Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Часть третья. Глава 34

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.56*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья часть 100 кг.

   Глава 34
  
   В Воронеж пришли пароход и баржа! Дождались! Баржа "Деметра" такая громадина - длиннее "Гермеса" почти в два раза, и тяжелее раз в пять. И это она еще не полная, говорят. Много на нее грузить не стали, а то тяжело пароходу против течения толкать. А вот если по морю ходить, то в нее можно триста тонн погрузить! Это восемнадцать тысяч пудов!
   А еще на носу баржи висит маленький пароход - катер называется. У этого катера сзади большие колеса. Его специально нам привезли, он умеет по мелководью ходить - у нас свой пароход будет, хоть и небольшой. Сейчас его спустят, и баржа сможет причалить. Висит он поперек баржи, на балках на носу - как усы в стороны торчат. Моряки рассказали - еле как придумали как его сюда привезти. Сначала взяли на буксир - но "Гермес" и так еле-еле баржу против течения толкал, а с катером на буксире стало совсем тяжело.
   Решили грузить на баржу, открутили от него все что можно, но все равно больше шести тонн весу получается. На борт такое не поднять, если только на балках за бортом повесить. Шлюпбалок таких больших тоже нет, взяли просто большие деревянные брусья, закрепили сбоку, и подняли катер лебедками над водой. Баржу серьёзно перекосило. И куда вешать? На корму нельзя - там сцепное устройство, там "Гермес" толкает. На сам пароход тоже - катер его перевернет. Остается нос. Закрепили брусья с вылетом вперед, подняли катер, закрепили. Дифферент баржи на нос даже незаметен.
   Так и шли всю дорогу, были сложности только при прохождении протоков дельты Дона. Там есть места где и мелко, и узко, и поворот. А пароход с баржей сцеплен, и в этом месте сильно не перегнешь. Помогло то, что вода еще высокая, проскочили. И вот сейчас - сначала сгрузили катер, и только потом баржа встала к причалу.
   Катер отогнали к гостевым причалам, он как раз чуть короче малого струга. Там уже стоят струги купцов, но ради катера потеснились. Надо будет для него отдельный причал построить. Все хотели посмотреть как будет катер сам ходить, колесами крутить. Но там много надо на место ставить, что открутили при перевозке. Этим машинист займётся, что с катером приехал. Наши мастера ему, конечно, помогут, у нас тоже есть два машиниста, они локомобилями командуют, и в судовой машине тоже разберутся. Но команда катера должна состоять из четырёх человек: кроме машиниста - капитан, радист и кочегар. Они все прибыли из Таврии, даже кочегар. Этой профессии тоже надо обучаться, простой землекоп с котлом не справится - колосники шлаком сразу забьются. А на катере еще и котел небольшой, с ним аккуратно надо. И это топка ещё увеличенная, чтобы можно было дровами топить.
   Да и катер только с виду - маленький пароход. Тут многого не хватает, многое сокращено. Надстройка маленькая и тесная - в задней части кочегарка с машиной, в передней - место рулевого и оно же - капитанский мостик. Как можно догадаться, капитан на катере крутит штурвал. Позади рулевого штурманский столик, и это же место радиста. Дальше - две койки для отдыхающей вахты. Вот и вся надстройка. И внутри надстройки ходят по днищу катера. Бак и ют катера прикрыты палубами, но твиндек очень низкий, около метра. Задний трюм - угольная яма и рундуки с корабельными вещами и припасами, танки с водой. И только в переднем трюме можно перевозить ценный груз или поставить нары. Все остальное - пассажиры и грузы, располагаются на палубе. Но зато этот маленький пароход весьма быстро ходит против течения и не боится мелей.
   Тут даже генератор радиостанции отключаемый, так как он заметно нагружает небольшую машину. И пушек на катере нет, еще до переделки сюда пушку ставили, но она могла стрелять только вперед, и не оставляла запаса грузоподъёмности. Поэтому катер вооружен только стрелковым оружием - три карабина и две винтовки на четверых членов экипажа. Еще и револьверы у капитана и радиста.
   А капитана катера тут многие знают! Он из Рыбалей. В прошлом году ушел на юг гребцом, и там, в Таврии и остался. Многих из тех гребцов послали во флот, и там их проверяли - кто имеет склонность к грамоте, сообразителен и самостоятелен. Отбирали из местных, чтобы все изгибы и мели верховий Дона знал. Потом его долго учили самым разным наукам, потом на корвете служил на разных должностях. И вот недавно ему присвоили звание мичмана и поставили командовать катером. Мичман - новое звание, ввели недавно морские звания, это соответствует сухопутному подпоручику. На два звания ниже чем корветтен капитан, но и катер - невелик корабль.
   Радист же имеет звание всего лишь на один чин ниже - старшина. Потому как не только на рации умеет, но еще и штурманским наукам обучен. Может и пеленг и координаты, карты у него. Да и катером порулить сможет. Так что он еще и старшим помощником на катере. Хотя, зачем тут штурман. Карты есть, а мимо реки не проедешь. Не море, чай. Но тут он больше как радист и старпом нужен. Экипаж небольшой, вахт нету. Кочегар себе сменщика обучит, машинисту на прямом ходу тут работы мало. А вот при штурвале всегда надо быть. Так они вдвоем хоть две вахты рулевого стоять будут. Ну а что, не возить же на катере десяток экипажа. Для грузов и пассажиров места мало останется.
   Но это только катер разгрузили, а на барже еще много всего для нас. Станков много! Я даже некоторые помню еще по Чернореченску. Пусть и старые, но зато без электричества, нашим кузнецам будет легче осваивать. И три мастера-станочника приехали. Будут наших обучать. Причем не всех, сначала будут проверять и отбирать, их Командор специально учил - как это делать. Научатся наши, куда денутся. Время у нас есть, особых планов к производству у нас нет. Как нет и больших запасов стали.
   Привезли запас стального проката, полос и кругляка, немного по таврическим меркам. Чугун привезли в слитках, чуть более. Приехал один металлург, будем строить вагранку. Но он говорит, что в такой вагранке чугун плавится, а сталь - нет. Но ничего, лишь бы была сталь, а наши кузнецы справятся.
   Еще приехало много писарей. Книг в сундуках привезли - страсть! Адлеровский университет разделили на две части, и к нам приехали пять самых наученных писарей, по всяким наукам мастера. У тут нас будет свой университет! Воронежский! Так Командор сказал.
   С собой они привезли цех по изготовлению книг - типографию. Там могут печать двумя способами - сквозь дырочки на специальной бумаге, и ещё свинцовыми буквицами. Такими буквицами напечатана самая новая книга Пушкина, очень красиво. Командор сказал продавать эти книги дорого, а старые "Сказки" продавать совсем дёшево.
   А сколько печатники бумаги привезли! Больше четырёх пудов! И ещё тут бумагу будут делать, для этого приехал мастер по бумаге со всеми припасами. Ну не со всеми, конечно. Опилки наши будут, крахмал из картошки будем получать. Известь добываем, канифоли полно. Будет у нас своя бумага.
   Прислали два ткацких станка - хитрые и сложные. Бабы было обрадовались, но мастер при станках сказал что эти станки сами ткут, без баб обходятся. А нужен за станками пригляд мастера. Бабы пусть нитку прядут.
   Насчёт нитки Командор давно наказы давал. Ещё с осени всем заказали нитку прясть - всякую - и посконь, и матерку. Всякая нужна ткань - и на одежду и на паруса. От этого больше льна сажать стали в прошлом году, а в этом ещё прибавят. Поскольку кроме нити Командор ещё масло по хорошей цене покупает. Краску из масла делают, и той краской железные корабли красят. Иначе заржавеют корабли. Так что без нашего масла, Таврическому флоту - самому сильному и небывалому - никуда.
   Масла и ниток уже купили много, на складе дожидается. И купцы съехались в Воронеж, тоже парохода дожидаются. Епифан тут, как без него. Он и масла привёз и закупов. Вот по закупам с ним и торгуемся. Весна - закупы уже тех денег не стоят, что давали за них осенью. Люд голодный, сами идут и просятся. Так что две трети от осенней цены - более не дам. С Командором уже обсудили, он согласился цену сбивать, но при этом добавил - "чтобы всех людей купил, если не подлые только" И как это сочетать?
   А людей много набирается, и за зиму пришло, и сейчас привезли. Командор сказал послать ему большинство бобылей, только не старых и не больных. Армию опять хочет увеличить. А кто туда не годен будет, тоже дело найдет, да хоть кочегаром на пароход. Семейных тут сказал пока оставлять, присматриваться. Детей учить, мастеровитых мужиков отбирать. Девок на выданье хочет на Лампедузу забрать, но позже. Пусть сначала сказок про дивный остров наслушаются, и сами туда захотят.
   Бобылей же для армии чуть ли не сотня набирается, если с Епифаном и купцами сторгуемся. Да даже и по осенней цене денег хватит, Командор еще прислал. Но о том продавцам знать не следует.
   Это хорошо что такая большая баржа пришла, а то на "Гермес" столько бы не поместилось. Но мы же еще на баржу хотим лес грузить, он в Таврии тоже очень нужен. Придется как-то совмещать. Сначала думали построить избы на барже, но бревна портить "чашами" нельзя. Да и бревен на барже очень много получается. Решили делать как бы землянки, среди штабелей бревен, края скобами скреплять.
   И еще купцы приехали из Мавролако в Воронеж. Двое - один тульский, другой рязанский. Зимовали в Таврии, мехами расторговались. И приехали без стругов, на пароходе - расходы получаются в несколько раз меньше, чем стругом идти. С ними только малый отряд охраны у каждого, на таврическом пароходе путешествовать безопасно, Воронеж тоже крепость уже приличная. Дальше стругами пойдут, тут их уже ждут гребцы из Рыбалей.
   Ну и припасов съестных Командор прислал. Картошки и соли. Картошки много - корзинами все свободное место уставлено. Из Адлера переезжали, картошку из погребов вынули. А там уже лето почти, тепло и влажно. Ростки пошли - так она испортится скоро. Вот нам и прислали множество тонн. Ближайшие месяцы будем на картошке с рыбой жить, и картошки до осени точно хватит, если бобыли уедут. Значит правильно, что мы картошки много посадили - понадеялись на Командора, и он припасы прислал. Зато к осени у нас большой урожай картошки ожидается, большое поле засадили.
   И все приходящие к нам картошку едят. Мы даже никого не заставляем - сами едим, и им предлагаем. Хочешь - ешь картошку, не хочешь - не ешь. Но больше есть нечего, кусочком рыбы не наешься.
   Соли прислали много, это хорошо. Мы тут привыкли уже соль не экономить. Рыбу в бочках солили - сыпали от души, рыба получилась вкусная, и не воняет. Но других припасов не прислали более. Переезд у них, не до разносолов пока. Позже обещают пшеницы прислать, когда в Египте купят.
   Хотя нет - прислали несколько мешочков молотого красного перца. Часть сказали продать купцам, на пробу. А часть - давать своим людям по праздникам. Все одно, большую цену тут за перец не дадут, а воронежцам - в радость, что вот такой дорогой едой их кормят.
   И еще на пароходе приехало три собаки, из Адлера. На Лампедузе много собак не нужно, вот их и расселили понемногу - на Родос, Шахтинск и Воронеж. В Мавролако своих хватает.
  
  
  
   Отправился на "Зевсе" обратно на Лампедузу. Но корвет не только моим персональным транспортом работает. Везет пресную воду, заправились в нашем ручье на Родосе. Там, у самого берега моря сделали запруду, получился маленький, но проточный пруд.
   Закачиваем воду в танки двумя способами - первый, как и раньше - довольно большой насос с приводом от судовой паровой машины. Качает быстро, но запускать его мешкотно - сначала надо "пролить" весь всасывающий трубопровод, добиться герметичности. А это сложно, несмотря на наличие обратного клапана на входе - трубопровод состоит из отдельных кусков стальных сварных труб. Трубы соединяются кожаными манжетами, и пока добьёшься того, чтобы воздух не подсасывало, и все было заполнено водой - насос качать не будет.
   Поэтому сделали другой насос - с электрическим мотором. Небольшой плот, под водой такой же центробежный насос, но меньше. Над водой - электрический двигатель. Включаешь, и сразу подает воду, все неплотности проявляются брызгами воды. Можно подтягивать хомуты и манжеты на ходу.
   Удобно, но воду качает гораздо медленнее, а для работы все также требует работающей паровой машины. У корвета танки тоже большие, более тридцати тонн. Приспособились так - после обратного клапана, на конце трубопровода, поставили тройник и включили электрический насос. Он накачал воду в трубу, указал все неплотности. Хомуты подтянули и запустили большой насос - все, электрический можно отключать. Тоже мешкотно, но удобнее, чем проливать трубу вёдрами.
   Заправлялись на Родосе, хотя Сицилия гораздо ближе. Но в этот раз было не по пути - когда шли на Родос, я спешил на встречу с послом. Сейчас идем обратно - везем с собой катамаран-химзавод. Срочную работу он выполнил, теперь его перегоняем на базу. Заходить на Сицилию за водой тоже не с руки.
   Кроме катамарана-химзавода у берегов Родоса еще стоят катамараны, жилые - морские дома. Но не доделанные. Пока была война с османами, мы у них шесть мавн утащили, из них три плавдома получается. Плотники начали было строить первый, стали обсуждать с Лампедузой. Но тут разгорелись бурные дебаты по поводу конструкции и планировки. Да еще радиотелеграф вносит ограничение на общение. Пришли к решению, что плавдома будем строить на Лампедузе, при общем обсуждении. Жители первых двух домов накопили много замечаний и предложений, уже нарисовали там несколько проектов. И доверять архитектуру своих будущих домов плотникам они не хотят.
   Поэтому плотники только соединили мавны в катамараны балками, и один только первый плавдом частично построен - есть платформа и каркас надстройки. Погрузили катамараны остатки досок, и в таком виде будем перевозить с попутными кораблями на Лампедузу.
  
   Мерно гудит машина, плещутся волны - корвет "Зевс" рассекает форштевнем воду, тянет за собой катамаран. Черный дым поднимается из трубы и уходит в сторону. Дует умеренный ветер, на мачтах корвет подняты все паруса, и это дает заметную прибавку в скорости.
   Календарное лето уже наступило, но тут, в Средиземном море, сезон хорошей погоды наступил уже давно. Ночные холода уже ушли, а сильная жара еще не началась. Но с Лампедузы уже жаловались - подул юго-западный ветер, и стало очень жарко. Это ветер принес горячий воздух из Сахары, там совсем рядом.
   На Родосе оставили несколько радистов из группы обучения - для продолжения экспериментов с коротковолновой радиосвязью. Оставили им оба ламповых передатчика, медный провод и детали для построения антенн. Пока будут экспериментировать с тем что есть, но уже понятно, что этих двух частот: два и двадцать мегагерц - недостаточно для стабильной связи. На двадцати мегагерцах большая зона молчания - более тысячи километров, а для низкой частоты нужна большая мощность, наш ламповый передатчик дает менее десяти ватт. Пусть пока поэкспериментируют с направленными антеннами, я им нарисовал несколько конструкций.
   Еще надо получше изучить работу частотного диапазона двадцать мегагерц. Связь между островами днем устанавливается довольно стабильно, но уровень сигнала постоянно меняется, и, иногда, падает почти до нуля. Поэтому, в сообщениях часть слов теряется, и приходится важные радиограммы повторять дважды - для верности.
  
   В пути стали приходить сообщения. Война - такая вещь, ее нельзя прекратить в один момент. К чести султана, османы свои обязательства выполнили быстро. Но еще остались татары - Ширины, и они никаких обязательств по перемирию на себя не брали. Вместе с полутысячей османской конницы, еще во время войны, они совершили налет на молдавскую Тигину, захватили там полон. Полон не большой, но "дорогой" - среди пленных много купцов и даже один барон. После был заключен мир, и группа осман пошла домой через Молдавию. Полон с собой они не брали, он считался татарской добычей. Стефан вынужден был пропустить эту конницу через свои земли.
   К этому времени он уже перебросил много войск к Днестру, из-за угрозы татар. Но догнать их не смог, даже не смотря на полон. А может не решился уходить далеко за Днестр - земли там хоть и фактически пустые, но юридически это Великое княжество Литовское. Да еще османы стоят на Дунае, что уверенности не прибавляет.
   Ширины пошли на север - по Литве. Как оказалось, часть купцов была из Львова. На сам Львов татары не пошли - силы не те, пошли по ближайшим деревням, обрастая уже полоном из литвин. За львовских купцов удалось получить выкуп, и после этого татары повернули к югу. Но что делать дальше? Полон надо продавать, а Дож в Крыму торговцев людьми не жалует. На Перекопе не проскочить - да и смысла нет в Крым идти. Генуэзцев там нет, а Таврия торговлю рабами запрещает как на море, так и на берегах.
   Идти к османам сушей - так армия Стефана только этого и ждет. В Литве уже войско собирается - южные границы защищать. До ширинского берега моря они не дойдут, но в людных местах хозяйничать уже не дадут. А больше соседей у Ширинов и нету. Только далеко на востоке Большая Орда - там точно купят рабов. Но идти далеко, половина полона дорогой помрет. Еще надо идти через ногаев, что на службе у Дожа. Тех хоть и мало, но нападать они будут. Татары полоном отягощены, а ногаи всегда могут уйти под прикрытие крепости Порт-Перекоп. Вот и стоят Ширины с полоном на Южном Буге, не решили пока - куда идти.
  
   Такие новости. Вот что у меня все опять через ... наоборот. Борюсь с рабством, а все больше людей в полон попадает. Из-за моих же действий, хоть и косвенно. Это ж сколько деревень татары разорили! Сколько в плен взяли, а сколько убили! Но только теперь они поняли, что легко продать рабов они не смогут - хоть какой-то толк от моей деятельности есть. Ну татары, ну что за люди! Сначала делают, а потом думают. Или это у них врожденный рефлекс - грабить и брать в плен?
   Этого так оставлять нельзя. Надо людей освобождать и Ширинов наказать. Но это сухопутная операция! Так, стоп, без паники. Татар не так уж и много, а сухопутные войска у нас уже хоть какие-то, но есть. Стоят татары в низовьях Южного Буга - а там и ширина и глубина - корвет легко пройдет, или даже фрегат. Мастера сообщили - новая модель пулемета уже работает, вот и применим. Один пулемет, конечно, мало даже в таком, оперативно-тактическом масштабе. Но хоть испытаем в реальных условиях.
   На случай обороны от атакующей конницы основной силой будут пулемет, стрелки с винтовками и легкие полевые пушки. Мы уже сделали четыре цельнометаллических облегченных полевых станка. К пушкам есть свинцовая картечь. Она хоть и мелкая, но за счет плотности свинца, на 400-500 метров поражает хорошо. Если попадет. А вот для того и мелкая, чтобы в один снаряд больше помещалось картечин, чтобы чаще во врага попадать. 65 мм для картечницы мало, но трёхдюймовки у нас очень тяжелые, и полевая только одна. У нас это главный корабельный калибр, по сути.
   Одних пушек в обороне от такой толпы тоже недостаточно, нужны стрелки с винтовками. Сколько мы их сможем собрать для этой операции - точно знает только штаб. Но не менее сотни. Надо будет еще добавить стрелков с карабинами - последний рубеж обороны. У них дальность стрельбы сравнима с полетом стрелы, но они дают отличную плотность огня, подойти на удар сабли татарам не светит. Опасны будут только лучники.
   Войска концентрировать надо будет в Порт-Перекопе, потом кораблями быстро перебросить ближе к татарам. Но это все планирование надо поручить штабу, это они сделают лучше меня. Сейчас же пошлю телеграмму, пока ночь. А то на борту только передатчик Поулсена.
   Еще надо сказать мастерам, чтобы приделали пулемету водяное охлаждение, эскизы я им рисовал. И магазины еще нужны, двадцать или тридцать штук - как минимум. Вместимость магазина всего двадцать патронов, пробовали делать больше - плохо получается. Нужна длинная, фигурная пружина, строго определенной жесткости. Если пружина слишком жесткая - при полном магазине первый патрон подаётся криво. Если слишком мягкая - вся масса патронов внутри магазина начинает болтаться вверх-вниз и бывает неподача патрона. Винтовочные патроны много тяжелее пистолетных. Составную пружину ставить тоже нельзя, цепляется, работает еще хуже. Смогли сделать один магазин на 25 патронов, но его надежность заметно ниже магазина на двадцать.
   Надо делать ленточное питание, но там совсем другой механизм, это я на потом оставил, пока даже не знаю как подступиться. Сейчас хотя бы с коробчатыми магазинами нормально заработал. Хотя как там у них этот пулемет стреляет, еще надо будет посмотреть.
  
   В Шахтинск, второй раз в этом сезоне, приходил пароход с баржей. Приехало много греков, будут тут уголь добывать, дома и домну строить. На барже привезли доломитовые блоки, шамотный кирпич, доски, инструменты - и еще много всего нужного для такого строительства.
   Привезли второй локомобиль, два воздушных насоса и большой аккумулятор. Это для подачи воздуха в домну, тут решили сделать другую схему. Основной вариант - локомобиль крутит "улитку", воздух идет в трубы предварительного нагрева, далее в домну. Резервный вариант - на локомобиле работает генератор, вырабатывает пятьдесят вольт постоянного тока, от которого питается электродвигатель с другой "улиткой". И этот резерв еще раз резервируется аккумулятором, от которого воздушный насос может работать еще некоторое время.
   Это потому что одна из основных опасностей для домны - неожиданное прекращение дутья. Домна гаснет, остывает. Застывают, твердеют чугун и шлак внутри домны, образуя большой монолит в нижней части. У металлургов это называется закозлить домну - после этого домну останавливают, ломают/разбирают в нижней части, извлекают "козла".
   Причем закозлить можно и по другим причинам, например: если фракции руды или кокса будут слишком мелкие, то шихта ляжет в домну слишком плотно, не будет щелей между кусками для прохода воздуха. Но мы с этим столкнулись еще в Чернореченске, когда мучились с агломерацией керченской руды. Поэтому в накопительных бункерах стоят решетки в днищах, все, что мельче пятидесяти миллиметров, высыпается вниз.
  
   Как приехала баржа с греками, так ни одной минуты отдыха не стало. Сначала из баржи все разгружали, а там одного кирпича и доломита тонны и тонны. Потом надо было загрузить углем "Цереру" в обратный путь, а это двести тонн. Уголь хоть лежит в бункере у самого берега, но поработать тоже пришлось.
   "Гефест" с баржей ушел, а работы меньше не стало. Все рабочие и мастера Шахтинска, это считая всех греков, разделились на две части. Одни строят домну, другие строят дома. Так как уголь в ближайшее время не понадобиться, транспорт только ушел. На домне фронт работ быстро сузился: все что нужно выкопали, блоки и кирпичи разложили где надо. Натаскали и намесили глины и всех остальных расходных материалов. А вот дальше уже столько подсобников не нужно, только локтями толкаться. Единственно, разделили каменщиков на две вахты, то есть смены. Людей много, июнь месяц. Будем работать в две смены - так люди меньше уставать будут, а работать будут быстрее и лучше.
   Все остальные ушли на стройку домов. Пока людей много, решили пока одну неделю уголь не добывать, надо как можно больше жилых домов построить, уже после - строить стену.
  
   Хорошо, что успели построить большую кухню до приезда рабочих. Теперь успевают приготовить для всех сразу. Едят пока все под навесом - тепло. Но большую столовую начнут строить сразу после жилья.
   Тут еще такой случай недавно был. На краю Шахтинска, дальнем от реки, бьет ключ из земли. Вода чистая и холодная. От ключа проложили трубы на кухню - эту воду пьют и на ней готовят. Еще излишки остаются, они в баню идут. Тут как раз недалеко.
   Но тут сообщили, что еще рабочие едут - много. Прикинули - воды на еду хватит, а на баню - нет. А было так удобно, а то из реки наверх таскать надо. А может тут еще есть ключи? Бывают такие, под землей. Если река или озеро рядом, то они сразу туда уходят - и не видно. Но как их искать.
   Тут один мужик подходит. "Я - говорит - лозоходец, место под колодец могу найти. Бывает, и ключи находил" Консул обрадовался, говорит: "Найди здесь ключ", и место показывает. Мужик тот, так осторожно объясняет: "Вода она или есть, или ее там нет. Если ее там нет, я ее туда не заставлю притечь" Консул подумал и вздохнул: "Ищи тогда везде, можешь, что найдешь"
   И пошел мужик с лозой. Сначала по Шахтинску, потом вокруг. За ним писарь с картой - места отмечать. Еще и колышки втыкают. Три места указал:
   - Вот тут колодцы бить можно, вода точно будет. Но на ключ не похоже, вода не совсем рядом.
   - Жалко. Но вот тут колодец надо будет выкопать. Это внутри новой части Шахтинска получается, и от нашего ключа тут далеко. Не помешает, а то мало ли что. Но ты еще по окрестностям походи. Колодцы - это дело хорошее.
   Обошли они с писарем округу. И лозоходец говорит: "Нашел я место одно, но на колодезное не похоже. Размазанное какое-то. Может и вправду - ключ. Только без пользы это - далеко, поболее двух вёрст будет" Консулу интересно стало: дал землекопов. Отрыли на сажень вглубь - так земля даже суше других мест.
   - Что-то ты не то указал.
   - Так и я говорю: не колодезное место.
   - А какое?
   - Не знаю. Но лоза чует.
   - Давай еще копнем, зря, что ли, сажень откопали.
   Прокопали еще половину сажени - камни пошли. А камни-то черные.
   - Ты уголь нашел, которого у нас и у реки полно. Искатель!
   - Эх! Мы то думали ...
   Откололи куски заступом - твердые, аж звенят.
   - Смотри, а в середке уголь блестит.
   - Мокрый небось.
   - Не, по-другому блестит. Сильнее того угля.
   Набрали этого угля, отнесли домой. У коменданта собрались бригадиры, мастера - смотрят, щупают. Подожгли один кусок - горит.
   - Да такой же уголь, что вы тут!
   - Э-э не! Чуть тверже и блестит сильнее.
   - Ну тверже - так в шахте знаешь какой твердый попадается! Гранит!
   - Ну ты сказал - гранит! Еще скажи - чугун!
   - А ты помахай кайлом! Скажешь - броня, как на корвете.
   - А ты тот корвет видал?
   - Да я ...
   - Тихо! Спорщики. Есть отличия. Надо Командору писать.
  
   Вот так мы антрацит нашли. Несколько корзин баржами прислали на Лампедузу. Твердый, блестящий - почти кардифф. Но скорее всего, у этого угля зольность выше. Как-то читал, что одно время антрацит из Юзовки пытался конкурировать с английским углем, но англичане предлагали уголь дешевле, и при этом считалось, что он идеальный для паровых машин. Логистика уже была отлично выстроена, уголь добывали совсем рядом с бухтой. И кардифф продавался в каждом крупном порту мира.
   Зольность у донецкого угля и вправду была выше, но, кроме того, топки котлов кораблей были оптимизированы под короткопламенный английский уголь. Любое отклонение параметров угля приводило к снижению мощности паросиловых установок. И каждый капитан боевого корабля считал своим долгом заполучить для топок именно кардифф. Брэндоманию не в двадцатом веке придумали.
   Мы же топим котлы коксующимся углем - он легче разгорается, у него больше пламя - и топка должна быть выше. Но у него капризный шлак - слипается, может образовывать сплошную массу. Кочегары долго приноравливались правильно им топить. Если зазеваться - шлак забьет колосники, и топка почти погаснет. Поэтому наши котлы имеют удельную мощность много меньшую, нежели котлы начала двадцатого века, из-за большего габарита топок. Но в больших размерах топки есть преимущество - котел можно топить дровами. Мощность еще снизится, но не сильно.
   Принудительная подача воздуха в котлы частично решила эту проблему. Уже не надо слишком часто прочищать колосники, из-за чего часть мелкого, но еще горящего, угля проваливалась в зольник. Что вызывало повышенный расход топлива. Увеличилась удельная мощность котлов. Правда, такие котлы пока только на фрегате.
   Но вот если перейти на антрацит - можно будет оптимизировать топки под него, кочегарам будет легче. Но тому есть препятствия. Мощность этого пласта небольшая - тридцать-сорок сантиметров. Пробили еще несколько шурфов - горизонт слабенький. Видимо, в моей реальности его быстро выработали, еще в допромышленный период. Но нам бы и этого хватило - несколько тысяч тонн там точно есть.
   Вот только расстояние - два километра от Шахтинска в условиях Дикого поля - для нас слишком далеко. Да еще там овраг надо немного объезжать. На телегах возить можно, но от дождей дорога быстро превратится в канаву с грязью. У нас же в Шахтинске все производственные дороги вымощены ... углем. Как-то само собой получилось. А что - другого щебня там нет. Но и расстояния там - десятки метров. Тут же придется строить железную дорогу.
   Но как только об этом узнает хан Ахмат, сюда придут ордынцы. Только они не будут осаждать Шахтинск, они будут рельсы из земли выковыривать. И как все это охранять? Еще и шахту? Стоит ли антрацит этого? Пока на это сил нет. Может быть потом.
   Но применение антрациту, тем не менее, нашли - в электротехнике. Там его совсем немного надо. Некоторые свойства антрацита близки к свойствам графита. Удельное сопротивление у антрацита выше, в несколько раз, но проводимость такая же - электронная. У жирных углей проводимость смешанная - ионно-электронная. Это позволило заменить дефицитный графит в некоторых применениях. Коллекторные щетки из него не сделаешь, а вот резисторы получаются нормальные.
   Тут даже достижение - у нас плохо получались резисторы высокого сопротивления из графита. Резисторы у нас объемного типа - графитовый порошок на карболитовой связке. Чтобы повысить сопротивление массы - уменьшали содержание графита, увеличивали долю смолы. Но, при определенной концентрации, проводимость массы резко падала почти до нуля - отдельные зерна графита переставали соприкасаться друг с другом, изолировались смолой. И чтобы увеличить сопротивление, приходилось уменьшать толщину слоя - а это вызывало уменьшение рассеиваемой мощности, уменьшало стабильность.
   Удельное сопротивление антрацита намного больше, сразу получили высокоомные резисторы. Пошло разделение - низкоомные из графита, высокоомные - из антрацита.
   Так же улучшением стало использование антрацита в микрофонах. Графит для этого слишком мягкий, постепенно начинает пылить - чувствительность микрофона снижается. Антрацит тверже - работает в микрофонах стабильнее. Но номинальное сопротивление микрофона сильно выросло - телефон стал работать совсем тихо. Подумали-подумали - засыпали в микрофон совсем мелкие гранулы - чуть крупнее песка. Количество точек соприкосновения между гранулами выросло в несколько раз. И, хотя пятна контактов немного уменьшились, сопротивление снизилось почти до нужного значения. К тому же, из-за большего количества точек соприкосновения, характеристика микрофона стала более линейной, разборчивость речи улучшилась.
   Телефонов у нас много используется - на кораблях. На сторожевиках и бригах есть телефонная связь между капитанским мостиком и машинным отделением. На корветах телефоны еще есть в башнях главного калибра. А на фрегате, кроме того, еще и в помещении штаба.
   Тут как-то на фрегате связисты засуетились. Бегают от телефона к телефону, и даже ржут втихаря. Стал выяснять - говорят:
   - Один телефон говорит смешно.
   - Как это?
   - Да вот: на том конце мужик говорит, а слышно будто девка или пацан.
   - Ну-ка, ну-ка. Где это?
   - В носовой башне.
   Послушал - и вправду, будто запись быстрее прокручивают, голос выше звучит. И неразборчиво. Но скорость речи правильная. И нет тут никакой записи. Как же так?
   Разбирался, искал, менял аппараты. Упёрся в наушник на телефоне - он дурит. Доехало - размагнитился магнит на наушнике. В нем подвижная катушка с картонной мембраной, установлена с зазором с сердечником из углеродистой стали - постоянным магнитом. Звук - это переменный ток, если упрощать. Положительная полуволна намагничивает катушку в одну сторону, отрицательная - в другую. Взаимодействуя с постоянным магнитным полем сердечника, катушка движется то в одну, то в другую сторону - мы слышим звук той частоты, что и частота переменного тока в цепи.
   Постоянные магниты у нас из закаленной углеродистой стали - ни ферритов, ни, тем более, редкоземельных металлов у нас нет. У стали коэрцитивная сила небольшая, поэтому магнит большой и тяжелый, даже для маленького наушника. Но у таких магнитов есть еще одно неприятное свойство - иногда они размагничиваются, что и случилось с наушником в телефоне орудийной башни.
   Катушка осталась без поляризующего магнитного поля. Теперь, независимо от направления тока в катушке, возникающее в ней магнитное поле притягивается к стальному сердечнику. В результате за один период изменения тока в катушке, она притягивается к сердечнику дважды - и при положительной, и при отрицательной фазе тока. Частота звуковых колебаний увеличилась в два раза - тембр голоса стал детским. Пушкари сначала испугались, рассказали связистам - но те успокоили: "никаких бесов в телефоне нет. Всего лишь неизвестный науке факт" Где они таких фраз набрались? Я, вроде, так не выражался. Но вера в силу науки у них похвальная.
   К тому же магнит, похоже, до конца не размагнитился - небольшое поле осталось. При малой амплитуде тока, колебания система отрабатывала нормально, при увеличении тока до номинального - начиналось удвоение частоты. Что еще добавляло веселья. Объяснил, рассказал - кто-то даже понял. И появился интерес к физике у некоторых.
   По той же причине, трансформатор, включенный в сеть переменного тока пятьдесят герц, гудит с частотой сто герц - это я уже про свою реальность вспоминаю. У нас же, частота сети переменного тока не фиксирована, ввиду отсутствия сетей. Переменный ток используется локально - от генератора к трансформатору передатчика, частота там - сотни герц. Еще в Адлере пытались запустить промышленную сеть переменного тока, но не удалось сходу добиться стабилизации напряжения, не говоря уже о частоте. Времени на конструирование сложной системы у меня не было, поэтому используем сеть постоянного тока, где стабилизатором напряжения является аккумуляторная батарея.
   А ведь у нас есть кобальт. Немного - получаем из шлама при электролизе. Он нужен для легирования инструментальных сталей, для повышения термостойкости. Но без вольфрама или молибдена от кобальта мало толку, так что пока копим. У железо-кобальтовых магнитов очень неплохие характеристики, надо попробовать сделать хотя бы небольшой магнит.
  
   Это я все про антрацит рассказываю. Нашли для него еще одно применение - электроды для производства хлоратов. Электролит в этом техпроцессе очень агрессивный - разрушает многие материалы, особенно трудно найти стойкий материал для анода. Используем графит - он тоже разрушается, но медленно. Задумали заменить дефицитный графит на антрацит, тем более, тут большие куски используются. Но были сомнения - удельное сопротивление антрацита намного больше. Попробовали - работает нормально. Этот процесс ведем на очень низких плотностях тока, чтобы получаемый при разложении хлорида натрия хлор успел прореагировать в растворе, а не уходил в атмосферу. Отсюда и большие размеры "реакторов" - амфор. И при малых токах, большое удельное сопротивление антрацита особого влияния не оказывает. Тем более, на размерах электродов теперь можно не экономить. В результате вышла большая экономия графита.
   Но вот что не может антрацит, так это превращаться в кокс. Он почти полностью состоит из углерода, углеводородов почти не содержит. При нагреве в коксовой печи выделяет очень мало веществ, и рассыпается порошком. Нам повезло, что мы нашли коксующийся уголь, более тысячи тонн полученной стали тому результат. Хотя, если бы нашли только антрацит, все равно попытались бы запустить домну. Может, даже что-нибудь получили. Но это была бы другая история.
  
   Лозоходца того наградил за антрацит персонально. Сначала узнал его чин, и сколько есть неиспользованных баллов. Выдал ему белых баллов на полторы ступени, чтобы из рабочего второго разряда, стал мастером первого. Негоже такому таланту в пособниках ходить, пусть поиском всего подряд занимается. Сам я не очень верю в лозоходство. Это почти что экстрасенсорика. Но результат на лицо.
   Предписал ему обследовать окрестности Шахтинска еще шире. Но в сопровождении двух драгунов и с лошадьми, на случай экстренной эвакуации. Все равно патрулировать местность надо. Выдали ему револьвер, учат стрелять.
   Отсыпал белых баллов и консулу Шахтинска, за то что не остался равнодушным, за радение интересам государства. Вижу, что человек на своем месте. Город у него хоть и маленький, но непростой - очень много через него всяких людей прошло. И тут не сколько надо быть "крепким хозяйственником", тут надо в людях разбираться - одно из главных качеств управленца.
  
  
   Вернулся на Лампедузу, вроде как домой. Сгонял туда-сюда на Родос, а три недели прошло. Что они тут без меня понастроили - даже пейзаж на острове поменялся.
   Все цеха и здания что планировали - построили. Каркасники из досок и жести - дело не мудреное. Ну кроме форта, конечно. Его стены еще даже на метр не поднялись, последние кто его строил - сербы. Что-то я после Чернореченска ни одного каменного здания не могу построить. Надо проект "Цемент" перезапускать. Но вот проблема - домны на острове нет, а от вагранки шлак совсем другой. Надо думать. Записал в блокнот.
   Пошел по новым цехам. Из старых досок. Механический цех работает в полную силу - цех в трюме "Борея" остановили. Там темно, жарко, и незачем его ресурс тратить. В цеху на суше работать много приятнее. Работает цех в две смены, еще много чего надо сделать и для производств, и для кораблей.
   Вагранку закончили, пробное чугунное литьё провели. Теперь доделывают томасовский конвертер, пока будем сталь по старому методу получать. А то уже стальные слитки кончаются, на новый корабль почти все извели. Оставили только ценные сорта стали и резерв для производственных нужд.
   А вот и он - стальной сторожевик морского класса. Пока на слипе только ребра шпангоутов и немного листов обшивки, но уже видна узкая и длинная форма корпуса. Конструктора вычерчивают на натуре очертания очередного шпангоута. Обводам подводной части корпуса я придаю важное значение, хочу сделать корабль быстрым и экономичным.
   Темпы строительства корабля совсем не те, что были в Адлере. Там мы не знали куда девать "лишний" прокат, а тут считаем каждую полосу. Может это и к лучшему, пусть делают качественно. А то начали привыкать делать быстро - "и так сойдет".
   Хотя сварщики, работая быстро, особых огрехов не допустили. Только один шов явно бракованный - на "Аресе", где течь приличная. Мелких течей на кораблях много, но некоторым хватило краски, другие сами "закоксовались". Но почти во всех трюмах вода понемногу накапливается. То ли конденсат, то ли скрытые течи. Но для того и предусмотрены льяльные колодцы, чтобы эту воду собирать. Боцман периодически эти колодцы проверяет, воду вычерпывает. Если вдруг воды там много - разбираются, осматривают корпус - вдруг где течь появилась. Но в чем преимущество стального корпуса - если течи сразу не было, то она вряд ли появиться еще несколько лет. Если, конечно, корпус не повреждать скалами да ядрами. Стальная обшивка, в отличии от деревянной, не рассыхается, не расшатывается, червь ее не грызет, конопатить не надо. Если красить правильно, то и ржавеет медленно.
   Так что корабль варят самые квалифицированные сварщики. Остальные работали на развертывании цехов, но там работа почти закончилась. Нет фронта работ для такого количества сварщиков. Надо варить цистерны для новых морских домов и бочки для всего, но для этого нет проката пока, сталь экономим, ждем когда конвертер заработает. И сварщикам низких разрядов приходиться работать подсобниками. Бездельников у нас не терпят. Работают подсобниками там же, "на корабле", у старших сварщиков. Там они друг друга с полуслова понимают.
  
   Но это все я глянул между делом, надо спешно пулемет проверить, да отправлять его на Ширинов. Пулемет выглядит непривычно. Ствол в кожухе водяного охлаждения выглядит как пулемет "Максим", только сделан кожух из листовой меди и не покрашен - сияет как самовар. Похоже, они его еще и специально начищали. А ствольная коробка совсем не максимовская - как у наших пистолет-пулеметов, но покрепче, и длиннее раза в полтора. Такой же приклад, пистолетная рукоять управления огнем, такой же УСМ от калашникова. Коробчатый магазин. Гибрид "Максима" и ручного пулемета. Сделали трехногий станок по моим эскизам. Можно стрелять с колена или сидя на табуретке - как сейчас. Как-то все это не совсем правильно. Но что сделали, то сделали. Если стреляет хорошо, то пусть едут воевать с этим.
   Стреляет неплохо. Отстреляли для меня, с перерывами, два магазина - ни одной задержки. Первый ствол, без водяного охлаждения, они уже "расстреляли". Сменили ствол. На новый ствол напаяли водяной кожух, но много стрелять теперь боятся - экономят ресурс ствола для войны.
   Но темп стрельбы все еще высоковат: 700-800 выстрелов в минуту где-то. С магазином "двадцаткой" сочетается плохо - две-три коротких очереди. Длинная очередь по фронту атакующей конницы не получается, до ленточного питания пока очень далеко.
   Как я им рекомендовал, длину ствольной коробки они увеличили, жесткость пружины снизили. Но тут получается два варианта: если ставить пружину помягче, то затвор колотит по задней части ствольной коробки, и резко отскакивает обратно, увеличивая темп стрельбы. Если ставить пружину пожёстче, чтобы затвор не доходил до конца, то темп стрельбы растет уже из-за жесткой пружины.
   Остановились на таком варианте: в торце ствольной коробки организовали место для деревянного вкладыша. С мягкой пружиной затвор бьет не по стали, а по дереву - отскок намного меньше. Лучше всего держит удар кубик из белой акации - более двухсот выстрелов. Но вкладыш и меняется легко, и запасли их с десяток.
   По-хорошему, тут надо буфер ставить - грузик с пружиной, как у АRки. Причем также в приклад, чтобы коробку сильно не переделывать. Или попытаться вспомнить, как работает замедлитель в УСМ АКМ.
   Да что я тут привередничаю! Мастера пулемет сделали! И он стреляет как часы! Сколько было уже попыток, и то что в этот раз вроде как все работает - большого удивления не вызвало. Буднично как-то.
   Все, пусть едут, обкатаем в боевых условиях. Не мастера едут, конечно. Расчет они тут уже подготовили - в двойном количестве. Два наводчика, два заряжающих. Заряжающие отработали смену магазина до автоматизма. Магазинов тридцать штук сделали, как я говорил. Но к расчету еще двух солдат добавим, будут магазины сразу набивать. Стрелять можно будет бесконечно, пока есть патроны.
  
   Отправляем экспедиционный корпус против Ширинов. Едут на "Борее", фрегат специально и планировался для быстрой переброски войск. Но с Лампедузы уходит почти пустой - два пехотных отделения и расчет пулемета, тоже на отделение тянет. Всего же на фрегате двести тридцать спальных мест, но солдат можно перевозить и поболее. На Родосе еще три отделения подберет, но основное войско сейчас собирается в Чембало. Шхуны собирают войска со всех городов побережья, по одному, по два отделения. Ну и из учебки в Мавролако много будет. Надо было бы собирать в Порт-Перекопе, он ближе к Ширинам, но там тоже проблема с пресной водой.
   На охране Лампедузы остается "Зевс", корвет занял причал ушедшего фрегата. Я думал что буду теперь жить в каюте корвета, и Фрося с Юлей переселятся сюда. Но на острове ждал меня сюрприз. Точнее - в бухте.
   Две недели назад "Архимед" притащил сюда заготовку морского дома - две галеры, соединенные балками. Причем мавны выбрали новые - были такие в трофеях. Собрались все плотники и столяры, и начали строить плавучий дом специальной планировки. Первый этаж - как и планировали в новом варианте, а на втором этаже - четырехкомнатная квартира для Командора. Расположена в передней части - хороший обзор, окна увеличены вдвое. Конечно, квартира занимает далеко не весь этаж, всего около сотни квадратных метров. Но по меркам морских домов, и, тем более, кораблей - просто шикарно. Еще недалеко выход на "крышу" - верхнюю палубу надстройки. Заметили, что мне понравилось там ужинать. Так что по ощущениям - пентхаус. С видом на море со всех сторон.
   Но, конечно, за две недели весь морской дом построить не успели. Сделали только мою квартиру и почти весь второй этаж. Несколько соседних комнат - для няньки и охраны. Остальное - пока только каркас с заполнением. Еще надо ставить двери, окна, много работ по отделке. На первом этаже даже еще не все стены досками набили, сквозняк гуляет.
   Несколько санузлов сделали на втором этаже. Унитазы, раковины, душевые поддоны - из бронзы. Сделаны по скульптурной технологии - тонкие оболочки. Цех бронзового литья уже работает вовсю. Вот только эта сантехника в процессе использования звучит не как скульптура, а как музыкальный инструмент.
   Так что с "Зевса" я переселился в апартаменты, которые Фрося уже обживает несколько дней. Мебель с фрегата перетащили. К запаху моря прибавился запах недавно обработанной древесины. Запах сложный - тут не только сосна, тут еще дуб, бук, граб, ясень. В каждой комнате разное сочетание отделки стен и пола, видно, что делали разные люди. Рассказывают, что еще и соревновались, кто лучше сделает. Приятно, что люди так относятся. И я тоже всех столяров и плотников поблагодарил лично.
   Но попросил, чтобы и остальные комнаты для наших людей делали также хорошо. Пусть благородной древесины на всех и не хватит, но строить и отделывать жилье надо со всем тщанием. И людям жить там будет в радость, и вам будет не стыдно за свою работу.
  
   Фрегат ушел, и у меня теперь появилось время обстоятельно заняться производством и проектами. Еще и плавучий химзавод с нами прибыл, с Антипом теперь решаем приоритеты химпрома. Теперь у нас работает два низковольтных генератора для гальванических процессов, каждый дает более шестисот ампер, и мы думаем, на что направить эту мощность в первую очередь. Наиболее прожорливые процессы тут - производство хлоратов, электролитическое рафинирование серебра и меди. И что из этого важнее? Да все нужно, и побольше. Даже собрался импровизированный совет.
   Военные взрывчатку хотят. Но шеддит в снаряды не идет, на гранаты много не надо, и взрывать стены в ближайшее время нам не потребуется. Так что можно не делать хлораты как минимум месяц, а там посмотрим.
   Из Адлера мы привезли много неочищенного серебра, загрязненного свинцом и цинком. Это мы в спешном порядке черкесскую свинцовую руду перерабатывали. Серебро надо очищать, делать из него монеты - это деньги, которые всегда нужны. Сейчас еще расходы увеличились - много наняли греков для Шахтинска, в Воронеж денег послали. Еще надо продолжать добычу руды в Тамани, в этом году военнопленных для этого нет, опять греков нанимать. И за эту же свинцовую руду с серебром и цинком надо черкесам платить, тоже немало набегает. Но это первостепенные расходы, серебро из руды это наш главный доход сейчас. Причем не требующий сбыта товара, такое даже в моем времени было бы невозможно. Все равно надо было бы менять серебро на денежные знаки, а тут - сразу монеты печатаю.
   Но плохо что другие статьи доходов сократились. Из-за этой войны и миграции торговлю красителями почти забросили. А там надо что-то предпринимать - в Венеции нам цену сбивают, а в других странах предпочитают окрашенные ткани, просто красители плохо продаются. И персы куда-то запропастились. Да еще дорога к ним теперь под вопросом, османы хоть Поти и не заняли, но кроме Ло Вати заняли еще одно село, восточнее Поти. Которое и моим-то не было, так что османы даже и не спрашивали.
   Так что одни расходы кругом. Ну вот не надо прибедняться - получаешь серебро из руды и привередничаешь. Но вот что это сейчас чуть ли не единственная статья доходов - это большой риск. Пришлось в Матреге увеличить гарнизон. Там, в устье Кубани, теперь большой склад свинцовой руды. Очень удачно, что руда считается свинцовой - это хорошее прикрытие. Для всех все ясно - мы скупаем руду, делаем из нее свинец. Это на первом уровне понимания. На втором уровне, многие купцы понимают, что выгоднее было бы перерабатывать руду в черкесских горах, а сюда везти готовый свинец. Но считают, что я пытаюсь монополизировать торговлю свинцом, и заработать уже на этом.
   Ну а если кто-то копнет глубже, то увидит третий уровень - получение цинка, который стратегически важен для нашего стрелкового оружия. Докопаться до получения серебра будет довольно трудно, у нас в эту тайну посвящены всего человек пять.
   Но резерв денег у нас пока еще очень приличный. Я понимал, что переезд вызовет большие траты, и готовился к этому. Так что решили "на серебро" поставить одну смену, как и ранее. Пусть работают тщательно, не спеша. Тут еще важен присмотр Антипа, чтобы "микроэлементы" из шлама извлекались правильно, не смешивались.
   В таком режиме этот процесс заберет от силы двадцать процентов мощностей генераторов. Все остальное решили пустить на очистку меди. Чистая медь вдруг понадобилась кругом. В первую очередь для производства тех же генераторов и электромоторов. Нужен хотя бы еще один низковольтный генератор, чтобы уже так не мучиться с выбором производственных приоритетов. Электромоторы нужны - а их у нас единицы. Провода нужны - тут и электрификация промзоны, и электричество нужно на морских домах. А на деревянных судах располагать генераторы с паровыми машинами и кочегарами не желательно. Поэтому генератор надо ставить на берегу, а к домам тянуть провода - линии электропередач.
   Но решили, что это может подождать. Сейчас июнь, световой день максимален, искусственное освещение в домах пока не нужно. Но спрос на продукцию цеха медного провода от этого не снизился, а тот простаивает без очищенной меди. Так что будем медь рафинировать, благо, сырье для этого есть. В эту войну с османами мы получили в трофеях более двенадцати тонн бронзы. Это мы так с родосскими рыцарями трофеи делили - им пушки поновее и получше. А нам потяжелее - и все довольны. И всю свою долю ядер мы им отдали, в обмен на часть бронзовых пушек. Но половину пороха мы забрали, тут уж никто уступать не хотел. Пусть это пороховая мякоть с нестабильным составом, но это как минимум - ценное сырьё.
   Но электрохимия, как ее называет Антип, это только один из секторов нашего химпрома. Ведь есть еще и другие: нитрохимия, фенолформальдегид, анилиновые красители и получение кучи других, нужных в хозяйстве веществ.
   С анилинами проблем нет - мовеина еще приличный запас, так же как и черного красителя с зеленым. Очищенного бензола еще две с половиной двухсотлитровых бочки. Скоро в Шахтинске запустят коксовую батарею, будет еще сырье.
   - Лабораторию опасных веществ скоро закончим собирать, можно будет формалин вырабатывать. Но из него твердый формальдегид не получить, жарко слишком. Тут же нет речки с ледяной водой. Или опять зимы ждать.
   - Антип, так на этом острове зимы не бывает. Ниже пятнадцати градусов температура не опустится, ни в январе, ни в феврале.
   - Ох ты! И что делать будем? Холод не только формальдегиду нужен. В рецепте нитрования толуола нужна температура не выше пяти градусов. Мы же тоже летом в речке охлаждались, а там плюс восемь, если в горы подняться. Совсем мелкими порциями реакцию вели, а это еще медленнее. Армейцы каждый день приходили - "Тротил давай!"
   - Вот же незадача! А запасов у нас много?
   - Ну по тротилу ты лучше меня знаешь - все в снарядах. Так что можем только гранаты из шеддита делать. Смола карблитовая еще есть, но цех, что провода делает, стал много смолы забирать. Так что производство фанеры лучше пока не возобновлять. Электричество нужнее, как я понимаю.
   - Правильно понимаешь. Карболит не только для проводов нужен, для радиодеталей тоже. Еще для текстолита нужен.
   - Это который как фанера, но из тряпок?
   - Ну можно и так сказать. Это для радиостанций. На пластину из текстолита детали крепятся - плата называется. Это ладно, а с чем у нас еще возможны проблемы?
   - Когда нитропорох делаешь, холодная вода тоже нужна. Но если мелкими порциями нитровать, то так обходимся. Для винтовок его не так много надо. Ты же не собираешься его в снаряды пихать? Сам же говорил, что ...
   - Не, не! Это я так, просто спросил. А остальное как?
   - Ну из важных производств остальное все будет работать. Может мелочь какую забыл. Но с формальдегидом и тротилом проблема. Я уж придумал накопить формалин в бочках, да отвезти осенью в Тану. И успеть до ледостава формальдегид вывезти. Но нитровать толуол в Тане, это как-то... не это.
   - Да, проблема. Будем думать. Но ты пока остальное налаживай.
  
  
   У нас еще одна статья расходов увеличилась. Я же хотел, чтобы переезд на остров вызвал как можно меньше негатива у людей. Остров, по сути, необитаемый, надо чтобы уровень жизни людей не падал, а лучше - поднимался. В Адлере у нас были таверны и пекарни. Люди в столовых наедаются, но у них еще должно быть ощущение изобилия и нужны приятности, на которые хочется тратить деньги. В виду закрытости Лампедузы, не всех "предпринимателей" я смог сюда допустить. Две пекарни уже открылись, а вместо таверн открыли буфеты, уже государственные. Там торгуют выпечкой, сладостями, сухофруктами, напитками. Буфетчикам пригрозил, что качество их работы буду оценивать лично, а приход-расход есть кому проверять и без меня.
   Но все эти вкусности надо импортировать, мы это не производим. И двинулись приказчики на рынки Средиземноморья. В основном в османскую Грецию и в Магриб.
   Но для ощущения изобилия, одной еды недостаточно, какой бы сладкой и вкусной она не была. Еще нужны "товары народного потребления". Но тут мы давно ведем работу. На заводе делают ножи, ножницы, иголки, рыболовные крючки. Недавно стали делать бронзовые расчески - гребни, как их тут называют.
   Одним из главных статусных символов для большинства людей в эту эпоху является одежда. В нашей социальной системе, эту статусность у мужчин удалось сублимировать в ношение мундира. Система ношения форменной одежды развивается и усложняется. Цвет перестал быть признаком высокого или низкого чина. Даже у простых матросов тельняшки с сиреневыми полосками из дорогого мовеина. А все армейцы без исключения носят одинаковую форму, окрашенную дешевым экстрактом кожуры грецкого ореха. Весной дополнительно подкрашиваем "зеленкой", получается цвет хаки. Но "бриллиантовый зеленый" - краситель нестойкий, за лето выцветает. И получается "койот" - цвет осенней грязи.
   У моряков разнообразнее: повседневная роба из неокрашенной парусины, а парадная форма черная, есть и такой анилиновый краситель, весьма стойкий. Но в обоих вариантах - неизменная тельняшка.
   Мундиры у гражданских окрашены мовеином, но по-разному. Если у мастеров это пиджак сплошного сиреневого окраса, то у писарей и консулов на френч идет особая ткань. Она из разных нитей - сиреневой, черной и белой. Получается цвет ближе к фиолетовому. И у мастеров бляхи на груди, а у писарей - шевроны на рукаве.
   Даже у рабочих - форменные спецовки, коричневые, кожура ореха. И тоже бляхи с именем и чином. У рабочих бляхи медные, у мастеров - бронзовые. Мастерам четвертого и пятого разрядов бляхи покрыли серебром. Шестого и седьмого разряда пока ни у кого нет.
   Получается, что каждый мужчина в Адлере, а теперь на Лампедузе - носит форму. Пришлось даже вводить школьную форму для пацанов - коричневые штаны и светлая рубаха. На груди значок - нет, не с профилем вождя, с номером класса.
   Но это все мужики да пацаны. Женщины, те которые на службе, тоже носят форму. Лекарки, поварихи, писари. Швеи себе сочинили спецодежду. Но если мужики и после работы ходят в том же мундире, или в парадном варианте. Да даже рабочие себе завели "парадные" спецовки. То женщинам вне работы надо одеться красиво и не как все. И по этому пришлось в государственном магазине открывать отдел - "ткани". Если раньше были варианты - лен или шерсть, толстая и тонкая, и трех цветов. То после экспериментов с ткацкими станками, когда в одну ткань идут нити разных цветов - количество видов ткани пошло на десятки. Еще и хлопок прибавился.
   С хлопком, правда, не очень получилось: волокно неправильное - нить толстая, ткань получается "теплая". Так что для местной жары лучше всего подходит тонкий лен.
   И из-за этих "модниц" надо опять разворачивать текстильную промышленность. Старые ткацкие станки мы отдали в Воронеж, там должны наладить производство простых тканей. Мастер уже заканчивает новый станок уже для нас - конструктивно он почти такой же, только почти полностью из металла - стали и бронзы. Вот на нем будем комбинировать нити разных цветов.
   Но одежда - это еще не все. Некоторые мастера, военные и гражданские чины, зарабатывают очень неплохо. У такого два-три мундира, у жены - пять нарядов. А дальше что? Надо срочно искать куда тратить деньги, но так, чтобы не на импорт. Решил производить украшения для своих. Зря я, что ли, плачу зарплату ювелиру, которой хватило бы на отделение солдат. Хотя отдача от него большая - он делал шрифт для типографии, сложные радиодетали - такие как конденсатор переменной ёмкости. Ученик его только и занимается таким радиодеталями и арматурой радиоламп.
   Сам же ювелир иногда тоскует по "настоящим драгоценностям". Вот тут и интересы сошлись. Но делать украшения из серебра не очень выгодно, их все норовят по весу оценить. Золото слишком дорого для моих. Вот на драгоценных камнях делают большую маржу. К тому же тут перекосы с ценами. Рубины и изумруды высоко ценятся, а Еремей купил недавно горсть, скорее щепотку, мелких "самоцветов" недорого, и среди них я обнаружил небольшой не огранённый алмаз. Надо бы из него стеклорез сделать. Но мне кажется, тут алмазы даже гранить не умеют. С ювелиром этот процесс мы обсудили, но алмаз - самый твёрдый материал, и шлифовать его можно только алмазом.
   Но алмаз у нас только один. Но есть ещё один способ обработки алмазов. Из-за которого и не используют алмазы в качестве режущего инструмента для обработки сталей, несмотря на всю его твердость. Эльбор и победит им точить можно, а сталь - нет. При нагреве алмаз вступает в химическую реакцию с железом с образованием карбида железа - "сгорает", превращается в пшик. В конце двадцатого века, с использованием этого метода, изготавливали из алмазов мелкие детали сложной формы. Только там технология ещё сложнее, место обработки продувают горячим водородом, и алмаз переходит не карбид, а в метан. Чистота поверхности получается намного выше.
   Нам сложная форма не нужна, нам бы с одной стороны почти шарика сделать пирамидку. Закрепили алмаз в медной оправке, и осторожно прикоснулись к нагретой до 600С полированной стальной пластине. На алмазе появилась плоская "лысина", на пластине - темная точка. Ювелир понял принцип, и довольно быстро получилась четырехгранная алмазная пирамидка - "Как легко и быстро!" - поразился он.
   С одной стороны - очень расточительно делать стеклорез из алмаза весом почти в карат. Но другого применения ему я не придумал. Не делать же из него бриллиант. А стеклорез получился хороший, на стекле оставляет глубокую царапину. Поэтому получается резать даже наше волнистое стекло.
  
  
   Но драгоценные камни для наших это тоже дорого. Я почему в эту сторону стал думать - вспомнил про цветное стекло и про гениальный маркетинг - "кристаллы Сваровски". Нам тут такие изыски не нужны, крупные "стекляшки" простой огранки но интенсивного окраса, надолго займут головы жен мастеров, командиров и консулов.
   Но начинать надо не с ювелира, а со стекловара - придумал я такую должность. Было у меня несколько человек, которые стеклом занимаются. Но как-то не стабильно у нас со стеклом. В Чернореченске вроде наладили производство, поташа было много, но не хватало топлива для больших объёмов. В Адлере перешли на каменный уголь, топлива вдоволь, но поташа нет. Одно время был жесткий дефицит - оконные стекла переплавляли на оптику и лампы.
   И вот недавно купили в Египте соду. Причем хорошо так купили, наши приказчики иногда путают пуды и килограммы - тридцать пудов - это почти полтонны. Хорошо, там, в Египте, эта сода дешевая. Там где-то целое засохшее озеро, просто бери и грузи. И сода хорошая и нужная оказалась, так что даже не стал никого наказывать, сделал вид что так и задумано.
   Для известково-натриевого стекла надо 15-17 процентов соды, получается, что этого хватит на три тонны стекла! Вот так просто - пошел и купил. А мы со сбором и скупкой золы и поташа мучились. Кварцевого песка и извести на побережьях Средиземного моря в избытке. За известь платить надо, но совсем мало, зато ее они сами и грузят.
   И начали стекло делать, в третий раз производство запускаем. Но мастера уже ученые - чтобы стекло было прозрачным, надо тщательно очистить все компоненты. Правда, стекло делаем примитивным методом - в тиглях. Надо бы построить для выплавки стекла правильную большую печь, но для нее много кирпича надо, а весь кирпич на острове привозной, нормальной глины тут не нашли. Да и много стекла нам пока не надо, тигельного варианта хватает. Больше угля расходуется, так его сотнями тонн сюда привозят.
   Сделали несколько порций, самую прозрачную отдал стекловару. Выбрал его из группы мастеров по варке стекла, он там учеником был, но способным. В меру амбициозный, самостоятельный, химию понимает. Сделали ему отдельную мастерскую с печкой, режим секретности - ну как обычно. Тут больше секрет от своих, не надо пока никому знать как мы "самоцветы" получаем. Хотя цветное стекло делают чуть ли не тысячу лет, но такие секреты держат в тайне до последнего, и часто утрачивают.
   И, чуть ли не единственными носителями секретов сейчас, являются мастера с венецианского острова Мурано. Насколько я помню, производство там сейчас на подъёме, и в следующем век мода и цены на муранское стекло достигнут пика. Еремей был в Венеции в такой лавке, насмотрелся на красивую посуду, но покупать я ему не разрешил - неоправданно дорого.
   Направленность производства у них несколько другая, делают почти исключительно посуду. Но очень красивую и разнообразную, иногда очень вычурную. Про иной кубок и не подумаешь что из него пить надо - статуэтка настоящая. Цветное стекло используют мало, больше придают значение форме.
   И засели мы со стекловаром за эксперименты. Ну как засели - я ему написал рецепты, какие знаю, выделил химикаты. Утром и вечером к нему захожу - оцениваем результаты, думаем что делать дальше.
   Существует два основных способа окраски стекла в массе - ионный и коллоидный. Ионное окрашивание сходно с легированием стали, в качестве красителей выступают оксиды некоторых металлов.
   Коллоидное окрашивание делается с помощью мельчайших частиц некоторых металлов, там размеры частиц в десятки нанометров. Вот получение этих коллоидных частиц - не простая задача. Хотя археологи находили образцы стекла, не просто окрашенные таким способом, а с применением двух разных металлов в коллоидном состоянии. При этом на просвет стекло давало один цвет, а при отражении света - другой. Причем сделано это было еще до нашей эры.
   Ионный метод проще - начали с него. И начали с металла, из-за которого я и вспомнил про цветное стекло - с кобальта. Многие помнят такую посуду - темно-синего, фиолетового цвета. Этот цвет стекла так и называют - кобальт. А у нас он есть - получаем из гальванического шлама, весьма чистый. Пока немного - несколько сот грамм, но для окраски стекла его надо совсем мало - полграмма на килограмм. Но такая пропорция создаёт другую проблему - эти полграмма надо распределить по килограмму стекла очень равномерно. Это поняли, увидев первый образец с очень неравномерным распределением цвета. Раскрошили образец в песок, перемешали, и опять расплавили. Это испытанный метод повышения качества стекла.
   Полученный результат удивил нас обоих неестественной чистотой цвета - такой однородности, такой монохромности в природе не бывает. Глубокий, темно-синий цвет. Но я думал, что цвет будет более фиолетовым. Или я путаю, или мы что-то напутали с техпроцессом. Но и так получилось здорово, из этого можно делать "драгоценности".
   Зеленое стекло само получается, из-за примесей оксидов железа. Тут поигрались с соотношением двухвалентного и трехвалентного оксидов железа - получили оттенки от голубовато-зеленого до желто-зеленого. Знакомый бутылочный цвет. Не надо злоупотреблять этим оттенком. Чистый зеленый цвет не получается, для этого нужен оксид хрома.
   Но нам, в первую очередь, нужен красный цвет - самый главный цвет для русских. Его можно получить разными способами, но все они с использование коллоидов. Получение металлических наночастиц механическим способом сопряжено со многими трудностями, но есть "обходные технологии".
   Самое простое - работать не с металлами, а с солями металлов. Например, нитрат серебра легко измельчается в тонкий порошок, а при нагреве в стеклянной массе восстанавливается до металла и окрашивает стекло в ярко-желтый цвет. Но желтый цвет можно получить еще проще, для этого можно брать даже стекло с примесями железа. Если добавить в шихту серу и угольную пыль, то она образует с железом сульфид, только сначала из угля образуется угарный газ, который участвует в реакции. Получается янтарно-желтый цвет, но если железа и серы слишком много, то цвет становится темно-коричневым - аптекарские пузырьки помните?
   Но это желтые оттенки, а где же красные? Тут несколько рецептов. Есть очень красивый, малиновый: золотой "рубин", получаемый с помощью коллоидного золота. Ладно, есть способы попроще. Увидел рецепт кадмиевого "рубина" - обрадовался, кадмий у нас тоже есть. Но мимо - без селена сульфид кадмия дает коричневый цвет. Коллоидная медь тоже дает медный "рубин", но там не нашел варианта с солями, а металлический коллоид пока не знаю как делать.
   Хотя что-то такое вспоминаю с электролизом. Если между двумя медными электродами часто менять полярность и снижать напряжение, то в электролит должны уходить мельчайшие частицы меди - коллоид. Но тут нужны эксперименты, параметров много: как часто менять полярность, какая должна быть плотность тока, какое напряжение - от всего этого зависит размер частиц. А от этого зависит цвет. Еще надо коллоид стабилизировать, а то наночастицы любят слипаться.
   Вот четвертый вариант красного стекла понравился - сульфид сурьмы. Сурьмы у нас немного есть, но тут и нужно несколько грамм пока, нужна концентрация сорок грамм на килограмм шихты. Сразу начали с толченого стекла - получили темно-красное стекло, интенсивного окраса. Рубин - не рубин, но красиво. Можно начинать пробовать отливать "кристаллы". Отливать - чтобы меньше возится с огранкой. Из шлифовальных абразивов для стекла у нас только кварцевый песок, так что быстрой шлифовки, как на алмазном инструменте, не получится.
   Сначала думал наделать серебряных колечек с камнями, ввести моду на обручальные кольца с "рубинами". Но стекло много мягче настоящих драгоценных камней, на руке оно будет подвергаться постоянному механическому воздействию - грани быстро сотрутся. Поэтому пока решили делать серьги. Крупный "кристалл", пятнадцать-двадцать миллиметров длиной, серебряный крючок. Сложная огранка не нужна, тут больше важен "просвет", чтобы был виден интенсивный цвет. Можно даже вытянутый параллелепипед делать.
   Заказал стекловару отливать "кубики", а ювелиру поставил задачу обучить еще одного ученика шлифовке стекла. Красных и синих "камней" надо больше, зеленых и желтых - немного.
   Пока делают, подумаю над ценообразованием. У меня нет задачи на этом обогатиться. Мне надо чтобы люди могли тратить свои деньги на что-то ценное, чтобы деньги не копились неясным грузом. Купить недвижимость или крупные средства производства у нас нельзя. Но мелкий бизнес есть - два сапожника. И каждая баба имеет право шить для других за деньги. Но надо отдавать "десятину" государству.
   Избыток денег на руках, без возможности реализации их покупательной способности, может вызвать перекос цен и дефицит некоторых товаров. Вот эти "драгоценности" и должны этот избыток немного подчистить. Ну и людям красота - в радость. Мужикам тоже польза, аргумент хороший: "Я тебе серьги купил? Купил. Вот сиди молча и красуйся" А то других аргументов кроме слова и кулака не знают.
   Вот только серьги тут мало встречаются, проколотые уши у женщин в редкость. У гречанок встречал, у славянок - очень мало. Надо будет наладить прокол ушей в больнице, чтобы не было осложнений. А для тех кто не захочет, надо предложить альтернативу - кулоны. Но кулонам нужна красивая цепочка, а это довольно трудоёмко. Тогда брошь, но дороже серег. А пиком роскоши будет колье. Надо с ювелиром обсудить, а то я тут нафантазирую.
   Товар этот не должен быть очень дорогим, но и совсем дешевым тоже - пусть будет ценным подарком. Восьмое марта, что ли, придумать? Не, обойдутся пока. Есть же именины и церковные праздники, хватит поводов.
  
   Получается, что на всякие глупости отвлекаем людей и ресурсы. Но чем более сложной мы делаем свою культуру и цивилизацию, тем больше будет пропасть между нами и остальным миром. И потенциальный предатель будет тщательно думать над соблазном богатства в другой стране, пусть даже в прекрасной Венеции. Эта бижутерия всего лишь небольшая деталь, но из таких кирпичиков и создается "град на холме блистающий".
  
  
  
   Утром испортили настроение радисты - ночью у них радиолампа в передатчике лопнула, прямо во время работы. Ну как можно сжечь лампу!? Разбить - да. Но чтобы лопнула от работы? Пошел смотреть.
   У нас два передатчика на Лампедузе, два на Родосе. На два и двадцать мегагерц. "Двадцатка" днем связь устанавливает. Не всегда, но часто. Ночью ионизации атмосферы нет, должна связываться "двойка". Передатчик Поулсена связывается стабильно, как часы - но у него около пятисот ватт. У ламповой "двойки" - восемь ватт, связи нет.
   Радисты знают - чем больше анодное напряжение лампы, тем больше выходная мощность. Упрощают, но такая зависимость есть. Передатчик работал на напряжении двести вольт, от трансформатора с ртутным выпрямителем. Они с электронщиками сделали еще отводы вторичной обмотки трансформатора - на двести пятьдесят и триста вольт.
   Подключили передатчик - моща пошла, пытаются связь с Родосом установить. Контур выходной подстраивают, померили выходную мощность - говорят, что было пятнадцать ватт. Вдруг - щелк! Внутри лампы вспышка, лампа лопается, предохранители в цепях питания сгорают. По инструкции все отключили, ничего не трогают - это эксперимент, тут не нужна связь любой ценой.
   Смотрю - в лампе явное короткое замыкание в районе цоколя изнутри. Думал - мастера по лампам бракоделы - сварка разошлась, электроды соприкоснулись. Но нет - все электроды были целыми до момента КЗ, в районе цоколя сварки нет. Но вокруг "эпицентра" налет белесый. И на стенке лампы, внутри, еле заметная полоска. Геттер потек. Он из металлического натрия, получен методом электродиффузии сквозь натриевое стекло. На этой лампе, видимо, слой натрия был заметно толще. Когда дали большую мощность, лампа стала нагреваться сильнее.
   Между геттером и электродами - вакуум, тепловой конвекции нет. Есть тепловое излучение, натрий блестит, пытается отразить инфракрасные лучи. Но температура плавления натрия всего около ста градусов, и капля расплавленного натрия стекла вниз. Замкнула электроды - дуга, вспышка - лампа треснула. Лампу жалко. Но эта жертва не напрасна - оценили предельные режимы наших тетродов. И лампы надо ставить цоколем вверх.
  
  
   Фрегат "Борей" вошёл в бухту Чембало, такого большого корабля тут никогда до этого не было. Последнюю неделю сюда приходили шхуны, привозили солдат из разных мест, по одному отделению, по два. Теперь обратно - идет погрузка войск на корабль. Смогли собрать шесть взводов - две роты - сто шестьдесят восемь солдат и сержантов. Сто двадцать с винтовками, сорок восемь - с карабинами. Две трети батальона.
   Еще командиры взводов, два командира роты. Полковник Аким, как тут без него. Четыре 65-мм орудия на облегченных полевых лафетах. Расчеты были по шесть человек, увеличили до семи, конной тяги тут нет. Еще пехота помогать будет. И пулемет с двойным расчетом - тоже отделение. Еще медики. Но обоза нет, далеко от корабля отходить не планируют. Конную разведку на место уже выслали.
   Корабль немного переполнен, дефицит коек около тридцати штук. Но это для солдат не проблема - есть караул, ночные вахты наблюдателей. Да и идти не далеко.
   На фрегате путешествовать приятно - качка слабая, ход от ветра не зависит. Куда надо - туда идет. И две сотни солдат везет.
   Зашли в лиман Южного Буга, идем у западного берега. Вот и разведка - высаживаемся тут. Но берег без причалов, надо шлюпками. Для этого на фрегат даже дополнительные шлюпбалки поставили - шесть шлюпок висит. Но этого оказалось мало, ещё и фрегат не может близко к берегу подойти, осадка большая. Из-за этого высадка заняла несколько часов. Орудия перевозили по частям - ствол весит около сотни, а лафет без колес - и того меньше.
   Конная разведка доложила - большой стан татар у другой реки, это более двадцати километров на запад. Даже если татары сейчас узнают про прибывшие войска, то раньше утра сюда не успеют. Вот только большого полона там не замечено.
   Разбили лагерь на берегу, выставили эшелонированный караул с секретами и дозорами. По периметру зажгли костры в специальных ямах - так, чтобы пламя не было видно из лагеря, чтобы оно освещало тех, кто подходит и не слепило часовых.
   Ночью связались со штабом, решили утром выступить против Ширинов. Надо точно узнать про полон, для этого нужны языки. Надо нанести татарам урон, в наказание за торговлю людьми. И нужно испытать в деле пулемет и придуманную тактику противодействия коннице.
   На рассвете выступили в поход. Тут же выявилась проблема - артиллерия отстает. Хотели запрячь лошадей дозорных, но их мало, а разведка нужна еще больше. В каждую пушку запрягли по два отделения солдат - стали двигаться быстрее.
   С переброской лошадей надо что-то придумывать, на фрегате и так тесно, еще лошадей там не хватало. И загружать их туда трудно - борт у фрегата очень высокий. Да и куда выгружать в такой ситуации? В шлюпку? Нужна десантная баржа.
   Либо воевать совсем без артиллерии, но это только если пулемет себя хорошо проявит, и их будет много. Вон, расчет легко несет пулемет по частям, только воду из кожуха слили, а то протекает. Из фляжек зальют, если что. Один несет сам пулемет, второй - станок, остальные - патроны, припасы, винтовки у подносчиков патронов. Еще и меняются. У пулемётчиков только револьверы, чтобы длинноствол не мешался. Пулемет получился не тяжелый, без воды и с магазином на двадцать. Вот так на ремне можно от бедра очередь дать. Так что на марше - четыре человека на пулемет - с запасом.
   Вот такую пехоту с пулеметами фрегат может быстро перебросить к любому морскому берегу, и поддержать высадку огнем артиллерии. И полевые пушки сюда вписываются плохо. Надо думать.
   Не прошли и десяти километров, как примчался головной дозор - идут татары. Да их и видно уже - вдали что-то пылит, но очень далеко. Местность ровная как стол. Но слева есть большой овраг - двинулись к нему, все меньше у конницы маневра будет.
   Овраг не сильно глубокий, но верхом такой точно не преодолеть. Разве что в поводу, и коня на кручину руками тянуть. Расположились рядом - будет тыл прикрыт. Или фланг - это смотря как татары на нас пойдут. Расположились и так и эдак - татары все приближаются, далеко были, оказывается. Мы даже успели поставить флажки - отметки дальности.
   И приближаются татары не спеша, силы экономят. Много их - больше трех тысяч точно. Наверняка еще вчера "срисовали" что тут всего две сотни пеших. А тут мы еще им сами в лапы двинулись, от опасного корабля отошли.
   Еще ночью продолжались споры о тактике этого боя. Было бы правильным заранее, с километра, начинать их обстреливать фугасными снарядами. Но Акиму очень надо пулемет в деле испытать, а вдруг татары пушек испугаются, и сразу отступят - лови их потом. Поэтому решили, что первым начнет пулемет по одному флангу с пятисот метров - прицельная дальность. А если татары попрут - тут уж и пушки и винтовки подключаться, а со ста пятидесяти еще и карабины.
   Вот только страшновато - их в пятнадцать раз больше. Быстро подскочат, стрелами закидают. Хорошо бы, метрах на трехстах их притормозить, чтобы обстрелять хорошенько. Надо бы колючую проволоку как то там расположить, чтобы коням мешало пройти. Надо у Командора будет спросить.
   Татары выстроились в лаву и приближаются совсем медленно. Уже меньше километра, а они все идут шагом. Но вот характер движения поменялся - начали разгон. Флажок на пятьсот скрылся под конскими копытами, и Аким махнул пулеметчику. Две короткие очереди прогрохотал над степью. Быстрая смена магазина, и еще две очереди. Пулемет засевает смертоносным свинцом левый фланг, у оврага. Желтые блестящие гильзы летят потоком. Под пулеметом расстелен кусок старой парусины, чтобы было легче собирать гильзы. Да и пыли так меньше.
   Но татары только быстрее разгоняются. Эх, сомнут!
   - Пушки, огонь! Винтовки, огонь!
   Нестройный залп винтовок заглушил пулеметную стрельбу, а выстрелы пушек перекрыли всех. Пушки заряжены свинцовой картечью - на четыреста метров самое то, и осыпь широкая, и у шестнадцатиграммовой пули еще много энергии.
   Стрелки с винтовками стреляют с колена, трава высокая. Но точности достаточно по такой массе стрелять. За ними карабинеры стоят, приготовились. Еще далеко, но кони быстро приближаются.
   Пушки быстро перезарядились, и дали второй залп, в разнобой.
   - Уууу! Ааа!
   - Отворачивают!
   Вся конная масса уже движется уже вправо, от оврага. Стрелки продолжают стрелять, а пушкарям надо пушки поворачивать. Татары пошли дугой, и вот уже видны их спины. В этот момент и ударили пушки - убегающих не только рубить удобно, но и из пушек расстреливать.
   - Дрогнули! Отвернули!
   - Да, не тот татарин пошел. Не то что ордынцы.
   - У этих ясы хана Чингиса нет, вот и отвернули.
   - А если бы не отвернули? Стоптали бы?
   - Могли бы и стоптать. Много их.
   - Давай, бей их в догон! Мало их побили!
   Стрелки ставят прицел на предельные пятьсот, и целят чуть поверх голов убегающих.
   - Хватит, километр уже!
   Татары ушли километра на три и встали тучей.
   - Мало мы их побили - сотни три лежит.
   - Еще раненые.
   - Тех кто еще в седле сидит - много, кто же их считал.
   - А если они сейчас опять на нас попрут! И не отвернут! Их много еще!
   - Слушай меня! - командует Аким:
   - Кто с винтовками - строиться тут в две шеренги. Пушки остаются, с ними два десятка карабинеров. Подпоручик - старший. Остальные карабинеры - в третью шеренгу. Оружие снарядить полным магазином. Пулеметчики?
   Только тут заметили, что пулемет последние минуты боя не стрелял. На пулемете нет крышки ствольной коробки, пулеметчик сидит обалдевший. Лоб и левая щека в черных оспинах от пороха. Командир расчета:
   - Пулемет, он эта... бахнул. Вот тут вспышка была, и крышка улетела - вот.
   - А пулеметчик?
   - А я успел зажмуриться, крышка по шлему только звякнула - и потер кулаками глаза еще раз, проверяя - на месте ли.
   - Ясно. Остаетесь здесь - повернулся к шеренгам:
   - Построились?
   - Так точно!
   - Батальон! Слушай приказ! Атакуем татарскую конницу. Идти далеко, спешить не надо. Шагом! Марш!
   Шеренги двинулись вперед. Командиры взводов командуют - держат линию. Прошли двести метров, под ногами стали попадаться убитые и раненые кони и люди. Но батальон упорно держит линию. Тонкая оливковая линия.
   Татарское войско заметило наше продвижение, зашевелилось. Вот сейчас все и решится. Куда они двинутся - к нам или от нас?
   Шаг вперед. Еще шаг. Назад дороги нет, отвернем - всех порубят. Еще шаг. Мы идем, они стоят.
   Двинулись татары. Куда!? Уходят! Ура!
  
   Маршировали еще полчаса, пока татары удалялись. Конные дозоры пошли за ними проследить. Батальон встал. Антип выдохнул.
   - Разойдись! Через двадцать минут строиться в походную колонну. Обратно пойдём. Надо к вечеру до берега дойти. Ночевать лучше около корабля.
  
  
Оценка: 7.56*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"