Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Часть вторая. Глава 21

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.42*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть 100 кг.

   Глава 21
  
   Наверняка Нур-Девлета отравил его брат Менгли Гирей, и если это так, то он уже выдвинулся с войском из Каффы. Надо попытаться удержать Каламиту-Инкерман, кроме всего прочего, эта крепость еще и прикрывает проход в Балаклавскую долину, а в Чембало мы уже начали потихоньку хозяйничать. Передал приказ 'Спартаку' идти в Севастопольскую бухту, может успеют до прихода Менгли. Порт-Перекопу тоже надо подготовиться к осаде на всякий случай. Жалко, войск там мало, всего шесть отделений - три отделения и миномет пароход повезет с собой. Для обороны Порт-Перекопа трех отделений, пушки и двух минометов хватит. Но войска надо туда срочно перебрасывать, и как назло 'Гефест' в рейсе на угольной линии, ждем через три-четыре дня, не раньше. Аким с восемью отделениями выдвигается на двух шхунах.
  
   'Спартак' пришел раньше Менгли, видимо Гирей не знал точно, когда удастся отравление, и ждал известий. Пароход поднялся по речке Черная, и встал напротив крепости - тут совсем рядом, метров триста. И тут к ним из крепости прискакал гонец от черкеса Кушемеза - 'готовимся к обороне'. Оказывается, не все татары убежали - около полутора сотен осталось, и даже присягнули черкесу на верность. И осталось около двух сотен ногаев, но им и уходить особо некуда.
   Интересно, эти татары кем считают Кушемеза? Ведь он не хан и не князь. Полевой командир бандформирования. Удачливый военный вождь? Да еще и вооруженый револьверами. Кстати, пропало три револьвера - самого Нур-Девлета, одного из черкесов, тоже отравленного, и сбежал один из сотников. Остальные семь сотников с револьверами - остались и присягнули. Так что влияние револьверов есть. Запасные патроны почти все на месте, но их и немного было. Первые два револьвера 'ушли' с шестью патронами каждый, третий - с двенадцатью. Так что осталось у меня три агента-черкеса, но зато они самостоятельно руководят небольшим войском. Сейчас расставляют пушки на стенах.
   Менгли подошел через два дня. Увидев корабль, не стал окружать крепость, попытался приблизиться с востока, с противоположной стороны. Причем не сам, и не свою гвардию послал, а опять какой-то род. Кушемез подпустил их поближе, да из двух пушек картечью. Тут еще 'Спартак' фугасным добавил, но там было неудобно, крепость и мешала стрельбе. Так что почти мимо, больше напугали. На следующий день Менгли ушел на север.
   Но он не стал даже приближаться к Порт-Перекопу. Просто встал лагерем на противоположной стороне перешейка, в старом Перекопе. Теперь татары со своими стадами спокойно переходят на север там, не платя мне пошлины. И я никак не могу этому помешать. Сухопутных сил, способных сразится с татарской конницей в поле, у меня нет. 65-мм орудие не добивает, выкатывать нельзя - татары могут легко контратаковать.
   Есть надежда что скоро сделаем 76-мм орудие, но скоро и татары все стада перегонят через перешеек. С орудием оказалось все непросто. Увеличение калибра на полдюйма это не самое сложное. Мне нужна длина ствола для дальнобойности. У дивизионной трёхдюймовки ствол сорок калибров - чуть более трех метров. Не помещается ни в один станок, сделаем только два сорок, около тридцати калибров.
   Но я же хочу использовать заряд дымного пороха, поэтому патронник и гильзу делаем большие, с запасом. Как при этом будет скакать давление внутри ствола - тоже не понятно. Толщину стенки патронника надо делать с запасом. Не рационально это, лучше делать многослойный ствол, посадка в натяг на горячую. Тогда напряжения в сжатой внутренней трубе помогут противостоять давлению при выстреле. Два слоя сможем сделать, только надо ровно проточить поверхности. Да и проковать тонкую трубу легче, а то это уже предельные возможности для нашего механического молота.
   Зато сможем сделать прогрессивные нарезы - у казенной части ствола шаг около четырех метров, у дульной - около двух. Но это только ствол, еще нужны откатник и накатник, и люлька ствола с направляющим. Накатник у нас пружинный, пневматический пока не для нас. Длину накатника взяли с запасом, чтобы уменьшить нагрузку на пружину.
   Еще была проблема с гидравлическим тормозом отката еще на старой пушке - сальник не держит. При откате небольшое количество глицерина вытекало каждый раз. Сделали так - со стороны штока после сальника добавили небольшую камеру со вторым сальником. В стенке между ними, в нижней части поставили клапан с пружиной. При откате немного гидравлической жидкости выплескивалось в эту камеру, а при накате через клапан эта жидкость засасывалась обратно. Еще пришлось гидроцилиндр развернуть штоком вперед и заполнять его жидкостью только до половины, иначе жидкость подтекала постоянно.
   Но теперь в цилиндре откатника получалась смесь глицерина и воздуха. До первого выстрела - отстоявшаяся жидкость, после первого выстрела - пенистая смесь с воздухом. Еще уменьшили зазор между поршнем и цилиндром - вроде работает. Длина отката не стабильная, но брали с запасом, так что хватает. Зато ничего не подтекает.
  
  
  
   Пришла радиограмма с 'Гефеста', в Тану пришли русские купцы с товарами, ждут Дожа. Это пароход мимо проходил, и передал сообщение. Если нет груза в Тану, то пароход с баржей даже не останавливается, почтой только перекидываются. В самой Тане радиостанции пока нет, очередную поставили в Килию вместо Таны.
   Из Килии пошел небольшой поток болгар и оживилась торговля. Большая часть нижнего Дуная проходит по территории Османской империи, и там ходили только османские купцы, а на участке ниже Сирета, Дунай еще и граница между османами и молдаванами, и купцам там ходить было очень опасно. Мир заключен, и пошли купцы османские и молдавские. Из Трансильвании стали появляться. Даже появились торговцы из Венгрии, это те, кто прошел волоком Железные Ворота. Я думал что это пороги, как на Днепре, но путешественники рассказали, что особых порогов там нет, это ущелье настолько сжимает полноводную реку, что поток воды ускоряется очень сильно. Так что против течения нельзя пройти ни под парусом, ни на веслах. Бечевой тоже нельзя - высокие скалы, к реке не подойти.
   Так там еще скала в неудобном месте, и если спускаться по течению, то миновать встречи со скалой очень трудно, и суда тянут волоком в обход ущелья.
  
   Сам поехал в Тану, не утерпел, много чего жду от русских купцов. А они дальше Таны на стругах не идут, боятся, не мореходны струги. И тут сюрприз - с купцами прибыло посольство от великого князя Московского Ивана III, во главе с боярином Алексеем Старковым. Вот только посольство не ко мне, а к хану татарскому. Еще один сюрприз.
   В моей реальности Московское княжество и Крымское ханство были союзниками против Великого княжества Литовского. А как в этой реальности - надо выяснять. Но с посольством специально встречаться не стал, они же не ко мне, пусть сами ищут встречи. Только объявил, что всех прибывших могу перевести в Мавролако на своих шхунах. Никто не отказался.
   В этом году купцы солидно пришли - пять стругов, причем два из них - больших. Товаров много привезли, а вот переселенцев - мало. Всего шесть семей и девять бобылей. А я так надеялся. В Адлере рабочих рук не хватает. Хотя за счет рабочих из Шахтинска все смены для металлургического комбината набираются, но впритык. И что же делать. Хоть в Большой Орде рабов выкупай, как мамлюки.
   Оплатил купцам за перевозку людей как договаривались, и отправил переселенцев в Мавролако. В Адлере сейчас стройка кипит, дома строят под приезд рабочих из Шахтинска. Эти же рабочие и строят, под руководством местных бригадиров. Почти закончили, но тут еще и для новеньких жилье надо. Так что бывшие шахтинцы еще плотниками поработают. Запуск домны опять немного откладывается, но коксовая батарея работает уже три недели - растет гора кокса, а на складе ГСМ появляются новые стальные бочки с продуктами коксохимии.
   А в Мавролако есть свободные казармы, остались после наплыва греков-рядовых. Ну и карантин приезжим не помешает, баня там, санобработка. Личные дела заполним, ГСБшники поработают.
   Вот с товарами купцы меня обрадовали, многое привезли, что я хотел. Масло льняное - бочками! Все купил, тысяча двести литров где-то. Недешево, но железный корабль еще дороже. Это деревянный корабль можно смолой, можно дегтем, а верх и так сойдет. А железо надо красить. А железный корабль надо красить, красить и красить. Сгниет иначе.
   Я на 'Гефесте' применил аж четыре вида краски, все из-за нехватки льняного масла. Из других масел олифа плохо получается - оливковое полимеризуется совсем мало, да и дорогое оно. Подсолнечное тоже полимеризуется лишь частично. Масло из виноградных косточек вроде перспективно - полимеризуется почти полностью, надо еще с сиккативами поэкспериментировать. И его не обязательно в Кутаиси покупать, в Крыму, на южном берегу, его немного делают. Немного, потому как считается 'маслом для бедных', все оливковое используют. Заказал тамошним виноделам этого масла, они говорят еще можно выжать из осенних косточек, но будет невкусное. Ну раз невкусное, то и дешевле буду платить, согласился я. Вот скряга, подумали на меня, за сольдо удавится. Такой гадостью будет своих людей кормить.
   Нитрокраску еще делаем, но для ее производства расходуется селитра и сера, да еще она огнеопасная. Делаем немного. Еще делаем ацетилцеллюлозный лак, и краску на его основе. Для его производства не требуется ни селитра, ни сера, только уксус и целлюлоза, да еще и не огнеопасная краска получается. Но изготовление концентрированной уксусной кислоты оказалось очень сложным и не особо масштабируемым. Так что делаем только для электронной промышленности. Но тут есть прогресс иного рода, когда стали использовать в качестве сырья хлопок (короткое волокно), ацетилцеллюлозный лак стал получаться однородным и почти прозрачным. При производстве конденсаторов на фольге стали получать более тонкий и ровный слой изоляции, емкость конденсаторов увеличилась при тех же размерах.
   Вот каменноугольного лака у нас в достатке, но он самый непрочный из всех наших ЛКМ, используем на неответственных деталях и предметах - кровельном железе, стальных бочках. На корабле - в местах где нет износа и другой нагрузки - закрытые полости, шпации.
   Так что льняным маслом меня купцы обрадовали. Еще они привезли много льняной ткани и пеньки. Льна - поменьше.
   Пеньку и лен я заказывал в прошлом году не для ткани и канатов. У меня был дефицит хлопка для нитроцеллюлозы - крапивное волокно довольно грязное, и вызывало перерасход кислот. Я предполагал пеньку использовать как сырье. Льняное волокно мне было нужно для печатного дела.
   Мы же книги печатаем методом мимеографии, если коротко - лист вощеной бумаги протыкается иголкой в нужных местах и прижимается к чистому листу. Прокатывают валиком с краской, краска проходит сквозь отверстия, получается много чернильных точек, как матричный принтер.
   Количество копий, которое можно отпечатать с одного такого трафарета сильно зависит от качества бумаги, из которой сделан трафарет. Я же помню, что для бумаги, к которой будут предъявляться высокие требования по прочности, один из способов улучшения - добавление прочных волокон. Волокна конопли в долларах. Но у нас дырочки в трафаретах очень мелкие и очень частые - волокна пеньки могут быть слишком толстые, вот и заказал тонкий лен для экспериментов.
   И привезли много льняной ткани, как я просил. У меня же тогда не было своего ткацкого производства, а теперь я могу сделать ткань получше этой. Но все равно купил ткань - хватит, чтобы сшить гимнастерки для роты или больше.
   Купцу заказал теперь льняной нити, полотна не нужно. Так купец чуть не кинулся обниматься - нити они много напрядут, а ткать медленно, и станков мало. Вот это все - ткали в трех деревнях всю зиму. Ну не всей деревней, но все станки были заняты.
   Да уж, а для меня это горсть серебра, хоть и большая горсть. Забыл я, как дешево труд на Руси стоит. Ну или серебро там очень дорогое. Ничего, уже на днях отправляем экспедицию по Дону, Воронеж основывать. Уже все готово, 'Гефест' сделает еще пару рейсов за углем, и все. Так что станем ближе с Русью.
   Рожь купцы привезли! Много! Наконец-то. Беру! Да и не дорого совсем. Вот, значит, зачем купцам нужны большие струги. А то у меня весь Адлер страдает. Плохо русскому мужику без ржаного хлеба.
  
   Но основная часть груза у купцов - меха. Но это не ко мне, пусть сами торгуют. Я только их перевезу в Мавролако. Еще привезли меда и воска. Меда я тоже купил, а воска совсем немного - на свечи в церковь, для типографии и для смазки пуль. Больше он никуда у нас не идет. Для литья по выплавляемым моделям в цехе бронзового литья мы используем парафин, намного точнее литье получается.
  
   Занимался делами в Мавролако, а сам все думал - придут ко мне послы, или не придут? Пришли - Алексей Иванович Старков и с ним двое, но то толмач и помощник, так что посол один, можно сказать.
   Пригласил их отобедать, чтобы поговорить менее официально. Рассказали они, что 'дипотношения' с татарами уже давно, но без обмена посольствами. Даже был заключен союз против Казимира, но особо он не выполняется, не считая походов татар на Литву за полоном.
   - А к какому вы хану? К Менгли Гирею или Нур-Девлет Гирею? Вот только Менгли отравил своего брата совсем недавно.
   - Про то узнали мы вчера. - надо же, успели справки навести.
   - Так что замятня у них, и я тоже участвую в этой войне, сейчас на полуострове у меня две крепости. Менгли сидит в Каффе и Воспоро, на большее сил его не хватает. Хоть и война у нас с ханом, но чинить препятствия вам я не буду, вы послы. А великого князя Ивана Васильевича я уважаю, но обеспечить вашу безопасность в Каффе я не могу, нет у меня там войск.
   - Благодарю за заботу, но там мы сами.
   - Алексей Иванович, желаю я с Московским княжеством посольствами обменяться, у нас есть закон о посольствах, вот послушайте.
   Позвал я Джованни Барди, и мы вдвоем рассказали Старкову про дипломатический статус, про диппаспорт, про здание посольства. Про османское посольство рассказали. Очень заинтересовался посол.
   - Вот и предлагаю вам, Алексей Иванович, стать послом Московского княжества еще и в Таврической Республике, одно другому не мешает, тут рядом. Выделю вам хороший дом под посольство, живите. Сделаем вам паспорт, будет у вас 'посольская защита'. Но и надеюсь на ответные шаги, когда мы уже пошлем посольство.
   - На то воля государя нужна, но я буду просить его об этом.
   - Вот и хорошо. А как вам наша новая столица?
   - Город небольшой ваш.
   - Да, с Москвой не сравнить. Там сейчас тысяч шестьдесят живет, наверное?
   - Никак не меньше. А у вас тут людишки такие ... Сытые, но выдумщики.
   - Как это?
   - Сказки любят рассказывать - будто бы есть корабли, что дымом двигаются, без весел и паруса. И пилы есть такие же, сами бревна пилят. Как дым может что-то двигать? Он же ничто - только глаза есть может.
   - Да?
   - А еще придумали, что бывает корабль целиком из железа. Он же утонет! Да и железа туда надо сотни пудов!
   - Не сотни, а тысячи.
   - Вот и я говорю - столько железа в одном месте не бывает.
   - Алексей Иванович, мы вам сегодня дом выберем под посольство, а завтра Джованни вам его покажет. Сами можете по городу погулять, и окрестности посмотрите. Я вам даже провожатого дам.
   Надо им лесопилку показать. И пароходы. И 'Гефест'. В Тане они его не заметили, мимо проскочил. Цивилизационный шок нужен. Пушки и карабины надо показать. Ведь им придется выбирать между Гиреем и мной, но я против Литвы ничего не смогу сделать, даже по Днепру флот не поднимется - пороги. Хотя бы пока не заключали реальный союз с татарами. Не вовремя Нур-Девлета отравили.
  
   Здание посольства московским понравилось, устроились, живут. Жаль, только что я не присутствовал когда они лесопилку увидели, люблю я такие моменты. С 'Гефестом' надо планировать, уже дал радиограмму.
   Вот только послы пока в Каффу не собираются. Не спешат, им и тут неплохо. А может это и был их план - устроиться в моей столице? А я их сам и устроил. Нее - слишком сложно. Я бы им и так не отказал в посольстве. Что-то я запутался. Хорошо, что у меня столица и научно-промышленный центр - разные города. Но весна и отравление Нур-Девлета обострили мою паранойю.
   Вызвал Ивана, начальника ГСБ, приказал внимательно проверить приезжих переселенцев, только негласно, без воздействий. На первом этапе ничего не обнаружили, но была одна зацепка - плотник один спрашивал про Чернореченск. Начали отрабатывать его. Приехал без семьи, бобыль, с другими переселенцами познакомился при отбытии, про его деревню тоже никто не слышал. Но больше никаких улик нет. Решили всех проверить еще.
  
   В эллинге уже раскладывают киль и шпангоуты нового корабля. Запасов и ассортимента проката хватает на шпангоуты и часть обшивки. Но чтобы завершить хотя бы корпус надо запускать домну. Скоро уже начнем, угля и кокса достаточно, руды запасли, сейчас формируются и обучаются бригады - много новичков.
   Проект корвета значительно отличается от проекта 'Гефеста'. Это не только большая длина и большая осадка. Нагрузка от большей длины будет восприниматься увеличенной толщиной борта в центральной части и продольными переборками бортовых угольных ям. В районе переднего грузового трюма этих переборок нет, там увеличен размер стрингеров.
   Это парусно-винтовой корвет, так что сразу ставим три мачты в расчетных местах, а не как получиться. Мачты получаются очень высокие - 19 метров. Таких сосен мы тут точно не найдем, а составная мачта для гафельного паруса не годится, мачта должна быть гладкой для скольжения пятки гафеля.
   Запроектировал стальную трубчатую мачту, но что-то этот вариант мне не очень понравился. Сварить такую легко, но сделать полуцилиндрические заготовки, из толстого листа - слишком сложно. Да еще их желательно делать проходными, чтобы внутри мог пролезть человек, значит диаметр более шестисот мм. Это излишне много для мачты такой высоты. Если внизу такой диаметр еще как-то оправдан, но на верхушке мачты это будет лишний и опасный груз. По расчетам надо триста пятьдесят миллиметров внизу и двести - вверху. Можно больше, но ненамного. И залесть на такую мачту можно будет только по вантам. Переменный диаметр тоже не годится - пятка гафеля не будет нормально работать. Придется делать триста пятьдесят по всей длине - тоже лишняя масса на топе.
   Тут еще одна проблема видится. Пятка и бугель гафеля, что будут скользить по мачте, будут обдирать краску. Так еще и с вант не достать до мачты, кроме топа, не покрасить.
   Как же делают большие гафельные мачты?
   Начнем заново. Парус растянут между двумя деревьями, как говорят моряки. Внизу гик, вверху гафель. Гик крутится влево-вправо, а гафель мало того, что крутится как гик, так еще должен ездить по мачте вверх-вниз. Стоп, а в горизонтальной плоскости они крутятся не на триста шестьдесят градусов, и даже не на сто восемьдесят. Где-то градусов сто шестьдесят, не больше. А если на мачте сделать вертикальный рельс, и по нему пустить каретку на роликах, и уже к каретке приделать гафель на шарнире. Тогда мачту можно делать любую, лишь бы заднее ребро было линейно для крепления рельса. Можно сделать трубу в двести миллиметров, а в нижней части усилить решетчатой конструкцией.
   Почему именно трубу?. Трудоемкая будет такая труба - двутавр намного лучше. Парусность у двутавра будет немного больше чем у трубы, но не сильно. Да, у мачты для паруса должна быть небольшая парусность. Это когда идешь круто к ветру, или совсем без парусов - на машине.
   Еще двутавр гораздо хуже сопротивляется кручению нежели труба, но как раз у гафельного паруса крутящие нагрузки на мачту минимальны, самый главный параметр тут - прочность на изгиб. Стал считать - опять не сходится, у двутавра момент инерции сечения по двум поперечным осям сильно отличается, и полки надо делать высотой как ребро. Опять же стойкость к кручению низкая. Лучше квадратная труба. Вот квадратную трубу смогу довольно просто сделать переменного сечения, и ничего гнуть не надо. Пересчитал - вверху двести двадцать миллиметров, внизу триста шестьдесят, и стенка толще. Но с прямыми полосами это легко.
   Еще была проблемы уборки винта для движения под парусами. Решение с подъемной рамой мне не нравится - рама тяжелая, требует колодца большого размера в корме, и создает дополнительное сопротивление в зоне работы винта при движении на машине. Есть еще вариант - складные лопасти, но при таких размерах винта, тысяча пятьсот миллиметров, нагрузки на узел складывания такие, что он сложится только один раз. Да и сложный механизм получается, ненадежно выглядит.
   Когда мы испытывали первый пароход, мы несколько раз меняли винты, с разным шагом ставили. Я еще подумал - сделать винт с регулируемым шагом. Пробовали - не очень хорошо - сложно и ненадежно, особенно привод изменения шага. Вот если без привода - отпустил болты, лопасть повернул, затянул - отлично было бы. Только водолазы нужны.
   Колодец для подъема винта. А если через такой колодец длинным торцевым ключом отпустить болты, другим ключом повернуть лопасть, и затянуть болты. Провернуть вал, и повторить с другой лопастью. И для движения под парусами выставить лопасти параллельно оси вала, на бесконечный шаг. В таком положении винт почти не будет оказывать сопротивления. Что-то, конечно, будет - лопасти не плоские, но сопротивление упадет в разы. Зато при движении на машине никаких помех, да еще и шаг винта можно менять. И колодец большой не нужен, только до ватерлинии. Он почти все время будет крышкой закрыт.
   Но это надо отработать заранее. Построим модель в натуральную величину, попробуем на воздухе и в воде, проверим. Нарисовал эскиз, дал задание. Причем винт будет настоящий - если все нормально - пойдет в дело.
  
   Подготовка к экспедиции на север, для основания Воронежа, почти завершена. На 'Гефесте' сейчас проводят профилактический ремонт - техобслуживание перед дальней дорогой. До этого в каждый приход парохода в Адлер что-нибудь доделывали и переделывали. Провели много доработок - начиная от организации труда кочегаров, заканчивая дополнительными лампочками.
   У нас уже появились лампы накаливания которые не перегорали по несколько десятков часов. За это мастер по электровакуумным приборам получил третий разряд. КПД этих ламп оставлял желать лучшего, лампа потребляла около пятидесяти ватт, а светит как светодиоды на три ватта. Так что на пароходе было очень мало дефицитных и невосполнимых светодиодов. Лампочки были с резьбовым бронзовым цоколем, только не Е27, а М20, пришлось вводить такой стандарт. Не стали плодить сущности, когда есть метрическая резьба. Ну и берут запас этих ламп с собой. И эти доработки парохода появились при мирной эксплуатации, что вылезет после боя - даже не представляю.
  
  
   Едет 'на Воронеж' тридцать восемь человек, вот только русских из них совсем мало: Федор - консул Воронежа, комендант, командиры трех отделений - один из них Ивашка. Еще два радиста, один из машинистов и бригадир плотников. Девять из тридцати восьми. Десяток рабочих - все греки.
   Так что если смотреть по составу, то мой родной Воронеж будут основывать греки. Составить полностью экспедицию из русских я себе позволить не могу, людей не хватает. Решил так, главные в экспедиции - русские, солдаты тоже себя русскими считают. А строить дома будут нанятые греки за деньги, потом уедут.
   Не стали брать лошадей, выпасать их - очень мешкотно и потеря времени. Да и тесно уже на 'Гефесте'. Зато берут локомобиль и радиостанцию. Опять Тана без рации осталась. Локомобиль в улучшенной комплектации, с генератором, пилорамой, лебедкой. Много инструмента, гвозди, кровельное железо. Шлюпки еще.
   У нас же были двухвесельные ялики из фанеры, очень легкие и удобные от шхуны к берегу дойти. Но маленькие, особенно если с грузом туда-сюда. Сделали подобный побольше - шестивесельный, шесть метров. Из фанеры, тоже не тяжёлый получился. Обводы совсем простые и ходкость плохая, но на нем рекорды не ставить и в дальнее плавание не ходить, а даже километр до берега - легко. Борта сделали высокие - вдруг волна или груза много. Грузоподъёмный получился - тонну запросто, это не считая гребцов. Понравился и торговцам и военным. Первый отдали на Родос приказчикам, в порту не всегда можно удобно причалить, так что товары возить в самый раз.
   Пробовали даже парус на него ставить, но киля нет, гафельный парус плохо работает, и большую мачту не поставить. Для 'Гефеста' назначили две штатные шлюпки - двухвесельный и шестивесельный ялы. Но для экспедиции сделали еще один шестивесельный и взяли вместо двухвесельного, оставят ял в Воронеже - через реку переправиться можно.
   Солдаты берут один миномет. Куда они из него в лесу стрелять собрались? Ну для самоуспокоения - пусть берут.
   Ивашка, теперь уже Иван сын Терентия, командир специального стрелкового отделения. Трое солдат с карабинами, трое с винтовками у него в отделении. Ну и у самого Ивана винтовка и револьвер. Из того и из другого он стреляет очень неплохо. Из револьвера быстро, из винтовки - точно. На четыреста метров в ростовую мишень уже довольно уверенно, это у нас улучшилось качество винтовок и патронов.
  
   У меня же из головы не выходит подозрительный плотник. Мы всех бобылей поставили на проверку на тяжелые работы, лесоповал в основном. Работают. Ворчат, но терпят. Тот плотник хоть и старается, но бригадир сказал, что работает как новик. Не привычен он к дереву, хотя и силен и ловок.
   Стали переставлять рабочих с места на место, и по одному переселять в Адлер, а того плотника - в Шахтинск. Сказав, что все поедут в разные места работать. Кто же его к нам послал? Неужели сам великий князь? Но пока не трогаем, чтобы не спугнуть.
   Получается, что даже русским переселенцам теперь доверять не могу, надо всех тщательно проверять. Уже все знают, что переселенцы из Руси - прямой путь ко мне, это просто спланировать. Надо взять тех, кого не планировали. Гребцы! На стругах. Десятки крепких мужиков и парней. Вот кто мне нужен! Купцы не отдадут, им обратно добираться. А купцам шашечки или ехать? Я же их могу на 'Гефесте' до воронежской стрелки подвезти. Дальше - вряд ли, мелко там. Но это большая часть пути. Пригласил купцов на завтра обедать.
   Спросил - как торговля?
   - Хорошо торгуем. Уважаемый Дож лен, пеньку, жито и масло все скупил, так что мехами только и торгуем.
   - А меха как идут?
   - Русские меха везде завсегда ценят. Уже хорошо наторговали. Вот только дешевого серебра тут мало стало. Монеты кругом или хорошие, или совсем красивые. Вот только скупать меха нам выгодней за резану всякую.
   - Да, есть такое дело, на хорошие монеты переходим. А что, еще не весь зимний мех скупили?
   - Нее. С глухих краев охотники только добираются до торговых мест, сейчас и надо у них меха скупать. С полуночных краев еще долго везти будут. Мы же особо сразу за ледоходом вышли, льдины веслами отталкивали. Хотим до осени еще раз обернуться. Вот и думаем - мехом самим дальше торговать, или скопом меховщикам продать, да на эти деньги еще раз обернуться.
   - Домой-то что повезете?
   - Так серебро. Самый лучший товар для нас. Ну там диковин еще прикупим, для князей и бояр. Вон видели, книга продается - красота, ровная вся такая, цветастая. И написана почти по-русски, понять можно. Такую даже государю не стыдно подарить. Много тут диковин.
   - Вот смотрите. Вы же видели мои корабли-пароходы, что с дымом сами ходят.
   - Сами-то видели, только не верит в это никто. Сказки - говорят.
   - Один такой пароход, 'Гефест', совсем скоро идет вверх по Дону. Вы же стрелку на Ворон-реку знаете?
   - Конечно, то развилка нужная.
   - Мой пароход дойдет до этой стрелки за 15-20 дней, при этом легко может утащить за собой один струг. Никому не надо будет грести. Понимаете каково это? От той стрелки до истоков Дона меньше четырехсот верст. - купцы переглянулись.
   - Это же дорого будет. Гребцы дешевле выйдут.
   - А время?
   - Да, вверх по Дону тяжко идти, хоть и не быстрая река.
   - Я могу отвезти один струг бесплатно, но за другую услугу.
   - ?
   - У вас пять стругов, на трех по восемнадцать гребцов, на двух по двадцать четыре. Я повезу один малый струг, здесь остаётся восемьдесят четыре гребца. Если вы мне уступите ряд на этих гребцов, то я отвезу струг бесплатно.
   - А остальные струги как?
   - До осени я еще один раз точно пошлю пароход к Воронежу, отвезу еще один струг. Вы же дома еще наберете гребцов и посадите их на весла на стрелке, там недалеко. Может и третий раз успею.
   - Воронеж?
   - На стрелке мы городок заложем - Воронеж. Сможете туда приходить торговать. Или нужда какая будет - ремонт струга или еще что.
   - А ты нас все время будешь до этого Воронежа возить?
   - Беру гребцов с четырех стругов, вот четыре раза бесплатно и отвезу. Дальше будет за деньги. Но выгодней будет вам доходить до Воронежа, там перегружаться на пароход, и до самого Мавролако.
   - Ох, как это мы без стругов будем...
   - И если согласитесь, вот еще добавлю. - Достал из сундука комплекты по три книги: Сказки, Букварь и Арифметику.
   - Каждому по комплекту из трех таких книги. И один комплект отвезете государю своему.
   - Оооо!
   Уговорил.
  
   С гребцами даже было легче договориться, зарплаты здесь и на Руси сильно отличаются. Рассказал им коротко про условия для солдат и рабочих. Даже зарплата рабочего первого разряда намного выше того, что они получали как гребцы. У кого на Руси остались семьи - оплачу их переезд сюда. Захотели почти все, и даже те, кто должен на струге скоро уходить. Пообещал, что возьму их позже, когда вернуться. В приступе паранойи переписали и этих, чтобы не подменили.
   Теперь надо правильно распорядиться таким богатством. Разместили их тоже в учебке, переселенцы уже оттуда съехали. Но я не собираюсь их всех в солдаты направлять, наоборот, в армию они попадут по остаточному принципу. Начали их тестировать на способности и склонности. Простые гребцы, но и среди них нашлись люди склонные к сложным работам, а то и к механике. Лучшие пошли изучать паровые машины и в механический цех на станочников. Много пошло осваивать морские специальности - гребцы все-таки. А то у меня во флоте засилье греков. Полтора десятка - в солдаты, но до командиров отделений они быстро поднимутся, язык знают. Остальные - в разнорабочие, тут уже карьера от них зависит, у нас социальный лифт действует довольно эффективно.
   Ну и безопасники их проверяют незаметно. Ну как незаметно - гребцы ошалели от кучи вопросов, да от разных людей. Потом просто свели их ответы для выявления несоответствия, но ничего серьёзного не обнаружили.
   Так что за пару последних месяцев в производства Адлера влилось почти две сотни рабочих. Запускаем домну и конвертер, пойдет прокат, очень нужный для строительства корабля. И в эллинге работа закипела - к опытному коллективу прибавилось много новичков, теперь они горы свернут. Лишь бы корабль со стапеля не свернули.
   И при этом, дефицита людей не ощущается, ну в рамках существующих производств. Химпром надо расширять - он опять доказал свою стратегическую важность. Но это будем делать не спеша, все продумаем.
  
  
   Так что отправляется экспедиция 'Воронеж' с прицепом. На 'Гефесте' стало еще теснее, в струге пойдет только кормчий и шестеро гребцов, остальные на пароходе.
  
  
  
   Пока металлургия простаивала, мастера-изобретатели немного увлеклись без моего присмотра. Даже сейчас, когда металлурги запустились, ни на металлургическом комбинате, ни в эллинге изобретатели пока не нужны, там дело известное, а корабль пока по чертежам делают, до новых конструкций там пока далеко. Только одна группа возится с винтом переменного шага.
   У других же техническое творчество. Догадались - на локомобиле наладили привод на колеса, чтобы он себя двигал. Только не едет у них. Не, колеса крутятся, но это маленькие сварные колеса - это же телега. И прямо на земле, про рельсы не догадались.
   Сделали одну жесткую ось на локомобиле с шестеренкой посередине. Дали давление - колеса крутятся. Но они гладкие - зачем телеге грунтозацепы. А локомобиль весит почти две тонны - никуда он не едет, колеса землю шлифуют, развесовка по осям еще не подходящая . Я стою, не вмешиваюсь. Пусть сами все испытают, а то потом все равно проверять будут.
   Догадались - наварили на колеса поперечины, грунтозацепы. Запустили - локомобиль стал уверенно закапываться, грунт мягкий оказался. Когда шестерня главной передачи стала кидать землю - остановил это варварство. Тупик у них. Появилось мнение, что это невозможно в принципе. Такие настроения нельзя допускать, пошел на помощь. Предложил два варианта - поставить на рельсы и сделать большие и широкие колеса. В результате бурных дебатов разделились на два лагеря - одни пошли на рельсы, другие занялись большими колесами.
   'Паровозникам' подсказал, чтобы ресурсы зря не тратили. Нарисовал классическую схему с внешними цилиндрами, и шатунами сразу на колеса. Тут работы много - надо и колеса делать новые, у вагонеток слишком маленькие, и делать одноцилиндровый блок цилиндр-золотник.
   'Трактористам' предложил две схемы - либо как у паровоза - шатуны на колеса, либо с главной передачей, как сейчас, но тогда нужен дифференциал. Размер колес им тоже подсказал, вспомнил трактор 'Беларусь', назначил диаметр полтора метра и ширину тридцать сантиметров, про развесовку по осям рассказал. Рулевую трапецию пришлось рисовать.
  
   Тут с новой пушкой проблема - запороли ствол при горячей посадке кожуха. Вроде проточили все как надо, нагрели кожух до 400С, больше нельзя, металл отпустится. Стали надевать на трубу. Прошло сантиметров двадцать, что-то зацепилось. В таком положении все и схватилось. Хорошо схватилось, сталь аж потрескивала, когда кожух остывал.
   Начали заново. Точность надо повышать - расчетный зазор менее полумиллиметра. И кожух по все длине нам не посадить - разделили на три части по восемьдесят сантиметров. Кожух в дульной части сделали тоньше. Сделали калибр, чтобы внутренний диаметр точно промерять, большой бронзовый штангенциркуль. Все точно вымеряли и отшлифовали.
   Внутреннюю часть ствола - трубу, охладили в речной воде, она сейчас холодная. Обтерли насухо и поставили вертикально. Кожух уже стоит в печи - прогревается. Специальными клещами для двоих кузнецов с двух сторон, вытащили кожух и легко надели на трубу до упора. Кожух стал остывать - труба нагреваться, пошел натяг, сталь стала потрескивать. Нормально село!
   Опять трубу охлаждать, протирать. Так посадили все три части кожуха. Вот только между торцами частей кожуха получились зазоры миллиметра по два, зачеканили мягкой сталью, зашлифовали.
   Поставили травить нарезы, катод уже давно готов. Двадцать четыре нареза с прогрессивным шагом. Пять гильз уже готово, пришлось точно выдерживать конусность гильз, они у нас очень длинные - 480 мм, порох будет дымный, его надо больше. Насыпная плотность черного порох почти в два раза больше чем у пироксилина, но удельная энергоемкость меньше раза в три. Зато гораздо меньше проблем со скоростью горения, у него нет такой сильной зависимости скорости горения от давления. Надо только подобрать размер гранул. На каждую гильзу уходит почти два килограмма оловянно-цинковой бронзы.
   Лафет для пушки еще не готов, закрепили ствол в колоде квадратного сечения. Колоду со стволом положили в желоб из трех досок, в конце поставили столб. Повозили колоду по желобу - разобьется об столб при сильной отдачи. В конце желоба насверлили отверстий в вертикальных досках, вставили туда деревянных палочек. Чтобы при откате колода эти палочки переламывала. Ближе к пушке палочки тоньше - прогрессивное сопротивление.
   Снаряд - болванка шесть килограммов, два медных пояска. Заряд - половина гильзы, один килограмм двести грамм пороха. Все собрали, снаряд зарядили. К спуску веревочку, все в укрытие. Хорошо стрельнуло, громко. Пушка целая, палочки-гасители отдачи поломались, но не все. Затвор открылся штатно, гильза вышла нормально, подутий нет, давление низкое.
   Стали увеличивать вес пороха в заряде, дошли до полной гильзы и снаряда в восемь килограммов. Держит - можно доделывать лафет.
  
   Наконец-то пришли персы! Взял с собой красители, весь ассортимент и пошел к ним на шхуне в Поти. Там застал странную картину - купцы и их отряд живут в недавно построенных домах и жгут костры. А гарнизон солдат - все отделение и греки-аграрии живут на сельхозбарже. Стал выяснять - комары заели. Оказывается тут кругом болота, мы сюда пришли ранней весной, комаров еще не было. Сейчас начался сезон - работать невозможно - только руками машешь, или в дыму сидеть. Еще и днем кусаются, не только вечером и ночью. А на барже, в тридцати метрах от берега, комаров почти нет, там мои и живут. Дома стоят пустые, только сейчас караван поселился.
   Вот засада, а мы тут картошки посадили много. Решили так - пусть рабочие валят те деревья, что близко к берегу, строят большой плот в три наката. На нем построят два домика, материалы пришлем из Адлера. В этом плавучем доме будет жить гарнизон. До уборки урожая тут больше никто не нужен. Баржу с сельхозрабочими перетащим в Батуми - там скоро картошку копать. Купцов и часть охраны возьму с собой, поселим в Сухуми, вторым рейсом перевезут остальных охранников.
   В Сухуми с купцами уже нормально сели поговорить. Цены мы давно обсудили, но тут я им новый краситель показал - 'бриллиантовый зелёный '. Сразу предупредил, что линяет при стирке и выцветает на солнце. Цену в два раза ниже мовеина сочли справедливой.
   Про огнестрел, тюфенки спросили, еще хотят. Я же им говорил прошлый раз, что можем сделать лучше османских. Караван два раза от разбойников отбился удачно. Но было одна не боевая потеря - уже дома, разорвало один мушкет и убило наемника. Признались - заряжали своим порохом, но тем же количеством.
   Я сообразил, что заряжали мякотью и плохо уплотнили, получили очень высокую скорость горения, скачок давления. Навеска пороха у нас была немаленькая, а они клали столько же. Да, говорю, порох у вас неправильный, используйте только наш. Я же вам его не очень дорого продаю. Вот так, подсадил на расходники, в лучших традициях капитализма. И еще более важный момент - это затормозит развитие огнестрела у персов. Ну пока не разгадают секрет гранулирования пороха.
   Но у меня для вас сегодня отличное предложение! Идемте во двор, покажу. А там у меня тот самый сержант-инструктор с новым казнозарядным мушкетом.
   Сначала просто показали - пули такие же, ствол такой же, порох тот же. Только заряжать отсюда. Теперь показательные выступления. Затвор открыть, пулю закинуть, насыпать пороха с горкой, с хрустом закрыть затвор. Прицел, выстрел. Опять все повторяется, только еще добавилась прочистка патронника влажным коротким ершом. И так пять выстрелов менее чем за минуту.
   Очень удивились, не поверили, еще осмотрели. Дал самим попробовать, поверили. Теперь хотят, очень, с командиром охраны вместе.
   Но есть недостаток, говорю - ресурс затвора около двухсот выстрелов, потом прогорает. Так что если купите - то один мушкет выдаю для тренировки стрелкам, а восемь берете в путь. Один мы сами расстреляли. Когда вернетесь, мы их отремонтируем.
   Всего семьдесят лир за ствол. Да, как десять волов или три хороших коня. Зато какая скорострельность! Один стрелок с новым мушкетом заменит троих со старым, и у османов вы такой не купите.
   Хорошо, шестьдесят лир, но не лирой меньше. Кстати, вы наши новые лиры видели? Рекомендую, там очень хорошее серебро.
   Ну вот и договорились. Конечно, отвезу вас с товарами в Мавролако, бесплатно.
  
   Хорошо получилось, и безопасность каравана повысится, и денег заработаю. Сейчас продадут свои товары в Мавролако, и на мушкеты им хватит. Еще пороха берут на тридцать лир. Пятьсот десять лир - шесть с половиной килограммов серебра.
   Да, за такие деньги никто мушкеты кроме этих купцов не купит. Это в несколько раз дороже, чем османские мушкеты, но персов поразила скорострельность. Хотя с ценами на огнестрел сейчас непонятно. Говорят, что совсем недавно тюфенки стоили очень дорого. Но из разоренного Константинополя разбежалось много мастеров, и промышленное производство южной Европы значительно оживилось. Не промышленная революция, но прогресс есть. Вот и появилось много новых товаров, в том числе и аркебуз с пистолями. Стали чаще встречаться колесцовые замки. В армию их массово не берут - дорогие, разве что офицеры могут себе позволить, а фитиль это дешево и просто. А вот охрана купеческих караванов колесцовые замки берет охотно, им важна высокая боеготовность. Так что надо 'изобретать' ударный кремневый замок, продам персам мушкеты 'с совершенно новыми свойствами'. Передовое оружие это еще один 'якорь' для персов, еще один повод вернуться ко мне.
   Конечно, персы начнут копировать мушкеты, но на освоение у них уйдет время. А 'по плану', уже через года полтора должен умереть падишах Узун-Хасан. Его наследники в особой воинственности не были замечены, начнется борьба за власть, отравления, деградация государства. Только при сефевидах в 1501 году Персия начнет восстанавливаться.
   Но с мовеином эту продажу не сравнить, за красители я сейчас получил восемьдесят три килограмма серебра, и персы заказали к следующему возвращению в два раза больше. Даже был разговор - в три раза. Но двойную порцию они возьмут точно. Но это полтора месяца, быстрее им никак не обернуться.
   Получается что это самый выгодный для них товар, я так думаю, они делают наценку в четыре-пять раз, не меньше. Причем во вьюках много не увезешь, а красители самые дорогие за единицу веса. Дороже только шафран. Ну или серебро.
   Еще и золота немного привезли. Оно дешевле к серебру, чем в мое время. Всего в двенадцать раз дороже серебра, а не в восемьдесят, как в двадцать первом веке. Так что можно в технике использовать, если надо. Вон, в переключателях передатчиков контакты подгорают, хоть и серебряные, может их позолотить? Надо пробовать.
   Рассказали немного про дорогу. На пути сюда, в Кутаиси, им предложили нанять двуколку с большими колесами - арбу. Недорого, наняли четыре штуки, и до Поти лошади шли налегке. Обратно обещают довезти почти до Сурамского перевала, дальше только верхом. За перевалом уже река Кура, но в этом месте она слишком бурная. Надо спускаться ниже. Там, где река спокойнее, можно построить плоты и спустится по реке дальше Тифлиса. Потом начинаются мели и пороги, но это уже земли Ак-Коюнлу. Так что путь на восток может стать заметно быстрее.
  
   А в Средиземном море улучшений в торговле нет - основной объём торговли сейчас составляет продажа желтой ткани в Каире. Венецианцы, под предлогом войны с османами, не пропускают наших торговцев в центральную и западную часть Средиземноморья. Наши стали ходить по османским городам что в Ионическом море, османские купцы стали торговать нормально, но рынки там мелкие. Не то что с Каиром, с Афинами не сравнить. А ведь до заключения мира, когда мы сидели в Черном море, османские купцы не отказывались с нами торговать, но, пользуясь монопольным положением, ставили нам очень невыгодные условия. Сейчас с ними торгуем почти нормально. Но Каир лучше.
   Мой министр торговли Еремей Гусев туда поехал, сам на рынки посмотрит, приказчиков проверит. Турция, Египет, круиз, да еще и за государственный счет. Эх!
  
  
   Иван, сын Терентия, командир отделения, сержант.
  
   Наконец отправились в экспедицию 'Воронеж'! Так долго собирались, то одно, то другое. Теперь еще эти купцы. Придется 'Гефесту' тащить этот струг. Он его легко потащит, но время терять будем.
   Наш 'Гефест' - это самое сильное в мире существо, пусть и не живое, людьми сотворенное. Нашими же людьми, на моих глазах и знаниями Командора. И корабль весь железный. Это же какая уйма железа! Стрелы от него отскакивают. Да что там стрелы - пули должны отскакивать, но никто не проверял, жалко.
   Внутри он как маленький город, все в нем есть. Даже есть то, чего нет в других городах, ну кроме Адлера. И машины, и электрический свет, и водопровод, и даже с горячей водой. Столовая-камбуз, запасы воды и еды. Все что пожелаешь. Можно жить и никуда не выходить.
   Две пушки, снарядов много, и фугасные и картечь. Даже шрапнель пять штук есть, но ее много не делают, сложно очень. И правильно стрелять из нее сложно.
   Радиостанция есть, каждую ночь капитан Велислав посылает сообщение Командору.
   Прошли Тану, потом прошли устье Донца. Пошли места где наши редко бывают. Мы тут с Командором шли на юг четыре года назад. С Федором и Велиславом - мы трое из самых первых людей Командора. Даже я и Федя раньше, Велислава позже освободили из татарского полона. Я тогда еще первый раз врага застрелил. Застрелил и замер, как забыл, что бой идет. Чуть Командора не подвел. А винтовки у нас были однозарядные. Сейчас бы меня туда с одним револьвером, я бы всех пострелял, охнуть бы не успели.
   Идем только днем, ночью опасно, хоть и прожектор на носу есть. Против течения нельзя идти медленно, надо или быстро, или стоять. Иначе машина зря уголь тратит.
   Еще до рассвета разводят пары, и, чуть забрезжит, поднимаем якорь и вперед. Утренняя вахта идет. В обед ее меняет вечерняя вахта, идем до самой темноты, прожектор включаем. Ночью все матросы спят, заступает армейский караул. Но мы им и днем помогаем - второй наблюдатель от нас, солдаты кочегарам помогают, с парусами тоже. Больше ста километров в день проходим.
   Днем иногда тренируемся. По тревоге все гражданские должны спрятаться в трюме, артиллеристы и стрелки занять места по боевому расписанию. Матросы убирают паруса и лишние тоже прячутся. Так что все солдаты ждут с нетерпением, когда на нас кто-нибудь нападет.
  
   Проходим места Большой Орды. Это где Дон ближе всего к Волге, на карте хорошо видно. На восточном берегу часто видны большие стада и отряды всадников. Селение на берегу, лодки рыбацкие. Татары смотрят на нас, но никто не нападает. Эх!
  
   Прошли реку Иловлю, и опять стало пусто. Иногда только мелькают небольшие конные отряды.
  
   Не прошли и половины пути, как прекратилась связь с Адлером даже ночью. Осталась связь только с Шахтинском, а они уже передают сообщения в Адлер. Но радист говорит, что если развернуть на суше большую правильную антенну, то связь с Адлером должна быть.
   Еще по ночам работает штурман. Пацан совсем, но если после экспедиции сдаст экзамен - получит сержанта. Крутит квадратной антенной, меряет звезды прибором. Потом на карте чертит, и говорит капитану - 'мы здесь'.
  
  
   Прибыли на стрелку. Наутро попрощались с купцами и гребцами, струг отправился дальше. Мы начали обследовать местность. Но оказалось, что хорошего места для крепости нет - почти вся стрелка, километра на два, это заливной луг, явно видны следы недавнего половодья. А дальше реки расходятся так сильно, что не дают никакой защиты. Можно в чистом поле так же построить.
   Внимательно осмотрели следы паводка - не затопляется только невысокий холм, который огибает Ворон-река перед впадением в Дон. Полоса в пятьсот на двести метров. Далее реки образуют почти правильный прямоугольник пятьсот на шестьсот метров, потом реки резко расходятся. На этом прямоугольнике следы подтопления почти незаметны, видимо тут затапливает очень редко, а вот дальше начинается заливной луг. Небольшую крепость тут поставить можно, но для большого посада места мало.
   Нашли еще место - чуть ниже стрелки у Дона есть излучина, и можно поставить крепость на правом берегу. Но излучина не сильная, перекрывать много берега надо. Зато берег высокий, места для посада сколько угодно.
   Мнения разделились - одни за стрелку, другие за излучину. Проспорили весь вечер, потом ночью связались с Командором. Долго объясняли диспозицию - отправляли телеграмму в Шахтинск, а там радист передавал в Адлер. Ответ в обратном порядке.
   К обсуждению подключились Аким и Игнат. Решили, что излучину нашими силами никак не удержать, а на стрелке будет шанс, если быстро башни построить. Хотя бы одну башню, но чтобы все в нее помещались. Так что решено - крепость Воронеж будет на стрелке.
   Наутро все принялись за работу, только одно отделение заступило в караул, все остальные взялись за инструменты. Пацан-штурман ловко размечал на земле углы построек. Быстро построили причал в шесть бревен и навес для кухни-столовой, разметили место под башню и длинную избу. На самой стрелке леса мало, быстро вырубили хорошие деревья. Но много хорошего леса на другом берегу Ворон-реки, совсем рядом. В черте будущей крепости немного деревьев оставили, так Командор говорил, чтобы совсем лысо не было.
   Большая часть людей отправилась через реку валить лес, остальные сгрузили локомобиль с парохода и поставили его на берегу, смонтировали лебедку. Перед локомобилем построили рампу из бревен. На том берегу из бревен составляли плоты, на этом - паровой лебедкой закатывали бревна на берег. Потом лебедкой поднимали бревна при строительстве.
   Башню построили на самой стрелке - это будет угол крепости. Первый этаж башни сделали совсем глухой, только прочная дверь. На втором этаже - небольшие бойницы во все стороны. Место получилось удачное - отсюда почти все простреливается, кроме излучины Ворон-реки. Поэтому третий этаж - орудийная площадка с пушечными портами во все четыре стороны. Крышу перекрыли кровельным железом.
   А вот пушку не взяли, а зря. Говорили что тут кругом густой лес, и стрелять из пушек и минометов будет некуда. А тут вон какой простор, с башни и Дон в обе стороны виден, и луг с севера, и кусок Ворон-реки. Только не видно эту реку до поворота, надо там хотя бы вышку со стрелками поставить.
   Вот миномет взяли, можно сказать, тоже зря. На башню его не поставить. Но хоть какая-то сила у нас есть. Пушку для нас уже готовят в Адлере, следующий раз 'Гефест' привезет.
   Так что башня у нас вполне жилая получается, печку еще сложим, зимовать можно будет. Можно даже всем уместиться, только тесно будет. Ну на пароходе еще теснее было.
   Так мы еще и большую избу начали строить. Когда нет опасности, большая часть людей в этой избе жить будет.
   Радисты поставили антенну, радиостанция работает, всю ночь пытались связаться с Адлером, но безуспешно - далеко. С Шахтинском связь хорошая. Теперь 'Гефест' может отправляться в обратный путь, он там нужен. Это самый сильный корабль в нашей республике, да и в мире вообще. Но в Адлере уже начали строительство корабля, который еще больше этого.
  
  
  
   Андрей Белов.
  
   В Крыму татары закончили перегон скота на север, и Менгли Гирей ушел от Перекопа в Каффу. Пока стада шли через мою 'таможню', я набрал в виде пошлины около 860 овец и около шестидесяти коней. Это получается что прошло 86 тысяч овец, а сколько их прошло когда пришел Менгли - неизвестно.
   Часть овец отдал Кушемезу, теперь еще и его войско приходиться содержать, серебром ему тоже плачу. Большую часть овец переправил в Адлер и Мавролако, появилось у нас свое мясное стадо, меню в столовых стало разнообразней.
   Так что с трёхдюймовой пушкой мы не успели, ее только сейчас закончили. Сделали нормальный двухстанинный лафет, гидравлический откатник и пружинный накатник работают штатно. Угол максимальной вертикальной наводки сделали в сорок семь градусов, нам же нужна максимальная дальность стрельбы. Получается пушка-гаубица. Вот только вес орудия не радует, уже более полутора тонн, а еще щиток не делали. Всесторонне испытаем, и попробуем оптимизировать вес.
   Стали испытывать на дальность, первые же выстрелы дали результат в семь с половиной километров. Сделали снаряд правильной аэродинамической формы, с передним оживалом радиусом в пять калибров и конической задней частью. Стали уменьшать размер гранул пороха, пока не подуло гильзу, откатили размер гранул немного назад. И вот результат - девять километров!
   Хорошо, что удалось достигнуть результата на черном порохе, на один выстрел уходит два килограмма четыреста грамм дымного пороха, а пироксилинового пришлось бы класть целый килограмм. Это порох для трехсот винтовочных патронов.
   Сделали осколочно-фугасный снаряд, еще пришлось делать баллистический колпачок для сохранения аэродинамики, ударный взрыватель совсем не обтекаемый. Но 76-мм ОФС вышел не намного дороже 65-мм снаряда. Взрыватель тот же, остальных материалов немного больше. Много тола в него класть не стали - пятьсот грамм хватит. Но в целом дальнобойная артиллерия - недешевое удовольствие.
   Стрельнули фугасным по горе - взрыв такой солидный. Вот как я буду стрелять по татарам на девять километров? Там и не видно ничего толком. Пугать только. Хотя если будут идти стада, то потери среди овец будут. Да и фугасные взрывы вблизи - страшно. Татары должны будут сообразить, что выгодней заплатить один процент. Или не один? Надо подумать.
   Но орудия недостаточно для контроля перешейка. Дисциплинированное войско легко пройдет под обстрелом. На таком расстоянии обстрел будет довольно случайным и очень неточным, корректировать огонь тоже некому.
   Были бы хороши колесницы со стрелками, вооруженными карабинами. Но дальность стрельбы из лука и карабина довольно близки. На расстоянии недосягаемости стрелы, карабин становится совсем неприцельным, а энергии у пули остается совсем мало. Можно было бы полностью закрыть колесницу в фанерную 'броню', толстая фанера не пробивается уже с пятидесяти метров. И стрелки бы могли отстреливаться эффективно с близкого расстояния. Но лошадей не закроешь, попадут в лошадей - встанут, и уже не отбиться.
   Надо увеличивать дальность стрельбы - винтовка стреляет далеко, но один стрелок с винтовкой на колеснице будет отстреливаться от конницы бесконечно долго. Это в теории, в реальности ничего не получится. Пулемет нужен, но что-то пока не получается. Мои оружейники пробовали очень тяжелый свободный затвор для винтовочного патрона, по расчетам должно было работать. Но гильзу все равно рвет. Видимо, дульце гильзы зажимает в патроннике давлением, а свободный затвор, даже очень тяжелый, все равно начинает двигаться. Донце гильзы выдвигается хоть на несколько миллиметров, дульце стоит - гильзу рвет.
   Затвор автомата Калашникова из бронзы сделали, но нагрузку от винтовочного патрона он не держит, сразу появляется наклеп, заедания. Из стали тоже плохо получается - мягкая сталь задирается и наклепывается, поверхностную закалку на такой сложной детали нормально сделать не получается. Из стали, вообще, этот затвор очень сложно фрезеровать, даже четвёртая ось на фрезерном станке не помогла. Еще говорят - 'простой как Калашников ', а вот фиг там. Надо что-то попроще, не доросли мы еще.
  
   Есть еще вариант борьбы с татарской конницей - забронироваться полностью и отстреливаться из карабинов. Только это будет уже не колесница. И не танк, скорее бронетранспортёр. Точнее - боевая машина пехоты. Едет пехота и стреляет через бойницы.
   У меня же мастера паровой трактор пытаются построить, уже зовут посмотреть. Задние колеса сделали большие и широкие, ось сместили, развесовка по осям улучшилась. Рулевую трапецию сделали на осях, а не на шаровых шарнирах - по-простому. Руль не сделали совсем - торчит длинный рычаг, для поворота его надо наклонить влево или вправо. Дифференциал не сделали, халтурщики. Но я их понимаю, очень сложно и непонятно зачем.
   Паровой трактор едет! Только очень медленно. Пришлось сильно увеличить передаточное отношение трансмиссии. Паровик на локомобиле почти самый простой - с качающимеся цилиндрами, давление 6-7 атмосфер, мощность 15-20 лошадей. А весит трактор под две тонны. Зато ни сцепления, ни коробки передач - паровик работает как коробка-автомат.
   Поворачивает очень неохотно, с проскальзыванием передних колес, зато проходимость отменная, задний мост заблокирован совсем. На передних колесах надо сделать продольный протектор, как на 'Белоруси'. Привязали сзади бревно - обороты чуть упали, тащит. Но ему еще надо тележку с углем тащить, сейчас рядом с ним идут два кочегара с тачкой, и 'подкармливают' котел на ходу.
   Заехали в тупик, встали. А заднего хода нет! Навалились толпой, вытолкали. Плавно развернулся и поехал обратно. Не знаю, будет толк с него? Сам себя только нормально возит. Если мощность поднять, то можно будет на нем землю пахать. Но он станет еще тяжелее. Не знаю.
   А вот танк из него делать не надо, если навесить на него броню, запас угля, экипаж и оружие - станет невозможно тяжелый. Но самое главное - внутри будет очень жарко, да еще летом в Крыму. И форточку не откроешь - стрелы налетят. Надо еще думать.
   Дорабатывать трактор оставил только одного конструктора и его помощника, остальных послал в эллинг, там сейчас вовсю варят корпус, люди нужны. Варят в две смены, погода хорошая, световой день длинный. Открыли эллинг нараспашку - дым от сварки выдувает, хорошо. Еле успевают возить заготовки от цеха в эллинг.
   Домна и конвертер работают уже неделю. Конвертер у нас новый, доработанный и немного больше по объему. Но скоро надо приступать к постройке третьего конвертера, конвертер такое дело - может неожиданно прогореть. Еще заметил, что работа металлургического комбината почти не требует моего вмешательства, сами все делают. Опыта набрались, даже к моим советам уже критически относятся.
   Еще начинаем делать бронеплиты, тут уже без меня не могут. Сначала катаем лист двадцать миллиметров из низкоуглеродистой стали. Затем в специальной печи науглероживаем одну сторону. Потом в горячем состоянии еще раз прокатываем через прокатный стан - это тоже положительно влияет на прочность, и закаливаем с той стороны, которая была науглерожена.
   Тут обнаружилась проблема - для раскроя листов обшивки мы используем гильотину. С трудом добились чтобы она могла резать лист толщиной десять миллиметров, но двадцать миллиметров ей будет точно 'не по зубам '. Да еще после закалки - там только абразив справиться. Но это кошмар - с нашими абразивными дисками это будет сплошное мучение. А бронелистов много - вся центральная часть полосой в три метра, кормовая оконечность - сколько получится. Только нос будет небронированный, но там ничего ценного - балластная цистерна, канатный ящик для якорной цепи, склады. И все это разделено водонепроницаемыми переборками.
   С кормовой оконечностью сложнее - там много всего ценного, но идет изгиб корпуса. Закаленный лист длинной в четыре метра изогнутым не сделать. Но радиус изгиба борта оконечности довольно большой, попробуем уменьшить длину толстых листов до двух метров, может лягут.
   По высоте бронепояс будет начинаться ниже ватерлинии, и заканчиваться на уровне верхней палубы. Фальшборт, подводная часть корпуса и носовая оконечность будет из листа десять миллиметров.
   Это все хорошо, но чем резать эти плиты? Хорошо бы кислородную горелку. Кислород можно получать не только компрессорным способом, но и электролизом. У нас электротехнический цех уже освоил коллекторные генераторы постоянного тока. Двенадцативольтовых - уже сделали несколько штук, и вот еще сделали сварочный генератор постоянного тока, для ответственных случаев. Сварщики четвертого разряда экспериментируют с разными электродами, пытаются получить более качественный шов для труб высокого давления.
   При разложении воды электролизом получается смесь кислорода и водорода, она отлично горит, если не взорвется, дает высокую температуру пламени. Все, делаю электролизерную горелку.
   Удобная конструкция электролизера - пакет биполярных электродов, разделенных изоляционными вставками, пространство между электродами заполнено водой, которая и будет разлагаться электричеством. На каждую камеру нужно не менее двух с половиной вольт. У нас генератор на пятьдесят, чтобы был запас сделал восемнадцать камер - девятнадцать электродов. В воду надо добавить гидроксид калия или натрия, чтобы у воды было хорошая проводимость. И тогда для электродов не нужна нержавейка, в щелочной среде электроды из малоуглеродистой стали пассивируются, и служат довольно долго.
   Размер электродов взял с запасом - квадрат в двадцать пять сантиметров, лист взял толстый - 4 мм, чтобы не коробило. Кузнецы тщательно выровняли и отшлифовали. Это чтобы хорошо прилегали изоляционные вставки из карболита. Стыки еще дополнительно промазали нитролаком. Стянули длинными болтами - основная часть готова.
   Еще проблема - нет резины, нет резиновых трубок. Все трубопроводы - медные трубки. Чтобы иметь хоть какую-то подвижность горелки, из медной трубки сделали спираль - можно немного подвигать и понаклонять горелку. Еще нужны дополнительные приборы - водяной затвор, осушитель, питающая емкость с водой, со смотровым стеклом. Все это из бронзы сделали.
   Все собрали, заправили электролитом, крутим - ничего не капает, аккуратно собрали. Дали напряжение - пошла пена. Отрегулировали ток, стало нормально - из сопла что-то шурует. Подожгли. Вах! Острый луч факела. Ой! Он на самом деле гораздо длиннее чем кажется, основная часть факела не видна, прозрачная такая.
   Засунули в пламя кончик стального стержня. Стержень покраснел, пожелтел, побелел и оплавился. Хорошая температура! Но при этом железо выгорает немного, пламя окисляющее. Зато неплохо режет металл. Но только небольшую толщину - миллиметров пять. Пробовали разные формы сопла - смогли разрезать кусок листа в семь миллиметров. Этого мало - мы на гильотине можем десятку быстрее рубануть. Нужно по-другому - в кислородном резаке отдельное сопло подачи кислорода. Первая горелка разогревает металл, в струе кислорода из второго сопла железо сгорает. Газосварщики говорят - 'сдувает'.
   Но у нас идет смесь кислорода и водорода, как их разделить? Делаем еще один электролизер. Но вставки-изоляторы там будут сложнее. Электроды будет разделять сепаратор - марля, пропитанная карболитом, мы такие делаем для аккумуляторов. Но в верхней части сепаратор сплошной. Это чтобы газы не смешивались. В верхней части два отвода - один для кислорода, другой для водорода. Из медной трубки спаяли два коллектора, вклеили в камеры. Теперь у этого электролизера раздельные выходы для разных газов.
   Пока делали второй аппарат, у мастеров было исследование - 'чего бы такого нагреть в жарком пламени'. Все металлы плавятся, это даже уже не интересно. Графит не плавится - у-у-у, какой! Химики хотели нагреть какое-то вещество в пробирке - пробирка расплавилась, стекло закипело. Это стало интересно оптику и мастеру по электровакуумным приборам. Горелка стала очень востребована.
   Тут я вспомнил, что пламя окислительное, а значит не самое горячее. Неужели? Сделали еще один гидрозатвор, но в него налили не воду, а стали наливать разные жидкие углеводороды. Температура пламени еще повысилась, стал виден весь факел, ранее невидимый. Нашли оптимальную смесь бензина и ацетона, температура стала максимальной, сталь быстро плавилась. Даже расплавили кварцевый песок без всяких добавок. Кварцевое стекло не получилось, но спекшаяся масса была полупрозрачной.
   Закончили второй аппарат, собрали все вместе. Кислородное сопло дует перпендикулярно, греющая горелка прогревает лист под углом. Режет! Прожигает! Да какие два сантиметра, четыре сантиметра легко разрезала. Можно было бы больше, но явно не хватает давления.
   Но тут еще проблема шлангов, точнее их отсутствия. У нас горелка стоит неподвижно, а железки мы проносим мимо. Лист так не порежешь. Но аппараты не особо тяжелые, а электрические провода гибкие. Сделали небольшие рельсы, на них тележку, на тележку аппарат. И рядом большой стол для листов. Лист уложили, примерились и поехали. Ровно получается. Бывает сварочный трактор, а у нас трактор-резак. Или вагон, на рельсах же.
   Плиту такой толщины надо не только ровно раскроить, надо еще разделать кромки под сварку, шов серьезный получается. Как раз этим трактором-резаком это тоже удобно делать, только наклон горелки поменять.
   Еще длинная медная трубка, спаянная из прямых кусков и 'пружинок', уходит наверх, сквозь крышу цеха. Это лишний водород от второго электролизера. Куда бы его применить? Шарики надувать? Или сразу 'Цеппелин' строить.
   И много нашлось работы резаку в металлообрабатывающем цеху, как частичная замена фрезерования крупных деталей. Еще одна наша технологическая ступенька.
   Одна ступенька - резак, а другая - сам по себе источник кислорода. Для кислородного дутья пока еще мала производительность электролизера, но для другого важного процесса уже достаточно. Серную кислоту мы получаем сжиганием смеси и селитры. Причем в роль селитры тут - источник кислорода и диоксида азота, катализатора процесса. Если в смесь класть совсем мало селитры, то смесь горит плохо, процесс не идет. Решили попробовать добавить чистый кислород для экономии селитры. Не сразу получилось, пришлось делать новый реактор.
   Корпус из свинца - он не растворяется серной кислотой, посередине фигурная чаша из шамота - температура горения очень высокая. По свинцовой трубке туда подается кислород, Сверху, по другой трубке сыпется смесь порошков серы и селитры. Еще дозированно подается вода, чтобы триоксид стал серной кислотой. Настоящий реактор, да еще с непрерывным циклом, а не 'импульсный', как прошлый. В реакторе образовывались еще и оксиды азота, которые окисляли диоксид серы до триоксида, но при этом сами не расходовались. Подача кислорода обеспечивала высокую температуру горения серы. Удалось намного уменьшить расход селитры за счет кислорода. Кислота стала получаться чище.
   Производительность выросла значительно, стало не хватать тары. Да и хранить в стекле опасно, одну бутыль уже разбили - была катастрофа локального масштаба. 'Ой, а че эта у сапог подметки отвалились? Совсем новые же были!' Сделали канистры из свинца, по пятьдесят литров, свинца у нас много. Для прочности тонкостенную канистру поместили в стальную рамку с ручками для переноски. Можно было бы хранить и в сосудах из низкоуглеродистой стали, но так можно хранить только олеум. А на производстве кислота присутствует в разных концентрациях, не стал рисковать - вдруг перепутают.
   Так что теперь селитра нужна только для получения азотной кислоты, расход селитры на производство нитровеществ уменьшился почти в два раза, производительность выросла. Можно думать о производстве артиллерийского пороха. Остается вопрос стабилизаторов пироксилина, без них он быстро портится. Есть камфора, но ее не так много, и она летучая. Внутри патронов еще действует, а в другой таре постепенно улетучивается.
   Некоторым стабилизатором пироксилина можно считать нитроглицерин, который сам по себе сильное взрывчатое вещество. Но в составе комбинированного пороха несколько повышает его стабильность. Страшно делать нитроглицерин, не стал.
   Антип не оставляет попыток синтезировать новые красители. Сделал недавно еще один, но большого коммерческого успеха этот краситель не сулит, потому как черный - нигрозин. Черного цвета в жизни у людей и так хватает. Но как краситель нигрозин хорош - в воде не растворяется, а растворяется в спирту. Для окрашивания много спирта уходит, но можно сделать закрытую сушилку с конденсатором спирта для его возврата. Окрас ткани получается стойкий, не линяет. Кожу тоже очень хорошо окрашивает. У нас теперь новая мода - черные сапоги, а то были все оттенки коричневого.
   И парадно-повседневную форму моряков покрасили в черный, робы оставили не окрашенными. Теперь почти как надо, только тельняшки с сиреневыми полосками.
   При производстве нигрозина используется солянокислый анилин. А от него до дифениламина - один шаг. Дифениламин - хороший стабилизатор пироксилина. Понадобился автоклав, сделали небольшой. Смешали анилин и солянокислый анилин, катализатор - соляная кислота. Автоклав нужен прочный, нагревать надо до 300С. Выделить дифениламин из продуктов уже легче - у него гораздо выше температура кипения, нежели у анилина. Еще раз прогнали через нагрев с конденсацией - получили относительно чистые кристаллы. Тоже очень токсичное вещество. Получили немного, но и расход его небольшой - 1-2 процента от веса пороха.
   Теперь дело за пороховщиками - будут подбирать оптимальные размер и форму порохового зерна. Подсказал им, что наиболее перспективная форма - трубочки, 'макароны'. Будут экспериментировать, это надолго.
  
  
   Ну и показал своим еще одно чудо - взял коллекторный генератор на двенадцать вольт, и подсоединил его к аккумулятору. Взвыл электромотор - это обратимая электрическая машина. Конечно, предварительно проверил что это возможно, подправил положение щеток.
   И целую лекцию прочитал про электродвигатели, какие у нас теперь новые возможности. У мастеров фантазия забурлила, еле успевал объяснять невозможность их проектов. Пока главное ограничение - мощность электродвигателя. У этого двести-триста ватт, и особо не увеличить. В нашей сети двенадцать вольт, это сильно ограничивает возможную мощность.
   Надо вводить стандарт с более высоким напряжением. Каким? 220 вольт? Вроде привычно, но ни одного прибора на такое напряжение у нас нет. Да и с изоляцией проводов у нас трудности. Самая лучшая изоляция у нас - ацетилцеллюлозный лак, но он тонкий. Сварочные кабеля еще дополнительно обматываем тканевой лентой и еще раз пропитываем лаком. Так что страшно вводить 220 вольт.
   Но фактически у нас есть еще одна сеть - пятьдесят вольт. Даже две - переменного тока для питания передатчика, и постоянного - для электролизеров. Напряжение неплохое - это максимальное напряжение, которое еще считается неопасным. В сухих помещениях. На корабле может и убить, но не сильно.
   На большие расстояния большие мощности мы не передаем, так что пятидесяти вольт будет достаточно для многих целей. Вот только постоянный или переменный? И там и там есть свои плюсы. Коллекторный электродвигатель можно сделать универсальным, и он будет работать от переменного тока. Конструкция усложняется - магнитопроводы надо делать в виде набора тонких пластин, чтобы не было вихревых токов. На коллектор будет больше нагрузка на переменном токе, искрить будет сильнее. И обмотки надо переделать на последовательное возбуждение.
   Но главный плюс переменного тока - трансформатор. С помощью этого устройства можно довольно просто изменить напряжение или максимальный ток. Я бы принял этот стандарт не раздумывая, если бы не одно 'но'. Я не могу получить постоянный ток из переменного, для этого нужны полупроводниковые диоды. Мощных диодов у меня только тридцать штук, и строить промышленность на этих артефактах я не могу, пусть остаются для особых случаев.
   А постоянный ток тоже нужен - у меня много электролизеров разного назначения: для водорода и кислорода, для нарезания стволов, для очистки серебра, для получения хлоратов и гидроксидов. И еще важный момент: мы можем запасать только постоянный ток - аккумуляторы. Так что в Адлере будет обе сети пятьдесят вольт - и переменный и постоянный. Лампочки и универсальные коллекторные двигатели смогут работать в обеих сетях. Лампочки можно будет делать более мощные, а то ассортимент вольфрамовой проволоки у нас ограничен. Частота переменного тока у нас пока не фиксирована, синхронные и асинхронные электродвигатели мы не используем, и даже трехфазных источников тока у нас нет. Измерял из любопытства, в тестере есть простой частотомер, от ста до четырехсот герц у нас переменный ток. Мощность сварочных генераторов мы изменяем просто изменяя скорость вращения.
   Некоторые станки очень ждут электродвигатели: портальные фрезерные и шлифовальные используют довольно извращенную механическую трансмиссию, их надо будет переделывать в первую очередь. Да и нормальную высокобортную УШМ можно сделать. Это же сколько шестеренок освободится! А токарным станкам и так неплохо. Так что для цехов будем использовать постоянный ток, эти электродвигатели проще. Освещение переделаем на это напряжение и лампы накаливания, светодиоды надо забрать, они нужны для аккумуляторных фонарей. На каждый пароход нужно по несколько таких фонарей, и армия просит хотя бы один на взвод. Пока только один на роту.
   Так что электродвигатели захотели почти все, но их делают медленно. Вынесли коллективное решение направить в электротехнический цех еще людей, учениками-рабочими, троих. Хотя желающих было гораздо больше. Но магнитопроводы делает механический цех, бронзовые детали - цех бронзового литья, электротехнический цех только наматывает, собирает и делает коллектора. Так что эта работа для всех. Металлургам надо сделать партию тонкого проката из низкоуглеродистой стали для магнитопроводов.
  
   А как быть с электричеством на пароходах? Там сеть двенадцать вольт для всего, и пятьдесят вольт переменного для передатчика. Двенадцать вольт становится мало даже для освещения, если переходить на лампы накаливания. Надо основную сеть переделывать на пятьдесят вольт. Формально она будет на сорок восемь, из-за аккумуляторов, но реально там около пятидесяти.
   Аккумуляторов надо будет в четыре раза больше. Но у меня аккумуляторы делает уже небольшой цех. Делает два вида: большие - стационарные и судовые, и маленькие - для фонарей.
   Но тогда на пароходах и емкость вырастет, тоже плюс. Если оставлять те же аккумуляторные банки, то емкость будет колоссальная. Так-так, какая-то мысль крутится. Для выпрямления тока в отсутствие диодов раньше использовали двигатели-генераторы, двигатель переменного тока вращал генератор постоянного тока. Мне же переменный ток нужен только для передатчика, для работы высоковольтного трансформатора.
   А если сделать наоборот - двигатель постоянного тока будет вращать генератор переменного? Тогда передатчик может работать от аккумулятора, но только от довольно мощного и недолго. Там около киловатта мощности. Зато не будет ситуации как у 'Гефеста' на Дону - идет весь день, а передатчик нужно включать ночью, на стоянке. Держат огонь в котлах несколько часов, перерасход угля и ресурса. Тем более, если сообщение короткое. Но если машина работает, то лучше генератор от машины вращать. Надо оба варианта привода оставить.
   А электродвигатель с кабелем сделать в виде отдельного модуля в корпусе, можно использовать для других целей. Пока еще не можем себе позволить иметь электродвигатели везде где нужно, а вот так - съемный модуль, можно попробовать.
  
  
   Вернулся 'Гефест' из воронежской экспедиции. Обратно шел очень быстро, днем на машинах и по течению, паруса - когда ветер нужный. А ночью дрейфовал по течению, так можно, если стрежня держаться, прожектор позволял не натыкаться на берега. Зато рекорд - от Воронежа до Таны за шесть суток.
   Рассказали все подробно про место на стрелке, нарисовали, даже сектора обстрела с башни. Оказывается, по всему берегу Ворон-реки лес растет, где густо, где редко. И этот заливной луг с реки не видно, казалось, что кругом густой лес. Так что зря пушку не взяли. Но ничего, приготовили одну 65-мм на полевом лафете. Снаряды возьмут и ОФС и картечь. Картечи побольше, Ворон-река совсем узкая, там только картечью работать.
   Велеслав и матросы под впечатление заложенного ими города, и того что люди там остались. И крепость им там одним не построить, только одну башню все вместе и смогли. Надо им срочно помощь.
   Обсудили ситуацию, у нас все стабильно, уголь возит 'Спартак '. Не так производительно как 'Гефест', но хватает, и запас уже есть большой. Решили отправлять экспедицию. Только это теперь не экспедиция, это рейс Адлер - Воронеж - сказал я. Все аж замолчали, осмысливая услышанное. Что такое рейс - все знают, это когда корабли ходят между нашими городами.
   - Так это еще один наш город. Точно.
   - Да, хоть и маленький. Тридцать восемь человек там живет.
   - Это же больше тысячи верст!
   - От Таны тысяча триста.
   - Во как!
   Вот так протянула щупальца Таврическая Республика, база на Родосе, Воронеж. Тысячи километров. Потом пошли смотреть на карту, которая кусок глобуса. Штурман, прибывший из экспедиции, нанес координаты Воронежа и нескольких ключевых точек - устьев притоков Дона. Почти все совпало. Экзамен по командованию отделением он уже сдал, теперь сдал и экзамен по навигации. Поздравил его сержантом. Самый молодой сержант в нашей армии - пятнадцать лет. Остальные четыре навигатора пока солдаты, готовим следующую группу, еще пять курсантов. Штурманы нужны, пусть даже такие.
   Так мы про Воронеж. Нужно послать им больше рабочих, плотников, крепость надо быстрее строить. Просто найму греков, на лесопилке в Мавролако их много. Ряд заключу до осени, там привезем обратно. Зимовать останутся солдаты в основном.
   Еще же струг везти надо, но он без гребцов будет. Так это хорошо - больше влезет рабочих. Человек сорок точно поместится. Надо послать телеграмму в Воронеж, пусть строят еще одну большую избу для пополнения. Или даже две.
   Еще они жаловались, что лебедкой неудобно наверх поднимать бревна. У паровой лебедки сил много, но чтобы наверху закрепить блок для каната, приходиться много с жердями и скобами возиться.
   С конструкторами быстро придумали несколько вариантов установки такого крана. Сверху консоль с блоком, а внизу разные варианты опор - и просто тренога, и опора на угол сруба, и даже на ровную бревенчатую стену. Сделали такой конструктор из сварных ферм и тонких двутавров, соединяется на болтах. За два дня сварят и испытают. Пока отдыхает команда 'Гефеста' и перебирают его машины. В экипаже проведем частичную ротацию, поставлю туда несколько новичков - бывших гребцов. Они и дорогу хорошо знают.
   Тут даже что придумали, 'Гефест' пойдет почти без угля, у устья Северского Донца его будет ждать 'Спартак' с баржей, там и перегрузят угля сколько надо. Зачем уголь туда-сюда возить. С радиостанциями это легко организовать.
  
   Тут чуть война не началась - из Босфора в Черное море вышло сразу восемь османских шхун, скопированных у нас. Об этом наша дежурная шхуна доложила через радиостанцию Килии. Срочно выслали навстречу еще две шхуны и 'Спартака.' Но, оказалось, османские шхуны так и вертятся около Босфора, далеко не уходят. Маневры у них, учения. В Мраморном море сейчас ветер слабый, в Черном море покрепче - добросовестно готовятся. И Черное море еще выбрали из соображений секретности - если выходить из Дарданелл в Ионическое море, там рядом венецианский остров Лемнос, не хотят османы секреты раскрывать раньше времени. Хотя этот секрет ненадолго, наверняка тут кто-то следит от венецианцев. Но это значит, что скоро эти шхуны пойдут на войну. Наконец-то узнаю, как они хотят воевать против венецианских малых галеасов.
  
   После того как наша типография отпечатала сборник стихов Пушкина, мы взялись за учебники, но не для младшей школы, а более серьезные. Это все моя боязнь того, что могут быть утеряны знания, которые я привез с собой в смартфоне. Решили все важные учебники печатать хотя бы по сто экземпляров, тогда есть шанс, что что-то сохранится в любом случае. А какие важные? Тут глаза разбегаются. Да и объемы большие. Не печатать много, это мы быстро - сто экземпляров, а долго набивать матрицы игольчатой печатной машинкой. А если рисунок или формула - то и набивать иголкой от руки.
   Да еще в школьных учебниках по математике, например, очень много обучающих примеров - это же учебник. Решил переработать - оставил только теорию и минимум примеров. Учебник заметно ужался. А задачник напечатаем отдельно для своей школы. Так что весь школьный курс, кроме арифметики, запихал в четыре книги - математика, алгебра и две геометрии, там рисунков много.
   Учебники и задачники нам нужны. Я раньше планировал, что у нас будет всеобщим только начальное образование - два класса, считать, читать и писать. А все что выше - будет 'университетом', не для всех. Но вот два класса прошли уже десятки детей и подростков, и в их глазах я увидел немой вопрос - 'А что дальше?' Нет, нельзя так. Сам-то полтора десятка лет учился. И объявил, что будет средняя школа для всех детей, еще пять лет. А в целом - семилетка. На десятилетку нет времени - большинство детей уже большие. И нет такого объёма учебного материала - гуманитарных предметов очень мало. Кусочек истории, кусочек политической географии, экономика и латынь. Пушкин и немного Лермонтова, кстати, еще не печатали. В общем, школьный курс фрагментами.
   Зато технических и естественных наук в избытке, похоже, что теоретическая механика и медицина будет в школьной программе.
   Так что писари набивают матрицы весь световой день, часто меняясь, утомительно это. Потом пробный оттиск, вычитка, правка. Восковая бумага чем хороша - можно исправлять небольшие ошибки, заплавляя дырки.
   Но цех по производству бумаги на это не рассчитан, бумаги делается в несколько раз больше, чем сейчас тратится. И продавать ее особо некуда, мамлюки плохо берут. Всучил за полцены большую пачку купцам, что ушли на струге через Воронеж, может там кому бумага поможет.
   Рядом с типографией построили еще один домик, внутри стеллажи, на них ящики с восковыми листами-матрицами. Удобная система, можно достать и быстро допечать нужную книгу. Но слишком часто это делать не надо, вощеные листы очень нежные, лучше печатать сразу сколько надо. Самый первый наш комплект матриц Сказок Пушкина уже не годный, разваливается. Больше тысячи экземпляров с него отпечатали. Но мы сделали небольшую партию бумаги для матриц с добавлением волокон льна, бумага получилась гораздо прочнее обычной, посмотрим насколько хватит.
   Надо бы какую-нибудь книгу большим тиражом напечатать, для баланса. Из учебника 'Общая биология' и медицинских справочников скомпоновал книгу - 'Основы биологии и медицины '. Там и про общее строение живых организмов, и про клетку. Про микробы и про спорынью. Просветительско-гигиеническая книга получилась. Вот ее надо усиленно распространять здесь и на Руси, будет всем польза. Про Дарвина там ни слова - 'все в мире - творение Божие', наоборот - восхищаюсь фантазией Творца, каких только существ не насочинял. Напечатаем пятьсот экземпляров для начала, и надо продумать, как распространить, чтобы не в одной Москве или Рязани все осело.
  
   'Гефест' ушел на Воронеж, сорок греков плотников и разнорабочих, два 65-мм орудия с расчетами по три человека. Это у нас минимальный расчет, 'крепостной' - в бою к ним еще придаются подносчики снарядов. Но могут и сами стрелять, но не так быстро. Одна пушка старая, почти без нарезов, но картечью стреляет отлично. С пушками сейчас трудности - мастера много времени потратили на 76-мм орудие, и не делали старые пушки.
   Еще поехало одно отделение пехоты, но они вернутся, это для охраны 'Гефеста'. Ну и много инструментов и материалов послали. Муки, картошки, солонины - людей много будет. Сети рыболовные, один из греков - рыбак. Струг на тросе.
  
   Проблема с лебедкой меня натолкнула еще на одну мысль. Из нашего парового недотрактора можно сделать подъемный кран. Большой вес даже пойдет на пользу, а мощности хватит.
   Еще дело в том, что начала получаться проволока для стальных тросов. Стальной трос я захотел еще когда мы начинали строить шхуны, пеньковый стоячий такелаж постоянно тянется, требует подтяжки, стальной бы нам тогда очень помог. Но к этой проволоке много требований - она должна быть тонкой, прочной и не слишком упругой. Чтобы быть прочной, сталь должна быть высокоуглеродистой, а ее трудно получать волочением. Нагреваешь - выгорает углерод. С первого раза не получилась, со второго тоже. Потом мы перестали строить парусники, но уже в Адлере про стальные тросы снова вспомнили.
   Очередная партия почти получилась - стали из нее свивать пряди троса, но проволока полопалась. Зато из обрывков получились неплохие стальные щетки для зачистки сварных швов или очистки стали от ржавчины.
   Первым сделали трос из проволоки 1,8 мм однопрядный 1х19 - одна прядь из 19 проволок, битумная пропитка. Канат получился очень прочный, но слишком жесткий. При испытаниях выдержал более пяти тонн. Такой годится только на стоячий такелаж, ванты на 'Гефесте' сделаны из него.
   Потом получили проволоку 1,2 мм, сделали канат двойного плетения: 6х7, сначала свили пряди из семи проволок, затем из шести прядей - канат. Вместо центральной пряди пеньковая веревка. Этот трос примерно такой же прочности, но более гибкий, можно намотать на небольшой барабан. Вот тут у меня и все сложилось в голове.
   Почти. Поворотная платформа получалась слишком большая и тяжелая, нам такую не сделать. Стал рисовать заново. Это же у нас аналог автокрана, можно подогнать куда надо. Если не задаваться поворотом стрелы в 360 градусов, может хватит 90? Тогда можно так: делаем относительный поворот полурам, так делают на тяжелой технике вместо управляемых колес. Похоже на телегу - посередине переднего моста будет мощный шкворень, на котором будет вращаться при повороте остальная часть корпуса. Но это в движении. Я же хочу, чтобы эта степень свободы работала для поворота стрелы крана. Передний мост с дополнительными опорами будет стоять неподвижно, остальная часть корпуса вместе со стрелой будет поворачиваться. Вот только задние колеса расположены в другой плоскости, не смогут они обеспечить этот поворот.
   Значит добавим еще одно колесо - пятое. Большое, поперек. На этом колесе будет ездить по дуге задняя часть корпуса со стрелой вокруг вертикальной оси, что в переднем мосту. При постановке крана откидываем передние опоры, выкручиваем винты - гидравлических опор пока нет. И таким же винтом опускаем большое поперечное колесо, вывешивая задние колеса. Под траекторию пятого колеса можно доски подложить.
   Ширину колеи крана сильно увеличили, ему часто не ездить, но устойчивость нужна. Сразу появился простор для изменения компоновки - кочегара разместили на платформе сбоку, а то кидать уголь с земли неудобно и опасно. Две лебедки с трещотками и ленточными тормозами, много шестеренок, еще и с переключением, кран же еще должен немного ездить.
   Конструктора взялись за дело с огромным энтузиазмом - интересная идея, и важное практическое значение. Тут кильсон для корвета тащили в эллинг чуть ли не всем Адлером. А скоро пойдут бронеплиты, каждая более шестисот килограмм, и их много. И еще, такая техника - краны и экскаваторы, имеют особую притягательность, как будто это такой великан с сильной рукой, и он тебе помогает.
   Стрела - решетчатая ферма, как у крана ЗиЛ-130, почти такая же длина - девять метров, только не складная. Пять тонн грузоподъёмности мы не потянем, но тонны на две рассчитываю. Правда, две тонны на такой стреле на максимальной дальности его опрокинет, даже увеличение длины платформы не поможет. Но запас длины стрелы надо иметь, будем пробовать.
  
  
  
   Я тут недавно открытие совершил - какой я тормоз! У нас такая крутая возможность давно есть!
   Думал я про радио, вспомнилась фраза диктора из той реальности: 'Передаем сигналы точного времени'. Ведь радиостанции - это возможность синхронизировать время в радиусе прямой связи - а у нас ночью это более тысячи километров. А у меня еще работают трое электронных наручных часов с солнечными батареями на циферблатах. Это можно запустить службу мирового времени. Ну почти.
   То есть, для измерения долготы даже не надо возить с собой часы, если есть радиосвязь с базой, где есть электронные часы. Через радио можно просто засечь точное время измерений. Все, вводим настоящее время. Вот только какой часовой пояс? Обидно, что ни один из ближайших 'часовых' меридианов не проходят по моей территории на суше. Тридцатый проходит между Килией и Крымом, а сорок пятый где-то в Большой Орде. Ну тридцатый как-то ближе получается, Чембало и Порт-Перекоп к нему совсем близко. Будем жить по времени GMT+2.
   Но измерять долготу по солнцу в любой момент времени пока еще не умеем. Только с установкой шеста-гномона, и вычисления местного астрономического полдня. А уже после этого связь с Адлером и измерение времени и долготы. Тут еще проблема - полдень он чаще днем бывает, а дальняя связь - ночью, так что тут еще думать надо.
   К тому же тень от гномона размытая - Солнце не точка, имеет видимый угловой размер около 30 угловых минут. Так что с точностью у долготы хуже чем у широты.
  
  
Оценка: 8.42*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"