Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Часть четвертая. Глава 41

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.37*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Четвертая часть 100 кг.

   Глава 41
  
   Начало похода далось для каравеллы "Caballo" трудно. Дул сильный северо-западный ветер, ровно навстречу. Пришлось резаться против ветра широкими галсами. Уже думали прицепить каравеллу к корвету, но после мыса Ангела, самой северной точки Африки, стало легче - курс сменился на западный, а ветер немного стих. И команда уже привыкла к трехмачтовой шхуне, которой стала каравелла после смены парусного вооружения. Даже от гуанчей был толк, они тоже освоились на корабле, и научились выполнять некоторые действия на палубе. Особенно хорошо у них получается команда "Стой и держи!", стоят и держат конец фала отлично.
   Корабли шли на расстоянии друг от друга, но в пределах видимости. Раз в сутки связывались по радио, каравелла отвечала коротким кодовым сообщением, радист экономил заряд батареи. Но когда из-за туч выходило солнце, можно было сколько угодно общаться ратьером, с помощью зеркала. Только надо сблизиться хотя бы на десяток кабельтовых.
   Так и дошли до Гибралтара. Капитан каравеллы еще никогда не был в Море Мрака, и даже немного переживал - как там? Какое оно, великое море? Но самый важный вопрос - какой будет ветер. Перед прохождением пролива корветтенкапитан Линдрос опять предложил взять каравеллу на буксир, но капитан парусника гордо отказался.
   Подошли почти к самому кастильскому берегу, и оттуда пошли курсом 250 градусов, благо ветер не западный, а почти северо-западный. Галс получился круто к ветру, но не на пределе. Прошли самый мыс, с маленьким островом Тарифа. Ветер усилился, но забирать к западу не стал. Проходим! Даже без смены галса!
   Каравелла летела как птица, с сильным креном на левый борт. Корвет сопровождал каравеллу, идя в двух километрах позади. Но прошли мыс Спартель, и стали уверенно удаляться от африканского берега. Все, пролив позади, дальше каравелла точно справится. "Юпитер" развернулся, и пошел на север, в Фаро. Там с корвета сошли агенты, одни останутся в Фаро, другой группе еще в Лиссабон добираться. Корвет пошел на юг на полных парах, догонять каравеллу. Догнал только на следующий день за Касабланкой, далеко ушел парусник с таким ветром. Хотя южнее Гибралтара ветер стал уже не таким сильным, и стал больше забирать к северу. Как объяснял Командор, тут проходит граница пассатов. Севернее они сильные и западные, а южнее - меняют направление и слабеют. А в районе Канар поворачивают еще сильнее, и становятся северо-восточными.
   Радисту "Юпитера" наконец-то удалось связаться со штабом, сообщить, что агентов на португальском берегу высадили штатно. Эти новые радиостанции позволяют связываться на очень большие расстояния, вот как сейчас - почти две тысячи километров. Но, как-то ненадежно, не сразу. Радист несколько часов пытался, пока установилась связь. А вот старый передатчик связывался надежно, почти всегда. Днем не так далеко, а вот ночью до полутора тысяч километров. Но получается, что старый передатчик сейчас бы совсем не добил до Лампедузы, а этот новый, пусть и не сразу, но достучался.
   Радист отправил в штаб отчет, и в ответ получил шифрованное сообщение от Командора. Капитан достал из сейфа инструкцию, и долго переводил цифры в буквы, шевеля губами. Не часто приходят шифровки, потому и навыка нет, быстро расшифровывать. Закончил, и перечитал целиком, теперь уже осмысливая текст.
   "Обязательно захватит хотя бы один корабль с помощью гуанчей до прихода на Тенерифе. Португальский или кастильский. Желательно идущий на юг, так как в идущих на север могут быть рабы, они могут пострадать"
   Ну задача понятная, про это Командор уже намекал. Капитан связался с каравеллой, пересказал приказ капитану парусника. Тут тоже все понятно, совместную работу они уже отрабатывали, и не один раз. Вопрос только в том, что кораблей не видно, в районе Рабата видели два корабля, но это были арабские купцы, их корабли сильно отличаются. Нужны каравеллы, эти точно будут какие надо. Пошли не спеша на юг вдоль берега. Теперь-то спешить некуда, "без добычи домой не возвращайся". До вечера так никого и не встретили, и в правду - места тут пустынные. Слева пустыня африканского берега, справа - пустыня морской воды.
   Утром опять связались, теперь уже ратьером - подошли близко. Решили, что так они не смогут встретить корабли, идущие на юг. Потому как сами тоже идут на юг, причем почти с такой же скоростью. А до островов осталось уже не так много, от Гибралтара уже прошли почти половину пути. Решили встать на якорь у берега. Тоже задача непростая, бухт нет совсем, берег ровный, как нитка натянутая. Еще и глубоко у самого берега, у корвета якорная цепь не особо длинная, а у каравеллы совсем короткая, можно сказать. Хорошо, ветер дует вдоль берега, и можно приблизиться безопасно. Корвет прошелся лотом вдоль берега и нащупал банку, метров пятнадцать глубины. Бросили специальный тяжелый лот, на конце которого углубление со смолой, взять пробу дна. Дно песчаное. А чего еще тут будет, если вот она - Сахара?
   Оба корабля встали на якорь. Ветер приличный, но не шторм, якоря держат хорошо. Но волна сильная, потому и корвет встал на носовой якорь, чтобы волна в нос била. А у каравеллы других якорей и нет. Стоять так можно, но приятного мало. Плохо без бухты.
   После полудня дождались - крик сигнальщика: "Парус!". Идет с севера, в трубу рассмотрели - каравелла-латина, то, что надо. "Caballo" уже подняла паруса и пошла навстречу. На корвете кидают уголь в топки, поднять давление. Капитан каравеллы просил не мешать, гуанчи хотят свои силы испробовать. Но корвет на малом ходу тоже двинулся к месту предполагаемой встречи.
   Та каравелла без флага идет, а наши подняли флаг "Т" - Тенерифе. Гафельные паруса позволяют идти уверенным галфвиндом, добыче будет трудно уйти, только если прямо сейчас в море отвернут. Отворачивают, не дураки - корвет они видят отлично. А это явно не тот противник, против которого есть шанс на победу. Пусть даже видят они его впервые, но размер имеет значение. Корвет идет медленно, и они думают, что смогут уйти.
   Но корвет далеко, а "Caballo" стремительно приближается. Вдруг выстрел! На корме той каравеллы вспухло белое облако, и тут же растворилось на ветру. Наша каравелла вдруг пошла левее и снизила скорость. Ядро разорвало парус на фоке! Хорошо стреляют.
   - Уйдут!!!
   - Машинное! Полный вперед!
   - Как там наши?
   - Да все нормально, парус уберут и нагонят.
   - Не, теперь не нагонят без одного паруса. Нам догонять надо.
   - Надо этих осадить.
   - Носовое орудие главного калибра! Шрапнель приготовить.
   - Эх, близко. Пятно пуль будет небольшим. Может картечью? Близко уже.
   - Быстрее! Хватит болтать.
   - Стреляй! Уйдут проклятые!
   Бах! Это опять пушка на вражеской каравелле. Бомм! - в ответ загудел корвет.
   - Попали в нас!
   - В борт?
   - Вроде.
   - Не пробьют.
   - Стреляй!
   Бах! Теперь уже наша пушка. Но как будто ничего не произошло.
   - И что?
   - Эта ... трубка не сработала. Бывает такое.
   - А ты точно поставил!
   - Точно! Это трубка такая ... неудачная.
   - Попали!
   - Как попали?
   - Смотри - разворачивает!
   - Попали, попали! Я видел. В борт, выше ватерлинии, в подзорную видно дырку. Но ничего не взорвалось.
   - Надо же. Шрапнельным снарядом как болванкой. И попал. Ну ты наводчик! Еще бы снаряды взрывались как надо.
   - А я тут причем. Как завод сделает, так оно и взрывается.
   - Надо еще стрелять, а то попали, но без толку.
   - Картечью надо было.
   - Что-то они поворачивают.
   - Навстречу нашим хотят.
   - И наши фок уже убрали, тоже пошли.
   - Смотри-ка, сближаются. Что это они?
   - Не стрелять! Встречный абордаж это.
   Парусники сближались; курсы не встречные, но пересекающиеся. На той палубе появились лучники, немного, полдюжины. Но наши уже укрылись большими щитами. Бахнула пушка на нашей каравелле, лучники скрылись.
   Рулевой на "Caballo" заложил поворот, чтобы корабли не ударились. Теперь курсы стали почти параллельными, только наши немного впереди. Тут грохнул наш дробовик, за ним второй. В воздух полетели кошки. Корабли еще не коснулись бортами, а гуанчи уже начали прыгать на чужую палубу. Крики, звон металла. Выстрел из пистолета - это Марсель. Грохнул дробовик - кто-то уже успел перезарядиться.
   "Юпитер" медленно подходил к сцепившимся парусникам. Все на корвете смотрели на бой затаив дыхание. Хотелось помочь нашим, но помнили, как Марсель просил не отбирать у него победу.
   Шум боя быстро стих, только в трюме еще что-то происходило. Гуанчи ходили по палубе с копьями и милосердно дарили смерть раненым врагам. На юте появился Марсель да Бенеаро со своим сиреневым копьем и что-то крикнул на своем языке. Гуанчи закричали в ответ, потрясая копьями.
   - "Виктория" - кричат.
   - Ты что, их язык разумеешь?
   - А что тут разуметь? Что они еще кричать будут.
   - Ну вот и трофей. Гафели ставить будем, или так потянем? Тут недалеко уже.
   - Да так потянем. Куда в нас попали? Нашли?
   - В нос, около якоря. Там броня тонкая, но попали сильно под углом, да и ядро мелкое. Слегка промяло, краску содрало.
   - А тебе не кажется, что эта каравелла немного осела?
   - Точно. А она не тонет?
   - Надо в трюме глянуть!
   - Вон на палубе "Caballo" кто-то из наших, крикните ему!
   Матрос перепрыгнул на чужую палубу и тут же упал. Палуба была скользкая от крови. Подскочил, перемазанный красным, и побежал в трюм. Через минуту выскочил и замахал руками.
   - Точно тонет. Вот тебе и трофей.
   - Дырка же была выше ватерлинии. Как же так.
   - Борт у них однослойный. Там небось такие щели пошли.
   - Может снаряд насквозь в другой борт ударил, и уже ниже ватерлинии.
   На парусниках началась суета. Гуанчи кинулись собирать оружие и "обдирать" убитых. Наши побежали в ют и трюм, надо пушки и порох забрать, посмотреть, что есть еще ценного. Как назло каравелла стала погружаться быстрее, да еще на корму, вода дошла до верхней пробоины. Пушки небольшие, но на массивных деревянных лафетах и без колес. Пришлось вырубать топором. Пушку выносили уже по пояс в воде, вторую так и не успели. Вытащили несколько мелких бочонков, с порохом и припасами, небольшой мешочек с разномастными серебряными монетами. Отцепили кошки и еле успели отойти в сторону, и вот уже мачты уходят под воду.
   - Как называлась эта каравелла?
   - "Santa-чего-то там", не разглядел.
   - А чья она?
   - Не знаю. Бумаги не успели найти. Но гуанчам сказали, что кастильская.
   - Так вот почему они кинулись во встречный абордаж! Течь увидели, и поняли что на своем корабле им не спастись. А нашу каравеллу можно попытаться захватить, и от огня корвета можно прикрыться.
   Подвели итоги. У гуанчей двое убитых и двое раненых. Раненых уже увезли на корвет. Оба ранены в руки, врач раны обработал новейшим лекарством - стрептоцидом, и зашил. Уже все знают, что есть новое лекарство, но раненых надо доставлять к врачу как можно быстрее.
   Но остальные гуанчи радуются - победа! Трофеи - сабли, мечи, ножи, луки, кирасы. То, что корабль затонул - не страшно, еще захватим.
   На корвете собрали совещание, обсудить итоги. С капитаном каравеллы, Марселем и Диего.
   - Да, захватывать не так просто, проще утопить. Еще и ядра словили.
   - Нападали неправильно. Сколько раз уже обсуждали, а как бой начался, пошла суматоха. Вот куда мы спешили? Все равно бы догнали.
   - Каравелла быстро уходила, ветер был хороший.
   - Это просто корвет медленно разгоняется, тяжелый он. А максимальная скорость у нас больше. И надо было издалека шрапнелью стрелять, тогда бы ядро не словили. А раз так близко было, картечь надо.
   - Крупная картечь дырок в борту наделает. А нам трофей нужен был.
   - Хороший у них канонир. Оба раза попал. Да и из таких примитивных пушек.
   - Так близко было же.
   - Наш тоже хорош, умудрился шрапнельным снарядом борт пробить.
   - Что делать дальше? Идем на остров, или все-таки надо корабль захватить?
   - Корабль надо. Дома много воинов есть. Один корабль мало. Большой добыча надо - это Марсель, он уже прилично на русском говорит.
   - Княжич прав, надо им крупный трофей продемонстрировать, а не эти сабли.
   - Ну что, тогда ждем дальше.
  
   Еще больше суток стояли на этом месте - ни одного корабля. На утро решили пойти дальше. Сутки идем, вторые - как вымерло. А ведь только у Португалии в этих краях десятка три кораблей, но не видно их. И береговая линия уже не на юг идет, а почти на запад. И вдруг берег резко уходит влево, мыс прошли. Глянули на карту - это мыс Юби, так мы мимо Канар проходим!
   - А ведь эти два ближних острова кастильские. И их корабли тут не ходят, раньше сворачивают мористее, к островам. Вот мы их и не видим.
   - Так туда идем!
   - Там у них крепости есть. И корабль там не один. Нельзя, чтобы нас видели вместе. Помнишь?
   - Тогда пусть Кобыла одна идет, посмотрит, что да как. От этого и плясать будем. Только осторожно, в одиночку в бой не ввязываться.
   - Нам придется за горизонтом стоять.
   - Можно пока здесь, у мыса. Пока они разведают.
  
   Каравелла пошла к островам, а корвет обошел мыс, прикрыться от ветра. И чуть не сел на мель - за мысом отмель, километровой ширины. Хорошо, по водорослям заметили. Пошли с лотом промерять, прям гидрографическая экспедиция. Зато километрах в пяти от мыса нашли неплохое место. Мыс от ветра все еще закрывает, больших волн нет, только зыбь. И у берега глубина хорошая, как раз на якорь встать. А то что на берегу пляж, так к этому привыкли, все еще вдоль Сахары идем. Пока ветер не поменяется, стоять можно.
   Встали на якорь, погасили котлы. Машинам техническое обслуживание нужно. На шлюпках на берег высадились, по твердой земле походить. Вокруг - ни души. Пустыня. Только чайки над морем. Несколько дней на отдых у команды корвета есть. Можно рыбу половить, у берега хорошо клевать должно.
   Каравелла выходила на связь каждые сутки, и на третий день они сообщили, что в бухте на северо-западе острова Фуэртевентура видели одиночный корабль, должно быть кастильский, тоже каравелла. Но близко не подходили, ждут корвет.
   "Юпитер" отправился в ночь, неспешным ходом к утру у острова будут. Но утром сообщение от каравеллы, кастильцы отчалили, идут на север, заходят в пролив между Фуэртевентурой и Лансароте. "Caballo" идет следом на пределе видимости. Посмотрели по карте - скорее всего идут домой, мимо Марокко. Корвет повернул на север, так и не дойдя до острова. Дали полный вперед, чтобы нагнать до темноты.
   Идут уже несколько часов, но вокруг только море, остров уже не видно. И где их искать? Но тут сообщение от наших: "видим ваш дым, азимут на вас 170" Вот теперь стало понятно, идем почти правильно. Через полчаса увидели парус нашей, а потом и кастильской каравеллы. Боевая тревога.
   Условия хорошие, кастильцы идут поперек к восточному ветру, да и ветер умеренный - нагоняем их быстро.
   - Ну вот, дальность семьсот метров, до нас они точно не дострельнут. Давай шрапнелью аккуратно, снайпер. Но чтобы не как в прошлый раз.
   Выстрел. Видно облачко срабатывания вышибного заряда. Специально этот заряд делаем из черного пороха, чтобы было лучше видно.
   - Ну что?
   - Как будто мимо. Может поправку на ветер чуть увеличить?
   - Давай.
   Еще выстрел.
   - Вот теперь ровно. Но никакой реакции. Давай так же, но трубку чуть-чуть пораньше.
   Орудие грохнуло еще раз.
   - Что-то непонятно. Надо ближе глянуть.
   - А если они в нас?
   - По большой дуге обойдем. Машинное, полный вперед. Рулевой, понял задачу?
   - Так точно!
   Корвет стал обходить справа, наша каравелла пытается идти следом, но немного дальше от врагов. Корвет почти сравнялся с кастильцами.
   - Может опять шрапнелью? Картечью еще рано.
   - Давай, а то что-то непонятно.
   И тут, словно услышав эти слова, каравелла уваливается по ветру, влево. Стреляет ретирадная пушка, но для нее такое расстояние явно не под силу.
   - Все, это их единственный вариант маневра. Больше они никуда не свернут, паруса не переставив. Давай еще две шрапнели, и обходим по дуге на максимальном ходу.
   Носовое орудие выстрелило еще два раза, а корвет стал нагонять каравеллу теперь уже слева. К тому же ход у нее явно уменьшился.
   - Смотри, парус у них один болтается!
   - Видно шрапнелью порвало, не зря стреляли.
   Парусник чуть сменил курс, взял правее, подальше от погони. Но дальше маневр не идет, надо паруса перекладывать. Да и порванный парус мешает, к ветру уводит. Корвет обогнал каравеллу и стал потихоньку сближаться, не попадая в сектор обстрела кормовых орудий.
   - Смотри, на мачту там полезли!
   - Давай картечью, только мелкой.
   Пушка стрельнула. Потом еще добавили. Парусник еще ход потерял, видно в парусах много дырок стало.
   - Что-то там никто не шевелится. Может всех уже перебили? Марсель обидится.
   - Всех не перебили. Дайте Кобыле сигнал, пусть подходят.
   Наша каравелла уверенно подошла к кастильской. Та попыталась увернуться, но это получилось вяло. Пушка на "Caballo" даже не стрельнула - не видела достойной цели. А вот дробовики грохнули по разу. Этот абордаж прошел еще быстрее. "Юпитер" подошел ближе. Гуанчи и наши моряки уже осматривали трофей.
   - Шрапнелью и картечью много их побило, но и повоевать пришлось. Одного у гуанчей убили. Зато корабль цел. Дырки от картечин есть, но мелкие и глухие. Паруса в клочья, на робы для гуанчей пойдут. Даже такелаж местами порвало. Так что на буксир. А так трофей неплохой, "San Pedro" зовется. Но от нашей Кобылы заметно отличается, видно, другие мастера делали.
   - Значит кастильская. А с виду очень похожая.
   - Мачты, паруса - почти такие же. И обшивка вгладь тоже. А внутри отличия есть, особенно в юте. Хотя в общем - похожи.
   - Копировали. Только кто у кого - неясно.
   - Ладно, двигаться надо, а то так до темна провозимся.
   - Сейчас подойдем как надо, и будем канат заводить. Скажи гуанчам, пусть порядок на трофее наводят, хотя бы кровь замоют. А то заляпали там все наверное.
   - Есть такое дело.
  
   Подросшая эскадра двинулась дальше. Успели пройти пролив между островами до темноты, а вот идти ночью дальше, по незнакомым местам, не рискнули. Этот "San Pedro" на буксире у корвета, ветер попутный - чуть что - может навалиться. Отошли от острова километров на тридцать, и встали носом к ветру. Так и ночевали, слегка подрабатывая винтами. Но "Caballo" на ночевку не встала. До Тенерифе осталось менее двух сотен километров, а на остров каравелла должна прийти одна. Островитяне и так всех кораблей боятся, а если придет корвет, так вообще в горы убегут. Пошли аккуратно по компасу, курсом чуть севернее острова, чтобы в темноте на берег не налететь.
   На рассвете "Юпитер" с прицепом пошел дальше, и через час получил сообщение от "Caballo" что они уже подходят к Тенерифе. Впереди у гуанчей-моряков радостный момент - возвращение домой. Но момент этот еще и ответственный, с Марселем Командор это не раз обсуждал. В первую очередь надо чтобы островитяне поняли, что на корабле не кастильцы, а гуанчи.
   И вот корабль подходит к устью реки, на северо-восточной части острова. Внутри Марселя все затрепетало - родные места! Вон уже виден город. Хоть и по меркам Большого Мира он тянет только на деревеньку. Но на берегу никого не видно. И вправду все попрятались, думают, что это кастильцы пришли за рабами. Надо остановиться и послать людей на берег, чтобы все увидели что это тоже гуанчи.
   Марсель вопросительно посмотрел на капитана. Но капитан озабочено смотрел на матроса с лотом. Каравелла шла у берега, но тридцатиметровый лот не доставал до дна. А для якоря надо двадцать, а лучше пятнадцать - якорная цепь короткая.
   - Да как же тут кастильцы стояли! - не выдержал капитан.
   Марсель показал на устье реки. Капитан понял - река выносит песок, и тут может быть подводная коса. Но тут более тридцати метров глубины! И река совсем неказистая. Крупный ручей.
   Корабль приближался к устью, стали править еще ближе к берегу, раз такая глубина. И тут матрос заорал - "Есть!". И пошли отчеты:
   - Двадцать метров!
   - Пятнадцать!
   - Одиннадцать!
   - Четырнадцать.
   - Шестнадцать.
   - Двадцать семь.
   - Все. Нету дна.
   Как так! Проскочили! Очень узкая банка, но встать можно, место запомнили. Но зато на дне песок - темный, речной. Совсем черный какой-то. Каравелла взяла мористее и пошла галсами в циркуляцию. Вторая попытка. Подошли к тому же месту, выпустив якорную цепь на всю длину. И вот якорь зацепился. Рывок, и каравеллу развернуло. Все, встали. Но второму кораблю тут точно не встать. А у них три, и корвет не встанет тут даже один. Надо им срочно сообщить.
   И это только якорь бросить. Бухты совсем нет. Хорошо, сейчас ветер забрал к северу, и остров от ветра прикрывает. А если сменится? А если шторм? Надо остров изучить, бухты и стоянки найти. Позже, а то уже шлюпку уже спустили.
   На ялике отправились шестеро гуанчей, куртки сняли, в одних штанах и с копьями. Чтобы быть больше похожими на местных. Гребут не очень уверенно, но тут совсем близко. Сошли на берег, прошлись по опустевшей деревни, и вошли в лес, громко крича. Минут через пятнадцать, через деревню на берег с криками высыпала толпа островитян. Теперь настала очередь Марселя. Но тут вышла небольшая заминка - шлюпка только одна, и пришлось ждать, когда четверо пригонят шлюпку к каравелле. К берегу гребли уже медленней - выдохлись от непривычных движение. Но так даже лучше, момент торжественный, и у Марселя меньше шансов упасть. Он встал в лодке в полный рост, в парадном мундире, с пистолетом и копьем. Вот так, красиво, вернуться в родную деревню мечтает каждый парень.
   На берегу, из встречающей толпы вышел крупный мужик, в одежде не как у других и с разукрашенным копьем. Вот она, встреча отца и сына Бенеаро. Они коротко пообщались, затем Марсель стал всем громко рассказывать, махать руками - показал на каравеллу. Шлюпка моталась между кораблем и берегом - на берег переправлялись гуанчи и их трофеи. Потом все ушли в деревню, праздновать. Наши остались на корабле, им начали привозить угощения. Часть еды непривычная, но запеченая баранина пошла как родная.
   Сообщили на корвет о проблеме с бухтами. Они прибудут к вечеру, и надо будет что-то придумать. Капитан "Юпитера" собирается обойти остров, найти подходящую бухту. Но у него трофей на канате, очень мешает маневрам. Надо его куда-то пристроить, хоть на время. Спросили у Диего, он тут шастает туда-сюда, где тут еще речка есть поблизости. Диего указал направление, и попытался оценить расстояние. "Там" - это севернее, и, кажется, недалеко. Вроде проходили там, но реку не видели. Пошли на шлюпке, раз недалеко.
   Километра полтора - действительно недалеко. Совсем ручей, но вот русло широкое. Будто пересохло. Ага, а тут горы почти у самого моря, и ручей этот прямо с горы стекает. Видимо, если сильный дождь, тут бурный поток с гор льется. И в устье небольшая галечная отмель видна. Стали лотом промерять - тоже есть подводная коса. Небольшая, но для одной каравеллы пойдет.
  
   "Юпитер" пришел к вечеру, но пока поставили на якорь "San Pedro", начало темнеть. Еще у кастильской каравеллы якорь неудобный. Кованный, с четырьмя довольно тонким рогами, на веретено надет круглый камень с отверстием. Видимо якорь слишком слабый для такого корабля, вот и утяжелили. Ну и никакой цепи, якорь на канате. Отчаянные они люди - ходить в океан с таким якорем.
   Корвет ушел на юг от острова, ночевать. Потому как ветер северный. Только высадил на "Caballo" Фаддея, назначенного послом на Тенерифе, бывшего консула одного из черноморских городков. Еще большую шестивесельную шлюпку оставил. Думали, Фаддей пойдет на переговоры сейчас, но нет:
   - Завтра.
   - А что так? Темно?
   - Да, темно. Князь Бенеаро не видел наш корвет. Да и сейчас Марсель будет хвастаться отцу, и нас заодно расхвалит. Не надо ему мешать.
  
   Утром на берегу уже народ стоит, причем в передних рядах не только Марсель с отцом, а еще менсеи. Как оказалось - соседи пришли посмотреть, что там стало с княжеством Анаго после "нападения кастильцев". Послали за ними большую шлюпку, но Бенеаро-старший менсеев-соседей с собой не взял, уже политика начинается. "Пусть пока с берега смотрят на наш корабль" - перевел Марсель.
   Подниматься на борт корабля по штормтрапу с копьем в руках, да с непривычки, очень неудобно, но менсей справился. Бенеаро хоть и старался не проявлять своих эмоций, но на его лице была видна целая гамма чувств. Тут и интерес - он впервые на корабле, и радостная важность - корабль его, пусть и наполовину. И за этим еще проглядывает опаска, или даже страх. Страх перед этими кораблями, приносящими беду, въевшийся за десятилетия агрессии чужестранцев.
   Менсей походил по палубе, потрогал планширь и мачту, немного успокоился и вспомнил, зачем он здесь. Повернулся к стоящим у юта капитану и Фаддею. Началась церемония приветствий и представлений. Переводили Марсель и Диего, у второго способности к языкам несколько лучше, но с падежами и склонениями не дружат оба.
   Вождю подарили копье, как у Марселя, красивый наконечник, покрытый гальваническим кадмием, древко тоже сиреневое, но более вычурное, украшенное токарной резьбой. Бенеаро ответил корзинами с угощениями, там и фрукты, и жареные бараньи ноги, и еще что-то незнакомое. Перешли к делу.
   Фаддей расспросил, что князь уже узнал про Таврию. Как оказалось, Марсель, да и другие "наши" гуанчи тут постарались. Про нас они рассказывали самое положительное, какая Таврия сильная, хоть и небольшая. Причем тоже располагается на острове, даже не на одном. Бенеаро это тоже понравилось.
   Дали ему вчера пострелять и из пистолета и из дробовика. Причем из дробовика застрелили козу, чтобы показать мощь оружия. Картечь прошла навылет, только некоторые картечины застряли в костях, раздробив их. Менсей бы в восторге.
   Посол глянул на море, и перешел к вопросу об условиях сотрудничества. Про совместный флот Марсель отцу уже все уши прожужжал. Но опытный вождь понимал, что это не за просто так.
   - Что вы хотите? Крепость на острове? Все чужаки хотели тут построить крепость.
   - Мы хотим получить землю на острове, чтобы можно было брать пресную воду и деревья. Построим дома для своих людей, чтобы они могли отдыхать. А крепость нам особо и не нужна, у нас есть крепости на воде - Фаддей указал в море. К острову приближался "Юпитер".
   Менсей впился глазами в корвет, схватившись рукой за планширь, перегибаясь через него. Правая рука сжимала новое копье. Корабль приближался, увеличиваясь в размерах.
   - Приглашаю прокатиться на нашем корабле.
   Сначала думали обойти вокруг острова, заодно бухты поискать. Но Тенерифе это не Лампедуза, обойти за день можно разве что на "Меркурии", на полном ходу. Так что решил только немного прокатить Бенеаро у берега.
   На корвете разговаривать с менсеем было бесполезно, он был слишком поглощён ощущениями, переговоры продолжили после поездки. Фаддей спросил про денежную систему. Но на острове денег нет, меновая торговля. Главным финансовым мерилом тут выступает скот - овцы и козы. Но это крупные "монеты", для мелких сделок используют другие продукты, рыбу. Еще ценятся каменные орудия, менсей показал нож. Фаддей чуть не порезался, это не камень, это больше походит на черное стекло.
   Посол хотел выяснить, сколько стоит железное оружие. Но как оказалось, оно на острове большая редкость, попадает только в виде редких трофеев от чужаков. И железное оружие не продается, а распределяется менсеями. У Бенеаро такого оружия больше всех, но они и больше других страдают от нападений. Фаддей объяснил, что хочет торговать - железное оружие и инструменты в обмен на продукты и работы. Показали образцы - с оружием князь уже ознакомился, но топоры, пилы, лопаты произвели впечатление. А еще ножи по кожи, иголки, шила. Сначала менсей хотел поворчать, что делать из столь ценного железа лопаты очень расточительно, но вспомнив про цельнометаллический корвет, замолчал.
   В целом, менсей согласен на такое сотрудничество. Землю дает рядом со своей деревней. Проблема с бухтой не решена, но тут другой аргумент - эта речка самая большая на острове, другие еще мельче. А большинство появляются только во время дождя. Фаддей задумался. С водой тут тоже проблемы. Не такой дефицит, как на Лампедузе, но и не полноводные реки. Раз так, эту землю надо брать. Воды им тут хватит, тем более вода в ручье холодная и чистая - течет с горы, на вершине которой снег лежит. А как найдем бухту - там рядом тоже землю возьмем, хотя бы с ручейком.
   Но смотрит - менсей думает еще о чем то важном. Стал осторожно расспрашивать. Бенеаро поделился своими переживаниями - они не могут противостоять кастильцам, потому как разделены на девять княжеств, и каждый менсей решает сам - воевать его народу или нет. А ведь он помнит, что когда еще был жив его дед, на острове был один менсей над всеми - Тенерфе Великий. И народ острова тогда был очень силен.
   Большинство других менсеев это понимают, пытались уже объединиться. Но главный камень преткновения - кто будет великим менсеем. На этом все и заканчивалось.
   Молния в мозгу Фаддея осветила открывшийся океан возможностей.
   - Я вижу вы мудрый правитель. Предлагаю начать создавать войско из ваших людей. Мы привезли две сотни стальных наконечников, сделать копья недолго, инструмент тоже есть. Или просто пересадить на древки старых копий. Это будет основная сила. Еще вы получили трофейное оружие, до трех сотен нужно будет набрать и обучить. Будем вместе захватывать чужие корабли, оружия у вас будет еще больше. Так что набирайте сразу четыре сотни, а то еще надо обучать долго. А когда вы станете сильными, вопрос - под чьей рукой объединяться, не встанет.
   Марсель и Диего, невольные участники переговоров, смотрели выпучив глаза. Вот так они становятся свидетелями поворота судьбы и острова, и целых народов. А вот менсей это понял немного раньше, и сейчас особых эмоций не выказывал, хотя и сидел довольный.
   - Это хорошо. Это правильно. Но набрать четыреста воинов из нашего народа непросто. Сейчас нас менее двух тысяч. (Это они еще вчера с Марселем считали). И у каждого есть дело - кто выращивает зерно и овощи, кто пасет скот. Ножи и топоры делают, это не быстро. Кожи выделывают, много разных работ. Но набирать из чужих княжеств не надо. Хотя вы там набрали несколько человек, что пришли вместе с сыном. Но они себя считают уже Анаго.
   - Смотрите, во-первых, зачем вам каменные ножи и топоры? Скоро у вас будет в достатке стальных инструментов. Оставьте там только самых старых мастеров, если надо. А всех остальных сюда, тут такие нужны будут. Одни пойдут в стрелки, у нас еще есть дробовики.
   - Да, чтобы зарядить дробовик большая ловкость нужна, не всякий справится.
   - Вот, в стрелки. А остальные с ловкими пальцами будут нашим мастерам помогать, корабли переделывать, может и обучатся делу тоже. Далее. Надо развивать торговлю. Деньги у вас быстро не ввести, но мы привезли много вот таких ножей. За эти ножи можно будет покупать в других княжествах скот и зерно. И для нас, и перекрыть вашу нехватку. Можно будет нанимать других гуанчей для работ - деревья рубить, тяжести носить. Сколько дней будет работать человек за такой нож?
   - О-о! Целый год, наверное. Полгода точно.
   - Не будем сильно цены задирать. Такой перекос - тоже плохо. Ножей у нас много и еще привезем. Пусть будет месяц работы за один нож. Сколько за это можно купить скота - сами пересчитайте, но цену сильно не завышайте. За топор пусть будет... Нет, топоры и пилы в другие княжества пока продавать не будем. Они будут нужны нам самим для строительства домов и заготовки дров. И это будет предмет для торга при объединении. Догадываетесь?
   - Это хорошо. Давайте делать так.
   - Договорились. Начинаем. Вот вам десять ножей, начинайте закупки продовольствия у соседей. От нас будет этот человек. От вас пусть будет Диего. Хорошо?
   - Хорошо. Но он не один, там для закупок надо много людей, посылать в дальние княжества.
   - Хорошо. А отбором людей в войско вы сами займетесь?
   - Да, я. И еще Марсель, и наши лучшие воины, которых вы обучили. Там же новое оружие, хотя многие будут с копьями.
  
   И на острове закипела работа. На выделенном участке застучали топоры и зазвенели пилы. Оказалось, что гуанчей проще обучить пилить двуручной пилой, чем научить рубить топором. Срубить стальным топором дерево нужен навык, отличный от владения каменным топором. Но пилой и быстрее, а топорами сучья только рубят - так что вскоре на лесоповале трудились почти одни гуанчи. Еще собирают сухостой и валежник, рубят на дрова и относят на берег - для корвета. Лес тут очень разнообразный, причем как: вот ты в одном лесу, идешь-идешь, и через полчаса лес уже совершенно другой. Еще через полчаса - третий, а то и не лес, а заросли травы выше человека.
   Деревья очень разные, есть даже совсем незнакомые. Из некоторых выходят такие дрова, что как бы не лучше угля горят, да еще и дыма не дают. Леса много, но прямых деревьев мало, как и высоких. Дров много получается. Нашли сосну, ровную. Но немного странная и невысокая, да еще далеко от моря, выше в горы за ней надо. Деревянный флот тут не построить.
   Еще и проблема - дрова на корвет переправить. В большую шлюпку входит много, но она фанерная, жалко. Построили плот, пока хоть так возить будем.
   Отобрали людей в войско, но пока еще не все могут бросить свое прежнее занятие. Идет перераспределение людей, свертывание некоторых производств. У Бенеаро много дел, Марсель носится, пытается везде успеть. Экономика княжества Анаго переходит на военные рельсы.
   Новобранцы пытаются маршировать под руководством, вдруг ставшими сержантами, "старых" абордажников. За всем этим присматривает один наш офицер, и вправду советник. Форму мы приготовили заранее, но там только сорок комплектов, а тут будет четыреста солдат. Есть еще парусина с трофея, но шить некому. Местные по ткани работать не умеют, только по шкурам и кожи. Решили так - парусиновая роба будет формой сержантов в этой армии, а форму для рядовых пусть шьют из местных материалов. Скомбинировали - штаны кожаные, куртки меховые. Менсей цех организовал по нашей подсказки. Сейчас народ там новый стальной инструмент осваиваете и радуется. Это не то что шить костяными иглами и кроить каменными ножами. Сделали им еще дощатые столы, уровень производства заметно повысился. Только работать стоя скорнякам непривычно, они привыкли на корточках, на земле.
   Офицер-советник заметил, что по каменистым местам гуанчи ходят неспешно, берегутся. Босые же. И какая бы ни была толстая кожа на подошвах ног, босая нога есть босая нога. А для солдата это негоже, он должен идти вперед невзирая. Стали думать над обувью, сапоги или ботинки местным не сшить, слишком сложно. Придумали подобие сандалий с закрытым носом, со шнурком. И сидят на ноге неплохо, и простые, и по камням ходить можно не опасаясь за подошву и пальцы. Вот только овечья и козья шкура тонкие, и на подошву надо много слоев. Да и даже такая подошва долго не продержится. Добавили в заказ - привезти следующим рейсом из Таврии толстой кожи. Там конской кожи второго сорта, да еще обрезков - полно. Самое то для подошвы.
   А при абордаже с палубы на палубу им босиком даже лучше - нога меньше скользит, чувствует, что под ногами. Так что обувь нужна будет для сухопутных операций. И то что такие операции будут - у военного начальства сомнений нет.
   Среди мастеровой молодежи отбирали тех, у кого мелкая моторика хорошая. По всему княжеству таких нашлось чуть ли не сотня, это не считая "стариков", кому больше сорока лет, тут таких в армию не берут. Из отобранных в стрелки не все годятся, у дробовика отдача сильная. Оставили два десятка самых крепких, остальных послали к мастерам в помощники. Но их будем иметь ввиду, если появится оружие с меньшей отдачей.
   Но свободных дробовиков всего шесть, тренируются по очереди. Пока только заряжать и разряжать дробовик учебными патронами. Дробовики тоже добавили в заказ.
  
   "Юпитер" занялся исследованием побережья. Первый обход показал что бухт нет совсем, есть только небольшие "полубухты". Стали выяснять розу ветров. Гуанчи не сразу поняли, что от них хотят, но несколько старейшин разъяснили, что чаще дуют северо-западные и северо-восточные ветра. А южный и юго-восточный ветер бывает очень редко. Так что северо-западный берег отпадает, не зря кастильцам юго-восточный берег приглянулся. Хорошие пляжи нашли на юго-западном берегу, но там другое княжество - позже займемся.
   Нашли терпимое место на северо-восточной оконечности острова, на территории Анаго, километров пятнадцать от "столицы". Большой мыс, по местным меркам, закрывает бухту с северо-востока, так что попасть сюда может только юго-восточный ветер, который тут бывает редко. Глубины шесть-восемь метров, в самый раз. Дно - песок с камнями, но на корвете якоря хорошие, встанут нормально. Ближе к берегу дно песчаное, можно ставить мелкие суда. На берегу пляж с черным песком, кустики и редкие деревья. Земля каменистая, гуанчи тут не живут. Сухое русло ручья, он оживает после дождя. В двух километрах к югу ручей с водой, но там бухты нет. Бросили якорь бухте у "большого" мыса. Наконец-то остановили машины и погасили котлы. Вахты отсыпались сутки, под плеск волн и крики чаек, но без монотонного шума машин.
   Менсей удивился выбору места, но у кораблей свои капризы - объяснили ему. "Берите там земли сколько хотите" - расщедрился он, радуясь, что "великий корабль" встал на его территории. Но мы еще подумаем, уж больно там пустынно. Пока хоть на якоре постоять. Сюда же перегнали "San Pedro", начали переделку.
   В Анаго стали поступать закупленные у соседей продукты и овцы. Резерв продуктов помог Бенеаро с реорганизацией. Но вот скота стало больше, а количество пастухов хотели уменьшить. Часть овец пустили на мясо, бараньи ноги заготовляем по нашему рецепту с нитритом натрия. На берегу под навесом развесили - вялятся.
   Среди овощей заметили что-то яркое. О, цитроны. А нет, круглые и цвет ярче. На вкус похожи, и даже чуть слаще. Даже запросили Командора, он все такое знает. Он расспрашивал - какой размер, какая кожура, какие дольки. Говорит что это, скорее всего, "апельсины", только мелкие. Ешьте, говорит, они от корбута хороши. Это кто же такие названия придумывает. Ну ничего, едим эти "пильсины", после жирной баранины хорошо идут. Ну еще оливки тут есть, но мы их и так давно едим.
   А вот хлеб их нам не пошел, мука очень крупного помола, почти крупа. И на зубах хрустит песком. Мельницы у них из двух камней, ручные, вот и мука такая получается. Но у нас еще своей много. В целом припасами прирастаем - мясо, овощи, крупы. Уже ощущается что это база - вдали от дома, а провизия в плюс идет.
  
  
   Радиограммы с борта корвета "Юпитер" приходят почти каждый день. Мы в штабе внимательно следим за этой экспедицией, постоянно обсуждаем. Увлекательное выходит путешествие, надо бы эти телеграммы отдавать в "новости", зачитывать всем по утрам. Но там есть секретные данные, и телеграммы очень краткие, даже в штабе не все сразу понимают, что происходит, вот и обсуждаем. А простым людям и половины не понять, без знания ситуации.
   Так что сообщения из Атлантики я стал творчески дорабатывать, расписывать, чтобы стало понятнее. Ну и убирать спорные моменты. Не наши корабли напали на кастильскую каравеллу, а неизвестный корабль напал на нашу эскадру, за что и поплатился. Ну и всякие подробности сочинял, из жизни гуанчей. Получился сериал, и люди на Лампедузе так этим увлеклись, что разговоры за завтраком только об этом походе.
   Но это для общего употребления, а фактическая информация приходит неоднозначная. Переговоры с князем прошли хорошо, и Фаддей уловил отличный мотив для Бенеаро - стать князем "всея" Тенерифе. А этого он сможет достичь только при нашей поддержке. И за эту идею он вцепился и тащит вперед.
  
   На острове вода есть, но ее мало. На всех пока хватает, население Тенерифе пока небольшое, не то что в двадцатом веке, но я ожидал большего. Леса оказалось больше, чем я думал. Видимо, испанцы за пять веков хозяйствования заметно их свели. И лес своеобразный, в изобилии растут олива и лавр, например. Апельсины дикие нашлись, а некоторые деревья я и определить не могу, по словесному описанию. Но строевого леса мало, избы строить можно, а корабли - вряд ли.
   Самым большим неприятным сюрпризом оказалось отсутствие полноценных бухт. Да даже якорь можно бросит далеко не везде, остров типично вулканического происхождения. Отвесный скалистый берег и сразу большая глубина. Той стоянки, где встал "Юпитер" пока хватает, но берег там голый и бесполезный. На южной стороне острова есть места лучше, но надо начать объединение княжеств, так что пока подождем. Заявки от Фаддея копятся, заказы на завод уже передал. Надо готовить транспорт на Тенерифе, но пока еще не решили кого посылать.
  
   Заявки на материальные ценности - это моя рутина. От каждого консула города, от каждого капитана корабля идут заявки на снабжение. Если с кораблями относительно просто - количество экипажа известно, сколько кто стрелял - штаб знает. По износу техники у нас уже нормы вырабатываются. Так что заявки от капитанов обрабатывает небольшая служба из двух человек. Обсчитывают по формальным нормам, а я только проверяю и утверждаю.
   С консулами городов сложнее. Города все разные, разные формы хозяйствования. Можно сказать - разный социальный строй. Да еще консулы чудят. Одни составляют заявки нормально, по потребностям и с небольшим запасом. С ними, в основном, обсуждаем расчеты новых проектов. А другие пишут заявки с двух-трех кратной "лихвой". Вот откуда они знают советский принцип снабженцев - "проси больше, дадут половину". Приходится все пересчитывать, проверять. Уже начал таких наказывать черными баллами, помогает нестабильно - "я же не ради себя!", говорят они.
   Вот сейчас из Воронежа заявки пошли. "Задняя бабка токарного станка". И где такую взять? У нас почти все станки разные, надо делать заново, нужны точные размеры. И как они ее сломать умудрились? Запросил Воронеж.
   Ответили - "пропала, куда-то подевалась". Как так? Начали разбираться. Хорошо, консул и комендант друг другу не подчиняются. Еще могу радисту дать прямой приказ, у нас есть специальный шифр для "радистов при исполнении". А то иногда не понятно, чьи слова он передает.
   Пришлось даже вызвать к "микрофону" главного мастера воронежского механического цеха. Тот сначала стеснялся, отвечал односложно. Я дал приказ радисту, чтобы в помещении радиостанции остались только радист и мастер. И пошел длинный и эмоциональный рассказ мастера.
   Кошмар. Почти все станки не работают. Кое-что сломали, но в основном пропадают мелкие детали станков, вот начали пропадать и крупные. Работает единственный локомобиль, от которого сейчас запитан передатчик. На двух других прохудились котлы, надо варить. Мы специально в городах держим по два локомобиля, ведь каждый еще и сварочный агрегат. Чтобы можно было заварить одним, неисправность на другом, как сейчас. А тут три, и работает только один. "Сварочные электроды пропали", нет ни одного. Пробовали варить проволокой, получается плохо, давление не держит.
   Мастер говорит, что заявку на электроды давно давали. Я пролистал папку - есть заявка. Но уже после того, как ушел последний пароход. Так что эти заявки даже толком не обрабатывали.
   Ну тут понятно. Понятно, что такая железка, даже по весу, стоит столько, что крестьянская семья в Московском княжестве может жить на эти деньги несколько месяцев, а то и год. Понять их можно. Но! Но я же для них и стараюсь! Чтобы они же жили хоть немного лучше! Чтобы их дети не помирали по весне от голода!
   В бессильной обиде я постучался головой о столешницу. Радист посмотрел на меня удивленно. Я сделал строгое лицо и стал внимательно рассматривать какую-то бумажку.
   И ведь прямо сейчас ничего не сделаешь. Дон скован льдом, и до ледохода более двух месяцев. Вертолёт мне! Ладно, согласен на самолет.
   Посидел еще, успокоился. Вызвал безопасника, объяснил задачу. Наладить в Воронеже, в цеху, режим безопасности. Не так, как на секретном объекте, но чтобы железки не пропадали. И знать когда кто был. Объяснить им по радио. Да, долго. Но надо. Федору и коменданту вкатить черных баллов, за халатность.
   А сам пойду, пройдусь по острову. Не могу сейчас с Воронежем разговаривать. Что-то неправильно. Не пойму. Надо думать.
  
   На производстве сейчас заняты все сварщики, и даже не хватает - давно такого не было. Это строят плавучий завод и еще не закончили новый сторожевик - "Орф". Даже пришлось вмешиваться, направить сварщиков варить трубопроводы на сторожевике. Работа муторная, и требует высокой квалификации, не меньше третьего разряда. Другие рабочие жаловались, график нарушается, потому как отделку, покраску и монтаж многих систем можно вести только после завершения сварочных работ.
   А на строительстве плавзавода хватает работы всяким сварщикам, проваривать негерметичный швы уже прихваченных конструкций может и перворазрядник. Но все рабочие и мастера хотят принять участие в постройке, а уж проект обсуждает вся Лампедуза.
   Когда я решил увеличить водоизмещение плавзавода до двух с половиной тысяч тонн, вылезла проблема увеличения нагрузки на набор судна. Из-за большой ширины, даже обычный поперечный набор не проходил по расчетам. К тому же вопрос - где будут располагаться эти тысячи тонн? И тут до меня дошло - нужно двойное дно! И все стало сходиться. Днищевые шпангоуты превратились в развитые флоры - решетчатые фермы, жесткость и прочность выросли, а металлоемкость даже уменьшилась. Второе дно получается ровным, а ведь это пол, на котором будет располагаться оборудование, работать люди.
   По нормативу расстояние между днищем и вторым дном должно быть не менее восьмисот миллиметров, чтобы твиндек был проходным для обслуживания. Я назначил девятьсот, и нормально встали кильсоны, и центральный и боковые. Они сплошные, и днищевой твиндек поделился на продольные отсеки. Но этого недостаточно - часть флор сделали сплошными, между днищами у нас будут танки для воды, пресной и балластной. И это очень повышает живучесть корабля. Чаще всего пробивается днище на мелководье или о скалы, а там у нас множество герметичных отсеков. Поперёк разделили на одиннадцать пар отсеков. Парные отсеки между центральным и боковыми кильсонами - танки для воды. Еще есть отсеки между боковыми кильсонами и скулой, перегибом между днищем и бортом. Там меньше метра, но это по периметру всего корабля, самое уязвимое место. Эти отсеки держим сухими, также как и парные отсеки в форпике и ахтерпике - система живучести корабля.
   Но даже девять пар отсеков для воды - это много, там по двадцать-двадцать пять тонн в каждом. Пара отсеков в носу и пара в корме под балласт, для выравнивания дифферента. Парочка в центре под пресную воду. В других можно хранить что нибудь тяжелое и компактное. Прокат туда не засунешь, тесно и люки небольшие. А вот чугунные слитки можно, и если их на время затопит - не страшно. Или свинцовые слитки.
   Двойное дно - это очень хорошо для живучести корабля, но этого недостаточно. Трюм также делим водонепроницаемыми переборками, но уже не так часто, это производственные помещения, и они не должны быть тесными. Для борьбы за живучесть важна работающая машина, она приводит и механическую помпу для откачки воды, и дает электроэнергию для электрических насосов. Поэтому тут два комплекта "машинное отделение-котельная". Конечно, разделённые герметичными переборками, благо ширина позволяет, и даже еще место остается. И котел тут даже важнее. Без котла машина работать не может, но котел без машины может выкачивать воду за борт, с помощью паровых эжекторов.
   Трюм металлический со всех сторон, тут будут производства, использующие открытый огонь или высокие температуры. Этажом выше будет механический цех и другие пожаробезопасные производства. Там только палуба стальная, а стены и потолок - деревянные.
   Сразу же монтируем на место два дейдвуда с валами и винтами, чтобы потом не возиться в холодной воде. Какие ставить винты - долго думали и обсуждали. Если делать по аналогии с фрегатом и корветами, то винты и машины должны быть очень большими для трех тысяч тонн водоизмещения. Но наш плавзавод будет ходить редко, и делать большие машины, которые будут простаивать месяцами - не практично. Да что там машины - это сколько же котлов надо будет установить! Ведь во время штатной работы его как завода нам такие мощности не нужны. Большинство станков имеют привод в один-три киловатта, редко больше. Самый большой генератор для электролиза меньше десяти киловатт. Так что решили немного закатать губу на счет мощности машин.
   Стал пересчитывать. Длина у корабля большая, семьдесят метров, ходкость приличная. Даже первая ступень Фруда выходит узлов на семь. Вот на это и будем ориентироваться. Но не так все просто. При таких низких числах Фруда основной расход мощности уже будет не на образование поперечной волны, а на трение корпуса судна о воду. А это много от чего зависит, и в первую очередь от качества поверхности корпуса. О чем и объявил корабелам.
   Сам листовой прокат очень гладкий, но сварные швы иногда довольно сильно выделяются над поверхностью. Чтобы это уменьшить, надо уже на этапе установки шпангоутов и стрингеров повысить точность, чтобы между листами не было ступенек. Обязательна разделка кромок, так как лист довольно толстый, четырнадцать миллиметров. Сварщик должен не только полностью заполнить шов без раковин и непроваров, но еще в конце провести шлифование дугой. Это такой режим, когда увеличивают и длину дуги и размер пятна нагрева. Ванна расплава получается мелкая и широкая, металл наплавляется тонким слоем, выступы оплавляются, поверхность шва выравнивается.
   После этого шов еще шлифуют механически. У нас даже есть ручные электрические шлифовальные машины, но абразивные диски производят в небольших количествах. У них малый ресурс, быстро осыпаются, и делают их на карболитовой связке, которая сейчас в дефиците. Так что машинку с абразивным диском используем только для сложных случаев. А плоский шов неплохо шлифуется природным абразивным бруском, по-простому - подходящим камнем. Не так быстро, зато дешево, и не нужна высокая квалификация рабочего. Крупные огрехи сварщиков срубают зубилом.
  
   Но по паровым машинам вопрос еще не решили, мастера говорят - "уж для себя мы сделаем машины какие надо". А ведь действительно, это же завод, которые эти машины и будет делать. Можно даже на ходу сделать новую машину и поставить ее в работу. Но как ее туда затащить? По частям придется - герметичные переборки там кругом. Хотя механический цех сверху, всего лишь надо спустить на "этаж". Отличная идея - под потолком второго твиндека, механического цеха, пустим заводскую кран-балку. А в палубе над машинными отделениями сделаем люки. И машину можно будет опустить прямо на фундамент. Да и просто для работы цеха, эта кран-балка очень нужна, как я сразу не догадался. Правда, в середине судна не получится, там дымовая труба из котельных поднимается, даже две. Тогда цех с крупными станками надо в кормовой части располагать, над машинным отделением. А в носовой части будут мелкие станки и другие производства. Но даже так - очень неплохо.
  
   Иду я по острову, и учуял новый запах. Воняет чем-то. На окраине мужики варят что-то вонючее. Подошел ближе, мастер мне на встречу, и сразу объясняет.
   - Карболита у нас мало. Есть пока еще, но идет весь на провода и детали для радио. Фанеру не делаем, экономим. В Воронеже начали делать фомальдегид, но привезут только весной. А я смотрю - рыбьих костей у нас горы, решили, вот, костный клей сварить. Это уже вторая партия варится, хороший получается, надо только долго варить.
   Но фанера плохо получается. Клей же горячим надо наносить, и на такую площадь тонко нанести не выходит. Получается, что в этой фанере клея столько же, сколько и дерева. Да и водостойкость не очень, лодку не сделать.
  
   Я посмотрел на образец - да, толстые слои клея, да еще неровные. С карболитом проще, он жидкий, пока не нагреешь. Надо другую технологию нанесения клея придумывать. И такая фанера дорогая выйдет, хоть и сырье бросовое. Пропорции клея и шпона почти один к одному выходит. Шпон толще делать, что ли. А если ...
   Наши описывали, как гуанчи на абордаж брали корабли. И отметили, что щиты все побросали, которыми от стрел защищались, перед тем как на чужую палубу прыгать. Щиты тяжелые, из дубовых досок, фанеры у нас для них не было. Потери у них, в том числе и поэтому были. Нужны еще щиты, меньше и легче.
  
   - Смотри, а если клеить из тонких дощечек, всего три слоя, средний поперек. Щиты нужны легкие.
   - Из каких тонких? Из дранки? Крепко выйдет, но толсто - три слоя.
   - У нас же рейсмус есть, можно сделать дранку много тоньше. Только попробуй из дерева твердых пород, там по ним из луков и арбалетов стреляют. Но копий у врагов нет, сильных ударов не будет. А мушкет все одно пробьет.
   У нас же после постройки "Нерея" полно обрезков - там и дуб, и бук, и граб. Все сухое, первый сорт. И можно даже узкие рейки, все одно в пакет склеится.
   - Это можно. На рейсмусе половина в стружку уйдет. Так это и так отходы, почти. Размеры щитов какие?
   - Это у военных спроси, я им сейчас скажу, чтобы размер и форму отработали. Даже два размера надо. Для абордажа совсем небольшие, кулачные. А для пехоты побольше.
   И клей варить - я тебе рабочего выделю. Много клея надо будет.
   - Сделаем.
  
  
   Зашел в столовую обедать, и тут новый запах. Не, не воняет, но чем-то пахнет новым, не пойму. Повариха заметила, что я принюхиваюсь, и объяснила.
   - Наконец-то репу нам привезли. В Воронеже купили осенью вместе с житом. В Мавролако долго на складе лежала, пока от них добились, чтобы выслали. И вот она - родненькая. Но ты, Командор, верно, пареную репу не любишь. Ни разу за нее не спросил. Так мы тебе ее на масле пожарили, как картошку. Отведай, касатик, не побрезгуй, вкусно.
   Попробовал - и вправду неплохо. На жареную картошку похоже, но не такая крахмалистая. И довольно сильный привкус не то редьки, не то горчицы. "Ни разу не спросил про репу" - русский боярин называется. "Никогда Штирлиц так не был близок к провалу". Ведь репа сейчас на Руси как бы не второй продукт после ржи, а я и сам не ел, и для своих не покупал. Хорошо приказчики сами догадались, сделаю вид что так и должно быть. Не заниматься же мне всякими мелочами. А я больше ничего не забыл? Капусту и огурцы квашенные в бочках давно нам привозят. Каши ячменную и гороховую во всю едим, овсяной кисель иногда. И он действительно кисловатый и почти не сладкий - слегка забродивший отвар овса, крахмалистый такой.
  
  
   На Тенерифе войско гуанчей Анаго уже стало походить на настоящую армию. Ходят строем, выполняют команды, причем на русском. Перестраиваются и слаженно атакуют, точнее - изображают атаку. Двести двадцать копейщиков, еще копья были у первых абордажников, четыре десятка с саблями и мечами, восемь стрелков с дробовиками.
   На поле около деревни, где войско тренируется, собирается народ, посмотреть на такое зрелище. Сначала были местные, анаго, а теперь из других княжеств приходят - всем интересно. Менсеям-соседям тоже интересно, но лица у них озадаченные. Слишком быстрые изменения происходят на острове. Торговля за стальные ножи перетряхнула экономику острова, теперь каждый владелец крупного стада захотел такой нож. Причем цена ножа "в баранах" растет тем выше, чем это дальше от княжества Анаго. Но это не мы, это местные осваивают рыночную экономику, точнее - новую "валюту".
   Еще некоторые прознали про стальные топоры и наконечники копий. Сами менсеи пришли с желанием выменять такие нужные железки. Но Бенеаро отказывает - топоров мало, самим нужны, а наконечники - "все для фронта". На работу двуручных пил чужие только смотрят, про покупку даже не заикаются.
   А потом еще узнали, что нож можно заработать - просто поработав месяц на переноски бревен и дров. Желающих набежало много, пришлось количество рабочих мест ограничить. Сейчас по лесу сухие деревья выбираем. На месте пилят на части, и относят на берег. Уже на берегу рубят на дрова. Вот как раз носить обрезки бревен - работа тяжелая, но не требует умений, да и инструмент доверять не надо. На эту работу и нанимают чужих.
   Еще на острове традиции своеобразные. Княжества тут маленькие, от полутора до трех тысяч населения. И все они, один народ, по сути. Еще по традиции, молодые девушки замуж уходят обязательно в другое княжество. Так что особого патриотизма по отношению именно к своему княжеству люди не испытывают, и нередко переходят в другое княжество не только девушки, но и парни. Менсеи с этим пытются бороться, требуя "выкуп" за уход мужчины в другое княжество. Но размер "выкупа" не превышает двух-трех голов мелкого рогатого скота.
   Понятно, что среди молодёжи сразу появилось много желающих стать анаго. Мужчины с женой и детьми тут не переходят. Но даже так - это только начало, еще не все знают, еще многие захотят. Но Бенеаро и тут сообразил, объявил, что всех подряд они не берут, и он сам лично будет смотреть - стоит ли такого парня брать к себе. И куда - в войско или в рабочие.
   И войско уже готово растерзать любой кастильский корабль на части, но как назло, за все время на горизонте не появлялось ни одного корабля. Хотя агент из Барселоны докладывал, что в этом районе должно быть как минимум шесть кастильских кораблей. И войско, которое не воюет, это уже и не совсем войско, срочно нужен враг. Надо искать самим.
   Поспрашивали Марселя и Диего - где их держали кастильцы после захвата в плен. Получается что на острове Лансароте, самый первый остров со стороны Европы. Но мы мимо него как-то проскочили. Тот остров, где стоял "San Pedro", второй - Фуэртевентура. У нас карты не очень подробные - где там бухты - не понятно. Спросили у Командора, тот говорит что стоянка должна быть на восточном побережье острова. Но предупредил, что остров голый и пустынный, воды на нем нет. Странно, гуанчи говорят другое. Может это другой остров? Решили разведать сначала, корвету триста километров - не крюк. Заодно испытать ход на дровах, которыми завалили весь берег.
   Дрова на берегу, но на корабль их переправить непросто. Корвет с трудом встал на якорь метрах в двухстах от берега. Ближе нельзя, а дальше якорная цепь не достает, резко уходит глубина. Но даже на это месте долго стоять нельзя, бухты нет, и волна приличная, может сорвать с якоря.
   Сделали большой плот, но его никакими веслами не сдвинешь, да и нет весел толком. Гуанчи сплели длинную веревку из каких-то лиан. Получилась прочная, но толстая и корявая. На шлюпке отвезли конец на корвет, и кабестаном притянули плот к борту. Даже лестницу сделали, чтобы на борт с грузом подниматься. Обратно к берегу плот притягивали толпой гуанчей, но это проще, чем веслами. Теперь дровами завалена вся палуба.
   На дровах мощность котлов упала, но если топить все котлы, то хватает почти на крейсерский ход. Дым из трубы идет, но меньше и почти белый. Издалека такой дым не заметен, он более похож на облако, не то что черный дым от угля. "Юпитер" ушел на разведку.
   К Лансароте корвет подходил осторожно, перейдя на дрова, чтобы не дымить. Издалека, в подзорную трубу, увидели мачты у южного берега. Два корабля со спущенными парусами. Вот их надо срочно брать. Еще раз обошли вокруг острова, но ничего примечательного не заметили. И остров зеленый, а не пустынный, как говорил Командор. Но это точно Лансароте, и по месту и по размерам. Может он про другой остров говорил?
   На Тенерифе стали готовить операцию. У нас уже обе каравеллы в строю, но на второй рулевое управление не переделали еще. Управляется хуже, но пока пойдет. Зато гафели уже стоят.
   Но на каравеллу войдет еще человек сорок, помимо экипажа. А участвовать хотят все. Пусть даже не все четыреста, но у двух с половиной сотен есть новое оружие, вот этих надо в бой. Именно продемонстрировать, что с новым оружием армия эффективна. У остальных копья с каменными и костяными наконечниками, считаем их тренировочными, этих брать с собой не будем. И сколько там на двух кораблях - неизвестно, может и больше сотни быть. Надо иметь численный перевес. И начинать атаку с суши. Так что войска придется везти на корвете.
   Но столько на корвете не разместить, разве что стоя. А ведь туда идти полсуток, и лучше ночью, чтобы днем в бой. Поэтому солдатам надо обеспечить возможность сна. Лежа на палубе помещается более сотни, уже лучше. Но каравеллам идти около двух суток, ветер почти встречный. Значит надо брать их на буксир, чтобы не ждать. Но капитана сказал что взять на буксир можно только одну каравеллу, с двумя в океане не справится. Прикинули - часть будет лежать, часть - стоять и сидеть. Поместимся.
   Вышли вечером. Погода ясная, дождя быть не должно. А то гуанчи на палубе промокнут и замерзнут. И так спят, закутавшись в шкуры. Пошли рассчитанным средним ходом, и на рассвете были в виду острова. Прошли проливом между Лансароте и Фуэртевентурой и дальше вдоль берега уже на дровах. Вот мыс, еще в прошлый раз приметили. Перед ним надо десант высаживать, до цели километров десять. От туда нас точно не видно, если не дымить. Десант высаживался долго, шлюпок мало, а гуанчи плавать почти не умеют. Да и далеко до берега. Каравелла "Caballo" отцепилась и пошла на восток галсами, чтобы быстро подойти к цели с попутным ветром. На ней тридцать абордажников с тремя дробовиками, все остальные, с пятью дробовиками, пойдут сушей. У каждого стрелка по шесть патронов, почти. Было пятьдесят гильз, но в соответствии с армейской традицией, две гильзы они смяли и две потеряли.
   Марсель пошел с пехотой. Теперь его жизнью уже можно рисковать, а военная слава ему нужна. Надеемся, что он не полезет в самое пекло.
   Между двумя группами нет связи, плохо. Но решили, что пехота ударит немного раньше, их много. И большинство кастильцев должны быть сейчас на суше. Задача каравеллы - нанести удар в спину, и не дать уйти кораблям. "Юпитер" ждет тут, страхует.
   - Может ближе подойдем? Ничего не видно.
   - Нельзя. Во-первых - спугнем. И во-вторых - нас не должны видеть.
   - Уже должны дойти, а "Кобылы" еще нет.
   - Надо с ними связаться.
   - Ответили. Говорят, что подходят. Во-он тот парус, должно быть они.
   - Похоже, что пехота уже напала.
   - Да, надо ближе, вдруг помощь морякам понадобится.
   Корвет прошел немного вдоль берега.
   - Что-то все равно не видно.
   - Вижу! Там верхушка паруса появилась. Еще один мыс загораживает, потому и не видно.
   - Мористее надо.
   - Это они паруса поднимают, а "Кобыла" еще не дошла.
   - Перехватят, успеют. Близко уже.
   - Точно! Тот корабль от берега отошел, а наши прямо на них.
   - Картечью дали!
   - Встречным курсом даже проще, у них пушки только назад могут, а наши еще и вбок.
   - Все, сцепились, абордаж.
   - Второй корабль тоже паруса поднял!
   - Да что же там пехота, мышей не ловит!
   - А ведь уйдут, "Кобыла" занята.
   - И нас они видели, слишком близко мы подошли. Все из-за этого мыса.
   - За ними надо.
   - Машинное, полный вперед!
   Корвет еще только разогнался, а второй корабль уже ушел довольно далеко.
   - Куда они идут? Им же домой на север надо.
   - Настолько против ветра они не могут. Потом галс сменят. Но ничего, скоро догоним.
   - Они так могут до Африки дойти, тут уже недалеко.
   - Соскочат на берег, и ищи ветра в поле.
   - В пустыне.
   - Тем более.
   - И что делать? Абордажников у нас нет. Самим лезть туда нельзя. Жахнут картечью - будут потери. Командор нас всех потом в матросы разжалует.
   - А матросов в кого?
   - Хочешь узнать?
   - А что я!
   - Так, тихо. Топить будем. Боевая тревога.
   И все задвигались, даже как-то с облегчением. Задача понятная, а решение принял капитан, как и должно быть.
   - Сближаемся параллельными курсами. Дальномерный пост! Как будет семьсот метров - скажешь.
   - Главным калибром?
   - Зачем! Ты видел, какой у каравеллы борт? Шестьдесят пять миллиметров возьмет их запросто, незачем большие снаряды тратить.
   - Есть семьсот метров!
   - Носовое орудие вспомогательного калибра! Огонь по готовности!
   Попал в цель только четвертый снаряд.
   - Точно попал?
   - Всплеска не было!
   - Да точно! В трубу видно, вон на борту пятнышко появилось.
   - Мала пробоина. Я же говорил - главным калибром надо.
   - Может ближе?
   - Не надо ближе, опять ядро словим. Высоко попали, вода не заливает.
   - Он уже пристрелялся. Давай еще.
   Выстрел.
   - Попал!
   - И что? Так же идут.
   - Не, кренит его. На нас кренит.
   - Ага, и курс изменился.
   - Рулевой! Чуть правее отойдем. Посмотрим, что с ним будет.
   - Крен у него, точно!
   - Тонет. Все.
   - Уходим.
  
   "Юпитер" повернул к берегу , и тут еще сообщение от "Caballo". "Давайте к нам быстрее, нас уносит на юг. А если расцепимся - трофей потеряем". Пришлось их догонять, но тут недалеко. Завели канат на трофей и пошли к берегу, наша каравелла пошла своим ходом.
   На берегу гуанчи праздновали победу. А как увидели трофей на буксире у корвета - заорали еще громче. "Caballo" встала на якорь, там где стояли до этого два корабля, а корвет не стал подходить близко, с каравеллы передали что видят мели. "Юпитер" встал против волны, подрабатывая машиной, с трофеем на канате.
   Рядом с берегом небольшой остров, а прямо напротив него - бухта. Но судя по цвету воды, бухта совсем мелкая, да и кастильцы там корабли не ставили. Ручей протекает, и рядом с ним десяток хижин. В одних хижинах жили кастильцы, в других держали рабов, закованных в деревянные колодки. Среди рабов гуанчей не было, похоже, что все с этого острова, язык незнаком, только немного похож на язык гуанчей. Марсель приказал их всех отпустить, те убежали в лес. Двое остались лежать, их убили в запале атаки.
   Нападение на кастильцев прошло неплохо, вот только берег голый, и атакующих заметили рано. И часть кастильцев жило на кораблях. Когда поняли, что нападающих раза в три больше, попытались бежать. Но те кто были на берегу переправится на корабли так и не успели, приняли бой. Гуанчи перебили их быстро, потеряв чуть более десятка, в основном от стрел лучников. Щитов явно не хватает, зато дробовики помогли против лучников. Правда, картечью убило и одного своего, но это из-за нестабильной дисциплины гуанчей. Каждый рвется вперед, за славой.
   Набрали трофеев, но тут такая ситуация. Саблями и мечами гуанчи пользоваться не умеют, берут их неохотно, только что как "железное" оружие. Копье остаётся их любимым оружием ближнего боя. Луками тоже пользоваться не умеют, и, похоже, уже не освоят. Луку обучаться надо долго, с детства, иметь неплохую мелкую моторику пальцев. Но в глазах гуанчей, луки не выдерживают сравнения с дробовиками.
   Стрелки с дробовиками проявили себя в бою неплохо. То что дикари стреляют на ходу из ручного огнестрельного оружия - сильно удивило кастильцев. Вот только стрелки умудрились потерять еще четыре гильзы, хотя ни один из них более трех раз за бой и не выстрелил. Тут тоже надо что-то придумать.
   Еле успели до темноты собраться и погрузиться на корабли. Пролив между островами проходили в наступающих сумерках. Опять пошли с небольшой расчетной скоростью, чтобы за ночь подойти в район Тенерифе.
  
   Победа при Лансароте подтвердила изменившийся статус княжества Анаго на Тенерифе. Самая сильная на острове армия, поддержка могущественного союзника, возросшие финансовые возможности - все указывало на нового лидера.
   Через шесть дней у Бенеаро собрались менсеи всех княжеств. Князь подарил каждому по трофейной сабле. То, что пользоваться ими толком никто не умеет - неважно, зато отличный символ - "большой железный нож".
   Но вопрос объединения Бенеаро не озвучил. Они с Фаддеем над этим думали, и решили - пусть менсеи сами попросятся, все одно, к этому все идет. Время терпит, и так будет надежнее.
   И на собрании присутствовал Марсель. Его допустили вопреки традициям, ведь он уже видный полководец, разгромил ненавистных кастильцев, захватил трофеи и два корабля. Ну и послушали про сражение из первых уст. Еще позвали стрелка с дробовиком, привели козу - действие картечи на реальные объекты на всех производит яркое впечатление. Вот так менсеям все показали и рассказали, а что делать - думайте сами.
  
   Новости с Тенерифе приходят хорошие. Небольшую армию Анаро испытали в бою, причем на суше - результат неплохой. Атака у них была несколько суматошной, даже "дружественный огонь" устроили. Но четырехкратный перевес сил многое прощает. Ну ничего, опыта наберутся, еще повоюют. И дело к объединению острова продвигается, а тогда и это войско можно будет значительно увеличить. Вот только такую армию не везде можно применять - в поле против конницы их лучше не ставить, даже со щитами.
   И к потерям среди личного состава они относятся легко. Вот для Марселя потеря солдата от дружественного огня и утрата четырех гильз - события одного масштаба. Потому как солдат у него четыре сотни, а гильз всего пятьдесят. Но я уже отдал на завод заказ на сотню гильз и десяток дробовиков, делаем. И надо им подсказать - пусть сошьют кожаные сумки для боеприпасов, небольшие. Чтобы и стреляные гильзы туда сразу складывать. Да и более четырех-пяти патронов на бой им выдавать не надо, не успевают потратить. Если что - штык есть.
   Но что-то один момент не стыкуется. Говорят, что остров Лансароте довольно зеленый, на нем и деревья и трава растут. Не везде, но на большей части. Воды там мало, несколько ручьев. Потому и местных там совсем мало, и еще кастильцы их переловили. Но вот то что остров зелёный ... Я точно помню: "Лансароте - лунный пейзаж". Там же все в кратерах вулканов и лаве должно быть, после извержения. Так, стоп. А когда было извержение? Записано - в 1730 году. Так извержения вулкана еще не было! Но будет. Надо не забыть - в развитие этого острова не вкладываться.
  
  
  
  
  
Оценка: 7.37*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"