Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Часть четвертая. Глава 46

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.90*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Четвертая часть 100 кг.

   Глава 46.
  
   Приходит тут диакон Нифонт в расстроенных чувствах.
   - Этот твой ... прости господи ... начальник снабжения, заявку у меня не принимает!
   - Нифонт, проходи, садись. Успокойся, рассказывай.
   - Да вот. Что тут рассказывать. Не берет заявку мою. "Букв таких не бывает" - говорит.
   - Ты что, не по-русский заявку написал?
   - По-русский. Почти. Ну там по другому никак.
   - По церковнославянский значит. Так он такой не учил, молод еще. Грамоту у нас только и освоил. А простыми русскими буквами написать, значит, нельзя?
   - Непонятно будет.
   - Как это - непонятно?
   - Не гневайся, Командор. Смотри, мне мир нужен, кончается. А у греков хороший, и недалече тут.
   - Какой мир?
   - Ну для печати дара Духа Святаго. Миропомазания.
   - Это как елей?
   - Елеем мажут при соборовании. А живых крещенных мажут мирой. Хотя греки продают как едино.
   - А ты как написал в заявке?
   - Воот. А как мне писать, если в твоей азбуке одна "иже" из всех ижейных букв осталась. Ну напишу я миру через "иже", и что это будет. Это же вот ... - и Нифонт замахал руками перед собой, будто отгоняя дым к небу.
   - Что - вот?
   - Ну - мир! Покой!
   - А-а-а! Понял.
   - О! А миро через "ижицу" пишется. Ох! Бесовская твоя писанина...
   - С чего это - бесовская? Одно только слово путается, и все.
   - Одно!? А этот "мир"? - диакон кивнул на осьмушку глобуса, занимающую немалый объем в углу просторного помещения штаба.
   - А, ну да, это тоже "мир".
   - Ну тут хоть через "ижеи" пишется, а ее многие знают, она у латинян есть.
   - Это "и" с точкой?
   - Я же говорю - "ижеи". Нифонт посмотрел на меня как на несмышленыша.
   - Да, да, "ижеи", точно. Запамятовал я. Ну три слова только похожих, получается...
   - Не спеши. Есть еще же другой "мир", самый важный для простого человека.
   - Какой другой?
   - Ну мир. В каждой деревне люди. Которые заодно, без извергов и выселок.
   - Община?
   - Ну можно и так сказать. Мир это тоже. И пишется через "инить". Которая с двумя точками - диакон слегка улыбнулся. Объяснил для тупых, значит.
   - Да-а. Четыре слова "мир".
   - А у тебя одно. И не четыре их.
   - Как? Еще один "мир"?
   - Да, еще "мир" - но в этот раз прозвучало как "мйр".
   - А это что?
   - Самый быстрый кусочек времени.
   - Как миг?
   - Миг - это как человек мигает. А мйр - еще мельче. Меньше не бывает.
   "Ну уж, не бывает" - хотел сказать я, но спросил про другое:
   - А тут какая буква?
   - "Ижа" это. Редко ныне встречается - Нифонт нарисовал пальцем на столе фигуру. Будто строчные "а" и "е" спинами сложили.
   Я задумался. Азбука после 1917 года стала проще той кириллицы, понятнее. Но она стала фонетической, а в кириллице было что-то иероглифическое. Даже названия буквиц - "Добро", "Земля" вносили дополнительные смыслы в слова ими написанные. И диакон мне сейчас на пальцах показал утрату этих смыслов. Но кириллица сократилась не сразу, в свое время Петр Первый много букв вычеркнул. Ту же "ижицу", которую потом дважды восстанавливали. Чехарду с "и" и "i" устроил. Так что тут не одни большевики виноваты.
   И что делать? Вернуться в старую кириллицу? А в какую? Их штук пять вариантов выходит, только в восемнадцатом веке - три было. Но ведь у нас уже сколько книг напечатано! Три сборника Пушкина, не считая переиздания "Сказок". Сборник Лермонтова напечатали. Учебников сколько! Типография не останавливается, забирает большую часть производимой нами бумаги. Сейчас набирают четвертый сборник стихов Пушкина.
   Заброски наших книг в княжества начали давать первые скромные результаты. Среди московских бояр появился не то чтобы интерес, скорее мода на книги от "русских греков". Книги красивые, дешевле "латинских". И самое главное, что человек умеющий читать на церковнославянском, может прочитать эти книги и понять написанное. К простым людям книги пока доходят с трудом, сначала должна насытиться верхушка.
   Несколько бояр собрали полную коллекцию наших книг, и хвастают этим. А это уже более десятка, если считать несекретные учебники и переиздания "Сказок". Осенью в Воронеж прискакал купец из Москвы, с мешком серебра и списком - сколько и каких книг ему надо. Часть ему продали из воронежских запасов, а остальное не исполнили. Поздно было, ушел последний пароход. Сейчас-то пошлем туда сколько надо из того заказа, но ведь у нас за зиму еще три книги появилось: учебник геометрии, стихи Лермонтова, и четвертого Пушкина должны скоро закончить. По триста экземпляров каждого - уйма бумаги.
   И это все - отменить? Вернуть? Не, это уже наша новая азбука. Новая литература, новая культура.
   Мое молчание диакон понял по-своему.
   - Это ижейные буквы были, а еще есть буквы юсы.
   - Извини, Нифонт. Пиши в заявке "елей". Я скажу чтобы купили самого лучшего.
  
   Отвлек меня диакон. Я тут над одним донесением думал. Беклемишев и Кокос после Лампедузы отправились в Крым. И там встретились с Менгли Гиреем. О чем они с ним говорили - не известно. Агентурную сеть мы там последние годы не развивали - особой потребности не было. Есть только косвенная информация - говорят, что после общения с Беклемишевым хан был "хорошим", то есть не злым. Значит - новости были хорошие для него. То, что они обсуждали итоги переговоров со мной - это понятно. Но что могло обрадовать Менгли в этих итогах? Неужели они посчитали нашу позицию на переговорах мягкой, слабой? Еремей и Аким тоже об этом говорят. Как бы Гирей не осмелел излишне.
   Мы в Крыму присутствуем в двух местах - Каламита и Порт-Перекоп. Вот крепость на перешейке ему как кость в горле. Пошлю я туда Акима с проверкой, а то за зиму расслабились там наверняка. И частичную ротацию личного состава проведем.
   Как-то неприятно такое поведение Беклемишева. Ну это я сам виноват - расслабился, соотечественником его посчитал. А он так не считает, и это надо учитывать впредь. Ну вот как помогать России, и при этом не забывать, что они совсем не союзники. Тяжело.
   Сижу, думаю, смотрю в окно. Суета какая-то на берегу: люди ходят, всюду заглядывают. Даже в штаб зашли.
   - Командор, ты тут пацанов не видел?
   - Каких?
   - Да троих найти не могут. Утром-то занятий не было, отменили. На обеде их не было, и на трудовые уроки тоже не пришли.
   - Большие пацаны?
   - Двоим по десять, одному одиннадцать.
   - Они дружат меж собой?
   - Ну да, лучшие друзья. Мы думали что кур ловить пошли, но, вроде, этой дурью уже никто не мается.
   С курами у нас такая история. Мы их пустили в свободный выпас: с острова не убегут, хищников тут нет. Они приспособились при отливе на пляже всякую мелочь морскую клевать. Ну мы еще их подкармливаем, и просто зерном, и лампы вечером вывешиваем. На эти лампы насекомые слетаются и падают - куры их наперебой подбирают, на лету даже хватают. Корма много выходит, зерном можно даже не кормить. Но мы специально даем немного вкусняшек, чтобы они сюда возвращались из дальних походов вдоль берега. Для несушек домиков наделали. Кур стало много, и яиц тоже соответственно. Выходит где-то по два яйца в неделю на каждого, а тем кто на усиленном питание - по пять штук в неделю выдают.
   Но некоторая часть кур, в основном петухов, перестали домой возвращаться. Ходят на дальних пляжах, подножного корма им хватает. А может быть, просто вернуться не могут - ума не хватает дорогу найти. Еще куры в темноте не ходят, где их ночь застала там и засыпают.
   Мы одно время даже рейды устраивали: бригады пацанов ловили этих петухов и тащили корзинами на "наш" берег. Птица особо не сопротивляется. Часть петухов сразу в суп, чтобы больше не бегали. Но некоторые петухи одичали - убегают, в руки не даются. Да еще вглубь острова уходят. Тут дорог нет, земля каменистая - ходить тяжело. Местами такие завалы из камней - ноги можно переломать. Не набегаешься за такими беглецами. Собрали большую часть птицы - и ладно. Остальные будут местной фауной. Основное куриное стадо стали немного пасти - к вечеру выгоняли с дальних пляжей ближе к дому.
   Так пацаны придумали ходить на охоту за этими петухами. Чаек охотить у них не модно: чайка - птица не вкусная, рыбой воняет. У нас считается что чайку едят только одичалые бродяги с голодухи. Так тут еще романтика - забраться вглубь острова, где мы почти не бываем.
   На складе у нас довольно много луков валяется, и татарских и османских. Многие пацаны умеют немного из них стрелять. Мы луку специально не учим, этому надо учиться с детства и много. Зачем время тратить, если у нас огнестрел есть. Так, немного только, в целях общего развития. Луки ослабленные, стрелы легкие - охотничий вариант, не для войны.
   Но на такую охоту пацанам можно ходить только по разрешению. Во-первых, чтобы порядок был. А во-вторых - они и так довольно сильно загружены. До обеда занятия в школе, после обеда работают - в соответствии с возрастом, когда по хозяйству, когда профессии осваивают.
   Но вскоре количество одичавших петухов поубавилось. Чтобы встретить хотя бы одного, надо было бродить часами. Охота на них потеряла смысл и пацаны переключились на другие приключения.
   Вот тут-то я и сразу сообразил. Ведь почему отменили занятия утром? Всем островом провожали корвет "Зевс" и балкер "Кронос" на Канарские острова. Вон - их дымы еще видны
   - Радист! Свяжись с "Зевсом" и "Кроносом". Пусть досмотрят свои корабли на предмет посторонних.
   Не прошло и двадцати минут - сообщение. На балкере нашли пацанов, среди куч угля устроили себе укрытие. Послали "Цербера" забрать их, чтобы "Кроносу" не возвращаться. А то только что торжественно проводили, и возвращайся. Нехорошо.
   Через пару часов заходят - четверо! В угольной пыли, чумазые. И сопровождающий протягивает мне револьвер - "вот, нашли у них".
   - Чей?
   - Мой! Ой, ну это ... У бати ... э-э-э ... взял.
   - Без спросу значит. А отец у тебя кто? Мастер? Пятый разряд? - это я легко просчитал, личное оружие у нас положено с восьмого гражданского класса, что соответствует мастеру пятого разряда.
   - Инструментальщик пятого разряда! - гордо ответил пацан. О, так я его знаю. Очень нужный мастер, да еще и работает сейчас с утра до ночи. На инструмент у нас идет сталь У8, легированных сталей нет. Изнашивается такой инструмент быстро, инструментальщики еле успевают завод обеспечивать.
   - Так это тебя не посчитали? Родители и не знают еще, что ты сбежал? Батя-то на заводе до вечера, а мать что?
   - Мамка с сестренкой, народилась та недавно.
   - А ты значит утек? И куда вы все подались?
   - Туда! На Тенерифу! - загалдели пацаны.
   - Будем воевать! Гуанчей из рабства освобождать!
   - "Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать". Понятно. Но как вы там воевать собрались?
   - Мы же стрелять все умеем!
   - Стрелять из одного револьвера будете? А у гуанчей самих ружей не хватает, дадут вам копья. Копья у них тяжеленные - вам точно не управиться.
   - Мы сильные!
   - Ну допустим. Хотя с виду и не скажешь. Но копейному бою вас не обучали, так что как воины вы - пшик. А наши там в другом помогают гуанчам. Те плохо с кораблями и пушками управляются, вот наши их обучают, помогают. И от этой помощи толку много больше, чем от таких копейщиков, как вы.
   Пацаны задумались. А вот мне что делать с мастером инструментальщиком? Наказывать его за то что сын стащил револьвер - нельзя, потому что сейфов для хранения оружия в домах у нас не предусмотрено. Я эту норму с револьверами вводил, чтобы самые передовые и лояльные граждане повышали общественную безопасность в городе своим вооруженным присутствием. Но на Лампедузе в этом надобность почти пропала. Чужих тут нет совершенно, а тому же мастеру идти от квартиры в плавучем доме до завода - метров двести, по пляжу. "Выгуливать" револьвер негде, на работе его носить - мешает, увесистая железяка. Вот и лежат револьверы под матрасами. Но не отбирать же назад.
   - Слушай, парень. Вот взял ты у отца револьвер без спросу. А ведь он думает, что у него этот револьвер есть, рассчитывает на него. Вдруг сейчас что случится - враги нападут. Батя твой побежит за револьвером - хвать, а там пусто. Каково ему будет?
   Пацан сопит, покраснел - молчит.
   - Вот так - не обучены вы еще. С кораблями и пушками управляться не умеете. Даже последствия своих действий на шаг вперед продумать не можете. Так что слушайте приказ Командора - вернуться на места обучения и проживания. Прилежно обучаться всем наукам и умениям. Понятно?
   - Понятно!
   - Кругом! Шагом марш!
   Фуу, еще и воспитателем тут приходится быть. Надо им в школьной программе больше походов сделать. С оружием походы, все равно их стрелять с восьми лет учат. Вот как раз наши самые первые однозарядки под револьверный патрон сюда хорошо подходят. И надо чтобы воспитанием детей и подростков кто специально занимался. Потому как у них учителя - почти такие же подростки, чуть старше. А нужен "дядька", каких ставили и царевичам и княжичам. Надо таких из старых солдат поискать, из тех кто был воинами еще до службы у нас. Есть у меня парочка на примете, надо с ними поговорить.
  
   Ну вот, отправили еще два корабля на войну. Хотя, война - слишком громко сказано. Операция по уничтожению военного флота Кастилии и Арагона. Еще надо такое же провернуть с Португалией, укрепить базу на Канарах, и большую часть задачи по изоляции Америки от Европы можно считать сделанной. Без этих островов добраться европейцам до Америки очень сложно, таковы особенности ветров в Атлантике. И заодно обрезаем португальцам путь в Индию вокруг Африки, нельзя чтобы они тут шастали.
   И от этого выигрывает Венеция. Которая в скором будущем станет одним из лидеров капиталистического развития, про это я уже рассуждал. И Россия станет отставать еще больше. Капитализма тут еще нет, но он возникнет уже очень скоро. В ответ на ухудшение условий жизни возникает потребность в более эффективном промышленном производстве, да и не в промышленном тоже. Ухудшение условий вызвано, в основном, двумя процессами.
   Первый - это малый ледниковый период, который через сто с небольшим лет устроит катастрофу в России - "хлад и глад", после чего настанет смутное время. В центральной Европе похолодание ощущается тоже - значительные территории стали зоной "рискованного земледелия". Систематические неурожаи. Преимущественно это германские и австрийские земли. Франция ближе к Гольфстриму, а в южной Европе тепла хватает.
   Второй процесс - инфляция цен, вызванная ввозом золота и серебра Испанией из Нового Света. Причем, преимущественно, серебра. Золото, конечно, драгоценный металл, но серебро - синоним денег сейчас. Если бы ввозили только золото, оно бы просто подешевело относительно серебра. А так - произошла инфляция. За весь шестнадцатый век цены выросли в шесть раз. Казалось бы немного - в шесть раз за сто лет, мы видели инфляцию гораздо более быструю. Веймарская Германия или Россия в начале девяностых. Но то инфляция бумажных денег, а тут цены растут в серебре и золоте. Подрыв устоев! Это как если бы курс доллара упал раза в два за короткое время относительно других валют.
   Вот эти два негативных процесса тяжело сказались на жителях центральной Европы. Хотя в германских землях разрабатывались месторождения каменного угля и железной руды. Можно было бы развивать промышленность и торговать с производителями продовольствия. Но развитию промышленности были препятствия. Основных препятствий - тоже два.
   Для нового производства нужен стартовый капитал. Просто так взаймы мало кто дает, охотно дают под процент, в рост. Но ссудный процент - это грех. Не только в христианстве но и в других религиях. Это частично обходили, давая "не своим". Но это сложно и вызывало другие проблемы.
   Второй проблемой было цеховое производство. Это была не только форма организации производства. Это еще был отраслевой регулятор - жесткий и эффективный. Цеховое руководство решало - сколько будет мастеров в этой отрасли. Сколько товаров они произведут и по какой цене. Ну еще решало вопросы качества, сырья и др. Но самое главное было не допустить конкуренции и перепроизводства, и, как следствие, снижения цен и доходов. Этакий местный госплан.
   Цеха поддерживались церковью. Они устойчиво платили десятину и создавали стабильность. Можно было бы сказать что цеха поддерживались и государством, но для этого нужны стратегия и институт государства. А в голове у монарха этого зачастую не хватало. Вдруг война - нужны деньги. И забирает налогов сколько сможет. Но вот церковь - системный институт, один из сильнейших этой эпохи.
   Церковь вполне осознанно поддерживало цеховую систему. Ведь что произошло позже? Появилось много вне цеховых производств. У какого-нибудь производителя возникает небольшое технологическое преимущество - он может производить немного дешевле. Производит больше и разоряет соседа-конкурента. Рабочие у соседа без работы, голодают на улице и согласны работать за меньшую плату. Через несколько таких итераций оплата труда снижается до минимального уровня воспроизводства рабочей силы. Прям по Марксу.
   Что имеем в результате? Товар стал дешевле, качественней и его стало больше. Но это не обязательно. Но вот рабочие точно стали получать меньше денег, а другие остались без работы и умерли с голоду. Удачливый предприниматель стал богаче. Неоднозначный результат. Дикий капитализм. О чем-то таком церковь помнила из прошлого, и боролась за сохранение цехов.
   Но явный систематический голод в германских землях создал мощный общественный запрос на устранение этих препятствий. Церковь с цеховиками противятся созданию новых предприятий. Церковь запрещает кредит. А еще католические монастыри накопили несметные богатства на десятине и индульгенциях - пойдет на стартовый капитал. Но совсем без церкви тоже нельзя, и в 1517 году появляется Мартин Лютер, тезисы и Реформация. Либерализм в христианстве, который со временем станет либерализмом общественным и к двадцать первому веку примет уродливые формы вседозволенности.
   Так что венецианская элита сбежала на север Европы и создала Голландию не только под давлением врагов-соседей: Османской империи и Испании. Причин было много. Они уже сейчас поняли, что концепт города-государства - путь тупиковый. Конкуренции с "нормальными" государствами не выдерживает - просто не хватает ресурсов. И места для экспансии рядом нет, и борьба за острова Средиземноморья идет с переменным успехом. Давление католической церкви в целом и попытки очередного понтифика вмешиваться во все создает ненужные проблемы.
   Еще и внутренние проблемы Венеции, происходящие по причине слишком сильной государственной системы, как ни парадоксально. Та же цеховая система поддерживалась не только церковью, но и государством и населением - стабильность. Государственное регулирование было обширным и разнообразным, особенно в торговле и производстве. Государство и общество оказалось слишком консервативным для экономических элит Венеции.
   И тут в некоторых регионах появляется новая версия христианства, которая особо не мешает жить и работать. Где ссудный процент не грех, а быть богатым - не грех совсем, даже как-то богоугодно. Они увидели взрывной, относительно средневекового застоя, рост экономической активности, расширение промышленного производства. И нашли почти "ничью" землю на северном побережье Европы. Там, правда, болота сплошные, но им же не тюльпаны сажать. Если заниматься морскими перевозками, создавать морскую империю - и такая земля сгодится. Тем более, местами есть хороший корабельный лес, который на юге почти извели.
   И эти элиты со своими немалыми деньгами свалили в новый капитализм. С деньгами в капитализм - это как масло в огонь. Или - "супермен пришел в супермаркет". Захватили с собой некоторое количество специалистов - носителей знаний и квалификаций. Новая Голландия развивалась быстро, старая Венеция довольно быстро сдулась. Хотя "снаружи" эти происходящие процессы были практически не видны.
  
   Так что притормаживать мне надо не только Венецию. Надо задержать появление капитализма, насколько это возможно. Какие происходящие изменения на это влияют?
   Планируемое "неоткрытие" Америки. Не будет галеонов с золотом и серебром. Не будет инфляции цен, стабильность европейской экономики повысится. Возможно, будет некоторая недомонетизация экономики, но не критичная. А не такая как в России двадцать первого века - около сорока процентов. Тогда как у США и Китая монетизация экономики порядка двухсот процентов. У Америки еще растет очень быстро. И много - плохо, и мало - плохо. Нет, чтобы сделать уровень монетизации как надо, экономика - наука точная, иногда.
   Так вот - не будет инфляции, возможно, и германское население перетопчется и не будет требовать радикальных перемен, Мартин Лютер не решится рискнуть. Тут плюс к плану. Но малый ледниковый период никуда не делся, так что нужно будет мониторить.
   Перекроем Португалии путь в обход Африки. Монополия Венеции на трафик пряностей продлится больше. У них будет меньше стимулов к миграции. Тоже плюс к плану, но не сильно большой.
   А вот само мое появление тут? Появление Таврии - странного, необычного, почти магического но мелкого государства? Наши корабли и наше оружие демонстрируют что технический прогресс может зайти очень далеко. Это и пугает и притягивает. Пугает - и католические страны сильнее сплачиваются. Тут еще наша римская акция. Демонстрация достижений - и им хочется прогресса самим. Тут и плюсы и минусы.
   Еще мы сами создаем конкуренцию венецианским морским перевозкам - тут тоже минус к плану. Трудно во всем этом уже разобраться, видно только что я привнес изрядную долю хаоса в ткань истории. И точно просчитать последствия этих изменений уже невозможно. И учитывать влияние косвенных факторов довольно бессмысленно. Если что - придётся действовать непосредственно.
  
   Тенерифе.
  
   В кают-компании корвета "Юпитер" собрались четыре капитана кораблей и Фаддей - посланник Командора на Тенерифе. Четыре капитана - потому что хоть "Caballo" и "San Pedro" и приписаны к флоту Тенерифе, но капитаны на каравеллах наши. Да и не только капитаны, больше половины экипажей - наши матросы и офицеры. Гуанчи пока что освоились только с самыми простыми должностями, но обучение продолжаем.
   Собрались мы по важному поводу, обсудить сообщение от Командора. Сообщение большое - радисты его принимали два дня, потому как связь не очень устойчивая, бывает что по несколько часов не удается связаться. Но зато связь на коротких волнах напрямую, без промежуточных станций.
   Командор пишет нам, что эти большие акулы совсем не акулы. Киты они. И даже не рыбы это. Молокопитающиеся, как телята. ЧуднО. Коровы, а выглядят как громадные рыбы. И кормятся эти киты совсем мелкой мелочью, сквозь зубы цедят морскую воду. Еще водоросли едят иногда. Потому и не клюют на крупную наживку, не понимают ее. Сказано - коровы.
   И поэтому бить их надо гарпуном, это такая острога крепкая - ну это понятно. Острога должна быть большой и тяжелой, и надо ею из пушки стрелять, вместо снаряда. Поэтому на совещание я еще позвал своего главного оружейника и корабельного кузнеца. У нас на каждом паровом корабле такой есть, и кузница тоже. Но кузнец еще и электросваркой может работать, потому как в машинном отделении каждого корабля есть сварочный генератор - очень нужная вещь. На корветах и фрегате по два сварочных аппарата штатно. Я даже не представляю, как можно в море без сварки выходить - вдруг что сломается. Так что кузнец чаще сваркой работает, чем молот в руки берет.
   Кузнецу задача несложная, сделать наконечник для гарпуна-остроги. Наконечник должен быть с большими зазубринами и проушиной для фала. Конструкцию гарпуна нам Командор словами описал, вроде понятно. Чертеж был бы лучше, или хотя бы просто рисунок, но и так сможем. А Командор как-то говорил, что когда-нибудь появятся рации, которые смогут рисунки передавать. Ну это вряд ли. Ну как можно услышать рисунок?
   Ладно, кузнецу нарисовали чертеж наконечника. Немного поспорили про размеры и количество зазубрин - остановились на четырех штуках. Как будет готов первый гарпун - оружейник начнет подбирать под него навеску пороха в 65-мм гильзе. Заодно начнем тренироваться.
   Жаль, только, что на охоту за китом пойдет "Меркурий", а так хотелось поймать рыбу-кита. Но я даже не пытался предложить корвет для этой роли, хотя я тут самый старший по званию. За корвет легко можно схлопотать "нерациональное использование ресурсов" - износ и расход топлива у авизо много дешевле.
  
   Кузнец и оружейник быстро справились с заданием. Сделали четыре гарпуна, подобрали навеску пороха. Пристреляли - в кита должны попадать уверенно, он большой. Но прицепили к гарпуну фал, и все началось заново. Фал портит всю баллистику полёта гарпуна, сильно уводит вниз и в ту сторону, где лежит бухта. Сделали специальный держатель для фала под пушкой. Стало уводить однообразно, но дальность почти не улучшилась. После тридцати метров гарпун начинает поворачивать боком, из-за фала. Получается, что надо стрелять почти вплотную, но там у пушек мертвая зона.
   Еще в Дунайскую войну мы поняли, что одна из главных опасностей для наших кораблей - многочисленная атака лодок. Поэтому пушки вспомогательного калибра стали устанавливать на кораблях так, чтобы они могли стрелять по целям, которые подошли очень близко к борту. Сделать станок, чтобы он допускал такие углы несложно, главное ограничение тут соотношение высоты установки орудия и ширины корабля. У "Меркурия" эта мертвая зона пятнадцать-двадцать метров, "окно" попадания в кита получается совсем небольшим. На корветах вспомогательный калибр установлен вторым ярусом, и борт стрельбе по лодкам уже так не мешает. И хотя сама пушка установлена выше, но только и корпус корвета шире тоже, мертвая зона там немаленькая.
   Но наводчик с "Меркурия" твердо заявил, что он сможет попасть в кита, ведь корабль можно будет не спеша подводить к добыче на нужное расстояние. А чтобы кит резво не убегал, Командор сказал сначала подстрелить его в голову учебным снарядом, если будет мало - добавить фугасным. У нас есть выстрелы, снаряженные чугунной болванкой, формой и весом точно как фугасная граната. Они называются учебными, но мы их используем для выверки прицелов на малых дальностях, чтобы мишень в щепки не разлеталась. Вот такой болванкой легко попасть киту в голову, голова у него на половину тела.
   Так что на кита точно идет "Меркурий", они даже леерное ограждение около орудия по левому борту сняли, чтобы не мешало. Капитаны каравелл изводятся - стрельнуть по киту им не разрешаем, а китов они видят почти каждый день, специально сейчас в тот район ходят. Но они хоть будут участниками той охоты-рыбалки, а "Юпитер" на охране острова остаётся. Я поеду на "Меркурии" пассажиром, на корвете старпом останется. Хоть так поучаствую.
  
   На рыбалку вышли как только стало светать, две каравеллы и железный авизо пошли в район, где часто видят китов. Капитаны каравелл предлагали идти строем фронта, так будет легче заметить китов. Но капитан "Меркурия" сказал, что ему идти с такой низкой скоростью не рационально. Ему тут час ходу, даже на крейсерской скорости, не на максимальной. А парусникам часа три идти, если ветер нормальный.
   Вот уже пошли "китовые" места, но пока не видно никого. Половина экипажа в сигнальщиков превратилась - шарим глазами по волнам, но китов не видно. Ход сбавили, чтобы внимательно смотреть. Уже парусники нас нагоняют. Вдруг сигнальщик с марса кричит:
   - "Педро" передает: увидел кита.
   Все обернулись - с парусника фонарь морзянкой мигает. И каравелла стала курс менять - прилично влево взяла.
   - Туда надо. За ним. Лево руля!
   "Меркурий" заложил циркуляцию, и довольно быстро приблизился к каравелле. И тут все увидели - буквально в сотне метрах из моря вверх брызнула струя воды. Это кит так плюется, у него на темени ноздря. Такие уродцы они. В нос им вода попадает, и они ее вверх выплевывают. Командор это называет "фонтан". А уже когда стало понятно куда смотреть, стали замечать огромную темную спину, иногда выступающую из воды.
   - Рулевой! Видишь? Приближайся левым бортом. Орудие - приготовиться!
   - Чем заряжать-то? Гарпуном или болванкой?
   - Давай болванкой его долбанем! А то убежит - ищи его потом.
   Орудие зарядили, и из башни выглянул наводчик.
   - Эй, вы там у борта! Отойдите дальше в стороны. Сейчас как пальну - вас за борт сдует.
   Капитан корабля тоже вмешался, и разогнал часть матросов по местам. А то у левого борта столпились почти все, кто был на корабле. Грохнула пушка, все вздрогнули от неожиданности.
   - Попал! Попал! Я видел! - закричал кто-то из матросов.
   Наводчик вышел из башни, и скромно так:
   - А что тут попадать. Полсотни метров тут.
   - Смотрите! Кит остановился!
   - Да, а мы мимо проскакиваем, хотя и ход небольшой.
   - Не-не, не сбавляй! Даже прибавить надо. Надо развернуться и вернуться к нему. И вот тогда гарпуном его.
   Корабль опять ушел в циркуляцию. Многие потеряли кита из виду, но глазастый сигнальщик сверху видел хорошо и показывал рукой направление на кита, для наглядности.
   По мере приближения к цели сбавили ход, и капитан замучил рулевого командами. Надо было пройти от кита строго на определенном расстоянии. Слишком близко - и кит попадет в мертвую зону орудия, слишком далеко - гарпун начнет кувыркаться.
   Проходим как надо, корабль почти останавливается. Чтобы и попасть легче было, и потом кита плавно начать тянуть. Выстрел. И на левом борту закричали - из кита победно торчал гарпун.
   - Молодец!
   - Вот так!
   Фал быстро разматывался, и матросы побежали крепить его на корме. Машина немного прибавила обороты, фал натянулся, и гарпун вырвало из туши кита. Вдоль борта пронесся вздох разочарования.
   - Ну кто ж так тянет! Надо же потихоньку!
   - Да и так потихоньку! Куда же еще! Это кит такой тяжелый, тыщу пудов весит, поди. Вот и вырывает.
   - Давай еще!
   - Надо опять круг делать.
   - Давай, давай!
   Пока "Меркурий" разворачивался, зарядили пушку и уложили фал.
   - Давай сейчас попробуем почти встать у кита. Чтобы тянуть потихоньку.
   Теперь капитан мучал командами не только рулевого, но и машинное отделение. Два раза включали реверс, и вот теперь корабль медленно дрейфует около цели, которая никак не хочет становиться добычей. Выстрел - гарпун торчит. Капитан сам спустился к леерам, подергал за фал.
   - Держит.
   - Ну и что. Там тысяча пудов.
   - Давай помалу.
   "Меркурий" двинулся совсем плавно, фал натянулся, но гарпун устоял.
   - Пошел, пошел, пошел ...
   - Получается!
   Но радость длилась недолго, очередная волна качнула то ли корабль, то ли кита и гарпун выскочил из туши.
   - Не, это не дело. Не держит гарпун.
   - Может гарпун молотом в кита забить? Я могу прям залезть на него со шлюпки.
   - Не, гарпун неправильный. Четыре больших обратных зуба. Когда гарпун втыкается, они сильно разрывают кожу. И из-за них гарпун глубоко не входит, вот только за кожу и держится. А она и так рваная. А под кожей у него сало сплошное, Командор говорит. Вот до мяса может и не дошло, держаться больше не за что.
   - Давайте петлю на хвост накинем. Хвост-то не должен оторваться.
   - Дело!
   - Давайте!
   Спустили шлюпку, но сразу петлю накинуть не получилось - хвост был где-то в глубине. На канат повесили груз и провели под китом - так нащупали хвост. Тоже не быстро, пришлось кораблю маневрировать туда-сюда, шлюпка одна. Канат провели и затянули петлю на хвосте. Все, теперь никуда не денется. Тут еще акулий плавник появился. Капитан дал команду пулеметчику, и тот короткой очередью прогнал акулу. Некогда акул нам ловить, у нас серьезная добыча сегодня.
   Вот так, за хвост, кита и притащили к острову. Сразу пошли к новому месту стоянки, там большие галечные пляжи. Китовый канат отвезли шлюпкой на берег, где собралось уже более сотни людей. Тут у нас стройка идет: лес валят, причалы строят, две избы уже стоят. То есть две клети - печи тут не ставим. Да даже на клеть это не тянет, бревно тонкое, как жердь. Балаган, а не изба это.
   Работают тут гуанчи, но разные. Часть приехали с нами из Бенеаро, они уже умелые: и копать и пилить умеют. А местных, из княжества Адехе, надо всему учить - даже рубить стальным топором они толком не умеют, топоры у них каменные раньше были. Теперь одни гуанчи других учат, такой прогресс у нас.
   Канат привезли, все навалились, но полностью вытащить кита на берег не получилось. Тяжелый он очень, так и застрял на мелководье, почти у берега. Можно дождаться прилива, и протащить дальше, тогда в отлив он почти выйдет из воды. Но терпежа нет, и решили разделывать сразу - вода не холодная. Некоторые уже залезли киту на спину - прыгают там.
   Кожа оказалась не такой толстой, как ожидали, хотя и толще акульей. Но вот под кожей был такой толстый слой жира, что, казалось, мяса мы и не увидим. Это не корова, это свинья какая-то. Не мудрено, что наши гарпуны до мяса даже и не доходили. Надо делать наконечник длиннее, и с одним зацепом. И пушку надо ставить на самый нос, или близко к борту. Чтобы стрелять нормально, а не маневрировать бесконечно. Это хорошо, кита сразу болванкой убили. А то бы точно ушел от нас.
   Тяжело ножами разделывать: кожа плотная, а рукоять сразу пропиталась кровью и жиром - даже двумя руками трудно удержать. Принесли топоры - стало легче, но топор кромсает, и ровный квадрат кожи с жиром вырезать неудобно. Гуанчи попробовали резать своими копьями, вроде удобно с длинным древком, но наконечник сбоку заточен плохо, да и коротковат. Даже мотыжкой пробовали, но она поперек рубит - совсем неудобно.
   Кузнец "Меркурия" посмотрел на это, сказал "я ща!", и убежал к себе. У нас среди трофеев иногда встречаются сломанные сабли и мечи. Ремонтировать их смысла мало, вот и лежат эти обломки в загашниках кузнецов в ожидании лучшей доли. Кузнец выбрал длинный обломок узкого меча, вроде бы венецианского. Приварил два кольца, чтобы на древко насадить. В этой стали углерода много, сваривается плохо. Но наши кузнецы - опытные сварщики, другие на корабли не попадают. Приварил и еще сразу электродом место сварки хорошо прогрел. И сразу в опилки засунул, чтобы железка остывала медленно, не закалилась и не потрескалась. Опилки сразу задымили, но кузнец прижал их куском парусины, и без воздуха они не загорелись.
   Достал клинок, почистил шлак - хорошо приварилось, будет держаться. Около колец сталь отпустилась, но остальная часть даже сильно не нагрелась - все такая же твердая, тут мокрая тряпка помогла. Чем хороша электросварка - нагревает быстро и в одной точке, можно не греть всю деталь. И не повторять термообработку заново.
   Поправил заточку, насадил на древко. Получилось копье с длинным и тонким лезвием. Воевать таким не стоит - быстро сломается, а вот резать толстую тушу - в самый раз.
   Вот теперь дело пошло веселее. Один с таким инструментом быстро нарезал полосы. Еще несколько человек ножами отделяли полосы кожи с толстым слоем жира. Вторым заходом по тому же месту уже нарезали полосы жира и мяса. Мясо у кита темное, но видно, что это не рыба и даже не тунец.
   Пошли места с тонким слоем жира, всего с ладонь. Там полосы получались тройные - кожа, жир, мясо. Ближе к хвосту жира стало еще меньше, но зато слой мяса стал невероятным. Вырезали просто кубики мяса в полпуда весом. Ни кости, ни жира - сплошное мясо. Можно такой кубик хоть в три пуда вырезать, только носить тяжело.
   А носить приходилось на берег, там на крупных листьях местного лопуха росла гора мяса и жира. Гуанчи бегали с мясом по мелководью, высоко задирая ноги. Все перемазанные в крови, но радостные - никогда такой большой добычи не видели.
   Нашли, куда попали первым выстрелом - болванкой. В самую середку, точно позади мозгов. Вот где нам повезло, иначе удрал бы от нас кит, с таким гарпунами.
   Все, вот он - наш кит. Нашли, убили, притащили, разделали - все получилось. Ну почти. Теперь надо отведать, что мы добыли. Матросы захватили несколько кусков, и мы отправились к себе на "Юпитер". Напомнил только всем, что Командор запрещает есть внутренности кита, особенно печень. Говорит, что ядовитые. Но ничего, нам хотя бы это мясо съесть, тут несколько сот пудов.
   Кок нажарил китовьева мяса - я специально сказал готовить много, чтобы каждый наелся сколько хотел. Рыбный дух есть, но чувствуется, что это мясо, а не рыба. Мясо грубое, с крупными волокнами, но вкусно, хоть и непривычно. Но всяко вкуснее акулы, вся команда ела и нахваливала. А те матросы, что были со мной на этой рыбалке-охоте рассказывали по пятому разу как мы сегодня с китом управились.
   А на следующий день кок что придумал - взял постный кусок, без жира, и пожарил на бараньем жиру. Так и не скажешь, что это морской зверь, совсем нет рыбного вкуса. Будто мясо вола ешь, который соху всю жизнь таскал. Кок говорит, что будет мягче, если мясо варить. Но тогда рыбный дух будет сильнее. Но команда ответила - готовь по-всякому, а то мяса стало мало, и рыба надоедает.
   Так на ужин он опять придумал - пожарил картошку и рыбу на китовом жиру. Рыбный запах стоял на весь корабль, но непонятно - запах рыбы это, или запах кита. Скорее, все вместе. Но все ели с аппетитом, жареная картошка сейчас в редкость - масла мало: оливковое надо покупать за серебро, льняное все уходит на краску, подсолнечное появилось в этом году, но его тоже было мало. А жареную картошку у нас любят, и ради нее готовы терпеть такой запах. Хотя там же рыба - а чем она еще должна пахнуть.
   Еще и сама картошка у нас почти кончилась. Тепло и влажно тут, и даже в трюме картошка быстро растет и портится. Погреба на берегу пробовали копать, но там тоже тепло. Предлагали даже сходить на вершину горы за снегом, но это потом. С Лампедузы к нам вышли "Юпитер" и "Кронос", привезут свежей картошки, хоть немного. На Родосе наши крестьяне выращивают. Но через два месяца ждем урожай и на Тенерифе, картошка взошла хорошо, растет. Надеемся.
   Мясу испортиться не дали, на следующий день "Меркурий" объехал остров, и в каждое княжество завезли по сотне пудов мяса и жира бесплатно, на пробу. В княжество Адехе побольше, а все остальное - Бенеаро, ему армию кормить. Съели кита. Скелет с внутренностями стоял по колено в воде, так то что было под водой - исчезло через несколько дней, голые кости остались. Перевернули скелет, и вскоре он весь стал белым, а некоторые кости отвалились.
   Мясо развезли, и пригласили князей собраться. Фаддей выступил перед ними. Начал с того, что овец и коз на острове стало меньше. Князья согласились: говорят, что скот стал дороже, и большинство их подданных стали есть мясо заметно реже.
   - Вот эту беду мы попытаемся решить. Будем ловить китов и мясо продавать всем. Но не дорого - в три раза дешевле баранины. Совсем бесплатно, как позавчера, мы отдавать не можем, сами понимаете.
   Собравшиеся загудели, обсуждая. С одной стороны многие надеялись на дальнейшую бесплатную раздачу китов, но при этом понимали, что так не бывает. Но обсудили и решили, что это - справедливо.
   - Когда следующий кит будет? - перевел вопрос Диего. Он тут в центре этой суеты с китовым мясом. Диего уже считается крупной фигурой в торговле между княжествами, а тут еще и кит.
   - Несколько китов недалеко от острова точно есть. Сейчас люди этого мяса поели, вот через неделю опять попробуем за китом сходить.
   Князья еще поболтали и разошлись довольные. Киты - это хорошо, а то люди стали ворчать, что пришлые их объедают - почти всех овец съели. Ну то что почти всех - преувеличение, конечно. Но недовольство оправданно, в какой-то мере.
   Вот только этим планом сбыться было не суждено. Уже на следующий день пришло сообщение из штаба, что Кастилия послала большой флот на Канарские острова. Из порта Санта-Мария вышли девятнадцать кораблей, каравелл и каракк. В том числе две каракки нового типа, только что построенные. Одна из них флагман - "Санта Анна".
   - Ну вот, наконец-то настоящее дело - капитан "Юпитера" еще раз перечитал вслух телеграмму и протянул ее капитану "Меркурия", чтобы тот прочитал ее самолично.
   - Ну мы-то давно готовы. Сейчас еще "Зевс" подойдет, и тогда...
   Капитан "Меркурия" вдруг замолк на полуслове и уставился на своего коллегу.
   - "Зевс" и "Кронос"! Василий, они же как раз ... там сейчас! Они встретят кастильский флот, и те узнают! Надо срочно в штаб сообщить!
   - Радист! Срочно связь!
   Но офицер Центра специальной связи успокоил их, сказал, что в штабе знают про эту "коллизию", как говорит Командор. Сейчас пытаются установить связь с агентом в Кастилии, чтобы уточнить время выхода эскадры. Но тот экономит батарею, и следующий сеанс связи у него только завтра. И то, он будет только слушать, будем ли мы его вызывать.
   - Эх, вот так. Батарею экономим, а ведь от этого такое может случиться! Надо больше батарей!
   - Ага, больше. А ты знаешь, сколько в батарее серебра? Громадные деньги каждая стоит! Дорогое это дело.
   Несколько часов прошли в тревожном ожидании. И тут пришла телеграмма из штаба. На связь вышел "Зевс". Сообщает, что они уже прошли марокканский Рабат, никого не встретили, двигаются штатно.
   - Фу-у-у! Значит успели проскочить! Теперь-то парусникам их точно не догнать.
   - Да какое там! Я думаю, у нас будет несколько дней после прихода наших. Пошли готовиться.
  
   Ну к войне-то мы готовы, хоть сейчас в бой. Готовимся к прибытию еще двух наших кораблей. Бухта, где мы теперь базируемся, хоть и довольно открытая, но ветер в нее еще ни разу не задувал. А в остальном там все хорошо, галечно-песчаный пляж, дно ровное, без крупных камней. Бухта около километра шириной, и на полкилометра углубляется в сушу. И в любом месте можно спокойно кидать якорь. Если осадка позволяет. Глубины для корветов начинаются в двух сотнях метров от берега, "Меркурий" может и ближе подойти. Около мысов, что ограничивают бухту с боков, ситуация лучше, особенно у левого. Там есть небольшая скала, которая обрывается сразу в море, на глубину в семь метров. Сейчас из этой скалы делаем корабельный причал, похоже что на всем острове это единственное место, где такое возможно.
   Ставим вертикально бревна, они образуют причальную стенку. Но бревно просто так не поставишь на дно, поэтому сначала уложили на дно короткие бревна, направленные от берега в море, и пригрузили их камнями. К этим бревнам скобами прибили другие - поперек и горизонтально. Но так, чтобы они образовали ровную линию, даже плоскость. А вот уже к этим поперечинам крепили вертикальные бревна, будто это частокол. Пространство между этим подводным частоколом и скалой закидали камнями. На все это ушла уйма железных скоб, прямо жалко, ведь сгниет это все. И железо и дерево сгниет, но Командор сказал - стройте! И еще нам послал скоб и другого железа, "Кронос" везет. Говорит, что нам тут нужен хотя бы один нормальный причал.
   Скоб нам хватило чтобы построить восемь метров причала. Чтобы разгружать тот же "Кронос" этого пока хватит, но вот надежно пришвартовать корабль сюда не получиться, короткий причал слишком. Повернет корабль волной, и все вырвет. Нужны точки швартовки гораздо дальше друг от друга.
   Даже якорь тут не кинуть. Для этого корабль должен двигаться, чтобы якорь "лег", а тут причал мешает. Можно шлюпкой якорь отвести, но вблизи причала это все одно опасно. Да и очень тяжелый у корвета якорь, не шлюпка нужна, а понтон или плот большой. Вообщем, нужен постоянный якорь, даже два.
   Командор говорил, что стационарный якорь хорошо из бетона делать, но мы пока бетон не производим. Бетон - это как раствор известковый, только каменеет очень быстро, и воды не боится. Но вот когда мы "Педро" захватили, видел я кастильский якорь. Тонкое веретено и тонкие лапы, кованые. Но на веретено кастильцы надели старый жернов, и сразу якорь тяжелее стал. А ведь у гуанчей мельницы есть, ручные. И жернова к ним они делают - по камню гуанчи большие мастера. И старых жерновов у них есть, да вот только мелкие те жернова - для корабля целая гроздь нужна.
   Но можно сделать и большой. Нам же не нужно каменное колесо. Нам нужен камень с дыркой. Гуанчи обещали просверлить дырку в камне. Но этот камень ведь еще надо на место на плоту отвести. Вот с камня мы и начали.
   Нужен был камень побольше, чтобы большой корабль смог удержать, а ведь под водой камни тоже легче становятся, хоть и не плавают. Но при этом не слишком тяжелый, чтобы мы толпой его смогли на плот затащить, и плот при этом не утонул. Выбрали на берегу подходящий, но не круглый, а немного плоский, чтобы сверлить меньше. Покрутили его - пойдет, справимся. Объяснили гуанчам.
   Три немолодых камнереза сверлили камень больше недели. Похоже, что они и по ночам его сверлили. Работы на острове у них стало меньше, все кругом хотят стальные ножи, вот они охотно и взялись за такой ряд. Причем сверлили они без железа, деревянным лучковым сверлом. Точнее, у них был нож, но они им только дерево строгали, к камню не прикасались.
   Просверлили нам камень. Собрали мы толпу своих рабочих, закатили камень на плот. Плот подогнали к борту "Меркурия". В дырку в камне вставили толстый прут с кольцом, с обратной стороны приварили перекладину. От кольца идет кусок якорной цепи для корвета, пришлось пожертвовать. Но тут немного, всего двенадцать метров, стационарному якорю много не нужно, он сам держит.
   Можно было бы просто канат в эту дырку пропустить, и железо сберечь, и цепь. Но делаем все так серьезно, потому что место для этого якоря дальше от берега, и глубина там около девяти метров. Не всякий ныряльщик донырнет. Да и ляжет камень плоскостью, как в ту дырку канат продевать, когда тот изотрется. Так что пришлось опять железо в море топить.
   Камень с цепью готов. Теперь его надо сбросить в нужном месте. Но вдруг камень в воде кувыркнется, и цепью вниз ляжет? Такое нельзя допустить.
   На другом конце цепи - сухое бревно, оно пока буем работать будет. Но длина цепи немного больше глубины, и на погружение камня буй влиять не будет. Связали часть цепи около бревна куском фала, так чтобы бревно ушло под воду метра на три. Вот теперь можно.
   Доплыли на плоту в нужное место, сначала скинули бревно, а потом и камень спихнули. Спихнули с большим трудом: на плот много людей не встанет, опоры хорошей нет. Жердями и ломами камень поддевали - чуть плот не развалили.
   Камень бульк - и бревно с собой утянул. Один матрос наш хорошо ныряет, но и для него девять метров - многовато. Но на три метра нырнул легко, и отпустил узел на цепи. Бревно всплыло - стационарный якорь готов. Ныряльщик еще раз нырнул, говорит, что кольцо видно - нормально камень лег.
   Со вторым местом для якоря проще, там около пяти метров глубины. До прихода наших кораблей мы не успевали просверлить второй камень, так что просто собрали старые жернова, и нанизали их с плота на канат, как ожерелье. Да и нет пока цепи лишней, боцман насмерть стоит - не дает больше цепь "Юпитера" резать. А вот как "Кронос" новую цепь привезет, боцман начнет рассуждать, что для мертвого якоря лучше отдать старую цепь, все одно она под водой поржавеет. А для корабля новая цепь нужнее.
   Все, теперь у нас есть два муринга и тумбы на самом причале. Для пробы пришвартовали "Юпитер". Нормально каменные якоря держат, ничего не двигается. Наконец-то мы используем сходни! Забытое ощущение, когда можно по сходням сойти с борта корабля сразу на берег.
   Конечно, кранцы сильно трет об бревна. И от волны трет, и от прилива-отлива. Но простоять несколько дней для погрузки можно. Вот только разгружать тут пока неудобно - на скалу по сходням сходить хорошо, а вот со скалы на землю приходиться слазить. Строительство тут пока идет, выкладываем из камней тут площадку из камней около скалы и плавный спуск.
   Более полусотни гуанчей таскают и укладывают камни. Самые большие камни несут на носилках без дна, только с перекладинами. Большие камни подпирают камнями поменьше, получается толстая стена. А вот уже между этой стеной и скалой засыпают мелкими камнями - галькой, и трамбуют бревнышком. Галька тут прям рядом, далеко носить не надо. Потом еще сухим песком это все просыпают, получается очень плотно, почти как скала. Не забываем в нужных местах бревна в камни закладывать, чтобы потом к ним частокол крепить. Будем причальную стенку влево и вправо продолжать, когда скобы привезут.
   Прибыли корвет "Зевс" и транспорт "Кронос". Нормально добрались, без потерь. Штормило их после Гибралтара, но умеренно - даже носом к волне становиться не пришлось. В пути, в Атлантике, не встретился ни один корабль.
   Прибыли под вечер, и просто встали на якорь в нашей новой бухте. А на утро почти торжественно пришвартовали "Кронос" к нашему новому причалу. Потому как почти все грузы на нем, на "Зевсе" только боеприпасы. Прибытие грузов из столицы - долгожданный праздник. Даже традиция уже сложилась, капитан прибывшего корабля зачитывает список привезенного, а встречающие слушают и осматривают груз. Ну тот груз, что можно озвучивать, про снаряды тут не скажут.
   Встречающее начальство тут такое: Фаддей, князь Бенеаро и князь Адехе еще. Остальные князья тут даже не совсем официально, но Адехе уже перешел в самую высшую местную элиту, ведь эту бухту и землю у него арендуем. Хотя статусом он до Бенеаро не дотягивает, у того самая сильная на острове армия, и он наш официальный союзник.
   Сначала выступил Фаддей. Кроме приветственной речи он сказал, что монеты-тугрики привезли, и задолженность по зарплате будет выплачена сегодня. А то монеток не хватало, и две недели рабочие на строительстве причала работали под запись. Ножи-валюта есть, но на целый нож многие еще не наработали.
   После капитан начал зачитывать список, а матросы выносили ящики. Сначала пошли товары для скобяной лавки. В этот раз привезли достаточно мотыжек, они стали очень популярны у гуанчей-крестьян. Ну и остальной инструмент встречали радостными криками. Потом пошли грузы для строительства, в основном, металл: гвозди, скобы, кровельное железо, прокат разный.
   Капитан сделал паузу, дал сигнал, и матросы на палубе "Кроноса" сдернули парусину с какого-то большого ящика. Это локомобиль с набором навесного оборудования. Пилорама, сварочный генератор, мельница.
   - Так вот зачем Командор требовал нормальный причал! Да, такое на шлюпке не увезёшь.
   - Ну вот же. Причал я вижу, а вот дальше вниз его как?
   Прораб немного замялся:
   - Вот тут бревна положим, а тут подсыпем камней. Сейчас начнут, и к вечеру насыпят. Пройдет - вниз не вверх. Завтра сможем сгрузить.
   - Одного дня вам не хватило. А кастильцы уже на подходе - капитан "Зевса" поддержал коллегу.
   - Ведь еще уголь выгружать.
   - Так уголь нам на берегу не срочно, он кораблям нужен.
   - Точно.
   - Тогда план такой: к "Кроносу" швартуем вплотную "Юпитер" и перегружаем уголь. Потом швартуем сюда "Меркурий", и грузим углем его. За это время насыпь успеют доделать. Да даже уголь можно не выгружать до конца операции - вдруг он понадобится где-то в другом месте. Все одно "Кроносу" сейчас нельзя возвращаться, пока всех кастильцев не добьем.
   - А мне уголь? - влез Велислав, капитан "Зевса".
   - Да тебе зачем? У тебя еще много, мы тебе дров дадим.
   - Да ну - дрова!
   - Так, капитаны, не спорить! - это уже Фаддей.
   - Корветтенкапитаны! - уточнил Василий.
   - Да ты сухопутный, в дела флота не лезь!
   - Так, стоп! Базар тут у нас, а не флот. Самые старшие по званию вы двое теперь? - Фаддея так просто с толку не собьёшь.
   - Да.
   - И кто главный?
   - Я!
   - Нет, я! Я тут дольше!
   - А что там по уставу?
   - Э-э-э ...
   - Там это. А! Вышестоящий командир должен назначить старшего.
   - Ну вот! Пишем Командору. А то - "сухопутный"! А сами свой устав не помните - вернул шпильку морякам Фаддей.
   Через пару часов пришел ответ.
   "Приказ. Создать Атлантическую эскадру флота Таврии. Командиром эскадры назначить корветтенкапитана Василия, капитана "Юпитера".
   Тут же устроили заседание штаба эскадры в кают-компании "Юпитера". Выяснилось, что первым на бункеровку углем должен встать "Меркурий", потому как ему уже завтра желательно выйти в дозор, навстречу кастильцам. Новоиспечённый командир эскадры еще издал приказ, об обязательном использовании дров кораблями, в целях экономии угля. Уголь использовать только в бою или в случае крайней необходимости. Сто пятьдесят тонн это не так уж и много.
   Капитан "Зевса" доложил про боеприпасы, что он привез с собой.
   - Что-то одну шрапнель и картечь прислали. Гранат совсем мало - подытожил доклад Василий.
   - Да, фугасных мало дали. Тротила производят не много, вот и экономят. Хотя не так уж и мало - на каждый вражеский корабль штук по пять выходит.
   - И почти все голыми снарядами дали. Выстрелы самим собирать придётся.
   - Так, а оборудование оружейников у всех в порядке? Вдруг бой затянется, надо будет выстрелы на ходу переснаряжать.
   - Да ну! На корветах и авизо больше сотни снаряженных выстрелов к вспомогательному калибру. На всю кастильскую эскадру у каждого хватит, хотя бы шрапнелью закидаем. На большом расстоянии шрапнелью и попадать легче.
   - А что там за новая шрапнель трех типов?
   - Для 65-мм совсем перестали делать с регулируемой дистанционной трубкой, только для трехдюймовки делают немного - сложно и не очень надежно. Шрапнель та же самая, только стали делать на три дальности - вот карточка - смотри, тут все расписано. И снаряды стали разными цветами помечать, чтобы не путать. Карточки надо наводчикам раздать.
   - Самая короткая на триста метров срабатывает. Зачем такая? Можно дальней картечью обойтись.
   - Шрапнель лучше. Она мелкая и ее много. Я был на испытаниях, там мишень вот такая, ну со всадника боком где-то. На четыреста-пятьсот метров картечью попадает в мишень одной или двумя пулями. А этой шрапнелью и пять, и десять может прилететь, и даже больше иногда.
   - Ну она мелкая и свинцовая - дерево плохо пробивает поди?
   - Да, толстые доски насквозь не берет. Но вот как раз хорошо палубу от врагов очистить, перед абордажем. И лишних дырок в трофее не будет. Но если надо борт пробить, то лучше дальней чугунной картечью вблизи.
   - Не, даже так картечь не пробьёт.
   - Ну смотря какой борт. Неф венецианский не пробьет, а у каравелл доска тонкая, должна крупная картечь пробить.
   - Сомневаюсь я, вот гранатой борт хорошо разворотит. Хотя можно и картечью добавить - если мелких дырок понаделает, кастильцам будет их веселее затыкать.
   - Так что тактика остаётся прежней: издалека обрабатываем шрапнелью до потери хода. Затем корвет подходит ближе и топит гранатой.
   - Да, получается что надо ближе подходить, чтобы фугасные зазря не тратить. А бронированные у нас только корветы, так что тебе, Василий, гранаты больше всех и нужны.
   - Не, другим тоже надо. Вон, "Меркурий" самостоятельно воевать будет, как ему без гранат. Твой "Зевс" на охране острова будет, тоже гранаты могут понадобиться. Вот каравеллам их много не надо давать, по пять штучек, только на крайний случай. Предлагаю им по двадцать шрапнельных дать - это будет у них основной припас. И десяток картечных, для ближнего боя.
   - Дай хоть двадцать пять шрапнели.
   - Хорошо. Но вы все одно близко не лезьте, и смотрите, чтобы вас не зажали.
   - Ну это понятно.
   - Девятнадцать кораблей у них. Много, все-таки. Разбегутся как мыши - ищи их в океане потом.
   - Вот поэтому главная тактика на начало боя - как можно больше утопить их сразу, пока они не поняли наше превосходство. Не отвлекаемся на абордажи - это потом, в конце. Только флагмана, "Санту Анну", не топить. Шрапнелью по парусам можно, чтобы не ушла. А брать на щит после всего будем.
   - А лодки?
   - Лодки тоже топить сразу, близко не подпускать.
   - Ну тогда все понятно.
   "Меркурий" ушел в дозор на рассвете, и опять началось напряженное ожидание. Но вот через несколько дней долгожданное сообщение: "Вижу паруса на северо-востоке. Отхожу на дровах, без дыма. Жду вас".
   У "Юпитера" ушло около получаса чтобы все проверить и разогреть котлы. Каравеллы вышли немного раньше, но корвет их быстро нагнал. Далее ему пришлось снизить скорость, строй надо соблюдать, серьезные дела пошли.
   "Меркурий" заметил черный дым корвета раньше и дал поправку к курсу. "Вот так вы точно на первые корабли выходите. Мы их обойдем слева, собирать отставших. Может, в тыл выйдем"
   - Вижу парус! - заорал сигнальщик - и еще вон! Три точно вижу.
   - Передайте на каравеллы, чтобы дальше влево-вправо разошлись. Кастильцы не плотно идут, с этими мы сами справимся. Пусть парусники пока не лезут, главное никого не упустить.
   Два первых корабля приближались.
   - Вот и хорошо. Пусть оба орудия поупражняются. Носовое по левой цели, кормовое - по правой. Но надо будет нам для этого довернуть. Дальность?
   - Тысяча четыреста!
   - Еще чуть-чуть. Орудиям приготовиться. По четыре шрапнельных. Не спеша, цельтесь хорошо. Рулевой! Влево шестьдесят градусов!
   Только корвет выровнялся, выстрелило носовое орудие, а через несколько секунд и кормовое. Сейчас им очередность соблюдать не надо, цели разнесены, и облачка разрывов вышибных зарядов не путаются.
   - Так мы их проскочим. Рулевой! Давай вправо потихоньку доворачивай, циркуляцию вокруг них.
   - А не близко? Метров шестьсот уже.
   И тут, как будто подтверждая эти слова старпома, на левом, ближнем корабле вспыхнуло белое облачко пушечного выстрела, и через пару секунд донесся звук. На мостике все непроизвольно присели. Но где ядро упало в воду - непонятно, потому как по кораблю ничего не попало.
   - Даже не долетает, кажется.
   Орудия отстрелялись, и стало видно, что одна вражеская каравелла резко сбавила ход, вторая же продолжала двигаться. Она даже сменила курс, но недостаточно, чтобы угнаться за поворотом корвета.
   - Во! Там парус порвали, сейчас снимают его. Добавьте туда еще шрапнели. А ты рулевой, смотри. Сейчас по циркуляции выйдем с той стороны второй каравеллы. Подруливай с носа к ней.
   Пока на второй каравелле что-то делали с парусами, "Юпитер" завершил круг и прошел в двух сотнях метров перед носом врага. Выстрел - и фугасный снаряд хорошо продырявил борт, недалеко от носа.
   - Хорошо попал!
   - Не, высоковато. Волна не захлестывает даже.
   - Ничего, там щели пошли по корпусу. Должен затонуть. Пошли того добивать.
   - Эх, почему зажигательные не делают. Сейчас бы подожгли его, и все. К минометам же есть зажигалки. Помнишь, как осман поджигали?
   - С минометами трудно. Надо совсем близко подходить. Тогда у осман пушек почти не было. Но зажигательные - да, не помешали бы.
   И тут бахнула пушка на поврежденной каравелле, но опять без каких-либо последствий.
   - Вот. А так был бы у них пожар на борту, они бы нам вслед не стреляли.
   Второй корабль, тот который с порванным парусом, дался немного труднее. Первым фугасом промахнулись, и каравелла смогла повернуться боком и выстрелила из пушки. От гулкого удара по борту поморщился боцмана.
   - Ты чего? Краски жалко?
   - А вдруг погнуло? Выправлять как? Пойду смотреть.
   - Да не, далеко, слабо ударило. Вряд ли погнет.
   Пока маневрировали около второго корабля, третий оказался в пределах досягаемости и получил два шрапнельных. Но скорости не потерял, хотя и отвернул несколько в сторону.
   Корвет отошел немного от второй жертвы, капитан осмотрелся по сторонам и запросил сигнальщиков.
   - Что там видно-то?
   - Первые два дрейфуют, третий удирает.
   - Да это я и сам вижу. Вдалеке что? Следили?
   - Так точно. "Кобыла" одного обстреляла и отошла - воон там. А там еще два паруса видно.
   - Сейчас можно третьего догнать и еще обстрелять, и дальше к тому выйти, который с "Кобылой" воевал - предложил старпом.
   - Давай. Слушай, а мы кого утопили? Не флагмана?
   - Ну вообще-то еще никого. Медленно эти двое тонут. Но я следил, ни "Санты Анны", ни просто "Анны" среди них нет. Да и каравеллы это, каррак тут я еще не видел.
   - Ладно, догоняем того. Машинное! Полный вперед!
   Тактика уничтожения парусников получается неплохая. Сделать циркуляцию вокруг жертвы радиусом метров пятьсот-семьсот, обстреливая шрапнелью. Если ход теряет, то можно смело заходить в нос и гранату в борт, если врагам и удаётся выстрелить, то только один раз. Но ближе двухсот метров не подходим, на таком расстоянии кастильцы в нас попадают очень редко, и энергия у ядра уже не та. Даже вмятины почти не делает в борту, только след на краске.
   Подбили четвертого, пошли к двум дальним. А там "Меркурий" поперек ходит, связались с ним. Оказывается, он их догнал с тыла и обстреливает шрапнелью по очереди. Один из них уже начал тонуть, а вот ко второму авизо опасается приближаться - похожа на каракку. Но старого типа, не новую. "Юпитер" пошел на нового врага.
   - Да, точно другого типа, мачт больше - доложил сигнальщик.
   - Название какое?
   - Так далеко еще, не видно.
   - Капитан, что-то оно бодро идет. Давай сходу шрапнелью добавим - предложил старпом.
   - Давай пару. Скоро уже можно. Командуй.
   Обстреляли и повернули на циркуляцию. Каракка дважды выстрелила в ответ - один раз был близкий недолет.
   - Может не будем ближе подходить? Корвет жалко. Пушек у него по две на борт, и стреляет хорошо.
   - Гранаты потратим.
   - "Юпитер" важнее.
   Тут с марса прокричал сигнальщик:
   - Название с "N" начинается. На "Анну" не похоже.
   - Ну давай попробуем гранатами отсюда.
   Первый выстрел - но никакого эффекта.
   - Чуть выше и между мачт прошло, наверное.
   Второй снаряд разорвался в районе юта. Но на ход каракки это не повлияло.
   - Во! Еще давай!
   Третий снаряд взорвался почти по центру борта.
   - Ну! Чуть ниже надо. Он так не утонет никогда!
   - Да, видно что борт толще, чем у каравеллы.
   - Смотри, смотри!
   Грот-мачта каракки завалилась, корабль резко замедлил ход и немного повернулся.
   - Надо же! Мачту срубили!
   - Не, это только стеньга упала. Эзельгофт шрапнелью порвали, а взрывом - ванты. Но и так неплохо: половина мачты с парусом в воде - это как якорь.
   - Рулевой! Давай, в нос ему заходи. Быстрее, пока не очухались.
   Пока обходили парусник по безопасному кругу кастильцы опять дважды выстрелили, но для их пушек было слишком далеко. Прошли перед их носом в полутора сотнях метров и влепили снаряд над самой ватерлинией.
   - Может, трехдюймовкой надо было? - спросил старпом, глядя на зачехленный ствол главного калибра.
   - Да не, и так потонет. Так, что у нас дальше?
   - Больше не видно никого. Вон только "Педро" со шлюпкой воюет.
   Да и темнеет уже.
   - Запросите "Меркурий".
   Авизо ответил, что тоже никого не наблюдает.
   - Надо же, как они растянулись. Ну что, придется тут ночевать.
   - Надо наши парусники отпустить, им без машин вблизи острова ночью опасно.
   - Да, и с "Меркурием" надо встать так, чтобы и не слишком близко, но и не слишком далеко - чтоб огни видать было. И ратьером будем перемигиваться.
   Еще капитану пришлось писать подробный отчет в штаб, но это приятное дело - хвастать.
   Лишь только рассвело, все кинулись рассматривать даль. И океан, и побережье Тенерифе. Вдруг ночью кто высадился, или выбросился. Но пусто - на поверхности воды ни паруса, ни куска доски от борта. Прождали часа два, наши каравеллы подтянулись.
   - Свяжись с "Меркурием" пусть обойдет Тенерифе с севера на запад, вдруг ночью кто проскочил. Мы же пройдем немного на восток, навстречу. Тут наши парусники пусть покараулят.
   Не прошло и получаса крейсерского хода, как закричал сигнальщик:
   - Парус слева по борту!
   - Во! Не зря мы пошли. Лево руля!
   Пока разворачивались, далекий парус почти исчез из виду.
   - А мы его догоним? Ветер крепкий, и ему полный фордевинд - забеспокоился старпом. Капитан обсуждать не стал, а передал команду в машинное: "полный вперед".
   Прошло несколько минут напряженного наблюдения.
   - Не, нагоняем понемногу. Вон уже как видно хорошо. Вот только несет его мимо острова. Если не свернет, так и пройдет севернее.
   - А если свернет - то сразу к нам в прицел.
   Прошло еще минут двадцать, запросили дальномерный пост.
   - Ну что, можно дальней шрапнелью пробовать.
   Один выстрел, второй. Ветер хоть и сильный, но волна длинная, из наших пушек можно стрелять в нужный момент. Лучше всего стрелять в верхней или нижней точке, когда корабль "зависает" на долю секунды. Вот только надо угадать, будет ли эта крайняя точка на той же высоте, что и в прошлую волну.
   Из орудийной башни вылез наводчик, а башня прям тут под мостиком, спереди.
   - Следы вышибных разрывов видно?
   - Да видно вроде.
   - Ну что-то они не по оси прицеливания появляются. Ветер сильный, и я не пойму - то ли снаряды сдувает, то ли эти облачка.
   - Ближе надо.
   - Давай ближе. Я еще раз шрапнелью, а потом на гранаты перейду. Там хоть понятно куда попадаешь.
   Стали сближаться и с каравеллы выстрелили. Но слишком рано: недолет, хотя и близкий. А может и волна помешала - с фитильной пушкой попробуй, угадай момент. Наша пушка быстро стреляет, первый снаряд мимо, а вот второй - точно в борт.
   - Молодец. Давай еще раз, чуток ниже.
   Выстрел - как заказывали, у самой воды взрыв, и чуть ближе к носу.
   - Отлично! Ну ты стрелять!
   Каравелла стала заметно снижать ход, хотя паруса у нее в полном порядке с виду. А мы как раз вперед проскочили, и вышли из сектора обстрела их пушки.
   - Смотри, кренится уже! Через пробоину хорошо хлынуло.
   - Ага, сейчас и через верхнюю пробоину еще вода пойдет. Вот как их надо!
   - Ну этот быстро затонет. Теперь куда?
   - Смотри, как мы далеко на запад от острова! Мы же на восток шли.
   - На восток шли против ветра, а на запад за этим погнались по ветру и полный вперед еще.
   - Слушай, назад надо. Там наши парусники могут одни не справиться.
   Развернулись и пришли на место вчерашнего боя. Выстроились с каравеллами во фронт, стоим, ждем. Но это корвет может стоять против ветра, подрабатывая винтом. Парусникам приходится галсами елозить чтобы на месте стоять.
   Долго уже стоим - никого не видно. Уже дело к вечеру. "Меркурий" доложил, что дошел до нашей новой бухты, но с западной стороны острова никого не встретил. Василий отдал им приказ ночевать в бухте. И парусники отпустил.
   - Пусть все отдохнут, неча зазря топливо жечь. До утра все одно войны не будет.
   Капитан оказался прав, и ночью все было тихо. "Меркурий" с парусниками подошел часа через два после рассвета. Вокруг острова сегодня отправилась "Кобыла", к вечеру должна добраться до нашей бухты. Простояли еще пару часов, и на борт "Юпитера" шлюпкой прибыл капитан "Меркурия".
   - Куда же они делись? Двенадцать кораблей!
   - Может утопли?
   - Да не. Так много - вряд ли.
   - Что же делать.
   - Сообщения со штаба! - на мостик выскочил связист.
   Василий взял бумагу и прочитал сначала про себя, а потом вслух:
   "Приказываю "Меркурию" произвести разведку остальных Канарских островов на предмет обнаружения кастильских кораблей. По возможности скрытно, быстро не приближаясь. Остальным кораблям атлантической эскадры оставаться на охране острова Тенерифе. Командор"
   - Во как!
   - А и вправду, они могли к другим островам пристать.
   - Да. Так что иди на базу за дровами.
   - Зачем? У меня угля много.
   - Написано же - "скрытно"! Значит к острову приближаться на дровах, чтобы густого дыма не было. А ближайший остров видно вон даже. Так что за дровами давай.
  
   Командор.
  
   В штабе наблюдали за войной на Канарах "в прямом эфире" можно сказать. И "Юпитер" и "Меркурий" посылали короткие сообщения о всех важных событиях, и мы тут по карте деревянные кораблики двигали. А по вечерам они еще подробные отчеты присылали, так что ситуацию мы хорошо себе представляли.
   Кураж первого дня войны немного сбил нас с толку. Мы обсуждали и просчитывали насколько могла растянуться вражеская эскадра. Спорили - куда их унесло, севернее или южнее. И только на третий день до меня дошло - а с чего это кастильцы должны высадиться именно на Тенерифе? В Риме мы им не оставляли точного обратного адреса. Канарских островов - семь, и где сейчас остальные кастильские корабли - можно только гадать.
  
  
  
Оценка: 8.90*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"