Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Часть вторая. Глава 27

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.27*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть 100 кг.

   Глава 27.
  
   Почти достроили систершип "Гефеста" - "Гермес". Из крупных недоделок - только одно орудие вместо двух, но испытывать пароход это нам не мешает. Ошибки в проектировании "Гефеста" мы учли, в первую очередь улучшился ход в недогруженном состоянии. Ходили на "Гермесе" по морю вокруг Адлера, идет немного лучше "Гефеста", но большую волну переносит все также плохо, качка на нем заметнее, чем на корвете. Но это корабли класса "река-море", так что приходиться с этим мириться.
   Новую пустую баржу толкает тоже хорошо, теперь надо испытать с нагрузкой. Посылать сразу в Шахтинск за углем не рискнули - далеко. Пошел "Гермес" с баржей в Поти, за картошкой, тут недалеко.
   В Поти греки-"колхозники" наладились копать картошку, а две шхуны даже не успевают вывозить. Так что баржу пригнали вовремя, и хорошо что захватили с собой десяток грузчиков. Картошки загрузили много, но двести тонн не стали загружать - получалась большая высота кучи картофеля, побоялись что внизу корнеплоды подавятся. Вошло чуть более ста тонн.
   Вот груженая баржа шла в Адлер уже по другому - нос уверенно резал волну, пароход оставался в гидродинамической тени баржи, и скорость движения сцепки была не хуже, чем у пустой баржи. Качка тоже изменилась - мелкая дробь исчезла, осталась только плавная. Ну и капитан "Гермеса", до этого долго проходивший старпомом на "Спартаке", все никак не мог нарадоваться удобству толкаемой баржи - можно спокойно тормозить машинами парохода и поворачивать, не боясь навала баржи.
   Прибытия парохода с баржей в бухту Адлера встречало много людей, прослышали, что первый рейс новых судов приходит с таким необычным грузом. Но когда баржу пароход затолкал к причалу, люди радостно загомонили - "это гора картошки!" Картошку в Адлере любят и ценят. К приему картофеля специально приготовились. Баржа встала к причалу, который у нас является рудно-угольным терминалом. По нему ходят вагонетки узкоколейки, на гужевом ходу. С северной стороны выгружают руду, с южной - уголь. Мы эту ветку узкоколейки еще немного продлили, и там построили несколько больших погребов для картошки. Еще рядом с каждым погребом площадки для просушки, еще и навесы - на случай дождя.
   Часть картошки у нас в больших корзинах, чтобы меньше ее перегружать и портить. Специально делали много простых корзин из толстой лозы и веток, с большими щелями. Для картошки плотные корзины даже вредны, надо чтобы только картошка через дырки не высыпалась. А так еще и сохнет хорошо. Мешки для картошки тут совсем не используем, уж очень тут ткань дорогая - даже дерюга для мешков. А корзину удобно носить вдвоем, сохнет лучше, высохшая земля сама высыпается. Но на всю картошку корзин не хватило, не рассчитали. Да и эти корзины сейчас высыпаем на площадки просушки и пустые отправим в Поти.
   Бабы смотрят на процесс разгрузки картошки, и еще комментируют - "Вот та картошка в супе хороша, а вот эта только на толченку, разваривается сильно". Ценители собрались. И на следующий день ко мне заявилась целая делегация. Я думал про картошку что-то будут говорить, а они совсем про другое.
   - Баржа сколько картошки нам привезла. Кормилица. Негоже ее без имени оставлять. Вон, "Спартак" много мельче, а с именем. А в баржу столько всего нужного помещается! Командор, дай ты ей имя! Только не грозное какое, она все же по хозяйству.
   - Имя? По хозяйству? А как вам "Деметра" - богиня плодородия и земледелия?
   - Деметра - попробовали на вкус слово - опять из этих, язычников греческих?
   - Ну такая у нас традиция!
   - А что, плодородие и земледелие это хорошо. Крестьянам покровительствует значит. Одобряем.
   Вот так у нашей баржи имя появилось. Скоро картошку выгрузят, и уйдут "Гермес" и "Деметра" в Шахтинск за углем.
  
  
  
   На рейсовой шхуне из Средиземного моря прислали подробный отчет о боях на островах Мальта и Лампедуза. Сели в штабе разбирать, анализировать, а к отчету еще прилагался отчет и анализ Акима. С ним вышла незадача - он же ехал воевать с пиратами, но на подходе к Мальте его прихватило, это он свежих фруктов поел. Так что он всю мальтийскую войну провел на корвете, там гальюны удобные. А пехотой командовал поручик, командир роты.
   Аким тут же на ошибки ротного указал. Перед крепостью встали в месте с высокой, по колено, травой. Лежа стрелять нельзя, только с колена или стоя. Из винтовок стоя стрелять не очень удобно, надо было хотя бы на колено всех поставить. Мушкетная пуля как раз и в стоящего попала, хотя это лотерея. А вот ни одна стрела до нашего строя не долетела. Да и лучников среди берберов мало, и лучники они не из лучших. Но мушкетов было всего штук пять, судя по дымам, и одна пуля все-таки попала.
   Но сам итог этого боя радует - легко отбились от пешего противника превосходящего нас в четверо. Но чья тут роль больше - винтовок или карабинов - вопрос сложный. Карабины стали эффективно поражать только ближе ста пятидесяти метров, но зато очень эффективно, за счет скорострельности. Но это критическое расстояние - были бы у врага лучники немного лучше - наши потери бы резко увеличились.
   Винтовки в полевом бою важнее, тем более, если враг конный. Но тогда нужна большая плотность огня - пулеметы или много винтовок. Тогда надо менять структуру вооружения отделения - пять винтовок и два карабина. Карабины нужны для работы в городе, или для резкого увеличение плотности огня при сближением с противником. Самозарядный карабин практически отменяет рукопашный бой.
   Винтовок у нас около трех сотен, но производство их сейчас сильно замедлилось. Я забрал хорошего фрезеровщика с производства затворов и ствольных коробок на производство деталей паровых машин. Но стволы продолжают производиться непрерывно. Так что у меня сейчас задел по винтовочным стволам, как будет лучше с фрезеровщиками - сделаем много винтовок.
   С производством винтовочных стволов ситуация такая - после того как мы переделали станок горизонтального сверления на электропривод, стабильность сверления улучшилось, и узкое место обнаружилось в другом. Для изготовления одного ствола используется четыре сверла. Первое, самое короткое, обычное спиральное. А вот три других - "пушечные", разной длины, сделаны на базе бронзовых трубок с напайками из инструментальной стали.
   В идеальном случае после сверления одного ствола, все эти четыре сверла надо перетачивать. Но вдобавок к этому очень часто эти сверла ломаются - отваливаются напайки, заминаются трубки. И все это работа инструментальщика, причем таких мастеров у нас очень немного. И сейчас производство винтовочных стволов ограничивается работой инструментального участка. А этот участок обеспечивает режущим инструментом весь завод, и из-за этого тоже случаются перебои на производстве. Как узнал об этом, добавил туда двух учеников, но если бы все было так просто.
   Вот чем еще реально могу помочь инструментальному участку - начали делать для них шлифовальный станок с тонким диском и регулируемым электрическим приводом. Такой им очень нужен, как раз для заточки сверл и фрез.
   Это мы на производство отвлеклись. Анализ боев выявил нашу проблему, про которую мы и так знаем. Очень мало у нас солдат. Вот для эффективных действий на Мальте нам нужно было больше солдат раза в три-четыре. Тогда бы могли и перехватить пиратов, и всех их уничтожить. Может и трофеи ценные смогли бы захватить. Хотя времена пиратских кладов еще не наступили, у меня сложилось впечатление, что все их доходы тут же проедаются всей этой толпой.
   Армия и флот у нас сейчас в сумме уже прилично за тысячу человек, особенно быстро в последнее время растет численность личного состава флота - строим много кораблей. А в армии большой дефицит стрелкового оружия - для обучения и тренировок хватает, а всех сразу вооружить не сможем.
   Серебра у нас много, но вот увеличить в разы количество солдат - будет довольно накладно. Особенно сейчас, когда большой войны нет, и солдаты только тренируются и караулят. Надо подумать над другими способами формирования личного состава армии. Полностью профессиональная армия это хорошо, но очень дорого.
   А если часть рядового состава выводить в запас, после нескольких лет службы? И пусть трудится в народном хозяйстве. Только даже не в запас, а в резерв - это более высокая степень готовности к мобилизации. В целом расходы на зарплату людям будут те же, но резервисты, работая на производстве, будут создавать реальный продукт. А в случае необходимости всех под ружье и вперед. Если они будут все работать в Адлере, а тут пока работы хватит всем, то мобилизацию можно провести в считанные часы.
   Дал задание отделу кадров подсчитать - сколько есть солдат с большой выслугой. Но какой выбрать срок службы для перевода в резерв? Тех, кто служит более двух лет довольно мало, а один год - это слишком короткий срок, чтобы стать опытным солдатом. Ладно, пусть пока посчитают, потом будем думать.
   И еще. Надо сделать вывод в резерв почетным. Создать им имидж опытных солдат, которые могут вернуться в строй по первому приказу. Ну тут можно всяких плюшек насочинять.
  
   Следующая стратегическая проблема. На мальтийскую войну я бы смог послать три сотни солдат, но чтобы их всех перевезти, пришлось бы собрать почти весь флот включая шхуны, но не включая баржи. А если бы понадобилось перебрасывать пятьсот солдат? А тысячу? Баржами можно перебросить на сотню-другую километров. А на тысячу километров - большие риски потерять этих самых солдат. Нужен военный транспорт - пароход с большой пассажирской вместимостью. Пусть не совсем пассажирский, полугрузовой, с каютами на двадцать человек. Но он должен перевозить максимальное количество солдат при соблюдении санитарных норм. Санитарных норм не двадцать первого века, а середины двадцатого.
   На сколько пассажиров? Но тут скорее надо идти от обратного - насколько большой корабль я смогу построить. Если не увлекаться бронированием, то метров семьдесят длины мы точно осилим, комбинированный набор уже мы освоили, на примере баржи. Хотя при таких размерах судна, толщина обшивки борта должна быть не менее четырнадцати миллиметров, что само по себе уже неплохая защита. Добавим водонепроницаемые перегородки, и живучесть корабля будет очень неплохой. И обязательно надо добавить еще одну палубу, это кардинально увеличивает внутренний объём судна.
   Но тогда осадка будет больше трех метров, в Дон не войти, да и Азовское море будет под вопросом, надо опять промеры делать. Ну что же, придется с этим мириться, зато мореходность будет лучше чем у корветов.
   Но на наш слип такая громадина точно не поместиться, надо делать новый. Как раз рядом с эллингом место есть, можно даже второй эллинг к первому пристроить. Надо срочно начинать строительство "мокрой" части слипа, пока тепло, а то осень начинается уже, даже в этих теплых краях.
   Дал задание в конструкторское бюро сделать расчеты первого приближения. Длина семьдесят метров, ширина только одиннадцать - не хочу делать слишком широкий корпус. У нас паровые машины слишком слабые, из-за широкого корпуса может слишком сильно снизится скорость. Добавляем среднюю палубу, высота борта выходит чуть ли не восемь метров. Зато внутренний объем получается очень хороший, вся средняя палуба и часть нижней можно сделать жилыми, пригодными для перевозки людей, а ведь еще есть надстройки.
   Закончили расчеты - получается что только корпус с палубами и основными переборками выходит на двести восемьдесят тонн. Ого! С оснащением на все триста пятьдесят потянет. Водоизмещение не менее пятисот пятидесяти тонн будет. Что-то мы замахнулись. Только сварка корпуса займет не менее четырех месяцев, еще доделка не менее двух. Машины нужны более мощные, чтобы машин было хотя бы две, а не четыре. Котлы большие нужны, но тут у меня наброски уже есть.
   Сделать такой транспорт мы можем, но корветы важнее. Сейчас вовсю варят корпус второго корвета, а на комбинате уже катают номенклатуру проката для третьего, вот это ближайшие планы. Вот только где мы будем брать паровые машины и орудия для них? Трёхдюймовки мы сейчас совсем не делаем, из-за откатника-накатника они очень трудоемкие. Я дал указание на них не отвлекаться, делать пока только 65-мм орудия, они гораздо проще в производстве. Когда будет получше с мастерами, сделаем 76-мм и дооснастим корабли. Но над большим кораблем буду думать, а большой слип для него уже начали строить.
   Насчёт мастеров появились перспективы - я же провел отбор среди рабочих, искал людей с хорошей мелкой моторикой пальцев. Они сейчас учатся в Техническом Училище и практикуются на станках. И большинство из них неплохо со станками справляются, но их надо учить теории - они должны знать свойства сталей, хоть немного понимать расчет режимов резания, да и просто - уметь читать чертежи и инструкции.
   Вот двое из этой группы оказались грамотными, научились читать еще в Чернореченске. Их уже поставили учениками на станки, доучатся в Училище, и станут мастерами-станочниками, я надеюсь.
   Но и от группы предыдущего набора есть толк - токарями и фрезеровщиками стало только трое из них, но и для остальных нашлась работа на заводе. Не все операции требуют точности рук, а обучение и энтузиазм дают хороший эффект. Кроме того - если человека поставить на определенную операцию, то после множества повторений он начинает хорошо справляться с этим действием. У нас не крупносерийное производство, выделять рабочего и станок только для одной операции мы себе позволить не можем, но и при производстве деталей партиями можно достичь нужного эффекта. Так что со станочниками ситуация постепенно налаживается, но, чувствую, дело идет к тому, что не будет хватать станков. В самый кризис с мастерами у нас работала одна смена на станках, сейчас работаем в полторы смены, скоро будем в две.
   Станкостроительный участок же работает не спеша, и я их не тороплю. Сам же им все время твердил: главное - качество. Да и сами они стремятся к большему - сейчас хотят делать станки исключительно с электрическими шпинделями и на подшипниках, от этого скорость постройки станков совершенно не увеличивается.
   Подшипники делаем из бронзы, но в этом есть хороший плюс - искусство точного бронзового литья у нас достигло больших высот. Сделали стальные кокили для компонентов двух видов подшипников - больших роликовых для шпинделей токарных станков, и шариковых поменьше для всего остального. Уточнили зазоры в подшипниках, увеличили содержание олова в бронзе, с двух сторон подшипники закрыли войлочными шайбами с пропиткой жидким маслом - ресурс подшипников вырос значительно.
   И вот сделали токарный станок, на котором подшипники качения были на шпинделе, на промежуточном валу, и на электродвигателе. Втулки стоят только на вспомогательных валах. В результате станок перестал нуждаться в постоянной подаче масла в подшипники скольжения, надо только в начале смены или после чистки нанести несколько капель из масленки в каждый узел вращения и на рельсы подачи.
   А ведь у нас на заводе целая служба смазки - несколько рабочих бегают с канистрами масла и подливают его в бачки смазки подшипников скольжения. Если не уследил за уровнем масла - застучит, вкладыши под замену. И вот с появлением станка нового поколения, можно сказать, эта проблема ушла, и все заговорили о том что нужно все станки сделать такими. Размечтались. Хорошо быть богатым и здоровым. Пришлось мне выступать - рассказал, что будем делать такие станки, но и старые станки нам тоже очень нужны. Новые нам быстро не сделать, а нам нужно срочно оснащать наши большие боевые корабли, иначе нас тут уничтожат, и хорошие станки не понадобятся. Все для фронта, все для победы.
   Но вот для судовых электродвигателей и генераторов переход на подшипники качения необходим в ближайшее время, там следить за подачей масла можно не всегда.
  
   Навестил оружейников-экспериментаторов, которые недавно сделали гладкоствольный пулемет со свободным затвором. Они пока вернулись к ружью - круглая пуля слишком легкая, они сделали тяжелую пулю классической формы. Естественно, пуля кувыркается, нужны нарезы. Нарезы сделали по обходной технологии, проковав на витой оправке, как раньше стволы делали. Потому как фигурный катод ради таких экспериментов делать не будут. Новый, нарезной ствол поставили на ту же колодку переломки, с которой сняли гладкий ствол.
   Еще проблема с порохом - пистолетный порох слишком быстрый, даже небольшая навеска рвет гильзу. А винтовочный порох слишком медленный - получается пшик. Смешивать бездымные пороха - плохая идея, хорошо что у меня сначала спросили. Получилось на черном порохе - несколько килограммов пороха просеяли на разных ситах, и получили небольшое количество более мелких фракций.
   Но на черном порохе патрон получился слабоват - в гильзе мало места. Пошли в цех по производству винтовочных гильз, и просто забрали заготовки на одном из последних этапах, до обжима дульца. Получились цилиндрические, слегка конические, гильзы 11х55 мм. Патронник проточили глубже, под новую гильзу. Вот с этими гильзами пошло лучше, даже слишком - на максимальных навесках стало срывать свинцовую пулю с нарезов. Не стали возиться с оболочкой или бумажками, просто немного уменьшили навеску.
   Получилась однозарядная винтовка-переломка приличного калибра, с заметной отдачей. Скорость пули около четырёхсот, небольшая. Но пуля весом в двадцать два грамма летит очень далеко, но не настильно. Они даже пристреляли эту винтовку, но прицельную планку пришлось переделывать - увеличивать и задирать сильнее, не хватало угла прицеливания. С новой планкой добились попадания на восемьсот метров в квадрат три на три метра. Но только на стрельбище, на таком расстоянии надо знать расстояние до цели очень точно, иначе перелет или недолет, еще и ветром сносит заметно.
   Пострелял я из этой винтовки, приличная отдача, но выстрел негромкий. Винтовка напоминает охотничий штуцер. Скорость пули невысокая, баллистика "минометная", но энергии у пули много. И за счет массы и низкой скорости эта энергия долго сохраняется в полете. На расстоянии в восемьсот метров пуля легко пробила доску в тридцать миллиметров.
   Зато свинцовую пулю очень легко производить, эти мастера уже сделали пулелейку и набор матриц для сборки патрона, сами эти патроны собирают и стреляют вволю. Но самое важное - ствол методом кузнечной сварки можно производить довольно легко. Этот кузнец может за день сделать несколько трубок-заготовок, которые можно быстро доделать на станках - развернуть, проточить. Останется только сделать катод для протравливания нарезов.
   У этого патрона большой калибр и низкое давление, поэтому сварной ствол "держит". Если по такой технологии сделать ствол под наш винтовочный патрон 8х55, то тут уже есть сомнения.
   Получилась винтовка с простым в изготовлении стволом и дешевым патроном. Можем легко изготовить сотню винтовок в месяц, и перезарядить десятки тысяч таких патронов. Опять меня соблазняют простой массовой винтовкой. Но вопрос пока открыт. Вот только переломка совсем для этого не подходит. Задал мастерам задачу - сделать магазинную винтовку. Тем более - у нас этот патрон безрантовый, с проточкой, в отличие от Бердана. Будет хорошо работать в коробчатом магазине.
  
  
   Когда рейсовая шхуна шла по Эгейскому морю к Дарданеллам, она чуть было не пострадала в бою. У Лемноса обострилась война на море - пока венецианцы отвлекались на обеспечение безопасности своих морских путей в юго-восточной части Средиземного моря, боролись с крейсерством шхун, османы попытались захватить остров Лемнос. Но Венеция смогла наладить караваны от Александрии, и вернуть часть военного флота в Эгейское море. Обе крепости Лемноса выдержали осаду, и война переместилась на море, куда прибыл венецианский флот. Османы с потерями эвакуировали с острова осаждающие войска.
  
  
  
  
  
   Прибытие "Гефеста" в Воронеж не вызвало такого ажиотажа как в прошлый раз, товары были такие же, ничего нового. Новички, не видавшие парохода, в Воронеже появились, но им "старожилы", пощупавшие железный корабль, уже все по десять раз рассказали и описали. Так что те только подошли к приставшему пароходу, пощупали холодный борт. "Подиж ты, не брешут. Железный, как есть"
   Воронеж встречал "Гефеста" новыми причалами. Для парохода выстроили один большой - длинный и широкий. Такой длинный, что корабль мог встать вдоль причала, а не с торца. Мощные сваи причала создавали надежную опору, пароход пришвартовали к эти сваям, торчащим из воды. Так что даже не пришлось отдавать якоря, чему порадовалась команда "Гефеста".
   Еще появился третий, небольшой причал для стругов. Сейчас там стоял струг Епифана. Он прибыл в Воронеж несколько дней назад, и, как и все, с нетерпением дожидался прибытия парохода. И Епифан втихаря удивлялся, что корабль прибыл ровно в тот день, в какой было обещано консулом Федором еще две седмицы назад. Получается что и так можно вести дела - корабль за тысячи верст приходит в тот день, что обещан, хотя и сказали, что может на один-два дня опоздать. А Епифан прибыл сильно загодя, боясь упустить сделку, и теперь ждал, а его люди проедали серебро в ожидании.
   Но сделка того стоила, эти греки давали за закупов хорошие деньги. Для этого сам Еремей недавно ездил в Тулу, набирал себе закупов, и еще посылал своих людей по деревням. Там закупы еще дешевле, но их мало - в одной деревне один-два человека, так что приходиться побегать в поисках. Жалко, что сейчас осень, урожай собран, все сытые, закупы дорогие. Вот придет весна, жито в амбарах кончится, тогда и посмотрим на дорогих закупов.
   Но самое важное будет сейчас. Пароход пришел, серебро привез - а то Епифан сомневался до последнего. А серебро у греков хорошее - монеты ровные, блестящие, даже царапаются меньше простого серебра. Но самое главное - у них все точно, взвешивать не надо. Одна лира - ровно двадцать денег. В Туле эту монету уже знают, и когда Епифан появился там с целой калитой греческих монет, он даже почувствовал, что отношение купцов к нему изменилось. Среди купцов самые уважаемые, это те, кто ходит к грекам. Таких немного, и в последнее время у них появились эти красивые монеты. А тут поместный боярин, но тоже с греческими монетами. Слышал Епифан, как шепчутся за его спиной - мол, не прост, и воинами своими силен и в торговле удачлив, да еще с греческим консулом дружбу водит. Ну и купцы эту греческую монету уважают за точность и надежность. Никто ее не взвешивает, при больших сделках считают отдельно от остального серебра, которое обязательно на весы кладут. Иначе как ее считать - резану всякую.
   Одна беда - крупная эта монета, и мелких монет из такого серебра у греков нет. Точнее - есть, но они не из серебра. Греки называют их бумажными, но это цветной кружок как из прозрачного рога сделан - "карболит" называется. И греки ими вовсю пользуются, будто эти кружочки серебряные, и в далекой Таврии они в ходу больше серебра. Вот чудеса!
   Епифан набрал набрал себе каждой по одной - и одно сольдо, и пять, и десять. Их сольдо это наша деньга. Показывал своим людям как диковинку, вся охали - очень необычные вещицы. Но расплачиваться с тульскими купцами этими сольдами не рискнул, как бы урону чести не было. Обойдемся резаной, как и раньше.
   Епифан еще по одному поводу переживал. Набирал он закупов числом поболее, почти три десятка набрал. Но не все оказались работными - трое были слабосильными. Один после болезни долгой, двое же после наказаний. Били их не сильно, не до смерти, но еще месяц они в сильные работники не годятся. Но и заплатил он за них немного - за битых по сто двадцать, за хворого - сто денег. Но даже если консул за них по двести даст... да и на сто пятьдесят Епифан согласен.
  
   У Федора с прибытием "Гефеста" голова кругом идет. Товары привезли - надо оприходовать, накладные читать и сверять. А там не только товары, там еще патроны, снаряды, форма солдатам, шубы на зиму. Детали всякие - для паровика и передатчика. Инструменты, гвозди, жесть. Картошка, пшеница, соль. Серебро привезли, много - хорошо. Но теперь закупов надо выкупать - а они разные все, вдруг переплачу, еще черных баллов мне выпишут. Тут еще греки-плотники насели, спешно уезжать им надо. Запугали их тут лютыми зимними холодами, так они боятся что пароход их сейчас не заберет домой, и они тут в ледышки превратятся. А ночами уже холодно, зима близко.
  
   Хорошо что есть писарь! Все что надо делать - говорю ему, он записывает в свою книгу с чистыми листами - "блокнот". Книгу эту, карандаши и другие бумаги он носит в плоской сумке из хорошей кожи, с ремнем через плечо. Такие сумки в Таврии многие писари носят, у кого работа ходячая, а не кабинетная. Что ни скажу ему - он кивнет и запишет в свой блокнот. Ничего не забывает и все делает вовремя.
   Говорят, что скоро ледостав начнется. Отвык я в теплых краях от такого. Но тогда получается, что это последний рейс парохода в этом году. Тогда надо этим рейсом всех вывозить - и греков и закупов. Опять будут ехать как рыбы в бочке. Но им до Таны только тесниться - большая часть закупов там сойдет, и "Спартак" их повезет в Шахтинск. Остальные же закупы тоже не в Адлер, а в Мавролако. У безопасника все расписано - кого куда.
  
  
  
   Из Каффы сообщили, что Менгли Гирей собирает войско. Такое движение скрыть трудно, но вот куда он с войском собрался - никто не знает. Подключили агента "Ромео", и он сообщил такую информацию: последнее время к Гирею приезжало много беев - и в основном говорили о предстоящей зиме, и необходимости перегона скота в Крым. Но дож и ногаи засели на перешейке, и для прохода скота надо отдавать двадцатую часть. Намек такой, что дож Белов хана Гирея совсем не уважает, и если Менгли этот вопрос не решит, то и этим родам возвращаться в Крым смысла нет. Вон, Ширины переселились за Днепр, а там места много. Но понимают, что под рукой Гирея, истинного хана, можно собрать войско, с которым будут считаться соседи.
   Узнав об этом, мы тут же начали готовиться к обороне перешейка. Крепость Порт-Перекоп у нас в высокой готовности, тут под угрозой ногаи. У них около двух тысяч войска, а Гирей может собрать раза в два больше. И у ногаев здесь семьи, рода, и татары могут нанести им большой урон. Единственный сценарий у нас на этот счет - стянуть все рода под защиту крепости. Кочевья ногаев растянулись на десятки километров до Днепра и выше по левому берегу. Но уже поскакали гонцы и кибитки двинулись к Перекопу.
   В Порт-Перекопе у нас два 65-мм орудия, и единственное полевое 76-мм орудие. Повезли туда из Адлера еще снарядов - фугасных, картечных и шрапнель для большой пушки. Мы сейчас отрабатываем работу диафрагменных 76-мм шрапнельных снарядов по двум направлениям - повышения эффективности шрапнельных пуль и повышения точности и стабильности дистанционных трубок. По шрапнельным пулям у нас основной вопрос - материал - сталь или свинец? Свинца у нас стало больше, свинцовые пули эффективнее стальных - у них лучше баллистика, можно ставить трубку на более раннее срабатывание и получать широкую осыпь. Но свинец и дороже стали, так что надо решить - действительно ли свинцовые пули настолько эффективней стальных?
   По дистанционным трубкам - это очередное испытание, теперь уже в боевых условиях. Поэтому со снарядами едет мастер по изготовлению трубок, так сказать "представитель завода-изготовителя". А по вопросу шрапнельных пуль едет представитель штаба, ему надо будет изучить результат применения шрапнели. Ну еще один артиллерист, который неплохо приспособился применять шрапнельные снаряды на стрельбище, так как практического применения шрапнели у нас почти еще не было.
  
   Гирей выступил из Каффы. Но пошел не к Перекопу, а решил проведать Каламиту и Чембало. Вот к этому мы готовы не были. Правый берег реки Черная патрулировали драгуны, они могли бы остановить пару сотен татарской конницы, но четыре с половиной тысячи гирейского войска - это слишком. Дозоры устремились в крепость, сообщить о надвигающейся угрозе. Крепость Каламита удачно расположилась на холме, и неприступность части стен усиливали крутые откосы холма - результат добычи известняка. Получив это известие, комендант Каламиты сделал еще одно важное дело - послал гонца в Чембало.
  
   Войско Гирея подошло к Каламите, но встали на почтительном расстоянии - это они пушки дожа так уважают. Послали две сотни к крепости, но из крепости прицельно выстрелила пушка фугасным снарядом, почти попала. А расстояние больше километра - предупредили. У Менгли тоже есть пушки, бронзовые, дульнозарядные. Но дальность стрельбы у них совсем небольшая, метров четыреста-пятьсот. Постояли татары - нет шансов взять Каламиту. В Чембало пошли.
   В Чембало, тем временем, консул, писарь и солдаты гарнизона укрылись в крепости. Крепость маленькая, но на вершине высокого холма, на берегу бухты, всадникам с ходу не проскакать к стенам. Гарнизон всего два отделения, пушек нет, связи нет. От Каламиты уже отрезаны татарами. Нет даже рейсовой шхуны, чтобы послать сообщение. Хотя шхуны сюда заходят каждые несколько дней.
   К крепости подойти довольно тяжело, местность сильно холмистая, если не сказать гористая. Окружить крепость трудно, а верхом на конях невозможно. Но и гарнизону бежать некуда, только в море. Гирей знает, что в этой крепости пушек нет, так что сразу решил применить свои пушки. Привезли на повозках сразу две штуки и стали выгружать - до крепости около полукилометра. Но как только пушки выгрузили, из крепости начали стрелять винтовки, и пули стали попадать в обслугу пушек. Пока татары поняли что происходит, двоих убило и нескольких ранило. Разбежались воины - лежат две пушки, и никто к ним подходить не хочет.
   Менгли хотел было отдать жесткий приказ - идти к пушкам, но понял, что это значит посылать на убой тех немногих пушкарей, что у него остались. Решили ставить пушки вдвое дальше. Осталось еще четыре пушки, но для пробы ставят только одну. Сгрузили пушку и застыли - будут стрелять винтовки или нет? Пока молчат. Начали устанавливать пушку, но это дело не быстрое, надо установить деревянные подпорки, вкопать заднии упоры.
   И тут - бах! Далекий винтовочный выстрел. Татары дернулись и пригнулись. Но ничего, даже не слышно свиста пули. Дальше работают. Через полминуты еще выстрел но с таким же результатом. Может солдаты не сюда стреляют? До крепости почти полторы тысячи шагов. Так и слышны выстрелы один-два раза в минуту. И тут заметили фонтанчик пыли от попадания пули. Люди замерли, но сотник грозно окрикнул, и все забегали еще шустрее.
   Когда уже заряжали пушку, очередная пуля ранила одного татарина в ногу, но это не остановило подготовку к выстрелу. Но каменное ядро даже не долетело до крепости. Сотник, командир пушкарей, нахмурился и в задумчивости стал прохаживаться. Вот только при этом он все дальше и дальше удалялся от пушки, но как бы случайно. Все пушкари, с видом что они внимательно прислушиваются к размышлениям командира, так же двинулись за ним подальше от пушки. Уже отойдя на сотню шагов сотник опомнился и грозно приказал пушкарям продолжать стрельбу, но задрать пушку повыше и положить больше пороху. А он пока пойдет доложит тысяцкому. Пушкари уныло пошли обратно к пушке.
   Грустно им было не только от далеких винтовочных выстрелов и близких фонтанчиков пыли. Увеличение количества пороха в пушке - очень неприятная вещь. Решили увеличивать навеску пороха понемногу.
   Только четвертый выстрел попал в стену крепости. Каменное ядро ударилось в стену и раскололось на несколько частей, отколов от стены совсем немного. За это время пули ранили еще двоих, причем одного в живот, а это мучительная смерть. Наблюдавший за этим сотник отдал приказ прекратить стрельбу, скоро темно будет. Радостные пушкари быстро зашагали к лагерю. Сотнику же было совсем не радостно, теперь ему надо докладывать не только тысяцкому, но и самому хану. А плохие вести хану могут обернуться очень плохими последствиями для докладчика. Хотя хан Менгли был очень сдержанным и справедливым - казнил своих воинов редко. Тут уж как повезет.
   Сотнику удалось доказать хану, что в таких условиях нанести урон крепости невозможно. Решили попробовать приблизиться с пушками под прикрытием больших щитов, и утром послали людей в город за досками. Но те проявили сообразительность, и просто поотрывали двери у десятка домов.
   Но задача оставалась очень сложной - надо на телегах отвезти пушки, выгрузить их и установить. И все это под прикрытием тяжелых щитов. Не очень хороший план. Надо было делать пушки на колесах, как у дожа. А ведь сотник говорил, но тысяцкий лишь рявкнул - "и так пойдет"
   И вот когда отряд с телегами, пушками, лошадьми и щитами начал двигаться в сторону крепости, раздались крики и все стали показывать на бухту. По бухте медленно шла шхуна под бело-голубым флагом. Пушка на шхуне выстрелила, снаряд взорвался недалеко, но никого не ранило. Но это было уже не важно - осада окончена. Сотник с трудом скрыл радость на своем лице. Войско Гирея уходило на север, к Перекопу. Но там его уже ждали - и солдаты в крепости, и ногаи под стенами.
   К Порт-Перекопу близко подходить не стали, остановились в километрах пяти-шести к юго-востоку. Ногаи собрались у крепости все - и воины, и семьи, и кибитки. Только отары овец остались севернее, тут места для них нет. Если сейчас татары пойдут на ногаев, не боясь потерь от пушек крепости, то ногаям придется плохо, войско Гирея много сильней. Но татары не безумны - взрывы пушечных снарядов страшны, осколки летят далеко, ранят и убивают без разбора - хороший воин или плохой. И снаряды летят в любую часть войска - под ударом и первые ряды, и середина, и тыл.
   Стоят две многотысячные тучи людей и коней. Менгли в сомнениях - идти к крепости - будут кровавые потери. Но достать стрелой или саблей он сможет только ногаев - приспешников дожа. Солдаты дожа отсидятся за стенами, безнаказанно стреляя в его людей. Уходить - признать свое бессилие перед дожем.
  
   А тем временем в крепости Порт-Перекоп. Офицер штаба армии:
   - Стоят, не идут. А если Гирей сейчас уйдет? Нам надо новые снаряды испытать. И работу трубок, и убойное действие шрапнели.
   - Предлагаешь стрельнуть по ним?
   - Надо.
   - Тогда не просто стрельнуть, а хорошенько обстрелять из трехдюймовки шрапнелью, как и планировали.
   - А вдруг татары из-за этого на ногаев попрут? Урон будет союзникам.
   - Так они все одно попрут. Гирею просто так уходить нельзя - урон чести будет.
   - Тогда давай. Диафрагменный шрапнелью. Воон там - видишь, гвардия. Там где-то сам Менгли. Только как дальность выставлять? Дальномера нету.
   - Зачем нам дальномер. Мы тут не первый день живем, окрест все перемерили. Вот карта, вон ориентиры.
   - Начинай. А малые пушки пусть с фугасами наготове. Если татары вперед попрут, бить по первым рядам. Вон, ногаи наши, вперед латников уже поставили, должны выстоять.
   Громко стрельнула пушка, и далеко над татарским войском еле заметное облачко вышибного заряда. Татары дрогнули от пушечного выстрела, но взрыва снаряда не последовало, и все немного успокоились. Почти три сотни шрапнельных пуль впилось в темную тучу войска. Но это почувствовали только те, в кого эти пули попали, и их соседи. Такое большое конное войско сильно шумит даже стоя на месте, так что крики раненых мало кто услышал. Тысячи воинов ничего не заметили.
   Офицеры на стене крепости впились подзорными трубами в далекого врага.
   - Правее надо.
   - Да. И немного ниже.
   - Ну разве что самую малость.
   - И трубку чуток позже поставить.
   - Согласен, давай.
   Еще выстрел.
   - Вот так хорошо. Давай еще один!
   Криков раненых стало больше, по войску прокатилась волна беспокойства. Тысяцкий поскакал доложить хану, что в войске появились раненые и убитые, вроде как из винтовок стреляют. Но до крепости тысячи шагов - происходит что-то странное. Он уже почти приблизился к хану, как после четвёртого далекого выстрела, что-то ударило в лицо ханского нукера, что был совсем рядом с Менгли. Брызги крови достигли ханского лица, а крепкий воин личной гвардии, увешанный железом, сполз на землю без чувств.
   "Опять новое оружие дожа! За что Аллах послал мне этого иблиса! Я тут стою, и просто теряю время, а моих воинов убивает новое оружие без всяких взрывов. Но стреляет только одна пушка, но мне донесли что их там три, и еще одна на мало паруснике. А перед крепость более двух тысяч ногаев с луками. Все так и ждут, что я кинусь на крепость, которую не могу взять"
   Вдалеке еще раз грохнула пушка, и он явственно услышал как бесшумные пули защелкали по телам людей и коней вокруг. А ведь любая из этих пуль может попасть в него! И вся личная гвардия тут бессильна!
   Гирей дал короткую команду - "Уходим", и развернул коня. Войско отходило медленно, организованно, чтобы не дать повод ногаем броситься добивать в спину уходящего врага. Артиллеристы успели послать одиннадцать шрапнельных снарядов по войску, пока командир не задробил стрельбу - "Далеко"
   Больших трудов стоило удержать ногаев, чтобы те первыми не бросились собирать трофеи. Договорились что им оставим большую часть. Поехал штабист в сопровождении отделения драгун - изучать последствия применения шрапнели. Но даже на первый взгляд результат был неплохой - в степи лежало более сотни убитых коней и около полусотни воинов. О числе раненых можно было только догадываться - пятна крови были кругом.
  
  
   Еремей отправился искать людей для строительства форта на острове Лампедуза. Пришли на Сицилию, причалили на шхуне, "Архимед" встал поодаль на якоре. Но пообщавшись со сведущими людьми, Гусев понял что людей тут лучше не нанимать. Арагонские бароны рассматривают жителей своих земель как свою собственность, а найм этих людей в другие страны - как хищение собственности. Так что закупились свежей провизией и отчалили.
   Собрались идти к берегам Греции, но там османы, и с вывозом людей могут быть те же проблемы, пусть и не так остро, рисковать не хочется. Озадаченный, Еремей ночью связался с Командором, изложил свои проблемы. На что Командор предложил такой вариант - идти к берегам османской Греции, но там повернуть налево, к северу, и идти вдоль берега. Там будет Далмация, она сейчас принадлежит венгерскому королю Матьяшу, а южная ее часть захвачена османами. Если пройти севернее этого рубежа, то там будут подходящие для найма места.
   Еремей так и поступил, нашел берег, куда османы еще не дошли. Венгерская власть тут уже была слабой, люди бежали от угрозы осман. Так что люди были согласны ехать на любую работу, лишь бы не умереть от голода и подальше от войны. По совету Командора он искал сербов и нашел несколько деревень на берегу, где их было много. Сербы оказались славянами, и, в основном, христианами. Они рассказали, что их страна уже два десятка лет как завоевана султаном, но много кому удалось бежать на север. Но тут, в чужих землях им очень тяжело. Спасает только то, что местные венгры и боснийцы частично тоже бегут подальше от войны, и тут, под носом у осман, есть работа и земля. Ну как есть - только что с голоду не умирают, работая на местных землевладельцев, хотя места здесь благодатные.
   Сербы говором немного на болгар похожи, только непонятных слов больше. Но вскоре Еремей перешел с латыни на смесь сербского и русского, имитируя манеру речи сербов, и все собравшиеся стали его немного понимать. Там где непонятно, серб, знающий латынь, переводил через чужой, но известный во всей Европе, язык.
   Гусев рассказал про православную Таврию, про то, как они били осман. А пиратов так совсем легко разогнали, и вот, остров купили. Так что набирают людей - остров обживать, крепость строить. Платить серебром будут - он показал лиры. Но на ходу сообразил, что люди на все согласны, и расценки уменьшил.
   Люди загомонили, обсуждая новость. Тут один мужик шагнул вперёд и говорит - мол, согласен он ехать и работать, забирай совсем. И как плотину прорвало - почти все сербы с деревни захотели ехать - чуть ли не сотня человек. А с семьями так и около трех сотен. А те кто ехать не может оказались в должниках у хозяев, вроде как закупы. Еремей стал выяснять размер долга - суммы не очень большие, а для казны что на "Архимеде" - совсем немного.
   Только как их везти? На пароход и шхуну и полсотни не поместиться, тут же и экипаж и солдаты. Но вспомнил - Венеция рядом, а там флота купеческого - множество. Решили так - сербы пусть собираются. "Архимед" быстро в Венецию, нанимать неф для перевозки людей. Когда корабль придет - будем должников выкупать. Сам же на шхуне отошел морем в сторону от деревни, чтобы видно не было. Тут еще острова у берегов кругом - заблудиться можно.
   "Архимед" обернулся довольно быстро - пришел в большим нефом. Точнее неф был еще на горизонте, а капитан парохода уже рассказывал Еремею про корабль. Ну не дорого выходит, хотя и эти деньги жалко отдавать. Но даже если корвет сюда пригнать, то все не влезли бы все равно.
   Подошли к берегу, у причала много людей, но там не только жители деревни. Полтора десятка вооруженных всадников и еще пешие воины есть.
   - Ну вот и местный хозяин пожаловал. Недоволен происходящим, видно.
   - И что делать? Может, их сразу всех пострелять? У меня хоть одно отделение, но положим их враз. У них огнестрела нет, считай. Только у того толстяка пистоль за поясом. Луки вижу, но если стрелять из-за фальшборта, то не опасно.
   - Погодь стрелять, сержант. Войну устраивать на чужой земле негоже. Брони надели? Прикройте меня, пойду говорить.
   Еремей сошел на берег в "коробочке" солдат в кирасах и с карабинами. В какой-то момент всадники заговорили тихо меж собой и отступили назад несколько шагов. Возможно, догадались что в руках у солдат "мушкеты". Но тут толстяк с пистолем стал что-то громко говорить, но ничего не понятно. Еремей переспросил на латыни, и местный феодал, как оказалось, стал объясняться на нормальной латыни. С первых же слов начались обвинения в воровстве, но Гусеву удалось перевести разговор в конструктивное русло. Оказалось что большинство сербов в деревне должны деньги этому толстяку. И, соответственно, хотели уехать не вернув долги. Вот такие хитрые сербы оказались. В какой-то момент Еремей хотел все бросить и уехать - "разбирайтесь сами, коль такие хитрые". Но немного успокоившись, продолжил разговор.
   Важный вопрос - размер долга? Тут все загомонили - и сербы, и венгры, и деревенские соседи-боснийцы. И как они друг друга понимают? Наконец толстяк подозвал седого мужчину, тот достал из сумы бумаги, и стал зачитывать. Так у них и долговые расписки имеются?
   Почти у всех долг составлял один золотой венецианский дукат. Разумеется, никто из сербов этого золота не видел, получали зерно в долг, и немного серебра на сдачу. Но по заведенной более века назад венецианской традиции, все долговые обязательства номинируются в золоте. Это после того, как в начале четырнадцатого века курс золота к серебру вырос с 1 к 10 до 1 к 14, а затем вернулся обратно.
   Еремей заверил венгра, что все кто уезжает с ним вернет долг прямо сейчас, но только серебром. И достал из кармана лиру и показал всем. Толстяк, настроенный на дальнейшую полемику, аж замолк от неожиданности. Гусев шепнул солдату, и тот сбегал на шхуну и принес мешочек с монетами.
   Обговорили процедуру, из дома вынесли стол и скамью, Еремей уселся, разложил бумаги, чернила и перо. На другую скамью уселся венгр. Гусев выложил стопку монет, чтобы не было сомнений. Помощник толстяка зачитывал очередную расписку, и передавал ее Еремею. Сербский полиглот помогал Гусеву правильно вписать имена в список. Названная семья проходила к берегу, глава семьи пытался расписаться, или просто прикладывал палец. Венгр говорил "Уно дукато!", Еремей отвечал утвердительно "Уно дукато". Переходящий должник вторил - "уно дукато". И все согласно кивали.
   Таким манером прошло шестьдесят четыре семьи, еще одиннадцать семей было с долгом в полтора дуката. Только восемь семей были без долга, их Гусев записал в отдельный список. Каждая семья тащила мешки со скарбом, зерном и провизией. У некоторых были козы - всего полтора десятка, коней не было ни у кого. Когда расписки кончились, подвели итог. Один дукат чуть меньше трех лир серебром, так что весь процесс обошелся казне в две с половиной сотни лир. Первого мешочка серебра не хватило, бегали за вторым. Венгр получил монеты и удалился со своей свитой довольный - наверняка еще раз заработал на этом. Сербы грузились на неф, на берегу оставалась полупустая деревня.
   Но сразу к Лампедузе не пошли, переселенцы собрались закупаться провизией, так как на острове ничего нет. Заверения Еремея, что он привезет все что надо на остров сам - не помогли. Сказали, что надо идти в соседний городок и покупать зерно и муку именно там. Потом оказалось что у одних семей есть деньги на покупку еды, у других нет, нужно давать аванс. Гусев решил подойти единообразно - выдать каждой семье еще по одной лире. На берег за покупками тоже собрались идти все, потому как не могли определиться, что покупать. Но тут уже Еремей не выдержал, назначил серба, знающего латынь, старостой, сказал набрать десяток мужиков и идти на рынок только им. Покупать запасы по списку, потом разделить поровну на все семьи. Купили зерна, муки, хлеба на первое время, и еще дешевой ткани. Инструменты и металлическую утварь брать не стали, что-то у сербов уже есть, а остальное гораздо дешевле привезти из Адлера. Еще и всю дорогу до Лампедузы, переселенцы тщательно делили купленное поровну, споря за каждый каравай хлеба и кусок ткани. На второй день рейса Гусев сбежал с нефа на "Архимед".
  
  
   Сообщение от Еремея о таком количестве работников вызвало переполох на Лампедузе. Домики из досок тут начали строить, есть шатры для временного жилья, но большая проблема - отсутствие пресной воды. Ни рек ни озер на острове нет, есть лужи после дождя, нашли колодец - но вода в нем солоноватая и быстро заканчивается, даже на полсотни людей не хватает. Главный "поилец" на острове - корвет, у него в танках около тридцати пяти тонн воды. Для заправки ему надо зайти в устье реки и включить водяной насос. В танках вода еще из Мзымты, но один танк уже заливали на Сицилии, в реке Кассибиле.
   Но это тогда корвет должен стоять в бухте как привязанный. На нефах, разобранном и купленном, насобирали бочек. Но их общий объем составил всего около двух кубов. Когда на острове будет более трехсот человек - этой воды хватит только на несколько дней. Послали одну шхуну на Сицилию покупать бочки и провизию.
   Но вода из реки хоть и пресная, но не очень чистая - такую пить нельзя, Командор запрещает. Для этого привезли специальную утварь - большой самовар. Самовары делаем уже несколько лет, а вот такие большие делают специально для гарнизонов и экспедиций. Форма у него простая - цилиндрическая, но зато в него входит восемьдесят литров воды, а в нижней части его целая печка, медная труба которой проходит сквозь толщу воды. Весь из листовой меди, а изнутри облужен чистым оловом. Но по опыту гарнизона Родоса, жарким летом самовар не очень удобен, кипяток остывает долго, да и жалко тратить много дров на кипячение воды.
   Поэтому на Лампедузу привезли еще один аппарат, такой же как и на Родосе. Он похож на самовар, но сложнее - рядом с ним еще медный ящик - теплообменник. Над ящиком емкость для подачи воды, внизу кран для слива воды кипяченной. Сам самовар меньше, и в нем впаяна вертикальная перегородка от стенки до трубы. Крышки на нем нет, чтобы рабочий мог следить за кипением воды. Внутри плоского медного ящика перегородка - входящая и выходящая вода не смешивается, но обмениваются теплом. В самовар, подогретая в теплообменнике вода подается с одной стороны перегородки, проделывает С-образный путь в самоваре, закипает там, и выходит через другой штуцер в теплообменник. Где отдает тепло входящей воде. На выходе из аппарата теплая кипяченая вода. Только надо иногда счищать накипь внутри самовара.
   Получается два устройства для получения питьевой воды. После теплообменника вода для питья, а из самовара набирают воду в котлы для готовки, так быстрее, и дров расходуется меньше.
   Но зависимость от подвоза воды кораблем опасна, поэтому попробовали найти еще источники пресной воды. Остров посреди теплого моря, и дожди тут довольно частые. Начали собирать воду с крыш - с железных это особенно удобно, пришлось только сделать водосточные желоба. Несколько листов порезали на полосы, согнули. Теперь вода с крыш стекает в бочки. Бочек тоже лишних нет, но тут если дождь начинается, тут же ищут свободную посуду - ведро, бочонок или котел. Хорошо но мало, домов пока немного и площадь крыш невелика. Размечтались застроить весь остров домами и навесами, тогда можно жить на одной дождевой воде.
  
   Переселенцы прибыли, и началась кутерьма. То их расселить надо, то водой обеспечить, то едой. Пытались как и везде в наших гарнизонах устроить общее питание, но сербы посчитали что их хотят обмануть с вычетами за еду, и каждая семья стала готовить и питаться отдельно. С водой пока организовались так - построили около причала площадку с навесом. На ней поставили все большие бочки, что у нас есть. От причала идет целый акведук из желобов и труб. Корвет причаливает, включает помпу, и пресная вода идет по акведуку к бочкам. Там смотритель воды поворачивая лотки наполняет бочки. Пока у нас бочек на шесть тысяч литров, но надо еще, а то хватает только на неделю, и при этом еще колодец весь вычерпываем.
   Первые дни только быт и питание налаживали, потом занялись строительством жилья - не хотят жить в общих больших домах, хотят отдельные, пусть и маленькие. Вот пусть сами и строят - дали им инструменты, доски, гвозди. Тут же стало не хватать досок - надо ехать за ними или на Сицилию, или на италийский полуостров. Так что форт даже не начинали строить.
  
  
   На Лампедузе с лесом совсем плохо, деревья есть, но все какие-то кривые да мелкие. Поэтому караульную вышку построили из частей разобранного нефа. Вышку поставили на Южном мысу, это если заходишь в бухту, то справа. Мы там планируем форт строить, и еще это самая южная точка острова.
   И тут срочное сообщение от наблюдателя, что на вышке. Он на западе видел корабль, идущий к острову. Но потом тот пропал из вида - то ли ушел на север, то ли причалил. Тут же объявили сбор - солдатам построиться, послали разведку.
   Пока строились, вернулась запыхавшаяся разведка - в бухте на южном берегу, километрах в трех, идет высадка берберов. Скорее всего они уже все на берегу, и сейчас идут к нам. А у нас диспозиция такая - у входа в бухту, слева, стоит неф. На нем 65-мм орудие на полевом станке и большая часть гарнизона, это, как бы, наш форт, за неимением настоящего. Далее, в глубине бухты, у причала - корвет. Недалеко от него - домики, казармы и столовая.
   Тут же все пришло в движение - другой дозор пошел на гребень холма - наблюдать, сербам сказали эвакуироваться на Южный мыс, солдаты - занимать оборону в домиках, "Зевс" начал разводить пары, чтобы иметь возможность маневра. Южный мыс это полуостров, с перешейком менее двухсот метров, его можно защитить довольно легко.
   Солдаты начали занимать позиции, подгоняя сербов, но те все не покидали свои дома. Поручик притащил старосту, и через него начал орать на жителей, что сейчас придут страшные берберы и всех, кто не уйдет на мыс, убьют. Наконец, сербы начали выходить, таща на себе мешки со скарбом. Они решили унести с собой все самое ценное - то есть все свое имущество. Разве что мебель оставили. А до мыса, вокруг малой бухты более полукилометра.
   Тут прибежал гонец от дозора - "Идут!" Тут уж заметались все командиры - и Аким, и Василий, и ротный. Сербов погнали на мыс чуть ли не пинками, силой отнимая мешки с зерном. Аким бегал между домами, проверяя позиции солдат. Кто-то крикнул: "Вон они!"
   Все стихли, из-за холмов появилась темная толпа. Расстояние метров шестьсот, деталей не разглядеть, но их точно более сотни.
   - Без приказа не стрелять - крикнул Аким - подпустим поближе. Василий, как там корвет? Готов?
   - К выходу почти готов, но давления еще нет. Котлы жгут - скоро.
   - Давай, нас огнем поддержишь, как побегут - выходи в море и топи их. Эта та маленькая бухта с пляжем, скорее всего. Там удобнее всего высаживаться.
   Толпа все ближе, вот уже стали видны отдельные люди. Когда осталось метров триста, Аким скомандовал: "Из винтовок. Огонь!" Грянул залп. Перезарядка и еще. И тут бабахнула пушка с корвета и сразу за ней - вторая. Это орудия вспомогательного калибра, трёхдюймовки тут излишни, да и снарядов к ним немного. Один снаряд ушел с перелетом, зато второй попал в самую гущу берберов. Винтовки грохотали почти непрерывно - "Стрельба по готовности". Еще залп с корвета, и толпу пиратов стало заволакивать облаком пыли. Но сквозь пыль видно, что они замедлились и на рубеж в сто пятьдесят метров все еще не вышли - карабины молчат.
   - Смотри, уходят вроде.
   - Точно, побежали.
   Действительно, сквозь пелену пыли стало видно как большинство пиратов двинулось обратно. Аким побежал к берегу, и замахал корвету, чтобы тот выходил в море. Капитан и сам это понял, и чтобы успокоить Акима дал короткий гудок. Это придало еще немного скорости убегающим пиратам.
   Стрелки с винтовками продолжали стрелять, до тех пор, пока толпа не скрылась из виду. "Зевс", заполняя черным дымом бухту, стал набирать скорость. Но выйдя из бухт, не стал поворачивать вправо, а отойдя на некоторое расстояние от острова, почти остановился. Ждать пришлось почти час - наконец-то вдали из бухты вышел корабль. Это была египетская галера, довольно большая, на сотню гребцов, но с одной мачтой и прямым парусом. Галера вышла из бухты на вёслах, и повернула на запад. Вот теперь можно догонять, и корвет дал полный вперед.
   Погоня длилась довольно долго, но результат был очевиден. Гребцы уставали, ветер не был попутным, а корвет шел вперед хоть и не быстро, но без устали. Подошли близко, метров на триста, Василий рассматривал в трубу пиратов. Вдруг он пригнулся, а на галере появилось белое облачко, и через секунду послышался выстрел.
   - У этих тоже мушкеты есть! Я думал, он прямо в меня стреляет!
   - Так что делать будем, догонять или как?
   - От острова достаточно отошли. Дальномерный пост! Дальность до цели?
   - Триста пятьдесят.
   - Носовое орудие! Фугасным, по готовности!
   Наводчик долго целился, галера была точно впереди, и с кормы представляла собой небольшую цель. Снаряд попал точно, но взорвался на гребной палубе. Весла попадали, галера почти остановилась, даже отсюда были слышны крики раненых.
   - Лево руля! Малый вперед! Рулевой, не приближаться!
   - В борт надо стрелять. Так он не потонет.
   - Сейчас тебе будет борт. В ватерлинию целься.
   Второй снаряд ударил почти в центр галеры и выше ватерлинии. Но взрывом вырвало приличный кусок борта и корпус затрещал от нагрузки. Через появившиеся между досок щели, галера начала набирать воду. А когда волна захлестнула пробоину, затопление пошло очень быстро. Корвет описал циркуляцию большого радиуса, чтобы не подходить близко к тонущему судну, и вскоре на поверхности были видны только обломки досок и головы нескольких пиратов, держащихся на поверхности.
   - Ну вот и все, можно было даже одним снарядом обойтись. Надо было сразу в борт стрелять.
  
   "Зевс" вернулся в бухту, и капитан доложил Акиму, что пиратское судно уничтожено. А там тем временем осмотрели поле боя - найдено более тридцати убитых и тяжелораненых пиратов, найдено место посадки и высадки. Но остается риск, что кто-то из пиратов не ушел на корабле, а остался на острове. Поэтому решили идти, прочесать остров. Надо быстрее выходить, а то до ночи можно не успеть.
   Успели прочесать и в сумерках погрузиться на корвет, который их ждал в дальней бухте. Так что на острове посторонних у нас нет, но это особо не успокаивает. Этот бой показал нашу уязвимость, нам повезло, что заметили корабль. А если бы эта толпа набежала неожиданно? Солдаты бы отбились, но переселенцы бы сильно пострадали. Они это понимают, и теперь боятся идти в свои дома, так и сидят на "полуострове" Южного мыса.
   А ведь это вариант! Можно отгородить мыс по перешейку, получится "остров" метров триста на четыреста. Такой островок можно уверенно оборонять. Высадку прямо сюда мы не допустим, а если кто-то высадиться на дальней стороне, то придет сюда пешком, и ему придется штурмовать стену. Вот только этой стены надо строить метров двести. И мы же хотели тут форт строить. Но это все не быстро, а прямо сейчас нужно обеспечить безопасность. На холме поставили еще одну наблюдательную вышку, оттуда видно уже большую часть острова. Но там пост будет только днем, ночью он бесполезен.
   Следующий рубеж - патрулирование моря вокруг острова. Для этого нужно не менее двух патрульных судов, эти занялись две шхуны. Пароходы не можем гонять в таком режиме - угля не хватит. Вот только на шхунах нет радиосвязи, одна надежда на пушки.
  
  
   С Сиваша привезли обратно катер с водометным двигателем, толку от него там мало, а у меня появилась идея. Водомет у нас работает плохо, а гребной винт использовать нельзя из-за малых глубин. Но есть еще один движитель, который тут можно использовать - гребное колесо. Конечно, гребное колесо имеет заметно меньший коэффициент полезного действия, нежели гребной винт, но при этом имеет и некоторые плюсы - главный из которых - способность работать при минимальных глубинах.
   Я думал, что гребные колеса это девятнадцатый век или водные велосипеды. Но в начале двухтысячных годов в Нижнем Новгороде одна компания начала производство речных прогулочных теплоходов с кормовыми гребными колесами, водоизмещением сто тридцать тонн. Они разработали и запатентовали новую конструкцию гребных колес, даже назвали это колесным движительно-рулевым комплексом. Ну то что для этого комплекса не нужно перо руля - это понятно, левое и правое колесо имеет раздельный привод, и поворачивать судно может используя эту возможность. Как ни странно - плицы колес у них неподвижны - колесо с плицами представляет единую жесткую сварную конструкцию.
   Но для повышения эффективности движителя там есть другие особенности. Колеса не цилиндрические, а имеют форму усеченного конуса, или по-другому - переменный диаметр. Больший диаметр к середине судна, меньший - снаружи. Далее - плицы расположены под углом к оси колес, так чтобы поток воды от колеса направлялся не строго назад, а частично двигался в сторону продольной оси. При работе обоих колес поток воды обжимается, его скорость возрастает, возникает некоторый реактивный эффект. Все это подтверждено гидродинамическими расчетами и эффективность этих гребных колес очень неплохая. К тому же весь узел имеет рычажное крепление к корпусу, что позволяет легко менять заглубление колес.
   Кормовые колеса создают очень большой упор как движители, и обеспечивают большую силу тяги с места. Колеса этой конструкции имеют высокую прочность, в результате эти теплоходы не боятся мелей, в разумных пределах. Высокая тяга позволяет судну сдергивать себя с небольших мелей, а прочные колеса не боятся контакта с мягким дном - илистым или песчаным, ну тоже в разумных пределах.
   Эксплуатация этих теплоходов даже выявила еще одно преимущество - двигаясь колесами вперед, судно справляется с не толстым льдом, перемалывая лед колесами. Ледокол! Только маленький.
   Вот такие колеса я хочу поставить на свой катер. Паровик на нем уже есть, надо только переделать корму. Колеса - работа для сварщиков. Со сварщиками у нас проблем нет - профессия эта очень популярна в Адлере, желающих много, конкурс, отбор. При сварщиках высоких разрядов всегда есть ученики, причем это не "принеси-подай", а они реально перенимают опыт, обучаются хитростям. Сварщиков второго разряда и выше у нас сейчас в два раза больше чем сварочных агрегатов, а если считать и первый разряд, то все САГи будут работать круглосуточно. Вот по ночам и работают перворазрядники - варят простые конструкции, вспомогательные швы на корпусе корабля. Периодически варят стальные бочки - как экзамен в следующий разряд. Недавно варили два десятка бочек - отправили на нефтяной участок.
   Так что гребные колеса сварили, главное, что точно по чертежам. Сам я занялся с двумя конструкторами трансмиссией, такую мы еще не делали. Хотя что-то общее с приводом станков есть.
   Колеса должны иметь независимый привод, чтобы судно могло маневрировать. Они расположены на одной оси, но вращаются независимо. К каждому колесу приделали шкив плоскоременной передачи. Ведущие шкивы приводятся напрямую от вала паровой машины, для этого ее пришлось развернуть, чтобы ось вращения вала была поперек движения. Мощность тут небольшая, ремни справятся.
   Весь фокус в натяжных роликах. Если ролик отодвинуть, ремень ослабнет и мощность не передается - одно гребное колесо отключается. Спустили катер на воду, приступили к испытаниям и жестоко разочаровались. Брызги воды попали на ремни и шкивы, и все это заскользило и перестало работать. Хотя в первые секунды катер резво двинулся вперед, так что мы на правильном пути. Но вот что делать с трансмиссией?
   Кожаный ремень с водой не дружит, зубчатый ремень нам не по зубам. Остается цепная или карданная передача. Причем карданную надо делать с угловой зубчатой передачей - это сложно но достижимо, на некоторых станках мы такую уже делали. В цепной передаче сложность вызывает сама цепь - ролики и оси цепи прилично нагружены, чтобы цепь сразу не стерлась, детали цепи надо делать из углеродистой стали, после провести термообработку, отшлифовать. Все детали должны иметь одинаковый размер, иначе механизм заклинит. Что-то цепь меня не вдохновляет, подшипник сделать было проще.
   Придется делать угловые редукторы. Но вот как управлять передачей момента? Так красиво как с ременной передачей не получиться. Поставить фрикционы как на гусеничном тракторе? Очень сложно. Поставит два сцепления? Не фантазируй - это с нынешними-то проблемами на производстве? Да что я сочиняю - опять поставлю ремни, только в закрытом корпусе около паровика. Так даже проще получается - увеличения момента в трансмиссии будет делать зубчатый редуктор, а ременная передача будет работать на малом моменте и высоких, относительно, оборотах.
   Так что паровую машину опять разворачиваем, на выходной вал два ведущих шкива, один ремень на правый кардан, другой - на левый. Теперь только редукторы правильно поставить, не забыть какой куда вращается.
   Редукторы делать долго, но теперь нам спешить некуда. Скоро зимние шторма, и катер из бухты никуда не уйдет. Его сюда по тихой погоде еле притащили, пришлось глухо забивать досками, чтобы волной не заливало. Он совсем не морской. Да и делаю его не для Сиваша, там ногаи справляются. Я хочу его запустить в верховья Дона, от Воронежа до Рыбалей. Там совсем мелко, но колесник должно пройти.
  
  
  
   "Гефест" прибыл в Тану. "Стоянка одни сутки" - объявил бы кондуктор, но таковых еще нет. В Тане сходит много пассажиров парохода. Тут все строго по спискам - солдаты их отвели в отдельный бара... отдельное общежитие в крепости. Из закупов это все одинокие мужики - бобыли, и несколько семей, особо сомнительных. Они поедут в Шахтинск на "Спартаке", когда он пойдет туда с пустой баржей за углем. Остальные завтра на "Гефесте" пойдут в Мавролако.
   Там, в учебной части, несколько общежитий отведены под "карантин". Семьи переселенцев там проведут пару недель, где подвергнуться проверке под видом хозяйственных работ. Но безопасник в Воронеже уже составил на них объективки и характеристики, первый отбор они уже прошли. Те кто не прошел, поедут в Шахтинск, а эти семьи, если мнение безопасника подтвердится, поедут в Адлер.
   Еще в Мавролако едет бригада греков-плотников. Они отработали контракт, сезон завершен, заработали неплохо.
   Жалко, что не состыковались рейсы. Тут недавно впервые на Шахтинск прошел новый пароход "Гермес" с огромной баржей "Деметра". Об этом событии сообщили заранее, и на берег вышли не только все жители Таны, но и ногаи с окрестностей. Все-таки новинка, да еще такая громадина. В этом мире информационного голода это зрелище не хуже карнавала. А когда "Гермес", подходя к причалу, дал долгий гудок - восторгу зрителей не было предела.
   Когда "Гермес" и "Деметра" пришли в Шахтинск, углекопы озадачились. Они получали телеграмму "подготовить к отгрузке максимальное количество угля", но размеры грузовых трюмов "Деметры" оказались сюрпризом. К тому же накопительные бункера у причала вмещали только около сотни тонн угля, для барж-мавн достаточно восьмидесяти. Так что всему Шахтинску пришлось работать в полную силу двое суток. Заказали в Адлер листовой металл, увеличить объём бункеров. В баржу загрузили двести тонн угля, но явно видно, что в нее влезет еще сотня, по течению пароход справится, вопрос только в осадке. Сейчас уровень Дона довольно низкий, и в дельте есть пара мелких мест. Но для первого раза - двести тонн достаточно.
   В Шахтинске идет постоянный отбор, проверка людей - кого в Адлер, кого в солдаты, а кто-то ни туда, ни сюда. В испытательной установке человеческих душ и тел остается человеческий "осадок". А скоро из Воронежа прибудет большая группа переселенцев. Так что этот "осадок" держать в Шахтинске смысла нет. Работают они так себе, перспектив для них нет. И в обратный путь на "Гермесе" отправилось двадцать восемь человек. Зарплату им выплатили полностью, и в Мавролако они едут не нищими, устроятся, не пропадут.
  
  
  
  
  
Оценка: 8.27*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"