Кузина Ирина Ильинична: другие произведения.

Кот Нинитки Повесть-сказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

скачать книгу бесплатно с иллюстрациями можно здесь https://ridero.ru/books/kot_ninitki_povest-skazka/

Кот Нинитки

Повесть-сказка

Абсолютно правдивые истории, основанные только на фактах. Имена всех героев реальны.

Глава 1.

Почему кота назвали Нинитки?

   Жил-был кот. Сначала, год или полтора со дня своего рождения, это был просто кот без названия. Да и сами подумайте, кто и зачем его будет звать на помойке или в подвале? Крысы, что ли, или голуби? Но потом, когда его с этой помойки притащили в дом, хорошенько отмыли в ванне (хотя он и сопротивлялся) и принялись вытирать большим полотенцем (которое тут же промокло, потому что кот оказался очень пушистым) и сушить феном, он вырвался, залез под плетёное кресло и начал вылизываться, ведь это было гораздо привычнее, чем сушиться под горячим ужасающе ревущим ветром.
   И вот спустя примерно час, когда он почти вылизался и стал очень красивым - светло-серым в тёмно-серую продольную полосочку на спинке, как у бурундучка, к креслу подошла хозяйка, чтобы взять своё вязание, случайно дотронулась ногой до чего-то пушистого и сказала: "Ой, я думала, под креслом мои нитки валяются, а это, оказывается, не нитки, это кот!" Тут же прибежали дети и стали кричать: "Это не нитки, это кот! Это кот, это Нинитки!" Так кот стал Нинитки.

Глава 2.

Котограф

   Хозяином кота Нинитки был художник. Сам себя он считал очень современным художником, почти авангардистом. Он покупал разные краски и мазал ими холсты, стены, одежду, какие-то непонятные предметы, которые находил на помойке, то есть, как он говорил, искал себя. Но почему-то нигде не мог себя найти.
   Он страшно мучился сам без себя, и в один прекрасный день (это был как раз тот прекрасный день, когда художник и кот нашли друг друга) он в отчаянии решил, что никогда больше не будет художником, а станет менеджером или, на худой конец, юристом, сгрёб в охапку все-все краски, бумаги, холсты и отнёс их на помойку. Он бросил всё это в мусорный ящик и немного постоял под печально накрапывающим мелким дождиком.
   Вдруг в ящике что-то зашевелилось, и оттуда вылез удивительный кот. Он был в пятнах и разводах всех цветов радуги в таком прекрасном сочетании, какое художник безрезультатно искал все эти годы!
   Художник ахнул, попросил кота никуда не уходить, пообещав принести ему кусок свежей колбасы, и побежал за фотоаппаратом. Кот решил подождать, чтобы узнать вкус свежей колбасы - до этого он ел только подпорченную (хотя мы знаем, что коты едят только очень свежие продукты, а то, что немного задумалось, доедают люди, но это потом, когда коты становятся домашними и им преподносят еду на красивом блюдечке).
   Художник прибежал, сделал несколько снимков, а потом отдал коту колбасу. Тот её проглотил не почувствовав вкуса и укоризненно посмотрел на художника. Тогда художник предложил ему ещё колбасы, но только дома.
   Кот немного подумал, без всякого сожаления бросил взгляд в сторону подвала и запрыгнул художнику на руки.
   Фотографии живописно вымазанного кота, сидящего на крышке мусорного бака, имели огромный успех в интернете. А художник продолжал снимать Нинитки уже в его натуральном виде, и вообще он фотографировал только котов и кошек.
   Его фотовыставки тоже всегда проходили с большим успехом - их посещала целая половина человечества, потому что другая половина любит собак.
   Так художник стал котографом, что не помешало и даже, наоборот, помогло ему всегда оставаться художником.

Глава 3.

Лучший друг кота Нинитки

   Лучшим другом кота Нинитки был Соловей. Он жил на заброшенной стройке, густо поросшей кустарником.
   Эта самая стройка находилась не где-то там на отшибе, а почти в самом центре района, охваченная с трёх сторон автомобильными дорогами, гудевшими день и ночь, а с четвёртой - высоким кирпичным забором.
   Соловей был очень одинок. Каждую весну он самозабвенно пел свои песни, но ни одна самочка не соглашалась жить на таком шумном месте. Соловей же почему-то был верен своим кустам и не менял квартиры.
   Как-то раз кот Нинитки, ещё будучи просто котом, жившим, как уже было сказано выше, первые год или полтора своей жизни в подвале, решил проведать рыночную помойку.
   Конечно, это было очень опасно, потому что на рыночной помойке обитали чужие коты и чужие крысы, в отличие от дворовой, где были все свои. Но кот Нинитки был в то время по неопытности смел и отчаян и отправился подзакусить чем-то, как ему казалось, более вкусненьким и интересненьким.
   Рынок находился как раз через дорогу от той самой заброшенной стройки, в кустах которой обитал Соловей. И вот, когда кота Нинитки благополучно шуганули с рыночной помойки какие-то облезлые, устрашающего вида личности, не позволив даже как следует принюхаться, и он сидел на обочине дороги, зализывая несерьёзную рану, тогда в перерывах между проносящимися машинами ему послышались странные звуки.
   А кот Нинитки, надо сказать, от рождения был очень музыкален. Он даже орал под окнами с другими котами не просто так, а музыкально, а впоследствии хозяева кота и их гости восхищались его удивительно музыкальным мяуканьем (в чём, как вы узнаете позже, была немая заслуга Соловья).
   Странные звуки (а это были самозабвенные рулады нашего одинокого Соловья) потянули кота Нинитки как за ниточку, и он бросился через дорогу, не обращая внимания на визг тормозов и чертыхания водителей.
   Соловей сидел на ветке ивового куста и, закрыв глаза, отрешённо пел, слушая и слыша только себя. Близкий гул автомобилей не мешал ему. В сумерках среди зарослей ивняка его почти не было видно. Пел он долго, сегодня у него лихо получались особенно сложные рулады, и он был доволен собой.
   Но в некоторый момент он неожиданно почувствовал нечто странное - он почувствовал, что его слушают! Это было так необычно, что Соловей замолк и открыл глаза. И тут же закрыл их снова от ужаса и изумления, потому что совсем близко с соседнего куста на него пристально, не мигая, смотрели два ярких жёлто-зелёных глаза.
   - Что же ты замолчал? Пожалуйста, пой дальше, я же так тихо сижу, стараюсь не мешать тебе! - сказал обладатель ужасных глаз.
   Но Соловей не отвечал и не открывал глаза, он просто не мог пошевелиться, он онемел.
   - Ну хорошо, если ты предпочитаешь петь в одиночестве, только для себя, я сейчас уйду, но прошу тебя, спой мне напоследок хотя бы вот это! - и обладатель ужасных глаз закрыл их (чего Соловей, естественно, не видел), вытянул шею и благоговейно то ли пропищал, то ли просипел (он был не в голосе от недавно пережитого на помойке разочарования) одну из любимейших рулад Соловья.
   Услышав подобное, Соловей покачнулся и чуть не свалился с ветки от еле сдерживаемого смеха.
   Хорошее дело - смех!
   Соловей тут же пришёл в себя и совершенно перестал бояться.
   Он открыл глаза и строго (но внутренне смеясь) сказал:
   - Ты наврал половину нот, но у тебя есть способности! Если хочешь, я позанимаюсь с тобой?
   - Я был бы счастлив! Ещё вчера я не знал, что бывает такая музыка! - восхищённо проговорил кот Нинитки.
   Соловей был польщён, но, не подавая виду, сказал несколько снисходительно:
   - Приходи завтра чуть пораньше, сегодня я что-то устал.
   - Я обязательно приду! - горячо ответил кот Нинитки, грациозно спрыгнул с ветки и неслышно стал удаляться, мягко ступая лапами.
   "Да, у каждого свой талант!" - подумал Соловей, глядя ему вслед, и облегчённо вздохнул, переводя дух.

Глава 4.

Норное животное

   Художник сидел на полу в своей маленькой тёмной комнате, которую называл мастерской, и мучился, пытаясь разложить или рассортировать (как выразилась его жена) свои работы. Но сортировать художник ничего не умел в принципе, поэтому он, примостившись в груде папок и рулонов, разворачивал их, мельком сердито взглядывал, снова сворачивал и откладывал в сторону куда попало. Работ накопилось довольно много (с тех пор как художник стал котографом, он потихоньку опять принялся за свой авангард - никуда ему от этого было не деться).
   Так вот, работ было достаточно, чтобы, по крайней мере, устелить десять квадратных метров пола. Художник пересмотрел почти всё, очень устал, но работы от этого не убавилось - сортировка ещё и не думала начинаться (не могла же она начаться сама по себе).
   Вдруг боковым зрением художник уловил, что один из рулонов зашевелился. Художник тяжело вздохнул и отвернулся, но тут зашевелился другой рулон - художник на мгновенье закрыл глаза. А когда на него пополз третий рулон, он встал и вышел из комнаты.
   Художник всё ещё стоял в прихожей, отрешённо глядя, как жена собирается на рынок, когда дверь тихонько скрипнула, и из мастерской спокойно вышел кот Нинитки.
   Он старательно обнюхал все углы, тщательно обтёрся о них щеками, потом подошёл к большой сумке на колёсиках, которую хозяйка приготовила для похода на рынок, просунул голову в приоткрытую молнию, влез внутрь, повозился там немного и затих.
   А жена художника, одевшись, повернулась к сумке и за металлическую ручку потянула её на себя.
   Сумка дёрнулась и усиленно зашевелилась, жена художника тихо ойкнула и села на телефонный столик.
   Сквозь узкую щель из сумки с трудом выбрался кот Нинитки, отошёл на несколько шагов, уселся и принялся вылизываться.
   - Коты - норные животные! - с задумчивой радостью изрёк художник.
   - Да? - с сомнением сказала жена.
   Тут же прибежали дети и стали кричать:
   - Давайте купим коту домик! Давайте купим коту домик! Давайте купим коту домик! Давайте...
   - Ещё чего! - возразила мама. - Такие деньги тратить, а он, может быть, и жить там не захочет. Лучше мы домик сами сошьём!
   Домик мастерили целую неделю. Из плотного картона, поролона и сатина в сине-зелёную клеточку. Над входом вышили крупными стежками: "Кошкин дом Нинитки", а внутрь положили стёганый коврик - жёлтый с голубыми котятами, сшитый из старой детской фланелевой пижамы. Домик получился несколько скособоченный вправо, но в целом очень симпатичный.
   Отпраздновали новоселье, поставив перед домиком мисочку с самым вкусным кошачьим кормом, купленным по этому случаю. Нинитки с жадностью съел корм, а домик обошёл, не обращая на него никакого внимания, вспрыгнул на диван и разлёгся на подушках. Все были несколько разочарованы, но мама сказала:
   - Ничего, он постепенно привыкнет.
   Как только комната опустела, кот Нинитки неспешно спрыгнул с дивана, опять обошёл вокруг домика, с любопытством его обнюхивая, осторожно влез внутрь - сначала наполовину, постоял так в нерешительности несколько мгновений, задумчиво поводя хвостом, затем влез целиком. Домик немного пошевелился и замер.
   Спустя минуту кот Нинитки вышел из домика, вспрыгнул обратно на диван и разлёгся в той же позе. "Ничего интересного, - думал Нинитки, лениво облизывая лапу, - всё равно, что сравнить настоящую таинственную нору с вырытой ямой".
   Но через некоторое время кот Нинитки действительно привык. Обжил свой домик, щеками обтёр его со всех сторон снаружи, слегка пометил внутри, и, когда дом запах чем-то родным, кот, к радости хозяев, стал проводить в нём часок-другой.
   Хотя, если честно, стоило забыть закрыть дверцу какого-нибудь шкафа, как кот Нинитки тут же с удовольствием перебирался туда и блаженствовал в таинственных дебрях шуб и пальто, обувных коробок или среди стопок чистого белья. Но это-то как раз и подтверждало гениальную догадку художника, что коты - норные животные.

Глава 5.

У Нинитки появляется ещё один друг

   Как-то раз в субботу в начале осени художник с семьёй отправился на Птичий рынок прогуляться и пофотографировать кошек и разных других животных. Необходим был новый материал для очередной фотовыставки, а всех близлежащих подвальных кошек и тех, что жили у его друзей и соседей, он уже переснимал. На рынке же было большое разнообразие, и хозяева животных, услышав, что фотографии нужны для выставки, с удовольствием демонстрировали своих питомцев.
   Ходили по рынку долго: умилялись, восхищались, удивлялись. Видели несметное количество кошек и собак, котят и щенков, хомячков и морских свинок, кроликов и даже лисят, а ещё хорьков, мышей, голубей, канареек, змей, лягушек, черепах...
   И, в конце концов, не выдержали и купили маленького полуторамесячного попугайчика, обыкновенного волнистого жёлто-зелёного попугайчика. Все под впечатлением увиденного были очень довольны своим приобретением, и никто не подумал, что дома живёт кот.
   Дети долго спорили, какую купить клетку: сын хотел небольшую прямоугольную серебристую с деревянными качелями и лесенкой, а дочка - большую цилиндрическую золотую клетку с множеством цветных пластмассовых забавлялочек. Чтобы никому не было обидно, выбрали то, что предложила мама. И только когда пришли домой, открыли дверь и у самого порога увидели кота Нинитки, как всегда встретившего их нетерпеливым громким мяуканьем, поняли, что лучше бы купили золотых рыбок (впрочем, спустя некоторое время это намерение всё же осуществили: при очередном посещении Птичьего рынка детям очень понравились развалины подводного замка в разделе украшений для аквариумов, после долгих уговоров и клятвенных обещаний самим ухаживать за всей живностью в доме замок был куплен и в придачу к нему - аквариум с золотыми рыбками).
   Теперь же кот Нинитки моментально унюхал птичий запах и принялся нервно наворачивать круги вокруг дочки художника, державшей в руках небольшой фанерный ящичек с птенцом.
   - Смотри, Нинитки, - строго сказала дочка художника, - мы принесли тебе друга! Запомни - друга, - повторила она, - а друзей обижать нельзя!
   Кот Нинитки тут же потерял к птенчику всякий интерес, повернулся и, грациозно ступая лапами, отправился в туалет.
   Попугайчика поселили в кухне на холодильнике, устелили дно клетки газетой и стали кормить его тёртой морковкой и мелкорубленым варёным яйцом. С первого же дня дети начали учить его разговаривать.
   - Жора, Жорочка - обжорочка! - тараторил по сто раз на дню сын художника (попугайчика на семейном совете решили назвать Жорой).
   - Не трожь Жору, Жора на жёрдочке - птичка-невеличка! - громким чётким речитативом отвечала дочка.
   - Ну что вы его учите какой-то ерунде! - возмущался папа-художник. - Пусть лучше говорит: "Здравствуйте, товарищи!"
   Но Жора таинственно помалкивал, только иногда что-то бормоча себе под нос, пока месяца через два в одно прекрасное раннее утро (кстати, довольно хмурое) за завтраком, когда все спешили: кто в школу, кто на работу, - и усиленно звенели ложками и тарелками, он вдруг не встрепенулся и не сказал сердито маминым голосом: "Ешь кашу!"
   Что тут началось! Хохоту, восторгу, умилению не было предела! Сначала Жора струхнул, но поняв, что им восхищаются, расправил пёрышки, напыжился и сидел на жёрдочке как именинник.
   С тех пор Жору как прорвало: каждое утро очень рано он начинал с того, что оглушительно прочищал горло и пробовал голос, и потом весь день галдел на своём холодильнике, гордо и темпераментно произнося речи, как вождь на митинге. И речи его были вдохновенны и виртуозны.
   Кроме тех фраз, которым его учили, они содержали тысячи обрывочных звуков, среди которых можно было услышать и голоса телевизионных дикторов, и крики ворон, проносившихся за окном, и вой сирены, и шум воды из крана, и звуки музыки, и чьё-то покашливание, и смех...
   Всё это он выпаливал с огромной скоростью в таком неимоверном сочетании, что художник иногда, не выдержав, говорил:
   - Да! Жора у нас - неординарная личность. Просто гений музыкального авангарда!
   И добавлял:
   - Теперь я понимаю, когда говорят, что с гениями трудно ужиться!
   - Ничего, можно привыкнуть, - спокойно отвечала жена, правда, непонятно, кого она имела ввиду: Жору или вообще гениев.
   Прошло полгода. Всё это время хозяева выпускали попугая полетать только в своём присутствии, а когда уходили, строго следили за тем, чтобы клетка была как следует заперта, хотя Нинитки вроде бы не обращал на Жору никакого внимания и после строгих слов дочки художника не проявлял к нему видимого интереса.
   Входить с ним хоть в какие-то отношения и тем более дружить кот Нинитки, как видно, считал ниже своего достоинства. А виртуозные речи Жоры по сравнению с вдохновенными песнями Соловья он презрительно называл в душе какофонией. И мечтал о том, как наступающей весной по ночам будет через форточку сбегать из дома (кухонное окно располагалось наискосок от козырька подъезда как раз на расстоянии хорошего кошачьего прыжка), встречаться со своим старым другом и наслаждаться его дивным пением.
   Но вот однажды то ли всё-таки забыли закрыть клетку, то ли подросший Жора, благодаря своему крепкому клюву и неординарному уму, сумел открыть её, так или иначе, семья художника, вернувшись откуда-то из гостей поздно вечером, застала такую картину.
   Под сидением кухонного диванчика, загнанный в самый угол котом Нинитки, весь взъерошенный, молча, гордо стоял Жора. А кот опасливо ходил взад-вперёд по дуге, перекрывая ему все пути к бегству, но соблюдая некоторую дистанцию.
   У кота был озадаченный вид: стоило ему хоть полшага сделать в сторону Жоры, как тот начинал оглушительно...мяукать! И Нинитки в смятении отступал назад.
   Дети бросились вызволять Жору из плена. А кот с несколько задумчивым отрешённым видом ушёл к себе в домик.
   Его поразили смелость и находчивость Жоры! И ещё он отдавал должное его слуху: так точно воспроизвести отвратительный ор старого главаря из подвала! И где он только его слышал!
   С тех пор кот Нинитки стал для Жоры старшим товарищем и наставником. Эта роль ему очень понравилась. Он заботливо опекал попугая по мере своих возможностей, то есть, отгонял Жору от форточек, когда тот выбирался из клетки полетать (клетка теперь всегда была открыта), не разрешал ему сидеть сверху на дверях, чтобы не прищемили, с удовольствием путешествовал с ним по шкафам, позволял клевать из своей мисочки (Жора любил разгрызать сухой кошачий корм) и даже был не против, когда Жора заскакивал к нему на спину и щекотно перебирал клювом шерстинки. "Эх, и почему это у меня все друзья птицы? - думал в такие минуты кот Нинитки. - Наверное, у меня к ним слабость!"

Глава 6.

Как кот Нинитки был художником

   Однажды художник решил навести порядок в своей мастерской, конечно, после разочарования в своих сортировочных способностях, описанных в четвёртой главе, ему это никогда не пришло бы в голову, если бы в один прекрасный день он не обнаружил, что не может пройти от двери до своего стола - просто некуда поставить ногу!
   Порядок заключался в том, что художник расчистил середину комнаты, распихав всё по углам, под стол, за шкафы и на шкафы, потому что внутри шкафов, занятых ревнивыми страрожилами, уже много лет не было свободных мест.
   Художник остался доволен вновь созданным порядком и отправился на кухню попить чайку, считая себя вправе немного отдохнуть после столь напряжённого творческого труда - приведения хаоса к порядку.
   Кот Нинитки частенько посещал мастерскую, но в этот раз всё в ней казалось непривычным. Все запахи перемешались и куда-то переместились, как будто давно знакомую любимую мозаичную картинку вдруг взяли и хладнокровно разрушили. Нинитки в растерянности обошёл, обнюхивая, комнату, влез под стол, забрался на большую кучу бумаг, где запахи перемешались совершенно непостижимо, и в смятении на неё написал. Лужа оказалась слишком большая, плохо впитывалась в плотную бумагу и стала ручейками стекать вдоль кучи.
   Кот Нинитки стоял сверху и, хотя это мало помогало, яростно загребал лапами - за этим занятием и застал его художник. Он схватил кота за шкирку и, безрезультатно пытаясь подставить одну ладонь под четыре капающие лапы, бросился в ванную. Пока дети отмывали кота Нинитки (жены не было дома, она была врачом и в это день работала во вторую смену), художник вернулся в комнату спасать свои работы.
   Слава богу, в куче под столом лежало то, что художник отбраковал, но в сомнении пожалел выбросить. Лужа уже успела частично впитаться, частично растечься, запах стоял невыносимый, спасать было нечего.
   Из ванной доносились дикие звуки: ор кота, смех, какие-то взвизгивания, опять смех, ор и водопадный шум воды.
   Художник отправился на кухню за большим мусорным пакетом, по пути дёрнув ручку ванной, но дверь была заперта. Он сердито постучал: "Вы там кота не уморите!"
   Из ванной высунулось раскрасневшееся лицо дочки: "Папа, всё в порядке, просто мы ему лапы мочалкой трём, чтобы не воняли!" - и дверь захлопнулась.
   Художник вернулся в комнату, осторожно взял из кучи верхний лист - самый мокрый и хотел уже было его смять, чтобы сунуть в пакет, но, едва скользнув по листу, его художественный взгляд замер.
   Кот Нинитки, старательно загребая мокрыми лапами, размазал краски по бумаге и даже кое-где её прорвал. Благодаря этому скучное изображение получило необычную динамику, накал и взрыв страстей в месте прорыва!
   Если бы Нинитки загребал не так яростно, динамика линий получилась бы более лёгкой и романтичной, как полёт дельтаплана над горным озером или как порыв ветра, плавной волной прокатывающийся по степным травам.
   Художник размечтался и в мечтах своих пришёл к мысли о сотворчестве с котом. Допустим, он будет писать основу задуманной композиции, а кот Нинитки - размазывать её в нужных местах. Можно смочить коту лапы водой или, например, смазать маслом, но как заставить кота загребать, если загребать нечего! Должен же быть запах, не пачкать же, в самом деле, бумагу! Этими мыслями художник после ужина поделился с женой. Решение жены оказалось до гениальности простым:
   - Кот Нинитки загребает не только около своего лотка в туалете, - сказала она, - когда он недоволен едой, то с досадой трёт лапой пол возле мисочки. Положи свою картину на пол и поставь на неё мисочку, вот и всё!
   После нескольких экспериментов стало получаться кое-что интересное. Художник даже научился варьировать силу нажима кошачьих лап: если кот был очень голоден, он тёр лапой около невкусной еды с большей досадой и остервенением, чем обычно. Особенно он не любил варёное мясо из трёхдневного борща, тогда на бумаге получалось настоящее крушение миров!
   Если же кот Нинитки был сыт и на хозяйское "кис-кис" подходил к мисочке просто так, на всякий случай проверить, что же там ему такое дали, а в мисочке была, например, простокваша (молочное Нинитки не очень любил), то он удостаивал эту простоквашу одним-двумя ленивыми гребками, и тогда получалось что-то эдакое вальяжно-игривое или, наоборот, грустно-пасторальное. Разная степень смачивания лап тоже давала свой эффект.
   Сначала, конечно, коту Нинитки всё это не очень нравилось - ведь ему приходилось каждый раз терпеть отмывание лап от краски, но, во-первых, всегда после этого он получал что-нибудь очень вкусное, а во-вторых, это происходило не так уж часто - пару раз в неделю. Со временем Нинитки вошёл во вкус, пристрастился к живописи и из первоначальной мазни своего хозяина (как он в душе несколько неуважительно называл заготовки художника) стал создавать настоящие шедевры без всяких ухищрений с мисочкой.
   У художника был друг, который работал кем-то там на телевидении. Насмотревшись на этом телевидении всякого, он своим искушённым взглядом искал и нигде не находил чего-то настоящего (быть может, не там искал).
   Как-то вечером, забредя в гости к художнику, он увидел совместное человеческо-кошачье творчество и пришёл в восторг как от гениальной идеи о сотворчестве, так и от самого творчества. Он тут же предложил показать кота и его живопись по телевизору. Переговорил кое с кем, и вскоре в ежедневной утренней передаче в рубрике "Братья наши меньшие" вышел небольшой пятиминутный сюжет о коте-живописце. Сюжет имел успех, и кота с художником пригласили ещё в пару передач.
   Кот Нинитки стал знаменитым! О нём написали в газете, прошли две персональных выставки в кошачьем клубе, а три работы даже попали в Центральный выставочный зал (в рамках проекта "Будущее начинается сегодня. Экология искусства"). Целых полгода кот Нинитки был знаменитым, потом о нём стали забывать и через пару месяцев забыли начисто.
   Но эти полгода дали возможность художнику и его семье скопить некоторые средства и приобрести старенькую дачку, правда, далековато от города, но зато рядом с лесом и маленьким живописным озером.
   В первое же лето семья вместе с котом и попугаем выехала на дачу (аквариум с золотыми рыбками оставили на попечение соседей).
   Подновляли дом, возились в саду, купались в озере, ходили в лес за земляникой и черникой, в общем, были счастливы.
   Художник забросил свой авангард и стал потихоньку писать очень милые вполне классические акварели и этюды маслом.
   Но особенно счастлив был виновник всего этого - кот Нинитки. После подвальной и квартирной жизни дача показалась коту раем! Целый новый мир открылся ему!
   Но это, как говорится, другая история.

Кот Нинитки на даче

Глава 1.

Блаженные дни

   В первый раз на дачу собирались целую неделю. Бегали по разным магазинам, хозяйственным и продовольственным, чтобы приобрести самое необходимое для жизни на даче. Необходимого оказалось так много (удивительно, как много для жизни надо человеку в отличие от кота или попугая!), что пришлось арендовать небольшой прицеп.
   С раннего утра почти до полудня грузили автомобиль. Потом с багажником и прицепом, накрытыми брезентом и похожими на причудливые скалистые горы, с котом на руках и Жориной клеткой на сумке между ног, с трудом втиснутые в оставшееся пространство между вещами, долго ехали по душному городу.
   А когда выехали за город и набрали хоть какую-то скорость, коту Нинитки стало плохо: у него, как в самолёте, заложило уши, он тряс головой и громко жалобно мяукал. Пришлось жене художника выпустить кота из рук, чтобы он нашел в салоне место, где его меньше укачивает.
   Кошки, как известно, любят ездить в машине у заднего окна, и Нинитки не был исключением.
   В пору своей кратковременной славы, совершая небольшие поездки на телевизионные студии, он, вальяжно развалившись во всю длину на задней полке под окном, снисходительно поглядывал на идущие сзади автомобили.
   Но в этот раз на полочке у заднего окна стояли саженцы помидоров в пакетах из-под молока и колючие росточки роз, у всех на руках что-нибудь лежало, места нигде не было, даже под сидения были засунуты какие-то деревяшки, и кот Нинитки не нашел ничего лучше, как залезть на колени к художнику, который вел машину.
   Здесь он неожиданно успокоился и задремал, лишь изредка поглядывая в боковое окно на проносящиеся мимо ревущие грузовики.
   - Ладно, пусть сидит, - сказал художник, - хорошо, хоть не орёт.
   Так и ехали.
   И только далеко за городом кот Нинитки почувствовал странное беспокойство - в салоне что-то неуловимо изменилось: сквозь множество более или менее неприятных запахов - от городских улиц, от запруженного машинами шоссе, от внутренностей автомобиля, от новых и старых вещей, набитых в салон - сквозь все эти обыденные запахи вдруг тонкой струйкой стал проникать какой-то... даже не запах, а, словно неуловимое воспоминание, какой-то намек на что-то невыразимое, неведомое, сказочно прекрасное.
   И чем дальше, тем сильнее и определённее становился этот запах мечты - он звал, он манил, он не давал покоя. Нинитки вскочил, бешено заколотил лапами в стекло и опять громко замяукал, но в этот раз не жалобно, а нетерпеливо-настойчиво, требовательно.
   Жора, всю дорогу дремавший на своей жердочке, испуганно встрепенулся, беспокойно забегал взад-вперёд, весь взъерошился и тоже загалдел.
   Художник съехал на обочину, схватил кота за шкирку и передал жене.
   - Держи крепче, а то он какой-то странный, не в себе, сейчас в стекле дырку проделает!
   Еле доехали: кот и попугай продолжали орать.
   Через покосившиеся ворота въехали в старый сад с густой некошеной травой, встали между кустами цветущей персидской сирени и выпустили рвущегося из рук кота. Он, осторожно ступая по росистой под вечер траве, сделал несколько шагов и замер.
   Вся шерсть на нём встала дыбом: не только на спине, а вся - от лап до ушей, как наэлектризованная. Он стал похож на огромный помпон.
   Кот Нинитки действительно был не в себе. Никогда ещё в своей жизни он не испытывал такого восторга, даже не восторга, священного трепета перед этим новым великим миром невообразимо прекрасных запахов.
   Было начало июня. Всё вокруг буйно росло и цвело. Вечерело, и старый заросший сад, все дачи, лес, луг, озеро - всё утопало в благоухании, особенно сильно ощущаемом после душного города и долгой дороги.
   Нет, конечно, и в городе были травы и цветы, кусты и деревья, а кое-где и дикие заросли, особенно на заброшенной стройке, где жил Соловей, но это была лишь бледная затёртая копия того, что он нашёл здесь.
   Три дня кот Нинитки не появлялся. Дети бегали по всей округе, искали, звали его, оставляли в саду и за калиткой мисочки с едой, но всё было бесполезно: еда была не тронута, а кота, похожего на бурундучка, никто из дачников не встречал.
   Вся семья была страшно расстроена. Даже Жора приуныл, тихо одиноко сидя на порожке приподнятой дверцы своей клетки: кто его теперь будет опекать, кого он теперь будет дразнить, делая вид, что хочет улететь? Вряд ли свою теперешнюю свободу он променял бы на потерю друга.
   - Что же он не возвращается так долго, - говорили дети, - мог бы хотя бы на минутку прийти предупредить, раз уж так занят, мы ведь ему не чужие.
   - Он, наверно, не может, - предположил папа-художник, - он, как Мцыри, вырвался в новый прекрасный мир!
   - Третий день на исходе - значит, сегодня должен явиться, - сказала мама.
   - Худой, измученный и облезлый, - добавил папа,- умирать у нас на руках.
   И действительно, ночью кто-то громко и настойчиво стал царапаться в дверь. Пока просыпались и, спохватившись, бежали открывать, нетерпеливый кот переместился к окну и стал подпрыгивать, стуча грязными лапами по стеклу и оставляя на нём следы.
   Ворвавшись в дом, Нинитки первым делом ринулся к еде, видимо, ему было далеко не достаточно того корма, что ждал его у калитки, он был страшно голоден и грязен, но отнюдь не несчастен.
   Напротив, к середине следующего дня, отоспавшись и вылизавшись, кот Нинитки выглядел вполне довольным и удовлетворённым.
   Как ни в чём не бывало он разлёгся на солнечном крылечке под клеткой, где возбуждённо-радостно галдел Жора, и, блаженно жмурясь, поглядывал по сторонам умудрённым взглядом видавшего виды путешественника, отдавшего, наконец, долг зову своего сердца. Где он был эти три дня, что делал, так для всех и осталось тайной.
   А по блаженству, которое было написано на его морде, невозможно было понять, воспоминания ли это того, что он испытал, будучи в бегах, или это нынешнее блаженство возвращения.

Глава 2.

Кот Нинитки - добытчик

   Летние дни шли своим чередом. То дождливые и прохладные, то солнечные и знойные, то пасмурные и зябкие, но одинаково насыщенные и счастливые.
   У каждого было своё занятие: художник вскапывал грядки, пилил, чинил, строил, красил; жена художника хлопотала в доме, в саду, в огороде.
   Дети гоняли на велосипеде, лазили по деревьям в ближней посадке, строили шалаши, играли в салочки и в прятки; попугай Жора, сидя в клетке, подвешенной на крыльце, изучал и творчески перерабатывал сотни новых звуков.
   А кот Нинитки, вернувшись к обыденной жизни, первым делом тщательно обозначил свою территорию, ну а потом валялся на тёплой садовой дорожке, гулял по окрестностям, знакомился с соседями, ходил на охоту и гордо притаскивал в дом добычу - дохлых или полуживых мышей. Но жена художника почему-то эту его добычу не принимала, а сердилась и выметала её веником.
   И вот как-то раз, то ли потому что все мыши кончились, то ли чтобы угодить хозяйке, кот Нинитки притащил откуда-то... сосиску. Жена художника на всякий случай проверила свои сосиски, они все были на месте, да и как кот мог бы залезть в холодильник.
   Все в семье не очень удивились, резонно предположив, что Нинитки приволок её с помойки, хотя сосиска выглядела и пахла вполне свежо. Её предложили коту, но он почему-то отказался и даже, кажется, обиделся, когда хозяйка бросила его сосиску в мусорное ведро. Поэтому, когда на следующий день кот Нинитки опять притащил сосиску, явно свеженькую, жена художника засунула её в морозильник, а кота погладила.
   С этих пор кот Нинитки каждый день приносил что-нибудь съестное: полсардельки, сосиску, кусочек колбаски, хвостик минтая и даже один раз сырую куриную печёнку, от неё он, кстати, немного поколебавшись, не отказался, когда хозяйка, похвалив его, предложила ему её съесть.
   Так продолжалось недели две, в морозильнике скопился уже небольшой неприкосновенный запас продуктов на чёрный день, а кот Нинитки не унимался.
   Мало того, он с каждым днём выглядел всё более деловым и важным, притаскивая домой очередную добычу.
   В семье уже давно догадались, что кто-то сердобольный его подкармливает, но кто? Все соседи в округе знали, что он домашний.
   - Как его отучить попрошайничать? - сетовала жена художника, пропалывая грядки с салатом. - У нас скоро в морозильнике свободного места для наших продуктов не останется, а те люди, у кого он выпрашивает, может быть, уже с голоду умирают.
   - Не преувеличивай, - рассеянно отозвался художник, с размаху вколачивая столбик покосившегося забора, - он ведь старается - добычу для нас носит, ты же от мышей отказалась, вот он, видимо, и решил, что сосиски нам больше по вкусу, чем мыши.
   - А что, я должна была этих мышей тоже про запас в морозилку складывать? Кстати, нам надо мышеловку купить!
   - При живом коте мышеловку? - удивился художник.
   - Запасы наши надо спасать, мыши до пакетов с макаронами и крупой добрались на самой верхней полке!
   - А ну-ка я поговорю с ним по-мужски! - возмутился художник и, бросив кувалду, отправился отыскивать кота Нинитки.
   Но кота нигде не было. Художник нервно походил туда-сюда по участку, а потом с досады взял велосипед и отправился в сельский магазин за макаронами, потому что в дачном магазине был выходной.
   В сельский магазин можно было попасть напрямую через овраг по хлипкому настилу над протекающим по дну оврага ручьём, впадающим в озеро.
   Но художник, сделав большой крюк по бетонке, бодрый и довольный, почти забыв про кота, лихо затормозил у дверей магазинчика и на пороге нос к носу столкнулся с... Нинитки.
   Кот, исполненный чувства собственного достоинства, основанного на чувстве вновь исполненного долга, гордо прошествовал мимо художника с кружочком докторской колбасы в зубах. Художник опешил от такой наглости и бросился в магазин выяснять, у кого кот выпросил очередную подачку.
   - Так это ваш кот? - обрадовалась продавщица. - А я думала, ничейный. Хороший у вас кот, воспитанный. Не ворует, не попрошайничает. Как работу выполнит, так тогда за получкой и приходит. Всех мышей у нас переловил, а то от них совсем житья не было! Продукцию грызут, а мышеловку стороной обходят.
   - А что ж у вас своих местных котов нет? - с укоризной спросил художник.
   - Как нет, есть, конечно, только им доверия нет, они заместо мышей продукцию употребляют, - пояснила продавщица. - А ваш нет, ваш порядочный. Что заработает, то и съест. Хорошо, что он ваш, а то я уж боялась: мышей почти что не осталось - чем на пропитание зарабатывать будет, помрёт с голоду без своих любимых сосисок, мышей-то он не ест.
   - Может, он, конечно, и порядочный, только, пока он у вас работает, у нас свои мыши развелись, - посетовал художник. - А сосиски он тоже не ест, он их домой таскает, а мы их в холодильник складываем. Жена уже не знает, что с ними делать. Давайте, я вам за них заплачу.
   - Да что вы! От мышей нам столько убытку было! - махнула рукой продавщица. - Так он, стало быть, у вас кормильцем заделался, свой заработок будто охотничий трофей вам носит, надо же, - покачала она головой, - а вы так исхитритесь, чтоб его охотничьи повадки на дело-то и пустить!
   Вечером на семейном совете решали, как кота Нинитки на дело пустить.
   - Может, его с собой в дачный магазин брать? Пусть наши покупки таскает, - рассуждала жена художника.
   - Тогда он будет не добытчиком, а простым носильщиком, - сказал художник.
   - А давайте его за грибами с собой брать будем, пусть он нам грибы помогает искать, - предложила дочка.
   - Он тебе что, собачка, грибы вынюхивать? - возразил сын художника. - Я его лучше на рыбалку с собой возьму.
   - Ага, с удочкой в лапах на берегу сидеть, - рассмеялась дочка.
   Все помолчали.
   - Ума не приложу, что с ним делать, - пожал плечами художник, - на охоту я не хожу, ну не на пленэр же его брать, в конце концов, хотя...
   - Ладно, утро вечера мудренее, - сказала жена художника, - уже поздно, а мы завтра с утра за земляникой собрались. Закроем сегодня его дырку в двери (для кота специально пропилили внизу входной двери небольшое квадратное отверстие с гибкой пластиковой шторкой, чтобы не вставать каждый раз по ночам, когда коту приспичит), пусть дома ночует.
   Сколько кот Нинитки ни царапался у дверей, так его на ежевечерний моцион и не пустили, и коту ничего не оставалось делать, как скромно написать в уголочке на веранде и улечься спать на диванном валике в ногах хозяев.
   Среди ночи Нинитки проснулся от какой-то беспокойной возни. Открыв один глаз, он заметил несколько маленьких теней, шмыгнувших в кухню. Кот Нинитки вскочил и бросился за ними. В кухне происходил настоящий грабёж. Увидев откровенную наглость окончательно распоясавшихся мышей, Нинитки с ужасом понял, что, отдавая всего себя работе, он совершенно запустил дом! И у кота началась великая охота!
   Утром семья по всему дому собирала урожай мышей. Жора взбудоражено метался по клетке, не понимая, по какому поводу такая суета.
   - Вот это охота! - воскликнул художник. - Двенадцать штук!
   - Молодец, Нинитки! - похвалила кота жена художника. - Ты спас нас от голодной смерти!
   А дети надели ему на шею бант победителя.
   Но у кота Нинитки был вовсе не вид победителя - у него был виноватый вид: оказывается, он, добывая семье запасы, при этом чуть не уморил всех с голоду! Какие только парадоксы не преподносит жизнь, если ты занимаешься не своим делом!
   Семья тем временем собиралась за земляникой, каждый взял себе по кружке, а мама взяла небольшое пластиковое ведёрко с крышкой, чтобы туда всем ссыпать собранные ягоды.
   Вышли через заднюю калитку в саду и отправились прямиком через поле к лесу. Кот Нинитки с развязавшимся и волочившимся по траве бантом виновато шёл за ними. Думали, что он проводит их до калитки и пойдет по своим делам, но он направился за ними и дальше, дотрусив мягкой рысцой до самого леса.
   Так впятером и бродили по лесной полянке. Нинитки сначала только всем мешался: крутился рядом то с одним, то с другим, лез под руку, старательно заглядывая в кружку или под земляничный кустик, но потом стал уходить в сторонку и самостоятельно отыскивать наиболее урожайные места. Там он сидел в красивой позе сфинкса и ждал, когда кто-нибудь подойдёт и воскликнет: "Ого, да тут одному не управиться, идите все сюда!" Тогда, удовлетворённый, он отправлялся на дальнейшие поиски.
   С тех пор кот Нинитки всегда сопровождал семью в походе то за грибами, то за ягодами, а то и на рыбалку, где терпеливо сидел на бережку и внимательно следил за поклёвкой.
   Ходил даже с художником на пленэр, наблюдал за его работой, оценивая опытным художественным взглядом, удался ли в этот раз художнику этюд и будет ли он чего-нибудь стоить с коммерческой точки зрения.
   Нет, конечно, Нинитки понимал, что не всё нужно оценивать только с этой точки зрения, он понимал толк и в прекрасной музыке, и в прекрасной живописи, и даже был способен, как выяснилось в те три блаженных дня, на высокое безумство.
   Но что поделать - жизнь есть жизнь, и чтобы испытать эти три дня, нужно было сначала хорошенько поработать зимой: ведь кот Нинитки помнил, что к покупке дачи и он приложил лапу, притом немалую, а вполне возможно, что без него такого счастья вообще бы не случилось, поэтому Нинитки считал своим долгом и дальше оставаться для семьи добытчиком.

Глава 3.

Как кот Нинитки стал спортскэтом

   Надо сказать, что дачный посёлок, куда вселилась семья художника, был довольно старым, и там давно уже сложилось солидное кошачье общество, разительно отличавшееся от подвального, каждый из членов которого был достоин отдельного рассказа.
   Интеллигентный кот Тиша (Тихон) с кровями русской голубой породы и прекрасными жёлтыми глазами; рыжий полосатый кот Кузя (Кузьма) в белых носочках и большом белом жабо - несколько простоватый и беспардонный, но добрый; небольшая кругленькая кошка Жора (Жоржетта), пушистая тёмно-каштановая, с плоской мордочкой и мягким нравом, но умеющая при случае за себя и постоять; огромные сибирские лохматые добродушные коты Руся и Бася (Руслан и Барсик) - один серый, другой белый; кот Юкки - загадочный бирманец, удивительно молчаливый и весёлый одновременно, непоседливый и прямодушный, с длинной светлой шёрсткой и тёмно-коричневыми пятнами на лапках и мордочке; вальяжный индифферентно-спокойный телесно-бежевый кот Персик, соответственно, персидской породы; чёрная крупная мохнатая кошка Клюква, независимая и строгая; пятнистая чёрно-рыже-белая мягкая кошка Нафаня и небольшая игриво-егозливая кошечка Муся с гладкой трёхцветной шёрсткой абиссинской породы.
   Вот вам целый коллектив - десять совершенно разных личностей, пользующихся взаимоуважением, так как каждая из них умеет делать то, что не умеет другая.
   И тут появляется кот Нинитки, который претендует на членство в коллективе, но не умеет ничего - умение петь и рисовать в кошачьих кругах не котируется и поэтому не считается, а таскать откуда-нибудь сосиски, колбасу, ветчину, котлеты, курицу, рыбу (нужное подчеркнуть) умеют все!
   И хотя Нинитки так и не понял, что же такое особенное умеют делать члены этой масонской ложи, в кандидаты которой его милостиво приняли, пришлось коту в течение всего лета искать то, что котируется, чтобы подтвердить своё членство. Правда, делал он это, как и все коты, с некоторой ленцой, да, можно сказать, вообще не делал, пустил на самотёк - жизнь как-нибудь сама и ему, и всем покажет, на что он способен, если он, конечно, в нужный момент не оплошает. Так и случилось.
   После дождливого прохладного июня, немного побаловавшего в середине своим неустойчивым теплом, вдруг ни с того ни с сего, практически без перехода, не дав пообвыкнуться, началась настоящая жара.
   Вода в озере была ещё холодная, а окунуться куда-нибудь хотелось, поэтому художник накачал детям небольшой надувной бассейн, напоминавший о зиме, так как на его голубых бортах красовались узоры прошедшей зимней олимпиады.
   Несколько дней дети самозабвенно плескались в бассейне, а потом перекочевали на озеро, где было несравненно просторнее и интереснее.
   Воду в заброшенном бассейне никто не менял, и она стала тихо зеленеть. Постепенно бассейн зажил своей таинственной жизнью: дно его покрылось тонкой тиной, на поверхности плавали какие-то пушинки и соринки, а в воде завелась всякая мелкая живность, преимущественно личинки комаров.
   Когда жара закончилась ливнями и временным похолоданием, закончилась и весёлая безоблачная летняя жизнь, к которой семья художника привыкла почти за три недели. Всё вокруг казалось скучным и серым, какой кажется обыденная жизнь после выхода из кинотеатра, где только что на экране она бушевала цветом и энергией. Но ничего не поделаешь, кино кончилось, и надо возвращаться к реальности.
   Так и семья художника решила заняться отложенными на время жары делами. Тем более, что у жены художника вскоре заканчивался отпуск, оставались только заезды по выходным, в которые успеваешь только отоспаться и накормить семью, оголодавшую за неделю.
   Папа-художник косил буйную траву, пилил и стучал в сарае, мама пропалывала заросшие грядки и занималась уборкой в доме, а детям было поручено слить, почистить и сдуть бассейн.
   Дети долго и азартно спорили, как лучше слить бассейн: сын художника предлагал его сразу просто перевернуть, а дочка резонно замечала, что, во-первых, у них не хватит сил - это только кажется, что бассейн небольшой, а во-вторых, будет огромная лужа, лучше приоткрыть клапан на дне и по мере убывания воды поэтажно сдувать его трёхуровневый бортик.
   Так ни о чём и не договорившись, подошли, наконец, к бассейну, чтобы экспериментально проверить, чьё предложение лучше. Потыркали бортик, прикидывая вес, заглянули в мутную глубину, выискивая на дне клапан, и тут из этой таинственной глубины прямо на них выплыл чёрный блестящий жук-плавунец и принялся с большой скоростью наворачивать круги вдоль бортика, гребя задними пушистыми лапками, как заправский пловец.
   С минуту дети, как заворожённые, смотрели на это чудо.
   - Мама, папа! - закричали они. - Мы не можем сливать бассейн, у нас тут какой-то жук спортом занимается!
   Все, включая Нинитки, бросились к бассейну, обступив его кольцом, словно великаны игрушечное море. Кот Нинитки мягко и ловко запрыгнул на уже не очень упругий надувной бортик. Жора жалобно запищал с крыльца, чтобы и его взяли. Дочка художника бросилась к клетке и, посадив попугайчика к себе на плечо, вернулась к бассейну. С дочкиного плеча Жорка никогда не улетал, помня её строгий наказ ещё в те дни, когда пропал Нинитки: "Хоть ты-то, Жора, не бросай нас, а если улетишь, сам же без нас и пропадёшь!" Вся семья молча с интересом наблюдала за стремительным и свободным движением жука.
   - Какая совершенная техника! Профессионал! - с восхищением сказал художник. - Первый раз наблюдаю в природе жука-плавунца, да ещё такого крупного.
   - Здорово! - воскликнул сын художника. - У нас теперь настоящий спортивный бассейн с настоящим спортсменом!
   - Жука-плавунца нельзя называть спортсменом, - возразила дочка, - он спортсбитл.
   - Здорово! - опять закричал сын художника. - Надо второго такого спортсбитла найти и соревнования устраивать!
   - Вообще-то это его дом, - сказала мама, - он сам для себя его нашёл - видимо, ему понравились запасы еды в нашем бассейне, и никакого второго спортсбитла он сюда не пустит.
   - Здорово! - вдвоём воскликнули дети. - Если это его дом, то его надо уютно обустроить!
   И они принялись обустраивать.
   На дне красиво расположили пару крупных камней, на один из них, с плоской вершиной, поставили в прозрачном пластиковом ведёрке из-под мороженного какую-то водную травку, вырытую на мелководье озера, а на поверхность воды пустили разноцветный плавающий круглый фонарик на солнечной батарее. На следующий день художник съездил на местный хозяйственный рынок и купил там маленький фонтанчик тоже на солнечной батарее.
   Получился настоящий декоративный прудик. Поставили около него скамейку, и всю оставшуюся часть лета семья с удовольствием посиживала у этого бассейна. Понравились ли жуку такие новшества, доподлинно было неизвестно, но дети утверждали, что он с удовольствием живёт в гроте между камнями или прячется под дном плавающего фонтанчика.
   Жука, кстати, назвали Тимофеем.
   Странным образом у кота Нинитки с жуком Тимофеем сложились определённые отношения. Казалось бы, какие отношения могут быть между котом и жуком.
   Но Нинитки заметил, что как только он запрыгивал на бортик бассейна, Тимофей тут же выплывал откуда-то из глубины и начинал демонстративно плавать и не просто плавать, а лихо выводить в воде немыслимые фигуры, быстро исчезать в глубине и моментально появляться в другом месте, стремительно двигаться по кругу, наращивая скорость, как мотоциклист по стене цирка, или медленно и плавно, изящно двигая лапками, скользить под поверхностью воды, как фигурист по прозрачному льду, в общем, старался показать всё своё умение.
   И не зря старался: нет, Тимофей не хвастался перед Нинитки - в лице (или морде) кота Нинитки он нашёл внимательного благодарного зрителя, понимающего и умеющего оценить все тонкости его таланта. Откуда в Нинитки взялось это понимание, он и сам не знал (кстати, дома в городе кота частенько заставали сидящим возле аквариума и задумчиво наблюдающим за рыбками), конечно, как мы могли убедиться из предыдущих рассказов, кот Нинитки с рождения не лишён был чувства прекрасного, но он чувствовал, что в этом понимании кроется какой-то ещё один его талант.
   Лето заканчивалось, надо было убирать бассейн и подумать о дальнейшей судьбе Тимофея. На семейном совете решили отпустить его в озеро. Сначала дети предложили забрать жука с собой в город и поселить в аквариуме с рыбками, но папа-художник сказал, что жук-плавунец - хищник, может рыбок сожрать, да и вообще, в аквариуме тесно, в естественных условиях ему будет лучше.
   И вот за несколько дней до отъезда все собрались у бассейна, осторожно выловили жука Тимофея, посадили в баночку с водой и не спеша отправились к озеру вместе с Жоркой и Нинитки. Всем было очень грустно расставаться с Тимофеем, ведь неизвестно, узнает ли он их следующим летом и захочет ли снова переехать в свой бывший дом. Но то, что творилось в душе Нинитки, не поддаётся описанию!
   Спустились к берегу в том месте, где среди водных зарослей были прорехи, и, не заходя в воду, так как было довольно прохладно, осторожно вылили из баночки воду вместе с жуком.
   - Пока, Тимоша! До следующего лета! - с надеждой закричали дети.
   Жук немного помедлил, может быть, прощался, а, может быть, соображал, куда это он попал и куда ему плыть, а потом лихо махнул задними лапками и исчез в тёмной илистой глубине.
   И тут сердце кота Нинитки не выдержало - не помня себя, подняв хвост трубой, он мощно оттолкнулся от невысокого покатого склона и сиганул в воду! Раздался сильный всплеск, вся семья обомлела!
   Но, как известно, все животные умеют плавать, поэтому, впервые оказавшись в большой воде, кот Нинитки сразу же уверенно заработал лапами и, выставив мокрую мордочку, поплыл тем стилем, который мы называем "по-собачьи". Вода была довольно холодная, но кот не обращал на это внимания, он старательно обплывал все прибрежные заросли в поисках жука Тимофея. Жук в этот день так и не нашёлся.
   Но Нинитки не унывал, теперь он понял, что в нём таился какой-то древний инстинкт, который проявился в нём талантом пловца - наверно, его далёкие предки были котами-рыболовами - и этот талант был залогом того, что Тимофей найдётся, ведь именно талант связывал их незримой нитью.
   В оставшиеся дни кот Нинитки каждый день ходил на озеро плавать, ему было интересно ощущать себя в этой новой восхитительной стихии, он вспоминал движения жука и старался подражать ему, смешно растопыривая и вытягивая задние лапы. Дети приходили наблюдать за ним и, сидя на возвышенном бережку, посмеивались, называя его спортскэтом.
   Были и ещё наблюдатели - члены того самого кошачьего общества, куда он входил пока ещё только как кандидат и должен был быть принят туда, если докажет своё право на это. С независимым и несколько отстранённым видом они сидели в отдалении, но внимательно и придирчиво следили за ним, словно судьи. Нинитки же так увлечён был своими тренировками, что никого не замечал. У него ещё почти ничего не получалось, до виртуозности Тимофея ему было как до неба, но он чувствовал свой потенциал и упорно работал.
   Наступил день отъезда, но жук до сих пор не появился. Коту Нинитки было несколько обидно - конечно, ему ещё практически нечего было продемонстрировать Тимофею, и всё же он хотел, чтобы жук как профессионал увидел, оценил и одобрил его первые шаги, ведь больше никто не был способен на это, и, в конце концов, ведь и Тимофей нуждался в нём!
   "А, может быть, он, попав в озеро, встретил своих и думать обо мне забыл?" - с грустью размышлял Нинитки.
   Семья художника готовилась к отъезду, все были заняты, страшно суетились, бегая то по дому, то по участку, Жора азартно галдел в своей клетке, создавая дополнительную суету, и на Нинитки никто не обращал внимания. Кот ушёл к озеру, хотя ему с самого утра строго запретили отлучаться. Нинитки одиноко сидел на берегу, печально глядя на воду, и вспоминал времена, когда он с бортика бассейна восхищённо наблюдал за виртуозными композициями жука Тимофея.
   - Ты знаешь, может быть, я ничего в этом не понимаю, но, по-моему, у тебя определённо есть талант! - произнесли за его спиной.
   Он удивлённо обернулся. Сзади сидели все десять кошек, они, как и следует кошкам, появились совершенно неслышно.
   - Тебе необходимо завершить сезон показательным выступлением! - продолжил Тихон.
   - Нет, я не готов, я ничего ещё не умею! - смущённо проговорил кот Нинитки.
   - Мы с удовольствием посмотрим и на то, что ты уже умеешь, - благосклонно сказала Клюква.
   - Мне ещё нечего показывать, - упрямо повторил кот Нинитки.
   - Ну, пожалуйста, Нинитки, нам так нравиться наблюдать за тобой! Ты такой талантливый! Ты уже всё умеешь! - воскликнула Жоржетта.
   Кот с горечью отвернул голову.
   - Послушай, Нинитки, если ты думаешь, что мы пришли тебя утешать, то ошибаешься, - доброжелательно произнёс Юкки. - Вчера, узнав, что ты уезжаешь, мы большинством голосов решили окончательно принять тебя в наш коллектив.
   - А что, кто-то был против? - ревниво спросил Нинитки.
   - Я считаю, что это скороспелое решение, надо отложить этот вопрос до следующего года, - важно ответил Персик.
   - Ты принят, Нинитки! - весело сказали Руся и Бася. - И мы очень этому рады!
   - Мы полюбили тебя, Нинитки, - тихо произнесла Нафаня.
   - И, вообще, считаем тебя большим оригиналом и очень талантливой личностью! - лукаво прищурившись, воскликнула Муся.
   - Я вот, например, совсем воду не люблю, и чего тебя туда тянет? - простодушно сказал Кузя.
   - Ну-ка, спортскэт, прыгни напоследочек как тогда, когда Тимошу выпустили! - издалека крикнули бегущие с пригорка дети. - Мы уже все готовы, сейчас уезжаем!
   Им было сказано срочно найти и притащить кота Нинитки.
   Тогда Нинитки, не мешкая, отчаянно бросился в воду, нырнув с головой почти до дна, вынырнул и, мощно загребая лапами, поплыл на середину озера. С берега все ему вслед что-то громко закричали, он оглянулся и увидел в своём кильватере жука Тимофея!
  
  
  
  
  
  
  
  

34

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"