Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Часть третья. Глава 30

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 7.38*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья часть 100 кг.

   Глава 30
  
  
   Венецианский шпион поселился в Мавролако, под видом купца, несколько месяцев назад. Первое время ничего не предпринимал, только собирал информацию. Это уберегло его от нашей основной ловушки.
   Разделить Адлер и Мавролако было очень правильным решением. К нам часто приезжают подсылы, но все они попадали "на карандаш" в порту с вопросом "как добраться до Адлера?". Те, кто немного сообразительней, умудрялись нанять судно. Но все местные знали, что в Адлер и Лияш могут ходить только корабли Дожа, поэтому деньги брали вперед, и сдавали пассажира патрульной шхуне, на подходе к Адлеру. Чужие суда просто останавливали на подходе. Ради закрытости Лияша, мы даже бесплатно возили местных купцов на шхунах в Мавролако по расписанию. Весь этот год система надежно работала.
   Венецианец докопался до этой информации, и пошел другим путем. Стал искать контакты с солдатами военной учебной части, что в Мавролако. Не сразу, но нашел "клиента". Сержант Ладислав служил в учебке уже давно, занимался обучением новичков, особенно хорошо у него получалось обучать строевой подготовке. Ладиславу очень нравилось командовать, а если какой неумеха слишком медленно выполнял команду, то его можно подгонять стеком. Новички у него быстро осваивали шагистику, за это Ладислава хвалили. Но и только - звание не прибавлялось, деньги тоже.
   С заморским купцом в таверне разговорились на смеси русского и латыни. С купцом встречались несколько раз, тот ни о чем не просил, только угощал и рассказывал о самом красивом городе на свете - Венеции. А какие там возможности для людей с деньгами - и красивые дома со слугами, и красивые женщины. Потом разговор зашел про то, как эти деньги заработать. Вот тут купец тоже был убедителен, и то, что предстояло сделать, не казалось опасным.
   Разработали план, довольно сложный, но выполнимый. Но купец потребовал выполнить первый этап за выплаченный аванс. Ладислав часто получал и сдавал оружие в оружейке. Винтовки, карабины и револьверы пересчитывали каждый день, это можно забрать только в последний момент. Но был еще резерв старых однозарядок под револьверный патрон, на случай мобилизации. Их тоже периодически проверяли, проверки должны быть внезапными. Но сержант заметил, что эта "внезапность" происходит раз в полтора-два месяца.
   Столяр сделал по заказу деревянные копии винтовок. "Железные" части покрасили битумным лаком, деревянные - пропитали маслом. В полутьме арсенала не отличить, пока не прикоснешься. Когда прошла очередная проверка, Ладислав сумел отвлечь дежурного и подменил шесть винтовок. В тот же день ценный груз отправился на корабле в Венецию.
   Вот с патронами так не получится, они под жестким контролем. Правда, еще была "норма по утрате гильз", Ладислав этим раньше не пользовался, а сейчас смог выкружить по этой норме только двенадцать патронов. Купец сказал что этого очень мало.
   Сержант записался на тренировки по быстрой стрельбе из револьвера. "Мечтаю стать штурмовиком". Это одобрил даже командир учебной части капитан Игнат. Если обычный сержант должен был носить с револьвером дополнительно двенадцать патронов, то на тренировки давали еще пятьдесят. Их надо было сдавать обратно в виде гильз, но на каждую тренировку можно было списать одну гильзу. Получаешь пятьдесят, сдаешь сорок девять.
   Но это еще не все. Ладислав познакомился с другими стрелками, и однажды оказал одному из них услугу - сдал за него стреляные гильзы, тому было лень идти в оружейку. Сдал все точно, даже пятьдесят, а не сорок девять. Сдать за другого оружие или боеприпасы - нарушение, но очень небольшое. Ну что там - всего лишь гильзы. Через две недели он сдавал гильзы уже за троих знакомых.
   Параллельно продвигалась другая операция. Ладислав стал чаще ездить в Адлер - то сопроводить туда солдат из учебки, то получить груз. Раньше он этого не любил - суматошно это, читать бумаги надо, считать груз. А теперь вроде как на штурмовика выслуживается.
   У экспедитора в Адлере только вечер и ночь в распоряжении, на утро транспорт обратно. Поэтому встретиться с одним из рабочих закрытого цеха нитрования удалось только с третьего раза. Ладислав сразу понял, что если получиться, то только с ним. По вечно недовольному лицу догадался, в людях уже сам разбирался неплохо. Теперь уже он рассказывал про красивые дома, про Венецию, про красивых дев. В этот момент подошла жена рабочего. Она, конечно, молодка и крепка телом, но по лицу рабочего сержант понял, что все получится.
   Они встречались еще несколько раз, обсуждая варианты ухода. А две тысячи винтовочных капсюлей, сотню артиллерийских капсюльных втулок и детали ударного взрывателя рабочий уже приготовил. Рецепты у него в голове.
   Но все испортил султан - перекрыл Босфор. Ладислав запаниковал - обратного хода нет, винтовки в арсенале деревянные. Да еще в любой момент может начаться мобилизация резерва. Но купец заверил его, что есть проход по Дунаю. Так дольше, но тоже надежно, тем более - корабль у него свой. Сержант побывал с оказией в Адлере, и договорился с рабочим о дате операции. Тут надо было все синхронизировать.
   Работникам закрытого цеха без охраны выходить никуда нельзя. Но тяжело тщательно охранять, когда целый год ничего не случается. Рабочий давно понял, в какой момент он может пройти в Лияш незамеченным для охраны. Еще его жена ложилась спать рано, а он последний месяц специально приходил домой очень поздно, так что раньше утра его не хватятся. Уже стемнело, он прошел через весь Лияш, и на северной окраине сел на приготовленную надежным черкесом лошадь. Ехать недалеко, меньше десяти километров, но в темноте это очень медленно. Когда тропа стала узкой и каменистой, он бросил коня и пошел пешком. Так быстрее, чем верхом.
   Дошел до условленного места и разжег там небольшой костер, дрова и смола были уже заготовлены. Место для костра было обложено камнями так, что огонь виден только с моря. Время шло, ничего не видно. В какой-то момент захотелось домой, но вспомнил, что его отлучку обнаружат, и будет очень неприятно. Рабочий загрустил. Наконец в море мелькнул тусклый огонек, и вскоре к берегу подошла лодка. В лодке, кроме гребцов, сидел сержант, которому рабочий обрадовался как родному. Лодка отвезла на судно, купеческий парусник средних размеров. Начинало светать.
  
  
  
   Командор.
  
   Рано утром будит сержант из ГСБ - "Пароход нужен! Спешно! Уходят!" Бежим с ним к причалу, он на ходу рассказывает, тяжело дыша.
   - Ночью была секретная радиограмма - в учебке Мавролако пропал сержант с револьвером, карабином и двумя сотнями револьверных патронов. В тот же момент ушел чужой торговый парусник, ушел южным каботажем. На этом пути Адлер первый. Выслали ночью шхуну, она встала в нескольких километрах. А вдруг и правда, пойдут у берегов. На рассвете еле заметили неф на севере, он отходил от берега на запад. Вот шхуна сообщила ратьером и пошла дальше следить, у них абордажной команды на борту нет. Я, под свою ответственность, дал команду разводить пары на "Спартаке", и грузится штурмовикам. Правильно?
   - Молодец. А почему "Спартак"? Ах, да, больше пароходов нет. Ну "Спартак" после ремонта, ходит неплохо. Во! Давай на борт, нас ждут.
   Пароход вышел из бухты и взял курс на парус шхуны вдали, чуть позже разглядели парус нефа. "Спартак" шел довольно резво, ему не только корпус подлатали, но и машину перебрали. Кстати, капремонт такой паровой машины отличается от ремонта ДВС. К поршню тут идет не шатун, а шток, от него нагрузка на поршень всегда направлена вдоль оси цилиндра. Кроме того, давление цикла в паровике намного ниже чем в двигателе, и оно равномернее по ходу движения поршня. В результате износ цилиндра сравнительно равномерен, и даже при сильном износе поверхности геометрия сохраняется. Так что ремонт цилиндро-поршневой группы сводится к установке новых поршней и колец ремонтного размера. Ну еще слегка хонингование цилиндра ручной приспособой по месту сделают. Но это совсем перфекционизм, можно и без этого. В паровой машине условия смазки зеркала цилиндра намного лучше, нежели в ДВС.
   А замену бронзовых вкладышей подшипников скольжения у нас и за ремонт не считают, это приходится делать весьма часто. У механиков целый набор вкладышей, на складах снабжения они получают новые в обмен на старые. Цех бронзового литья постоянно производит всю эту номенклатуру.
   "Спартак" разогнался под машиной, но никакой остросюжетной погони не получилось. Скорость нефа много ниже скорости парохода, и мы подошли к паруснику как к буйку, еще и ветер для купца был не самый удачный.
   Штурмовики приготовились - надели кирасы и шлемы. У противника не просто огнестрел, наши же револьвер и карабин. У первой волны штурмовиков по два револьвера, у второй волны - карабины. Сближаемся.
  
   Венецианец.
  
   Не удалось уйти незамеченными, в Адлере уже знали о произошедшем в Мавролако, и усилили наблюдение. Ведь место, куда мы пристали, не видно из Адлера. Значит, эта система быстрых сообщений у них действительно работает, и никакие это не голуби. Этот "сержант", воин-перебежчик, рассказывал про эту систему, но там все слова незнакомые, и он сам плохо понимает как это работает.
   А ведь все хорошо получалось - и мушкеты скорострельные получили, и заряды к ним. И самое главное - мастер по изготовлению секретных "капсюлей" будет на нас работать. И тут погоня. Но мы отобьемся. Они попытаются взять нас живыми, и мы на этом сыграем - вот стоит под парусиной хорошая бронзовая пушка, заряженная картечью. И у меня много отличных воинов, многие из них успешно отбивались от пиратов. Сейчас почти все спрятались, мы делаем вид, что не оказываем сопротивления. Вот только этот сержант может все испортить. Этот дымный корабль приблизился, и тот занервничал. Надо было раньше его убить, но я хотел это сделать так, чтобы мастер не видел. Придется сейчас, а то преследователи совсем близко.
  
  
   Когда Ладислав увидел вдали черный дым приближающегося парохода, ему стало плохо. Он понял, что не пройдет и часа, как произойдет что-то ужасное. Но венецианцы спокойно готовились к обороне. Все матросы и грузчики на корабле оказались вдруг опытными воинами, у каждого кроме сабли один или два пистоля. По меркам других стран команда вооружена очень дорого.
   Эта уверенность успокоила сержанта, но теперь его терзали другие сомнения. Ему очень хотелось спуститься в трюм, но еще хотелось и выслужиться перед новым хозяином. Еще он понимал, что его участие в обороне повысит шансы отбиться.
   Вдруг сразу трое воинов синхронно повернулись к нему и шагнули, доставая оружие. Сразу несколько мыслей пронзило мозг, и одна ужасней другой. Но тут еще рефлексы сработали.
   Ладислав сходил на курсы быстрой стрельбы всего раз пятнадцать. Но рефлекс уже выработался - рука сама вырвала револьвер из кобуры, он лишь успел подумать - "стрелять в голову, они в кирасах". Три быстрых выстрела, и вся троица валится на палубу. Огляделся. Понял, что все люди на корабле хотят его убить, и еще несколько человек начали двигаться к нему с такими намерениями. Бах! Бах! Бах! Но падают только двое, один выстрел мимо. А вот быстро перезаряжать револьвер не научился! Аааааа!
  
   Командор.
  
   Когда "Спартак" почти приблизился к нефу, раздались выстрелы. Я присел от неожиданности, но стреляли не по нам. Рефлекторно определил - "револьвер". Что-то там не хорошо, рисковать людьми не буду. Заорал:
   - По второму варианту!
   И через секунду на неф обрушился град пуль. У нас по уставу три варианта штурма. Третий - освобождение заложников. Второй - штурмуем с минимальным риском для себя, а освободить - как получится. Первый вариант звучит совсем просто - "убей их всех"
   Корабли заскрипели, прикоснувшись бортами, не все кранцы повесили. "Эх, только отремонтировали!" - мелькнула глупая мысль. Штурмовики начали перепрыгивать на другую палубу. Делают это осторожно, контролируя ситуацию на палубе. Но там стоячих уже нет, выживших тоже мало. А вот под палубой противника много, из трюма высунулось сразу двое и стреляют из пистолей. Один штурмовик падает - кираса не пробита, но встать пока не может.
   В люк закинули сразу две шумовых гранаты, и сразу после взрывов, ударили внутрь из трех карабинов. Потом подумали, и кинули туда еще "колотушку" - осколочно-фугасную гранату на длинной ручке. Включили светодиодные фонари и полезли вниз.
   Вот это время пережидать - самое трудное. Что там в трюме происходит - неизвестно, а выстрелы звучат не только наши, еще четко слышны выстрелы из дульнозарядного оружия. Не часто, но есть. И каждый такой выстрел отдается в сердце.
   Из люка выскочили четверо штурмовиков, тащут пятого - раненого. Перепрыгнули на пароход, доктор уже ждет. Но все это бесполезно, пуля попала в шею. Кровь льётся ручьём, пульс не прощупывается, дыхания тоже нет. Эх!
   Стрельба стихла. Идет досмотр судна, проверяют раненых - подозрительных связывают. Зовут меня посмотреть.
   На палубе лежит убитый в нашей форме. Кобура расстегнута, револьвера нет. В левом кулаке зажат патрон. Опознали - сержант из учебки, кто-то даже начинал под его командованием. Но поверх формы на нем суконная куртка. Это что, он хотел скрыть свою принадлежность к нашей армии? Похоже, что предатель. Надо разбираться. Тем более есть легкораненые, уже что-то говорят на латыни.
   Опять зовут. Из трюма, на куске паруса, подняли раненого. Это же рабочий из цеха нитрования! Как он тут оказался? Им даже с территории выходить без присмотра нельзя. Предстоит серьёзный разбор полётов.
   А он весь в крови. Ему живот саблей проткнули глубоко, доктор говорит - не спасем, да я и сам понимаю. Даже до операционной не довезем, вон он какой бледный от потери крови. Сел на палубу рядом с ним, склонился. Мне надо услышать все что он говорит.
   Вокруг движение - таскают трофеи на пароход. От взрыва фугасной гранаты открылась течь. Можно залатать, но не будем, несколько часов судно на плаву продержится. Оружия на борту много, даже короткая пушка есть, нам повезло, что выстрелить из нее не успели. Нашли наше оружие - кроме револьвера и карабина две однозарядных винтовки. А ГСБ об этом не докладывало. Еще один пункт.
   Важной информации рабочий рассказал не так уж много. Но тут все понятно - соблазнился посулам заморским, завербовал его сержант. Ну и рассказал про уязвимости нашей системы безопасности в Адлере. Все больше сокрушался что бросил своих, жену свою жалел, и прощенье у всех просил. Доктор ему молитву прочитал. Так и отошел.
   С собой еще забрали четверых пленных, кто ранен не сильно - для допросов. Жалко, что главарь не выжил. Неф пошел на дно, а мы в Адлер.
  
   Сначала разобрали тактические ошибки штурма. У нас один убитый, один ранен в руку, у другого сломаны ребра. Как выяснилось, этот предатель Ладислав нам непроизвольно здорово помог. Его хотели ликвидировать, он им был уже не нужен, а он смог отстреляться - убил то ли троих, то ли пятерых. Из-за этого они не успели выстрелить по нам картечью. Ну еще из-за стрельбы Ладислава я изменил вариант штурма с третьего на второй.
   Я даже попытался проанализировать, как это произошло, решение я принял подсознательно. Я услышал шесть выстрелов из револьвера в быстром темпе. Причем паузы характерные для "быстрой стрельбы". Это значит - стрелял наш человек, один. А потом пауза затянулась - скорее всего не успел перезарядиться. Но противников явно больше шести, и независимо от причины невозможности продолжать стрельбу, во враждебном окружении стрелок будет убит. У нас была информация, что там один наш, скорее всего. И подсознание мне выдало основную версию происходящего - "спасать там сейчас некого"
   Мы же думали - это купеческое судно, а тут пушка с картечью. Знали бы - сами картечью по палубе прошлись. А то, что в трюм полезли против вооруженной толпы - так штурмовики у нас парни горячие, им побегать-пострелять хочется. Я предлагал кинуть внутрь гранату со слезогонкой, но они говорят, что потом туда сутки не сунешься, а наши кожаные противогазы неудобные. В них ничего не видно, газ пропускают и на всех не хватает. А вот так, в штурме, товарища своего потеряли. Неоднозначно все.
  
   Потом пошли доклады от ГСБ и армии. Нашли деревянные муляжи винтовок. Получается, что четыре винтовки "ушли". Видимо, отправили другим судном ранее. Но почти все похищенные патроны были на этом нефе, не сошлось количество всего штук на двадцать.
   Картину произошедшего практически восстановили. Сейчас следствие занимается выяснением кто виноват, и что делать с безопасностью. Четверо арестовано, будем судить. Но вина не только на них, есть явные прорехи в наших системах. Безопасники и армейцы строчат предложения по усилению контроля и изменению процедур. Но я сделал один важный вывод. В существующей системе, катастрофическая утечка технологий рано или поздно произойдет. Тысячи людей преданы мне, но двое предателей - нашлись. И, судя по легкости их поиска, таких тут много. Но этот вывод я никому не озвучил. Рано пока, надо все обдумать.
   Адлер изолирован совершенно недостаточно. Контакт с Лияшем и Мавролако надо контролировать еще жестче. Вот как раз в Чембало это будем делать заново, надо все заранее продумать.
   Эта шпионская история меня совсем отвлекла, а ведь тут у нас война с османами. Тут на днях дипкурьер привез ноту из Порты - султан соизволил объявить войну официально.
   В районе Ло Вати командует Аким, каждую ночь приходят от него отчеты, сел их читать.
   Османская группировка войск вблизи Ло Вати обосновалась у реки, вне досягаемости нашей артиллерии. Османы обосновались, и стали усиленно разведывать окрестности. И в первую очередь их интересует проход на север. Но севернее Ло Вати горы подступают почти к самому морю, только у берега полоса в пару километров. Но эта полоса легко простреливается с кораблей. Дальше - горы, заросшие лесом. Пройти там может только пеший - ни обозу ни артиллерии там не пройти. Верхом очень тяжело, и их конница туда не пошла. Кавалерии у осман около двух тысяч, почти все остальное войско - пешие азапы, почти что ополчение. Янычар в этом войске не видно, что-то не самые лучшие войска против нас султан выставил.
   Послали они сотню конницы искать пути. Те пошли назад, вверх по реке Чорохи, а потом по ее правому притоку. Прошли километров пятьдесят, а там проход к реке Супса, по которой можно спуститься к морю. Но не доходя устья можно пройти в долину реки Риони, в устье которой стоит наш пост Поти.
   У нас есть карты местности, пусть и не очень подробные. Когда разведка доложила, что конница пошла вверх по реке, Аким понял, где они выйдут к Риони. Конница в горах это не то что конница в степи. Путей, пригодных для лошадей в горах немного. А если сюда добавить, что ближе десяти километров к берегу они подходить не будут, то проход обозначился однозначно.
   В засаду послали всего один взвод. Не драгуны, но поедут верхом, от Поти там километров двадцать пять. И два сапера с минами. Место для засады хорошее, в горах такие места часто встречаются. Дорогу дальше заминировали под головной дозор. Растяжки для этого мы ставим высоко на шестах или деревьях, против конных. Мина похожа на ПОМЗ-2. Через полсотни метров поставили еще такую же растяжку, вдруг уйдут вперед прорываться.
   Этот взвод вооружен уже по новой норме. В каждом отделении пять магазинных винтовок и два карабина. Стрелять в засаде будут из винтовок, карабинеры прикрывают. Это на случай если османы попрут на засаду, из карабинов вблизи можно создать высокую плотность огня. Но это вряд ли. Взвод расположился на пригорке, и лошади на такой крутой склон, да сквозь кусты, не пойдут. Человек пройдет, но это надо спешиваться. Под огнем всадники этого делать не будут. Скорее всего попытаются рвануть куда-нибудь. Кроме как вперед или назад, могут податься вправо, удалиться от засады к противоположной стороне ущелья. Тогда расстояние стрельбы увеличится со ста двадцати метров до двухсот пятидесяти.
   Наблюдатель доложил - идут османы. Наконец-то! Заждались. Командир взвода еще раз пробежался вдоль залегших бойцов. Тут все нормально. А вот лагерь, где остались лошади и два карабинера далеко, километра два, не проверить. "Без приказа не стрелять" еще раз напомнил подпоручик. "Да слышали уже" подумали солдаты.
   Опять потянулись долгие минуты ожидания. Но вот движение - появился головной дозор. Четверо всего. Пропустили, опять ждем. Вот появилась колонна. Расстояние между головным дозором и колонной небольшое, а мы мины поставили намного дальше, чтобы тревога у осман раньше времени не случилась. Это легкая конница - акынджи, по оснащению ближе к татарам, доспехов почти нет.
   Колонна все тянется, но уже пора. "Огонь!" - залп двадцати винтовок разорвал тишину. Перезарядка, прицеливание - и снова залп, но уже не такой стройный. Каждый стреляет по готовности. Сто двадцать метров для такой винтовки - совсем близко, если есть время прицелиться. Попадает почти каждая пуля, если не во всадника, то в коня. А у самих осман огнестрела почти нет - пики, сабли, луки. Только несколько пистолей, тюфенков-мушкетов нет совсем.
   После первых выстрелов османы остановились, и даже рванулись было к врагу на звук. Но остановились перед крутым склоном. Лучники собрались стрелять, но не видят - куда. Солдаты в оливковой форме залегли среди кустов и камней - разглядеть сложно. Особенно, когда не знаешь, что надо искать лежачих и зеленых, а не разноцветных, стоящих в полный рост.
   По замершим на месте всадникам попадать еще легче, колонна стала таять на глазах. Крики раненых, ржание лошадей - такие знакомые признаки боевого хаоса. Тут убили командира сотни - еще бы, такая яркая цель. И османы рванули - те, кто в хвосте колонны - назад, остальные - подальше от звуков выстрелов. Но и у дальнего склона ущелья пули их настигали, только целится стрелкам надо тщательней. Османы это начали понимать, и тоже ушли назад, те, кто смог уйти.
   Всего несколько минут стрельбы, и на поле боя не осталось ни одного всадника. Были лошади, потерявшие седоков, были раненые на земле - верхом ни одного.
  
  
   У подпоручика было два основных варианта окончания боя. Первый - обстрелять, в случае интенсивной контратаки османами - отступать к поляне с лошадьми и уходить к Поти. Лес тут густой, верхом не пройдут, а пешие пока поднимутся в гору - можно успеть оторваться. Но тут явно был второй вариант - враг понес большие потери и отступил. Так что лежим, наблюдаем.
   Сейчас две опасности - османы могут попытаться вернуться и обойти с фланга. Но там тоже густой лес и скалы - верхом не пройти. И где-то слева бродит головной дозор. Подпоручик послал третье отделение усилить дозор правого фланга, а первое - дозор левого. А сам стал рассматривать поле боя. Да какой это бой! Османы стреляли по ним из луков, но ни одна стрела даже близко не упала. Значит, османы их даже не видели. Вот что значит - винтовки. Лежи и стреляй. Никто тебя не видит. А если даже увидит - попробуй попади в лежачего. А из лука лежа не постреляешь, надо хотя бы на колено встать.
   У осман большие потери - больше полусотни тут лежит. Особенно в том месте, где первая половина колонны остановилась в первые секунды стрельбы. Там более тридцати убитых цепочкой лежит - как ехали, так и попадали. И по всему полю раскиданы. А лошадей убитых совсем мало, солдаты хорошо стреляют.
   Тут как громыхнет, подпоручик аж подпрыгнул от неожиданности. Это мина сработала. Вот и дозор нашелся. Интересно, весь? Посидели еще немного, никто не появляется. Можно уходить, задание выполнено.
  
   Наблюдатели доложили Акиму, что в лагерь вернулись всадники. Меньше трех десятков вернулось, хорошо стрелки в засаде отработали. Из этого похода османы сделают однозначный вывод - надо послать больше войск. Большое войско нам не остановить, и мы решили провести диверсию, чтобы еще потянуть время.
  
   Создание пулемета давно буксует, и я решил сделать хоть какую-то замену ему. Единственный приемлемый вариант - 65-мм орудие с картечными выстрелами. Но тут надо много доработок, прежде всего не устраивает эффективность чугунной картечи - она крупная, 19 мм, и поэтому ее в выстрел помещается мало, всего около сотни штук. Тут я не пожалел ресурсов, и решил применить свинцовую картечь. Зря я, что ли, свинцовый магнат. Чугунная картечь весит 25 грамм, свинцовая, того же веса, будет уже 16 мм в диаметре. Но меньший диаметр будет иметь меньшее сопротивление воздуха, при том же весе. Свинцовая картечь будет эффективней чугунной. Чтобы сравнять эффективность, свинцовую картечь можно еще уменьшить. Уменьшили до 14 мм - 16 грамм. В тот же вес теперь помещается полторы сотни пуль при той же эффективной дальности. Это уже лучше.
   Хочу попытаться использовать картечницу на манер тачанки, но совсем буквально повторять не надо. Нужен легкий лафет, с хорошим ходом и такой же передок. Быстро выехать на позицию, отстреляться, быстро удр... отступить.
   Сварные стальные колеса, как для сельхозтехники, только диаметр больше. Спицы из тонкого уголка, легкие получились колеса. На осях бронзовые втулки с масленками, если смазывать перед боем - отлично крутятся. Лафет из тонких уголков и двутавров, передок тоже очень легкий. Лафет пушки прицепили к передку, возница уселся на место, и одна лошадь потянула это все по ровной дороге. А пара лошадей потянула рысью.
   Но один возница из пушки стрелять не сможет, посадили на лафет и передок весь расчет - лошадям стало тяжело. Решили, что остальной расчет поедет верхом, нельзя снижать скорость. Вот такая конная артиллерия получается.
   Еще оказалось, что пушка при выстреле сильно отскакивает, легкая слишком. Первый испытатель теперь лежит со сломанной ногой. Стрелять надо только с длинной веревочкой.
   На полигоне обкатали - действительно, можно быстро выйти на позицию, быстро уйти. Медленней, чем тачанка, еще уходит время чтобы отцепить-прицепить передок. Но, зато, это пушка. Можно и фугасным забабахать, пулемет так не умеет.
   Но одну пушку так применять - смысла мало. Вот если выкатить батарею - шесть штук, то можно создать очень неплохую плотность огня. Не всякая конница сможет прорваться к такой батареи. Хотели испытать эту пушку близ Ло Вати, но Аким написал, чтобы не присылали.
   Оказывается, нет там таких ровных мест, чтобы можно было лихо подкатить пушку. Это не степь. Там даже кони под седлом ходят, в основном, шагом. Чтобы ноги не переломать. Есть отдельные дороги, по котором арба проходит. Но привязывать бой к дорогам - тактически не правильно. Тем более, в районе османского лагеря хоть и почти ровная долина, но ее пересекают множество ручьев. Пушка там пройдет с трудом, ни о каком внезапном нападении речи нет.
   Это что получается? Даже если б у нас были тачанки с пулеметами, то мы бы их там не смогли бы использовать. Нет, конечно, можно использовать в обороне. Либо провести общевойсковую операцию - наступление. С выдвижением на позиции, и их удержанием. С использованием пехоты и артиллерии. Можно, но не при таком катастрофическом численном преимуществе врага. А вот наскочить, обстрелять, нанести серьезный урон личному составу, и быстро отступить - не позволяет рельеф местности.
   Поэтому решили применить уже проверенное оружие. Один пехотный взвод участвовал в разгроме конницы близ Поти, они уже приехали в Ло Вати. Другой, такой же взвод тут уже был. Лагерь осман стоит на другом, правом берегу реки. Через реку - заливной луг, за ним лес. До леса чуть меньше километра. Большая часть луга заросла травой и кустами, у самого берега галечный пляж. От кромки травы и кустов до осман метров триста через реку.
   Вечером оба пехотных взвода доехали верхом до края леса, переночевали. Перед рассветом прокрались по траве и кустам до открытого места. Дождались, когда хорошо рассветет, и османы начнут ходить по лагерю. В лежачих попадать трудно. И по команде дали залп из сорока винтовок. Османы повскакивали уже все, лагерь забурлил. По такой толпе и промахнуться трудно, отстреляли в быстром темпе по магазину - четыреста патронов ушло.
   Сменили магазины, тут к реке всадники подались, на звук. Река в этом месте неглубокая, конь по дну переходит. Но поток сильный, вода холодная, на дне большие камни лежат. Очень неохотно кони лезут в реку. Всадники начали заходить в реку, стрелки перешли на прицельный огонь. Триста метров для стрельбы лежа из такой винтовки - не сложная дистанция. Десятки всадников так и попадали из седел на самом берегу. Отступили османы от берега. Стрелки добили магазины по толпе и опять перезарядились.
   Недалеко от берега начала выстраиваться большая группа всадников для атаки, более двухсот сабель. Командир стрелков решил не рисковать, в быстром темпе отстреляли магазины по лагерю - на кого пошлет. И бегом в лес. Там на коней и в крепость, преследователей даже не видели. Таким образом, отстреляли по османом почти прицельно тысячу двести патронов. Полтысячи убитых и раненых должно быть, как минимум.
  
  
  
   Третий корвет максимально достраивали в эллинге, там теплее, чем на воде. Но там слишком низкая крыша, и не помещаются носовые орудийные башни и передняя часть надстройки. Но зато было время доделать почти все основные системы, и на воду его спустили почти готовым к эксплуатации. Из крупных недоделок, кроме носовых орудийных башен, ещё недоделанный капитанский мостик. Ну и соответственно - часть систем управления кораблем. Мелкие недоделки даже не считаем, будут доделывать в процессе освоения, мастерами вместе с матросами.
   Чуть было не назвал третий корвет по инерции "Ураном", после "Юпитера". Но вспомнил про неприглядную судьбу бога неба Урана, и отказался. Пошёл другим путём, Юпитер, Марс - бог войны. А его греческий вариант - Арес. Этим именем когда-то хотел назвать второй речной корабль, но выбрал для него более мирное имя - "Гермес". Но имя бога войны неплохо подходит для четырех пушечного корвета. Так что на волнах в нашей бухте закачался корвет "Арес".
   Ещё он заметно отличается от своих старших братьев - он чёрный. У нас опять дефицит льняного масла. Летом купцы с Руси привозили масло бочками, но даже с учетом добавок других масел с сиккативами, на все наши новые корабли не хватает. У "Ареса" масляным свинцовым суриком окрашена только подводная наружная часть борта. Все остальное чёрным каменноугольным лаком, битумный нефтяной тоже кончается. Так что "Арес" у нас - чёрный корабль.
   У Фёдора в Воронеже есть льняное масло, несколько бочек, но Дон пока скован льдом, ждём. А для Федора у нас готов паровой колесный катер. Сделали для него два редуктора на конических шестернях. Теперь его трансмиссия работает так - на выходном валу паровой машины два шкива ременных передач, крутящий момент разделяется на два потока - левый и правый. От ведомых шкивов идут две карданных передачи, внутри деревянного короба, чтобы никого на валы не намотало. Шарниры Кардана мы используем давно, самый первый вал трансмиссии от водяного колеса в Чернореченске соединялся такими шарнирами, только деревянными. Сейчас у нас валы из стальных труб, вилки и крестовины литые, на крестовинах бронзовые втулки. Вот только консистентных смазок у нас нет, смазываем жидкой смазкой. При интенсивной эксплуатации это надо делать каждый день.
   Карданные валы вращают ведущие шестерни угловых редукторов, которые уже с большим моментов вращают гребные колеса на корме. Штурвала и пера руля на катере нет. На ременных передачах стоят натяжные ролики на рычагах, к ним ведут тяги рычагов управления с капитанского места. Управление как на тракторе - если потянуть один рычаг, натяжной ролик ослабляет ремень, передача перестает передавать момент, катер поворачивает.
   Катаются на катере по бухте, когда сильного ветра нет. Катер у нас явно речной, борта низкие, большой волны боится. Но зато не боится мелей - специально пробовали зайти на мель с мелкой галькой, чтобы камнями дно не пробить. Если мель не сильная, катер себя протаскивает, гребными колесами. Со скрежетом, обдирая краску. Можно частично выползти носом на берег, а потом сползти в воду. То что нужно для верховий Дона, вот и ждет катер отправки в Воронеж.
  
  
  
   Запустили вторую установку по переплавке свинцово-цинковой руды. Ну установка - громко сказано, стальной куб внутри печи. Внутрь закладывают руду с толченым углем, и сильно нагревают. Через трубочку пытаются выйти пары цинка, конденсируются, высыпаются блестящими дробинками. Внутри остается свинец с большим содержанием серебра.
   С помощью двух установок, работающих в три смены, стали уверенными темпами сокращать кучу руды. Но черкесские купцы периодически еще привозят. Не так много, как осенью, все-таки тут зима была, Кубань иногда замерзала. Привозят, а я отказать им не могу, в этой руде и свинец, и цинк, и серебро. Когда уйдем из Адлера, буду руду складировать в Матреге, вывозить большой баржей. Это серебро сейчас наш основной источник дохода. На складе уже лежит около пятнадцати тонн свинца, это только то, что не увезли на продажу. Около двенадцати тонн цинка - его никому не продаем, но начали интенсивно расходовать. Много уходит на оцинковку - болты и гайки для кораблей используем только оцинкованные, цистерны для воды еще. Стали делать орудийные гильзы из латуни. Наконец-то пришли к нормальному статусу цветных металлов - латунь стала для нас доступнее бронзы. Хотя бы из-за меди, ее в бронзе около девяноста процентов, а в латуни около шестидесяти.
   Лить латунь сложнее чем оловянно-цинковую бронзу, но мы этот метод еще на маленьких гильзах отработали. А с большими гильзами даже проще - стенка толще. Но зато гильзы лучше - латунь пластичная, не трескается, гильзу можно переснаряжать многократно.
   В техпроцессе получения серебра узким местом у нас является гальванический аффинаж. Я уж думал, что придется уезжать с большим количеством "серебряного" свинца. Но там еще один этап, довольно простой. В расплав свинца добавляется точно отмеренная порция цинка - получается серебряно-свинцово-цинковый королек и чистый свинец. Цинк опять отгоняется в железной реторте, серебряно-свинцовый сплав идет на аффинаж.
   Так что на склад пошли массово пудовые слитки свинца с клеймом "Ч", а под охрану - серебряно-свинцовые слитки. Так уже проще, потом постепенно электролизом переработаем.
  
  
  
  
  
   После достройки баржи "Церера", корабелы-плотники заскучали. Досок много, а строить больше нечего. Занялись они ремонтом мавн, которые мы используем как баржи. Как я уже говорил, баржи из них неудобные - борт высокий, сами узкие - но что есть, нормальных барж у нас только две: "Деметра" и "Церера". Для ремонта деревянных судов доски расходуются мало, тут больше в дело пошёл битум низких марок. Промежуточный продукт, полностью не очищенный от жидких углеводородов. Он до конца не твердеет, очень хорошо борта герметизировать.
   Эти мавны сейчас в бухте стоят, прошедшей зимой мы грузоперевозками почти не занимались, зимой в море плохо - холодно и штормит. Уголь и руду запасли до конца осени, и зимой работали уже спокойнее.
   В Адлере уже тепло, а на Дону ледоход ещё не начинался. Скоро надо начинать переезжать в Чембало. Все думаю, как поселить своих мастеров изолированно. Чембало больше Лияша, и соблазнов там ещё больше. Гликерию вспомнил - надо съездить к ней.
   Так, не отвлекаться. Своих надо поселить отдельно, изолированно. Может на этом "плавдоме", что делали для шахтеров, на базе все той же мавны? Поставить в бухте, контроль контактов неплохой получается. Только тесно там, их надо селить с семьями, комфортно. Воображение рисует круизный лайнер, каюты-комнаты для каждой семьи. Все живут комфортно и счастливо...
   Мавна вполне себе лайнер этого времени - без малого, полсотни метров длиной. Только узкая как пирога, мало полезного объёма. Идея! Я понял! Я на чем сюда по Дону прибыл? На катамаране, из двух стругов сделанном! Сделаем катамаран из двух мавн - вот он, круизный лайнер. Только без двигателя - брандвахта, плавдом.
   Побежал в конструкторское бюро, сели проектировать. Пацаны тут тоже за новыми проектами соскучились. Теперь мавны - это поплавки катамарана. Починим, врежем водонепроницаемые переборки. Внутри грузовой трюм получается - склад припасов, танки для пресной воды. Грузоподъёмность мавны около восьмидесяти тонн, но это мы опасались что волна через борт захлестнёт, недогружали. Теперь в основной части они будут накрыты надстройкой, нос и корму накроем палубой. Волны будут не страшны, можно нагружать гораздо больше, тонн сто двадцать - сто сорок.
   Получается очень большая нагрузка на балки-соединители поплавков. При волнении их будет вырывать из корпусов поплавков. Чтобы все не развалилось, балок надо много, их надо ставить почти по всей длине, оставим метров десять на носу и метров семь на корме. Чтобы длина надстройки была тридцать метров. Поплавки шириной около шести метров, это мы гребную палубу убрали, из-за неё галера казалось широкой. Пролёт назначили восемь метров, получается полная ширина жилой надстройки двадцать метров. Сами балки будут в виде ферм, хорошо врезанные в корпуса поплавков, верхний пояс ферм - бимсы корпусов.
   Общая площадь жилой надстройки - шестьсот квадратных метров. Это один уровень, надстройка будет двухэтажной - тысяча двести квадратных метров. Часть уйдёт на общие и служебные помещения - столовая, санузлы, душевые, коридоры. Жилые комнаты будут разной площади, от пятнадцати до двадцати пяти метров, для семей разного размера. Получилось сорок четыре каюты. Сама надстройка - большой, двухэтажный каркасный дом. Внутренние перегородки из тридцатой доски, наружная стена - из пятидесятки. Да, такое все тонкое, но иначе очень тяжело получается, одного леса уже больше сотни тонн.
  
   У нас досок второго, третьего и четвертого сорта очень много. Но это не ГОСТовские сорта, первый сорт у нас идет на ответственные конструкции кораблей - доски идеального качества. Второй сорт идет на вспомогательные судовые конструкции, тоже очень хорошие доски. Так что эту надстройку можно строить в основном из третьего и четвёртого сортов. Второй сорт пойдет на перекрытие второго этажа - это будет палуба - и пол и герметичная крыша одновременно. Будет иметь слегка выпуклый профиль, чтобы вода быстро сходила. На самом верху получается огромная площадка, по периметру леерное ограждение. Вот пусть там люди отдыхают, и не надо даже будет на берег сходить.
   В каждую комнату, или каюту, нужно окно. Иллюминатор. Они будут небольшими, все-таки иллюминаторы. Но прямоугольными, тридцать на сорок - как окна. Или форточки. Это мы стекла такого размера сейчас льем. Поэтому жилые комнаты располагаются по периметру, в середине служебные помещения. Но их как-то тоже надо освещать. На втором этаже проще. По центру крыши сделаем световые фонари.
   Боковые стенки надстройки заподлицо с бортами поплавков, не будет прохода вдоль бортов снаружи. Это не только выше защищенность от абордажа, но и усиленный контроль за контактами с внешним миром. На уровне палубы поплавков получаются две площадки на баке и одна поперечная на корме. Вот как раз между баками поплавков очень удобно будет принимать шлюпки, там и волна меньше, и можно грузовой кран установить.
  
   Всю ночь до утра рисовали эскизы, считали, спорили. Хорошо получается, и вправду, круизный лайнер. Деревянный. Вот это немного вызывает опасения - пожароопасность, отвыкли от этого со стальными кораблями. Под камбуз сделаем отдельный отсек из листовой стали, и печь будем топить только там. Ставить печи в каждую каюту нельзя, сгорит корабль быстро. Скорее всего придется делать водяное трубопроводное отопление. Это же сколько труб! Металлический камбуз прирос такой же котельной. Ладно, до зимы далеко, пока судно будет без отопления. А пока прохладно, можем сшить всем спальные мешки из овчины - очень удачные получились. Хотя, пока построим, лето начнётся.
   Опомнился. Пошёл проверять остальные дела, у нас тут война, а я кораблики рисую.
  
   Почитал доклады Акима. После диверсии с обстрелом из винтовок, османы перевели часть лагеря на левый берег. Выставили караулы, конный патруль ходит кругами. Видно, чувствительный урон им нанесли. А, может, убили какого-нибудь эфенди или агу. Больше недели османы ничего не предпринимали, наши предложили повторить диверсию. Но изучив позиции, поняли, что добиться значимого результата без потерь не получится.
   Предлагали привезти из Порт-Перекопа трёхдюймовку на полевом лафете. Подкатить ее ближе, и обстрелять лагерь шрапнелью. Но побоялись контратаки осман. Они могут попытаться захватить орудие, невзирая на потери. Да и такое орудие только одно, артобстрел получается жиденький.
   Наши бронетранспортёры на воловьем ходу сюда тоже не годятся. Они по ровной степи ходят небыстро, избегая ямок. А тут они только до первого ручья дойдут.
   Сейчас бы сюда бронетранспортёр настоящий! Мне только двигателя не хватает. Резина для колес не нужна, на стальных колесах поездим. В броне и пулемет не нужен, конницу можно подпускать вплотную и расстреливать из карабинов. Гусеницы тоже не нужны, тяжелые и сложные, мне проще многоколесный полный привод сочинить, шестерни у нас уже неплохие получаются. Вот только броневик выйдет тонн на пять весом, не меньше. И чтобы он передвигался по не сильно пересечённой местности, двигатель нужен на сотню лошадей. А лучше на две сотни.
   Достал чертежи двигателей - я уже несколько вариантов нарисовал. Нее, до броневиков еще очень далеко. Пока все только на бумаге, даже экспериментировать не начинали. А чем заправлять? Как назло, из продуктов нефтепереработки остаются только керосин и соляровое масло. Бензиновые фракции почти все расходятся на красители, тнт и растворитель для лака. Мало нефти добываем. Может, надо там скважину пробурить? Но буровая установка это тема не на один месяц. Раньше надо было. А я корабли строил. Но с кораблями у меня возможность маневра. Так что придётся воевать без броневиков, мешать продвижению осман. А новыми разработками будем заниматься уже в Чембало.
   Но ночью пришло еще сообщение с фронта. Утром лагерь осман пришел в движение, и более половины войск двинулось вверх по реке. По тому же маршруту, каким ходила конная сотня. Это значит, дня через четыре они выйдут к Риони и Поти. А часть войск, где-то одна треть, осталась на прежнем месте.
   Устраивать двумя взводами засаду на десятитысячное войско мы не рискнули. Только поставили мины на пути, первая - растяжка, потом еще пяток нажимных мин, через большие, неравные промежутки. То, что при этом происходило на марше в османском войске, можно только вообразить. Но вместо четырех дней, они выходили к Риони девять. Вышли в долину реки, стали спускаться к морю, а там корвет стоит. Хотя никакой крепости там у нас нет, на одном берегу реки - рыбацкая деревушка, на другом - три домика, пост Поти. Гарнизон - одно отделение, и те уже на борту корвета. Но "Юпитер" охраняет не эти три домика, у нас тут поля. Самые большие наши посадки картофеля и пшеницы. Вот только не знаю, стоит ли бороться за них. До времени сбора урожая еще около двух месяцев. Но ранние сорта картофеля уже созревают, можно будет убирать через месяц или даже раньше. Вот этого есть шанс дождаться.
   Османы стояли на реке два дня, играли с корветом в гляделки. Так и не поняв, что он тут охраняет, пошли на север. "Юпитер" двинулся параллельным курсом, оставив шхуну охранять огород. Около полусотни километров османы двигались нормально, но потом горы приблизились к самому морю. Нет, у моря еще можно было пройти, но корвет создавал возможностями своей артиллерии запретную зону. Османам приходилось двигаться по горам, заросшим густым лесом, где каждая речка - ущелье. За день войско не проходило и десяти километров. Телеги пришлось бросить, припасы везли во вьюках, артиллерия с небольшим войском повернула обратно к Ло Вати. Кавалерия превратилась в обоз. Старший механик "Юпитера" ворчал, что можно было бы встать на якорь и котлы не топить. Все одно османы за сутки не уходили из поля зрения стоящего на одном месте корабля.
   Одно из ущелий с речкой было особенно тяжело для переправы. Если люди, простимулированные командирами, отважно шли в холодную воду, то кони отказывались ступать в бурный поток. Османская кавалерия попыталась схалтурить, спуститься ниже, туда, где переправа проще. Но всего лишь один выстрел фугасным снарядом из трехдюймового орудия убедил осман вернуться к ранее выбранному маршруту.
   До Себастополиса оставалось менее тридцати километров, но утром, османское войско не свернуло лагерь и не двинулось дальше. Так они стояли почти неделю, жгли костры даже днем. Разведчики сходили посмотреть, вернувшись - доложили: "Много осман с горячкой слегли, сотни уже похоронены, еще могилы копают".
   Когда я прочитал эти строки отчета, подумал - "Надо же, генерал Мороз умудряется помогать русским даже тут, на юге, при плюсовой температуре". Вода в речках ледяная буквально, на вершинах этих гор еще снег не растаял. В этих горах заметно холоднее, чем в долине Ло Вати.
   Наконец-то османы вывалились в долину северо-восточней Себастополиса. Место для лагеря тут удобное, пушки корвета не добивают. Деревня на берегу реки, но вот только пустая.
   Когда мы поняли маршрут османов, послали во все деревни, на их пути, солдат. Они объяснили жителям, что идут османы, будут их грабить. Уходите с припасами в лес, уводите скотину. Ага, так они и послушались. Ушло в лес только около трети деревни. Послали солдат снова, сказали: "Даем два дня. Потом придем, все, что съедобное тут останется - заберем". Наблюдатели доложили - через день еще часть жителей ушла, но и осталось еще много. Наутро послали отряд солдат. Солдаты шли не спеша, и когда подходили к деревне, увидели жителей, уходящих в другую сторону. Опустела деревня. Ну не верят люди словам.
   Османы встали лагерем, грамотно встали. Караулы выставили, конные дозоры пошли. Подскочить и обстрелять уже не получится. Можно обстреливать из винтовок метров с 600-800, но на это жалко патроны, а артиллерию не подтянешь.
   В этом районе у нас одна серьёзная крепость - Себастополис-Сухум. Остальные - Песонко, Никопсия, Какари - это фактории, укреплений нормальных там нет.
   Османы постояли так три дня, видимо, отдыхали после трудного перехода. Затем большая часть войска двинулась дальше. И тут я понял одну из задумок великого Визиря. Напротив каждой нашей крепости он ставит небольшое войско - две-три тысячи. Небольшое для него, но у нас в крепостях гарнизоны - не более взвода. Приходится усиливать гарнизоны, а то и корвет добавлять. Растягивает нашу оборону, с его численным превосходством, и нашей географией городов, это не сложно. А корветы так кончаться очень быстро.
   Послал пароход с баржей, из трёх соседних факторий забрал гарнизоны, приказчиков, товары. Все что можно было забрать ценного - забрал. Солдат в Себастополис, остальное в Мавролако и Адлер.
   Османы пошли дальше, профиль местности тут позволяет нормально идти, не приближаясь к морю. Прошли Песонку и уткнулись в край Большого Кавказского хребта. Через самые горы им не пройти, там даже снег ещё не растаял, несмотря на весну. Можно было бы пройти у самого моря, там даже тропа есть. Но в море корвет маячит - только сунься. Остался один вариант - подниматься по реке Бзыбь и искать там перевал. Узнали у местных - проход там есть.
   Но мы к этому почти год готовились. Егеря тут всё изучили, нашли много подходящих мест для засад. И как только колонна войск втянулась в ущелье, начались обстрелы. Группы егерей небольшие, одно отделение - пять винтовок, два карабина. Но стреляют метко, и места для засад выбирают такие, что контратаковать их совершенно невозможно. Первая же засада убила и ранила около сорока осман, казалась бы - совсем немного. Но невозможность добраться до стрелков на горе, общая беспомощность - сильно повлияла на настроения осман. Воины пытались быстрее выйти из зоны обстрела, прятались за деревья. Войско забилось в лес и выползло подальше от опасного места.
   Двигаться по лесу такому войску тяжело - очень медленно получается. Вышли на тропу - взорвалась мина на дереве, опять встали. Прошли ещё несколько километров - опять засада. Чем дальше по ущелью, тем труднее и уже дорога. Колонна войска вытянулась на несколько километров. Войско дошло до стрелки, где в реку впадает приток, по которому и надо идти к перевалу. Место тут относительно открытое, османы встали лагерем. И во все стороны, через лес, полезли небольшие отряды осман, по два-три десятка - то ли разведка, то ли дозоры. Один из отрядов напоролся на отделение егерей. Егеря перебили чуть ли не половину отряда, османы обратились в бегство. Самозарядный карабин в лесу очень эффективен, ещё стрелки с винтовками добавили.
   Но таких отрядов много, получается, что егеря воюют с этими отрядами, но подобраться и обстрелять основной лагерь не могут. Через несколько дней такие отряды целенаправленно начали продвигаться к перевалу. Но там продвигаться ещё труднее, а устраивать засады ещё удобнее. Пока что ни один отряд не достиг перевала, сотни осман убито на берегах этой речки. Появились потери и среди егерей, единицы, но у нас и егерей немного. После нескольких дней упорного штурма горных троп, напор осман стих. Такое впечатление, что они разведали путь и готовятся к настоящему штурму.
   Но прошло несколько дней, ничего не происходит. Османы обустраивают лагерь, строят шалаши вдобавок к шатрам. Тут ещё наши гонца перехватили, донесение переправили в штаб, в Адлер. Там у нас есть несколько знатоков османского.
   Но в письме только описание пройденного пути, и засад, что мы устраивали. Видимо, это не первый такой гонец, и не последний. Такое впечатление, что это разведка. Вот это да! Эта семитысячная группировка в полусотне километров от Адлера - разведгруппа? Какое же будет основное войско?
  
  
   Тем временем, штаб разрабатывал еще одну операцию. Для диверсий в Мраморном море надо прорваться через крепость Румелихисар. Планировали без меня, и насочиняли. Посчитали, что для нейтрализации каждой из четырёх башен надо сто 76-мм фугасных снарядов, и поставили план производственникам 450 штук, 50 запас. Отлили корпуса, но то мелочи - три тонны чугуна. Но они залили уже двести двадцать штук тротилом! Потратив почти все наши запасы - сто пятьдесят килограмм. А я планировал снарядить этим толом 65-мм снаряды, хватило бы на семьсот штук. Этих снарядов надо много, для войны на море они оптимальны, преимущество на море нам терять нельзя. Запас снарядов есть, но этого недостаточно.
   Сырьё для производства тола есть - и селитра, и сера, и толуол. Хотя селитра интенсивно расходуется на черный порох. Но производство кислот и само нитрование происходит медленно. Чтобы наверстать планы по 65-мм ОФСам надо ещё месяц работы химикам. Что-то опять маячит снарядный голод, но уже на другом уровне. Надо ещё что-то иметь для войны.
   У нас же есть еще одно взрывчатое вещество, которое мы можем производить - хлораты. Мы производим в небольших количествах хлорат калия для капсюльных составов. В свое время я отказался от массового производства хлоратов, они требуют большого количества электроэнергии. Но тогда и энергия у нас была в дефиците. Сейчас только электролизеры меди и серебра потребляют на порядок больше электричества, чем мы производили тогда. К тому же генераторы для электролизеров имеют очень большой выходной ток при низком напряжении, это так же подходит и для установок для производства хлоратов. Которые тоже являются электролизерами, даже более простыми по конструкции. Для этого мы используем высокие кувшины с графитовыми электродами, электролит и сырье - раствор хлорида натрия. Кувшины высокие чтобы хлор не улетучивался и успевал прореагировать. Очень простой техпроцесс, если есть электричество. Есть тонкости с разрушением электродов, но все решаемо, просто больше возни с очисткой продукта.
   Если не нужны капсюля, а нужна взрывчатка, то можно обойтись хлоратом натрия вместо хлората калия. Это хорошо, так как запас хлорида калия у нас есть, но он не безграничен, как источник хлорида натрия. Хлорат натрия более гигроскопичен, но его можно защитить от влаги, пропитав просушенный порошок соляровым маслом и парафином. Получается шеддит, популярная взрывчатка конца девятнадцатого века. Шеддит по мощности не уступает динамиту, и при этом гораздо менее чувствителен к удару. Натриевый шеддит даже мощнее калиевого.
   Пособирали по Адлеру кувшины и амфоры. Около генераторов, имеющих излишки мощности, появились разномастные электролизеры. Обучили троих рабочих, установки работают круглые сутки. Еще операции по очистке и перекристаллизации, но это проще. Стали получать несколько килограммов хлората натрия в сутки.
   Замесили взрывчатку. Взрывается отлично, даже немного сильнее тринитротолуола. Но вот чувствительность к удару довольно высокая. Не динамит, но взорваться от удара может. Долго спорили, можно ли стрелять из пушки снарядами с шеддитом. Испытать не рискнули - пушку жалко. Ведь шеддитом можно снаряжать ручные гранаты. Так и решили - будем производить шеддит, теперь можем расширить производство гранат без ущерба для производства снарядов.
  
   Для артиллерии есть еще один вариант. Шрапнельные снаряды не требуют дефицитных ресурсов, только сталь, немного меди на ведущие пояски и чёрный порох. Даже сделали литьевые формы для бронзовых деталей дистанционной трубки, можем производит ее массово. Но работает она ненадежно, примерно каждый пятый выстрел или срабатывает не вовремя, или не срабатывает совсем. На заседании совета решили - ну и фиг с ним, пусть не все срабатывают, полетит болванка во врага. Поставили производственникам план - двести штук 76-мм шрапнельных снарядов. Ещё и сотню гильз заказали. Переснаряжать мы можем быстро, но чтобы меньше зависить от логистики и других случайностей, надо иметь резерв гильз. Бронза тоже кончается.
   Но это только один из моментов этой операции. В самом начале мы думали провести диверсию силами одного "Зевса", но мы не знаем, насколько опасна крепость Чанаккале в Дарданеллах. И рисковать единственным приличным кораблем Средиземноморской флотилии не хочется. Но и без его участия в операции обойтись тоже сложно.
   А ведь он ещё "привязан" к Лампедузе, на нем запас пресной воды, и он там главный водовоз. Мы на остров навезли бочек и цистерн, и теперь запаса пресной воды хватает на месяц. А если корвет не успеет вернуться за месяц? Умрут от жажды. Думали, крутили - никак не получается. Единственный выход - уменьшить количество потребителей воды. Решили перевезти сербов на Родос, мы там арендуем большой участок земли, плодородной земли там немного, а для строительства жилья - сколько угодно. Там уже живут несколько семей крестьян, сажают картошку и другие культуры из будущего. Кроме красного перца - его посадили на Лампедузе, чтобы лучше контролировать. На Родосе по нашей земле течёт ручей, есть хороший причал. Это все, плюс еще по одной лире каждой сербской семье - и сербы охотно согласились переехать. Оставили на Лампедузе только четыре семьи для ведения работ по хозяйству.
   В бухте стояла старая мавна с углем. Уголь сербы выгрузили, баржу почистили, немного благоустроили. Тем временем, "Зевс" сходил на Сицилию, залился водой в реке, заправил ею все емкости на водяном терминале. Сербский табор погрузился на баржу, маленьких детей с матерями поселили на корвете. "Зевс" с прицепом отправился в путешествие.
   На Лампедузе кроме нескольких сербских семей остались гарнизон и команды двух шхун, что патрулируют окрестности. С уходом корвета остров без связи не остался, теперь тут есть свой передатчик с локомобилем. Людей стало намного меньше, запасов воды теперь хватит месяца на три. А с учетом колодца и сбора дождевой воды - и того больше.
  
   Но речь шла об операции "Румели". Раздолбать фугасами башни крепости можно, но как-то затратно и тупо. И снарядов может не хватить. Стрелять придется с расстояния более двух километров. Пушки стоят на башнях без особой защиты, но попасть в эти площадки фугасным снарядом довольно сложно. Гораздо проще накрыть шрапнелью. Но это выбьет только расчет, орудия остануться целыми, скорее всего. И в любой момент к пушкам могут выйти новые расчеты и неожиданно открыть огонь. Надо взорвать пороховые склады, это нейтрализует крепость на длительное время. Но порох в подвалах башен, долбать их фугасами - не хватит и пятидесяти штук на башню.
   Надо штурмовать. Стены там заметно тоньше стен башен, проломить фугасными - реально. А на штурм позову Родосских рыцарей - у нас с ними договор как раз на случай войны с османами. Придется делиться добычей, но это не важно. Тем более - Румелихисар гораздо беднее столицы, там и гражданского населения очень мало, можно рассчитывать только на военные трофеи. Но рыцари должны согласиться, пушки и порох им тоже нужны.
  
  
   Третий корвет мы спустили на воду, и у нас освободился первый эллинг. Османы продвигаются довольно медленно, но построить еще один корвет мы точно не успеем. Надо что-то попроще, чтобы быстрее закончить. Строить систершип "Гефеста"? Так он хоть и небольшой, но по сложности постройки не сильно корвету уступает. Строить катер? Совсем мелочь, да и не нужен нам второй катер. Баржу построить? Баржу успеем. Она чем хороша - у нее рекордное соотношение грузоподъёмности к металлоёмкости. Там вспомогательные части из дерева делаются, из стали только каркас и "мокрая" часть обшивки. Баржу быстро варить, только металла много надо. Что как раз и хорошо - корвет мы на воду спустили, фрегат заканчиваем. Потребление сталепроката сильно упало. Был расход на снаряды, кровельную жесть и цистерны, но там совсем мало, в сравнении с кораблестроением.
   Плановый отдел засбоил - я не поставил стратегической цели. Я не знаю, сколько у нас есть времени до прихода осман. Металлурги погнали номенклатуру деталей корвета, чтобы стан не простаивал. Прокат идет на склад, там начинается - "Куда ставить-то!" Опять бардак. Все, стоп! Делаем баржу.
   Вот только это будет третья баржа, а пароходов для них только два - "Гефест" и "Гермес", неудобно. Надо делать самоходную баржу - вот чего нам не хватало. Только это уже не баржа, а сухогруз, точнее - балкер. Балкеры у нас уже были, парусные, из галер переделанные. А этот будет настоящий, стальной, на паровом ходу. Корпус как у проверенной баржи, только в корме отличие. Углубления для сцепного устройства не будет, будет нормальная корма с рулем и винтом. Из-за этого длина судна увеличится метров на пять-шесть, что хорошо. Водоизмещение и грузоподъёмность тоже подрастет тонн на двадцать-тридцать.
   Вот только какую машину и винт ставить? От корвета - слишком большой винт, у баржи-балкера осадка заметно меньше, такой винт под водой даже не поместиться. Поставит решение от "Гефеста"? Так там два винта, две машины - слишком сложно. Слишком жирно для баржи. Сочинять что-то новое - нет времени, надо комбинировать из того, что есть. Поставить один комплект от "Гефеста"? Слабовато. Хотя это для военного корабля слабовато, для транспорта может и пойдет.
   Посчитал ходкость на бумажке. Груженый балкер должен давать четыре-пять узлов. Я думал - будет хуже. Длина у него увеличилась, число Фруда уменьшилось, вот и прибавка. Пойдет. Медленно, зато сам, потихоньку дотелепает. Все, решено. Металлурги запустили номенклатуру проката для баржи, конструктора дорисовывают корму. Но для металлургов это работа недели на три, что им производить после этого - надо подумать. Та продукция в дело сразу не пойдет, надо будет с собой увозить.
   Пейзаж Адлера стал меняться. Исчезло несколько сараев-цехов. Это уже свернули производства, без которых можно обойтись. Сами сараи аккуратно разобрали на доски, из досок вынули гвозди, гвозди выпрямляют и складывают в ящики. Даже при нашем железном изобилии, выбрасывать гнутые гвозди нельзя - люди не поймут.
   Большинство машин и агрегатов для кораблей построено, но механический цех еще работает, для токарей и фрезеровщиков всегда найдётся дело. Но начали разбирать самые старые станки вместе с центральным валом трансмиссии. Мелкие части станков пакуют в ящики, крупные части - станины обкладывают брусками и досками, получаются "бочки". В таком виде их удобно грузить - можно просто закатить, не используя кран. Тут, в Адлере, у нас кран есть, а в Чембало и Воронеже не будет, выгружать надо вручную. Да и от завода до причала тоже надо как-то доставить. "Бочки" удобнее.
  
  
  
   К изготовлению радиоламп подключил ученика ювелира. Изготовление арматуры лампы - работа очень тонкая. Только вместо серебра - чистейшее железо, вместо драгоценных камней - пластинки слюды. Еще катод из вольфрамовой проволоки. Но результат не менее драгоценен серебряных украшений. Еще ювелиру сделали маленькую контактную сварку на аккумуляторе, стало очень удобно соединять тонкие проволочки и пластинки. Не сразу, конечно, стало получаться. Пришлось сделать несколько вариантов небольших электродов, регулировать-уменьшать мощность. А то тонкие проволочки прогорали моментально. Ну и навык немного надо выработать - подавать дозированный импульс тока, чтобы хорошо проварилось, но не прогорело. Зато арматура стала получаться ровной, жесткой. Сетки натянуты, не болтаются, зазор между катодом и сеткой удалось еще уменьшить.
   Вот теперь каждый занимается своим делом, и работа пошла веселей. Бывший стеклодув, ныне мастер по лампам, теперь сосредоточился на правильном баллоне, качественной впайке электродов, продувке водородом, вакууме и отпайке. Еще нанесение натриевого геттера сквозь стекло. Там, где процессы медленные, откачка и электродиффузия, следит рабочий-подсобник.
   Смотрю - с таким разделением труда они уже могут делать две-три радиолампы в день. Расход материалов на каждую лампу - копеечный. Только кусок вольфрамовой проволоки - артефакт. Но у меня только этого диаметра проволоки еще метров сто пятьдесят, и еще две катушки других диаметров. А зарплату я этим мастерам и так плачу не малую. Так что пусть делают экспериментальные варианты тетродов.
   В конструкции радиоламп есть такой параметр - густота намотки сеток. Но как параметры лампы зависят от густоты этих двух сеток - я не знаю. Знаю только, что экранирующая сетка должна быть более редкой, нежели управляющая. Нарисовал эскизы вариантов комбинаций сеток, получилось двенадцать штук, пусть делают. Будем снимать вольт-амперные характеристики, узнаем зависимости характеристик от конструкции.
   Тем временем экспериментировали с триодом, вторым - "водородным". Бросили попытки сделать из него приемник, транзисторные приемники у нас хорошие, чувствительные и экономичные. Двести транзисторов позволяют сделать пятьдесят приемников, нам пока хватит. Приемники стал делать на четырех транзисторах, работает надежней и громче, меньше требований к наушникам. Но всегда можно перейти на трех транзисторные приемники, тогда их можно будет сделать шестьдесят шесть штук.
   Из триода сделали телеграфный передатчик на 10 МГц, при 120 вольтах анодного напряжения, он выдает два с половиной ватта. Лампа получилась довольно мощная. У них просто - увеличил площадь электродов и сеток - мощность увеличилась, ну еще катод должен обеспечить необходимую эмиссию электронов. Еще можно увеличить анодное напряжение, мощность вырастет соответственно. Но на аккумуляторах это сложно, тут надо делать трансформаторное питание с выпрямителем на игнитронах или кенотронах. И опять будет нужен генератор с локомобилем, от чего мы пытались уйти.
   Сделали антенну - четвертьволновый вибратор, семь с половиной метров, настроили согласование. Совсем просто, по сравнению с сорока метровыми чудовищами старых передатчиков. И начали исследования по распространению радиоволн длиной тридцать метров. Настроили приемник на эту частоту, и отправили шхуну с исследовательской миссией. По расписанию включаем передатчик, радист работает ключом. Еще в этом диапазоне намного меньше помех, а то на частоте 1,8 МГц было слышно каждую грозу на сотни, если не тысячи, километров.
   Результаты получаются интересные. Километров на пятнадцать все работало четко - это такой горизонт видимости для этой высоты подъема антенны. Потом все пропало. Но, как оказалось, только ночью. Днем связь появилась! Сигнал был немного слабее, но он был. Радиоволны этой частоты отражаются от ионосферы, и обратно попадают на поверхность земли. А ионизация атмосферы происходит под воздействием солнца. Солнце взошло, под воздействием солнечного излучения в верхних слоях атмосферы появились заряженные частицы, радиоволны стали отражаться от этого слоя - появилась связь.
   И это продолжалось на протяжении сотен километров, потом сигнал стал ловиться нестабильно, потом почти пропал. У берегов Крыма ловился только иногда. Но это при мощности всего два с половиной ватта! Вот что значит более высокая частота и ионосферное отражение! Причем частота в десять мегагерц не оптимальна для дальней связи, надо повышать частоту. На 15-20 мегагерцах прохождение еще лучше, а вот 30 МГц уже не подходит. Радиоволна такой частоты от ионосферы отражается очень слабо, дальняя связь почти не устанавливается. Прохождения бывают, но не из-за ионосферы, и очень нестабильно. Дальнейшее увеличение частоты нужно только для ближней связи, для большей компактности антенн. Хотя и тут бывают дальние прохождения, но тут зависимости более сложные, для нас практической ценности в этом нет.
   Так что надо работать над увеличением частоты и мощности. Вот тут у нас и надежда на тетроды.
  
  
  
   Из Килии прибыл один из наших развед... дипломатов. Перед самым началом войны с османами они не стали рисковать, и просто перешли на нелегальное положение. Здание посольства в Костантиниэ опустело, а дипломаты поселились в неприметном домике в бедном греческом квартале. Одежду сменили на соответствующую. Так что бегать по крышам и отстреливаться из револьверов не пришлось.
   Сразу уезжать они тоже не стали, опасались, что их могут перехватить при выходе за стены города, есть некоторый риск быть обнаруженным в момент прохода ворот. Кроме того, сейчас у них в разработке был чиновник, вхожий в круг Великого Визиря. Правда, этот чиновник к военным делам отношения не имел, но иногда приносил интересную информацию в обмен на серебро.
   Вторую неделю посольские изучали обстановку, продумывали варианты путей ухода. И тут объект принес интересную информацию. Информацию посчитали важной, и один из сотрудников отправился в путь. (Как же не хватает батарейной радиостанции!) Удачно вышел вместе с работягами через западные ворота, в противоположную от Босфора сторону. Пешком дошел до черноморского побережья, нанял рыбацкую лодку. И так, с пересадками, добрался до Килии.
   Информация, которую донес агент, помещалась в одной фразе. "Великий Визирь ведет переговоры с господарем Молдавии Стефаном". Вот так. Я то думал... А он ... Никому нельзя верить.
   Если бы османы хотели завоевать Молдавию - они бы просто напали. Значит, султан не хочет сейчас с ним воевать. Хочет, чтобы Стефан пропустил османские войска через свою территорию. Я больше не вижу причин для переговоров. После Молдавии живут Ширины. Если они за осман, то присоединятся к войску, если против - помешать не смогут. Две тысячи ногаев, что живут перед перешейком - тем более не смогут помешать османам. Даже десять тысяч осман осадят Порт-Перекоп, и их проходу в Крым я тоже не смогу помешать.
   Можно было бы собрать все свои войска, и попытаться удержать этот рубеж. Хоть он и слишком большой - восемь километров, можно было бы успеть частично восстановить укрепления. Но у нас в тылу Менгли Гирей, со своим войском. В такой ситуации у нас нет шансов.
   Это султан готовится к нашему переезду в Чембало. Наверное, уже знает о наших планах, мы их особо не скрываем. Ловушка захлопывается. Черное море - ловушка для Дожа.
   Надо уходить на Дон. В Шахтинск или Воронеж? До Воронежа османам точно не добраться. Но в Воронеже нет никаких ресурсов, кроме леса, рек и чернозема. Картошку растить? А ведь ты об этом мечтал пять лет назад. Но по Дону не пройдут корветы и фрегат, слишком мелко. А для фрегата и Азовское море под вопросом. Самый сильный в этом мире флот окажется без единого порта.
   Флот. Какой Дон! О чем это я! Прорваться через Босфор можно. Прорваться и уходить в Средиземное море, на острова. Все секретное на Лампедузу, остальное - на Родос. Вот оно! Вот теперь все сходится, на Лампедузе будет легче держать секретоносителей под контролем. А это один из самых важных моментов, как я понял в свете последних событий. Османы на острове не страшны, пусть у султана хоть сто тысяч войска, но пока я сильнее на море - ничего он сделать не сможет. Как раз остров небольшой, легче контролировать побережье, на предмет неожиданной высадки вражеского десанта. Патрулировать море вокруг острова надо будет круглосуточно и в несколько эшелонов.
   Торговать там будет проще, основные рынки сбыта близко. Особенно торговля с Арагоном станет удобнее, торговать окрашенными тканями - та еще морока, этим надо одно, тем - другое. Не то что торговля красителями - отвез в Венецию сколько надо, забрал серебро, и все. Хотя и там не очень. Цены на краситель заметно падают. Мне кажется, они там картель против нас устроили.
   Недостатки у этого варианта тоже есть. На острове нет источников пресной воды. Водяной терминал надо будет увеличивать в несколько раз. Но делать стальные цистерны с внутренней гальванической оцинковкой мы уже умеем. На фрегате общий объём водяных танков более пятидесяти тонн. Корветы и фрегат будут работать водовозами. Справимся.
   Далеко от Воронежа, да и есть риск, что сообщение с ним оборвется. Надо готовить Воронеж к возможной автономке. Военные риски - Орда, Литва, да и русские князья могут за зипунами прийти. С пушками и винтовками Воронеж в обороне будет очень эффективен. Надо только чтобы было достаточно войск, оружия и боеприпасов. Запас серебра и продовольствия. Картошку посадить, рожь купят. Некоторые производства передать.
   Но надолго сообщение с Доном терять нельзя. Там Шахтинск, уголь. Без угля у нас встанет и флот и производства. Автономность Шахтинска тоже надо повышать, там и угрозы выше - враги ближе. Нет, проход в Черное море терять нельзя. Будем "пробивать" Босфор пока султан мира не запросит. Ведь у нас в "заложника" весь его флот, и военные и торговый.
   Железную руду будет дальше возить. Но теперь у нас есть новые большие баржи. Это "Деметра" из Шахтинска возила по двести тонн за рейс, там мелко. А когда нет ограничения по осадке, Железный мыс прямо в море выходит, то можно и триста тонн грузить.
  
   И так плохо, и так. Но уходить на остров надо, ни в коем случае нельзя допустить утечку стратегических технологий. Опять нас спас случай. Раньше за нашими секретами охотились только османы, а теперь в Мавролако подсылы из самых разных стран. Все-таки от наших мер безопасности толк есть, выкрасть носителя технологий непросто. Это какую-нибудь диверсию провести намного легче, убить или отравить кого-нибудь. Отравить. Что-то подташнивает меня. Что я ел на ужин? Вроде все как обычно, этот повар мне давно готовит. Так они могут и подкупить кого-то из персонала! Вон сколько тут неблагонадёжных! Неужели!?
   Нет, показалось. Водички попил, и все прошло. Но уже скоро утро, а я никак не могу уснуть. Насочинял повышенные меры безопасности, для меня самого, сижу пишу. Тут правил и процедур много всяких, по книгам и фильмам помню. И в средневековье и в двадцатом веке. Но в искусстве больше описывается не защита, а, так сказать, "модель угроз". А как от этих угроз защищаться, и какие из этих приемов защиты реальные - думай, соображай.
   Надо увеличить численность своей личной охраны. Охрана должна быть не только явная, но и тайная, тут одной ГСБ недостаточно. Я уже присмотрел нескольких человек, искренне преданных мне, но над этим еще надо работать. Надо забрать Ивашку из Воронежа, пишет, что скучно там ему. В личной охране ему тоже будет скучно, но еще один верный человек рядом - мне сейчас очень нужен. И придется мне сидеть на Лампедузе безвылазно, или на корвете кататься - все остальное опасно. А я думал - устрою себе круиз по странам Средиземноморья.
   Хорошо, что у нас есть радиосвязь, переговоры можно вести через своих представителей, вон как Еремей остров у Арагона купил. С Венецией не очень удачно получилось - они там с ним "через губу" разговаривали, и результатов серьезных мы не достигли. Но тут объективная ситуация - нас мало кто серьёзно воспринимает, считают выскочками. Тут нельзя прийти и сказать: "Здрассте, я политик, давайте вести переговоры". Политик без армии за спиной - или болтун, или мошенник. "А сколько у него дивизий?"
   Вот я и пытаюсь стать значимой силой, с которой нужно считаться. У меня теперь самый сильный флот, но на суше я пока могу только в крепостях обороняться. Да и флот невелик, на Черное море его с трудом хватает, на Средиземное - не хватит точно. Пока это будет оборона двух островов. Все явственней скатываюсь к проекту "мелкобритания". Как и у Англии того периода, у нас большая часть населения делится на три группы - армия, флот и рабочие, которые делают корабли и оружие. Та же проблема - малочисленность армии, даже более острая. Тоже есть свой источник серебра. Но править морями пока еще рано. Кораблей мало, матросов и солдат мало. Сейчас бы выжить.
   Чтобы не напортачить в политике надо понимать политическую ситуацию, но целостное представление о происходящем у меня пока не сложилось. В моем совершенно секретном историческом справочнике одни даты: когда какая война началась, когда какой король умер. Тонкостей взаимоотношений между странами там нет. Еремей путешествует, собирает для меня информацию, но этого пока мало.
   Чем больше пытаюсь разобраться, тем больше возникает вопросов. Я думал, что тут католический мир, и Римский Папа в меру возможностей пытается этим управлять. Но воюют католики меж собой запросто. Вот недавно португальский король Жуан Второй пошел на Кастилию, вопрос наследования престола обсудить. Ну и разгромили кастильцы португальцев, католики католиков убивали, кровь рекой лилась. А католики венецианцы вовсю торгуют с мусульманами мамлюками, лучшие партнеры. Так что католическая вера тут - инструмент, кто может, тот использует. Но все равно, нам надо осторожней с православием, а то мало ли. На Лампедузе можно будет спокойно, там все свои.
  
   Я тут пытаюсь повысить свой военно-политический статус, а эта война с османами может все это свести на нет. Ведь по формальным признакам я эту войну проигрываю: сбежал, оставив территорию. Так что брать Румелихисар надо обязательно, чтобы была демонстрация силы. А то появится много желающих добить проигравшего.
  
   Не, мне сейчас погибать никак нельзя. Тут столько на меня завязано - чуть тронь - рассыплется карточный домик. Если все оставить как есть, то ситуация для Руси может даже стать хуже, чем до моего вмешательства. Татары ослабли, и в 1480 году не смогут отвлечь на себя Казимира, и тот пойдет на Русь вместе с Ордой. И вместо стояния на Угре может случиться поражение Ивана III. А сколько еще процессов запустилось, последствия которых я даже просчитать не могу. А про иные я даже не знаю. Фуф! Как все сложно! Я же хотел картошку сажать под Воронежем. Но заварил кашу - теперь расхлёбывай. Умирать ты теперь не имеешь права.
   Но плохие варианты тоже надо предусмотреть. Надо продумать, с чем я оставляю Воронеж. Это мое завещание, можно сказать. Очень вероятно, что город и без меня долго будет существовать. Но технологий в секрете не удержит. Туда пойдут в первую очередь "общечеловеческие ценности". Пошлю туда часть нашего "университета". Откроем там большую школу, будем максимально детей собирать и учить. А вот каким наукам учить - тут у меня давно есть решения. Я с самого начала книги делили по уровню допуска. Как раз самые несекретные учебники туда и пойдут. Они и размножены на мимеографе, хотя бы по десятку экземпляров есть. Еще сами смогут размножить - технологии печати им посылаю.
   Из учебников первого уровня допуска я исключил большую часть химии и часть физики. Все, что связано с взрывчатыми, отравляющими веществами, анилинами - передавать не буду. Только черный порох. Электричество - только самые основы, без электролиза и радио. Ну и другие опасные технологии пока подождут. А медицину, биологию, математику и литературу - по максимуму. Географию дальних стран и "историю грядущего" я никому не показывал.
   Технологию черного пороха передаю полностью. Там с лета работает начинающий мастер по селитре, пока только бурты заложили. Как потеплеет - попробуют первую селитру получить. Золу для поташа тоже копят. Серы там своей нет, пошлем полтонны, надолго хватит. Одного мастера по пороху пошлю со всем оборудованием - наш старый комплект: мельница, сита, валки для спекания, весы. Производительность комплекта невысокая, но им хватит.
   Черный порох - штатный заряд для нашей артиллерии. Картечь они могут хоть в кузне сделать, вопрос трудоемкости. Стреляные гильзы они смогут перезаряжать картечью, пока будут капсюльные втулки. Вот их количество надо рассчитать точно, с одной стороны - чтобы им хватило, но, если что, чтобы потом против меня бы это не использовали. Винтовочных капсюлей и нитропороха для стрелковки у них на десять тысяч выстрелов хватит.
   Локомобиль с генератором, передатчиком, электросваркой, лесопилкой, мельницей у них есть. Пошлю еще два старых локомобиля со сварочными генераторами, тогда они смогут чинить друг друга. Пошлю старый комплект станочного парка, те станки, что с механическим приводом от общего вала трансмиссии, сами переходим на станки с электроприводом.
   Типографию и производство бумаги разделю на две части - половину в Воронеж. Сейчас ювелир льет дополнительные литеры для наборного шрифта. Тут важно еще мастеров поделить, чтобы и там, и там технологии сохранились. Закончили печатать тираж "Сказок" Пушкина по технологии наборного шрифта - красивая книга получилась. Тысяча экземпляров. Посылаю в Воронеж большую часть всех трех тиражей. Сказал Федору, чтобы продавал первые два издания по минимальной цене, а зарабатывать будет на красивом издании. Ну если теперь все Московское княжество о Пушкине не узнает...
   Прядильные и ткацкие станки пошлю в Воронеж. Сейчас мастер работает над двумя новыми станками - один под простое полотно, но производительный. А другой с возможностью смены переплетения нитей, я ему нарисовал принцип, идею он понял. Вот эти новые станки уже для нас.
  
  
  
   Про переселение на Лампедузу я пока никому не говорю, боюсь утечек, а то османы что-нибудь придумают. Пока основная версия - переезд в Чембало, а Босфор мы штурмуем для восстановления связи с нашими островами и для наказания осман. Тут, правда, одна нестыковочка - почему в Чембало ничего не готовим к переезду? Попробую сместить акцент на "круизный" катамаран, что на базе галер строим - на нем с комфортом доберемся, и на нем с комфортом будем жить, и не спеша строить жильё на суше. Почти правда.
   Вот только мало его, сорок четыре семьи поместится всего. Надо второй строить, и это только для семейных, и то не для всех. Остальные на кораблях и баржах поедут, так не только весь Адлер поместится, а еще почти вся армия. Ну это от уровня комфорта зависит. В такую даль ехать - лучше не пихать всех, как сельдь в бочку.
   У нас еще три мавны есть - две галеры отдаю на второй катамаран. Уж очень удачное решение получилось. Не столько технически, сколько организационно - семьи мастеров и рабочих как в Адлере поселятся в каютах "лайнера", так и будут там жить довольно долго. Так и надо будет им объяснить, что это их дом на долгое время. А куда этот "дом" поедет, это уже другой вопрос. Путешествуя с таким комфортом меньше роптать будут.
   Пошел смотреть на постройку катамарана. Уже поплавки соединили балками, частично настилили палубу первого яруса надстройки. Даже начали ставить вертикальные стойки каркаса. Грохот молотков стоит. Стройка каркасного дома - вот что напоминает.
   Поплавки палубой пока не закрывают, там ведутся работы - ставят водонепроницаемые переборки. Еще там разместятся танки для воды, четыре цилиндрических цистерны по пять кубометров. Их уже сварили и даже покрасили черным лаком снаружи. Но нужно цинкование изнутри, танки для питьевой воды.
   Цинкование производим гальваническим способом, процесс небыстрый, только первую цистерну закончили. И второй процесс гальванизации параллельно не запустишь, очень много электролита, раствора хлористого цинка, надо на один процесс. Он не расходуется, расходуется цинк с анода, но чтобы уверенно накрыть участок стенки цистерны, туда надо налить сотни литров электролита. В нем плавает цинковый анод на поплавках, идет осаждения цинка на сталь. Цистерну постепенно перекатывают, обрабатывая все новые участки, меняют электроды. Процесс не быстрый, муторный, здоровья рабочим тоже не добавляет. Но зато результат - сварная оцинкованная цистерна, такую из оцинкованного листа не сделаешь, сварка цинк сожжет. Вальцевать из оцинкованной жести - большую бочку не сделаешь, да и нет у нас листа, не получается. Проволоку и метизы оцинковывать получается, а вместо листа фигня выходит. Ладно, это потом, а сейчас у нас в производстве лучшие емкости для хранения питьевой воды.
  
  
  
   Метин прислал данные по крепости Чанаккале. Оказывается там две крепости. Вторая, на европейском берегу, даже на крепость не похожа. Башня, и вокруг неё стена сложной формы, поодаль ещё башня поменьше. Тут хоть и самое узкое место Дарданелл, но расстояние между берегами больше, чем в районе Румелихисар, километра полтора. Для гладкоствольных пушек это слишком большое расстояние, поэтому османы построили две крепости на обоих берегах.
   Крепости хоть и небольшие, вторая совсем маленькая, но построены совсем недавно, уже с учётом применения артиллерии. Стены толстые, ворота расположены так, что их трудно обстреливать с воды. "Зевсу" будет сложно справиться с такими, основной боезапас его артиллерии - 65-мм фугасные снаряды, для 76-мм орудий фугасных и шрапнельных совсем немного. И помочь тут ему не можем - больших фугасных снарядов привести. С нашей стороны Румелихисар, для нейтрализации которой нам нужны родосские рыцари, которые с той стороны. Вот задача.
   Над задачей думаем, решения пока нет. Тут другая проблема обнаружилась, в соответствии с договором, госпитальеры предоставят нам полторы тысячи воинов. Тут все строго, как договаривались - война с османами. У нас даже подтверждающее письмо султана есть. Рыцари - воины отличные, в хороших доспехах, в основном вооружены мечами и щитами, есть арбалетчики. Настоящие рыцари, только пешие. Но вот перевозить их не на чем, корабли у Ордена есть, но совсем мало - самим нужны.
   "Зевс" только что перевез на Родос на барже-галере сербов - один транспорт есть. На такую мавну османов набивалось вместе с рабами до четырехсот человек. Но рыцари - люди приличные, больше трехсот не сядут. И то - на небольшое расстояние, а тут километров шестьсот. Значит - двести пятьдесят. Нужны еще суда.
   Но у нас же война с Портой. Ничто не мешает нам захватывать османские корабли. На корвет погрузилось три отделения пехоты, и все матросы, что были в резерве. "Зевс" отправился на север. Османы тут рядом совсем - за проливом.
  
Оценка: 7.38*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) Д.Вознесенская "Академия иллюзий. Любовь на гранях"(Любовное фэнтези) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) О.Северная, "Фальшивая невеста"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"