему? - я понял, что сейчас нас поведут к порталу, но верить в это отказывался.
   - Мы вас отпускаем, - удивил нас Авир. - Кстати возьмите это, - он протянул мне рюкзак.
   - Почему вы нас отпускаете? - не верил я его словам, но рюкзак взял.
   - Я сейчас отведу тебя к нашим правителям. Они возжелали встретиться с тобой Артур, - поведал мне Авир. - Там тебе все расскажут и объяснят. Так что следуй за мной, а Ариока пусть останется, пока, здесь.
   - Я никуда не пойду без нее, - испугался я, что ее не отпустят.
   - С ней ничего страшного не случиться. Вас выпустят обоих, но, только после беседы с нашими правителями, - Авир пытался меня успокоить.
   Ариока одобрительно кивнула мне в знак того, что она согласна меня подождать, а я должен последовать за Авиром. Не каждый день попадаешь на прием к высшему руководству. Я поцеловал ее в губы и последовал за ним. Авир привел меня на площадку ярко освещаемую со всех сторон прожекторами или чем то схожим. Яркий свет не позволял мне увидеть, что находилось за пределами этой площадки. Авир сказал, что бы я оставался на месте, а сам скрылся за пределами освещенной территории. Я жмурился от яркого света.
   - Приветствуем тебя наш спаситель, - произнес чей-то незнакомый глубокий спокойный мужской голос.
   - Это вы мне? - переспросил я, оглядываясь по сторонам.
   - Тебе Артур, - ответил голос.
   - Вы меня ни с кем не спутали? Я не спаситель. Я обычный человек, - не понимал я.
   - Великий Знахарь еще давно предсказал беду, которая постигла нашу планету. Он же предсказал и твое появление здесь. И то, что ты поможешь нам восстановить все как было изначально и вернуть к жизни погибших.
   - Но, я ничем таким не обладаю? - не верил я голосу. - Вы не ошиблись в выборе своего спасителя?
   - Великий Знахарь оставил биометрический спектр нашего спасителя. Этот спектр полностью идентичен твоему. Ошибки быть не может. Великий Знахарь оставил тебе послание, которое находиться в твоем рюкзаке.
   Я попытался открыть рюкзак.
   - Не сейчас, - остановил меня голос. - Послание ты прочтешь потом, как только покинешь купол.
   - А с кем я сейчас разговариваю? - я решил познакомиться с голосом. - Может, покажетесь?
   - Нет, - ответил голос. - Высших руководителей никто не должен знать в лицо. Только так мы защищаем себя от посягательств на свою власть и жизнь. К тому же ты явился источником вируса, поэтому подходить к тебе близко мы не станем, - пояснил голос. - А сейчас мы отдадим тебе красный комбинезон.
   - Он у Вас? - удивился я.
   - Да. Мы давно его отыскали в секретной пещере. К сожалению, он не работает. Возможно тебе, как спасителю, удастся его починить, или активировать. Наши ученые не смогли этого сделать.
   - И где же он? - я повертел головой по сторонам в поисках комбинезона.
   - Он в твоем в рюкзаке, - ответил голос. - Теперь тебе пора уходить, - произнес голос. - Мы верим в тебя, - добавил он и замолчал.
   Сразу же явился Авир. Может это он владелец голоса? Или я ошибаюсь? Авир привел меня к Ариоке.
   - Что там было, - спросила она, волнуясь за меня.
   - Нас отпускают, - успокоил ее я. - Все остальное расскажу потом, - ответил я, переваривая полученную от голоса информацию.
   Пока нас быстро выводили из-под изумрудного купола и далее из леса, я обдумывал все то, что поведал мне загадочный голос. Что мне теперь делать с полученной от него информацией? Что я должен предпринять, что бы спасти их измерение? Зачем мне отдали нерабочий красный комбинезон? Я ни ученый и не инженер крутой. Починить такого сложное устройство мне, однозначно, не под силу. А без него, я ничем и никому помочь не смогу. Почему Великий Знахарь выбрал именно меня? Может, произошла нелепая ошибка и я не тот, за кого меня здесь приняли? Надеюсь, что содержимое рюкзака, прояснит ситуацию.
   - Мы пришли, - отвлек меня от мучительных размышлений Авир, как только мы вышли на край леса. - Дальше мне приказано вас отпустить.
   - И куда нам идти? - спросил я его, надеясь, что он задаст мне направление моих дальнейших действий.
   - Не знаю, - грустно ответил он и пошел обратно, оставив нас одних с Ариокой. Мне показалось, что ему было жаль отпускать нас, без должного наказания. Он не привык вот так просто освобождать серьезных преступников.
   - Почему нас отпустили? - удивилась Ариока, как только Авир скрылся из вида. - Ты встретился с Оранжевыми? - она сразу задала второй вопрос.
   - Я не видел их, но они разговаривали со мной, - стал объяснять я и замолчал, пытаясь подобрать нужные слова.
   - Что они сказали тебе? - пытала меня Ариока.
   - Я должен спасти ваше измерение и вернуть к жизни людей, которые погибли от вируса по моей вине, - поведал я.
   - Как ты это сделаешь? - спросила она, искренне веря, что я могу это сделать на самом деле. - Он рассказал, как это осуществить? - она подумала, что я получил четкие инструкции по спасению мира.
   - Нет. К сожалению, он этого не рассказал. Я не знаю, как спасти людей.
   - А в рюкзаке что? - спросила она.
   - В этом рюкзаке есть послание, адресованное лично мне Великим Знахарем. Возможно, там я найду ответ на этот вопрос, - подумал я вслух.
   - Великий Знахарь оставил послание для тебя? - не поверила мне Ариока.
   - Да, если только Оранжевые не ошиблись в выборе своего спасителя.
   - Так давай прочтем его, - в глазах Ариоки промелькнула надежда на возвращение к жизни ее отца.
   - Не сейчас, - ответил я. - Сначала найдем ночлег, а потом вскроем письмо, - решил я. - Понимаешь, я очень боюсь, - сознался я. - Это очень большая ответственность. А вдруг они перепутали все и это не я спаситель?
   - Ты сомневаешься? - догадалась Ариока.
   - Да, - еле слышно произнес я. Мне было стыдно за это признание.
   - А я в тебя верю, - Ариока пыталась придать мне уверенности. - Оранжевые не могут ошибаться. Я искренне верю в то, что именно ты восстановишь жизнь в нашем измерении.
   - Я тоже очень хочу в это верить, - ответил я, мучаясь глубокими сомнениями. - Пошли к памятнику Великому Знахарю, - предложил я. - Может, именно там я получу ответы на все вопросы.
   Ариока согласилась и повела меня к центральной горе. Желтый комбинезон Бредамира нам, к сожалению, не вернули, поэтому пришлось идти пешком. Через час мы уже были на месте. Прямо у памятника Знахарю, я принялся к изучению содержимого рюкзака, переданного мне Авиром. Сверху в рюкзаке лежал аккуратно сложенный красный комбинезон. Он оказался не совсем красным, а ярко малиновым. Его я отложил в сторону. Под комбинезоном лежал небольшой конверт, запечатанный большой сургучной печатью. Несмотря на свой почтенный возраст, конверт прекрасно сохранился до нашего времени. Он был белоснежным, словно только что вышел из типографии. На конверте, кто-то старательно написал от руки, знакомым мне русским языком:
  
   Кому: Артуру в руки.
   От кого: Великий Знахарь
   Особые отметки: Посторонним не вскрывать (наложено проклятие)
  
   Конверт я бережно положил на комбинезон, пригладив его сверху ладонью. Затем я извлек из рюкзака красную книгу. Больше в нем ничего не было, как я его не тряс. Книгу я положил рядом с комбинезоном, а рюкзак кинул на землю. В первую очередь я занялся конвертом. Оторвав сбоку небольшую полоску, я извлек из него два листка бумаги полностью исписанных обычной синей шариковой ручкой. Судя по всему, писал это сам Великий Знахарь. Его почерк показался мне очень знакомым. Сначала, я даже подумал, что это мой почерк. Но я точно знал, что это письмо я не писал. Видимо автор обладал схожим почерком. Такое иногда случается.
   - Что это за язык? - поинтересовалась Ариока, увидев листки.
   - Это письменность моего измерения, - ответил я.
   - Ты знаешь язык, на котором писал Великий Знахарь? - поразилась она.
   - Получается, что да, - недоумевал я. И принялся читать про себя.
   - Читай вслух, - попросила Ариока, и я выполнил ее просьбу.
  
   "ПРИВЕСТВУЮ ТЕБЯ, АРТУР!
   Я знаю, что ты получишь это письмо и прочтешь. Твоя жизнь и моя тесно связаны с этим измерением и друг с другом. Мы оба родом из одних и тех же мест. Я, как и ты, попал сюда случайно. Я хочу поведать тебе о той силе, который ты обладаешь, сам того не ведая. Я раскрою тебе великую тайну, о которой знаю только я. Но, сначала ты должен знать, что порталы, которые перемещают людей по измерениям, могут не только перестраивать частоту колебания материй, но и переносить материю во времени. Сейчас не 2009 год, как ты думаешь, а 2509. Ты в далеком будущем чужого для тебя измерения. После большого взрыва порталы приобрели интересное свойство перемещать материю во времени. Местная наука не знает про это, да и я не сразу догадался о таком побочном эффекте. Один из порталов, в который я попал, перенес меня на две тысячи лет назад. Именно оттуда я и оставляю тебе это послание.
   Знание о своей силе, я получил, так же как и ты. Мне поведал о ней очень умный и мудрый человек. С этой силой я мог творить чудеса, которые даже и не снились самым великим волшебникам в нашем с тобой измерении. Сила моя оказалась безгранична за счет того, что мысли мои оказались в резонансе с частой колебания этого измерения. Мне не требовались контуры и прочие устройства для материализации любых своих желаний. Мои возможности приравнялись к богу, за что я и поплатился.
   Одно из самых первых великих чудес, которое я совершил, попав сюда, было желание сделать всех людей счастливым в одночасье. Для этого я изменил частоту колебания мыслей всех местных жителей, приравняв ее к моей частоте. Как я был молод и наивен. Вместо того, что бы ни лениться и самому решать, что и кому иметь, я разрешил им иметь все, что они возжелают себе сами. Как глубоко я ошибался в людях. Большинство из них, оказались совсем не готовы к мудрому использованию такой могущественной силы. Глубоко скрытые в каждом человеке алчность, ненависть к другим людям, жажда власти и богатства вырвались на волю. Мир погрузился в хаос. Я никогда не предполагал, что местные смогут возжелать такое. Люди стали уничтожать другу друга, только ради желания единолично иметь все и править всеми. Мир перенасытился богатством, что привело значимость богатства к нулю. Рухнула экономика. Изменились ценности человечества. Мир вывернуло наизнанку так, что даже мне стало страшно. Я не ожидал такого поворота событий. Я попытался исправить ситуацию и вернуть частоту мыслей людей местного измерения в исходное состояние. Но как я не старался, у меня это не вышло. Процесс оказался необратимым.
   В ходе долгих поисков решения этой проблемы, я нашел выход из сложившейся ситуации. Мне удалось лишить всех людей знания, о той силе, которой они обладают. Люди, на время, забыли про свое могущество. И пока они об этом не вспомнили, я придумал и реализовал всю эту затею с цветными контурами-комбинезонами. На самом деле, их основное предназначение, это сдерживание скрытой в людях силы. Контуры сдвигают частоту колебания мыслей, на безопасное воздействие. При длительном ношении комбинезона, организм мутирует и подаренная мною сила, со временем сводиться к минимуму. Чем ниже цвет комбинезона, тем сильней его воздействия на человека. С тех самых пор, дети, рожденные в этом измерении, так же обладают громадной силой. Это очень опасно, для их детского рассудка. Именно поэтому все они обязаны носить самый мощный фиолетовый контур. Эти комбинезоны сдерживают их громадный необузданный потенциал. По достижению ими восемнадцати лет, их врожденная сила нейтрализуется, до минимального уровня воздействия на мир.
   Я думаю, ты уже задался вопросом, почему на тебе сейчас самый мощный сдерживающий фиолетовый комбинезон? Спешу ответить. Ты, я и все те, кто прибыл из нашего с тобой мира сюда, изначально мыслят на частоте местного измерения. Именно поэтому всем гостям, из любых измерений, здесь выдается фиолетовый контур и приставляется наставник. Целый отдел в научном центре специально работает над тем, что бы отправить таких гостей как можно скорее домой, дабы обезопасить этот мир. Прошу тебя не снимать фиолетовый комбинезон без особой надобности, потому что мы эмоциональны и непостоянны. В гневе ты можешь уничтожить весь этот хрупкий мир и любого человека. Я доверил тебе эту великую тайну, что бы ты смог спасти это измерение от вымирания. Сейчас ты обладаешь той же силой, что и я. Я возлагаю на тебя миссию по спасению людей, умерших от вируса по твоей вине. Мне больше некому доверить это. Примени свою силу с умом. Не стоит повторять моих ошибок.
   Как только ты выполнишь это задание, ты должен добровольно покинуть этот мир, как это сделал в свое время я. Это нужно для безопасности жителей этого измерения. Мы не боги и нам не стоит вмешиваться в созданный богом мир. У нас нет права лепить его, как нам это видеться потому, что невозможно просчитать все до конца. Любой эксперимент в масштабах этого измерения может быть последним для него. Я не хочу повторение моих ошибок. Я открыл тебе многие великие тайны этого мира. Об этом никто не должен знать, кроме тебя. Любой алчный человек может разрушить этот хрупкий мир в один момент, узнав про все это.
   PS
   1.. Что бы ни ходить голым во время спасения мира воспользуйся красным комбинезоном. Он не содержит контур и служит исключительно одеждой и не больше. Вся сила в тебе. (КРАСНЫЙ ЦВЕТ ТЕБЕ ИДЕТ )
   2. Не мучай красную книгу. Она пуста и содержит только карту нахождения красного комбинезона, который ты уже получил. Я сделал ее, что бы подарить надежду всем людям на возможность прикосновение к наивысшей силе"
  
   Я посмотрел на изумленную, содержанием этого послания, Ариоку. Она сидела, открыв свой прекрасный ротик от глубочайшего удивления.
   - Значит, нас все это время обманывали? - не верила она, что такое вообще возможно.
   - Да, - принялся размышлять я. - Но я бы не сказал, что вас обманывали. Вас просто отстранили от саморазрушения. Вполне разумный ход в сложившейся тогда ситуации, - поддержал я решение Великого Знахаря про комбинезоны.
   - Мы все, здесь, свободные люди! Мы должны полностью обладать всем тем, чем нас одарил Великий Знахарь, - решила она. - Нам нужно срочно рассказать людям, что комбинезоны, это сплошная ложь, которая нас ограничивает в наших свободах выбора, - Ариока опять завела свою пластинку про свободу.
   - Ты этого не сделаешь, - я пытался остановить ее.
   - Почему? - удивилась Ариока.
   - Ты, видимо, ничего не поняла, - я принялся излагать свои доводы. - Ваш мир не готов еще воспользоваться подаренной силой. Представь себе, если с ребенка снять комбинезон. Как его воспитывать? Он своим детским представлением о мире разрушит его, только затаив обиду на существующую систему воспитания под названием МОЖНО и НЕЛЬЗЯ.
   - В таком случае мы запретим детям его снимать, - придумала Ариока выход из этой ситуации.
   - Тогда получается замкнутый круг. Детям такую силу доверять нельзя, а взрослым она уже недоступна, потому что их организм уже мутировал.
   - Наверняка есть выход из этой ситуации, - Ариока задумалась, но решения этой задачи у нее не было.
   - Допустим, вы решите эту проблему и, в конце концов, снова обретете эту силу на полную мощность, - убеждал я Ариоку, не раскрывать эту тайну. - Подумай хорошо, что будет тогда? Любой человек завистлив. Любой человек кого-то ненавидит или на что-то обижен. Мы не способны контролировать эти чувства. Это сущность человека, которую не искоренить никак. Если один человек затаит обиду на другого, то он применит силу и уничтожит обидчика. Этого нельзя допустить. Человек не способен контролировать свои мысли на должном уровне. Разве ты ни разу не желала зла, только в мыслях, своим обидчикам? Не всегда же ты была права? А теперь представь себе, что эти мысли материальны. Я предлагаю тебе вспомнить все твои непроизвольные желания за день. Ты бы в здравом уме хотела исполнения всех этих желаний? Вот и я не хотел бы. Иногда полная чушь лезет в голову. Если, все это материализуется, то мир познает такое, что ему и не снилось в самых страшных снах, - закончил я.
   Ариока задумалась и больше не стала спорить. Ее внутренний диалог принялся решать вопрос о том, говорить или нет всю правду людям.
   - Наверное, ты прав, - решила она. - Пусть, пока все останется так, как есть.
   Ариока явно собиралась использовать это знание в своих политических целях. Зря я прочел все это вслух. Мне теперь нужно контролировать ее, что бы она не натворила бед.
   - Что ты теперь собираешься делать? - спросила Ариока.
   - Не знаю, - честно ответил я. - Нужно испытать свои новые возможности и вернуть мир к порядку. Но, для начала, давай ляжем спать. Я очень устал. Мне не хочется начинать новое дело, на ночь глядя.
   - Хорошо, - согласилась Ариока.
   Мы соорудили себе палатку и улеглись спать. Я лежал и думал о той большой ответственности, которую на меня возложил Великий Знахарь и местные правители. Почему я сразу не догадался, что обладаю великой силой? Только теперь мне стало понятно, откуда взялась холодная вода в душе, которой там не должно было быть, когда я упал в ванной у себя в комнате. А еще мне стала ясна причина резкого изменения температуры моря, в тот день, когда я купался в нем и потом набрел на дом Ариоки. Я мог бы сам сразу догадаться об этом. Хотя, хорошо, что я узнал об этом только сейчас. Если бы это произошло раньше, то я бы натворил здесь больших бед и уже никто бы не смог восстановить все так, как было. В этих размышления я и уснул. Снился мне ночью полный бред, который я даже и не запомнил.
  
  
   Я проснулся очень рано. Сегодня мне предстояло спасти этот чужой для меня мир. Я встал, лениво потянулся и достал свой пыльный рюкзак. Из него я извлек красный комбинезон, который положил возле себя. Сомнения и неуверенность в успехе, усиливали и без того приличное волнение. Я снял фиолетовый комбинезон и сложил его в рюкзак. Он мог мне еще пригодиться, когда я завершу свою миссию, что бы оградить свою силу. Ариока проснулась от моей возни. Она безмолвно наблюдала за моими действиями. Красный комбинезон оказался мне немного великоват. Его предыдущей владелец был немного полней меня. В таком наряде, у нас в измерении, меня бы приняли за трансвестита. Даже Ариока хихикнула, когда я одел его. У красного комбинезона, не было капюшона, что меня порадовало. Но в его рукаве я нашел красный колпак Деда Мороза. Какой же шутник этот Великий Знахарь. Колпак я одел на голову, для придания большей торжественности предстоящему моменту. Я закинул рюкзак на плечо. Видимо, теперь я явно походил на Деда Мороза. Я был в красном, в соответствующей шапке и с мешком наперевес. Рядом сидела снегурочка и тихо хихикала.
   - Пойдешь со мной? - предложил я Ариоке.
   - Конечно, пойду, - улыбнулась она. - Только куда ты собрался?
   - Туда, - указал я на центр этой красивой долины. - Там и займусь спасением, - сейчас я почувствовал себя суперменом в этом красном костюме. Оставалось только трусы сверху натянуть и вперед.
   - А зачем нам ходить? - задала резонный вопрос Ариока. Она решила, что и отсюда можно было попробовать. Но я ее уже не слушал.
   - Точно. Мы полетим, - вспомнил я фильм про супермена. Я схватил Ариоку за талию, поднял вверх левую руку, сжатую в кулак. Я могу летать, подумал я и мои ноги оторвались от земли. Мы взмыли высоко вверх, как ракета, рассекая воздух. Даже я, от неожиданности, растерялся, не говоря о чувствах Ариоки. Она визжала от страха, крепко вцепившись в меня руками и ногами, тем самым мешая мне сосредоточиться. Справившись с мыслями, я возжелал приземлиться в центре это прекрасной зеленой равнины. Приземлились мы совсем не мягко. Я глухо плюхнулся на землю, а сверху на меня упала испуганная Ариока. Я поднялся сам и помог встать ей. То, что я могу летать, уже говорило о моих новых сверхвозможностях.
   - Больше так не делай, - попросила Ариока. - Мне не нравиться летать.
   - Извини, - с чувством вины ответил я. - Не ушиблась?
   - Нет, все нормально. Что теперь? - спросила она.
   - Теперь я собираюсь уничтожить вирус, - придумал я.
   - А как?
   Я ничего не ответил, потому что сам пока не знал. Немного поразмыслив своей шаблонной фантазией, я выбрал на траве ровное место. Именно там я попытался сесть в позу лотоса, для дальнейшего спасения мира. Ноги с большим трудом приняли нужное положение, но по причине слабой растяжки, сидеть так было больно и неудобно. Я плюнул на эту позу и лег на спину, сложив руки на груди. Такая поза оказалась намного удобней и приятней. Ариока отошла от меня подальше, испугавшись моих неумелых попыток. Я закрыл глаза. Что делать? Я представил себе белый лист бумаги, на котором я мысленно написал - "Вируса больше нет". Для верности я повторил это несколько раз и открыл глаза. Приподнявшись немного на локтях, я осмотрелся. Вроде ничего в округе не изменилось. Может, у меня не получилось ничего? Или получилось? Ариока заметила мое смятение.
   - Что ты сделал? - спросила она.
   - Я попытался избавить мир от вируса.
   - Получилось? - спросила меня Ариока.
   - Не знаю, - ответил я и пожал плечами.
   - Верни людей к жизни, - предложила она, более видимое чудо.
   Я опять распластался на земле, теперь вытянув руки вдоль тела. Я снова представил себе лист белоснежной волшебной бумаги, на котором написал - "Да будут живы все те, кто погиб от вируса". Дунул резкий, короткий порыв горячего ветра. Стало тихо. Сквозь тишину стали пробиваться голоса птиц. Я почувствовал всей своей душой возрожденною мною многотысячную жизнь. Я продолжал лежать с закрытыми глазами, широко улыбаясь от счастья и гордости за свой поступок. Мир снова ожил и в этом я был уверен на все тысячи процентов. Я наслаждался этим давно забытым ощущениям полного счастья. Такие чувства я испытывал только в далеком детстве, например, когда родители подарили мне велосипед или наступали летние каникулы. Я давно перестал так радоваться жизни. Я потерялся в суете и попытках повзрослеть. Жаль, что я так поздно понял, что надо радоваться искренне всему тому, что есть сейчас.
   Я почувствовал, что меня обступили люди. Они загородили солнце, прервав мои наслаждения этим прекрасным моментом жизни. Я открыл глаза. Их было человек сто, а может быть и больше. Среди них бегала Ариока, вглядываясь в каждого из них. Она разыскивала своего отца.
   - Поднимайся, - подбежала ко мне радостная Ариока. - Нужно найти моего отца. У тебя все получилось.
   Я встал и осмотрелся.
   - Папа, - закричала Ариока, увидев, где то рядом, Зирата. Она подбежала к нему и сжала его в своих хрупких объятьях. - Слава нашему спасителю! - прокричала она.
   - Слава, - подхватили люди.
   - Как вы? - спросил я Зирата. Он радостно, по отцовский, меня обнял.
   - Спасибо! - сказал он и заплакал от радости.
   К нам стало подтягиваться все больше и больше людей.
   - Как вы это сделали? - спросил меня Зират.
   - Долгая история, - ответил я. - Потом расскажу, надо уходить отсюда, - предложил я. Огромное количество столпившегося здесь народа меня смущало.
   - Слава нашему спасителю!- снова крикнул кто-то из толпы, и толпа радостно загудела, приветствуя меня.
   - Качай спасителя, - крикнул Зират. Люди подхватили меня на руки и стали высоко подкидывать. Я не сопротивлялся, наслаждаясь своей победой. Потом меня потащили к морю, собирая по пути всех воскресших и тех, кто прятался все это время по своим домам. Когда мы добрались до берега, здесь собралось уже несколько тысяч человек. Я потерял из вида Ариоку и Зирата. Найти их в такой куче народа было уже нереально. Люди искренне радовались, поэтому я решил пока остаться с ними, что бы ни портить праздника. Ариоку я отыщу потом. Меня опустили на землю. Люди подходили и говорили спасибо. Неожиданно толпа расступилась, пропуская ко мне процессию владельцев желтых комбинезонов, возглавляемую знакомым мне Авиром. Он подошел ко мне и протянул руку, которую я пожал в ответ.
   - Спасибо тебе за помощь Спаситель, - громко для толпы продекламировал он. - Ты спас нас и наше измерение от вымирания.
   - Не за что, - тихо ответил я.
   - Наш Спаситель сделал великое дело и ему нужен отдых, - обратился Авир к собравшимся здесь людям. Прошу всех расходиться по дома. Вас ждут ваши родственники. Слава Спасителю!
   - Слава, - прокатилось по толпе. Люди послушались Авира и стали расходиться. Через десять минут возле меня остался только Авир и его желтые соратники.
   - Ты выполнил свою миссию, - обратился Авир ко мне. - Теперь ты должен покинуть наше измерение.
   - Зачем? - искренне удивился я, забыв про просьбу Великого Знахаря. - Я не хочу. Я останусь здесь вместе с Ариокой и помогу вам в управлении этим миром, - я не боялся Авира. Сейчас он не имел надо мной власти. Моя сила была намного больше его. Кто он такой, что бы мне приказывать? Я подобен Великому Знахарю. Если я захочу, то они тут все исчезнут в одно мгновение.
   - Ты, наверное, не понял меня, - спокойно ответил Авир. - Ты должен вернуться к себе в измерение, как завещал Великий Знахарь.
   - Почему я должен уйти? - не понимал я Авира. Мне не хотелось лишаться такой силы добровольно.
   - Ты очень опасен для нашего мира. Уйди по-хорошему, - стал настаивать Авир.
   - Я не уйду, - твердо решил я. - Вы не имеете права, меня заставлять. Я ваш Спаситель и это вы должны мне подчиняться, - поймал я звездную болезнь.
   - Мои руководители, в моем лице, просят тебя, еще раз, сделать это добровольно без принуждения, - не успокаивался Авир. - Ты не только опасен для нашего измерения, но и представляешь серьезную угрозу для них. Они бояться, что ты займешь их законное место, и они лишаться своей справедливой власти, - уже без намеков пояснил Авир.
   - Ах, вон оно что! - злость подкатила к горлу. - Зачем этим людям такие правители! Они не видят выгоды в моем пребывании здесь. Они бояться потерять власть! Вы все тут алчные! Я быстро наведу порядок в этом мире, - злость полностью затмила мой рассудок. - Мне стоит только подумать и вас здесь не будет, - забыл я про все предостережения Великого Знахаря. - Отойди от меня подальше, а то пожалеешь, - пригрозил я Авиру.
   - Мы ждали такого поворота событий, - спокойно ответил Авир. Он махнул рукой своим сопровождающим в желтых комбинезонах. Они расступились. За их спинами стояли связанные по рукам и ногам Авир с Ариокой.
   - Что вы себе позволяете? - закричал я в гневе. - Немедленно отпустите их! Я сотру всех вас в порошок, - грозил я Авиру и компании.
   - Если вы, Артур, примените хоть немного своей новой силы, то они сразу умрут, - спокойно предупредил меня Авир. - Если вы обратите внимание на их шеи, то заметите там специальные ошейники. При малейшем вашем воздействии на нас или наш мир, эти обручи сдавят им горло. Смерть наступит мгновенно от перелома шейных позвонков.
   Я присмотрелся. Действительно, на их шеях, что-то было.
   - Что вам нужно? - повиновался я, стараясь спасти свою любимую и ее отца.
   - Вы наверно уже забыли, что сегодня, в пару метрах отсюда, появиться портал в Ваше родное измерение, - напомнил мне Авир.
   - Сегодня? - удивился я. Как быстро летит время, я уже и забыл про это.
   - До его появления осталось четверть временного интервала, - Авир посмотрел на браслет на своей руке. - Вы покинете наше измерение сейчас. Как только это случиться, мы отпустим Ариоку и Зирата.
   - Не верь им, - крикнула мне Ариока. Кто-то толкнул ее в спину, приказывая замолчать. Я с ненавистью сжал свои кулаки до скрипучей боли. - Пусть мы умрем, но ты сможешь нас вернуть снова к жизни, - продолжила она, не повинуясь приказам желтых.
   - Не получиться, - остановил меня Зират. - Ты мне поверь, что не получиться. Эти ошейники не дадут это сделать. Хочешь, рискни, но я тебя предупредил.
   - Он врет, - не сдавалась Ариока. - Пусть даже мы и умрем, но ты освободишь народ от их власти и подаришь им свободу, - кричала Ариока, пока ей не завязали рот. Мне было больно смотреть на все это, но сделать я ничего не мог. Я не хочу рисковать ее жизнью. Она самое дорогое, что у меня есть. Я поверил Авиру и отступил на пару шагов назад, в знак того, что я сдаюсь.
   - Не сдавайся, - успела выкрикнуть Ариока, пока ей затыкали рот.
   - Прости меня, - крикнул я в ответ. - Я люблю тебя! - добавил я. - Обещайте мне, что вы их не убьете, - попросил я Авира.
   - С ними все будет хорошо, - успокоил он меня.
   - А может, вы отправите их вместе со мной? - предложил я.
   - Нет, - отрезал Авир. - Они гарантия вашего не возращения к нам.
   Меня очередной раз жестоко обманули. Я спас их измерение, а они так плохо поступают со мной и с теми, кто мне очень дорого. Участь любого героя одинакова. Сделал дело и будь добр исчезнуть, иначе ты угроза авторитету местного руководства.
   - Куда идти? - обреченно спросил я Авира.
   Он достал из кармана устройство похожее на обычный компас. Исходя из его показаний, он отыскал место портала и нарисовал там крестик. Это место, оказалось в пяти метрах за моей спиной.
   - По моей команде ты пойдешь сюда и через пару секунд окажешься дома, - сказал он, указывая на метку.
   Я ждал своей участи и не решался смотреть в сторону Ариоки. Она плакала и кричала, но не могу я поступить иначе. Ее жизнь для меня была гораздо дороже своей собственной.
   - Вперед, - скомандовал Авир, смотря на свой браслет.
   Я махнул всем рукой на прощание, повернулся, перекрестился и направился к нарисованному на песке крестику. Как только я ступил ногой в его центр, то сразу уперся в желеобразный невидимый сгусток. Картинка пропала, стало холодно, вспыхнула яркая вспышка света, ноги подкосились и я потерял сознание. Перемещение между измерениями очень тяжело переносилось моим организмом.
  
  
   Очнулся я от яркого солнечного света, который бил мне прямо в закрытые глаза сквозь веки, окрашивая мой темный внутренний мир в ярко красный цвет. Судя по информации от нервных окончаний на моей спине, я лежал на теплом и мягком песке. Рядом приятно шумело море. Небольшие волны, монотонно и успокаивающе ударялись о берег одна за другой. Стоп! Какое море? Где я? Я резко сел и отрыл глаза. Передо мной до самого самого горизонта простиралось серо-голубое море. Солнце было высоко в зените, значит, времени было уже часов двенадцать дня. Куда это я попал? На мой город, в моем измерении это совсем не похоже. От него до ближайшего моря около полторы тысячи приятных километров. А может, я никуда и не перемещался? Тогда где все? Нет, это место совсем не похоже на измерение, где жила моя Ариока. Не те краски в окружающем меня сейчас мире. Я встал и осмотрелся по всем четырем, далеко простирающимся, сторонам света. Не живых ни мертвых людей поблизости не было. Корабли по морю не проплывали. В тридцати метрах от берега росли привычные для меня сосны, белоствольные березки и еще, какие-то знакомые деревья, название которых я так и не вспомнил. Погода была летняя, теплая, но отдыхающих здесь не было видно. Не похоже это место на Россию или Украину. В этих странах, даже в не сезон, всегда кто-то отдыхает на море. Я направился прямо в лес в надежде найти хотя бы кого-нибудь живого. Лес был редкий, без особой густой растительности. Березки оказались не совсем березками. Их стволы были точно такие же, но их листья больше напоминали кленовые. Я не стал придавать этому большого значения. Наш мир в современную эпоху загрязнения, травления пестицидами и радиацией подвергся кардинальному изменению. Мутации в любых живых организмах встречаются повсеместно, поэтому это вид березок вполне мог существовать, где-нибудь ближе к Чернобылю на Украине. Я вскоре выбрался из леса на поросшую травой проселочную дорогу, вытоптанную лошадиными, а может и коровьими копытами. Выходит, это дикая сельская местность. Если есть дорога, то и люди где-нибудь тоже есть, предположил я и направился вдоль дороги направо. Дорого шла вдоль кромки леса, огибая его, видимо, по периметру. После очередного поворота, вдалеке, я заметил большую группу людей на лошадях. Отсюда мне показалось, что их было человек десять. Вот оно долгожданное обретение счастья, смаковал я свои фантазии на тему - покормят, напоят и спать уложат. Всадники были достаточно далеко, что бы мое слабое зрение смогло рассмотреть их во всех подробностях. Я решил ускорить радость нашего с ними знакомства и легкой не принужденной трусцой побежал к ним навстречу.
   По мере нашего с ними сближения, я смог более четко рассмотреть этих загадочных всадниках. Это были самые настоящие средневековые рыцари с железными шлемами, острыми мечами и прочей стандартной атрибутикой. Их начищенные доспехи поблескивали на солнце, пуская в разные стороны веселых солнечных зайчиков. Лошади рыцарей были так же облачены в тяжелые латы, что придавало массивность их бегу. Я немного опешил от увиденного и остановился, подумывая дать деру, пока не стало поздно. Мысли снова беспорядочно забегали в моей голове. Не могли же ученые ошибиться и неправильно рассчитать мой портал? Или, все-таки, могли? Как я сразу не догадался! Здесь проходят съемки исторического фильма или какой-то исторический клуб устроил здесь свой сбор. Точно! Так оно и есть, окончательно закрепил я свой вывод и уже неспешным шагом пошел навстречу рыцарям. Всадники поравнялись со мной. Они обступили меня по кругу, направив на меня свои острые мечи и копья, словно я чем-то им угрожал или был опасен. Лошади громко фыркали, пуская слюни в разные стороны. Они злостно топтали копытами землю, подымая в воздух сухую серую пыль. От пыли я громко чихнул. Пару всадников испуганно отступили назад, а их лошади встали на дыбы и устрашающе заржали. Рыцари неприветливо посмотрели на меня, приблизив прямо к моему лицу хорошо заточенные копья, в которых я видел свое испуганное отражение. Я понял, что точно попал куда-то не туда и это все не съемки фильма и совсем не игры.
   - Кто ты шут? - спросил меня один из всадников. Это был крепкий мужчина в годах, с седой бородкой.
   - Я не шут! - возмутился я на его оскорбление. - Я Артур!
   - Король Артур? - удивился всадник, и вся толпа громко заржала, включая лошадей. - Ну и куда Вы Ваше Величество собрались в таком виде? - тыкая копьем в мой красный колпак, спросил всадник. Все остальные еще громче засмеялись, чуть не падая со своих неспокойных коней.
   До меня только сейчас дошла нелепость моего внешнего вида. Я был одет в красный комбинезон, да еще этот красный колпак Деда Мороза гордо восседал на моей голове.
   - Дай корону поносить, - громко хохоча, седобородый всадник ловким движением зацепил мой колпак копьем. Остальные рыцари с еще большим хохотом загремели своими блестящими латами, когда он надел его на свой шлем. - Теперь я король, а этого схватить и ко мне в замок, - под громкий смех произнес всадник и поскакал дальше. Все остальные направились за ним. Последний всадник схватил меня за шиворот и ловким движением закинул меня на коня животом вниз, как горец невесту, которую украл у родителей.
   - Что вы себе позволяете? - стал возмущаться я, но что-то тяжелое ударило по моей голове. Картинка поплыла, и я потерял сознание.
   Очнулся я от того, что меня сильно трясло. Я все так же лежал на животе как коромысло между головой лошади и всадником, который пришпоривал периодически своего скакуна. Ехать так, было крайне неудобно. Из такого положения, я видел только копыта лошади и пыль поднимаемую ими. Возмущаться я побоялся, дабы еще раз не схлопотать по голове тяжелым предметом. К моему счастью конь остановился. Меня небрежно, как старый ненужный ковер, скинули на землю. Я встал, отряхнулся и увидел перед собой большой средневековый замок со шпилями, большими деревянными воротами, бойницами из красного кирпича и пушками с ядрами. Вокруг ходили люди в одеждах рыцарской эпохи. В этот момент я вспомнил, что Великий Знахарь писал мне в своем послание, что порталы могут перемещать еще и во времени. Значит, вполне вероятно, что я попал в далекое прошлое. Зашибись! Только этого мне сейчас и не хватало. Самое обидное, что я давно не читал никаких книг про рыцарей, да и с историей про те времена у меня было тоже плохо. Все мои знания, умещались в просмотренных полуисторических полувымышленных фильмах. Я не знал, как себя вести, что бы продержаться здесь живым как можно подольше. Времена дикие и казнить меня сейчас могут в одно мгновение, исключительно за мой внешний вид. Нужно срочно придумать стратегию своего поведения. Шутом оставаться мне не очень-то хотелось. У меня в голове возникла нелепая и опасная идея представиться всем могущественным волшебником. Это объяснит им и мой внешний вид, и странность в поведении и разговоре. Насколько я помню по фильмам, в эти времена люди боялись волшебников и ведьм. Правда, есть большое опасение, что меня могут сжечь на костре. Но, так же, есть шанс, стать придворным волшебником и пока они поймут, что я шарлатан, то, может быть, я успею сделать ноги или придумать выход из этой ситуации. А может представиться рыцарем или знатным вельможей, которого ограбили, как в сказке про кота в сапогах? Это точно не получиться. Мечом я не умею махать, могут проверить сразу, а как ведут себя местные вельможи, я точно не знал. Решено окончательно - буду косить под волшебника, только имя надо придумать серьезное и пугающее. Кощей Бессмертный? Нет, не пойдет. Мерлин? Тоже не то. Точно! Имя мне будет - Великий Знахарь. Тут и придумывать ничего не надо, все уже давно придумали за меня. Пока я напряженно размышлял, как мне спасти свою шкуру, седобородый рыцарь, который пускал в мою сторону злые шутки, спрыгнул с коня и, гремя латами, как живая куча металлолома, подошел ко мне. Он снял со своего шлема мой красный колпак и кинул его мне под ноги прямо в грязь.
   - Будешь моим новым шутом, - приказал он мне. - Подними свою корону, - рыцарь явно хотел дать мне пинка, пока я буду нагибаться за колпаком, но я стоял как вкопанный. Унижаться я не собирался. Вокруг нависла гнетущая тишина. Даже лошади притихли.
   - Я не шут! - зло ответил я, забыв про грозившую мне опасность. Для пущей полноты картины я топнул ногой, из-под которой поднялась пыль.
   - Помню, помню! - заулыбался мой собеседник. - Ты король Артур. Так возьми свою корону и правь! - в окружившей нас толпе раздался хохот вместе с грохотом доспехов смеющихся рыцарей.
   - Я великий волшебник и имя мне Великий Знахарь! - громко и величественно произнес я, что бы все вокруг услышали. Кто-то одиночно засмеялся, посчитав это новой шуткой, но потом вместе со всеми притих. Толпа замерла в ожидании решения рыцаря, который хотел сделать меня своим шутом. Кто-то сзади предательски пнул меня железным сапогом прямо в зад. От удара я упал на колени перед мои обидчиком. Он ловким движением вытащил свой меч из ножен и приставил его прямо к моей шеи. Я почувствовал холодную острую сталь торопившуюся перерезать мне горло, которую с большим трудом удерживал седобородый рыцарь. Я оцепенел от ужаса, боясь даже пошевелиться, дабы не порезаться об острый блестящий меч.
   - Шутки твои неуместны! Ты очень плохой шут, - громко произнес он. - Я король Артур, повелитель Красной Страны. Я самый могущественный волшебник на тысячи километров отсюда, - громогласно говорил он мне и всем собравшимся здесь. - Таких, как я, в мире семеро. Ты не один из нас! - его меч слегка дернулся и острая сталь оставила небольшую кровавую рану на моей нежной шее.
   Ну и влип я. И какому идиоту пришла в голову мысль представиться волшебником? Был бы живым шутом, заперев свою гордость на замок и жил бы себе спокойно. А так придется стать мертвым волшебником. Интересно, а кто такие еще шестеро волшебников? Где то я уже слышал про семь волшебников и про Красную страну? Вспомнил. Я читал про это в фиолетовой книге. Да и Бредамир мне рассказывал, что в их измерении, очень давно, было семь стран и семь волшебников, у которых были контуры. Значит, вполне вероятно, что я попал в глубокое прошлое измерения Ариоки. Тогда ситуация гораздо хуже, чем я ее представлял.
   - Убить или помиловать? - обратился король Артур к своим рыцарям, прерывая мои размышления.
   Рыцари загалдели. Кто-то предлагал немедленно меня убить. Один из них громче всех кричал: "Сжечь подлеца надо". Были и те, кто пожалел меня и просил помиловать, как блаженного дурачка, не ведающего того, о чем говорю. Короче, мнения толпы разделились, и Артур произнес свое решение.
   - Раз ты такой могущественный волшебник, то я вызываю тебя на поединок по волшебству. Если моя магия окажется сильней, то ты будешь казнен. Если победишь ты, то мы отпустим тебя на все четыре стороны, - толпа ободрительно загудела, предвещая радость от зрелища соревнования и моей предстоящей публичной казни. - Ты принимаешь мой вызов? - обратился он ко мне.
   Думать было некогда. Если вызов не приму - меня убьют. Если приму - то я проиграю и меня тоже убью, но убьют позже, а не сегодня.
   - Я согласен, - пробормотал я, стоя на коленях с мечом у горла.
   - Он принял вызов, - произнес король и убрал меч от моей шеи. Я облегченно вздохнул. - Охрана! - крикнул он. От толпы отделились двое в простеньких кольчугах, в кожаных шлемах с маленькими мечами в руках. - В темницу его! - приказал он, указывая на мою персону.
   Применяя грубую физическую силу, меня привели в подвальное помещение замка. Это был большой темный коридор, вдоль стен которого, висели огненные факелы извергающее темную копоть, которая оседала на стенах и потолке.
   Вдоль коридора расположились пожелтевшие от ржавчины металлические двери с большими и массивными задвижками из проржавевшего от сырости железа, запирающие эти двери снаружи. Охранники подвели меня к одной из таких дверей. Немного повозившись с тугой задвижкой, они отрыли ее. Не дожидаясь, когда я сам войду туда, мне очередной раз дали смачного пенька тяжелым железным сапогом. Удар пришелся ровно в то место, где у меня уже был синяк от предыдущего покушения на мой драгоценный зад. От полученной инерции, я влетел в темницу, падая плашмя на грязный каменный пол. Железная дверь со скрипом закрылась за моей спиной. Я поднялся, потирая свои многочисленные ушибы. Сквозь одно единственное маленькое окно, расположившееся почти под самым потолком и замурованное стальной решеткой, пробивался небольшой дневной свет, немного освещая это темное помещение. Темница оказалась большой и просторной. Вдоль ее стен шел широкий каменный выступ, который был устелен соломой. Как я понял, этот выступ служил и кроватью и стулом одновременно. Справа от входа в темницу стояла отгороженная деревянная будка, судя по исходящему от нее запаху, это был местный туалет. Рядом с будкой из стены торчала тонкая ржавая железная труба, из которой тоненькой струйкой постоянно лилась желтоватая вода и стекала в отверстие в полу. Мое появление, пробудило местных обитателей. Кое-где зашевелилась солома, из которой выглянуло две любопытные мужские головы. Владельцы этих голов поднялись со своих лежбищ, и подошли ко мне.
   Один из них был одет в длинную серую ночную рубашку до самых пяток с кружевными манжетами на рукавах. Рубашка кое-где была порвана. Часть этих дырок была неумело заштопана черными нитками. Это мужчина имел кучерявую черную бороду. На его голове расположилась пышная кучерявая черная копна волос вперемешку с соломой. На мой взгляд, ему было лет сорок. Он был похож на Карла Маркса, известного философа и автора марксизма. Его лицо светилось доброжелательностью, но было в нем что-то от человека потерявшего рассудок, потому что он постоянно нелепо улыбался и подмигивал мне своим правым черным глазом, как оказалось потом, это был неизлечимый нервный тик.
   Второй незнакомец был одет в длинные коричневые кожаные сапоги выше колена, напоминающие ботфорты. В сапоги были заправлены ярко зеленые и потертые временем бархатные шаровары. А вот в шаровары была заправлена белоснежная рубаха, с широкими кружевными рукавами и широким кружевным воротом с распахнутым декольте. На его поросшей густой растительностью груди висела громоздкая серебряная цепь, на которой болтался круглый медальон с изображением медведя. Его длинные волосы были аккуратно стянуты сзади в хвост. Он был чисто выбрит и худощав. На вид ему было лет тридцать. Он широко улыбался мне своей белоснежной голливудской улыбкой.
   - Приветствуем тебя о странноватый пленник, имя чье скрыто тайной неведения нашего, - почти в стихах сказал чернобородый и протянул мне руку. За чернобородым протянул руку и второй незнакомец.
   - И вам не хворать, - привычно ответил я и пожал им обоим руки.
   - О, что ты совершил такого, что твою личность красную подвергли жестокому заточению в чертогах крепости, - странно спросил чернобородый.
   - Я сказал им, что я могущественный волшебник по имени Великий Знахарь, - ответил я.
   - О горе тебе и смерть твоя уже близка, повелитель глупости, - продолжал странно выражаться чернобородый.
   - Почему? - удивился я, немного обидевшись на то, что меня назвали глупым.
   - Ты чужестранец? - спросил мужчина в сапогах и шароварах.
   - Да, - подтвердил я.
   - О прости нас чужестранец красный, ибо держим тебя в неведениях об именах наших и заслугах. Заставляя тебя предстать перед богом без этой важной информации. Я ум научный и автор изобретений странных. Имя мне дано Кучерявый в чертогах местных, а зовут меня по-заморски - Амфибрахий, - странным речитативом представился чернобородый.
   - Я Георцег, - скромно, по сравнению с Кучерявым, представился второй.
   - Так почему смерть моя близка? - поинтересовался я.
   - Много лет протекло от начало, а в том начале я был ум великий и ученный заслуженный. И благо творили изобретения мои и слава моя растекалась морем безбрежным, пока не изобрел я машину чудную и назвал ее "Контур могучий". А машина эта, исполняла желания конкретные и велико было сие открытие, как велик наш космос бесконечный, - ответил мне Кучерявый.
   - Вы случайно не про резонанс мыслей с измерением рассказываете? - дошло до меня.
   - Да я вижу, что степень научную, чужестранную тоже имеете? Ибо это учение хитрое по уму не каждому смертному, - Кучерявый не дождался моего ответа и продолжил. - Вот собрались как-то все семь великих правителей и воззвали к моей персоне личностной. Попросили они сердешные, что бы каждому повелителю, я такую машину хитрую, предоставил им во владение, не скупясь на зазрение совести. Обещали мне горы золота, но корысти я не приверженец и потребовал клятву правильную, чтоб они поклялись мне искренне, что всему населению местному, этот контур будет в доступности, при прямой такой надобности. Поклялись они и разъехались, но, а я отправился к каждому и творил контура могучие всем правителям, даже местному. Каждый контур по году строили и большие они получалися. Каждый требовал энергии атомной, занимая площадь громадную. Как закончилась стройка великая и все контуры были подключены, заключили меня под стражею, дабы скрыть секрет тех контуров и никто из поныне живущих здесь, не узнал про мое открытие и машину эту могучую, не построил бы по моим учениям. А казнить меня передумали, ибо те машины с изъянами, т.е. часто они ломаются, а чинить их у нас некому, ибо светлый ум один одинешенек и живет в головушке моей кучерявенькой. И с тех пор правители разные объявили всему населению, что они боги и волшебники и творят чудеса неописуемые. Всех своих конкурентов волшебников запираю в чертоги местные и казнят потом потихонечку, когда время придет подходящее.
   - Значит, меня казнят за то, что я назвался волшебником? - сделал вывод я.
   - Так оно и будет, - ответил мне Георцег. - Подержат пару месяцев здесь и повесят глубокой ночью, пока все спят. Изобретение Кучерявого помогает королям удерживать свою власть. Они объявили всем жителям, что к ним явился бог и сделал их своими наместниками на земле. Для доказательства они демонстрируют свои чудеса, которые творят этими машинами. Люди стали их бояться, поэтому уже много лет правители творят что хотят. А у вас там заграницей разве не так дела обстоят?
   - Я не совсем местный и даже не из другой страны. Я прибыл из одного из параллельных измерений, - стал объяснять я. - Имя мое Артур. На самом деле, я никакой не волшебник. Я назвался им, что бы избежать участи стать шутом у короля.
   - Присядь с нами, а там и расскажешь про свое приключение, - предложил Георцег и мы сели за каменный стол, который оказался прямо под окном. - А на странный говор Кучерявого не обращай внимания. Он свихнулся от избытка ума, но человек он начитанный и как собеседник очень занимательный.
   После того, как мы сели, Кучерявый продолжил свою песню.
   - Ты поведай нам странник загадочный, о своих приключениях, по миру сложному. Я потом запишу все в книжечку, и когда смерть придет твоя, то останется память в сердцах наших и этой книжечки. Обретешь ты тогда бессмертие в памяти нашей и великой истории мира местного.
   Я рассказал им все по порядку с того самого момента как я пошел на работу и до того, как я оказался здесь. Кучерявый все это время задумчиво чесал свою бороду и смотрел на стену за моей спиной. Когда я закончил, Кучерявый продолжал сидеть в этом положении.
   - Все, - грустно сказал Георцег. - Кучерявый задумался над твоим рассказом. Завтра утром он сделает вывод и выдаст полезную информацию. Его можно сейчас не трогать. Он все равно ни на что больше не отреагирует, - пояснил он поведение Кучерявого. - Человек он умный и его совет завтра обязательно выслушай. Я уже привык, что он вот так впадает в задумчивость. Правда, скучно тогда совсем здесь бывает и одиноко. Тормошить его бесполезно.
   - А Вас за что посадили? - спросил я Георцега. С Кучерявым мне все было понятно.
   - Я сын местного правителя Красной страны. Я давно знал про контуры и про то, что правители всех семи государств используют возможности машин изобретенных Кучерявым в своих личных целях. Они запугивают людей своими возможностями и обирают их безнаказанно до нитки налогами и поборами. Я стал защищать людей. Не договорившись с отцом, я в гневе пообещал его свергнуть и править по совести вместо него. Меня посадили за бунт и попытку свержения власти. В ближайший месяц меня казнят или утопят. Если, конечно, про меня вспомнят.
   - Меня тоже убьют? - спросил я.
   - Да, - ответил Георцег.
   - Твой отец вызвал меня на соревнование по волшебству. Он пообещал освободить меня, если я одержу победу в этом поединке, - я рассказал ему про свою надежду на спасение.
   - Если бы ты был могущественным волшебником на самом деле, то не сидел бы тут с нами, - сделал вывод Георцег. - Тебя на поведут на соревнования, а постараются потихоньку убрать. Они тоже немного побаиваются всяких там волшебников. Потом скажут, что состязания не будет по причине внезапной смерти оппонента.
   - И как скоро это случиться? - испугался я своей участи.
   - Сложно сказать. Будем надеяться, что вспомнят не скоро. Завтра отец уезжает на сбор дани по стране и вернется через полгода. Так что, если сразу не казнили, то полгода у тебя в запасе есть.
   - А вы сами давно тут сидите?
   - Я уже месяца четыре, а Кучерявый тут был до меня. Сам он не помнит ни дат ни времени. Да ему это и ненужно. Он живет знаниями.
   - А как здесь кормят? - спросил я, когда мой живот подал сигнал, что ему требуется пища.
   - С этим тебе повезло, - улыбнулся довольный Георцег. - Ты попал в мою камеру. Особ моего ранга кормят на убой и моим сокамерникам тоже неплохо перепадает.
   - А вы не подскажете мне, в какое время и измерение я попал? - спросил я Георцега.
   - Тут я тебе помочь не смогу. Я человек не ученый и твой рассказ совсем мне не понятен. Вот очнется Кучерявый, с ним и обсуждай эту тему, а мне мозг конопатить не нужно, - оповестил он меня.
   - Хорошо, - ответил я.
   Входная дверь в камеру проскрипела своей ржавчиной и открылась. Через нее въехала тележка, усыпанная всякой едой. Там было мясо птицы, хлеб, сало, незнакомые мне фрукты или овощи. В центре тележки возвышалась Эйфелевой башней бутыль с мутной жидкостью литра на три. Входная дверь захлопнулась, не показав нам того, кто вкатил сюда эту тележку.
   - Кати ее сюда, - предложил мне Георцег и я с удовольствием это сделал, потому что был сильно голодный. Мы приступили к трапезе. Я надкусывал все, что попадалось мне под руку, и жадно жевал.
   - Не торопись так, - смеялся Георцег. - Давай выпьем со мной, - он отрыл бутыль с мутной жидкостью и разлил в стаканы. По вкусу это был самый настоящий крепкий деревенский самогон, с противным запахом сивушных масел. Несмотря на это, он хорошо шел под местную закуску.
   - Надо бы оставить еды Кучерявому, - побеспокоился я.
   - Он ест мало и считает, что желудком своим мы роем себе могилу. Но я его не слушаю. Мне и так осталось жить не долго, - Георцег налил еще по рюмке и мы снова выпили, за здоровье Кучерявого.
   Через час мы уже сидели обнявшись и пели пьяные песни. Георцег завел грустную песню про несчастную любовь, а я как мог подпевал, не попадая ни в слова, ни в ритм и тем более в ноты. Кучерявый сидел молча, периодически почесывая свою черную бороду, не обращая внимания ни на нас, ни на наши пьяные выходки.
   - Какая задушевная песня, - сказал я Георцегу, когда он закончил петь. - Как она задушу берет, - еле вязал я языком, по братски обнимая его - Спой еще чего-нибудь, - попросил я, вспоминая про Ариоку. Георцег затянул новую песню, но я прервал его. - Щас, сам спою. "Вот кто-то с горочки спустился. Наверно милый мой идет. На нем защитна гимнастерка, она с ума меня сведет.....", - Георцег зарыдал на моем плече. Дальше я уже ничего не помнил, да и вспоминать было неохота и стыдно.
   Утро было тяжелым и похмельным. Тележку, на которой привозили еду, укатили. Я подошел к струйке с водой и принялся утолять свою невероятную жажду. Кучерявый все еще находился в своем трансе и гладил бороду. Странный он какой-то. В углу застонал Георцег, держась за голову. Он встал и занял очередь к воде за мной. Вдоволь напившись воды, мы принялись вспоминать вчерашнее, посмеиваясь над теми глупостями, которые мы совершили.
   - Когда Кучерявый придет в себя? - поинтересовался я, когда утро воспоминаний закончилось.
   - Может сегодня к вечеру, - предположил Георцег. - Ты не переживай. Он часто впадает в это состояние. Но отдаю тебе должное, ты его сильно озадачил. Так долго он еще никогда не пребывал в такой задумчивости.
   Весь оставшийся день я расспрашивал Георцега про его отца и устройство их мира. Картина получалась следующая. Их мир был разделен на семь государств. Каждое имело свой цвет и своего правителя, у которого был свой контур. Местная цивилизация была вполне образованной и имела такие вещи как радио и проводные телефоны. Богатые люди жили в замках. Бедные ютились в тесных пансионах или строили простенькие деревянные дома вокруг этих замков. Рабства как такового здесь не было, но налоги были непомерные. На работу можно было устроиться только к владельцам замка, но те платили мало и издевались над рабочими, нарушая трудовой кодекс. Государство, в котором я оказался, называлось Красным. Оно было самое большое. Правил им Король Артур. Представителем законодательной, исполнительной, судебной и прочей власти являлся он. Вето на казнь не было, поэтому здесь могли казнить за любой проступок без особого суда и следствия. Все, кроме местных правителей и их родственников, не догадывались о существовании контуров. Каждого, кто каким-то образом узнавал о них, немедленно казнили за разглашение государственной тайны. Так же гонениям подвергались любого рода волшебники и колдуны, тем более все заподозренные в этом люди. Короли боялись, что появиться кто-то могущественней их и свергнет их власть.
   Рассказ Георцега еще больше убедил меня в том, что я переместился исключительно во времени и нахожусь все в том же измерении, где через несколько тысяч лет родится Ариока. Еще у меня появился небольшой шанс не погибнуть. В цветных книгах я читал, что как раз в эти времена появился Великий Знахарь и есть надежда, что он появиться до моей казни и спасет это народ и заодно мою персону. Я высказал свое предположение Георцегу.
   - Ну, раз это тоже самое измерение, то это легко проверить, - высказал умную мысль Георцег. - Ты же там был волшебником и мог творить чудеса?
   - Точно, - понял я его мысль. - Если это, то место, о котором я подумал, то моя сила должна была остаться при мне. Сейчас попробую, - я решил сделать яблоко. Но как я не пыжился, у меня так ничего и не вышло. Потом я пробовал материализовать и другие предметы, но результат всегда был нулевой.
   - Ошибочка, значит, вышла, - сделал вывод из эксперимента Георцег. - Очень жаль, что ты не волшебник, - огорчился он, спешно размечтавшись на удачное спасение.
   Последняя надежда растаяла, как прошлогодний снег. А счастье было так близко. Что теперь будет? Вернуться домой у меня не получилось. Выбраться отсюда невозможно. Великий Знахарь мне не поможет, потому что он появиться не в этом измерении. Ситуация тупиковая. Остается только сидеть и ждать неминуемой смерти.
   - О чем грустный пост держите, люди добрые, друзья верные, - очнулся Кучерявый. - Вижу плохо вам от похмелья жуткого? Так не стоило вам ребятушки, эту гадость пить проспиртованную, - нравоучительно произнес он. - Ибо мозг она калечит, и душу травит ядами.
   - Отстань, - простонал Георцег, вспоминая вчерашнее. - И так плохо, а ты тут еще пристал с нравоучениями. Лучше скажи, чего ты там надумал?
   - Долго думал я головою ученую, кучерявыми волосами покрытою, собирая мысли свои силами. Вывод первый и не самый значимый, я поведаю вам родимые, что история твоя фантастическая про различные измерения, есть не бред простого сумасшедшего, а реальна она и правдивая. Ибо лет много в прошлое до этого, доказал я миру научному о реальности измерений различных, на земле на нашей матушке.
   - Ну, это, я и сам знал, - перебил я Кучерявого.
   - Слушай вывод второй мой обдуманный, на чистой науки построенный. Измерения штука реальная и порталы не сказка былинная. Изобрел я чудо формулу, для расчета даты и времени появление сих ворот невидимых, но та формула недоделана, ибо я не сумел узнать до точности то, куда ведут они родимые. Дополнительно есть погрешность хитрая в тех порталах по миру гуляющих, что дают искажение во времени, но это вопрос не существенный. Твой рассказ про твои путешествия позволяет мне твердо уверовать, что попал ты в далекое прошлое и гость ты из будущего нашего.
   - Значит, вы считаете, что я только переместился во времени, но не переместился по измерению? - уточнял я у Кучерявого, не очень поняв смыл предыдущих его слов.
   - Правда в этом твоя, мной доказана и сомнения здесь не уместные, - замысловато ответил он.
   - Я не согласен с этим выводом, - ответил я Кучерявому. Он посмотрел на меня, ожидая логического заключения. - Если бы я попал в прошлое, в тоже измерение, то я бы мыслил на частоте измерения и обладал бы силой материализации мысли. Но я уже пробовал - эффекта никакого и Георцег может подтвердить, - Георцег непонимающе кивнул в знак согласия со мной. Ему явно было непонятно, о чем это мы разговариваем с Кучерявым.
   - Да, логичен ответ твой Артур ясно солнышко и есть над чем поразмыслить моей личности. Тут нужна теория научная и расчеты нужны серьезные. Для расчетов нужна мне кровушка. Но немного чуть-чуть из пальчика. Протяни мне руку правую и свой пальчик подай указательный, - Кучерявый достал из складок своей длинной рубашки какой-то странный предмет похожий на прозрачный карандаш и подошел ко мне. Я не стал сопротивляться и протянул ему руку. Он прислонил карандаш к пальцу, меня что-то кольнуло, и карандаш покраснел от моей багровой крови. Больно не было. Карандаш он снова положил себе в карман.
   Дверь в камеру открылась, ударяясь об стену с грохотом пустой консервной банки. Из нее показался нахмуренный охранник, словно его оторвали от важного дела и заставили идти сюда. Он приказал Кучерявому собираться на выход. Кучерявый поинтересовался куда его поведут. Охранник ответил, что его пересылают в Зеленое королевство для починки какого-то устройства. Кучерявый молча взял подушку со своей кровати и направился к выходу. На этом его сборы закончились. На выходе он повернулся к нам и низко поклонился изгибая замысловато свободную правую руку. Как я понял, таким образом, он с нами попрощался. Дверь за ним закрылась, скрипя ржавым засовом с той стороны.
   - Надолго его? - спросил я Георцега, догадавшись, что Кучерявого отправляют чинить один из контуров.
   - До Зеленого королевства неделя пути от нас. Там еще неделю проведет с ремонтом, плюс всякие непредвиденные проблемы с перевозкой особо опасного преступника. Итого, - Георцег задумчиво посмотрел в потолок, - не раньше чем через месяц или полтора вернется, - сделал он вывод.
   - А чего это он так раскланивался перед нами? - спросил я.
   - Может, мы с ним последний раз видимся. Мы с тобой приговорены к смерти. Мало ли, нас с тобой казнят, пока он там путешествует. Вот он каждый раз и прощается, как последний, - пояснил Георцег.
   - Очень жаль, что его забрали, да еще так надолго. Я надеялся, что он мне поможет вернуться домой, а теперь шансов у меня мало, - расстроился я.
   - Да ты так не переживал, - успокаивал меня Георцег. - Тебе несказанно повезло, что ты попал к нам в камеру. Кучерявый это единственный человек, который может тебе помочь и судьба тебя свела с ним. А то, что он уехал, это даже к лучшему. У него там будут все условия для своих экспериментов и целая лаборатория. Так что, если к тому времени будешь жив, то есть надежда на твое возращение домой и зовут эту надежду - Кучерявый.
   После ухода от нас Кучерявого, потянулись долгие скучные однообразные дни пребывания меня в местной тюрьме. Развлекая Георцега, я рассказывал ему анекдоты, большинство из которых до него так и не дошло. Он мне тоже рассказал пару смешных, по его мнению, историй, смысл юмора которых я так и не понял. Юмор был абсолютно разный. Видимо, разность времени и культур была сильной. Я научил Георцега играть в шашки. Поле для игры мы нарисовали прямо на столе, а сами шашки мы сделали из костей, оставшихся после многочисленных пиршеств. Играть мне не нравилось. Георцег быстро просек суть игры и я всегда проигрывал. Кормили нас на убой, благодаря Георцегу. Через месяц я прилично прибавил в весе. Мой красный комбинезон уже не сходился на мне и мне выдали длинную ночную рубашку, точно такую же, как носил Кучерявый. В отличие от Георцега я не брился и не стригся. Через полтора месяца меня уже было не узнать. Я походил на упитанного старика в длинной рубашке, с длинной русой бородой и длинными прямыми волосами. Приводить себя в порядок я не выдел смысла, потому что выбраться отсюда я уже не надеялся.
   Ровно через полтора месяца, как и предполагал Георцег, в нашей камере широко распахнулась железная дверь. На входе перед нами предстал хорошо подзагоревший Кучерявый. Он обнял по отечески Георцега и вопросительно посмотрел в мою сторону.
   - А где же сын человеческий Артур имя которому? - спросил он Георцега, явно переживая за мою судьбу.
   - Да вот же он, - засмеялся Георцег, указывая на меня.
   Кучерявый подозрительно осмотрел меня с ног до головы, но признав в моем новом образе мою персону, полез обниматься, широко улыбаясь и хлопая по спине. Он явно был рад видеть нас живыми и здоровыми.
   - Рад предстать перед очами твоими покоритель измерений неведомых, - продолжая обминать меня начал Кучерявый свой замысловатый рассказ. - У меня для тебя открытие великое и новость печаль затмевающая. Только зря ты друг сердешный мой не берег себя в чертогах каменных. Постарел ты брат и осунулся, а еще изрядно поправился, не жалея тела своего слабенького. Зря не делал ты чудо гимнастику и жирок накопил немаленький.
   - Что мы тут все обо мне, да обо мне, - перебил его я. - Сам-то как? Вижу, отдохнул хорошо и посвежел как то.
   - Не до свежести мне было и отдыху, пока был я в стране чужбинушки. Аки птица в клетке безвольная, я провел в неволе кандалами скованный. Там чинил я машину адскую, что с названием контур могучий. А загар мой от химической реакции, что провел я с твоей кровушкой.
   - И какой результат? - спросил я.
   - Эти опыты жуть как сложные, да к тому же сильно опасные. Расскажу тебе, Артур, человек загадочный, то к чему привели эти опыты, но сначала воды дайте мне кружечку и давай присядем мой миленький, - Кучерявый сел за стол, а я уже успел метнуться за кружкой воды. Он жадно выпел все и причмокнул. - Чудно будет мое известие, аки молния средь неба ясного, - продолжил Кучерявый. - Применив реакцию химическую, я исследовал твою кровушку родимую на предмет ее колебания. Тут мой вывод умный внимательно выслушай и подумай на днях о последствиях. Ну, так вот, при последнем твоем путешествии сквозь порталы и измерения, тот портал, сквозь который ты прибыл к нам, сильно снизил твое колебание.
   - Что значит, снизил? - не понял я.
   - Организм твой подвергся влиянию, незаметному для окружающих. Мощность мыслей твоих сильно снизилась и теперь ее недостаточно, чтоб вступить в резонанс с колебанием, измерения нашего вечного. Для эффекта материализации должны равными быть два условия. Частота колебаний материи, должна ровной быть с измерением, это первое главное правило, но второе не менее значимо. Мощность этих двух колебаний быть должна равнозначной до точности, в единицах сотых и правильных. У тебя пошли отклонения и мощность твоя понизилась, это видимо, от эффекта побочного, от портала непредсказуемого.
   - Это можно восстановить? - спросил я.
   - Сей вопрос, я предвидел заранее и могу сказать, что немало я, думал думу свою в путешествии, как помочь тебе другу названному. Но, не только об этом мысли были мои мудреные. Есть одно у меня сомнение, а точнее боюсь я искренне, наградить тебя, Артур, этой силой могучею, потому что опасна она для мира нашего и последствия ее непредсказуемы.
   - Я что-то не понял. Так ты можешь вернуть мне силу? - спросил я. Даже Георцег приподнялся послушать ответ Кучерявого.
   - Я могу наградить тебя силою, равной богу нашему создателю. Здесь ведь нет ничего сложного, ибо это жидкость синяя уж давно мной была получена, для скорейшего твоего спасения. Но сомнения гложут душу мою неугомонную. В праве ли я дать тебе сей напиток божественный? И каково будет мое наказание, на том свете за дар сей неистовый, - Кучерявый грустно склонил голову. - Да к тому же мной не изучено, все влияния сугубо побочные, организму вреда приносящие. Ибо я на мышах подопытных испытать не успел средство сие могучее.
   - Давай рискнем, - загорелся Георцег. - Ты дашь ему лекарство, а он вытащит нас отсюда. Мы вместе построим правильный мир без войн, ненависти и издевательств над людьми. Это будет рай на земле для всего человечества. Мы будем сами править и властвовать, - с ребячьим азартом, радуясь каждой своей мысли и перспективе, говорил Георцег.
   - В мыслях есть в твоих зерно верное и желания твои благородные. Я подумаю с этим решением, а пока пусть идет все, как было до этого, - Кучерявый впал в очередной свой задумчивый анабиоз.
   - Не сейчас! - в один голос крикнули мы с Георцегом, но Кучерявый нас уже не слышал и больше не отвечал на вопросы. Он снова задумался. Теперь до завтра его можно было не беспокоить.
   Весь оставшийся вечер, я с Георцегом решал назревший вопрос, как нам раскрутить этого упрямого Кучерявого, что бы он отдал мне это загадочное лекарство. Георцег предложил обыскать Кучерявого, пока он завис, и забрать его самим. Мы залезли с ним в один из его карманов, там оказалось три пузырька. В одном из них была голубая светящиеся тягучая жидкость, во втором темно-синяя, а в третьем зелено-синяя. Пить все подряд, я не решился, и пузырьки вернулись в карман владельцу. Придется ждать его пробуждения и продолжить уговаривать.
   - Вот получишь ты силу, а что ты с ней будешь делать? - задал мне вопрос Георцег, что бы завести умную беседу.
   - Я освобожу нас, а дальше постараюсь, с помощью Кучерявого, найти Ариоку и попасть домой в родное измерение и время, - мечтал я.
   - Зачем тебе домой? Ты же здесь будешь всесильным! - удивился Георцег. - Ты сможешь получить все, что только захочешь, - не понимал Георцег моего добровольного отказа от такой силы. - А там, в твоем мире, ты никто! А женщин тут много. Найдешь себе другую Ариоку, гораздо лучше, чем твоя. А я стану твоим министром. У меня много планов на обустройства этого мира. Ты мне поможешь вернуть мир к порядку? - он с надеждой посмотрел на меня.
   - У меня была уже неограниченная власть, это не мое, - вспомнил я печальный опыт владения этой силой.
   - Если у тебя получиться вернуться обратно домой, то мне здесь без твоей защиты долго не прожить. Мы завтра уломаем Кучерявого и ты станешь королем мира. Потом пойдешь своей дорогой, а я останусь править за тебя, - предложил выход из ситуации Георцег, с ярким пламенем в глазах.
   - Нет, этого не будет. Когда я получу силу, то сам решу, как с ней поступить,- прервал я Георцега. - Я не хочу вмешиваться в этот мир. Я не буду уничтожать всех тех, кого ты ненавидишь.
   Георцег обиделся на меня, потому что я не поддержал его идеи. Он еще несколько раз попытался убедить меня свергнуть местную власть, но я настаивал на своем. Мы поругались и разбежались по углам.
   Рано утром железная дверь звонко ударилась об бетонную стену. Мы с Георцегом подскочили. К нам в камеру вошли сначала двое охранников. За ними вошел незнакомый мне рыцарь в красной длинной мантии, без шлема и со шрамом через все свое средневозвратное лицо. Охранники силой вытащили сонного Георцега из его лежбища и подтащили к этому рыцарю, удерживая Георцега за руки.
   - Приветствую тебя, Георцег, брат мой названный, - сказал незнакомый мне рыцарь с презрением.
   - Зачем ты явился сюда? - спросил его Георцег, преисполненный ненавистным взглядом.
   - Тебя сегодня казнят, - радостно ответил рыцарь Георцегу. Эти двое братьев, явно, недолюбливали друг друга. - Пользуясь отсутствием отца и его неспособностью выполнить назначенное тебе наказание, я, как младший сын нашего короля, решил не рисковать дальше, оставляя тебе жизнь, а казнить сегодня. Сейчас тебя отведут к священнику, дабы он благословил тебя на смерть и отпустил все грехи. А потом тебе отрубят голову на центральной площади прилюдно, - закончил он свой приговор.
   Глаза Георцега наполнились глубоким ужасом и обреченностью. Вот и наступил его последний день. Умирать он не хотел, но и сопротивляться он не собирался. Внутренняя гордость не позволяла ему показывать свой страх и паниковать. Но, я точно знал, что сейчас в его душе вовсю орудует ужас и смятение.
   - Позволь мне попрощаться с единственным другом? - попросил он своего брата, желая отдать дань уважения мне.
   - Отпустите его, - приказал рыцарь охранникам. Они разжали руки. Георцег поправил рубашку и подошел ко мне.
   - Прощайте друг мой, - сказал он, забыв про вчерашнюю обиду. - Был очень рад знакомству с Вами и Кучерявым. Когда он очнется, обнимите его за меня и передайте мои восхищения за проведенные с ним часы в томительных ожиданиях смерти. Прости за все, - он похлопал меня по плечу. Его глаза покраснели, еле сдерживаясь от слез.
   Георцег заложил руки за спину и первым вышел из камеры. За ним скрылись охранники и незнакомый мне брат Георцега. Как только дверь закрыли, я рванул к Кучерявому. Медлить было нельзя. Я принялся его тормошить, что бы вывести из анабиоза.
   - Очнитесь же ты, - раскачивал я его за грудки. - У нас беда, - кричал я ему прямо в ухо. - Георцег в беде, ему нужна помощь. Отдай мне лекарство, - я принялся бить его по пухлым щекам. - Я смогу спасти его, - пытался я разбудить Кучерявого.
   Еще минут десять я провел в попытках привести в чувства Кучерявого. Ничего не помогало. От злости я отвесил ему громкую и звонкую пощечину. Кучерявый отрыл бешеные глаза, выпученные от глубокого удивления и непонимания сути происходящего.
   - Что причиной случилось злости вашей и где наш друг любезный Георцег имя которому? - спросил он, немного придя в сознание.
   - Его повели на казнь, - быстро проинформировал я Кучерявого. - Дай мне лекарство, и я спасу его, - потребовал я и протянул руку, словно прося милостыню.
   Кучерявый молчал. Как бы он опять не впал в анабиоз, испугался я.
   - Ну? - снова спросил я, одновременно проверяя, спит он или нет. - Ты отдашь мне лекарство? - я тряс перед его лицом протянутой ладонью. Зрачки Кучерявого быстро бегали из стороны в сторону. Он точно не спал. - Давай же! - настаивал я.
   Кучерявый отрицательно покачал головой. Я метался вокруг него и умолял о помощи.
   - Мы что, так и будем сидеть здесь и ждать пока его казнят, а потом и меня? - задал я очередной вопрос упрямому Кучерявому.
   - Быть тому друг мой любезный, - сломался Кучерявый, не выдержав моего натиска. - Я отдам тебе, Артур друг мой верный, вещество волшебное химическое и обретешь ты силу великую. Только дай мне клятву священную, что во благо пойдет твоя силушка и вреда не будет людям добрым, неповинным.
   - Обещаю! Клянусь! Вот тебе крест, - подбирал ответы я, падая перед ним на колени.
   Кучерявый принялся копаться в своих карманах. Мне показалось, что он делал это не спеша, словно испытывал мои нервы на прочность. Из одного из карманов, он извлек пузырек с ярко голубой светящейся жидкостью. Меня уже реально трясло как наркоманка, ожидавшего очередную сильно запоздалую дозу. Еще дольше прокопавшись в другом своем необъятном кармане, он вытащил из него самый обычный шприц с иголкой. Наполнив шприц из пузырька, он посмотрел на меня.
   - Куда колоть надо? - спросил я и, не дождавшись ответа, задрал рубашку, поворачиваясь голым задом к Кучерявому.
   - О дурень ты, друг мой наивный, - улыбнулся он. - Сие вещество волшебное, в плечо твое колоть понадобиться, - пояснил Кучерявый причину своей насмешки.
   Я стыдливо опустил задранную рубашку и оголил плечо. Место укола он не стал ничем обрабатывать. Кучерявый размахнулся и молниеносно вонзил иглу в мое неподготовленное плечо. Я рефлекторно взвизгнул от незначительной боли. Получая какое-то свое маньячное удовольствие, Кучерявый, облизываясь, медленно загнал все содержимое шприца мне под кожу. Это было очень больно. Минуты две ничего не происходило. Затем закружилась голова, меня затошнило, потом затрясло в ознобе. Я испуганно посмотрел на Кучерявого, давая понять, что мне очень плохо. Тот пальцем приоткрыл мне веко и посмотрел в зрачок.
   - Мной обещано вовсе не было, что пройдет все чисто и безболезненно. Потерпи ты минут так несколько, и симптомы исчезнут враждебные, - неуверенно прокомментировал мое состояние Кучерявый.
   Резкая боль стрелой пронзила мой мозг насквозь. Я вскрикнул, ноги подкосились, и я громко упал на пол, словно большой шмат сала.
   Боль быстро исчезла, вместе со всеми другими побочными эффектами. Тело наполнилось приятным теплом. Я почувствовал невероятный прилив сил, словно очнулся от тяжелой продолжительной болезни. Я поднялся с грязного каменного пола.
   - Все? - поинтересовался я, не веря в такую быструю реакцию на лечение.
   - Истина твоя, - ответил довольный, по уши, Кучерявый, радуясь успешно проведенному опыту.
   Плана дальнейших действий у меня не было никакого, поэтому все остальное происходило впопыхах, не задумываясь про возможные последствия. На это раз я поднял руки вверх, словно прося у потолка в темнице исполнения своего желания. Я привычно закрыл глаза и представил себе чистый лист бумаги, на котором мысленно вывел каллиграфическим подчерком - "Пусть все местное правительство исчезнет вместе с палачами и его армией". Это желание, на тот момент, мне показалось вполне логичным и самым правильным. Тем самым, я решил, что казнить Георцега будет некому, и он останется жив. Если, конечно, его не успели уже убить. Следующим желанием я растворил железную дверь в нашей камере, превратив ее в туман. Кучерявый от удивления открыл рот, отказываясь поверить в реальность происходящего. Я подтолкнул его на выход. Через пару минут мы выбрались из путаных лабиринтов подвальных коридоров на улицу. В городе было оживленно и празднично. Мне показалось, что все местные жители разом вышли из своих домов. Люди вокруг радовались и веселились.
   - Что за праздник? - спросил я Кучерявого.
   - Сие неизвестно мне, о растворитель дверей, - Кучерявый недоуменно пожал плечами.
   Я остановил одного из радостных прохожих и задал ему этот вопрос. Тот ответил, что бог покарал своего наместника и его армию. Они все превратились в дым и исчезли. Бог испепелил их грешные души, освободив своих мучеников, т.е. простой народ.
   Теперь я все понял. Своим желанием я растворил в пространстве энергий всю правящую элиту и ее многочисленную армию. Мы с Кучерявым направились к центральной площади, где должны были казнить Георцега. Ближе к центру города уже полным ходом шли массовые гуляния в честь случившегося неожиданного исчезновения короля и его свиты. Пьяных на улицах было много. Когда только они успели так напиться? Хотя, им только повод дай, а за скоростью дело не станет. Как только мы оказались на площади в центре города, то сразу увидели Георцега. Он стоял на окровавленном громадном пне, выискивая взглядом кого-то в толпе. Судя по его виду, он так еще и не понял, что произошло здесь на самом деле. Он ждал неминуемой смерти, а тут такое. Мы радостно замахали ему руками. Он заметил нас и показал, что бы мы шли к нему. Когда мы встретились, он крепко обнял меня, а затем Кучерявого.
   - Меня уже положили на пень, когда явился палач с братом. Брат объявил приговор. Палач взялся за топор и тут все они превратились в дым, словно мгновенно сгорели. Это ты Артур сделал? - спросил он меня, видимо догадавшись о причинах.
   - Да, - ответил я. - Кучерявый отдал мне лекарство.
   Георцег снова поднялся на широкий окровавленный пень, где только что его собирались казнить.
   - Внимайте люди добрые моему слово, - крикнул он, старясь привлечь внимание толпы. Гул стих. Прекратились пьяные песни. Большинство из собравшихся здесь людей, явно знали кто такой Георцег. - Я хочу представить вам, нашего освободителя, - стало непривычно тихо. Георцег протянул мне руку и помог влезть на пень к нему. - Вот он этот волшебник, имя которому Великий Знахарь. Это он уничтожил наших поработителей. Слава ему! - крикнул он, но никто не проронил в ответ, ни слова.
   - Мы не верим тебе, - крикнул какой-то старикашка, с палкой, из толпы. - Чем докажешь?
   Георцег толкнул меня локтем, предлагая сделать чудо. Я не ожидал такого, поэтому, немного растерялся. Решение пришло быстро. Я столкнул Георцега с пня и слез сам. Все тихо наблюдали за мной. Я возвел руки в небо и представил себе, как из этого куска пня, на котором погибли тысячи людей, растет дерево. По толпе пронеслось удивление. "Смотрите" - стали говорить люди друг другу. Я открыл глаза и увидел, что вместо этого пня стоит дерево, напоминающее дуб высотой метров десять.
   - Слава Великому Знахарю, - крикнул Георцег в самый подходящий момент.
   - Слава, слава, - поддержал его собравшийся народ. Люди ликовали и кидали свои головные уборы вверх.
   Самые смелые стали подходить ко мне и благодарить за спасение. После этого они просили выполнить их желания. Некоторые просили о выздоровлении родственников, кто-то просил мешок риса или денег. Были и другие простые желания, но выполнял я не все. Денег я никому делать не собирался, это было не по научному и неправильно. Все остальное я исполнял. Сначала все было хорошо, но потом люди прознали, что я здесь исполняю и весь город ломанулся на центральную площадь ко мне. Через час вокруг меня плотно столпились люди, каждый из которых пытался протиснуться ко мне и исполнить свое желания. Некоторые даже стали драться. Плотность людей и эмоций стала достигать пика. Еще немного и меня могли раздавить страждущие моей аудиенции.
   Кучерявый и Георцег поняли, что меня пора спасать самого. Они схватили меня за руку и стали вытаскивать из толпы, раздвигая людей локтями и руками. В их сторону посыпались проклятья. Люди тянули ко мне руки и выкрикивали свои желания, прося исполнить их. Помочь сейчас всем я не мог. Это было опасно для меня потому, что меня могли просто напросто раздавить, как букашку Мы добрались до пустующего замка, который Георцег знал, как свои пять пальцев. Там мы и спрятались в одних из королевских покоев, заперев массивные двери от толпы жаждущих чуда. На сегодня больше никаких желаний, решил я. Сил у меня больше не было. Планов мы никаких строить не стали, а решили дождаться утра. Наутро, возле входа в наши покои, собралась многотысячная громадная толпа людей. Их стало еще больше, чем было вчера. Они громко кричали "Слава Великому Знахарю", требуя возобновить прием. Всю последующую неделю я, принимал людей, исполняя их желания. Людей было так много, что пришлось даже установить квоту, что один человек, одно желание. Отбор страждущих осуществлял Кучерявый и Георцег. Они впускали ко мне по одному человеку. Повторных посетителей выкидывали за шкирку вон. За неделю я выбился из сил, но людей за воротами меньше не становилось. Спал я очень плохо. Возле ворот постоянно кто-то кричал и ночевал, чтобы не пропустить свою очередь. Периодически среди людей возникали споры и драки из-за не поделенной очереди. Помочь всем я уже считал невозможным.
   Однажды вечером, когда я закончил прием, а толпа снаружи все еще требовала принять их, выламывая нашу дверь тяжелым бревном. Меня посетила идея, показавшаяся мне самой гениальной на свете. От усталости я даже не осознал того, что в тот вечер я пожелал этому миру. Какую чудовищную ошибку я совершил, несмотря на все полученные ранее предупреждения. Дабы исполнить желание сразу всех людей и тем самым оградить себя от этой работы, я подарил всем силу равную мне. Это была моя самая серьезная ошибка в этой жизни.
   Только потом, я вспомнил про все те предостережения Великого Знахарая, которые он оставил мне. Как я сразу не догадался, что тот самый Великий Знахарь, это я сам и есть? Все эти послания оставил я, надеясь предостеречь самого себя. Вот почему подчерк Великого Знахаря показался мне таким знакомым. Как я сразу не узнал себя в памятнике, спрятанном в центральной горе? Там я сильно потолстевший и небритый, после длительного заключения в камере вместе с Георцегом и Кучерявым. Почему я сразу не понял этого и не учел всех своих будущих ошибок совершенных в прошлом этого измерения? Как можно было так глупо просчитаться? А может, так и должно было быть, чтобы не нарушать пространственно временную линию? Но, уже поздно рассуждать об этих ошибках. Мой глупый подарок людям превратил в одно мгновение этот хрупкий мир в хаос. Сценарий всего остального мне был уже хорошо известен. Вариант решения проблемы я тоже позаимствовал сам у себя. Так как, лишить этого дара всех людей, я не смог, то я лишил их памяти про их силу. Потом я придумал контура, ограничивающие их возможности. Я не рассказал про это, даже Кучерявому и Георцегу. Георцег мог использовать эти знания для захвата власти, а Кучерявый был неадекватным типом, несмотря на всю свою положительность. Доверять таким людям, эти знания было опасно, несмотря на то, что они были мне здесь самыми близкими друзьями.
   Совместно с Кучерявым я организовал производство комбинезонов всех цветов, кроме красного. Георцег нашел мне надежных, честных и проверенных людей, которым мы отдали оранжевые комбинезоны. В их число входил и сам Георцег. Эти люди занялись вопросом организации раздачи всех цветных комбинезонов и прочей организацией новой жизни местного населения, исходя из последних событий. Большинство решений по построению нового государства они приняли сами, предварительно согласуя их со мной. Пока происходило становление нового мира, высшая власть оставалась у меня, хотя сам я ее не просил. Все просто были уверенны в том, что главный правитель этого мира, я. Но я не собирался вечно править этим измерением. Я понимал, что мне надо будет уйти от них, для их же безопасности. Как только, новая структура заработала, я занялся своими личными делами. Оставаться здесь дальше, я не хотел. В центральной горе, я сделал смотровую площадку, невидимую с другой стороны. Там я сделал себе памятник, тайник, куда положил послание и красный комбинезон, не содержавший в себе никакого контура. Я не могу поступить иначе. В далеком будущем этого измерения, мне еще раз предстояло его спасти из своего прошлого. Я исписал стены надписями и стрелками, что бы я в будущем снова смог отыскать эту пещеру, получить записку и комбинезон. Когда все было уже готово, включая защитные купола на случай опасностей, я вызвал к себе Кучерявого.
   - Ты звал меня творец мира нашего? - спросил он.
   - Ты должен мне помочь, - почти приказным тоном сказал я. - Только обещай мне, что безприкословно выполнишь мою просьбу, несмотря ни на что.
   - Обещание мною, дано тебе, прикажи мне, и я все выполню, - он склонил передо мной свою кучерявую голову.
   - Ты говорил, что можешь рассчитывать время и место порталов в различные измерения?
   - Да, умею, - подтвердил мне Кучерявый.
   - Научи меня этому, - попросил я.
   - Жаль мне друг и правитель грамотный, что решил ты такое выучить. Знать покинуть ты вздумал своих подданных, да друзей своих верных и преданных, - раскусил меня Кучерявый.
   - Я должен покинуть это измерение, потому что мое дальнейшее пребывание здесь опасно для вас. А еще, я очень хочу отыскать свою любимую Ариоку и вернуться домой, в родное измерение. Для этого я должен знать, где и когда появиться нужный портал. Помоги мне, - обратился я с просьбой к Кучерявому.
   - Жаль, что дал тебе клятву заветную и обязан выполнить твое желание. Есть у меня устройство хитрое, но не полностью оно доработано. И укажет оно тебе направление, на порталы в миры загадочные, параллельные. Но учти, что пока не в моей силушке предсказать в какое именно, попадешь ты мой друг измерение, исходя из прибора умного, - он протянул мне обычный компас. На его стеклянной крышке, как на электронных часах, были цифры, отсчитывающие время в обратном порядке. - Это стрелка укажет тебе на место портала, а числа на время его появления, - пояснил мне Кучерявый. - Вероятно, прибор диковинный так же станет работать в других измерениях, но сия его функция хитрая, мною полностью не доказана.
   - Но мне надо попасть в определенное измерение и время. Может, ты доработаешь прибор? - я не хотел попадать непонятно куда.
   - Не в моих тут научных силушках, сделать хитрое такое вычисление. Здесь нужны машины умные и расчеты нужны миллионные. Даже жизни моей не хватит тут, что бы вычислить это и помочь тебе. Не рискуй тогда, оставайся здесь и живи с нами жизнь мирную.
   - Но, я не могу остаться, - сказал я.
   - Может быть, есть надежда малая. Что в другом измерении и времени, есть ученые более умные, что помогут тебе доработать сие устройство хитрое, - намекнул мне Кучерявый.
   Я взглянул на компас. Он показывал прямо, а времени до портала оставалось десять часов и сорок минут. Что делать? Оставаться здесь или рискнуть? Терять мне нечего. Без своей любимой, я уже не мог. Будь что будет. Буду перемещаться по измерениям, пока не попаду в нужное мне.
   - Я решил уйти, - объявил я своем решении Кучерявому. - Через час меня здесь уже не будет. Прощай мой друг, - я обнял Кучерявого. - Скажи всем, что еще вернусь. А сейчас уходи, я уйду незаметно.
   Кучерявый грустно посмотрел на меня. Он все понял и ушел, ни говоря больше не слова. Перед уходом я полностью сбрил свою длинную бороду. Ножницами я сделал себе более короткую прическу. Я взял голубой комбинезон, который одел для маскировки. Компас я поместил на правую руку. Ну, вот и все. Мне пора. Времени до портала оставалось всего восемь часов. Я незаметно выбрался из города и пошел прямо, ведомый хитрым прибором Кучерявого. Только бы все получилось, мечтал я. Я верил, что попаду в нужное измерение, а не туда, где люди распыляются на атомы. Я уходил отсюда совсем другим человеком. Повзрослевшим и поумневшим. Для себя я решил искать Ариоку до последнего, перемещаясь по измерениям. А вот когда найду ее, то мы вместе построим дом и начнем жизнь заново. С этим мыслями я выдвинулся в сторону своего неизвестного будущего, прямо из прошлого. Я успешно добрался до места и в урочный час ринулся в портал навстречу неизвестности.
  
  
  
   На это раз, перемещение в новое измерение прошло быстро и безболезненно для моего непрерывно стареющего организма. Уже привычно вспыхнула яркая ослепляющая вспышка света и, уже через мгновение, я твердо стоял на своих родных ногах, не потеряв при этом драгоценного сознания. Я чувствовал себя превосходно, словно космонавт, готовый к полету в далекий и неизведанный космос. Получается, что мой организм привык к перемещениям через порталы. Раньше, я всегда терял сознание, а сейчас все прошло подозрительно гладко. Это меня больше всего и настораживало, потому что я оказался в центре большой безжизненной пустыни. Я гордо стоял на вершине небольшого песчаного бархана. Порывистый горячий ветер обжигал оголенную кожу. Огненное солнце, зависшее прямо над моей лысой макушкой, нагрело здесь все до испепеляющей жары. Я протер рукавом пот, выступивший на лбу. И куда это меня занесло? Может, это мое родное измерение? Если это так, то все прошло явно неудачно. Выжить здесь без воды, мне будет очень сложно.
   Я принял решение выдвинуться в сторону появления очередного портала, что бы, как можно скорей, выбраться отсюда в пригодное для жизни измерение. Я с надеждой посмотрел на компас. Его стрелка предательски указала в сторону, прямо противоположную направлению ветра. Я тяжело и обреченно вздохнул, в ожидании предстоявших мне тяжелых испытаний и пошел в заданном направлении. Продвигаясь все дальше и дальше, мне все больше казалось, что я точно попал не в свое родное измерение. Был я в Египте, в этой известной пустыни, там все было не так, как здесь. Сейчас мне требовалось как можно быстрее выбраться отсюда, пока изнывающее солнце не завершило мое короткое путешествие, испепелив меня в своих жарких жгучих лучах. Черт! Я же совсем забыл посмотреть через, сколько времени появиться портал. Я снова посмотрел на крышку компаса. Яркие солнечные лучи помешали мне четко рассмотреть, что показывал его экран. Соорудив руками тень, я с ужасом увидел цифры - 168 часов. Курс высшей математики, давно пройденный и уже забытый еще в институте, позволил прикинуть в уме, что здесь мне необходимо было продержаться неделю или немного больше. Исходя из текущей ситуации, это было нереально. Я точно не помню, сколько времени человек может прожить без воды, но лучше это и не вспоминать, потому что не стоило терять надежды и опускать руки раньше времени. Отчаиваться заранее я не стал, поэтому уверенно двигался вперед, навстречу порталу. Через час, от этой неимоверной жары и жажды, у меня закружилась голова. Идти было, и без того, очень тяжело. Ноги по щиколотку утопали в горячем тягучем песке, что сильно замедляло мой шаг. Я не останавливался на отдых, продолжая упорно двигаться вперед, пока еще позволяли мне мои скудные физические возможности. Солнце стало палить еще сильней. Жар от песка плавил окружающую меня реальность в одну большую размытую картинку. Мне нельзя сейчас останавливаться, уговаривал я себя. Если я перестану двигаться, то солнце, в одно мгновенье, добьет мой обессилевший организм. Через три часа путешествия по пустыни, я уже еле передвигался, постоянно падая на горячий песок и снова упорно поднимаясь, что бы идти дальше. Еще через час пути, я мог только ползти на четвереньках, обжигая ладони об раскаленный песок. Сил подняться на ноги у меня не хватало. Я медленно, как черепаха, превозмогая себя, заполз на очередной бархан. Я искренне надеялся, что за ним я увижу спасительный оазис. Но, к моему великому сожалению, до самого расплывающегося от зноя горизонта, простирался сплошной песок и ничего кроме него. Это добило меня окончательно, полностью отрезав все мои зыбкие надежды на спасение. Внезапно, прямо мне в лицо, дунул порыв горячего ветра вперемешку с песком, обжигая и царапая обгоревшую от солнца кожу. Песок попал мне в рот и глаза. Избавиться от него я не мог, потому что мой, полностью обезвоженный, организм уже не мог воспроизводить ни слюни, ни слезы. Все! Дальше ползти я уже не могу. Я покорно сдался, не выдержав неравного поединка с пустыней. Вот и пришла моя смерть, промелькнула последняя мысль вместе со всей моей прожитой, такой короткой, жизнью. Картинка в глазах потускнела, словно кто-то выключил свет. Я упал без чувств на горячий песок, отдавшись солнцу на окончательное растерзание.
  
   Очнулся я от того, что мне в лицо плеснули спасительной влагой и кто-то похлопал меня по щекам, пытаясь привести в сознание. Это вернуло меня к жизни. Несмотря на то, что вода сильно отдавала застоявшимся протухшим запахом, я все равно был благодарен даже за такой скромный подарок. Я открыл глаза, что бы разглядеть своего спасителя. Над моим, распростертом на песке, телом склонились люди, загораживая палящее солнце. Я смотрел на них и улыбался, радуясь встречи с живыми людьми. Моих спасителей было семеро. Они очень внимательно изучали меня, прикидывая, умер я или еще нет. Уловив признаки жизни в моем высушенном обожженном теле, они помогли мне встать на ноги. Один из них протянул мне тяжелую стеклянную кружку, доверху наполненную темно-серой мутноватой жидкостью, предлагая выпить ее. Я крепко схватил кружку обоими руками и принялся жадно поглощать ее содержимое, несмотря на то, что запах у этого пойла был такой же отвратный, как и у воды, которой брызнули мне в лицо. Допив все до конца, я облизал высохшие потрескавшиеся губы и внимательно осмотрел с ног до головы своих спасителей. Все они были одеты в одинаковые длинные плащи, сшитые из материала очень похожего на обычную серебристую фольгу. Эти странные плащи полностью закрывали все их тело, от горла и до самых пяток, немного расширяясь в низу, что бы было удобно ходить. Над непокрытой головой, у каждого из них, на небольшой тонкой палке, торчащей прямо из-за спины, был прикреплен небольшой серебристый зонтик сделанный из того же материала, что и их плащи. Этот зонтик спасал их голову от прямых лучей солнца. Кожа на их лицах и руках была темно бронзовой, немного потрескавшейся от местной температуры, ветра и песка. Их физиономии выглядели утомленными и измученными, от таких жестких условий жизни. Эти люди, в своей смешной одежде, напомнили мне живые шоколадные конфетки.
   - Обязуйся не нанести вреда ни нам и ни детям нашим, и тогда примем тебя в племя свое, как друга и доброго соседа, - обратился ко мне один из моих серебристых спасителей.
   - Я с миром пришел сюда и зла никому не желаю, и желать не собираюсь, - подражая местной манере речи, ответил я и широко улыбнулся.
   - Что за преступление совершил ты в своем мире? - спросил тот же человек. - За что наказан ты столь жестоким образом?
   - Меня никто не наказывал, - не понимал я смысла его странного вопроса.
   - Тогда, как ты попал сюда? - удивился мой собеседник. Остальные нас внимательно слушали, шурша своими плащами.
   - Я пришел сюда по воли доброй и собираюсь, так же, покинуть ваше жаркое измерение, - ответил я.
   - Он пришел спасти нас! - громко сообщил всем своим серебристым собратьям мой собеседник. Они все разом упали на колени, склонив свои зонтики к моим ногам. - Мы знали и верили, что ты придешь к нам и приведешь свой народ к лучшей жизни! - добавил он.
   - Вы меня неправильно поняли! - не предвидя такой исход событий, перебил я их причитание. Я не хотел и не собирался быть их спасителем. Эта роль меня еще никогда не приводила ни к чему хорошему. - Вы меня, наверное, с кем-то перепутали. Я никакой не Спаситель. Я попал сюда совершенно случайно! - интонацией подчеркнул я последнее предложение.
   - Не скромничай, о наш Спаситель! - продолжил тот, кто вступил со мной в общение, поднимаясь с колен. Все остальные поступили так же. - Позволь нам проводить тебя в твое царство, к жаждущему твоего появления народу, - люди в плащах плотно обступили меня, приближаясь все ближе и ближе.
   - Стойте! - я попытался их остановить, не понимая, что они собрались сейчас со мной сделать. - Я здесь проездом! Я не тот, за кого вы меня приняли, - но, они меня уже не слушали. Они дружно подхватили мое бренное тело и подняли его над собой на вытянутых руках. В таком положении меня потащили на вершину бархана, который располагался справа от нас. Я громко кричал, настойчиво требуя остановиться и отпустить меня на землю. Но, никто из них этого не услышал или делал вид, что не слышит. Видимо, для того, что бы заглушить вопящего меня, они затянули нудную песню, состоявшую из трех слов, которые они постоянно повторяли - "Слава Спасителю и Благодетелю".
   Вся эта нелепая процессия с глупой нескладной песней и моим уставшим обезвоженным телом на их бронзовых руках, остановилась на самой вершине бархана. С него мне открылась удивительная картина, явно не ожидаемая моим видавшим всякие чудные виды сознанием. За этим барханом, до самого расплывающегося от зноя горизонта, пустыня была усеяна величественными каменными пирамидами различного размера.
   Пирамиды были очень похожи на Египетские, которые мне один раз посчастливилось увидеть на экскурсии, по системе все включено. Может я, все-таки, в Египте? Но, эти люди совсем не похожи на знакомых мне египтян. Хотя, они такие же приставучие и непонятные. Я расслабился, отдавшись в руки этим серебристым людям и, широко отрыв рот от удивления, любовался этим великолепным пейзажем гигантского пространства, плотно усеянного загадочными пирамидами. Вернусь домой и точно стану художником. Надо только запомнить все досконально, что бы потом запечатлеть всю эту нереальную красоту.
   - Здесь живет народ твой, который искал ты, о наш спаситель, что бы уберечь его от гибели, - пояснил мне кто-то снизу.
   Меня торжественно понесли к ближайшей и самой большой в этой местности пирамиде. Я уже совсем не сопротивлялся, надеясь на встречу с кем-нибудь более адекватным из населяющих данное измерение людей. Моим сопровождающим было явно не до моих объяснений. Они упорно продолжали петь свою нудную песню, посвященную мне. У подножия, упирающейся прямо в знойное небо своим острием пирамиды, меня аккуратно опустили на землю и отряхнули от песка. Один из моих новых серебристых почитателей подошел к подножию этой пирамиды, упал на колени и протянул руки к солнцу:
   - Вопрошаю к тебе о Великий Бог Солнца! Возвести старосте нашему, о приходе Спасителя и позволь нам попасть к нему на поклон с вестью радостной, - произнес он в небо.
   На мое удивление, солнце его услышало. В самом нижнем ярусе пирамиды, состоявшем из громадных каменных глыб квадратной формы, что-то громко треснуло так, что я даже дернулся от страха. Самая большая из этих глыб, медленно и неторопливо стала уходить вниз под землю, обнажаю вход в пирамиду и поднимая мелкий песок и пыль в воздух. Когда пыль села, мне первому предложили войти в открывшейся проем, словно я знал, куда он ведет. Я побоялся заходить туда, продолжая стоять на месте. Это было замечено, и один из серебристых сказал мне:
   - Здесь живет наш староста и наместник бога солнца. Он с нетерпением ожидает тебя, о наш Спаситель.
   - А можно, вы первые туда пойдете, а я за вами? - предложил я, боясь заблудиться. Насколько мне было известно из всяких документальных фильмов, пирамиды имели сложные и запутанные коридоры-лабиринты, призванные запутать незваных гостей. Мои сопровождающие почтенно склонили головы. В таком согнутом положение они первые скрылись в этом лабиринте, а я последовал за ними, предавшись размышлениям.
   Почему местные приняли меня за какого-то непонятного Спасителя? Я совсем не хотел снова оказаться в центре внимания целого измерения. У меня не было на это ни времени, ни сил и ни малейшего желания. Интересно, а от чего я их должен спасти и почему они возлагают на меня такие большие надежды? Может они узнали меня, как Великого Знахаря? Но, я здесь совершенно бессилен и не могу творить чудеса. Я даже воды себе не смог сделать в пустыни, несмотря на все мои жалкие старания. Если мыслить логически, то не могли они меня знать. Во-первых, я сбрил бороду и стал совсем непохожим на Великого Знахаря. А во-вторых, меня бы сразу назвали Великим Знахарем, а не каким-то там Спасителем. Жалко, конечно, что я ничем не могу им помочь. Надеюсь, когда они узнаю что я не Спаситель, меня не убьют, как обманщика, а отпустят с миром, что бы я покинул данное измерение и продолжил свои поиски родного дома и любимой Ариоки.
   Пока я напряженно размышлял, мы все дальше и дальше углублялись вовнутрь пирамиды. Коридор, по которому мы продвигались, освещался длинными светящимися палками метра полтора в длину, очень похожими на офисные лампы дневного освещения. Здесь было свежо и прохладно, словно вся пирамида охлаждалась мощными кондиционерами. Коридор закончился, и мы оказались внутри пирамиды. Никогда раньше не думал, что они внутри полые. Мы оказались в одном громадном треугольном помещение. Меня поразили строительные навыки местной цивилизации. В моей голове никак не укладывалось, как можно было создать такое величественно и одновременно крепкое сооружение? Людей здесь было не очень много. Все они носили серебристые плащи и лениво передвигались по периметру этого помещения. Еще, я заметил, что на наклонных стенах пирамиды повсюду, под углом, были прикреплены прозрачные очень широкие трубы, внутри которых перемещались стеклянные лифты, как в больших многоэтажных супермаркетах. Люди в них разъезжали по наклонной стене вверх или вниз. Сощурившись, я увидел, что вдоль движения этих лифтов, все стены пирамиды были усеяны многочисленными дырками, словно маленькими пещерами. Наверное, там располагаются местные жилища и помещения, а лифт служит способом добраться до этих пещер. Процессия, которую я замыкал, дружно погрузилась в один из этих прозрачных лифтов, который резко взмыл вверх, как ракета. Мы все немного присели, повинуясь инерции и притяжению. Пол в лифте был прикреплен под углом, что позволяло передвигаться вдоль наклонных стен пирамиды и стоять, при этом, прямо. Скорость движения лифта и его прозрачные стены, меня пугали. От страха неизвестности и врожденной боязни высоты, я плотно прижался к стенке лифта, которая была ближе всего к стене пирамиды. Лифт пересек толстую стеклянную перегородку, отделяющую самую вершину пирамиды, и внезапно остановился. Я еле удержался на ногах, нелепо хватаясь за стенки лифта и оставляя там следы от своих потных рук. Мои сопровождающие дружно высыпали из лифта на стеклянный пол. Лично мне, выходить было страшновато. Пол был абсолютно прозрачным и ненадежным. Мне казалось, что стекло может треснуть, и мы все упадем вниз и точно разобьемся. Преодолев внутренний страх, я осторожно вышел из лифта, стараясь не смотреть себе под ноги. Осторожно ступая на цыпочках, я засеменил за своими спасителями. Они привели меня к грандиозному большому золотому трону, на котором восседал очень маленький человек с длинным стеклянным посохом в руке.
   Человек на троне был небольшого роста. Сначала, я подумал, что это маленький ребенок, лет десяти от роду. Но его взрослые черты лица, кучерявые седые волосы и длинная ухоженная борода, говорили об обратном. Это был самый настоящий лилипут. В нашем несправедливом измерении, такие маленькие люди встречаются у нас в цирках, в кино или прячутся по домам. Но, ни один из них у нас не занимал никаких высоких должностей, как здесь. Маленький грозный человек на троне был одет в такой же плащ, как и у всех здесь, но с золотым блестящим красивым отливом, выделяющим его на фоне остальных. У него тоже был зонтик на палке, как у всех, но золотой и очень широкий. Его лицо было грозным, что вполне было объяснимо его маленьким ростом. Все люди с таким ростом пытаются выделиться из толпы, либо большой машиной или серьезной работой. Некоторые возмещают свою злость, на более рослых подчиненных. Только ради этого, они и становятся начальниками.
   Человек на троне заметил нас и громко стукнул посохом об пол так, что я почувствовал ступнями ног легкую дрожь, пробежавшуюся по стеклу. Я реально испугался, что стеклянный пол не выдержит и сейчас треснет. Сердце замерло от страха, но, к моей великой радости, этого не случилось. На полу не возникло ни одной, даже самой маленькой, трещинки. Наша процессия испуганно застыла, оценивая настроения коротышки на троне. Все, кроме меня, упали на колени, склонив, почтенно, свои серебристые зонтики перед ним. Один из моих сопровождающих пополз на четвереньках, не поднимая головы, прямо к золотому трону. Упершись зонтиком в трон, он слегка приподнялся и прошептал что-то на ухо коротышке, указывая пальцем на меня. Коротышка изменился в лице и расплылся в довольной широкой улыбке.
   Он нелепо заерзал на высоком троне, пытаясь слезть с него. Для этого он сначала встал, прямо на троне, на четвереньки и повернулся к нам задом. Потом, он осторожно спустил одну ногу, нащупывая твердую поверхность, а потом вторую. Трон явно был для него великоват. Спускаясь с трона, он запутался в своем плаще и чуть не упал, выронив свой стеклянный посох из рук. Он поправил свой золотистый плащ. Взял в руки свой посох, который ему подал тот, кто возвестил ему о моем прибытии и направился ко мне. Прямо передо мной коротышка гордо встал на одно колено и протянул мне свой стеклянный посох, словно меч при посвящении в рыцари.
   - Возьми его и спаси нас! - предложил он мне, протягивая посох на своих коротких ручонках.
   - Тут произошла небольшая ошибочка, - ответил я. - Я не тот, за кого вы меня все здесь принимаете, - я ладонью отодвинул от себя посох, отказываясь принять его. - Я не хочу вас обманывать и вселять надежду. Я здесь не для того, что спасти вас. К тому же, я даже не знаю от чего вас тут всех надо спасать, - поведал я этому знатному маленькому человеку.
   Коротышка нахмурился и, пыхтя, встал с колена. Он снова поправил свой плащ и зонтик. Кивком своей маленькой головы он приказал моим сопровождающим покинуть нас. Те в поклонах отползли назад, встали и быстро уехали на лифте. Сделали они это шустро, явно опасаясь гнева своего маленького правителя.
   - Кто ты такой? - спросил он меня своим детским писклявым голоском.
   - Я Артур, - представился я и немного склонил голову.
   - Ты точно уверен, что явился к нам не для того, что бы спасти нас? - задал контрольный вопрос коротышка.
   - Да, - ответил я. - Я попал сюда совершенно случайно и хочу дальше отправиться по своим делам, если вы меня, конечно, отпустите.
   - К нам случайно не попадают, - пояснил мне коротышка. - Как ты к нам умудрился попасть? И как ты собираешься покинуть это измерение? - коротышка явно был умней тех, кто привел меня к нему. Не удивительно, что он здесь главный.
   - Я ищу свое родное измерение. У меня есть прибор, который показывает место и время появления очередного портала. Перемещаясь по ним, я хочу найти свое измерение, откуда я родом. И еще, я хочу отыскать свою любимую, оставленную мной в одном из измерений, - очень кратко рассказал я. - Не знаю, почему вы приняли меня за какого-то Спасителя, но в прошлом измерении я действительно спас целый народ. Но вся моя сила и могущество осталась там, и помочь я уже вам ничем не смогу, - закончил я свои объяснения.
   Коротышка отстегнул зонтик, который ему мешал. Он бросил зонтик на пол, а сам задумчиво почесал свой затылок:
   - Покажи мне прибор, который помог тебе попасть сюда, - попросил он.
   Я спокойно снял с руки свой компас и отдал ему. Он долго вертел его в руках, внимательно изучая это хитрое устройство.
   - Я местный староста и наместник по имени Шмонхатоп Третий, призванный богом солнца править этим измерением, до прихода Спасителя - зазубренной фразой монотонно представился он, продолжая вертеть в руках мой компас.- А как этот прибор работает? - спросил он.
   Я охотно рассказал ему, что здесь к чему и задал свой вопрос:
   - Почему вы все приняли меня за какого-то Спасителя? И от кого или чего вы должны спасаться? - я пристально смотрел на свой компас в руках коротышки, ожидая, когда же он его вернет мне обратно. Потерять компас мне не хотелось. Он был моей единственной надеждой в поисках своего счастья.
   - В наше измерение люди не попадают просто так, - пояснил мне Шмонхатоп. - Это измерение, практически, не пригодно для жизни людей. Сюда ссылают нарушителей из всех цивилизованных и технически развитых измерений. Это измерение одна большая тюрьма. Здесь живут все те, кто протестовал против своих правителей в своих измерениях или нарушал там законы. Но, здесь нет настоящих преступников. Все их преступления, это преступления против власти в борьбе за свободу, - рассказывал мне Шмонхатоп. - Земля в этом измерении представляет собой одну большую необъятную безводную пустыню. Причиной всему - большой взрыв, который произошел много миллионов лет назад при увеличении количества измерений. В момент взрыва, взрывная волна, ударившая по этому измерению, превратила всю воду, существующую на планете, в мелкую водяную пыль. Большую часть этой водяной пыли, этой же взрывной волной, вынесло далеко в космос, остальное поднялось в воздух. На земле, в атмосфере, осталось порядка одного процента от всех запасов воды. Солнце, преломляясь сквозь эту водяную пыль, еще сильней стало нагревать землю. Вода перестала оседать на ее поверхность. Со временем, вся земля в этом измерении превратилась в одну большую безбрежную пустыню. Люди не смогли выжить в таких условиях и местная древняя цивилизация погибла. Первые переселенцы попали сюда около трехсот лет тому назад. Они обжили эти пирамиды, оставшиеся от прошлой цивилизации, жившей здесь еще до большого взрыва. Они научились добывать воду из влаги, содержавшейся в воздухе, использую пирамиды. Но запасы влаги не безграничны и подходят к концу. Воды в атмосфере осталось месяца на три, в лучшем случае. Дальше мы начнем умирать от обезвоживания. Двести лет тому назад последний из наших древних шаманов предсказал появление Спасителя. Спаситель явиться сам, по воле доброй и выведет нас всех отсюда в места, где много воды и нет пустынь. За все это время, ты единственный, кто попал к нам по собственному желанию. Поэтом тебя и приняли за нашего Спасителя. Может, все-таки, ты он есть? - с надеждой в глазах спросил меня Шмонхатоп.
   - Мне очень жаль, что я не оказался тем, кого вы так долго ждали, - посочувствовал я Шмонхатопу и всему местному населению.
   - Весть о прибытии Спасителя, наверняка, уже разнеслась по всем здесь живущим, - грустно сказал Шмонхатоп. - Я не хочу огорчать мой народ. Пусть они живут надеждой и умрут вместе с ней. Я возвещу им, что ты и есть наш Спаситель,- проинформировал он меня о своем решении.
   - Но, я ведь ничем помочь вам не могу, - возмутился я. Брать на себя такую ответственность я не собирался. Когда они тут начнут умирать, то мне придется несладко.
   - Пойми! Я не могу оставить людей без надежды на спасение. Побудь здесь пару дней, а там можешь идти дальше по своим делам. Я объявлю всем, что ты направился на поиски нового места обитания своего народа и скоро вернешься, - попросил Шмонхатоп.
   - Позвольте мне забрать мой компас, - я протянул руку Шмонхатопу, который спрятал свою руку с компасом за своей спиной, не желая возвращать мне этот прибор.
   - Я его завтра тебе отдам, после того как его изучат придворные ученые,- пояснил он свой поступок. - Может быть, эта технология поможет нам выбраться из этого измерения и спастись. А сейчас, тебя отведут в гостевые покои. Отдыхай, - Шмонхатоп громко свистнул.
   Через секунду приехал лифт, из которого вышла невероятной красоты молодая девушка в зеркальных, обтягивающих ноги брюках и расстегнутом плаще из серебристой фольги. Зонтика над ее головой не было. Ее лицо было белым, совсем незагорелым и очень красивым. Она напомнила мне Ариоку и горечь, стрункой разлуки с любимой, пронзила, на мгновение, мое сердце, пуская слезу. Шмонхатоп указал ей посохом на меня. Девушка поняла его молчаливый приказ. Она указала мне на лифт. Я почтенно поклонился Шмонхатопу и удалился вместе с девушкой, уехав вниз на лифте. Меня поселили в одной из многочисленных комнат, где то в центре какой-то из стен пирамиды. Комната была небольшой и тесной. Окон здесь не было. Из удобств, здесь были кровать и стол, выдолбленные из цельного серого камня. На кровати лежал матрас и подушка из приятной мягкой бархатной ткани. Девушка исчезла и через минуту принесла мне еды и воды. Она накрыла стол, за который меня и усадила.
   - Как зовут тебя красавица, - поинтересовался я, флиртуя с ней и тщательно прожевывая местную сухую пищу.
   - Ляпотра, - представилась она и засмущалась. Ее щеки порозовели от моего пристального взгляда.
   Она робко подошла ко мне сзади и стала массировать мои отекшие плечи своими нежными бархатными руками. Мне стало очень приятно.
   - Может Вы, что-нибудь еще пожелаете? - спросила она и нежно поцеловала меня в шею, явно намекая на то, что Шмонхатоп направил ее ко мне не только прислуживать, но и услаждать мои плотские утехи.
   - Нет, мне больше ничего не нужно, - ответил я и отдернул шею, боясь не удержаться от желания овладеть ей. Я не мог изменить своей любимой Ариоке.
   - Вы уверены? - переспросила она. Ее рука расстегнула мой комбинезон и скользнула по моей волосатой груди.
   - Вы можете идти, - ответил я, вывернувшись из ее нежных объятий.
   Ляпотра не стала дальше приставать ко мне. Я рукой вытер пот со лба, появившейся там от перенапряжения.
   - Завтра утром я приду к вам, и мы снова предстанем перед Шмонхатопом, - предупредила она и ушла.
   Я поел и лег спать. Завтра у меня был сложный день.
  
   Утром Ляпотра принесла мне местную одежду. Это был золотистый плащ и зонтик, как у самого Шмонхатопа. Я теперь самая знатная персона у местного населения. Свой комбинезон я снял и спрятал под матрасом, который лежал на кровати. Он мог мне еще пригодиться, когда я соберусь покинуть это измерение. После того, как я переоделся, не без помощи Ляпотры, она привела меня к Шмонхатопу. Он радостно и дружелюбно встретил меня, крепко пожав руку.
   - Внизу собрались люди и жаждут увидеть своего Спасителя, - проинформировал он меня.
   - Вы уверены, что мы имеем право их обманывать? - переспросил я, надеясь, что Шмонхатоп откажется от этой глупой затеи.
   - Это не обман, это надежда, - еще раз повторил он. - Надежда способна творить чудеса и умирать с ней гораздо приятней,- пояснил он. - Я уже принял решение и прошу вас повиноваться, если хотите дальше продолжить свое путешествие, - немного пригрозил он.
   Я вынужден был с ним согласиться. Шмонхатоп оценивающе посмотрел на меня и поправил плащ, словно стилист поправил костюм на модели. Потом я с ним погрузился в лифт, и мы спустились в самый низ пирамиды, где собралось несколько тысяч человек. Они заполнили все свободное пространство этого громадного сооружения. Наш лифт опустился не до конца, а остановился метра за три до пола. Люди нас заметили. Шмонхатоп торжественно поднял свой посох вверх. Толпа притихла в ожидании его слова.
   - Народ мой, возрадуйся! - прокричал он, своим писклявым голоском. - Боги солнца услышали нас и прислали Спасителя! Он выведет нас отсюда в места пригодные для жизни. Нам недолго осталось, мучатся и бедствовать! Он пообещал спасти нас и привести к лучшей жизни.
   Толпа приветственно загудела знакомую мне песню - "Слава Спасителю и Благодетелю". Я с сожалением смотрел сверху на этих обреченных людей, широко улыбаясь им искусственной улыбкой и приветливо размахивая рукой. Мне, искренне, было их очень жаль. Они бедные не догадывались, что скоро все умрут, а я, на самом деле, не Спаситель, а всего лишь безмолвная игрушка в руках хитрого и коварного политика. Покинуть их в это тяжелое время, это большая нагрузка для моей совести. Но я, ни чем им помочь не могу, успокаивал я себя. Уйти одному, значит предать их надежды, грызла меня изнутри моя же совесть. Что мне делать и как поступить в этой сложной ситуации я не знал. Можно, конечно, захватить с собой несколько человек, пока работает портал, но времени его работы будет недостаточным для всего населения. Будем надеяться, что мой компас, который забрал Шмонхатоп, им как то поможет.
   Шмонхатоп повелел толпе расходиться. А я с ним вернулся в его тронный зал.
- Когда я смогу отправиться дальше? - спросил я с надеждой Шмонхатопа.
   - Побудь еще с нами дня три, - попросил он.
   - Я смогу захватить с собой несколько человек, - предложил я. - Но куда мы с ними попадем, это никому неизвестно.
   - Спасаться по одному, это не выход. Если народ узнает, что можно спасти несколько человек, это может привести к мятежам и прочим тяжким последствиям. Каждый захочет оказаться в списках спасенных. Не стоит сеять вражду и панику, - сделал вывод Шмонхатоп, как заправский психолог.
   - Я согласен, - ответил я. - Но что тогда делать?
   - Не знаю, - ответил Шмонхатоп, и грустно опустил голову.
   - А вот эти пирамиды, - я показал на стены вокруг себя, - в которых вы живете. Для чего их использовали люди той древней цивилизации? - спросил я.
   - Исходя из скудной информации, полученной нашими учеными, эти пирамиды служили им порталами в параллельные измерения. Но, после большого взрыва, они перестали функционировать, - поведал Шмонхатоп и погрустнел еще больше.
   - А вы пытались их активировать? - задал я немного глупый вопрос.
   - Конечно, пытались, - усмехнулся Шмонхатоп. - Все великие умы нашего измерения брошены на решение этой сложной задачи. Но, решить это им пока не удалось. Для запуска пирамид нужны колоссальные источники энергии, которых у нас нет и получить их здесь пока не удалось.
   - А те, кто ссылает сюда людей, в курсе того, что вам грозит опасность?
   - Мы полагаем, что да. Уже около года к нам никто не попадал, кроме тебя. Видимо, они нашли новую тюрьму, а нас бросили на произвол судьбы, - Шмонхатоп от переживания выронил посох. Посох упал на его ногу, Шмонхатоп вскрикнул и пнул ногой посох подальше от себя.
   - Мне очень жаль вас и ваш народ, - посочувствовал я и похлопал по спине Шмонхатопа своей ладонью так, что тот чуть не упал. - Я могу пойти к себе?
   - Конечно, иди, - ответил Шмонхатоп, влезая на свой большой бесперспективный трон.
   Я вернулся к себе в пустую неприветливую комнату. Видеть я никого больше не желал. На этот раз я был единственной и несбыточной надеждой целого измерения. Но почему опять я? Зачем мне судьба, каждый раз, отводит такую ответственную роль? Ради чего все это? Зачем мне все эти испытания? Я устал от них и хочу немного отдохнуть.
  
   Меня не беспокоили уже два дня. Только изредка приходила в гости Ляпотра и приносила еду и воду. Шмонхатоп меня к себе больше не приглашал. Компас он так и не вернул. Я неоднократно просил Ляпотру напомнить обо мне Шмонхатопу, но все равно он меня не принимал. Может я его обидел или он прячется от меня? Скорей всего у него много дел и сейчас ему некогда, решил я.
   Наутро третьего дня, без привычного стука и прочих предисловий ко мне влетела испуганная, как дикая лань, Ляпотра. Ее глаза выражали смятение. Она словно потерявшийся ребенок смотрела на меня с надеждой.
   - Что случилось? - испугался я, прикидывая в голове различные варианты случившегося.
   - Спаситель, - прокричала она и, впервые, упала передо мной на колени. - Шмонхатоп Третий пропал.
   - Как пропал? - удивился я, поднимая Ляпотру с колен.
   - Я не знаю, - ответила она. Ее зрачки метались от страха из стороны в сторону. - Там, в тронном зале, собрались люди. Они ждут тебя и твоего решения.
   - Почему именно меня? - удивился я еще больше.
   - Ты же наш Спаситель? - сделала удивленное лицо Ляпотра. - Так как Шмонхатоп исчез, то ты теперь наш главный повелитель, призванный богом солнца править нами.
   - Интересные у вас здесь законы, - ответил я, совсем не ожидая так быстро, очередной раз, стать главным в чужом для меня измерении. Куда делся этот коротышка Шмонхатоп? Как некстати он исчез, горевал я. Он же не вернул мне мой компас! Надеюсь, паника поднята напрасно и Шмонхатоп быстро отыщется. Кругом безжизненная пустыня. Бежать отсюда некуда.
   - Ну, пойдем, - ответил я.
   Мы приехали в тронный зал, где нас ожидали человек десять. Они что-то горячо обсуждали между собой, шурша своими блестящими плащами.
   - Кто они? - шепотом спросил я Ляпотру, пока мы приближались к ним.
   - Это прислуга Шмонхатопа, - таким же шепотом ответила она.
   Завидев меня, они все сразу пали на колени и стали кланяться мне, словно собачки на панели автомобиля.
   - Слава новому повелителю! - вторили они, стукаясь своими лбами об стеклянный пол. От этого он даже задрожал. Я приказал им подняться, боясь, что они его окончательно добьют.
   - Что нам прикажешь делать? - спросила меня Ляпотра.
   - Давай, приказывай, - повторили остальные.
   - Для начала, необходимо разобраться во всей этой истории, - предложил я. - Не стоит торопиться назначать меня главным, - пояснил я. - Ваш Шмонхатоп исчезал раньше так неожиданно? - обратился я ко всем в лице Ляпотры. - Может он, куда-то по делам срочным уехал? - начал я свое независимое расследование.
   - Нет, - ответила Ляпотра за всех. - Он никогда не покидал нас, даже на день. Да и ехать ему тут некуда. Все его царство расположено здесь. Если он и уезжал, то вся прислуга готовила его к отъезду заранее и была в курсе его перемещений. А сейчас никто из них не знает где он и куда делся.
   - А враги у него были? - спросил я, как заправский следователь. - Может его убили, что бы занять его трон? - выдвинул я первую версию.
   - Нет, - улыбнулась Ляпотра, насмехаясь над этим предположением. - Еще ни один из живых людей, никогда не желал стать, добровольно, местным правителем. Брать на себя такую ответственность, никто не хотел. Да и самого Шмонхатопа, в свое время, еле уговорили, когда умер Шмонхатоп Второй, его родной отец.
   - Он один исчез? - спросил я, пытаясь понять мотивы.
   - Нет, вместе с ним исчезли его жена, дети и все его близкие и дальние родственники, - ответила она. - Да, еще исчезла его личная охрана и кабинет министров, состоящий из его родного брата и тестя.
   - Странно все это, - мысли я вслух, почесывая затылок. Пока версий никаких у меня не было. Что обычно делают в таких случаях следователи? Точно, проводят обыск и опрашивают свидетелей. - Приказываю опросить все жителей этой пирамиды, - созрел я. - Наверняка есть свидетели случившемуся. Преступление не бывает без следов, - добавил я, подняв указательный палей вверх. В моей голове заиграла музыка из фильма про Шерлока Холмса. - Вперед, я жду вас здесь с результатом, - скомандовал я, застывшим от изумления людям. Прислуга Шмонхатопа в поклонах разбежалась в разные стороны, озадаченные моим приказом. Они собрались у лифта и уехали, за исключением Ляпотры.
   - А ты чего осталась? - не понял я. - Можешь не отвечать. Будешь мне помогать здесь, - решил я.
   Я подошел к трону Шмонхатопа сел на него, предавшись размышлениям. Как он тут сидит, не понимал я. Трон был жестким и неудобным, но слезать с него я пока не стал. Не каждый день предоставляется возможность посидеть на такой куче золота.
   Итак, что я имею. Местные твердо уверенны, что врагов у Шмонхатопа не было и убивать его некому и тем более не за что. Но, я бы не стал полностью исключать эту версию, потому что он был правителем. У таких людей всегда есть враги и завистники. В любой стране к таким людям всегда приставляют охрану и делают это не зря. Всем мил не будешь.
   Для подтверждения или опровержения этой версии мне требовались улики. Я внимательно осмотрел тронный зал. Здесь не было видно никаких следов борьбы, ни других признаков, указывающих на причину исчезновения Шмонхатопа. Я слез с трона и отодвинул его в сторону, надеясь под ним найти хотя бы что-нибудь. Трон со скрипом отъехал, оставляя на стеклянном полу золотые полосы. Под троном не оказалось ничего, кроме слоя пыли и песка.
   - А где спал Шмонхатоп с семьей? - спросил я Ляпотру, надеясь там найти улики. Еще, я надеялся обнаружить там свой компас. Шмонхатоп так и не вернул его мне, а времени до появления портала оставалось все меньше и меньше. Мне не хочется умирать здесь, вместе со всеми от нехватки воды. Хотя, я вряд ли доживу до такого исхода. Меня быстрей убьют местные, как правителя, не сладившего с этой бедой.
   - Его комната расположена здесь, - ответила мне Ляпотра. - Пойдем, покажу, - она направились к самой дальней стене, где оказалась дверь в покои Шмонхатопа.
   В его обители, как я и предполагал, был ужасный беспорядок. Одежда и мелкие бытовые предметы были беспорядочно разбросаны по полу, словно здесь было ограбление или кто-то в спешке собирался, тупо закидывая в чемоданы все подряд, что в него влезло. Может здесь произошло убийство, с целью ограбления? Тогда, где тела?
   - У него здесь хранились ценные вещи? - спросил я Ляпотру, проверяя свою новую версию случившегося.
   - Нет. Все что у него было, это прислуга и его золотой трон, - ответила Ляпотра. - Все остальное, не больше чем у обычного человека.
   Трон стоял на месте. От него даже и кусочка не отпилили. Выходит, что версия с ограблением отпадает. Тогда, скорей всего, он, вместе с семьей, быстро собрался и убежал. Но, куда ему бежать? А самое главное - зачем? Кругом пустыня и нет никаких шансов выжить. Странно все это, я напряженно думал.
   - А ты случайно не знаешь, куда он дел мой компас? - спросил я Ляпотру. У меня в голове зарождалась новая версия случившегося.
   - Что за компас? - она не поняла, о чем я ее спрашиваю.
   - Шмонхатоп забрал у меня мой личный прибор, - принялся объяснять я. - Он сказал, что отдаст его вашим ученым, для изучения. Но, мне этот прибор Шмонхатоп так и не вернул.
   - Может, он еще у ученых? - предположила Ляпотра. - Давай сходим к ним и спросим, - предложила она.
   Как я сам до этого не догадался? Умная у меня, оказывается, помощница. Я спустился с ней на лифте вниз, потом мы пересели в другой лифт, который поднял нас не очень высоко, прямо к входу в незнакомое мне помещение.
   Здесь, за двумя большими громоздкими каменными столами, с горкой заваленными бумагой и непонятными приборами, откровенно спали два молодых парня, лет двадцати на вид. Одеты они были так же, как и все в этом измерении. Один из этих парней спал прямо на столешнице, вытянувшись во всю ее длину и подложив под голову стопку каких-то бумажек. Второй спал сидя за столом, упершись лбом в сложенные на столе руки. Третий молодой человек показался из-под стола, заслышав шум в комнате. На его щеке красовался красный след кольца, который был на его руке.
   - Спаситель! - громко прокричал он и смачно ударился лбом об крышку стола, пытаясь, пасть на колени передо мной. Парень, спавший на столе, судорожно задергался и шумно скатился на пол, увлекая за собой все, что было на столе. Листки бумаги полетели по комнате, словно ветер подхватил листья с опавших деревьев. Молодой человек, который спал сидя, даже не шелохнулся, несмотря на поднятый шум его друзей. Я позавидовал такому крепкому сну, потому что меня будили малейшие посторонние шумы, не давая мне периодически выспаться.
   - Это и есть ваши ученые? - обреченно спросил я Ляпотру. Эти парни совсем не были похожи на тех, кого я надеялся здесь увидеть.
   - Да, - не поняла она моей иронии и обратилась к ученым. - Наш Спаситель интересуется, не давал ли вам Шмонхатоп Третий прибор с название "Компас". Этот прибор принадлежал Спасителю и очень важен для него.
   Псевдоученые встали с колен, прекратив мне кланяться, и попятились назад. Они подбирались незаметно к своему третьему другу, в надежде разбудить его, путем постукивания ногой по его стулу. Им казалось, что они делают это все незаметно для меня и Ляпотры. Их спящий товарищ, сквозь глубокий сон, в грубой форме, попросил его не трогать и медленно сполз под крышку стола, продолжая нагло спать там, совсем не боясь меня. Это было наглостью с его стороны, но сейчас мне было не до него.
   - Шм..шм..шмонхатоп Третий не по..по..появлялся у нас уже по..по..полгода. Никакого при..при...прибора он нам не отдавал, - немного заикаясь от страха, ответил один из ученых.
   - А что это был за прибор? - донеслось из-под стола. Вопрос, озвученный Ляпотрой, явно заинтересовал наглеца спящего под ним. Он смело вылез оттуда и поклонился мне, ради приличия. Присутствие моей личности, его не пугало, как остальных.
   - Этот прибор показывал время и направление до ближайших порталов в другие измерения, - ответил я.
   - Вот бы нам такой прибор, - размечтался самый молодой из ученых, со следами перстня на щеке. - Мы бы его разобрали на запчасти для изучения, - смаковал он свою идею.
   Это даже очень хорошо, что компас к ним не попал, подумал я. На ученых эти парни совсем не были похожи. Они только бы и смогли, что разобрать его, а собрать обратно, вряд ли. Я бы тогда точно застрял здесь навсегда.
   - Мне все ясно, - заключил я, прервав наш разговор. - Вы оставайтесь здесь и ждите моих указаний, - приказал я ученым, не найдя других слов и удалился.
   Я с Ляпотрой вернулся в тронный зал, где нас уже ждал представитель прислуги Шмонхатопа. Это был очень старый дедушка. На вид ему было лет семьдесят, а может быть и больше. В этом жарком климате, он сохранилось очень плохо. Дедушка имел редкую черную бородку, а его лицо было покрыто морщинами, как шкура у собак породы Шарпей.
   - Есть новости? - с надеждой спросил я его. Я ждал результата опроса жителей пирамиды.
   - Повелитель! - он упал на колени, склоняя свой зонтик, такой же старый и изрядной потрепанный, как и он сам, передо мной. - У меня есть новости по поводу Шмонхатопа, - громко сказал он в пол. - Люди видели его этой ночью. Он со всем своим барахлом и семейством покинул пирамиду в неизвестном направлении, - старикашка поднял голову и посмотрел на мою реакцию. - Он бежал от нас, но зачем никто не знает, - дедушка, кряхтя, поднялся с колен. - Останавливать и спрашивать его побоялись, так как с ним была охрана.
   - Интересно, зачем ему понадобилось так спешно бежать? - размышлял я вслух.
   - Странно все это, - Ляпотра продолжила мою мысль. - Чего он так испугался? - спросила она меня. - Бежать в пустыню, захватив всю свою семью, это явная смерть.
   - Мне кажется, что я понял причину его бегства, - осенило меня. Я даже сам испугался своего предположения о причинах такого поведения Шмонхатопа. - Он взял мой компас и направился к порталу, что бы спаси себя и всех своих родственников, - предположил я, самый логичный итог проведенного расследования об исчезновении Шмонхатопа. - Его срочно нужно догнать и отнять компас! - приказал я Ляпотре, боясь, что время уже упущено и догнать его уже невозможно. Эта мысль мне не нравилась. Без компаса мне точно не выбраться отсюда и тем более не найти Ариоку.
   - Но, мы не знаем, где его искать, - отвлек меня дедушка, от панических мыслей. - Их следы уже, наверняка, занесло песком. Отправлять людей в погоню за ним нельзя. Эта верная гибель,- отрезал мою последнюю надежду он.
   - Зачем вам так нужен, этот компас? - недоуменно спросил меня дедушка.
   - Эта была единственная надежда, с помощью которой я, хоть как-то, мог попытаться вам помочь, - соврал я, потому что, изначально, я собирался один покинуть это измерение.
   - Значит, у нас больше нет надежды на спасение? - сделал правильный вывод Ляпотра. Ее глаза наполнились страхом предстоящей неминуемой гибели.
   - Надежда есть всегда, - я вспомнил Шмонхатопа, который соврал своему народу про меня, ради надежды. - Мне нужно время, что бы найти другой путь спасения - обманул я их, дабы не разрушать столь хрупкое и ненадежное желание жить и мечтать о будущем в ярких красках.
   С этого самого момента я добровольно принял пост местного правителя, сменив на нем беглеца Шмонхатопа. Эта работа оказалась совсем несложной. В мои обязанности входило ежедневно принимать граждан по различным вопросам. Кто-то приходил с просьбой дать имя новорожденному ребенку, кто-то приходил разрешить спор между гражданами, кто-то просто приходил поглазеть на меня, но таких я старался не принимать. Я переехал в комнату Шмонхатопа и его семьи, дабы быть ближе к трону. За неделю, верхом на прислуге, я проехал все свои владения. Меня носили в специальных, полностью закрытых, носилках. Я не отказывался от этого вида транспорта, потому что ходить ногами по такой жаре, было тяжело для меня. В этих носилках, я чувствовал себя очень важным человеком. У нас в измерении, таких как я, катают в наглухо затонированных машинах с орущими мигалками.
   Мое новое государство простиралось километров на двадцать в длину и ширину. Населяли его около двадцати тысяч человек, как сказала мне Ляпотра. Все местные жители были люди дружелюбные и совсем не походили на злостных преступников. Шмонхатоп оказался прав в своих суждениях о них.
   Системы по добыче пресной воды из воздуха располагалась в трех центральных пирамидах. Как они это делали, мне было непонятно, хотя мне неоднократно пытались объяснить это ученые. Вся, получаемая таким способом, вода была мерзкого качества, но вполне пригодная для употребления. Добываемую воду использовали исключительно для питья или приготовления пищи. Ей никто не мылся и не стирал одежду, это было бы неслыханное расточительство столь ценного продукта. Для стирки здесь использовали обычный песок, перетирая с ним свою одежду в больших центрифугах. Мылись здесь тоже песком, мелко измельченным и обработанным специальным очищающим составом. Моющий песок брался в руку и растирался по телу. Я долго привыкал к этой неприятной процедуре. Песок все равно был жестким и царапал кожу, но в этом был большой плюс. Со временем, моя кожа огрубела и солнце, теперь, не так жгло ее.
   Добытую в пирамидах воду, раздавали по специальным талонам, нормируя ее согласно количеству добытой за сутки воды, разделенную на количество людей населяющих измерение. Мне, как правителю, полагалась двойная норма. Небольшая часть воды уходила на пирамиды, где выращивались съедобные растения.
   Но, с каждой последующей неделей, норма воды на человека стремительно сокращалась. Ко мне все чаще, стали приходить люди всего с одним вопросом о том, когда я их, наконец-то, смогу переместить в богатые водой измерения. Я тянул время, рассказывая им сказки, про то, что уже скоро это случиться, хотя реально я ничем им не мог помочь. Все больше людей стали отрыто высказывать свои недовольства по отношению ко мне. Ситуации приближалась к критической точки, а вариантов дальнейших действий у меня не было.
  
   Не знаю в связи с чем, но, однажды, я вспомнил рассказ Шмонхатопа о том, что до большего взрыва, пирамиды служили порталами в другие измерения. Он еще рассказывал мне, тогда, о том, что для их запуска требуется энергия, которую они не могут синтезировать. Как же я мог забыть про это, я стукнул себя ладонью по лбу. У меня в кармане моего комбинезона, который остался лежать в моей комнате под матрасом, была пара очков, служивших источником энергии для контура из предыдущего измерения.
   - Ляпотра!!!! - закричал я, что было сил.
   Она влетела в мои покои, поправляя на бегу свою прическу.
   - Где мой комбинезон! - строго спросил я и грозно топнул ногой.
   - Какой комбинезон? - запыхавшись, спросила она.
   - У меня под матрасом лежал голубой комбинезон. Где он? - сердился я, уперев свои руки в бока.
   Ляпотра убежала, ни говоря, ни слова. Спустя минуту, она опять влетела в мои покои со свертком в руке. Это был мой голубой комбинезон. Он был аккуратно сложен и начисто отмыт. Я резко выхватил его из ее рук и развернул. Из кармана комбинезона на пол вывалились очки. Я поднял их, а комбинезон кинул на землю. Ляпотра подняла его и унесла от меня подальше, испугавшись, что начну его сейчас рвать.
   Слава богу, что очки не пропали. Я надеялся, что источник энергии, скрытый в них, поможет ученым запустить портал в пирамиде. С этой светлой идеей я и побежал к ним. Когда я влетел в их в комнату-лабораторию, то снова застал их спящими. Возмущаться я не стал, а даже наоборот - бережно, по отцовский разбудил каждого из них. Пока они приходили в себя, я осторожно положил очки на их стол.
   - Как идут дела по поиску способа спасения моего народа? - спросил я, ожидая их полного пробуждения. Мне требовалось их полное понимание того, что я им хочу предложить.
   - Пока ничего не придумали, - зевнул один из них и пригладил свои взъерошенные волосы ладонью, приводя себя в порядок.
   - А как насчет того, что бы запустить пирамиду? - радостно предложил я, заранее ожидая от них ответа, что это невозможно.
   - Это же невозможно, - прочитал мои мысли один из них. - Для ее запуска нам нужен небольшой всплеск атомной энергии, для активации реактора в пирамиде. Такого источника энергии мы еще не нашли, - монотонно произнес он.
   - У меня есть такой источник! - торжественно объявил я. С таким здоровым сном, они могли искать его вечно. Я указал им на очки, одиноко лежащие на столе.
   - Это что такое? - спросил самый молодой ученый, явно не веря в то, что они им помогут запустить пирамиду.
   - Эти устройства служили источником большой энергии в том измерении, из которого я прибыл. Может быть, ее будет достаточно для запуска реактора в пирамиде? Попробуйте исследовать их, - предложил я и подвинул очки к ним поближе.
   - Оставляйте их здесь, мы попытаемся, - задумчиво произнес один из них, совсем не доверяя мне. - А их разобрать можно? - поинтересовался он же и почесал свою макушку.
   - Конечно, можно - успокоил их я.
   Мой ответ порадовал молодых ученых, прибавив им энтузиазма в этой трудной работе. Разбирать чужие устройства, они любили больше всего на свете.
  
  
   Всю последующую неделю они упорно ковыряли эти очки в поисках скрытого в них источника энергии. Им удалось разобрать их до самых мелких составляющих, хотя я думал, что это невозможно. Каждый день, утром и вечером, я навещал их всего с одним простым вопросом - Ну как? - Работаем, - недружелюбно отвечали они, явно намекая, что я им мешал. Но, я не мог по-другому. Мне требовалось их постоянно контролировать. Этих любителей сна, нельзя было оставлять без присмотра. Если честно, то уже на восьмой день их работы, я окончательно потерял всякую надежду на удачный исход их исследования. Зря я так на них понадеялся. Они молоды и им это не под силу. Сегодня, я решил не ходить к ним, а подумать чем еще я могу помочь своему умирающему народу. На мое удивление, поздно вечером, ученые сами явились ко мне и робко столпились возле моего трона, не зная как начать разговор. Я заметил, что один из них держал в руках что-то похожее на обычный красный кирпич.
   Сначала, я подумал, что они хотят меня им стукнуть по голове за то, что им мешал все это время работать. Я, было, хотел ретироваться в свои покои, но их радостные физиономии меня попридержали.
   - Что это? - спросил я, указывая на кирпич, словно учитель на рогатку, принесенную нерадивым учеником.
   - Это ма..ма..маленькая бомба с бо..бо..большим эффектом, - пояснил мне тот, кто держал этот кирпич в руке. - Этой ко..ко...коробочки достаточно, что бы разнести всю пирамиду на мелкие ки..ки..кирпичики, - добавил он и наивно улыбнулся, ожидая моего поощрения.
   Я испугался. Они явно сошли с ума, и хотят меня взорвать. Что я им сделал такого плохого?
   - Зачем вы бомбу сделали? - выругался я и встал с золотого трона, что бы занять более выгодное положение для своего бегства от этих маньяков взрывателей. Медленно ступая шаг за шагом, я спрятался за своим троном. Он, по моему мнению, мог меня защитить от взрыва.
   - Спаситель, не бойся, - видя, что я их неправильно понял, начал объяснять второй ученый. - Этой бомбой, можно, будет разжечь реактор в одной из пирамид. Энергии должно хватить.
   - Вы уверенны? - еще сомневаясь в их благих намерениях, спросил я, опасливо выглядывая из-за трона.
   - Чи..чи..чисто теоретически, согласно нашим ра..ра..расчетам, мощности этого заряда хватит, что бы за..за..запустить пирамиду. По..по..после запуска по..по..портал сможет проработать ча..ча..часов двадцать, а мо..мо..может быть и больше. За это время мо..мо..можно попытаться вывести весь на..на..народ из этого измерения, - заикаясь, объяснил мне тот, у кого в руках была бомба-кирпич.
   - Значит, времени у нас маловато, - произнес я вслух, и смело вышел из-за трона полностью. - Бомбу отнесите себе, - предложил я, опасаясь, что она рванет раньше времени у меня в покоях. - Через два часа я жду вас, Ляпотру и всю прислугу на срочный совет, - отдавал я указания, усаживаясь на свой трон. - Будем решать, как спасать население.
   - Что вы хо..хо..хотите решать? - переспросил меня ученый с бомбой в руке. - Давайте ее рванем сейчас и все, - его глаза загорелись этой идеей. - Людям скажем, куда идти. За..за..зачем собирать совет? - он не понимал меня.
   - Нужно будет заранее объявить о дате запуска пирамиды, что бы люди подготовились заранее и собрались, - проводил я разъяснительную работу среди молодежи. Им не хватало опыта в таких сложных масштабных операциях. - Самое сложное, сейчас, не создать паники вокруг этого события. Иначе могут быть и жертвы.
   Ученые одобрили мои суждения и удалились. Ровно через два часа, возле моего трона, собрались Ляпотра с прислугой и ученые. Слава богу, на этот раз, они не притащили с собой свою бомбу. Я громко прокашлялся, прерывая их разговоры между собой, и начал:
   - Наши ученые, благодаря мне, - подчеркнул я, - нашли способ запустить портал в одной из пирамид.
   Ляпотра радостно захлопала в ладоши. Ее поддержали и все остальные. Эти аплодисменты предназначались мне. Я получил дозу наслаждения и продолжил.
   - Но, - я сделал паузу, ожидая прекращения ликования. - Портал будет активен всего одни сутки. За это время нужно будет успеть эвакуировать весь мой народ, без давки и лишней паники. Для начала, нам нужно решить вопрос о том, какую из пирамид будем активировать? - я посмотрел на ученых. - Нам желательно знать точно, куда мы отправимся, - добавил я в их сторону.
   - Но, мы этого не знаем, - они дружно опустили голову, словно группа хулиганов пойманных милицией. - Сведений куда ведет каждая из пирамид, у нас нет.
   - Как нет? - удивился я, немного подпрыгнув на месте. Такого ответа я не ожидал. - Выходит, что мы будем эвакуировать целый народ неизвестно куда? - произнес я с упреком в сторону ученых.
   - Да, Спаситель, - тихо ответил самый смелый из них.
   - Что? - крикнул я на него, не услышав четкого ответа. Он снова что-то промямлил, испугавшись моего гнева.
   - И что нам, в таком случае, делать? - обратился я ко всем остальным, словно они тоже были виноваты в незнании этой, так нужной именно сейчас, информации.
   - Кхе, кхе, - прокашлялся знакомый мне дедушка, с которым мне уже доводилось общаться. - Можно я скажу, - он посмотрел на меня. Я одобрительно кивнул, предоставив ему возможность высказаться. - Какая самая большая пирамида у нас имеется? - спросил он меня.
   - Наверное, эта, в который мы и находимся, - ответил я, не понимая, зачем он задал такой вопрос.
   - А почему она такая большая? - он снова спросил меня, видимо решил поиздеваться надомной.
   - Понятия не имею, - начал злиться я. - К чему эти вопросы?
   - Если хорошо подумать, на что у вас молодых никогда нет времени, - стал нудить старичок. - Она не зря имеет такой размер. Я думаю, что портал этой пирамиды вел в самое заселенное и, следовательно, наиболее пригодное для жизни измерение, - пояснил он ход своих мыслей.
   - Вы предлагаете активировать эту пирамиду? - решил я уточнить у старичка.
   - Вы же Спаситель, вы и решайте, - перевел хитрый дедушка всю ответственность за такое решение на меня.
   - Еще есть предложения? - обратился я к остальным. Но, больше никто ничего не предлагал, а только прятал свои глаза, когда я искал в них дополнительные идеи.
   - У нас бомба только одна? - спросил я ученых. - Или вам удалось их сделать несколько штук? - решил уточнить я условия задачи. Если их много, то можно будет активировать несколько пирамид, а там выбрать подходящее измерение.
   - Бо..бо..бомба всего одна, - огорчил меня заикающийся ученый. - Бо..бо..больше сделать мы не сможем.
   Я выждал минуту, что бы принять решение. А вдруг пирамида приведет нас в еще худшие условия жизни или туда, где люди распыляются на атомы? Пока, до этого времени, мне везло. Надеюсь и сейчас, я не ошибся в выборе своего решения.
   - Тогда, будем активировать нашу пирамиду, - объявил я. - Возражения есть? - я снова окинул взглядом собравшихся. Они молчали, переглядывались между собой, выискивая идеи у своих товарищей. - Принято единогласно, - заверил я окончательно.
   Не ожидая больше никаких дельных предложений от своих подчиненных я, как солидный боевой генерал, с ярым азартом, принялся рассказывать свой план эвакуации моего народа, который созрел в моей умной голове, пока я ожидал всех в тронном зале.
   - Завтра утром мы соберем здесь представителей всех заселенных пирамид. Я возвещу им о том, что через три дня мы запустим портал в этой пирамиде, - рассказывал я, расхаживая возле своего трона, сложив руки за спиной. - Думаю, этого времени хватит на сборы, а нам на подготовку к этой операции. Говорить о том, что пирамида проработает всего сутки никому нельзя. Все население разбиваем на группы, я так полагаю, каждая группа будет представлять жителей одной пирамиды. Каждой группе надо выделить отдельное время, чтобы не собирать сразу всех в одном месте. Формирование групп и определение времени их эвакуации я поручаю ученым. Справитесь?
   - Справимся, - почти одновременно ответили они.
   - Ляпотра, - обратился я к ней. - Для тебя у меня отдельное серьезной задание. Ты соберешь две сотни добровольцев. Это должны быть люди покрепче. Они будут следить за порядком и правилами эвакуации. Еще, тебе нужно выбрать предварительное место сбора групп, откуда они проследуют к пирамиде. Все понятно?
   - Да, - ответила она и поклонилась.
   - Вот и хорошо. Завтра утром сбор всего населения, а дальше все по моему плану. Вопросы есть? - я сердито окинул всех взглядом. Если вопросы и были, то задавать их побоялись, что бы, случайно, не разгневать меня. - Тогда все вон отсюда, - приказал я.
   Через несколько секунд, в тронном зале уже никого не было. Я остался один, наедине сам с собой. Надежда на то, что мне скоро удастся выбраться отсюда, немного грела мою неспокойную душу. Вот, когда попаду в новое измерение, то заставлю этих лодырей ученых изобрести действующий портал или такой же компас, мечтал я. Отыщу Ариоку и вернусь к своему народу. Буду дальше править ими, вместе с ней. Быть местным правителем, не так уже и сложно. Зато, всегда буду при прислуге, еде и воде. Мне уже стала нравиться власть и все ее составляющие. Все-таки прав был Шмонхатоп, по поводу надежды. Она реально придавала сил, в, казалось бы, безвыходных ситуациях.
  
  
   Утром следующего дня ко мне пришла Ляпотра и пригласила в нижнюю часть пирамиды. Там уже собрались тысячи людей, в ожидании моего слова. Несмотря на всю секретность операции, слух о возможном скором спасении проник в народ, поэтому ждали меня с большим нетерпением. Я немного волновался. Коленки дрожали, как у студента первокурсника на первом экзамене. Выступать с умными речами перед такой большой аудиторией задача сложная. Но бояться мне было нельзя. Любой мой страх, мог выдать неуверенность в предстоящем удачном исходе эвакуации. Я спустился к собравшимся. В глазах каждого из них я видел радость и ожидание чуда.
   - Мой народ! - начал я свою пламенную речь. - Возрадуйся, - все слушали меня очень внимательно. - Спасение наше близко и исход наш уже не мрачен. Вы стойко перенесли все обрушившиеся на вас невзгоды. Вы все достойны лучшей жизни. Бог солнца прислал меня, что бы наградить вас за стойкость и верность ему и его учению. Мы великий народ, которому не суждено умереть просто так. Нас ждут впереди тысячи лет славной прекрасной жизни. У нашего народа есть будущее! Великое и прекрасное, как сам бог солнца, - я слушал себя и поражался, откуда это все из меня лилось. Мой голос казался мне чужим и таким незнакомым, словно это не я произносил эту речь, а кто-то другой. - Наши дети, внуки и правнуки будут помнить этот день, как день избавления вас от неминуемой смерти, - продолжил я. - Мы покинем это измерение, все вместе, ровно через три дня. Я, с нашими великими учеными, придумал, как запустить портал в этой пирамиде. Утром третьего дня начнется эвакуация всего населения в пригодное для жизни измерение. Слава богу солнца! Ура товарищи! - я сказанул лишнее, из своего партийного далекого прошлого, но никто этого даже не заметил. Толпа заликовала, выкрикивая приветствия в мой адрес. Где-то опять затянули ненавистную мне песню - "Слава Спасителю и Благодетелю". Я поднял правую руку вверх, с просьбой утихнуть и выслушать меня до конца.
   - Жителям каждой из пирамид будет сообщено время и место эвакуации. С собой берите, только самое необходимое, что можно унести на руках. Радуйтесь люди, скоро наступят счастливые времена!
   Толпа снова радостно загудела. Я, на прощание, помахал им рукой, словно Юрий Гагарин и лифт повез меня вверх, в мои покои.
   - Поехали, - сказал я негромко сам себе.
   - Что? - переспросила Ляпотра.
   - Да так, ничего, - ответил я, понимая, что отвлекся.
  
   Все три дня мы провели в подготовке к предстоящей эвакуации. Ляпотра подобрала двести человек для поддержания порядка. Ученые быстро и вполне грамотно составили график эвакуации. Все было готово, несмотря на некоторую неуверенность всех организаторов этой операции в успехе. И вот, наступил день "Ч". Рано утром, ученые явились в мои покои, вместе со своей кирпичем-бомбой. Вот и началось то, ради чего я здесь и оказался. Я перекрестился. Кроме бога, мне больше никто и ничем посодействовать уже не мог. Я с учеными спустился в самый низ пирамиды. Здесь было непривычно пусто, потому что все ее жители ожидали нас с той стороны.
   - Где Ляпотра и все остальные? - спросил я.
   - Все там, снаружи. Ждут, когда мы активируем портал, - ответил мне самый молодой ученый.
   - Тогда, чего ждем? Пошли активировать! - приказал я.
   Ученые принялись мерить периметр пирамиды шагами, что-то высчитывая у себя в уме и сверяясь с расчетами своих собратьев. Ровно в центре пирамиды они сошлись в одной точке и позвали меня. Я недоуменно посмотрел на их ученые физиономии. Здесь не было никакого реактора, только ровный холодный каменный пол покрытый слоем песком, которого здесь было предостаточно. Ученые одновременно присели, как по команде, и принялись расчищать песок в этом месте. Я не стал им помогать, так как статус правителя не позволял мне копаться с придворными в одной песочнице. Хотя, чего это я? Я же не такой? Я из простого народа. Быстро, однако, власть людей портит. Но, даже эти мысли не заставили меня нагнуться и помочь им. Из-под слоя песка показался небольшой люк. Ловким отточенным движением, ученые сдвинули его в сторону, обнажив колодец с железной ржавой лестницей, уходящей глубоко в низ. Дна колодца видно не было.
   - Нам туда? - испугался я, не желая спускаться вниз по причине боязни высоты и узких замкнутых пространств.
   - Не..не..нет, - обрадовал меня один из ученых. - До..до..достаточно кинуть бомбу прямо туда, - он вытащил из кармана кирпич-бомбу и протянул ее мне.
   - Просто кинуть и все? - переспросил я, аккуратно принимая бомбу из его рук.
   - Д...д...да, - ответил он.
   Я вытянул руки вперед, крепко удерживая бомбу над открытым люком. Я очень боялся, что она упадет или рванет раньше времени. Руки тряслись от страха и волнения, но вроде никто этого не заметил. На спине выступил холодный пот. Не каждый день приходиться держать атомную бомбу в руках. Ученый нажал что-то на бомбе и крикнул - "Бросай". Я разжал вспотевшие от волнения ладони. Бомба, повинуясь земному притяжению, медленно и неторопливо полетела вниз. Я смотрел, как она постепенно исчезала в темноте колодца. Молодой ученый грубо оттолкнул меня от люка и быстро закрыл его крышкой. Он потянул меня за руку, что бы я отошел на безопасное расстояние от этого места. Мы отбежали метров на десять и становились, в ожидании результата действия бомбы. Время тянулось неторопливо, словно улитка всползала на вершину высокой горы. Ничего ожидаемого, нами так и не начиналось.
   - Не сработало? - я с укором посмотрел на ученых. По моему мнению, портал должен был уже давно заработать.
   Ученые недоуменно переглянулись между собой. В тот самый момент, когда они вернулись к люку и нагнулись, что бы снова открыть его крышку, в пирамиде задрожал пол и загудели стены, словно это были не стены, а трубы большого парохода. Сверху на наши головы посыпалась пыль с песком и мелкие камни.
   - Что происходит, - испугался я, не понимая, что случилось. - У вас тут землетрясения бывают?
   - Не бывает у нас землетрясений! Это бомба сработала,- радостно прокричал, сквозь гул, кто-то из ученых.
   Пирамиду затрясло еще сильней. Устоять на ногах было тяжело потому, что пол под ними изгибался как гусеница, попавшая в клюв птицы. На стенах пирамиды стали появляться пугающие, видимые глазу трещины. Сверху начали падать более крупные камни.
   - Бежим отсюда. Сейчас здесь все взорвется, - крикнул самый молодой ученый и первым рванул к выходу.
   Я, как и все остальные, поддавшись общей панике, побежали вслед за ним сломя голову. По ту сторону пирамиды собрались тысячи людей в ожидании своего спасения. "Что я им теперь скажу?", - успевал я размышлять на бегу. - "Пирамида вот-вот взорвется. Последняя, тонкая ниточка надежды рухнет вместе с ней. Мне нельзя к ним выходить. Лучше погибнуть здесь, не оправдываясь потом после такой серьезной неудачи", - я остановился уже в коридоре, ведущем к выходу наружу.
   - Бегите! Я останусь здесь, - крикнул я вслед ученым, окончательно решив остаться и погибнуть вместе с пирамидой. Ученые притормозили, ожидая объяснений. - Я не могу показаться людям без результата, - пояснил я, причину своего отказа бежать дальше.
   В это самый момент, от сильного подземного толчка, пол подпрыгнул, и высоко подкинул меня вверх. Я крепко ударился головой об низкий каменный потолок коридора, ведущего к выходу и, на несколько секунд, потерял сознание. Меня подняли под руки и потащили за собой, несмотря на мои жалкие сопротивления в попытке остаться здесь. Нарастающий страшный гул стен, заглушал наши крики ужаса. Впереди показался спасительный просвет. Мы прибавили скорости и пулей вылетели наружу, оставляя за собой воздушный след из поднятой землетрясением пыли. Пробежав пятьдесят позорных метров, мы остановились отдышаться и откашляться, от попавших в легкие частиц песка и пыли. Я обернулся. Пирамиду трясло и шатало из стороны в сторону, но она, пока, гордо держалась, не позволяя себе рассыпаться на части. Люди, ожидающие эвакуации, тоже побежали подальше отсюда, подавшись общей панике. Мы все, одним единым дружным порывом, спасались бегством. Это был провал моей стремительной карьеры и крах всех моих надежд на лучшее.
   Страшный гул стих. Землетрясение прекратилось. Пирамида не рухнула, а осталась стоять величественным исполином, неподвластным таким ничтожным бедствиям. Я увидел, как прямо из вершины пирамиды, вертикально вверх устремился ярко-белый луч света, исчезая где-то высоко в небе. Луч был настолько ярким, что его было видно в солнечную погоду.
   - Ура, - громко закричали ученые, заметив этот луч. - За-ра-бо-та-ло!
   Общая паника сменилась всеобщей радостью и ликованием. Люди, которые только что разбегались в разные стороны от страха, стали возвращаться обратно. Я вместе с учеными вернулся назад в пирамиду. Внутри было еще достаточно пыльно. Несмотря на плохую видимость, в центре пирамиды, прямо над колодцем с реактором, я отчетливо видел большой яйцеобразный сгусток энергии, метра четыре в высоту и ширину. Из вершины этого яйца, вертикально вверх и вниз уходил луч света, замеченный нами еще снаружи. Яйцо переливалось всеми цветами радуги, приводя в изумление всех нас.
   - Вот это и есть портал! - радостно пояснил мне один из ученых, обходя яйцо по периметру. - Можно я первый? - попросил он меня. - Стоит испытать портал, перед тем, как пропускать через него всех остальных, - добавил он.
   - Стой, - я остановил его, схватив за руку. - Давай вместе, а то ты можешь потерять сознание, а у меня организм уже привык к переходам. - Если мы не вернемся через десять минут, то идти за нами не надо, - приказал я остальным. - Это будет означать, что измерение не пригодно для жизни, и мы погибли, - пояснил я.
   Я подошел вплотную к порталу и очень медленно, с большой опаской, сунул в него свою правую дрожащую руку. Рука вошла в мягкую, не очень плотную, желеобразную массу, пугающе исчезая с той стороны, за границами портала. Вслед за рукой последовал и я, весь, целиком. Вспыхнула, знакомая мне, яркая вспышка света. В одно мгновение, я оказался внутри точно такой же пирамиды. Позади меня работал точно такой же портал. Я облегченно выдохнул, в связи с удачным перемещением. Следом за мной из портала выпал сопровождающий меня ученый. Он споткнулся, запутавшись от волнения в своих ногах, и упал на колени, нечаянно толкнув меня в спину. Сознания он не потерял. Я помог ему подняться на ноги. В этой пирамиде никого, кроме нас, не было. Ее внутреннее состояние, говорило о том, что никто из живых людей, не появлялся здесь очень давно. Мы выбрались из пирамиды и осмотрелись. Погода в этом измерении была летней и теплой. Пирамиду окружал плотный дикий лес. Ярко светило утреннее солнце, на траве сверкала утренняя роса, красиво пели местные птицы, шумел верхушками деревьев вольный ветер. Мне здесь понравилось. Это было как раз то, что нужно. Признаков присутствия здесь других людей, не было тоже. Мы вернулись к порталу. Сопровождающему меня ученому я приказал остаться здесь, что бы встречать всех на этой стороне. Я снова пересек портал и вернулся в жаркое пустынное измерение, где меня ждали с большим нетерпением.
   - Ну и что там? - встретили меня вопросом ученые.
   - Там все отлично, - я широко улыбнулся. - Начинаем эвакуацию, - приказал я и вышел из пирамиды, откуда подал знак рукой, что можно пускать сюда первую партию людей.
   Люди Ляпотры отрыли заграждение. Первыми к порталу направились те, кто должен был организовать прием и размещение населения в новом измерении. Следом за ними к порталу выдвинулись остальные группы людей, согласно выделенному им времени. Радость и, в тоже время, страх перед новым для них местом жительства читались во взгляде каждого из них. Только дети беззаботно радовались новому развлечению.
   Час за часом целые семьи исчезали в портале. По моему плану, последними должны были покинуть это измерение ученые вместе со мной. Прошло десять часов с момента начала масштабной эвакуации. Наступила прохладная ночь. Яркий луч света, исходящий из вершины пирамиды, освещал эту местность до самого горизонта, словно яркая луна в самый пик полнолуния. Поток людей не уменьшался. Минуло еще семь часов. Уже давно взошло солнце, и в пустыню вернулась неимоверная жара. Я уже не спал больше суток, потому что времени на это не было. Нам еще оставалось отправить порядка тысячи последних человек, не считая организаторов этого грандиозного мероприятия. Переселение целого народа оказалось делом хлопотным, сложным и трудоемким.
   Наконец-то, последнюю группу людей пустили к пирамиде через ограждение. Ляпотра, вместе с теми, кто поддерживал порядок, последовала за ними, замыкая процессию. Все подходило к счастливому и долгожданному финалу. Когда первые люди, из последней партии, уже пересекли портал, снова началось землетрясения. Земля зашевелилась под ногами. Загудели стены, осыпая людей мелкими камнями и песком. Все замерли и остановились, испугавшись этого непонятного явления. Они не знали, что делать.
   - Вперед, - приказал я. - Не задерживаемся, - люди опомнились и продолжили эвакуацию, ускоряя шаг. Не знаю что случилось, но тормозить процесс не стоило.
   Через минуту, землетрясение только увеличило свою амплитуду. Я выбежал из пирамиды и посмотрел на луч, вырывающийся из ее вершины. Он часто мигал, как стробоскоп, но продолжал еще ярко светить, исчезая далеко в небе.
   - Все бегом сюда, - крикнул я изо всех сил всем тем, кто еще не добрался до пирамиды, активно махая рукой. - Быстрей, быстрей - я старался перекричать гул землетрясения, испуганно поглядывая на луч.
   Толпа рванула к пирамиде, на ходу выбрасывая лишние вещи, которые мешали им бежать. У входа в пирамиду образовалась давка. Часть людей призванных поддерживать порядок, испугавшись землетрясения, тоже поспешила покинуть это измерение первыми. Они уже не выполняли своих функций, а спасались вместе со всеми бегством, расталкивая людей в стороны. Все здесь уже поняли, что портал вот-вот погаснет. Я, как только мог, разруливал сложившуюся ситуацию, давая периодически пинка особо наглым и помогая встать упавшим или споткнувшимся.
   Образовавшийся затор у входа в пирамиду, уносил вовнутрь истерично кричащую, заплаканную молодую женщину. Она пыталась двигаться в обратную сторону, но никак не могла совладать с потоком людей. Толпа уносила ее к порталу, несмотря на ее ожесточенное сопротивление. Я не понимал причину такого ее поведения, пока не услышал, что она громко кричала:
   - Там мой ребенок остался, помогите, - надрывалась она, пытаясь призвать кого-нибудь на помощь.
   Я обернулся. В метрах ста от меня, я увидел маленького мальчика лет шести. Он сидел на песке и плакал, потому что потерял свою любимую маму. Мать этого ребенка уже затянуло потоком в пирамиду, потому что я ее больше не видел. Я снова посмотрел на луч, исходящий из вершины пирамиды. Он замигал еще чаще, делая все большие паузы в своей неактивности. Медлить было нельзя. Я, что есть сил, рванул к ребенку. Так быстро я еще никогда не бегал. В одно мгновения, я оказался возле него, пытаясь взять его на руки. Мальчик активно сопротивлялся, не желая идти с незнакомым дядькой. Он громко плакал и звал маму. Я снова попытался его поднять, но он начал биться в истерике, пытаясь расцарапать мне лицо. Я оказался сильнее и закинул его себе на плечо, как коромысло. С этой нелегкой ношей я побежал обратно к пирамиде. У входа уже никого не было, все были внутри. Я влетел в коридор, ведущий в центр пирамиды. Землетрясение упорно продолжало нарастать. Бежать было сложно и неудобно. Когда я оказался внутри пирамиды, то успел заметить, как охранники силой затолкали в мигающий портал сопротивляющуюся мать ребенка и скрылись в нем сами. Возле портала оставались только ученые с Ляпотрой, которые ждали меня.
   - Быстрей, - кричали они мне и побежали мне на помощь. - Портал закрывается.
   - Назад! - приказал я им, ускоряя шаг. - Я успею, - заверил я их.
   Они вернулись и пересекли, по очереди, портал. В пирамиде оставался только я с мальчишкой наперевес. Это были самые тяжелые и долгие метры в моей жизни. Из последних сил, я еле дотянул до портала. Но, когда мне оставалось сделать всего лишь шаг, что бы попасть в него, снова подпрыгнул пол и откинул меня с мальчиком метра на два назад. Я больно ударился головой об пол и отключился. Вернул меня в чувства мальчишка, который плакал над моим телом, усевшись мне на живот. Я посмотрел на портал. Он еще работал. Я резко вскочил, схватил в охапку мальчика и опять побежал к порталу. Но, как только я собрался войти в него, он полностью погас прямо перед моим носом. Я раскрыл от ужаса рот. Мальчик, от испуга, притих и больше не сопротивлялся. Это нечестно! Я медленно сел на пол вместе с пацаном. Слезы сами собой, тонкой струйкой полились из моих глаз. Где справедливость? За что мне все это? Я не могу здесь остаться один, с этим маленьким мальчиком. Я тихо заплакал, упершись в хрупкое детское плечико. На это раз, я точно больше никуда отсюда не смогу выбраться, отчаялся я.
   Земля подомной все еще продолжала дрожать от землетрясения. Нужно было выбираться из пирамиды, пока она не рухнула. Я успокоился и поднялся. Новый сильный толчок снова свалил меня, вместе с мальчишкой, с ног. Из колодца, в центре пирамиды, куда я кидал бомбу, вылетел белый луч. Портал снова заработал! Как я оказался возле него, я не понял, но уже через секунду, я вместе с мальчиком наперевес оказался в новом измерении. Сразу после этого, портал снова погас, на этот раз навсегда.
   Видимо, бог услышал меня или пожалел этого безвинного мальчика. Теперь я плакал от радости. Я опустил мальчишку на пол, продолжая держать его за руку. К нам подбежала заплаканная Ляпотра и кинулась мне на шею. Я еле устоял, от такого натиска чувств.
   - Я так рада, что ты успел, - плакала она и целовала меня в губы.
   - Сынок мой! - услышал я крик мамаши, потерявшей мальчика.
   Мальчишка вырвался из моих рук и радостный побежал к своей маме. В это время, из кармана его одежды выпало что-то тяжелое и громко приземлилось на каменный пол. Я поднял знакомый мне до боли предмет. Я не верил своим глазам. Это был мой компас, который подарил мне Кучерявый и с помощью которого я оказался в пустынном измерении. Судя по его внешнему состоянию, он прекрасно работал, несмотря на трещины на стекле, которые, видимо, появились от последнего падения.
   - Стойте, - остановил я, удаляющуюся нас мать с ребенком.
   - Откуда у него это? - я показал ей компас.
   - Этот сорванец, вчера, сбежал из дома, не желая сегодня покидать свой дом и перемещаться в новое измерение, - рассказала она. - Я нашла его в нескольких километрах от города, в пустыне. Он игрался этим предметом, - указала она на компас. - Я хотела забрать его и выкинуть, но он устроил истерику и не отдал мне его.
   - Он рассказал, где его нашел? - поинтересовался я.
   - Да, - испугалась она моего вопроса. - Он показал мне это место. Там повсюду были разбросаны чьи-то вещи. Я увела его оттуда потому, что под песком могли находиться мертвые люди. А мертвых тревожить нельзя! - странно произнесла она. - Да и эту штуку заберите, а то еще придут мертвецы за ней, за своей вещью, - напугала меня эта дамочка.
   - Идите, - отпустил я ее и усмехнулся. - Я заберу эту вещь себе и разберусь с мертвецами сам, - облегченно вздохнул я.
   Все-таки есть справедливость на свете. Интересно, что же тогда случилось со Шмонхатопом и всем его семейством? Если он потерял компас, то может еще бродит по пустыни? Или, между ними и охраной произошел конфликт и те его убили? Вариантов я придумал много, но сейчас уже поздно было разбираться. Все вещественные доказательства остались по ту сторону портала. Надеюсь, что Шмонхатоп нашел портал и благополучно пересек его, а компас специально оставил, что бы дать шанс выжить своим бывшим подданным. Компас я засунул в карман, до лучших времен. Сейчас мне нужно было помочь моему народу освоиться в новом для него мире.
   Измерение, в которое я эвакуировался вместе со своим народом, оказалось вполне пригодным для нормальной полноценной жизни. Местных людей здесь не было, зато было предостаточно диких животных, съедобных растений и пресной воды. Мы обнаружили здесь еще несколько сотен пирамид, спрятанных под густой растительностью. Мой народ заселил их по привычке, так как в прошлом измерении они тоже жили в них. Через полгода мы основательно обжили эту прекрасную гостеприимную местность. Ляпотра уже не скрывала своих глубоких и серьезных чувств к моей персоне. Она ходила за мной по пятам, млея от любви. Я старался избегать ее общества.
   Мои друзья ученые смогли починить стекло на моем компасе. При этом, они умудрились его еще и усовершенствовать. Теперь, компас мог показывать не только время до портала, но и точное расстояние до него в километрах. Но это было не все. На боковой стороне компаса они сделали три, очень важные для меня, кнопки. При нажатии первой кнопки - компас указывал на родной портал, т.е. на портал в то измерение, где человек родился. При нажатии на вторую и третью кнопки, компас указывал на два последних посещаемых измерения человеком. Этого было вполне достаточно. Я планировал сначала вернуться к Ариоке, а там, либо вернуться с ней в мое родное измерение, либо обратно сюда, что бы править своим народом. Скорей всего, вернусь сюда, мечтал я. Я уже основательно вжился в роль правителя и не мыслил себя в любом другом виде деятельности. Жить той жизнью, которая была у меня в моем родном измерении, я бы уже не смог. Душа требовала глобальности и масштаба. Я презирал того себя, из прошлой своей жизни, за неуверенность и страх перед той ответственностью, которая возлагается на руководителей. Я презирал себя за скучно прожитые годы. Мне казалось, что та моя прошлая жизнь была ненастоящей. Я бы сказал чужой и далекой.
   Сегодня я принял решение покинуть это измерение. Я был полностью уверен, что мой народ, вполне, справиться и без меня в этом богатом ресурсами мире. Я с волнением нажал кнопку на компасе, которая укажет мне на портал, ведущий в измерение Ариоки. Стрелка сделала несколько оборотов по кругу и указала направление. Компас несколько секунд высчитывал время и показал, что до нужного мне портала оставалось тридцать часов и пять километров пешего хода. Пора собираться в дорогу. Грустно расставаться с уже сложившейся жизнью, но оставаться здесь дальше, без своей любимой, я уже не мог. Мне пора было позаботиться о самом дорогом для себя человеке - о самом себе. Моя душа требовала счастья и новых приключений. Буду считать это наградным отпуском, за все сделанное для моего народа. Все свои полномочия и функции, я временно, до своего возращения, передал Ляпотре. Она была наиболее подходящим кандидатом для этой роли. Ляпотра приняла власть, как должное ей, за свою преданную любовь ко мне, хотя сильно злилась на меня потому, что я не отвечал взаимностью и решил покинуть этот мир. Но, ее эта злость и не выплеснутая на волю любовь, помогут ей справиться с моим народом.
   За пять часов до появления портала, я попрощался со всеми и ушел. В урочное время я пересек портал, не боясь снова попасть не туда, куда мне так было нужно. Обыденно вспыхнула яркая вспышка света, и очередное перемещение между измерениями было осуществлено, согласно задуманному мною плану.
  
  
   На самом деле, не все пошло по заранее продуманному плану и привычно для меня. Мой первый шаг в другом измерении не нашел опоры в виде земли или любой другой твердой поверхности. Нога ушла вниз, увлекая всего меня, вместе с моим бренным телом, за собой в бескрайную бездну. Привычной родной твердой поверхности не было. Была только пугающая темная пустота и ничего материального кроме нее. Вспышка света при пересечении портала сильно меня ослепила. Что на самом деле происходило вокруг, я оценивал сейчас без участия зрения, на основе оставшихся в рабочем состоянии органов чувств. Сейчас я понимал только одно - я стремительно падаю вниз. А может быть и вверх? А может и вверх и вниз одновременно? Пока я падал, мою голову посетила ужасающая мысль - я попал в одно из измерений, где люди распыляются на атомы! Я закричал от страха. Перед моими глазами засверкало красочное слайд-шоу из моей жизни, начиная с самого рождения. На моменте, когда я увидел себя поступающим в институт, произошло мое приводнение. Просмотр слайдов прекратился. Судя по ощущениям, я упал с высоты двух или трех в холодную воду. Такого невероятного поворота событий я совсем не ожидал. Пока я приходил в себя от шока, мое тело медленно уходило под воду все глубже и глубже. Воздух в организме начал заканчиваться, легкие настойчиво требовали кислорода. Подсознание приказало спасаться, ждать пока я приду в себя, оно не стало. Активно заработали руки и ноги, выталкивая меня на спасительную поверхность. Я как кит выскочил из воды, поднявшись на несколько сантиметров над ее гладью. Громко вдохнул и плюхнулся снова вводу, погрузившись в нее с головой. Только сейчас я почувствовал горечь соленой морской воды. Я снова вынырнул. Вернувшееся зрение нащупало прямо по курсу песчаный берег, в метрах двадцати от меня. Я оказался в море или даже океане. Уныние, сменилось радостью спасения, от, казалось бы, неминуемой смерти. Я не торопливо, словно морская черепаха, поплыл к берегу. При следующем перемещении по измерениям, помимо питьевой воды и еды, нужно еще и спасательный круг одевать. Очень сложно предугадать, куда может занести в очередной раз. Хорошо, что это не северный полюс или жерло вулкана.
   Минут через десять, я уже стоял на берегу моря и выжимал свою одежду, раскладывая ее рядком на песочке под лучами яркого теплого солнца, что бы она немного просохла. Я с волнением осмотрел компас. Он исправно работал. Вода оказалась для него совсем не страшна, что было очень хорошо. С собой у меня был голубой комбинезон, который я не забыл прихватить в дорогу. Вот его я и надел, чтобы не привлекать внимания, если я точно оказался там, где и планировал оказаться. На первый взгляд, я попал именно туда, куда и хотел. Хотя, что-то все-таки было не так. Что-то неуловимое моему взору. Но что? Горы вроде вдалеке те же. Их ровно семь. Море и поляна тоже вполне те самые. Ага, понял! Людей нет. Ни одной живой души, на расстоянии моего минусового зрения. Наверняка, они все еще прячутся под своими куполами и не верят в то, что вирус уже уничтожен. А может и не уничтожен? Или новая напасть у них случилась, пока меня здесь не было? Для верности я испробовал трюк с материализацией яблока из воздуха. Яблоко появилось, значит, я именно там, где и собирался появиться. Свой подсохнувший блестящий костюмчик, я закопал в песок подальше от воды. На этом месте я установил метку, в виде сломанной палки. Мой царский наряд, заберу потом, когда найду Ариоку.
   Как только я закончил я этим, то заметил, что в мою сторону движется большая толпа народу.
   "Может, кто-то узнал, что я здесь и меня идут ловить?" - испугался я. - "Надо валить отсюда поскорей, пока меня не заметили", - решил я.
   Я пригнулся и короткими перебежками стал уходить отсюда подальше, прячась за скудной растительностью. Когда мое зрение стало четко ловить нужную мне картинку, я увидел, что эти люди несли на руках какого-то человека в моем красном комбинезоне. Кто это еще осмелился его одеть, кроме меня? Откуда он у этого человека? Единственный красный комбинезон, я унес с собой в прошлое. Осознав, что эти люди пришли не за мной, я незаметно втиснулся в их стройные ряды. Мой голубой комбинезон служил отличной маскировкой. Никто из собравшихся здесь не узнал меня и не обращал никакого внимания на мою персону. Мне удалось растолкать локтями людей и пробраться поближе к человеку в красном. Этого не может быть! Я остановился, как вкопанный, когда рассмотрел лицо человека в красном комбинезоне. Это же я! Но как такое возможно? Я же здесь! А кто тот я, которого сейчас несли эти люди? Я стоял широко отрыв рот, ошарашенный увиденным. Люди огибали меня, изредка толкая своими плечами. Я немного пришел в себя и последовал за всей этой процессией. Нужно было срочно разобраться в этой странной запутанной истории. Толпа принесла человека в красном, очень похожего на меня, к берегу моря. Стоп! Это уже со мной когда-то было! Дежавю какое-то. Я даже помню, что сейчас здесь произойдет. Точно! Вот пришли желтые во главе с Авиром. Он поблагодарил человека в красном за спасение, и попросил всех расходиться. Все происходило ровно так, как уже было со мной раньше, когда меня попросили покинуть это измерение силой. Теперь я все понял! Получается, что портал дал небольшой временной сбой, и я попал в прошлое, причем в самое удачное для меня время. Ну и какой будет план моих дальнейших действий? Может, стоит вмешаться и не дать им отправить того меня в другое измерение? Я, было, уже собрался так и поступить, но остановился. Если я сейчас вмешаюсь в эту ситуацию, то не будет Великого Знахаря. Измениться настоящее этого измерения и Ариока может и не родиться. А еще, я не спасу жителей пустынного измерения от гибели. К тому же, что делать здесь двум я? Может произойти временной коллапс. Про коллапс я знал по фильмам. Предугадать последствия вмешательства в эту ситуацию я не мог, здесь нужны были многотомные научные труды и исследования, на которые у меня не было времени. В любом случае, рисковать не стоит. Пусть все идет так, как и должно идти.
   Я посмотрел на того себя, которому предстояло еще немало тяжелых испытаний. Мне, тот я, совсем не понравился. Он был немного толстоват и нелеп в этом красном комбинезоне и красном колпаке. Но, мне его было искренне жаль.
   Людские ряды стали редеть, повинуясь указанию Авира. Мне тоже стоило уйти отсюда, что бы не вызвать подозрений. Я удалился на приличное расстояние и спрятался за кустами. Что бы продолжить наблюдение, я материализовал себе бинокль. Вот Авир заставляет меня пройти через портал. Я отказываюсь. Они показывают мне Ариоку и Зирата. Я повинуюсь и иду к порталу. Потом, тот я растворился в воздухе, словно лопнул, как мыльный пузырь. Авир еще минут десять не уходил оттуда, проверяя факт моего исчезновения. Он подошел к Зирату с Ариокой и снял с них ошейники. Затем он и вся его компания с пленниками куда-то направились. Я последовал за ними, выдерживая расстояние, как заправский опытный шпион. Может, пора применить силу и вытащить мою любимую из лап этих злодеев? Нет, лучше как-нибудь без применения силы обойдусь, а то последствия могут быть весьма разрушительными. Через полчаса Авир и компания подошли к лесу и скрылись в его темных глубинах. Я хорошо помню эту дорогу, которая вела к куполу в лесу. Я не сразу последовал за ними, а решил выждать пару часов. Купол, это мое творение и я точно знал, что могу проникнуть туда без особых проблем. Чтобы не терять понапрасну времени, я немного вздремнул подальше отсюда на травке под лучами теплого солнца.
   Я проснулся от прохлады, пришедшей вместе с ночью. Сейчас было самое время идти вызволять Ариоку с Зиратом. Под купол и далее в центр управления, я проник без особых проблем, под покровом ночи. Все местные двери открывались просто при прикосновении моей руки, потому, что в день создания купола я их так запрограммировал. Место, где обычно держат преступников, я нашел тоже очень быстро. Охраны здесь не было, поэтому никто мне не помешал проникнуть сюда совершенно незамеченным. Дверей, за которыми могли держать Ариоку с отцом, было штук десять. Мне довелось здесь отмотать срок за заражение этой местности и ношение желтого комбинезона. Я стал последовательно открывать каждую из дверей. За первой дверью никого не оказалось, как и за второй, третьей и последующей. Я уже стал сомневаться, что Ариоку и Зирата держат именно здесь. Почти машинально открыл последнюю дверь и двинулся дальше на выход, несмотря на то, что как раз там и находились объекты моего поиска. Только спустя пару секунд, я сообразил, как глупо вышло, и вернулся к последней двери.
   Ариока и Зират выпучили свои удивленные глаза, увидев меня. Я радостный вошел в их камеру. Ни говоря, ни слова, я подошел к остолбеневшей Ариоке, крепко обнял ее и нежно поцеловал в щеку. Ариока не ответила взаимностью, продолжая стоять и тупо смотреть мне в глаза. Затем я подошел к Зирату, поднял его расслабленную руку и вложил его ладонь в свою, что бы поздороваться. Они упорно продолжали молчать, словно увидели призрака, а не встретили меня. Я даже обиделся, что мне здесь совсем не рады.
   - Артур? Это ты? - спросила, наконец-то, меня очнувшаяся Ариока, видимо совсем не веря в то, что происходит.
   - Конечно же я. Почему вы так удивились? - не понимал я. - А-а-а-а-а-, - дошло до меня. Для них прошло все на всего несколько часов, а для меня минуло несколько лет, за которые я немного изменился во внешности. - Можете не сомневаться, это точно я! Все вопросы потом. А сейчас надо срочно бежать, пока никого нет, - пояснил я.
   - Ты жив? - очнулся и Зират. - Что с тобой произошло? Ты сам на себя не похож, - заметил он.
   - Да, я точно жив, - видимо пока им все не рассказать, то они не сдвинуться с места. - Я пересек пару измерений и прожил в них несколько лет, пока не нашел портал сюда. Порталы, помимо всех своих сбоев, еще могут перемещать и во времени. Именно поэтому я смог попасть сюда, в тоже самое время, когда и исчез отсюда.
   - Хм, - задумался Зират.
   - Давайте поторопимся, - снова попросил я. - Нас могут заметить, - я схватил Ариоку за руку и потянул за собой на выход. Авир последовал за нами.
   Мы побежали навстречу такой долгожданной для меня свободе. Я летел преполненый радостью и счастьем. Мое первое желание практически исполнилось. Я смог вернуться к Ариоке и уже скоро смогу насладиться ее обществом. Все шло именно так, как я и рассчитывал, пока мы не наткнулись на удивленного, нашим неожиданным появлением, Авира. Остановиться сразу я не успел. Всей массой своего пухлого тела я влетел в него. От такого удара Авир отлетел к стене, которая не позволила ему упасть. Он резко выхватил из-за спины какую-то палку и нацелил ее прямо в меня. Раздался противный треск. Из кончика этой палки вылетел огненный шарик, размером с пулю и, словно в замедленном фильме, неторопливо полетел в меня. Я наблюдал за полетом шара, не предпринимая никаких попыток отскочить в сторону. Словно из-под земли передо мной возник Авир, закрывая меня своим телом от летящего в мое сердце огненного шара. Этот шарик вонзился ему в руку, разрывая в клочья ткань комбинезона. Зират мгновенно упал, корчась от нечеловеческой боли. Я перепрыгнул через Зирата и со всей силы ударил кулаком прямо в челюсть Авиру. Тот обмяк и упал без чувств, успев еще раз выстрелить из своей палки в потолок, проделав там дымящееся отверстие. От удара, с моей правой руки слетел компас, который шмякнулся об стену и упал на пол. Пальцы на руке, которой я ударил Авира, пронзила резкая боль. Я поднял руку и увидел, что она вся была в алой крови, которая сочилась из-под содранной кожи на фалангах пальцев. Я присоединился к Ариоке, которая склонилась на Зиратом и плакала.
   - Идите без меня, - сквозь боль, выдавил он. - Минут через пять, действие парализатора закончиться и я нагоню вас. Не стоит рисковать всем вместе.
   - Я не брошу тебя во второй раз, - решительно ответила Ариока.
   Я прекрасно понимал, что без своего отца она не выйдет отсюда. На полу заворочался Авир, постанывая от боли. Я быстро подбежал к нему и снова врезал ему, на этот раз, ногой прямо в челюсть, словно пробивал решающее пенальти. Авир опять обмяк и стих. Я взял его за ноги и потащил к камере, из которой только что освободил Ариоку с отцом. Он был очень тяжелый, несмотря на весь свой щуплый вид. Пока я его дотащил до места, то весь истек потом. Я запер его и вернулся к Ариоке. Зират уже мог стоять и ходить, оперевшись на нее. Мы снова двинулись навстречу свободе. Когда я открыл выход из-под купола, то вспомнил про свой компас. Как я умудрился забыть про него? Он остался валяться там, где я дал в морду этому противному Авиру. Без компаса мы не сможем найти нужный нам портал и уйти из этого измерения.
   - Вы идите! - приказал я. - Мне срочно нужно вернуться, - пояснил я.
   - Зачем? - удивилась Ариока, удерживая отца, что бы он не упал.
   - Компас, - ответил я. - Я его потерял там! - указал я на центр управления куполом. - Его нужно найти.
   - Зачем он тебе? - простонал Зират, корчась от боли.
   - Без него, нам не уйти отсюда, - ответил я. - Вы ждите меня у кромки леса. Я сейчас вас догоню, - я побежал обратно, оставив вход открытым.
   Я летел сломя голову, больше не прячась и не крадясь, как тихая мышь. Через пару минут я, сильно запыхавшийся, снова оказался внутри центра управления куполом. Вот здесь я двинул Авиру в его противную рожу, значит здесь и надо искать компас. Я внимательно осмотрел пол. Компаса здесь нигде не было. Может его уже кто нашел? Я еще раз прошелся по периметру помещения, заглядывая в каждый потаенный угол. Компаса здесь точно не было. Черт! Я же перепутал коридор. Надо же было так ошибиться! Компас я потерял совсем не здесь. Нужный мне коридор нашелся быстро. Компас я увидел сразу, возле одной из стен. Он лежал на боку, не предвещая ничего страшного. Я поднял его с пола и осмотрел. Стеклянная крышка компаса, от удара, полностью покрылась паутинкой многочисленных трещин. Под стеклом, как дикая белка, бешено металась из стороны в сторону его стрелка. Из-за трещин, совсем не было понятно, что за цифры показывает табло компаса. Все говорило о том, что он сломался. От отчаянья, я уперся спиной в холодную бетонную стену и медленно сполз по ней, присев на такой же холодный пол. Последняя надежда выбраться отсюда, снова растворилась с видимого горизонта счастья. Я сидел и вертел в руках компас, забыв про то, где я сейчас нахожусь.
   В коридоре я услышал чьи-то быстрые шаги. Я вскочил и побежал к выходу, словно испуганная кошка. Компас я успел засунуть в карман. Меня заметили и устремились за мной в погоню. Кто за мной гнался, я не видел. Бегун из меня оказался плохой. Я был сбит с ног, ловкой подножкой уже через пару секунд. Я кубарем покатился по гладкому полу, пока сила трения меня не остановила. Я уже почти встал на ноги, но мои преследователи настигли меня раньше и ударили чем-то тяжелым по моей хрупкой голове. Я мгновенно вырубился, распластавшись на полу, хоть прямо сейчас обводи мелом.
   Сознание быстро вернулось. Голова трещала, словно дрова в печке. Сильно, однако, они приложились. Я открыл глаза и увидел вверху передвигающийся потолок. Меня тащили за ноги, по полу, двое мужчин. Я видел только их спины и ничего больше. Одного из них я узнал, даже из такого положения. Это был вездесущий Авир. Как бы снять комбинезон? Без него, я бы сразу выбрался отсюда. А так, он перекрывает мне мои возможности. Зачем я выпендривался, пытаясь решить все без применения силы? Это изначально было невозможно. Любой коллектив требует силового вмешательства. Тут я явно лоханулся. Мимо моих глаз пролетело два огненных шарика. Точно из такого же шарика был сбит с ног Зират, когда полчаса тому назад мы наткнулись на Авира. Шарики попали прямо в спину тем, кто меня тащил. Они скорчились от невыносимой боли и упали на пол, отпустив мои ноги. Мимо меня пробежали Ариока с Зиратом. Они связали Авира и его друга.
   - Я же приказал вам уходить! Зачем вернулись? - отчитывал я Ариоку с Зиратом лежа на спине, хотя сам был несказанно рад их появлению. Они, молча, помогли мне подняться. Голова кружилась. Капелька пота пробежала по моему лбу и упала прямо на открытый зрачок. Я моргнул, а затем вытер пот со лба ладонью. Моя рука опять оказалась в свежей крови. Теперь она сочилась из раны на голове. Я осторожно потянул руку к ране, что бы на ощупь оценить полученный ущерб.
   - Не трогай, - остановила меня Ариока, оттолкнув мою руку в сторону. - Я сама! - она вытащила из кармана клочок цветной бумажки, который аккуратно приклеила мне прямо на рану. Рана защипала так, что я громко застонал. Мне даже стыдно стало, перед Ариокой, что я такой не стойкий.- Терпи, сейчас станет легче, - сказала Ариока и поцеловала в лоб. Там, где она приклеила бумажку, я почувствовал холодок, словно в этом месте наступила зима и резкие заморозки. Рана перестала беспокоить.
   - Сам идти сможешь? - поинтересовался прихрамывающий Зират. Ему явно не хотелось тащить меня на себе, потому что он сам еще еле передвигался.
   - Смогу, - ответил я.
   Ариока с Зиратом отпустили меня. Голова резко закружилась. В глазах потемнело и меня шатнуло в сторону, но я смог устоять на ногах. В этом мне помог Зират, вовремя схвативший меня за руку.
   - Точно сможешь? - Зират пристально посмотрел мне в глаза, отыскивая там ответ на свой вопрос.
   - Смогу, - я оттолкнул руку Зирата.
   Мы очередной раз направились на выход. На этот раз, на нашем пути больше никто не попадался. Мы успешно выбрались из-под купола и без особых проблем добрались до поляны с дверьми.
   - Нам надо где-то спрятаться, - обратился я к Зирату.
   - Где бы мы не спрятались, за то, что мы сейчас натворили нас найдут за пару дней, - объявил он.
   - Зачем тогда побежали за мной? - не понял я.
   - Пару дней на свободе, это гораздо лучше, чем годы заточения или пребывания в неизвестном измерении, - пояснил Зират.
   Я с надеждой засунул руку в карман и извлек сломанный компас. Из трех кнопок, на нем осталась целой только одна - самая первая, которая призвана была указать на портал в то измерение, где родился человек. Остальные кнопки вылетели от удара. На их месте красовались только аккуратные маленькие бесполезные дырочки. Я нажала оставшуюся кнопку. Других вариантов у меня не было. Стрелка компаса прекратила метаться, а медленно, как секундная стрелка побежала по кругу. Она сделала два круга и замерла, указав мне на горы. Так она продержалась пять секунд и снова сделала круг, остановившись там же. Вполне вероятно, что портал там и появиться. Значит нам туда и надо пойти.
   - Я предлагаю вам последовать за мной, - предложил я, после наблюдения за поведением компаса. - Я знаю, где появится очередной портал в мое измерение, - уверено сказал я, хотя сам немного не доверял показаниям этого практически сломанного прибора.
   - Но, мы не хотим покидать это измерение, - возмутился Зират. - Это наш дом. Мы здесь родились и умрем мы тоже здесь, - он посмотрел на Ариоку, отыскивая в ее глазах поддержку.
   - Стоп машина, - перебил его я. - Вы желаете добровольно умереть и заставляете сделать это свою дочь? - Зират виновато посмотрел на Ариоку. - Мое измерение вполне нормальное. Вы там со мной не пропадете, - убеждал я их.
   - Но там есть вирусы, от которых мы можем умереть, - заявил Зират, припоминая мне заражение всего измерения.
   - У нас там есть современная медицина, прививки. Никто не умрет. Все эти болезни у нас давно лечат. Риска никакого нет, - ответил я. - Ариока, ты со мной? - я решил надавить на нее, а она потом поможет уговорить своего отца. Ариока продолжала молчать. - Здесь вас в любом случае поймают и посадят, - продолжил я уговаривать Зирата и Ариоку. - Вы лишитесь своей, так дорогой вам, свободы. Но, это будет в лучшем случае, а в худшем вас непременно вышлют отсюда в другое измерения, о котором вы даже и не слышали. Так зачем рисковать? Лучше попасть в развитое измерение, а не куда попало. Я был в некоторых местах. Поверьте, не везде все хорошо. Выбирайте - либо конец вашей свободе, либо вы идете со мной, - закончил я свою речь.
   - Ну что? - Ариока посмотрела на Зирата, ожидая его решения.
   - Он прав, - немного подумав, ответил Зират. - Куда идти? - спросил он меня.
   - Туда, - указал я на горы, после того, как еще раз сверился с компасом. Мне показалось, что его табло промелькнула цифра три или пять, что могло означать то, что часа через три, появиться нужный нам портал.
  
   До гор мы добрались часа за два, несмотря на то, что шли мы медленно, стараясь не привлекать внимания. Еще минут тридцать ушло у меня на поиск места появления портала. Туда, я, с помощью Зирата, положил большой камень. Я старался скрыть от своих спутников всю свою неуверенность в том, что именно здесь и появиться портал. Я снова надеялся на везение, потому что надеяться на себя и компас, я уже не мог.
   - Когда портал появиться? - спросил меня Зират.
   - Мне нужно немного времени, - ответил я и отошел в сторону, пытаясь рассмотреть показания компаса. Я стал легонько нажимать на его треснувшее стекло пальцем, в надежде, что смогу его, тем самым, правильно соединить между собой, и оно заработает. Но, стекло не выдержало. Трещины стали стремительно расползаться. Стеклянное табло рассыпалось на части, и упало в траву. Мой палец, которым я окончательно раздавил стекло, согнул еще и мягкую стрелку компаса. Меня охватила паника. Я ногтем подковырнул согнутую стрелку, пытаясь ее выпрямить в исходное положение. Она тоже не выдержала и отломилась, присоединившись к стеклам в траве. Мурашки от страха пробежались по всему моему телу. Я с большим трудом сдержался, чтобы не заматериться вслух. Не хватало мне, что бы Ариока с Зиратом узнали про мой очередной провал. Испуганно поглядывая по сторонам, я тихонько поднял стрелку и прислонил к месту слома. Может ее можно приклеить обратно? Я создал супер клей, которым попытался приклеить стрелку. Капельки этого клея упали на циферблат и застыли там, приклеив намертво поворотный механизм компаса. Теперь компас точно не будет работать. Я доломал его окончательно. Дабы не усугублять ситуацию, я спрятал компас в карман, погрызывая пальцы с засохшим клеем. Хуже уже было некуда. Хорошо, что еще место портала успели отыскать. Теперь у нас была всего одна попытка, что бы попасть в мое измерение. Если не срастется, то второго такого шанса, уже не будет.
   У меня в голове родилась гениальная идея. Мы будем по очереди сидеть на камне, которым мы пометили портал. Как только портал появиться, человек исчезнет с камня. Это будет всем остальным сигналом к перемещению. Первую на камень посадили Ариоку, хотя она и сопротивлялась этому. Она боялась попасть одна в незнакомое ей место. Мы с Зиратом стояли рядом, поглядывая по сторонам в поисках опасностей. Опасности нарисовались через полчаса. В нашу сторону бежало человек десять, а может и больше.
   - Пока сидим, - остановил я Ариоку, которая попыталась встать с камня. - У нас есть еще время, - если я не ошибся, то портал сейчас появиться. Надеюсь, это случиться раньше, чем эти люди сюда добегут.
   Расстояние, разделяющее нас с ними, стремительно сокращалось. Я уже прекрасно видел среди бегущих, горячо любимого мною Авира. Он бежал впереди, озаряя светом своего фингала дорогу. Я уже приготовился снять комбинезон, что бы устроить им теплую встречу. Рука потянулась к молнии.
   - Подожди, - остановил меня Зират, положив свою ладонь на мою руку, - Не сейчас. Давай еще пождем.
   Я остановился. Немного времени еще было у нас в запасе. За нашими спинами взвизгнула Ариока. Мы обернулись. На наших глазах она превратилась в прозрачный объект и лопнула, как мыльный пузырь. Портал появился в нужное время и в правильном месте. Я потянул Зирата за собой к порталу, нам нужно было срочно попасть в него, пока он работал. Нас, от наших преследователей, разделяло уже метров сто. Зират остановил меня.
   - Что случилось? - спросил я.
   - Прости меня, - ответил он. В его взгляде я прочел нотку грусти.
   - За что? - не понял я, его поведения.
   - Береги ее, - продолжил он, не отвечая на мои вопросы. Его глаза заблестели от слез.
   - За что я должен тебя простить? - я упорно не понимал что происходит. Авир был уже в пяти метрах от нас.
   - Вот за это, - он сильно толкнул меня в грудь в сторону портала, а сам ринулся навстречу Авиру. От толчка я стал пятиться назад и споткнулся об камень, служивший меткой портала. Я успел увидеть, как Зират прыгнул на Авира и повалил его на спину. Раздался хлопок, вспышка света. Свое падение я закончил уже в другом измерении, распластавшись у ног Ариоки.
   - А где отец? - удивилась она.
   Я выждал несколько секунд, надеясь, что Зират, все-таки, пресечет портал вместе с нами, но он так и не появился.
   - Он остался там, - я опустил взгляд, чувствую в этом свою вину.
   - Почему? Зачем ты позволил ему остаться? - отчитывала она меня. - Я за ним, - она оттолкнула меня в сторону и попыталась пересечь портал. Но, у нее ничего не получилось. Время работы портала истекло.
   - Он сам так решил, - оправдывался я, потому что сам не ожидал того, что там произошло. - Он толкнул меня в портал, а сам побежал навстречу Авиру.
   - Возвращай нас обратно, - приказала она, словно это было так просто.
   - Но, я не могу это сделать! Это невозможно, - ответил я обреченно.
   Ариока зарыдала, окончательно потеряв надежду увидеть отца. Зират изначально не собирался вместе с нами покидать свое измерение. Он согласился только ради Ариоки, что бы она ушла вместе со мной, и оказалось в безопасности. Если бы Ариока узнала, что он не последует с нами, то она тоже бы отказалась пересечь портал. А так он был уверен, что со мной ее ничего не угрожает.
   - Зачем он так поступил? Что с ним теперь будет? - спросила она.
   - Я не знаю, - грустно ответил я. - Это был его выбор. Он сделал это ради тебя и всех жителей того измерения. Видимо, он и не собирался покинуть свой родной дом, - сделал я вывод.
   Ариока долго еще ничего не говорила, плача в сторонке закрывая свое лицо ладонями. Она считала меня и себя виноватыми в случившемся. Меня тоже настигло угрызение совести. Я должен был догадаться заранее, о таком повороте событий.
  
  
   - Где это мы? - спросила Ариока, когда немного успокоилась.
   Действительно, а куда это мы попали? Я внимательно осмотрелся по сторонам. Это место совсем не было похоже на мое родное измерение. На это раз, я с Ариокой оказался в большом ухоженном цветущем саду. Это точно был не лес, а самый настоящий удивительный сад. Здесь росли деревья невероятного гигантского размера, словно их пичкали самыми мощными удобрениями в мире. На глаз, я бы сказал, что они были метров десять в высоту. Но самое удивительное было то, что на этих гигантских деревьях росли такие же нереально большие фрукты, размером со средний арбуз. Возле нас росла яблонька с плодами с мою голову. Я даже отошел от нее подальше, чтобы спелым плодом нас не стукнуло по голове и не убило. Трава под деревьями была самая обычная. Единственно, что было заметно, так это то, что сад был ухожен, трава ровно пострижена газонокосилкой, а деревья аккуратно подрезаны и побелены. А может, этот сад результат научных исследований в какой-то засекреченной лаборатории? Нет, такого не может быть в моем мире. Если бы было возможно это вырастить, то такие фрукты у нас давно бы уже продавались.
   - Мы точно попали не по назначению, - вслух высказался я свое мнение, после долгих размышлений.
   Этот мир явно был не моим родным измерением и не измерением Ариоки или измерением, куда я переселил пустынный народ. Слава богу, здесь живут разумные люди, и мы не останемся одни. Очень надеюсь, что нас здесь хорошо примут.
   Где-то в стороне зашумели деревья, хотя ветра никакого не было. Я услышал гром или это не гром? Этот звук был похож на тот, когда соседи за стенкой смотрят фильм с хорошей стереосистемой. Сквозь расплывчатую дымку своего слабого зрения, очень далеко, я увидел, что к нам приближаются две большие пугающие воображение живые горы, очень похожие, по своим силуэтам, на людей. От этих гор и шел гром, и шумели ветки деревьев, которые они раздвигали в стороны, шагая к нам.
   Ариока взвизгнула от страха, заметив их, и упала в обморок. Как некстати! Теперь, спастись бегством будет гораздо сложней. Я затаился в ожидании, возле тела Ариоки. Когда горы приблизились к нам еще ближе, я четко увидел, что это не горы, а самые настоящие великаны ростом метра четыре, а может и больше. Понятно теперь, почему Ариока упала в обморок. Пора валить отсюда, пока они не заметили нас - лилипутов. Я с большим трудом вскинул себе на плечо обмякшую Ариоку и попытался убежать от этих страшных существ. Во всех детских сказках от великанов никто и никогда ничего хорошего не ждал и не получал. А большая часть из них вообще была людоедами. Я представил, как меня этот великан держит за шкирку надо своей отрытой зловонной пастью, облизываясь от предстоящего вкуснейшего угощения. Брррр! От такой бурной фантазии, я немного ускорился. Несмотря на всю свою видимую хрупкость и легкость, Ариока оказалась очень тяжелой ношей. Но, я не мог ее бросить, даже ради спасения самого совершенного человека на свете, т.е. меня. Я потратил много времени и сил, что бы отыскать ее среди измерений. Отдать ее сейчас на съедение этим монстрам, я без боя не собирался. Жгучий соленый пот со лба лил ливнем, попадая на зрачки и в рот, мешая мне бежать. Великаны заметили меня и направились вдогонку, с каждым шагом сокращая расстояние разделяющее меня с ними. Я уже чувствовал спиной их мощное дыхание, но не сдавался. Неожиданно я споткнулся об корень дерева и упал, нелепо распластавшись на траве. Великаны остановились, в шаге от меня. Он с интересом наблюдали за тем, как я нашел в траве сухую длинную палку, быстро поднялся и встал между ними и Ариокой, нацелив найденную палку на них, как рапиру, перед поединком. Я надеялся отбиться от великанов этим бесполезным предметом. Другого орудия защиты у меня не было. Великаны широко заулыбались. Я решил, что они радуются предстоящей трапезе, в качестве блюд которой буду я и моя любимая. Я очень испугался великанов, несмотря на то, что на вид они были вполне дружелюбные красивые люди, одетые в свободные белые одежды. Это была даже не одежда, а большой кусок белой ткани, ловко обмотанный вокруг голого тела. Их одеяния походили, чем-то, на те, которые я видел на картинках у богов великого Олимпа. Один из напавших на меня великанов был мужчиной, другой был женщиной.
   От страха, я принялся размахивать палкой во все стороны, словно отгонял не великанов, а мелких комаров.
   - Вас меня так просто не взять! - кричал я, запугивающим голосом. - Русские не сдаются! Пошли прочь! - палка свистела передо мной, как рапира в руках опытного спортсмена. Великаны продолжали улыбаться, но ближе не подходили. Бояться они меня, утешал я себя.
   - Приветствуем вас, наши гости, - произнесла женщина великан, немного опустив голову в знак почтения. - Мы не сделаем вам ничего плохого, - проинформировала она меня.
   - Знаю я вас, - не верил я, немного снизив скорость махания палкой. - Сейчас, как только я брошу палку, вы нас схватите и съедите.
   Великаны громко, от души, засмеялись, сотрясая воздух, словно мощный сабвуфер. Их громогласный смех меня немного успокоил. Я даже улыбнулся в ответ, заразившись их смехом. Не могут же враждебные существа смеяться? Значит, вполне вероятно, они дружелюбные и не причинят нам вреда.
   - Кто вы такие? - прокричал я им свой вопрос. Мне казалось, что если я скажу тихо, то они меня не услышат.
   - Мы атланты из великой Атлантиды. Мы пришли помочь вам, - великаны попытались приблизиться к нам, но я снова поднял палку.
   - Нам не нужна никакая помощь, - ответил я, насторожившись, и принял боевую стойку, готовясь начать отбиваться.
   - Успокойся, Артур - произнес мужчина великан. - Мы знаем, что ты напуган и многое перенес в своей жизни. Мы поможем тебе и Ариоке.
   - Откуда вы знаете, кто мы такие? - удивился я и выронил палку из рук.
   - Мы видим твои мысли и видим твою линию жизни. Мы те, которых вы приравняли к богам, - ответила женщина великан.
   Палку я подымать не стал. Сопротивляться дальше, не было никакого смысла. Судя по тому, что они все знают про меня, они не причинят никакого вреда ни мне, ни Ариоке.
   Великан мужчина подошел ближе и поднял Ариоку, взвалив ее к себе на широкое плечо.
   - Следуй за нами, - предложила мне женщина великан.
   Мои новые знакомые развернулись и пошли обратно. Я побежал за ними, стараясь не отставать. Шли мы долго. Я как пятилетний ребенок вынужден был периодически бежать, догоняя своих попутчиков, словно родителей ведущих меня в школу. От предложения поехать на плече у женщины великана, я категорически отказался. Во-первых, я постеснялся ехать на женщине, во-вторых, мне было очень страшно из-за боязни высоты. Наш путь проходил через цветущий райский сад. Сочные спелые фрукты росли здесь в изобилии повсеместно. Мне даже дали один из них попробовать. Это была гигантская слива размером с футбольный мяч. Эту сливу мне сорвала женщина великан, когда я попросил чего-нибудь поесть. Слива, на вкус, оказалась очень сочной, вкусной и приятно-сладкой. Я утолил голод, съев всего четверть от ее объема. Ариока всю дорогу пребывала в безпамятстве. Гигантский райский сад наконец-то закончился. Мы вышли к знакомым мне пирамидам, в которых, как оказалось, и жили Атланты-великаны.
  
   Все дальнейшее, происходящие с нами, больше походило на один долгий нереальный, но вполне счастливый сон. Приняли нас Атланты очень хорошо, словно мы с Ариокой были очень важные знатные персоны. Кроме Атлантов, в этой местности никто больше не жил. Сами Атланты оказались скрытным, совсем непонятным мне народом, больше похожим на инопланетян, а не жителей планеты земля. Все они, без исключения, умели читать мысли, видеть будущее и прошлое, лечить руками. Их общее развитие, как цивилизации, было на очень высоком, не постижимом моему уму, уровне. Разговаривали они больше намеками, чем конкретными фактами. Любая их беседа сводилась к долгим и многочасовым размышлениям, словно я беседовал с какими-то буддийскими монахами. Они заставляли домысливать ответы самому или делать вывод из их фраз и вопросов.
   Жили Атланты в пирамидах, как и мой народ пустынного измерения. В эту плодородную местность Атланты переселились недавно, несколько сотен лет тому назад, из страны Атлантиды, которая располагалась на большом острове. Сама Атлантида ушла под воду, после сильного извержения вулкана. Атланты предвидели это событие, поэтому смогли заранее покинуть свой остров и расселиться по всей планете. Местность, где сейчас проживали бывшие жители Атлантиды, называлась Междуречьем. Эта была очень плодородная земля, расположившаяся между полноводными реками Тигром и Ефратом. Атланты были вегетарианцами. Сад, в котором нас и нашли, назывался Эдемом. В нем они круглый год выращивали для себя фрукты и овощи. Еще, что я узнал про них, так это то, что продолжительнсоть жизни у них была за тысячу лет. Как они этого достигали, я не понимал.
   Меня с Ариокой Атланты отселили от себя подальше. С той стороны Эдема, нам они построили вполне приличный деревянный дом. Я предполагаю, что они сделали это из-за моей повышенной любопытности и постоянного влезания в их дела. Я интересовался всеми их достижениям, не забывая давать дельные советы, как руководить страной. Все их передовые технологии, я хотел внедрить в жизнь своего народа, которым сейчас правила Ляпотра. Я все еще надеялся вернуться к нему и снова занять свой трон. Несмотря на все свои передовые технологии, вернуть меня в требуемое измерение они отказывались. Я не очень понимал причину отказа. Толи они не могли это сделать, толи чего-то выжидали. При этом, я всегда получал один ответ, что еще не пришло мое время. Но что за время не пришло, понятно не было, поэтому я покорно ждал.
   Так я прожил здесь с Ариокой целый год. Это был самый счастливый год в моей жизни. У меня был свой дом! Любимая женщина. Я не должен был ходить на работу или принимать сложные решения. Это был полный дауншифтинг - я прожигал жизнь в свое удовольствие. Я ловил рыбу, собирал фрукты, мечтал, размышлял, беседовал с Атлантами, пока Ариока хлопотала по хозяйству. Жизнь текла размеренно и спокойно. К моей великой и безмерной радости, в этот лучший год, Ариока осчастливила меня дочкой, которую мы назвали Евой. Теперь я еще занялся и ее воспитанием.
   Росла Ева как в сказке - не по дням, а по часам. Когда ей исполнился всего лишь годик, она по росту, уму и развитию представляла собой восьмилетнего ребенка. Нас сначала это пугало, но наши друзья Атланты объясняли это чистейшим местным воздухом и богатой витаминами пищей. На мой вопрос, почему не выросли мы с Ариокой, нам ответили, что наши организмы старые и эти вещества на них не влияют. Я не знал, как к этому относиться, но Ева была нашей любимой дочерью, поэтому мы принимали ее такой, как есть.
   Атланты приняли Еву, как свою соплеменницу. В свои три года, он уже была вполне взрослым человеком. Если оценивать ее внешность, то она тянула на восемнадцатилетнюю девушку. Среди Атлантов, Ева нашла себе парня, которого звали Адам. Он, видимо, тоже был не совсем чистокровный Атлант, потому, что ростом он был чуть меньше двух метров. Вскоре они поженились и тоже поселились в Эдеме, недалеко от нас.
   Сразу после их свадьбы, Атланты объявили нам, что в ближайшие несколько лет здесь полностью измениться климат. Это место станет непригодным для полноценной жизни, поэтому они покинут, скоро, эти обжитые места. Всем нам, они предложили последовать с ними, дабы не подвергать себя опасностям. Наша дочь, со своим мужем категорически отказались уезжать отсюда. Им здесь нравилось. Они не верили в предсказания Атлантов, считая их сильно преувеличенными. Но, я с Ариокой верил им, поэтому согласился последовать с ними. Еще, я с Ариокой очень наделся, что Атланты помогут нам осуществить наши желания. Ариока очень хотела найти своего отца. Она верила в то, что он не погиб, а все еще жив и ждет ее. Я надеялся попасть к себе домой в родное измерение. Мне было интересно узнать, как там поживает мой ненавистный начальник? Что сейчас твориться в моем мире? Кто президент, и какая там сейчас политика? Еще, я хотел узнать как дела у Кучерявого и Георцега? Как там правит Ляпотра моим народом, и как поживаем сам народ? Я скучал по всем этим людям и событиям. Да и надоела мне размеренная жизнь без приключений и опасностей. Все это нам могли дать Атланты. Мы боялись оставить одну здесь нашу дочь, но Атланты успокоили нас, пообещав, что все будет хорошо, и мы с ней вскоре встретимся.
   Пирамиды, в которых жили Атланты, оказались еще и летающими космическими кораблями. На них мы и переместились к новому месту жительства. Для Евы и Адама Атланты оставили один такой небольшой корабль, на случай, если он захотят присоединиться к ним. Я еще долго буду с наслаждением вспоминать эти прекрасные спокойные мгновения нашей жизни.
   Уже на новом месте жительства, от Атлантов, я узнал, что при последнем своем перемещении я попал в свое родное измерение. Но, временной сбой портала отправил нас на тринадцать тысяч лет назад, в далекое прошлое. После этого, они предложили помочь нам вернуться в любое измерение и время, куда мы только захотим. Я не торопился воспользоваться этим предложением. У меня еще оставалось много вопросов, на которые я хотел узнать ответы. Ариока поддерживала меня. Выбор был сложный, потому что вернуться, потом, обратно было уже невозможно.
  
  
  
  
   Мы сидели с Ариокой в компании двух атлантов, мужчины и женщины, которые нашли нас в саду, после перемещения через портал. Мы пили вкусный приятный травяной чай.
   - Вы можете посмотреть, как там поживает наша дочь и что ее ждет в будущем? - попросил я их, точно зная, что они это умеют.
   - А ты точно хочешь это знать? - спросила меня женщина атлант, словно это было мне вредно. Я утвердительно кивнул, потому что Ева была нашей дочерью. Ее судьба волновала нас, как своя собственная.
   Женщина атлант протянула мне толстую книгу, которую держала в руках с самого начала. Она предвидела мой вопрос и была готова на него ответить.
   - Здесь откроется тебе то, ради чего ты здесь и оказался, - загадочно произнесла она.
   - А про Еву здесь тоже все сказано? - спросил я.
   - Все твои вопросы будут потом, а сейчас открой эту книгу, - ответила она. - Пока ты ее не прочел, у тебя будут неправильные вопросы, - пояснила она.
   Я взял эту увесистую книгу. На ее твердой обложке золотыми буквами было выбито - "Библия".
   - Это первоисточник, - пояснил мне мужчина атлант. - Найди главу о прародителях человеческих и больше у тебя не будет вопросов о судьбе твоей дочери и нашего сына Адама.
   Я быстро отыскал нужную главу и понял, что моя дочь с ее мужем самые известные люди в моем родном измерении. Они явились основателями рода человеческого на земле. А я, с Ариокой, сыграл немаловажную роль в истории своего народа, подарив им Еву.
   - Почему судьба очередной раз выбрала меня для такой важной миссии в этом измерении? Да и в других измерениях мне предоставлялась немаловажная роль? - попытался выяснить я у атлантов.
   - Люди живут во времени, а само время существует вне себя статично в одной плоскости. Для времени нет ни будущего, ни настоящего. Если будущее не соединять с прошлым, то будущее исчезнет, а прошлое не получит своего развития. Для соединения времен нужны замыкающие ключи. Ты и есть один из таких ключей, пришедший из будущего и замкнувший будущее с прошлым. Ты выполнил свою миссию ключа в нескольких измерениях. Тем самым, жизнь на земле не прекратиться, а продолжится во всех временах и измерениях. Время сохраняет жизнь, а жизнь время. Это два понятия тесно связанные между собой. Они не существуют отдельно. Судьба, это руки времени.
   Я задумался. Переварить эту информацию мне будет сложно, хотя общий смысл я вроде понял. Всю свою жизнь я знал, что родился на этой земле не зря. Я верил в то, что судьба предначертала мне что-то важное. Но, я даже и не предполагал, что настолько важное. Вот почему мне выпало столько приключений. Сколько тайн мне еще откроется, я не знал. Эту книгу я написал несколько тысяч лет назад и надеюсь, она дойдет до читателей нужного времени и измерения. Моя последующая жизнь, это глава моей очередной книги.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   10
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"