Кузнецов Владимир Анатольевич: другие произведения.

Твое сердце в моих руках

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Твоё сердце в моих руках
  
  Церковный хор похож на тончайший отзвук хрусталя. Детские голоса звонкие, но хрупкие, парят под куполом храма, отражаясь от выбеленных извёсткой стен. А стены, лишенные всякого украшения, кроме трещин и пятен плесени, давят, смыкаются вокруг тяжелым кольцом.
  У алтаря - украшенный бронзой и позолотой гроб, в нём - прекрасная молодая девушка, едва ступившая на порог юности. Она похожа на мраморное изваяние, бледная, как полотно, без следа румянца на лице. Родные и близкие окружают гроб - траурно-торжественные, молчаливые. Серебро и драгоценные камни на чёрной ткани блестят особенно ярко.
  Рив де Лиш, поэт и чужак, стоит в отдалении, отчаянно теребя перчатки. Его затуманенный взгляд блуждает по белым стенам, раз за разом возвращаясь к неподвижному, умиротворённому лицу в ореоле белоснежных кружев савана. Стоящие вокруг гроба сердито косятся на него: именитые родственники и богатые друзья семьи. Священник монотонно читает отходную, чёрное пятно на белёсом фоне.
  Мужчина и женщина, стоящие у изголовья гроба о чём-то перешёптываются. Мужчина выглядит решительно, женщина пытается успокоить и остановить его. Наконец, попытки её проваливаются окончательно - высокий господин, лорд Стэг Либэлл, отец усопшей, решительно направляется к поэту, под обеспокоенные взгляды и шёпоты толпы скорбящих.
  - Как ты смел прийти сюда? - шипит он, нависая над де Лишем, низкорослым и тонким, как трость. Подёрнутые туманом глаза поэта смотрят без страха. В них вовсе нет чувств - только бесконечная, затянутая дымом пустота.
  - На это у меня больше прав, чем у любого из вас, - произносит он отрешённо. - И скорбь моя глубже...
  - Ты убил её, - Стэг поднимает руку, словно намереваясь схватить поэта за горло, но растопыренные как когти пальцы лишь сжимаются в кулак. - Ты убил мою девочку, мою Анну! Молчи! Если ты не уйдешь, я, не побоясь греха в Божьем Доме, выставлю тебя вон, а на улице мои люди превратят тебя в отбивную.
  Рив де Лиш не мигая смотрит на раскрасневшегося лорда. Лицо того перекашивается от гнева и с утробным рычанием он хватает поэта за полы сюртука, потащив к выходу. Рив висит в его руках безвольно, словно тряпичная кукла. Стэг сбрасывает его с церковных ступеней, и поэт, свалившись по ним, падает в грязь. Рядом с хозяином вырастают лакеи в траурных ливреях.
  - Отделайте его как следует, - голос клокочет от сдерживаемого гнева. - Только не убейте.
  
  Богиня-Ночь касается разгорячённого лица поэта холодными пальцами цвета индиго. Он раскрывает глаза - с трудом разорвав слепившую веки кровавую плёнку. Его тело - сплошной комок боли, сознание - разбитое зеркало.
  "Половины такого блаженства узнать
  Серафимы в раю не могли,-
  Оттого и случилось (как ведомо всем
  В королевстве приморских земель),-
  Ветер ночью повеял холодный из туч
  И убил мою Анну Либэлл".
  Стихи де Лиша звучат из чужих уст. Голос сухой, лязгающий, словно производится не человеческим горлом, механизмом из шестерёнок и пружин. Как он узнал? Этих стихов Рив не читал никому, он едва успел записать их, вынырнув из забытья, что дарует Янтарная смола, и тут же провалившись в него вновь.
  Поэт с трудом поворачивает голову. Действие дурмана уже прошло, теперь ничто не сдерживает боли, которая сковывает тело огненными цепями. Перед ним присел на корточки мужчина, в просторном плаще и с саквояжем, отделанным хромированной сталью. Его глаза скрыты чёрными телескопическими окулярами, казалось, вживлёнными прямо в плоть.
  Рив приподнимается на локте, глядя на странного человека в упор. Разбитыми и непослушными губами он шепчет:
  "Но, любя, мы любили сильней и полней
  Тех, что старости бремя несли,-
  Тех, что мудростью нас превзошли,-
  И ни ангелы неба, ни демоны дна,
  Разлучить никогда не могли..."
  Мрачная подворотня вокруг них, казалось, усиливает тихие слова поэта, подхватывая и умножая их жутким эхо.
  - Я - Амад Вилког, - скрипит жестью голос, - и я могу помочь тебе.
  - Чем? - поэт со стоном садится, не обращая никакого внимания на грязь и отбросы вокруг себя. Небо почерневшего серебра висит над головой, в узкой трещине между домами бурого кирпича. - Её не вернуть, а больше в этом мире мне...
  - Кто сказал "не вернуть"? - перебивает Вилког, и в слабом отблеске света, случайно попавшим в это пространство тьмы, поэт замечает, что нижняя половина лица его скрыта платком. Цилиндр, неестественно высокий и тонкий, придаёт силуэту макабрический вид.
  - Я могу вернуть её тебе, - его голос звучит как череда сухих щелчков. - Не тело, нет, но душу. Но тебе и только тебе. Ваша любовь не даёт ей уйти, и это наш шанс. Ты готов?
  - Что, - сбиваясь, от удивления и внезапного страха, шепчет поэт, - что ты хочешь сказать этим?
  - Мои опыты, - Вилког встаёт на ноги, - показывают, что хотя вместилищем разума человека и является мозг, в его сердечной мышце заключена некая особенная субстанция, та, что церковники в скудоумном упрощении зовут "душой". Эта субстанция столь удивительна, что и после смерти тела может некоторое время сохраняться в сердце - тем дольше, чем сильнее чувства, которые привязывают умершего к этому миру. Ваша любовь была сильна. Сильнее, чем всё, что я наблюдал ранее.
  - Ты, - поэт поднимается, шатаясь, словно на палубе в шторм, - говоришь, что можешь воскресить её?
  - Да, - кивает Вилког.
  Рив де Лиш чувствует, как ветер касается его кожи. Словно прохладные пальцы Анны, чьи касания едва ощутимы. В едва слышном шелесте поэт угадывает её шепот. Может это эфиры янтарной смолы всё ещё играют с его разумом? Но Амад Вилког здесь, его громоздкая фигура в просторном плаще выделяется среди прочих теней, словно мерцая, пульсируя темнотой.
  - Я согласен.
  
  Либэллы, богатый и знатный род, два века назад построили на берегу моря усыпальницу, место, где в последующие года находили последний приют все усопшие члены семейства. Это строение, больше иных домов Западного края, украшено античными колоннами, статуями серафимов и рельефами райских садов. Арочные ворота, закрытые бронзовой решеткой искусной ковки, ведут в просторный зал, где на пьедесталах покоятся саркофаги резного мрамора. Место Анны - у высокого витражного окна, откуда открывается вид на скалистое побережье, омываемое седыми волнами. Она не любила моря - вид его всегда вызывал в ней тревогу и смущение. Ни её отец, ни мать не знают этого - они слишком знатные, слишком занятые особы, чтобы уделять внимание девичьим страхам.
  Вилког легко справляется с запертыми воротами - какие-то тонкие инструменты в его руках, словно механические змеи проникают в скважину и через мгновение замок, скрипнув, раскрывается. Свет луны, словно в саван закутанной в рваные серые облака, проходит сквозь витражи, падая на гранитные плиты пола бледным многоцветным узором.
  - Помоги мне, - скрипит приглушенный платком голос. - Нужно сдвинуть крышку.
  Вместе они упираются в массивную мраморную плиту, отделяющую Анну Либэлл от мира живых. Плита с тяжелым шорохом поддаётся. Ноздрей поэта касается запах увядших цветов и дорогих масел. Распрямившись, Рив замирает - его взгляд падает на лицо возлюбленной. Таким живым оно кажется, таким спокойным... Кланкер раскрывает свой саквояж. Внутри - сверкающие инструменты: скальпели, ланцеты, пилы, щипцы.
  - Что это? - пораженный, шепчет поэт.
  - Необходимые приспособления. Теперь ты должен делать всё точно, как я скажу. Иначе, труды наши пропадут втуне.
  Вооружившись ланцетом, он аккуратно вспарывает платье на груди Анны. Ужас охватывает Рива, ужас от понимания того, что сейчас произойдёт.
  - Нет, - шепчет он, - нет, так нельзя. Это...
  - Это шанс воскресить твою возлюбленную.
  Поэт колеблется, глядя на сверкающее в лунном свете лезвие ланцета.
  - Мы будем аккуратны. Сделаем только то, что необходимо. И Анна Либэлл снова будет с тобой. Навсегда.
  Повинуясь странному наитию, Рив стремительным движением срывает платок с лица Вилкога. Увиденное сковывает его леденящей волной ужаса.
  - Что ты? - чувствуя, как отчаянно стучит сердце. И вместе с ним, словно в унисон, стучит ещё одно. Совсем рядом.
  - Я - Амад Вилког, - без платка щёлкающий голос звучит ещё более чуждо. Нижняя половина лица сверкает сталью и бронзой. На месте рта - серебристая сетка, из щёк выходят медные трубки, прячутся за воротником, фарфоровые кольца блестят в лунном свете, обозначая место где каучуковый шланг соединяется с живой гортанью. - Когда-то я был человеком. Инженером, посвятившим жизнь механике. Иные говорят, что от любви к машинам разум мой помутился. Но один я знаю правду: ко мне пришло Понимание. Понимание, что плоть несовершенна. Слаба. Механизм надёжнее. Механизм подлежит ремонту, улучшению, переделке.
  - И это ты уготовил Анне? Стать механической куклой?
  - Нет. Иное. Совсем иное. Решайся.
  - Зачем... зачем это тебе?
  Вилког застывает. Взгляд его направлен куда-то вдаль, за пределы мраморных стен гробницы.
  - Передо мной готова открыться величайшая из тайн. Тысячелетиями говорилось, что Бог познаваем сердцем, но не разумом. Это ложь. Я стою на пороге богоподобия. Я могу творить сам себя и в акте творения обрести власть над любой из материй этого мира, даже самой тонкой. И даже душа может быть податливой глиной в руках опытного гончара. Анна - лишь шаг к грядущему величию. К торжеству человеческого разума. К обращению его в разум бога посредством научного совершенствования!
  Рив снова смотрит на Анну. Слова Амада Вилкога для него - не более чем пустой звук, лепет безумца. Сомнения, как голодные черви терзают его сердце. Страх и желание борются в нём, точно лёд и пламень.
  - Делай, что задумал, - наконец кивает он.
  
  Рассвет над морем - игра серости и багрянца. Обрывки туч плывут, словно истлевший саван, вода черна, как обсидиан, только белые пятна чаек, плывущих по волнам, нарушают её монолитность.
  Рив де Лиш сидит на прибрежном валуне, и прибой лижет носки его башмаков. Поэт держит в открытой ладони странный предмет - смесь хрома, стекла и плоти, причудливый сосуд, внутри которого можно угадать очертания чего-то небольшого, пульсирующего.
  Глаза поэта закрыты, губы едва слышно шепчут, хотя рядом нет никого, кто бы слушал.
  И всегда луч луны навевает мне сны
  О пленительной Анне Либэлл;
  И зажжется ль звезда, вижу очи всегда
  Обольстительной Анны Либэлл;
  Стеклянная сфера в его руках вдруг словно начинает светиться. Внутри её, среди тонких механизмов, маховиков и пружин становится различим главный предмет - человеческое сердце, едва заметно стучащее в такт тихим словам поэта. Изящный золотой ключ висит на тонкой цепочке на шее де Лиша. В наружном механизме сосуда видна скважина, идеально подходящая вычурной форме ключа. Поэт неподвижен. Он слышит голос - её голос, который подхватывает его слова:
  И в мерцанье ночей я все с ней, я все с ней,
  С незабвенной - с невестой - с любовью моей
  Рядом с ней я на бреге вдали,
  Среди скал у приморской земли.
  Вдалеке, со стороны города, появляются два человека в мундирах и кожаных шлемах. Один из них указывает на поэта. В руках "кожаноголовых" длинные, в три фута, палки обтянутые выбеленной кожей. Они устремляются в сторону де Лиша.
  - Они пришли за тобой, - шепчет ему сердце Анны Либэлл.
  - Пускай, - пожимает плечами поэт.
  - А как же я? Ты позволишь им разлучить нас?
  Эти слова заставляют Рива встрепенуться. Он переводит взгляд на лодку, спрятанную им среди камней.
  - Куда мы поплывём? - спрашивает сердце.
  - На восток, - поднимаясь, произносит поэт. - Навстречу солнцу. Поплывём, чтобы никогда больше не вернуться сюда.
  Видя, что поэт намерен ускользнуть, кожаноголовые переходят на бег. Тщетно - лодка соскальзывает с камней и в несколько гребков оказывается уже недостижима. Беглец устанавливает мачту и поднимает парус. Остановившись у кромки воды, сержант достаёт пистолет и долго целится, прикрыв один глаз. Грохот выстрела заставляет чаек с испуганными криками подняться в небо.
  Фигура, сидящая на корме, остаётся неподвижной. Заполненный ветром парус уносит лодку всё дальше, навстречу взошедшему солнцу, чьи багровые лучи режут глаз.
  - Может уведомить морской патруль? - спрашивает второй кожаноголовый у сержанта. Тот отрицательно мотает головой:
  - Нет нужды. Я не промахнулся.
  Полицейский с сомнением смотрит на него - попасть с такого расстояния можно было лишь благодаря удаче.
  - Кто это был? - спрашивает он.
  - Иностранец, - отвечает сержант, убирая оружие. - Поэт и пропойца. Осквернил могилу знатной особы.
  - Всевышний! Какой демон толкнул его на такое?
  Сержант молчит. Он простой человек, и вся эта история кажется ему жуткой. Но где-то внутри есть и другое чувство, чувство, которого он раньше не знал.
  - Любовь. Умершая была его тайной невестой. Он вырезал ей сердце и забрал с собой.
  - Сумасшедший. Эти чужаки все сумасшедшие, - сплёвывает полицейский, опираясь на свою дубинку.
  - Разве только они? - пожимает плечами сержант. Амад Вилког, человек-машина, скрывается в тени старого причала, всего в получотне шагов от стражей. Хитроумные приспособления его ушей позволяют слышать каждое их слово. А замысловатые линзы глаз позволяют видеть сидящего в лодке поэта, кровь, запятнавшую его камзол. Рив де Лиш обречен на новую встречу с машиной - иначе он просто умрёт. У Вилкога есть прекрасное предложение для этого чужака. Тем более что и самому инженеру давно хотелось узнать - каково будет человеку жить с двумя сердцами?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"