Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Глава 16

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.68*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение 100 кг.

   Глава 16
  
  
   Утром занялся срочными делами, самое срочное - возобновить перевозку угля, морозы на Дону могут скоро ударить. "Архимед" потащил мавну в Шахтинск, на "Спартаке" взялись менять вкладыши, начали постукивать. Тут еще надо разгрузку организовывать, вся бухта в кораблях, а причал только один, надо еще строить. Сначала сгрузили с шхун трофейные пушки, и шхуны пошли по плановым заданиям. С балкера сгружают остатки угля, а с трофейных парусников зерно сгружать некуда, срочно строим еще один амбар.
   С кораблями наладил, пошел смотреть промышленность. Самое главное - домна работает, не останавливалась, коксовая батарея тоже работает. Выяснилось, что производительность коксовой батареи намного выше потребления домны и вагранки - гора кокса растет, но это хорошо - будет резерв на возможные проблемы с батареей. Но и весь уголь перегонять в кокс не рационально - паровые машины хорошо работают на угле.
   Пока работает конвертер и прокатные станы, стараемся весь чугун переводить в стальной прокат. Уже закрыли самые насущные проблемы в стали - кровельная жесть в избытке, шесть вагонеток готовы, везде где надо сделали стальные лотки и бункера. Металлурги приспособились к новым домне, руде и коксу, и производительность домны превысила пять тонн чугуна в сутки. Если бы использовали керченскую руду, то могло быть и больше, но в таманской руде больше примесей, недалеко от домны растет гора шлака.
   Такая производительность металлургического комплекса превысила наши конкретные производственные планы. Мой список с ассортиментом проката металлурги прошли уже три раза, в пору остановится и подумать - какой стальной прокат нам нужен? А может чугун? Планировать некому, конкретных планов развития промышленности у нас нет - была одна мысль - нужна сталь, и побольше. Но останавливать домну только чтобы подумать - глупость, она сейчас вышла на хороший режим и выдает продукт довольно стабильного качества. Так что гоним сталь, думаем на ходу.
   Вот придумал - придется делать стальные рельсы, в месте выгрузки кокса из батареи уже один раз деревянные рельсы загорелись. А в районе причала верх рельса стал овальным - сточился от частого использования.
   Прокатывать настоящий рельс не будем, делать целый прокатный стан из-за километра путей - не рационально совсем. Будем варить рельс из полос, это мы уже умеем, сварщиков у нас много.
   Запроектировал рельс близкий к рельсу Р18, только головка рельса будет гораздо тоньше, не 21х40, а 18х40 мм, для подошвы и шейки полоса будет одинаковая - 10х70 мм. Пока заказал катать полосы для рельс и готовить сварочные электроды.
   Пока ходил у металлургов, за мной образовался шлейф из мастеров - кто с вопросами, кто хвастаться, а чаще - и то и другое. Ближе всех было хозяйство Прохора - пошел смотреть. Из литой стальной заготовки они получили методом ротационной ковки ствол миномета. На новом токарном для стволов развернули канал ствола и проточили посадочное под казенную заглушку. Ствол испытали - полуторный заряд пороха с чугунной миной ствол выдержал. Так что технология прошла испытания.
  
   Теперь на очереди - изготовление по такой технологии ствола для 65-мм пушки. Вот тут и вопрос - теперь у нас есть соответствующий токарный станок, и можно попробовать изготовит поршневой затвор вместо клинового. Поршневой затвор и проще и легче клинового, но нас сдерживало отсутствие большого токарного. Там еще есть проблемное место для фрезерного - продольные пазы в резьбовой части казенника. Но Прохор внимательно изучил взаимодействие частей на бронзовой модели, и предложил эти пазы просто вырубить зубилом, а затем еще раз пройтись токарным резцом по резьбе запирания.
   Эксперименты с поршневым затвором могут занять больше времени, но если у нас получится - то трудоемкость изготовления пушек сильно снизиться. "Кубик" клинового затвора очень трудоемкий, из-за наших проблем с фрезерованием. Я решил что прямо сейчас нам войной никто не угрожает, и у нас есть время для освоения поршневого затвора.
   Из механического цеха пошел к химикам, хотя это не рядом, но не менее важно. Коксохимия началась - получаем целый букет продуктов. Хотя большинство из них мы уже получали при пиролизе древесины, но есть и новые. Пропорции продуктов другие, почти нет метанола, есть аммиак, больше циклических углеводородов. Но их просто будет больше, другой масштаб производства. Меньше чем за сутки перегоняем десять тонн угля, а это полтораста килограммов горючего газа в топку, более трехсот килограмм смолы, больше ста килограмм аммиачной воды и почти столько же сырых бензолов. Так в учебнике написано.
   Получили: горючий газ, идет обратно в горелку, вода с запахом аммиака, легкие углеводороды и тяжелые углеводороды - смола какая-то. Смолы вышло меньше расчетного количество, видимо не вышел пек, температуры не хватило. Пек - самая густая часть продуктов - на битум похож.
   С первой же партии получения кокса - Антип получил несколько бочек остро пахнущих продуктов перегонки и принялся их изучать. У него уже собрана и настроена ректификационная колонна и там он очистил и выделил бензол, толуол и ксилол. Кроме того, был еще остаток из неизвестных пока углеводородов, которые предстоит изучить.
   Более двадцати килограммов толуола в сутки! Все, переходим на тол, его проще делать, и главное - он гораздо безопаснее, если такое можно сказать про взрывчатое вещество. Поставил план - снарядить толом две сотни снарядов и три сотни мин, пустые корпуса уже есть, мы же туда шимозу не заливаем, держим отельные шашки. Снаряды и мины распределить, и отозвать все тринитрофенольные шашки, сложить на отдельный склад - будем использовать как желтый краситель.
   Дальше мне встретился бумажный цех - новые котлы для варки целлюлозы уже готовы, объем производства должен увеличиться раз в пять. Тут просто - увеличили размер и количество котлов.
   Но самые большие изменения будут в самой установке по производству бумаги. Я понял, как с помощью системы сеток и валков получить непрерывное получение бумажной ленты из бункера. Нарисовал эскиз, вызвал одного мастера из механического - объяснил конструкцию. Разрешил использовать бронзу где надо. Ленту будем получать шириной 250 мм - формат В4, удачно подошел для книг. А4 будем делать на старом оборудовании. Поскольку лента довольно узкая, усилия на валках небольшие, подключать к приводу трансмиссии нет смысла, да и далеко это, будут крутить вручную. У нас тут цех по переработке целлюлозы, и еще комната, где будем "крутить" бумагу. Щедрой рукой выделил на это еще трех человек - среди разнорабочих у меня идет постоянный отбор толковых.
   Электронщики цех и лабораторию запустили, но занимаются только проводами и генераторами. С лампами не экспериментируют из-за стеклодувов. Стеклодувы потратили весь поташ еще в Чернореченске, в Адлере пока только золу собирают - мало ее, только кухня и несколько печей дровами топится. Каменный уголь поташ не дает, при промывки получилась смесь солей, но есть ли там калиевые соли и как их извлекать - неизвестно. Древесного угля тоже получают мало - кокс почти везде его вытеснил. Сборщики золы и селитры остались в Чембало и Каффе. Так что сидят стеклодувы с горшком поташа, и не знают, как запускать большую стеклоплавильную печь с таким количеством сырья. Кварцевого песка тоже мало - но тут проще, можно сходить на тот берег на Казантипе, там татар нет, и за несколько часов набрать сколько надо.
   Но так не годится - сидеть и ждать, сказал пособирать битое стекло - его никто не выкидывает. На эксперименты с лампами хватит. И надо организовать сбор золы в других городах.
  
   Тут мне говорят - второе письмо от Нур-Девлета! Как второе! Было первое! Что за...! Так, а кого наказывать? Ладно, давайте письма.
   Но письма были почти одинаковые - Гирей торопит меня начинать операцию - время уходит! У него там что-то с сезонами связано. А моя роль в этом плане состоит из двух задач - первая, освободить от татар Порт-Перекоп, который мы недавно бросили. Вторая - обеспечить переброску туда войск Нур-Девлета.
   Вообще-то, брать Порт-Перекоп Гирей старший собирался сам - подробно расспрашивал про крепость, толщину и высоту стен, разрабатывал план осады. Но я послал разведчиков, осторожно понаблюдать за крепостью. Разведчики рассказали следующее - татары лихо заняли пустую крепость, но через пару недель почти все ушли из нее, осталось два десятка. В Порт-Перекопе колодец дает только немного солоноватой воды, и там у меня построено "водохранилище" - большие амфоры, вкопанные в землю, общий объем около тридцати кубов. Воду привозили мои суда, закачивали насосами. Видимо, татары допили воду в амфорах, и ушли, оставшиеся - пьют из колодца, но лето было засушливое, воды в нем немного. Хотя сейчас должны начаться дожди, в прошлые годы было так.
   Два десятка - это немного, да и штурмовикам надо бы попрактиковаться, если что - минометами разбомбим, но это нежелательно - амфоры жалко.
   Но этого я Нур-Девлету не сказал - сделал небрежный жест - "да мои люди возьмут эту крепость без пушек, зачем стены ломать, они тебе еще пригодятся. " Так что мои штурмовики уже три недели тренируются, отрабатывают разные варианты захвата крепости. Дал им один день на сборы, пойдут на шхуне, во главе с Акимом, тот в Босфоре не навоевался, хочет еще на земле повоевать.
   Утром смотрел как они грузятся на корабль - выглядят как командос - разгрузочные жилеты, рюкзаки - много всяких мелочей я "наизобретал". Технологии несовершенны, но много что удалось сделать. Разгрузки сшиты вручную, но качественно и продуманно, фляги медные, но в чехлах - маскировка. Каски не в чехлах - покрашены черным. Фонарей мало - громоздкие они, но светодиодные. Два глушителя для карабинов, глушат прилично, но не в "ноль", как в кино. Для них еще патроны отдельные - с тяжелой пулей, дозвук. И совсем простое - два арбалета и кошки. Вот веревок синтетических нехватает, пеньковые требуют внимательного отношения.
   Уже начали альпинизм осваивать, жумара и гри-гри у нас нет, но восьмерку из бронзы уже многие освоили, хватает, стены невысокие. Штурмовики идут нагруженные как мулы - им даже воду с собой надо нести, а еще патронов и гранат набрали. Двенадцать штурмовиков едет, к ним еще два отделения обычных солдат для поддержки. Они же останутся временным гарнизоном, чтобы передать крепость Нур-Девлету. Не надо ему видеть мой "спецназ".
   Я же начал организовывать перевозку ногаев, а ведь только что организовал перевозку угля. Руду могли возить балкеры и без пароходов, и навозили уже более двухсот тонн таманской руды, а ведь еще есть запас керченской. И руду можно будет возить зимой, море там не замерзает, но часто штормит. Так что как пришли пароходы - все баржи начали возить уголь - три балкера и две мавны. В Шахтинске устроили аврал, еще дополнительно перебросили сотню человек с Тамани, поживут в "пассажирской" мавне. Около сорока оставшихся рудокопов послали в Мапу отдыхать, будем ротировать каждую неделю - попутные суда ходят постоянно.
   Так что добыча и перевозка угля только вышла на рекордный максимум - около ста двадцати тонн в неделю, и тут на тебе - давай транспорт для переброски войск. Не, пароходы не дам, у меня реки замерзнут меньше чем через месяц, а без угля у меня все тут встанет.
   Сделаем так - пехоту будут возить шхуны, четыре выделю, по тридцать человек входит. Выделю один балкер - повезет два десятка коней, пушки, и людей, сколько влезет. Мы с татарином давно обсуждали, что коней морем возить трудно, поэтому надо будет обходится малым, всю его конницу буду долго возить. Он долго думал, и согласился, даже чему-то улыбнулся. На мой вопрос он объяснил, что часть ногаев будет брать безлошадных, это даже легче. А лошадьми война обеспечит - надо же, какой уверенный.
   Расписал приказы, планы - все разбежались исполнять. А я остался сидеть в кабинете штаба, сижу и думаю - неужели уже можно так - отдал приказы, а их исполняют, и мне не надо даже со стула вставать. Хотя нет - вот недавно с письмами накосячили. Надо секретаря заводить, чтобы все письма, приказы, дела вел. Надо с писарями поговорить, может, есть кто толковый. Ну не Ефим, а кто попроще. Ефим сейчас "университетом" увлекся, со всеми студентами учебники читают и энциклопедический словарь пишут. Кстати, давно с ними "научную конференцию" не устраивал.
   Да, секретарь нужен, а вот управделами у меня уже есть. Тут такая коллизия была - когда мы все эвакуировались в Адлер, через день ко мне пришли - консул Адлера, Ратмира и Еремей с вопросом - кто тут из них главный? Ну консула Адлера я давно назначил, но он против Ратмиры и Еремея что плотник супротив столяра. Гусеву я предложил стать главой торгового приказа - когда он понял что это - обрадовался, это ему ближе, чем городом руководить. К тому же, консулов много, а министр торговли - один. Он уже уехал в Мавролако, там столько купцов стало! Появились крупные купцы из Персии.
   Для Ратмиры придумал должность - управляющий делами пре... дожа. Должна будет обеспечить быт и питания меня, моей охраны, и моих помощников. Ну еще закрытый цех-шарашку добавил. Долго ей объяснял ее обязанности, вдруг она выпучила глаза и, чуть не криком:
  - Я? Постельничий?! Я же даже не боярыня ни какая!
  - Ну это у царя - постельничий. А у дожа - управделами. Тем более - слуг мало - повар да горничная. Ну еще повариха в закрытом цеху. Спальников мне не надо, что я немощный, одеться не смогу, что ли. Вот для протокола нужен этот, как его, дворецкий, что ли. Это если послов каких встречать, в зале официальных делегаций.
  - А где у нас эта ... зала?
  - А зала у нас ... в Мавролако! Что-то я торможу, у нас же там официальная столица! Вот пусть этим Барди занимается, он знает как! А ты здесь.
   Так что у меня уже какой-то аппарат намечается. Но военный аппарат работает четко - это они побежали исполнять приказы, все суда пока еще к флоту-армии относятся, это у меня единый орган.
  
  
   Аким. Порт-Перекоп.
  
   Высадились вечером, в километрах десяти южнее Порт-Перекопа. Встречали нас разведчики, рассказали нам про ситуацию в крепости. Движения мало - иногда один-два всадника прискакивает или ускакивает. Караул виден только на надвратной башне, за воротами еще люди есть, кто ворота открывает. На другие башни иногда выходят караульные, но ненадолго, и всего несколько раз в день. Так что ничего не изменилось.
   Как стемнело - выдвинулись, шли не спеша и через несколько часов подошли к стенам крепости. Ночь ясная, но четвертинка луны дает совсем мало света. Наблюдали часа два - на башнях и стенах не видно никакого движения, чуть сами не уснули, отдыхая от утомительного марша. Перебрались через сухой ров, и мы уже под стенами.
   В нашем распоряжении вся южная стена и угловые башни - охраняемые ворота - справа за углом. Стена довольно открыта, и если ходить по ней, то будем заметны - надо прикрываться башнями. Начали с левой, "морской", башни. Башни и стены тут низкие - стена всего четыре метра, башня - чуть выше. Забросили кошку, первый штурмовик поднялся, осмотрелся - сигналит "чисто!" Поднялось половина группы, вторая половина пошла к правой башне. Повторили операцию - теперь мы заняли обе южных башни.
   До надвратной башни от "нашей" - метров семьдесят, но надо двигаться или ползком или на четвереньках - а то могут заметить. Двигались очень осторожно - видно, что один из караульных не спит. Прижались к стене башни снаружи - передохнули. Один караульный храпит, другой сидит, не спит. Сидит неудобно - ножом не достать, а арбалет стреляет довольно шумно, не говоря про карабин с глушителем. Но это предусмотрено нашим планом - сидим, ждем утра, чтобы не воевать с татарами в потемках.
   Первая группа ползком по западной стене доползла до северо-западной башни - там тоже пусто. Так что мы заняли почти весь периметр крепости.
   Довольно быстро рассвело, во дворе крепости началось движение - татары занялись делами по хозяйству. Теперь надо выбрать момент - чтобы во двор из казарм вышло побольше людей, но чтобы и нас не заметили.
   Вдруг над ухом по-татарски: "Э-э-э, ты кто такой?" Ему в ответ - "Бамс!" Карабин с глушителем, а звук как из пушки! Уф! Испугали ироды! И через пять секунд со стен загрохотали выстрелы. Второй караульный проснуться успел, а встать нет - дырка в голове. А еще через десять секунд стрельба прекратилась - все кто был во дворе - убиты или ранены.
   Теперь процесс такой - из казармы выскакивает татарин и падает убитым. После третьего убитого процесс прекратился, но в казарме еще кто-то есть. Причем ясно в какой - из всех казарм, только у одной из трубы идет дым. Минут пять ничего не происходит - никто не выходит. Дал команду спускаться, оставили на стенах четверых. Осмотрели другие казармы - чисто. Окружили первую казарму, но так, чтобы под окна не подставляться. Окна без стёкол и закрыты ставнями, но рисковать не надо. Со штурмом тоже решили не рисковать - закинули фугасную гранату, зашли и перестреляли всех.
   Еще раз все обошли - живых врагов нет, "контроль" провели. Все как командор требует - все четко, у нас даже никто не ранен, а у них никто не выжил. Только это скучно как-то, без куражу. Столько готовились, собирались - а как на стрельбище. Ну зато потерь нет.
   Дали сигнал на шхуну, через два часа встречали солдат - они тут остаются, передадут крепость Нур-Девлету. А мы свою работу закончили, теперь домой.
  
  
   Андрей Белов.
  
   Штурмовики с Акимом успешно отбили Порт-Перекоп. Аким говорит, что ребята ворчат - мало постреляли. Вот тоже мне стрелки-маньяки! Я понимаю, что такое превосходство в оружие вызывает чувство безнаказанности, но расслабляться нельзя, надо с ними поговорить на эту тему.
   - Если еще воевать хотите - вон у нас еще в крепости Ло Вати османы сидят, местных жителей объедают. Только, Аким, возьми еще два взвода - там осман около сотни сидит. И не рискуй людьми понапрасну, а то знаю вас, бравых вояк.
   Ушли на трех шхунах, но вернулись быстро - через неделю. Я даже испугался сначала. Но Аким успокоил - Ло Вати наша, потерь нет. А дело было так:
   Подошли к цели уже под вечер, а сейчас темнеет рано, так что даже высаживаться не стали. Аким на флагмане подошел поближе, османы обстреляли из луков - несколько стрел в шхуну воткнулись. В темноте воевать не сподручно, еще ничего не разведано, отложили все на завтра. Но чтобы османам скучно не было - обстреляли крепость из минометов, десяток осколочно-фугасных мин выпустили.
   Отошли от берега, встали на якорь, переночевали. Утром высадились в сторонке, стали ставить минометы метрах в пятистах от крепости. У осман пушек нет, только луки - красота. Два минометчика заспорили на главную тему - какое расстояние до цели. Сначала смотрели через свои треугольники, потом чуть до драки не дошло. Рядом появились мужики из местных - узнали флаги на шхунах. Один из мужиков, армянин, разговорился с солдатами, у нас в армии армян много. Спросил - о чем уважаемые так спорят? Ему объяснили. Он предложил померить расстояние шагами. Солдаты его схватили, чтобы не пошел, говорят ему - тебя же османы убьют! А он говорит - нету осман в крепости - ночью ушли.
   Вот так, не повезло спецназу, даже не стрельнули ни разу. Так что обживаем Батуми, там сейчас теплынь - хорошо. Самый южный мой город. Послал туда специалистов по сельскому хозяйству - будем пахать и сеять.
  
  
  
   Уже вернулись солдаты - передали крепость Нур-Девлету, там осталось несколько человек для взаимодействия - наблюдатели и связисты, шхуна дежурит вдали от берега. Мои корабли перевезли первым рейсом более сотни ногаев, на балкере перевезли два десятка лошадей и пушки. Десяток лошадей мы захватили в крепости, оставили Нур-Девлету. Он передал письмо - нужны еще пушки, в крепости пять башен, а пушек только четыре. Согласен, нужно еще одну, а лучше две.
   Но в Порт-Перекоп поехали не сразу, в первую очередь изобразили морскую осаду Воспоро. Про то, что Нур-Девлет собирает армию ногаев, Менгли узнал довольно быстро. И для него было логичным, что брат попытается захватить Воспоро - ближайшую к Тане крепость. И лишь когда узнали, что к Воспоро прибыла конница Менгли в несколько тысяч всадников, начали операцию в Порт-Перекопе.
   Узнал я почему так спешил Гирей, сейчас идет сезонная миграция татар с многотысячными стадами овец. Сезон на материке заканчивается, и стада перегоняют в Крым. Зимовать будут на "черных" землях, черные - не потому что чернозем, а потому что степь снегом почти не закрывает. Или тает периодически, или ветром сдувает, и овцы всю зиму пасутся на подножном корму, не надо заготавливать сено.
   И вот через перешеек, рода татар ведут свои стада, через перекопскую линию осталось только два прохода, да и те недалеко друг от друга. А у прохода их встречает бывший хан Нур-Девлет, с ним всего три десятка всадников, но все в стальных панцирях, блестящих от жира. Но самое главное - у них есть огнестрельное оружие, которое демонстрируется выстрелом в воздух. А ведь это оружие есть только у дожа, который сбежал с полуострова. Сбежал, но ничего Менгли не оставил. А у Нур-Девлета есть, и это большое преимущество.
   И бывший хан заявляет, что он снова будет ханом, и поэтому, данный род должен ему подчиниться. Род небольшой, мужчин-воинов около полусотни, но против трех десятков "железной" гвардии они даже не дернулись.
   У главы рода берут сына в аманаты, берут десяток воинов в армию, и еще десяток лошадей. Следующий род встречает уже пять десятков всадников.
   К моменту, когда Менгли узнал, что его обманули с местом высадки, и его войско подошло к Перекопу, у Нур-Девлета было уже почти две тысячи воинов. Менгли же мог собрать около пяти тысяч всадников - так быстро мобилизовать всех невозможно, большинство родов как раз занято перегоном скота.
   Менгли с войсками дошел до Порт-Перекопа, но армию Нур-Девлета так и не встретил. Крепость была готова к осаде, но там явно не было большого количества войск. Тут же он узнал, что Нур-Девлет ушел на север с основным войском, навстречу родам, идущим в Крым.
  
   Менгли обрадовался, что его брат не смог проскочить в Крым, но что теперь делать? Уходить за перешеек в погоню - нет смысла, можно упустить возвращение Нур-Девлета, разминуться. Делить армию - нельзя, перевес не такой уж и большой. Решил подождать, и пока взять крепость. Расположился лагерем, и вызвал обозы и пушки, а главное - минометы. Он помнил, как заполыхала цитадель Каффы.
   После того боя он еще накопил земляного масла. Вот только стрелять дальше двухсот шагов не получается - даже самые крепкие кувшины с узким горлом не выдерживают достаточный заряд пороха. Менгли казнил уже несколько греческих гончаров - но все безуспешно. Если делать стенки слишком толстыми, то пороховая бомбочка не в силах развалить кувшин - выбивает пробку, и снаряд горит как масляная лампа, не представляя большой опасности.
   А чтобы устроить хороший пожар в крепости нужно очень много кувшинов, из-за толстых стенок в кувшине помещается мало горючего масла. Пробовали делать снаряды из железа или бронзы - получалось очень дорого, масла помещалось больше, но при этом надежного разлития огня не получалось. Так что снаряды все еще керамические, зато их сотни.
   Несколько дней длилось затишье - Менгли ждал подхода артиллерии, крепость ждала штурма. Но вот приехала вереница телег, татары установили пушки и началась перестрелка. Сначала пушки установили слишком далеко - каменные ядра не долетали, а чугунных у Менгли было очень мало. Пушкарям Нур-Девлета запретили пока стрелять ядрами, стреляли иногда мелкой картечью - а это метров триста.
   Менгли придвинул пушки метров на пятьсот - ядра стали долетать до стен, но заметного ущерба нанести не могут. А минометы подтащить ближе не может - картечь не дает. В осаде появился позиционный кризис.
   Все это время с момента подхода пушек Менгли, Аким пытался организовать согласованные действия с войском Нур-Девлета, который находился со своим войском на северо-западном берегу Перекопского залива. Наконец рассчитали и согласовали время атаки, и войско выдвинулось к проходу в Перекопском валу.
   Войско Менгли осаждало крепость с юга и с востока, так как с севера мешал маневру Перекопский вал. В назначенный час из-за крепости появились три шхуны, и начало интенсивно обстреливать войска Менгли из пушки и двух минометов осколочно-фугасными. Расстояние было большим - около километра, но и цель большая - пятитысячное войско. Хорошо попали первые же мины и снаряды, человеческая масса забурлила, все ринулись в разные стороны.
   От громких взрывов кони пугаются, люди глохнут - навести порядок невозможно, хаос получился качественный. Потеряв более полутысячи, войска Менгли отошли на безопасное расстояние от берега, оставив на поле раненых и артиллерию. Атака Нур-Девлета немного опоздала, ему бы ударить когда был хаос, а сейчас уже войско выстроилось полосой. Но важно, что удар пришел с тыла, и Менгли толком не успел перестроить войско.
   Нур-Девлет построил войско так - впереди клин из трех сотен гвардии в стальных панцирях. На острие клина сам как-бы-хан и его четыре нукера, и все с револьверами. Но не рядом, а каждый в группе из четырех-шести всадников с тяжелыми щитами и длинными копьями. Почти что рыцари - только кони не защищены - кони мелкие, много железа просто не потянут. Даже шлемы похожи - стальная штампованная полусфера с приклепанным козырьком. Такой шлем, надетый на меховую шапку, неплохо держит удар.
   Такие ногайские рыцари составляли два-три наружных ряда клина, внутри клина шли лучники с османскими луками и заводными конями. Это если под гвардейцем из первых рядов убьют коня, чтобы он смог сесть на нового. Если не затопчут. А уже за клином шло остальное войско.
   Нур-Девлет был на острие этого клина, и его целью был Менгли, ориентировался он по "железной" гвардии и бунчукам. Когда атакующий клин приблизился к врагу, начали экономно работать револьверы - один всадник - один выстрел, и только когда патроны в барабанах закончились, подключились копейщики. Клин легко разрезал почти неподвижный строй.
   Но когда Менгли услышал частую стрельбу - его сердце замерло. "Дож вооружил Нур-Девлета винтовками!" И он быстро отдал приказы - всем лучникам стрелять по центру атакующих, что лучники уже делали и без команды. И гвардии - маневр. Назад. Прикрывать хана, потому что винтовки у врага - это страшно.
   Удар клина рассек строй простых воинов и "срезал" часть маневрирующей гвардии. Но патронов в барабанах только тридцать, а лучники с обеих сторон выпустили тысячи стрел. Клин таял, падали лошади, но и воинам тоже доставалось - доспехи не сплошные. Убили коня под Нур-Девлетом, но черкес подхватил хана на ходу, закинув на своего коня. Атака увяла, Нур-Девлет отступил к стенам крепости, зажав в угол между крепостью и валом три сотни врагов, которые тут же побросали оружие.
   Пока Нур-Девлет пересаживался на другого коня, наводил порядок, разбирался с пленными, Менгли плавно отступал. С одной стороны - надо не потерять лицо, с другой стороны - винтовки у врага. Заявив - "мы их побили - вон они бурлят израненные!" Менгли повел свое войско на юг, домой.
   У Нур-Девлета было много раненых, и еще все поле боя было усеяно убитыми и ранеными, чьи крики и стоны врывались в уши. Предстояло много работы - добить тяжелораненых, похоронить убитых, освежевать туши лошадей, посчитать трофеи. Особенно бронзовые пушки и минометы. Вот так, за один бой погибло почти две тысячи татарских воинов.
  
   А я в это время вел борьбу за уголь. На транспортировке угля работали два парохода, две баржи-мавны и три парусных балкера-фусты. "Спартак" таскал их против течения по Дону и Северскому Донцу от Таны до Шахтинска. По течению спускались самостоятельно. От Таны до Адлера парусные балкеры шли под парусами, а мавны пришлось таскать "Архимедом", не успели оснастить галеры парусами. Против течения "Спартаку" даже удавалось тянуть по два балкера, они поднимали паруса, и довольно сильно помогали пароходу. Но если при очередном повороте речного русла выпадал левентик - встречный ветер - то скорость всего речного поезда сильно падала, вплоть до скорости пешехода. Но тут важно дотянуть до очередного поворота, почти наверняка следующий галс будет для косых парусов подходящим.
   Так что в Адлер уголь стал поступать со скоростью 120-140 тонн в неделю, в зависимости от ветра. На балкерах мачты короткие, паруса небольшие, и сильный ветер давал им неплохую прибавку в скорости. Но этот ветер и требовал от моряков хорошей подготовки и постоянного внимания. Мы даже ввели на балкерах четыре вахты - это еще и отличная практика для начинающих моряков, я набрал еще греческих рыбаков в моряки.
   Чтобы обеспечить такую добычу угля, еще до Босфорской операции, я отправил с Тамани в Шахтинск еще сотню рабочих. Но добычу обеспечили даже "старыми" силами, а дело вот в чем. Тот небольшой участок угольной жилы в овраге на берегу мы оценивали в 100-200 тонн. Далее, открытая добыча грозила перейти в шахту, хоть и совсем мелкую. С главной проблемой - откачкой воды. Но вышло по-другому само собой - пустую породу снимали с горизонта и выгружали часть наверх, и часть, на противоположную сторону оврага. Также прокапывали канал под жилой и до дна оврага. В результате овраг двигался за извлекаемой жилой, вода отводилась естественным способом в реку, и огромных земляных работ не требовалось, добыча все также велась открытым способом.
   Но эта сотня рабочих не была лишней - еще велась срочная заготовка леса. Конечно, лес рубить лучше всего зимой, когда в нем меньше всего влаги. Но рядом с Шахтинском хорошего леса нет, его валят выше по реке и сплавляют. Но скоро река замерзнет и все, лес волоком не привезешь. А тут еще нашли хороший лес на берегу, но ниже по течению. И пока не было пароходов, воевавших осман, нарубили леса, навязали плотов. "Спартак" пришел, и, между делом, подтаскивает плоты к Шахтинску. Леса надо много - в планах усилить частокол, нарастить башни за зиму. Ну еще домов построить.
   Сейчас в Шахтинске около тридцати домов, по четыре семьи в доме. Еще большая столовая с кухней и три дома под госнужды - казармы и изба консула. Ну не дворец же. Так что перед морозами, все рабочие, кто без жен и домов, вместе с мавнами уедут на Таманский полуостров. К зиме завозим продукты - крупы, муку, овец. Овец надолго не хватит, рыбу ловить не смогут - поэтому муку и зерновые завозим с большим запасом. Это из османских трофеев, там и пшено, и ячмень, и пшеница. Картошки завезли, пусть привыкают. Срочно доделывают печи в домах, печники себе помощников набрали, вот только кирпичей не хватает. Комбинируют глинобитную технологию и кирпичную кладку. Зато печного железа хватает - в Адлере отлили из чугуна сколько надо колосников, дверок и задвижек.
   В ожидании зимы ротировали солдат, прислал еще один миномет с расчетом. Сто пятьдесят мин, уже с толом, добавил пять тысяч патронов к имеющимся - все-таки три-четыре месяца автономки. И если к Тане зимой еще можно пробиться - на Азове лед не постоянный, то Шахтинск - в полной изоляции.
  
  
   Поехал я в Мавролако, там ко мне опять официальная делегация. Оказывается, прибыл представитель султана, просит принять. Моя резиденция в Мавролако стараниями Барди уже стала походить на дворец. Ну такой дворец - с неоконченным ремонтом. Но парадный зал уже выглядит прилично, да еще задрапирован дорогой желтой тканью. А ведь это шимоза, лишь бы пожара не было. Что-то как-то неуютно стало, надо сказать Джованни, чтобы убрал. Скажу, что цвет не понравился.
   Камердинер объявляет - " Посланник султана Османской Империи Мехмеда Второго Исхак бин Ибрагим ". Заходит немолодой мужчина, одетый в дорогую турецкую одежду, но на турка не похож.
   Поприветствовал меня полным титулом и зачитал послание султана. В послании латинских слов много, но смысл умещается в одной фразе - великий султан-завоеватель предлагает дожу мир. Мир с Турцией мне нужен, но сразу соглашаться - опрометчиво, ведь султан уже на мир согласен. Может, выторговать у него еще что ни будь? Торговля! Проливы! Так, стоп, тебя никто не торопит, надо все обдумать. "Такие вопросы с кондачка не решаются"
   Да, надо торговаться. Я посмотрел на посла, стоящего с каменным лицом передо мной. Что скрывается за этой непроницаемостью? А ведь он приехал в страну к врагам! Мы же в состоянии войны. Как же он проник? Сказали, что приехал под видом купца. Но пришел сюда и открылся, не побоялся. Нет! Он боится. Он боится, но скрывает это. Султан послал его в стан врагов, возможно, на смерть. Почему? Надо узнать. Вряд ли получится его просто разговорить, но хорошо бы наладить с ним контакт. В эту эпоху отсутствия быстрой связи от отношения посла зависит довольно многое. Но званым обедом его к себе не расположить.
   Почему султан послал его на такой риск? Верительной грамоты он не предъявил, я мог казнить его как шпиона. Нету еще верительных грамот! Точнее, послы имеют некоторую неприкосновенность, но международных норм еще не выработано, итальянский правовед Джентили еще не написал свои "Три книги о посольствах." Но Исхак идет на смертельный риск, наверняка его шантажируют семьей. Почему? Зачем подвергать риску ценного сотрудника, видно, что это не мелкий чиновник. Или я не прав?
  - Уважаемый Исхак бин Ибрагим, вы раньше какой пост занимали? - посол очнулся, у каменной маски появились внимательные глаза, изучающие меня.
   - Три года назад я был Великим Визирем султана Мехмеда Второго Завоевателя - я чуть не присвистнул - он был вторым человеком в Османской Империи! И этого человека "на съедение львам"? Что же там случилось? Наверняка это в наказание. Что же он натворил? Не скажет, даже спрашивать не буду. Я бы не сказал.
   Какая-то мысль ускользает. Дипломатическая неприкосновенность! У него ее нет! Нет, я не собираюсь его пытать, наоборот, попытаюсь его "купить" дипломатическим статусом. Ведь если он в опале у султана, его жизнь там не стоит и ломаной лиры. Но если я придам ему статус единственного переговорщика, то пока султану будет важен мир со мной - Исхак будет ценным и незаменимым.
  - Уважаемый посол, благодарю Вас! Пройдите в комнату для отдыха, я Вас позову через несколько часов.
   Так, время еще есть, сегодня успею сделать. Хотя это ни на что не влияет, но хочется сделать сегодня. Вызвал Ефима и Джованни, сели в кабинете. Рассказал им о принципах дипломатического статуса, о посольствах, стали сочинять документы. Сначала указ о послах и посольствах, об иммунитете от уголовной юрисдикции. Потом стали составлять дипломатический паспорт для Исхака. Понятно, что это не соответствует нормам будущего, ведь это посол к нам, и диппаспорт должен выдавать султан. Но та прекрасная эпоха еще не наступила, а в реалиях этой эпохи, внутри конкретной страны действуют документы только этой страны. И даже этого еще предстоит добиться, добиться чтоб посла не прибили мои же "пограничники". Хотя документы Папы Римского ходят по всей Европе, но до диппаспортов международного образца еще далеко.
   В паспорте получился краткий пересказ дипломатического иммунитета - "если что натворит - зла не причинять, со всем вежеством отвезти к дожу под охраной". Причем перед дожем должен предстать и задержавший посла, будет отвечать в случае клеветы. Кроме того, ввиду отсутствия фотографий, в паспорте давалось подробное описание внешности Исхака, включая шрамы и окружность головы, которую мы вписали позже.
   Вызвали посла. Барди, на родной латыни, зачитал Исхаку все документы, разъяснял, где непонятно. Вручили паспорт, красивый такой - чернила разноцветные, печати с орлами. А мне было интересно наблюдать за метаморфозом каменной маски. В какой-то момент пропал скрытый страх, вытесненный работой мысли. А когда он изучил особые приметы в паспорте и поверил в свой новый статус, у него даже осанка изменилась. Да, бывших великих визирей не бывает.
   Следующим этапом программы было здание османского посольства. Выбрали приличный дом, из купленных мною ранее, с высокой каменной оградой. Снаружи, у ворот сколотили домик для охраны, поставили часового. Пока мы работали с документами, (не, мы правда работали с документами) в доме навели порядок, подготовили для жилья.
   Рассказал послу про принцип экстерриториальности здания посольства, про взаимную симметричность создания посольств, про внешнюю охрану принимающей стороной и внутреннюю охрану. Дом Исхаку понравился, я сказал, что дом станет полноправным посольством если будет выделен аналогичный дом в Костантинийэ и будет заключен мир между нашими странами. А пока дом передаю послу в пользование, он уже может в нем жить. Внешнюю охрану уже поставили, внутренней пока нет, Исхак приехал в сопровождении всего лишь двух слуг.
   Видно, что посол загружен новыми понятиями и впечатлениями, каменная маска исчезла, появился положительный настрой. Пригласил его на завтра на обед, неофициально, поговорить.
  
   За обедом Исхак бин Ибрагим все-таки разговорился. Сначала я рассказывал ему в непринужденной обстановке интересные истории, заранее продуманные, чтобы не выдать чего ни будь важного. Немного хвастался при этом, провоцируя посла на ответное хвастовство.
  
   Исхак действительно не турок, а серб, это обычная практика у султанов - шесть последних великих визирей были или сербами или греками. И только после недавнего неудачного штурма Крыма, великим визирем был назначен турок - Ходжа Синан-паша. Командовавший операцией предыдущий великий визирь Гедик Ахмед-паша, тоже серб, несмотря на неудачу, не был казнен или посажен в тюрьму. Он так горячо рассказывал султану Мехмеду о новом флоте и оружие генуэзцев, что был назначен капудан-пашой - командующим флотом. На этом посту он и занимается строительством нового флота.
   Сухопутный поход на Крым, через Дунай и Молдавское княжество, возглавил новый великий визирь Ходжа Синан-паша. Он внимательно изучил опыт войны с генуэзцами, и тоже пришел к выводу о необходимости массового использования пушек. "Средних" пушек, для поражения живой силы противника, а не только осадных орудий для штурма крепостей. Для этого, к неудовольствию Ахмед-паши, сняли часть пушек с галер, так как полевых пушек в османской армии почти не было. Но для пушек нужен порох, для массового использования пушек нужна масса пороха. Оказалось, что в Османской империи пороха очень мало для такой войны. Ну и Синан-паша, пользуясь властью, выгреб все запасы пороха для своего похода, в том числе и из гарнизона столицы - Костантинийэ. Это уже к неудовольствию Исхака бин Ибрагима - мухафиза - командира гарнизона, ответственного за оборону столицы и Босфора.
   На протесты подчиненного, Синан-паша указал ему ускорить производство пороха. На производство пороха послали еще людей, но девять женщин не способны родить одного ребёнка за один месяц, так и селитра не вызреет быстрее, чем за полгода, даже в теплой Турции.
   Была надежда что после войны остатки пороха вернутся, но пожар и страшный взрыв в крепости Исакча уничтожил почти весь порох. Узнав об этом, Гедик Ахмед-паша насобирал остатки пороха для своего флота по всем арсеналам, но вышли сущие крохи. Исхаку же пришлось дожидаться пороха "нового урожая ". А ведь он отвечал за две крепости - Костантинийэ и Румелихисар. И если на древних стенах пушки стояли не очень хорошие, они только для обороны крепости, то на новой крепости Румелихисар стояли самые лучшие пушки - для перехвата кораблей в проливе, эта крепость была построена специально для этого.
   Поступила первая партия нового пороха, Исхак к ней отнесся настороженно, заставил порохового мастера проверять порох стрельбой из пушки самолично. Стреляла пушка нормально и порох приняли.
   Тут еще новое веяние - Ахмед-паша рассказывал, что у латинян новые пушки из чугуна, и стреляют они очень хорошо. Но самое главное - дефицит бронзы для пушек. Медь для бронзы добывают по крохам на всех доступных рудниках, и все идет на пушки. Но для бронзы нужно еще и олово, не так много как меди, но олово надо покупать. Привозят олово издалека, все древние месторождения олова давно истощились, и покупка обходится очень дорого казне султана. Так что чугунные пушки стали спасением.
   Чугунные ядра уже начали лить, они однозначно показали свое превосходство над каменными. Этой же мастерской поручили отлить новые пушки. Пушки получились далеко не сразу, самые первые лопнули сразу после отливки. Потом были разрывы пушек при испытаниях, но к этому уже были готовы, испытывали аккуратно, обошлось без жертв.
   Наконец-то получились хорошие пушки, на испытаниях они выдержали довольно сильный заряд пороха. Пушки делали для крепости Румелихисар, они были длиннее бронзовых, чтобы уверенно поражать корабли у дальнего берега. Пушки еще давно испытали на стрельбище, и уже смонтировали на башнях крепости. Главный топчу радовался новым пушкам, осталось их пристрелять. Но при первом же выстреле с башни, пушку разорвало на куски сильным взрывом. При взрыве кроме расчёта погиб главный топчилар и мастер по отливке пушек.
   Схватили и посадили в тюрьму для выяснения причин мастера по пороху. Ведь взрыв мог быть вызван тремя причинами - неправильное заряжание, бракованная пушка и неправильный порох. Но так как заряжающий и пушечных дел мастер погибли, то остался только один возможный виновник.
   Да уж, блестящая логика у правосудия, подумал я. Но Исхак продолжил:
   В Румелихисаре сложилась кризисная ситуация - качество пороха под сомнением - другого пороха нет. Качество чугунных пушек под сомнением - бронзовые пушки уже спустили с башен. Топчу боятся стрелять из новых пушек новым порохом - им угрожают смертью, а они размышляют - что предпочесть. Уж очень страшная картина была после взрыва пушки. Стали поднимать на башни старые бронзовые пушки, чугунные - спускать. И в этот момент пришла эскадра латинян.
   Исхак помрачнел от нахлынувших воспоминаний. Свою главную задачу - оборону Босфора он провалил. Крепость Румели была не готова, на Костантиниийэ пушки не добивают до дальнего берега.
   Гедик Ахмед-паша пытался спасти положение, но кроме мелких фуст у него были готовы только две хорошо вооруженных мавны. Команды галер отважно бросились в атаку, но в неравном бою были повреждены, и вынуждены были выброситься на берег.
   Потери от набега были ужасны - уничтожены более половины военных кораблей и три четверти верфей сожжены. К обороне почти ничего не было готово - Исхак что-то проворчал про вечный бардак в стране.
   Султан был в гневе и Исхак молился Всевышнему перед казнью. Но Мехмед придумал изощрённое наказание - под страхом расправы с семьей он поручил Исхаку бин Ибрагиму заключить мир с генуэзцами. С теми, что в восточном море и называют себя Таврической Республикой.
  
   Вот так посол рассказал мне много интересного, не считаясь с военной или государственной тайной. Интересно - это хвастовство или изменившееся отношение к султану? Скорее первое, уж очень он увлеченно рассказывал интересные истории. А ведь это много кому свойственно. Я читал про частые случаи такого же беззаботного раскрытия секретов и в Российской Империи вплоть до девятнадцатого века. Иностранным шпионам-дипломатам достаточно было прийти на званый вечер и вежливо выслушать про государственные тайны очередного хвастуна.
   Но если подумать, своим рассказом Исхак не выдал никакого актуального секрета - порох уже есть у всех, на башнях стоят проверенные бронзовые пушки, боеготовность обороны высока как никогда. Так что все, что он мне "выдал" - большой практической пользы не имеет.
  
  
   Когда посол ушел я погрузился в раздумья, и ко мне пришло осознание того, насколько я рисковал. Ведь если бы я не атаковал крепость Исакча, то у осман небыло бы проблем с порохом, а если бы не мои минометы из высокопрочного чугуна - не взорвалась бы пушка в Румелихисар, и мы бы попали под обстрел. Гипотеза взрыва у меня такая: "на порох" послали новых людей, и, несмотря на присмотр мастеров, порох получился немного другим.
   Далее - это не гранулированный порох, а пороховая мякоть. Скорость горения мякоти сильно зависит от степени уплотнения. При испытаниях были одни заряжающие, на башне в крепости - другие, и степень уплотнения получилась такая, что скорость горения стала максимальной. При этом резко подскочило давление внутри ствола.
   Если бы пушка была бронзовой, она бы просто треснула, скорее всего. Но чугун хрупкий, если не соблюдать его состав и не проводить термообработку. В результате получилась осколочная бомба. Вот так мы и проскочили.
   Хотя это был не единственный положительный вариант произошедшего. Если бы мы пришли на две-три недели раньше, то в Румелихисаре в тот момент пороха не было совсем, и результат был бы похожим. Так что не все так судьбоносно.
  
   Как велики стали изменения, в результате моего воздействия! Политическая ситуация в этой части мира изменилась до неузнаваемости. Толку от моего послезнания все меньше и меньше. Османская Империя потеряла большую часть флота, и Венеция этим точно воспользуется. Султан это понял, а остальные узнают очень скоро. Вот он и спешит с миром.
  
   Поэтому на следующий день вручил послу свой вариант мирного договора. Прибавил два пункта - самое главное - свободный проход через проливы кораблей под флагом Таврии, любых кораблей, и торговых и военных. Вторым пунктом включил в мирный договор своего союзника - Молдавское княжество. Стороны обязуются не пересекать Дунай в нижнем течении, так что под защиту попадает еще и Бессарабия, но она в данной ситуации объект, а не субъект политики, ввиду слабости.
   А вот Стефану Великому надо написать письмо, в случае заключения мира. Я думаю, он не обидится, что османы обязуются не нападать на Молдавию. Нападать же на осман Стефан точно не собирается, не то соотношение сил. Хотя по-хорошему, это должно быть трёхстороннее соглашение. Но это слишком сложно и долго, так что беру на себя представительство.
   Конечно, такие дополнения Исхаку придется согласовывать с султаном или с великим визирем. Чтобы сделать их сговорчивее, хотел продемонстрировать силу - разграбить и сжечь порт Трапезунда на глазах у посла. Но решил не подставлять Исхака, вроде как получилось наладить с ним контакт. Поэтому только пригрозил, что жду две недели, после этого считаю себя в состоянии войны с Османской империей. Начну с Трапезунда.
   Посол сначала сильно озадачился от таких претензий. Но уже через минуту вошел в конструктивное русло, видимо, что-то уже просчитал. Я предложил довезти его до Босфора на шхуне, чтобы не терять время. Обговорили обратный путь - он должен выйти на фелюке под белым флагом. Шхуна под андреевским его заберет. Состав посольства разрешаю увеличить до десяти человек. Попрощались с Исхаком официально, даже сухо. Но он никаких отрицательных эмоций не выказывал. Решил отправляться сегодня же, взял только час на сборы. Мне же надо выдержать две недели. Что ответит султан?
  
  
   Созвал очередное заседание военно-технического совета, подгадал его к прибытию "Архимеда", капитана парохода вызвал на совет. Обсуждали итоги Босфорской операции. Решили, что использование парусников в стесненных условиях - нежелательно, пароходы намного лучше. Поэтому решили создавать пароходный военный флот, но пароходы потребляют много угля, и при хорошем ветре они проигрывают парусникам в скорости, так что парусникам оставляем роль дозора и патрулирования, а также транспорта мирного времени.
   Второй вопрос был в том, что 65-мм пушки хороши, но их мало. И на пароход надо ставить как минимум две пушки. Как из соображения геометрии секторов наводки, так и из соображений дублирования и плотности огня. Когда один наводчик промахнулся несколько раз подряд в Мраморном море - ситуация стала опасной. К тому же, для моих военных стало открытием, что даже при стрельбе на один километр в реальном бою, вероятность попадания во вражеский корабль очень низкая. Так что надо увеличивать плотность огня.
   По пушкам взял слово Прохор, он рассказал, что метод радиальной ковки ствола из литой заготовки себя оправдал, и сейчас ведется отработка технологии изготовления поршневого затвора. И если все сойдется, то новая модель 65-мм пушки с дульным тормозом и поршневым затвором обещает быть технологичной и не трудоемкой. А по-простому - сможем делать много и быстро, ну относительно.
   То, что пушек будет много, всем понравилось, и началось обсуждение переделки фусты, лежащей на пляже Адлера, в пароход новой модели. Но тут я обсуждение прервал, и предложил заслушать капитана "Архимеда".
   Капитан сначала смущался высокого собрания, говорил, что все нормально. Но я ему сказал говорить прямо, все как есть. Ну и он начал о наболевшем - пароход постоянно течет, и это не пробоины, текут стыки досок обшивки. Большая нагрузка и вибрация от машины расшатывает их. Расшатывается весь корпус - а ведь это галера, она не рассчитана на такую эксплуатацию. Если подумать - то сколько проходит галера, и сколько прошел пароход. В десятки раз больше! Корпус ушатали буквально.
   Но этого мало. Кочегарка хоть и обита железом, но угольки постоянно находят лазейки и пытаются поджечь деревянный корпус. Спасают протечки корпуса - тушат угольки. Но пространство между железом и деревом на дне постоянно наполнено гнилой водой, гниет и железо и дерево.
  - Что делать! - все загалдели.
   - Прямо сейчас - ничего не делать. Пароход в таком состоянии уже два-три месяца, и пару недель до ледостава на реках он доходит. А после - на ремонт корпуса, попробуем что-то сделать. Состояние "Спартака" лучше, но профилактику делать тоже будем.
   - Но это не решение проблемы. Надо делать стальной корабль!
   Молчали секунд пять. Ну и долгожданная реплика:
   - Так он же утонет!
   Я подал знак, и солдаты внесли корыто с водой. Третий солдат протянул мне железную коробочку, которую сварщики мне недавно сварили. Коробочка размером с кирпич, но борта выше. Я осторожно положил коробочку на воду, она погрузилась на половину и заколыхалась на поверхности.
  - А-а-а! Не-е! Ну конечно! Это же не топор!
  - Да, не топор. Нужна правильная конструкция.
  - Так на него уйма стали уйдет!
  - На такой пароход, побольше "Архимеда, уйдет около сорока тонн проката.
  - Ого! Это же много!
  - Это восемь дней работы домны, конвертера и прокатных станов.
   Мужики притихли. Они знают что такое тонна, и почем мы продаем килограмм стали каффским кузнецам. До них стала доходить масштабность нашего производства. Если бы мы всю сталь продавали по ценам сабельной, это же получается ... бешеные деньги. Но некому продавать такое количество стали, да и надо ли? А вот построить что-то грандиозное и могущественное.
   Заметил как Василий смотрит вдаль с хищным прищуром. Он уже представил "железный" пароход с двумя, нет, с тремя пушками. Зал заседаний штаба начал наполняться гулом голосов, хотя нас меньше десятка. Все-таки у меня в совете люди с живым умом и хорошим воображением, вон уже руками машут - изображают то ли размеры корабля, то ли сектора обстрела пушек. Обсуждение длилось несколько минут, но вскоре люди притихли и посмотрели на меня.
  - А какой он будет? - Василий изобразил руками перед собой что-то, шириною в полметра.
  - Эскиз проекта покажу вам через неделю. Думаю, что он будет больше фусты, но меньше мавны. Две пушки будет достаточно. - Василий нахмурился - Ведь это будет наш первый стальной корабль - испытаем, будем думать над вторым - у Василия расширились глаза и он восторженно улыбнулся.
  - А нам что делать?
  - Работать. У каждого из вас есть свое дело, своя задача - вот и делайте свое дело хорошо, зная о наших ближайших перспективах. Тем более, вы тут руководители и командиры - так что ваши люди тоже должны хорошо выполнять свою задачу. А перспективы такие - на суше к нам не подойти, а на море мы станем самыми сильными.
  - А когда строить начнем?
  - Сортамент большей части проката я закажу на завод прямо сейчас. Начнем строить большой эллинг, нужен прочный слип, чтобы выдержал сорок тонн, а лучше - больше, на перспективу.
  
  
   То, что нужен новый корабль с требуемыми параметрами, я понял давно. Требований скопилось много, одно из важнейших - повышения надежности. Модульный котел - хорошо, но недостаточно. Если бы котел "пробило" в бою, то пароход был бы полностью обездвижен, в бою нет пары часов для ремонта, поэтому нужно два котла. Но если подойти системно, то резервировать надо всю силовую установку - котлы, машины и винты - всего по два.
   Такое резервирование - правая и левая силовая установка и движители - вариант действующий но не оптимальный. Его использовали, например, на автомобиле ЗИЛ-135, на который ставили РСЗО "Ураган". Там использовалась бортовая схема трансмиссии - правый двигатель, правая КПП, правая раздатка, правые колесные редуктора приводили в действие все четыре правых колеса. То же самое с левой стороны. Две независимых трансмиссии, переключатель КПП и педали - общие. Восемь карданных валов и ни одного дифференциала. Зато при выходе из строя любого агрегата, можно продолжать движение на исправном борту. Обычно, если один двигатель "не заводиться", на раздатке того борта ставят "нейтраль" и едут на другом борту. Скорость меньше, руль тянет в сторону, но едет.
   Есть и дополнительные преимущества - зимой достаточно завести один двигатель, пошла зарядка, и завести другой уже легче. Если сломался один стартер, то заводят другой двигатель, а второй заводят " с толкача" - трогаясь на первом двигателе при включенной трансмиссии. Машину дергает боком и двигатель заводится.
   Схема довольно живучая, отсутствие дифференциалов позволяет двигаться по ровной дороге при утрате двух средних колес одного борта, либо по одному с каждого борта. Передние и задние колеса управляемые, там сложнее.
   Я же хочу на пароходе развить эту идею. Два котла и две паровые машины соединить дополнительными паропроводами с вентилями, и можно включать их в любых вариантах. Но тут у меня другая проблема - у фуст трюм узкий, два котла бок-о-бок никак не помещаются. Выходит, что много проблем происходит именно от корпуса. Он узкий, хлипкий, при этом имеет большую осадку для обеспечения мореходности. Не такую большую осадку как парусники, но около двух метров. А груженая мавна - два с половиной, в дельте Дона есть места, где она с трудом проходит. И как раз большая осадка - следствие узости корпуса.
   А ведь я хочу попытаться подняться по Дону до Воронежской стрелки, и такая осадка меня не устраивает. Насколько я понимаю, традиционный глубокий киль - это устаревшее понятие об оптимальной судовой архитектуре. Если посмотреть на поперечный разрез судов второй половины двадцатого века, то можно увидеть что миделевое сечение приближается к прямоугольнику. Это называется высокий коэффициент поперечной полноты судна (подводной части мидель-шпангоута). Еще бывает продольный ( конструктивной ватерлинии) и общий, по водоизмещению.
   Когда я это понял, и представил миделевое сечение близкое к прямоугольному, сразу сошлись два вопроса - ширина трюма и осадка. Осадку - уменьшим, ширину трюма - увеличим. Но почему корабелы не одну тысячу лет, в борьбе за скорость, пытаются сделать корпус судна узким? Чтобы обеспечить остойчивость - делали глубокий киль, сопротивление увеличивалось, и, чтобы хоть как-то уменьшить сопротивление - уменьшали ширину. Хотя это тоже снижало остойчивость.
   Но у меня не парусник, остойчивость не самая главная проблема, миделевое сечение можно делать довольно полным, мидель - широким. Но с нуля я спроектировать не смогу, надо начинать с существующего аналога. Двухмачтовую шхуну я пытался запомнить тщательно, и это мне помогло с постройкой. В юности я увлекался военно-морским флотом, хорошо запомнил общий конструктив некоторых кораблей, но они все слишком большие для меня. Тысячи тонн водоизмещения! Чему же соответствует мой проект? Похоже, что боевым катерам. Вот кто соответствует - ракетный катер проекта 183 - 25 метров, 70 тонн - это примерно мои потребности. В свое время он привлек мое внимание тем, что первый в мире ракетный катер был советским.
   Но это только ориентир, самое большое отличие - я не располагаю силовой установкой такой мощности. 4-5 тысяч лошадиных сил, это очень много для меня, но и о скорости в 35-40 узлов я и не мечтаю. Поэтому обводы корпуса надо менять, чтобы уменьшить волновое сопротивление, надо увеличивать длину. Переход от оконечностей к миделю делать более плавный, особенно носовую часть. Потому как по скорости у меня есть конкретные цели.
   Если плыть по морю или озеру - то все понятно, чем больше скорость, тем больше расход топлива. Если идти по реке против течения, то не все так однозначно. Если скорость судна будет меньше скорости течения, то никто никуда не уплывет - получается, что чем больше скорость судна, тем экономичней оно поднимется против течения реки. Но при увеличении скорости, появляется волновое сопротивление, и оно растет нелинейно, причем, чем больше длина судна, тем позже наступают критические точки графика сопротивления. "Длина бежит".
   Скорость течения Дона 4-5 км/ч, чтобы не топтаться на месте и не жечь понапрасну уголь, хорошо бы иметь абсолютную скорость в 15 км/ч, лучше - больше. Тут еще один момент - буксир с баржей будет медленней "сухогруза" той же мощности и водоизмещения, ну или "сухогруз "- экономичней. Поэтому и проектирую большой, относительно, корабль. Если в верховья Дона послать "Архимед" с баржей, то придется эту баржу полностью углем наполнить. Это как полет в космос - каждый килограмм на орбите требует сотен килограмм топлива, а полет на Луну - на грани выполняемости, из-за этой пирамиды груз-топливо.
   Еще один момент - все наши корабли не имеют водонепроницаемых переборок, в случае серьёзной течи - идем на дно, без вариантов. В деревянном судне это сделать очень трудно, в стальном - гораздо проще, когда есть сварка. Без электросварки я бы и не замахнулся на такой проект. Так что делаем переборки, причем в машинном отделении - еще и продольные. Надо разделить два котла в две кочегарки, и две машины разделить - это все для повышения надёжности, в первую очередь - боевой. Если все сделать правильно, то при затоплении одной кочегарки и одной машины, корабль должен сохранять подвижность. Обе машины оснастим помпами - и можно будет бороться с затоплениями.
   Вот только не знаю, как поведет себя наш котел при затоплении. Котлы - это наше особое достижение, как бы не большее, чем сами паровые машины. Если паровую машину почти невозможно построить без станков и резьбовых соединений, то с котлами ситуация несколько иная. Котел можно склепать горячими заклепками, отработанная технология в девятнадцатом веке, но я не стал этого делать принципиально.
   Когда горячая заклепка остывает, появляется натяг - склепаные листы сжимаются, а стержень заклепки остаётся растянутым. С одной стороны это хорошо - обеспечивается герметичность стыка, а с другой - стержень заклепки уже прилично нагружен, хотя и в пределах упругой деформации. Но эта упругость противоречит пластичности стали, требуемой для безопасной эксплуатации котла. Пластичная заклепка и пластичные листы не обеспечат герметичности, конструкционную прочность могут обеспечить, но для обеспечения герметичного стыка листов внахлест заклепки должны быть упруго растянутыми, а листы не должны пластично деформироваться в месте стыка от монтажных и эксплуатационных нагрузок. На практике это не всегда удавалось - замазки для клепаных швов это отдельная тема.
   В конструкции котла много мест, где давление пара нагружает заклепки дополнительным значительным растягивающим усилием. Даже если считать, что давление пара не превышает максимальных значений, то есть шанс на дефект соединения - какая-то заклепка работает на пределе. Если эта заклепка разрушится в процессе эксплуатации, то из-за недостаточной пластичности листов и заклепок, нагрузка на соседнии заклепки резко вырастет. Цепная реакция разрушения заклепок обычно продолжается, пока не спадет давление.
   У сварных котлов ситуация иная - необходимости в упругой стали нет. Используют низкоуглеродистую сталь - она и сваривается лучше, и не закаливается при сварке. Кроме того, небольшой размер наших модулей позволяет провести правильный отжиг. Из котловых марок сталей нам доступна одна - 09Г2С, не знаю, насколько точно у нас получилось выдержать состав, но сталь получилась хорошая - пластичная, свариваемая, стойкая.
   Остаётся только случаи дефекта сварки, случаи превышения давления, прогорания и внешнего воздействия мы пока не рассматриваем. С видимыми дефектами сварки - трещинами, прожогами и кратерами мы боремся. Остаются скрытые дефекты - непровары, пористости и включения шлака в шов. Если эти дефекты не проявили себя при испытаниях, то в условиях агрессивной среды котла в местах дефектов происходит интенсивное разрушение металла. В какой-то момент времени дефект становится сквозным - идет утечка пара. Но благодаря пластичности стали дальнейшего развития дефекта обычно не происходит.
   Первоначальное разрушение металла в дефектах сварки и клепки часто происходит по причине межкристаллитной коррозии. Таким очагом может стать не только дефектный металл, но и деталь надлежащего качества, испытывающая растягивающие напряжения, близкие к пределу текучести - стержни заклепок. Если же в стали есть не связанная сера, то она образует сульфид железа, в первую очередь - между зернами, провоцируя коррозию. Так что легирование стали марганцем - обязательно.
   Еще одним фактором, значительно ускоряющим межкристаллитную коррозию, является наличие в котловой воде ионов натрия и калия. Щелочь добавляют для борьбы с накипью - так что или накипь, или коррозия.
   Но в случае превышения давления сварной котел взрывается не хуже клепаного, на испытаниях мы в этом убедились. Поэтому мы ставим на свои котлы по два предохранительных клапана, за всеми клапанами следит специально назначенный человек - настройка, учет, периодическая проверка. "Котлонадзор".
   Еще была проблема с манометрами - долго пытались повторить конструкцию спирального манометра, который я привез с собой. Совместными усилиями Аргироса и ювелира сделали две штуки - сложно делать изогнутую трубку. Трубку из меди мы делаем экструзией, но она слишком пластичная и после определенного давления на ноль не возвращается. Высокооловянистая бронза для этого подходит лучше, но ее не согнёшь, надо отливать сразу изогнутой - "художественное литье". Еще там много мелких детали - намучились оба. Попробовали сделать диафрагменный - когда точно угадали с толщиной бронзовой диафрагмы - заработало. Вот только точность намного хуже, да еще шкала сильно нелинейная получается. Но и так значения на шкалу надо наносить индивидуально для каждого экземпляра. Вот все у нас так - штучная работа. Но для машинистов паровых машин - пойдет. Для них важен участок шкалы от среднего давления до максимального. Один спиральный точный манометр использует котлонадзор.
   Кроме того в бою для котлов есть еще одна опасность - попадание холодной забортной воды на раскаленный котел может привести к его взрыву. Поэтому рисуется защитный механизм - вентиль, от него труба для пара за борт. К ручке вентиля - на штанге поплавок у пола. Если приподнять поплавок, вентиль открывается, и пар уходит из котла.
   Так что с переходом на сварку в двадцатом веке, взрывы котлов стали редки, и происходили, в основном, из-за нарушения условий эксплуатации. Не будь у меня электросварки я бы не смог сделать приличных котлов, не смог достичь этого, довольно таки среднего давления. В моей реальности, в паровом автомобиле Добля в 1906 году давление пара достигало 70 атмосфер, а позже - 120. Но это прямоточный котел из длинной бесшовной трубы из жаростойкой стали. Мне такого еще долго не достичь, легче ДВС сделать. А обычные паровики в то время работали на давлении 40-50 атмосфер. Есть к чему стремиться. Но страшно.
   Еще нельзя забывать про трудоемкость заклепок, над установкой одной заклепки трудится бригада из 4-5 человек, а перед этим еще надо просверлить отверстия. Сверлить надо на станке, ручных электродрелей у меня нет, значит надо тщательно планировать работы. И взялся ли бы я за "железный" корабль, не будь у меня электросварки? Стальной обшивки точно бы не сделал, нет у меня ресурсов для установки тысяч заклепок. Разве что сделал бы стальной каркас с деревянными элементами и деревянной обшивкой.
   Но прокат и электросварка позволяют делать чудеса даже по сравнению с уровнем технологий конца девятнадцатого века. Даже такая, казалось бы, мелочь - гладкая поверхность сварного корпуса по сравнению с клепаным, даст приличную прибавку в скорости судна.
   Но даже сварные котлы - это куча проблем, и меня все время гложет мысль - а не перейти ли мне на ДВС? Дизель мне не по зубам, а вот карбюраторный бензиновый можно попробовать. А еще проще полудизель - болиндер, с калильной камерой. Проблема котлов исчезает, но появляются новые проблемы. У паровой машины отличная моментная характеристика - при нулевых оборотах уже есть большой момент - машина начинает двигаться сама. Для двигателей внутреннего сгорания нужен стартер - или электрический, или пневмо, или "кривой", если сил хватит.
   Болиндер еще и работает в узком диапазоне оборотов - на малых оборотах остывает калильная камера. На больших - перегревается, угол опережения зажигания увеличивается - эффективность падает. Значит еще нужна коробка перемены передач и сцепление. Хотя для тихоходного судна сойдет и так - винт на валу напрямую.
   Но встает вопрос топлива - даже для всеядного болиндера оно должно быть жидким и достаточно калорийным. Когда я узнал про крымскую нефть, то сразу же заказал купцам. Нефть мне привезли меньше чем через месяц - две амфоры по восемь литров. Как раз хватило чтобы с Антипом освоить ректификацию. Анализируя сказки и "маркетинг" купцов пришел к выводу, что из крымских месторождений получают от двухсот до четырехсот литров нефти в месяц. Большую часть забирает себе Менгли Гирей. Но даже если я захвачу весь Крым, то четыреста литров в месяц это очень мало. Надо бурить, я это быстро не освою. Про глубокое бурение можно сразу забыть, не тот у меня уровень технологий. Даст ли поверхностное бурение увеличение дебета месторождений? Не знаю.
   Горючие жидкости я еще получаю из коксовой батареи, но там выход подходящих веществ около одного процента - остальное смола, аммиак, газ и вода. Вот на мавне привозят восемьдесят тонн угля, из него получится восемьсот килограммов бензолов. Еще есть скипидар, получаемый при пиролизе древесины. Там выход - пять-десять литров на тонну древесины. Для парохода это очень мало.
   Вот недавно мы на пароходах сходили в Мраморное море, каждый пароход потратил около двадцати пяти тонн угля. Если поставить на них болиндер, то расход составил бы десять-двенадцать тонн жидкого топлива, в зависимости от калорийности. Десять тонн жидкого топлива, и где его взять? Тысячу тонн древесины на скипидар извести? И это один рейс одного парохода, да это весь Адлер должен работать лесорубами и углежогами. А уголь просто грузи лопатой в Шахтинске.
  
  
  
  
  
  
   Пока делаю эскиз проекта, в самых общих чертах, без подробных расчетов. Но уже видно что двадцать пять метров длины - совершенно недостаточно, надо хотя бы тридцать. Тут и "длина бежит", и необходимость плавных переходов от оконечностей к основному корпусу, и достаточный объём грузовых трюмов. Вот ширина прототипа меня устраивает. При ширине судна в шесть метров, ширина трюма получается чуть больше пяти, ширина кочегарки - 2,6-2,7 метра, нормально, длину можно прибавить.
   Компоновку корабля задают две орудийных площадки - на носу и корме, надо обеспечить хорошие сектора наводки. После носового орудия идет надстройка, в передней части которой - капитанский мостик. После надстройки будет мачта - стальная, сварная. Кроме основной функции - парусной, мачта имеет другие назначения. Это еще и грузоподъёмный кран, как раз под реем, позади мачты, располагается люк грузового трюма. А так как и мачта и рей стальные, кран обещает быть довольно прочным.
   Еще на мачту можно поднимать флажные сигналы, начали и это осваивать. Передавать сигналы ратьером не всегда удобно. Иногда его плохо видно, а в других ситуациях сигнал надо передавать непрерывно. Вот уж буквально - флаг ситуации. Вот только флажные сигналы флота я совершенно не помню. Помню визуально эти яркие клеточки и кресты, а что они означают - помню совершенно отдельно от флагов. Например - "ваш путь ведет к опасности". Так что придётся сочинять это все заново.
   Люк позади мачты ведет в грузовой трюм объемом в сто пятьдесят кубометров. Немного, но это смотря что грузить. Того же угля более ста тонн поместится. А кроме этого есть еще и угольный бункер около кочегарок, туда тонн сорок войдет. Да, тоннаж моего кораблика растет как на дрожжах, корпус это позволяет, но еще надо просчитывать осадку при разной грузоподъёмности. Что-то это уже совсем не катер получается.
   После трюмного люка идет еще одна надстройка - жилая. Небольшая, но запихать туда много чего хочется - и каюты, и столовую, и камбуз. Если что не поместится - есть еще жилые отсеки в трюме. После надстройки идет дымовая труба, после трубы - кормовая орудийная площадка.
   Вот такая компановка выходит, теперь это все еще посчитать надо, да не по одному разу.
  
  
   Вышел из кабинета на воздух, а тут Антип меня поджидает. Вижу, что хочет похвастаться, но начинает издалека. Мы с ним еще давно запроектировали лабораторию для работы с опасными веществами. Сарай на окраине, но там не только сделали вытяжной шкаф, но и сделали защитную одежду с подачей воздуха по шлангу. Одежда из тонкой парусины, пропитанной полимером льняного масла, маска из фанеры, стекла и пропитанной парусины. К маске подходит рукав, как на входе водяного насоса, с бронзовой пружиной внутри. Снаружи стоит воздушный насос-улитка из фанеры с ручным приводом. Это все для того, чтобы получить очередное вещество - толуидин. Как получить понятно написано, но там написано что это - яд, а не токсично, как на других веществах.
   Соблюдая все меры предосторожности получили толуидин, но дальше проблема - для окисления смеси анилина и толуидина нужен окислитель - бихромат калия, нет у нас такого. Антип спрашивает, а какой окислитель еще можно использовать. Марганец у нас есть, но он не чистый, марганцовку не сделать. Вспомнил я, что при электролизе воды при повышенном напряжении образуются не только молекулярные водород и кислород, но и озон с пероксидом водорода, которые являются хорошими окислителями.
   Фокус с электролизом получился, пусть и не с первого раза, так что сделали мовеин! Тут же попробовали ткань покрасить - лен плохо окрашивается, его надо как-то предварительно обрабатывать. А вот светлое шерстяное сукно окрасилось отлично - такой цвет необычный - сиреневый. В природе такой почти не встречается - только в цветах, наверное. Это будет фурор. Надо купить сукна, окрасить и разослать во все наши города и фактории хоть по кусочку - спрос создавать. Ох, опять ладони зачесались.
   Первую окрашенную ткань показали своим в лавке - все девки и бабы устроили ажиотаж. Фрося тоже - "хорошо бы мне такое платье". А я задумался, краска не токсичная? Ведь компоненты были токсичные. Дело в том что Фрося уже несколько месяцев непраздна, без латекса некоторые процессы трудно контролировать. Так что весной я стану отцом. Хотя по местным традициям этот ребенок будет бастардом, и, вроде как не совсем мой ребенок - не наследник - это точно. Но все это неважно - у меня будет ребёнок! Но я до конца не понимаю что это такое - у меня еще детей не было ни в той ни в этой реальности.
   Но насчет нового цвета, я сказал так - сейчас все бабы будут ходить в сиреневом. Ты хочешь ходить как все? Фрося подумала и согласилась с доводами.
   Несмотря на позднюю осень торговля в Мавролако не стихает, а с появлением ткани нового колора начался ажиотаж. С Еремеем провели презентацию, он пригласил крупных купцов к себе на обед, как главе торгового приказа ему это вполне "вместно", и подарил каждому купцу по кусочку ткани. Званые обеды - это чуть ли ни единственный вид презентации здесь. Взяли паузу, сказали, что начало продаж будет через неделю. За это время Гусев скупил для окраски все светлое сукно на рынке, его не так много было. Остальное сукно из темной шерсти, при окрасе сиреневым, не дает той интенсивности.
  
   То, что мовеин не красит хлопковую и льняную ткань, Антип воспринял как личный вызов. Теперь, помимо руководства синтезом мовеина, он отрабатывает протраву ткани танином.
   Проблема была в том, что танин получили из коры дуба, протравливал ткань он хорошо, но при этом окрашивал ткань в коричневый цвет. Серия экспериментов привела к решению - экстракт из коры акации и гидроксид натрия. После этого и лен и хлопок хорошо брали краску. Окрашенный хлопок получился очень ярким и насыщенным, будем продавать его процентов на тридцать дороже шерсти и льна. Опять меня захватил азарт спекулятивной торговли, а что делать? Серебра не хватает, выручают бумажные лиры, но сильно наращивать бумажную массу пока опасно.
  
   Еще давно я заметил, что все наше конструирование происходит "на глазок" - я вспоминал, как выглядит тот или иной механизм, и мы просто повторяли его по моим эскизам. Прочностные расчеты я делал редко - только для балок и ферм, и некоторых, особо нагруженных деталей. Для конструирования корабля этого совершенно недостаточно - надо проводить массу расчетов. Не только прочностных - надо знать хотя бы массу частей корабля.
   Использовать смартфон в качестве калькулятора еще можно, но жалко, я вижу как он "рассыпается", его ресурс на исходе. Пока только две проблемы - почти разрушен разъем питания, и сенсор экрана местами иногда не срабатывает. Если первую проблему мы решили, заключив смартфон в деревянную конструкцию-подставку, где разъем неподвижен, то вторую проблему мы можем пока только обходить, разбирать и паять смартфон я не решаюсь. Я не настолько опытный электронщик, да и запасных деталей к смартфону у меня нет. Сомневаюсь, что сенсор можно как-то починить, кроме как заменой.
   Так что расчеты придется проводить на бумаге - столбиком. Объем предстоит очень большой, мне одному это считать - работа на месяцы. Но кроме меня - некому, никто не обладает знаниями в таком объёме - за три года обучения до термеха не дойти, тем более - до сопромата. Но начинать обучать этому надо, у меня появилась фобия - если завтра меня вдруг не станет, никто не поймет того, что написано в учебниках для высшей школы.
   Стал собирать группу, некоторые достигли значительного прогресса - это потому что ничем другим более не занимались. Двое подростков очень хорошо освоили арифметику - быстро считают в уме и на бумаге. Два парня, что занимались оптикой - поняли что такое геометрия, но там проблемы с вычислениями, калькулятора я им не даю. Прохор и его четыре мастера очень неплохо конструируют технику, но все делают по наитию, рассчитать могут только передаточное отношение в редукторе.
   Если нет квалифицированных специалистов, то надо построить конвейер из неквалифицированных, каждый будет делать простую операцию - а все вместе - сложный процесс. Попробую это организовать с умственным трудом, надеюсь, что еще они будут учиться друг у друга.
   Рядом с " избой-университетом" построили еще одну, поменьше. Это будет конструкторским бюро. Сделали там большие окна и электрическое освещение. Сделали черные доски, писать мелом промежуточные расчеты, сделали чертежные доски из толстой фанеры - для чертежей.
   Ребятам новое место понравилось, новая работа звучала очень солидно. Объяснил, у кого будет какая роль, но сказал о необходимости осваивать все специальности. Соотнесли возможности, но столкнулись с тем, что синус нельзя посчитать в столбик. Но я им рассказал про другой вариант - есть такие таблицы Брадиса, для вычисления тригонометрических функций. У меня таких нет, но их можно составить имея калькулятор в смартфоне. Один раз заполнить таблицу, и потом считать синусы, не прибегая к калькулятору - то что нужно.
   Таблицу сразу решил делать подробную, на больших листах - повесим на стенку как плакат. Подробную - это с шагом в три угловых минуты, чтобы точности с запасом, не известно, сколько еще проживет смартфон. В первый день заполнили только целые числа градусов - первую колонку. Но геометры, как только поняли как ею пользоваться, уже принялись решать свои старые задачи по оптике. Таблицы заполняли еще несколько дней - смартфоном пользовались очень осторожно, чтобы не доломать.
   А арифметики заскучали - важность геометрии они смутно понимали, и я им рассказал про логарифмическую линейку. Что такое логарифм - я объяснять не стал, сразу начал показывать принцип работы - две логарифмические шкалы нарисовал на двух листах бумаги. Пацаны освоили принцип довольно быстро, но проверив на бумаге - предъявили: в столбик - точнее.
   Я всем объяснил по-простому: это для математиков и счетоводов нужна точность до последней цифры, расхождение в один процент - для них ошибка. А для физиков и инженеров один процент - это не ошибка, а погрешность, причем очень небольшая. А логарифмическая линейка считает пусть и с погрешностью, но зато очень быстро. Считать придется очень много, так что осваивайте.
   Сделали линейку из бронзы - Аргирос отлил, а ювелир нанес деления и цифры, ювелир у нас уже свой. Линейка имела только две шкалы - на ней можно было только умножать и делить, но и этого хватило всему коллективу - на две недели линейка стала любимой игрушкой. Научились считать очень быстро - с двузначными числами оперировали быстрее чем на калькуляторе.
   Затем сделали линейку с двойной и тройной шкалами, это позволило находить квадрат и куб числа, а также обратные действия - квадратный и кубический корень. Причем нахождение корней очень важно - в столбик не посчитаешь. Апофеозом стала логарифмическая линейка длиной в один метр, дававшая неплохую точность.
   Вот складывать и вычитать на логарифмической линейке очень неудобно. Для облегчения этих действий сделали счеты - абакус. Счеты изобрели давно, но распространены они здесь мало. Конструкция совсем простая, никакого хайтека, но в отличие от логарифмической линейки, абакус считает с абсолютной точностью, а не приблизительно. Но только сложение и вычитание, умножение и деление происходит довольно медленно.
  
   Начал работу над проектом стального корабля, но посвящать этому целые дни я не мог, было много и других дел. Поэтому работа строилась так: пару часов я работал над проектом, используя парней как калькулятор. Но при этом говорил вслух все что я делаю, Прохор и еще один мастер следили за ходом моей мысли, я им помогал найти соответствующий раздел статики, термеха или сопромата в учебниках. Конечно, они понимали далеко не все, особенно в сопромате. Когда я уходил, они еще долго разбирали произошедшее. Вот так, через сугубо практические задачи они учились считать веса, нагрузки, делать расчеты прочности.
  
   В самом начале пошел неправильным путем - решил сварить каркас из равнополочных уголков, потом наварить обшивку корпуса. Но потом понял, что полка равнополочного уголка, приваренная плашмя к обшивке - это зря потраченный металл, настоящие корабли так не делают. Шпангоут должен собой представлять плоскую фигуру нужной формы, приваренный к обшивке он создаст жесткую конструкцию, а вот в месте соединения с обшивкой будет накладной уголок, гораздо более мелкий, нежели шпангоут. Шпангоут составлялся в основном из полос расчетной ширины и толщины, но в вместе сопряжения бортового и днищевого шпангоута появлялась деталь более сложной формы. А к кромке, противоположной обшивке, приваривается небольшая полоса, и шпангоут становится своеобразным двутавром, где полки - обшивка и полоса.
   Это называется поперечным набором корпуса, я его применил по нескольким причинам: он простой, корабль у меня короткий, продольную нагрузку будет нести обшивка корпуса и палуба. А то что это вызовет увеличение толщины обшивки - то это даже хорошо, ведь это еще и броня. Корабль у меня все-таки военный. Ну и что, что броня - семь миллиметров, у противников чугунные ядра через раз с каменными, про стрелы я вообще молчу. Стрингеры в наборе будут, но это будут вставки между шпангоутами.
   Полоса, приваренная в верхней части днищевого шпангоута - образует флор - опору для трюмного настила. Двойные днище и борт я делать не буду, корабль небольшой, вместо этого разделю корпус на отсеки водонепроницаемыми переборками. Проблему гермодверей решу очень просто - их не будет, будем ходить через верх. Отказ от двойного днища еще объясняю тем, что это мой первый стальной корабль, мне надо контролировать состояние набора. Так что трюмный настил будет съемный, в кочегарке - стальной, в других отсеках - деревянный.
   Бимсы - поперечные балки под палубой, будут собой представлять фермы, сваренные из уголков. Часть палубы - две метровых полосы вдоль бортов, сплошные листы - часть силового продольного набора. Ближе к продольной оси в палубе - грузовые люки и лестничные проемы.
   Произвели расчеты основных параметров судового набора. Самым тяжелым элементом оказалась обшивка - восемнадцать тонн. Попробую немного уменьшить - в носовой и кормовой оконечностях выше ватерлинии, толщину листа уменьшу с семи до пяти миллиметров. Весь корпус выходит на сорок две тонны, еще машины с котлами - двенадцать, всякая судовая мелочь на шесть тонн. Артиллерия легкая - каждая пушка с тумбой по триста килограммов. Но ведь еще запас угля и воды, еще полезный груз нужен, хотя бы тонн восемьдесят. По расчетам - с грузоподъемностью справится, вот только осадка скачет. У пустого парохода - около пятидесяти сантиметров, у полностью загруженного - полтора метра.
  
   И тут выходит еще одна проблема - заглубление винтов я оценивал при номинальной нагрузке, получается, чтобы винты работали нормально, пустому пароходу надо принять тонн сорок балласта. Обалдеть. Надо переделывать. Применю расположение винтов в тоннеле, не надо путать это с водометным тоннелем. Это полуцилиндрическая выемка в днище судна, которая формирует поток для верхней части винта, не дает воздуху попасть в область работы винта. К тому же эту выемку делают слегка "горбом" - в самой высшей точке и располагается винт. Это позволяет расположить винт верхней точкой на уровне ватерлинии - с нулевым заглублением. Надеюсь, что эти меры позволят нормально работать винтам и при неполной загрузке судна.
   Это еще хорошо что у меня два винта, с одним ничего не получалось - при большом диаметре его надо сильно заглублять - не проходит по речному мелководью. Если уменьшить диаметр - при максимальной мощности машин винт получается перегруженным, его КПД сильно падает.
  
  
  
   Строительство эллинга уже ведется - два ряда деревянных колонн, однопролетное перекрытие деревянной треугольной фермой. Еще больше чем литейно-прокатный цех - пролет двенадцать метров, высота потолка - семь, длина - тридцать пять. В старый эллинг новый проект не поместился бы точно. Крыша из кровельной жести, стены забиваем досками третьего сорта внахлест. Опять сарай, только очень большой. Сначала перекрыли крышу, потом обшили все стены, и только после этого начали внутри строить слип. Потому что уже холодно, не зима, но ветер с моря холодный.
   Слип другой конструкции - теперь это шпалы из бревен и рельсы из толстого бруса, ширина колеи - три метра. Поверх деревянных рельс - стальная полоса в двести миллиметров шириной, по ней будут ездить стальные ролики плоских тележек, на которые будет опираться корпус при спуске. Слип пока построили только внутри эллинга, но с расчетом достройки рельс до воды.
  
   Металлургический комбинат начал производить прокат для нового проекта. В основном это лист обшивки - семь миллиметров, полосы для шпангоутов и мелкий накладной уголок. Отдельно сделали кильсоны - они образуют продольную двутавровую балку внутри днищевого набора. Ребро этого двутавра, вертикальный кильсон - полоса высотой триста миллиметров и толщиной в шестнадцать. Нижняя полка - горизонтальный кильсон - шириной двести миллиметров и толщиной в четырнадцать. Верхняя полка тоньше - всего десять миллиметров, и считается не кильсоном, а флором.
   Но делают не только прокат для корабля, в производстве еще много всего, хотя именно на металлургическом производстве занято большинство рабочих Адлера. Это из-за трудоемкости погрузочно-разгрузочных работ, кроме того, производство непрерывное, работают в три смены.
   В механическом цеху начали получаться новые пушки с поршневым затвором, скоро закончат первую, будем испытывать. Еще меня поймали Кефеус и мастер с завода, они давно работают над металлической зажигательной миной.
   Старые керамические мины нас не устраивали, мало того, что они имеют очень маленькую дальность стрельбы, около трёхсот метров. Но даже при такой мизерной навеске пороха порой разрушались при выстреле. Когда после первого такого случая еле потушили борт шхуны, миномет стали ставить почти вплотную к борту. И когда после очередного плевка черепками за бортом растекалась горящая лужа скипидара, минометчикам надо было только разобрать миномет для чистки. Хорошо, что казенную заглушку сделали с креплением не на резьбе, а на клиновом штифте. Миномет разбирали, чистили и собирали очень быстро.
   Вот новая стальная зажигательная мина не получалась. Корпус сделали сварным из тонкого листа. Чтобы скипидар не вытекал, корпус надо было делать герметичным, но при этом не получалось обеспечить эффективное разбрызгивание горючей смеси при срабатывании взрывателя - маленькой пороховой бомбочки. Максимум чего добились - из переднего отверстия в мине вытекал горящий скипидар - как-то не очень эффектно.
   Пришлось начинать сначала. Хорошенько подумав, отказались от горючей жидкости. Я вспомнил праздничные фейерверки - ведь они сделаны почти полностью из дымного пороха, не считая добавок для придания цвета пламени. Вопрос в размере гранул и их взаимодействии. Чем больше гранулы пороха, тем медленнее они горят. Мелкий порох - метательное вещество, очень крупные гранулы - горят долго и красиво.
   У нас уже было удачное решение - смесь смолы и молотой селитры в определённых пропорциях горит даже под водой. Бросили такой комок в деревянное ведро с водой - так прогорело дно и вода вытекла. Но такой шарик загорался не сразу, для этого его покрыли гранулами пороха среднего размера. Эти гранулы легко воспламенялись, горели некоторое время, и разжигали смолу.
   Корпус мины так же сделали из тонкой стали, но разъемным. Носовой колпак мог сниматься, только стык проклеивали смолой, чтобы порох не сырел. Там же на носу был ударный взрыватель и вышибной заряд пороха. При ударе мины об землю срабатывал вышибной заряд, носовой колпак оставался, а остальной корпус мины подлетал вверх на несколько метров. При этом раскидывая в разные стороны шарики горючей смолы в пороховой посыпке. Очень красиво, особенно ночью.
   И я придумал как сделать еще красивее. Вместо ударного взрывателя поставил нашу примитивную дистанционную трубку от керамической мины, только укоротил ее почти вдвое. Ночью, на стрельбище выстрелили вверх с большим углом. Рассчитал довольно точно - мина прошла апогей, и в этот момент сработал взрыватель. Вспышка в небе, и в разные стороны полетели полтора десятка звездочек, разгораясь все ярче и ярче. Звездочки устремились к земле - огненный дождь! Они ударились о землю и разлетелись огненными брызгами.
   Я специально привел на стрельбище чуть ли не половину Адлера. Когда была первая вспышка, послышалось синхронное "Ах!", а когда упал огненный дождь - "Ух!" Теперь эта толпа из сотен человек стоит, затаив дыхание, приходя в себя от нового ощущения.
   Но через полминуты загалдели, и смысл вопросов был обращен ко мне - "А еще будет?" Я ответил - "Завтра". Я помню - "Хлеба и зрелищ"
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.68*19  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | С.Суббота "Я - Стрела. Тайна города нобилей" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Кин "Новый мир 2. Испытание Башни!" (Боевое фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"