Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Глава 13

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.15*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение 100 кг.

  Глава 13
  
  
   Да, правильно Менгли момент выбрал, атаку осман я почти сам отбил, а против Гирея на суше я слабоват, не успел нарастить сил. А сам бы он от турок не отбился бы, там еще Ширины за углом стояли. И убивать его смысла нет, следующий хан меня просто сметет. На Менгли у меня есть хоть небольшой рычаг воздействия - его брат Нур-Девлет, бывший хан, который у меня в аманатах. Эту карту я точно разыграю, но позже, сначала надо обезопасить свою основною ценность - люди и производства Чернореченска.
   Куда бежать? Остров, остров. Ну несколько островов есть, строго говоря. Но на Змеином острове почти нет пресной воды, и это почти сплошная скала, на нем даже деревья не растут, Джарылгач вроде получше, но там пески и солончаки кругом. Есть колодец, но вода там солоноватая, и это единственный остров, больше одного квадратного километр. Остальные острова совсем маленькие.
   Много островов в дельтах рек, и с водой там нормально. Но эти протоки серьезным препятствием не являются, те же турки легко переправятся по всему периметру такого острова. Кроме того, дельты рек зимой замерзают, даже дельта Дуная может замерзнуть. А по льду конница подойдет свободно. Вот Зеленый остров на Дону, выше Таны неплох, но тоже зимой река замерзнет. Там еще Орда недалеко, Ахмат может по льду зайти "поздороваться". Неужели на Джарылгач переселятся? Пресную воду "танкером" возить - не реально. И не вырастет там ничего.
   И остров меня спасет, если я буду иметь превосходство на море над всеми, над османами в первую очередь. Но теперь у меня есть селитра - фугасные снаряды большого калибра. Ну не так, чтобы очень большого, но мавнам хватает. Сделаю пароходы с пушками Барановского и фугасными снарядами - буду Великобританией в масштабах Черного моря. Мелкобританией такой. О! Еще селитру надо вывозить и прятать, а там тонн пятьдесят или сто. Причем прятать желательно, тоже в пещере. Где там у нас еще есть пещеры? Кавказские горы. А ведь некоторые мои города на Кавказе отсекаются горами так, что никакая армия по суше не пройдет. Вот тебе остров! Где карта!
   Хорошо бы в субтропики, там все растет хорошо! В Батуми сейчас турки, кстати, надо отбить, пока султан от войны не оправился. Хотя не знаю, османская армия особых потерь не понесла. Да еще визирь спасся. Я же думал как - на войну без денег не идут, а деньги должны быть у самого главного, на галере визиря. Поэтому и дал приказ - галеру визиря не жечь, а только штурмовать, при возможности. Но вот не сложилось, и визирь ускользнул. А он незаурядный полководец, судя по всему. Так что в Батуми нельзя, турки всегда могут по суше напасть. И так до Сухуми могут дойти. А вот между Пицундой и Адлером горный хребет в море упирается, сейчас там сейчас есть участок где нет дороги, есть тропа, где местами и лошадь не проходит. Так что армию по суше там провести сложно, тем более, если я буду противодействовать - можно просто с моря обстреливать.
   Севернее Сочи ситуация с дорогой чуть получше, но и там ни ногаям ни татарам не пройти при моем противодействии. Остается путь через горы - надо будет создавать небольшие крепости на перевалах, но на это есть время - сразу туда никто не сунется. Туркам для этого надо будет захватить весь юг, вплоть до Сухуми. О! Нужно поставить ложную цель - сделать вид что главный город - Сухуми. Там можно будет жить, выращивать пшеницу с картошкой, но ничего капитального не строить. А стратегическим центром будет Адлер - Лияш. Я там был, когда войска набирали. Сейчас это вымирающий городок, тысяча или две населения. Латиняне и греки оттуда ушли почти все, остались черкесы, аланы и армяне. Вокруг есть несколько черкесских село, и все - в сухопутной доступности больше никто не живет.
   И Лияш находится на северном, правом берегу реки Мзымты. А между Мзымтой и Псоу ничего нет, немного полей только. Как раз там, где проводили Олимпиаду в моей реальности. Вот тут и буду строить и завод, и металлургический комбинат. Леса там больше, реки покрупнее Черной. Уголь возить - примерно так же далеко, руду немного дальше, но так же морем - разница не большая. Руду буду брать керченскую, надо будет накопить руды заранее, на случай обострение ситуации.
   Сложный вопрос - как переехать, так чтобы Менгли не заметил. Вижу два предлога прикрытия - войска переводим на войну за Батуми - Ло Вати. А стройматериалы - на строительство Перекопа. Вот станки надо будет перевозить скрытно, в ящики надо будет прятать. Как же жалко все это бросать! Хотя, если посмотреть свежим взглядом - плотина и колесо - на ладан дышат. Вторая домна еще нормальная, но мы их уже довольно уверенно строим. Цеха и первые деревянные дома - рассохлись, продуваются. Хорошо что не начал строить в Чембало - только все перекопал. Я знаю, что там будет вместо комбината - построю нормальную кольцевую обжиговую печь - будем делать кирпичи и черепицу, шамотные кирпичи - глины тут разные рядом есть. Работа трудоемкая - как раз этим будут заниматься бывшие гребцы, жилые дома уже есть. А печь для кирпича вряд ли Гирея заинтересует.
   Нарисовал проект обжиговой печи. Кольцевая печь штука весьма рациональная. Она разбита на сектора, и сушка, обжиг и остывание кирпича идет поочередно во всех секторах, двигаясь по кругу - карусель. Двигаются не кирпичи, двигается самое горячее место в печи. Кроме того, остаточное тепло от обжига используется для сушки сырого кирпича. Еще я хочу черепицу делать, но это чуть позже. Послал в Чембало своих мастеров - печников и "кирпичников", подсобных рабочих там много, давно ждут.
   Начинаю действовать, времени мало. Пока это тайна высшей степени секретности. Еще все обдумаю и Акиму скажу, остальным гораздо позже. Ну ГСБ они сами "молчи-молчи", я им хорошо мозги промыл про безопасность и контрразведку. Надо срочно перестроить производство - пока нельзя создавать ничего тяжелого и громоздкого, как, например, прокатный стан - разбирать будем для перевозки. Вторую домну будем использовать по полной, надо создать запас стали на переходный период. Надо сделать еще станков, но собрать их уже в Лияше. Много чего надо, пароход, вот, нужен.
   Но Прохор сам затащил меня на пароход - хвастаться! Машина уже собрана, опробована. Тут же развели пары, дали давление - наш третий паровик, улучшенная копия второго, крутит отлично, вибрации низкие даже на высоких оборотах. Дейдвуд тоже крутится хорошо, не вибрирует. Вода через сальники поступает, но немного - несколько литров в сутки. Собирается в специальном приямке и вычерпывается. Но все это крутится вхолостую - винта не дейдвуде нет.
   Пробный стальной винт по моим чертежам уже сделали. Кованая ступица - внутри шлицы "квадрат". Лопасти из толстой листовой стали, кузнецы придали им нужный изгиб. Форма лопастей не самая совершенная - "лепесток". Саблевидные лопасти я не знаю как рассчитывать. Потом лопасти приварили к ступице, сварщики клянуться что приварили хорошо, в несколько проходов, первые швы на максимальном токе. Попытались отбалансировать винт - статическую балансировку сделали, динамическая нам не доступна. Потом винт отшлифовали и покрасили масляной краской. Надолго этого не хватит, будет ржаветь в морской воде, постоянный винт нужен бронзовый, а еще лучше из алюминиевой бронзы. Но чего нет - того нет. Но это винт у нас экспериментальный, будем пробовать с разными шагами. А сейчас надо повесить этот.
   Вода в море еще холодная - май, но нашлись охотники. Винт подвели к месту на двух веревках на двух лодках - почти на вал попали. Два пловца нырнули и быстро одели винт на вал. Теперь накрутить большую бронзовую гайку с шайбой. Гайка сначала пошла от руки, потом крутили большим ключом на веревочке. И в завершении - медный шплинт. Все - пловцы побежали греться.
   Я вижу как Прохор хочет опробовать пароход. Но даже палуба до конца не доделана - как раз над кочегаркой нет крыши. На капитанском мостике только палуба и каркас для стен. Но штурвал на месте и работает. Надо проверить под нагрузкой. Развернули пароход кормой к причалу, привязали якорными канатами. Потихоньку подали пар в машину - за кормой зашумела вода. Побежали на корму, смотрим - вода бурлит от винта. Прибавили пару - вода забурлила как в горной реке, вибрация усилилась, но несильно. Закрыли поддувало, остановили машину.
   Встал за штурвал, кричу - "отдать концы!" Нас отвязали. А с капитанского мостика машинное отделение видно, ввиду отсутствия части палубы, как удобно. Кричу Прохору - "малый вперед!" Машина зашевелилась и пароход тронулся. Интересно, как он рулится? Перо руля сделали большое, соответственно большое передаточное отношение в рулевом механизме - штурвалом крутить надо интенсивно, усилителей тут нет. Поймал прямое направление, хорошо что стояли вдоль бухты. "Средний вперед!" - кричу. Пароход пошел быстрее. А-а-а! Оно едет!
  - Прохор! Работает! Едет! Плывет! Давай сюда!
   Прохор выскочил из трюма, в машинном оставались еще два машиниста и кочегар. Стоит, смотрит по сторонам, сияет от радости:
  - Работает. Машина.
   А впереди зигзаг выхода из бухты, вроде он широкий казался - а в начале поворота и ста метров ширины нет. Как бы в берег не воткнуться - перекрутил руль вправо - так пароход чуть боком не пошел - кручу обратно. Уфф, вышли из бухты. Интересно, на малой скорости поворачиваемость низкая, а скорость прибавили - стал резко на штурвал реагировать. Это поток воды от винта идет на перо руля, и усиливает его эффект.
  - На, Прохор, порули. Давай туда-сюда - в море чисто.
   Прохор руль крутит, а нас всех шатает - вот силища.
  - Может прибавим пару? Дрова есть?
  - Есть немного.
  - Эй, машинное, полный вперед!
   Машина запыхтела громче, пошло давление. Скорость стала постепенно увеличиваться. Хорошо так идем - узлов десять - точно. Так, пора возвращаться, первый раз - мало ли что.
  - Прохор, поворачивай потихоньку. Циркуляцию делай.
   На малом ходу в бухту зашли, а швартоваться на машине побоялся - мы не профессиональные рулевые. "Зависли" в метрах тридцати от причала, подошла лодка, передала конец, и нас лихо притянули на место. На этой машине чтобы включить реверс надо полностью машину остановить, нет кулисного механизма, который позволяет плавно, на ходу, менять угол подачи пара. Поэтому и причаливать не удобно.
  
   Пароход стал реальностью, сразу в голове закрутилась куча планов. Теперь можно легче решать некоторые транспортные вопросы. И самое интересное - могу ходить вверх по Дону и Северскому Донцу. Уголь Донбасса - это тоже откладывать нельзя.
   Добыча угля - дело серьезное и не быстрое. Целый городок там будет. Но начинать там посложнее чем в Порт-Перекопе, кругом дикие татары, ногаи. Будет тяжело обороняться, пока крепость не построим, надо думать. Почти все для этого у меня уже есть - вот Прохор достроит пароход и все. А уголь очень нужен, сталь и чугун - запасы прошлого лета уже заканчиваются, надо домну запускать - а древесного угля немного, жалко деревья специально переводить на уголь, обрезки только перегоняем.Но теперь уже не так жалко.
   Хотя качество стали ухудшится - в каменном угле больше серы, она вызывает горячеломкость стали. Но, во-первых, у нас есть марганец, который это компенсирует, во-вторых, для большинства применений это не так важно, а
  хорошую сталь можно будет делать отдельно, на древесном угле.
   А вот для паровой машины каменный уголь - самое то, лучше - только нефть. Я смотрел на кочегара на пароходе - неправильный кочегар - дрова в топку руками подкидывает. Кочегар должен лопатой уголь в топку кидать, для этого дверца топки на педали сделана, чтобы руки для лопаты были свободны. А серьезно - топка сделана под уголь, дрова больше места занимают, максимальную мощность котел дать не может.
   На заводе расписал заказ для углекопов и Лияша - лопаты, топоры, пилы, тачки, носилки, гвозди. Первая партия в Лияш пойдет человек сто и два отделения охраны, а на Донбасс пойдет небольшая группа, человек пятьдесят и одно отделение охраны. Сказал про себя и задумался - теперь для меня группа в пятьдесят человек - немного. А когда мы прибыли в Крым, каждый человек был наперечет. Как все меняется. И еще надо делить по национальному признаку - в Лияш посылаю русских и литвин из бывших гребцов, а всех остальных - на Донбасс и на кирпичный завод в Чембало. Кроме естественных причин, тут еще рычаг повышения лояльности. Я требую чтобы в Чернореченске все говорили по-русски, в результате, большинство моих русских и литвин не изучают другие языки, и создается эффект анклава, они чувствуют враждебность окружения и их лояльность мне повышается.
   Поговорил с Прохором, главными химиком, гончаром, стеклодувом, электротехником по отдельности. Обсудил с каждым, как он видит свой цех, если бы его строить заново, с нуля. Зарубил совсем уж бредовые идеи, сказал рисовать эскиз проекта своего цеха. А у Прохора и химика Антипа не по одному цеху. Так что начинаем период проектов, это хорошо. Мне же надо проектировать новый город, что-то новые города подряд идут. Вот там условия для города хорошие - горные, пока еще чистые реки, разнообразный лес, никаких тебе татарских конниц. Черкесов там мало и они тихие. После того, как там прошел Тамерлан, до сих пор все тихие, кто жив остался. Вот название мне не нравится - Лияш. Пусть это будет старый городок, а новый, через реку, будет Адлер, как я привык. И никто не догадается - операция "Ы".
   Но этот заказ для завода - мелочи, сейчас там кроме снарядов делают оборудование для металлургического комбината - вал трансмиссии, воздушные насосы, дробилки, детали для печи агломерации руды и коксовой батареи. Я этот заказ не стал прерывать, комбинат будем строить, только в другом месте.
   Но есть еще один срочный проект. Взяли наш самый первый паровик, одноцилиндровый, сделали для него небольшой вал трансмиссии и новую пилораму, всю металлическую, только рампы будут деревянные. А на другой оси, с большими оборотами - циркулярка, обрезную доску делать.
   Обдумывал миграцию, и заметил несоответствие. Братья Гиреи сидят в моей "тюрьме повышенной комфортности" без особой охраны от проникновения извне. Если они так опасны Менгли, то он может легко подослать убийц, пусть и сам к ним доступа не имеет. Но знающие люди меня просветили - если станет известно, что это Менгли виновен в смерти своих братьев, то его низложат.
   Надо же, какая вилка у Менгли. А ведь из этого еще кое-что следует, он может попытаться решить эту проблему. Среди "содержимого" цитадели Каффы, для него ценны только карабины, патроны и серебро. Он знает, что все важное производство в Чернореченске, и нужные специалисты - там. Значит, цитадель Каффы он будет штурмовать жестко, живые ему тут не нужны, а пушки у него есть. Под шумок и спишет своих братьев, обвинив в их гибели "клятых генуэзцев", или как там они нас называют. Может даже объявить это поводом к нападению.
   И братьев Гиреев нельзя вывозить раньше, Менгли узнает об этом в течение суток. Так что финальный этап эвакуации надо тщательно продумать и подготовить. Надо найти места, куда Гирей может поставить пушки для штурма, приготовиться быстро их уничтожить. Продумать путь эвакуации через стену цитадели сразу на корабли, но не показывать его.
   Еще заметил, что непроизвольно стягиваю войска в Чернреченск. Патрулирование окрестностей не только конное, но и пешее, по разным маршрутам. Секреты в лесу, скрытые посты в городе, на вышках дежурят по двое. Сделал ночное освещение на светодиодах - слабовато, но идущего человека заметить можно. Ночью в лесу поймали какого-то мужика непонятной национальности. Ничего предъявить ему не смогли, высекли немного и отпустили.
  
  
   Пароход еще не совсем готов, но время торопит. Хотя испытать надо. Каждый день выходят на два-три часа для тренировки, крутятся около берега - потом возвращаются и внимательно изучают все что можно на предмет поломок и износа, параллельно доделывают второстепенные детали. Укомплектовали четыре вахты - рулевой, кочегар, механик, тренируются. Надо ли говорить? сколько было желающих! Вот только в механики брали не всякого, помимо практики на заводе - участие в производстве и обслуживании паровиков, требовалась теоретическая подготовка - в дополнение к первоначальной грамотности, им дополнительно преподавали математику и физику, в ограниченном объёме, конечно.
   Профессия механика паровых машин сразу стала очень престижной, на волне этой популярности я открыл курсы механиков, как дополнение к начальному образованию, куда сразу записалось, после соответствующего экзамена, полтора десятка парней. Появилась потребность различать степень квалификации - ввел звания - механик первого разряда, второго и тд. Форму для них вводить не стал, а придумал значки - шестеренка с соответствующей надписью.
   Испытали еще два стальных винта с разными шагами, на самом удачном винте, пароход почти без полезной нагрузки и в тихую погоду выдал двенадцать узлов. Все что ломалось в первые дни - проанализировали, учтём при производстве следующего. После исправлений работа парохода наладилась, главное - вовремя смазывать и обслуживать, с хорошим уходом пароход перестал ломаться. Механики начали писать инструкцию по эксплуатации. Пароход назвали "Архимедом" - всем объяснил, что в честь греческого ученого, который изобрел винт. Но для меня еще и в честь одноименного первого винтового парохода моей реальности. Провели торжественную церемонию с освящением и разбиванием бутылки вина. Пришлось специально вино наливать в бутылку для химических реактивов, тут все вино в кувшинах хранят.
   Теперь надо проверить с нагрузкой в реальном варианте. Взяли еще одну фусту, разобрали палубу в центральной части, бимсы оставили, убрали все лишнее. Получилась баржа, борта высоковаты - ну так морская баржа. Пароход потянул баржу к Воспоро. Пустую сильно болтает - добавили балласт. Под Воспоро стали грузить ее рудой - погрузили тонн двадцать. Кажется, что войдет тонн тридцать, но так грузить не стали для первого раза. Пароход тянет! Скорость упала до семи узлов. Стали менять винты - на винте с меньшим шагом скорость стала около девяти узлов.
   Буксировать пароходом гораздо проще чем парусником, хотя с баржей довольно медленно - надо делать грузовой пароход. Даже в этом фусто-пароходе можно было спланировать грузовой трюм, все-таки судно более тридцати метров длинной. Но скомпоновали мы не очень удачно - свободным остался только нос - туда руды много не загрузишь. Стали переделывать, увеличивать грузовой отсек. Но с баржей свое удобство - поставили ее под разгрузку в порту, и пошли дальше.
   Усиленно возят руду, уголь пережигают в угольных ямах, нужно много и быстро - пиролиз подождет, там пока нет ничего стратегически важного, фенола и так полно. Химиков загрузил производством кислот и шимозы, селитры у нас много. Первую партию шимозы сделали как только нашли селитру. Сделали уже тридцать 65-мм снарядов, зарядили в стреляные гильзы, какие получше. Этим уже можно воевать. Тем более, шимозу лучше долго не хранить, уж очень она активно реагирует со всем подряд. Даже стали лакировать снаряды внутри и взрыватели, это в дополнение к тому, что мелинитовая шашка еще в вощеную бумагу завернута.
   Послал Василия в разведку боем в Ло Вати, сказал на берег не сходить, а флот османский можно проредить. Пошел четырьмя вымпелами, флагман - Шхуна 15 с нормальной пушкой.
   Я же пошел новый город основывать, только об этом пока никто не узнает. Просто начинаем строительство в новом месте - пока легенда, что это военная база для войны за Ло Вати. Причем две базы получается - Себастополис-Сухуми и Лияш-Адлер. Себастополис хоть город приличный, там можно и дома снять для солдат, а в Лияше очень мало инфраструктуры.
   Так что в первой партии в Адлер со мной едут совсем мало людей, так как жить придется в шатрах первое время. Этих людей тоже надо отбирать тщательно, для них это билет в один конец на ближайшее время, обратно пойду только я с охраной, и экипажи двух шхун. Этим капитанам и матросам я загрузил легенду, что это секретная военная база против осман в этом районе моря. Пока туда будут ходить только эти две шхуны.
   Эскадра Василия будет базироваться в Себастополисе, про Адлер он тоже ничего не знает. Его задача уничтожать флот осман в этом районе, но Ло Вати не трогать. Мне там турки нужны как предлог для ленивой войны.
   Не доходя до Адлера попали в штиль, ну надо переждать, обычно вечером ветер меняется. Тут капитан говорит - "нас обратно несет". Как обратно? Я выскочил на палубу. Пригляделся - точно, парус висит, а мы двигаемся на север, это можно заметить, только если "прицелиться" на берег через какой-то предмет на корабле.
   Что за чертовщина! Закинули лаг - скорость ноль! Как ноль, если мы двигаемся. Значит мы с водой двигаемся. Течение! Откуда здесь течение? Гольфстрима тут принципиально быть не может. Стал напрягать память - всплыла картинка - карта Черного моря и в нем два кольца течения по кругу. Только в какую сторону - не видно. Если наложить наше движение - то получается против часовой. И что же делать.
   Пока я прыгал по палубе с лагом, капитан-грек стоял неподвижно и смотрел вдаль. Тоже мне, вождь индейцев. Увидев, что я достаточно озадачился проблемой, изрек: " Надо ближе к берегу, а то далеко унесет" Так он знал! И молчал. А я и не спрашивал. Издеваются над командиром. "Ну так правь, ближе к берегу" А как править, если ветра нет. Но подняли спинакер и он уловил легкий бриз, и нас потихоньку понесло к берегу. Через полчаса такого дрейфа мы приблизились к берегу, течение совсем исчезло, а бриз усилился и мы смогли лечь на прежний курс.
   Значит у берега течения совсем нет, это как на реке - когда идут по течению, держатся середины реки - там течение сильнее, а когда против - идут у берега.
   Капитан разговорился, перестал строить из себя индейца. Рассказал про течение, оно идет полосой в несколько десятков километров, и здесь, в южной части моря особенно сильное, а на севере гораздо слабее. Еще бы, там стоит такой "дроссель" в виде полуострова. И сила течения постоянно меняется, иногда почти совсем пропадает. Но сейчас хорошо заметно. Это когда парус и ветер - незаметно, а галеры руками чувствуют.
   Интересно, а первая эскадра осман шла против течения. То-то они жались к берегу поначалу, а северней устья Дуная течение гораздо слабее, и они осмелели. А по течению, вдоль южного берега, они не пошли, ведь там надо будет отрываться от берега. Каботажники!
   Вот вторая эскадра пошла по течению, по дуге, с прогибом к юго-востоку. И обратно пошли не на юг, а на юго-восток, перестроились в другой поток, который на юг идет. Хотя, может это просто западный ветер повлиял.
  
   Подошли к Адлеру - а бухты нет! Волнолом еще не построили! До его постройки еще несколько веков. И как же тут в шторм стоять у берега? Вот тут он должен быть - справа от устья.
   Может на месте Сочи бухта есть? Пошли, посмотрели - тоже нет. И место мне меньше нравится - горы как-то меньше изолируют, долины в горы тянутся. Село какое-то, поля разбросаны. Не, в Адлере лучше, пошли обратно.
   Подошли к устью Мзымты, присмотрелся - волны как-то странно идут. Метрах в пятистах понимается волна как на мелководье, растет-растет, и метрах в двухстах - резко уменьшается. Так тут подводная коса! Ее даже иногда видно между волнами. Это река Мзымта намыла, коса идет от южного края устья, поворачивает вдоль берега с двухсотметровым зазором и простирается на километр-полтора. Надо правее! Чуть на мель не сели!
   Обошли косу справа, зашли в тихую область, бросили якорь. Так что есть у нас бухта! Только невидимая, виртуальная, но работает. Не знаю, что тут будет в сильный шторм, корабли надо будет уводить в Себастополис, тут недалеко. Даже можно в Пицунду, бухта такая же, а ближе раза в два. Только там городок совсем маленький, как бы не меньше Лияша.
   Высадились на яликах, причал надо строить, на яликах грузы тяжело выгружать. Пока идет разгрузка, с только что назначенными консулом и комендантом Адлера пошли осматривать землю.
   Первое что бросилось в глаза - река Мзымта, с Черной не сравнить, мощнее раза в два. Но плотину на ней так просто не построить. Сейчас в ней воды не особо много, но на берегу видны следы частых половодий. Видно, что вода поднималась метра на четыре, для такого напора надо строить очень мощную плотину, без бетона не получится. Вода в реке чистая, надо будет попробовать вскипятить - посмотреть жесткость. Должна быть мягкой, таких известняков как в Крыму тут нет.
   Лес начинается уже в километре от берега, а отдельные деревья - метрах в ста. Ближе к реке Псоу - свободного место поболее, там лес дальше от берега. Но мне сейчас и нужно много леса, дома строить, уголь жечь. Рубить лес тоже надо с умом, сплошную рубку вести не буду. Жарко тут, надо немного деревьев оставлять, чтобы тень была около жилых домов. Вот тут, на берегу реки, где в том Адлере улица Каспийская, будет жилой район. А промышленный - будет южнее, ближе к морю, но не около устья, а дальше от реки - в районе стадиона. Сильно близко строить не хочу, домна дымит сильно. Но и домну далеко от моря строить нельзя, уголь и руду возить надо.
   Между домной и причалом будут угольные и рудные склады, близко к морю. Уголь надо еще и у берега держать, для парохода.
  
   Нашли два небольших поля, но они заброшены. Как я узнал позже, два года назад сильным половодьем смыло мост через Мзымту, и обрабатывать поля стало неудобно, да и население Лияша сократилось. Теперь им хватает полей на правом берегу, там где должен быть аэропорт. А я сюда картошку посажу! Июнь только начался, а зимы тут считай что нет, успеет урожай.
   Ночевать ушел на шхуну. Ночью обдумывал градостроительный план, еле уснул. Утром проснулся от странного ощущения - вдалеке лаяла собака. Этот звук я не слышал уже несколько лет - в Крыму не встретил ни одной собаки. Мелькнула даже мысль, что собак еще "не изобрели" - что, конечно, глупость - собака уже тысячи лет с человеком. Как я узнал позже, дело в татарах, среди них появились религиозные фанатики в отношении собак, вот написано - собака - грязное животное, и все тут. А поскольку у каждого татарина есть лук, то ... собак жалко. В результате - в Каффе, в Воспоро собак нет совсем, есть только в городах Готии (ЮБК) в крупных поместьях за заборами. Так что немудрено, что я с собаками не встречался. Здесь, на Кавказе, татар нет, горцы, в основном, христиане или язычники, истовых мусульман мало, и к собакам другое отношение.
   А ведь собаки - отличные сторожа, автономная сигнализация. Ко мне стала возвращаться паранойя после информации о Менгли. Поручил коменданту поискать и купить щенят.
   Сделали землемерную сажень, только маленькую - метр. Нарубили колышков, и пошли размечать на натуре. Консул идет за мной, и на ходу изучает мои ночные художества - план Адлера. Первым, около шатров, разметили артиллерийский форт, он будет прикрывать пристань и часть реки в районе устья. Второй будет симметрично - у устья Псоу, но это далеко, нужен третий, в районе стадиона, там как раз небольшой мыс над морем. Что-то я размахнулся - от Мзымты до Псоу около семи километров, для города и завода это очень много. Но охранять надо так - это две естественных преграды, это мой "остров".
   Но если еще добавить поля, то не особо и много получается. Большую часть полей посажу в Себастополисе, там субтропики, два урожая картошки можно попробовать собрать. Но и около Адлера сажать буду, для безопасности, Сухуми под угрозой турок, если пойдут сушей - мне их не сдержать.
   Пока никаких фортов строить не буду, пока я гроза морей, в этом году - точно. Туркам надо менять морскую стратегию, это они уже поняли. Как быстро они смогут перевооружиться? Ну это смотря что делать. Если на мавнах расставить пушки по периметру - то быстро. Но, боюсь, что они поняли - даже в мелком Черном море тягаться с хорошими парусниками тяжело, в затяжных боях гребцы устают, на большие расстояния без каботажа - почти невозможно.
   Скорее всего начнут копировать мои шхуны, наверняка уже с уволенными греками-корабелами "работают". Но уж вот это никак не удержать, надо двигаться вперед, а не готовиться к прошедшей войне.
   Разметили причал, первый будет небольшой, для пары шхун. Это будет грузовой, для разгрузки угля и руды. Вагонетки нужны будут обязательно.
   Разметили промзону в общем виде - металлургия там, механический завод тут. К угольным складам тянуться коксовые батареи, к батареям - коксохимия. Мелкие производства - стеклодувов, электриков, бумажников - чуть вглубь суши, там тяжелых грузов нет. А лесопилку я задумал передвижную, уже делают в Чернореченске.
   Разметили первую группу жилых домов, тщательно разметили места под дома, так чтобы улица была ровная и параллельна берегу, но и пара деревьев прикрывала каждый дом. В самом лесу разметили, рубить деревьев много, но нам же из них и строить.
   Мне заметили, что от домов до домны далековато - километра полтора получается. Разметили еще один "жилмассив" - ближе к металлургии, геометрию соблюли. Вот между этими "микрорайонами" будет административный центр. Разметили площадь, здание "клуба", мэрию, штаб, резиденцию командора - для себя любимого.
   Консулу и строителям наказал - редкие деревья в этом районе без надобности не рубить, нужна тень в такую жару. Но они уже успели оценить лесную прохладу, июнь только начался, а солнце печёт. Еще определили деревья под сторожевые вышки.
   Комендант с солдатами сходил в Лияш, надо было тягловый скот купить. Но смог купить только двух волов и одну мелкую лошадь, причем за полуторную цену. Лишнего скота тут нет. Надо будет вести с полуострова. Нет, лучше из Таны - секретность хоть какая-то. Сейчас солдаты сооружают плот, скотину переправить, моста-то нет.
   План работ на ближайшее время понятен - построить несколько домов и пристань, чтобы я смог еще людей прислать, со мной приехало только полтора десятка рабочих и два отделения солдат. Мне же пора в Себастополис.
  
   Флотоводец Василий уже ждет. Рассказывает - заходят они в бухту Ло Вати, а им навстречу фуста рванула от берега. Василий наводчику: "В нос целься, пушка там, и от гребцов подальше" Но первый выстрел - мимо. Слишком большое упреждение дал, снаряд перед самым носом галеры. Взрыватель даже от воды сработал, поднялся водяной столб от взрыва и забрызгал нос фусты. У османского топчи (артиллериста) фитиль намок, наверное, стрелять не может. Второй выстрел уже точно в нос попал. Взрывом разнесло кусок борта размером в сажень, у фусты борт тоньше борта мавны. Вода стала поступать в трюм с такой скоростью, что галера словно нырнула в море. Гребцы утонули сразу, были прикованы, остались плавать некоторые османские воины, держась за всплывшие весла. Но на них отвлекаться не стали так как у причала еще одна фуста стояла. В это время на нее грузилась боевая команда.
   Увидев, как в страшном грохоте исчезла первая фуста, а таких вражеских корабля целых четыре, воины стали двигаться в обратном направлении. Когда шхуны подошли к причалу, в фусте сидели только прикованные рабы, а все османы скрылись в крепости. Больше боевых кораблей в гавани не было, стояло три фелюки, наверное торговых, и несколько рыбацких лодок. Людей на этих судах не было видно. Я Василию говорил не сходить на берег, но про чужие корабли запрета не было. И инструкцию по работе с захваченными галерами он помнил. Поговорили с гребцами, пообещали расковать позже, рассказали про сказочную страну. Многие поверили, а другим было все равно.
   Пробежались по другим судам, у одного купца нашли мешки с зерном, у рыбаков нашли рыбу. Рыбаков тоже нашли, но брать не стали. Когда начали отчаливать, из крепости начали выходить османы с луками. До крепости метров двести, стрела не долетит. Василий дал команду пушкарям. Снаряд в ворота не попал, а попал в стену башни рядом. Так получилось даже лучше - сильный взрыв выбил кусок стены, и во все стороны брызнули осколки камня - раненых было много, может кого и убило. Так что больше никто не мешал.
   Гребцам все объяснили по инструкции, и пошли в Себастополис потихоньку. Когда пришли, стали расковывать, черкесы и аланы переспросили - "свободны?", и получив подтверждение, попросились уйти. Места им родные, и сдерживали их только кандалы. Ушло почти сорок человек, осталось полтора десятка русских и литвин, и около десятка крымских армян и греков.
   Так что вот еще рабочие - отъедятся, отдохнут и можно на работу пристраивать. Русских посадил на фусту, купил зерна, погрузил туда же. Прицепили фусту к шхуне и потащили в Лияш. Остальных взял на работу в Сухуми. Рядом с городом, в устье реки Гумиста нашел брошенные поля. Простаивают они давно, лет пять, судя по выросшим небольшим деревьям. Будем распахивать, сажать картошку и пшеницу. Купили пару волов и двух коней по нормальной цене, со скотом тут ситуация лучше чем в Лияше. А вот плугов тут нормальных нет, надо свои везти. Но сначала дома надо построить, хотя бы одну большую клеть. Среди солдат нашелся плотник, поставил его руководить бригадой бывших гребцов. Валят деревья, бревна волами подтаскивают.
   Василию объявил что Себастополис - наша военно-морская база восточного Черноморья. На карте нарисовал линию от Трапезунда до Севастопольской бухты. Сказал - Трапезунд и другие османские города не трогать, но чтобы ни одно вражеское судно эту линию не пересекало, военные - топить или захватывать, у рыбаков и купцов конфисковывать груз и объяснять им про границу. Дежурить двумя шхунами посменно, две отдыхают на базе. Постараюсь выделить еще одну шхуну с нормальной пушкой. Группировку войск будем наращивать, все потребности передавать рапортом со связной шхуной, приходить будет часто.
   На утро Василий на двух шхунах пошел посмотреть на Трапезунд, а я пошел в Адлер. Там та же картина, что и в Сухуми - валят лес и таскают бревна, начали рубить первый сруб. Новым помощникам обрадовались. Гребцы ногами слабоваты еще из-за колодок, но руки крепкие, пилой бревна пилить - запросто. А пилы у меня хорошие, заводские считай. Так что работа закипела, вот только лес сырой, как и тогда - три года назад. Вот так, одно повторяется, а другое - уже совсем на другом уровне. Еще и крыть дома нечем, один накроют кошмой от шатров, другие дома просто строят наперед, кровлю позже привезем. Трофейную фусту заякорили у берега, ночевать там никто не хочет - воняет, отмывать надо. Пока используют как склад. Ладно, тут и без меня справляются, мне в Чернореченск надо.
   Пока меня не было "Архимед" сделал четыре рейса в Воспоро за рудой, привез уже чуть ли не сто тонн, хватит, у нас угля и на половину этой руды нет, ведь еще и на агломерацию топливо надо. Но там мы уже приспособились дровами топить - печь переделали, трубу удлинили - получается. Но в целом - с углем напряженно, на Донбасс надо. Но и темпы строительства в Адлере снижать нельзя - это стратегически важно, начать миграцию как можно скорее.
   Вот сейчас нужен кровельный материал - а домну пока запускать нельзя, угля мало, останавливать придется. Черепицу тоже долго ждать, кольцевую печь еще только строят. Ее уже видно, но там еще много мелких работ - задвижки, дымоходы. А рабочих в Чембало много, остальные сейчас глину мнут, кирпичи лепят. Простых кирпичей налепили уже тысяч десять - сохнут. Начали лепить шамотные, на крошку для шамота разбираем первую домну. Для черепицы решили сделать бронзовую форму, черепица будет с гладкой поверхностью, а форма с большим ресурсом.
   Так что крыть дома в Адлере пока нечем, но у нас много досок. Шхуны не строим, а лесопилка работает. Так что посылаю я в Адлер обе шхуны с досками, домА пока так накроем. Паровую пилораму посылаю, уже сделали, на базе нашего самого первого паровика, и два молодых механика - должны справиться. Но пилораму пока наладят, а крыши нужны уже сейчас. Послал два плуга - в Адлер и Себастополис. Еще немного людей посылаю, десяток, плотники, в основном, пока только холостых отбираю, семейных позже будем перевозить. В Чернореченске говорю что люди и грузы уходят в Каффу на стройку, в пути людям говорят что идут на новую военную базу против осман. А дезинформация - чтобы враг не прознал.
  
   Оказывается, решения военно-технического совета местами продвигаются вперёд. Аргирос отлил орудийную 40-мм гильзу из бронзы, получилось очень красиво - "как настоящая" - процитировал он меня. Выстрел и экстракция нормальные, гильза целая. Попробуем перезарядить, после выстрела гильза, естественно, раздалась - снаряд в гильзу проваливается, в патронник входит слишком плотно. Смазали, запрессовали в калибровочный конус-матрицу, выбили - ничего не изменилось - бронза спружинила. Конус под латунь, она пластичная, для бронзы нужен конус с большим натягом. Выточили конус чуть меньшего диаметра, запрессовываем гильзу - а она лопнула. Ну я так и предполагал, у бронзы нет нужной пластичности, опять получается одноразовая гильза.
   Хотя одноразовость стали и одноразовость бронзы - разные вещи. Переплавка стали требует дикое количество энергии (угля), да еще часть стали угорает, особенно такая тонкостенная, как гильза. Бронза переплавляется гораздо легче и почти без потерь. Можно было бы согласиться с одноразовостью бронзовой гильзы, переплавлять стрелянные в новые. Но работа трудоемкая, Аргирос делал гильзу как скульптуру. А, собственно, зачем! Ведь бронзу можно лить в стальной кокиль! Не надо делать каждый раз памятник гильзе.
   Идею рассказал Аргиросу и мы побежали к токарю, тут даже розмысл не нужен. На следующий день у нас был стальной кокиль. Расплавили бронзу, прогрели кокиль - получили гильзу, только отверстие под капсульную втулку просверлить. Остудили, вытащили, собрали кокиль, залили - еще гильза. Аргирос смотрит на меня молча - "а где искусство художественного литья?" Вот тебе привет от серийного производства, это ты еще про китайцев не знаешь! Аргирос внимательно рассматривает гильзы. Ну-ну, найдите хоть одно отличие. "Вот! - кричит - смотри! " Миллиметровая круглая каверна - почти насквозь стенки - пузырек при литье не ушел. А это брак! При выстреле прорвуться газы и будет эрозия патронника.
   И что делать? Ничего кроме литья под давлением не подходит. Ну это реально, из меди мы вообще экструзию делаем. Объяснил Аргиросу принцип, тут уже розмысл нужен. Нарисовал эскиз литьевой установки - если не считать печи - получается не габаритно, перевезем запросто. Вот только печь собирать-разбирать, но гильзы нужны сейчас, а в Адлере мы их пока не сделаем. Ну и лить будем 65-мм гильзы, 40-мм это так, для тренировки.
   Кокиль сделали новый - теперь прямо в нем цилиндр для плунжера. Разогретый кокиль вставляют в пазы под плунжером с рычагом, заливают бронзу и нажимают рычаг. Плунжер входит в цилиндр кокиля и создает давление в еще жидкой бронзе, пузырьки и непроливы практически исчезают. Кокиль разбирают, слегка выбивают гильзу и обратно собирают - можно заливать следующую. Весь цикл занимает пару минут - кокиль горячий, а то можно было бы быстрее. На гильзе надо отрубить литники и просверлить отверстие для втулки.
   Как только процесс наладился, наделали полсотни больших гильз за три часа. "Скока надо?!" - кричат. Это они тысячу гильз за пару дней сделают! Тысяча выстрелов к пушке! Это всего две тонны бронзы, а у меня ее тонн пятнадцать. Стреляные опять переплавим.
   Так, ставлю план - пятьсот гильз, пятьсот чугунных корпусов фугасных снарядов. Это я себя еще придерживаю, а то бы назаказывал на почве "снарядного голода". Потому как тут еще две проблемы. Первая - пикриновая кислота очень химически активна, боюсь я ее. Поэтому, долго хранить мелинитовые снаряды, даже в двойной изоляции шашки, я опасаюсь. Будем держать запас шимозы в химпосуде, и собирать готовые выстрелы небольшими партиями.
   Вторая проблема - фугасный 65-мм снаряд против фусты слишком сильный, при попадании в фусту получается пробоина таких размеров, что фуста тонет очень быстро, непроницаемых отсеков на галерах нет. А гребцов жалко, их на фусте 64 человека. К тому же из 65-мм пушки попадать сложнее, лафет неудобный, надо бы вертлюговый, но откатник пока нормальный не сделали.
   Так что против фуст желательно применять 40-мм пушки, но у меня на шхунах стоят по одной пушке - или-или. Не удобно, да и 40-мм - тупиковый вариант, против мавн слабый, а на суше совсем бесполезен. Надо полностью переходить на 65-мм и делать откатник и вертлюговый лафет.
   Можно сделать осколочную гранату как у пушки Барановского, больше чугуна, меньше ВВ. Будет куча осколков разного размера, а пробоина небольшая. Часть гребцов погибнет, но спасем остальных. Но попасть в фусту сложно что фугасным, что осколочным.
   А если сделать картечный выстрел? Мы их не делали из экономии, а теперь с гильзами проблем нет. Посчитал - места в снаряде для чугунной картечи маловато, ставить туда свинцовую - дорого, два кило в каждый снаряд. Мне же их не десяток надо.
   Надо шрапнель делать, там ГПЭ могут быть гораздо мельче, им не надо лететь 200-300 метров, так что пойдут стальные или чугунные. Но для эффективной работы шрапнельного снаряда нужна точная дистанционная трубка. Чертежи у меня есть, но это надо делать, работать над этим абы кого не поставишь, есть дела и поважнее. Сделаем пока просто картечь, копию снаряда пушки Барановского - 96 картечин по 25 грамм, дальность маловата, но надо пробовать.
  
   Пришли писари - хвастаются - закончили печатать книгу, переплеты части книг еще клеят. Вот она, наша первая печатная книга - "Сказки Пушкина", и я вдруг понял, какое это достижение. Даже если Таврия сейчас сгинет, а эти сто экземпляров раскидать по Руси - то я не зря прожил жизнь. И тут, словно читая мои мысли, писари мне чуть ли не ультиматум выдвигают: надо больше бумаги! Эти сто экземпляров - капля в море! Как делить эти книги? Все кто знает про эти книги готов заплатить любые деньги, лишь бы заполучить книгу себе. А еще они нужны в школы, как и азбука с арифметикой. Тут я с ними согласился, но сказал что будем делать новые бумажный и печатный цех в Каффе, чтобы готовились к переезду и думали над планировкой новых цехов.
  
   Да, производство бумаги надо увеличивать в разы. После того, как мы стали получать диоксид серы из гипса, проблем с сырьем не стало - опилок и извести в избытке. Крахмал стали получать еще и из картофельных очисток, а когда научились добавлять в бумагу канифоль и парафин ее качество улучшилось, а потребность в крахмале уменьшилась. Также качество бумаги улучшилось от обработки целлюлозы формалином. Так что из сырья надо будет прибавить крахмал, синтез парафина и завоз гипса из карьера под Каффой. А вот само производство бумаги надо переделывать. Объём чанов для переработки опилок надо увеличивать в несколько раз, надо увеличить реактор для пережога гипса. Но это все уже будем делать в Адлере.
   А как делить книги не сказал. Так, по одной всем кто печатал. Потом всем гражданским служащим - "синим мундирам", армейским командирам от подпоручика и выше. По десять штук в Чернореченскую и Каффскую школы. Остальные пока в резерве. Накопим бумаги будем печатать максимальный тираж - сколько выдержат матрицы. Ну ориентируемся на тысячу экземпляров. Писари повеселели. Типографию выделяем в отдельную организацию, но оставляем под управлением писарского приказа.
  
   Так же сказал готовиться к переезду электронщикам и стеклодувам. Электронщики в ближайшее время ничего нового не создадут, закончат второй сварочный генератор и все. Стеклодувам сказал наделать больших бутылей для хранения реактивов и самой ходовой химической посуды. Новый поташ пока не делать, тот что есть потратить на оконное стекло не жалея угля.
   Начал постепенно вывозить селитру из Инкерманских пещер. Но все вывезти нереально, тем более скрытно, там тонн сто, как минимум. И оставлять это татарам очень не хочется. Надо организовать прикрытие массового вывоза селитры. Через пару недель в Адлере построят склад, и надо будет увозить десятками тонн.
   Так ведь Инкерман - это еще и карьер белого камня, а крошка идет на производство известнякового раствора. Это совсем рядом, и бочки с селитрой можно выдать за бочки с известью, только будет несоответствие объемов, для стройки надо десяток бочек, а я буду вывозить сотни. Как раз пригодились бочки с плотов осман, они большие, литров по триста, и мы собрали их около полусотни.
   А на какую стройку я это буду вывозить? Так стройку надо организовать! Я тут мучаюсь, как бы Менгли не догадался о моем знании его планов. Я начну строить в центре Каффы новое здание, скажем, для магазина. Будем строить не спеша, как бы красиво, из инкерманского камня (ну так захотел) Если человек строит дом, вряд ли он собрался бежать - должен подумать Гирей. Послал человека заказать камни в Инкермане.
   Еще надо вывозить доломитовые блоки из пригорода Каффы для домны, но это я делаю не первый раз, не должно привлечь внимание. Только адрес доставки будет другой - Адлер.
   Про серу вспомнил - тоже стратегический ресурс. Надо же, как в Крыму много всего стратегического. Графит вон еще. Я мало того что весь графит скупил, но еще объявил скупку по полуторной цене в нашей лавке, через пару недель это стало давать плоды - принесли около двадцати килограмм, небольшими кусками.
   Послал экспедицию на Казантип за серой. Ту, что была на поверхности мы уже собрали, дальше надо выкапывать из ила. Для этого сварили мы специальный инструмент похожий на плуг, только вместо лемеха - наклонная решетка из вертикальных стальных прутьев. Шхуна отвезла шестерых рабочих и четырех солдат на место. Вола купили у татар на месте, поставили шатры. Плуг и вола соединили длинной веревкой, чтобы вол ходил по твердому, и стали перепахивать ил. Ил проходит сквозь прутья, а все что твердое - камни и куски серы - поднимаются по прутьям наверх. Только работать надо втроем - один пашет, второй серу собирает, третий вола ведет. Так в две смены и работают потихоньку, солдаты охраняют. Шхуна приходит, забирает серу, привозит еду и воду. Колодец есть недалеко, но вода в нем солоноватая, даже вол пьет неохотно. Так что поток серы пошел.
   После нескольких рейсов за рудой, разобрали машину "Архимеда". Я сам посмотрел вкладыши, поршневую - заметного износа не обнаружил. Пройдет еще в несколько раз больше.
   Так что экспедиция на Донбасс уже готова. "Архимед" уже оснащен как надо, капитанский мостик оснащен электрическим освещением двух видов - ярким и ночным, сигнальная система на цветных светодиодах соединяет с машинным отделением. А чтобы привлечь внимание механиков, сделали электрический звонок, очень громкий - по звуку напоминает школьный звонок. После капитанской рубки идет мачта с гафельным вооружением, мачта невысокая - но вдруг понадобиться. После мачты - люк топливного бункера, там сейчас дрова. Потом дымовая труба, не толстая, но довольно высокая. После трубы начинается довольно длинная кормовая надстройка с каютами. Каюты есть и в кормовой части трюма - вокруг дейдвуда много места оказалось. Там нет иллюминаторов - но машинную команду это не смутило, живут они там, тем более есть электрическое освещение.
   Рядом с кочегаркой - камбуз, тепло для готовки берет от основного котла. В трюме два стальных танка для пресной воды, суммарно на три тонны. Два гальюна на корме, с бронзовыми унитазами, но не с обычными, а как для общественного туалета. И еще душевая кабина, с баком для воды, подогреваемым от отработанного пара. На паровике стоит небольшой двенадцативольтовый генератор, который заряжает большой аккумулятор. Еще на носу есть место впередсмотрящего, у него светодиодный прожектор на девяти светодиодах. Для судна этот прожектор слабоват, поэтому сигнальщик ночью смотрит не вперед, а больше "под ноги". Но чтобы идти ночью по реке, этого должно хватить.
   Еще на носу якорный кабестан, якоря у нас от шхун - мелковатые для фусты, поэтому взяли два. Зато якоря на стальных сварных цепях! А то уже были случаи обрыва якорных канатов. Между кабестаном и капитанским мостиком люк грузового трюма. Нет мачты-крана, не удобно, но хоть так. Шлюпка - стандартная, фанерная, какие на шхуны ставим. На крыше кормовой надстройки стоит 40-мм орудие в чехле, к нему пятнадцать фугасных и пять картечных выстрелов. "А то вдруг пираты "- мечтает Аким. Большое орудие ставить некуда, ему надо много места для отката.
   Так что наш "Архимед" - концентрированное воплощение передовой технической мысли, а по комфорту - круизный лайнер, по сравнению с другими кораблями этого времени.
   Мавну тоже сильно переделали, в трюме нарезали кают, и почти на всю палубу сделали жилую надстройку. Оставили место для гребцов четырех пар весел, чтобы мавна могла сама маневрировать. Сделали камбуз получше чем был, рядом с ним, посреди верхней палубы площадка под навесом - столовая и место для общего собрания. Короткую мачту оставили, мало ли что. Получилась круизная баржа или плавучий дом. Многоквартирный. Взяли две лодки, маленькую затащили на палубу, большая пойдет на тросе.
   Оба судна набили грузом - лопаты, тачки, топоры, пилы, кирки, гвозди, доски, носилки, продукты. Груз не тяжелый, но объемный - заполнили все палубы и свободные места в трюме. Заранее дал команду гарнизону Таны заготавливать дрова. С лесом там не густо, но они вылавливают весной деревья, плывущие по Дону, и сушат.
   В поход идут - на мавне: пятьдесят рабочих и два отделения солдат, на "Архимеде" - экипаж - 11 человек, я с шестью охранниками, Аким с отделением солдат и один будущий консул, будет городком руководить, пока даже без помощников - население пока маленькое.
   Наконец-то вышли. Идем не быстро - шесть-семь узлов, но круглосуточно, в три вахты. Ночью отходим мористее, сигнальщик пытается с помощью прожектора разглядеть среди волн опасность.
   Но меня не покидает ощущение что я на лайнере в круизе - приличная каюта, сантехнические удобства, электрический свет, винтажная отделка парохода натуральным деревом, приятная теплая погода.
   Я понял - почему. Мерный шум паровой машины рисует подсознанию картину развитой технической цивилизации, а то что эта развитость только вокруг меня, об этом подсознание умалчивает.
   На этот вынужденный отпуск у меня тоже есть план. Сочиняю учебники по русскому языку и математике для средней школы. Проект азбуки и арифметики для начальной школы уже есть (после азбуки учат стихи Пушкина, и их же переписывают под диктовку), а вот для средней школы нет ничего - такие учебники я не запас. С математикой полегче - в общетехническом справочнике есть все основные математические и тригонометрические формулы, только без доказательств. Теперь я пытаюсь вспомнить доказательства и насочинять примеров.
   С русским языком хуже, правил я вспомнил едва ли десятую часть всего объема. И то что я написал - на учебник не тянет - так, методичка. Даже не знаю, как учить русскому продвинутых учеников. Система образования у нас складывается такая - начальная школа для всех желающих, для солдат и русских детей - обязательна. В нее входит арифметика - четыре действия, чтение, письмо, Пушкин. Срок обучения - около года для солдат, два - для детей. Далее - средняя школа, по местным меркам - университет. Туда поступают после экзаменов, итоговый провожу я лично. Одно из требований - хорошее знание русского языка, преподавание на русском, поэтому там почти все московиты и литвины. Но есть турок, два еврея, армянин и три грека.
  
   Непрерывность движения принесла свои плоды - на третий день уже были в Тане. Встали на несколько часов - загрузка дров и свежего продовольствия. Проверил гарнизон - все нормально. Поднялся на мавну, поговорил с людьми. Бригадир рабочих рассказывает: "Когда стали грузиться на галеру - заволновались, вроде как опять на каторгу, да по своей воле. Но в колодки никто не садит, да и весел не видно. По комнатам расселили, у каждого есть место спать - как на стройке. Свои же повара готовить начали. А мавну фуста тянет - ни весел, ни парусов - машина - говорят. Опять все испугались. Но солдаты с нас смеются - эх, темнота - говорят. Ну и мы осмелели. А делать ничего не заставляют, едим и спим третий день" Вот вроде объяснял им, что грести не надо будет, чем слушали! Говорю - "Отдыхайте, отдыхайте, скоро много работать придется"
  
   Дальше уже пошли по протокам дельты Дона - очень узко для парохода с таким прицепом. Местами мавне пришлось отталкиваться своими веслами, чтобы берег не зацепить, потому что мели кругом, на носу второй сигнальщик встал с лотом. Наконец, вышли на донскую ширь! Но идем против течения, и Дон забирает три узла скорости, а мавна назад тянет со страшной силой. Еще и топка под уголь рассчитана, я по готовым чертежам делал, на дровах полную мощность не выдает. Так что до места шли еще четыре дня.
   Дошли до заветного оврага, вот он уголек! Высадились на ялике, поковыряли лопатой и киркой, достали свежий пласт. А уголь не антрацит, пожирнее, может и коксующийся. Надо разведывать, куда идет горизонт угля, шурфы бить. А пока осмотримся, где тут что.
   Вдоль берега лесок, где полосой, где рощицей. По оврагу ручей бежит, прошлись по нему - это ключ из земли бьет, вода чистая, холодная. Это хорошо, надо сохранить, нельзя трогать деревья, что выше ключа. Но лес тут не очень, ходили-ходили, одни тополя да кусты. Другие породы встречаются, но очень мало. Придется избы из тополя рубить, не знаю, каков он в деле. Где город строить, пока не ясно, все зависит от пласта угля, где добывать его будем.
   Исходили все вокруг, место неплохое, ровное, довольно высокое, половодье не доходит. А лес хороший рекой привезем если надо, тут недалеко сосны на берегу видели. Бригадир на берег сошел, объяснил ему и консулу цели и задачи. Они это и раньше слышали, но теперь с указанием на конкретные места. Пообедали на мавне и приступили, людей много - сразу все нужное начали. Лес валят - причал строят, посреди реки сваи забивают - якорь для мавны. Часть людей уголь уже кирками ломают, я хочу с собой угля увезти. Основная часть - шурфы начали, сразу несколько. Уголь грузят корзинами в большую лодку, на "Архимед" возят..
   Посреди реки забили несколько свай, - якорь. Вечером все зашли на мавну, уже по причалу, ног не замочили. Бечеву привязали к сваям посреди реки, и притянулись к ним, это гораздо легче, чем веслами махать. Я ушел ночевать на пароход.
   Утром мавна уже у причала - плавучий дом еще и на работу отвозит. Только еще сваи появились в двадцати метрах от причала, выше по течению. Это к ним мавну притягивали, чтобы борт у причала был. Сегодня все навалились копать шурфы, ну и про уголь для "Архимеда" не забывают. К вечеру уже стала понятна картина залегания угля, ну в ближайшей к реки части. Этот участок, что виден в овраге довольно тонкий, но его некоторое время сможем добывать открытым способом. Хотя тут его немало, то что можно достать открытым способом - тонн сто или двести, может больше. А вот в сотне метров нашли очень хороший пласт, но на нем около двух метров пустой породы. Тоже начнем открытым методом, но потом перейдем в шахту, скорее всего.
   Обсудили с бригадиром и консулом планы, а они спрашивают - "как город зваться будет?" Я давно над этим думаю, на моей секретной карте это между Белой Калитвой и Каменск-Шахтинском. В моем времени тут наверняка городок есть, но он оказался слишком маленьким для моей карты. Калитву будем путать с рекой, ну а раз шахта будет, то пусть зовется Шахтинском.
   "Архимед" загрузили углем под завязку - из топливного бункера вытащили дрова на палубу, бункер заполнили. Носовой грузовой трюм заполнили тоже полностью. Пароход осел, как бы не сесть на мель. По моим расчетам влезло тонн 15-17 угля, что-то мало.
   С утра вышли, и тут самое интересное - начинаем топить углем - мои кочегары каменный уголь впервые видят. Сам полез в кочегарку - а как топить видел только в кино. Специально три совковых лопаты припасено для этого. Хорошо что в топке дрова уже пылают - с видом опытного кочегара показываю как надо: зачерпываю лопатой некрупного угля, нажимаю педаль, дверка топки открывается. Уверенным движением закидываю лопату угля в топку - даже не промахнулся. Закинул еще четыре лопаты - топка не погасла, достаточно большая. Лопата не очень удобная - нужна поглубже и другой угол рукояти. Еще ручку надо на конце черенка. Стоим, ждем, прислушиваемся - но от топки ничего не услышишь - работа машины заглушает. Минут через десять машинист кричит - "пошло давление!", пошел в машинное - давление к четырнадцати приближается - сейчас клапан сработает. На машинном телеграфе стоит "средний вперед" Послал второго кочегара к капитану, узнать, можно ли полный вперед. Звякнул звонок и на телеграфе зажглось - "полный вперед", я кричу машинисту - "исполняй!" Машинист крутанул регулятор до конца и машина стала набирать обороты. Вибрация стала сильнее, и даже стало слышно шум воды за бортом.
  - Вот - сказал кочегарам - следите за давлением, подкидывайте уголь вовремя. У этого угля шлак сильный, это вам не дрова, надо по колосникам кочергой проходить, чтобы не забились. Изучайте, наблюдайте, думайте. Кочегар - это не просто лопатой махать.
   Надо еще продумать удаление шлака, у коксующегося угля, а надеюсь что это такой, шлака больше чем у антрацита. Особенно, если топку "придушивать", не давать ей работать на полную. Сейчас у нас только железное ведро на веревке, золу поднимаем на палубу - и за борт. А шлака будет в разы больше, надо как-то выбрасывать не поднимая на палубу.
   Поднялся из трюма, почти все смотрят с кормы как бурлит вода от винта. "Архимед" разогнался, узлов четырнадцать где-то, и еще течение добавляет - берега проносятся со скоростью около тридцати километров в час. Это небывалая скорость - лошадь может быстрее, но очень недолго, а пароход и не думает уставать. Рулевой держит штурвал с таким видом, будто корабль несется по его желанию.
   Мы как разогнались по течению, с углем и без прицепа - могли бы уже к вечеру быть в Тане. Но ради экономии угля стали топить чуть-чуть, течение и так несет. Вышли на Дон, тут течение чуть быстрее, попробовали погасить машину, течением несет, только рулится по-другому. В Тане даже задерживаться не стали, взяли почту и вперед. По морю пошли уже под машиной - до Чембало дошли меньше чем за двое суток. Кочегары измотались в первые два дня - работать с углем непривычно. Хотел им подкинуть песню - "Раскинулось море широко", но послушал про себя текст внимательно и передумал.
   Подсчитали расход угля, получается, что пароход привез около пяти тонн, ведь ему надо еще обратно баржу тащить. Две трети угля он сам израсходовал, эффективность очень низкая. Надо везти баржу угля, так хоть что-то будет в результате. Мавну как баржу пока боюсь использовать - угля влезет много, она груженая очень тяжелая, а грузить не полностью - смысла нет, она и пустая не легкая. Да еще у нее борт высокий, грузить неудобно. Придется использовать фусту как баржу. Так что отправился "Архимед" с фустой, на галеру еще несколько человек посадили - подруливать. Дал им денег, в Тане купят овец, углекопам отвезут.
   Стал разбираться с запасами древесного угля, если его тратить только на домну, а каменный на все вспомогательные цели, то можно начинать выплавку. Начали греть домну.
  
  
   Тут еще главный по сельскому хозяйству, опытный дед, сказал, что пшеница созрела, надо озимые убирать. Озимые он произносит с особым чувством. Для него это чудо - хлеб в поле зимует и в засуху урожай дает. Что-то рано в этом году, еще июль не начался. Наверное, из-за зимы - мягкая была.
   А как косить будем? Конная косилка у нас одна, а посеяли мы раза в четыре больше чем в прошлом году. Надо поставить четыре смены косарей с конями и косить от зари до зари, должны успеть, погоды стоят сухие. Ставим как в прошлый год молотилку вместо пилорамы и сразу молотим. Зерно сушить будем рядом, под навесом, и в амбар. Весной построили еще один амбар, большой, но не знаю, поместится ли все.
   Подбирать после косилки пошлю мужиков со стройки, а то их всех могу загрузить только когда идет разгрузка транспорта с рудой. Вот и сейчас, пароход еще не пришел, спросили, кто из них землю пахал. Отобрали семьдесят человек и послали на уборку. Только они сначала не могли понять, что в июне хлеб убирают, но быстро этому поверили. Тут столько всяких чудес увидели, что всему новому удивляются, но верят.
  
   Пшеницу собрать успели почти всю, под конец уже начала осыпаться. Молотилка работает круглые сутки, молотит она хорошо, сделана по готовым чертежам, вот только загружать ее надо вручную, колосья на лоток укладывать. Но труд невеликий, в четыре смены укладывают. Молотое зерно еще провеять надо, а ветер то есть, то нет. Приспособили воздушный насос старой домны, сделали лоток, засыпаем непровееное зерно, оно влетает в поток воздуха и укладывается в гребень, ближе всего камешки, потом крупное зерно, мелкое, посторонние зерна и мусор дальше всех. Крупное и мелкое зерно не четко разделяется, но нам этого достаточно, хоть такая селекция происходит.
  
   Около Ялты уже ранний сорт картошки созрел, копать начали. Вот и дотянули до нового урожая, а то трофейные запасы зерна уже подъедаем, и чем кормить такую толпу людей - думаю все чаще. Хорошо выручает рыба, ее в море много, если отойти от берега, не то что в двадцать первом веке. Наш сейнер в две смены работает, от рассвета и до заката. У тех рабочих, что на Перекопе рыба с кашей - основная еда. Баранину едят раз в неделю, иногда конина перепадает после стычек с татарами. В Чернореченске питаются получше, по местным меркам - шикарно. Овощи, фрукты, помидоры уже пошли.
   Среди трофеев рис нашли, так с поварами научились плов готовить, пусть и не с первого раза. Все ингредиенты тут уже есть, лук, жирная баранина, оливковое масло вместо хлопкового даже лучше. Морковь местная, правда, желтая какая-то, моя пока идет на семена. А средневековый котел ничем не хуже узбекского казана. Приправ вот мало, зиры нет, черный перец дорогой, я его не покупаю. А свой красный перец стал понемногу использовать для своих. Моим плов очень понравился, был даже небольшая дискуссия, что вкуснее - плов или жареная картошка. По воскресеньям плов заказываю, если в Чернореченске. А сейчас картошка пойдет уже в товарных количествах, надо будет еще блюда повспоминать.
   Домна дала чугун, конвертером переделываем в низкоуглеродистую сталь. Из полужидкой стали формируем плоские слитки, и в прокатный стан. Стан настроен на лист около одного миллиметра толщиной. К последней клети добавлены две пары фасонных ролика, которые формируют два желобка по краям листа. Этими желобками листы перекрываются, этакий недо гофролист. Это кровельные листы для Адлера. Олифы мало, листы покрываем остаточной смолой от пиролиза, черная, на битум похожа. Листов я заказал много - две тысячи квадратных метров, а лучше три, если получиться. Первую партию в четыреста квадратов уже послали в Адлер. С каждым рейсом шхун посылаю несколько разнорабочих и одного-двух плотников-строителей, чтобы было незаметно.
   Пошел чугун, воплощаем в металле множество наших планов и проектов. Отливаем детали паровых машин, сразу три комплекта, с учетом выявленных недостатков. Заготовки и станины сразу для четырех станков: токарного, вертикально-фрезерного, круглошлифовального и портального плоскошлифовального.
   Пробуем лить чугунную картечь 19 мм. Нет, десяток картечин отлить легко, но отливать сотнями пока не получается.
   Из стали катаем еще прокат, кроме "гофролиста". Сделали несколько листов толстой, котловой стали. Потоньше, "двойки", накатали уже десяток листов - самая ходовая толщина для производства. Позже будем катать уголки, расписал каких размеров сколько надо. Но это не под конкретный проект - хорошо иметь большой ассортимент проката. Руды и угля у нас много, это все надо перегонять в сталь и чугун, другой домны у нас пока нет. А сталь хорошо иметь в виде проката, а не в виде слитков.
   На слип затащили еще одну фусту, разбираем, будет еще один пароход. Немного изменим компоновку, машину и котел можно расположить более рационально и увеличить объем грузовых трюмов. Танк для воды тоже надо увеличить. У паровой машины надо предусмотреть отбор мощности для других агрегатов - сварочного генератора и водяного насоса.
  
   Я попытался себе представить, как бы я себя вел, если бы не знал о планах Гирея. Чтобы вести себя как обычно в его глазах. Он считает меня удачливым торговцем, надо это тоже отыграть.
   В Каффе, проверив первостепенные дела, поручил приказчику нашей лавки, найти и пригласить тех трех купцов, что недавно скупили большую партию желтой ткани. Пригласили их на обед к Еремею, консулу Каффы, приглашать ко мне их на обед я не стал, еще возгордятся. Чтобы еще снизить эксклюзивность, пригласили пять крупнейших купцов Каффы - получился небольшой экономический форум. Мне там присутствовать нельзя, невместно, так что заранее обговорили с Еремеем. Ткани, кстати, мы продали почти на две тысячи лир - так что с деньгами стало полегче.
   На обеде приказчик изображал купца, а купец до мозга костей Еремей, изображал важного консула, снизошедшего до купцов. Обсудили планы по торговле желтой тканью, напомнили что у нас недорогие и качественные стекло и бумага. Тут подали горячее - запеченные гуси с кашей. И перед каждым поставили по серебрянной солонке, заполненной молотым красным перцем. У меня еще с прошлого года много чили осталось, почти не тратили. В солонках - серебряные ложечки, маленькие, меньше ногтя. Местные купцы узнали перец и хитро заулыбались. Еремей важно заявил, что этот красный перец гораздо сильнее черного, хотя вкус и сильно отличается. И подал пример, слегка посыпав кусок гуся.
   Надо отдать должное, иностранные купцы прислушались и проявили осторожность, так что обошлось лишь обильным запиванием вином. Теперь уже все смогли обсудить вкус нового перца, отметили слабый запах, но главное, что он жгет не сразу, как черный, а через несколько секунд. Исключительная жгучесть красного перца не подвергалась сомнению. В конце обеда иностранцам преподнесли по мешочку перца, граммов по двести, хватит чтобы удивить наиболее серьёзных знакомых. Еремей объявил, что в конце августа будут торги на новый урожай перца, предварительная оптовая цена с прошлого года - полтора веса серебра, а всего перца ожидается около четырех талантов. Так что копите серебро, можно серьезно заработать. Купцы разошлись довольные и задумчивые.
   Прибежал приказчик, к нему пришел купец из Орды, просит продать перца. У меня был еще один не распакованный мешочек в два килограмма, я сказал, что не меньше чем за два веса серебра. Он с купца содрал по два и два веса - триста сорок лир. Перец пойдет самому хану Ахмату, не меньше.
   Про этот обед с купцами Гирею будет скоро известно во всех подробностях, от него в Каффе очень сложно что-то утаить, как я понял. Я подсматривал за обедом и скрыл свою роль организатора, но привлек к этому слуг, в том числе и тех, кого подозреваю в работе на Гирея. Пусть думает, что раскрыл мою небольшую тайну. Раз я это скрываю, то это важно для меня.
  
   Пришел "Архимед" с баржей угля - вот это объем! На барже около 25 тонн, и "в себе" около пяти тонн излишков. Все, теперь уголь можно не экономить, запустили кольцевую печь, а то она стоит полная просушенных кирпичей, еще и черепицы немного сделали. Экипаж "Архимеда" отдохнул два дня, сменили две вахты из четырех, и потянули пустую баржу в Шахтинск. Первая баржа-фуста еще стоит под разгрузкой. Баржа пошла не совсем пустая, поехало двадцать человек из Перекопа, много муки, доски, в Тане еще овец купят. Поехало два рыбака с сетями, будут рыбу в Северском Донце промышлять. Из Перекопа перевожу самых лучших, только что-то сомнительный приз - из землекопов в шахтеры. Но в Шахтинске им консул обещает светлое будущее - вот достроим крепость, будем строить дома для каждого, кто больше всех работал - первым поедет в город жену выбирать. А пока крепости нет - ночуют на мавне, но там уже тесно становится, надо еще одну перегнать.
  
   Особый статус Чернореченска, его закрытость и диковины, порождаемые им, породили массу различных слухов. По одним - это секретный роскошный дворец, где на обед подают тысячу блюд. Ну это кто-то про питание похвастался. По другим слухам - город вылез из-под земли, прямиком из ада. И все эти диковины помогают создавать черти. Тут чувствуется рука католической церкви. Но для большинства людей в Таврии - это таинственный город мечты. Эх, знали бы они, что этот город тает на глазах, я сам вывожу из него самое ценное. Сердце кровью обливается.
   Хотя самое ценное - люди на которых держится производство - пока еще почти все здесь.
  
   Рабочий на кирпичном заводе, бывший раб на галерах.
  
   Да, сказки о чудесном городе Чернореченске правдой оказались. Но в этот город не каждого берут, только если в ремесле каком силен, или грамоту разумеешь, или сметливость проявил. Один человек тут ходит и ко всем присматривается, некоторых спрашивает - "как звать?", и черкает в своих записях. Потом рассказывает мастерам или самому Командору-освободителю, храни его Господь. А мастера тут из Чернореченска, почти все рабами были как и мы, их сам Командор всему обучал - он все знает и все умеет. Эх, надо было грамоту учить, а то так и буду кирпичи таскать. Хотя жаловаться на эту жизнь - грех. Вон, у осман чуть душу не вынули - что жизнь, что смерть - все едино казалось. А тут кормят разносолами, мясо - каждый день! А если пост - то рыба. Даже когда я дома жил, бояре у нас так не ели. Так еще и серебром платят! Меньше чем мастерам, но каждую седмицу!
   Командор нам сам сказал - "Я вас освободил, поработайте на меня за еду хорошую да монетку малую, а кто хорошо работать будет, тому место дам хорошее, дом будет, и жену себе найдете. Будете или землю пахать, или иное дело работать."
  
   Андрей Белов.
  
   У меня сейчас две больших группы бывших полонян - русские с литвой в Чембало на кирпичном заводе и все остальные на строительстве Перекопа. Постепенно отбираем лучших и переправляем из Чембало в Адлер, из Перекопа в Шахтинск.
   С Перекопом очень не однозначно - достраивать его или нет? Мы построили крепость Порт-Перекоп, почти восстановили старый Перекоп, восстановили около четверти стены. Но это они мне так докладывали. Когда я приехал посмотреть на процесс строительства, то удивился - высота восстановленного вала, без учета рва, около трех метров, и толщина так себе. Грозно подозвал к себе бригадира, но на мои претензии он четко ответил, что в задании было сказано - восстановить ров и вал, а сколько аршин должен быть вал - не сказал.
   Пытаюсь вспомнить тот разговор, что-то я никаких числительных или мер длины не произносил. Что-то я совсем с этой скрытностью зашиваться стал, то говори, это не говори.
   А ведь тут около шестисот человек работают, вполсилы, а едят хорошо. Достроить Перекоп - дать Гирею в руки мощный инструмент. Не достроить - османы по суше легко захватят Крым, и тогда я его совсем потеряю. По слухам, султан готовит сухопутный поход в ближайшее время. Надо бы достраивать, для меня Перекоп не преграда, а турок из Крыма мне тогда не выбить. Оценил я производительность этой толпы рабочих - нет, нормальную стену не достроим, тут надо тысячи рабочих - или стена будет вот такая. Еще и количество рабочих все время уменьшается - в первые же недели ушли более сотни человек, я же тут никого не держу, у меня тут свобода и демо... Ну свобода у меня тут. Но в течении месяца пара десятков вернулось, не понравилось им на полной свободе. Ну и в Шахтинск забираю.
   Так что не буду упахивать людей, пусть так и работают вполсилы, буду рассматривать это как резерв людей, главное, что не бездельничают. Надо активнее перебрасывать туда, где от них пользы больше, жалко, что в Шахтинск много нельзя, там жить пока негде.
  
  
   В военпроме еще одна тема - увеличение дальности стрельбы минометов. Тут путь один - переход на металлические мины - чугунные и стальные. Минометы-то у нас калибром 90 мм, делали их для зажигательных мин. Как фугасные - получились излишне мощные, первые же испытания показали сильный фугасный взрыв, но мало осколков. Мина легко пробивает крышу блиндажа из довольно толстых бревен. Но тут нет таких целей, разве что по крупным зданиям стрелять. Особенно для этого подходит чугунная мина - осколков мало, чугун у нас хрупкий, но в радиусе метра-двух, все в труху - чугунная крошка страшная сила. Еще и взрывная волна сильная - четыреста грамм взрывчатки. По зданиям и крепостям хорошо стрелять, и отливать из чугуна довольно просто.
   Стальная сварная мина более трудоемка в изготовлении, и на испытаниях показала себя хуже чугунной. Взрывчатки вошло даже чуть больше, но стенки тонкие и осколков практически нет.
   В новых минах трубку под пороховой патрон, так же как и сам нулевой заряд решил делать больше. В моей реальности в 82-мм миномете нулевой заряд, он же основной, представляет собой холостой папковый патрон двенадцатого калибра. В него входит восемь грамм бездымного пороха, но у нас бездымного мало, минометы хорошо работают и на дымном, только для него надо больше места. Так что калибр нулевого заряда увеличили до двадцати двух миллиметров. Надо еще налаживать производство этих гильз, сначала думал донце гильзы делать из латуни, благо цинковую руду привезли. Но решили делать бронзовые - латунь у меня дороже бронзы, повторное использование не требуется, расход металла небольшой. А если при выстреле и трескается, то на результат это не влияет, как показали испытания.
   На испытаниях сильный фугасный взрыв создавал в земле приличную воронку, даже валило небольшие деревья. Еще бы - столько шимозы, а вся мина больше трех килограммов. На полном заряде дальность около двух километров, надо точные таблицы делать.
   Сделали несколько картечных снарядов для 65-мм пушки, испытали. Результат неоднозначен: на пятидесяти метрах идет слишком плотной кучей, почти как болванкой мишень пробивает. На ста метрах разброс нормальный, доски ломает, а на двухстах - летит слишком редко, низит метра на полтора, и часть картечин от бревен отскакивает, только вмятины остаются. Но если подумать - чугунный шарик весом 25 грамм оставляет глубокую вмятину в дереве - то каково будет человеку?
   Так что картечь приняли на вооружение как вспомогательный боеприпас. Но зато он для нас совсем доступен - не содержит ничего дефицитного или нестабильного. Бронзы для гильз у нас полно, османскую пороховую мякоть перегоняем в гранулированный артиллерийский порох, картечные контейнера делаем из обрезков кровельной жести. Осталось научиться массово лить картечины, а то насобирали только на двенадцать снарядов. Сделали еще десять фугасных, тоже в новых бронзовых гильзах - пошлем Василию, а то у него снаряды кончаются.
  
   Делаем мины к миномету, а ведь можно еще сделать саперные мины. Для обороны Чернореченска не помещали бы. Технически - ничего сложного, но нужны саперы и их надо готовить. Успею? Надо начинать, а там как получиться. Нарисовал эскиз взрывателя МУВ - модернизированный упрощенный взрыватель. Заказал на завод пять штук, детонатор ставить не буду, только капсюль-воспламенитель, тренироваться будем.
   В штабе дал задание подобрать десяток солдат - спокойных, флегматичных, с крепкими нервами. На следующий день подверг этот десяток испытаниям, проверял мелкую моторику пальцев и стрессоустойчивость, отобрал четверых, среди них один сержант, начал с ними заниматься сам.
   Рассказал про идею мины, продемонстрировал действие взрывателя с КВ, предложил представить, что было бы, если к взрывателю приделать фугасную минометную мину. Коварность этой идеи потрясла солдат до глубины души. А когда я сказал, что они будут работать с этими минами, увидел в их глазах сомнения - "зря я пошел добровольцем". Пояснил, будут долго тренироваться с учебными, как сейчас, с КВ без взрывчатки. Но каждый раз, когда срабатывает капсюль, представляйте, что сработал фугас. Продолжил речь о том, что это очень хитрое и сильное оружие, и только такие смелые и сообразительные солдаты как вы сможете им овладеть. В глазах у парней зажегся холодный азарт - тут и вызов и понимание опасности. Надеюсь - смогут.
   Тут еще проблема - не всякая мина годится против конницы, нажимная только коня искалечит. Решил я использовать аналог мины ПОМЗ - растяжки, причем на высоком колышке, чтобы и всадникам прилетало. Мина будет сильно заметна, но татары не знают, какую опасность несут эти колышки, для первого раза будет эффективно.
   Привязали МУВ к колышку, взяли второй колышек и толстую нитку, начали тренироваться. До вечера отработали все приемы постановки и снятия мины. На себе проверяли срабатывание, даже коня привели - проверяли на всаднике. Вроде понимают, дальше сами, приду - проверю.
   Взрыватель МУВ довольно опасен в обращении, МУВ-2 безопаснее, но сложнее, сделаем его позже. Пусть тренируются с этим, МУВ-2 будет приятным сюрпризом.
  
   Пришел "Архимед" , отвозил в Шахтинск вторую мавну, и немного угля привез. И капитан рассказал мне историю. На Шахтинск напали татары. Некоторое время следили издалека, поняли, что все ночуют на реке, напали днем. Но наши уже построили три наблюдательных вышки - это не долго. Берут подходящее дерево, спиливают на высоте пяти-шести метров, и на дереве строят будку и лестницу из досок. Нужны только доски и гвозди.
   А местность там довольно ровная, только Шахтинск слегка в низине, но с вышки видно далеко, татар заметили хорошо заранее. Часовой объявил тревогу, безоружный народ ломанулся на баржу, солдаты приготовились к обороне на барже - но главное - трое часовых на вышках. Татар было меньше трех десятков, дикие наверное. Сержант цинично дал команду подпустить поближе. Как он потом оправдывался - "а разбегуться, где их потом ловить будем?" Подпустили почти вплотную к первой вышке и ударили из трех стволов, мавна далековата была.
   Это был большой сюрприз для татар, они точно или дикие или ногаи, но не крымские - выстрелы первый раз услышали. Лошади метались, вставали на дыбы, то ли от попадания пуль, то ли от грохота выстрелов. Расстояние для стрельбы было маленькое, даже слишком - цель проскакивала мимо бойницы слишком быстро. Стрелки сначала много промахивались, потом стали стрелять не в того, кто ближе, а в того, кого удобнее стрелять. Но бойня продолжалась недолго, выжившие поскакали обратно, их обстреляли в догон, довольно удачно.
   В результате куча трупов татар и много раненых лошадей, семь пленных татар и шесть лошадей уцелели. Но несколько конных все же ушло. Раненых лошадей пришлось добивать, раны от карабина хоть сразу и не убивают, но заражение крови и заметное кровотечение ничем хорошим для лошади не кончатся. Раненых татар тоже добили, никто их лечить не собирался.
   Теперь все объедаются кониной во всех видах, засолили две бочки солонины, потратили почти всю соль, просили привезти еще следующим рейсом. Семерых пленных татар привезли сюда, и что мне с ними делать? О! Пошлю военнопленных в Себастополис, подальше от их ареала обитания, чтобы не сбежали, пусть лес валят для строительства.
  
   Тут же снаряды новые, их надо Василию отвезти. Интересно, что он там навоевал? Поеду-ка я тоже в Адлер и Себастополис.
   Довольно много груза с собой берем: полторы тысячи квадратов кровельного железа, гвоздей разных полтонны, инструментов много, доски, муку, картошку. Набрали товара для купцов - ткани, посуда, инструменты - есть тоже планы. Ну и десяток лучших рабочих из Чембало и два мастера-кровельщика. Хотя - что там гофролист положить, но здесь это целая наука. Объявили, что едем в Себастополис, оборону от осман строить. Почти правда.
   В Адлере прогресс - сошли на бревенчатый причал, довольно большой. Рядом фуста трофейная, на берег вытащена. А вдалеке ровный ряд домов стоит - много, почти три десятка. Но крыши только на девяти избах - черная жесть. Да, избы, даже клети - печей нет. Побольше обычных пятистенок, но не намного. И из тонкого бревна, я предупредил, чтобы не гнались за толщиной - морозов тут нет, а из тонкого строить быстрее. Опять времянки, а что делать, мне тут надо срочно наращивать рабочую силу, без крыши - никак, дожди частые, не то что в Крыму.
   Так что народ кровельному железу обрадовался, да еще с кровельщиками. Сходу, с корабля на ...крышу, начали перекрывать, тесновато тут жили. Почти восемь десятков человек жили в восьми домиках, в девятом - кухня. А обеденные столы стоят на улице, под деревьями, и если ливень - проблема.
   Сейчас эти дома перекроют, и можно везти еще сотню человек. Но уже нужны не только жилые дома. Надо пройтись, посмотреть что еще нужно срочного.
   Что это? Паровую пилораму запустили! Молодцы! Штабель досок лежит, сырые, правда. Опять. Все повторяется. Не надо - не все! Повторяется не по кругу, а по спирали - вон пилорама паровая, и людей у меня сколько. Вот только Гирей за спиной и в ухо дышит. Как будто руки связаны от этой скрытности. Ничего - прорвемся!
   Столовую надо строить, только сразу проектировать большую, а то мы в Чернореченске два раза расширяли. Я уже думал - в центре кухонный блок, и в три стороны будут обеденные залы, их можно будет позже пристраивать. Вот тут место подходящее. И надо будет все оборудование для столовой прислать.
   В дальней промзоне надо хотя бы три здания построить, начну переводить промышленность уже. Хотя бы такие же избы - это для начала, нормальные цеха позже начнем строить. И склад для селитры нужен, я прям место себе не нахожу, когда вспоминаю, что такая ценность не вывезена, а вывозить надо долго.
   И склад нужен не один, а два, как минимум, резервирование - мало ли что. Пока один, где же его поставить? Хочется поближе к причалу - такую тяжесть далеко таскать не хочется. Но тут и форт артиллерийский, и угольный склад - опасно. Выбрал место - метров триста от берега, далековато. А там десятки тонн таскать, конь всего один, волов два. Вагонетки нужны, рельсов нет, будет деревянная "железная" дорога.
   Собрал совещание, консул и мастера. Двое даже с козловым краном в цеху работали, там тоже рельсы деревянные, вот они и будут дорогой заниматься. Людей много, так что сразу начнем и дорогу, и столовую, и склад. Дальнюю промзону чуть позже. Нарисовал эскизы, раздал.
   Склад селитры не совсем простая изба. Тары у нас мало, это будет склад для сыпучих материалов, высыпать селитру будем. И важно, чтобы вода не попала. Место я выбрал посуше, слегка на пригорке. Внутри сруба еще выберем яму метра полтора, по всей площади. Дверь будет повыше, под крышей - вагонетка должна заезжать внутрь на помост, и с него высыпать селитру. Склад снаружи надо обваловать землей, внутри оштукатурить глиной. Еще надо чтобы дорога плавно поднималась к воротам - насыпь нужна. Но там не много, около метра.
   Обсудили конструкцию дороги, для рельса выбрали брус сечением сто на сто пятьдесят миллиметров. Хотел потребовать дубовый, но подумал что лес все равно сырой, так что без разницы. Мастера с пилорамы пошли пилы настраивать.
   Опомнился - кровельная жесть еще в Себастополис нужна! Посчитал - метров триста осталось, ладно, хватит.
   Еще обнаружилась проблема - в Лияше нет мельницы! В Чембало мы пользовались услугами ветряной мельницы, от морского бриз она работала устойчиво и легко обеспечивала потребности Чембало и Чернореченска. В Лияше мельницы нет, возят молоть зерно аж в Себастополис, либо используют ручные мельницы. Придется и нам муку возить морем, а она так сыреет. Вот так, молотилка у нас есть, а мельницы своей нет. Сделал себе пометку, но это потом.
   Темнеет, пошел на шхуну спать. Утром пошел обходить Адлер, заметил, что поле распахано. Можно картошку посадить, ранняя успеет вырасти. До ноября и поздняя успеет, а раньше тут морозов точно не будет, если они вообще будут. Только надо картофелевода послать, чтобы все правильно сделал.
   Уже напилили немного брусьев, начали дорогу строить. Колею назначили в один метр между внутренними гранями рельс. Хорошо что у одного плотника был бронзовый метр, сделали калибр. Пути начали укладывать прямо на причале, только в качестве шпал - толстые доски. А на земле - шпалы из тонких бревен. Трассу пути разметили прямую, на двести пятьдесят метров, только потом поворот к складу. На прямом отрезке будут склады руды и угля, тоже вагонетками разгружать будем.
   Я же еще привез с собой "потребительских" товаров, консул наладил контакт с двумя крупнейшими купцами в Лияше. Мы их завалили товарами по слегка демпинговым ценам, во-первых, чтобы купцы за товаром не уехали, секретность тут нужна, хотя бы временная. Во-вторых - немного расшевелить рынок труда. Хотели нанять местных - а они особо не горят желанием работать. Еда у них есть - и ладно, инерция какая-то. Но теперь изобилие в лавках, через жен и детей, заставит мужчин шевелиться.
   Комендант, старший сержант, рассказал как он вел разведку окрестностей. Нашли, все-таки, вторую лошадь, и объездили всю округу парным патрулем - кроки мне показывает. На север, вдоль берега, ушли километров на тридцать, это севернее Сочи, получается, там дальше только узкая тропа есть. Туда мало кто ходит, только скот пасут. Кому охота ноги ломать, когда морем гораздо легче. За Лияшем городок Касто идет (Хоста), людей там еще меньше, они даже на рынок в Лияш ездят. На месте Сочи поселок - несколько сот населения. Еще есть мелкие поселки в долинах рек. Еще выше в горах тоже кто-то живет, но мало. Они иногда спускаются с гор, меняют баранов на соль и муку. Там тоже надо разведывать, но на лошадях туда трудно подниматься, позже займемся.
   Так что действительно, довольно изолированное место получается, если море контролировать. Через горы если и можно на лошадях, точнее с лошадьми, пройти то этот путь еще найти надо. С севера, на конях можно прийти в район Туапсе, но дорога через Шаумянский перевал еще не проложена. Ведь когда ее строили, там даже взрывные работы велись. А без коней татары не пойдут, что за татарин без коня. А на юг от Туапсе дорога есть далеко не везде, горные тропы только. Не, не пройти татарам.
   Вот южное направление не настолько неприступно. Между Сухуми и Адлером через горы не такое уж и большое расстояние. Можно подняться вдоль реки Бзыбь, и там где-то есть перевал к реке Псоу. Кони там, может, и не пройдут, но османы без коней - запросто, их там хорошо умеют мотивировать. Так что этот перевал надо разведывать и готовиться. Но мы еще можем в долине повоевать, у меня на этом участке шесть или семь крепостей на побережье, надо их проверить. Крепости небольшие, но их всех можно с моря поддерживать. Так что даже до гор османам сразу не добраться.
  
   Убедился, что работы идут как надо и поехал в Себастополис. Василия на месте не было, ушел в патрулирование, и я пошел в долину реки к моим "колхозникам". Что-то тут на полях и конь не валялся, ничего не вспахано, плуг лежит в сторонке. Волами таскают бревна, один сруб уже стоит, вместо крыши куча жердей и веток. Второй сруб строится, уже метра полтора подняли. Это они за все время полторы избы построили? Хотя кому тут работать - плотник только один, а остальные бывшие полоняне до сих пор ковыляют после колодок. Сюда надо еще людей прислать, да покрепче. Плотников надо, пахарей, картофелеводов - но жилья еще нет. Посадочный картофель, что сюда привез, отвезу обратно в Адлер, тут еще не скоро сажать будут. Сказал продолжать строить избы, вот вам кровля, еще пришлю. Пошел в крепость.
   Утром пообщался с консулом, комендантом и минометчиком Кефеусом. Подпоручик Кефеус - главный по артиллерии на этой базе, но поскольку он минометчик, то поручик Василий, командующий эскадрой, решил его оставить для обороны крепости. Мавн тут нет поблизости, а из миномета попасть в фусту, да еще в качку, почти невозможно. Интересно, как они собрались оборонять крепость зажигательными минами?
   Принесли новые снаряды - военные оценили ровные и красивые бронзовые гильзы. Старые стальные, чиненные электросваркой, даже визуально проигрывают. А когда я рассказал, что с гильзами теперь проблем нет, все приободрились и начали строить планы. Минометчик даже задумался как-то мечтательно.
  - О чем думаешь, Кефеус?
  - У пушки снаряд хороший, сильный. Нам для обороны пушка нужна будет.
  - Будет пушка. Но ты же минометчик?
  - Из пушки тоже хорошо стреляю. В крепости качки нет - в мавну или фусту попадать легко.
  - Даже в фусту? Она же верткая?
  - Да, верткая. Вот бы большая пушка крутилась как маленькая! Никакой корабль тогда не страшен! Охи!
  - Сделаем такую пушку! Вот погоди немного, скоро сделаем.
   Что-то я забыл про откатник, такая бы пушка у нас получилась. Особенно для флота это важно, а то они в качку, можно сказать, наугад стреляют.
   К вечеру из рейда пришли две шхуны, сели мы с Василием ужинать. Я ему похвастался новыми снарядами, он общупал красивую бронзу и начал строить агрессивные планы.
  - Василий, ты сначала расскажи как ты тут воюешь.
  - Да тут войны особой нет, ты же сказал - крепость Ло Вати не трогать. Но пострелять немного пришлось.
   Сходил я, посмотрел Трапезунд - нет у меня сил все контролировать. Решил начать постепенно - с блокировки Ло Вати. Начал с купцов, нашим купцам - грекам и черкесам, просто сказал - приказ Дожа, к Ло Вати не приближаться, будем стрелять. Они все сюда перешли, в Себастополисе и соседних городках торгуют. Я им еще шепнул, что в Себастополисе много войск будет, так они уже тут лавки пооткрывали.
   Вот с османскими купцами разговор другой, перехватываем и груз забираем. Они слов сразу не понимают, обычно мы в лучника из карабина стреляем, после этого хорошо и латинский и греческий понимают. Еще и груз сами на шхуну перегружают. Вот карабин - небольшой, а такой убедительный. А после мы пушку показываем. Я так и говорю - "еще раз увижу - буду стрелять из этой пушки" Только груз у них однообразный, зерно везут из Ло Вати в Царь-Град. Так что зерна много, солдаты таскать устали, там амбар целый, потом покажу.
   С торговцами наладилось - нет ни одного в Ло Вати, остались рыбаки. Но не трогаю я их, в городе наши же черкесы и армяне живут, если им рыбачить не давать - голод будет. Мы же Ло Вати освободим, зачем людей мучить. А османы в крепости голодать не будут, у жителей еду отберут. Правильно я думаю?
  - Правильно. Молодец, Василий! О людях подумал. Да, наш это город, вернем его скоро.
  - Это хорошо, что скоро. Дальше я пошел вдоль берега, там еще две деревеньки османские. Ну я и оттуда купцов выгнал, рыбаков не трогаю. Рыбаки, как только нас завидят - к берегу бросаются. Но в этих деревеньках есть османские войска, немного, но есть.
   Дело было так - увидели мы фусту, идет из Трапезунда на Ло Вати. Решил я ее захватить, гребцов освободить. А снаряды-то у нас мощные, фугасные, как бы фуста разом не утопла, как та. Стали аккуратно по юту стрелять. Два раз промахнулись! Снаряды жалко. Но третий попал точно в надстройку - все разворотил, но галера не тонет. Так они успели на берег выброситься, около рыбацкой деревушки. А оттуда османы бегут, пришлось подранка бросить.
   Так что моих сил хватает только на то, чтобы осман к Ло Вати не пропускать. Надо хотя бы еще две шхуны с большими пушками, и снаряды послабее.
  - Так вот же новые снаряды - картечные. Мы их специально для фуст делали. Завтра спытаем. И их много можно делать, и перед выстрелом снаряжать не надо, как фугасные. Я Кефеусу уже все рассказал, завтра обсудим. Шхун я тебе еще пришлю, но большую пушку только одну. Ее куда - в крепость или на шхуну делать?
  - И в крепость надо и на шхуну. А если шхуну с маленькой пушкой?
  - А вдруг мавна? Да и 40-мм снарядов мы уже не делаем.
  - Тогда давай большую пушку на шхуну.
   На утро пошли картечный выстрел испытывать. На берегу сделали частокол из тонкомера, сильно не вкапывали - сзади подперли, чтобы не падал. Объяснил всем, что картечь капризна к расстоянию, вблизи как болванка бьет, а вдали борт уже не пробивает и летит редко. Но по людям и на триста метров сильно бьет, если попадет. Так что стреляли со ста метров - вроде как близко к оптимальному. Шхуну заякорили, чтобы меньше качало, пушкари тщательно целились и Кефеус с Василием проверяли. Но качка слабая, попали точно в забор.
   Пока Вася с Кефеусом на ялике плыли, мы уже подбежали к мишени. На таком расстоянии, тонкие бревна, 10-15 сантиметров, прошило насквозь, две жердины даже переломились. Осыпь не очень равномерная, но довольно плотная, даже слишком. Можно и на сто пятьдесят стрелять. Я добавил, что на двести летит ниже на рост человека, так что учитывайте. Так что картечный выстрел одобрили, как раз для фуст, первый выстрел можно издалека по носу, чтобы топчи не стреляли, а если фуста без пушки, то уже легче.
   Потом Василий повел меня на склад - хвастаться. Ого, хорошо он тут натрофеил, сотни мешков и корзин зерна - пшеница, ячмень, просо. Так что война кормит в прямом смысле, а то я не рассчитал с запасами продовольствия, хлеба и круп очень много уходит, особенно на Перекоп, там почти пять сотен рабочих. Они там почти одной рыбой питаются, и по кусочку хлеба или каши. Наш рыболовный мини-сейнер спасает, он только на них и работает. Сделали второй, переделали из большой лодки, но еще невод не закончили.
   Так что можно продовольствия отсюда в Адлер подкинуть, все меньше из Чернореченска возить. Сегодня шхуны грузятся, а завтра пойду в Адлер. В Адлере, пока шхуны выгружались, осмотрел строительство. Почти все избы уже с крышами стоят - вид опять необычный - дерево свежее, а крыши черные. Склад для селитры и столовая строятся, селитру уже скоро можно возить.
   Деревянные рельсы выглядят как настоящая узкоколейка, если к самим рельсам не присматриваться. Но еще и шпалы без пропитки, и лежат они просто на земле, без балласта. Опять все временное. Но долговременное тут никак не получится - дерево сырое, все равно переделывать. Немного тут пути - меньше четырехсот метров. Да и какая тут нагрузка - вагонетка на пару тонн. Проложили уже метров семьдесят, но тут еще поворот впереди, не знаю, как справятся. А мне надо в Крым.
   В Чернореченске закончила работать домна, но еще раньше сломался прокатный стан, так что под конец делали стальные слитки, проволоку и чугунные отливки. Стан сломался не сильно - подшипники "застучали", и прокат пошел волнами. Но домну останавливать нельзя, так что пока делали новые вкладыши - металл кончился. Но и так грех жаловаться - листов и уголков накатали тонн пятнадцать. Дальше будем работать вагранкой, а эта домна уже все. Стан до конца собирать не стали, готовим к перевозке. Даже хорошо, что я домны строил мелкие, для древесного угля. Пусть не такие эффективные и производительные, как большие, зато строить быстро, и бросать не так жалко. А производительности мне хватает, даже слишком.
  
   Производство чугунных минометных мин началось, но выявились два момента, первый - точность изготовления недостаточна, и ударник часто по капсюлю не попадает. Можно было бы добавить накольник на капсюль, но и сам папковый патрон у нас не отработан, быстро делать не получается. Я решил, что эта ступень развития пока для нас высоковата. Минометы во флоте мы уже почти не используем, а на суше, без качки, лишняя пара секунд от фитильного зажигания ничего не решает. Так что мины у нас чугунные, но с фитильным воспламенением заряда.
   Вот второй момент - положительный. Решили, что шимозы слишком много в мину кладем, нам блиндажи в два наката ломать не нужно. Из миллиметрового листа согнули трубочку и прихватили сваркой. Эту трубочку вставили в чугунную мину, чтобы уменьшенная шашка не болталась. Испытали, и обнаружилось, что чугунные осколки стали крупнее! Десятки, если не сотня, осколков летели на 30-50 метров и входили в дерево на два-три сантиметра. А на десяти метрах пятисантиметровая доска была дырявая насквозь. Интересно, как жестянка на образование осколков повлияла. Теперь у нас получилась довольно простая, мощная осколочно-фугасная мина. Табличная дальность полета - 2200 метров.
   Взрыватель отличается от орудийного формой - он собирается на основе плоской стальной втулки большого диаметра, которая вставляется в мину. Это все из-за моего опасения нестабильности пикриновой кислоты, при контакте с металлом могут образоваться опасные пикрины. Или пикраты? Надо в справочнике посмотреть. Так вот, перед боем нашу мину надо собирать, к ящику с минами идет аж три просмоленных коробочки. Из первой достают мелинитовую шашку, вставляют в мину, из второй - взрыватель. Из третей - набирают нужный пороховой заряд, один с фитилем, остальные дополнительные. Немного мешкотно, зато безопасно. Да и перед боем минометчики все своими руками проверяют, а то мало ли как оно в ящиках ехало.
   Вот когда сложную задачу разбили на части - получилось доступно. Льют чугунные корпуса и мелинитовые шашки. Заряд делают из переделанного трофейного пороха. Пришлось туда добавить еще немного калийной селитры, перемолоть еще раз на мельнице - и на спекание, вот тогда получается нормально. Но все равно нагара многовато, для пушек надо бы свой порох делать, они чувствительней к нагару, и банить приходится каждые несколько выстрелов.
   Взрыватели делать довольно трудоемко, но разбили на несколько операций и поток пошел. Основную деталь льем из бронзы в стальной кокиль, получилось довольно производительно и экономично, деталь получилась тонкостенная. Еще у нас взрыватель не вкручивается в мину, а защелкивается бронзовыми лепестками. У нас при производстве мин токарный резец даже не прикасается к заготовке. Отливка промеряется калибрами, брак идет в переплавку, а годные идут на обточку. На круглошлифовальном заготовку закрепляют в оснастку, обтачивают тело мины и оперенье в размер. Также, шлифованием, калибруется отверстие под вв и взрыватель, никакой резьбы. Остается только вставить стальную трубку, мелинитовую шашку и взрыватель защелкнуть.
   План у нас - пятьсот выстрелов, это первый этап, нужно больше. Получается, что минометы с ОФ минами - наше самое эффективное оружие на суше. Во флоте же надо на каждую шхуну по 65-мм пушке, сейчас переделываем три полевых в корабельные. Выстрелы к пушкам будем тоже собирать как мины, только там немного проще - три части: в снаряд вкладывается шашка и закручивается взрыватель.
   А картечные выстрелы храним готовые, только их пока мало. Никак не можем отладить массовое литье картечин из чугуна. Сейчас получаем двумя способами - литье в землю (модель из бронзы) и литье в доломитовый кокиль. С землей много возни и много брака, доломитовый кокиль быстро изнашивается - растет диаметр отливок. Так что пока к решению не пришли.
  
   Должен прийти "Архимед" с баржей, но он опоздал на три дня. А дело было так: вышли из Таны, прошли Воспоро и тут упало давление в котле - сифонит пар через шов. Остудили котел, добрались до места, зачистили. Дырка всего миллиметра три, но работать не дает - весь пар уходит. Так машинист не растерялся - нашел в креплениях бронзовый саморез с головкой под ключ, расковырял отверстие под резьбу самореза и закрутил. Дали давление - не держит. Потом долго подгонял медные шайбы, чтобы все плотно прилегало. Добился давления в шесть атмосфер, уже неплохо. Не четырнадцать, но идти можно. Так потихоньку дотелепали, ведь еще баржа за кормой. Теперь баржа под разгрузкой, а с парохода снимают котел чтобы заварить в Чернореченске. Так, срочно нужен мобильный сварочный агрегат в порт. А машиниста повысить в звании с механика третьего разряда до второго.
  
   "Архимед" сделал четыре рейса в Шахтинск, отвез туда вторую мавну под плавучий дом, до этого привез две баржи угля. Каменного угля на на некоторое время хватит - в Чембало лежит более тридцати тонн. На пароходе перебирали машину: заменили вкладыши, восстановили геометрию цилиндров и отшлифовали их, сделали новые поршни и кольца. Уже собрали - обкатывают.
  
   Я же придумал прикрывать Инкерманским карьером вывоз селитры, но для стройки столько извести не нужно. Меня осенило - "квадратное таскать, круглое катать". В бочку погрузили пиленые блоки известняка, пустое пространство засыпали крошкой. Стало очень удобно - ведь надо погрузить на телегу, выгрузить на пристани, погрузить на шхуну, выгрузить в следующем порту. Теперь можно просто бочки катать, только бочки портятся, расшатываются, воду в них уже не нальешь. Можно заявлять, что в бочках мы возим строительные блоки.
   В порту погрузили четыре бочки на шхуну, а в трюм спускать побоялись - бочки тяжелые, более полутоны, если ее уронить - можно днище пробить. На палубе держать - остойчивость ухудшается. Так что повезли в Каффу по шесть бочек с пиленым камнем на двух шхунах.
   В Каффе торжественно и с помпой начал строительство новой лавки, нанял местных греков-каменщиков. Выступил с речью о перспективах торговли в Каффе. Вот приходиться тратить на это деньги, но надеюсь что Менгли поверит, тем более, он присутствовал на торжестве, и, вполне искренне, довольно улыбался. Еще бы, ведь он считает это все уже своим.
   Неделю назад в Каффе было ЧП, на полицейский наряд было нападение. Патруль состоит из двух моих с револьверами и двух "старых" с короткими копьями. Один мой отстал, расслабился, и его зарезали моментально. Дернули револьвер - а он на стальной цепочке. Пока разбирались как снимать, остальные полицейские заметили потерю бойца. Второй стрелок разрядил по нападавшим все шесть патронов, быстро перезарядился и втроем побежали на бандитов. Те бросили добычу, раненых подельников и скрылись в толпе. Один из нападавших умер быстро, второй прожил три дня и рассказал про небольшую банду греков. Но "малина" была пуста, сообразили уйти, не дураки.
   Еще в перестрелки был убит прохожий, одной пулей в голову, наповал. Но никаких судов и разбирательств - "издержки производства" Консул только выплатил небольшую виру - прохожий простолюдин был.
   С полицейскими проанализировали случай, обсудили возможные уязвимости полицейских, некоторые меры противодействия придумали, но как-то неубедительно это все. Из реального - только правильно вести себя в патруле, ну и неотвратимость наказания. То, что убили двоих нападавших - этого мало.
   Провели рейд против местного криминала, но без особых результатов. Только одну банду воришек поймали, отдали городскому суду. Суд тут скорый, повесят, наверное. Пришел Менгли, посочувствовал. Я ему даже поверил, не его это люди, скорее всего.
  
   В селитряной пещере заполнили уже тридцать бочек. Работают медленно, так как поднимается селитряная пыль, и даже в повязках работать становится трудно. Стали слегка смачивать водой, селитра стала липнуть к лопатам, но зато пыли меньше. А пещеру никак не проветрить.
   В порт "Архимед" притащил баржу, из брусьев сколотили рампы для бочек - как рельсы. На телегах возим бочки, сразу с телеги бочку катят по рампе на баржу.
  
   Сделали две вагонетки-платформы для Адлера - бочки возить. Платформы деревянные, оси стальные, колеса сварные, буксы с бронзовыми вкладышами. Рассчитываем, что можно три бочки боком закатить и так везти на боку, закрепив. Надо бочки поменьше кантовать, они на такие нагрузки не рассчитаны.
   Этим рейсом в Адлер посылаю почти всю группу электротехников. Оставил только одного на случай ремонта и одного аккумуляторщика. Увозят с собой почти все электрооборудование и экспериментальную лабораторию, остаются генератор на двенадцать вольт, аккумулятор с освещением и сварочный генератор.
   Уезжают два парня, что оптикой занимаются, с ними еще мастер работает, но он помогает запасы поташа в стекло перегонять - нам много окон стеклить придется. А парни, что делали подзорную трубу, углубились в теорию. У нас не получалось преодолеть хроматическую аберрацию, изображение получалось радужным. Они попытались решить это экспериментально - не получилось, стали изучать теорию. Прошло полгода - они знают что такое синус и косинус! Не говоря уже о теореме Пифагора. Так что пусть едут в Адлер.
   Еще едут печатники и цех по производству бумаги, везут игольную печатную машинку, обе машинки по производству бумаги, котлы для варки целлюлозы и трафареты книги Пушкина. Трафареты аккуратно укладывали, каждый лист прокладывали бумагой, чтобы не склеились - целый сундук получился. Увозят все что можно увезти, остаются только печи и сараи. Поехало еще три десятка разнорабочих и плотников, одно отделение солдат, жилья должно хватить. Расселятся в Адлере - пришлют уточнение по количеству жилья, не знаю, что они там понастроили. Везут около шестисот квадратов кровельного железа - это пока все, прокатный стан разобрали. Говорю, что в Каффу переезжаем. Шхуны ушли, а баржа еще грузится селитрой. Ушли еще две шхуны, одна из них с 65-мм пушкой, это в эскадру Василия. Пушку переделали из полевой.
   Еще у меня шхуны ходят к Босфору, присматривают, активных действий не ведут. Докладывают - мавн не видно, фусты и купцы ходят вдоль берега, пока там никого не трогаем.
   Посмотрел я в справочнике - правильно - пикраты металлов. Пикрины - это другое, вспомнил: хлорпикрин. Слезогонка. А ведь я ее могу сделать. Пикриновая кислота есть, осталось сделать хлорную известь. Электролизер, в режиме получения гидроксида натрия выделяет хлор. Объяснил химику, что хлор должен проходить через емкость с гидроксидом кальция - гашеной известью. А хлорка еще пригодится в целях дезинфекции.
   Вот так, жизнь кругом кипит, все радуются победе и новым достижениям. А мне так жалко свой Чернореченск своими руками растаскивать. Хотя уже свыкся с мыслью о переезде, и Адлер нравится все больше и больше. Металлургия будет близко к морю, руду и уголь будет легче возить. Да и многие ошибки планирования исправим. Важно что мои люди и производства будут в безопасности, вот тогда займусь врагами уже серьезно.
  
  
  
Оценка: 7.15*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"