Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Часть третья. Глава 36

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья часть 100 кг.

   Глава 36
  
   Из Венеции прибыл Еремей, помимо политической разведки, он там торговыми делами занимался. Нам венецианцы сбивают цену покупки красителей. В больших объёмах, кроме них, покупали только персы и мамлюки. Но с персами что-то случилось - пропали, а от мамлюков нас те же венецианцы оттирают, откопали для этого свое разрешение на торговлю с Египтом. Продажи красителей резко снизились, сейчас торгуем окрашенными тканями с другими странами, но тут маржа много меньше, а возни-логистики - больше. Выручает, что мы в Средиземном море теперь ткани красим, логистика проще.
   Еремей искал крупных производителей тканей из других стран, лучшие ткани делают в Брабанте, но торговля на севере Европы вся шла через Брюгге. Из этого города и был ганзейский купец. Рассказ купца мне Еремей изобразил подробно и с выражением.
   - Брюгге на реке Звин стоит, не в устье, но недалеко от моря. Река неглубокая была, заиленная, морские корабли не могли к городу по реке подняться. Но три века назад разразился страшный шторм, а когда он стих, оказалось, что река от моря до Брюгге очищена от ила, и морские корабли могут подходить к самому городу. Это было не просто так, это был знак Господа! Это сама десница божья путь городу открыла. С тех пор все купцы пошли в Брюгге, и стал там рынок больше чем в Любеке, который раньше был главным Ганзейским городом.
   Самый богатый рынок стал. Все, что в мире производят достойного для продажи, все это можно было купить в Брюгге. Самые красивые ткани из Брабанта и Эно рядом делают, но есть и товары из самых дальних стран: хоть финики из Магриба, хоть меха из Новгорода, хоть шелк и пряности из Индии. Купцы с английского острова тут тоже все торговали, им близко и удобно.
   Тут Еремей свои мысли вставил: меха те скорее Московского княжества, он подробно за них расспрашивал. Причем даже так: меха из княжеств идут и через Новгород, и южным путем: Тана - Венеция или Генуя.
   Вот такой был торговый город Брюгге. Но река продолжала нести ил, как с этим ни боролись, и через три века опять стало мелко. И последние годы из Средиземноморья в Брюгге ходят только венецианцы, на своих морских галерах.
   - Я нашел такую в порту, осмотрел, пересчитал размерности. Длиной ровно как наш корвет, но большая осадка, большие трюмы. Берет на себя десять тысяч талантов груза! Получается, что водоизмещением больше корвета раза в полтора-два. Четырнадцать банок по три гребца с каждого борта - всего восемьдесят четыре. Вот и я подумал - мало! Еще и сидят хитро, банка стоит под углом, и у каждого гребца небольшое весло. И оказалось, что они в море ходят под парусами - три больших мачты. А на веслах только входят в бухту. Так что той галеры - одно название. Парусник это, самый настоящий. И гребцы там не рабы, воины они. Для охраны - почти сотня.
   Вот и купец ганзейский говорит, что на таком корабле пройти через Море Мрака можно. Самые опасные места у берегов Галисии и Португалии. Там дует сильный ветер к берегу, поэтому приходится держаться от берега подальше, особенно ночью. Тут и спасают гребцы на морской галере. В проливе тоже опасно. В былые времена английский король выдавал каперские свидетельства против шотландцев. Но приватиры не брезговали и купцами из других стран. И до сих пор в проливе пропадают купеческие суда, особенно небольшие. Ганзейские когги меньше венецианской морской галеры в два-три раза. Охраны тоже много меньше. Но поговаривают, что и сами венецианцы приложили руку к пропажам ганзейских судов. Но доказательств явных нет. Море оно молчит.
   К тому же в последнее время торговля в Антверпене стала обгонять торговлю в Брюгге. Голландцев стали поддерживать датчане, не по нраву им ганзейские порядки. А через Балтию можно ходить гораздо дальше на восток, там, в литовских и новгородских землях выгодно брать простой продукт - воск, пеньку. Еще в 1429 году Датское королевство ввело пошлину за проход через пролив Эресунн.
   Ослабела Ганза. Жмут ее со всех сторон - Дания, Венеция, Антверпен. Хорошо что в Англии розы воевали, а франкский Людовик дворян к порядку приводит. Вот на них пока зарабатывает. Ищут с кем еще торговать.
   - Ты знаешь, почем венецианцы наши красители в Брюгге продают! А знаешь, сколько там пудов красителей продать можно! Один раз сходить туда, серебра на два года хватит! Ведь пройдем Море Мрака? Наши корабли же самые лучшие? Говорят там волны с дом размером. Врут?
   - Ну это смотря какой дом - вспомнил я свою воронежскую девятиэтажку - бывают и большие волны. И сильный ветер бывает. Фрегат там пройдет легко. Корвет тоже пройдет, поваляет его, но пройдет. Баржи с бригами точно не пройдут. "Кронос" пройдет, если борта еще нарастить. Но это если сильного шторма не будет.
   - А "Цербер"? Ух и быстрый вышел!
   - Да, с третьим вариантом винта шестнадцать узлов дает! Вот только краска с гребного винта по краям у него моментом облазит, крутится очень быстро. Придется ему бронзовый винт делать, расходы. Зато надолго хватит. Еще бы алюминиевую бронзу сделать, почти вечный винт получится.
   - Ай, а и не жалко бронзы для такого! Так пройдет он в Брюгге?
   - Мореходности для Атлантического океана у него хватит, а вот угля до Брюгге и обратно - нет.
   - Океана?
   - Океан - это очень большое море, во много раз больше Средиземного. А Атлантический ... В древности считали, что там, на краю света живут атланты. Атланты держат небо на каменных руках.
   Не, "Цербер" здесь нужен. Он вон как вокруг острова патрулирует. Три шхуны заменил. Да и корвет теперь можем от острова отпускать ненадолго.
   - Но фрегат не отпустишь на север?
   - Фрегат - точно не отпущу. Корвет. Корвет жалко гонять из-за пары тонн мовеина. Слушай, так у нас этих тонн и нету сейчас. У нас даже бензола столько нет. Давай не будем торопиться с ганзейцами, может там не все так замечательно, как он рассказал.
   В Брюгге сходим обязательно, но позже. Подготовиться надо. У нас для этого даже корабля подходящего нет.
   - Сделать как "Цербер", но больше, чтобы больше угля влезло?
   - Удлинить. Ходкость повысится, тогда в скорости много не потеряем. Если машину увеличить, то и прибавим. Но растет нагрузка на корпус, масса подрастет. Опять все по кругу. Но сначала его "на волне" испытать надо. Все равно наши корабелы пока заняты другим проектом.
  
   По нашей традиции, на следующий день после спуска корабля на воду, на слипе заложили следующий корабль.
   У нас же принята новая военная доктрина. Группировка войск на военно-морской базе Чембало, и быстрая переброска группировки по всей акватории Черного моря. Фрегат "Борей" может оперативно перебросить до трех рот, и поддержать их огнем. Но лошадей на нем перевезти почти невозможно. Для совершенствования этой концепции нам нужно судно, приспособленное для высадки конницы и гужевого транспорта на неподготовленный берег.
   За основу решили взять балкер "Кронос". Он приходил на Лампедузу пару недель назад. А на острове сейчас интересная ситуация - вроде как переезд, дефицит пресной воды и стали. А с другой стороны: нет той гонки, как в Адлере, домна - прокат - корабли. От металлургии освободилось более сотни человек, вагранка не требует такого количества рабочих. Часть старых станков отдали в Воронеж, но в Адлере изготовили, а тут собрали несколько новых станков, с электрическим приводом. Два самых больших - токарный и портальный фрезер. И теперь, когда все наладилось, притерлось и заработало, появился некоторый синергизм - новые станки и больше возможностей и времени для творчества у мастеров.
   Нехватка стали даже сыграла некоторую положительную роль. Люди стали меньше спешить, к работе относится тщательнее. В ход пошли более высокотехнологичные проекты. Благодаря новым большим станкам сделали паровую машину бОльшего размера. Линейные размеры выросли не сильно, но рабочий объем вырос более чем в два раза. С резким увеличением рабочего объёма пока спешить не стали. А то быстро пошел в рост вес поршней, штоков и шатунов. В кривошипно-шатунном механизме от них самая большая нагрузка. Стали расти нагрузки на узлы, в первую очередь на подшипники скольжения. Надо увеличивать и их размеры. Опять рост массы, нагрузок - все по кругу.
   Так что машину проектировали тщательно, ставя разумный запас прочности. Шатуны сделали в виде выраженного двутавра, для получения должной жесткости. А поршень очень сложной формы, прямо художественное литьё. Все чтобы максимально облегчить его вес, не хочется терять рабочие обороты машины. Если упадут обороты, то упадет и мощность - смысл в увеличении рабочего объёма теряется.
   Машину долго испытывали, но работает она хорошо. Недостатки были, но не принципиальные, их устранили. Не сильно эта машина отличается от уже проверенной прошлой конструкции.
   И тут пришел "Кронос". А у него слишком слабая машина стоит, поэтом он дает всего лишь пять узлов. Добавлять туда вторую машину слишком сложно, просто поменяли на новую, гораздо более мощную. Гребной винт тоже новый, естественно. Испытали - делает девять узлов! Груженый! А пустой так почти одиннадцать. Вот это уже хороший транспорт получается, до трёхсот тонн везет по морю.
   В обратный путь балкер прямо полетел. Груза почти нет, одни пассажиры. Купцы с грузом подсели на Родосе. "Кронос" дошел до Мавролако, выгрузился. Но до Таны дойти не смог. Сейчас разгар лета, Дон сильно обмелел. Даже в дельту Дона балкер зайти не может, осадка у него большая, "морская". Сейчас по Дону и Донцу только "Гефест" и "Гермес" со своими баржами ходят. Но они по морю ходят не очень хорошо, даже умеренное волнение плохо переносят. Но ходят, куда деваться. Держатся ближе к берегу, если шторм - бухту ищут.
   Не получается у нас полноценной системы "река-море". Дон слишком мелкий. Особенно в дельте, и Азовское море перед дельтой Дона. Да оно все мелкое, начиная с Керченского пролива. Дноуглубительных работ никто не проводил. "Кронос" с трудом прошел к Матреге, обходя банки. Сейчас там грузится свинцово-цинковой рудой. Черкесы много привезли, постоянно их плоты идут по Кубани.
   На обратном пути "Кронос" догрузится в Мавролако углем. Там у нас на берегу большой склад всякой рухляди из Адлера. Рядом пришлось организовать угольный терминал, "Гефест" с "Гермесом" и баржами пополняют его при каждой возможности. Вырисовывается такая логистика: "речники" будут сюда доставлять уголь и кокс, а позднее чугун, когда домна заработает. А "Кронос" будет возить отсюда на острова, он по морю теперь очень неплохо ходит. Недостаток этой схемы: погрузка-выгрузка. Но в Мавролако с этим проще, не надо держать для этого людей специально. Только свистни - прибегут грузчики на сдельную работу. Работают за копейки, честно говоря, и мы этим пользуемся.
   Но в этой схеме есть еще важный момент - зимой реки замерзнут, и уголь будет недоступен. А так мы сможем быстро создать стратегический запас такого важного для нас угля. Ну и чугуна тоже. Да еще мелководье это. А в Мавролако и корветы и фрегат смогут бункероваться самостоятельно, если возникнет необходимость.
   Но это все про "Кронос". С новой машиной он себя хорошо проявил, и мы решили создать десантный корабль на основе этого проекта. Я же об этом думал еще когда проектировал "Деметру", но потом стало не до этого, и десантный нос с аппарелью отставили.
   Но одной аппарелью тут не обойдешся. Если делать по аналогии с балкером, то осадка выйдет слишком большой, к Тане тоже не сможет подойти. А это противоречит нашей военное доктрине. Кстати, а фрегат тоже туда подойти не может. Так что десантный корабль нужен обязательно.
   Но нам такая грузоподъёмность как у "Кроноса" и не нужна. Много лошадей туда не поместить, десятка на три рассчитываю. Еще десяток пушек, телеги обозные. Надстройка для полусотни солдат. И все - места нет. Тут и на двести тонн не наберется, вместе с надстройкой. Вот теперь по осадке проходим. Только что с гребным винтом делать? На "Кроносе" он заглублен прилично. Придется ставить два небольших винта, как на "Гефесте", и корму соответствующую. Две машины вместо одной большой. Ну ничего, у нас механический завод уже хорошо работает.
   Следующее противоречие обнаружил. Хотел сделать в передней части минимальную осадку, чтобы ближе к берегу подходить. Но такой мелкосидящий нос будет не резать волну, а запрыгивать на нее. "Хлюпать". Это опасно, большая нагрузка на корпус судна. Поставлю на нос водяной танк. Точнее - два, слева и справа. По центру - аппарель. Когда будем морем идти - воды в них накачаем, перед высадкой - воду выкачаем. Носовая площадка тогда высоко получается, но и аппарель можно сделать длиннее. Или даже складную, с понтонами. У нас тут не танки, нагрузки небольшие. Телега груженая или трёхдюймовка. Три тонны максимум.
   Понтоны! Вот что нужно! Если к берегу близко не подойти, надо на чем-то лошадей и пушки удобно перевозить. Только это уже не понтон получается, а плашкоут. Вёсельный. Две штуки. А что, сварить коробку из тонкой стали - будет плавать, и несколько тонн увезет. Гораздо легче плота получается. Только верхнюю плоскость ребрами снизу усилить. Сильно большой делать нельзя, а то с веслами тяжело управляться будет. Веревками тягать надо, все легче, чем веслами. А на берегу и лошадь запрячь можно. Надо чтобы помещалась пушка с передком и парой лошадей. По весу около трех тонн - нормально. Но по длине много. Целый корабль получается, и узким его делать нельзя - опрокинется. Придется по частям как-то. Надо сделать один, пусть экспериментируют.
   И хотя бы одно орудие на корабль надо, хоть 65-мм. Так как корабль идет своим ходом, не баржа, то обязательно окажется один в неподходящий момент. Размещать пушку придется на корме, но так даже лучше - проще отстреливаться. Чтобы сектор обстрела увеличить, ставим орудие на второй ярус, тогда стрелять вперед будут мешать только капитанский мостик и дымовая труба.
   Название класса корабля уже само собой напрашивается - большой десантный корабль - БДК. Как же назвать? Может "Мистраль"? Не, из системы выпадает. Имя позже придумаю, время есть.
   Но не так уж и много времени на раздумья. Корабль строят быстрыми темпами - стальной прокат производим в большом количестве, не экономим чугун. Из Шахтинска пришло сообщение - запущена домна! Пошел чугун! Эта новость волной прокатилась по Лампедузе. "Победу" над Ширинами так не праздновали. Пели и плясали до ночи, фейерверки запускали. Хоть День Металлурга назначай.
   После постройки сторожевого корабля у нас еще оставалось более сотни тонн чугуна, на другие проекты тоже металл идет. Теперь этот чугун лихо перегоняют в сталь, а из Шахтинска вышла баржа с первой партией чугунных слитков. "Гефест" догонит баржу до Мавролако, там их уже ждет "Кронос", частично груженный углем. Чугун перекидают, возьмут мелкие грузы и пойдет балкер к нам. Это оптимальный вариант перевозок получается, несмотря на дополнительные погрузочные работы.
   Чтобы хоть немного облегчит погрузку чугуна, шахтинские придумали специальную форму слитка. Это пудовый кубик со сквозным отверстием. Качество поверхности не важно, главное - отверстие. У грузчиков S-образные крюки из толстого стального прутка, зацепил и понес два слитка в двух руках. И наклоняться не надо, и руки меньше устают. Так что перекидать хоть сотню тонн чугуна - не проблема, да и в первой партии всего около сорока тонн. Больше возни с углем.
   Получается надо уголь с одной баржи выгрузить, а потом на другую загрузить. В Шахтинске для угля используют бункера, чтобы только задвижку открыл - и уголь сам пошел. Ну немного багром шуровать надо - бункер не вертикальный, а наклонный. Такой же сделали и в Мавролако, пока один, тонн тридцать помещается. Удобно - уголь хоть и приходится вручную таскать немного вверх, в бункер, но зато один раз. Загружать на "Кронос" уже не надо, сам сыплется. Надо еще таких бункеров сварить.
  
   Ждем мы чугун на острове, не дождемся. Плановый отдел уже начал строить планы, наполеоновские. Я их немного притормозил, сказал немного все по времени растянуть. Мало ли, как чугун будет поступать. Вон, производительность домны оказалась меньше расчетной. Сделали стенки толще, чтобы ресурс увеличить. А получился объём немного меньше. Еще и металлурги шахтинские работают излишне осторожно - сыпят больше кокса, меньше руды. Боятся домну закозлить. Не знаю, поможет это от козла или нет, но у них уже свой опыт, побольше моей теории. Но когда выйдут на нормальный режим, производительность должна достичь четырех тонн чугуна в сутки. Немного меньше чем в Адлере, но даже это для нас сейчас - манна небесная. Интересно, смогу ли я когда нибудь жить спокойно, не производя при этом чугун и сталь?
   Вот теперь наш промышленный остров действительно заработал в полную силу, не отвлекаясь ни на безопасность, ни на нехватку чугуна. Даже на само производство чугуна не отвлекаемся - его для нас производят наемные рабочие за деньги. И на соседей не отвлекаемся.
   Получается, что более полугода наши люди с чужими совсем не общаются. Поведение и психология изменяются потихоньку. Становятся более доверчивыми, что ли. И атмосфера не только курортная, ощущается не то пионерлагерь, не то деревня в глухой тайге. И система чинов, хоть и пронизала наше общество, построила иерархию, показала цели и стимулы. Но как-то не до конца. Все равно, где-то на краю самоощущения, люди чувствуют равенство между собой. Нет глубокого чинопочитания, ломания шапок, "ваше высокоблагородие". К старшим чинам относятся с уважением, но не более, чем в российской армии двадцать первого века. "Сегодня ты начальник, а завтра - я". Но это равенство меня как-то не касается. Мне кажется, что люди чувствуют, что я не из их мира. Командор - незыблемый авторитет.
  
   Вот я Акиму признался, что много в военном искусстве не знаю. И после этого, его отношение ко мне ни капли не поменялось. Видимо, все еще велика пропасть между моими знаниями и знаниями других людей. А может просто привыкли.
  
   А нижние три-четыре класса, где находится основная масса населения Лампедузы, общается меж собой почти на равных. Чуть больше уважения к старшему по чину. Причем уважения заслуженного - у нас высокий гражданский чин просто так не получают. Это или много работает, или мастер своего дела, или человек ума не заурядного.
   Одно время было относительно много таких, кто считал, что в нашей системе сильно напрягаться не обязательно. Кормят хорошо, крыша над головой есть, в полон никто не продаст.
   Пришлось вспомнить про шестнадцатый класс, это ниже чем рабочий первого разряда. С него начинали вновь прибывшие, которых еще к делу не пристроили. Теперь туда стали понижать таких бездельников. Денег там совсем не положено, работают только грузчиками и уборщиками. Питание отдельное - постное, только рыба два раза в неделю.
   Вскоре таких сильно поубавилось, многие взялись за ум, стали работать нормально. Несколько человек пытались далее отлынивать. Так их послали в другое место грузчиками. Только не добрались они до места назначения, след их затерялся. В море всякое случается. Так что в шестнадцатом классе никто надолго не задерживается, а начинают понимать, что работать можно с удовольствием. Это когда своей работой приносишь пользу обществу, а твоим трудом никто не наживается безмерно. Когда весь город мастеров делает такое, что никто в мире еще не делал. И ты можешь гордиться своим вкладом в общее дело, хотя и работал простым грузчиком.
  
   Но и проблем на Лампедузе хватает. Пресную воду возим или с Сицилии или по пути с Родоса. Очень жарко иногда бывает, но сейчас лето заканчивается, легче стало. Уголь возим, он становится важнее стали. Если без стали мы только перестанем строить новые корабли, то без угля все корабли, станки и радиостанции просто встанут. Дров на это все уже не хватит, разве что только на радио, ну и Воронеж сможет на дровах работать. А ведь кто-нибудь поймет, что мы критически зависим от угля, и попытается перекрыть нам доступ. И меня эта дилемма прямо разрывает: и хочется быть поближе к источнику угля, и оказаться в ловушке Черного моря не хочется. И допускать контакт людей промышленного ядра с чужими тоже нельзя.
   Конечно, мы создаем запасы угля и на островах и в Мавролако. Но это проблему до конца не решает. Я тут одно время засел за секретную карту, искал доступные месторождения угля, чтобы можно было водным транспортом вывозить. В районе Бургаса есть месторождение угля близко к морю. Но уголь там бурый, глубоко, и опять в Черном море. На юге Греции есть уголь, но от моря далековато. И все, в акватории Средиземного моря угля на побережье нет. В Африке угля совсем нет, только где-то далеко на юге.
   Глянул дальше на карту Европы. На севере Кастилии есть месторождение близко к берегу, хорошее, с выходом к поверхности. Там и антрациты есть, и коксующийся. Но не на самом берегу. Так, чтобы на берегу - это знаменитый Кардифф. Но это еще дальше. Хотя английский остров - это очень заманчиво. Там есть место - Камберленд - где между месторождениями угля и железной руды всего километров тридцать. Да и весь остров утыкан то угольными, то железорудными месторождениями. Идеальное место для начальной металлургии. Одна из причин английской промышленной революции.
   Но этот остров для меня все равно как материк - слишком большой. Для контроля над ним нужна армия в несколько полков, при моем уровне развития оружия. А то и дивизий. Либо полностью положиться на флот, никого не подпускать к берегам. Но для этого надо десятка три сторожевиков класса "Цербер", десяток только в Ла-Манше держать.
   Размечтался. А куда девать несколько миллионов жителей острова? Даже если их как-то удастся подчинить себе, то развитие там промышленности приведет к построению английской цивилизации, а не русской. Не это входило в мои планы.
   Да и если посмотреть шире, все эти поиски угля в Европе бесполезны, и, более того, вредны. Начать разработку месторождения, означает подарить его ближайшему, достаточно сильному, государству. Уголь Донбасса на ничейной земле добываю. Самый край земель Золотой Орды, на левом берегу Донца они раньше иногда бывали, а на правом - очень редко. После того неудачного нападения ордынцы в тех краях больше не появлялись. Дозоры их там ходят, но ни кочевий, ни войск там больше не видели. Не хотят связываться. Проливать кровь ради двух сотен полонян и непонятного горючего камня - не видят смысла. Может быть - пока. Узнают про чугун - могут и поменять мнение, хотя со "свиным железом" никто толком работать не умеет. Но и мы гарнизон в Шахтинске к зиме увеличим.
   Еще и Литва недалеко. Купцы-литвины и в Шахтинске бывают, и в Тану на наших пароходах путешествуют. Но я этому не препятствую. Про нас они и так узнают, а с этими купцами болтают "специально обученные люди", собирают информацию. Если Литва или Польша что против Шахтинска задумает, купцы все одно проболтаются.
   Вот в Криворожский бассейн я пока даже не лезу, хотя железная руда там хорошая, лучше керченской и таманской. Там далеко от судоходной реки, и наших сил там не хватит на удержание территории. Подрасти еще надо.
   Вот бы нам такой остров, небольшой. В два-три раза больше Лампедузы - достаточно. Климат можно такой же, или чуть прохладнее. Но чтобы реки были, не пересыхающие. Лес нужен. Но главное - месторождения угля и железной руды. Прямо там, на острове.
   Причем действительно, достаточно такого небольшого острова. Я к этому не сразу пришел. Масштабность карты мира вводит в заблуждение. Вот мы, живя в России, видим на карте Японию и удивляемся: "Как можно жить на таком клочке суши?" Ведь там более сотни миллионов людей живет, и земли хватает даже на сельское хозяйство. При такой же плотности населения на Лампедузе могло бы жить более шести тысяч человек. Если была бы пресная вода и плодородная земля.
   Зато маленький остров гораздо легче оборонять. Правда, большой разницы нет - двадцать квадратных километров остров, или сто. "Цербер" патрулирует с двадцати километровым радиусом. Тут больше имеет значение расстояние до соседей, хорошо бы иметь разрыв в пару сотен километров. Ладно, хватит мечтать, нет в жизни идеала. Тут островов с углем или рудой совсем нет. Даже с пресной водой проблемы. Вон, на Мальте, рек тоже нет. Живут за счет колодцев, и дождевую воду собирают.
  
  
  
  
  
  
   Сварщики на слипе варят БДК. Опять хотели продемонстрировать, как быстро они умеют работать. "Досрочно встретим Новый Год". Но я им показываю на "Цербер".
   - Смотрите, какой красавец получился. Делали не спеша, старались. Шестнадцать узлов! Быстрее только ветер. А с парусом и хорошим ветром чуть ли не восемнадцать. Делайте хорошо. Плохо, оно само получается.
  
   Но новый сторожевик еще доделываем. Сделают оборот вокруг острова, подойду к достроечной стенке. Капитан с боцманом: "А вот бы нам еще такое нужно ..." Но иногда с мастерами зовут и меня, вдруг проблема новая, и тогда я могу вспомнить, как это решали на "настоящих кораблях".
  
  
  
   Игнат прислал отчет из Мавролако. Он командир учебной части, но он еще самый опытный из моих людей в городе, консул больше по хозяйству там. После прекращения войны с османами, в наши черноморские города двинули купцы из Средиземноморья. Но не только венецианцы, хотя их и больше всего. Почти одновременно прибыли две интересных группы - мамлюки и генуэзцы.
   Генуэзцев опознали, и трех лет не прошло, как они отсюда ушли. Мы сначала напряглись - вдруг они начнут требовать колонии обратно. Признать сделку недействительной, или еще что придумают. Но нет - по другим делам сюда прибыли. Причем товар на продажу они не привезли, и ничего особенного на рынке не покупают. Ходят по рынку, мелочь покупают, больше общаются. Разнюхивают.
   Игнат с безопасниками сразу за ними начали присматривать, но, видя такое поведение, начали усиленную разработку. Получилось сразу по двум направлениям.
   В этом мире купец - самая удобная легенда для разведчика, на рынке в Мавролако у нас проходят практику несколько учеников спецшколы. Вживаются в роли приказчиков и купцов. Один из них работал приказчиком у местного генуэзского купца, с которым приезжие вошли в контакт. Агент работает осторожно, поэтому информация от него обрывочная.
   У приезжих генуэзцев приличная охрана. Серьёзные наемники из Европы, но не италийцы. Безопасники начали отрабатывать варианты через таверны. Сначала получалось не очень, вино они пьют понемногу, а иные еще и водой разбавляют. Но кто-то подсказал: виноград хорошо растет на юге Европы, те кто живет севернее - к пиву привыкли, там вина мало.
   А в Мавролако пива раньше совсем не было - либо вино, либо буза татарская. Слабенькое пиво из пшена, брага. Но недавно появился фламандец, открыл таверну, начал варить пиво из ячменного солода. Без хмеля, правда, но уже близко к нормальному. Вот в эту таверну и стали водить отдыхающую смену охраны. Сначала просто пили рядом, потом стали угощать. Вычислили наиболее откровенных и падких на угощение, и применили "запрещенное оружие". Бутылочку с этиловым спиртом. Подливали осторожно, чтобы клиент сразу не упал.
   Информацию из всех источников сводили, анализировали. Легко узнали - в Мавролако они транзитом, потом едут в Тану. А надо им в Большую Орду, к хану Ахмату. Генуэзцы выясняют, как добраться на пароходе к ордынскому селению на берегу Дона, откуда ближе всего к Волге, а там в Сарай. По реке на пароходе, много приятнее, нежели на конях по степи.
   Наши быстро просчитали, генуэзцы старым бизнесом занялись - за рабами едут. А Командор запрещает торговлю людьми в черноморском регионе. Как бы их предупредить? Чтобы потом не обостряться.
   Но пошли еще обрывки информации. То, что везут много денег - это понятно. Но среди них крупный чиновник, бывший консул одного из городов - как раз его и опознали. За рабами должны купцы ехать. Стали копать дальше.
   Не сходится, не похожи на торговцев живым товаром, но ничего выяснить более не удалось. Только что наемники те родом из Швица, это в горах, к северу от Генуи. У наших азарт взыграл. "Они что-то скрывают, а мы узнать не можем!" Решили послать к ним официального представителя, известить о запрете работорговли. Тем более, надо о том же известить и вторую необычную группу - мамлюков. Они тоже в Орду двигаются, с теми же целями. И там явные купцы.
   Пошел писарь, заместитель консула, с охраной. Безопасник оделся простым солдатом, чтобы посмотреть на реакцию путешественников. Сначала пошли к мамлюкам, писарь рассказал про запрет и про тарифы на перевозку пароходом. Мамлюки немного озадачились, но тут же начали обсуждать меж собой, на неизвестном языке. Затем пришли к решению и обрадованно ответили, что рабов они тут перевозить не будут.
   Когда вышли от них, один из солдат сказал, что он многое понял из сказанного. Солдат - черкес, и мамлюки в разговоре много черкесских слов используют, и один из них точно черкес. Надо же, какая связь! Да, говорит, мамлюки выкупают рабов, чтобы сделать их своими воинами, и предпочитают черкесов - сильных и отважных.
   - Так что они сказали?
   - Они купят рабов, и пойдут вниз по той реке, потом по другому морю. Потом через персов - а там уже Египет недалеко. Они и раньше так ходили, но венецианцы предложили им легкую дорогу морем - а по Дону на диковинном корабле можно подняться.
   - Ясно. Ну что делать, запретить идти в Орду мы им не можем.
   Пошли к генуэзцам. Те на запрет не прореагировали, а пароходом заинтересовались. "Цены устраивают, мы поедем". Бывший консул важно сказал, что они тут по высочайшему поручению.
   Сели думать - Игнат, безопасник и писарь.
   - Не, не за полоном они едут, точно.
   - А за чем? Серебро пудами везут. Что покупать будут? Табун лошадей?
   - Да мало ли. Не купцы это, не за товаром. И письмо хану везут.
   - Откуда знаешь?
   - Футляр заметил. В таком важные письма возят. И консул за футляром присматривает.
   - А может их на пароходе отвезем на дальний берег, и того? И письмо прочтем, и серебро в казну. Командор наградит! А может там золото, не серебро!
   - Ты что! Мы разве тати какие? Командор сказал всех гостей привечать, кто законы наши чтит. Пока они полонян не купили, закон они не нарушили. А латиняне и не собираются покупать. Надо чтобы все купцы знали - Мавролако самой лучший город для торговли. А в сундуках серебро, в Орде золото не в ходу, как и в княжествах. Да и не бывает столько золота сразу. Надо Командору про это сказать.
  
   Я тоже завис над выбором. С одной стороны - репутация, моя и торгового города. С другой - несколько десятков килограммов серебра и таинственное письмо. Такую операцию полностью сохранить в тайне не удастся, пусть не узнают достоверно, но начнут догадываться. Нет, пусть едут. Мы на торговле в Мавролако много больше заработаем, не надо нам таких слухов.
   Но через пару недель вспомнил я этих генуэзцев. Точнее - я думал о них подспудно, а теперь понял. Они не купцы. С деньгами и письмом. По государственным делам. Они хотят нанять ордынцев. Неужели, ради меня, генуэзцы договорились с венецианцами?
   У Венеции более тысячи кораблей, в основном, торговых. Но между торговым и военным кораблем, в эпоху, когда каждый купец может оказаться пиратом, разница не велика. Если пойдут против нашего флота, то у них будут дикие потери, но итог войны будет не однозначен. Рисковать они не будут. Пока.
   Но уже все знают, что наша сухопутная армия хоть и отлично вооружена, но очень малочисленна. Наши города прибрежные, и корабли неплохо помогают обороне городов. И если осадить сразу несколько наших городов, и связать флот боевыми действиями с венецианским флотом, то ... То мы можем многое потерять. Ой.
   В зоне риска три важных города - Мавролако, Тана и Шахтинск. Причем Шахтинск важен стратегически, источник угля. И он же зимой остается без помощи флота. Правильно, что мы его накачиваем людьми и оружием. Еще Матрега, Мапа, Копа - но они не так важны, хотя и их будет жалко. В Матреге руда! Серебро! Вот гады! Но важна не сама Матрега, нужен проход по Кубани для черкесов. Уф! Сколько всего.
   И вторым этапом хан Ахмат может в Крым войти. Гирей, моими усилиями, ему уже не соперник. Получается, что в худшем случае, я потеряю большую часть Черноморского побережья. Часть городов смогу отстоять, Шахтинск потеряю наверняка.
   Не знаю. Что-то слишком сложно - тройственный союз. Но ведь Генуя с Ордой сотрудничает давно и плотно. Почему бы к ним и Венеции не присоединиться.
   Но чего они достигнут? Вернут свои старые колонии, но секреты и технологии на Лампедузе. Два-три моих боевых корабля никого близко не подпустят к острову. Если снарядов хватит. И если там будут эти корабли. "Зевс" недавно ходил за водой на Сицилию, а Еремей собирается в Рим, и просит "Цербер" покататься. Не дам теперь. Вон, сколько этих "если".
   Вот, Еремей, недоработал. Был в Венеции, а про этот план ничего не узнал. Хотя и не мудрено, это сейчас тайна, известная единицам. Тем более, придумали это генуэзцы, раз деньги их. Так что после Рима, Еремей пусть Геную едет, там недалеко.
   А мне сейчас в штаб надо, посмотреть каков у нас боезапас. Наверняка, недостаточно для такой войны. А мы нитрование проводить не можем, холода нет. Ну его, эту кислородную станцию пока. Холодильник нужен. Не дают мирным прогрессом заниматься, к войне опять готовимся. Para bellum. Хочешь мира, не хочешь мира - все равно: para bellum.
  
   Как раз мастера сделали новую модель пулемета. Увеличили узел запирания затвора, чтобы там уменьшились нагрузки и износ. Изменили форму затвора и затворной рамы, теперь курок достает до бойка только если затвор закрыт. Приклад теперь металлический, на базе трубы, расположенной вдоль оси движения затвора. Внутри стальной цилиндр и пружина. Затворная рама приходит в заднее положение, и через отверстие в торце ствольной коробке бьет выступом по этому грузику, передает ему свой импульс. Затворная рама с затвором полностью останавливается в заднем положении, даже с мягкой пружиной. И, относительно медленно, начинает разгоняться вперед.
   В результате темп стрельбы снизился значительно, где-то до пятисот выстрелов в минуту. Снизился нагрев ствола, должен вырасти его ресурс. Практическая скорострельность почти не изменилась, магазины маленькие, всего двадцать патронов. Так, а на сколько сильно будет греться ствол с таким темпом стрельбы и такими магазинами, без водяного охлаждения?
   Отпаяли водяной кожух, отстреляли в быстром темпе несколько магазинов. Греется, но заметно меньше старой модели. Надо бы еще как то охладить. Оребрение ствола можно сделать. Но ствол все равно очень горячий, руками не взяться. Нужно цевье деревянное или защитный кожух. А если сделать воздушное охлаждение, с эжекцией воздуха пороховыми газами? Как у пулеметов "Льюис" или "Печенег". Такой толстый кожух как у "Льюиса" не нужен, лучше тонкий как у "Печенега" сделать. Еще ствол нужен оребренный, так что все равно новая модель получается. Нарисовал мастерам эскизы. Идею поняли, будут делать. А готовому пулемету припаяли водяной кожух обратно, передали в войска.
  
   Посмотрел новые 65-мм шрапнельные снаряды, с фиксированными дистанционными трубками. Такие трубки гораздо проще регулируемых, и ставятся они в дно снаряда, что упрощает его конструкцию. Стала не нужна огнепроводная трубка, благодаря этому в снаряд помещается сто двадцать свинцовых шрапнельных пуль, весом по девять грамм. Делаем два варианта снарядов - с трубками на пятьсот и восемьсот метров. Ближе пятисот - картечь используем. Гибкость применения такой шрапнели не очень, но относительная простота изготовления победила.
   Такую шрапнель начали делать, потому как она заметно эффективнее по плотным построениям живой силы врагов, нежели осколочно-фугасные снаряды. Хотя те оказывают большее психологическое воздействие, их с вооружения тоже не снимаем, у них есть своя ниша применения на суше. А в море это самый нужный боеприпас, одного попадания достаточно для многих кораблей этой эпохи, кроме самых крупных.
   Но и "мелкокалиберную" шрапнель на флоте тоже будем использовать. Дальность стрельбы гладкоствольной артиллерии других флотов не более шестисот метров, дальше стреляют только сухопутные монстры. Наша артиллерия стреляет гораздо дальше, разумеется. Стрелять-то стреляет, а вот попадает далеко не всегда, так как типичная дистанция около километра, для безопасности. Шрапнель же дает пятно накрытия пулями. Парусники к этому не особо чувствительны, а вот галера, набитая гребцами, очень уязвима. Даже если вывести из строя несколько гребцов, галера резко замедляется.
   65-мм пушки у нас есть на каждом корабле, и в целом, их больше, нежели трехдюймовок. Так что эта шрапнель - неплохое средство по борьбе с галерами на пятьсот-девятьсот метров.
   Ну и важный плюс - для шрапнели не нужен тротил, только черный порох, сталь и свинец. Не считая капсюльной втулки и дистанционной трубки. Нитрование толуола сейчас не делаем, небольшие запасы тротила экономим. Поэтому снарядный цех начал массово производить и эту шрапнель и картечь, собирать выстрелы. Тут обнаружился дефицит 65-мм гильз, провели ревизию - действительно, гильзы давно не делали, а количество пушек за это время значительно увеличилось. Мы орудийные гильзы делали методом литья под давлением из оловянно-цинковой бронзы. Она хорошо льется, гораздо лучше латуни. И не такая хрупкая, как оловянистая бронза.
   Но теперь у нас вдоволь цинка, и гильзы можем делать из латуни. Попробовали делать по аналогии с винтовочными гильзами, но оказалось не так уж просто. Толстые стенки заготовок гильз оказались очень жёстким, и нормально их деформировать не получилось. Оставили одного мастера экспериментировать, и вернулись к проверенному литью гильз.
  
   Прохор пытался разобрать с детандером, сначала он развернул машину, стоящую на выходе. Конденсат перестал накапливаться в золотнике и цилиндре, стал вытекать тонкой струйкой. Но машина все равно замерзла, хоть и позже. Снизили давление в первой ступени, температура на выходе поднялась выше ноля, струйка холодной воды стала постоянной.
   Тут мастера ко мне с вопросом - откуда вода берется? Пар из котла никак во второй контур попасть не может, там просто воздух. А кому я объяснял на природоведение про круговорот воды в природе? Про влажность воздуха на физике? Не, про то мы знаем - говорят - но тут тумана нет, а вода все льется. Пришлось все заново объяснять, с конкретными примерами.
   - Так значит можно воду из воздуха получать? А она пресная. Зачем мы тогда кораблями воду возим, если ее можно сразу здесь получить?
   - Вы посчитайте, сколько вы на эту воду энергии потратили. Тогда проще кипятить морскую воду и получать дистиллят. Но возить с Сицилии все равно выгоднее.
   Заставил посчитать. Цифры получились убедительные.
   - Даа, вода получается ... серебряная. Угля уйдет - прорва. Зря все это.
   - Вы получили знания и опыт, так что не зря. А сам процесс применим где-нибудь посреди пустыни, где нет даже соленой воды. Но нужен мощный источник дешевой энергии.
   - Так что нам делать - детандер или холодильник?
   - И то и это нужно. Ну с детандером есть понимание, что нужна промежуточная ступень с отводом конденсата. Получается как бы холодильник, который выдает воду с температурой плюс три - плюс пять. Для нормального холодильника нужен закрытый контур и хладагент более низкотемпературный.
   А какие хладагенты у нас есть? Водный раствор аммиака у нас есть. Но абсорбционный холодильник только сначала выглядит заманчиво - не имеет движущихся частей - компрессора. Но там нужны ректификационная колонна, абсорбер, генератор пара, конденсатор, три теплообменника. Не, лучше компрессионный. Для него из коксового газа можно попытаться отделить пропан, вполне себе хладагент R290. Можно еще проще, углекислый газ тоже хладагент R744, его всегда можно "синтезировать". Вот только в холодильнике на углекислоте давление будет около тридцати атмосфер. Еще и герметичный ввод вращения организовывать. Сложно все.
   Оказывается все это я вслух говорил. Мастера сидели и слушали. Антип, уловив затянувшеюся паузу, подал голос:
   - Так мне холодной воды плюс три хватает для нитрования толуола. Только сделайте мне там будочку, куда вода будет поступать. А то там кочегарка недалеко, а у меня тротил. Не надо сложности с машинами, мне даже пять градусов нормально. Только будочку утеплить надо, чтобы там во всей было прохладно.
   - Мы ее тебе овчинами утеплим, тут у каждого или по одеялу или спальному мешку. Чай, не замерзнем без них - мастера заржали веселой шутке.
   - Ну раз так, давайте продолжаем детандер думать, но химикам холодную воду обеспечьте в первую очередь, нам тротил нужен.
  
  
  
  
  
   У нас недавно один приказчик купил слиток олова, не очень чистый, но и недорогой. Мне стало интересно - заработали мы на этом или нет. Антип взял слиток на анализ, но вскоре приносит обратно.
   - Смотри.
   - Ну.
   - Видишь? - поперек слитка как бы стык.
   - Ааа! Двойная заливка.
   - Да, это когда жидкого металла на всю форму не хватило, и позже долили еще. Для деталей так не делают, а для слитков вроде можно. Но тоже не любят.
   - Почему?
   Антип перевернул слиток, с обратной стороны слиток был разрублен зубилом.
   - На первой заливке шлак оставался, его второй заливкой скрыли.
   - Вот жулики! Где этот приказчик! Сюда его! И много шлака?
   - Прилично. Но шлак довольно плотный, тяжелый. Прогнал его через кислоты и электролиз. Из металлов, кроме олова, свинца и железа, вот этот еще был. На дно сыпалась мельчайшая пыль, как золото, и также мало. Только не золотистый, а темно-серый. Вот. Что это?
   В пробирке щепотка серого порошка и мелких комочков.
   - Ну-ка. Плотность какая?
   - Тяжелый. Но точно не померить - порошок.
   - Расплавь.
   - Так он это. Не плавится.
   - Водородной горелкой с добавками.
   - Тоже. И кислоты его не берут.
   - Это точно металл? Может, карбид или оксид какой?
   - Нее. Металл.
   - Так. Олово. Шлак. Пена! Волчья пена! Антип, похоже, это вольфрам. А ты говоришь - не видел. Вон - нить на катушках.
   - Это который накал для ламп? Ух ты!
   - Мы тут каждый сантиметр нити экономим, а тут он в шлаке.
   - А как из него нить делать, если он не плавится?
   - Это да. Это не просто. Но у нас есть электричество. Расплавим мы его точно. Насчет нити еще думать надо.
   Но электролизом ты его толком не извлечешь, там его намного больше должно быть. Но он там в виде вольфраматов, в основном. Вольфрам в кислотном остатке к аноду идет и не восстанавливается. Частично разлагается из-за примесей, вот и металлический вольфрам на дно выпадает, либо это из других соединений вольфрама. Надо попробовать его содой и кислотами перевести в оксид вольфрама. А тот уже водородом восстановить. Или электролизом из расплава получать сразу металлический.
   - Как мы металлический натрий получали?
   - Похоже. Но все это сложно. Непростой металл, но очень нужный. Даже если сто грамм получим, уже можно будет использовать. А где...
   Приказчик стоял у двери, понуро свесив голову. Прикидывал, сколько черных баллов он получит за покупку некачественного товара.
   - Вот смотри, видишь на олове такой твердый шлак? Вот он нам нужен. Езжай опять на тот рынок в Тунисе, надо еще купить, но так чтобы этого шлака побольше. И надо выяснить, где они это олово добывают. Хотя стоп, ждите тут.
   Я побежал в свой кабинет, заперся, достал секретную карту. Вот оно. Оловянно-вольфрамовое месторождение в Марокко, недалеко от Рабата. Только оно здесь пока просто как оловянный рудник, вольфрам еще не открыт, его соединения тут являются вредной примесью. Из-за него много олова переходит безвозвратно в шлак. А для нас этот шлак является ценным вольфрамовым сырьем. Извлекать вольфрам мы пока не умеем, но он никуда от нас не денется.
   Но посылать приказчика в Марокко я пока не рискну, в моем историческом справочнике написано, что португальцы сейчас воюют в тех местах, уже захватили Сеуту и Танжер. Пускай едет в Тунис, как и планировали. Может, получится этого шлака купить хотя бы несколько килограмм, нам пока хватит для отработки технологии. Ну и разузнать про ситуацию в Марокко, может там сейчас тихо. Приказчик, обрадованный отсутствием наказания, ринулся выполнять новое задание.
  
  
   Колесный катер сделал первый рейс из Воронежа в Рыбали, что в верховьях Дона. В эти места пароходы еще ни разу не добирались, слишком мелко. Так что все жители Рыбалей и Епифани увидели воочию диво дивное, про которое им рассказывали те, кто побывал в Воронеже или дальше.
   Пришел невиданный корабль, но грузы привез самые обычные, что уже давно возят по Дону, Из Воронежа привезли соль, инструменты и всякие диковины из Таврии. Обратно повезут многое - льняные масло и нить, мед, меха - все те товары, что давно берут греки. Жита пока нет, урожай еще рано убирать. Люди поедут. Наниматься будут, кто к Федору Воронежскому, а кто к Командору сразу. Но уже знают хитрость, чтобы попасть на службу к Командору, надо сначала в Воронеже поработать, показать себя.
  
   В Воронеж прибыл второй рейс "Гермеса" в этом году. Пароход пришел без баржи, таких больших грузов пока нет. А без баржи и быстрее, и расход угля меньше. На север он полупустой шел: соли везли тонн пять, стали мало, производство только налаживается. А серебро за груз и считать нельзя. Еще привезли большой сварной куб для пиролиза древесины. Тут ему самое место, тут отходов древесины - девать некуда. И это еще пни почти не корчевали.
   Древесный уголь пойдет на нужды воронежских кузнецов и металлургов. А продукты пиролиза нужны на Лампедузе, но сырье туда не повезут, здесь будет частичная переработка, для этого и приехал мастер. На острове ожидается дефицит карболита, фанеру уже не производят, все уходит в электротехническую промышленность. Фенола много, а формальдегид скоро закончится. Мы его получаем из метанола, а в продуктах коксохимии его почти нет.
   Но тут еще одна загвоздка, из метанола получаем сначала формалин - водный раствор. И уже из него на холоде получаем твердый формальдегид. Причем охлаждать надо целые бочки формалина. Но на Лампедузе с холодом проблема, а в Воронеже зимой с холодом - проблем нет. Будем производить здесь и вывозить готовый продукт.
   Второй важный продукт - ацетон. Он нужен при получении нитропороха, да и не только там - хороший растворитель на производстве нужен часто.
   Еще канифоль со скипидаром нужны. В процессе производства бумаги у нас еще одно достижение, из канифоли получили хороший клей для проклейки целлюлозы. Канифоль - это группа смоляных кислот. Канифоль растворили в скипидаре, нагрели, и добавили водный раствор гидроксида натрия и соды. Получилась суспензия резината натрия и других смоляных кислот. Скипидар выкипятили, вернули в техпроцесс. Осталась масса, которая хорошо проклеивает целлюлозу. Бумага получается более гладкой, меньше впитывает воду, чернила не расплываются. Это позволило сильно уменьшить использование крахмала в производстве бумаги, нехватка которого нас сильно ограничивала.
   Но бумага в Воронеже поначалу не получалась. Не, это можно было назвать бумагой, но с адлерской ее нельзя даже сравнивать. Мастер по бумаге, который приехал из Таврии в Воронеж, не особо опытный, так даже отчаялся. Но взял себя в руки и стал разбираться. Пришел к выводу: опилки не правильные. Перебрал все породы деревьев - ничего не подходит. Связался по радио со старым мастером, и на утро заявил консулу Федору: нужны особые опилки из Мавролако - пихтовые.
   Опилки за полторы тысячи верст не повезли, привезли несколько бревен пихтовой древесины. Пилорамой погрызли на опилки и запустили процесс. Бумага получилась очень приличная, "бумажный" мастер прямо ожил после этого. А то похудел и почернел, бумага у него не получалась.
   В Воронеже сейчас стройка вовсю идет, расширяется крепость. Уже построили много домов, чтобы прибывшим было где жить, теперь стены поднимают. Нужно построить сотни метров стены, и еще две башни по углам. Работы много, но стройка быстро идет. Потому как вдоволь гвоздей, скоб и досок. Непривычно это плотникам, привыкли одними срубами обходиться, ну и шканты ставить, если сильно надо. Но ни одной железки в стене не остается.
   И тут сразу такое изобилие железа. А из досок целые стены делают, если не нужна прочность бревна, или толщина для тепла. А полы и потолки из досок - так кругом. И все доски гвоздями прибивают. И крыши железные. Плотники-новики шалели поначалу: "Вот так, забить? И гвоздь там останется? А если украдет кто?" Но привыкли. Человек, он к хорошему быстро привыкает.
   Станки в механическом цеху постепенно осваивают, но пока ничего особенного там не производят. А вот кузнецы со сварщиками уже спелись, почувствовали синергизм двух технологий, и теперь думают, что они могут все. Только сталь давай. Еще запустили производство гвоздей, на старой оснастке, еще из Чернореченска. Делают из готовой проволоки, которую Лампедуза присылает. Производство гвоздей по такой технологии все еще трудоёмко, но с рабочими руками в Воронеже проблем нет.
   Вагранку построили, запустили. Отлили картечных пуль из чугуна, и пока больше не зажигали. Сталь в такой вагранке не плавится, температуры не хватает. А другого применения чугуну пока не нашли, да и мало его. Сталь присылают в виде проката. Мастера планируют ассортимент, списки передают по радио на Лампедузу. Очередной рейс парохода привозит заказ.
   Заковыристо получается. На Тамани добывают руду, отвозят в Шахтинск. Там выплавляют чугун, отвозят в Мавролако. Там грузят на балкер, и везут на Лампедузу. На острове чугун переделывают в сталь, производят прокат. Прокат, через Мавролако везут в Воронеж.
   Логистика кривая, на первый взгляд, но Воронеж мало стали потребляет. И продают в княжества немного - железо тут все еще дорогое, хоть мы и продаем раза в два ниже рынка. Дешевле торговать тоже смысла мало - прибыль к местным купцам уйдет, а для людей будет все также дорого. Постепенно будем цены снижать. И стараемся готовыми изделиями торговать - штампованные лопаты продаем чуть дороже стали по весу. Пилы и ножи серийного производства, тоже с Лампедузы. А остальной простой инструмент начинают производить в Воронеже, они тут ближе к местным потребностям.
  
  
   Раньше вокруг Лампедузы патрулировали три-четыре шхуны, предупредительной стрельбой приучили всех не приближаться к острову. В результате появились устойчивые морские пути, проходящие севернее острова. В основном это были венецианцы, идущие из Александрии в западное Средиземноморье. Недавно появились берберские пираты, восстановились после нашего рейда. Они курсируют южнее Лампедузы, после нескольких выстрелов стали нас обходить на грани видимости. Аким хотел повторить рейд, но я запретил пока. Отвлекаться не надо, да и такой порядок меня устраивает - венецианцы только с одной стороны.
   Но из шхун плохие патрульные: радиостанций у них нет, от ветра зависят - потому их так много тут держим. Один плюс - уголь не потребляют. Ввод в списки флота сторожевого корабля "Цербер" вывело патрулирование на новый уровень. Радиостанция, две пушки, скорость, экономичность - все что надо. В принципе, он справляется один. Но мы пока сделали такой режим: одна шхуна патрулирует по малому кругу - три-пять километров от берега. "Цербер" патрулирует на расстоянии около двадцати километров от берега. Этот круг под машиной он делает за полдня. Если экономить уголь, и большую часть идти под парусами - то уходит целый день. И очень важно то, что есть радиостанция на борту, а в бухте Лампедузы стоит корвет.
   Когда "Цербер" начал патрулирование, его капитан отчитался, что чужие корабли не встречались. Сначала мы подумали, что на сторожевике неопытные сигнальщики. Но потом поняли, что чужие моряки видят черный дым с большого расстояния, и уходят с пути "Цербера" заранее.
   Но недавно произошёл интересный случай. Заметили два корабля, но они не удирали, а шли как бы навстречу нам. Как оказалось, за купцом гнался пиратский корабль, который отвернул, когда "Цербер" приблизился. Торговый корабль смело, но медленно приблизился. Сам корабль уцелел, но команда была частично выбита. К тому же нельзя исключать, что пираты поджидают за горизонтом. Капитан "Цербера" сообщил об этом на базу, а я разрешил пустить купца в другую бухту и высадиться на острове Кроликов.
   Наутро арабский купец передал сообщение, что он благодарит за помощь и гостеприимство, и просит принять дары. Я подошел на шхуне к островку и пригласил купца на борт. Его дары мне были неинтересны, я уже насмотрелся на эти восточные пряности и шелк. Я увидел умудренного жизнью человека с проницательным взглядом, и попросил его немного рассказать жизни арабских купцов.
   Когда-то арабский мир простирался от Атласских гор на западе и до индийского побережья. Но в Средиземноморье снова начали теснить европейцы, сельджуки захватили Багдад. А два века назад в Переднюю Азию пришла Орда, и Аббасидский халифат пал. Рим и Генуя заплатили монгольскому хану большую дань, чтобы тот не пошел дальше на запад. Орда ушла, но этим воспользовались мамлюки, и захватили власть в Египте.
   Арабам пришлось двигаться дальше на восток, по своим торговым путям. Но это продвижение шло легко, местные жители восхищались богатством арабских купцов, и многие правители охотно принимали ислам, чтобы привлечь торговцев в свои города. Это потому что торговля между мусульманами происходит по своим правилам, с бОльшим доверием. Возник Делийский и Малаккский султанаты и много мусульманских государств на островах. На Самудре стал хорошо расти перец, сейчас весь перец у купцов - с этого острова.
   Но в Средиземном море дела идут все хуже и хуже. Берберы разделили Магриб на части, и за арабами остались только отдельные города. Кастилия теснит Гранадский эмират. Португальцы захватывают побережье Марокко.
   - Так что все меньше арабских купцов приходит в это католическое море. Но недавно появились новые товары: изумительные красители, недорогое и качественное железо. Была очень интересная специя, но пропала. Перец, только красный, очень жгучий. Говорят, что все это производят на этом острове. А если это все покупать здесь, будет ли дешевле чем на Родосе?
   Я чуть было не предложил это все арабу. Но надо быть верным принципам - чужих на остров не пускать, а то набегут.
   - Нет, уважаемый. Дешевле не будет. И не торгуем мы здесь, наши товары все на Родосе. К острову лучше совсем не приближаться, можем потопить без предупреждения. А красный перец скоро будет, как раз новый урожай собрали.
   - Жаль, что не торгуете. Про красный перец - хорошая новость. У нас появились его ценители. Жгучесть этого перца не идет ни в какое сравнение со жгучестью нашего перца или имбиря.
   - Хотел спросить, вот недалеко от Рабата есть оловянный рудник. Там добыча сейчас идет?
   - Сейчас там одни берберы победили других берберов. На море хозяйничают португальцы, мы туда не ходим. А берберы дикари! Когда-то почти по всему Магрибу выращивали пшеницу. Пришли берберы - только скот пасется. Под копытами их овец и коз земля превращается в пустыню. Ничего они не умеют. Но иногда в караванах, что приходят в Тунис с запада, есть немного олова. Как-то этот рудник работает, больше там нигде олова нет.
   - Спасибо за приятную беседу, уважаемый. Мой совет - не вкладывайтесь в Гранаду. Еще десять-пятнадцать лет, и эмират падет.
   - Уважаемый Дож, вы провидец?
   - Кастилия и Арагон объединяются, это будет сильное королевство. Гранаде не выстоять.
   - Пожалуй, я соглашусь с этим. Благодарю Дожа за милосердие к путникам.
  
  
  
  
  
   Начали делать батарейки - первичный химический источник тока. Я сначала хотел сделать щелочной воздушно-цинковый элемент, у него очень большая удельная емкость должна быть. Но столкнулся с проблемой - отсутствием сепаратора, стойкого к щелочам. Все наши изоляторы разрушаются в щелочной среде, и карболит и ацетилцеллюлоза. Стойкий сепаратор можно получить из хлопковой ваты, проклеенной поливниловым спиртом. Но его нельзя получить полимеризацией винилового спирта, там все сложнее. Потом. Будем делать солевую батарейку.
   Все компоненты у нас есть: цинк, хлорид цинка, сепаратор из пеньки, проклееной карболитом. Только на положительный электрод жалко тратить графит, будем делать из антрацита. Отлили стаканчик из цинка, стаканчик-сепаратор поменьше. Между ними немного цинковых опилок. Между сепаратором и угольным электродом - угольный порошок. Пропитали раствором хлорида цинка - есть напряжение! Вот они, те самые полтора вольта.
   Стали тестировать, емкость невелика, а максимальный ток совсем не устраивает. При нагрузке в сотни миллиампер напряжение падает. Снимаешь нагрузку - сразу восстанавливается. Высокое внутреннее сопротивление. У антрацита больше удельное сопротивление, надо сделать угольный электрод толще, и больше угольной активной массы. Да и маловата батарейка, надо крупнее делать. И еще момент, как их соединять последовательно? Для батареи в сотню элементов такой форм-фактор не очень подходит. Решили делать лепесток, цинковую полоску в верхней части цинкового стаканчика. Этот минус к плюсу соседнего элемента. А положительный контакт тоже из цинковой полоски, она обхватывает угольный стержень. Но поскольку контакт сухой, ЭДС там не возникает. Залили битумом для верности, но не полностью. Рядом с центральным электродом сделали несколько отверстий в глубину угольной массы, чтобы туда проникал кислород воздуха, необходимый для реакции.
   Вот крупный элемент показал нормальные характеристики, анодный ток передатчика потянет. Батареи таких элементов должно хватить на несколько часов работы на передачу. Запустили серию элементов, сделали кокиль для литья цинковых стаканчиков. Деревянный ящик с перегородками, сто ячеек. В каждой по элементу. Соединили цинковые контакты - сто пятьдесят вольт, током бьется. Накапали горячего битума, чтобы не болталось.
   Батарея получилась увесистой, но можно нести в одной руке, хотя в двух удобнее. Еще и кислотный аккумулятор для накала и приемника, он меньше, но почти такой же тяжелый. Приделали ремни, теперь один человек может унести и передатчик, и батареи, если недалеко. Но цели такой не стоит, антенны совсем не переносные. Хотя, на двадцать мегагерц работает со штырем в три с половиной метра, но только до горизонта. Дальняя связь с такой антенной еще не удавалась, но радисты говорят, что что-то слышали то ли с Родоса, то ли с Венеции.
   И когда экспериментировали с этими антеннами, я понял еще одно преимущество лампового передатчика. Радисты неоднократно замыкали антенну то на растяжки, то на другие предметы. Причем во время работы радиостанции на передачу. Как при этом скакали ток и напряжение в выходном контуре - даже сложно представить. Транзисторный передатчик уже бы давно сгорел, а ламповый работает. То-то в армиях некоторых стран моей реальности до недавних пор использовали ламповые передатчики, солдатоустойчивая техника.
   Эту анодную батарею давно ждали. Уже готовы две двухчастотных радиостанции, подготовлены радисты для работы на чужой территории. Отправляем в Рим посланцев повторно. В первый раз курьер просто отвез письмо в Ватикан, без послов и даров. Я теперь сомневаюсь, что это письмо дошло до понтифика.
   Но батарея одна, а нам надо и Рим и Геную "освоить". Пока сделают вторую, время потеряем. Решили пока едут на "Архимеде" с одним радистом, но с двумя комплектами остальных агентов. Второй радист выйдет на шхуне позже. В Рим мы "купца" уже заслали, он уже должен был купить лавку. Товар ему везут. У нас деятельность разведки еще и доход приносит.
  
   Рим совсем недалеко, пара суток на пароходе. Вошли в устье Тибра, но уже через пару километров чуть не сели на мель. Еремей с охраной высадился, а "Архимед" вышел из реки в море.
   Рим на протяжении веков был центром цивилизации. Еремей думал, что город будет намного больше и совершеннее Венеции, которая поразила его красотой в свое время. Но реальность оказалась совсем другой. Он почувствовал неладное еще в пригороде Рима. Откровенно деревенские дома соседствовали с развалинами. Вот уже виден город, но пасущийся скот, и общий беспорядок в пейзаже, совсем не соответствует столице империи, пусть и былой.
   В городе еще хуже - часть домов в порядке, но много заброшенных каменных зданий, сквозь некоторые уже проросли деревья. Еремей подумал, что это последствия нашествия варваров, что произошло около тысячи лет назад. Но в таверне ему рассказали, что разруха постигла древний город всего около века назад. Это когда папская курия находилась в Авиньоне, и позже, когда было противостояние авиньонских и римских пап. Вот так, оказывается "римский папа" это не "масло масляное", а вполне конкретное понятие.
   Последние годы Рим начал отстраиваться, но медленно. Денег не хватает, хотя налоги все время растут. Сейчас уже собор Святого Петра привели в порядок, да и вокруг него больше нет заброшенных зданий.
  
   Устроились на постоялом дворе, а на следующий день Еремея нашел наш "купец", который уже обжился в городе. Агенту передали товары для торговли, а тот рассказал про административное устройство Рима. И всего через четыре дня Еремей попал на прием к одному из кардиналов, несколько раз объяснив разным церковным чиновникам кто он, и кого он представляет.
   - Так вы посланник Таврии?
   - Нет, я канцлер Таврической Республики. Командую всеми нашими посланниками во всех странах. Самый высший гражданский чин у нас, ну кроме Командора, кончено.
   - Это прекрасно. Значит вы сможете наиболее полно донести наши слова Дожу Таврии.
   - Да. Но Дож писал письмо папе римскому, он его получил?
   - Мы получили ваше письмо, и Великий Понтифик о нем знает. Он рад, что Таврия обратилась к Риму. Плохо, когда целая христианская страна живет без пастырского благословения. Мы с радостью примем вас под сень Святого Престола.
   - Вы хотите чтобы мы приняли католичество, отринув православие!?
   - Ну зачем вы так. И вы и мы веруем во Христа. Filioque тут не стена каменная. А Великий Понтифик, он же вселенский Патриарх. Ближе чем он, ко Христу, и нет никого.
   - Так мы можем остаться православными?
   - Мы все христиане. И христианскому правителю пребывать без Святого Причастия - грех.
   - Но мы причащаемся.
   - Дожу следует причащаться у самого Понтифика - Викария Христа. Хотя бы раз в год.
   - Причастится, и все? А исповедь?
   - Причастие без покаяния - грех. И в первую очередь надо покаяться в таком большом грехе как скупость и сребролюбие. Отринуть земные блага во спасение души своей. Пожертвовать сороковую часть богатств своих на Церковь Христову.
   Христиане - центр земного мира - продолжал кардинал - Наш долг - нести свет Веры Христовой в души заблудшие. Все язычники и иноверцы будут либо обращены ко Христу, либо изгнаны с наших земель. Вы вскорости поймете, что Таврия часть христианства. Что только вместе с нами вы сможете жить в мире и благодати божьей.
   Кардинал встал, показывая что аудиенция окончена. При этом по привычке немного подал вперед правую руку с кардинальским перстнем. И Еремей чуть не кинулся припасть к руке, как до этого припадали служки. Он шел по коридору, а в голове крутилось - "Как же это я? Чуть в схизму не кинулся. Вот шельма, вот говорун. Околдовал"
  
   Еремей не стал связываться по переносной радиостанции, пошел на "Архимед", чтобы подробно все обсудить. Когда он мне кратко рассказал суть, я даже сначала не понял, почему разговор шел об этом. Мы же запросили всего лишь разрешение на торговлю. Тогда Еремей передал мне беседу максимально близко к тексту, насколько запомнил.
   Вот они как повернули, присоединяйтесь к нам, и тогда все будет хорошо. Даже не настаивают на католичестве. Так. Понтифик пытается считать себя главой не только католиков, но и всех христиан! Константинополь пал, и православные остались как бы без патриарха, который хоть и сохранил формально свой титул, но влияние в православном мире потерял. И Сикст пытается православных к себе перетянуть, пользуясь моментом.
   Или это исключительно ради меня? Хорошо придумали - приходи, исповедуйся, выкладывай все сам. Еще и плати за это. Два с половиной процента, причем это не от доходов, а от всего состояния. А от доходов - десятина. Еремей разузнал, действительно такие "расценки".
   Еще и угрожают - "все иноверцы будут изгнаны". От нас требуют определиться - иноверцы мы Риму, или нет. А почему с мамлюками торгуют? Те не христиане ни разу. Так, а торгуют с ними только венецианцы, разрешение на торговлю им выдал понтифик. И более никому - это тоже Еремей выяснил. А ведь недавно на Родосе к нашему консулу подходил венецианец, предлагал услуги по морской торговле. Я тогда отмахнулся - мы и сами можем. Вот оно как получается - если ты не под "сенью Святого Престола", сиди на месте, и торгуй только через венецианцев. Как мамлюки.
   Но не только Венеция связана с Римом. И Генуя, и Кастилия, и Арагон согласовывают важные политические события с Великим понтификом. И это только соседи - юг Европы, а есть еще католические страны севернее, но у меня по ним сейчас почти нет информации, одни слухи. Как бы в этом разобраться. И на сколько это все серьезно. Что-то не нравится мне это католическое взаимодействие.
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"