Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Глава 15

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.40*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжения 100 кг.

   Глава 15
  
   Самый сложный этап переезда позади, и теперь можно сконцентрироваться на восстановлении промышленности. И, несмотря на перенесенные потери, настроение хорошее, люблю создавать что-то новое, реальное. Заново строим сараи и поселок, которые мы гордо называем промышленным центром и городом. Я уже основываю тут не первый город, вот только есть чувство, что мои города какие-то не настоящие, искусственные. И дело не в том, что маленькие, а в том что в них не действуют в полной мере социальные и экономические законы. Не города и страну я создаю, а корпорацию.
   Не то чтобы не хочу создавать нормальную страну, но корпорация получается у меня лучше, и главное - нет времени на естественные процессы. И сейчас, когда потерял половину республики - отчетливо видно разделение на корпорацию и остальную часть, как мою, так и утраченную. Утраченная часть республики вздрогнет, да и будет жить дальше под татарами, лучше-хуже, но будет. Для корпорации, оказаться в руках Менгли - смерти подобно, слишком лакомый кусок, слишком могущественный инструмент производят эти люди, и страшно представить, что с ними могут сделать, чтобы они продолжали поддерживать этот инструмент в рабочем состоянии.
   Вот так, жили татары с генуэзцами, можно сказать в сотрудничестве, а со мной так не получиться. Слишком большие возможности дает винтовка татарам, прямо цитата Мао Цзэдуна - "винтовка рождает власть". Причем Менгли считает, что винтовки и карабины для его армии даже лучше подходят чем пушки - замени луки на винтовки, и обеспечь патронами, даже структуру и тактику менять не надо. Ну может он так считает, потому что еще не видел эффективной артиллерии.
   Татары получали дань от латинян, серебро. Но даже очень большие деньги не дают больших возможностей в пятнадцатом веке. Ну будет у хана еще один отличный скакун, или еще одна прекрасная наложница - скучно это, веками происходит одно и то же. А тут под боком появилось уникальное оружие, которое, при должном подходе, обеспечит власть над миром. Всего лишь надо заставить работать на себя горстку неверных.
   Так что - наша промышленность - основа нашей силы и выживания. Еще и ставки повысились - теперь нам надо еще контролировать Черное море, наш флот должен быть сильнейшим тут. И кроме пушек нужны правильные корабли - парусники бывают уязвимы перед галерами, если ветер слабый, так что пароходы необходимы, а это и сталь и уголь. Так что без металлургии и металлообработки нам не выжить.
   А ведь сталь еще и дорого стоит, наша самая рядовая Ст3кп гораздо лучше кричного железа, не говоря уже про высокоуглеродистую сталь, легированную марганцем. За эти годы мы продали много стали, и цена на рынке Каффы упала в разы, но больших денег это не принесло - рынок Таврии небольшой, а экспорт через Босфор прекратил султан. Гвозди и то больше денег принесли - конечный продукт, его не только плотники покупают, но и большинство жителей. Товар подешевел, стал доступнее - потребление увеличилось. А потребление стали кузнецами выросло не сильно, несмотря на удешевление.
   Местные кузнецы чуть не разорились из-за наших гвоздей и лопат, но вовремя переключились на ковку сабель из нашего полосового железа. Мы даже под них катаем полосу определенных размеров и содержания углерода. Хоть это и не дамасская сталь, но когда на ней стали делать зонную закалку режущей кромки, как на японских катанах, то сабли стали получаться очень приличные. Эти клинки закупает Большая Орда, ногаи и татары, но сами мы не куем сабли - слишком много ручной работы, гораздо выгоднее продавать сталь нужных сортов, нам она обходится очень дёшево. А ведь сейчас у этих кузнецов будет кризис - ввоз стали в том числе на полуостров почти запрещен.
   Но железо выгодно возить только на судах - тяжелое оно. В Орду везут по Дону в район будущего Волгограда, там есть какие-то селения, или на Волгу перегружают. Вот персы железо не закупают - дорога не оправдывает себя. Последнее время стали проявлять интерес балканские страны, но опять же мешает противостояние на Дунае.
   Но сталь мы делаем не ради денег - это одна из основ нашей цивилизации.
  
   Для домны нашли небольшой холм, чтобы на его склоне расположить металлургические площадки. Но высоты холма недостаточна, загрузочную площадку надо поднимать еще метра на четыре над землей. Котлован вырыли быстро, домну уже кладут. Ну тут уже все понятно, это уже третья наша домна. Подсобников много, так что скорость строительства большая.
  
   А вот коксовая батарея нам в новинку. Хотя принцип тот же, как и у пиролизного куба, но масштаб гораздо больше, и конструкция сложнее, как раз для увеличения производительности. Располагаться батарея будет недалеко от угольного склада, на юго-восток. Тут тоже прокладываем рельсы, но пока это отдельные пути. Правильно было бы просто сделать правый поворот с первого рельсового пути после угольного склада, но тогда надо делать путевую стрелку. Никто не знает как их делать из дерева, а про стальные я молчу. Так вот, по этим путям вагонетка будет заезжать наверх коксовой батареи, и вываливать уголь внутрь. Надо будет насыпь под рельсы сделать, но тут невысоко, тоже профиль местности использовали.
   Коксовая батарея будет пока иметь только две секции, и все продукты пиролиза угля будут сжигаться в этой же печи, но это пока. Позже будем собирать продукты и перерабатывать, коксохимия - мощный источник химического сырья. Да и секции в коксовой батареи будут уменьшены - ширина стандартная - 45 сантиметров, а вот высота будет уменьшена до двух метров и длина до шести. Но даже такая батарея - излишне производительна для нас, а уменьшать еще - ухудшиться экономичность.
   Кроме того, нет механического выталкивателя, выталкивать коксовую массу будет Н-ое количество рабочих с помощью рычагов. Как сделать настоящий, пока не знаю - на коксовых заводах это целый локомотив, который ходит по рельсам вдоль батареи и выталкивает очень мощным толкателем кокс. А у меня даже нет локомотива для перевозки грузов, кони будут возить вагонетки. Поэтому сильно уменьшил размер секции коксовой батареи. Тушить кокс будем водой, сухое тушение пока слишком сложно.
   Еще строим печь для агломерации руды, такая у нас уже была, только эта будет побольше. Надеюсь, что будет эффективней, за счет масштабного эффекта.
   Я же тут давал задание сделать ветряную мельницу с вертикальным ротором - ротор сделали - хорошо крутится. Вот только зачем делать мельницу с приводом от ветряка, когда у нас есть паровая машина - мельнице не надо работать длительно. А есть другие задачи где ветряк можно использовать, электрогенератор, например. Или вот еще один вариант.
   Для работы домны нужен постоянный поддув воздуха, мощность небольшая нужна, но мы для этого будем гонять целый паровик, водяного колеса тут нет. Поэтому затеял я воздушный компрессор с ветроприводом. Было заманчиво сделать просто большой воздухозаборник, но ветер, периодически, меняет направление. Второй наш ротор был уже на стальном сварном каркасе, лопасти из фанеры. Выяснилось, что вертикальный ротор плохо масштабируется - если увеличивать диаметр, то момент растет, а обороты - падают, мощность растет мало. Пришлось увеличить высоту ротора, а это повлекло за собой необходимость третьей опоры на вершине этой "елки". Поставили сверху крестовину с бронзовой втулкой посередине, натянули растяжки в четыре стороны - стоит устойчиво. Снизу, на этой же оси - воздушный компрессор "улитка". Даже при умеренном ветре дает очень приличный расход и давление воздуха. Для конвертера может не хватить, а для дутья домны - хватает с запасом. Так что появилась возможность не использовать паровик непрерывно при работе домны.
   Но тут еще момент - ветер может прекратиться неожиданно, а надолго оставлять домну без дутья - нельзя. Сделали ресивер - из фанеры двухметровый кубик, швы смолой промазали. Испытали, давление хоть и небольшое, но стенки затрещали - выгибаются. Укрепили снаружи брусками - держит. Теперь короткие перепады ветра сглаживаются, дутье стало равномерным.
   Но этого недостаточно - в котле пары надо минут пятнадцать разводить. Для этого сварили котел-бочку, он простой, и мощность его маленькая, но даже если погасить под ним огонь, запасенного пара хватает на двадцать минут работы паровика на среднем ходу. В дежурном режиме под ним поддерживают слабый огонь, чтобы давление сильно не падало. Так что времени хватает на разогрев основного котла. Ну и основное резервирование, к домне подходят валы трансмиссии от двух цехов и приводят они два компрессора, не считая ветряка. Так что оставить домну без дутья очень сложно. Получается целая служба дутья при домне, ведь еще печь подогрева воздуха есть.
  
   Так что работа в Адлере кипит, жизнь налаживается - глаз радуется. И еще - мы тут себя почувствовали себя действительно в безопасности. В соседний Лияш я направил часть полицейских из Каффы, за порядком следить. Но в Лияше людей меньше раз в тридцать, и они там устроили полицейское государство в отдельно взятом городке. У меня такое впечатление, что жители скоро строем ходить будут. Поймали одного вора, осудили, и продемонстрировали новый вид казни - расстрел.
   Но самое главное - в стратегическом плане - нет такой армии, которая смогла бы сейчас угрожать Адлеру. Разве что из Босфора появится армада хорошо вооруженных кораблей. Но даже если османскую мавну обвешать десятками пушек - против моих пушек у них нет шансов, снарядами я сейчас обеспечен.
   Хотя - нет! Две проблемы - 65-мм пушек у меня только пять, это очень мало, надо на каждую шхуну и пароход. И я не знаю что происходит в Мраморном море, а это главный рассадник османского судостроения. Пушками я прямо сейчас и займусь, сколько можно откладывать, а с разведкой у меня проблемы. Нет, я видел кино про Штирлица, и книги читал. Войсковая разведка еще получается, ну там и солдаты сами понимают что к чему, а вот агентурная ... Тот случай с вербовкой агента "Ромео" - чистая случайность, которая нас спасла - как выигрыш в лотерею.
   Есть у меня "университет" - это уровень средней школы двадцатого века, только он не является обязательным образованием, поступает туда далеко не каждый. Но есть там группа, на "гуманитарном" факультете, у которых успеваемость невысокая. Интернациональная, такая, группа - евреи есть, турок, с весны еще четыре черкеса учатся. Черкесам учеба дается с трудом, отбирали их совсем по другим параметрам - на коне скакать, саблей рубить, из лука стрелять. И эта учеба для них, не ради знания, это вербовка мировоззрения. Чем больше они будут знать, тем более далекими и дикими им станут обычаи предков. Я не надеюсь, что они сразу отринут верность своему отечеству, я об этом и не говорю. Но живут они тут в Адлере, и моя цивилизация по капле, впитывается в их умы.
   Черкесы эти отобраны из солдат, но форму уже не носят, и на стрельбище тренируются когда там нет посторонних, их вообще мало кто видит. Да, вот такая у меня разведшкола. Принципы оперативной работы я им объясняю, насколько сам это понял из художественной литературы. Но, конкретно, этим четверым эти знания не сильно понадобятся, я их готовлю для Нур-Девлета Гирея, надеюсь внедрить их в его гвардию, которой еще нет, но скоро может возникнуть.
  
   Но я же хотел пушками заняться! Большой кузнечный молот еще не собрали, так что пока займусь проблемой откатника. Вытащили бронзовый прототип - почти полная копия пушки Барановского. При последних испытаниях лопнул корпус откатника, отлили корпус заново. Значит слишком большое гидравлическое сопротивление, увеличили зазор между поршнем и цилиндром.
   Выкатили на стрельбище, зарядили болванку с полузарядом. Выстрел - откат нормальный, но сальник штока подтекает. А если полным зарядом! Выстрел! Звук другой. Та-а-к, а ствол в заднем положении остался. Пружина накатника лопнула. Ну что такое с этой пушкой! Не одно так другое! До этого большую часть энергии брал на себя откатник, а как его сопротивление уменьшилось - на пружину накатника больше прилетело. В чем же дело. Марганец добавили, отковалась пружина нормально, значит сера не причем. Значит или азот, или фосфора все еще много, надо разбираться.
   Интересно, в карабинах пружины нормально работают, а тут лопнула. Вроде и пушка у нас не особо большая, ствол короткий - меньше двадцати калибров. Откуда такая отдача? Наверное, выхлоп газов сильный - струя вылетает на несколько метров, вот они и добавляют отдачи. Стоп. Выхлоп газов. Дульный тормоз. Это я тормоз. Я же еще в той жизни, на оружейном форуме наслушался от любителей тюнинга про выбор ДТК для Сайги в целях уменьшения отдачи. Да какая там отдача у 7,62! Вот у меня отдача!
   Так, делаем срочно ДТ. "Кто нам мешает - тот нам поможет!" Развернем поток газов назад, и отдача сильно уменьшится. Когда начали массово внедрять ДТ в артиллерии, даже сделали пушку, которая при выстреле немного откатывалась вперед, вот такая эффективность может быть у ДТ. У нас тоже есть к этому предпосылки - короткий ствол, большое остаточное давление газов.
   Из чего делать? Для бронзовой пушки надо делать бронзовый. А как крепить. Настоящий крепится на резьбе, у нас ствол без резьбы. Да и бронзовый прототип у нас с подвижными частями - результат эксперимента будет не чистый. Надо на стальную пушку ставить, но крепить придется варварским способом - сваркой.
   Нарисовал эскиз, взяли кусочки толстых полос, кузнецы согнули, сели со сварщиками варить. Получилось что-то бесформенное, но геометрия соответствует. Примерили к стволу - ровно, полету снаряда мешать не должен. Приварили.
   Выехали на стрельбище. Бах! Вот это бах! Стоять позади пушки - очень громко ушам. Нельзя стоять позади и сбоку - как раз сюда поворачивают газы - чуть не оглох. Надо стоять около пушки - не так громко. Еще бы щит сделать из тонкой стали - тише будет.
   Откат меньше. А где же дульный тормоз? На конце ствола - кусочки сварного шва, ДТ улетел. Как это? Снаряд же не касался ДТ? Неужели усилие от газов такое! Сварили новый, приварили покрепче. Выстрел. Да, если стоять за пушкой, то звук терпимый. Пушка отъехала совсем мало. Неужели! Ну-ка еще раз. Под станину подложили доску, чтобы лучше скользила. Выстрел. Пушка едет, но так, неохотно. Работает! Если на корабле сделать хорошую тумбовую установку с прочным подкреплением - выдержит запросто. Еще немного постреляем, и можно начинать делать.
   Только на эти пять пушек ДТ придется приваривать, а на новых надо нарезать резьбу на стволе. Для этого придется делать токарный станок, в который можно засунуть ствол орудия. Давно уже собирался, даже проект есть, а то отсутствие такого станка нас сильно ограничивает.
   Станок от обычного отличается не только увеличенной длинной, но и необычной передней бабкой - подшипники шпинделя разнесены на полметра, и сквозное отверстие в шпинделе такого размера, что в него спокойно проходит пушечный ствол. Это позволит закреплять ствол не только с опорой на заднюю бабку, но и консольно. И токарного патрона на этом станке нет, его заменяют два кольца с резьбовыми упорами, по обеим сторонам передней бабки. Так что точно выставить заготовку будет довольно трудоемко, но пушечные стволы - штучная работа, можно и повозиться. Вагранка уже работает, так что пусть начинают лить части станка.
  
   Пришел Балкер 3 из Шахтинска с углем, сам пришел, под парусами. Третий парус ему все-таки сшили. Еще привез пяток лошадей из Таны, лошади мелкие, ну какие были, а то у нас тут дефицит. Балкер встал к причалу, и на него навалились грузчики с вагонеткой. Скорость разгрузки как раз и определяет одна вагонетка, вторую заказали в механический цех. Грузчики работают споро, но не суетливо. Да что тут разгружать - 25 тонн - это полвагона где-то.
   Капитан сообщил, что "на руде" погрузка еще идет, татары там еще не появлялись. Одну мавну уже загрузили, вторую грузят, забирать надо. А если появяться? Мне руда еще нужна. А ведь там можно и повоевать с татарами. Там пустая степь, чуть ли не пустыня, мы можем всегда подняться на корабли и отстреливаться оттуда. Миномет с ОФ минами в тех условиях - супероружие. Один можно прямо на мавну поставить. И что могут сделать татары? Подойти на сто метров и стрелы кидать? Так мы берег их кровью зальем. Могут ночью подтащить пушки или минометы! Это опасно! Надо берег заминировать! Условия позволяют, никто там не ходит. У меня мин нет! Срочно заказать!
   Посылаю "Архимед" за мавной и шхуну с двумя минометами. Вагранку уже греют, будут лить корпуса мин тоже. Шимозные шашки подойдут от минометных мин. Взрыватели МУВ-2 надо делать вручную, паять из меди, точить из стали, надо хотя бы два десятка для начала.
   Обсудили с Акимом и сержантом-сапером тактику. Аким сейчас уходит, а саперы - как будут готовы мины. Пошло движение, а то расслабился - "райское место". Что-то я уже привык к постоянной войне.
  
   Когда "Архимед" пришел к керченскому берегу, уже обе горелых мавны были заполнены рудой, грузчики отдыхали на целой. На пароходе им привезли свежей еды - мяса,хлеба, разносолов всяких. Так что им еще отдыхать, пока пустую мавну обратно не притащут. Эту ситуацию с Акимом мы уже обговорили, хоть он и рвался в бой, но сделали так - две мавны отвели от берега на двести метров, а третью, с рудой "Архимед" потащил в Адлер.
   Грузчики, солдаты и Аким ждали пароход с баржей почти неделю, за это время на берегу два раза появлялись небольшие отряды татар. Но наши суда стояли довольно далеко от берега, поэтому интереса не вызывали. Тут еще время потеряли на том, что груженая мавна не смогла пришвартоваться к причалу даже с торца, глубины не хватило. Срочно достраивали причал, еще четыре метра, потеряли сутки.
   Пароход притащил мавну, приехали саперы с минами, и грузчики навалились со свежими силами, загрузили баржу за четыре дня, а ведь в нее влазит восемьдесят тонн. Руду надо погрузить лопатами в тачку, с этой тачкой забежать по деревянной эстакаде и высыпать через края баржи. Но людей много, меняются часто. И вот, когда мавна была уже загружена, появился отряд татар. Отряд был небольшой, два десятка, но они сразу кинулись в атаку - знали, что тут люди дожа работают. Рабочие попрятались в трюме жилой мавны, но Аким даже минометы не стал расчехлять - татары отступили, потеряв четверых от огня карабинов. Отряд покрутился и ускакал. "Ушли за подмогой" - Аким сыграл за Капитана Очевидность.
   Пришел пароход, поменял баржи, привез еды и ушел. Воду возит шхуна, из Кубани набирает, тут недалеко. Началась погрузка, а татар все нет. Наблюдатели стоят на борту с подзорной трубой, выглядывают. На следующий день, после обеда, вдали появилось облако пыли. "Полтыщи или более" - доложил наблюдатель. Рабочие убежали, а стрелки вышли на недогруженную баржу, она ближе всего к берегу стоит. Сюда же принесли миномет, поставили прямо на руду - устойчиво получилось, лучше, чем с палубы стрелять.
   В атаку пошли не все, сотни две поскакало вперед. Какой-то бедный род бросили "на амбразуры". Но после нескольких удачных попаданий мин, атака рассыпалась, и татары поскакали обратно.
   Несколько часов простояли в ожидании, но татары нападать не хотят.
   - Ночи ждут. А ночью пушки подтянут - сказал Аким. Командир отделения зябко поежился, несмотря на жару, а главный сапер сказал:
   - Так заминируем!
   - Минируй, не минируй - все равно подтащут. У тебя сколько мин - два десятка, ну сработает пяток, ну побьет у них пару десятков. А их там - тыща! Не дадут нам работать. Не, ну можно повоевать, мины потратить, кровь татарскую пролить. Но руды нам пока не взять. Уходить надо, переждать. Может уйдут.
   - А как уйдем? "Архимеда" нет. От берега надо на километр уходить, чтобы пушки не достали, а там якорь не достанет.
   - Сейчас мы под берегом, бриз нас к берегу тянет. А вчера вечером - помнишь? Вечером стало тихо, а потом пошел западный ветер. Вот надо нам от берега отойти немного, дождаться ветра и пойдем на восток, шхуна поможет.
   - А если на скалы кинет? На Таманском полуострове видал какие скалы есть!
   - Нас понесет чуть южнее полуострова, вдоль берега. Там мелко, будем якорями цепляться, в крайнем случае - на мель сядем, а пароход нас снимет.
   - Ну если так, то можно.
   - Давай, начинаем.
   Сцепили канатами все три судна, на передней мавне весла поставили. Пять пар весел всего, ну хоть что-то. Солнце садится, ветер стихает. Тут еще татары стали потихоньку приближаться. Отстреляли по ним несколько мин - отошли.
   Стал подниматься западный ветер, шхуна подняла паруса и натянула буксировочный трос. Но две мавны этого как-будто не заметили. Нет, суда вытянулись в линию и стали двигаться. Но ветер не сильный, и паруса только на шхуне - скорость узла два. Так и ушли в ночь в направлении Мапы-Анапы.
   Утром увидели по левому борту пустынный берег Тамани, и ветер начал забирать к югу. Шхуна поменяла галс, чтобы отойти от берега. Тут еще впереди мыс небольшой может помешать. Но куда там шхуне повернуть такие махины. Мавны только начали поворачивать, а мыс уже близко. Первая, жилая галера слегка зацепила килем за дно, дернулась два раза и проскочила мель. Мавна с рудой хоть и сидела в воде поглубже, и тоже могла проскочить, но скорость была уже низкой, и, дернув буксировочный трос, галера встала.
   - Надо пароход ждать, только он сможет сдернуть. А если не пойдет, то придется разгружать. Можно даже сейчас разгрузить, и сама с мели сойдет - сказал капитан шхуны.
   - Не-е-е, мы лучше подождем. Разгружать, потом опять загружать. Не.
   - А как пароход нас найдет?
   - Пойду его встречать.
   - А у нас воды мало, привези воды сначала!
   - Сделаем так - пойду в Мапу, тут рядом, наберу воды, если там будет какая наша шхуна - пошлю ее с сообщением, но с водой вернусь все равно.
   - Еще еды привези. Барашков купи!
   Шхуна ушла в Мапу, а люди пошли на берег - осмотреться. Готовить лучше на берегу - удобнее и безопаснее. Аким выставил караулы, но на много километров вокруг никого не было видно. Рабочие пошли по берегу в поисках дров. Разожгли костер, готовят обед. Несколько рабочих подошли к Акиму - спор у них.
   - Вот смотри - камень, а цветом как наша руда - протягивают ему кусок камня, коричневый, тяжелый, судя по сколу - твердый
   - Да, не-е. Руда должна быть как зерно, или как горох - мелкое! - говорит другой
   - Я, когда молодой был, в кузне помогал - так вот, руда всякая бывает - и как черная каша, и такая вот!
   - Ну как же камень может быть рудой! Мы этой руды тьму пудов перетаскали - уж как-то понимаем! - не унимается оппонент. Аким покрутил камень в руках
   - И много там этих камней?
   - Вон там - целая осыпь!
   - Пошли посмотрим.
   С одной стороны мыса подножие обрыва было все усыпано такими камнями - большими и маленькими. А по самому обрыву шла наклонная полоса из этого камня. "Как уголь в Шахтинске - только там полоса черная, а тут коричневая. А было бы здорово добывать руду тут, без татар!" - подумалось Акиму, но вслух сказал:
   - Ну-ка насобирайте мне корзину таких камней. Это надо командору показать.
   На следующий день пришла шхуна, привезла еды, перекачали воду. Теперь почти на каждой шхуне бронзовый насос и парусиновые рукава для перекачки воды. Аким оставил два отделения солдат для охраны и ушел на шхуне в Адлер. Сделали крюк к "руде", вдруг пароход их там ищет, но встретили только патрульную шхуну.
   Она занималась "сбором торговой пошлины", а по сути - торговой блокадой. Как раз сейчас был активный период доведения этой информации до конкретных купцов и перевозчиков. Стрельнув в воздух из карабина, остановили фелюку. Посчитали непродовольственные товары, и объяснили, что для торговли на полуострове надо уплатить пошлину равную стоимости этих товаров. Полюбовавшись на онемевшего купца добавили - " или можно торговать на той стороне, Матрега, Мапа, Мавролако. Там пошлина много меньше. Советуем Мавролако - там рынок самый большой" Вот такая сейчас работа военным у берегов Крыма. А пароход встретили только на причале Адлера - "Архимеду" ремонтировали котел.
  
   Тут кругом новые цеха строятся, промышленность восстанавливается. Пришло уже две баржи с рудой, а это полторы сотни тонн, не меньше. Хорошо мавнами возить, вот только что там будет с татарами? Бегаю по всем цехам, жду известий от Акима, а тут "Архимед" приковылял на низком давлении пара. Опять пошла утечка по шву, но тут получилось закрыть хомутом с медной прокладкой, механики возят с собой ремкомплект - хомуты, саморезы, медные шайбы и прокладки.
   Мавна встала под разгрузку, а "Архимед" - на ремонт. Но тут быстро - у нас есть САГ, заварили и все. Ну еще вкладыши проверили - нормально. И тут приходит Аким на шхуне - и с таким сюрпризом! А ведь это руда! Бурый железняк! Содержание железа ниже среднего, есть примеси известняка. Но зато не нужна агломерация, нужно просто брать куски подходящие. Шлака будет много, зато в домне легко восстанавливается, пористый. Аким описал сколько его там - нам даже того что откололось - надолго хватит. Можем даже пока крупные куски не дробить - отбирать нужную фракцию. Вот только очень много кусков руды лежит прямо в море, на мелководье, а работать по колено в воде уже прохладно, будем эту руду следующим летом грузить.
   На пароходе с пустой баржей посылаю плотников с лесом, надо строить причал и домик, хотя бы кухню для начала. Поселок там назревает, но вот только пресной воды поблизости не видно, надо разведать. Написал бригадиру инструкцию, какую руду надо грузить. А еды им надо послать прямо из Себастополиса отдельной шхуной, там трофейной крупы полно. И сейнер им пусть рыбы подкидывает.
   С продовольствием у меня нормально, а с серебром - не очень. На полуострове не успел собрать ни лиры налога на имущества, было только начало сентября. На сохранившейся части республики налог начал собирать, но ставку налога пришлось сильно снизить - во-первых, чтобы немного поправить свой пошатнувшийся авторитет, во-вторых, получается неразбериха - прибывают новые купцы, открывают лавки, из Каффы переезжают - и как рассчитывать сумму налога для них? Так что акцент опять сместили на таможенные пошлины.
   Тут еще проблема с бумажными деньгами - в первые дни после нашего бегства, обеспеченность моей валюты на полуострове ставилось под сомнение, но я решил попробовать удержать старый курс, второго шанса может и не быть. Так что обменники на материке продолжали работать в прежнем режиме. Отток серебра был значительный, купцы из Каффы целенаправленно приезжали только за тем, чтобы обменять бумажные лиры на серебряные. В какой-то момент я даже думал остановить обмен, но поток довольно быстро стих. Тут подошло время выплаты налога на недвижимость, и сальдо эмиссии даже стало положительным. Я вздохнул с облегчением, не пришлось менять курс валюты, нельзя даже намекать людям, что курс бумажной валюты может отличаться от номинального.
   Но бюджет у меня на грани, поступлений от налогов и пошлин не хватает для содержания всех моих людей, даже учитывая, что количество чиновников уменьшилось. Ведь у меня почти пятьсот солдат, под сотню моряков, население Нью-Чернореченска - Адлера увеличилось более чем на две сотни человек. На рудном мысу - полторы сотни, в Шахтинске - две с половиной сотни, и население Шахтинска быстро растет - мужики женятся, привозят невест из Таны. Спасает только то, что своим я плачу бумажными лирами. И только с открытием в Мавролако нашего магазина, общий баланс стал положительным, но серебряно-валютные запасы я уже подъел основательно.
   Основной доход в торговле - от продажи пикриновой ткани, приезжие купцы покупают на сотни лир за один раз. Бумагу и гвозди пока не продаем, производство еще не восстановили, запас бумаги держим для себя, а запас гвоздей расходуем на стройку Адлера. Боюсь, что не хватит, и придется выправлять гнутые гвозди из сараев Чернореченска. Стали продавать чили нового урожая, но по такой цене почти никто не берет. Перца много собрали, придётся цены снижать.
   Пришлось даже рацион питания менять - баранов покупать надо, а рыбой нас обеспечивают два сейнера, так что теперь у нас пять рыбных дней в неделю. Но народ распробовал сочетание рыбы и картошки - комбинируем эту пару в нескольких блюдах, пока еще не приелось. Картошки у нас много, последними рейсами из Чембало тоннами вывозили. И картошка нового урожая в Адлере уже взошла, растет хорошо. Еще посадили немного недавно в Себастополисе, но она должна вырасти в январе. Интересно - получится? По моим расчетам морозов в Сухуми не бывает, но вдруг?
  
   С деньгами напряжно, а тут опять расходы, хотя я сам этого давно хотел. Черкесский купец, который возил мне свинцово-цинковую руду с истоков Кубани, построил, наконец, небольшую баржу, и привез мне около тридцати тонн руды сразу. Я ему это давно предлагал, но привез руду он сейчас, когда серебра у меня мало. Хорошо что большую часть суммы удалось отдать товаром, нашими стальными изделиями - гвоздями, лопатами, кирками.
   Особенно ему понравились штампованные одинаковые лопаты, это у него как раз средство производства - руда похожа на щебень, а попробуй кидать щебень деревянной лопатой! И еще - я говорю "кирка", а это кирко-мотыга - с одной стороны острое жало, с другой - лопаткой, более универсальная. А кирка, она же кайло, с одним жалом, острым. Кайло немного меньше, его используют в тесных забоях и шахтах. В средневековье почти все шахты - тесные.
   Еще удалось всучить купцу желтой ткани, ну и часть оплаты он принял бумажными. Вообщем - выкрутились. Зато теперь у меня столько цинка будет! В этой руде содержание цинка 10-12 процентов, свинца около трех. Это получается более трех тонн цинка. Да у меня столько меди нет, чтобы все в латунь перевести. Медь стоит около тысячи лир за тонну.
   А зачем мне столько латуни? Стрелковка гильзами обеспечена, для орудий делаем бронзовые гильзы. Одноразовые, зато легко переливаются. Конечно, с латунными было бы еще легче - откалибровал, и заряжай заново. Вот изготавливать латунные будет посложнее бронзовых, латунь не такая жидкотекучая в расплаве, надо пробовать.
   Кстати, заметили что одни бронзовые гильзы при выстреле лопаются, а другие - нет. Стали изучать этот вопрос - как и предполагали, в трофейных османских пушках разный состав бронзы, разное содержание олова. Но это обнаружили не сразу, нет у нас методов анализа сплавов.
   Пошли методом аналогий - сделали серию образцов бронзы с разным содержанием олова, и стали сравнивать. Сначала сравнивали твердость - уже получили первое представление. Но еще надо делать поправку на чистоту сплава - у нас олово и медь чистые, а османские - загрязнены свинцом и кадмием. Потом пробовали травить поверхность кислотами - у нас есть три сильных кислоты, кроме серной и азотной получаем соляную из серной в небольшом количестве. Получилась целая таблица признаков - так и выяснили, что содержание олова в бронзе османских пушек скачет от трех до двенадцати процентов, примерно, насколько позволял наш способ измерений. Причем на одной осадной пушке содержание олова менялось от пяти до восьми процентов от дульной части к казенной. Сомневаюсь, что этот градиент был задуман османскими литейщиками.
   Затем стали проверять стреляные орудийные гильзы - оказалось, что трескаются гильзы с большим содержанием олова - 10-12 процентов. Так что для гильз больше подходит бронза с содержанием олова 4-5 процентов. Вот так у нас появились понятия литейных и деформируемых бронз.
   Аргирос заинтересованно листал справочник - надо же, эта книга на бумаге у нас уже больше года, а что там есть раздел про бронзу до нас доехало только сейчас. Вот что значит в школу не ходить. Аргирос прошел только начальную школу - научился арифметике, читать и писать. Сидит, читает вслух справочник, а пишет он еле-еле. Все-таки полтора года обучения для начальной школы - мало. Тем более, он совмещал учебу с работой, а работы у него много. А то что ему нужны знания высшей школы - ни я ни он не подумали. Сели с ним разбирать виды бронз - это важно и интересно для нас обоих.
   По оловянистым бронзам объяснил ему значение графиков - а там и диаграмма состояния медь-олово, и графики изменения твердости и пластичности. Ну про бериллиевую бронзу я все учил наизусть и ему давно рассказал, теперь он это увидел на бумаге.
   Про фосфористые бронзы было интересно, но чистого фосфора у нас нет. Есть шлак, с высоким содержанием фосфора, отметил себе поручить химикам попытаться выделить из шлака чистый фосфор.
   Алюминиевые бронзы обещают быть прочными и коррозионно-стойкими, но с алюминием дела еще хуже чем с фосфором. А вот бронзы с оловом и цинком не намного хуже алюминиевых, и при этом доступны нам прямо сейчас. Аргирос тут же загорелся делать - все под рукой, есть немного цинка, запланировали БрОЦ4-3, четыре процента олова и три - цинка. Но первое разочарование - жидкотекучесть расплава очень низкая, почти как у латуни, тонкие детали литьем не получишь. Но бронза получилась отличная - прочная, не хрупкая, устойчива к разбавленным кислотам. Хотя наши орудийные гильзы довольно толстостенные, надо попробовать отлить как бронзовую.
   С первого раза не пошло, явно не хватает давления в плунжере. Удлинили рычаг - чуть не своротили всю установку. Пришлось укреплять - со сваркой это недолго. Гораздо дольше запрягать лошадь, чтобы перевезти САГ. Пока лошадь запрягают, кочегар разжигает котел. Лошадь везет САГ к месту работы, кочегар идет сзади и подбрасывает дрова в топку котла. Я смотрю со стороны и еле сдерживаю смех - паровоз на лошадиной тяге. А никто юмора не понимает, почему-то никто еще не додумался, что можно сделать самодвижущийся аппарат на паровой тяге. Ну и я молчу - большой необходимости в паровозе нет, строить железную дорогу очень ресурсоемко, а паровой трактор вещь очень специфическая, у него мощность и масса растут наперегонки, и непонятно кто победит.
   Переделанная установка выдала гильзу из новой бронзы - надо испытать. Обточили длину в размер, нарезали резьбу под втулку - обрабатывается лучше бронзы, почти как латунь. Пошли в цех сборки снарядов, нам там быстренько зарядили полным зарядом, в снаряде вместо шимозы песок с глиной. По дороге на стрельбище вызвал первого попавшегося наводчика - внезапная проверка навыков.
   Хорошо стреляет - на твердой земле можно тщательно прицелиться. Экстракция гильзы нормальная, гильза целая, теперь попробуем обжать матрицей. Долго искали матрицу на складе, после Чернореченска еще не доставали. Да и вообще ею почти не пользовались.
   Гильза обжалась удачно, вот усилия большие - для этого нужен большой рычажный пресс. Но и гильза сама немаленькая, раз в четыреста тяжелее винтовочной. Сбегали к пушке - в патронник входит нормально. Пошли в цех - гильзу снарядили по новой - снаряд в гильзу сел с нужным усилием. Пошли на стрельбище - стрельнули - гильза в норме. Работает!
   Переглянулись с Аргиросом - надо бронзу сортировать. Вернулись к своим записям, ходим по складу между пушками и слитками. Есть несколько пушек из бронзы с содержанием олова 3-4 процента, Аргирос уже научился на глаз отличать. У осман олово в дефиците, а медь они сами где-то добывают. Вот нам и экономия осман помогла с гильзами, в эту бронзу надо добавить немного цинка и получится отличная бронза для гильз. Причем даже не надо очищать от свинца, его олово нейтрализует в какой-то степени. Мы все-таки нашли свой оптимальный материал для орудийных гильз. А твердые бронзы нужны на вкладыши подшипников, точное литье и другие детали. Так что сейчас Аргирос шурует на складе - сортирует бронзу, пушки проверяет в нескольких местах. Все равно металлического цинка для новых гильз пока нет, надо руду перерабатывать.
   Назначил для получения цинка отдельного рабочего, позвал из механического цеха мастера, чтобы сделал новую стальную реторту, старая - неудобная, ее долго разбирать надо, а сначала остужать. Надо сделать так, чтобы горячую реторту можно было быстро открыть, слить свинец, высыпать шлак, заправить рудой и коксом, и обратно в печь. Но даже так - работы по переработке руды больше чем на месяц. Вот такой у меня прогресс в Адлере.
  
   В Шахтинске же ситуация чем-то напоминает положение в шахтерских городках Америки девятнадцатого и начала двадцатого веков, как в песне "Шестнадцать тонн", когда все принадлежит одной компании - и производство, и жилье и магазины. Я, конечно, так людей не эксплуатирую, нормы выработки у меня гораздо меньше. Да и рабочие строят, в основном. Строят городскую стену и дома для себя, а добыча угля - около тридцати тонн в неделю открытым способом - совсем легко. Но деваться людям некуда - буквально, уходить за стену - очень опасно. Поэтому я стараюсь как-то разнообразить быт - открыл магазины сладостей и "промтовары". В результате у людей сбережений совсем не остаётся.
   Ещё консул Шахтинска попросил прислать полицейских, я ему выслал троих. Особого криминала там нет, в основном, мордобития "на почве ревности". Даже тюрьму построили, сразу на две камеры. Сажают обоих драчунов на несколько суток, говорит, что действует сильно. Там это считается позорным, вроде как обратно в рабство на время.
   Жилых домов в Шахтинске уже много построили, около половины рабочих женилось и переехало в домики. Один "дом на воде" уже освободили, но мавна еще там стоит, не перегнали.
   Еще послал в Шахтинск троих печников и кирпичи с печным железом, начали класть печи, морозы там могут быть зимой не шуточные.
   Вот, с рудой начинает налаживаться, остановил строительство агломерационной печи. Начнем на таманской руде работать, керченская пусть пока в резерве будет. Хорошие у тебя резервы - двести тонн! Там же еще полбаржи есть. Но у меня сейчас другая проблема - надо сделать котлы пароходов надежней. Самый лучший способ - поставить два котла, но в фусте трюм узкий - два котла рядом не поместятся, а ставить друг за другом - займут почти весь трюм. Надо сделать резервирование внутри котла.
   В эпоху больших пароходов были такие котлы Никлосса. Они позиционировались как ремонтопригодные в высшей степени. У них каждая трубка была отдельным элементом и легко заменялась. На самом деле с заменой трубок было не все так радужно, у этого котла были и другие недостатки. Но мне идея модульности - понравилась. Сама конструкция котла Никлосса для меня сложновата, да и мощности у меня другие. Но у меня есть электросварка, мне легче.
   Модулем у меня будет трубная решетка, как и раньше. Но только немного поменьше и они все будут одинаковые и с фланцевым креплением на болтах. Так, чтобы можно было одними гаечными ключами снять и заменить любую из решеток на запасную. Расположение решеток тоже меняется - они станут меньше, но их будет больше. Сверху будет батарея из шести решеток как в больших котлах, и еще две решетки с боков топки, для подогрева воды. Так что эффективная площадь котла немного увеличится.
   Начертил чертеж нового котла, показал кузнецам и сварщикам. Обсудили, вижу что задачу понимают. А у меня еще одно дело есть в Мавролако, поехал на шхуне.
   А ждут меня братья Гиреи, особенно Нур-Девлет. Он уже знает, что в мучительной смерти Кильдыша виноват их брат Менгли. А то что Менгли хотел убить их всех, он уже сам додумался. Я только добавил, что надо спрятаться на время, а то ханствующий брат поспешит доделать упущенное. И вот теперь я веду задушевную беседу с Нур-Девлетом, что такой подлый Менгли, а я такой добрый - выкупил их у генуэзцев, спасал от Менгли. Да, Кильдыша жалко.
   Но я хочу добиться справедливости - потому как Нур-Девлет - истинный хан. На такой волне праведного гнева он чуть было не рванул в Каффу, потому как я сказал что не неволю их, а наоборот - защищаю от лазутчиков Менгли. Нур-Девлет сказал, что стоит ему появится на совете беев, то его сразу изберут ханом. Но я осторожно объяснил ему, что без личной гвардии, он не доживет до совета беев. Нур-Девлет успокоился и согласился с доводами.
   Стали думать - кого набирать в гвардию и на какие деньги. На род Гиреев надеятся нельзя, они при Менгли. С Ширинами есть шанс, но рискованно. И вообще - чем позже об этом узнают татары - тем лучше. Остаются ногаи, их около Таны много.
   С ногаями интересная история - Ногайское ханство далеко - за Волгой, за Большой Ордой. Тут же, в низовьях Дона и до самого Каспия живет много самостоятельных родов. Их много, сколько - неизвестно. Но у татар есть ханство, а у ногаев - считай что нет, и татары постепенно подминают ногаев.
   Ногаев Нур-Девлет сам предложил, и сказал, что и серебра много не нужно, если будет обеспечена натура - оружие, доспехи, кони и прокорм. Я спросил, а как же нанимать воинов? На что Гирей сказал с улыбкой - спокойно, мол, все будет нормально, я знаю, что им сказать. По обеспечению решили так - чем смогу, обеспечу, и на эту сумму будет выписан вексель. Надо же, с каким диссонансом прозвучало это слово здесь. Кстати, мне удалось сохранить два отделения банка Сан-Джорджио, в Тане и в Мавролако. Предварительно сошлись на тысяче лир серебром.
   Перешли к обсуждению конкретных потребностей. Рассказал ему, что у меня есть полсотни хороших османских луков и около сотни простых, с полсотни всяких сабель, но хороших там мало. Еще у меня есть полсотни стальных панцирей, для себя делал, но для такого дела - не жалко. Это летом наштамповали, до того как разобрали производство. Доспехи не собранные, без покрытия. Сказал, что образцы завтра привезут - покажу.
   Разговор мы вели прогуливаясь во дворе дома в пригороде, который я купил для них. Я много тут скупил недвижимости, это был суперинсайд. Только я знал, что столицу я же перенесу сюда. Пустую землю за границей города объявил собственностью дожа, а Геленджик сейчас очень маленький, но я надеюсь на скорый рост населения.
   Этот же дом - на склоне горы, и отсюда хороший вид на Мавролако, на бухту. Нур-Девлет жадно осматривал окрестности, ну его понять можно - шестой год чалится.
   Я ему предложил сходить в город, погулять, посмотреть, но только с охраной, а то я опасаюсь за его жизнь. Завтра или послезавтра? "Завтра! С утра осмотрим доспехи и оружие - и в город!" Ну хорошо. Значит местный сабантуй устраиваем завтра. По моим инструкциям консул готовит праздник-соревнования. Соревнования на манер казачьих моего времени - рубка лозы, стрельба из лука на скаку и т.д. Пригласили участников из соседних селений, объявили денежные призы.
   Так вот, про оружие. У меня была неудачная партия стали - с высоким содержанием серы и без марганца. Ковать ее очень трудно - крошится в горячем состоянии - красноломкость. Но раскатать в лист "тройку" получилось. А из листа наштамповали наконечников для стрел - ромбиков, не пропадать же железу. И тут обнаружилась баг - перековать наконечники в бронебойное "шило" невозможно, кончик крошится. Ну, вот такое можно и продавать, не опасно, получается что это фича. А то наши доспехи вблизи, из хорошего лука, бронебоем пробиваются. Доштамповали листы до конца - получилось двенадцать тысяч наконечников. Теперь я знаю, кому пойдут эти наконечники. А у гвардии Менгли доспехи не сплошные - чаще железные бляхи, нашитые на кожу.
   Наконечники и османские луки - это хорошо - говорит Нур-Девлет, но полторы сотни гвардии - это мало. Решили, что латных воинов надо три сотни, но хороших луков больше нет. Могу дать полсотни арбалетов, причем венецианских - это Мангупский трофей. Арбалеты беру - говорит, но ими хорошо оборонять крепость. И крепость будет - я рассказал про Порт-Перекоп. Сразу увидел как в голове у Гирея защелкали шестеренки военных планов. Ну тут я ему не советчик, он опытный вояка. Мне надо только обеспечить его правильными вводными.
   И вишенка на торте, которая побольше торта. Еще могу предложить пушки - говорю. На его восторженно-испуганный немой вопрос ответил что это не дорого. Мне для уничтожения армии Менгли ничего не жалко. Но это я уже про себя подумал. Рассказал, что могу дать несколько пушек, "железных" с "железными" ядрами, лучше, чем у Менгли. Но надо время для обучения людей, пускай быстрее наберет два десятка будущих пушкарей.
   На сегодня разговор заканчиваем, завтра осмотрим вооружение и погуляем. Но тут я вдруг вспомнил и засомневался - создаем мы ногайскую армию. Сможешь ты им полностью доверять? Надо бы самый ближний круг охраны сделать из татар. Не получится? Или из армян. Ну ладно, это не срочно, потом подумаем. До завтра. Оставил его в задумчивости.
   Утром осмотрели образцы оружия, Нур-Девлету особенно понравились османские луки и доспехи моего производства. Доспехи похожи на римскую лорику сегментату, только попроще - полос гораздо меньше и они шире. Сталь гораздо лучше - сначала элементы штампуются из низкоуглеродистой стали, после проводится науглероживание наружной поверхности и ТМО. Получается твердый наружный слой и пластичный, энергоемкий внутренний. Арбалет тоже понравился, но говорит, что с седла стрелять неудобно. Что-то конных арбалетчиков и я не встречал.
   Дальше наш разговор перешел к обсуждению стоимости оружия, и мы, не спеша, пошли в город. В Мавролако жизнь кипит, суета. Чтобы город стал новой столицей, и, в первую очередь, крупным торговым центром, пришлось приложить много усилий. Подготовили большую площадь для нового рынка, по периметру места для крупных лавок, некоторые уже строятся. Все это расположено правильно - на берегу бухты новые причалы для торговых судов, затем рыночная площадь, вокруг улицы с лавкам. Для этого пришлось снести пару десятков домов рыбаков, но им выплатили компенсацию досками и гвоздями, теперь они строятся на новом месте на окраине. Доски сырые, но это мало кого волнует.
   Далее наше внимание привлекло необычное движение на центральной площади. Там консул устроил соревнования среди конных воинов. Нам объяснили что происходит, и Нур-Девлет захотел подойти поближе. Тут как раз были удобные сидячие места и мы их заняли, а то вокруг было очень много зрителей, здешняя жизнь бедна на зрелища.
   А посмотреть было на что - участники соревнований демонстрировали свое умение во владении саблей, копьем, луком и все это верхом. Жаль, нельзя было соревноваться во владении винтовкой или револьвером, иначе бы стало понятно, кто все это задумал.
   Соревнования конные, поэтому основные участники - ногаи и черкесы, их легко различить по одежде. Смотрю соревнования и, краем глаза наблюдаю реакцию Гирея. После того, как он понял смысл соревнований, он начал увлеченно переживать, болеть. Потом пошло награждение победителей, специально сделали много победителей, как бы в разных номинациях и по три места в каждой. Тут Нур-Девлет мне негромко сказал:
   - Серебро надо, прямо сейчас.
   - Много?
   - Пятьдесят лир.
   Я подозвал солдата, и вытащил у него из ранца серебро. Указав на другого солдата, сказал Нур-Девлету:
   - Если что-то надо, можешь приказать воину.
   - Позови мне победителей, но только черкесов, десяток нужен. Нет, всех черкесов из победителей зови!
   - Лучше разговаривать с ними не на площади, пойдем в ту таверну - я кивнул солдату, и тот побежал к участникам соревнований.
   В таверну пришло четырнадцать черкесов, привязали своих коней у входа. Нур-Девлет предложил им службу, трое уже были на другой службе, и ушли. Одного он отсеял для ровного счета и нанял десять себе в гвардию прямо сейчас. Конечно, четыре бывших моих солдата оказались в их числе, не зря они тренировались выполнять именно эти упражнения. Гирей выдал всем по одной лире, закрепив начало службы. Спросил у трактирщика постоялый двор поблизости, и сказал мне, глядя внимательно в глаза:
   - Я буду жить там со своими людьми, мне нужно для них оружие и доспехи.
   - Завтра.
   - И через три дня нас надо перевезти в Тану, оружие и доспехи сколько есть сейчас. Мы же так договаривались?
   - Напишем вексель в банке и все будет - изобразил я расчетливого торговца.
  
   Нур-Девлет запрыгнул на коня и махнул своей гвардии рукой. Отряд запылил по дороге, на одной из лошадей ехало двое черкесов. Надо же, как он резко на волю вышел, всего-то надо полсотни лир. Чувствуется ханская хватка.
   В Тану их отвез балкер-угольщик, грязновато, но там меньше двух суток идти, потерпят. Только долго грузили коней, пришлось сколачивать рампы внутри судна.
  
   В Адлере пошел осматривать достижения за эти несколько дней. Станки собирают, большой кузнечный молот уже поставили, но еще отлаживают. Над строительством домны работали в две смены - заканчивают. Еще надо конвертер доделывать, но тут у меня вопрос - пружинная сталь все еще хрупкая, засел за справочники по металлургии - разбираться.
   Так как у меня руда с высоким содержанием фосфора, то я сделал правильный выбор из доступных - томасовский процесс, кислородно-конверторный мне пока не по зубам. Но внимательно почитав - понял, что провожу его неправильно - останавливаю его слишком рано, ориентируясь по остаточному углероду. Но при этом остается еще слишком много фосфора, и меня спасало легирование марганцем. Как видно, спасало недостаточно.
   И еще проблема литья стали. На старом конвертере сталь у нас получалась, но ее температура было низковата - из конвертора выходила полужидкая масса - литье не получалось. Тут несколько причин - старый конвертор - это просто доломитовая ванна, сверху открытая, откуда и большие теплопотери. Емкость конвертера - очень маленькая, из-за масштабного эффекта теплоемкость стенок сильно влияет на тепловой баланс. Домна такого размера может дать за один раз чугуна в три раза больше. И из-за того, что конвертер неподвижен, плохо сливается шлак, и фосфор с серой частично переходит обратно.
   Так что делаем мы поворотный конвертер - стальной кожух со смолодоломитовой футеровкой, по объему больше чем предыдущий, но все еще маленький, в масштабах настоящей металлургии. Вот с этими кирпичами футеровки мы долго провозились. Надо было найти правильное соотношение доломитовой крошки и смолы, получить достаточное давление прессования. Но все таки получили футеровку, которая выдерживает такую высокую температуру. Просушили и обожгли, когда конвертер остыл - пощупали футеровку - прочная, ничего не сыпется. Вот на сколько плавок хватит - неизвестно. Фурмы сделали из шамота, тоже надолго не хватит, но их хоть менять можно. Так что вот - наша гордость - настоящий томасовский конвертер. Только не совсем грушевидный получился, скорее, цилиндрический, на запятую похож.
   И надо еще предусмотреть место около домны для второго конвертера, вопрос со сталью далек от окончательного решения, нужно место для экспериментов.
   На угольную линию перешел Балкер 1, который раньше возил селитру. Теперь судно с углем к нам приходит каждые пять-семь дней, угля уже хорошо за сотню тонн. Заканчивают коксовую батарею, скоро будем пробовать.
   Вагранка работает на древесном угле, запустили сначала угольную яму, перегонный куб для пиролиза скоро наладят. Так что чугун уже льют. Принес литейщикам эскиз чугунной дульнозарядной пушки, я же обещал Нур-Девлету. Чугуна не так много, пока пусть отольют одну, и два миномета. Ведь еще нужны ядра. А картечь пойдет бракованная, я вовремя сообразил, и остановил переплавку картечи, которая не пойдет в наши снаряды. У чугунной пушки калибр больше - 96 мм, шестифунтовка, она менее чувствительна к размеру картечи.
   Послал в Тану груз для Нур-Девлета, сорок доспехов, луки, сабли, наконечники стрел, арбалеты. Связь держим через консула Таны.
  
   Сделали тумбовую корабельную установку для 65-мм пушки с дульным тормозом. Поставили ее на берегу на настиле из бревен, крестовину из толстых уголков притянули к бревнам, тут нужна массивность основания. Тумбовая установка - у нас по сути вертлюговая, но все сделано потолще. Вертикальная ось сделана из толстой сварной трубы, расстояние между подшипниками - почти метр. Бронзовые вкладыши делать не стали, пушке не надо крутиться как юла, а пара бронза-сталь будет быстрее корродировать. Так что опорные поверхности сталь-сталь, только смазываем хорошо. Сама тумба у нас цилиндрическая, коническую сходу не получилось сделать. Приделали укосины внизу - держится хорошо.
   Горизонтальная наводка у нас без маховичков, вращаем все орудие на тумбе за рычаг, без всяких шестеренок. Только добавили зажим с рычагом, чтобы можно было регулировать легкость вращения вокруг вертикальной оси, или совсем зафиксировать эту степень свободы.
   Вертикальная наводка стандартная - маховичок крутит пару винт-гайка. Прицел открытый, до панорам еще далеко, стреляем мы только прямой наводкой. Еще на пушке приклад - отшлифованная ореховая доска, пропитанная маслом, к нему наводчик прикладывается щекой, чтобы прицеливание было однообразным. Щит из листа 3 мм, усилен уголком.
   Вот такая получилась пушка, сварили тумбу довольно быстро, маховичок и винт взяли минометные. Стали пристреливать, получается очень точно стрелять с такого станка, даже получилось сделать отметки дальности на прицеле. Установили на шхуну, сняв с нее пушку на колесном лафете. Подкрепление палубы сделали серьезное: добавили стальной бимс, распорку вертикально в килевый брус, и распорку в ахтерштевень - пушка на юте стоит.
   Испытали - выстрел чувствуется всем кораблем, но ничего не трещит, не расшатывается. Точность, конечно, не как стрельба на суше, все-таки качка сильно мешает. Но теперь пушка при выстреле неподвижна относительно палубы, и наводчик может прицеливаться до самого момента выстрела, может точно выбрать момент выстрела. Вот ради этого я все это и затеял с откатником и дульным тормозом.
   Конструкцию установки одобрили - приняли на вооружение. На заводе начали небольшую серию тумбовых установок.
  
  
   Антип сказал что одна химическая лаборатория уже почти готова. Какое из веществ сейчас нужнее? Что делать в первую очередь? Я хотел ему заказать производство меленитовых шашек, но вспомнил все свои опасения, связанные с шимозой. А ведь когда он делал анилин, он кроме бензола выделял толуол, он тоже присутствует в продуктах пиролизы древесины.
   - Антип, чистый толуол у тебя есть?
   - Есть.
   - Много?
   - Вот такая бутыль - восемь литров. Еще есть грязный бензол, можно оттуда выделить, но его очищать надо.
   - Слушай, в справочнике есть рецепт тринитротолуола, там даже немного проще чем тринитрофенол, попробуй синтезировать, это тоже взрывчатка.
   - А что, пикриновая чем плоха? Фенола у нас целый склад, а толуол выделять трудно.
   - Пикринка опасная, сам знаешь, если прореагирует с каким металлом, то пикрат может взорваться от любого чиха. Когда наши фугасным стреляют, я напрягаюсь каждый раз. Представляешь, если снаряд взорвется прямо в пушке!
   - Всех пушкарей поубивает!
   - Вот. Надо на тринитротолуол переходить, он гораздо безопасней. Сокращенно он "тол" называется.
   - Так мало у нас толуола, из бензольной смеси можно еще килограмм десять выделить - и все.
   - Смотри, строим мы коксовую батарею - а это почти тот же пиролиз, только для каменного угля. Во-первых, в каменном угле бензольной фракции больше чем в древесине, во вторых - перерабатывать каменного угля мы будем больше - по несколько тонн в день. Так что как сделаешь тол, открывай в справочнике раздел "коксохимия" - это оно и есть.
   Антип сделал тол довольно быстро, то что не шимоза - сразу видно. Нет того ярко-желтого цвета, больше серый, слегка желтоватый. Плавится даже в горячей воде, при поджигании горит коптящим пламенем. Зарядили мину - взрывается так же, но не так сильно крошит чугун, осколки получаются лучше. Но самое главное - не образует опасных соединений. Расплавленный тол можно просто заливать в снаряд и хранить годами.
   Теперь бы ещё толуол получить в достаточном количестве, но коксовая батарея уже почти готова, скоро запустим, и будут у нас нормальные фугасные снаряды. Сейчас у нас тола только на полсотни снарядов. А мелинитовых мин и снарядов у нас несколько сотен, и хранить их долго не хочется. Но не тратить же их просто так, столько труда в них вложено.
  
   Последние месяцы я почти не вспоминал Елену Мангупскую. Когда началась эпопея с бегством от Менгли, я долго думал, что мне делать. Пришел к выводу, что вывезти ее оттуда никак не могу, поэтому придется прекратить какую-либо видимость отношений с княжеством Феодоро, чтобы не навредить им. Вот так - еще одна потеря, сколько всего с Крымом у меня связанно. Но надеюсь, что это временно.
  
  
   Уже сделали пушку для Гиреев, это чтобы один Гирей стрелял в другого. Пушку делали по той же технологии что и минометы - чугун легировали магнием, отливку проверили на предмет раковин. Канал ствола прошлифовали в черновую и на отжиг, для образования чугуна марки ВЧ. После - чистовое шлифование канала ствола. Коническую пороховую камеру делать не стали, даже такую идею им дарить не хочется. Но в остальном - нормальная пушка начала девятнадцатого века, одностанинный лафет, большие деревянные колеса.
   Ядра чугунные, допуск на зазор между стволом и ядром - минимальный. Порох - гранулированный. Подсаживаем их на высокотехнологичные компоненты. Если перейдут на османский порох - еще не известно, что получится. Скорость горения пороховой мякоти сильно зависит от степени уплотнения, может и пушку разорвать. Так что наш цех черного пороха заработал в полную силу. Трофейный османский порох переделываем в гранулированный для Гирея, а для себя будем делать порох получше.
   А вот идею картузного заряжания тоже не будем дарить, это слишком легко повторить. Сделаем мерный совок для пороха. Так что одна пушка у нас готова, надо начинать обучение пушкарей Нур-Девлета, два десятка ногаев для этого у него уже есть.
   Южнее Мавролако нашли небольшую долину на берегу, зажатую с двух сторон скалами. Там заброшенная рыбацкая деревушка - несколько домиков. Устроили там базу подготовки террори ..., тьфу, воинов будущего хана. Кроме пушки отвезли им и один миномет - все равно эта технология уже утекла. Но мины только керамические, зажигательные, дальность - триста метров. Учебная мина деревянная, со свинцовым грузиком.
   Обучить стрелять ногаев из пушки получилось довольно быстро, сначала все действия по заряжанию и обслуживанию довели до автоматизма - порох экономили. Ну с пушкой понятно, куда навел - туда и летит. Если дальше - то надо брать чуть выше. Про измерение дальности даже не заморачивались, пусть воспринимают это как искусство и шаманство.
   С минометом хуже - слишком сложно - тут и разные номера зарядов, и угол может быть разный. Так что пришлось упрощать, но при такой максимальной дальности - пойдет.
   Принимать экзамен у своих пушкарей Нур-Девлет приехал сам. Выступление бродячего цирка ему понравилось, особенно стрельба из пушки. А когда ему показали стрельбу картечью, то у него загорелись глаза и стало видно, как он продумывает тактические приемы по использованию картечи.
   Встал вопрос, сколько я дам картечи. Выяснилось, что это не то чтобы дорого, ее просто мало. Гирей послал своих воинов выковыривать картечины из мишени и стенки оврага. Я так думаю, он заставит кузнецов ковать картечь.
   И тут еще один сюрприз - "винтовки давай" - говорит. Узнал все-таки. Как хорошо было, сидел в своей тюрьме, и не знал, что в мире появились винтовки и револьверы.
   Пытался объяснить ему, что пушки лучше винтовок принципиально. Разговорились, он объяснил мне его принципы армейской дисциплины. Да, тут даже револьверы больше подходят - расстрелять ослушника так гораздо удобнее. Я показал ему револьвер, как он стреляет - и все, у человека вдруг появилась мечта, причем совсем рядом. Сошлись на пяти револьверах, и обучению первоначальным навыкам прямо здесь.
   Один револьвер он забрал себе, разумеется. Но из четырех других револьверов один попал не к моему агенту. Но ничего страшного, это дело поправимое, только не сразу. И всего по тридцать патронов на ствол - для поддержания дисциплины хватит, а для войны - очень мало. Конечно со свободным обменом гильз на патроны у консулов, иначе бы Нур-Девлет не согласился.
   Еще три пушки будут готовы через две недели, я вот-вот запущу домну, чугуна маловато у меня. Доспехи будут чуть позже, но буду посылать партиями, по мере изготовления. Еще Гирей заказал наконечники для пик, сотни три. Тоже нужное дело, я думаю, мы их сможем штамповать, вопрос в толщине металла. Если сделать ребро жесткости, то сильно толстый металл и не нужен.
   Сроки его устраивают, сейчас он заберет с собой этот огнестрел. Демонстрируя пушку, миномет и револьверы, он быстро наберет себе сторонников среди ногаев. На этом и разошлись, они пошли грузить пушку на шхуну, а я отправился в Адлер.
  
   В Адлере уже готова домна, в ней жгут дрова - сушат. Опять мы небольшую домну построили, для кокса можно было бы и выше построить, было бы еще экономичнее. Но мы уже привыкли к таким домнам, и строить быстро и производительность нас устраивает. А что большой относительный расход угля - так у нас его теперь полно.
   На уровне верха домны построили площадку, там два бункера, из которых можно сыпать в домну или кокс или руду. Построили эстакаду с деревянными рельсами - к этой эстакаде подъезжает по таким же путям вагонетка с рудой или коксом. На верху - ролик, через который перекинут канат, вол идет по земле и затягивает вагонетку наверх. Наверху вагонетку опрокидывают влево или вправо в нужный бункер.
   Вот только все наши деревянные рельсы - это отдельные пути. Но на стыке путей от коксовой батареи и рудного склада, где вагонетка должна выйти на эстакаду, есть почти настоящая стрелка. Одни деревянные бруски на стальных штифтах вынимают, другие - вставляют. Получается переключение.
   Если взглянуть на домну сверху, то она будет похожа на цветок с тремя разными лепестками. Первый, самый широкий, идет на северо-восток, вглубь суши. Это литейные площадки и конвертер, потом это продолжается литейно-прокатным цехом. Второй лепесток - на запад, под углом к берегу. Это загрузочная площадка, с бункерами, эстакадой и рельсами.
   Третий лепесток - на юг, тоже под углом к берегу - служба дутья - печь подогрева воздуха, ветряк, ресивер, клапана, воздуховоды к компрессорам, которые стоят около своих валов трансмиссии.
   А если смотреть не сверху, а как все люди, то постороннему человеку может показаться, что домна стоящая на холме - это языческий храм, окруженный культовыми постройками совершенно непонятного назначения. Да, вот такие мы язычники - сталепоклонники, вся наша цивилизация держится на этом сплаве железа и углерода. Но эти мысли я оставил при себе, а то не так поймут.
  
  
   Но все собрались на самое интересное - запуск коксовой батареи. Сооружение получилось большое, снизу большая топка, наверху высокая труба, по рельсам вагонетку загоняем на эстакаду чуть выше батареи и выгружаем по лотку внутрь.
   Обе секции батареи заполнили, дверки закрыли. Разожгли, уголь в топку подкидываем. Через несколько часов уголь в батарее стал выделять газ, в конденсаторе газ становится жидкостью и стекает в емкости. За этим процессом наблюдает Антип, пытается сразу разделить жидкость на фракции. Частично это можно - сначала выходя легкокипящие фракции и вода. Но не все конденсируется - еще идет газ - его заворачиваем в топку, он там сгорает, хоть небольшая прибавка энергии. Часов через десять конденсат стал выходить более темный, открыли короткий путь на конденсаторе, чтобы тяжелые фракции не забили длинный змеевик. Конденсат стал тягучим, его выход сильно сократился и я объявил, что цикл закончен - надо выгружать кокс.
   Открыли батарею, и кочергой длинной пятнадцать метров выталкиваем кокс в вагонетку. Вагонетку сварили листовой стали, в деревянную вагонетку горячий кокс не выгрузишь. Кокс тушили водой, плескали ведрами в лоток - столько пара было! Вагонетку перегнали и выгрузили на рампу с двумя решетками, все что меньше пятнадцати сантиметров но больше двух, пересыпалось в другую вагонетку. Крупные куски дробили кувалдой, а мелочь вернется в коксовую батарею. Вагонеток еще надо, замучились переставлять с одних путей на другие.
   Коксовую батарею опять заполняем углем пока не остыла, чтобы грузчикам не обжечься, уголь из вагонетки выгружается в длинный стальной лоток, близко к батареи не подойти, жаром пышет. Все дверки и люки открываются баграми и длинными щипцами, это заранее репетировали. Торцевые дверки у нас не съемные, а распашные, над конструкцией пришлось подумать. Помогло то, что в батареи только две секции, и дверки открываются в разные стороны. Как добавлять третью секцию - непонятно.
   Все, запускаем домну. Хоть это и третья наша домна, но руда другая и кокс вместо древесного угля. Прогреваем домну и чувствуем разницу - кокс крепкий и калиброванный, пористость засыпки стабильно сохраняется, крошкой зазоры между кусками не забиваются, тяга отличная. Что-то мы кокса много сыпанули по привычке. Уже можно руду подсыпать, но первую загрузку совсем небольшую, а то столько всего нового. Наверху, на загрузочной площадке домны, теперь может работать один человек - то бункер с коксом откроет, то с рудой. Ну лопатой поправляет, если плохо сыпется. А раньше мы аврал устраивали, чтобы домну загрузить.
   Пора выпускать первый чугун. Пробили летку и светящийся ручеек побежал в формы. Отливаем простые вещи - якоря, пушечные ядра, картечь. С картечью нашли гениальное решение - у низкоуглеродистого железа температура плавления выше чем у чугуна, просто льем в железный разъемный кокиль. Пулелейка! Только чугун получается очень хрупкий, надо отжигать. Но это лучше, чем остальные наши варианты - брака почти нет. Еще сделаем такую форму для ядер, обеспечим союзника боеприпасами.
   Проверили чугун - нормальный, ничем не хуже чем из керченской руды. Вот шлак другой, и его заметно больше. Шлак в сторону, потом будем изучать, нам нужна сталь. Тут у нас новые возможности - конвертор поворотный, в стальном кожухе, больше прошлого в несколько раз. Предварительно прогрели конвертер, сожгли в нем кокс с дутьем. Наклонили конвертер - высыпали шлак, как удобно. Загрузили прокаленную известь с небольшой добавкой кварцевого песка и доломита. Пустили чугун, повернули конвертер в положение для дутья, и включили подачу горячего воздуха, полетели искры. Мастер по конвертору расставил песочные часы разных размеров, засекает время продувки. У нас и на проверенном конвертере каждый раз содержание углерода в стали оказывается различным - лотерея. А тут еще полный томасовский процесс - сначала дутье до тех пор, пока не выгорит весь углерод, на это этапе еще надо в дутьевой воздух добавить извести. Известь смололи до состояния пыли и сыпем перед впуском в вентилятор. Потом надо будет прочистить воздухопроводы.
   Продолжаем дутье - выходит фосфор, пошел томасшлак, богатый фосфором. Второй этап закончили, слили шлак. Теперь у нас в конвертере почти чистое железо - ни фосфора ни углерода, только серы немного. Но при этом жидкое - значит достаточно горячее. Но такое железо мало куда годится, даже для кровельного желательно 0,3 процента углерода, а для конструкционной стали - просто необходимо. Так что надо железо науглеродить - насыпали в конвертер расчетное количество древесного угля, он чище кокса, добавили немного марганцевого шлака, мы его много накопили в Чернореченске. Марганец нейтрализует серу. Повернули конвертер, чтобы сталь перемешалась - отлили узкий длинный слиток, и в кузню на пробу. Там отрубили кусок, поковали, закалили. Не, не калится, совсем мало углерода, меньше чем 0,2 процента точно. Надо больше угля сыпать - вышли на 0,3 процента, для начала пойдет.
  
   Подготовлена вереница изложниц - деревянных ящиков с литейной землей. Формы плоские для проката листа, сейчас будем катать кровельную жесть. Сталь для нее пойдет любая низкоуглеродистая, и кровельного листа сейчас остро не хватает. И мы собираем еще одну прокатную клеть, у нас будет два прокатных стана - один для листа, второй - для полос и уголков, иначе нормально работать не получается. Вот второй стан еще не готов, но уже скоро.
   Наклонили конвертер на розлив стали. Под струйкой проходит "поезд" изложниц, быстро заполняется сталью. Как удобно - разлил и все, а то лопатами рубили и таскали.
   Паровик прибавил обороты, запустили прокатный стан. Еще светящиеся плоские слитки пошли под валки, из стана выходит дымящийся тонкий лист. Один лист оттащили в сторону - пробуют. "Мягкая, эта ... низко углеродистая, во!" - кричит. Мастер у конвертера кивнул и сделал пометку в своих записях.
   Первую плавку всю извели на листы, ждем вторую. Ух, работа на комбинате завертелась. Сталь центнерами выходит! Рабочих рук много, но всем работы хватает. Кровельная жесть нужна, а то сам литейно-прокатный цех стоит под временной крышей из горбыля. Цех у меня задуман передовой, с кран-балкой. Уже стоят два частых ряда деревянных колонн вдоль боковых стен для подкрановых балок. Самих балок еще нет, их надо еще прокатать и сварить. На колонны наставлены бабки, на них опираются треугольные деревянные стропильные фермы - тоже конструктивное новшество. Так как в цеху будет кран-балка, то перекрытие будет однопролетным. Длина пролета - десять метров, еще один наш рекорд. Стропильные фермы стоят, соединенные обрешеткой, а вот вместо кровли - горбыль в два слоя, и то только над прокатными станами. Еще надо сделать навес над конвертером и литейной площадкой, да и над домной не помешало бы. А то тут такие ливни бывают, что кажется, домну потушат. Но вот конвертору или литью точно помешают.
   Угля и руды на складах у нас много, надеюсь, что теперь я смогу обеспечить непрерывную работу домны хотя бы несколько месяцев. А то что я устраивал с домной в Чернореченске из-за недостатка сырья - это издевательство над домной и перерасход угля. Зато мы научились останавливать домну без "козла".
   Но тут я заметил другую проблему - зимой Дон замерзнет, как минимум три месяца мы не сможем возить уголь, а руду, при желании, можно добывать и зимой. Причем угля мне надо больше, чем руды - надо "кормить" паровые машины и производственные печи. Так что за оставшиеся полтора-два месяца надо накопить как можно больше угля. Руды же надо столько, чтобы домна не простаивала.
   Так что делаем так: две мавны-баржи переводим на уголь, один балкер тоже там оставляем. А два балкера переводим на руду. Только увеличится нагрузка на "Архимед", ему придется таскать мавны в Тану вместо Тамани. Напишу письмо консулу Шахтинска - погрузка угля - приоритет. До морозов жилые мавны надо вывезти, и всех людей, кто не живет в домах - тоже. Поедут в отпуск в Сухуми на зиму. Планы по строительству Шахтинска срываются, но нужны резервы угля, теперь это у меня стратегическое сырьё, почти как нефть в двадцатом веке. Хотя так даже лучше - зимовать останется меньше людей, меньше надо туда продовольствия отправлять.
   Металлурги говорят, что извести мало осталось - а в домну ее много идет. Да и доломит еще нужен, надо второй конвертер строить, а то в ресурсе этого я не уверен. А ведь это все мы добывали в Крыму. Но тут есть проверенный вариант - просто заказали Каффским купцам. С торговлей в Крыму сейчас беда - из-за моих пошлин, так эти купцы в Мавролако хватаются за любые заказы экспорта с полуострова. Только заказы мы делаем с доставкой в Геленджик, Адлер сохраняет статус закрытого города.
  
   Провели уже несколько плавок, начали катать лист разной толщины, нужно строить вагонетки, бункера, реакторы. Получили сталь с содержанием углерода 0,8-0,9 процентов, выковали из нее пружины. Стали испытывать - пружины демонстрируют хорошие упругие свойства - отсутствие фосфора наглядно видно. Но вот один тест пружины проходят плохо - если пружину сжатия положить на наковальню и ударить кувалдой, то она лопается, как тогда, в пружинном накатнике орудия. Это азот снижает ударную вязкость стали, он туду попал при полном томасовском процессе.
   Есть старый рецепт, как решить вопрос азота - надо опять сделать чугун, углерод вытесняет азот из стали. Отлили много небольших слитков чистого железа и продолжили процесс в вагранке - еще горячие слитки перегрузили в вагранку с древесным углем и дали дутье, насытили железо углеродом до предела. В результате получили вторичный чугун, довольно чистый, в котором нет фосфора и мало серы. Серу нейтрализуем добавкой марганца, а углерод удалит из железа азот, попавший туда при томасовском процессе.
   Этот вторичный чугун можно использовать для получения высокопрочного чугуна для ответственных деталей, но важнее получение хороших сталей. Для этого чугун опять пустим в конвертор, но дутье будет другое - малый бессемеровский процесс, хоть и в томасовском конвертере. Важно выжечь лишний углерод, не насыщая сталь азотом. Горячий воздух пойдет над поверхностью жидкого металла, малые размеры конвертера это позволяют. При этом азот в металле почти не растворяется, не ухудшает ударную вязкость, можно делать хорошие пружины.
   Процесс очень сложный, энергозатратный. В двадцатом веке так никто не делает, все это легко заменяется кислородно-конверторным способом. Кислород я могу получить электролизом, но не в таких объемах. Еще мог бы получить кислород разлагая селитру. Но на это я ответил сам себе цитатой из фильма:
   - Разбить?
   - Разбить.
   - Поллитру?
   - Поллитру.
   - Вдребезги?!
   - Вдребезги!
   - Да я тебя!
   Жалко очень селитру, я лучше уголь потрачу. Кроме того, могу получить хороший чугун. Эксперимент длился несколько дней, я и два мастера металлурга спали урывками. За это время уже собрали и запустили второй прокатный стан, стали катать полосы, получая простую сталь между нашими экспериментами.
   Наконец-то получили сталь, очень похожую на 85Г. Наделали из нее разных пружин. Кузнецы сказали, что куется хорошо, значит серы мало, она вся нейтрализована. Готовые пружины испытывали по-всякому, особенно весело бить кувалдой по пружине сжатия. Кувалда отлетает так, что можно получить рукояткой по лбу. Но все остались живы, и пружины ломались очень неохотно. Цель достигнута, и я пошел спать.
   Выспавшись, пошел смотреть кто что сделал. Прокат идет всех сортов, так как прокатных станов теперь два, можно останавливать их по очереди, для профилактической замены вкладышей. Начали крыть крышу над литейно-прокатным цехом - черная такая, битумный лак опять. Потолок высокий, ширина большая, а с длинной цеха еще не определились, его можно еще продолжать. Получается самое большое здание в Адлере.
   Еще одно большое достижение, что мы можем лить сталь. Это технологический шаг, который мы не сразу осознали. Литая сталь хуже кованной, но некоторые вещи отлить и проковать гораздо легче, чем получать только ковкой. Уже отлили заготовку для минометного ствола. Готовят оправки для радиальной ковки, с уменьшением диаметра в несколько этапов. Должен получиться легкий и прочный ствол. Испытаем миномет, и начнем делать пушечный ствол. Токарный станок для стволов уже заканчиваем.
   Поставили пушку на тумбовой установке на баке "Архимеда". 40-мм пушка на крыше надстройки так и осталась. Прямо крейсер с главным и вспомогательным калибром. Делают пушку для "Спартака".
   Три пушки для Гирея отлили, шлифуют. Лафеты для них уже готовы. Лист для доспехов прокатали, но еще не штамповали, надо быстрее, а то союзник ждет, письмо прислал. Пишет, что у него уже полтысячи ногаев, но оружия очень мало. Пока делают стрелы, наконечниками я же его обеспечил.
   После того, как поменял мавны и фусты в логистике, уголь стал поступать в количестве около ста тонн в неделю. Пока мавна стояла под разгрузкой, на "Архимеде" поменяли котел на новый, модульный. С электросваркой это довольно быстро. На "Спартаке" котел держит, еще ни разу не тек, удачный получился. Для "Спартака" готова пушка на тумбовой установке, но пушка здесь, а пароход на Дону.
  
   А я вспомнил про османского султана. Он так настойчиво пытался захватить Крым и все побережье Черного моря, потому что он ограничен временем перемирия с Венецией. Но так как перемирие еще не закончилось, он может сделать еще попытку. На север он пройти не смог, Стефан не пускает. Идти на восток сушей, чтобы напасть на Себастополис - очень далеко. Пешая армия двигается медленно, он может не успеть вернуть войска, в случае другой опасности. Так что остается морской вариант - морем он может попытаться напасть на Крым опять, или пойти вдоль южного берега на меня, есть варианты.
   Но каково состояния его морского флота сейчас - я не знаю. С агентурной разведкой у меня проблемы - она отсутствует. Хотя у меня есть агент у Менгли, есть агенты у Нур-Девлеты, но с османами - глухо. Есть один проект, но пока об этом рано.
   Но крутятся какие-то мысли: султан, разведка, флот, шимоза. Мне шимозу потратить надо. Вот оно! Если нет агентурной разведки, а есть войсковая, то проведем разведку боем. Надо устроить рейд сквозь Босфор до Мраморного моря. Пароходам с пушками узости Босфора не страшны, а тылы шхуны прикроют. Опасен только Константинополь с его пушками, хотя и это под сомнением. Но рисковать так не будем, нам просто нужно максимально уничтожить флот.
   Начинаю планировать операцию - сейчас октябрь, и если султан собирается нападать, то он это сделает в ближайшие недели, не любят османы зимой воевать. Вызвал Василия и Кефеуса, Аким и Игнат здесь, собираем военный совет. Рассказал им про Царь-град, про его стены в несколько рядов, показал карту - скопировал фрагмент со своей секретной.
   Все согласились, что на наземную операцию у нас сил нет, будем флот уничтожать, Царь-град обойдем стороной. Даже в залив Золотой рог заходить не будем, опасно. Вряд ли там много судов останется, но если кто выйдет - сам виноват. У нас нет цели уничтожить все суда, достаточно уничтожить большую часть. Когда об этом узнают Венеция и Генуя, они в стороне не останутся, и война за восточное Средиземноморье разгорится с новой силой.
   Будет у нас морской бой в Босфоре, тут у нас два козыря - пушки и пароходы, без них никак. Парусникам в проливе опасно, мало места для манёвра - галеры легко могут зажать. Так что наши шхуны будут вспомогательным флотом. Кроме пароходов пойдут две пушечные шхуны и две минометные, одна пушечная остается на охране Адлера, больше нормальных пушек у нас пока нет. Поэтому и хотим нанести упреждающий удар - для полномасштабного морского боя у нас слишком мало пушек. Еще взяли по миномету на каждый пароход.
   Возьмем еще много пехоты - это будут призовые команды, надеюсь поживиться у осман чем-нибудь ценным, возьмем еще запасных моряков с теми же целями. Еще есть опасность что не хватит угля, возьмем один балкер в качестве угольщика. Он, правда, медленный, но что-нибудь спланируем.
   Начинаем подготовку. Вызвали "Спартак", на него еще пушку ставить. Заказал отлить две сотни корпусов 65-мм снарядов, шашки перельем из минометных, они размерами отличаются, но там легко. Нам сейчас снаряды нужнее, а мин и так много. Получится около четырехсот ОФС и около двухсот картечных. Сотню мин возьмем - лишними не будут. Зажигательные нужны! Возьмем старых сколько осталось - около трехсот штук. Стальные зажигательные так и не сделали.
   Военные начали готовиться к походу, а мне надо спланировать производство, чтобы тут без меня не простаивало.
   Отправил Нур-Девлету три пушки, ядра, картечь, порох, полсотни доспехов, наконечники копий. Он там свою войну продумывает, зовет на обсуждение, но это после Босфора.
   Без пароходов не сможем уголь возить, против течения не подняться. Тогда оставшиеся два балкера пусть руду возят, хоть какой-то толк будет. Потом на уголь навалимся.
   Металлургический комбинат работает нормально, выдает, в основном, стальной прокат, пока есть возможность. Уже пошла проволока и гвозди. На листовом стане заменили вкладыши, для профилактики. Прокат уже занимает большую часть цеха, нужно склад строить, а то мешается.
   Начали варить двутавр для подкрановых балок. Второй сварочный генератор получился мощнее, можно ставить хоть электрод "пятерку" и варить сталь очень большой толщины. Только пришлось делать более толстые кабеля, на первых задымилась изоляция от большого тока.
   Антип отлаживает ректификационную колонну для разделения бензольной фракции. У него уже скопилось несколько бочек различного коксового конденсата. Но я пока не вникал, пусть сам разбирается, справочники у него есть.
   Построили уже все цеха для остальных производств, начали восстанавливать свои процессы электронщики, бумажники, гончары, стекольщики. Цех бронзового литья заработал в полную силу, я заказал Аргиросу еще пятьсот гильз, в этой операции мы много снарядов потратим.
  
   Доложили, что флот к бою готов. Выходим пятью вымпелами, балкер и шхуна вышли двумя днями ранее, мы их должны догнать, место встречи - севернее устья Босфора.
   Торжественно отправляемся в боевой поход, на каждом корабле поднят Андреевский флаг, на пароходах пушки с щитками похожи на башенные орудия двадцатого века, а сами пароходы - на крейсера. Ну ладно, на эсминцы. Небольшие. Деревянные. Но все равно - у меня в руках сила, которой весь мир не видывал!
   Иду на флагмане - "Архимеде", у него две пушки. Ну полторы. Надо бы штандарт командора придумать, а то плохо заметно, кто тут главный. На каждой шхуне и балкере у нас по отделению карабинеров, на пароходах по два отделения, и по несколько дополнительных матросов на каждом корабле.
   На подходе к Босфору нагнали балкер и шхуну, они дрейфовали в районе Бургаса. Балкер дрейфовал, а шхуна нарезала круги, боясь не встретить нас. Выстроились двумя кильватерными колоннами - впереди пароходы, потом минометные шхуны, за ними пушечные и угольщик в хвосте. Переночевали в открытом море, чтобы в пролив войти с утра пораньше.
   Подошли ближе к берегу, а то шли на грани видимости. Вот и первый враг - идет наперерез фуста, на всех веслах. Но приблизившись метров на пятьсот, сбавила скорость. Что-то мы им не понравились. Или, наоборот - понравились. Не поймёшь этих осман.
   Выстрел! Облачко дыма на носу фусты! Куда улетело ядро - не понятно. Чуть в мой "Архимед" не попали! Я шел в правой колонне. Как с каким кораблем воевать - мы долго обсуждали, по сути, написали устав морского боя. В этом случае надо картечью по носу фусты. Немного далековато, но пойдет. Огонь!
   Не понятно, попали или нет? Еще раз - огонь! Одно весло впереди упало - зацепили гребцов. Галера шустро развернулась и быстро к берегу, мы за ней. Еще картечью в корму - фуста вильнула и пошла по дуге, кормчего зацепили. Но гребцы только прибавили и фуста уверенно выбросилась на пологий берег.
   Другой пункт устава - подошли совсем близко, и, прицелившись, влепили фугасный в ахтерштевень. Ну или где-то рядом. Взрывом подняло столб воды и кучу щепок. Вся корма фусты превратилась в дрова, а гребцы почти все живы. Ну все, галера ремонту не подлежит, все как и задумано.
   Сработали нормально, вот только три картечных потратили, но ведь это была галера на боевом дежурстве. И стрелять надо раньше - а если бы они в нас ядром попали. Решили в таких случаях использовать 40-мм фугасный издалека, эта пушка довольно точная.
   Вот уже вход в Босфор и еще одна фуста атакует - маленькая пушка попадает со второго раза и в бок, по гребцам - галеру развернуло, и она поковыляла к берегу. Пароходы идут дальше, а пушечная шхуна не спеша пошла за фустой. Когда та выбросится на берег - контрольный в корму.
   Наш морской бой увидели торговые суда и бросились к берегу - на азиатском берегу городок с бухтой. Но это потом, сейчас нас интересуют военные корабли. Прошли несколько километров, и у берега корабли. Подошли ближе - три мавны вытащены на берег, пустые, без гребцов, но целые. Дали сигнал минометной шхуне - подошла в плотную, и в каждую мавну по одной минометной зажигательной мине. Нет, одна мимо! Пришлось добавить четвертую. Ну как можно промазать с такого расстояния! Ладно, мелочи. Зато три хороших костра.
   А вот это похоже на верфь! Стапель один, что строят - непонятно, только торчат ребра шпангоутов. Закинули две зажигательный, рабочие бросились тушить. Пришлось добавить осколочно-фугасных.
   Пошли узости и повороты, Царь-Град скоро. Но на берегах только небольшие селения, нет еще того гигантского Стамбула. Проходят встречные торговые суда, и только в последний момент шарахаются от непонятных фуст. Не трогаем, чтобы не спугнуть, да и отвлекаться нельзя.
   Нагнали фусту, явно военная, а нас не замечает. Фугасным снарядом с близкого расстояния разнесли ей кормовую надстройку. Галера замерла неподвижно, дрейфует по инерции, но не тонет, снаряд попал достаточно высоко. Эскадра идет дальше, а пушечная шхуна осталась проконтролировать.
   Еще мавны на берегу - три, и еще две подальше. Подожгли очень экономно. Что-то военных галер не видно, расслабились османы, думают, я не приду.
   Вот он Царь-Град! Легендарные стены древнего Византия! Интересно, когда император Константин Великий создал Восточную Римскую Империю, ее столицей был город Византий. А мы теперь называем все наоборот - Константинополь, столица Византийской Империи. За долгие века менялись названия и понятия, а само государство существовало более тысячи лет. И вот, закончилась история легендарной империи, Второго Рима. Но "первые два Рима погибли, третий не погибнет, а четвертому не бывать. "
   Взяли левее, подальше от крепостных пушек, хотя я сильно сомневаюсь, что они могут стрельнуть прямо сейчас. Тут еще ветер для парусников неудобный, но все-таки вырвались на простор Мраморного моря. Тут заметно теплее, чем в Черном море. Еще одно райское местечко - погода отличная, курорт. Ноябрь скоро, а тут купаться можно, но для местных довольно прохладно, наверное.
   Огляделись - как много тут всего, галеры на берегу, парусники у причалов, верфи, поселки. На много километров тянется своеобразная военно-морская база. Больше на европейском берегу, но и на азиатском тоже есть. Хорошо тут устроились, как на курорте. Место уникальное - стратегический выход в два моря и при этом море довольно закрытое от сильных штормов. Явно, что считают тут себя в полной безопасности - разложили тут половину флота на берегу. Интересно, галеры вытаскивают на пляж для длительной стоянки, даже такие большие как мавны, а парусники - нет. Наверное, глубокий киль мешает, да и форма корпуса сильно отличается. Ну и при галерах гребцов много, руками затаскивают-вытаскивают.
   Так что надо сейчас нанести османам максимальный урон, больше они такой расслабленности не допустят. Жаль что у меня только два парохода, парусники не имеют той гибкости и оперативности в применении, им то ветер слабый, то дует не туда.
   Так, надо быстрее, пока османы не опомнились. Первыми - парусники, а то могут убежать. На парусниках рабов не должно быть, так что просто топим фугасными, и все. Разделились на две колонны и пошли вдоль берегов, угольщик болтается на траверзе входа в пролив, киломертах в пяти от берега. Первыми идут пароходы и расстреливают ОФСами все что на воде опасного, за ними минометные шхуны поджигают пустые галеры и верфи, шхуны с пушками обстреливают картечью фусты, пытающиеся нас атаковать. Если попасть в борт парусника фугасным снарядом не выше метра от ватерлинии, то он начинает крениться на пробитый борт и энергично тонуть. Небольшие парусники переламывались от такого попадания. Похоже, что торговые парусники попадаются под горячую руку, но сами виноваты. Вот только все кто мог двигаться - начали разбегаться, а мы только начали. Эх, нам бы десять пароходов с пушками! "Высылайте мотоциклеты с пулеметами!"
   Тут сигнал от шхун - "мы отходим, ветер стихает". Вот незадача! Ну хоть вовремя заметили, по уставу действуют, а то османы могут и на абордаж, если заметят такое свое преимущество. Шхуны постепенно отходят от берега, пока есть ветер. Сигналят другой полуэскадре про ветер, но они далеко и не видят ратьера. Надо бы шхуны прикрыть, вон там, куда мы еще не дошли, от берега отошли две фусты, но убегать не собираются, не нравится мне это. Стали обстреливать их, фусты стрельнули в нас по разу. Далековато даже для нашей пушки, около километра, но пятый или шестой снаряд попал, причем не в ту, в которую целились. Не, ну попали же! Одна галера тонет. Далеко в смысле точности, нарезной снаряд летит больше двух километров, но попасть в корабль при этом почти невозможно.
   Ветер почти стих, наши шхуны дрейфуют в нескольких километрах от берега. Пушечная отобьется, а вот минометную надо прикрывать. Несколько галер отошло от берега, но увидев возможности нашей артиллерии, нападать не спешат. Полуэскадра "Спартака" воюет у азиатского берега, точнее, воюет пароход, шхуны дрейфуют, пушечная иногда стреляет. Но у них там и противника заметно меньше.
   Я огляделся - неплохо мы повоевали - на берегу около двадцати пожаров, более пятнадцати кораблей тонут или утонули, около десятка на берегу с дырами в бортах. На азиатском берегу тоже дымы есть. Все кто мог двигаться, разбежались, кто не смог - или горит, или разрушен фугасным. Так что прямо сейчас воевать не с кем, надо продумать дальнейшую тактику. "Спартак" у своего берега всех разбомбил, но шхуны из-за ветра встали у берега, и он держится рядом с ними, прикрывает.
   Вот так, шхуны из помощников превратились в обузу. Может, и не стоило их с собой брать? На каждом пароходе есть пушка и миномет. Хотя, вот только что, благодаря поддержке шхун, "Архимед" успел потопить больше парусников. И как сейчас прикрывать все свои парусники - шхуны и балкер? Вдруг "Спартак" не справится? Между ними чуть ли не пять километров, пробуем встать так, чтобы быть примерно на одинаковом расстоянии от всех.
   Сигнальщик докладывает, что из пролива выходят две галеры, движутся в нашу сторону. Присмотрелись - мавны! Первый раз в этом походе видим мавны в боевом положении, а то все на берегу сушатся. Идут прямо на нас, хотя спартаковские шхуны ближе. Наверное, потому что " Архимед" стоит почти прямо перед выходом из Босфора, и дымит сильно. Вот они по дымам и ориентируются. Это они в бухте Золотой Рог стояли, мы же туда не заходили. Расстояние уже менее двух километров, дал приказ - средний вперед - идем поперек их курса, на восток, ближе к "Спартаку". Кроссинг "Т" это мало напоминает, но так им будет труднее прицеливаться.
   Уже почти километр, наш пушкарь долго целился, но все равно промахнулся. Мавна стрельнула в ответ, а недолет не такой уж и большой - метров двести. Просигналил "полный вперед", и сказал наводчику стрелять по готовности. Он еще два раза промазал, глянул на меня с виноватым видом. "Давай, стреляй, это же далеко, тут не каждый выстрел в цель" - приободрил я его. Мавны тоже стреляют, и довольно часто - это сколько же у них пушек на борту? Штуки по четыре - точно.
   Тут еще проблема - мы уходим от галер, чтобы сохранить дистанцию, а пушка у нас на баке - назад стрелять не может. Там даже специальные ограничители стоят, чтобы в запале боя не попали в свою же надстройку. А стрелять по мавне из 40-мм пушки что на крыше - только снаряды переводить. Так что начались зигзаги - оторвемся, потом налево и выстрел, направо и отрыв. Оба раза промахнулись, но зато подвели галеры под стволы второй полуэскадры. "Спартак" и шхуна выстрелили почти одновременно, и при втором залпе - попадание в ближнюю мавну. Галеру дернуло влево, упало чуть ли не десяток весел, и мавна стала замедляться. Вторая галера вырвалась вперед, но тут же стала по дуге уходить в сторону Босфора. Испугалась!
   Оказывается, не совсем - она прошла в двухстах метрах от шхуны, дрейфующей в штиле, и на правом борту галеры вспухли три облачка выстрелов. Ай! По нашим! А шхуна пушечная, но второй раз не стрельнула в ответ, а первый - промах. Что там с ними!
   Но сначала надо обезвредить эту галеру! "Архимед" ближе, начинаем преследовать мавну. Теперь галера убегает - а мы за ней - нам так стрелять удобно. Почти попали - фонтан воды окатил мавну, но это только придало им сил - мавна продолжает разгоняться.
   Полный вперед - догоним! Облачко выстрела на корме! Мимо! Ну то что на корме будут пушки - вот тут я был уверен, вопрос - сколько пушек? Кажется, что одна. С трудом догоняем, но галера идет прямо к Константинополю. Есть попадание! Прямо в ют! Надстройку вдребезги! Галера пошла по дуге, и румпель и рулевой наверняка уничтожены. Галера пытается рулить с помощью весел, но под самыми стенами налетает на камни. Мы отворачиваем, не хочу приближаться к городу. Идем обратно.
   А первая галера-подранок, наладила гребцов, и довольно резво уходит на север, к европейскому берегу, хоть там и пожары кругом. Вот эта точно не уйдет! Догоняем мавну, смотрю - на пляж направляется, выбрасываться будет. Дал команду - не стрелять, но идем следом. Галера воткнулась в берег, и через нос стали спрыгивать на землю матросы. Подошли не спеша, выстрел в корму. Но снаряд бесследно исчез в дереве борта. Взрыватель не сработал, не первый раз замечаю. Еще раз - вот этот взорвался нормально, корма в щепки.
   Возвращаемся к своим, тут и ветер небольшой появился. Подошли к обстрелянной шхуне - все живы! Одно ядро попало в ют - в артиллерийскую надстройку на корме. Там стенки тонкие - прошло навылет, но крупной щепкой ранило заряжающего. В этот момент у него в руках был снаряд с установленным взрывателем, и просто чудом он не уронил его. А то был бы у осман "золотой" выстрел.
   Второе ядро попало в парус, парус был без ветра - порвало и его и такелаж. Шхуна пойдет потихоньку на одном парусе, ремонтироваться будет чуть позже. Третье ядро пролетело мимо. Просигналил - сбор около угольщика. Собрались, доклады передали - больше потерь нет, боеготовность в норме. Дал приказ - обедать, аврал отменить. Время уже далеко за полдень, а только недавно было утро. На "Архимеде" собрался военный совет, решили проверить этот район еще раз, а вдруг кто недобитый, уж больно много тут военных кораблей. И пойдем дальше на запад, берега проверять.
   Прошлись пароходами вдоль "военного" берега еще раз, парусники оставили мористее, а то ветер подозрительно слабый. Подожгли несколько опустевших галер, и пошли дальше вдоль северного берега. До вечера прошли довольно много, но таких скоплений кораблей больше не встретили. Сожгли шесть мавн на берегу и три верфи. Жаль, что на мавнах на берегу пушек нет, снимают их, видно. Тут берега почти пустынные, только рыбацкие поселки и небольшие городки встречаются.
   Стало темнеть, повернули на юг. Вот он - около Мраморного острова есть микроскопический необитаемый остров, встали около него на якорь. Не должны нас до утра найти.
   Утром перегружали уголь на пароходы, взяли три четверти нормы, чтобы не быть слишком медлительными. Пошли дальше на запад, пустынно тут, и берега стали сужаться - Дарданеллы скоро. Не, не пойдем, там узко, опасно - повернули назад. Получается, что большую часть Мраморного моря мы "зачистили", под сотню кораблей уничтожили. Как бы не половину флота Османской империи, или даже больше. Еще пару мест надо бы проверить, но хочется трофеев - идем к уничтоженной вчера "военно-морской базе". Вчера там воины разбегались, а рабы оставались прикованными. Вывезти всех мы не сможем, а сердце бередить - не хочется. Держать на разрушенных кораблях прикованных гребцов не будут, рабы слишком большая ценность.
   Подошли к месту вчерашней баталии - по разбитым кораблям люди ходят, что-то делают, прикованных гребцов не видно. Сделали несколько выстрелов из миномета - все бросились вглубь суши. Высадили два отделения солдат. Они прошлись по разбитым кораблям, докладывают - есть пушки! Несколько часов грузили два десятка пушек, несмотря на приготовленные подъемные приспособления. Пришлось несколько раз стрелять из минометов, отгоняя осман. Из шхун пришлось выгрузить часть балласта, чтобы погрузить пушки. Но надо спешить, хочу еще Никомедию проверить.
   Оставили парусники на вчерашнем месте перед Босфором, и пошли пароходами в узкий залив. Залив длинный, но кораблей нет, разбежались. Нашли и сожгли две верфи. Дошли до конца залива - а тут десятка два торговых парусника - забились как овцы, в дальний угол загона, почуяв волка. А защиты нет - захватив Никомедию более века назад, османы сами разрушили стены крепости. Тут даже ни одной пушки нет, только базар. Вот пусть базаром и отвечают.
   Ну раз вы так боитесь - надо вас проверить, пустили абордажные команды. После первого выстрела из карабина, матросы и купцы бросились врассыпную. Солдаты обыскали суда - ничего ценного нет, более половины - пустые, на нескольких - керамика: горшки и плитки, на трех - зерно. Зерно надо брать, мне столько народу приходиться кормить!
   А как забирать? Матросы все разбежались, мои с такими парусами не умеют обращаться, да и мало на пароходах запасных матросов. Придется на буксир. Один парусник с зерном пришлось оставить, а два потащили пароходами. Пока вышли из залива - дело к вечеру, ночевать надо, до темна Босфор не пройдем. В километрах пятнадцати от входа в пролив есть мелкие острова, встали там на якорь. Что-то мы такие смелые стали, сегодня ни одного военного корабля не встретили. Но обошлось, до утра османы так и не появились.
   Надо выходить отсюда. Сначала два парохода прошлись налегке до Золотого Рога. Не встретили ни одного корабля, в залив не заходили. Вернулись, прицепили зерновозы, все выстроились в две колонны и пошли вдоль азиатского берега. Ветер приличный, хорошо идем. Прошли вход в залив, никто так и не выскочил, но там точно есть корабли, их заметно в глубине Золотого Рога. Так и прошли почти весь Босфор, никого не встретив.
   На самом выходе из залива нам встретился неф. Постреляли немного из карабинов - остановили. Опять османский купец везет зерно в Константинополь. Оставили на нем призовую команду, пойдет с нами. Вышли из Босфора и на "Архимеде" "пробило" котел, но теперь он модульный, и за несколько часов поменяли трубную решетку. Проверили - рабочее давление держит, может работать на полной мощности. Удачное получилось решение, пусть изготовление котла более трудоемкое, но полноценный ремонт в море, за несколько часов и одними гаечными ключами - дорогого стоит.
   Пока стояли я осмотрел неф и два "зерновоза" поменьше, пытался посчитать сколько же мы зерна натрофеили. Чуть больше ста тонн выходит на трех судах, мне уже столько не нужно, сейчас усиленно едим молодую картошку, а то она плохо хранится, новый урожай на подходе, и полный амбар кукурузы и подсолнечника, еще даже не занимались ими. Еще на складе в Себастополисе десятки тонн зерна и круп.
   Так что решил я часть зерна продать, сказал солдатам на нефе в Адлер не заходить, а идти сразу в Мавролако. Написал письмо консулу - продать весь груз, там пшеница и ячмень, на двадцать процентов дешевле рынка и купца с нефом отпустить. Все таки это моя официальная столица теперь, а в столице надо хлеба и зрелищ. Зрелища устраивал недавно, вот пусть еще говорят что "Мавролако - город хлебный". Ну и кассу пополнить надо, а то у меня в трофеях бронза, семь или восемь тонн набрали - а продавать ее я не буду, самому нужна, стратегический металл - незаменим во многих применениях.
   До Адлера шли долго с такими прицепами. Угольщик разгрузили почти весь. Сначала шли вдоль южного берега, чтоб морское течение помогало, после Синопа повернули напрямую в Адлер.
   Эскадру встречал весь город, я объявил о победе над османским флотом, если и приукрасил, то совсем немного. Был праздничный ужин, но без вина, оно денег стоит, а у меня опять режим экономии. Надеюсь, что османскую опасность я устранил на несколько месяцев.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.40*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"