Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Часть вторая. Глава 24

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.42*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть 100 кг.

   Глава 24.
  
  
   Начали ходовые испытания корвета "Зевс". На корабле еще много недоделок, но всем очень хотелось испробовать самый большой в мире стальной корабль, и я уступил. Честно говоря, мне и самому не терпелось. К тому же надо готовиться к постройке систершипа, а у нас есть сомнения в правильности конструкции корпуса корабля.
   Силовая установка корабля у нас состоит из двух паровых машин тройного расширения, соединенных последовательно. Между ними на валу есть муфта, если ее разъединить, то гребной вал будет вращать только задняя машина. Не самое удачное решение, с точки зрения надежности было бы правильно соединить машины параллельно с помощью редукторов, и тогда была бы возможность использовать для движения обе машины - как вместе, так и по отдельности.
   Мы даже построили один такой редуктор, но проблема в том, что шестерни мы до сих пор производим по обходной технологии - литьем из чугуна или бронзы по моделям. И при больших мощностях и оборотах становиться сильно заметно низкое качество наших шестерен. Редуктор сильно гудел и грелся, несмотря на обильную смазку, про высокий КПД передачи и речи нет. К тому же шестерни у нас только прямозубые, что тоже не добавляет тишины и плавности работы.
   Начали осваивать нарезку зубчатых колес, построили зуборезный станок на базе горизонтального фрезерного. Но это все затянулось, для качественного эвольвентного профиля зуба, даже одного размера - модуля, нужен целый комплект модульных фрез, тщательно рассчитанных и сделанных. Потому что форма зуба даже одного модуля, немного меняется, в зависимости от числа зубьев шестерни.
   Так что от редукторов пока решили отказаться. Наши паровые машины работают довольно надежно, при правильной эксплуатации и своевременном техническом обслуживании. Устранение типичных поломок уже отработано всеми механиками, запасных частей берут с собой много. К тому же - рядом стоят две одинаковых паровых машины - можно починить древним способом: " сделать из двух сломанных одну рабочую".
   А с котлами проще, их можно подключать и отключать поворотом вентиля. Ну еще закрывать дымовые задвижки, так как все четыре котла выведены в одну трубу.
   И еще - переднюю машину можно использовать отдельно от задней для приведения вспомогательных агрегатов - генераторов и насосов. А генератор - это работа радиостанции. Но уже применяем автономную работу радиостанции - от аккумулятора работает двигатель постоянного тока, он приводит в действие генератор переменного тока, который запитывает высоковольтный трансформатор передатчика. Это можно применять только если есть достаточно мощный аккумулятор, как на этом корабле. Тут стоит двадцать четыре банки, каждая размером с ведро, общее напряжение сорок восемь вольт. Аккумуляторный отсек стал напоминать подводную лодку. От такой электросети успешно работает электродвигатель мощностью в три киловатта.
   Я многое хотел электрифицировать на корвете, но мощности в три киловатта для многих применений недостаточно, и двигателей у нас производится очень мало. Так что двигатель сделали в виде съемного агрегата - снизу подошва для крепления болтами, ручка для переноски, толстый медные провода. На валу шестерня и шлицевой вал, два типа подсоединения. Еще пришлось добавить эластичную муфту, с кожаными вставками, чтобы компенсировать небольшую несоосность подсоединения вала.
   Так что одним и тем же двигателем можно приводить генератор, лебедку, и даже шпиль подъема якоря. Правда, якорь поднимается очень медленно. Один такой модульный электродвигатель уже испытали на всех этих системах, заказал еще два - для надежности, и чтобы реже их переставлять.
   С такелажными лебедками интересно получилось, мачты на корвете - квадратные трубы, и дирик-фал, и фал гардели проходят внутри мачт в трюм. Там расположены лебедки, которые можно крутить и руками и электродвигателем. Так что часть матросов, при работе с парусами, будет находиться в трюме. С одной стороны это хорошо, в бою будет меньше людей на палубе, да и в непогоду работать из трюма лучше. Но теперь командовать матросами стало труднее, пришлось сочинять переговорные трубы и электрическую сигнализацию.
   Обнаружился еще один плюс пустотелых мачт, они как печные трубы создают приличную тягу, и помещения под палубой лучше вентилируются.
  
   Попытка увеличить производственные мощности нашей промышленности, столкнулись с дефицитом квалифицированных токарей и фрезеровщиков. Из-за этого "Зевс" до сих пор до конца не укомплектован - нет орудий вспомогательного калибра, хотя башни для них уже готовы. Мастера по орудиям много провозились с трехдюймовками для корвета, пушки сложные, с системой гашения отдачи. Поэтому производство пушек застопорилось. А пушек хочется побольше - недавнее пришествие Большой Орды показало, что только пушками мы их можем хоть как-то напугать. Причем действительно - только напугать. Уж очень их много, и потери от фугасных снарядов, в процентном отношении ко всему войску, очень малы.
   И это Орда, можно сказать, мимо проходила, хорошо, что у Муртазы была возможность для маневра, без ущерба для репутации. А то бы мог "закусить удила" и приказать штурмовать Тану любой ценой. А крепость эта слабовата, такая толпа просто задавит массой. Так что пушки и еще раз пушки.
  
   К проблеме нехватки станочников решил подойти системно - открыл Техническое Училище. Будут обучаться без отрыва от производства, а то некоторые мастера только считать умеют, а читают с трудом, писать не могут совсем. Еще они там будут изучать физику и основы ТММ, сопромата и материаловедения. Будут учиться по два часа в день, но не вечером, а утром. А то после смены они соображают плохо. С утра со свежими мозгами изучат теорию, и пойдут в цех, проверять теорию практикой.
   В училище будут обучаться не только станочники, но и сварщики, механики и металлурги - хочу это обучение сделать обязательным для всех мастеров. Хотя со сварщиками сейчас проблемы нет - их уже двенадцать, от первого до четвёртого разряда. Производительность у сварщиков довольно высокая - варить корпус корабля или ферму из проката гораздо быстрее, чем точить поршень паровой машины.
   И тут выпирает еще один производственный дисбаланс - таким темпом скоро закончат строительство корпуса еще одного речного корабля, но для него пока нет ни паровых машин, ни пушек, ни много чего из агрегатов поменьше. Сейчас срочно делают дейдвуды, гребные валы и винты для него, иначе нельзя спустить на воду.
   А металлургический комбинат успешно производит прокат всех видов, уже готова вся номенклатура для второго корвета. Плановый отдел требует задание на следующий проект. Сейчас пока заняли металлургов производством стальной полосы - венецианцам понравилась наша сталь, начали им продавать. Возим понемногу, шхунами, другой транспорт в Средиземное море у нас пока не ходит. Обратно шхуны возят пшеницу от мамлюков - также понемногу, ну сколько там в шхуну войдет.
   От продажи стали прибыль гораздо меньше, чем от продажи красителей. Но тут у меня стратегический план - для сухопутных войск Венеции требуется много стали на оружие и доспехи, наша сталь тут хорошо подошла. Даже думаю штамповать им готовые доспехи, только с формой пока не определились. Мне для штамповки надо что попроще, а у них доспехи довольно сложной формы.
   Тут у меня интерес такой - надо чтобы Венеция как можно дольше сопротивлялась османам, в моей реальности венецианцы примерно в это время подписали невыгодный для себя мир, с территориальными потерями. А это развяжет османам руки против нас. Излишне укрепить Венецию не боюсь, османы все равно сильнее и опасней для нас, и на море с железными кораблями мы имеем большое преимущество над венецианцами.
  
  
  
   С таким дисбалансом скоро у нас в бухте будут стоять одни недостроенные корпуса судов, это не дело. Токари и фрезеровщики скоро подучаться, и завод сможет работать хоть в три смены, но на это надо еще хотя бы один-два месяца.
   Придумал я как это немного сбалансировать. Хочу построить нормальную баржу, грузоподъёмную, стальную, широкую. Мавны они трофейные, бесплатные. Но баржа из мавны, как лопата из сабли. Для баржи не нужны ни паровые машины, ни пушки - это почти один голый корпус. Нужен руль, мачты и якоря. Парусное вооружение тоже пусть будет, а то мало ли что. А паруса и такелаж у нас узким местом не являются.
   Техническое задание на эту баржу уже давно зреет в моей голове. Тут один принципиальный момент - нужна толкаемая баржа. Это дает сразу несколько преимуществ: буксируемая баржа, в отличи от толкаемой, должна рулить самостоятельно, но самая большая проблема - остановка баржи. Тут надо проводить сложные маневры чтобы остановить баржу в нужном месте, и чтобы она не налетела на пароход. Толкаемая баржа управляется гораздо проще, это больше походит на автопоезд на жесткой сцепке, только тягач сзади.
   Но толкаемая баржа должна иметь специальную, довольно большую, выемку в корме, и нос "Гефеста" надо будет для этого специально доработать - поставить толкатель сцепного замка и подкрепление под него. На барже ему соответствует шарнирный сцепной замок. Вся эта конструкция довольно непростая и массивная. Но зато толкание баржи дает еще и энергетическое преимущество - затраты мощности в такой сцепке меньше, чем при буксировании. Если баржа будет шире толкача, то поперечная волна будет формироваться так, как будто это одно судно большой длины. Число Фруда значительно уменьшится, суммарное сопротивление движению сократится.
   По моим расчетам, "Гефест" против течения Дона, должен легко толкать в таком режиме баржу весом в 300-500 тонн. Рисковать не буду, ориентируюсь на триста тонн, но грузоподъёмность таких барж сильно зависит от осадки. Вот и вторая цифра в ТЗ - номинальная осадка полтора метра, максимальная - два.
   Но ограничивать баржу реками не могу, надо чтобы она ходила по Чёрному морю хотя бы в тихую погоду у берега, так что надводный борт будет выше речного.
   Многого хочу - хочу еще эту баржу применять как десантное судно, с носовой аппарелью. Так как осадка маленькая, герметичные ворота-аппарель делать нет необходимости, высадка будет идти через борт. Открываться будет только фальшборт на носу, а это гораздо проще. Тут важно другое - барже совсем не нужна килеватость, так что надо сделать плоское днище в носовой части, чтобы баржу можно было бы вытолкать на пляж, и стянуть с него. Ну не совсем на берег, на мелководье - тут как получится. Надо только точно с формой носа определиться - с одной стороны он должен формировать поперечную волну, а не запрыгивать на волны, а с другой - не зарываться в отмель.
   И в то же время не хочу затрачивать на баржу слишком много ресурсов. У нас же в Мавролако копиться запас отличного корабельного дерева, "деревянные" корабелы все мечтают о "правильном" корабле. Но они не понимают выражения - "моральное устаревание". Для меня гораздо дешевле, быстрее и технологичнее сварить корабль из стали, а не собирать из деревянных реек. Но это не совсем так.
   Оптимально получается так: силовой каркас и обшивка - сварные из стали. Все остальное - палуба, фальшборт, трюмный настил и надстройки - из дерева. Тем более, баржа будет, в основном, сухогрузом, поэтому износ палубы и трюмного настила будет большой. Дерево заменить будет легче, и красить надо будет меньше.
   С краской опять проблема - и льняное, и конопляное и виноградное масло заканчивается. Масляной краски с трудом хватит на наружную поверхность баржи. Заказал масло через Воронеж и Тулу - обещали, но пока нет. Масло из виноградных косточек будет после изготовления вина - не раньше сентября.
   Так что баржа, не смотря на размеры, должна получиться недорогая - не ресурсоемкая и не трудоемкая. Стал делать расчеты по входным параметрам - что-то слишком большая баржа получается. При длине пятьдесят метров, ширине восемь и осадке в полтора - получается водоизмещение более пятисот пятидесяти тонн. Боюсь, что против течения "Гефест" утолкает такую с большим трудом, надо уменьшать.
   Пароход шириной шесть метров, значит, баржа должна быть, как минимум, семь. Длину тоже подрезаем - сорок пять метров. Тогда при трехстах тоннах водоизмещения, осадка будет один метр десять сантиметров. Вот, уже лучше, габарит фиксируем.
  
   "Зевс" сначала испытывали на месте, уперев в причал. Опасались, что от вибрации открутятся болты на механизме изменения шага гребного винта. Но конструкция оказалась удачной, применение шайб Гровера и простого динамометрического ключа обеспечивает стабильность затяжки. Специально открутили один болт. Выпасть из гнезда он не может; запустили машину - болт громко застучал. Так что состояние узла можно контролировать на слух.
   Выставили уменьшенный шаг и потихоньку отчалили на одной машине. Вот это махина! Даже не верится, что это мы его построили! Разворачивались осторожно. Хоть наша бухта шириной почти двести метров, но учитывая инерцию железяки весом в полторы сотни тонн, надо тщательно продумывать все маневры. Или заводить портовый буксир.
   Выползли из бухты, добавили пару. Разгон медленный, инерция, да еще на винте шаг маленький. Но корабль уверенно повернул в море и пошел, разрезая волну. А как идет! Плавно, солидно, не то что "Гефест". С такой длиной качка воспринимается совсем по-другому. Как будто на круизном лайнере. Опять. А когда-то я так себя почувствовал на "Архимеде". Теперь тот пароход воспринимается как пирога с моторчиком.
   Набрали шесть узлов скорости, дальше ограничивает шаг винта. На ходу менять не будем, у нас сейчас другие цели. Внимательно осматриваю волны, создаваемые корпусом корабля. Особых огрехов проектирования пока не видно, но надо еще испытать на большей скорости. И паруса пока еще не поднимаем, их даже еще не установили, мачты "голые". Пока главный результат - под машиной идет уверенно, управляемость в норме. Руль надо вращать интенсивно, особенно при маневрах в порту, но на скорости и в море - один рулевой вполне справляется. Возвращаемся в порт, кораблю предстоит еще много испытаний, но сегодня у нас праздник.
  
   У "алхимиков" опыты с люминофором дали результаты - после того как удалось получить небольшое количество довольно чистого сульфида цинка, стали добавлять в него микроскопическое количество других металлов - активаторов. То, что добавка меди дает зеленое излучение, мы поняли давно. Добавка серебра дала синий цвет. Еще должен марганец хорошо влиять, но выделить его в чистом виде пока не получилось.
   После серии опытов с добавками металлов и их комбинаций, вдруг получили почти белый, слегка голубоватый цвет - это было сочетание серебра, золота и, почему-то, свинца. Яркость тоже увеличилась, но на осветительный прибор установка пока не тянула.
   Тут уже надо менять конструктив лампы на более совершенный. Стеклодув сделал цилиндрическую колбу с подогреваемыми электродами с торцов. На внутреннюю поверхность колбы нанесли люминофор, в колбу добавили каплю ртути и немного откачали воздух. Хорошо бы туда инертный газ, но работать должно и так. Электроды-спирали сделали пока медные, переводить вольфрам на эксперименты пока не будем.
   Для экспериментов давно сделали ЛАТР - регулируемый автотрансформатор, от пятидесяти до пятисот вольт обеспечивает. Собрали схему, в качестве ПРА намотали дроссель, вместо стартера - кнопка с резистором. Этой кнопкой, короткими импульсами, разогревали электроды. Постепенно поднимали напряжение, и после трехсот вольт лампа зажглась. Мои лаборанты ахнули от яркости. Но это скорее от неожиданности, так как ярко было по сравнению с игнитроном, а как лампа - получилась средненькая. С чем сравнивать - даже затрудняюсь.
   Это в мое время яркость ламп сравнивали с яркостью ламп накаливания, а на век раньше - со свечами. У нас же образцом яркости считаются светодиоды, а эффективность наших ламп накаливания раз в пятнадцать хуже светодиодов. Так что новая газоразрядная люминесцентная лампа светила на пяток светодиодов, несмотря на приличные размеры. Прибавку яркости получили не только за счет большого объема разряда, но и за счет того, что люминофор находился внутри колбы. У нас же стекло обычное - сильно поглощает ультрафиолет, и на люминофор в тех опытах попадало меньше половины излучения, весь жесткий ультрафиолет поглощался стеклом. Теперь же все излучение сразу попадало на люминофор, преобразовывалось, как получиться, в видимый свет, который свободно проходит сквозь стекло.
   Но качество люминофорного покрытия оставляло желать лучшего - пятнами, то белый, то голубой. Местами совсем не светится, а местами "дырки", через которые шурует ультрафиолет. Есть над чем работать.
   Лампа немного прогрелась и стала ярче. Лаборанты зашумели - "а еще?" Но от дальнейшего разогрева лампа стала немного тускнеть - получается что оптимум где-то 35-40 градусов. На концах лампы, в районах электродов появились темные пятна - что-то быстро. Это, наверное, из-за остаточного кислорода - он окислил или электроды или люминофор. Или то и другое вместе.
   Вдруг что-то щелкнуло, и с одного из торцов пошел дымок. Я дернул рубильник, выключая установку, и выскочил на улицу. Крикнул остальным тоже выходить. Хоть у нас в лаборатории окна настеж, но от паров ртути надо держаться подальше. Подождали, чтобы проветрилось, и зашли посмотреть. Точно - торец лампы треснул около электрода. Медь и стекло имеют различный коэффициент теплового расширения, электрод нагрелся - стекло треснуло. Ковар нужен, сплав, имеющий со стеклом одинаковый ТКР. Но у нас нет ни кобальта, ни никеля. Что-то до практического использования ртутных ламп пока еще далеко. Надо думать.
   Пошел к другому стеклодуву. Тот стеклодув, что сделал газоразрядную лампу, это наш "младший научный сотрудник ". А самый лучший стеклодув делал вакуумный насос Шпренгеля. Этот насос всего лишь конструкция из стеклянных трубок, в которой капает ртуть, создавая вакуум. Его главное достоинство для нас - тут не нужны уплотнители, не нужна резина. Но так как нужно получить вакуум, то абы какая резина тоже не подойдет. Но у нас никакой нет, этот насос должен и так работать.
   Но для этого насоса долго не могли сделать одну деталь - капиллярную трубку. Ее внутренний диаметр должен быть около одного миллиметра, а длина - более восьмидесяти сантиметров. И вот наконец - получилось. Запустили ртутную капельницу, капля ртути попадает в капилляр, и утаскивает за собой каплю воздуха из опытовой колбочки. Медленно, но надежно. И в какой-то момент в этой колбочке создался такой вакуум, что очередная капля ртути не смогла захватить с собой очередную порцию воздуха, и провалилась в капилляр с другим тембром. Вот! Это уже можно называть вакуумом.
   Возможно, что глубины этого вакуума недостаточно для работы радиолампы, но дальше можно применить геттер. Некоторые металлы - магний, барий - при нагреве поглощают газы. Их наносят на внутреннюю поверхность колбы с краю, после запайки нагревают, вакуум становиться более глубоким. Зеркальное напыление на верхушках радиоламп - это и есть геттер. Его надо там правильно расположить и активировать нагреванием, тоже пока не знаю как, но сначала надо получить металлический магний. Для этого надо проводить электролиз расплава хлорида магния, как делать - знаю только теоретически. Опять нужен ковар, для впаивания электродов в стекло, ну или хотя бы платина. Немного слюды для изоляторов купили, но там много и не надо. Вольфрам для нити накала пока есть, вот для этого и делаю ртутные лампы, чтобы вольфрам не тратить. Чем глубже продвигаемся в тему радиоламп, тем больше проблем обнаруживаем.
  
  
   Три тумена Большой Орды, под предводительством Муртазы, старшего сына хана Ахмета, пошли от Таны на юг. Мы эвакуировали всех кого смогли из Копы-на-Кубани в Мапу-Анапу. Мапа на берегу моря, кораблям проще поддержать артиллерией, крепость в Мапе лучше. Не тот "штакетник", что в Копе. Черкесский князь Копы и Мапы Бельзебок своих купцов отправил в Мапу, а из простых черкесов мобилизовал ополчение, остальных послал на юг, в густые предгорные леса.
   Тысячи ногаев, из степей Придонья и Приазовья, скопились на северном берегу Кубани. Сюда они шли через черкесские поля и селенья. Черкесы тоже сдвинулись со своих мест, хоть и жалко бросать свои дома и неубранные поля пшеницы, но в полоне еще хуже. Некоторые даже пытались остаться, простые землепашцы не сразу распознают опасность. Поэтому князю северной Зихии Биберди пришлось выгонять таких неразумных силой, из их домов. Страна черкесов, раскиданная мелкими селениями на сотни километров на север от Кубани, скатывалась на юг. Население, сорванное со своих мест, на ходу делилось на две части - войско и беженцев.
   Но сил для отпора Орде пока еще было мало, и Биберди отступал на юг, вбирая в свое войско все больше и больше черкесов. Беда надвигалась на эти изобильные места.
   Но Муртаза Ахматович на Копу не пошел, а попытался догнать убегающих ногаев. Уловив его маневр, ногаи и черкесы спешно переправились через Кубань. Они смогли договориться о совместной обороне природного рубежа - широкой реки. В результате на северном берегу встало тридцатитысячное войско, а на южном - многочисленное ополчение, которое не сильно и отличается от войска у ногаев и черкесов. Численность этого ополчения неизвестна, но явно больше Орды. Сойдись эти два войска в чистом поле, ордынцы бы легко побили это сводное ополчение, просто за счет дисциплины и слаженности. Но здесь для этого надо переправиться через широкую Кубань, а ногаи и черкесы тоже умеют стрелять из луков. А черкесами командовал князь Биберди, и это войско было довольно подготовленным, но до уровня Орды не дотягивало.
   Князь "всея Зихии" Петрозок, только выступил с войском из южных районов, и быстро прибыть не сможет. Тут не степь, а горы, леса и реки, войска передвигаются довольно медленно.
   Муртаза простоял один день на берегу, и понял, что переправиться без больших потерь он не сможет. Он пошел в поход за славой и добычей, а не для того, чтобы бездарно потерять тысячи воинов. И на следующее утро Орда двинулась на восток, вдоль берега реки. Муртаза посчитал, что быстрым маневром он сможет выйти на рубеж, куда ногаи и черкесы не успеют, и сможет переправиться через Кубань.
   Но тридцатитысячному войску трудно делать скрытные маневры, и Биберди разгадал задумки Муртазы. Как только татары выходили на удобное место для переправы, вскоре на другом берегу появлялись черкесы. Хотя черкесам было труднее - им приходилось преодолевать крупные левые притоки Кубани.
   Эта гонка вдоль реки продолжалась несколько дней, но в какой-то момент Орда повернула на север, и ушла от Кубани. Биберди послал дозоры во все стороны - а вдруг это еще одна хитрость ордынцев. Но Муртаза уверенно шел на северо-восток. Черкесский князь подумал, что татары испугались приближения князя Петрозока с войском, но главная причина была не в этом. Дозоры Муртазы обнаружили в степи, южнее Маныча, несколько родов кочующих ногаев. Эти восточные ногаи мало общались со своими придонскими родственниками, и хитрая траектория пути ордынских туменов оказалась для них неприятным сюрпризом.
   Муртаза прижал их к Манычу, и полонил почти всех - более двадцати тысяч, вместе со скотом и кибитками.
  
   В это время в Тане из зарослей дельты Дона в посад стали возвращаться люди. Хотя и до домов в посаде татары и не добрались, там успели по мародерить свои же - сосед у соседа. Так что этот переезд на половину пожара по ущербу потянет. Только начали обживаться - тут дозоры принесли известие - тумены Муртазы опять приближаются с востока. Люди вздохнули, и опять засобирались в заросли.
   Но татары до Таны не дошли, а дойдя до Дона повернули на север, пошли домой вместе с многочисленным полоном. Причиной такого пути Орды оказалась вода. Маныч - соленый, на север от Маныча нету рек, а почти все озера тоже соленые. Пресная вода есть только в некоторых озерах и в колодцах, на большое войско не хватит, тем более - с большим полоном. Так что двигаться в этом месте тумены могут только вдоль Дона. Получается, что эти сухие степи недоступны для крупных войск Орды, хотя и совсем рядом.
   В посад Таны вернулись пока только мужики - охранять дома. Семьи пока остались в зарослях, а вдруг в третий раз татары вернуться? Но Орда ушла совсем, люди успокоились, и Тана стала оживать.
   Получается, что татары непосредственного урона не принесли, но эти эвакуации нанесли большой ущерб экономике городам Тане и Копе. Придется предоставить им налоговые каникулы для восстановления. Но как известно - если проблемы можно решить деньгами, то это не проблемы, а только убытки.
   У черкесов ущерб не очень большой - потравлена часть полей, некоторые дома разрушены. Общий урожай пшеницы в этом году уменьшится, но урожайность в этих местах очень хорошая, заметного роста цен на зерно не ожидаю.
   Хуже всего пришлось ногаям - миграция на 600-800 километров не прошла бесследно, часть скота погибла, часть съели в пути. Черкесы на своих землях были не очень любезны с ногаями. Кто-то из ногаев ушел в Приднепровье, кто-то пропал неизвестно где. В окрестности Таны вернулось чуть более половины ногаев. Цены на скот заметно подросли.
   Интересно, Муртаза увел в поход три тумена, а сколько войск Ахмат оставил себе? Ведь это был удобный момент чтобы напасть на столицу Большой Орды - Сарай. Напасть по суше я точно не смогу, но Сарай находится на берегу Ахтубы, считай что Волги. Если бы у меня было несколько кораблей с пушками на Волге, я бы мог нанести большой урон этому городу.
   Но попасть кораблям в бассейн Волги и Каспия - это только мечта. Я всю карту облазил - никак, слишком большие и тяжелые у меня корабли. В верховья Оки никак не попасть, там волоки на такую тяжесть не рассчитаны, верховья Дона мелководны, а подняться по Днепру мешают пороги. Между Кубанью и Тереком слишком большой водораздел. От Дона до Волги в районе Волгограда слишком далеко, от Иловли до Волги в районе Камышина гораздо ближе, но там ордынцы, не дадут переправиться.
   Я даже слышал легенду, что раньше Маныч соединял Черное и Каспийское моря, это был пролив. Этим даже объясняется другой вариант путешествия Одиссея, классический его маршрут не очень правдоподобен. По этой легенде Одиссей прошел в Каспий, который был более полноводен, и поэтому на восточном побережье была еще одна река или протока. От нее сейчас остались овраги и старицы, и по этой реке можно было попасть в Амударью. А по Амударье - в северную Индию. Вот такая легенда.
   Надо бы обследовать Маныч, может он и вправду впадает, или близко подходит к Каспию.
  
   К Порт-Перекопу переселились два ногайских рода. Я их неплохо вооружил доспехами и холодным оружием, получилось двухтысячное войско. Со слабой подготовкой, но увешанное железом - внушает страх. Но кто из двух глав родов будет командовать этим сбро... войском, они никак не могли договориться. А чтобы войско разделилось на две части - я допустить не мог. Пришла одна идея, рискнул, поставил командиром черкеса Кушемеза, и, на удивление, все ему подчинились. На это решение глав родов еще повлияли три сотни ногаев и татар, опытных воинов, пришедших с Кушемезом, и несколько револьверов у его нукеров. Подарил обоим ногайским вождям по револьверу, и это их окончательно примирило с новой военной структурой.
   Вокруг Порт-Перекопа появился поселок. Привез доски, кровельное железо, приехали греки-плотники и довольно быстро настроили бараки-казармы севернее и южнее крепости. Так эти поселки легче прикрывать корабельной артиллерией. Но в этих бараках живет только три-четыре сотни воинов, основное войско растянулось на север километров на двадцать. Потому как коням надо есть каждый день, их нельзя выключить, и поставить на стоянку. Так что кочевья протянулись от перешейка и до берега Днепра. Всадники с конями ближе, пастухи со скотом - подальше. Но всех можно собрать в войско менее чем за двое суток.
   Чтобы эти двое суток у нас были, организована система дозоров. Патрулируется степь на востоке на три дня пути, патрулируют левый берег Днепра, следят за Ширинами. Патрулируют степной Крым на полсотни километров на юг от перекопа. Так что дел у ногаев много. Но они довольны - у них много оружия, за спиной крепость с пушками. Даже могущественные Ширины не смеют к ним приближаться. Мы покупаем у них баранов и шерсть, раздал им сотню ножниц для стрижки. Даже овечьи шкуры не пропадают, соли на Сиваше в избытке, шкуры сразу засаливают. А наши заготовители дают за мокросол достойную цену. Муку и крупу продаем им по невысокой цене. Понравилось тут ногаям.
   То что они патрулируют степи Крыма - это для вида. Во всех городах полуострова живут мои агенты, под видом мелких торговцев, а почти во все порты свободно заходят мои шхуны. Не подходят только к центральному причалу Каффы, а к дальнему рыбацкому причалу - запросто. Так что вся информация о передвижении татарских войск у меня есть.
   Кушемез со товарищи переселился на перешеек, крепость Каламита осталась без гарнизона. Крепость почистили от навоза, отремонтировали казармы, и разместили там довольно большой гарнизон. Два взвода пехоты, два взвода драгун и три пушки (одна в состоянии картечницы). Эта крепость неплохо приспособлена к обороне, часть стен совершенно неприступна для татар, благодаря скальному обрыву. Но два взвода драгун нужны для патрулирования - Каламита неплохо прикрывает проходы в долину Чембало, а если патрулировать берег реки Черная - то можно полностью предотвратить проникновение небольших вражеских групп до полутысячи.
   Чернореченск пока восстанавливать не будем, а вот над Чембало уже подняли свой флаг. В крепости поставили небольшой гарнизон, консул вернулся к своим обязанностям, начали собирать налоги, но по минимальной схеме. Просто чтобы люди почувствовали, что мы вернулись.
   Походил по развалинам Чернореченска - тут мало что осталось. Ну большую часть мы сами растащили, но вот плотина развалилась уже позже. Деревянные строения частично пожгли, частично развалили. У каменных домов разрушены крыши, сломаны окна. Не нужен уже Чернореченск, паровые машины заменили водяное колесо, а до моря тут далеко - неудобно.
   Прошелся по окрестностям. Остатки картофельного поля растут - часть картошки осенью выкопали местные, остатки весной взошли. И тут отличная находка - поле сахарной свеклы-второгодки прекрасно растет, скоро созреют семена. И никто это поле не трогал - только скотом немного потравили. Ух, да сколько же тут семян будет! Можно засеять десятки гектар! Надо срочно планировать новые пашни. Сахарная свекла - это интересно. Как из нее делать сахар я не знаю, но где-то это записано.
  
  
   На Таманском полуострове добывают железную руду полсотни татар. Отрабатывают свой плен - должны до осени добывать и грузить руду в баржи в обмен на еду. Рудная жила находится в толще мягкого камня вертикального обрыва берега. Но все это время мы просто подбирали куски руды у подножия этого обрыва, на пляже, но этот источник стал заканчиваться.
   Много кусков руды лежит на мелководье, и как потеплела вода, руду стали "добывать" по колено в воде. Таманская руда с невысоким содержанием железа, в керченской руде железа немного больше, но та руда содержит много серы и фосфора, к тому же она очень мелкая, и в таком виде для работы в домне не годится. Мы столько сил и энергии тратили на агломерацию керченской руды, что кусковую таманскую руду восприняли как спасение. Пусть даже в ней больше пустой породы, но это всего лишь некоторый перерасход кокса.
   Но и руда на мелководье стала заканчиваться, а татары глубже лезть не хотят - никто из них плавать не умеет. Странные люди - живут всю жизнь на берегу моря, а не то что плавать, даже зайти в воду по колено не хотят. Еле заставили - чуть ли не силой, но потом им самим понравилось. Еще бы - такая жара, а тут приятная водичка.
   Так что дальше руду уже пришлось вырубать из скалы. Скала тут условная - просто плотная глина, железняк и кварц. Но рудная жила проходит на высоте трех-пяти метров над пляжем, и рубить надо с лестниц. Добыча встала.
   Я даже сам приехал посмотреться. Вижу только один эффективный способ - взрывать. Вот и для саперов будет практика, есть у нас такое подразделение, чуть не забыли про его существование. Оказалось, что они постоянно тренируются в постановке и снятие нажимных мин и "растяжек".
   Объяснил им принцип - бурим тонкий длинный шурф, туда толовую шашку с взрывателем, огнепроводный шнур - и бум. Только сначала вышла незадача - толовая шашка диаметром двадцать миллиметров от взрывателя не детонирует, только разрушается. Не стали особо экспериментировать, сделали бур диаметром пятьдесят миллиметров, и шашку соответствующую.
   Бахнуло хорошо. Татар заранее увели в сторону, чтобы не подсматривали, но они даже там немного перепугались. Порода обвалилась, получилась большая выемка. Сделали еще четыре взрыва - теперь весь пляж завален кусками руды - более сотни тонн. Тут им на пару недель работы, потом еще рванем. Есть, правда, слишком крупные куски, тут уж придется поработать киркой и кувалдой.
   Часть кусков темного цвета - сплошной железняк. Ради эксперимента, в Адлере, отсортировали тонн двадцать такой руды и загнали в домну. На пару дней производительность домны выросла где-то с пяти до шести с половиной тонн чугуна в сутки. Вот где резервы! Точнее - вот где потери. Потому что обогатить руду мы толком не сможем, будем работать на той же руде с пустой породой дальше. Нам проще потратить на это больше угля. Потому что производство стали для нас это не экономический вопрос, мы ни с кем не конкурируем в эффективности производства. Производство стали - вопрос стратегический, вопрос нашего превосходства и выживания. Мы будем производить сталь даже если она нам будет обходится в пять раз труднее. Будем производить меньше, будем точнее планировать, но без стали - никуда.
  
  
   Корвет "Зевс" почти готов, нет только второго орудия вспомогательного калибра, и оснащение жилых кают не закончено. Но почти каждый день корвет выходит в учебное плавание в районе Адлера. В команду нового корабля, по традиции, выбирали лучших, но появившиеся вакансии на пароходах я старался заполнять русскими гребцами. Надо постепенно переделывать флот из греческого в русский, тем более - военный и пароходный. На весь экипаж бывших гребцов не хватает, но греки остаются в основном на самых младших должностях. Почти все кочегары - тоже греки, а на корвете кочегаров немало.
  
   Подобрали оптимальный шаг винта корвета, с регулируемым винтом это очень удобно - получили максимальную скорость на машинах одиннадцать узлов. Но это в почти минимальном водоизмещении, полностью снаряженный, но без груза - всего около двухсот тонн. Решили проверить максимальное водоизмещение - я его теоретически рассчитывал, но никому не сказал. Одними балластными цистернами такой вес не сделаешь. Пошли на Тамань за рудой, заодно саперов заберем, они там недавно Железный мыс взрывали еще раз, посмотрю - как получилось.
   На "Зевсе" кроме капитанской каюты сделали еще адмиральскую. Но так как адмиралов во флоте у нас нет, то каюту можно было назвать командорской. Это я специально, для секретности.
   Отделку этой каюты, как и капитанской уже закончили, так что в путешествие я отправился с комфортом. Каюта не очень просторная, у нас не пассажирский лайнер, но удобная - нормальная кровать, мебель. К этому еще надо прибавить гальюн с водяным сливом и душ с горячей водой. Но это уже было на "Гефесте", только душ там был один. На корвете уже шесть гальюнов и четыре душевых - экипаж здесь более полусотни.
   Я морской болезнью особо не страдаю, но на небольших судах качка неприятная. Здесь же качка довольно плавная, можно сказать - незаметная. Мне так, совсем хорошо. Первые сутки наслаждался новым могучим кораблем, смотрел, как он рассекает волны, слушал мерный гул машин.
   Подняли паруса - но на скорости это особо не отразилось. Корабль тяжелый, но длинный - работает при малых значениях числа Фруда - менее 0,25. Это значит, что чтобы превысить крейсерскую скорость, надо значительно увеличивать мощность движетелей. Остановили машину - всего четыре узла скорости под парусами. Еще бы - такая тяжелая железяка, и под парусами. Еще и ветер не сильный. Можно еще шаг винта изменить на "бесконечность", это прибавит один узел.
   И одних триселей маловато, надо наращивать парусное вооружение. Оно не для боя, но путешествовать на четырех-пяти узлах утомительно. Задумался даже о прямых парусах. Нет, это надо сильно увеличивать число матросов, обойдемся дополнительным гафельным вооружением - топселем и стакселем, и еще генакером для полных курсов.
   "Зевс" идет уверенно, управляется предсказуемо, больших недостатков в его конструкции не обнаружено. Нельзя сказать, что он мне понравился. Я им наслаждаюсь, наслаждаюсь его мощью, его плавностью, его скрытыми и явными возможностями. Знаю, что он почти неуязвим для всех кораблей этого времени, что он один может противостоять десяткам деревянных кораблей. Только использовать его надо умеючи, с умом. Поэтому экипажу еще надо много тренироваться. Часть моряков - уже опытные, некоторые - меньше месяца на корабле.
   Надо будет тренироваться артиллеристам. Наводчики тут опытные, но опыта стрельбы из морских трехдюймовок нет пока ни у кого. Еще и новшество - стереоскопический дальномер на боевой рубке. Его уже настроили, пока стояли у причала. Теперь надо пристрелять орудия, уточнить баллистические таблицы для каждого ствола, отградуировать прицелы на дальность. Но стрелять на больших дальностях не будем, это слишком большой расход снарядов.
   Местные пушки стреляют в пределах восьмисот метров, редко - километр. Так что надо тренироваться стрелять на полтора-два километра. На таком расстоянии попасть снарядом тоже непросто. Но тут есть идеи. Корабли вероятного противника - галеры. Гребцы сидят открыто - очень уязвимы. Мы уже один раз применили шрапнель против галеры. Видимых повреждений не было, но галера резко прекратила участие в бою.
   Так что опыт положительный - шрапнелью проще попасть на таких расстояниях. Фугасный снаряд, промахнувшийся на десять метров, никакого урона не причинит. А диафрагменная шрапнель дает отличный конус поражения. Только надо точно рассчитать дальность срабатывания дистанционной трубки. Тут еще вопрос трудоемкости изготовления и стабильности работы этих трубок.
   Тут надежда на трёхдюймовки - в ее снаряд входит 280 шрапнельных пуль, а в 65-мм снаряд только сто. Так что шансы на нанесение урона противнику у трёхдюймовки значительно выше, а дистанционная трубка такая же. Еще хочу поэкспериментировать со шрапнельным снарядом, можно попытаться нарастить вышибной заряд пороха, облегчить снарядный "стакан", чтобы увеличить количество шрапнели. Так что вариант перспективный.
   А 65-мм пушки будут больше работать ОФСами, тут надежды на прямое попадание. Это если дистанция сократиться до опасной - менее километра. Тогда и ставки повышаются, и вероятность попадания больше. Зато "достаточно одной таблэтки". Это если мавны, фусты или что помельче. На галеасах не проверяли. Большой неф одно попадание точно держит, если не в район ватерлинии, но он медленный, его можно закидывать снарядами на нужных дистанциях. И гребцов на нефе нет, шрапнель использовать не очень эффективно.
  
   Подошли к Тамани, у Железного мыса стоит под загрузкой деревянная баржа, бывшая мавна. Весь берег завален обломками руды и пустой породы. Форма обрыва, где проходит рудная жила, уже заметно изменилась - хорошо поработали взрывники. На обнажении горизонта руда все еще темнеет широкой наклонной полосой, это радует, запасы еще есть. Я что-то не помню, чтобы в моей реальности здесь вели добычу руды, видимо, это месторождение считалось мелким и малоперспективным. Мелкое - это десятки тысяч тонн, для серьезной промышленности это мелочи, а для нас достаточно. К тому же надо отсортировывать куски с рудой от пустой породы, много ручного труда, еще и оценивать на глаз - есть ли руда в каждом конкретном куске. Чем тут добытчики руды и занимаются.
   Но они тут особо не напрягаются, как я посмотрю. В одну баржу входит около восьмидесяти тонн, это чуть больше одного железнодорожного вагона. Для полусотни человек это работы на неполный день, потому как киркой добывать руду в шахте не надо. Куски грузят руками в тачку, по мосткам тачку везут на баржу. Грузят всякие куски, и большие и маленькие, сортируют и дробят руду уже в Адлере. Здесь только следят чтобы не грузили пустую руду.
   Пустую породу сначала выкидывали в сторону, но потом стали из не выкладывать причал. Так как катить тачку с рудой по шатким доскам над водой не очень удобно. А сейчас уже выложили десятки метров каменного причала, сверху два ряда досок - дорожки для тачек. Так грузить заметно легче.
   Но корвет не может подойти даже к этому причалу, осадка большая. Немного не хватает, еще надо учесть, что он еще осядет, приняв груз. Перетащили загруженную баржу, поставили ее вдоль причала - получился дебаркадер. Уложили доски - можно возить тачками. Начали грузить, а я слежу за движением ватерлинии.
   К вечеру загрузили тонн пятьдесят; запустили машину, откачали балластные цистерны - ватерлиния вернулась почти на место. Утром загрузку продолжили. Всего влезло сто тридцать тонн руды, и запас водоизмещения еще есть. Сказал потихоньку отчаливать, баржу брать не будем, у нас другие испытания.
   Капитана и рулевого предупредил, что инерция корабля сильно возросла. Но они и так стоят напряженные, еще и старпом здесь, и рулевые других вахт - всем интересно.
   Отчалили, дали средний вперед - разгон совсем неспешный. Полный вперед - загудели машины, зашумел винт под водой - разгон немного улучшился. Вышли на максимальную - кажется, что такая же скорость. Скинули лаг, померили скорость - десять узлов. Всего на один узел меньше чем у полупустого. Можем еще водоизмещение увеличить - накачали воду в балластные цистерны, плюс тридцать тонн. Это сейчас корвет весит почти четыреста тонн! Скорость померили - почти то же самое, тут больше ветер влияет. И по высоте борта еще запас есть. В океан бы я с такой осадкой не пошел, а по этим морям - запросто.
   Так, а если на половинной мощности? Остановили машины, отключили муфту, запустили заднюю машину. Пока это делали, скорость немного потеряли, надо время, чтобы скорость установилась. Померили - больше шести узлов, почти семь. Вот - получается экономичный ход на двух котлах, угля уходит гораздо меньше. Откачали балласт из цистерн, подняли паруса - совсем хорошо, восемь-десять узлов, в зависимости от ветра. Получается, что ход под двумя машинами неэкономный, нужен только в бою или при шторме.
   И не хватает объема грузовых трюмов. Полностью использовать водоизмещение корвета можно если грузить его чем-то очень тяжелым, слитками чугуна или свинца, например. Так что как гибрид военного и транспортного корабля получился не совсем удачный. Надо либо увеличивать объемы под груз, либо увеличивать полезную нагрузку. Либо ничего не делать, а иметь большой запас высоты борта и мореходности.
   Или делать все сразу - можно немного сократить объем угольных ям, и балластных цистерн, с дифферентом корабля мы разобрались. Хорошо бы увеличить длину, но тогда опять "поедут" все расчеты, центровка, ватерлиния. Или увеличить бронирование, но в этом большой потребности нет. Считать надо.
  
   В Воронеж из Рыбалей на одном струге и плотах прибыли семьи гребцов, что теперь в Таврии. К их приезду готовились, построили несколько больших изб. Разместили в тесноте, но никто на улице не остался. Хотя сейчас можно и на улице - лето, тепло. Пока не пришел за людьми "Гефест", Федор нанял на подсобные работы тех, кого можно к делу приспособить. Бабы и подростки лес валить и бревна катать не смогут, но ворошить и сгребать сено, месить ногами глину на кирпичи смогут. Много нашлось им дел, и за серебро все горазды были работать.
   Проблема была в отсутствии мелкой монеты, серебряная лира - крупная монета, а для Рязанского княжества - очень крупная. Тут некоторые в закупах были за сумму, равную пяти лирам, но чаще долг был около десяти. С резаной Федору иметь дело не хотелось, это надо каждую монетку взвешивать, так что он ввел в обращение бумажно-пластиковые сольдо. Сразу сказал новеньким, что это только для удобства, и эти деньги всегда можно обменять на серебро. Тем более, считать удобно - одно сольдо равно одной деньге. Обещал, что при отъезде все обменяет на лиры.
   Народ недоверчиво согласился, солдаты и греки поддержали Федора, рассказали, что в Таврии эти монеты лучше серебра. Потому как там при обмене удерживают двадцатую часть, а все налоги и пошлины надо платить бумажными. Пусть пользуются моментом, тут консул Федор обменивает один к одному.
   Так что жизнь в Воронеже закипела - к основному строительству прибавились и другие работы. Коней пасут, сено для них заготавливают. Пошел, пока небольшой, поток кирпичей, печник начал класть печи. Даже белье на реке стали стирать. Воронеж стал походить на настоящую деревню, в хорошем смысле. А то башня и хутор.
   "Гефест" уже на подходе, каждую ночь приходят радиограммы. А люди не поймут - правда это, сказки, или бесовщина какая. Ночью приходит (!) "грамма", это как письмо, но гонцов никаких нет при этом, сама приходит. А в "грамме" той про железный (!) корабль, который идет против течения реки без паруса и весел. И везет тысячи пудов всяких диковин. Точно бесовщина, тем более - будет черный дым. А солдаты над ними потешаются - "Вот же, локомобиль, тоже сам пилит, и дым черный - никакой бесовщины". Мужики посмотрят - а, сказки это все, то пилит, а там "грамма" по ночам сама ходит. Не хотят верить.
   Черный дым парохода заметили издалека. Весь Воронеж собрался у причала. Одни чтобы увидеть небывальщину, другие - увидеть знакомый экипаж корабля, узнать про груз, что прислал Командор. Коричневый корабль с шумом и дымом приблизился, сбавил ход и стал потихоньку пришвартовываться. Натянулись причальные концы, железный борт прижал пеньковые кранцы к бревнам причала, массивный причал зашевелился и заскрипел.
   Солдаты закричали "Ура!", Федор обнялся с капитаном, и почти вся команда сошла на берег. Среди матросов оказалось несколько тех самых бывших гребцов, чьи семьи переселяются в Адлер. Тут настроение уже всех новичков поменялось. Так что на этой небывальщине приехали их же мужья и отцы, и это никакая не бесовщина. Усадили прибывших за стол, радостно начали трапезничать. Но потихоньку сходили на причал, пощупали корабль. И вправду - железный! Целиком!
   Моряки едят, а все на них смотрят, и даже затихли. Нельзя к людям с делами, пока они едят, но всех мучает вопрос - "что привезли?" Заказ в Адлер всем Воронежем сочиняли, теперь изнывают от любопытства. Капитан понял настроение присутствующих и быстренько доел свою порцию. Из плоской кожаной сумки - "портфель" называется - достал список, прокашлялся и начал читать.
   - Соли - триста пудов, картофеля - триста пудов, пшеницы - сто пудов. Сталь полосовая - сто пудов, железо кровельное ...
   Люди сидели с блаженными улыбками и слушали слова капитана как музыку. Список был длинный, Командор прислал хоть понемногу, но почти все что заказывали. Только ткани более десятка видов и расцветок, готовые рубахи и штаны, сапоги. Комплекты военной формы для солдат, а то у многих износилась.
   Федор сначала тоже довольно улыбался, но, по мере озвучивания списка, озадачился. Он приготовил амбар под государственную лавку, но только для соли, картошки и пшеницы, нужен еще один амбар, и больше этого. А торговать?! У Федора началась тихая паника. Планировали, что он будет открывать лавку на один час в день, и сам немного торговать. Но с таким ассортиментом товаров, и резко выросшим населениям Воронежа одним часом в день не отделаешься. А кроме него торговать некому.
   Капитан закончил читать, и гомон усилился - бывалые объясняли новичкам незнакомые слова и понятия. Капитан строго кашлянул и люди притихли.
   - Командор еще человека прислал - вот, в чине младшего писаря, в помощь консулу. Учет будет вести, товары продавать.
   Встал паренек в синем мундире как у Федора, только шевроны на рукаве другие. Все громко зашушукалась, обсуждая. Федор счастливо улыбнулся и расслабился - "Сегодня вдвойне удачный день!"
   Перетаскивать товары с парохода в амбар захотели многие, особенно новичкам хотелось потрогать диковинки. Плотники, тем временем, быстро построили еще один амбар, куда стали таскать соль, зерно и картошку. С зерном получается неправильно - возим и в Воронеж и в Адлер. В Туле и окрестностях не нашли пшеницы на продажу, мало ее вырастили. Сказали, что есть в Рязани, но везти по Оке и через волок - долго и дорого. А греки и большинство солдат привыкли к пшеничному хлебу, так что Командор прислал немного пшеницы. "Аж из Египта пшеница! У мамлюков купили!" - шепотом рассказывали друг другу мужики и качали головами - опять сказки, а где этот Египет с мамлюками - даль несусветная, за тремя морями.
   С зерном тоже случай был. Когда в Воронеж прибыли первые закупы из Рыбалей, они изучили быт Воронежа, и вынесли вердикт: "Пропащая эта крепостица - мука скоро кончится, будем зерно грызть, мельницы нет поблизости." Федор аж обиделся - дал команду механикам ставить на локомобиль насадку-мельницу, тем более, мука и действительно кончалась.
   Эта насадка была уже нового типа, с виброситами. Точнее, на выходе мельницы был просто добавлен сетчатый лоток, с двумя участками отверстий разного размера. А паровую машину локомобиля трясет довольно сильно, так что дополнительного источника вибрации для сита не понадобилось. Надо только регулировать наклон сетчатого лотка, чтобы фракции муки хорошо разделялись. На выходе три патрубка - к ним цепляют три мешка. Разделение на фракции не очень четкое, но в первый мешок идет довольно чистая мука мелкого помола. В последнем мешке отруби, а в среднем смесь крупной муки и мелких отрубей - тоже в хлеб идет.
   Сама мельница довольно компактная, но производительная - жернова чугунные, обороты высокие. Только успевай сверху зерно засыпать, да новые мешки для муки и отрубей подставлять. Мужики опять подумали что их дурят - небольшая железка, а муку выдает мешками. Ну и заставили их таскать эти мешки. Как раз рожь от Епифана привезли. Муки намололи много, почти все зерно ушло, даже в Адлер посылать нечего. Ну Епифан обещал еще зерна из Тулы привезти.
  
   Открыли лавку в Воронеже. Я эту лавку планировал как начало рынка для рязанских и московских купцов, но потом понял, что надо демонстрировать людям экономические возможности Таврии. Пусть многие товары им недоступны, пусть ходят как в музей, но будут знать про далекое изобилие. "Сорок сортов колбасы" сильно действуют на неискушенные умы. Но некоторые товары людям вполне доступны, и даже дешевле чем в княжестве. Соль выставили по три деньги за пуд, что вдвое дешевле местной цены. И почти каждая семья сочла необходимым купить мешочек соли. Причем даже семьи гребцов, которым предстоит ехать в Адлер. Федор им говорил, что соль там еще дешевле, люди соглашались, кивали, но покупали соль. Только мешочек поменьше. Так что опять встречные перевозки, в этот раз совсем бесполезные.
   Еще дешевым выходит неокрашенное сукно, за краситель приходится делать рыночную наценку. Покупают наши штампованные ножи, за счет хорошей стали они лучше местных кованых. Чтобы еще удешевить, мы привезли пачку лезвий без рукояток. Мужики сразу смекнули выгоду и качество стали, покупали даже по несколько ножей на семью. А сделать рукоять ножа для мужика, да еще под свою руку - в удовольствие.
   Книг много привезли, но на продажу только часть. Школу надо открывать - тут обычный комплект: арифметика, букварь, Пушкин. Еще новая книга по медицине. Вот ее прислали много - сто штук, на продажу. Командор сказал продавать эту книгу очень дешево - по две с половиной лиры, или пятьдесят денег. А то другие наши книги купцы продают в Москве и Рязани по сто пятьдесят или двести денег. Командор сказал рассказать людям в селах, что эта книга относительно дешевая и ее много. Сказал подарить старостам Донкова и Рыбалей по одному комплекту из Букваря и "Медицины..."
   На "Гефесте" еще приехал купец, тот самый, что торгует в Рыбалях, и чей струг привезли в прошлый раз. Привез много товара на пароходе, перегружает на струг. Гребцов для него уже вызвали из Рыбалей, они приехали на плотах со всеми. Федор их тоже нанимал на работы, пока ждали пароход, но уже на валку леса.
   Купец готовится отплыть вверх по Дону, семьи гребцов на пароходе немного попозже. С убывающими надо расплатиться, стройка стучит топорами от зари и до зари. И посреди всей этой кутерьмы приходит еще один струг с верховий. Епифан прибыл. Зерно привез, и не только. Уже причаливать некуда - три струга и пароход, а причал один. Притащили бревен, бросили у берега, набили кольев - в качестве временного причала пойдет, но надо строить еще.
   Епифан привез более двухсот пудов ржи, Федор все купил, но хватит ли этого зерна для Воронежа - сообразить не может, надо на бумаге считать, или на счетах. Еще лучше - писарю поручить, а то у Федора со счетом плохо. Считать может, но так чтобы в уме умножить - тяжело.
   За зерно рассчитался, а Епифан еще - "Закупы нужны? Или холопы?" Командор предупреждал Федора, что если работный мужик, то брать закупов по триста денег. Если семья с детьми, то и по пятьсот. Так что население Воронежа пополнилось шестью семьями и восемью бобылями. Холопы дороже, но их можно сразу в Таврию посылать, они совсем подневольные.
   За людей Федор рассчитался, но казна уже дно показывает. Бумажными Епифану не заплатишь, нужны серебряные лиры. Так что надежда, что привезенные товары раскупят, ну и написал радиограмму Командору, чтобы серебро слал, коли люди нужны. Опять получается, что серебро - лучший товар для Руси.
   Епифана Федор собственноручно отвел в лавку, где они с писарем наперебой стали показывать товары из Таврии. У Епифана глаза разбежались от такого изобилия диковин. Иных товаров не встретишь на рынке не то что Тулы, но и Рязани. Он уже смекнул, что можно зарабатывать не только на закупах и зерне, но и на соли и других товарах. Прямо купец, а не боярин. Так что часть серебра вернулась в казну Воронежа.
  
  
  
   По Кубани спустился первый плот со свинцовой рудой. Руду шхунами перевезли в Адлер и пустили на переработку. Черкесский купец довольный - получил кучу серебряных монет, и поехал домой за следующей партией руды. С мешком скоб для постройки плота. Но в этой руде содержится в четыре раза больше серебра, чем получил купец. Не считая свинца и цинка.
   Сделали большую стальную реторту. Пришлось подумать над конструкцией печи - реторту надо открывать, чтобы загружать рудой и коксом, и выгружать свинец и шлак. И в то же время реторта должна быть внутри печи, кроме выходной трубки. Иначе ее не прогреть до температуры кипения цинка. Эта установка работает в две смены, и выдает слитки свинца с ценными примесями и относительно чистого цинка.
   Затем свинец идет в другой цех - там его плавят с цинком, извлекают серебро. Это уже режимный объект, с охраной. Очищенный свинец в пудовых слитках и клеймом "Ч" идет на продажу. Эти слитки уже появились на рынках Средиземноморья, а с ними и мера веса - "пуд".
   Серебро кипятят, извлекают цинк. Далее серебро очищают электролизом, добавляют семь с половиной процентов меди, получается стерлинговое серебро, твердое и красивое. Из него чеканим красивые лиры. Эти лиры тоже стали встречаться у менял на всех рынках, красивая монета. Вот только русские купцы тоже стали массово переходить на лиры и сольдо. А как же рубль и копейка? Не так я хотел изменить историю! Тут надо что-то делать.
  
   Я же давал задание оружейникам сделать для наших торговых партнеров - персов, мушкеты получше. Они идут караваном по Грузии по договоренности с грузинским царем, но местных разбойников никто не отменял. Несколько раз караван успешно отбивался с минимальными потерями, но самой большой проблемой для охраны каравана был фитильный замок. Ожидая внезапного нападения, стрелкам надо иметь с собой разожженный огонь, обычно носят закрытую масляную лампу, это неудобно.
   Дал я задание оружейникам, и забыл. Потом была мобилизация станочников в механический цех. Но двое из этой группы под эту мобилизацию не попали - оружейник и кузнец, что умеет ковать сварные стволы для мушкетов.
   Как делать ударный кремневый замок я им объяснил плохо. Делать колесцовый не стали - слишком сложно. Пошли легким путем - ружье под унитарный патрон. Но где взять гильзы такого калибра? Предыдущие модели мушкетов были под круглую пулю диаметром 16 мм, таких гильз у нас нет, и делать кучу матриц для вытяжки гильз, ради сомнительного эксперимента никто не будет.
   Взяли винтовочную гильзу, отрезали дульце - получилась цилиндрическая гильза длиной 45 и диаметром 11 миллиметров. Слегка раздали дульце - круглая пуля диаметром 11 мм входит. Теперь за дело взялся кузнец - надо сделать сварной ствол такого калибра из полосы. Стволы меньшего калибра по такой технологии делать довольно трудно - тонкая оправка гнется, ее труднее вытаскивать. Но после нескольких неудачных попыток ствол получился.
   По конструктиву ружья долго не думали - сделали однозарядную переломку, как наши самые первые винтовки. Даже примерно подобрали порох и навеску - подошел револьверный порох. В этой гильзе пороха больше, но круглая пуля легкая, всего восемь грамм, калибр больше револьверного - давление меньше.
   Стали испытывать - круглая пуля из гладкого ствола летела неточно, но с дикой скоростью - порох бездымный. Более сотни метров настильность была хорошей, но потом легкая пуля быстро теряла энергию, а про точность и говорить нечего. Странное ружье получилось.
   Это ружье увидел другой оружейник, который пытался делать пулемет со свободным затвором. Там длинная винтовочная гильза рвалась при выстреле, несмотря на тяжелый затвор. Оружейник смекнул - эта гильза толстая и короткая, клинить ее не должно. И поставил ствол от ружья в свой прототип пулемета. Вставил патрон в ствол - выстрел, экстракция нормальная, гильза целая.
   На скорую руку сделал магазин на девять патронов - ну какой получился. Отрегулировал подачу патронов - пулемет выдал очередь на все девять. Вот на звук этой очереди я и прибежал.
   Не, таких людей без присмотра оставлять нельзя. Радостные такие - пулемет они сделали. Гладкоствольный. С круглой пулей. Дальность стрельбы - метров триста, чуть больше чем у карабина. А они мне возражают - "Мы туда настоящую пулю поставим, большую, далеко полетит!"
   Для такой пули нужны нарезы, иначе будет кувыркаться. А на таких скоростях свинцовую пулю будет срывать с нарезов. Хотя такая пуля будет тяжелой, скорость будет меньше. Сколько же будет весить? Тут калибр где-то сорок третий. Это... это же берданка! Только переломка и гильза короче! Но с нитропорохом примерно то же и выйдет. А там пуля была тяжеленная - двадцать четыре грамма, свинцовая, в бумажке.
   Не, бумажку нафик, совершенно не технологично, разве что для персов. Но речь сейчас не о персах. Сделать пулемет со свободным затвором под патрон Бердана? На патроне с круглой пулей этот фокус проходит, потому что весь порох не успевал сгорать, давление низкое. Хотя может и с тяжелой пулей заработает.
   Но скорее всего придется укорачивать ствол, в истории уже такое было. Энергетика еще упадет. Коням хватит, но баллистика будет как у миномета. Но это не прогресс, а регресс какой то. Ты еще митральезу сделай. Не, сделаю нормальный пулемет, что я совсем безрукий что ли. Вот сделаю три или четыре корвета, пушки, и займусь пулеметами. Но энергию этих мастеров надо направить в правильное русло. Из-за водяного охлаждения газоотвод не получается, да он вообще что-то не получается. Свободный затвор на пулемете тоже тупиковый путь. Надо вспоминать другие принципы запирания.
   А "берданка"? Ковать сварные стволы быстрее и легче чем сверлить. А если сделать много винтовок "второго сорта", гладкоствольных и однозарядных. И вооружить ими армию "второго сорта". Многочисленную, но не ассимилированную. Уж очень процесс ассимиляци трудный и медленный. Моя армия будет иметь над этой техническое превосходство, если что. Если взбунтуются и повернут штыки? Так тысяча с гладкостволками против двухсот с винтовками - еще неизвестно кто - кого. Не, нельзя так. Буду делать нормальную армию, как и делал. Люди из Рязанского княжества и из Болгарии сейчас массово пошли, готовлю их в солдаты не спеша, качественно. А что винтовок не хватает, так это временное явление. Их делают медленно, зато непрерывно.
   Пусть наша армия будет маленькая, но пусть имеет максимальное техническое превосходство. Тем более армия увеличивается, а превосходство не снижается. А небольшую армию и содержать легче.
  
  
  
   Еремею очень понравились книги, напечатанные высокой печатью, наша игольчатая трафаретная печать сильно проигрывает в качестве изображения букв. Я от этого проекта отмахивался - нет свободных людей на это. Но подумав, понял, что тут самое трудоемкое - наборный шрифт. А шрифт делать ювелиру, который сейчас глупостями занимается - делает довольно красивую ювелирку из стерлингового серебра. Его продукция дорогая и красивая, но добавленная стоимость невелика, так что пусть делом займется - книги дороже, во всех смыслах.
   Шрифт он сделает, но вопрос в том, сколько надо этого шрифта. Одна страница книги это от двух до четырех тысяч символов. В классическом варианте набирают всю книгу, печатают весь тираж, и рассыпают набор только в крайнем случае - жалко столько трудов. Но весь набор это порядка миллиона литер и тонны свинца. Миллион литер! Для хранения набора одной книги нужна отдельная небольшая комната. Наши трафареты из вощенной бумаги прямо хайтек, по сравнению с этим. Но качество изображения хуже, "пиксельное", "восьмибитное".
   Можно набирать одну страницу, печатать и рассыпать. Н-н-н-н. Нехорошо. Необратимо и рискованно. Если ошибиться с версткой то очень много переделывать. Дополнительный тираж не напечатать. Зато хватит шесть-восемь тысяч литер.
   Можно применить стереотипию - несколько сотен зеркальных бронзовых формочек для литер. Из них набирается строка, заливается свинцом - получается сплошная литера на всю строку. Из этих строк набирается страница. Большая экономия на литерах, но весь набор все также весит тонны. По этому принципу работает линотип. Кошмарной сложности машина, которая сама отливает набранную оператором строку, и сортирует литеры-формочки обратно.
   У нас свинца много, я свинцовый магнат, можно сказать. Но "замораживать " по паре тонн на книгу не хочется. Есть еще вариант - печать на картон. Картон - это условное название, там сложный бутерброд разных сортов бумаги. Набирают одну страницу, прикладывают этот пакет бумаги, строго определённой влажности, и хорошенько прижимают прессом. На картоне получается четкий отпечаток литер. Его надо осторожно высушить - получается форма для отливки. После залить свинцом - получаем "доску" для печати всей страницы. С этих "досок" печатаем весь тираж и с легким сердцем переплавляем свинец. Храним картонные отпечатки, для исправления верстки или дополнительного тиража отливаем доски по мере надобности. Для хранения комплекта на одну книгу достаточно небольшого шкафа. Да и вес свинца на одну страницу меньше, чем при обычном наборе или стереотипии.
   Для повышения скорости печати, "доски" отливают в виде полуцилиндров, вставляют в машину для роторной печати. Я как-то в детстве попал в типографию, где печатали местную газету, видел эти изогнутые листы толстого картона, почему-то розового цвета, с выдавленными на них буквами. Потом большая и шумная машина быстро печатала газету на бумаге из большого рулона. Но нам такая скорость печати не нужна, у нас тиражи небольшие, обойдемся простым способом печати. Да и применяется стереотипия для больших тиражей - десятки тысяч экземпляров. Так что свои "секретные" учебники и справочники пока будем печатать старым способом, а новую технологию хочу применить для многотиражных книг - учебников, Пушкина и "Медицины". Начнем, конечно, со сказок.
   Ювелир начал делать литеры, в качестве образца дал ему книгу. Шрифт будет более четкий, так что можно будет уменьшить его размер до стандартного. А то в мимеографе мы делали увеличенный шрифт, иначе трудно было читать "матричное" изображение букв. А с мастером по бумаге начали эксперименты по составлению "бутерброда" из бумаги. Для основы нужен картон, тут просто. Для переднего слоя нужна максимально прочная бумага, но допускающая большую степень деформации. Между этими слоями, внутри, будет несколько слоев промокательной бумаги. Потом все это склеить, но не крахмалом, а казеиновым клеем. Сильно проклеивать тоже нельзя - слои должны быть влажные, и деформироваться на большую глубину.
   Больше всего проблем доставила фронтальная бумага - рвалась при пропечатке литерами. Сначала применили бумагу для мимеографа, но она была именно прочная, стойкая к тысячам прокалываниям иглами. Она была сильно проклеена крахмалом и не выдерживала большой деформации. Так что мастер задачу понял, и остался экспериментировать без меня.
  
  
   Пока "Архимед" стоял в порту Венеции, исполняя договор по передачи сообщений, успели привезти и продать приличную партию мовеина. Полосовую сталь неплохо продали, а вот с доспехами не получилось. Не такие, форма неправильная - в армию такие не положены. И частникам такое не продать - нет в Венеции "частников" в нашем понимании. Все очень зарегулировано государством, не то что цены на продукцию, а и количество и состав охраны на кораблях, их вооружение. Осадка кораблей контролируется, чтобы не было перегруза. Очень много законов, регулирующих торговлю и производство.
   Так что полсотни кирас у нас "зависли", не хочется за бесценок продавать. Можно еще продать мовеина, но это вызовет заметное снижение цены, решили пока попридержать, еще успеем. На стали много не заработать, по сравнению с красителями, тяжелая она. Возим шхунами, а у них грузоподъемность небольшая. Можно было бы вместо балласта брать, но тогда обратный балласт надо загружать в венецианской лагуне. А это целый процесс, и не бесплатный. Не стоит оно того.
   Пока у нас есть "пропуск" от Венеции, послал я Еремея посетить другие города Средиземноморья. Под предлогом поиска рынков сбыта, но больше нужна информация о политической ситуации. А то все тут на уровне слухов. Причем, по договору с Венецией, в других города Адриатики торговать мы не можем, ну так и не будем даже заходить. Есть места поинтереснее.
   Не нравится мне нынешняя ситуация. Я думал, что мое вмешательство позволит Венеции долго воевать с Османской империей. Но, похоже, что вмешательство было недостаточным и неоднозначным. Османские шхуны и чугунные ядра пошли совсем не на пользу ситуации. Если Венеция, как и в моей реальности, подпишет проигрышный мир с османами, то султану ничего не будет мешать готовиться к войне со мной.
   А я к войне не готов. Нет, к прошлой войне с османами я как бы готов, но они не дураки, они усиленно развивают и флот и артиллерию, так что в следующей войне многое будет по-другому. Так что мне нужно время. Полгода назад я бы сказал, что мне нужны еще и деньги, но сейчас поступления серебра от торговли стали очень приличными, а людей в Рязанском княжестве можно просто "покупать". Вариант с закупами оказался удобным - всего пятнадцать лир за человека, двадцать пять за семью. Масштабы пока небольшие, но судя по темпам роста - можно рассчитывать на тысячи человек. Тут еще с серебром не рассчитал - в Воронеж надо срочно еще послать, а то Епифан закупов приводит, а серебра у Федора мало.
   Теперь еще проблема проверки этих людей. Первую группу закупов я приму с минимальными проверками, а вот в дальнейшем будут подсылы - надо будет тщательно проверять в Мавролако и в Шахтинске. Надо еще послать безопасника в Воронеж, проверки надо начинать там.
   Против осман нужны корабли превосходства на море - корветы. Хотя бы три штуки, тогда при наличии вспомогательных судов и радиосвязи, можно не допустить массового прорыва османского флота к моим берегам. Еще один корвет для Родоса нужен. Сварить четыре корпуса корветов можно меньше чем за год. Но корабль, тем более такой большой, это не только корпус, а еще много всего сложного и трудоемкого. Вон "Зевс" когда на воду спустили, а до сих пор на нем много недоделок.
   За последние месяцы я набрал много людей, и болгар и русских. Недостатка в рабочих низкой квалификации и подсобниках у меня почти нет, это если не расширять сильно производство. Хватает кузнецов и сварщиков, как раз из кузнецов и получаются неплохие сварщики. Литейщики справляются за счет большого количества подсобных рабочих. Опытных токарей и фрезеровщиков сильно не хватает. Сделали еще несколько станков, так теперь нормальных станочников хватает только на одну смену, остальных можно считать только учениками. Заставляю их учиться в Техническом Училище, но это пока только начало, надеюсь, что из этого будет толк.
   Еще надо модернизировать химическое производство, а то почти все работает в лабораторных масштабах. Ну кроме коксохимии и производства мовеина. Хотя производство кислот сейчас тоже вышло на неплохой режим.
   Пытаюсь увеличить производство пушек даже за счет производства винтовок. Гирея в Крыму я еще потерплю, а серьезную атаку султана могу не пережить. Сейчас в нашей армии дефицит стрелкового оружия, я прекратил набирать солдат из греков, армян и черкесов. Сейчас в учебке в Мавролако учатся русские и болгары, учатся не спеша, с чувством, с расстановкой. Русских, по возможности, готовим на командиров отделений. Но матросам винтовки не нужны, поэтому флот прибавляется новичками не менее. Матросы учатся сразу на практике - на кораблях, только навигаторов набираю из школьников. Тут порядок такой - сначала из желающих отбираются способные к математике. Затем они идут во флот юнгами на месяц, кто выдержит - учатся на штурманов.
   Так что еще год мира с Турцией мне необходим, даже если султан сразу не нападет, то он может легко перекрыть весь наш западный трафик - и Босфор и Дунай. По Днепру - пороги, по Днестру можно дойти только до Галича, да и перекатов сейчас на нем много. И остается нам торговля только с Русью и Персией. У Руси нет денег, а в Персию нет грузового пути, вьючный караван - это курам на смех. Да и тот может уничтожить удачливый грузинский разбойник. Так только мовеином и можно торговать - и на это серебро покупать на Руси закупов, рожь и лен. Жить так можно, но плохо и недолго.
   Так что Еремей отправился в круиз по странам Средиземноморья. Попытаемся найти еще союзников. Может, получиться организовать крестовый поход против осман. Хотя Святые Земли сейчас занимают мамлюки, опять не так. Ох, как бы против меня крестовый поход не устроили!
  
   Гусев на пароходе прибыл в Палермо, столицу Сицилийского королевства. Несколько дней он потихоньку изучал рынок, общался с купцами и чиновниками. Вел политическую разведку под видом экономической разведки. Обстановка на Сицилии разительно отличалась от таковой в Венеции. Если в Венеции главенствовали законы и экономическая эффективность, то в Сицилийском королевстве, как и в других королевствах Арагонской Короны, всем правили бароны - рикос омбрес. Они наследственно владели своими землями, были свободны от всяких государственных податей. Из своих земель они выделяли феоды дворянам помельче - идальго.
   Баронов можно было лишить своих наделов лишь по приговору верховного судьи Арагона, который не подчинялся даже королю. А король должен был соблюдать вольности баронов, иначе они даже могли сменить подданство или объявить войну самому королю. Вольностей у этих рикос омбрес больше, чем у ясновельможных панов.
   Каждый барон в своих землях был всевластен, крестьян облагали максимальными налогами и повинностями. Рикос омбрес могли жестоко наказывать своих крестьян, и даже убивать их, потому как на своей земле у баронов был полный иммунитет. Сицилийские крестьяне это переносили особенно тяжело, так как арагонские порядки здесь появились относительно недавно. Крестьяне периодически бунтовали, но все сеньоры - бароны и идальго - действовали сплоченно, и крестьяне ничего не могли добиться.
   Получается, что в Венеции переход к капитализму сдерживает лишь излишнее государственное регулирование многих сфер жизни, а в Арагоне процветает махровый феодализм, граничащий с рабовладением. Не удивительно, что так отличается экономическая эффективность этих государств. Но скоро произойдет объединение Арагона и Кастилии, и появится Испания, одно из сильнейших государств шестнадцатого и семнадцатого веков.
   Сейчас Арагоном правит Хуан Второй, но жить ему осталось менее трех лет. Его сын, Фердинанд Второй уже женат на Изабелле Кастильской. После смерти Хуана его сын вступит на престол и объединение двух государств произойдет.
   А ведь это тонкий момент в истории. Если Фердинанд вдруг умрет от отравления свинцом раньше своего отца, то корону Арагона унаследует кто-то другой из детей Хуана Великого, скорее всего его дочь Хуана Арагонская. И Испания не образуется.
   Реконкиста не завершится, Колумб не откроет Америку. Не будут уничтожены империи Ацтеков и Инков. Не будет золотых галеонов и войны за испанское наследство.
   Но история - стихия упорная и настойчивая, я это уже на себе испытал. Америка никуда не денется, ее откроет кто-нибудь другой, попозже. И другие, ради золота, будут истреблять индейцев не хуже испанцев.
   Но некий баланс сил будет нарушен. Кто тогда будет противостоять Португалии? Или посылать Великую Армаду против Англии? А как же "Реал Мадрид"? Я вряд ли стану таким гегемоном. Испания далеко от Таврии, наши интересы пока мало пересекаются. Пусть будет Испания. Вопрос с Америкой проще "урегулировать" через Колумба, а не через Фердинанда.
  
  
Оценка: 8.42*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"