Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Часть вторая. Глава 23

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.22*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть 100 кг.

   Глава 23.
  
   Османские шхуны крейсерствуют у берегов Египта, и венецианский торговый флот не может работать в этом районе, боятся даже выйти из Александрии. Сюда уже переброшены военные галеры, в том числе шесть галеасов. Они еще не такие большие как галеасы шестнадцатого века, но уже имеют приличное парусное вооружение в дополнение к веслам, и отдельную артиллерийскую палубу. Пушки на этих галеасах хоть и стреляют каменными ядрами, но за счет большого калибра имеют приличную дальность стрельбы, сравнимую с дальностью стрельбы османских "шаек". Но шхуны имеют большую скорость, при хорошем ветре, так что галеасам пока только удается охранять дельту Нила от осман.
   Еремей Гусев, министр торговли, атаковал меня телеграммами с предложением воспользоваться ситуацией и очень хорошо заработать на перевозке пряностей, заменив собой венецианцев. Но я на это не пошел. Во-первых, несколько наших кораблей не заменят сотен венецианских нефов, хотя даже так можно было бы хорошо заработать. Но во-вторых, заработав на перевозках, мы станем еще большими врагами и османам и венецианцам. Так что я послал Еремею на Родос секретные инструкции другого рода.
   Гусев отправился в Александрию с торговой миссией, надеемся, что про тот инцидент с оружием мамлюки уже забыли. А нам не хочется упускать такой рынок, хоть он и меньше рынка Каира. Но это было прикрытием, его целью было встретиться с крупным венецианским чиновником. С этим помогли родосские рыцари, написали рекомендательное письмо проведитору в Александрии. Основная обязанность проведитора - взаимодействие с наемным войском. А поскольку у венецианцев большинство войск наемные, то эта должность примерно соответствует русскому воеводе, только более гражданская.
   Еремей пришел к проведитору с дарами, и тот был настроен выслушивать просьбы очередного купца о преференциях. Но Гусев расспросил венецианца о ситуации с османами, с морской блокадой. И говорит:
   - Зачем вы гоняетесь за шхунами? Ваши большие галеры для шхун не по зубам. Вам надо составить караван, из торговых нефов и боевых галер. Как идет караван по суше, верблюдов с грузом воины охраняют. Ваших шести больших галер и десятка малых хватит для охраны двух десятков торговых парусников. Да, это довольно сильно удорожает перевозки. Но это лучше чем сплошные убытки.
   Венецианец посмотрел на посетителя с легким непониманием.
   - Вот мы и готовим караван! Но в Венеции сейчас не знают подробностей ситуации. Они ждут от меня письма с планом. Но как его передать! Раньше мы просто передавали письма с купцами, а теперь для этого надо будет посылать галеру. Это очень дорого, мы ведь платим гребцам деньги, мы не османские варвары, которые держат на галерах рабов как скот. Но самое главное - даже боевую галеру нельзя посылать в одиночку, эти новые османские парусники опасны.
   - Так галера намного больше шхуны!
   - Три этих парусника сообща напали на нашу боевую галеру с разных сторон, и смогли попасть и пробить борт с большого расстояния. Они стреляют железными ядрами! Хоть ядра и не большие, но они легко пробивают борта галер. Нашей галере пришлось выброситься на берег.
   Поэтому надо либо посылать несколько больших галер только из-за письма. Либо надо перебить эти османские парусники. А чтобы организовать караван правильно, надо чтобы когги из Адриатики перевели ближе, хотя бы к Сицилийскому острову. Там уже флот Арагона не подпустит османов к своим берегам. С Хуаном Великим у нас сейчас мир. Так что надо отправлять галеру в Венецию.
   Еремей задумался. Командор ведь рассказывал, как можно использовать возможности радио, не выдавая секретов.
   - У меня есть к вам предложение. У нас есть быстрый корабль, османы нас не трогают - перемирие. Через семь-восемь дней корабль с посланием будет в Венеции. Но это еще не все. У нас есть особые почтовые голуби, они долетят от корабля в Венеции до Родоса очень быстро. Да, только до Родоса, летать в Александрию они не обучены. Причем они могут и лететь обратно - с Родоса на корабль.
   - Вот как?
   - Да. Это очень редкие голуби, и их сложно обучать. Так что мы сможем быстро переправлять послания на Родос, а оттуда шхуна доставит письмо в Александрию. И можем отправить еще одно письмо обратно в Венецию.
   - Что вы за это хотите?
   - Мы хотим ходить по всему Средиземному морю, и торговать во всех Венецианских колониях. С уплатой пошлин, как все.
   - Такой вопрос не мне решать, но я напишу письмо Сенату и Малому Совету. Я думаю, они на это согласятся. И напишу охранную грамоту, чтобы ваш корабль смог дойти до Венеции. Эта грамота также поможет, если вас встретит корабль арагонского флота. Даже сделаем так, я дам вам вымпел торгового корабля Венеции, так вас будут гораздо меньше останавливать. Будем считать, что я вас нанял в государственный торговый флот. Только клянитесь, что не нападете на корабли Венеции или Арагона!
   - Клянусь!
   - Как скоро вы сможете отправиться с письмом?
   - Да хоть завтра! И через одиннадцать или двенадцать дней у вас будет ответ. Вот только письма для голубей мы переписываем очень мелко, затем перепишем еще раз уже как обычное письмо. Так что мы само письмо переправить не можем, это будет переписанное письмо. И не можем передать с голубями слишком длинный текст.
   - Через два часа все письма будут готовы. Прошу вас, отправляйтесь скорее!
   - Отправимся сегодня же!
  
   Пароход отчалил, и до темноты успел выйти из дельты. Как стемнело, удалось установить радиосвязь с Адлером, Еремей подробно отчитался Командору. Ситуация складывается перспективная, теперь важно достичь результата на переговорах в Венеции.
   Еще предстоит зайти на Родос, загрузиться углем, но даже полного бункера не хватит на путь в оба конца, надо будет покупать дрова. Так что серебро в дорогу тоже нужно, ну еще наши бестселлеры - красители и образцы окрашенной ткани. Перец чили решили пока не брать, чтобы венецианцы не заподозрили конкурентов на рынке специй. К тому же прошлогодний урожай чили почти весь распродали, а новый урожай еще не созрел.
   А к красителям они должны отнестись положительно, Венеция один из крупнейших производителей шелка, и покупает красители везде, где только можно. Наверняка уже вовсю используют наш мовеин.
   На Родосе быстро погрузились и пошли на запад. Смело прошли и мимо Крита и мимо османских берегов Греции. В Ионическом море вышла на перехват большая галера с флагами Неаполя. Арагонский Королевский дом сейчас это не единое государство, а несколько королевств, возглавляемые монархами-родственниками. Вот и Неаполитанское королевство сейчас возглавляет Фердинанд I, племянник Хуана II, короля Сицилии и испанского Арагона.
   Но галера, разглядев быстро поднятый венецианский флаг, отвернула. Вот так, приходится переобуваться, то есть, менять флаги на ходу. Хотя черный дым из трубы, и маленький парус на большом корабле при отсутствии весел, вызывал подозрение.
   В Адриатическом море одна венецианская галера решилась остановить странное судно. Но показали охранную грамоту, и письмо в Малый Совет от проведитора Александрии, и капитан галеры замахал руками - "Вперед, в Венецию, не задерживайтесь!"
   При подходе к портам заранее переходим на дрова, максимальная мощность не нужна, но зато нет того черного дыма, как от каменного угля. Ну и экономия самого угля.
   Подошли к Венеции, а это еще не сам город, а цепь длинных островов, отделяющих залив. В заливе еще острова, на которых и располагается город, и все вместе это называется Лагуна. Прошли между островами в лагуну, и направились туда, где больше кораблей. Увидели берег, застроенный большими и красивыми домами. Дома не такие большие, как стены крепости, но это настоящие дома с окнами и крышами. В Адлере были дома в два этажа, а в Каффе в три. Но здесь были дома в три, четыре, и даже в пять этажей! Да еще полностью каменные, и стоят прямо у воды. Настоящие дворцы.
   Путь им преградила маленькая галера, но с воинами в доспехах и ярких мундирах. Гусев опять показал письма. Капитан объяснил, что Дворец Дожей вон там, но на корабле туда нельзя. Встаньте у причала около этого островка и берите лодку. Пока вставали на стоянку около маленького островка, у борта появилось несколько одинаковых лодок. Капитаны этих лодок громко спорили между собой, предлагая свои услуги по перевозке на берег.
   Еремей нарядился в мундир, а солдатам еще пришлось надевать блестящие кирасы, иначе их могли посчитать недостаточно грозными воинами. По мере того как лодка приближалась к главному острову Венеции, от открывающегося вида на набережную и дома, у Еремея все больше захватывало дух. А когда они приблизились к цели своего путешествия, то увидели дворец, который своей красотой затмил все виденное ранее. Гусев сошел на берег в окружении солдат, и они пошли к дворцу, не сводя с него с него глаз. Подошли ближе и встали, любуясь на это великолепие. Не верилось, что эти каменные кружева сделаны руками людей.
   Из созерцания их вывел подошедший военный патруль. Объяснились, и офицер указал им конкретное место во дворце, куда им надо обратиться. Внутренний двор Дворца Дожей был еще более поразителен, потому как теперь красота ярусов с колоннами окружала путников со всех сторон. Поднялись по лестнице, целиком сделанной из мрамора, повернули в галерею и нашли нужную дверь. Внутреннее убранство дворца тоже было великолепным, но Еремею вскоре стало не до красот. Сначала все объяснил мелкому чиновнику, потом ожидание более крупного чиновника и объяснение с ним. Восхождение по бюрократической лестнице заняло несколько часов, и закончилось назначением на завтра аудиенции с советником дожа.
   Советник дожа держал себя очень важно, можно сказать надменно. Гусев смог объяснить ему, что является советником дожа Таврии по торговле, коллега, как бы. Это немного снизило градус надменности венецианца. Но на суть переговоров это повлияло мало, обе стороны упорно торговались. Хоть услуга, предлагаемая Еремеем, была нужна прямо сейчас, но советник утверждал, что большой необходимостью это не является. На вопрос о больших убытках в торговле отвечал уклончиво. Но одна фраза вырвалась у него: "За восемь дней от Александрии! Удивительно!" Еще бы, нефы и когги проходили этот путь от трех до пяти недель, в зависимости от сезонных ветров.
   Сошлись на трех вымпелах Венеции для торговых кораблей Таврии сроком на два года. Эти флаги можно поднимать только в Адриатике и у берегов других колонии Венеции. За это надо будет передать два сообщения в Александрию, и два ответа обратно. Для этого надо простоять в лагуне 12-15 дней. И обязательное условие - торговать можно только в самой Венеции, торговать в других городах Адриатического и Ионического моря запрещено. Это давнее правило для всех иностранных купцов. Зато пошлины такие же, как и для венецианцев.
   После обеда получил письмо для проведитора Александрии, ночью связались с Родосом и с Адлером. Командор одобрил достигнутые договорённости. "Они думают, что у нас все корабли такие небольшие. Они наш "Зевс" еще не видели, вот мы на него этот вымпел повесим". На рассвете шхуна с письмом уйдет от Родоса в Александрию.
   Теперь у Еремея есть две недели ожидания в Венеции, и он не спеша занялся исследованием рынка, в обоих смыслах, нужно найти выгодный и устойчивый канал сбыта красителей. Пока он только ходил по рынку с охраной как покупатель, начал с продавцов тканей.
   Но прежде чем он их нашел, его удивил еще один факт - тут вовсю использовались золотые дукаты. Ни в черноморских ни в османских городах такого не было, везде, где на восток от Босфора был Еремей, мерилом ценностей было серебро. Большинство людей не доверяло излишне высокой стоимости золота. Но Венеция, еще более века назад, перешла на золотой стандарт - торговые договоры и кредиты записывались в золоте. Еремей даже нашел менялу - тут курс золота к серебру немного выше чем в Мавролако и Костантиниэ.
   У торговцев тканей он начал с внимательного изучения ассортимента. Шелк тут был почти исключительно венецианский, зачем сюда везти персидский, если тут свой шелк стоит немногим дороже. Одних только прядильщиков шелка около четырехсот! Но цена на шелк при этом сильно не снижается. Оказываться, дело в государственном регулировании. Шелкоткацкий станок нельзя просто взять и купить, даже имея много денег. Работать на станке можно было только собственноручно, и за этим внимательно следили. Так что стало невозможным укрупнение производства и работа по найму в этой отрасли, "капитализация" остановились.
   А для среднего класса, мастеров-ткачей это стало выгодным, их число постоянно растет, несмотря на другие цеховые ограничения. Тут дело в самой Венеции - на протяжении долгих лет этот город не был захвачен иностранными армиями, а квалифицированные мастера бегут от войн в тихое место. Кроме того, правители Венеции всегда уделяли большое внимание снабжению города продовольствием. Безопасность, еда и работа - что еще надо человеку! "Почти как у нас, в Адлере" подумал Еремей. Но в Адлере, кроме оплаты за работу, еще есть гражданский класс и Орден, хотя Командор в этом не признается. И все это вместе больше влияет на работу людей, чем просто деньги.
   Но есть и отличие в другую сторону, в Лияше на двух станках работают восемь прядильщиц, а тут - четыреста. Пусть эти восемь прядут как двадцать, за счет станков, но масштаб все равно иной. А зато мы производим столько мовеина, что можно покрасит всю нить, что напрядут эти четыреста, и еще останется. А сталь, а железные корабли, а пушки, а револьверы! Не, хоть Адлер и маленький и не такой красивый, как Венеция, но другого такого города больше нет!
   Еремей посмотрел на окружающие его дома другим взглядом. Еще час назад ему казалось, что Венеция - самый прекрасный город на свете. Да, эти мастера построили прекрасные дворцы, но они даже не знают, что бывают железные корабли, что ходят без весел и парусов, а силой огня и пара. Они производят много шелка, но пушки заряжают с дула и не пользуются электричеством. А на улицах есть нищие попрошайки. И среди них есть даже дети! Босые и голодные, и уж точно не ходят в школу. А надменные и наряженные аристократы в окружении слуг даже не смотрят на это.
   Но тут Еремей вспомнил Москву и Рязань, где паперти еще к заутренней, были полны нищих, голодных и юродивых. А когда по узким улицам едет не то что князь, а даже боярин, его слуги разгоняют с пути чернь кнутами. Так что же, это только Адлер такой, где нет голодных и бездельников, а все дети учатся грамоте? Где Командор зачастую ест в одной столовой вместе с солдатами или рабочими? А Еремей даже перестал это замечать. К хорошему быстро привыкаешь. Полный гордости за свой Адлер и своего Командора, Еремей пошел дальше.
   Следующая лавка торговала сукном. Словоохотливый хозяин лавки подробно показал, что вот это сукно ткут здесь, в Венеции, но из привозной шерсти. А это привезли из Брюгге, из Фландрии. Это вдвое, нет, втрое дальше чем Александрия! Да, надо выходить через Геркулесовы Столбы в Море Мрака, идти у края земли.
   А в производстве сукна царили совсем другие законы. Здесь заправляли купцы импортеры шерсти, они нанимали рабочих, организовывая целые цеха с разделением труда. Отдельно чесальщики шерсти, потом ткачи-надомники, потом ворсильщики, которые начесывали ворс, потом ворсорезы, этот ворс равняющие. Ну и отдельно - красильщики. К тому же большинство работ производилось не на Ривальто - центральных островах Венеции, а в деревнях на берегу. Но это стало настолько массовым, что Сенат даже ввел отдельные пошлины для этой деятельности.
   Еремей внимательно изучил сукно - нитка намного лучше нашей, видимо, шерсть хорошая, с длинным руном. А вот ткачество в Адлере лучше, за счет станка. Машинный станок каждую нить укладывает одинаково, с одинаковым натягом, и это заметно. Вот бы эту нить, да в наш станок.
   - А почему крашеная ткань кусочками?
   - Это образцы, ткань на заказ красим. Окрашенная ткань в другой лавке, там где малыми кусками торгуют. У нас большая торговля, дюжина штук одной ткани, не меньше. Цвет заказывай - окрасим. Смотри - сколько цветов! Есть совсем новые, очень яркие, желтый и цвет мальвы. Смотри!
   - Почему мальвы?
   - Так цвет называется, "мов" - мальва по-франкски, от него и латинское название - "мовеинус". Это франки делают краситель, вот они и назвали по-своему. Ты смотри какой цвет! Он ярче этой самой мальвы! Но дорого. И нету прямо сейчас, надо заказывать, привезут.
   Еремей возмутился, но тут же сдержал себя. И даже хитро улыбнулся слегка. "Франки, говоришь? Ничего, скоро узнаешь, чей это краситель".
   - И сколько стоит этот краситель, мовеинус который? Не, я наоборот, может я дешевле привезу. А если много? Да хоть целый кантаро красителя! Да хоть пять кантаро! Я бы много смог привести, если цену хорошую дашь. Ну ладно, ты подумай, я еще завтра приду. Похожу, может кому "мовеинус" нужнее, чем тебе.
   Еремей вышел из лавки и позволил себе улыбнуться. Хоть этот торговец тканями и пытался сбить цену на мовеин, но продавать краситель по хорошей цене здесь можно. Причем можно выйти на цену большую, чем продаем персам, даже с учетом пошлин. Ведь это был только торговец сукном, а еще надо найти такого же оптового торговца шелком, который красит ткани на заказ. Да, богатый город - Венеция! Только в одну лавку можно продать красителей на тысячи лир, а таких лавок много. И вес тут считать удобнее - этот "кантаро сотиле" на три пуда выходит. А то каффский "талант" - ни два, ни полтора.
   А в следующей лавке тканями не торговали, тут продавались книги, много книг. Торговец внимательно посмотрел на Гусева, стараясь понять насколько состоятелен клиент, но поняв, что непонятный иностранец с охраной, он прямо, но вежливо спросил: "Купить хотите, или просто посмотреть?" Еремей честно сказал - "Посмотреть", и торговец выложил и раскрыл перед ним две больших книги в кожаных переплетах.
   - Вот, смотрите, это обычная книга - писарская. А вот такие книги видели? Это напечатанная книга - тут каждая буква - как печать. Смотрите, как ровно, как легко читать. У нас в Венеции уже три мастерских, которые печатают книги. Вот эти все книги такие.
   Еремей внимательно осмотрел напечатанный текст. Бумага была хуже адлерской, а вот печать была совсем другой, нежели в книгах, отпечатанных в Адлере. Там буква состояла из множества точек, хотя и почти сливающихся. Тут же, каждая буква представляла собой сплошной отпечаток, хотя и не совсем ровный и четкий. Но этот способ печати явно был лучше, читать текст было легче. "А ведь Командор рассказывал про этот способ, но он более медленный и трудоемкий. Наверное, книги будут дороже". Как будто читая его мысли, торговец сказал:
   - И эта книга уже дешевле рукописной, потому как сразу печатается сотни одинаковых книг! Они совсем одинаковые, можете сравнить - вот такая же. И помяните мое слово, вскорости не будет писарских книг, будут только печатные!
  
   "Надо будет поговорить с Командором, может попробуем такую книгу напечатать, уж больно хорош шрифт".
  
  
  
   Из Таны пришло срочное сообщение. Ногайские роды, в окрестностях города, спешно собираются, готовятся к кочевке на юг. Коменданту удалось узнать у одного мурзы причину - Большая Орда приближается. Я поручил Акиму перебрасывать войска, готовиться к обороне города. Сам вышел на шхуне в Тану. Отправил телеграмму коменданту, чтобы послал гонцов во все рода, чтобы не уходили, дождались меня.
   На мое приглашение откликнулось несколько родов, пришли мурзы и старейшины. Рассказали подробности - в поход пошел сын хана Ахмата - Муртаза. И войск у него три тумена - тридцать тысяч. Что-то не верится, но будем считать что это так.
   Ногаи собрались откочевывать юг, такое войско имеет над ними подавляющее преимущество. Спросил у них:
   - Как далеко вы собрались уходить?
   - На пять дней пути уйдем, а там посмотрим.
   - Как думаете, сможет Муртаза взять крепость Тану? Сейчас еще корабли с войсками и пушками придут. Они зимой даже Шахтинск взять не смогли, а та крепость много слабее Таны - ногаи переглянулись.
   - Ну, если еще пушки. То не возьмет. Но и нам тут оставаться нельзя.
   - Я и не предлагаю оставаться. Смотрите, если Муртаза крепость не берет, то получается что он зря в поход ходил, а ему слава нужна. Нужно показать, что он достойный наследник хана Ахмата. И он пойдет дальше на юг - больше некуда. И куда вы дальше пойдете? Дальше Зихия, где правит черкесский царь Петрозок. Но даже им не устоять Орде в поле. Загонит Муртаза и вас и черкесов в горы. Многие из вас выживут при этом? - ногаи зашумели обсуждая.
   - Ну может и не пойдет. Или на восток уйдем. А что ты предлагаешь?
   Я достал карту.
   - Вот смотрите - я вас переправлю через Дон, потом пойдете вдоль берега моря. Вот тут - между перекопом и Днепром есть хорошее место. Можете там жить. На перешейке у меня крепость, пушки и войска. Но этого мало для полного перекрытия перешейка. Я хочу вас нанять в свое войско, но много платить вам не буду. Потому что вы будете жить и охранять только это место, где вы живете. В оплату вам дам много железного оружия - наконечники для стрел и копий, сабли, доспехи. Муки дам на первое время. Буду покупать у вас овец. Если придет большой враг, то свои семьи вы можете отвести на перешеек, под защиту крепости. Там такие пушки, что близко к ней подойти невозможно.
   - Так нам под твою руку идти?
   - Нет. Это будет союз. Мы будем вместе защищать это место от других. Я вам буду немного платить серебром. Буду покупать у вас скот, шерсть, шкуры. Там вы будете жить богаче чем здесь, это точно.
   - Нам надо подумать. С людьми обсудить.
   - Думайте. Но времени мало. Это вы и сами знаете.
  
   Утром пришли представители только двух небольших родов. Подсчитали что всего их восемь с половиной тысяч человек, воинов меньше тысячи. Негусто. Ну хоть что-то. Теперь их надо срочно переправить через Дон. Долго думал как проложить путь через лабиринт дельты. Не сразу сообразил - немного поднялись выше дельты, к месту будущего Ростова. Там есть место, где Дон сужается до полутора сотен метров. "Спартак" перетащил туда три баржи, сколотили причалы, и баржи начали челночить. Сначала их таскал пароход, но потом привезли длинные канаты, и баржи стали тягать быками.
   Каждая баржа по пятьдесят метров, из них можно было бы построить наплавной мост на всю реку. Но как овцы будут переходить с баржи на баржу по доскам, представлялось слабо. Переправа работала круглосуточно, ночью при свете костров. Тем более лето - ночи короткие. Темп ускоряли донесения дозорных - "орда в пяти днях пути, орда в четырех днях пути" В какой-то момент даже подумал выкупить у ногаев остатки овец, чтобы не нервничали. Но успели.
   Даже больше переживал за ногаев, чем за оборону Таны. В Тану Аким перебросил дополнительно три взвода, три миномета, две пушки. Две шхуны с пушками встали в гирле выше и ниже города. "Спартак " носился по всяким нужным делам, но к нужному моменту встанет на место.
   Посад Таны совсем опустел, ногаи ушли, одни на юг, другие на запад. Оседлые жители переправились через протоку и исчезли в зарослях дельты. Там не то что полк, дам дивизию спрятать можно. В крепость особо никто и не просился - маленькая она, и сейчас там тесно от солдат.
   И вот дозор доложил, что к вечеру Муртаза подойдет к городу. Перегнали последних овец, убрали баржи. Ногаи отошли от Дона, чтобы их не было видно, и встали табором на отдых.
   Сначала появились татарские дозоры. Покрутились в виду крепости, и умчались обратно. Оказалось, что вдали не туча, а облако пыли от приближающегося войска. Орда приблизилась километра на три-четыре и встала. Что-то совсем встала, видно лагерь разбивают, вечер скоро.
   Близко встали, можно даже попробовать достать из 65-мм пушек. Трехдюймовку из Порт-Перекопа перебрасывать не стал, там только она может перестрелить перешеек. Здесь обойдусь меньшим калибром. Но обстреливать лагерь татар не стал, большого толка от этого не будет. "Подпустим поближе ".
   В лагере Муртазы зажглись костры. Как их много, лагерь тянется на несколько километров. Страшновато стало. Неужели их тридцать тысяч? В Дунайской войне видел стотысячное войско осман, но там они были на другом берегу и пешие. А тут конные, и под боком.
   Мне казалось, что я всю ночь не спал, но на рассвете я проснулся. Через пару часов прискакал гонец. Прокричал требования Муртазы: платите много серебра или город будет сожжен, а все жители уведены в полон. Ну об этом мы и так догадывались. Ответили невежливо.
   Войско вдали пришло в движение. Как их много! Мы с Акимом решили - близко подпускать их нельзя, разгромят посад - будут большие убытки, экономику города потом долго восстанавливать. На один километр наши пушки стреляют уверенно, промахнуться тут трудно.
   Наблюдатель передал - вражеское войско прошло отметку один километр. Аким посмотрел на меня, я кивнул. "Артиллерия, огонь!" Почти слаженный залп пяти орудий, и каждая пушка начала стрелять самостоятельно, в быстром темпе. По плану, каждая должна выпустить по пятнадцать снарядов, и ждать сигнал - продолжать или остановиться.
   Десятки снарядов разорвались в гуще Орды, облако пыли стало заволакивать вражеское войско. Наблюдатель, я и Аким жадно всматриваемся подзорными трубами вдаль.
   - Вроде остановились.
   - Остановились. Только тот фланг еще двигается.
   - Теперь и они остановились.
   - Остановить стрельбу!
   - Опять всматриваемся вдаль. Масса войска как бы колыхается, то пытается приблизиться, то отойдут назад.
   - Еще по пять снарядов! Огонь!
   Только начали рваться снаряды, орда стал отступать. Отошли километров на пять, встали. Что там происходит - видно плохо, пыли только прибавилось. Ждем.
   Пообедали, загорели. Стоим тут на солнцепеке, жарко. Чуть не уронил подзорную трубу, заснул стоя. Похоже, на сегодня война закончилась. Приказал спать посменно. Сам бессовестно заснул в домике консула.
   Вечером опять наблюдаем множество костров, но уже заметно подальше. Утром приготовились к новой атаке, заготовили по двадцать снарядов на ствол. Но Муртаза оправдал мои надежды - войско стало медленно удаляться. Пошли то ли на юг, то ли на юго-восток. А там Копа, на Кубани. Ее так не удержать. Там и крепости нет, и кораблям там тяжело, маневра нет. Придется эвакуировать. И черкесов надо предупредить, беда к ним идет.
   Осмотрели место боя. Обнаружили свежие могилы, около ста восьмидесяти. На сто осколочно-фугасных снарядов что-то не очень много. Для тридцатитысячного войска потери совсем небольшие, можно сказать, татары испугались взрывов. Снаряды летели и взрывались хаотично, в разных местах большого войска. Мне кажется, что Муртаза понял, что от взрыва случайного снаряда никто не застрахован, что не поможет ни многочисленное войско, ни верная гвардия. Хотя, если бы он захотел, все его войско бы дошло до стен Таны, и закидало все стрелами. Военная дисциплина в Большой Орде гораздо сильнее, чем у крымских татар. Но, видимо, впечатлился фугасами, ханский сын.
   Когда готовились к бою, жалели, что у нас почти нет шрапнельных снарядов к этим пушкам, тогда бы потери у татар были бы в несколько раз больше. Но хорошо, что мы не использовали шрапнель. У ОФС гораздо сильнее психологическое воздействие. Татары даже могли не связать взрывы в небе шрапнельных снарядов и сотни смертельных пуль, осыпающих их войско. Так что удачно получилось, еще раз показали Орде зубы.
   Еще нашли шесть неразорвавшихся снарядов, причем они лежали примерно в одной области и с заметным недолетом. Это у нас еще на одной пушке кончились нарезы, вот снаряды и кувыркаются. Только непонятно - кувыркались и не взорвались эти шесть снарядов, или кувыркались все двадцать, а не взорвались только шесть?
   И пушку эту пока списать не можем, пушек сильно не хватает. Будет у нас картечницей, вот только сложно спланировать, когда и где будет такая ситуаци - что стрелять надо будет только картечью. Чинить такую пушку смысла мало, там нет ни откатника, ни накатника, ни люльки. При замене ствола только замок и лафет останется. Разве что расточить и вставить лейнер, но мы такое еще никогда не делали.
  
  
   Корвет "Зевс" достраивают у нового, ряжевого причала с козловым краном, получается весьма производительно, почти как в эллинге. Даже удобнее, потому что горизонт ровный. В первую очередь доделали и испытали кормовую башню главного калибра. Доделывать пришлось привод вращения башни, вручную вращать ее тяжело. По внутреннему ребру погона пустили кольцевую зубчатую рейку, к ней редуктор и педальный привод. Слева от орудия сидит наводчик, руками крутит маховик вертикальной наводки, ногами крутит педали горизонтальной наводки.
   Довольно удобно и точно, но медленно. Продлили вал педалей вправо от орудия, посадили там помощника наводчика. Вдвоем крутят лучше. Можно было бы назначить двух наводчиков - раздельно вертикальной и горизонтальной наводки. Но решил, что пусть помощник наводчика будет временный, из заряжающих, и будет выдавать основную мощность на педали при быстрых поворотах башни. Устанет - поменяется с другим заряжающим.
   Еще одна проблема обнаружилась, пока корвет стоял на слипе под наклоном. Центр тяжести башни довольно сильно смещен от оси вращения за счет массы ствола. Чтобы в качку эта масса не вращала башню, сделали еще педаль тормоза, чтобы фиксировать точное наведение на цель. Педальная башня какая-то. Для фиксации башни в транспортном положении сделали стопор. Стояночный тормоз получается. Такие аналогии в голову лезут.
   Вроде получается, но в качку вращать башню можно только рывками, когда корабль наклоняется в нужную сторону. В сильную качку лучше ставить на стояночный тормоз. По-хорошему, туда нужен электропривод. Электродвигателей пока мало, пусть ноги качают. А еще лучше - сделать еще и противовесы, чтобы это усилие от дисбаланса не появлялось. Решили носовую башню делать другой конструкции - с задним выступом корпуса, это и будет противовесом. Если хорошо получится - переделаем кормовую башню.
   Но стреляет орудие хорошо. Отдача полностью воспринимается откатником, дульный тормоз не используем. У пушки сильный выхлоп, если его направить в стороны, может сильно помешать. А в бою некогда следить еще и за этим. Казенник ствола проточили под короткую гильзу - 380 мм. Сначала испытали дымным порохом, потом подбирали навески под новый артиллерийский бездымный порох. На гаубичных углах вышли на дальность девять километров, а в гильзе еще есть немного места. Неужели?!
   Но для корабля почти нет ситуаций для стрельбы на такие расстояния, разве что город обстреливать. Я даже знаю - какой, но для большинства случаев такая мощность излишняя. Надо отработать полузаряд, и делать его основным. Полный будет для особых случаев, от него весь корвет вздрагивает. "Полузаряд" - это такое выражение, удачной получилась навеска в 700 граммов пороха. И снаряд летит хорошо, и отдача с факелом не такие сильные.
   Для снабжения снарядами сделали в палубе, внутри башни, три небольших люка. Слева, справа и сзади. Открыл люк - а там четыре снаряда в гнездах. В трюме подносчики кладут снаряды в опустевшие гнезда.
  
   Вторым ярусом идут башни вспомогательного калибра - 65 мм. Чтобы было легче вращать башни, решили их облегчить. Уменьшили диаметр, заднюю полусферу оставили открытой. Вращать стало легче - даже один наводчик справляется, а вдвоем вращают башню весьма быстро. Так что вспомогательный калибр получается довольно удобным - чувствую, будем применять гораздо чаще главного калибра.
  
   Как только спустили на воду корпус корвета, на стапеле начали сборку парового катера, почти все заготовки уже были готовы. Катер сварили довольно быстро, машину и котел поставили прямо на стапеле - все это очень легкое и маленькое, по сравнению с корветом. Уникальное название давать не стали, пусть будет "Катер 1". Особых торжеств тоже не было, совсем недавно громадный корвет спускали на воду.
   Но вот испытания меня разочаровали - скорость катера, при полной мощности машины была около четырех узлов. Хотя видно, что мощности много - вода в водомете прямо кипит. Что-то водомет не правильный какой-то, надо изучать. Хорошо, что вода теплая, а в Адлере жара - привязали катер к причалу и я осторожно заглянул в водозаборник. Кажется, это в дело в корпусе водомета, нужна правильная форма. Тут есть несколько соображений, надо пробовать. Но это "пробовать" означает - вытащить катер на слип, отрезать кислородом старые части водомета, приварить новые. А на слипе в эллинге уже разложили киль нового парохода, так что катер расположили на слипе между морем и эллингом.
  
  
   Стала поступать разная информация из Крыма. Послал туда еще людей, подключили агента "Ромео". Ситуация складывается такая. После захвата всего полуострова Менгли Гиреем, беи радостно поддерживали его. Сначала ограбили купцов и местных жителей, денег стало много. Но люди и купцы стали разбегаться, особенно много ушло в Мавролако, чего я и добивался. Остались только те, с кого взять нечего. Деньги почти перестали поступать.
   Появилось недовольство правлением Менгли Гирея. Последней каплей было отравление Нур-Девлета. Кроме самого факта братоубийства, часть родов освободила своих аманатов, и это позволило собрать совет беев.
   Позиции Менгли на совете плохи, но решение еще не принято. Это еще карачи-бей Ширинов Эминек вносит сумятицу. Когда шла война между братьями, Ширины отделялись от Кырым-юрта, и их беи в совет не входили. Сейчас же, когда надо принять важное решение, Эминек пытается влезть обратно. Если Ширины войдут в совет, то Менгли точно низложат. Для Эминека лучший хан кто угодно, но не Менгли. Он даже озвучивал мысль, что если ханом опять будет Менгли Гирей, то он отделиться "совсем".
   Ширины - род очень большой, около пятидесяти тысяч человек, и около четырех тысяч воинов, не считая "ополчения". А ведь это шанс, надо бы додавить ситуацию. И для этого придётся поддержать... Менгли Гирея!
   Агенту "Ромео" добавили еще денег, сказали собирать всевозможную информацию, только осторожно. Информацию он передал разную, например, у Менгли есть два револьвера, и "Ромео" их даже чистил. Но патроны ему не доверили, как он понял, патронов менее двух десятков. Это револьверы, пропавшие при отравлении Нур-Девлета, других вариантов нет.
   Один из основных сторонников Эминека - бей другого рода, Муса. Этот род гораздо меньше Ширинов, но на совете он занимает видное место. И вместе они продвигают еще одну идею - идти на Литву за полоном. В этом у них еще одно разногласие с Менгли. Гирей считает, что уходить большим войском из Крыма опасно, дож может захватить города. Вот, гад, осторожный! Ну да, в моей реальности он дожил до семидесяти лет, а многие из его коллег и до сорока не дожили.
   Вот с Литвой - очень не однозначно. Можно поддержать Эминека, поставят нового хана и все войска пойдут на Литву. Я могу занять Каффу и Воспоро, но через месяц-другой они вернуться и начнется война на суше, я не успею за это время к ней хорошо подготовится. Все-таки отделение Ширинов предпочтительнее.
   Но тут еще другой аспект Литвы, татары разорят города и деревни, захватят полон. На каждого захваченного придется пятеро убитых. А для меня что литвины, что московиты - все русские. Хотя они сейчас и враждуют. Да еще у царя московского союз с татарами против литовского князя. И в 1480 году надо как-то поддержать Ивана Васильевича против Большой Орды и против Литвы. В моей реальности татары выступили против Литвы, и Казимир не смог прийти на помощь Ахмату, стояние на Угре стало началом конца Большой Орды. А если я смогу победить татар, то никто не придет на помощь Ивану III.
   И что же мне делать? Играть против Литвы? Тысячи, десятки тысяч убитых и плененных русских. Как-то надо и Ширинов отделить, и на Литву их не пустить. Мозги дымятся.
   Вынес эту тему на малый секретный совет, поступили дельные идеи, разработали план. Первый этап надо проводить срочно, пока не вынесли решение по Менгли. Второй этап - подготовка военного заслона на Перекопе. Тут у нас много компонентов - ногаи, трехдюймовка, броневики и катер. Трёхдюймовка стреляет в неизвестность, ногаи еще не дошли, броневики и катер медленные и в деле не испытаны. Но может все вместе смогут достигнуть цели.
   Срочно сделали четвертый броневик, а вот с катером сложнее. Запас плавучести у него большой, поставили на него 65-мм пушку с дульным тормозом. Это я за собой замечаю - проектирую суда с большим запасом водоизмещения. Наверное, это еще одна фобия. Все время вспоминаю, как проектировали военные корабли в Российской Империи на рубеже двадцатого века. Когда из-за постоянных изменений проекта росла масса, а резерва водоизмещения не было, и ватерлиния уходила сильно от расчетной. Типичные последствия - нижняя часть бронепояса уходила гораздо ниже, чем следовало, часть брони под водой становилась бесполезным грузом. Не говоря уже об ухудшении мореходности и увеличении осадки.
   Но излишняя плавучесть тоже плохо. У меня хоть и не подводные лодки, но вот "Гефест" зачастую ходит с лишним балластом, не угадал я его конструктивную ватерлинию. А к ней привязана минимальная величина заглубления винтов. Диаметр которых, в свою очередь, компромисс между эффективностью винтов и осадкой судна.
   Запас плавучести катера позволил поставить пушку. Я на это, в принципе, рассчитывал, но никому не говорил, а вдруг опять ошибусь. Но получилось нормально.
   Испытания показали что стрелять можно только вперед, влево-вправо только градусов пятнадцать, а лучше - строго вперед. При испытаниях чуть не утопили катер. Переварить водомет смогли только один раз, получили скорость пять узлов, негусто. Катер - самый медленный из всех паровых судов - парадокс. Но времени переделывать нет, повезем на Сиваш таким. Обшили досками, чтобы волной не залило, и потащили "Спартаком". Одна шхуна тоже идет, будет судном обеспечения - уголь, вода, продовольствие, боеприпасы. У катера автономность очень низкая.
   А первый этап плана такой - хотим подставить Менгли. Муса поддерживает Эминека. Если Менгли убьет Мусу, то начнется кризис - все беи будут считать Гирея жестоким и беспринципным, нарушающим традиции. Ведь на нем еще и отравление Нур-Девлета. Так что будут считать, что он не новичок в таких интригах. С ним побоятся иметь дела некоторое время, и Эминек точно захочет отделиться. Совета беев в ближайшее время не будет точно.
   Как сделать так, чтобы подумали на Менгли? Но он сам забрал револьверы у Нур-Девлета, и об этом знают беи. Думали застрелить Мусу из револьвера, но надо слишком близко подходить, а у него тоже есть нукеры. Вспомнили, самая первая "снайперка" Саввы - переломка под револьверный патрон. Вот из нее и будем стрелять.
   Это наша первая такая сложная спецоперация, захват Порт-Перекопа был намного проще. Идут два отделения спецназа и Савва, исполнитель. На винтовку поставили глушитель, он звук выстрела полностью не глушит, но звук становится "размазанным", не совсем понятно местоположение источника звука.
   Забросили группу в Каффу. Конечно, одеты в разную одежду, большинство изображают простолюдинов. Сначала им показали Мусу, чтобы не ошибиться. Потом отследили его маршруты. Перспективным посчитали путь к рынку через узкие улочки, где живут ремесленники и мелкие торговцы.
   Муса ездит на рынок в сопровождении нукеров раз в несколько дней, но точной системы нет. Зато время почти стабильное - позднее утро.
   Нашли подходящий дом - во дворике за забором два здания, мастерская и домик. Ремесленник уходит утром на рынок торговать своей продукцией, а его жена остается в доме, мастерская стоит пустая почти до вечера. Крыша на мастерской плоская, но между зданием и забором еще метра два, так что с улицы до крыши еще и сразу не достать. А в другую сторону - можно выйти уже в другой переулок. Просчитали пути отхода - можно легко уйти на рыбацкую пристань.
   И вот Муса приехал на рынок, значит скоро поедет обратно. Солдаты встали по местам, отслеживать перемещение цели и подавать условные сигналы. Среди бела дня на чужую крышу не полезешь, поэтому Савва со свертком в руках прохаживается в соседнем переулке. Конечно, есть риск что женщина его увидит, когда он полезет на крышу мастерской. Но рядом шумит рынок, и даже ее громкий крик не привлечет сразу большого внимания.
   И вот первый сигнал - Муса собрался домой. Савва и два спецназовца с небольшой лестницей как бы гуляют, и ждут второго сигнала. Второй сигнал! И тут уже все рассчитано по секундам. Солдаты приставили к стене лестницу, и Савва взбежал по ней на крышу. Прошел к другому краю крыши, присел на колено и осторожно выглянул. Муса и полдюжины всадников приближаются. Нукеры впереди прокладывают дорогу, Мусу за ними плохо видно. Удобнее будет стрелять немного в спину, надо их пропустить. Савва пригнулся и приготовил винтовку, прислушиваясь к цокоту копыт.
   Пора! Выглянул - еще несколько секунд. Вскинул винтовку - расстояние совсем плевое, можно и из револьвера стрелять, но без гарантии. Бах! На хлопок даже никто не среагировал. Только Муса дернулся и стал съезжать вбок. Результат проверят другие, а сейчас быстро на пристань. Когда спускался по лестнице, услышал женский голос - "Э-э, шайтан!" Но этот голос больше никто и не услышал - крики нукеров в соседнем переулке были гораздо громче.
  
   Как доложили надежные источники, Муса умер той же ночью, не приходя в сознание. Раны от пуль татары уже научились распознавать. Нукеры клялись, что сзади на них наскочил человек с револьвером и застрелили хозяина, а они, пока разворачивали лошадей - упустили стрелявшего в рыночной толпе. "Револьвер!" - зашептали беи и мурзы. "А ведь Менгли так может к любому подослать убийцу с револьвером. И от этого сложно защититься!" Татарская элита попряталась по домам и затихла. Менгли Гирей попытался оправдаться, но поскольку его вина в отравлении Нур-Девлета сомнений не вызывала, и револьверы тому подтверждение, все оправдания были тщетны. И эти же револьверы были доказательством и сейчас.
   Теперь надо ждать. Эминек понял, что он не только лишился поддержки Мусы, но и то, что совета беев в ближайшее время не будет. И есть шанс последовать за Мусой. Под впечатлением произошедшего, он принял решение идти в набег только силами войска Ширин. Хотя этому противились ширинские мурзы. Чтобы взять крупные города, четырех тысяч воинов мало, но пройтись частым гребнем по деревням - достаточно. Зато не надо будет ни с кем делится.
   Как только я это узнал, сразу поехал в Порт-Перекоп. Там уже почти все готово, только ногаи, что кочуют от Таны, еще не дошли. Медленно идут. Послал им навстречу гонцов, ногаев Кушемеза, чтобы предупредили. А то могут нарваться сходу. Хотя я их неплохо вооружил - сотня кирас, полторы сотни сабель. А наконечников для стрел и копий - с избытком. Они собирались вооружить всех своих мужчин, кто может держаться в седле. Ополчение, в общем. Впереди поставят воинов в кирасах, может весь этот табор сойдет за настоящее войско. Жалко, что не успели. Сейчас бы встали у Порт-Перекопа, все же легче мне было.
   Пушка пристреляна, броневики ходят, но с катером не очень. Он добрался к перешейку, даже смог подойти к берегу метров на семьдесят. Но вот только шхуна обеспечения осталась в Азовском море, а это более сотни километров. У катера же очень большой расход угля, а он ему нужен для работы радиостанции. Еще пресная вода нужна.
   Купили еще большую рыбацкую лодку, наняли греков на весла. Отвезли один раз уголь от шхуны к катеру - не, очень далеко. От Порт-Перекопа привезли на телегах доски, построили причал. Привезли фанерный ялик, и на нем перевезли снабжение от Порт-Перекопа. Суп из топора, а не катер. Зато радиостанция работает, и пушка стреляет осколочно-фугасными. Радиостанцию запускают в режиме уменьшенной мощности, около двухсот ватт. На восемь километров, до Порт-Перекопа легко добивает.
   Пушку надо наводить поворотом корпуса, сначала вращали веслами. Но при выстреле катер уплывал довольно далеко назад. Забили в дно несколько кольев, привязали катер, наводиться стало удобнее. Но точность все равно не очень, даже небольшая качка ухудшает прицеливание. Катер много меньше парохода, и качка очень частая, подстроиться под нее при выстреле невозможно. Хотя по войску в четыре тысячи, даже на расстоянии в километр промахнуться трудно.
   Но вот разведка доложила - войско Эминека приближается. Броневики выдвинулись на позиции. Расположились в районе Старого Перекопа, на привычном обходном пути татар. Восточный фланг прикрывает пушка с катера, оттуда же корректируют огонь трёхдюймовки. Броневики стали боком к фронту, так смогут стрелять сразу четверо. Интервал между броневиками около сотни метров.
   Войско приблизилось километра на полтора и остановилось - заметили зеленые коробочки. Что это такое - они уже приблизительно знают, татары "срисовали" во время тренировок. От войска отделилась группа в несколько сотен всадников, и пошла в атаку на броневики. Разведка боем. Интересно, у татар есть штрафбат? Захлопали винтовки - есть попадания, но пока мало. По мере приближения попаданий становится больше, но на фоне полутысячи этого незаметно. Бахнуло орудие с катера, снаряд взорвался не в самой гуще, но довольно удачно. Взрыв снаряда трёхдюймовки в полукилометре от основного войска, радист срочно передает поправки.
   Стрелки в броневиках перешли на карабины, и почти одновременно всадники начали стрелять из луков. Стрелы с грохотом забарабанили по стальному листу. В ответ карабины стали посылать десятки пуль, правда не таких мощных, как винтовочные. Татары шли по дуге, чтобы забросать стрелами, и уйти, не снижая скорости. Но отвернули они явно раньше, чем планировали, больше обозначили атаку, почувствовали урон от пуль.
   В этот момент прилетел снаряд трехдюймовки, и попал в край скопления войск. Убило меньше десятка воинов, еще более десятка ранило. Но страшный взрыв и грохот произвел сумятицу на фланге, и вся масса войска всколыхнула в другую сторону.
   Пройдя по дуге, полутысяча вернулась к войску, потеряв два десятка убитыми и около сотни было ранено. Тысяцкий поскакал докладывать карачи-бею. Тут еще прилетел снаряд с катера убив несколько воинов. Эминеку пришлось на ходу наводить порядок в войске, посылая гонцов к тысяцким, и думать - что делать дальше.
   Многотысячная масса татар стала двигаться упорядоченно. Войско сначала отступило на юго-запад, и, обходя по большой дуге зеленые коробочки, ушло в другой проход через перекоп. Западнее, но все еще достаточно далеко от Порт-Перекопа.
   Броневики пытались догнать, стреляли из винтовок, но скорости были слишком неравные. Для пушки на катере было слишком далеко, а трёхдюймовка не стреляла, боясь попасть по своим. Ушел Эминек.
   Об этом я уже узнал через несколько минут. Что же делать? Может перехватить их на переправе? Эминек планирует переправиться через Днепр в районе будущей Каховки. Можно успеть, скоро темнеет, он встанет на ночлег.
   Просчитал - не успеваем. Да и что сделает один пароход с двумя пушечками! Татары могут даже не обращать внимание и переправляться все разом, потеряют сотню-другую и все. А если они будут переправляться в другом месте? А если вообще не станет переправляться? Хотя доносят, что Эминек хотел пройтись по Правобережью, там деревень гораздо больше.
   Полночи спорили с Акимом и другими командирами: что мы сделали не так, и что надо делать? Почему мы посчитали, что татары будут атаковать броневики и убиваться об них? Мы тогда много обсуждали и просчитывали как броневики будут отстреливаться, что огневой мощи одного броневика совсем мало, а на всех - шестнадцать винтовок, тоже маловато. Еще загрузили кучу патронов туда, чтобы солдаты смогли долго отстреливаться. А получилось как с линией Мажино - которую германцы просто обошли.
  
   Так что прохождению войск мы помешать пока не можем. Вот если пойдут со скотом или другим обозом, то тут мы можем здорово помешать.
   Утром уже грузился на пароход, как прибежал посыльный - на севере появилось войско! Забежал на башню, отобрал подзорную трубу у наблюдателя, хотя уже и так видно - большое конное войско. Через несколько минут прояснилось - Эминек вернулся. Что ему надо?
   Войско встало довольно далеко. Не спеша прискакал гонец, с письмом от Эминека. Ну-ка, что он хочет? Письмо на латыни. Спрашивает, плата за проход перешейка составляет сотую часть, как и раньше? Что за фигня? Он же уже прошел!
   Стоп! Так, еще раз внимательно - они собираются проходить с оплатой. Они прошли, но вернулись. Ночь прошла. Ночью решили вернуться. Ширинские мурзы были против похода! И Эминек авторитарно всех двинул за полоном. Одним из аргументов против похода - беззащитность "гражданской" части рода Ширинов. Кроме того, испытав некоторые потери от моих "пограничных" войск, поняли, что скот или полон тут без потерь не провести - выгодней заплатить сотую часть. И еще они узнали, что приближаются ногаи. А по той толпе сложно узнать - тысяча там воинов, или три тысячи.
   И что теперь, пусть идут, разоряют Литву, которая тоже считает себя Русью? Приведут тысячи пленников, убив гораздо больше. Продадут в рабство османам. Нельзя так!
   Но они не поймут - как это нельзя? Это же бизнес, рабы за серебро. А вот высокие пошлины - поймут. "Только бизнес - ничего личного!" А ведь это удобный момент, чтобы выдавить род Ширинов из Крыма. Теперь, когда появился "беспредельщик" Менгли Гирей, многие захотят уйти с полуострова, надо только подтолкнуть.
   Начну с пошлин. Целая тарифная сетка получается: выход скота из Крыма - сотая часть, это уже применялось. Проход скота в Крым - двадцатая часть, пять процентов. Вот вам! А на рабов - запретительные пошлины. Половина! Без разницы - туда или сюда проходят. По моим данным в Крыму сейчас почти нет рабов - распродали, вот и собрались за новыми. Написал про тарифы Эминеку.
   Что-то ответа долго нет, но и войско не уходит. Наверняка, жаркие споры идут. Ведь их семьи остались здесь, по сути, в заложниках, хоть и не все. Часть на севере пасет скот. Опрометчиво Эминек пошел в этот набег.
   И вот письмо. "Татарский род Ширины в Кырым-Юрт не входят. Потому платить пошлину не должны!" Не понимают. Пишу ответ: "Если живете на этой земле - платите пошлину"
   Так мы переписывались с Эминеком почти до вечера, скорость обмена информацией ограничивала скорость всадника. Пришли к такой договоренности - они возвращаются за своими семьями и уходят всем родом из Крыма. Пошлину не платят, так как уже считают себя не местными жителями. Да я бы им сам доплатил, чтобы ушли! Но нельзя, а то так и будут ходить и клянчить деньги.
   Род Ширинов проходил перешеек в течении двух недель, несколькими большими группами. Многочисленные повозки везли разобранные юрты - деревянные части, мотки кошмы. Как у кочевников удобно - разобрал дом, загрузил в телегу, и поехал к новому месту жительства. Еще много ехало кибиток, это уже дом на колесах, можно сказать.
   Тут еще ногаи подошли. Встали севернее Порт-Перекопа. И хоть их меньше Ширинов раз в пять, с пушками за спиной ведут себя уверенно. К татарам не лезут, но и не боятся.
   Но Ширины уходят недалеко, хотят поселиться в причерноморских степях, от устья Днепра до устья Днестра. А ведь это место должна будет занять Едисанская Орда в восемнадцатом веке. Получается, что на триста лет раньше, и Ширинская Орда. Вот такого беспокойного соседа подселил молдавскому Стефану Великому. Уже написал ему письмо с предупреждением об опасности, о своей роли, в создании этой ситуации, скромно промолчал.
  
   Купцы в Мавролако спрашивают: будет ли работать Банк Сан-Андреас на Родосе? Тут такое дело - когда имеешь дело с большими объемами товара и денег, вес наличного серебра становится весомой проблемой, буквально. Тысяча лир - тринадцать килограмм. А купцы тут ворочают не одной тысячей. Золото частично решает проблему, но на черноморском побережье люди неохотно берут золотые дукаты и флорины, привыкли к серебру, да и стоимость монет большая. Поэтому золотые монеты хорошо двигаются с востока на запад, а с запада на восток их везти не очень выгодно.
   А вот если обеспечить обмен бумажных лир на серебро на Родосе, то было бы очень удобно. Самая крупная бумажная купюра - десять лир, экономия по весу очень большая. Это позволяет держать большую сумму на себе, не доверяя сундукам, в море это важно.
   Неплохая идея, на одном только сборе при обмене, пять процентов, очень хорошо заработаю - суммы большие. Надо на Родосе купить хороший дом внутри крепости, под здание отделения банка. Сотрудников возьму из Мавролакского отделения, тут много работает и молодых, и старых, еще из Банка Святого Георгия.
   Назначил директора для нового отделения, отправил его и еще нескольких сотрудников на шхуне со всем необходимым и грузом серебра. Сварили два больших стальных сейфа с приличными замками. Один мастер уже делает потихоньку замки по моим эскизам. Послу на Родос сообщил, чтобы занялся поиском подходящего дома, с крепким винным погребом, там будет хранилище.
   И вдруг в мозгу щелкнуло. Сообщил радиотелеграфом. Телеграф. Почта. Банк. Это же ... нет, не революция, это "Вестерн Юнион"! Перевод денег телеграфом! Вот этот сервис купцам точно понадобится. Тут у купцов не только большие объемы торговли, но и специализация. Многие уже не возят все подряд, а занимаются узкой номенклатурой товаров. А это значит, что поставки идут в одном направлении, а деньги идут в противоположном. На обратный путь берут уже любой товар, хоть с минимальной прибылью. Теперь же, с этой возможностью перевода денег, отсутствует необходимость перемещаться самим купцам, если у них "на той стороне" есть партнер или приказчик.
   Хотя услуга денежных переводов не нова, тот же Банк Сан-Джорджио это уже обеспечивает. Но мы можем мгновенно! Ну не совсем мгновенно, телеграммы только ночью ходят на такое расстояние. Но это очень быстро.
   Систему идентификации пользователей тоже у этого банка позаимствуем. Но можем и привнести что-то новое. Например, идентификацию получателя по одноразовому паролю. Купцы-партнеры, перед отъездом одного из них, могут обменяться набором одноразовых паролей. С помощью них можно подтверждать получение денег. Можно даже еще усложнить - получатель сообщит еще и следующий пароль из последовательности, который не знает банк. Этот пароль передадут отправителю денег, как доказательство авторизации получателя.
   Алгоритмы довольно сложные, но среди купцов дураков нет, сообразят. Но надо устроить рекламную акцию. Самые именитые купцы пусть попробуют эту услугу бесплатно. Хотя и тариф сильно большой ставить нельзя - есть альтернатива, банк Сан-Джорджио может тоже самое, обычной почтой. От Мавролако до Родоса информация дойдет максимум за неделю.
  
   От Еремея приходят длинные сообщения - он находится под впечатлением Венеции, и у него много идей и предложений. Он хочет печатать книги не методом мимеографии, а нормальным шрифтом высокой печати. А то я не хочу. Это очень трудоемко и затратно, и пока нет времени и людей заниматься еще и этим. Хотя такой текст выглядит гораздо лучше. Если и будем использовать высокую печать, то только для многотиражных изданий. Одно такое мы только что напечатали - "Основы биологии и медицины". Целых пятьсот экземпляров, сейчас клеят обложки. Теперь надо думать как эту книгу распространять на Руси, чтобы не осело в сундуках у бояр и купцов.
   А для малых тиражей альтернативы мимеографу нет, так что пока будем печатать учебники высшей школы и справочники по сто экземпляров для себя.
   На рынке в Венеции Еремей обнаружил квасцы, по крайне мере латинское название совпадает - алюмен, и по описанию похоже. Я его отдельно просил пройтись по лавкам химикатов, вот он и описывал свои находки. Но еще фокус в том, что эти квасцы привозят из Египта. Сколько мы в Египте торгуем, но квасцы там не видели. А везут их оттуда тоннами. Так что купим у мамлюков сами, недорого.
   Еще Еремей обнаружил привозную шерсть с длинным волокном. Не меринос, но длиннее чем у татарских овец. Но вот перекупить эту шерсть или нить пока не получается. Венеция - очень необычное государство. Там правительство очень глубоко вмешивается во все стороны деятельности общества, особенно в производство и торговлю. Мне кажется, что даже глубже, чем это было в Советском Союзе. В Венеции, правда, не запрещают частную собственность на средства производства, но регулируют и этот вопрос довольно жестко.
   Так что влезть в чужой бизнес и купить промежуточный продукт не получилось. Будет потихоньку искать выходы на импортеров шерсти. А вот с реализацией мовеина получается очень неплохо - цена почти что такая же как и для персов, а объемы, в перспективе, можно получить даже больше. Так что сейчас готовим большой груз для Венеции. В основном красители, но еще можно неплохо продать нашу сталь, отправляем пробную партию. Но тут еще ограничение в грузоподъемности наших шхун, другие корабли пока туда не ходят. Все пароходы заняты на других, более важных направлениях. Тут тоже есть над чем подумать.
  
   На "Зевсе" сварили носовую орудийную башню новой формы, с противовесами. Баланс проектировали теоретическими расчётами, теперь надо проверить на практике. Машины и котлы уже стоят на месте, уже над ними закрыли палубу, варят надстройки. Установили и соединили всю арматуру в машинном отделении, можно запустить машину. Запустили одну вместе с водяной помпой, накачали воду в балластные танки левого борта. Корвет дал хороший левый крен, отклонился от причала. На носовой башне отпустили тормоз, и она потихоньку поехала стволом вниз. Отлично, так и надо. Теперь догружаем противовес башни чугунными грузами до достижения полного баланса. Все, теперь башня стоит в любом положении, эксцентриситета центра масс нет. Еще можно часть грузиков заменить на снаряды, вот только не знаю, на сколько это безопасно.
   Освоили изменение шага гребного винта, уже штатно погруженного в воду. Оказалось, что под водой даже днем довольно темно, еще корпус корабля свет загораживает. Для работы с болтами винта нужна подсветка, причем погруженная в воду, иначе поверхность воды в этом колодце бликует, ничего не видно что под водой. Единственный вариант - светодиодный фонарь со штангой. Лампочкой накаливания сделать так не получится. Попадет вода внутрь, и лампа лопнет от перепада температур. А светодиод такие издевательства хорошо переносит. Так что еще одно незаменимое применение моим артефактам.
   Стал постепенно изымать светодиоды, менять их на лампы накаливания, там где можно. Но тут тоже не размахнешься - лампы делают медленно, трудоемкие. И перегорают быстро. Так что с учетом постоянной замены перегоревших ламп, их применение ограничено скоростью производства. А так как вольфрамовой нити хоть и много, но ее количество тоже ограниченно, и новой в обозримом будущем не будет. Так что лампы накаливания для нас тупиковый путь, и вся надежда на газоразрядные лампы.
   Тут основная проблема - люминофор, его получение. Как я уже говорил, мой главный химик Антип, в сердцах сбежал с этих экспериментов, из-за их непредсказуемости. Сам попробовал в этом разобраться, пришел к выводу, что дело в чистоте веществ и режиме обжига сульфида цинка.
   Небольшое зеленое свечение люминофора мы довольно быстро получили, но никак не могли продвинуться дальше, пока я не понял, что при производстве цинк контачит с медной посудой. Даже такое микроскопическое содержание меди дает устойчивый зеленый окрас. Надо очищать цинк.
   В промышленности обычно используют ректификацию газообразного цинка, электрохимию не используют по экономическим причинам. Но нам для люминофора нужно совсем немного чистого цинка. Поэтому собрали лабораторную электрохимическую установку и получили немного довольно чистого цинка. Дальше пошло легче. Еще повозились с обжигом, чтобы получался сульфид, а не сульфат. Люминофор стал заметно лучше, надо дальше экспериментировать.
  
  
   Завершили боевую рубку, она у нас бронированная - двадцать миллиметров. В передней части рубки пост рулевого и место капитана корабля, выход на открытый капитанский мостик. В задней части рубки - дальномерный пост, сам стереоскопический дальномер будет на крыше рубки.
  
  
   Монтаж всех надстроек и башен завершен, теперь настала очередь установки стальных мачт квадратного сечения. Тут тонкость в том, что достройка корвета идет под козловым краном между двумя причалами. А мачты должны быть гораздо выше этого крана. Так что сначала построили все остальное вчерне, а мачты в последнюю очередь. Причем их надо ставить в строгой последовательности, от кормы к носу, отодвигая кран к берегу. Но корабелы все-таки начудили. Бизань-мачту поставили нормально, кран передвинули. А когда ставили грот-мачту, кран остался между бизань-мачтой и грот-мачтой. Все, теперь пароход из-под крана не извлечь. Сидят рабочие и мастера, чешут затылки. Узнал об этом начальник цеха, так и до меня новость дошла.
   Пришел на достроечный причал - красота, мачты высокие, хорошие. Прочные, жесткие, стоят без вант. Мастера глаза прячут, ножкой шаркуют, "не уследили" - говорят. Ну что делать, резать надо, иначе никак корабль не извлечь. Вот, можно заодно мачту на прочность испытать.
   Привязали к верхушке грот-мачты канат, нос корвета уперли в бревна через кранцы. На берегу в бревна этой же набережной уперли толстую жердь как рычаг, привязали канат. Тянем - держит мачта расчетное усилие без вант. Кончик мачты ощутимо уходит, но отпускаем - возвращается на место. Пружинит. Не мудрено - мачта стальная, толстая, и не особо высокая, всего девятнадцать метров. Не сравнить с сорокаметровыми мачтами парусников восемнадцатого века.
   Хорошая получилась мачта, но резать все равно придётся. Принесли электролизер, подожгли резак и срезали мачту. Переложили с другой стороны крана, теперь надо приваривать. Но просто встык заварить недостаточно, надо усиливать конструкцию. Вот и незапланированный рост массы корабля, хоть и небольшой.
   Всю бригаду пришлось наказать. На собрании решили что бригадиру восемь черных баллов, а всем остальным членам бригады - по четыре. Это стоило бригадиру и двум рабочим потери одного гражданского класса, между классами десять баллов. Остальных спасли накопленные белые баллы за хорошие дела и трудовые достижения.
  
  
   Получается, что сейчас мы строим корабли в двух местах - в эллинге и у достроечного причала, причем в обоих местах - весьма интенсивно. Но летом так можно, на море тепло, даже жарко. И световой день длинный - две смены работают при естественном освещении.
   В эллинге строим речной пароход, модификацию "Гефеста". Самые большие отличия - точнее определена конструктивная ватерлиния, правильно установлены винты по высоте. Оптимально будут стоять две мачты, уменьшена высота борта, немного уменьшена осадка, рационально спланированы машинные отделения и котельные.
   Бригады сварщиков кинулись варить новый корпус ударными темпами, но я их немного осадил. Припомнил, как у них ушла линейность наружной линии шпангоутов, и что на переделку потратили больше времени. Приставил двух человек с линейками и шпагатом, чтобы специально следили за размерами и линейностью. Надеюсь поможет.
   Но теперь лихорадит механический цех. Для двух строящихся кораблей нужно очень много всего - от паровых машин и орудий, до трубопроводов и якорных цепей. Сварить корпус, пусть даже весящий более сотни тонн, не самое сложное. Для производства сложных механизмов нужны опытные мастера, а таких мало. Во все производства добавил учеников, из недавно прибывших. Но им еще долго надо учиться, а некоторые и совсем неспособны к подобным операциям. Так и остаются подсобниками, а в тяжелых случаях - уходят в грузчики. Это стать помощником сварщика на эллинге легко, подноси железки да держи ровно, а вот работать на станке - этому учиться долго.
   Опять в ручном режиме занялся кадровым вопросом. Теперь проблема в квалифицированных станочниках. Об этом я узнал, когда резко увеличилось количество брака в механическом цехе. Стал разбираться - выявил токаря с третьим разрядом, который с трудом со станком управляется. Дальше уже разбирался с квалификационной комиссией. Двух человек понизили на один класс, это не считая того "токаря", и исключили их из комиссии.
   Забрал мастеров с экспериментальных производств: остались недоделанными паровоз и второй паровой кран, корабли и пушки сейчас важнее. Пришлось обескровить цех стрелкового оружия, на производстве винтовок осталось только три мастера: сверление стволов, производство ствольных коробок и ложевщик. Все остальные занялись производством необходимого для кораблей.
  
  
   Еще у нас не утихает спор про бронирование корпуса корвета. Спорим уже долго, приводим разные доводы. Но это все теория, надо проверять практикой. Нет, расстреливать "Зевса" мы не будем, сварили копию участка борта корвета, вместе со шпангоутами, стрингерами и второй стенкой, бортовой угольной ямой.
   Сварили на достроечном причале, прямо на большом плоту. По земле такую железяку не утащить. Отбуксировали вдоль берега подальше, заякорили в районе стрельбища.
   Теперь нужны пушки для испытаний. Сейчас османы ставят на корабли три вида пушек, не считая мелочи. Новая толстостенная "шайка" около 90 мм, для стрельбы чугунными ядрами. Старая "шайка" калибром около 140 мм, каменные ядра. И на некоторые мавны ставят большую носовую пушку "хшаклос" калибром около 200 мм под каменные ядра.
   Чтобы мавна не развалилась при выстреле такой большой пушки, там применяется система отката. На носу построен довольно длинный деревянный желоб, с уклоном к носу. Пушка на деревянном лафете без колес довольно свободно двигается по этому желобу. Поскольку она тяжелая, то не особо и свободно. В заднем конце желоба лежит моток старых канатов, вроде кранца. При выстреле пушка едет по желобу, несколько поднимаясь, набирая потенциальную энергию. Утыкается в кранец в конце желоба и съезжает обратно к месту выстрела. Еще можно остановить стопором на полпути обратного хода, чтобы было легче пушку чистить и заряжать.
   Первой выстрелили из средней пушки мраморным ядром. Потом выстрелили еще раз, так как первым выстрелом промахнулись со ста метров. Тоже мне, опытные артиллеристы. Но они оправдались тем, что дульнозарядные пушки на нашем флоте не используются.
   При столкновении мраморного ядра и броневого листа произошел красивый взрыв мраморной крошки и получилось большое облако пыли. Бронелист слегка прогнулся, ядро хоть и мраморное, но весит три с половиной килограмма. В месте контакта с ядром пятно мелких трещин на глубину пять-восемь миллиметров. Слишком твердая поверхность у бронелиста. Но трещины не сквозные, вязнут в пластичном нижнем слое. Но ржаветь это место будет, надо будет закрашивать свинцовым суриком или цинковым грунтом.
   Все-таки внутренние ребра жесткости - шпангоуты и стрингеры идут достаточно часто, чтобы конструкция выдержала такой удар.
   Османской пушки нового типа среди трофеев у нас нет, но довольно близкая по параметрам наша чугунная пушка, что мы делали для Нур-Девлета. Только вышел спор, каким ядром стрелять - из простого, хрупкого чугуна, или из термообработанного чугуна марки ВЧ, из которого делали эти пушки. Решили пока испытать хрупкий чугун, трехкилограммовое ядро. Шестифунтовка получается?
   Зарядили полный заряд пороха, испытывать - так испытывать. От удара ядро раскололось на части. А вот бронелисту от маленького чугунного ядра пришлось хуже, чем от большого мраморного. Весь "пятак" контакта с ядром выкрошился на глубину миллиметров пять-шесть. Оставшийся пластичный слой прогнулся - получился точный отпечаток ядра глубиной в два сантиметра. И поверхность отпечатка со стороны трюма имеет признаки предельной деформации, еще немного, и сталь порвется.
  
   Теперь очередь большой пушки. Громадное ядро, чуть больше десяти килограммов. От удара плот сорвало с одного якорного троса, железяка наклонилась на плоту назад, несмотря на многочисленные подпорки. Пробития бронелиста не было! Лист прилично прогнулся, повело и шпангоуты и стрингеры. Но при внимательном осмотре обнаружили растрескивание в районе сварных швов, но только с наружней стороны. Крупные трещины были на поверхности броневого листа, и в структуре наружней части сварного шва. Местами шов прорвался насквозь. Все-таки сталь с таким высоким содержанием углерода не так просто качественно сварить электросваркой. Разрушения шва серьёзные, тут явно произошло снижение общей конструкционной прочности. Если такое произойдет на реальном корабле, то в шторм, нагрузка на борт может привести к развитию дефекта.
   Так что возникает сразу несколько вопросов. И первый - о целесообразности бронелиста с поверхностной закалкой. Такой бронелист рассчитан на противостояние снарядов с большой поперечной нагрузкой, но тут таких пока нет. И мелким ядрам он противостоит хорошо. Но мне кажется, что лист обычной корабельной стали такой же толщины от большого ядра сдеформировался бы больше, но сварные швы были бы целее. "Не все так однозначно".
   И еще я вспомнил о ранних этапах бронирования кораблей. Когда броневые плиты крепили через деревянную тиковую подкладку. Считалось, что дерево будет поглощать удар снаряда по броне, и корпус корабля будет целее. Но от этого вскорости отказались, так что я не буду даже начинать. Но вот вариант с раздельным бронированием интересен. Когда стальной корпус корабля это одно, а бронеплиты просто вешают на болтах снаружи. Но там речь идет о толстой броне - четыре-шесть дюймов. Нет, у осман есть пушка, против которой такая броня имеет смысл, но это надо строить настоящий броненосец, тысячи тонн водоизмещения. Проще под такую пушку не подставляться, вряд ли османы будут стрелять осадными пушками по кораблям. Так что с бронированием вопрос не закрыт. Да и такие испытания надо проводить перед постройкой корабля, а не после. Опять все через ... наоборот.
   Так что надо эксперимент довести до конца, к мишени добавили еще одну секцию, но вместо бронелиста приварили листы обычной низкоуглеродистой стали такой же толщины - 20 мм. И опять обстреляли из пушек. Меньшее мраморное ядро прогнуло обычный лист чуть больше, чем броне лист, но рассыпалось точно так же. Чугунное ядро тоже раскололось на несколько частей, но сделало очень глубокий сферический отпечаток в листе стали, по центру этого отпечатка сталь разорвалась, но внутрь ничего не пролетело. Часть чугунных кусков застряло в пробоине, часть отлетело наружу.
   Большое мраморное ядро тоже рассыпалось, погнуло шпангоуты и стрингеры, сильная вмятина в листе. Но сварные швы уцелели, разрывов тоже нет. Большая глубина деформации более пластичного листа поглотила большее количество энергии снаряда. Так что выводы неоднозначны. И тот и другой варианты бронирования имеют свои преимущества и недостатки. Надо думать.
  
   В Воронеже стройка кипит, щепки летят. У нас вся крепость запроектирована как прямоугольник двести на четыреста пятьдесят метров. Но это пока слишком много. Сейчас решили сделать только западный кусочек крепости двести на сто метров. Да и то есть сомнения, что успеют до зимы. Сейчас только строят башни по углам этого кусочка.
   Когда только прибыли два струга, полные людей, думали, быстро башни построим, но Командор в телеграмме сказал, чтобы сначала строили избы для людей, и только когда всех расселили ... на плоту прибыли еще шесть семей из Донкова. Не дождались, срубили плот и приплыли сами. Федор им даже немного заплатил за бревна плота. Так что построили еще шесть изб, и только потом начали башни. Многих новичков деревянные полы в избах сильно впечатлили.
   Но вот печек пока нет, кроме варочной печи на общей кухни. А к зиме печки нужны обязательно, морозы зимой тут не шуточные. Печник и гончар нашли подходящую глину и стали налаживать производство кирпичей. Федор выделил им в помощь на время сразу десяток людей. Надо сразу налепить много кирпичей, потом им еще долго сохнуть. Железные лопаты и тачки тут очень пригодились.
   Тут же в хозяйстве кони появились, для них надо сено на зиму заготавливать. Вторым рейсом "Гефеста" Командор прислал пять серпов, пять кос-стоек, и мужика, который обучен косить этой невидалью. Сам Командор обучал мужиков еще в Чернореченске. Но Командор тогда сразу сказал, что косить сам он не умеет, но видел, как косят такой косой. Перечислил премудрости - косу сначала отбить, потом точить. "Коси коса пока роса".
   Но тогда коса косить не хотела. Долго подбирали форму лезвия и рукояти, наклон и длину. И постепенно стало получаться. Но массово это применять не стали, проще конную косилку применить. Но сюда, в Воронеж, Командор прислал именно эти косы-стойки, сказал обучать местных жителей.
   Федору даже пришлось строго приказывать нанятым закупам, чтобы они обучались косить. "Не мужицкое это дело, пусть бабы серпом машут!" Показали, что бабе не справиться с такой косой. Не, есть бабы что и топором машут будь здоров, но таких мало. Так что порешили, что коса-стойка для мужиков. А бабы граблями сено ворошат.
   Так что вроде много людей с Рыбалей приехало, но уже все при деле, и опять людей не хватает. Пароход только отправился из Адлера, решили его не ждать, послали струг в Рыбали, за семьями гребцов, что остались работать в Адлере. Решили послать один струг, для двух стругов надо много людей отнимать от строительства. Но все семьи в один струг не влезут. Будут как донковцы - строить плот и на нем спускаться. Для этого взяли топоры, пилы и много скоб - ими хорошо плоты скреплять.
   Перед отправкой "Гефеста" из Адлера в Воронеж в третий рейс, Командор спросил - что прислать? Заказывайте. Людей пароход повезет мало, так что груза можно будет взять много. Так все кто из Таврии три дня обсуждали, сочиняли список. Наверное, вспомнили все, что производит Адлер и продается на рынке в Мавролако. Похоже, руководствовались принципом - "проси больше, дадут половину". Только здесь он стал "проси все подряд". А новики слушали обсуждение с открытыми ртами, еще бы такие диковины обсуждают, многое из услышанного совсем непонятно. Потом бывалые граждане Таврии объясняли - какие чудеса бывают на свете.
  
   В Шахтинске добыча угля из новой шахты наладилась. Пласт угля толстый, рубить его удобно, пустой породы почти нет. Только надо крепить свод забоя, чтобы не обвалился. По наклонному ходу проложены стальные сварные рельсы, по ним ездит две вагонетки, на поверхность их вытягивают волы. Вагонетки едут до самого берега, там построен наклонный бункер из листовой стали. Из этого бункера уголь высыпается на баржи, и ручной перевалки угля почти не происходит.
   Так что добывать сотню-полторы тонн угля в неделю стало довольно просто. Да и тот объем вывозят с перебоями - "Спартак " то на одной войне, то на другой. Когда есть время, он поднимает баржи против течения от Таны к Шахтинску. По течению они спускаются сами, а по морю идут под парусами. Медленно, но зато без парохода, на который сейчас большой спрос. Часть угля выгружают в Тане у причала, это запас для "Гефеста", ну и для "Спартака " на всякий случай.
   Так что люди в Шахтинске работой не перегружены, но особый человек от Командора требует от консула и бригадиров, чтобы люди были заняты делом. Ему надо увидеть как кто работает. Поэтому вовсю развернулась стройка в Шахтинске. Сначала достроили стену проектной высоты по периметру, нарастили башни. Потом стали строить жилые дома. Но места внутри стен немного, так что решили попробовать строить двухэтажные, "как у Командора". Просушенный лес пилят на доски на паровой пилораме, делают мебель, свои столяры появились. От избытка деятельности город стал приобретать неестественный вид. Ровные дорожки, тщательно построенные дома, наличники окон украшены резьбой. Будто тут люди не живут, а город построен для выставки.
   При этом постоянно изменяется состав рабочих, с каждым рейсом приезжали новые рабочие, то болгары, то с русских княжеств. Кто-то довольно быстро уезжал, в Мавролако или в Адлер. В Мавролако - значит в учебную часть, в солдаты. В Адлер - на завод или учиться. А кто-то застрял в Шахтинске надолго.
  
Оценка: 8.22*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"