Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Глава 12

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.49*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение 100 кг.

  Глава 12
  
  
   Андрей Белов.
  
   Ну Аким, ну молодец! Ну надо же такую операцию провернул! И людей освободил и фусту привел, да еще зимой. На море градусов пять-семь, когда ветер западный. А в Чернореченске до ноля по утрам падает, перед плотиной ледок появляется.
   С людьми поговорил, кузнец есть, плотники. Сначала думал куда мне столько, потом вспомнил - я же металлургический комбинат строю, туда хоть сотню загони, всем работа найдется. Интересно, из остальных гребцов много ко мне пойдут? Вот только в рабочем поселке только один дом готов, надо второй срочно доделывать, и печку прямо сейчас начинать надо.
   Из сорока трех "других " гребцов сразу ко мне пошло двадцать два, еще девять пришло в течении двух недель. Из русских шестеро в солдаты, кузнец в механический, остальные - комбинат строить. За две недели, пока гребцы отъедались, достроили еще два дома, так что живут с комфортом. На заводе быстро наделали тачек и стальных лопат, и народ на новом месте приступил к большой стройке. В Каффе начали пилить доломитовые блоки, на белой горе - известняковые, в Чернореченске - лепить кирпичи. Будем работать зимой, не простаивать же, я людям уже зарплату плачу. Да и зима такая, морозов почти нет, земля не промерзает.
   Основной цех комбината, литейно-прокатный, будет начинаться от подножия домны и идти вдоль холма. Вдоль всего цеха будет работать кран-балка. С торца цеха будет стоять паровая машина с валом трансмиссии вдоль цеха, от вала будет работать и вентилятор для подачи воздуха в домну и конвертор. "Улитку" для первой домны мы уже сварили из листовой стали, гораздо лучше деревянной работает.
   После цеха будут располагаться еще два производства, потому и комбинат это, установка агломерации руды и коксохимическая батарея. Названия конечно громкие, реально установки будут небольшие, но функционал будет именно такой. Чтобы перевозить уголь и руду из порта, будут проложены рельсы, пока деревянные. Вагонетки будут возить лошади, этакая внутризаводская конка. Это если порт считать заводской территорией, но там близко, всех путей меньше километра. Вот такие планы грандиозные.
   Ситуация с освобожденными гребцами привела меня к одной мысли. Если война с османами пройдет как задумано, то будет кошмарное количество людей, пусть я освобожу далеко не всех. Но в войне со стороны осман ожидается участие около тридцати тысяч воинов и более двадцати пяти тысяч гребцов. Я ведь хочу освободить хотя бы часть гребцов, да и сколько-то воинов в плен попадет. Куда их пристраивать я еще буду думать, но на самом первом этапе нужен фильтрационный лагерь, даже два, для гребцов и для пленных. Хорошо бы остров для этих целей, но что интересно, во всем Черном море нет ни одного острова, насколько я помню, в Крыму нету точно.
   Пока я придумал только два варианта, есть один мыс в севастопольской бухте, восточный мыс Южной бухты, очень узкий и длинный. Если его перегородить и охранять то там можно какое то количество людей содержать, но там совсем мало места. Второй вариант - мыс Херсонес, места там много, но перегораживать надо метров четыреста. Надо будет оба места подготовить. Часть людей со строительства комбината туда перекину. Сначала надо по дому построить, потом все остальное.
   А ситуация с Севастополем-Херсонесом-Сарсоной интересная. После того как феодориты захватили Каулиту-Инкерман, генуэзцы бросили Сарсону, потому как источником пресной воды была речка Черная, которая впадает в бухту около Инкермана. Сейчас на месте Севастополя находится два десятка домов с землей, "фермеры", как бы ничьи. Они воду берут из колодцев.
   Так что там я буду делать то что мне надо, тем более эти два микро-полуострова как раз свободны. Но вопрос с водой для лагерей надо будет решать. Какой-то корабль-водовоз построить, что ли.
  
   Осмотрел я захваченную фусту, довольно свежей постройки, крепкая, еще не сильно вонючая, отмыть можно. Вот из нее будем строить первый пароход. Самое сложное - вытащить ее на слип, чтобы врезать дейдвуд и руль. Причем, если вытащить кормой на берег, то при спуске можно снести винт при сходе со слипа, а если вытаскивать носом, то надо вытаскивать целиком, чтобы работать с кормой. Надо думать.
   Пушки посмотрел, у большой пушки лафет примитивный, наводка осуществляется клиньями, как из нее можно куда-то попасть? Да еще если цель двигается! А ядра не просто каменные - мраморные! Какая прелесть! Если отполировать то будет очень красиво. Представил дворец, входная группа с двумя львами, каждый лев опирает одну лапу на такой полированный мраморный шар, красиво... Только эти ядра мелковаты для такой скульптурной группы, калибр пушки сантиметров пятнадцать, если были бы чугунные ядра - была бы мощная пушка, а с каменными - не очень. И выдержит ли пушка выстрел чугунным ядром? Проверять не хочется - в переплавку, бронзы в ней много, мне бронза тоже нужна.
   А вот меньшая пушка на вертлюге, как наша малая пушка. Такую наводить легко. На Руси такая будет называться "затинная пищаль", только эта калибром крупновата - миллиметров пятьдесят, это потому что стреляет тоже мраморными ядрышками. Нашли место на шхуне, куда попало ядро меньшей пушки - в борт, заметно выше ватерлинии. Несколько реек треснуло, вмятина, и когда туда попадает волна - протечка заметна. Будем чинить.
   В Чернореченске запустили новый водотрубный котел и центробежный регулятор. Запустили, а разницы мощности со старым котлом не почувствовали. Ведь котел обеспечивает максимальную мощность, а у нас нет таких потребителей. Хотя можно было бы переделать редуктор на прокатном стане, и тогда он может работать быстрее, потребляя большую мощность. Прохор было кинулся делать, но я остановил его - есть дела поважнее. Хотя от центробежного регулятора толк довольно большой, работать стало удобнее.
   Рассказал ему про трофей. Сели рисовать эскизы нашего фусто-парохода. Еще розмыслы подключились. Полчаса выслушивал их полет фантазии, потом стал объяснять - как надо. Хотя некоторые их выдумки пошли в дело, например, часть тепла от котла использовать для камбуза. Расписали что надо строить - надо второй двухцилиндровый паровик для парохода, обвес на него - лубрикатор такой же, а конденсатор с водяным охлаждением. Котел перенесем этот, доделаем обшивку. Дейдвуд делаем с двумя бронзовыми подшипниками и разборными коробками сальников - будем экспериментировать. Профиль винта я попробую рассчитать, сделаем пару разных - тоже эксперименты. Винты надо делать легкосъёмные. Но все это делать во вторую очередь, главное - подготовка к войне.
   Заметил, что работает переделанная химическая лаборатория, в которой сделали вытяжку и перегородки. Месяц принудительного отпуска еще не прошёл! Оказывается, тот химик сидит в соседнем сарае - вроде как отдыхает, и все делает через своего ученика. Тот мотается как челнок, но в маске - ТБ соблюдают. Они уже сделали нитробензол, из нитробензола - анилин. По учебнику шпарят. Сейчас делают краситель "анилиновый черный", препятствий этому я не вижу, хлорат натрия я уже получал. В планах - сиреневый мовеин.
   Раз такое дело пошел к писарям. Там ювелир спаял уже все три ромашки с игольными литерами, печатную машинку отлаживают. Те писари, что не участвуют в создании машинки, клеют картон для обложек, мы его делаем вручную из бракованной бумаги. Все в предвкушении книгопечатания. Я рассказал про новый краситель, как получат, делайте чернила из него, рецепты есть в архиве. Это вовремя с красителем, тот черный концентрат, который я привез, казался неисчерпаем - около двадцати литров в виде чернил. Но уже осталось около трети. Так что первая наша книга будет полностью из местных материалов.
   А ведь еще мовеин будет - это яркий сиреневый краситель. Ткань такого цвета будет дороже нашей желтой! Но чтобы на этом заработать надо восстановить торговлю со Средиземьем, тьфу, Средиземноморьем. Для этого не достаточно отразить нападение турок, надо "пробить " Босфор. Вот это задачка. Я еще в войне за Таврию не победил, и шансы тут у меня так себе. А еще вон куда замахнулся. Но ничего, слона едят по кусочкам. Не подавиться бы.
   Зашел к электронщикам, лампу они сделали - как настоящая, только электроды и спираль стальные, а в колбе воздух. Подали напряжение, спираль нагрелась и задымила, потом перегорела. Колба покрылась внутри серым налетом. Следующий этап, колбу наполнить газом без кислорода, хотя бы смесью азота и углекислого газа. Углекислый газ образуется при сгорании углерода в кислороде.
   А телефонную линию связи они построили, работает. Я разрешил каждому жителю Чернореченска попробовать, так уже третий день очередь, только и разговоров о телефоне. Тут уже мои администраторы, Игнат и Ратмира, нафантазировали - приносят мне план Чернореченска, изрезанного прямыми линиями проводов - это значит какие точки надо соединить телефонами. Пришлось объяснять про телефонный коммутатор, что можно будет соединять любой аппарат с любым другим. Зависли, осознавая. Сказал, что говорить по телефону с абонентом в двадцати метрах - роскошь. То, что это станет реальностью в будущем - не сказал. Так что телефонная сеть будет, но не сейчас.
   В механическом все еще строят клеть для проката уголков, не быстро это. Военный заказ готов почти весь, только гильзы все еще делают, пушки доделывают и капсюля для патронов - остальное так, мелочи. Доводят орудия - делают механизмы наводки - винты с маховичками. Для мелких пушек и полевых щитки делают из листа тройки - от стрелы закроет, а больше угроз нет.
   Так что у меня даже свободное время стало появляться, расчет гребного винта я сделал, теперь пишу учебник по арифметики, азбука уже готова. Ну и "научные конференции " стал чаще проводить.
  
   К концу февраля поступления по налогам достигли невиданных размеров. Половину серебра потихоньку вывозим в Чернореченск, это самое охраняемое место.
   Разведка доносит что на турецком берегу построено уже около тридцати плотов, но темп строительства увеличился, к концу марта могут построить сотню. Появилось много шатров, войска стягиваются. Сторожевые фусты стали ходить парами. Мавны, что стояли на берегу начали ремонтировать и спускать на воду. Но мавн мало, около сорока. А в войне должно участвовать чуть больше трехсот мавн и фуст. Значит в Мраморном море зимуют, будут подтягиваться. А март уже на днях, к пятнадцатому марту они точно не выступят.
   Запустили клеть для прокатки уголков, и длинную печь тоже. Сначала прокатываем полосу нужной ширины, потом греем ее в длинной печи до красного и подаем в новую клеть, где она становится уголком. Теперь у нас есть четыре типоразмера уголка - 30, 50, 70 и 100 мм длинной до шести метров. Вот только расход топлива на длинную печь большой, скорей бы уголь добывать.
   С трофейной фусты сняли все лишнее, даже почти всю гребную палубу разобрали, только бимсы оставили. Аутригеры для весел сняли, верхняя палуба будет одинаковой ширины с корпусом, а не шире, как у галер. Подогнали фусту кормой к слипу, тянем кабестанами, галера выползла метра на полтора и встала - тяжелая очень. Трение большое, смазать толком не получается, мокрое все.
   Нужно трение качения! Напилили роликов из бревнышек, из досок сделали обоймы - получились линейные подшипники. Еле столкнули фусту обратно, подставили ролики, тянем - медленно, но идет. Вытащили метров на пять - хватит, можно работать с ахтерштевнем. Врезаем дейдвуд и ставим руль.
  
   Первого марта подсчитали сумму налогов, поступило более двадцати восьми тысяч лир! Это меньше расчетной величины - налог на жилые дома оплатили почти все, он не большой. Мастерские тоже хорошо оплатили, а вот заметное количество лавок не оплатило, закроется. Видно перспективы работы с усохшей торговлей не видят. Некоторые купцы даже оплатили свои лавки как жилые дома, будут там жить, но не торговать. Закон это разрешает.
   Но такой сумме рано радоваться, предполагаемые расходы на полгода составляют сумму около двадцати тысяч лир, войск и чиновников у меня много. Еще будут поступать портовые таможенные пошлины, но их все меньше и меньше, и будет ли увеличение весной - неизвестно. Так что сильно увеличить армию я не могу. А желающих очень много, все пикинеры композитных отделений учат русский язык, хотят из рядовых стать солдатами. Много парней из Каффы, а еще больше из Айоц Берда хотят быть хотя бы рядовыми. История стрелка-армянина Егиазара, "пулеметчика" из Таны, обросла легендами, в которых он убивал ногаев сотнями. Еще немного и он станет национальным героем.
   А ведь у меня затраты не только зарплаты солдат и чиновников, еще плачу рабочим, закупаю ткани, зерно, овец и много всякой мелочи. Придётся пойти немного ва-банк, наберу немного больше войск чем позволяют расчеты, война будет в апреле-мае, не позже. Если в войне проиграю, то платить большей части солдат и чиновникам не придется, сбегу со своими. А если победим, то трофеями перекрою дефицит бюджета. Рядовых, готовых стать солдатами более ста. Можно увеличить число карабинеров с трехсот до четырехсот, вакансии рядовых пикинеров заполнить новичками. За месяц сотню карабинов сделаем, проблема в патронах - плановые шестьдесят тысяч гильз скоро сделаем, и латуни останется на несколько тысяч гильз, и все, цинка пока нет.
   Перезаряжать стреляные гильзы мы можем много, но единовременно у нас выходит около ста пятидесяти патронов на ствол. Ну терпимо, надо будет оперативней возвращать гильзы на перезарядку. Уменьшим носимый боезапас со ста до восьмидесяти патронов - нормально. Количество стрелков то станет больше.
   Все, решено, отбор и сотню рядовых в учебку - будут солдатами, новых рядовых набираем, отдал указания. Пошел проверять патронное производство. Гильзы штампуют, тут все по графику, надо проверить другие компоненты. С пулями проблем нет, капсюля делают медленно, надо еще одну девку туда нанять. Порох делают, только хлопок кончился, я все на рынке скупил, а новый еще не привезли. Так что порох опять делаем из крапивного волокна - расход химикатов больше. Хочу чтобы компонентов было столько, что бы после изготовления шестидесяти тысяч патронов еще осталось на сорок тысяч. То есть всего на сто тысяч выстрелов.
   Возобновилось производство карабинов - четыре ствола в день сверлят, затвор и другие сложные детали штуки по четыре-пять делают. Штампованные детали сделают за несколько дней, всю сотню. Так что для нашего завода производство карабинов уже не проблема.
   Ювелир закончил печатную машинку, писари подобрали состав анилиновых черных чернил, чтобы правильно сквозь дырочки в вощеном листе проходили. Начали печатать "Сказки Пушкина ". Верстка совпадает с оригинальной книгой - у нас шрифт чуть крупнее, но у нас и формат чуть больше и межстрочный интервал уменьшили, а ширины хватает - стихи. Так нам легче, а то еще и верстку продумывать - мозги закипят. И так расписали схему, на какой лист какие страницы печатать. И все равно на каждый лист печатаем четыре страницы по отдельности. Тетради делаем традиционные - восемь листов, тридцать две страницы, хотя бумага и толстовата.
   Тираж будет сто экземпляров, на большее бумаги пока не хватит. Но трафареты остаются, можно будет допечатать тираж. Только не знаем, как эти шаблоны хранятся, может дырочки заплывут. Но пока холодно, не должны. А текст получается довольно четкий, как от матричного принтера, местами даже лучше - писари вручную шаблоны поправляют, да еще чернила слегка расплываются и отдельных точек почти не видно. Гораздо лучше рукописного. Шаблон делают медленно, первый делали полдня, дальше пошло быстрее - часа два на страницу. Зато печатать довольно быстро - лист бумаги положить в рамку, накрыть рамкой с шаблоном, прокатать валиком. Сто копий печатают не спеша минут за сорок.
   Химику Антипу, который сделал анилин и краситель присвоил классный чин - писарь. Только он до конца так и не выздоровел, так и ходит бледный и худой. Поручил медикам определить какое у него заболевание. Медики ходили за ним неделю, примеряли разные заболевания к симптомам по справочнику. Определили, что у него шестнадцать болезней. Ну или одна из этих шестнадцати.
   Электронщики сделали лампу, наполненную смесью азота и углекислого газа. Постепенно повышали напряжение накала, стальная спираль начала светится. Ну так, красным светом на один ватт где-то, а потребляет несколько десятков ватт, дикая неэффективность, но работает! Следующий этап - нить из вольфрама.
  
   Разведка рассказывает, что на турецком берегу лагерь из шатров протянулся уже на несколько километров. В южной части делают плоты, готовые переправляют севернее и расставляют попарно с мавнами. Мавна и к ней прицеп - плот. Плоты мощные и с ограждением - "леерами" из бревен. Но все равно это - плот, и мореходность низкая и гидродинамика как у кирпича.
   В моей реальности, турки учли низкие эксплуатационные качества этих плотов в войне за Крым, и к 1488 году создали флот специализированных кораблей - корабли для перевозки осадных орудий и корабли для перевозки пороха. Корабли для перевозки лошадей были придуманы давно. А в этот раз они потащат грузы на плотах, медленно и с большими усилиями. А ведь это отличный трофей - эти плоты - на них и пушки, и порох, и припасы. Но та же проблема - как мне их тащить? Мавна с двумястами пятьюдесятью гребцами тащит такой плот не особо быстро, а для шхуны это будет плавучий якорь. Подпустить их поближе - страшно, на одной мавне 200-300 воинов (сто гребцов - рабы и еще сто пятьдесят воинов гребут).
   Только если перегружать на грузовые корабли, надо нанять много купеческих нефов. Но не все грузы можно погрузить на нефы - осадные орудия весят и тонну, и две и больше. А эта бронза - самое ценное что есть в трофеях, даже не продавать - я бы с этой бронзой развернулся.
   И еще, поскольку мореходность плотов низкая, пойдут они каботажем, вдоль берега, а это около тысячи километров. Галерам с грузом это на две недели пути, если погода будет хорошая. А эти две недели тридцать тысяч человек надо поить и кормить. Что-то нереальная логистика выходит. Я считаю, на этих мавнах будет минимальное количество войск - тридцать тысяч с гребцами. Основные войска пойдут на галерах без "прицепов", и выйдут они позже, чтобы прийти одновременно. Что-то я не завидую визирю, который планировал эту операцию - он либо гениален, либо авантюрист.
   И как они собираются высаживаться на берег? В моей реальности они зашли порт Каффы и выгрузились на пристань. Тут им придется высаживаться на голый берег, но я и этого попытаюсь не допустить. Хотя из этих же плотов можно организовать дебаркадер. Но это первая группа судов, а вторая эскадра пойдет без плотов. И куда они собираются?
   Хорошо бы всех сразу уничтожить, но они так растянуты на берегу, максимум - я галеры только сожгу, войска на берег успеют. Да еще тут только половина флота, остальные в Мраморном море. А в Босфор не сунуться, это кажеться, что пролив широкий, но парусникам нужен простор, там нас галерами зажмут. Да еще там ветер может ослабнуть неожиданно, тогда бери нас голыми руками. Пароход нужен, или даже броненосец.
   Так что войска против меня уже грузятся, можно сказать. Но я себя настраиваю на победу, это чтобы время не терять - и завод строю и, вот, буду картошку сажать. Вот что придумал - на запад от Каулиты-Ялты нашел поле без виноградника - там пшеницу выращивали, купил его. Буду там эксперимент с картошкой проводить. Поселил там своих крестьян - две семьи уже опытных картофелеводов и несколько человек из недавно освобожденных полонян. Тут на ЮБК климат очень мягкий, снег не каждую зиму выпадает. Хочу попробовать очень ранний урожай картофеля получить. Распахали мы это поле и посадили в конце марта половину поля раннеспелый картофель и половину - обычный. Сажать можно было бы и в начале марта, но я перестраховался. По расчетам, ранний сорт картофеля должен быть уже в конце мая. Правда, поле большое, а крестьян мало - вручную они сажают медленно. Так что в конце мая созреет только первый участок, остальное в течение двух недель. А там можно и второй урожай попробовать.
   А мы с Прохором вовсю пароходом занимаемся, врезали дейдвуд, на нем в конце упорный бронзовый подшипник, потому как дейдвуд с машиной будет соединяться карданным валом. Все-таки корпус деревянный, будет "играть", и лишние нагрузки на соединение машины с валом нам не нужны. Ну и проще устанавливать паровую машину на фундамент, и дейдвуд можно устанавливать горизонтально.
   А изготовить руль при наличии проката и сварки - одно удовольствие. Только одно неудобство - сварка в Чернореченске, а верфь в Чембало.
   Пока судно на слипе, врезали два кингстона с водозаборниками ниже ватерлинии, забор воды для конденсатора. На переднем водозаборник повернут вперед - набегающий поток будет загонять воду в трубу, задний направлен назад - чтобы вода вытекала.
   После спустили наш пароход со слипа. Так как винт еще не ставили, спуск носом вперед прошел удачно, в слипе проем для киля, руля и дейдвуда, а винта нет. Перегнали пароход к достроечной стенке, будем ставить все остальное. Первым этапом - обошьем трюм в районе кочегарки и котла тонким листовым металлом. Металл уже подготовили - покрыли масляной краской, мы ее готовим кипячением льняного масла с сиккативом и мелом, получается серо-бежевый цвет.
   На строящемся комбинате в Чембало идут земляные работы, построили четыре жилых дома и столовую в рабочем поселке. Под Каффой рубят доломит по нашему заказу для домны. Это уже третья наша домна, первая домна уже прогорела, ее разобрали. Вторая еще держиться, а третью сделаем еще больше, с учетом всех ошибок. Домна будет заглублена в склон холма, у ее верха сделали площадку, там будет два бункера - для угля и руды. Надо еще будет механизировать подъем груза на эту площадку, но как - я еще не решил.
   Книга все еще печатается, долго шаблоны делать. А вот электронщики сделали лампу с вольфрамовой нитью, стали подбирать для нее напряжение - стала светить ярко, но тут от горячего вольфрама расплавились стальные держатели нити, и все потухло. Задумался. Держатели изготавливают из молибдена, он тугоплавкий и еще упругий при такой температуре, но у нас молибдена нет. Пока вижу только один вариант - я привез вольфрамовую нить трех диаметров - 50, 100 и 500 микрометров. Нить делаем из тонкой проволоки, а держатели из толстой. Но эти держатели нельзя делать длинными, вольфрам хрупкий при этих температурах. Значит надо вольфрамовый держатель делать короткий, после него уже стальной, еще более толстый. Уфф. И это только лампа накаливания, а для радиолампы еще нужен вакуум. Представил конструкцию ртутного вакуумного насоса и засомневался, по силам ли это все?
  
  
   Разведка доложила - османы построили около ста двадцати плотов, строить их прекратили. Плоты распределили вдоль берега, на некоторые стали прибывать грузы. Из Босфора начали прибывать мавны, и становиться к плотам. Но мавн пока не много - значит еще время есть. Я еще раз провел ревизию войск и флота. Четыреста карабинеров и более сотни пикинеров. Часть из них - гарнизоны, остается триста карабинеров, часть оставлю в резерве в Чернореченске - остальные - абордажные команды. Хотя в нынешних реалиях - карабин это и корабельная артиллерия.
   Шестнадцать шхун, на двенадцати - миномет на баке. На двух - нарезные 40-мм орудия на вертлюге, на двух - 65-мм орудия в юте-каземате. Пушка на низком лафете на четырех колесиках, ее перекатывают к одной из трех бойниц - влево-вправо и назад. Привязывают канатами, чтобы далеко не отскакивала. Вылезла проблема - в качку нужно точно выбирать момент выстрела, на малой вертлюжной пушке это можно. А вот на большой лафетной - наводчик сначала прицеливается, потом отскакивает и дергает за шнур спуска, иначе пушка зашибет. Так что точность прицеливания в качку заметно хуже. А все из-за того что я так и не смог сделать гидравлический откатник. У большой пушки масса снаряда и импульс отдачи в четыре раза больше чем у малой. Жесткое крепление на вертлюге при выстреле получает такой удар, что корпус шхуны трещит, так что пока только откатной лафет. Мог бы успеть, напрячься, пушка на вертлюговой установке гораздо удобнее. Но теперь уже поздно.
   Но главная проблема - снаряды. К малым пушкам тридцать выстрелов, к большим - пятьдесят пять, по двадцать на шхунах и по пять в трех городах. Три пушки охраняют Каффу, Чембало и Чернореченск. Еще есть двадцать запасных 65-мм фугасных снарядов, ими можно будет снарядить стреляные гильзы. Все, больше селитры нет. Зато зажигательных керамических мин около двух тысяч.
   Еще купил два небольших нефа, правда старых. Они стоят у Каффы и Чембало, охраняют, "стационэры". Но охранять они будут не артиллерийским огнем, хотя на каждом по миномету. У них задача другая - если вражеское судно прорвется к городу, выйти навстречу, связать боем и не допустить высадки. При наличии на борту отделения карабинеров - это не должно быть проблемой. В крайнем случае - стрелять по гребцам, галера резко теряет ход.
   Заключил договор с владельцами шести нефов на перевозку трофеев в бухту Чембало. Сейчас на верфи ничего не строится, только пароход у достроечной стенки. Освободили эллинг - будет склад для особо ценных грузов. В Севастопольской бухте перегородили острый мыс оградой с колючими жердинами, построили один сарай внутри, другой снаружи. Снаружи построили вышку для охранника. Завезли бочки с водой. На самом мысу построили простенький причал, небольшой, но мавна причалить должна.
   Из большой рыбацкой лодки сделали "танкер" - сварили из листовой стали три бочки, покрасили масляной краской, всего помещается около четырех тонн воды. Сделали бронзовую ручную помпу, как у пожарных в девятнадцатом веке. Рукава такие же, из парусины. Только всасывающий рукав пришлось делать композитный - парусина, бронзовая проволока и "резина" из льняного масла.
  
   Пришла шхуна из дозора - срочное сообщение - османы отчалили. Сто двадцать мавн тянут сто двадцать плотов, идут на север, вдоль берега. Одна шхуна осталась наблюдать, делает записи на каком плоту какой груз. Пушки видно хорошо, мраморные ядра - тоже. А вот с бочками - непонятно - что там: порох, солонина или вода - непонятно. Время у нас немного есть, будем их атаковать не раньше устья Дуная, а лучше - Днестра. Если раньше - на берегу их могут валахи поддержать, а у Днестра - наоборот, молдавский Стефан Великий уж точно против турок будет.
  
   Вышли на двенадцати шхунах, одна сопровождает вражескую эскадру, у Босфора остались караулить три шхуны, в том числе и четырнадцатая - самый быстрый способ передачи информации. Передатчик я так и не построил, радиолампы не получаются, а как бы сейчас пригодилась радиосвязь!
  
   Сначала увидели берег, шли вдоль берега милях в пяти. Увидели свою шхуну, приблизились, вызвал капитана, примчался на тузике. Показал целую исчерканную страницу наблюдений, где какой груз. Пушки на шести плотах, причем на двух плотах - только по две пушки, это самые большие. Кони на двух плотах. Ядра на восьми плотах, это можно топить. А вот все остальное - бочки, мешки и корзины. Бочек особенно много, наверное, половина всего груза. Вот лотерея! Ладно, пушки берем точно, остальное будем смотреть.
   Еще приблизились, увидели хвост бесконечной колонны - начала не видно. Как раз с хвоста и надо начинать, у мавн пушки на носу. О! Вот еще склад бронзы! На каждой мавне одна или три пушки! Это же бешенные деньги! Или тонны! Но это надо всю мавну "зачищать". Ладно, разберемся!
   Дал команду, одна шхуна пошла в атаку на замыкающую мавну, пристроилась с кормы, и выстрел из миномета вдоль галеры. На галере упали несколько весел с правой стороны, и ее стало разворачивать вправо. В гребцов зажигательным попал! Ну может и в воинов, на одном весле два раба и три воина, или наоборот - три и два. Галера пытается выровняться и почти останавливается, тут ее нагоняет плот, толкает в корму. На галере бардак - тушат пожар, машут веслами. С кормы лучники пытаются стрелять по шхуне, но там метров сто пятьдесят, бесполезно. Второй выстрел из миномета - огонь на кормовой надстройки даже я увидел, а до нас метров пятьсот. Первый огонь на галере почти потушили, а второй быстро разгорается.
   А расстояние до предпоследней мавны уже почти километр, даю сигнал другой шхуне на атаку другой галеры. Хорошо нас выручает связь световым телеграфом - ратьером. Сейчас солнечно - зеркала используют. Последняя галера с костром на корме повернула к берегу, до него почти километр, будет выбрасываться. Так, одну "запарковали" С грузом потом разберемся, там бочки какие-то. У каботажных капитанов это рефлекс - если какая проблема - сразу к берегу.
   Дал сигнал атаковать всех по очереди, как только дистанция между галерами вырастет. Колонна шхун догоняет колонну галер, и как бы откусывает по кусочку хвост колонны. Иногда слышны громкие выстрелы османских пушек, но эффективность этих выстрелов не замечена. Одна галера уверенно развернулась к атакующей шхуне и выстрелила из боковой пушки, мимо, но довольно близко. И с огнем борется хорошо, все три зажигалки потушили. Но капитан шхуны сообразил, и пошел по кругу. Галера, пытаясь отследить врага, уперлась в свой плот. Другая шхуна проскочила метрах в ста от галеры и выстрелила из маленькой пушки. Шхуна отошла, а мавна стала разворачиваться к берегу. Шхуна передала ратьером - "мавна тонет" Вот снайпер! У ватерлинии пробил! Так что даже 40-мм пушкой можно потопить мавну почти случайно. Это как медведя из мелкашки. Хотя может и успеет выброситься на берег, там пробоина 10-20 сантиметров, можно тряпками заткнуть. А я засмотрелся на этот бой, надо вперед идти, там уже несколько запаркованных.
   Да, отсутствие связи - большая проблема и для турок. Дистанции между галерами большие, и голова и середина эскадры не знает, что происходит с хвостом. Колонна продолжает двигаться, из-за этого расстояние между выбросившимися на берег галерами по несколько километров.
   Скоро вечер, мы "запарковали" около двадцати трех галер. Решил разделиться - четыре шхуны пойдут вперед, и утром продолжит "кусать " хвост колонны. Мы вернемся и поработаем с оставшимися галерами. Две из них горят кострами, потушить не смогли. Рабов жалко, но это война. Я для себя расставил приоритеты - сначала спасаю Таврию, а потом освобождаю рабов.
   Подошли к ближайшей стоящей галере. Там только что потушили пожар, выгорело часть борта и часть палубы. Но галера на ходу, на мель не села, может продолжить плавание. Но нам это не нужно. Даю команду на атаку абордажной команды. Галера стоит носом к берегу, шхуна подходит с кормы, стрелки расстреливают лучников. Абордаж совсем не как у пиратов - осторожный, скорее "зачистка". Шхуна подошла точно в корму, плот сбоку болтается. Стрелки поднялись на ют, и оттуда расстреливают осман. А тех 150-200, не меньше. Различают просто - в кандалах - раб.
   Сначала стрельба была интенсивная, потом пошли редкие выстрелы. Со шхуны передали - "чисто!" Проверили плот, там припасы, говорят. Даю сигнал - третий вариант. Это значит даем рабам инструмент для расковки и уходим, ничего не забираем, ну может самое ценное, серебро например. Рабов с собой не берем, тут берег Бессарабии, дальше Молдавия - не пропадут. Они вооружаться османским оружием и их в рабство просто так не загонишь уже.
   Идем дальше, а навстречу мавна! Починились. Уходим мористее, две шхуны атакуют мавну - костер! На плоту бочки, идем дальше. Где-то была галера с пушечным плотом. У следующей галеры хорошо прогорела корма, еще дымит, воины уже на берег высадились. Пусть там и сидят, они уже не воюют.
   Нашли плот с пушками, перебили осман, с трудом оттянули плот от берега, подогнали неф. Четыре средних пушки, каждая под тонну весом, полиспастом поднять не можем, реи трещат. Подогнали шхуну с другой стороны плота, в два полиспаста подняли пушки на палубу нефа.
   Совсем темно стало, отошли от берега, разбрелись, чтобы не столкнуться, легли в дрейф - ночуем. Ночью вдали видел догорающую галеру. Утром трем шхунам и нефу дал задание пройтись по запаркованным шхунам, если на ходу - добить. Что можно затрофеить безопасно - грузите. Пушки, порох, можно еду - ядра не брать. Будут брошенные галеры - снимать корабельные пушки, они не тяжелые, килограмм триста-четыреста.
   А мы пошли на север, догонять османскую армаду. К обеду встретили первую дымящуюся мавну у берега, османы уже на берегу, останавливаться не стали. Встретили еще несколько "припаркованных" галер, слишком целые - добили.
   Впереди на горизонте появились паруса - догоняем. У-у-у, не все так просто. Вся армада остановилась - получилась толпа, часть мавн повернулась носами наружу - угрожает пушками. Мои шхуны курсируют в паре километров от облака галер.
   Динозавр заметил что ему отгрызли часть хвоста и разозлился. Подошли к своим, ратьером капитан рассказал что османские пушки бьют метров на пятьсот-восемьсот, стреляют довольно интенсивно, чуть не попали. Стоят так уже несколько часов. Думаем, что делать дальше, на минометный выстрел подходить очень опасно - залп десятков орудий серьезная вещь. Остаются орудия, они и на два километра стреляют, но снарядов у нас немного, на шхунах, что сейчас в этой эскадре - суммарно сорок. Стрелять придется с километра, при качке.
   Пока мы думали, в толпе галер произошли изменения, мавны повернули на прошлый курс и двинулись. Но пошли не как раньше - одним кильватерным строем, а образовали довольно плотную коробочку. Так, а как тыл они собираются защищать? Дал команду одной шхуне осторожно приблизиться к хвосту эскадры. Мавны стали отстреливаться из ретирадных пушек! Хорошо видно как вспухают облачка выстрелов. Они перетащили часть пушек на корму. Вот эти восемь замыкающих мавн, идущих строем фронта, теперь с пушками на корме. Как они их там установили? Там и лафетов особенно нет! Но ведь стреляют! И всплески ложаться довольно близко к шхуне.
  
  
   А на правой, ближней к нам колонне галер, наверняка пушки стоят на правом борту, можно даже не проверять. И как теперь их атаковать? Посоветовались, разработали тактику, с 65-мм пушками у нас Шхуна 15 и 16, но снарядов мало. Две шхуны пристроились в хвост на пределе дальности османских пушек. Шхуна 11 с маленькой пушкой разогналась и стала по дуге сближаться с османской колонной метров на пятьсот. Выстерлила в колонну без особого результа, чем вызвала ответный огонь. Но расстояние большое, и попаданий не было. А за ней пошла Шхуна 15, еще ближе к колонне, а пушки на галерах уже разряжены. Шхуна 15 с расстояния 350-400 метров в замыкающую галеру фугасным - бах! Снаряд попал в борт, пробоина чуть ли не в метр, волны немного захлестывают, корпус галеры потерял прочность и угрожающе затрещал. Ударная волна прошлась по гребцам и веслам, шесть весел упало - кому-то из гребцов сломало руки рывком весла, кого-то просто ранило или оглушило. Мавну рвануло вправо, наружу строя, чтобы не крутило дальше грести перестали, и галера стала замедляться.
   Когда интервал между мавнами достиг пятисот метров - галеру атаковали две шхуны, и подожгли ее за пару минут. Хорошо горит, даже до берега не дотянет. Но кажеться, что еще и поджигать - излишне после такого попадания.
   Соседки подбитой галеры попытались что-то сделать, но только растянули строй - по самой отставшей галере повторили атаку, подожгли.
   При третьей атаке шесть галер развернулось, и попыталось атаковать шхун с пушкой, но та легко разорвала дистанцию. Ветер! Это пока ветер хороший, а если стихнет? Шесть галер возвращается в строй, но последняя отстала. Минометные шхуны подожгли ее слегка - хотят на трофеи оставить, да и гребцов жалко. Рассчитали точно, галера заковыляла к берегу, за армадой ей не угнаться. Послал за ней две шхуны и неф - добить и забрать плот. Кстати, у первых двух плоты остались - но там ничего особенного - солонина и крупа, но мы забрали.
   В строю вражеской эскадры это угловое место осталось незанятым, и мы атаковали следующую галеру с пушками на корме, может получится обезоружить арьергард. Выбили еще две, и тут армада стала перестраиваться. Встали на якоря у берега, ощетинились носовыми пушками - не подходи. Это они ночевать собрались! Солнце садится, а я и не заметил. И ветер стихает - придется отменить атаки, со слабым ветром сами можем стать добычей. Отошли мористее, приготовились ночевать. Ветер совсем стих, вовремя отошли. А ведь мы где-то в районе будущей Одессы, чуть южнее.
   Утром увидели шхуны и неф, которые собирали трофеи. Один неф уже полный, отправил его в Чембало, и одну шхуну с ним. Ветер поднялся западный, османская эскадра пошла не вдоль берега, а на восток. Решили рискнуть! Тут же Тендеровская коса в пятидесяти километрах! С попутным ветром да на веслах они быстро дойдут. Ну что за невезение! Ну раз ветер хороший будем атаковать!
   До вечера армада не только достигла косы, но и прошла вдоль лимана еще прилично. Мы же успели отщипнуть только семь мавн. Что-то время играет против меня. Эскадра, даже не реагируя на атаки, достигает своей цели. А ведь сейчас может выйти вторая османская эскадра, и пойдет она не каботажем, а напрямую. Военные османские галеры так делают. Надо мне идти к Босфору. Надо разделятся, но у меня и так мало сил - две шхуны у Босфора, три - трофеи где-то собирают, одна ушла на перезарядку. Как плохо без радиосвязи! Надо было делать хотя бы искровой передатчик! Была бы хоть какая-то радиосвязь! А то - радиолааампы!
   Так, разделяемся, тут оставляю четыре шхуны, Шхуна 15 остается, Шхуна 16 идет со мной. Снарядов совсем мало, делим поровну. Надеюсь, что вторая эскадра не сразу сообразит построиться в коробочку. Будем их жечь минометами. Четыре шхуны остались ночевать, мы пошли в ночь к Севастопольскому мысу. К концу следующего дня дошли до Балаклавской бухты, связались ратьером с крепостью - вражеских кораблей тут не было.
   Растянулись очень широким фронтом - километров по пять между шхунами, на пределе видимости, пошли в сторону Босфора. Раскинули сеть, чтобы не пропустить вторую эскадру. Хотя - море большое, можно и целую эскадру не заметить. Но что делать, встречать у своих берегов не допустимо - успеют высадиться. И еще, страшно ночью переть вперед, зная, что навстречу идет куча кораблей. Столкнуться с мавной, это как столкнуться со скалой, она тяжелее шхуны раз в десять. Но надо.
  
  
   Василий, капитан Шхуны 4, около Босфора.
  
   Все ушли воевать с османами на север, а мы и Шхуны 9 и 14 остались у Босфора сторожить. А что тут сторожить! Этот огромный лагерь из шатров - опустел, ходят несколько человек, и все. Ни одной мавны, ни одной фусты за пять дней не появилось. Даже сторожевых фуст нету. А наши там воюют, на север сто двадцать мавн ушло, и каждая с плотом припасов. Ну может нас не взяли, то что на нашей шхуне только миномет, а на Шхуне 9, у Терентия, только мелкая пушка. Зато есть "пехота" - четыре карабинера на каждой шхуне. Карабин - отличная вещь. Вот по галерам не очень, а по конным татарам стрелять - сила страшная. Один карабинер с хорошего места может перестрелять сотню татар!
   Эх, был бы у меня тогда карабин, когда на нашу деревню татары напали. Деревня у нас была хорошая - двадцать шесть изб. Мужиков много. А татаров всего два десятка было. А что сделаешь с топором или деревянными вилами против лука и сабли. Всех кто руку с оружием поднял - побили смертным боем. Я тогда молодым парнем был - сильным и дурным. Но хватило ума живым остаться. Потом полон, гнали нас долго, думал - упаду и убьют татары. Много односельчан той дорогой сгинуло - сил бежать не хватило.
   А когда реку переходили, еще в броду остановились напиться, как солдаты выскочат - и всех татар побили. То солдаты командора были. С тех пор командору служу. Вот, капитаном шхуны стал, научился. А не напали бы татары, не увели бы в полон, не попал бы я к командору, так бы и пахал землю в своей деревне, да в голодный год весной кору ел. А тут каждый день - или мясо или рыба. Да и вся жизнь в Чернореченске - как в сказке. Нигде такого нет, говорят, - ни в Москве ни в Царь-граде.
   Сигнальщик кричит - галеры появились! Смотрю - и правда, выходят из Босфора и пристают к пустому лагерю. Много выходят! Одна за одной. Но не только мавны, но и мелкие фусты. Уже сотня вышла, а там еще идут. С тех галер что причалили - сходят воины, в лагере костры разводят - ночевать будут. Припасы на галеры грузят - утром дальше собираются. Вот оно! Это они на Таврию идут, собаки османские! Дождались, на восьмой день.
   Посовещались с капитаном Шхуны 14, решили дождаться утра, посмотреть куда османы дальше. Утром османы отчалили, да не вдоль берега пошли, а на прямую - на северо-восток. Точно на Таврию замыслили. Шхуна 14 быстро на север пошла, командора предупредить. А у нас задача - строй осман растягивать, как сказал командор. Но он особо подобную ситуацию оговорил - нельзя глупо геройствовать и подставляться. Чтобы уничтожить много врагов, надо самому оставаться живым - мертвый не сможет врагов убивать. Надо использовать преимущество в оружии - уничтожать врага с безопасной позиции. И так до последнего боеприпаса. А потом не геройствовать - а идти за новыми боеприпасами.
   На мавнах и фустах пушки только на носу, если с кормы подходить, то они могут стрелять только из луков, а тот после ста метров не страшен. Надо из миномета вдоль галеры стрелять, пока не загорится. Потом следующую. Османский флот идет так: одна огромная колонна мавн - около сотни, даже больше. А слева и справа колонны фуст, но такие не постоянные, идут неровно, рыскают, и мало их - десятка три. И фусты вперед уходят, мавны отстают.
   Стал тихонько приближаться с хвоста. Минометчик приготовился, приближаемся у замыкающей мавне. Хлоп! А как мина полетела - не видно, куда попала - тоже, мимо. А минометчик - хлоп - вторую. Огонь на юте у галеры! Лучники на юте заметались. Минометчик кричит карабинерам - "Стреляйте! Не давайте тушить!", а мне - "ближе, лучников не бойся, некогда им стрелять". Подошли метров на семьдесят - стрелки лучников на юте перестреляли. А костер там уже хороший!
   "Все, можно уходить" - кричит минометчик, я резко отворачиваю в сторону. Он хоть и грек, а говорит хорошо, только с акцентом. В армии командора всяких полно - а вот греков и армян особо много. А нас, литву, русскими считают. Командор говорит - "думает и говорит на русском - значит русский" А у нас и правда языки одинаковы - только говор чуть отличается. А читать я уже тут научился - по новому командорскому письму.
   На мавне грести бросили - ют у них полыхает. Там всего несколько ведер на галере, и те кожаные, скорее всего. А попробуй ими еще зачерпнуть с высокого борта. Потушат или нет? Вот беда - сгореть посреди моря!
   Остальные мавны дальше идут, и мы за ними. Терентий на Шхуне 9 идет позади, чтобы не мешать, с его пушкой против мавны - толку мало. Минометчик - "также точно в корму приближайся медленно". Лучники уже стреляют, а он стоит - одна рука миномет держит, другая - мину. Рядом его помощник держит масляную лампу, от нее шнур мины поджигают. Минометчик прищурился, ждет момента, расстояние все считает. Хлоп! Мина ударила в самый край юта, и огненные языки потекли по задней стенке кормовой надстройки. Стрелки стали стрелять. Минометчик - "Уходим! Уже под надстройку пошло, не потушат!" Я отвернул. Надо же, одной миной! У нас на борту девятнадцать ящиков мин - это сто пятьдесят две штуки.
  - Ты хочешь все мавны своими минами сжечь, Кефеус! Тебе за это командор сразу подпоручика даст! Или поручика.
  - Все не получится, Вася, мавн - сто шестнадцать, а одной миной поджечь - это повезло.
  - Да и у нас патронов не хватит - лучников отстреливать, всего триста двадцать патронов было - сорок уже точно потратили - добавил карабинер.
  - Если патроны не тратить - то лучше так - две мины в ют, и отходим. Так трудно потушить - предложил грек.
   А сам с помощником банит миномет, там же черный порох в заряде, от него нагара - куча! Не то что в карабинах. Но и банить после каждого выстрела не надо, как в дульнозарядных пушках, зазор между миной и стволом больше. А если тлеющий нагар остается, то он не успеет моментально поджечь порох в картузе.
   Пошли дальше. Две мины попали, одна мимо - и отошли, смотрим. Османы по галере бегают, гребцы грести бросили. Горит в двух местах - ют и лестница на ют, это удачно, пока лестницу потушат - ют разгорится. Но нам некогда за ними наблюдать - от колонны отстанем. Решили даже не смотреть - две мины и дальше.
   Ух и дали мы османам жару! Вокруг уже все в дыму - ветер западный, дым на нас несет. Так нас и заметили, наверное. Когда я вырулил из-за двенадцатой мавны - на нас шел десяток фуст, или даже больше. Но я отвернул и пошел на северо-запад, почти против ветра, Терентий заметил и тоже отвернул, теперь он впереди нас. Шхуна хорошо таким курсом идет, а фустам тяжело. Часть галер сразу отстали, а шесть штук ходу прибавили, стали догонять. Вот они приблизились настолько, что начали стрелять. Ну как, стрелять. Во-первых - все недолеты. Во вторых - заряжаются их пушки очень долго. Терентий чуть сбавил, идем рядом. Фусты для его пушки - по зубам.
   После второго, нестройного залпа, Терентий резко развернул шхуну навстречу фустам. Но вышел не точно навстречу, а так чтобы описать дугу вокруг галер, не приближаясь ближе ста метров.
   Звонкий выстрел маленькой пушки и громкий взрыв снаряда. Попадание в борт, досталось гребцам, упало несколько весел. Пробоина высоко, вода не попадает, но галера стоит, гребцы не гребут. А пушкарь Шхуны 9 в следующую фусту - бах! И так подряд шесть выстрелов, по одному в галеру. От взрывов фусты останавливаются и резко поворачивают, две начали тонуть. Мы дали большую циркуляцию - пошли догонять колонну мавн.
   А уже темнеет, фусты так и крутятся у хвоста большой колонны. Далеко на западе видно несколько костров горящих мавн. Некоторые так и не смогли потушить огонь. Страшная смерть - сгореть в кандалах, гребцов жалко. Но командор сказал - главное, спасти Таврию, а то сами на галерах окажемся.
   Но сгорели далеко не все атакованные мавны, многие остались на плаву, пожары потушили, но повернули назад, на ремонт. К тому же на мавнах руль румпельный, с деревянным баллером - осью рулевой лопасти. При пожаре на юте румпель или баллер сгорают, и галерой можно управлять только веслами гребцов, а это очень сложно. Вот и ковыляют недогоревшие мавны домой.
   Мы отошли от эскадры осман на север, миль на пять, пойдем ночью параллельным курсом, чтобы не отстать. Хотя не знаю, османы ночью будут дрейфовать или идти? Вроде останавливаться не собираются. Перемигиваемся ратьером с Терентием. Отдал руль старпому, сам пошел спать. У нас всего две вахты, но ничего, выдержим, наотдыхались пока ждали осман.
   На рассвете оказались в море одни. Вряд ли османы нас обогнали ночью, скорее мы их. Повернули назад. Через пару часов увидели голову колонны. Близко не подходим, наблюдаем. Головная мавна необычная, разукрашенная такая. На ней визирь, наверное. Трогать не буду, командор сказал - корабль визиря не жечь, только штурмовать. Да и с головы атаковать колонну несподручно. Пошел дальше, а колонна то не сплошная! Вот разрыв в несколько километров, и фуст нету. Атакуем!
   Начали по вчерашней схеме. Успели поджечь три мавны, в колонне нас заметили и попытались напасть. Мавны хоть и тяжелые, зато быстро разворачиваются - когда весла работают враздрай. Несколько мавн развернулось и стали по нам стрелять носовыми пушками. Одно ядро упало так близко, что всех немного забрызгало. Еле удрали. Отошли, и пошли дальше на запад. А голова колонны сбилась в кучу, похоже, горевшим мавнам помогают. Но две хорошо горят - не спасти.
   Нашли еще кусок колонны, атаковали в разрыве - подожгли две мавны. Но заметили вдалеке паруса. Нефы османские идут к нам. Галерам тяжело за нами гоняться, гребцы устали, а парусники не устают. Но неф против шхуны не бегун. Надо только не дать себя окружить. Мы успели поджечь еще две мавны и ушли против ветра. А там еще фусты подтянулись - этот кусок колонны теперь охраняют. И в сторону запада тоже фусты везде. Терентий стрельнул в одну фусту и мы отошли от колонны, снарядов мало. Пошли на восток. Головная колонна построилась и идет дальше, атаковали хвост - успели поджечь две - и убежали. Колонна опять скучковалась.
   Ох и замучили мы гребцов, а ведь еще половину пути до Таврии не прошли. Колонна перестроилась в две колонны, теперь не нападешь по старой схеме. Покрутились вокруг - никак. Пошли к хвосту, там фуст много и парусников. А время уже к вечеру. На кого бы напасть. Заметил, что как мы приближаемся к эскадре - ближайшие фусты пытаются нас атаковать, но как-то неохотно - гребцы устали. Стал их выманивать - так за мной еще и мавна погналась, из пушек стреляла, но не попала - далеко. А я специально не спешу - мавна гонится, фусты устали - вернулись. Отвел мили на четыре и пошел на встречу по сужающейся спирали - мавна хоть и хорошо веслами разворачивается, но навестись пушками не может - стрельнули раз - совсем далеко. А мы приблизились, и минометчик подряд - четыре мины, первой промазал. Загорелась мавна, точно сгорит.
   Солнце садится, а здесь темнеет быстро. Вся эскадра приближается - сильно мы вперед убежали. Мы пошли быстрее еще дальше, как бы скрылся в сумерках, но сделала большую дугу - вернулся к горящей мавне уже в темноте, но только с другой стороны. Видно только огонь в море - галера долго догорает, а на ее фоне видно черные силуэты проходящих галер. Ночью, если звезды видно, османы не дрейфуют, а медленно гребут, чтобы при столкновении не получить повреждения.
   Осторожно приблизились к колонне, у них горящая мавна слева - а мы справа, но не совсем напротив, а немного сзади. Все османы смотрят на огонь, мы подошли - нас не замечают. Минометчик стреляет по-диагонали - так труднее, чем вдоль галеры. Хлопок выстрела миномета в ночи показался очень громким. В темноте хорошо видно как на палубе галеры вспыхнул огонь. Вторая мина туда-же и уходим. Нам вслед из пушки стрельнули, но я даже не уверен что в нашу сторону.
   Теперь в ночном море один костер разгорается, другой догорает. Очень удобно по ним ориентироваться. Отошли от эскадры и потихоньку на восток, чтобы не отстать. Ночью старпом сказал, что справится один в таком полудрейфе, и все отсыпались. Шхуна 9 мигает потихоньку, чтобы не столкнуться. Рассвет встречал с опаской оказаться среди осман, но обошлось - галеры видно на горизонте, пошли сближаться.
   Идем параллельными курсами, что-то они сегодня медленно идут, устали наверное. Думали быстро до Таврии дойти, а тут за нами целый день гонялись. Идут довольно плотной колонной, фусты охраняют. Попробуем опять хвост атаковать. Но нас заметили, и к нам нефы направились - у галер сил нет гоняться. Четыре нефа идут, заманиваем их в сторону от эскадры. Отошли, и я повернул круто к ветру - они сразу отстали. Пошли к хвосту колонны, а тут фусты охраняют, но немного - меньше десятка.
   Подошли ближе - они за нами погнались, через силу, но погнались. Не спеша отвожу их дальше, изматываю. Фусты вытянулись в цепочку, я стал потихоньку уменьшать дистанцию. Выстрел фусты - мимо, а расстояние уже для миномета почти. Я еще сблизился, миномет на корме. Хлоп! На галере пожар - остановилась, тушат. А пушкарь Терентия во вторую фусту - бах! Что-то за нами никто не гонится. Пошел по дуге к хвосту эскадры - а фусты за нами не успевают - гребут еле-еле. Подожгли три мавны и отошли. Больше десяток мавн развернулось, но мы уже далеко, а галеры в кучу сбились. Мы вроде отошли, но догоняем тех, кто вперед ушел - ведь это тоже хвост теперь. Но там успели только одну мавну поджечь - фусты появились. Опять уходим. Пока вперед шли - пообедали, время уже. Это рассказывать быстро, а корабль пока повернет - это тебе не конь.
   Смотрим издалека - фусты к хвосту идут - на дым. А впереди колонна без фуст, да еще с разрывами, только нефов пяток на той стороне. Но если нам так подойти, то нефам на нас против ветра - не смогут они. Вошли в разрыв колонны и подожгли две мавны, пока остальные на нас разворачивались. Опять они в кучу сбились, как овцы в стадо, и даже мавну визиря видна - флаги на ней яркие. Ох, и серчает там их визирь! Если бы не мы, они бы уже к Таврии подошли. Долго стояли, потом стали в колонну вытягиваться и опять встали. Вернее - одни мавны пошли в колонну, а другие как стояли так и стоят. Грести не хотят, что-ли. Но весла зашевелились, пошла колонна. Плотно идут, фусты и нефы охраняют. Так до вечера и не получилось напасть. Мин у нас осталось почти четыре ящика - двадцать восемь штук, можно еще осман пожечь.
   Среди ночи будит старпом и громко шепчет - "Неф вижу, недалеко!" Выглянул я из трюма, ночь хоть и ясная, но безлунная - кроме звезд ничего не видно.
  - Где неф?
  - Да вот же!
   И вправду паруса! Рядом совсем - дрейфует медленно. Решили атаковать, разбудили матросов и минометчиков, но все проснулись от такой возни. Подкрадываемся с кормы. Кефеус говорит - "я ему в парус мину закину, не потушат, одной хватит" Надо же, какой экономный!
   Хлоп! И вправду, мина в парусе сработала. Сразу пламя пошло вверх, факелом мачта горит. Куски паруса на палубу падают, крики слышны, второй парус загорается. Но мы уже далеко. Можно поспать в сторонке. Только лег - связист прибежал: "там световые сигналы - наши!"
  
   Андрей Белов.
  
   Вышли мы в ночь в сторону Босфора на шести шхунах. Не видно ничего. Поставил наблюдать двух сигнальщиков, а сам пошел спать, и свободную вахту тоже заставил. Если не спать, то воин никудышный.
   Среди ночи крик. Выскакиваю на палубу, показывают - "Вон тама!" Далеко справа - километров пять или больше, огонь в море. Хороший такой, Вроде как сосна горит. Сосна в море. Это ты завоевался, корабль это. Это османов минометом подожгли. Даю команду поворачивать к огню, с остальными связаться ратьером чтобы тоже туда двигались.
   Через короткое время прибегает связист - на связь вышли еще две шхуны - четвертая и девятая. Так, они оставались наблюдать у Босфора. Так вот, кто здесь воюет! Сблизились, Василий, капитан Шхуны 4 через ратьер коротко рассказал как они тут османов жгли. Что-то круто, хорошо, если так. Обсудили с другими капитанами варианты тактики. Ждем рассвета.
   С рассветом увидели скопище турецких галер вдалеке. Да и на горизонте видно несколько точек. Как их теперь по всему морю выискивать? Пошли на турецкую эскадру строем фронта. "Нас мало - но мы в тельняшках" Может правда, тельняшки завести. Вон у меня какие герои есть.
   Приблизились, кружим, думаю как на такую толпу нападать. А нападать надо, до нашего берега осталось около шестидесяти километров. Можно было бы берег разглядеть, но дымка мешает. Вот я боюсь, как бы османы не заметили близость берега, ведь пойдут на прорыв. Ну потоплю я часть, а ведь остальные высадятся, и как раз в районе Чембало. Но тут в толпе галер началось движение, перестраиваются.
  
   Визирь Гедик Ахмед-паша, капудан-паша (командующий флотом)
  
   Великий султан Мехмед Фатих сказал - "Чтобы татары даже не пытались защищать генуэзцев, надо привести в два раза больше войск чем у татар" Татары могут выставить пятнадцать тысяч, значит нам надо привести тридцать тысяч войска. При взятии Константинополя у нас было сто тысяч воинов! Казалось бы, что поход на Таврический полуостров будет легче, но войска надо перевезти по морю, через Дунай молдавский господарь не пропускает. Для этого нужно собрать все наши суда, а перед этим надо заключить мир с Венецией.
   Проблема еще в том - что галеры это прорва гребцов, а они только и делают что жрут и гадят. Чтобы галера нормально двигалась, припасов, а особенно воды, надо столько, что ей надо пополняться каждые три дня, максимум - пять. Получается, чтобы перевезти воинов, нужны галеры с гребцами, для гребцов нужны припасы, а для перевозки припасов нужны еще галеры - и это растет как гора. Вот так, для перевозки тридцати тысяч воинов, надо двадцать пять тысяч рабов-гребцов.
   Придется часть припасов и осадные пушки грузить на плоты и тянуть мавнами вдоль берега. А галеры с воинами пойдут напрямик с небольшим запасом воды. Когда только готовились, приехал татарский бей Эминек, обещал, что его род, самый большой в ханстве, поддержит султана. Хотя я в этом сомневаюсь, хорошо, если просто не будет против нас воевать.
   В начале зимы пришло еще одно известие, консул Каффы сбежал в Геную. Теперь вместо него новый консул, московит Андреас, который называет себя дожем. А войск, у этого дожа, даже половины тысячи нет. Но собирается с нами воевать.
   Вышли из Босфора, переночевали на нашем берегу, догрузились припасами, и выступили на рассвете. Если идти быстро, а ветер попутный, то до Таврии можно дойти за четыре дня. Воды взяли на пять дней, еды побольше, она не такая тяжелая. Когда выходили из Босфора, там крутилось три небольших парусника латинян. Они очень быстрые и верткие, но вооружены очень слабо, стоит или маленькая пушка, или небольшая мортира. Так что это просто соглядатаи. Одна убежала с доносом, когда мы отчалили.
   Какой громадный флот я веду! С головной галеры не видно и четверти колонны! Но к обеду заметили дымы на западе, послал фусту - выяснять в чем дела. Прибежал посыльный, и доложил что горит около десятка мавн, и это дело тех маленьких парусников. Я в гневе чуть не отрубил посыльному голову, сабля воткнулась в стену каюты. Как такое может быть! Я послал все фусты наказать эти парусники, мавнам нельзя отвлекаться от пути, времени мало.
   К вечеру пришли фусты, капитаны галер боятся ко мне заходить - пообещал, что не буду рубить головы. Они так и не поймали эти парусники, а сгорело еще несколько мавн. Сказал бить капитанов палками, я же обещал только головы не рубить.
   Этот кошмар продолжался еще два дня, эти тупые капитаны галер не в состоянии поймать хотя бы один маленький парусник! Да я сам их вижу! Вон они - дразнят нас! Мы постоянно останавливаемся, иначе парусники нападают с кормы и поджигают из мортирки мавны. Мне кажется, мы никогда не дойдем до Таврии.
   К вечеру третьего дня похода удалось собрать весь флот и выяснить потери. Недосчитались двадцать восемь мавн! И это все натворили два парусника этого латинянина-московита! А в него даже ни разу не попали! Вон эти паруса на горизонте. Но не все мавны сгорели полностью, около десятка пошло домой на ремонт. Воды осталось на два дня, а мы застряли посреди этого проклятого моря! Воины ропщут, а на многих галерах рабы отказываются грести. Жестоко казнив несколько рабов, удалось восстановить порядок, но это на время. Уже темнеет, надо выстраиваться для ночного дрейфа.
   Ночью, далеко впереди, загорелся наш неф! Как этот шайтан видит ночью! Даже луны нет, только звезды. А еще, ночью видели звезды, которые двигались по морю и часто мерцали. Этому московиту точно шайтан помогает.
   Утро было еще ужаснее ночи. Вместо двух вражеских парусников мы увидели восемь! Среди воинов пошли разговоры, что лучше броситься в море, чем сгореть заживо. А рабы тихо воют, у них выбора нет, им придется гореть в кандалах. Я не смогу пройти на этот проклятый полуостров. Эти восемь парусников сожгут половину флота точно, а то и больше. Надо спасать то, что осталось - корабли и воинов Великого Султана. К Таврии нас не пустят, к Босфору нам не вернуться - против ветра, и воды мало. Надо идти на юг, к нашему берегу.
   Да, я бегу от сражения, и за это султан может мне прислать шелковый шнурок. Даже если мне суждено умереть, я спасу этот флот и эту армию. Иначе Османская империя будет беззащитна перед врагами. А Таврию мы захватим позже, только надо хорошо подготовиться. Нам надо много хороших парусников - как у московита, только большие. На кораблях надо много пушек со всех сторон. Пушки должны стрелять чугунными ядрами - каменные летят совсем недалеко. Надо узнать что за оружие у московита и сделать такое же. Вот это все надо донести до султана. Уходим на юг.
  
   Андрей Белов.
  
   Османы уходят! Перестроились, одна колонна мавн, по бокам колонны фуст и несколько нефов. И пошли на юг. Правильно, туда ближе, чем к Босфору, и ветер мешать не будет. Это что получается, Василий с Терентием им тут так нервы истрепали, что увидев еще шесть шхун, визирь не выдержал.
   Осторожно сопроводили их, показывая, что не нападаем, но вернуться не дадим. Идите, идите, не оборачивайтесь! Нету там берега! Нет для вас Таврии!
   Или может их сжечь? На этих галерах около десяти-двенадцати тысяч воинов султана, а в недавнем походе на Молдавию участвовало сто двадцать тысяч. Так что непоправимого урона я не нанесу, а прорыв в Таврию спровоцировать могу. Да и гребцов жалко - заживо гореть в кандалах - смерть страшная.
   Потом поручил двум шхунам сопровождать и наблюдать, с остальными пошел срочно домой. Во-первых - несколько галер разбрелось по морю ночью, во-вторых - что там творит первая турецкая эскадра - я не знаю. Пересел на Шхуну 4, чтобы всю обратную дорогу поговорить с капитаном Василием, минометчиком Кефеусом, со всем экипажем. И капитан Терентий к нам пересел поговорить.
   Но поговорить получилось не долго, через пару часов с другой шхуны передали что видят османскую галеру, вроде мавну. Я отдал приказ на штурм, жечь не надо. Одинокая мавна против шести шхун слабовата. Главное не подставиться под мраморное ядро. Когда к галере подошли сзади две шхуны, гребцы бросили весла. Штурмовики поднялись на борт, но никто не стреляет - османы сдаются. Только здесь сдаются не поднимая рук, а падают ниц - как будто кланяются на коленях.
   Теперь надо это все оприходовать, но все задерживаться не стали, оставил одну шхуну. Как действовать они знают, но инструкцию повторил - воинов разоружить, часть обратно на весла, остальных запереть в трюме. Тут гребцы комбинированные - на весло надо пять человек, на этой мавне - два раба и три воина. Оружие осман перегрузили на шхуны, чтобы не провоцировать. Рабам объяснили, что надо догрести до берега, там их раскуют. До Таврии около сорока километров. Мавну надо довести в Севастопольскую бухту, к острому мысу. Там бывших рабов выгрузить на мыс, в барак - фильтрационный лагерь. Мавну поставить на якоря около берега, пленных османов оставить на мавне, весла забрать. Плавать мало кто умеет, но если плыть - на ближайшем берегу османов будут ждать бывшие рабы. Так что им лучше будет утонуть. Потом надо направить питание для гребцов и пленных.
   А мы двинулись дальше. Через час - опять мавна. Ситуация повторилась, только пришлось застрелить командира корабля - он выскочил с луком. Трофеи - это хорошо, но у меня так шхуны кончаться.
   Уже берег хорошо виден, надо в Чембало зайти, может есть новости. Входим в бухту, а там бой! Оказывается, одна фуста прорвалась в бухту. Тут стоял неф-стационер, но ему было против ветра, и он смог только выстрелить из миномета и ни разу не попал. Надо было на охрану галеру ставить!
   Фуста прошла дальше в бухту, и тут уже пушка из крепости попала по гребцам. Галера вильнула вправо, и приткнулась к берегу, недалеко от крепости. С фусты высадилось четыре десятка воинов, и побежало штурмовать крепость. В гору, против карабинов. Потеряв от пуль около десятка - побежали в Чембало. В этот момент мы и подошли. Ситуация такая - османы попрятались в ближайших к крепости домах, стрелки из крепости держат под прицелом, но сами не выходят - их мало.
   Я дал приказ пройти дальше по бухте метров двести, там высадиться, и выдавить османов к крепости. Но, осторожно, нам глупые потери не нужны. Но османы особой фантазией не располагали - засели в одном большом доме, выгнав оттуда жителей. Мои окружили дом, отстреливая редких лучников в окнах. Я сказал штурмовикам не рисковать, взять фугасные гранаты. Закинули гранату в дверь первого этажа, из окон вылетели облака дыма и пыли. Штурмовики зашли, начали стрелять. Из окон второго этажа начали выпрыгивать османы. Итог - восемь пленных, на судне освободили двадцать шесть рабов, несколько гребцов погибло от огня пушек. Послал всех на Острый мыс.
   Комендант крепости доложил, что недавно приходила шхуна за снарядами, капитан шхуны сказал что османская эскадра приближается к Каламите. Вот это да! Как же так! Оставил в бухте Шхуны 4 и 9, пусть отдыхают, с остальными пошел к Инкерману.
   Когда подошли - османы уже были в километрах тридцати от крепости, прошли будущую Евпаторию . Капитаны рассказали - османы придумали вот что: связали толстыми канатами мавны - нос к корме, как верблюдов в караване. При обстреле из орудий, теряя часть гребцов и весел, мавны из строя не выпадали. Строй замедлялся, но тянул до тех пор, пока галера была на плаву. А снаряды к большим пушкам уже кончились, пробоины от мелких пушек небольшие, и если дырка выше ватерлинии, то галера шла дальше. С момента, как османы это придумали, они потеряли только восемь мавн. Брошенных плотов больше, но они почти все пустые - грузы перегружают на галеры. Много брошенных бочек - из под воды.
   На подбитых галерах оставались только рабы, воины пересаживались на другие мавны. Рабов освободили, перевезли на нефах на острый мыс. Ого, сколько их там теперь!
   Третий день по суше эскадру сопровождает войско татар - около тысячи. Надо узнать у Менгли - сколько. При попытке пристать к берегу начинается перестрелка из луков и редкие выстрелы из пушек. Есть небольшие потери у татар. А ведь если османы высадятся - их никто не удержит, по моим расчетам на судах от двенадцати до пятнадцати тысяч воинов. Они увидят крепость Каламиту и начнут штурм. А от Каламиты до Чернореченска - несколько километров. А у нас там даже стены нет - штакетник, правда колючий. Надо их остановить.
   Так, думай. Проблема в том, что дальнобойность минометов меньше дальнобойности османских пушек. А мощь малых пушек - недостаточна, и снарядов мало.
   А если увеличить дальнобойность минометов, увеличив навеску заряда? Боюсь, скачок давления разрушит керамическую мину-бутылку, и пожар на шхуне устроит. Как ослабить скачок давления? А если повесить два обычных мешочка с порохом, но фитиль только к одному - первый вспыхнет, подожжет второй, но это будет с небольшим запозданием - импульс давления "размажется". Надо попробовать.
   Обяснил минометчику, принесли ведра с водой, убрали лишние мины. Ну, давай. Хлоп! Мина полетела! Не лопнула! Пролетела метров шестьсот и вспыхнула в воздухе. Дистанционная трубка сработала. А она у нас не регулируемая. Но и шестьсот - неплохо, на эту дистанцию османские пушки добивают с трудом, а попасть - шансов мало. Уменьшили немного угол, мина вспыхнула над поверхностью воды - отлично. Вызвал других минометчиков, объяснили. Решили атаковать головные мавны, надо останавливать. Тактика такая - шхуна разгоняется встречным курсом, по дуге приближается на шестьсот метров, в быстром темпе отстреливается, и уходит по дуге. За ней следующая шхуна.
   Пока мы готовились - османы еще продвинулись. Шхуны начали атаку. Расход мин нас не очень волновал, их у нас больше тысячи осталось, сейчас важно остановить эскадру. Так что засыпали передние правые галеры. Тем более, мины вспыхивали в воздухе над палубой в основном. Ну некоторые срабатывали над морем гораздо раньше, некоторые - падали на палубу или в море - потом срабатывали - дистанционные трубки неточные. Встречный огонь османских пушек был без результативен - ближайшее попадания было в метрах пятидесяти от шхуны, а плотность огня низкая.
   Первая галера быстро загорелась, замедлилась. Вторая на нее навалилась и тоже загорелась. Через двадцать минут горело уже четыре мавны, эскадра остановилась, отошла от огня. Сработало! Османы поняли, что так дальше не пройдут, остановились. Но и мы не стреляем - мавны горят вместе с рабами - людей жалко.
   Османы высаживаются, сушей пойдут. Они знают, что Каламита рядом, не дураки же. Татары пытаются атаковать, но османы уже построились - закрылись щитами, выставили пики. Татары пытаются обстреливать из луков - это их главное оружие, лук почти у каждого. Но, как я понял, у осман луки лучше, хотя лучников меньше трети войска. А татары - войско полупрофессиональное, Менгли сюда свою гвардию не послал. А у этих - доспехи кожаные, и то не у всех, луки - однодревки, за редким исключением. У большинства османских лучников - луки клееные. Без роговых пластин, но из разных пород дерева, и еще вклейки из жил.
   Так что татары сунулись и получили от турок - больше сотни лежит на поле боя, десятки убегают пешком - лошади почти без защиты были. А османы щитами прикрылись, хоть большинство щитов - плетенка с кожей, но на предельном расстоянии стрелу держат. Татары пробуют крутить "карусель" - но это бесполезно из-за разной дальности стрельбы луков. Тут еще османы пушку наладили, стрельнули по татарам. В толпу попасть легко, несколько убитых мраморным ядром татар впечатлили - они отошли дальше и не атакуют.
   Османы лагерем становятся - вечереет, сегодня никуда не пойдут, атаковать будут завтра. До Инкермана хода - несколько часов, надо готовить оборону крепости. Но ждать в крепости - опасно, могут задавить количеством, да еще вдруг на Чернореченск повернут. Надо им продемонстрировать силу нашего оружия, нанести заметный урон в пути, чтобы у них было время подумать. Будем отстреливаться и отступать. Они не догонят - конницы у них нет.
   В районе Бельбека слишком ровно - укрыться негде, а вот чуть южнее, где сама речка Бельбек, можно устроить временную оборону. Ну и дальше уже холмы пойдут, найдем где засады устроить. Написал письмо Акиму, он сейчас в Чернореченске - послал курьера.
   Ночевать встали в Севастопольской бухте, послал две шхуны наблюдать и терроризировать осман. Османы разбили лагерь близко к воде, около своих галер, воины в лагере, на галерах рабы и немного охраны . Пока не стемнело, заметили расположение скоплений войск относительно костров. Подождали пока хорошо уснут, подошли поближе и закидали лагерь тремя десятками зажигательных мин.
   Часа два лагерь осман переезжал подальше от воды, по кострам определили что километра на полтора. Спокойной ночи!
   Османы выступили гораздо позже рассвета, мы уже заждались. Идут километрах в двух от берега - боятся. Но там холм, северней речки, и где они выйдут к реке - понятно. Два отделения с карабинами заняло позицию перед речкой, после речки - два миномета на закрытых позициях.
   Османы приближаются, много их. Специалисты оценили в тысяч восемь, не меньше. Несколько тысяч осталось около галер. Вот так, два миномета и два отделения против восьми тысяч. Расстояния отмерили заранее, флажки расставили. С пятисот начнут минометы, карабины на триста имеют хорошую энергию пули, важно знать расстояние и сделать нужную поправку, чтобы попасть. Но по такой толпе не промахнешся.
   Минометы начали. Стреляют не в одну точку, а рассеивают по всему войску, чтобы все почувствовали. Кажется, что слышно крики обожженных людей даже здесь. Там даже дым идет, страшно представить что там горит - сухой травы в степи почти нет - весна. Ушла сотня мин, видно пламя, не то что дым. А османы врагов не видят. Первые ряды встали в замешательстве, заднии напирают, от огня разбегаются - в передней части войска - хаос. Мы вас отучим плотным строем ходить!
   Минометчики отстрелялись, грузят минометы во вьюки лошадям, уходят на следующие позиции. Османы преодолели очаги огня, выстроились и продолжили. И тут подключились карабины. Сержант скомандовал - "цельтесь по головам, перелеты не страшны, в кого-нибудь да попадет"
   Стреляют не спеша, у каждого свой сектор. Стреляют лежа, с упора, точность максимальная, хотя по такой толпе можно стрелять почти не целясь. Эх, сюда бы пару пулеметов под винтовочный патрон - ПК или хотя бы ДП. Да хоть "Максимы" - и поливать с тысячи метров - тут бы все османы легли. "Максим" даже лучше - у него водяное охлаждение. Хотя лента матерчатая - отказы часты. Тогда надо ПК с водяным охлаждением, или "Печенег" - с инжекторным воздушным. Так, стоп, это я уже техническое задание составляю - потом. Но про пулемет под мощный патрон надо думать.
   А сержант поправки на дальность объявляет - "двести метров", "сто пятьдесят" - стрелки прицелы корректируют. На сотне метрах темп стрельбы увеличили - попадать и пробивать легче, да и вдруг османы побегут на нас. Закончили боекомплект - восемьдесят патронов - и отползли за деревья и бегом на следующую позицию - точнее - через одну, на следующей уже другие два отделения.
   Османы остановились - врага не видно - стреляли лежа, форма зеленая. А в передних рядах сотни убитых. Боекомплект двух отделений - 1120 патронов, почти каждая пуля нашла свою цель - это около полутысячи убитых и раненых. Несколько первых шеренг выбиты полностью, перелеты попадали в другие шеренги тоже. При таком построении и стрельбе попадания идут в основном в голову, а у простых воинов шлемы кожаные. Так что раненых мало - кругом убитые.
   Войско шло, переступая через своих убитых и раненых, а врага все не было видно, только слышно. Еще были слышны крики раненых и обожженных. А так же шепот живых - "Шайтан!"
   Вдруг сообщение - татары идут. Как идут? Они же уже здесь! Нет, говорят, большое войско идет. Кто? Гирей или Ширины? Доходили слухи, что Ширины собрали пять тысяч войска, но за кого будут воевать - неизвестно. Слухи. Разведка нужна! Где я и где разведка, как все плохо.
   Я поднялся на холм, смотрю - с северо-востока надвигается туча пыли, а перед ней темная туча войска. Ого! Сколько же их тут! Кажется, что их больше чем османов, но мне сказали, что их четыре или пять тысяч. Это конница, поэтому кажется, что их так много. "Войско Гирея!" - доложили. Бунчуки его узнали, гвардия его заметная, и он сам здесь, наверное. Уфф! Обрадовался как родному!
   Вот так и встали треугольником - передо мной османы, справа татары. Хотя, это я себе льщу - османов восемь тысяч, татар пять тысяч, нас около сотни. Что-то я оторвался от реальности - и те и другие по отдельности легко могут меня снести, если навалятся. Ну потеряют тысячу или две, но сомнут. Так что на суше я не боец, да и на море еле-еле осман завернули. Опять почувствовал себя маленьким и слабым, как тогда, когда встретил первый генуэзский корабль.
   Османы встали, кажется, дальше не пойдут. Татары осторожно сунулись, не все, пустили вперед группу, явно не гвардию. Османы тут же из луков и пушек ударили, татары назад, есть потери у татар.
  
  
   Командовал войском Мехмед Хамза, терсане агасы - помощник командующего флотом. Он шел с охраной в стороне от войска и страдал от того, что приходиться идти пешком. Плоты с лошадьми захватили латиняне, а мавну сожгли. Варвары.
   Вообще, вся эта война пошла неправильно - он только начал перевозить войска, ни на кого не напал - а генуэзцы напали первыми. Сожгли около трети галер - это ужасно! Мы почти добрались до первой крепости - Каламиты, но так и не встретили флота Гедик Ахмед-паши, хотя по срокам должны были встретиться давно. Потом огненные мортиры латинян стали стрелять на большое расстояние, и Мехмед понял, что галерам дальше не пройти и он решил захватить ближайшую крепость с суши.
   Татарам дали отпор - куда этому сброду против доблестных воинов султана. Жалко, что не удалось захватить ни одной лошади, даже такой мелкой - татарской. Да он согласен ехать на ишаке, но не идти пешком! Но ишаков нет, есть только ишаки - его подчиненные, но они под седлом не ходят. Но ничего, дойдем до крепости - захватим. Войск у латинян очень мало, так что на суши у меня нет достойных противников.
   Вдруг в первых рядах что-то стало происходить, послышались крики раненых - пошел дым. Послал гонца - выяснить. Прибежал командир тысячи - сказал что их обстреливают из мортир - там кругом огонь - много обожженных. Откуда стреляют - неизвестно, мортир не видно.
   Вот ишаки! В них стреляют мортиры, а они их не видят! За что Аллах послал мне таких глупцов! Тысячник убежал наводить порядок. Скоро двинулись вперед, тех обожженных, кто громко кричал - добили, чтобы не оскверняли слух.
   Вдруг впереди послышались выстрелы похожие на пушечные - только звонкие, зато очень частые. Аркебузы!? Опять крики раненых - я послал гонца с приказом идти вперед, не останавливаться. Но скоро остановились опять, выстрелы стихли тоже. Что-там? Без коня и видно плохо.
   Прибежал командир второй тысячи - говорит что первая тысяча убита почти вся, и командир тоже. Есть убитые во второй тысячи. Но врагов так и не видно. Чуть не убил его в гневе! За что мне такое наказание!
   Выстрелы прекратились. Приказал идти вперед - крепость рядом. Через короткое время - опять - огненные невидимые мортиры, невидимый враг. Передняя тысяча побежала назад. Трусы! Еле остановили - убили несколько трусов. Сказали, что убито еще несколько сотен воинов. Ну что у меня за люди! Ничего поручить нельзя! Как это, в них стреляют, а они не видят! Слепцы! Все надо самому делать! Пойду, посмотрю что там происходит, с земли ничего не видно.
   Вдруг что-то сильно ударило в грудь. Дышать трудно! Свет меркнет.
  
  
  
   Андрей Белов.
  
   Османы пошли назад! Татары пытались напасть - но османы отходят осторожно, отстреливаются, пороха не жалеют. Татарам подставляться не хочется, да и луки у осман лучше. Так и двигаются два войска, между ними больше полукилометра. Вот только османы убитых и тяжелораненых бросили. Так татары на тела налетели, дербанят - раздевают, собирают оружие. Хотя это наша добыча, но татары наверняка думают - "все воевали". Не спорить же с ними из-за окровавленных тряпок. А на поле боя тел много - около тысячи
   Османы загрузились на галеры, из речки заправились водой и к вечеру отчалили. Татары так и не напали. Они настроены трофеи взять, а не защищаться, проливая кровь. А пушки наносят большой урон, и умирать ради трофеев никто не хочет. Османы бросили больше десятка плотов, но там не было ничего ценного - в основном пустая тара.
   Мы их сопровождали демонстративно - "уходите, трогать не будем", хотя руки чесались, но если они высадятся в другом месте и татары не помогут - я ничего сделать не смогу. Дальше их сопровождать послал две шхуны, сам пошел домой.
   Не пойму - победили или нет? Нападение отбили, и по морю они в ближайшее время к нам не сунутся. А вот по суше - могут попытаться, с конницей и пушками. Но там надежда на Стефана Великого, он не должен их пустить через Дунай. Но это не завтра - собираться и добираться сушей - не один месяц. Большая часть войск - сохранилась, и это были далеко не все войска султана - вот это самое важное - война не окончена. И как произойдет следующее нападение - я не знаю, история уже изменилась.
  
   Но победу отпраздновали! Как же, разгромили осман, почти без потерь. Одну шхуну все-таки потеряли. Они ходили добивать подожженные мавны, и на очередном штурме, наверное, расслабились. Османы устроили встречный абордаж - полторы сотни как навалилось. Вторая шхуна была на подходе - но за полчаса пока они шли - османы перебили всех, залили своей кровью и закидали телами - но шхуну взяли. Там какие-то другие османские воины были, янычары, или что-то вроде этого. Вторая шхуна подошла и всех добили, но на первой никто не выжил - жалко парней.
   В центре военной части, в Чернореченске, у нас уже памятник - небольшая мраморная стела. У ее подножия мраморные доски с именами погибших солдат.
   Вернулись дозорные шхуны - обе османские эскадры ушли в Босфор. Но наблюдать за Босфором мы не прекращаем. Нашлись несколько галер второй эскадры - одна мавна дошла до Каффы, но там неф-стационер правильно сработал - вышел навстречу, поймал в борт одно мраморное ядро, стрелки взяли галеру штурмом, перебили около половины воинов. Одна фуста пришла в Каулиту, там порт не охранялся - они высадились и напали на посад. Пришлось выходить гарнизону из крепости. Большую часть осман перебили быстро, но потом долго вылавливали нескольких оставшихся. Тогда и погибли двое наших солдат, да и среди местного населения были потери.
   Выяснили, Ширины действительно собрали большую армию, и когда османы высадились около Каламиты, собирались к ним присоединиться. Но увидев войска Гирея, решили чуть-чуть повременить, потом еще чуть-чуть. Теперь рады, что не подставились. Но Менгли про это узнал, обвиняет их в предательстве, требует с них серебра за обиду. Интересные понятия, можно предать, а потом откупиться.
   Основные наши приобретения - около девятисот освобожденных рабов - сидят на остром мысу. Около четырехсот пленных осман - сидят на мавне посреди Севастопольской бухты. Вся эта толпа съедает в день кучу еды, а еще больше надо пресной воды. Воду возит из Черной речки "танкер", по четыре тонны за раз - хорошо что близко. Воду насосом качают сами бывшие рабы - кто покрепче, готовят тоже сами. Мои солдаты только присматривают - далеко отходить запрещают - говорят: кругом татары, быстро опять в полоне окажетесь. Когда я узнал что прибывает столько людей - я послал трофейные команды по недогоревшим мавнам собирать все припасы что есть, а также котлы, пустые бочки и прочую утварь. Еды набрали много - в основном крупы и муки, была еще солонина в бочках. Так что гребцам и пленным хватит на несколько месяцев. Кроме того, у татар купили два десятка убитых в бою лошадей, недорого. Так что гребцы отъедаются пока. Как доедят лошадей, запустим наш сейнер - рыба с кашей - нормальная диета. Зопирос переделал невод, теперь, если его удачно закинуть, за один раз вытаскивали 500-700 кг рыбы! Еще пришлось переделывать лебедку и добавлять одного матроса в экипаж - очень тяжелый невод получался.
   Среди трофейное еды кроме пшеничной муки - просо, ячменная крупа и "сарацинская каша" - рис! Только не совсем белый, с коричневыми прожилками - недошлифованный. Попробую плов сделать, давно не ел!
   Но самый дорогой трофей - бронза, много бронзы - в виде пушек! Взвесить пока все не смогли, но выходит более пятнадцати тонн! Причем основной вес дали не те осадные пушки с плотов, а те что сняли с подбитых мавн, они поменьше, но их много. В основном стояло по одной пушки, но были мавны и с тремя пушками. Я теперь даже не знаю - что из такой прорвы бронзы делать. Нет, конечно найду применение, но так привык экономить цветной металл, что прямо растерялся.
   Еще был порох, около двух тонн - в небольших бочонках. Так мало, потому что был на одном плоту с мраморными ядрами - трофейщики даже брать не хотели, но хорошо что заглянули в бочонки. Для меня это - ценное, но сырье, потому как это пороховая мякоть, а мне нужен гранулированный. Так что придется молоть, делать пробы, доводить состав до нужного и гранулировать - работы много. Но зато почти весь состав сырья в комплекте, ну может немного чего добавить придется. А то у меня с селитрой напряженно.
   Целыми захвачены три мавны и три фусты, еще четыре мавны - подгоревшие, но на ходу.
   Еще было немного серебра на некоторых мавнах, всего набралось восемь с половиной килограмм. А больше ничего ценного в трофеях нет, не считать же ценным пики, плетеные щиты, сабли и луки. Увезем в Тану, ногаем продадим, у крымских татар таких трофеев полно. Хотя, говорят, что луки неплохие.
   Татары, кстати, захватили несколько плотов, возможно, один из них с порохом. И точно захватили несколько пушек с сожженных мавн. Так что у Гирея есть немного артиллерии, это надо учитывать. Гирею в этой войне не очень повезло - трофеев мало, полона почти нет - с полусотню осман они захватили. А потери среди татар есть, авторитет его в ханстве падает. Хотя - победа, на авторитет повлиять должно.
   Подошел Савва:
  - Командор, я что хочу сказать, ой, разрешите обратиться - и без паузы продолжил - я во второй засаде за Каламитой сидел. Начали мы осман из карабинов бить, так они назад побежали. Побежали и встали, другие воины их остановили. Наши стрелять перестали - далеко, больше трехсот. А я в оптический прицел наблюдаю. Смотрю, к передним рядам выходит один такой разодетый, одежды красивые - большой командир, наверное. А ты же говорил - задача снайпера - уничтожать командиров, артиллеристов и других важных воинов. Я по шкале померил - где-то 360-380 метров, по таблице взял поправки - бах, тот командир и упал. А османы его подхватили и назад пошли.
  - Так вон оно что случилось! А я думаю, что османы так резко встали. Так это, наверное, не просто командир был, а визирь, или что-то вроде этого. Ну ты Савва молодец! Награда тебе будет, и звание тоже!
   Надо наградить отличившихся. Пора орден вводить, вон, на Шхуне 4 какие герои у меня, тут медали недостаточно, девятую шхуну тоже надо отметить. Не буду изобретать велосипед - будет Орден Святого Георгия. Только не буду делить на солдатский и офицерский - четыре степени - и все. И еще заказал ювелиру медаль "За оборону Таврии", и год добавил - 1475, потому как это не последняя оборона. Медалью наградил всех, кто участвовал в боевых действиях. Георгием четвертой степени наградил Савву и Акима, Савву повысил до подпоручика, Акима до старшего поручика - это он засады под Инкерманом организовывал.
   Георгием второй степени наградил капитана Шхуны 4 - Василия, и минометчика Кефеуса - за разгром, по сути, второй эскадры. Повысил их до подпоручиков, Терентия - до старшины. Да простят меня моряки моей реальности - у меня в армии и на флоте звания одинаковые (капитан - это должность) Остальной экипаж Шхуны 4 и Шхуны 9 получил медали "За воинскую доблесть" - такая у Саввы уже была. Как коротко сформулировал Аким статут этой медали - "дается за много убитых врагов"
   Война закончилась, а дел еще больше навалилось. Прохор первым меня к себе затащил - благо рядом, бухта Чембало - пароход. Война идет, а Прохор пароход строит. Правильно, зачем отвлекаться на то, что не можешь изменить. Установил уже машину, котел с топкой, паропроводы, регулятор, лубрикатор, маслоотделитель. Обсудили как ставить новый конденсатор. Вспомнил, что в кардан еще надо шлицевое соединение добавить по той же причине - деревянный корпус "играет". Шлицы отольем из бронзы, на станке пока такое не нарежем. Чувствую, количество бронзовых деталей будет все время расти. Аргироса предупредил, чтобы думал над новым цехом бронзового литья, заодно перенесем дальше, а то мешается. Дам ему еще двух человек из новеньких.
   Подошел Аким, решил поделиться интересным - когда готовили оборону Каламиты и искали места для засад, зашли в пещеры, что в горе около крепости. Верхние пещеры облазили, пошли в нижние, и там нашли снег и иней, которые не тают.
  - Как это, не тают? Там что, мороз в пещерах?
  - Да так, прохладно, не мороз.
  - А может это не снег?
  - Может и не снег.
  - Ну-ка, поехали, глянем.
   Сели на коней, взяли еще отделение драгун в дополнение к моей охране. Как я стал дожем, завел себе личную охрану из проверенных штурмовиков. Всего шестеро, но работают в три смены - по двое.
   Доехали до горы, спустились в пещеру - смотрю - потолки и стены в инее, на полу - уже не снег, а вроде как соль слежалась. Точно не снег, но и на соль не похоже. Хотя, то что на стене очень на иней похож - кристаллы пушистые - но тут тепло, снег бы давно растаял. Попробовал на вкус - не солено, горчит, но ментоловый привкус. Не ужели! Даже боюсь подумать! - Ну-ка, наберите мешочек и поедем домой.
   В Чернореченск примчались рысью - это я спешил, а все за мной - и сразу к химикам. Да, точно. Селитра! Калиевая! Чистая! А там десятки тонн, если не сотни! Вот это клад! Это даже лучше золота! - "Все возьму, сказал булат!" Все, теперь меня из Таврии никому не выковырять! Ух! Вот я! КислОты! Шимоза! Порох! Снаряды! Фугасный! Осколочно-фугасный! Корабельный калибр! Всех в труху!
   Мои смотрят на меня, но уже без особого удивления - "опять командор скачет и радуется - видно, что хорошее нашел"
  - Аким, ты даже не представляешь, что это значит! Так, пещеру под охрану, сделать стену - но с воротами, чтобы можно было телегами возить. Комнату для охраны там, ну сам знаешь. Четыре солдата в смене - не меньше!
   Так, можно спокойно наращивать производство серной и азотной, добавить в цех двух человек. Строим новый кислотный цех - промзона расширяется. Фенола у нас много - теперь шимозы будет тоже много. Сера! Серы мало осталось - надо организовать добычу на Казантипе. Почему я раньше не нашел эту селитру! Под носом же лежала! Было бы у меня много фугасных снарядов - туркам не дал бы даже на берег сойти! Эх, надо было больше читать про историю.
   Откуда могла в пещере взяться селитра? Обычно она там образуется из гуано птиц или летучих мышей - но там их не замечено. Зато в пещеру этажом выше удобный вход с уровня земли - там скотоводы во время непогоды скот прячут - овец. Причем происходит это пару тысяч лет - со скифских времен, как минимум. В навозе образуется селитра, в виде раствора проходит сквозь толщу камня в нижнюю пещеру, и там кристаллизуется на потолке чистыми кристаллами. Ну еще минералы в стенах влияют. Хотя, это только версия.
   Если делать из этой селитры дымный порох, то надо ее тщательно очищать, а если делать серную и азотную кислоту - то ничего делать не надо - сразу в реактор для сжигания с серой. Кстати, этот реактор надо сделать побольше, свинец есть для этого.
  
   Из листового металла сварили дымовую трубу - высокая получилась, тяга будет хорошая. Начали стелить палубу заново, из новых досок. Рулевую рубку уже будем делать нормальную, в виде надстройки с остеклением - капитанский мостик по сути. И будет она не на корме, а впереди, на трети длины судна, чтобы труба не мешала.
   На пароходе будет внутренняя электросеть, двенадцать вольт, в основном для освещения. Небольшой генератор уже начали делать. Машинный телеграф будет электрический - на цветных светодиодах и зуммером для привлечения внимания.
   Оторвался от парохода, есть срочные дела - из-за войны опаздываем с посадкой картофеля. На поле на ЮБК уже давно посадили, на полях около Чернореченска уже пора сажать - дал команду, послал дополнительно солдат, чтобы помогли - сажаем вручную, а поля большие. Еще огороды, но тут у меня бабы огородницы уже все знают, сажают по расписанию. Только в этом году площади сильно увеличились - предварительную распашку волами делали не один день. Много сажаем томатов и чили. Чили - это серебро, или даже золото. Большие поля распахали под подсолнечник и кукурузу - уже будут промышленные объемы. А сахарная свекла - двулетник. Только второе поколение посадили, промышленные объемы будут через два года.
   Вспомнил про радиосвязь - забежал к электронщикам - лампа накаливания с вольфрамовой спиралью работает, и даже довольно ярко горит. Дал задание отработать несколько вариантов ламп разной мощности на двенадцать вольт. Искровой передатчик надо пробовать, чувствую радиолампы мне "не светят". Ладно, это чуть позже - опять срочное дело.
   У меня теперь куча нахлебников, которые едят и ... это самое. Гребцы пусть еще восстанавливаются, а вот пленных надо к работе пристроить. Вот тут я задумался. Пленных надо и кормить и охранять. А если найти правильный подход к бывшим рабам? Они сейчас счастливые, что их освободили. Что их не выпускают с мыса - несвободой не считают. Едят от пуза, отдыхают. Они мне уже благодарны, что освободил их из колодок. Буду с ними построже - я вас освободил, поработайте на меня - буду хорошо кормить, девятичасовой рабочий день, шестидневка - полный соцпакет! И немного серебра сверху. Кто будет хорошо работать на ударной стройке - через время получит хорошее место - работа в сельском хозяйстве или на производстве, свой дом, возможность завести семью. Вон, к моим работникам очередь из молодых гречанок.
   Но у меня общество военизированное, поэтому на женитьбу требуется мое разрешение. Я даже об этом не думал, традиция как-то сама сложилась. А я вовремя сообразил и стал использовать как мощный пряник. Разрешения получают только хорошие работники. К тому же получают отдельное жилье, беременным и детям выплачивается пособие. Социализм! Автократический.
   Это я отвлекся. Я про гребцов. Можно повернуть так, что они будут работать за еду, без охраны, добровольно и мотивированно-производительно. Ну за приличную еду и немного денег. Но за хорошую работу - не жалко. Так что пленные - мне особо и не нужны. Я их хотел использовать на важной ударной стройке. Я понял, что османы пойдут на меня по суше, мое господство на море, пусть временное, они признали. Единственный способ остановить сухопутную армию - восстановить Перекопский вал и объекты обороны.
   Этот ров, вал и Перекопскую крепость построили более тысячи лет назад. И сейчас их надо срочно восстанавливать. Это и будет ударная стройка для бывших гребцов. А пленные османы мне теперь не нужны, куда же их девать с пользой? Есть идея.
   Позвал на званый обед в честь победы Менгли Гирея. Стал прощупывать, как настроения в родах. Да, недовольны малыми трофеями. Но еще более род Ширинов недоволен Эминеком, он их чуть под удар не подставил, все знают как мы с османами расправились - около тысячи воинов в одном бою убиты.
   Опять Менгли жалуется что мало трофеев.
  - А вот ты взял полсотни осман в полон - хорошо их продашь?
  - О, их не рабами продам, там можно выкуп взять.
  - Как, даже простых воинов?
  - Да, только за простых много не дадут, но на пятьдесят лир я рассчитываю. Вот только выкупа ждать долго, а их кормить надо все это время - расходы.
  - А купи у меня четыреста осман по двадцать! Тридцать с каждого заработаешь!
  - У меня столько нету серебра!
  - Позови беев, пусть каждый род заработает, все тобой довольны будут.
  - Двадцать - дорого, сколько ждать выкупа надо!
   Сторговались на шестнадцать - нормально, вот я и финансовый баланс подправил, вроде дефицит бюджета мне теперь не грозит. Все довольны, хоть одну проблему решил.
   Вот только Менгли почему-то не требует с меня карабины. Он, наверное, много пушек и пороха затрофеил у осман. Надо узнать - сколько. Дал задание ГСБ отработать через агента "Ромео"
  
   Вернулся к гребцам. Из лагеря на мысу отфильтровали всех русских, около двухсот семидесяти всего. Перевел их в рабочий поселок в Чембало - там будем опять отбор проводить. Солдаты мне пока не нужны, самых лучших мастеров выявим - в Чернореченск, остальные пусть пока здесь - будут помогать строить. Правда, людей теперь столько, что копать можно в три смены и еще останется. О! Пусть железную руду возят из Воспоро, уже тепло, можно. Столовую в Чембало опять расширять надо.
   В лагере осталось около семисот человек. Заслал туда своих, разных национальностей, пообщаться, выяснить состав, создать мне положительный образ. Среди бывших рабов - греки, черкесы, молдаване, армяне, валахи. Московитов и литву я уже забрал. Потом я выступил, говорил на греческом, меня переводили на турецкий и черкесский. Сказал, что все свободны, но кругом татары, могут опять в полон взять. Держитесь меня - я добрый, вот кормлю вас. Вкусная еда? А вот пойдете в город свободными - на что питаться будете? Воровать я вам не дам, воров у нас быстро - на каторгу. Идите ко мне работать - работа тяжелая, но легче чем веслом махать. И работать будете как люди - еда вкусная, один выходной в неделю, рабочий день короткий (это девять часов по местным меркам мало - работают по 12-14 часов) Платить еще буду - пять сольдо в неделю. А кто будет хорошо работать - тому потом дам работу в хорошем месте, со своим домом, жену себе найдете. Но всех зарплата убедила - если серебром платит, значит не рабы. Начинаем проект Перекоп.
   Механический цех уже неделю работает над новым заданием - двести лопат и сто тачек. Но с лопатами быстро справились - тут такая история. Делали второй механический молот, решили применить другую схему - с очень большой шестеренкой, чтобы от паровика приводить. Схему придумали сами - усилие получилось огромное, но это был не удар, а плавное нажатие. Позвали меня - что делать. Я посмотрел - и меня как громом поразило. Это же пресс! Пусть усилие не чета гидравлическому, но тоже неплохое. Из стали двойки штампует запросто, а на горячую и из тройки штампует, если деталь не сильно большая. Вот только штампы нужны - непростая вещь. Придумали так - штамп, матрицу с пуансоном, отливаем из высокопрочного чугуна с термообработкой. У нас так минометы делают, и они держат. А тут удара нет, точно держать будет. Вот сделали штамп для штыковой лопаты, и за день наштамповали полсотни лопат из листовой стали. Теперь делают штамп для совковой лопаты - сразу не сообразили. Теперь мы рынок лопатами завалим. А это было моей маленькой промежуточной целью - чтобы люди копали стальными лопатами, а не деревянными.
   С тачками просто - деревянное колесо, выточенное на токарном станке, стальная ось, бронзовая втулка, доски и гвозди. Почти все уже сделали, только еще колеса точат - большой токарный по дереву только один.
   К перекопу, к западной точки перешейка послали передовую группу с инструментами и лесом. Мои - только бригадиры и охрана - от татар охранять. Начали строить причал, но не у самого рва, а метров на пятьсот южнее - тут будет рабочий поселок. Параллельно с причалом строят бараки и столовую, проекты давно отработаны.
   План у меня такой - одной крепости для обороны мало. Поскольку я опираюсь на флот, вторая крепость будет здесь, на берегу - Порт-Перекоп. Еще будет серия фортов, через каждый километр. Проходов через ров будет только два - в Перекопе и Порт-Перекопе. Мосты сделаю широкие и крепкие, буду держать их все время опущенными, чтобы не пугать татар раньше времени. А ведь действующий ров и вал - мощное оружие против татар. Поэтому крепости строю с учетом обороны с двух сторон.
   Но первым строю Порт-Перекоп - второй мой город, основанный с нуля. Распланировал прямоугольник - северная стена - перекопский вал. Западная стена - к морю - невысокая, отдельные ворота - выход на причал. Расчертил ровные улицы и переулки, если все планировать заранее - можно сделать красиво. По мере строительства бараков подвозят еще рабочих. Производственные силы растут в прогрессии, но только такое длится недолго, скоро все переехали. Теперь копают ров и стену вокруг Порт-Перекопа. Стену делают землебитную - ставят два деревянных щита, насыпают землю между ними. Пока возят землю дальше по стене - грунт утрамбовывается до очень твердого состояния - земля здесь глинистая, саманный монолит получается. Стена невысокая, четыре метра без учета рва, ров еще около двух. Главная защита - оружие, а не стены. Но фронта работ для семисот человек даже в две смены не хватило, часть пошли восстанавливать старые ров и вал.
   Стало не хватать пресной воды, плечо перевозки увеличилось, танкер стал меньше рейсов делать. Подключили еще одну шхуну, уставили трюм бочками. Поставили еще один насос - один в речке воду закачивает в бочки, другой выкачивает из кораблей в бочки в Порт-Перекопе. Бригада поваров уже давно сложилась, приехали со своими котлами - только теперь готовят на нормальной кухне. Не такой шикарной как в Чернореченске, но раковины и плиты у них нормальные.
   Перекоп, как стена, может стать большой проблемой для татар. Дело в том, что Таврия перенаселена скотом, который держат татары. Стада овец - основной ресурс этого народа, и еда, и шерсть, и товар. Ну еще лошади, как неотъемлемый вид транспорта. Зимуют все стада на полуострове - осенью тут идут дожди, и успевает вырасти трава, которой почти хватает до весны, но главное - хватает воды - от осадков наполняются реки. Снега мало, траву он сильно не скрывает, поэтому скот зимой спокойно пасется в степи. Летом мелкие реки пересыхают, поэтому весной стада перегоняют через перешеек на материк - в низовьях Днепра и Дона с водой получше, а с травой - раздолье. Вот так татары нашли себе удобный цикл, где не надо запасать корм скоту на зиму.
   И ключевой момент здесь - перешеек, всего восемь километров, которые можно заблокировать, восстановив комплекс Перекопа. Сейчас в нескольких местах ров и вал разрушены настолько, что там спокойно проходят стада. Я эти места пока не трогаю, а строю в старой крепости крепкий и широкий мост, даже два моста - один в крепость, а второй, пошире - в отдельной башне, для транзита. Эта башня будет примыкать вплотную к крепости, но дорога, проходящая через нее, будет снаружи крепости.
   Вот такие у меня планы. Провел на перекопе около недели - пока не убедился, что все исполнители поняли что я от них хочу. Даже успел увидеть как поднимается участок стены в Порт-Перекопе. Пора в Чернореченск, дел много - да тут близко.
   В Чернореченске собрал военно-технический совет для анализа итогов войны. Военные присутствовали от подпоручика и выше, а таких только пять, от промышленности - представители завода, химиков и электронщиков. Довольно официальное мероприятие получилось. Василий и Кефеус даже оробели сначала, но потом почувствовали себя частью чего-то очень важного и этой важностью прониклись.
   Первым выступил Аким - надо увеличить дальность стрельбы минометов и сделать осколочные мины для применения на суше, сделать осколочные снаряды, увеличить количество снарядов. Что-же, все правильно. Спросили Кефеуса, как эксперта-практика, он подтвердил. Стали обсуждать, какая нужна максимальная дальность стрельбы для минометов, в спорах дошли до цифры в тысячу метров и испуганно посмотрели на меня.
   Но я сумел сохранить серьезное лицо и не засмеяться. Я же помню, что 82-мм советский миномет стреляет на три километра, у нашего миномета калибр немного больше, но порох в заряде дымный. Думаю, два километра осилим. Тут самое важное - переход на металлические мины
   Калибр девяносто миллиметров и шимоза позволит сделать эффективные мины - хоть фугасные, хоть осколочные. Можно уже переходить на капсюльное воспламенение заряда, только в минометы ударник вставить. Миномет уже будет полностью как в двадцатом веке. Хотя нет - метательный порох пока дымный, нитропорох туда тратить пока не можем. Значит надо оставить немного больше места для пороховых зарядов. И надо больше селитры для производства взрывчатки. Да, мины станут дороже, их будет меньше - зато по пехоте эффективней. Этот раз мы пеших осман минометом только пугали - несколько десятков обожженных от сотни мин. А если это были осколочные мины, да по плотному строю - было бы море крови. Брр.
   Следующая проблема - гильзы. Латуни на орудийные гильзы у нас нет - цинка мало, медь дорогая. Но теперь у нас много бронзы, очень много. Отлить гильзу из бронзы - нет проблем, бронза отлично льется, в отличии от латуни, можно сразу отливать готовую гильзу. Но, бронза не пластичная, упругая, и какая станет гильза после выстрела - надо проверять.
   Следующий вопрос был про увеличение дальности стрельбы карабинов. Тут две проблемы - технологические проблемы сверления стволов малых калибров, и изготовление оболочечных пуль. В малых количествах оболочечные пули мы уже делали, но делать их массово выходило очень дорого. Технологически было не просто - надо было делать оболочку, как гильзу - немного проще. Потом заливать или запрессовывать свинцом. И это для пули, которую раз - и выстрелил. Гильза-то в обороте по десятку раз работает. А на оболочку пуль нужен томпак - тоже латунь, но с меньшим содержанием цинка. Решили, что Прохор попробует стволы малых калибров, а потом будем думать про пули.
   Вспомнил я про связь, но народ мне сказал что ночью связь ратьером до 8 - 10 километров может достигать, днем хуже, особенно когда тучи - ни зеркало ни фонарь далеко не видны. Так, радиосвязь пока рано обсуждать, ее надо хотя бы сделать.
   Так что теперь дело за нашей промышленностью.
   Работы на перекопе идут неплохо, новая крепость уже хорошо видна, примерно половину объёма стен уже выгнали. Распределил людей на три группы - кроме вала еще старую крепость восстанавливать. Но для этого еще запустили водовозку - пара волов тянет крепкую телегу на которой стальная сварная бочка в две тонны воды - тянут из Порт-Перекопа в Перекоп. С водой тут тяжело, есть колодцы, но в них мало воды и она солоновата. Нужно еще камень возить, для облицовки рва в районе мостов - это сейчас начнут. Для самих мостов нужны металлические детали и цепи для подъёма - это будет позже, когда домну запустим.
   Из-за жары в старом Перекопе работы почти прекратились, большинство рабочих перебралось в Порт-Перекоп поближе к воде. Работают утром, с рассветы и до обеда, потом сиеста, вечером еще немного работают, но там то жарко, то сразу темно. Так что строительство оборонительных сооружений замедлилось раза в два. В Порт-Перекопе стены закончены, башни доделывают, в Перекопе еще полно работы. Ров и вал восстановили только чуть больше километра в западной части. Нужна вода.
   Если сделать танкер покрупнее, то некуда будет сливать воду на берегу. Надо делать хранилище для питьевой воды, наши железные судовые танки для этого не очень подходят, ржавеют под слоем натуральной олифы, надо постоянно следить и ремонтировать. Сказал найти среди рабочих гончаров, только опытных, а не подмастерьев. Побеседовал с собравшимися, выявил двух греков которые раньше делали большие амфоры для хранения вина, стационарные, вкопанные в землю. Говорят, что смогут сделать такие здесь. Показали размеры, получается, что около двух кубов такая амфора вмещает. Заключил с ними ряд, они делают пятнадцать амфор тут и пять в Перекопе, после, я им даю домики в Шахтинске и деньги на обзаведение.
   Чтобы больше возить воды в Перекоп, надо добавить еще одну повозку с бочкой и волами, тут не сложно. А вот с судна воду закачивают на берег Порт-Перекопа вручную насосом, а там перепад метров десять. Для танкера надо делать насос с паровой машиной. Сюда осевой насос хорошо подходит, у меня на него чертежи уже есть, надо делать и пробовать. Из бронзы отольем, он не большой.
  
   Пришел Иван из ГСБ, работали через агента "Ромео", пушки и порох Гирей захватил, девять разных пушек и сорок шесть бочонков пороха. А еще агент подслушал у Менгли такую фразу: "Пушки и порох у меня есть, осенью у меня будут винтовки"
   Смысл фразы до меня дошел уже после того, как вышел Иван. Гирей рассчитывает забрать винтовки у МЕНЯ! Как обухом по голове. Зачем просить, покупать, когда можно просто отобрать у такого простака как я, у меня всего полтысячи воинов, и к обороне от войск Гирея я не готов совершенно. В Каффе я еще могу отсидеться в цитадели, но у Менгли уже есть пушки и порох, так что особо и не отсидеться. А вот Чернореченск беззащитен, если навалятся тысяч пять татар. Потеряют не больше тысячи, зато какой приз. С моими карабинами он станет самой боеспособной армией. Ну он так думает, но от этого не легче.
   Он знает про патроны, значит, рассчитывает на дальнейшее производство патронов и винтовок. И как он будет заставлять продолжать работать - я даже боюсь себе представить, я всяких триллеров в свое время насмотрелся.
   Первая мысль - немедленно бежать! Стоп! Осенью. Почему осенью, а не завтра? Вижу пока две причины - ему нужна поддержка рода Ширин, взять Чернореченск не просто, будут потери. И, на его месте, я бы одновременно атаковал бы все гарнизоны в Крыму - большинство винтовок и карабинов в гарнизонах.
   Вторая причина - 1 октября я соберу налоги за полгода, я ожидаю около тридцати тысяч лир - громадная сумма. И Менгли понимает, что с захватом он разрушит торговую и налоговую систему, он попытается сохранить торговлю, но доходы упадут на порядок, ему столько не собрать. Так что он хочет напоследок ухватить солидный куш. Еще я осенью должен буду ему выплатить дань - три тысячи лир. Так что срок известен - время есть.
   А я думаю, почему он последнее время не требует у меня оружие?! Да и совсем перестал высказывать претензии. Я думал - из-за моей военной мощи, а оно вот как. Это мне напоминает, как в девяностые, бандиты выращивали "бычка" - помогали предпринимателю развить бизнес, а потом этот бизнес отжимали. Предприниматель, в лучшем случае, становился исполнительным директором, в худшем - исчезал. Неприятно ощущать себя таким "бычком" Так он еще и как-то охраняет меня, что ли. Уже считает меня своей собственностью, или боится спугнуть.
   Так, у меня четыре месяца с небольшим. Четыре месяца - где-то это уже было. Куда бежать? На воронежскую стрелку? Далеко, да и с ресурсами там не густо. В Тану, на Дон? Там нет Гирея, но есть ногаи, да и Ахмат недалеко. На суше я не могу противостоять крупным игрокам. Нужен остров - я же рассчитывал на Крым, думал восстановлю Перекоп, и буду в безопасности. Но я увидел всего одну треть татарского войска - без пулеметов у меня нет шансов, карабины слабоваты. Да и воевать с татарами в этой ситуации очень тяжело, они каждый день шастают в моих городах, ну кроме Чернореченска.
   А в Черном море островов нет, и куда мне бежать? Сквозь Босфор не прорваться.
  
Оценка: 6.49*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"