Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Главы 6 и 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.65*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение 100 кг

   Глава 6.
  
   Начали строить второй цех, это если считать первым цехам лесопилку. Это тоже будет бревенчатая, довольно большая изба, вот только дожди мешают. Как дождь кончится - валят лес и рубят сруб. Как хорошо подсохнет возят бревна волами. Как дождь пойдёт - все отдыхают. Между делом вспахали участок земли под весенний огород, участок небольшой, плуг 'изобретать ' не стал, мужики быстро сообразили соху из дуба, предупредил чтобы делали покрепче, потому как камни и целина. Пришлось запрячь обоих волов, да и на соху налегали прилично, часто менялись. Унесли все вылезшие камни и еще раз перепахали поперек.
   Тут пришло известие, что в сентябре племянница князя Исаака - княжна Мария Мангупская стала женой молдавского господаря Штефана Великого. Я сверился со шпаргалкой по истории - все сходится, все повторилось как и в моей реальности. Пока сильных отличий я не обнаружил. Ну да, после разделения реальностей и года не прошло, то есть, субъективно, я нахожусь в своем прошлом. Теперь следующая дата - через год должен умереть мурза Мамак-бей, с этого начнется замятня в Крымском Ханстве. К этому моменту хорошо бы установит контакт с консулом Каффы Джентиле Камилло и с ханом Менгли Гиреем, чтобы держать руку на пульсе.
   Нашли тут целый овраг, заросший крапивой. Вспомнил, что это тоже волокнистое растение, похуже льна, правда. Купил серп и выкосили, связали в снопики, и сложили у сарая, там где вода капает с крыши, пусть отмачивается.
   А в дождь работает только пережог угля и добыча дёгтя, у них печь в сушильном сарае. Они уже разделяют дёготь на несколько фракций, первой выходит смесь воды уксуса и метанола, разделить эту смесь пока не получается. Потом выходит несколько фракций смол. Если перегоняют сосну, то выходит много скипидара и канифоли. Заметил что в одной фракции дёгтя стали появляться белые кристаллы, наверное, это фенол, только не очень чистый. Надо попробовать его очистить перегонкой.
   Сделали у медника ректификационную колонку, по сути делали вдвоём. Сидел у него и показывал пальцем что и куда. Перегнали - фенол вроде чистый, но пахнет ещё чем-то посторонним и знакомым. Нафталин! Перегнали ещё раз. В тугоплавком остатке получаются другие кристаллы. Теперь у меня есть чистый фенол и немного чистого нафталина. Вот моль я пока не встречал. А вот из фенола можно получить тринитрофенол. Фенол это самая лёгкая часть, нужно ещё получить азотную и серную кислоту, до этого пока ещё далеко. Для чего ещё использовать фенол? Фенол-формальдегидная смола! Но нужен формальдегид. Его можно получить из метанола. А метанол есть в первой фракции. Но как его оттуда выделить? Надо перегнать через ректификационную колонку. Лучше сделать ещё одну, чтобы не смешивать вещества, и настройки по температуре у них сильно разные. Вторую колонку сделали гораздо быстрее. Прогнали, но что-то толком ничего не разделяется. Уксус есть во всех фракциях. Надо нейтрализовать уксус.
   После строителей остался большой кусок гашеной извести. Истолкли кусочек, добавили - вроде даже пошла реакция. Перемешали - уксусом почти не пахнет. Попробовали перегнать. Вот теперь разделилась вода и немного метанола. Сухой остаток на дне пошёл игольчатыми кристаллами. Ацетат кальция тоже пригодится. Поставил задачу моим химикам получать фенол и метанол. Ну и побочные чистые вещества тоже складывать. Срочно прошли соответствующие темы по химии. Что-то не получается у меня разделение на органическую и неорганическую химию. Отдельно предупредил про метанол - пахнет вином, но сильный яд - умрёшь или ослепнешь - впечатлились.
   Пока возился с химиками, второй цех уже под крышу подводят. Для пола купил известковую плитку на Белой горе. Она очень дешёвая, потому что плиткой её назвать нельзя - это куски известняка у которых одна сторона плоская. Форма и толщина различные. Укладка этой плитки процесс медленный, напоминает игру в тетрис.
   Вот закончили второй цех. Просторная изба, посередине проходит вал трансмиссии. Рядом с валом опорные столбы поддерживающие конёк крыши. По обе стороны вала будем размещать станки. Первым ставим уже готовый токарный. Ставит Осип самостоятельно, уже всё знает. Я специально не вмешиваюсь. Собрал по аналогии с лесопилкой. Запустил, шпиндель вращается примерно один оборот в секунду, может чуть больше. Осип смотрит на меня вопросительно. Надо делать повышающий редуктор - но на ремнях редуктор делать совсем уныло, больше трёх раз за ступень не поднимешь. Хочу попробовать сделать шестереночный редуктор. Пока нет чугуна, сделаю из бронзы, а то опять дождь и на улице - не поработаешь. Строительство домны из-за этого всё затягивается. Хотя огнеупорную глину привезли и уже лепят кирпичи. Восточнее Судака-Солдаии прямо на берегу месторождение серой глины, в ней много каолина. Эти кирпичи надо сильно прокалить, потом мелко раскрошить и, добавив глины, опять слепить кирпичи, может, получится шамот.
   Но я отвлёкся. Так что решил я заняться зубчатыми передачами. У меня в грузе была шестерёнка, толи из капрона, толи из полиамида, от какой-то бытовой техники. Шестерёнка на 12 зубьев и делительный диаметр 50 мм, то есть довольно крупный модуль. Заказал Аргиросу сразу парочку бронзовых копий. Аргирос теперь под боком на речке, у него уже своя мастерская с горном. Только отверстия под вал в шестерёнки сделали большие и со шпоночными канавками.
   Теперь надо делать большую шестерёнку. На бумаге круг поделил на сорок восемь частей транспортиром. Выстругал палочку, на конце её изобразил один зуб шестерёнки, только основание сделал чуть шире. Профиль зуба зависит от количества зубьев в шестерне - чем больше зубьев тем шире основание при том же модуле. Воткнул в палочку иголку в точно расчётное место, как ось. Используя всё это, из смеси сделали форму для шестерёнки на 48 зубьев. Только отлили её из меди, а не из бронзы. Сделали стенд редуктора для двух шестерней. Точно выставили соосность и межосевое расстояние. Стали крутить за ручку на валу. В зацеплении твёрдая бронзовая шестерёнка с правильным профилем зуба, и медная мягкая шестерёнка, с профилем зуба, похожим на настоящий. После нескольких часов осторожного вращения, профиль на медной шестерёнке стал правильным. И вот по ней уже отлили бронзовую шестерёнку. Аналогично сделали шестерёнки на 72 и 96 зубьев.
   Собрали вторую ступень редуктора для токарного станка - один к шести. Теперь станок давал больше 300 об/мин. Зубчатая передача жужжала довольно громко, но все этому только радовались. Осип бросился вытачивать всё подряд на токарном станке. Я заметил Прохора - он прохаживался по цеху, взгляд его был устремлён вовнутрь, руками он помогал себе представить движение шестерёнок. Интересно, что он изобретет.
   Защитный корпус редуктора сделали из дерева. Внизу сделали поддон из медной жести, туда падала лишняя смазка. Посмотрел я шпиндель токарного станка - на подшипниках увидел наслоения похожие на воск. Это оливковое масло частично полимеризовалось. А у меня же револьвер тоже смазан оливковым маслом! Разрядил, попробовал - что-то курок ходит как-то медленно. Разобрал всё, прочистил, протёр скипидаром - без смазки револьвер даже лучше работает. Всё-таки притертая бронза это хорошая пара трения. Почистили все оружие. Я знал же, что оливковое масло густеет, но что бы так! Ну насчёт смазки надо думать. До касторового масла ещё год, а скорее - два. Дёгтем и фенолом всё подряд не смажешь. Нефти поблизости нигде нет, но вот минеральное масло очень нужно. Может синтезировать из угля по процессу Фишера-Тропша? Мне же немного, только для смазки. Надо попробовать.
   А между тем кончился декабрь. Календарь сейчас юлианский, до григорианского еще более века. Новый год был первого сентября, но для меня новый, 1473 год, наступил первого января, а то я запутаюсь. Новый год я никак не праздновал, только в уме 'галочку поставил'. Отпраздновали только Рождество Христово.
   'Уже зима, а снега нету, и лето было ...' А вот на счет дождей пожаловаться не могу. Температура ниже нуля не опускалась. Мужики, когда узнали про рождество, удивились - 'а где мороз-то'. Я мороз обещал попозже, но небольшой. Без мороза неплохо, только грязно - хорошо, что отсыпали дорожки камнем и гравием, ходим - почти не пачкаемся. Так и ходим - из дома в избу, из избы в сарай. Теперь я ночую один день на речке - один день в городе, меньше на дорогу времени трачу. В городе жизнь замерла, на море штормит, купцы не ходят. Только едой торгуют и дома сидят. Печки топим, золы много - из золы вымачиваем щелок, щелок выпариваем - получаем поташ. Какой маленький выход продукта - из большой корзины золы выходит несколько килограмм поташа! А эта корзина золы получилась при сжигании нескольких кубометров дров!
   Вспомнил я про очистку меди. Я знаю рецепт очистки меди по Агриколе, но он какой-то неясный и очень сложный. Для очистки нужно вывести из меди примеси свинца и кадмия. Причём пластичности мешают даже сотые доли процента примесей. В 21-м веке нашли очень простой способ очистки меди от этих примесей - с помощью селитры. Селитра теперь у меня есть, надо только ввести её в расплав правильно, чтобы она не сгорела раньше времени.
   Купили с Аргиросом специально самой дешёвой грязной меди, она имела бледно-серый оттенок. Отковали из кусочка медную фольгу, завернули фольгу немного селитры и запечатали со всех сторон. В одном тигле расплавили медь, другой тигель - пустой - разогрели до той же температуры. Закинули в пустой тигель медный пирожок с селитровой начинкой, и сразу залили расплавленной медью. Немного подождали, помешали медной же мешалкой. Появился шлак, отлили пробный медный стержень. Попробовали согнуть - стержень немного трескался, примерно как самая дорогая медь на рынке. Повторили процесс ещё раз, только селитры добавили совсем немного. Шлака тоже получилось совсем чуть-чуть. Отлили стержень, он гнулся совсем без трещин - Аргирос очень удивился. А мне такая медь была знакома по проводам моего времени. В полученной меди остался только один вредный загрязнитель - кислород, получение бескислородной меди и в 21-м веке составляет некоторую проблему. Теперь у меня есть очень чистая пластичная медь, но нет цинка для получения латуни. Попробую сделать гильзы из меди.
   Нашёл в городе ювелира. Отнес ему моей чистой меди и одну гильзу как образец, попросил сделать десять таких гильз. Он сначала отказался, но попробовав медь - согласился. Запросил три лиры за работу - дороговато, но надо пробовать. Когда гильзы были готовы - приступили к испытаниям. Сразу заметил низкую прочность меди. Матрицы обжимать пришлось очень осторожно, чтобы не смять рант. Но стреляет нормально. Гоняем две гильзы по кругу - после пятого цикла начали выпадать капсюля. Капсульные отверстия слегка зачеканили. Начал ползти рант - десять циклов выдержали с трудом, и это при низком, пистолетном давлении. Дороговато получается. Вот если бы делать самим - тогда нормально.
   В конце января ударили морозы. Но ударили - сильно сказано, градусов пять всего. У берега появилась кромка льда, но в районе плотины ничего не замерзает, сильно тут вода перемешивается. Зато замёрзла вся грязь, и мы начали усиленно валить лес. Это самый лучший момент для заготовки древесины - в дереве меньше всего соков и оно лучше сохнет. Ничего не ввозили, только выбирали и валили деревья.
   У меня в работе несколько проектов. Гильзы я пока отложил - это терпит. Буду заниматься фенолформальдегидной смолой, я помню про щиты и фанерный броненосец. Ещё надо готовиться к строительству домны. Каолиновые кирпичи мы обожгли в медеплавильном горне, растолкли их и сделали уже шамотный кирпич. Саму домну сейчас класть нельзя, надо ждать тепла. Вот заранее надо подготовить устройство для нагнетания воздуха. Сначала думал делать поршневой насос, деревянный. Ну так-то не вдохновился - слишком сложно. Решил попробовать сделать центробежный компрессор-улитку. Для компрессора нужны обороты в несколько тысяч, это если делать компактный, а если сделать диаметром в метр, то и на 500 оборотах будет работать.
   Осип начал заготавливать дощечки-детали. Лопасти ротора и статора-лопаточного отвода будут плоские, но под нужным углом. Для крепежа будем использовать бронзовые шурупы. Шурупы под шлиц Philips мы не делаем, технологии пока слабоваты. Делаем под ключ трёх типоразмеров - восемь, десять и тринадцать миллиметров. Соответственно у нас три торцевых головки к коловороту из бронзы БрБ2. Закручивать коловоротом шурупы довольно удобно, почти как аккумуляторным шуруповёртом, тоже не нужны провода. Сделали ещё один коловорот, но не с квадратом, а с простейшим патроном - зажим боковым болтиком. Из-за этого все свёрла имеют одинаковый диаметр хвостовика, с лыской. Свёрла тоже пришлось делать из бериллиевой бронзы, хотя они и по дереву. Свёрла простые, не спиральные - большие диаметры перовые, а маленькие просто стержень с канавкой.
   Пока Аргирос отливает шурупы и Осип строгает дощечки - я пошёл к химикам. Они накопили довольно приличное количество метанола, фенола целая бочка. Теперь надо метанол преобразовать в формальдегид. Нужен реактор, хотя и простой. Заказал гончару трубу и две изогнутых воронки. Кузнецу заказал ось и подшипники, как для токарного станка - это для улитки.
   К сушильному сараю пришлось пристраивать химический цех. Там построили печку с реактором. Через печку проходит горизонтальная керамическая труба - это реактор. Начало трубы должно нагреваться до 700 ®С. Слева подачи метанола, из кувшина сделали подобие кальяна - ручными мехами туда нагнетают воздух. Он пробулькивается сквозь метанол и попадает в трубу реактора. В реакторе катализатор из медной фольги. На выходе из трубы - керамическая сужающаяся воронка, с двумя медными трубками, направленными вниз. Это холодильник для конденсации продукта. Первым конденсируется и стекает в кувшин непрореагировавший метанол, дальше идет газ - формальдегид - пробулькивается по трубке в кувшин с водой - получается раствор - формалин. Формальдегид один из самых ядовитых веществ в моём производстве. Поэтому установку оградили щитом из тонких досок с дверками в нужных местах, на крыше - деревянная труба. Получился не вытяжной шкаф, а вытяжная комната.
   Кувшины с формалином выносим на холод, там постепенно образуется кристаллический осадок - параформальдегид. Кристаллы заливаем расплавленным фенолом в пропорции семь к шести, добавляем чуть-чуть гашеной извести. Долго мешаем в вытяжном шкафу при температуре 80С - получилась мутно-желтоватая смола, прозрачная в тонком слое - это ' Бакелит А' - стабильная термопластичная масса. Если ее нагреть до 160С - то она необратимо 'схватится'. Пока холодно, надо переработать весь метанол, так быстрее кристаллизация параформальдегида проходит.
   С Осипом стали строить компрессор-улитку. Ось также на подшипниках скольжения, как и токарный станок. Также первая ступень - плоскоременная передача, вторая ступень на бронзовых шестерёнках. Далее большой короб корпуса с лопаточный отводом. Внутри крутится рабочее колесо с лопатками. Рабочее колесо попытался отбалансировать, статическую балансировку я сделал но динамическая пока мне недоступна из-за отсутствия приборов. Выход воздуха из компрессора сделали горизонтально. Сначала запустили без короба только ротор. От ротора дует во все стороны, но вибрации нет. Собрали полностью с корпусом. Хорошо так дует, как несколько пылесосов. Только тяжелая установка получилась, переносить надо втроем-вчетвером.
   А за окном зима как настоящая. Под утро мороз доходит до 10 С, днём около пяти. Снега выпало не так чтобы много, но красиво. Леса напилили много, сейчас возим волами без телеги, просто волоком по снегу.
   К концу февраля пришла оттепель. Всё начала резко таять. Уровень воды в нашем водохранилище стал расти. Ещё немного, и верхний перелив перестанет справляться, вода пойдёт через край и размоет плотину. Надо открывать средний перелив. Тянем за задвижку, а она разбухла в пазах и не двигается. Вода уже подходит к верхнему краю плотины. Что делать? Залазить внутрь тоннеля и вырубать топором задвижку? А оттуда потоком как даст, и смоет в реку, убить может таким напором. Да что за напасть такая - строили, стоили, а тут ... Надо как то заслонку дистанционно разрушить. Есть идея!
   Подобрался краю проема и выстрелил туда из револьвера, из дырки ударила струя воды и появилась горизонтальная трещина вдоль доски. Выстрелил ещё несколько раз, стараясь попасть в эту трещину. Дёрнули за задвижку - доска лопнула и мы вытащили вверх часть досок задвижки. Вода хлынула средний перелив. Уровень воды стал медленно снижаться. Победили.
   Но высокий уровень стоял ещё несколько дней, пока таял снег. Только после этого вода упала до уровня среднего перелива. Всё это время водяное колесо не работало. Только когда уровень упал, мы смогли вырубить остатки задвижки. Вставили новую задвижку - уровень поднялся до нормального - колесо заработало.
   В марте Евдокия родила дочку, в помощь звали лекарку-повитуху. Я только ставил условие - мыть руки с мылом и держал антибиотики наготове. Больше ничем повлиять не мог, надо своих лекарей готовить, как раз основным 'лекарем' Евдокия и была, надо больше, никакого резервирования. Но роды прошли нормально. А по сроку получается, что ребенок у Евдокии от татарина, но никого это не волнует, даже ее мужа. Ладно, покрестим - наша будет.
   Вроде как весна начинается, надо начинать операцию 'картофель'. Только здесь еще холодно, а вот на ЮБК уже земля должна прогреться. Взял четверть запасов семян картофеля, оделись потеплее и вышли в море. После обеда уже были в Каулите (Ялте). Подошедшему таможеннику показал мешок с письмами - 'я тут по государственным делам', сдали письма в администрацию. Каулита входит в Капитанство Готия, здесь не Консул, а Капитан, а в остальном тоже самое, ну может чиновников немного меньше. После, пошли через город в район Массандры. Вышли к виноградникам, а здесь заметно теплее, чем в Чембало, горный хребет защищает от северного ветра. Снега здесь, в этом году, похоже совсем не было.
   Заметно что виноградники принадлежат разным хозяевам, владения небольшие, дома скромные. Встретил одного 'фермера', поговорили. Большая семья, все работают на виноград. Живут скромно, но получше рыбаков, все-так вино - товар поприбыльнее. Предложил ему вырастить для меня растения, объяснил все условия - растения нежные, но делянка маленькая, растить надо будет до осени. Договорились - две лиры сейчас, и пять - после сбора урожая. Посадил сам, по заученной инструкции. Земля уже прогрелась - но еще влажная. Записал, где какой сорт.
   Переночевали на постоялом дворе, на следующий день, к обеду были дома. Свой огород на речке огородили изгородью из жердей. Посередине положил на землю рамы из досок, натянул пленку - парник. Пусть земля прогревается, пока не сажаю.
   Нашел одного толкового корабела, обсуждаем с ним проект нового корабля. Мне для войны с османами нужен небольшой быстроходный парусник. А тут строят толстые грузоподъемные нефы. Мой парусник должен быть довольно длинный - 'длина бежит'- но узкий и не тяжелый. Чтобы меньше грузить балласта - нужен более выраженный но обтекаемый киль, желательно тяжелый - металлический. Борта выше ватерлинии должны продолжать расширяться - чтобы был большой восстанавливающий момент. Двухмачтовик, по парусному вооружению - гафельная шхуна. Длину назначаю в восемнадцать метров. Вот такие представления диванного корабела. Теперь это обсуждаю с пожилым практиком.
   На корабль нужны деньги, на этот мне хватит, но для войны надо пару десятков кораблей. Вспомнил я про цены на стекло, вот на чем можно попробовать заработать! У меня есть все условия. Греть буду в печи рядом с будущей домной, наддув возьму оттуда. Как раз начали строительство домны. От вала трансмиссии приводится улитка-компрессор, воздух дальше идет по керамическим трубам через печь подогрева воздуха. Рекуперация сгоревших газов мне пока не под силу - используем экстенсивный подход. Горячий воздух потом пойдет в домну или конвертор, вот тут я добавил третий путь воздуха - печь для стекла. Тут еще надо предусмотреть чтобы чугун из домны можно было перелить в конвертор, и потом из конвертора сталь вылить. Поэтому сейчас выкладывают из камней высокий фундамент для домны. Печь для стекла сложили быстро, топим понемножку - сушим.
   Земля прогрелась, посадил семена картошки под пленку на своем огороде. Но не все, а половину. Вторую половину посажу через две недели - снижаю 'климатические риски' - семян у меня много, надо чтобы выросло хоть что-нибудь.
   Просохла печь для стекла, попробовали на полную мощность - наддув слишком сильный. Отрегулировали наддув, в тигель насыпали кварцевый песок, прокаленный поташ и негашеную известь в нужных пропорциях. Перемешали и начали греть, с предварительным подогревом воздуха печь греет очень хорошо. Тигель нагрелся до белого каления и начал трескаться. Погасили печь и дали медленно остыть. Из рассыпавшегося тигля достали слиток стекла коричневого цвета и довольно неоднородного. Аккуратно растолкли это стекло на кусочки и сложили в следующий тигель, теперь не нужно греть так сильно. Нагрели до красного и вылили на разогретый медный поддон, раскатали нагретым медным валиком, дали медленно остыть.
   Достали лист толстого тёмного стекла, размерам с лист бумаги, сквозь него видно, но из него лучше делать тёмные очки. Это кварцевый песок у нас не очень чистый - железа много. И пластина получилась неровная - надо лить на расплавленное олово, олово жалко, оно очень дорогое. Куда это стекло применить? Попробую сделать бутылку. Аргирос отлил бронзовую трубку почти в тридцать сантиметров, а Осип выточил деревянную трубку сантиметров сорок. Опять истолкли стекло и нагрели. Достал кусочек, воткнул в него трубку и начал дуть. Попытался изобразить бутылку - получилось круглая колба, похоже на лампочку, из толстого коричневого стекла. отдал трубку и стекло мужикам пацанам пусть играются, может что-нибудь получится. Начали класть домну, дно сначала кладём из обычного кирпича, потом слой шамота. Стена также - наружный слой из обычного кирпича, внутренний - из шамота. И вдруг, когда я был в городском доме, прибегает мальчишка-курьер. Мне письмо, иду во дворец консула. Короткое письмо, написанное рукой Ефима. 'Хозе уехал к князю Исааку'.
   Стал срочно собираться в Каффу. Совсем срочно не получилось так как надо было взять с собой для венчания в церкви пару - Мелита нашла жениха. Наряды заняли ещё сутки. Добрались до Каффы. Оказывается Хозе Кокос уже вернулся и теперь сочиняет письмо (надо ставить даты в письмах!) Князю Московскому Ивану lll. Причём Хозе зачитывает письмо Ефиму как эксперту по русскому языку. Я сказал Ефиму чтобы он сделал копию этого письма. Ефим сказал что может взять черновик, сличить черновик с конечным вариантом и исправить разницу.
   Утром Ефим пошёл на работу, а мы все пошли в церковь провести венчание. Вечером пришёл Ефим, принес черновик. Он сказал что на завтра к стряпчему приглашен купец-латинянин, который скоро проедет в Московию. И Хозе передаст письмо с ним. Я сел читать письмо, оно было написано на церковнославянском. В нем Кокос сообщает, что пишет по поручению князя Феодоро Исаака. После ритуальных обращений и приветствий, князь не менее ритуально справляется о здоровье Софьи Палеолог, жены князя Московского, и родственницы князя Исаака. Также распространяется о необходимости дружбы между православными государствами после гибели Византии. Предлагает рассмотреть возможность брака между дочкой князя Исаака Еленой и сыном Великого князя Московского Ивана Ивановича.
   Вот оно письмо, про которое я читал. На дочку князя Исаака у меня свои планы, даже если не получится, то об этом предложении знать Московскому князю пока рано.
   Что делать? Перехватить письмо у купца? Довольно быстро узнают о пропаже письма, и напишут повторное. Подменить письмо, исключив из него это предложение? Тогда будет странное письмо ни о чём. Чтобы туда написать такого, чтобы пришёл отрицательный ответ? О! Надо попросить денег! На такие просьбы обычно отвечают отрицательно. Только надо просить абстрактно, чтобы не было конкретного ответа.
   Сел сочинять фрагмент письма, там я ещё раз подчеркнул, что православные государство должны помогать друг другу. И не мог ли, уважаемый Московский князь, оказать материальную помощь. Прочитал результат целиком, вроде стилистика сохранена. Сижу переписываю начисто, пытаюсь повторить почерк Хозе. Вопрос - как будут запечатывать письмо. Спрашиваю у Ефима - обычно стряпчий ставит восковую печать внизу листа. Важные письма вкладываются в тубус. Наверное, завтра будет также. Теперь задача Ефима - поставить такую печать на второе письмо. Он сказал что это легко, так как Хозе долго обедает, и в кабинете никого нет. Утром отправил Мелиту с мужем к её родителям, сам с несколькими бойцами к дому стряпчего.
   К обеду появился купец с охранником, охранник остался у крыльца. Минут через двадцать вышел купец с небольшим кожаным тубусом в руках. Я проследил его до дома, и оставил одного воя наблюдать. Сам пошел в лавку думать, как подменить письмо. Вскоре принесли мой вариант письма уже с печатью. О! Придумал!
  - Еремей, срочно пиши письмо домой, тут оказия, купец едет, передадим!
  - Наш? Московит? Вроде нет тут наших.
  - Не, латинянин. Давай быстрее пиши.
   Вдвоем быстро написали, путая старую и новую грамматику. Приготовил перо, взял кувшинчик чернил на пол литра, письмо подложное, и пошли к латинянину.
   Ввалились к купцу с просьбой отвезти письмо на Родину, его это не удивило, купцы давно почтальонами работают. Я огляделся в комнате - ага, вижу знакомый тубус, вроде никак не запечатанный. 'И в качестве благодарности примите мой подарок, редкую вещицу - вечное перо!' Ооо! Очень интересно! Купец поглощен рассматриванием пера.
   Так, купец в комнате один, мелкой посуды не наблюдаю.
  - А еще у меня есть замечательные чернила, очень черные. Они очень дорогие, но я могу отлить немного. Куда бы отлить?
   Я достаю кувшинчик. Купец возбужденно заметался по комнате, заглянул в свою чернильницу - полная, жалко. Выскочил из комнаты. Так, тубус не запечатан, открывается. Вот оно письмо, я его почти наизусть знаю. Печать такая же, а почерк не очень похожий, ну откуда князю Московскому знать почерк стряпчего из Каффы. Быстро поменял. 'И в суму его пустую. Суют грамоту другую'. Стою с кувшинчиком в руках, улыбаюсь. Купец приносит кувшинчик из-под благовоний, даже запах есть, наверное, у жены отобрал. Наливаю грамм тридцать. Вместе пробуем писать. Купец довольный, все довольны. Только Иван Иванович Рюрикович пока пролетает, хотя он и в моей реальности дочку князя Исаака не встретил, там турки помешали, а тут я. Но если я от турок не отобьюсь, всем Феодоритам тоже конец.
   Идём домой, я еле ноги передвигаю. Как после боя адреналиновый откат. Пришла Мелита с мужем. Когда я её послал к родителям, дал задание переговорить с молодыми незамужними соседками-подружка. Мне ещё нужны работницы. Мелита, конечно, похвасталась мужем и сытной жизнью, и две её подружки тоже захотели в работницы. Будем уходить, заберём их с собой. Обсудили с Еремеем торговлю, я вспомнил про стекло. Чистый кварцевый песок есть на берегу Казантипа, надо сходить. Купили еды, утром вышли. До Казантипа шли два дня - медленно шли через керченский пролив, там почему-то ветер часто меняет направление. На Казантипе я нашёл самый белый песок и нагрузил килограмм двести. А ведь тут ещё рядом интересные места есть - Чокракское минеральное озеро, там вроде глина огнеупорная. Подошли, озеро совсем рядом с берегом море, очень мелкое, все берега в черной грязи. Надо взять немного глины на пробу, но тут одна грязь на берегу. Ходили-ходили, взяли засохшей грязи и какой-то другой глины. Вдруг замечаю - что-то блестит грязи. Золото? Нет - сера! Тоже неплохо. Кусочки самородной серы поблёскивают местами. Ходим, собираем как грибы. Собрали килограмм двадцать. Какой рейс удачный, три вида минералов набрал. Вернулись в Каффу, забрали двоих новых сотрудниц, вроде не страшные, главное - молодые.
   Пришли в порт. Пришёл таможенник, грустно смотрит на корзину с песком и землёй. Я боюсь, что он подумает, что я над ним издеваюсь. В этот раз корзин было меньше, чтобы не оставлять человека лишний раз думать, я предложил пять сольдо за все. На речке мужики домну не строят, не знают, как дальше. Валят лес, в перерыве играются со стеклодувным делом. У одного уже стали хорошо получаться всякие витые трубочки. Продолжили класть домну.
   Заказал Аргиросу отлить еще два револьвера. Хотя последнее время на нас никто не нападает, милитаризм меня не отпускает, даже обострение какое-то, весна наверное. А серьезно - это Еремей мне рассказал очень интересное. Есть в Тане бандгруппа татар, у них есть то ли струг, то ли малая галера. На ней они поднимаются по Дону (без коней!), навстречу татарам, идущим с Руси или с Литвы с полоном. И там они то ли подвозят их до Таны, то ли выкупают полон. Вообщем, идут они обратно с полоном на лодке. Если напасть на них заметно выше Таны, то, с точки зрения генуэзского правосудия это даже не преступление. А с точки зрения татар... ну надо не оставлять свидетелей. И начнется у них 'сезон' недели через три.
   Начал учить стрелять всех мужиков и парней.
   А я опять попытался сплавить стекло. Тщательно очистил все компоненты и новый песок. Сварили - полупрозрачная масса желто-зелёного оттенка, с пузырьками и неоднородностями. Растолкли и ещё раз расплавили. А если отливать на свинец? Сообразил, что у меня нет стеклореза, да и нигде нет, ну может, у ювелира какого-нибудь есть. Значит надо стекла делать небольшие и ровные. Выбрал размер двадцать на тридцать сантиметров, сделали противень из меди, нагрели, расплавили в нем свинец, залили стеклом. Когда стали доставать - стекло лопнуло, слишком быстро остывало. Но получившиеся куски были хороши - в тонком слое окраска стекла незаметна, стекло кажется бесцветным. Нижняя сторона, что была на свинце, довольно ровная, а вот верхняя - в небольших волнах. На просвет видно эффект хаотичных линз. Для зеркал такое стекло не годится, разве что для комнаты смеха, а вот для остекления окон - подходит, по местным меркам, просто замечательно.
   Тут для остекления используют стеклянные диски, гораздо более неровные, да еще попробуй застеклить круглыми дисками квадратное окно. Стоят они две-три лиры, в зависимости от размера и качества. Было на рынке и муранское стекло, бокалы и кубки, очень красивые и очень дорогие, зеркала немного хуже привезенных мной, а стоят также дорого. А вот на оконное стекло мастера с острова Мурано не разменивались, оконные диски делали где-то в месте попроще. Если я буду продавать свое стекло по пять лир за лист, это будет ниже рынка раза в два. А продавать дешевле надо, чтобы получить объемы продаж. Стекло будет более доступным, массовым, будет на экспорт уходить.
   Сырье: песка я привезу сколько угодно, извести у строителей полно. Дефицитным сырьем оказывается поташ - мы его пережигаем в оксид калия. Я прикинул запасы - килограмм на сто стекла хватит - у меня ладошка зачесалась. Правда, он еще нужен для обработки селитры и производства фенолформальдегида, но там немного надо, а еще им можно картошку удобрять. Вот какое ценное сырье - везде нужно! И выходит его обидно мало - из тонны дров - несколько килограмм. Вроде из соломы его больше выходит. Соломы у нас нет, а вот прошлогодней высохшей травы - бурьяна всякого - целый стог можно собрать. У нас печь для подогрева воздуха - с большой топкой, там и будем жечь, только подкидывать надо часто.
   Теперь оптимизация производства. Очень неудобно что стекло должно медленно остывать. Печь нужно то разогревать, то остужать. Пристроили к стеклоплавильной печи туннельную 'духовку'. Поддоны со стеклом будем постепенно пропихивать от горячего входа в тоннель к более холодному выходу. Ну и поддонов шесть штук сделали. Тигель для первичной варки стекла, одноразовый, сделали побольше.
   Запустили процесс, и за день сделали почти тридцать листов, потратили пятую часть поташа примерно. Да уж, этот поташ мы нарабатывали месяца три. Хотя, когда запустим домну, производство угля надо будет увеличивать в несколько раз. Увеличится и производство дегтя и поташа, у лесопилки ожидает гора обрезков и опилок. Надо заказать гончару перегонный горшок побольше.
   Кстати, на счет опилок, я же серу привез, можно попробовать сделать бумагу по сульфитному методу. А вот чем бумагу проклеивать? Возится с костным клеем неохота, можно крахмалом проклеить. Я тут спирт перегонял из зерна, он нужен для производства пороха, и экспериментирую с бакелитовыми клеем и лаком. Так при получении солода из зерна на стенках было много крахмала, можно попробовать отделить часть чистого крахмала, а остальное пустить на брагу-спирт. Объяснил пацанам задачу, может сами смогут.
   Тут закончили класть домну, теперь ее сушим - жгем там бурьян потихоньку, золу на поташ перегоняем. Аргирос готовит литейные формы - мелкие детали по старому методу, а для крупных объясняю ему литье 'в землю' - хотя это не земля, а песок с небольшой добавкой канифоли. Для ответственных моментов используется 'стержневая смесь' - песок склеенный карболитом. Хотим попробовать отлить из чугуна много чего - котлы, шестеренки, некоторые инструменты. Много валиков для прокатки - надо прокатывать стекло, бумагу, железо. Самое главное - попробую отлить станины станков - токарного и горизонтально-фрезерного. Все формы по несколько экземпляров, станины - по две.
   Домна получилось высокой - восемь метров, выше побоялся, так как уголь древесный, у него прочность ниже, чем у каменного. Сейчас строим лестницу для загрузки дома через верх. Ещё проводим агломерацию руды - в стеклоплавильную печь вставили железный наклонный лоток, раскалили до жёлтого, подсыпаем потихоньку руду - на выходе получаем, слипшиеся кусками, агломерат руды. Заодно выгорает сера, фосфор остаётся.
   Наконец всё готово для запуска домны, стали прогревать. Так как домна немножко меньше настоящей, удельные теплопотери будут больше. Сначала заложили дрова - сожгли - это предварительный прогрев, прочистили золу. Затем сразу навалили калошу угля. Я очень боялся получить 'козла', застывший металл на дне домны. Чтобы этого не было - надо сильно прогреть дно домны - лещадь. Для этого временно пустил подачу воздуха через летку. Когда там хорошо прогрелось, закрыл летку порогом, щель для шлака замазали глиной. Стали загружать домну - сначала еще угля, потом уголь с флюсом - доломитовой крошкой. Подачу воздуха пустили уже через фурмы, но понемногу. Уже после этого пошел уголь с рудой и полный наддув. Так и подсыпаем.
   Вот уже уровень чугуна со шлаком поднялся до фурм, пробили щель и выпустили большую часть шлака, это надо делать обязательно, в этой руде много фосфора, но он почти весь уходит в шлак. Теперь ждать надо, не пропустить нужный момент.
   И вот момент настал - убрали порог, пробили летку. По желобу потек искрящийся, светящийся ручеек чугуна - завораживающее зрелище. Все стояли и смотрели. На следующий день разбираем литье - отливки ещё тёплые. Мелкие детали получились далеко не все - шестерёнок получилось всего около десятка. Получилась парочка котлов, валы получились почти все. Станины получились не очень - две просто не пролились, в одной форма посыпалась - тоже не получилось. А вот одна станина для токарного станка вместе с передней бабкой получилась. Еще отлили большую наковальню, килограмм на сто пятьдесят. Всего вышло более тонны чугуна. Больше половины отливок в брак. И в конце чугун шёл смешанный со шлаком, отделили как смогли.
   Этот чугун в конвертор уже не засунешь, он остыл. Мартеновской печи у меня нет, но можно попробовать переплавить опять в домне, только вместо руды - кусочки чугуна. Расход угля будет большой. Поставил мужиков крошить бракованный чугун на кусочки, он довольно хрупкий. Ударили по краю наковальни - кусок отломился. Да уж, надо стальную, а пока придется на этой работать осторожно. Осторожно на наковальне - это как круглый угол.
   А я занялся станиной для станка. Самое сложное - получить максимальную линейность и параллельность направляющих. Шлифовать придется вручную - фрезерного станка у меня нет. Прикинул объем работ - на неделю - минимум. Поставил пацанам задачу - шлифуют потихоньку.
   Теперь хочу сделать прокатный стан, сначала самый маленький, тренировочный - для проволки. Для этого отлил четыре пары коротких роликов из чугуна. Собираю на дубовой станине - тут максимальная жесткость и точность не требуется. Строю это в третьем 'цеху' - это пока только навес, четвертый цех - это домна и печи. Ставлю первую пару валиков горизонтально, вторую вертикально, и так чередую. В каждой паре один валик ведущий - на нем шестерня. Зазор регулируется бронзовыми болтами. Большие скорости не нужны две ступени редуктора хватит, это вместе с плоскоременной передачей. Вот только вращение у меня в двух плоскостях, а конические шестерни - это пока не про меня. Пришлось делать на длинных узких ремнях с 'перекрутом'. Запустил первую пару валов, закинул кусок глины - полезла ровная полоса глины.
   Постоянно заглядываю на свой огород, два сорта картофеля не взошло совсем, наверное, семена старые подсунули. Вот гады! Остальные культуры взошли, растут хорошо. Нет, один сорт томатов тоже не взошел, но еще два растут хорошо. Совсем не взошел черный перец - но я его сажал немного - опасался такой подлости. Оставшийся перец продал очень хорошо - пять весов серебра дали, за полкило - сто девяносто лир! Вот что надо было везти! Ну кто же знал. Зато перец чили растет отлично, вот только как я его продавать буду, он тут еще не известен. Ладно, сейчас главное - вырастить.
   А тут уже время в Тану идти, что-то все недоделанное - прокатный стан Прохор попробует доделать. Станину пацаны шлифуют. Крахмал и сера есть - бумагу не делаю, бакелит есть - фанеру не делаю, хоть разорвись. Хорошо - стекла наделали, шестьдесят листов везу Еремею. Сейчас уйду в Тану, заберу восемь стрелков, оставшиеся мужики будут еще одну избу строить, а то сейчас все переехали на речку, опять стало тесно. Наделали щитов дубовых еще, по примеру гусевских, только разных размеров. Из самых больших можно сделать будку для рулевого. У нас теперь шесть винтовок и шесть револьверов, Ивашку с Игнатом оставил на охране, со мной восемь стрелков-моряков и капитан шлюпа.
   Вышли в море, ветер свежий, хорошо идем. Сшили еще один косой передний парус - генакер - больше стакселя и немного с 'пузом'. Это для попутного ветра и бакштага. Сейчас ветер не попутный, но и так идем неплохо. Зашли в Каффу переночевать. Стекло таможеннику не показали, контрабанда, спрятать лекго - объем маленький. Еремей как увидел стекло - аж кругами забегал. 'Это же сколько лир!'. Я говорю, что будем продавать задешево, по пятерке. Он недоверчиво на меня смотрит, а я ему:
  - Еще сделаем, еще привезем. По меньшей цене - много кто купит.
  Ну вроде убедил. Утром вышли в Тану, дошли за четыре дня, в дельте Дона пришлось грести местами - протока узкая, никакой лавировки.
   Пришел на рабский рынок, изображаю покупателя латинянина. Придирчиво всех оглядел, поинтересовался, когда будет 'новое поступление русов'. Один татарин сказал, что ушли пять дней назад, значит будут дней через пять-семь. О, успеваем, отправились вверх по Дону, флаг Генуи сняли. Из протоки выгребали из последних сил против течения, отвыкли уже от весел. Вышли на простор, подняли паруса и вздохнули с облегчением. Идем, осматриваем встречные лодки - но все это мелочь - рыбаки. Дошли до стрелки Северского Донца, а теперь куда? Могли и на Донец уйти. Решили ждать здесь, встали выше устья - рыбу ловим, рыбаки с револьверами. Удочками, причем, тут про это никто не слышал - все сетями ловят. Ну что, мужики на рыбалку приехали, только без водки - все трезвые.
   Третий день сидим, курорт, погода хорошая, только уха начинает надоедать. А может татар и не будет? А может их и не было, а насочинял кто-то. Иногда, на правом берегу Северского Донца проходят татары, но одни всадники, без полона.
   И наконец, к вечеру, появилась лодка. Короче нашего струга, но, вроде, даже шире, и профиль другой. Три пары весел, гребут по течению еле-еле, подруливают больше. Всё, тревога! Все на борт! А у нас уха варится - ужин скоро. Два мужика котел подхватили, хорошо с ручкой, и в струг. Оттолкнулись веслами, гребем. Пока мы суетились, они прошли устье, выровнялись, и гребут вниз по Дону, метров сто до них. Поднять паруса! Ветер средненький, зато правильный - галфвинд. Но подняли и стаксель - нормально побежали, гребем еще, уверенно догоняем.
   Осталось метров двадцать, на лодке толпа - больше двадцати точно, и татры и полон - точно они. Татары сгрудились на корме, в руках луки, смотрят на нас, думают стрелять или нет. А у нас борт высокий, мы за него спрятались, у гребцов еще щиты между веслами, капитан Линдрос в будке из щитов, через щели смотрит. Правим вроде как мимо татарской лодки. Объяснил рулевому, что надо обогнать, потом притерется так, чтобы наша корма им по левым веслам попала, и в это время нам свои весла втянуть надо.
   Татары смотрят угрюмо, вот-вот и стрельнут. Мы уже их почти обогнали. Как бы теперь у них закурить попросить, вроде как они первые напали. Ну это у меня такие моральные предрассудки. Выучил я несколько ругательств по-татарски. У своих спрашиваю - ' а как по-татарски 'Кто вы такие?', и, не дожидаясь ответа кричу ругательства. Они в ответ что-то крикнули. А я таких ругательств не знаю. Стрела свистнула надо мной. Кричу громко - 'Они в нас стреляют!', и уже тише, для своих - 'Весла!' Весла втянулись, 'Капитан, подрезай!' Шлюп вильнул, и прижался кормой к левому борту лодки, несколько весел повыбивало из рук татарских гребцов.
   Засвистели стрелы над головой, мои все присели на дне. Их лодку стало крутить влево, лодка давит носом нам в корму справа, нас стало крутить вправо. Я взял в руки щит с отверстием-бойницей, и высунулся над бортом. В щит ударило две стрелы, я аж покачнулся. Смотрю в бойницу - передо мной несколько татар с луками, прикрываются круглыми щитами. Ага, плетеные щиты, обтянутые кожей, против револьвера! Бах! Один скрылся за бортом, на татарской лодке крики. Бах! Второй исчез!
  - Аким! Савва! Делай как я! Только в полон и гребцов не попадите!
   Струг развернуло уже носом против течения и нас вдруг стало относить от лодки. Паруса мы не спустили! После поворота стаксель полощет, а гафель нас тянет к правому берегу, да еще против течения. Лодка с татарами дрейфует с криками посреди реки, Аким и Савва успели стрельнуть по разу, и я задробил стрельбу.
  - Стаксель спустить! Право руля! Поворот фордевинд! - закричал я как бывалый моряк.
  - Линдрос, догоняй их - показал я пальцем.
   Опять подходим к лодке, в шлюп залетело несколько стрел, но все укрыты за бортом. Выглядываю со щитом, стреляю по лучникам. Шлюп описывает дугу вокруг лодки. Приближаемся, в трех татар я выстрелил, и лучников над бортом я не наблюдаю.
  - Спустить грот! Подгребайте к носу, только не высовывайтесь!
  Еще один лучник подскочил и выстрелил, я выстрелил в него. Попал - незнаю. Присел, перезарядился. Выглядываю, лодки сближаются.
  - Правее! Табань! - прижались бортом к их носу. Кошки нужны! Вот я .. !
   Выглядываю через борт в татарскую лодку - все дно лодки забито скрючившимися людьми, баба голосит какая-то. В передних рядах поднимает голову и смотрит на меня татарин с луком. Бах, еще минус один.
  - Аким! Савва! Берите большие щиты, и за мной! - перепрыгиваю на татарскую лодку и приседаю, прячась за щитом. Аким и Савва присели рядом со мной. Теперь мы перегородили нос лодки, и полностью скрылись за щитами. А что теперь делать? Куча лежащих и сидящих людей, и среди них еще есть татары.
   Кричу по-русски: 'Эй, народ православный, есть кто живой?' Кто-то мычит неуверенно. 'Да мы вас спасаем! Вот ты мужик - встань. Неуверенно поднимается мужик со связанными руками.
  - Иди на нашу лодку! - он тянет веревку, и еще трое поднимаются. Мы ужимаемся, и пропускаем их мимо себя. Оглядываюсь - лодки уже связанны веревкой - молодцы.
  Четверка переходит на шлюп.
  - Эй, кто еще хочет спастись? Проходите к нам! - Встает мужик, тянет бабу и пацана - проходят. Еще люди тянутся цепочкой. Вдруг вскакивает татарин с саблей - звучит сразу два выстрела - ну и реакция у моих!
  Опять все попадали.
  - Аким, Савва, потихоньку вперед двигаемся! - прошли немного, попинали ближних татар - не двигаются.
  - Идите к нам! Спасайтесь! - еще прошли люди. Я осмелел, встал, иду вперед потихоньку. Вот пацан - скрючился на дне. Я его толкаю - 'Беги туда!'
   Иду дальше - гребцы в колодках - ох и воняет здесь! Все, весь полон вытолкал. А вот один татарин живой лежит, я его пнул - а он на меня смотрит. Блин, и как его застрелить теперь! Делаю вид что так и надо. Возвращаюсь на нос, Аким и Савва стоят с револьверами, оглядывают окрестности.
  - Гребцов надо расковать - приходит один из моих матросов с двумя топорами, колодки деревянные, используя один топор как молоток, осторожно раскалывает колодки. Небрежно говорю Акиму:
  - Там один татарин живой - кончай его. - Аким подошел и татарской саблей ударил по шее лежачего. Он еще и патроны экономит!
   А один гребец мертвый! Дырка в голове, явно от пули! Это да ... дружественный огонь ... прости. Гребцы такие все тощие, только руки жилистые. Как они такую лодку вшестером против течения?
   Решил я бросить татарскую лодку, трупы татар ободрали и бросили за борт. Гребца тоже, но не раздевая. Пустую лодку отбуксировали к берегу, и немного затащили на мель. Чем позже ее найдут, тем лучше, но жечь ее тоже нельзя - слишком подозрительно. А так рыбаки ей ноги приделают, или весла.
   Отошли к левому берегу, разожгли костер, накормили ухой освобожденных, поставили варится следующую порцию - рыбы много. Через пару часов поели и отчалили в темноте. Ночь не особо лунная, но берега видно - без парусов дрейфуем потихоньку.
   Утром пристали к левому берегу. Стали разбираться, кто тут у нас. С литовской деревни - шесть мужиков, четыре бабы, три пацана - то есть четыре семьи и два мужика. Еще четыре русских мужика - их в дороге перехватили - шли на заработки. Среди гребцов - один русский, один алан и три черкеса.
   Объявил я всем, что они свободны, и могут идти домой. А кто хочет работать у меня - того возьму на работу. Три гребца-черкеса сказали что пойдут домой, и показали на юго-восток. Я им дал три пары трофейных сапог, нож татарский и хлеба. Они поблагодарили и ушли. А русский гребец сидит, смотрит на нас, улыбается и плачет. Я думал он пожилой - всклокоченные, седые волосы, тело в шрамах. Оказывается, ему нет и тридцати - кошмар, что с человеком делали. Сидит, боится что я его освобожу. Гребец-алан тоже никуда уходить не хочет. Общаемся с ним по-татарски, то есть с трудом. Ничего, обучим-откормим, к делу пристроим.
   Отправились дальше, беседуем с новичками, а литва - это никакая не Литва, такие же русские, говор немного другой, и все. Один из них стал бойко говорить, что он боярин литовский, у него было 'копье' войска, он ничьим холопом не будет, ему надо обеспечить условия проживания приличные. О, начинается! Смотрю - он заводится, голос повышает. Я его перебиваю:
  - Я тебя освободил?
  - Освободил.
  - Ты ко мне работать не идешь?
  - Не иду.
  - Вот, на тебе саблю. На какой берег высадить, на левый или на правый?
  Он на полном серьезе высадился на правый берег. Жалко, конечно. Или убьют, или в полон попадет. Может он и хороший вояка, но мне подчинятся не будет, еще тут борьбу за власть устроит. Нафиг-нафиг.
   Подошли к Тане. Я хотел мимо проскочить, но смотрю - еды не хватит до Воспоро, да и воды тоже. Накупил пшеничных лепешек, залили бочку колодезной водой и быстренько отчалили. Опять на веслах через дельту - но уже легче, по течению. Через два дня дошли до Воспоро, поели все нормально в таверне. В Каффу зашли, стекло продаваться стало, больше десяти листов продал.
   Пришли в Чембало, новеньких сразу на речку, в бане отмывать. Сразу стало тесно - пришлось шатры ставить и ударными темпами перекрывать вторую избу. Сразу стали в ней нарезать отдельные комнаты для семейных, печи нет, правда, но уже тепло, до осени так поживут. У нас три семьи 'старых', еще четыре новых прибавилось. Баб к Ратмире отправил, новых пацанов учат грамоте пацаны 'бывалые'. Мужиков стал распределять в подсобники, и - о чудо - среди них оказался кузнец! Наконец-то! Да еще из семейных и с сыном. Опросил остальных - нашелся плотник - к Осипу его. Хоть он и постарше Осипа, так Осип теперь и токарь по дереву. Один мужик сказал что раньше молотобойцем был - я глянул, вроде крепкий, пойдет. Теперь у нас в кузне полный комплект, надо кузню строить. Гребцы пока 'легкотрудники', отъедаются, на них смотреть страшно, а алан еще и язык учит.
   Место под кузню выделили недалеко от домны, чтобы подключиться к подачи воздуха от общей улитки. Пошла у меня специализация работников: кузнецы, плотники, химик-дегтярник, к домне прикрепил мужика. К дегтярнику и металлургу прикрепил пацанов, которые вели записи и изучали теорию. Прохор и два пацана стали механиками. Стеклодув еще, но он не постоянный - стекла мало, и его привлекаю на другие работы. И одна большая универсальная бригада.
   А почему у нас нету гончара? Не боги горшки обжигают! Кирпичи мы обжигаем, сушить тонкие формы Аргирос умеет лучше всех. Осип выточил гончарный круг, я показал пример и оставил всем 'поиграться'. Выявим, у кого лучше получается.
   Прокатный стан для проволоки, за мое отсутствие, Прохор уже доделал, но что-то не ладится. Показывает - включил, засунул кусок глины, из последней пары валиков выходит тонкий шнур, как надо. Но вот между второй и третей парами валиков, а особенно, между третей и четвертой парами начинает скапливаться промежуточный материал. Вот он начинает путаться, и из установки вылез сплющенный узел. Что за фигня? Начинает-то нормально! Еще раз запускаем - начинается нормально, все валики крутятся с одинаковой скоростью. Вот оно! Вращение одинаковое, а после каждой ступени материал удлиняется! Надо чтобы каждая следующая пара валиков вращалась быстрее!
   Опять переделывать! Хотя не так много, можно быстро выточить три новых шкива из дерева. Вот теперь нормально. Получаем длинющий глиняный шнурок. Стан готов, надо на железе проверить. Но железо будет после запуска конвертора.
   Конвертор готов, это ванна, облицованная обожженным доломитом. Доломит добывают около Каффы, и продают как строительный камень. В ванну конвертера заходит керамическая труба подачи воздуха, воздух будет выжигать лишний углерод из жидкого чугуна и превращать его в сталь. Томасовский процесс. Вот только наш конвертер неподвижный, и сталь сливать из него буду как из домны, пробив летку. Поэтому наша металлургия расположена ступеньками - самая высокая - домна, ниже - площадка литья чугуна и конвертер, еще ниже - площадка литья стали. Но заливать в конвертер надо жидкий чугун, а у меня только чугунный лом, руды нет. За рудой послал экспедицию, там ничего сложного, сами привезут. Корзины взяли правильные, небольшие, а не то что прошлый рейс - пришлось пересыпать несколько раз.
   А пока попробую переплавить чугунный лом, правда это лишний расход угля - но у меня в угольном сарае - гора. Загрузили - подожгли, прогрели. Засыпали уголь и чугунный лом. Вроде пора, пробиваем летку - а чугун не льется, а ползет как жидкое тесто. Остыл!? Нет! По цвету - температура правильная. Это же сталь! Содержание углерода снизилось - температура плавления повысилась! Сталь и загустела. Литья не получится!
   Срочно с кузнецом и мужиками отхватываем лопатами от ползущей 'колбасы' куски и кузнец быстро кует все подряд - крупное и простое. Прямо около домны формируем наковальню - теперь уже стальную. Черенки лопат дымятся - поливаем их водой. 'Прохор! Включай прокатный стан!' - из стана полезла проволока квадратного сечения в пять миллиметров.
   Уфф, раскидали сталь, больше полутонны! Большая часть - просто слитки и полосы - но у нас теперь кузнец, все в дело пойдет. Куча проволоки - сидят распутывают - надо барабан для намотки сделать. И канавку в последних валиках - чтобы проволока было круглой - я из нее гвозди хочу делать.
   Это что получается, чугун расплавился, и из-за подачи воздуха углерод стал выгорать? Тоже метод. Вот только расход угля лишний. В конверторе сгорает углерод чугуна и примеси фосфора, они дают тепло. Попробовал какая сталь получилась - а она разная! Есть малоуглеродистая, есть среднеуглеродистая - это в начале и в конце плавки, теперь бы вспомнить где - какая.
   Теперь гвозди. Выковали подобие пулелейки, только массивную - разъемную форму для горячей штамповки. На стыке плоскостей просверлил глухое отверстие - форма для гвоздя. Внизу острие - вверху зенковка для шляпки. Отрезали точно длину проволоки, нагрели в горне, закинули в форму - тюк сверху. Открыли - готовый гвоздь. Чтобы резать проволоку выковали стационарные кусачки - нижняя часть на пеньке - верхняя - с метровой ручкой. Упор, чтобы резать в размер. К штампу приделали ручки - быстро открывать и закрывать. Делают пять - шесть гвоздей в минуту - 'полуавтомат'. Причем не кузнецы, а любые два мужика после пяти минут обучения - работа неквалифицированная. Делаем четыре размера - пятьдесят, семьдесят, девяносто и сто двадцать миллиметров. В основном крупные, конечно. Ох, теперь я домов настрою, из досок и бруса
   Заказал корабелу корабль, проект которого так долго обсуждали, свою верфь я пока не потяну. Показал свои доски и гвозди - корабелу понравилось, обсудили сколько и чего нужно. Кроме моего ассортимента нужны ещё большие гвозди-шпильки. Для соединения больших балок сверлят отверстие, забивают стержень, и загибают с двух сторон специальным образом на треугольной оправке, чтобы кончик впился в дерево. Я ему прокатал проволоку восемь миллиметров - он одобрил. Вообще-то для этих целей нужен болт, но пусть это будет следующий технологический этап, тратить ресурс лерок я на это не хочу.
   Застопорилась работа со станиной токарного станка. На направляющих обнаружился горб миллиметров семь - шлифовать вручную можно месяц. Нужно механическое шлифование, нужен шлифовальный круг. Корунда у меня нету, но есть кварцевый песок, похуже, но пойдёт. А как спекать? Вдруг вспомнил надпись на этикетке абразива - ' На бакелитовой связке'. У меня же куча бакелита! Спаяли простую форму из меди, просеяли песок, разделили на фракции. Форму проложили исписанной промасленной бумагой, чтобы не приклеилась. Замешали, запрессовали аккуратно и поставили в духовку 160С на три часа. Вроде диск нормальный получился. Только непривычно - структура как у диска для болгарки, а форма - как точильный камень. Поставили на среднеоборотистый привод. Куском гранита подровняли. Нормально, можно инструмент точить. Переточили весь инструмент, даже топоры и лопаты. Только рабочая поверхность часто засаливается - надо обновлять куском гранита. Сказал сделать ещё несколько кругов разной зернистости.
   Теперь шлифование станины. Шлифовальный круг у нас неподвижен, придётся двигать двухсоткилограммовую станину. Сделали деревянные направляющие, выточили деревянные ролики. Теперь станина катается туда-сюда по деревянным рельсам. Вот только высоту регулировать неудобно. Но за два дня отшлифовали все направляющие, осталась точная доводка.
   Как я собрался делать фрезерный станок! У меня же фрез несколько штук и всё! Резец для токарного станка можно выковать из углеродистой стали, недолго, но будет работать. А выковать фрезу - пока фантастика. Надо делать плоскошлифовальный станок. Если туда ставить шлифовальные диски разной толщины как на болгарку, то он сможет выполнять все функции горизонтально-фрезерного станка. У меня только останется недоступной функция концевой фрезы.
   Надо сделать тонкий шлифовальный круг, как на болгарку, только их надо армировать. На небольшой рамке сплели сетку из толстой льняной нити, проклеили карболитовым лаком. Заложили форму и спекли диск толщиной 5 мм, для начала. Надо увеличить обороты на приводе - добавили ещё одну ступень редуктора. Отлично шлифует. Теперь тонкий отрезной диск - спекали два с половиной миллиметра толщиной. Запустили - крутит нормально, не бьет. Я взял железный прут и распилил его за несколько секунд со снопом искр. Все аж ахнули. Вот она отрезная шлифовальная машина - 'болгарка' !
   А отрезная шлифмашина является важной технологической ступенью в моем времени. Связка - электросварка плюс болгарка - это волшебная палочка для многих мастеров. Что только не творят с помощью этих двух инструментов! Строят даже трактора и мосты, не говоря о более простых проектах. Но для этого ещё нужен стальной прокат - листы, уголки и полосы. А также расходка - диски, электроды и электричество. Вот электросварка мне пока недоступна. А прокат нужен, проволоку я уже освоил, теперь нужен лист. Большую ширину я не потяну, но хотя бы пол метра. Поставил задачу группе Прохора - сидят думают. Нагрузки там будут больше чем на проволоке, поэтому станину надо делать металлическую, и привод весь на шестернях. И надо предусмотреть охлаждения валов.
   Привезли руду, тонны четыре или больше, будет полная домна. Прогреваем, готовим к запуску. Наделали много литейных форм, особенно для чугуна. Будет ли литься сталь, момент пока не ясный, форм для нее сделали немного. А вот из чугуна напланировали: - станину для плоскошлифовального станка, станину для прокатного стана, ролики и шестерни для него, суппорт и заднюю бабку для токарного. Шлифовальный станок запланировал большой, портальный, чтобы в него влезали другие станины. Для всех важных деталей формы подготовили в двух экземплярах.
   Переработали весь поташ в стекло. Постепенно копится новый, но медленно. Заказал золотарю, кроме селитры, ещё золу собирать. Только объяснил, что зола должна быть не моченая, с пеплом. Серо-белый пепел - это и есть карбонат калия. А если зола попадет под дождь, то весь пепел растворяется, смывается.
   Научились делать бутылки, сделали из дерева разъемную форму и туда дуем бутылку. Сделали несколько штук из темного стекла и из прозрачного. Но это только для себя, не на продажу - мне надо столько химии всякой хранить. У меня появились два прибыльных товара - стекло и гвозди. Надо лавку здесь, в Чембало, открывать.
   Опять я про бумагу забыл, надо начинать. Взяли большой керамический чан, загрузили опилок почище, и залили водой. Рядом поставили горшок с плотной крышкой. В этой крышке две медных трубы, в одну подается воздух ручными мехами, другая труба идёт до дна котла с опилками. Подожгли серу закинули в горшок и закрыли крышкой. Подаем мехами воздух. Серный дым - диоксид серы - пробулькивается через котёл с опилками, там он вступает в реакцию с водой и образует сернистую кислоту. Добавили извести, это и есть сульфитный метод, но, довольно в простом варианте. Теперь варим эти опилки в растворе.
   Тут уже домна разгорелась, скоро пора чугун выпускать. Заполнили литьевые формы чугуном, стали заполнять конвертер. И сразу включили подачу горячего воздуха в конвертер. Из ванны аж пламя вырывается и брызги летят - подойти страшно. Минут через пятнадцать, огненная буря стала стихать. Пробили летку - пошла сталь. Сталь не такая жидкая, как чугун, мелкие детали не получаются, это даже литьем нельзя назвать. Но крупные детали сформировали, также наделали слитков, полос, плит. Проволочный стан работал без остановки, охлаждали валики мокрыми тряпками. Проволоку наматывали на деревянный барабан, похожий на колодезный ворот.
   Оставили чугун остывать до утра, а тут опилки сварились - надо промывать целлюлозу от лигнина и химии. Пришлось срочно делать сито из медного листа. Промыли несколько раз, дали стечь воде - получили целлюлозную желтоватую массу. Из двух валиков сделали выжималку с ручным приводом. Валики отшлифовали на токарном станке. Смешали несколько небольших пробных порций смеси целлюлозы с крахмалом в разных пропорциях. Записали пропорции и прокатали через выжималку. Получились мокрые бумажные блины, оставили сохнут до завтра.
   Наутро разбирал чугунные отливки. Не все отливки получились, но так как делал всё по два экземпляра, можно и доделать токарный станок, и начать делать плоскошлифовальный станок и прокатный стан. Проверил сталь - тоже получилось вся очень разная, от почти чистого железа до высокоуглеродистой. Теперь не знаю за что хвастаться. Тут ещё доски пилим нужной толщины для постройки корабля. Ещё гвозди штампуют непрерывно, мужики из общей бригады меняются, по часу работают 'на гвоздях'.
   Вспомнил про бумагу - стали проверять бумажный блины - там где меньше всего крахмала - получилось промокашка. Самый крахмальный - хрустит при сгибании, а вот предпоследний неплохо получился. Бумага получилось вроде газетной, только толще и желтее. И заметны отдельные волокна в массе бумаги. Сделали лоток на подаче в выжималку, теперь бумага идет полосой, шириной ровно двести десять миллиметров. Это же сколько я бумаги могу производить! Опилок - гора, извести - вон, Белая гора, серы расход небольшой, могу еще привезти. А, крахмал! Зерно надо покупать, но его вклад в цену небольшой. И остаток зерна перегоняю в спирт. А жмых потом охотно едят лошади, даже волам не достается. Да я же бумажным магнатом стану! Хотя рынок сбыта небольшой, 'писарей' тут немного, ну хотя бы свои нужды обеспечим.
   Почти каждый день заглядываю на верфь, вникаю в технологию кораблестроения. Но не все применяемые технологии мне нравятся, записываю, что можно улучшить. А корабль уже виден - скелет весь, обшивать начинают.
   Пилим доски для корабля, но много отбраковывается. Если заметный сучок, то доска для корабля не годится. Решил сделать дощатый дом - гвоздей и досок у меня полно, а с жилплощадью опять напряженка. Каркас дома из бруса, обшиваем досками, полы по лагам, чердачные перекрытия - потолок дощатый. Типичный дом из 19-го века, окна небольшие в 'три стекла' - 40 на 50 сантиметров. Но по местным меркам окна шикарные. Быстро собрали, мужики удивляются - построили деревянный дом почти без использования топора, только молоток и пила. Расселили людей, стало немного просторнее, теперь комната приходится или на семью, или на три-четыре человека. Печи поставить не успели, проемы в перегородках для печей закрыты щитами из горбыля. Печник кладет только первую печь. Печи по одной на две три комнаты, только отопительные, без варочных панелей. Питание общее, централизованное.
   Опять мы перестали помещаться за одним столом, да и по времени трудно собраться всем вместе. Надо нормальную столовую построить, давно хотел, а то во времянке едим зимой, а летом - под навесом. А если сделать столовую как общепит? С подносами, с раздачей? Внедрять будет сложновато, но будут плюсы - повысится гибкость, уменьшаться пиковые нагрузки. А главное - будет готовность к внедрению денежных отношений, чувствую, потребность в них уже назревает - сейчас у меня в коллективе - уравниловка, и мастер, и воин и разнорабочий получают одинаковые блага. Замечаю, что эффективность работы начинает падать, только отдельные энтузиасты пашут изо всех сил. Чем больше коллектив, тем это сильнее будет проявляться. Значит надо выплачивать вознаграждение за работу, дифференцированно.
   Чтобы не разориться при этом, я как правильный капиталист должен большую часть этой зарплаты легально изъять - моими же товарами и услугами. Самое первое - питание, все должны питаться у меня за деньги и с удовольствием. Ну процентов на девяносто пять - остальное - развлечение и иллюзия выбора. На речке-то понятно, а вот когда заработает моя верфь в городе... Надо делать эффективный общепит. Но все равно - большая сумма в серебре будет изъята из оборота.
   Еще надо лавку открывать, но товары там не для потребления моими же. Нужна будет лавка на речке, продавать 'товары народного потребления', но это можно не сразу, хотя - не знаю... А вот стекло, бумагу и гвозди, при больших объемах, будут покупать приезжие купцы. Вот тут желателен меняла-серебрушник, чтобы с серебром не обманули, и покупателей не упустить. В основную лавку, а в остальные точки продаж? Чтобы один меняла выдавал квитанции за серебро? Вот она идея, которую никак не мог уловить! Надо выпустить свои бумажные деньги! Под видом квитанций за обмен серебра на лиры.
   Только надо обеспечить железную конвертируемость, то есть серебряную - мои бумажные лиры всегда можно будет обменять на серебряные лиры один к одному у моего менялы - кассира. А вот купить бумажные за серебро только с комиссией - ну пусть пять процентов. Достаточно, чтобы сдерживать обратный обмен. А все мои магазины и столовые будут принимать только бумажные. То есть, чтобы купить выгодные товары, человек купит у меня бумажные лиры, зная, что всегда сможет за них получить серебро. Но спешить делать это он не будет, так как дисконт пять процентов, а за бумажные можно купить выгодно, и вкусно поесть. Это получается - эмиссионный доход.
   Интересно, как это воспримут власти? Мне кажется, они на все согласны, в свете развивающегося экономического кризиса, вызванного нарастающей военной угрозой. А обосную это тем что мои продавцы в лирах и сольдах путаются, а пробы серебра проверять совсем не умеют. Вводить это надо будет только в одной лавке. Вот сюда сдал серебро - тебе дали бумажку, ты за эту бумажку купил товар. Чтобы привыкали. А потом - за эти бумажки можно вкусно поесть за углом. Только за эти.
   ' В этих бумажках нет никакой опасности - их всегда можно обменять на серебро. К тому же увеличивается деловая активность в городе, стало больше приезжать купцов' - это я уже в уме оправдываюсь перед консулом.
   А как же сами купюры? Надо их печатать, защищать от подделки. Ну бумага у меня уже своя, черных анилиновых чернил у меня десятки литров, есть и цветные, но меньше. Надо будет клише ювелиру заказать. Бумага довольно мягкая, будет быстро изнашиваться, надо как-то уменьшить износ.
   Как бы еще облегчить психологический переход - там монеты - а тут купюры. Делать медные или железные? Это уже в истории проходили - будут восприниматься как фальшивые. Нет, должны быть бумажные, как вексель. А ведь это и будут мои векселя. Да, должны быть бумажные, но износостойкие. Пластиком покрыть? У меня же есть карболит! Карболитовый лак! Залить слоем карболита - будут как пластиковые - очень долговечные. Никто не подделает, еще многоцветную печать если добавить.
   Начинать надо с мелких, с сольдо. Крупные вводить постепенно. Сольдо можно сделать круглыми - как монеты - только крупнее серебряных, для удобства. А лиры - прямоугольные - с пластиковую карту - маленькие векселя. С одной стороны - латынь и римские цифры - с другой - по-русски и арабские цифры.
   Все, решено, начинаю - лавка и печать 'монеток'. Клише заказать у разных ювелиров, для безопасности. Печатаю одно сольдо и пять сольдо. А, еще пол сольдо, проблемная монета, которой нет, а у меня будет. Пол сольдо печатаю только черной краской, в одно сольдо добавляю синий орнамент, в пять - зеленый. Вырубной штамп из стали сам выточу. Бумагу делаю по-другому: больше крахмала и мела добавил. Бумага получилась плотная и почти белая, но ломкая. Но гнуть ее никто не будет, слой смолы даст жесткость.
   Пока клише делают, ищу место. Недалеко от участка под верфь, но ближе к центру нашел лавку на продажу, лавка небольшая, но большой задний двор, и участок угловой. Если во дворе построить столовую - то можно сделать отдельный выход в переулок. Купил эту лавку с участком. Начали перепланировку лавки - отгородили комнатку с окошком в торговый зал - кассу для менялы. Ну и отделку обновили, досок у нас полно. Менялы - серебрушники на 'рынке труда' есть, только зарплату плати. Кого поставить в лавку торговать? Пойду-ка я в Каффу, к Еремею. Надо новый товар отвезти, и выручку снять.
   Набрал гвоздей, бумаги, немного стекла и отчалил. До Каффы дошли без приключений. Еремей новому товару обрадовался, обсудили с ним цены. Решили гвозди, а особенно бумагу, продавать ниже рынка, оборот наращивать. Стекло немного дефицитный товар по сырью - цены оставляем. Кстати, стекло он почти все продал - я получил более двухсот лир своей доли.
   Теперь о людях, я уже давно заметил, что один из людей Еремея - Пахом - почти полностью может заменять купца в лавке, торгует и считает хорошо. Я предложил поменять Пахома на бывшего человека Еремея, который сейчас у меня работает. Чтобы он охранял лавку Еремея. С револьвером. Да, револьвер - это аргумент, даже в таком применении, Еремей сразу согласился.
   Кстати, в лавке новый сотрудник - относительно молодая гречанка - кухарка. И заметно, что для Еремея она не только кухарка. Ну что же, правильно, так спокойнее.
   Вечером пришел Ефим, и так обрадовался меня увидев. После ужина подходит с просьбой:
  - Дядя Андрей, заберите меня к себе! Я уже всю-всю латынь выучил! Вот правду говорю! - ну да, я же его племянником стряпчему назвал.
  - Точно?
  - Точно! И вот даже что...
   И достает .. ну да, книгу, сшитую из самодельных тетрадей. Открываю - ого - латинско-русский словарь! Пролистываю - да сколько же тут? Тысячи две слов, наверное. Вот это труд!
  - И долго ты это писал?
  - Все эти месяцы. Но последнее время новых слов почти нет.
  - Молодец, завтра идем к Хозе и расплачиваемся! Идешь с нами в Чембало.
   Вот он обрадовался, хотя и пытается сдерживаться.
  Утром сходили к Хозе Кокосу, отдал ему три 'золотых' пера, чернила. Они давно в сундуке в лавке были спрятаны. И отправились домой - в Чембало.
   На речке пацаны встретил Ефима как брата, да и девки тоже, вроде как семья воссоединилась. Шлюп отправился в рейс за рудой и кварцевым песком, серы еще много. А я погрузился в пучину своих производств.
   Сделали клише для денег, разрабатываю технологию печати. Сначала бумага нарезается на ленты. Лента вставляется до упора в первый кондуктор с клише, делается один оттиск, потом в другой кондуктор - оттиск с обратной стороны. Это чтобы оттиски совпали. Потом в вырубной кондуктор - вырубается кружок и обрезается лента по длине. Цикл сначала.
   Для одного сольдо, на 'русской' стороне, вокруг цифры '1' и надписи 'сольдо', добавляется синий орнамент в виде шестеренки - не придумал ничего лучшего. Для пяти сольдо - шестеренка зеленая. 'Монеты' отличаются по размеру, но не так сильно, как серебряные.
   Затем кружки покрываются карболитовым лаком, сохнут. Потом намазывается дозированно слоем карболита с двух сторон и помещается в медные круглые формы. И в печь на три часа. Когда достал первую партию - понял - это же фишки для казино! Вот такие получились банкноты!
   В каменном доме занял еще одну комнату, теперь в одной у меня спальня - в другой хранилище ценностей и 'монетный двор' - там я печатаю банкноты. В смолу заливает 'химик', но под строгим учетом 'сдал-принял'. Сделали большой сундук, обитый железом, в него я встроил хитрый замок - четыре шурупа, но их надо не открутить, а повернуть на определенный угол. В третьей комнате ночью спят Аким и двое воев, а днем это кабинет Ратмиры - она уже давно не готовит, а управляет хозяйственной деятельностью, писать научилась, ведет учет. У нее тоже сундуки, с ценностями попроще. Четвертая комната - мой кабинет, и еще там пацаны книги читают. Выносить книги я не разрешаю.
   Лавка готова, но не открываю, пока не наработаю запас монет.
   Токарный станок пока не делаем, сначала плоскошлифовальный, а потом на нем отшлифуем все плоскости. А там не быстро - конструкция большая.
   Строим столовую, не спеша, добротно. Кухня и мойка посуды - разные комнаты. Но там и там будут медные раковины с умывальниками. Потом раздача - стол с котлами и длинный стол для подносов. Деревянные столешницы покрыты лаком - можно мыть нормально. Полы из известняковой плитки - тоже можно мыть. У входа в обеденный зал сделаем медные раковину и умывальник. Столы на шесть человек и куча табуреток. Скоро откроем.
   Прокатный стан для листа построили - запустили тест на глине - нормально. Раскалили в горне стальную плиту, засунули в стан - сталь прошла одну ступень и встала - ремень на шкиве буксует - пришлось срочно останавливать, разбирать. Момента не хватает. Это если ширина полметра, а если меньше? Получилась полоса в двадцать сантиметров шириной и толщиной в два миллиметра. Полоса ровная, чуть ли не блестит - шлифовать валы на 'деревянном' станке мои давно научились. Кузнец оценил - вручную такое не выковать. А стальной лист мне очень нужен.
   Я хорошо помню наш недавний 'морской бой'. У нас было восемь стрелков, а стреляло только трое. У нас были револьверы против луков - а нормально 'зачистить' вражеское судно мы не могли. Ну хоть обошлись без потерь. Щитов недостаточно - нужен стальной штурмовой доспех - вроде рыцарского. Ковать его очень трудоемко, а вот собрать из прокатанных полос - гораздо легче. Но сначала надо определится с толщиной. Сделали несколько полос от двух до четырех миллиметров, провели термообработку. Стали стрелять из луков бронебойными - вроде все держат удар, но на самых тонких - в месте попадания появляется трещина. Сталь слишком хрупкая!
   Отпустили сталь - пробивается. Взяли малоуглеродистую - тоже. Увеличивать толщину нельзя - будет неподъемный доспех. Вот бы был композит - основа пластичная, а передняя поверхность твердая. А ведь можно это сделать и со сталью! Взять малоуглеродистую сталь, выковать деталь. На нужную поверхность нанести угольный порошок и нагреть до 950С- 1000С на несколько часов. Углерод диффундирует в поверхность металла. Глубина насыщения зависит от времени. Объяснил кузнецам принцип - пусть экспериментируют, тут не быстро.
   А тут Прохор что придумал, взял медь, очищенную по новому способу селитрой, отлил плиту небольшую, и горячей засунул в прокатный стан - получается отличный ровный медный лист, да еще и пластичный. То что мы покупали у медника - такая фигня. Минимальную толщину можно получить меньше полумиллиметра - фольга. Как раз из своего листа сделаем сантехнику для столовой. И новый товар для лавки появился.
   Кстати, лавку пора открывать - все готово. Осталось нанять менялу. Хотел нанять иудея - но они отдыхают в субботу - шабат. Пришлось нанять латинянина, в лавке - воскресенье - выходной, почти как у всех лавок в центре - все в церковь идут на воскресную службу. Объяснил ему про дополнительные обязанности (на самом деле основные) - менять лиры на банкноты. Принесут серебряную лиру - выдает бумажными девятнадцать сольдо, а вот обратно - нужно двадцать бумажных сольдо. Договорились, что он забирает всю комиссию при проверке серебра на пробу (ну это меня не волнует), комиссию при обмене лир на банкноты (пять процентов), мы делим пополам. Плюс еще оклад в два сольдо в день, но я все перевожу на недельные расчеты - двенадцать сольдо в неделю (один выходной).
   На прилавок выложили стекло, бумагу, гвозди (поштучно) медный лист разной толщины. Зеркала-иголки пока решил не продавать. За прилавком Пахом, перед прилавком Ефим и Линдрос, объясняют покупателям правила оплаты на латыни и греческом соответственно. Опять как в Каффе запустили 'громкую рекламу' из местных пацанов. Новый метод оплаты восприняли нормально - в системе 'купец - меняла' и не такие выкрутасы бывают. А нашу систему даже признали удобной - красивые необычные 'жетоны'. Некоторые даже забирали с собой бумажные сольдо или полсольдо - нумизматическая эмиссия пошла.
   Первый день продажи были небольшие, потом стали расти. Через несколько дней резко 'пошли' гвозди. Плотников в городе много, и недорогие и ровные гвозди всем понравились. Через неделю стали приходить медники, заказывали медный лист нужной толщины и длины, ширина у нас постоянная - полметра. Через неделю же Линдрос отправился за рудой, а Ефим на речку. Пахом говорил заученные фразы на греческом и латыни. Хотя этими языками он уже владел на 'торгово-разговорном' уровне. Оставил еще охранника с револьвером и занялся другими делами. А Пахома надо учить стрелять по воскресеньям.
   Корабль уже обшили, сейчас смолят. Скоро спустят - и к достроечной стенке - ставить мачты, такелаж, надстройку. Линдросу сказал чтобы привозил своих родителей и брата, всех возьму на работу. Лодку свою пусть в Каффе продают. Купил парусины - начали шить паруса. Швейной машинки у нас нет, сложно это пока. Шить парусину тяжело, решил хоть как-то облегчить процесс.
   Сделали небольшой столик, нет не чугунный - деревянный. Почти во весь столик - большой гнутый рычаг прижимает бронзовой пластинкой ткань к столику, в месте прижима в столике окошко, закрытое тоже бронзовой пластиной. В обеих пластинах сквозное отверстие три миллиметра. Под столиком рычаги и педаль. Если нажать на педаль, из под столика через отверстия проходит цыганская игла ушком вперед (тупой конец иголки заточили). Между пластинами зажата сшиваемая ткань, игла с нитью ее легко пробивает, еще бы - ногой и рычагом. Если отпустить педаль до половины - иголка опускается, нить образует петлю. В эту петлю швея( ну конечно - Фрося первая) продевает небольшой бронзовый челнок, на который намотана вторая нить. Педаль отпускается полностью - и иголка уходит еще ниже, утягивая за собой нити. Получается двухнитевой прямой шов, как на машинке Зингера. Протяжка ткани тоже вручную. Еще добавили регулятор натяжения нижней нити на болтике и пружинке. Опять у меня 'полуавтомат', или даже 'полуавтомат полуавтомата'. Но скорость шитья парусины выросла раза в три. По тонким тканям такого выигрыша не будет.
   Наконец-то закончили столовую. Кухня почти современная, правда над раковинами умывальники висят, и печи дровяные, зато все сияет медью, а основная рабочая столешница из мрамора - тут на одном мысе недалеко добывают. Отдельная печь для выпечки хлеба, выпекаем и пшеничный и ржаной хлеб. Хотя здесь цена на зерно почти одинаковая, а с черным хлебом возни больше. Но русские люди привычны к ржаному хлебу, и его отсутствие плохо переносят. Будет еще один 'якорь'.
   Для мойки посуды - отдельное помещение, там аж три раковины - в первой посуду моют мыльной глиной, в двух - полоскают. Тарелок и кружек наделал наш начинающий гончар. Чтобы посуда была одинаковой емкости - применяли шаблон. Подносы деревянные, пропитаны маслом. Поварих нарядил в белые халаты и колпаки (вообще-то серые - лён), объяснил всем - что это для чистоты. Раз в неделю предписал мыть столовую карболкой - у нас ее полно.
   Торжественно открыли, объяснил всем порядок действий с подносом. Люди осторожно-торжественно подходят к раздаче. Специально наготовили разных блюд - и уха, и бараний суп, и мясо жареное, и рыба жареная в бараньем жиру (в оливковом масле слишком дорого), каши двух видов, квас, сбитень, хлеб белый и черный. Озадачил людей проблемой выбора, вот вам грядущая эпоха потребления. Да еще столы раздельные - ходят, пересаживаются, кому с кем сидеть. Полная иллюзия свободы действий! А еще вокруг красота, хотя это просто тщательно обработанная древесина, покрытая воском. Но терема у многих князей победнее выглядят. Так что торжественный обед длился часа два. Люди расчувствовались, и вдруг спрашивают меня: 'А почему наш такой хороший поселок никак не называется?' А я как то и не задумывался. В будущем, тут рядом будет Черноречье, но надо немного по другому, чтобы не путать. И почему поселок? Торжественно сказал: 'Отныне наш город зовется Чернореченск!'
   Кузнец показал результаты экспериментов - пластина, с одной стороны - пластичная малоуглеродка, а с другой - закаленная сталь, не всякий нож поцарапает. Стреляем бронебойной стрелой - вмятина, наконечник гнется. Вокруг вмятины мелкие трещины поверхностного слоя, основа не трескается. Если стрела приходит немного под углом - просто скользит - и в сторону. И это толщина два миллиметра! Все-таки закаленная сталь на поверхности. Вот это дело! Прикинул вес полного доспеха - даже два миллиметра - вес очень большой. А делать доспех неполным - смысла мало, при штурме расстояния маленькие - будут прицельно бить по ногам. Даже одна стрела, попавшая в бедренную артерию - быстро убивает. А если доспех сделать сплошным, но только спереди? Идем фронтом по кораблю - за спиной врагов не оставляем. Надо попробовать.
   Начинаем делать доспехи. Основная кираса спереди будет набрана из горизонтальных полос, соединения допускают некоторую подвижность. Вверху отгиб - воротник спереди, это чтобы рикошеты от груди в горло не уходили. Сзади - только кожа, также защита рук и ног только спереди. Оставляем небольшой щит, он психологически хорошо помогает, поэтому левую руку - кисть и предплечье не защищаем. На правой - латную перчатку не делаем - из револьвера же стрелять, да и сложно очень. Только изогнутая пластина на тыльной стороне кисти. Шлем легкий, небольшой, с мягким подшлемником, и мощное забрало во все лицо, напротив глаз - окошко, закрытое 'расческой' из стальных пластин. Попробовали - бронебойная стрела застревает - пластины даже не гнуться, потому как ребром к направлению удара.
   Там уже корабль на воду спустили, мачты ставят, стоячий такелаж набивают. Хожу по недоделанному кораблю и наслаждаюсь - сплошная ровная палуба, полноразмерный трюм, правда узковатый. Шкотовые и фаловые лебедки с бронзовыми трещетками - наше производство, также как и все блоки. Мачты заказал по одиннадцать метров. На носу кабестан, якорь буду скоро отливать, домну готовят. Якорь запроектировал системы Матросова, что-то лучше ничего не вспомнил. Якорной цепи пока не будет, из чугуна не отольешь - хрупкий он, а сталь у меня плохо льется, ковать - слишком трудоемко. Так что якорь будет на канате. Да и не так велик корабль. Наконец-то настоящий руль! Даже не румпель, а тросовый штурвал! Со мной ходят Фотисы - отец и два старших брата, мои капитаны, все изучают, спрашивают, что непонятно. Пусть их трое на два судна, но надо осваивать новые паруса заранее, и скоро троих мне мало будет.
   Домну разогрели, загружают. В этот раз чугуна надо будет мало, только детали для станков и лапы якоря, спицу отольем и докуем из стали, он простая. А вот стали надо будет много, причем малоуглеродистой - и на гвозди и на доспехи. Немного переделал воздушную трубу в конвертере - чтоб лучше углерод выгорал.
   Пустили чугун, заполнились формы - теперь в конвертер. Сразу пустили воздух - пламя, искры - фейерверк. В конце чугун пошел со шлаком - отвернули его в другие формы - отливаем кубики с дыркой килограмм по тридцать - балласт. Только на это он и годен, или в переплавку, а переплавлять в домне - лишний расход угля. Пусть пока будет балластом - надо будет - переплавим. Как и прошлый раз, успели наделать кучу проволоки, листового проката, пусть и шириной всего двадцать сантиметров, но нам подходит. Отлили и отковали циклопические ножницы для листового металла - верхняя ручка полтора метра, нижняя крепится к колоде, каждое лезвие больше ладони. Попробовали - режет даже трех миллиметровую сталь. Производство доспехов ускорится.
   Отлили и отковали заготовку лущильного ножа - это метровый неравнополочный уголок, большая полка которого будет заточена как нож рубанка. Будем делать шпон, а из него фанеру. Взял я в руки этот уголок и понял - это следующий технологический этап, нужна еще электросварка и будем прокатывать такие уголки. Смогу построить хоть мост, хоть небоскреб, хоть 'железный корабль'. Надо только много людей и железа.
   В отливках были недостающие детали для плоскошлифовального станка, его постройка выходит на финишную прямую, подача по двум осям уже работает, осталась третья ось и окончательная выверка линейности направляющих. Сделали еще сверлильный станок, по сравнению с плоскошлифовальным, можно сказать - между делом. Самое сложное в нем - патрон. Я же с собой привез ручную дрель с нормальным ключевым патроном 'на десять'. Аргирос отлил его копию из бронзы БрБ2, там еще проблема, в обойме тонкая резьба большого диаметра, такой лерки у меня нет, пришлось 'дорабатывать напильником', в смысле надфилем.
   Еще там нужны пружинки, их сделали тоже из БрБ2, но там нужна очень точная термообработка. Для закалки нужно нагреть до температуры 780С плюс-минус 10С. Биметаллический градусник, который я привез, только до 600С. А в тестере с термопарой, который может это померить, надо экономить заряд батареи. Собрался я было делать высокотемпературный биметаллический градусник, как вспомнил, что эвтектика медь-серебро как раз плавится при температуре 778С - то что надо. Вот только какой там процент серебра - точно не помню, что-то около 70. Ну не беда, сплавил несколько вариантов сплава по немногу, миллиграммы взвешивал, нагрел на одной железке - один кусочек расплавился первым - это и есть 778С, у остальных температура выше. Кажется, эта точность даже выше, чем точность термопары. Пружинки получились хорошие. Теперь можем любые пружины делать, только не большие, а то бериллий жалко.
   Конус Морзе выточили на деревянном токарном станке, точнее вышлифовали. Надо еще и круглошлифовальный станок делать, раз у нас с абразивами нормально. Собрали сверлильный, зажали в патрон иголку - биение около миллиметра - нормально. Первый мой 'железный' станок!
   Сверла для него делали из углеродистой стали, похожей на У8. Спиральность у нас не очень получалась, но на глубину миллиметров двадцать эти сверла сверлили
   Еще отлили из чугуна нормальные тиски, правда, ходовой винт бронзовый и метрический - токарный станок пока не готов.
   Со смазкой подшипников скольжения станков надо что-то делать. Сейчас используем странную смесь оливкового масла и скипидара, при смешивании - смесь расслаивается, и одна из фракций довольно стабильно работает, но нужно нормальное машинное масло, нефти нет, до цикла Фишера-Тропша руки не доходят, сложно это пока.
   Скипидара, кстати, полно. Надо сделать керосиновую, точнее скипидарную лампу! Листовая медь у нас отличная, быстро спаяли корпус, фитиль из льна, подачу фитиля сделали. Стекло для лампы сделать сразу не получилось, прозрачная бутылка получается - а труба - нет. Еле наловчились отрезать ножницами еще мягкое стекло, и потом опять выравнивать диаметр трубы. Зато когда вечером, после заката зажгли в столовой - 'как десять свечей!' Запах, правда, такой, хвойный.
  
  Глава 7.
  
   Сегодня поставили паруса и вышли в море первый раз. Поставили гафельные фок и грот, так что у нас гафельная шхуна. Сегодня без стакселя, для пробы, так проще. Походили туда-сюда, приноровились. Разогнались - оверштаг получился. Хорошая управляемость с нормальным рулем! И скорость даже без стакселя хорошая! Только надо немного балласта добавить. Оставил трех капитанов осваиваться, дал им неделю до следующего рейса.
   Лавка наша стала популярна в городе, постоянно люди в торговом зале. Временами к Пахому очередь, он уже ничего не объясняет, только отпускает товар. Клиенты уже знают цены, молча меняют лиры на банкноты. Когда есть время, Пахом раскладывает гвозди по двадцать штук в деревянные чашки, ему Осип навытачивал из ореха и бука - красиво. Потом уже пересыпает гвозди в тару покупателя, меньше двадцати гвоздей никто не берет. Одно время кончилось стекло, народ заволновался, но потом пошли поставки золы от золотаря, мы 'наштамповали' стекла и народ успокоился, стекло стали покупать активнее, а вдруг опять кончится? Заказы на медь мы принимаем в метрах и миллиметрах, на прилавке лежит бронзовый метр. Один медник уже купил такой метр за четыре лиры. Ювелир нам делает за две с половиной.
   А вот бумага дает меньше всего дохода, мало потребителей. Я сходил к консулу, подарил ему бумаги, заверил, что двадцать листов бумаги в месяц, для такого хорошего человека мне не жалко. Консулу тоже стало приятно, он сказал, что у меня хорошая лавка и эти маленькие векселя очень удобны.
   А Пахом и меняла говорят что бумажные монеты слишком мелкие номиналом, нужны еще и покрупнее. Я напечатал круглую банкноту в десять сольдо - с красной шестеренкой.
   Потом еще залез в сундук, пересчитал серебро - более тысячи лир! Я знал, что у меня много, но чтобы так! Подсчитал эмиссионный доход - чуть больше ста лир, тоже неплохо. У меня тут такие сокровища лежат! Я заозирался - надо усилить охрану.
   Редкие деревья на территории поселка я оставлял. Почти в центре растет крупное дерево - не скажу какое, но не дуб и не сосна - точно. На высоте семи метров - развилка - отходят две мощных ветки горизонтально. Вот вершину над этой развилкой мы спилили, и поставили вместо нее сторожевую будку закрытого типа, с крышей и наблюдательной щелью-бойницей по периметру. Сделали удобную лестницу, но дверь в будке запирается изнутри - только если топором ломать. Теперь на этой сторожевой вышке постоянно часовой с винтовкой. Надо бы устав караульной службы вспомнить.
   Надо начинать строить верфь, но сначала кафе - в городе будем делать традиционно - без самообслуживания. Собрал своих строителей - объяснил, показал проект. Стали готовиться. А я пока в Каффу, чувствую там у Еремея и стекло и гвозди давно кончились. Стекла у меня немного, а вот гвоздей взял больше ста килограмм. Меди взял десяток листов ходовой толщины. Кстати, из Каффы надо грязной меди привезти - она там дешевле.
  Вышли на шхуне рано утром, и под тремя парусами дошли до Каффы к вечеру. Впервые так, очень удобно! Какая же скорость? Узлов десять, не меньше. Надо опять лаг делать.
   Еремей товару очень обрадовался, сразу размечтался, как он с гвоздями развернется. Я ему подсказал про предварительную фасовку. Еще Еремей рассказал, почему свинец такой дешевый - его где-то недалеко выплавляют. А привозят из Копы - это город на Кубани, чуть выше устья. Откуда в Краснодарском крае свинец? Хотя, Кубань длинная. Карачаевск! Карачаевское свинцово-цинковое месторождение! Цинк! Цинк совсем рядом. Но его никто не умеет добывать, у цинка температура кипения всего 907С - он испаряется при выплавке. Мне срочно надо в Копу! Еле дождался утра.
   До устья Кубани дошли быстро, но потом долго лавировали по извилистому руслу против течения на парусах, целый день шли, пешком быстрее. Пришел на рынок, свинцом много кто торгует, но я искал купцов-черкесов. Нашел одного, на греческом говорит, с Линдросом стали расспрашивать. Да, там, далеко в горах, где эта река узкая и быстрая, его односельчане выплавляют свинец. 'А когда выплавляете - белый дым от руды идет?' - спрашиваю. 'Это очень опасный дым, если им дышать, то будешь долго болеть, кашлять' - отвечает черкес. Ну точно цинк! Договорились, что он привезет в Копу большую корзину руды, но это будет через месяц, не раньше. Дал задаток - объяснил, что придет Линдрос, пусть его ждет. Выходит не дешево, везти около восьмисот километров.Купили свинца, вроде как пряник в Туле, как магнитик на холодильник, и пошли к Воспоро за рудой. Теперь борта судна намного выше, корзину с рудой просто так не поднимешь, надо осваивать другую механизацию. От спущенного фока отвязали оба фала, один привязали к ноку фока-гика ... Ладно, перевожу - нижнюю рею первой мачты используем как стрелу подъемного крана. Грузоподъемность небольшая, все-таки гик тонкий и длинный, но двести килограмм поднимает. Для этого сделали одну редукторную лебедку, поставили ее перед фок-мачтой. А трюмный люк сделали перед грот-мачтой, там где кончик (нок) фока-гика.
   Так мы погрузили корзины с рудой, только столкнулись с другой проблемой - наш кран опускал груз в трюм только в одну точку, из-за ограниченной геометрии, да и трюмный люк небольшой. И все корзины с рудой в этой точке не помещались, опять растаскивали в ручную, надо что-то для трюма придумать. Из-за этого взяли только около четырех тонн руды, хотя можно взять раза в два больше. До Чембало дошли без приключений.
   Износилась ось водяного колеса, сами дубовые подшипники меняли уже несколько раз. Построили новое колесо, с бронзовыми вкладышами в подшипниках скольжения. Увеличили количество лопаток, теперь лопатки занимают всю окружность водяного колеса. Скорость вращения немного увеличилась, но если колесо начинало притормаживать от нагрузки - лопатки наполнялись полнее, и резко возрастал крутящий момент. Силовая характеристика привода стала очень удобной, правда, момент возрастал до таких значений, что стали подозрительно поскрипывать деревянные шарниры Кардана, но пока держат. Чтоб использовать такой крутящий момент, отлили две чугунные шестерни, с нашим единственным модулем но по сто двадцать зубьев - делительный диаметр в полметра. И встроили их в вал трансмиссии во втором и третьем цехах. Теперь к этим шестерням подключали наиболее мощные станки и агрегаты, причем можно и по два - слева и справа от центрального вала.
   Около самого водяного колеса, на берегу построили целую прачечную. Стиральный барабан теперь медный, с горизонтальной осью, загрузка через закрывающуюся дверку. Барабан вращается в медном же баке - компоновка барабанной стиральной машины с верхней загрузкой. Вода подается с плотины по медной шовной паяной трубе (давление там низкое - можно), только поверни кран - и вода потечет, кран 'самоварного' типа внушительных размеров - поворачивать надо двумя руками. Такой же кран стоит на сливе воды из бака. Так что со всей стиркой справляется одна баба - оператор стиральной машины. Она у меня на зарплате - это коммунальные службы Чернореченска, стирка для жителей - бесплатная. Еще белье стирать привозят мои же из лавки.
   Построили новую большую баню, там теперь три комнаты - парная, моечная и раздевалка. В моечной стоит медный бак с горячей водой и бочка с теплой, с краниками. Мыться стало удобней.
   Начали строить таверну за лавкой. Проект почти такой же, только нет раздачи в зале. Здание каркасно-дощатое, построили быстро, дольше отделывали. Еще я долго выбирал кого из мужиков поставить главным в таверне, стрелять из револьвера все умеют, но там и другие качества нужны. Но решил устроить семейный подряд - поставил Прова, а Мелиту, жену его, - шеф-поваром. Наняли еще двух местных гречанок подсобницами.
   За неделю до открытия таверны назначил день 'Ч'. Ну или 'Д'. В общем, сделал важное заявление: отныне я буду всем выплачивать деньги каждую неделю - зарплату. Но в столовой теперь надо будет платить. Цены низкие, сейчас увидите. Платить надо будет за дополнительную одежду, спецодежда будет выдаваться по норме, если кому надо красивую или еще чего - у нас теперь лавка в кабинете Ратмиры. Там у нас ткани, белье, рубашки, туфли от Айваза. Ассортимент будет расширятся, но лавка работает только один час в день - после ужина. Ратмира - человек занятой. Выплачивать буду бумажными лирами, которые легко можно обменять на серебро у менялы. Но наши лавки и столовые работают только за бумажные лиры и сольдо. А если менять туда-сюда, то теряете деньги. Ну это уже все знают.
   Теперь как я рассчитывал зарплаты. Я, конечно, мог назначить любые зарплаты, мои люди ко мне психологически привязаны боярин-хозяин, многих я из полона спас. Но людей обижать нельзя. За основу взял расходы на еду - если питаться в тавернах - надо около четырех сольдо в день. За время работы новой столовой я наблюдал, измерял и подсчитывал порции и расходы. И пришел к выводу, что могу работать в ноль при таких ценах - завтрак - бутерброд с мясом и кружка кваса или сбитня - полсольдо. Обед - суп или уха и небольшое второе, ну и напиток - сольдо. Ужин - большое второе с напитком - тоже сольдо. К такому рациону мы людей уже приучили. То есть - нормальная еда за два с половиной сольдо в день, или семнадцать с половиной сольдо для взрослого человека.
   Я установил пацанам стипендию в двадцать сольдо в неделю. Ефиму и Прохору уже по тридцать сольдо. Столько же - тридцать получает большинство мужиков - разнорабочих. Для сравнения - тридцать пять в неделю получает арбалетчик в крепости. Игнат, Савва, Ратмира, Пахом, Пров, Аргирос, кузнец, химик и три капитана - тридцать пять, Аким - сорок. Бабы - кухарки и швеи - двадцать пять. Евдокия получает пособие - двадцать пять. Это - основа. Конечно, придется еще корректировать, но надо с чего-то начинать.
   Все возбужденно загалдели, стали обсуждать. Аким и Ратмира это знали, некоторые догадывались, но для большинства это был сюрприз, вроде бы приятный. Я добавил, что денег могло быть и больше, но мы тратим еще на вооружение, но если мы не сможем себя защитить, то окажемся рабами на галерах. И еще мы тратим деньги на развитие, но благодаря этому мы сможем каждый год зарабатывать все больше и больше. Чем мы больше разовьемся, тем больше будет денег. Поманил светлым будущим, вроде как. А теперь получайте деньги!
   Ратмира заработала кассиром - зачитывала имя, человек подходил, большинство могло написать свое имя, некоторые - только первую букву, крестик никто не ставил, и получал стопку 'фишек'. Я объявил, что зарплата будет каждую субботу, перед ужином, а не как сейчас перед обедом.
   Еще я расплатился с теми, кто был со мной с самого начала. Дал по десять лир серебром, Акиму - двенадцать. Договаривался же на серебро. А теперь обед!
   Все зашли в столовую, точно те же блюда что и вчера, но уже с ценниками. Все стали считать предполагаемые расходы на питание. Да, с устным счетом не очень - пальцы загибают. Пока все обсуждают арифметику - пошел первым. Взял 'комплекс' - первое, второе, третье и кусочек хлеба. В конце раздачи стоит специально обученная кухарка - считать тут просто - кассира заводить не стали. Я протянул ей бумажный сольдо - она спрятала его в ящик. Все стоят и молча смотрят на процесс - как только я расплатился, все загомонили и подносы поехали по раздаче.
   После обеда все пошли в лавку к Ратмире, тоже открыли не по графику ради такого случая. Ассортимент пока не очень - главное ткани - продаем также как на рынке, навариваюсь только на опте, ножи, ножницы - уже стальная копия моих. Айваз сидит с образцами, я ему рассказал заранее, он будет приезжать раз в неделю - брать заказы на обувь. Ну вроде все довольны.
   Прохор зовет, плоскошлифовальный станок пробовать. Погоняли, нормально так, погрешность в направляющих есть, но для начала - пойдет. Доделываем токарный и начинаем делать фрезерный. 'Станки делают станки'. И на каждом витке надо поднимать точность. Сделали два бронзовых штангенциркуля, отлил Аргирос, а деления наносил тот же ювелир, который линейки размечал.
   Кузнец выковал первый комплект доспехов - штаны и куртка из парусины - спереди все железное. Моделью выступил молотобоец. Аким и Савва придирчиво все осмотрели - проверили каждую пластину - снаружи не царапается, внутри - царапается. Модель изобразил стойку - целится из револьвера и прикрывается щитом. Опытные лучники сказали, что в щели между доспехами попасть можно, но в бою очень сложно. А если скрыть доспехи? Не показывать уязвимости? Пусть еще догадаются, что под парусиной - сталь. Только меняем структуру - парусиновая одежда, под ней сталь, потом суконный поддоспешник. Все это скреплено вместе, чтобы быстро одевать. И сзади добавить завязок, чтобы не болталось, и по фигуре подгонять. И надо таких хотя бы пять комплектов.
   Сегодня Аким поймал и привел какого-то грека подозрительного, ходил вокруг, высматривал. Утверждает что шел мимо. Но мимо нас некуда идти - дорога на Мангуп проходит западнее, а на Белую гору - юго-восточнее. Но предъявить ему нечего, помурыжили - отпустили. Сказал ночью усилить охрану - один на вышке, другой патрулирует периметр. Какой периметр? У нас нету периметра! Вот и предъявить нарушителям нечего.
   Решили огородить наш Чернореченск, не частоколом, а так, символически - как загон для скота - опорные колья и две горизонтальные жердины. Разметил квадрат сто на сто метров ровно, с запасом так. Северная сторона квадрата - река Черная. По центру, с севера на юг цепь мастерских вдоль вала трансмиссии водяного колеса. В южной части этой цепи - домна и кузня. Северо-восточный угол - лесопилка и склад древесины. Северо-западный - жилой район. Улицы разметил тоже все перпендикулярные и параллельные. Ограждение построили быстро - забивали кол и прибивали гвоздями жерди - можем себе позволить.
   Производство гвоздей усовершенствовали - кусачки приводятся шатуном от вала, оператор только проволоку направляет, и корзины с заготовками оттаскивает. Также, шатуном приводится молот, который заштамповывает гвозди в матрицу. Осталась только одна трудоемкая операция - засовывать нагретые заготовки в матрицу. Людей 'на гвоздях' стало работать в два раза меньше, а скорость производства выросла раза в полтора. Но цены снижать не буду, и так хорошо раскупают. Сверхприбыль!
   Еще заметил, что наши гвозди стали использовать как мелкую разменную монету - четверть сольдо. Ее и в серебре то нет, за четверть сольдо считали кусочек меди грамм на десять. А наши гвозди в семьдесят миллиметров и меньше стоят пять сольдо за двадцать штук - как раз четверть сольдо. Может и такую монету напечатать? Надо подумать.
   Матрицы гвоздевые износились - гвозди стали толще - мы сделали новые. Старые подшлифовали, и тоже используем - теперь у нас два калибра гвоздей каждой длины - толстые и тонкие. Думаем над механическим молотом побольше, и он нужен управляемый, а не долбать непрерывно.
   Начали делать шпон, сделали простейший деревянный токарный станок, только шкив большой - нужен большой момент вращения. Вставили сосновое метровое бревнышко, которое долго вымачивали в воде. Береза здесь не растет, а сосна - второй проверенный вариант, хотя не самый лучший. Запустили вращение, прижимаем нож - сначала выскакивали полоски. Отрегулировали упор - раз, и вылезла полоса шпона около двух метров. Толщина немного скачет - полтора-два миллиметра, приемлемо. Теперь фанеру надо склеить в горячем прессе - 160С. Надо его из чугуна лить, но для пробы сделаем суррогат. Сделали две столешницы, обшили листовой медью. А как греть? Опять времянку печь с духовкой, насухо из кирпича сложили. Склеили шесть слоев фанеры, положили между столешницами, зажали клиньями - и в печь на три часа. Еще на ночь оставили остывать. Утром достаем - смотрю нормальная фанерка, около одиннадцати миллиметров. Волнами немного - это деревянные щиты повело от нагрева.
   Даю Акиму - а ну-ка прострели стрелой. Он такой - а что тут стрелять, взял бронебойную - бац - а она застряла. Он подошел ближе, выбрал стрелу подлиннее, растянул до уха - бац. Пробить-то пробила, но вышла с обратной стороны сантиметров на пять. Аким уважительно осмотрел фанерку. Я говорю - 'можно еще слой добавить, или два'. Решили, что фанера потолще для щитов будет в самый раз. Надо отливать чугунный пресс.
  А пацаны стали экспериментировать с разной древесиной для шпона.
   Посторонние за последнии дни больше не появлялись, но мы бдительность не снижаем. Задумался, а если мы кого задержим - куда его сажать? Начали рыть поруб - а получается колодец, вода грунтовая - река рядом, ну колодец тоже нужен. Построили недалеко от сторожевой вышки маленькую крепкую избушку - тюрьму. Пол и чердак сплошной накат из бревен, крепкая дверь, окон нет. Мужики как-то посерьезнели, догадались, что в острог можно сажать не только 'нарушителей границы'.
   А на плоскошлифовальном станке очень удобно точить пилы для пилорамы. Только оснастку сделали и тонкий диск поставили. А то местные напильники это издевательство. Ну раз точим абразивом, то можно попробовать сделать пилу из закаленной стали. Сделали комплект, полотна сделали из проката, тоньше на треть. Наточили - на станке - красивые зубья, как будто промышленное производство. Так у нас уже промышленное производство, пусть и уровня девятнадцатого века. Я аж задумался. Вот уже чего достиг. А прошло около года всего. Или уже. А я что-то как белка в колесе. Ну конечно, станешь белкой, когда впереди османы маячат. Меньше двух лет до войны осталось. Так, ладно, белка, где там пилы.
   Поставили пилы, запустили. Пилит как-то тихо, и немного быстрее. Распилили - доски гладкие, почти как строганные, и доски чуть-чуть толще - пилы то тоньше. Даже тут виток технологий почувствовался.
   Сегодня открыли таверну. Цены поставили как в обычных тавернах, а качество еды подняли немного выше, и красиво и чисто у нас как в дорогих тавернах. Посетителей мало, но мы не спешим, больше агитируем в лавке, что на эти бумажные сольдо можно вкусно поесть тут рядом. И за бумажные выгодней, потому как серебро они не принимают, и надо менять. Но главная цель этой таверны - расширение круга людей, пользующихся моими банкнотами.
   Теперь можно начинать строить верфь, я хочу построить крытую верфь, чтобы можно было работать в любую погоду, и осадки не доставляли технологических проблем. Разметили слип и стапель, и, вокруг них начали строить эллинг. Тут еще инженерный вызов - эллинг должен быть однопролетный, хорошо что я не собираюсь строить большие корабли, и ширину эллинга в девять метров считаю достаточной. Причем все - из дерева. Заранее проводил испытания, и решил, что даже фермы для пролета не нужны, деревянной двутавровой балки достаточно. Там же только самонесущая нагрузка, и нагрузка от кровли.
   Строим опорный каркас и часть стен для устойчивости, потому как жара сейчас, до осени это будет навес. Циклопическое сооружение по местным меркам - длина двадцать восемь метров, ширина - девять, высота потолков - пять с половиной.
   На стройке работает четверо моих, еще четверых плотников я нанял. Зарплату выплачиваю по субботам. Едят мои в нашей таверне, да она и недалеко. Греки-плотники сходили за компанию, понравилось. В следующую субботу попросили часть зарплаты бумажными, экономию сообразили.
   Стали приходить купцы из других городов. Один купец, крупнокалиберный, на солидном корабле, взял только гвоздей на четыреста лир, все наши запасы выгреб. Еще стекла взял, а меди и бумаги понемногу. Бумага плохо идет, рынок насытился, но я цены не снижаю. Я ее лучше дарить буду. Каждый месяц с Ефимом обхожу всех чиновников. Судьям, другим провизорам, капитану гвардии выдаю по десять листов, консулу - двадцать. Ефим даже ведомость ведет, чтобы никого не забыть, не запутаться. И никакая это не коррупция, это хорошие отношения между благородными людьми.
   Селитры скопилось уже около двадцати килограмм, надо попробовать свой порох сделать. Небольшую шаровую мельницу с бронзовыми шарами уже сделали. Для пороха построили сарай на самом краю. Делаю пока небольшие пробные партии. Пытаюсь вспомнить рецепты и методы увеличения эффективности дымного пороха. Вспомнил про спекание. Сделали маленькую 'выжималку', как для бумаги, с массивным медным лотком. Мелко перемололи, отмерили и смешали селитру, древесный уголь и серу. Выжималку нагрели в духовке до 110С. Вытащили, насыпали в лоток пороховой мякоти и осторожно крутим ручку. Выходит тонкий черный лист, ломается на куски. Осторожно толчем в медной ступке и просеиваем через несколько сит. Отбираем зерна от миллиметра до двух, но без пыли. Крупное опять толчем - пыль на повторное спекание. Получается спечённый зерненый порох. Зарядил пол гильзы. Стрельнуло, но слабовато. Три четверти - лучше. Полная гильза пороха - нормальный выстрел, слабее бездымного, но тридцать миллиметров сухой сосны пробивает.
   Зарядили полсотни патронов, испытали, заодно потренировались. Конечно дыму много, и чистить ствол дольше, но зато свой порох достаточной мощности. Признали годным для револьверного патрона и приняли на вооружение. Все таки у револьверов энергия пули меньше чем у винтовок, даже на бездымном порохе, потому как ствол короче и прорыв газов между барабаном и стволом. Теперь разделяем - на бездымном - винтовочный патрон, на черном - револьверный.
   Закончили сборку токарного станка, Аргирос отлил копию токарного патрона из бериллиевой бронзы. Четыре кило БрБ2! Но надо. И оно тут на базе лежит - надо будет - переплавим. Многие думают что для токарного станка необходим длинный винт продольной подачи, и без него токарный не построить. Винт нужен если станок токарно-винторезный, резьбу нарезать. И хотя у меня винты есть, я на этот станок винт ставить не буду. Я решил их сразу разделить - этот будет токарный, а еще начал делать винторезный станок - там другие упрощения: поперечная подача меньше, скорость вращения только одна. А на токарном у меня продольная подача на зубчатой рейке - просто и удобно. Два специализированных станка лучше чем один универсальный.
   Резцы отковали из У8, при точении поливаем маслом - нормально режет. Пацаны уже запали на станок - раз-раз, и получаются ровные блестящие цилиндры из стали. Освоились на станке и выточили для него же новый вал шпинделя. Пересобрали, люфт ушел совсем, работать стал ровнее, вибрации уменьшились. Станок сам себя улучшает. Следующий этап - сделать подачу на задней бабке, большое сверло и выточить вал шпинделя еще раз, уже со сквозным осевым отверстием. Уф, не все сразу.
   Кузнецы сделали уже три комплекта доспехов. Надо тренироваться. Рядом со стрельбищем сделали тренировочную площадку - стенки, мостики, бревна. А что у меня с войском? Какая-то неопределенность. Кадровых военных у меня только трое - Аким, Игнат и Савва, но их не хватает даже на караул. Нужна военная реформа. Объявил, что буду выбирать воев, тех кто лучше всех стреляет, бегает и лазает в доспехах. Им будет доплата в десять сольдо - поэтому они будут называться 'солдаты'. Солдат будет один день караулить и тренироваться, второй - работать в общей бригаде. Если надо - то воюет без выходных, отпуск дается после.
   Остальные должны уметь стрелять - будут ополченцами, тренировки - раз в месяц, должны будут обороняться, если на нас нападут. Еще вводятся воинские звания - солдат, сержант и старший сержант. Чтобы было понятно - кто главнее. По мере увеличения нашего войска, будут появляться еще звания. Будет военная форма и знаки различия - скоро увидите. Сейчас для тех кто претендует стать солдатом - будет три дня подготовки - потом будет проверка и отбор. Солдат я оставляю наполовину рабочими, потому как не могу себе позволить в мирное время изымать столько людей из 'народного хозяйства'. Да и заниматься через день физической работой - практичный метод физической подготовки.
   Что-то на воинские звания у меня фантазии не хватило. А знаки различия? Тоже погоны? Что-то я... Надо подумать.
   Испытания для солдат придумал такие - небольшая пробежка по полосе препятствий - мостик, стенка в полтора метра, сразу после этого - шестью патронами поразить пять мишеней. Все это в доспехах весом под двадцать килограмм. Время пробежки и время стрельбы учитывается отдельно - время стрельбы - ценнее. Мишени - падающие. Сначала тренируются без патронов - с патронами - одна тренировка и один зачет. Заявилось семь кандидатов, думаю отобрать четверых, пока тренируются.
   Достроили эллинг и стапель, заложили новый корабль. Удалось переманить к себе одного мастера-корабела и двух плотников с верфи. По обводам и профилю буду строить такую же шхуну, только более обтекаемые нос и киль, и немного сдвину мачты. Главное отличие будет в обшивке - не нравится мне однослойная обшивка из толстых досок, которые с трудом сгибаются по обводам. Да еще частые течи, несмотря на килограммы смолы. Решил я сделать двухслойную диагонально-продольную обшивку. Первый слой диагональный, из тонких реек. Затем обклеить тканью со смолой, не фенолформальдегидной - обычной. Я там подобрал комбинацию из канифоли и фенольных фракций. Потом слой продольных реек. Но пока выпиливают и собирают шпангоуты и бимсы, а они - точно как на первой шхуне. Ее специально подогнали поближе - бегают 'срисовывают'. Я, кстати, ее так и назвал - 'Шхуна 1', написал с одной стороны на латыни, с другой - по-русски.
   Научились делать делать крупные шурупы из стали, но по обходной технологии. Сначала штампуем толстый гвоздь с большой шляпкой - ну это легко. Затем в шестигранной матрице формируем головку 'под ключ' - матрица сложная, состоит из семи частей. У шлифовального станка с тонким диском - приспособа - штанга, внутри толстый болт с нужным шагом. С одной стороны болта - ручка-кривошип, с другой - торцевая головка с зажимом. В торцевую головку вставляется заготовка шурупа и фиксируется болтиком. Крутим ручку, болт вращается и выезжает. Заготовка шурупа 'врезается' в край крутящегося диска - формируется нарезка шурупа. Потом шуруп закаливаем и отпускаем. Да, сложно и абразив расходуется, но гораздо дешевле бронзовых шурупов. Используем для ответственных мест на корабле, и заменяем, где можно, уже закрученные бронзовые шурупы на своем производстве.
   На рынке нашел окрашенную в зеленый цвет ткань, тот же лен, но серовато-зеленый, почти хаки - то что нужно. Задал швеям шить гимнастерки старого образца - на три пуговицы и два нагрудных кармана. Штаны - позже, не успеют. Решил, все таки ввести погоны, но пока полевые - зеленые, с красными лычками. А вот тут у меня изменения - одна лычка - солдат, две - сержант, три - старший сержант. Ничего не совпадает с советским вариантом. Еще же нужен головной убор! Фуражки - слишком сложно пока, а сейчас жара - сделаем панамы, наподобие 'афганок'. К экзаменам успели сшить три гимнастерки и три панамы. И еще четыре пары погон с одной лычкой для торжественного вручения.
   Экзамены прошли интересно, зрелищно. Потому как кругом - зрелищ сильнейший дефицит. Люди даже ходят по воскресеньям на плотину не рыбу ловить, а смотреть как ловят другие. Сержанты вышли в форме - брутальные красавцы, военная форма имеет сильное психологическое влияние. Кандидаты старались - на жаре, в тяжелом доспехе. Я осторожно засудил молотобойца - в следующий раз, надо найти замену. Засудить было просто - часы были только у меня. Торжественно вручил погоны победителям. Люди сравнили количество лычек - все наглядно, все понятно.
   Теперь эти четверо солдат работают и служат посменно. Двое - солдаты, двое - рабочие, на следующий день меняются. Даже форму одежды соблюдают - в карауле - гимнастерка с погонами, на завтра - спецовка. Все сразу захотели такие панамы. Я разрешил серые - гражданские. Шьем и продаем в лавке.
   Сержанты в доспехах тренируются тоже, изображаем разные сценарии - например, идут шеренгой со щитами и револьверами как бы по палубе, под ногами дрова валяются - тела изображают. А в шлеме с забралом видно плохо. Мишени стоят, с разноцветными метками. Я неожиданно кричу - 'красный!' - надо поразить красную мишень, 'зеленый!' - зеленую мишень. Ну на всякие испытания у меня фантазия хорошая.
   В трюме 'Шхуны 1' сделали два ряда деревянных рельс - слева и справа от киля. На эти рельсы простейшие вагонетки - колесная пара целиком выточена из небольшого бревна, сама вагонетка - просто дощатый щит с держателем осей. На эти вагонетки будем опускать краном груз, потом вагонетку толкают несколько метров к носу или корме - освободить место под трюмным люком.
   Группа Прохора работает над производством гильз. Теперь есть токарный и можно запросто выточить матрицы и пуансоны. Процесс многостадийный, сначала из медного листа вырубается кружок, потом формируется чашечка, потом эта чашечка вытягивается. Причем после каждой стадии надо заготовку отжигать в горшке с угольной пылью при 500С. Так что они пока в процессе, дошли пока до стаканчика, похожего на гильзу. А еще рант, еще капсюльное гнездо, стенки переменной толщины.
   Еще винторезный станок медленно идет. Чугунные плиты для склейки фанеры надо отливать. Людей не хватает. В Чернореченск сразу много греков боюсь брать, не успею их хорошо ассимилировать, они же тут почти дома. На верфи не страшно, там секретов мало. А здесь мне нужен сплоченный социум, ядро моего мира. Вон, алан неплохо прижился, говорит по-русски понятно, правда, 'без падежей'. Пойду-ка я на Дон, может перехвачу каких татар с полоном. Вон, уже пять комплектов доспехов готово. Стоп, а как я пройду до Таны на шхуне по узкой протоке против течения? Придется еще струг-шлюп брать.
   К походу готовились основательно, я тут из селитры выделил немного нитрита натрия, и стали готовить мясо. Сначала куски филе замачивали в рассоле с добавлением точно рассчитанного количества нитрита. Затем мясо тушилось - получалась розовая буженина, правда жестковатая - баранина все-таки. Затем буженина раскладывалась в горшки и заливалась кипящим бараньим жиром - получаются пресервы.
   На шхуне поставили небольшую чугунную печку - можно готовить на палубе, в трюме поставили две большие закрытые бочки с краниками - залили кипяченой водой и бросил в них по серебряной монетке. Набрали овечьего сыра, сухофруктов, сухарей. Можем теперь выдержать автономку до двух недель.
   На охране оставил Игната и Ивашку в Чернореченске и Пахома с револьвером в лавке. Остальных солдат и сержантов забрал с собой. Ивашку в солдаты не произвожу специально, из за возраста. Призвал его во временное ополчение, еще призвал молотобойца, выдал револьвер временно. Караулят по очереди.
   Вышли двумя вымпелами - 'Шхуна 1' и шлюп. Шлюп заметно отстает, мы на шхуне добрались до Каффы к вечеру, а шлюп появился только на рассвете. Завезли Еремею гвоздей и стекла, забрал долю - нормально вышло. Еще с Еремеем организовали в Каффе скупку золы, сняли сарай у моря, что бы забирать легче было.
   Так, играя в догонялки дошли до дельты Дона, там 'Шхуна 1' встала на якорь (как звучит-то!). Боевая группа пересела в шлюп, и на веслах пошли по протоке. В Тану решили не заходить, прошли дельту, подняли паруса. Дошли до устья Северского Донца и встали чуть ниже устья, учтя прошлые ошибки. Сидим, уху варим, рыбу ловим. Тишина, только рыбаки иногда встречаются. На следующий день подходили несколько всадников-татар. Посмотрели на нас метров со ста и ушли. Третий день сидим - никого.
   А что я тут сижу? Никто не ходит на лодках теперь, как мы тех татар весной 'приземлили'. Что же делать? По земле за ними гоняться? Это коней сюда надо тащить, конницу с винтовками тут создавать, кони для стрел будут уязвимы - не, не по силам это сейчас. Снялись и пошли в Тану.
  В Тане пошел на рабский рынок, у меня с собой была выручка от Еремея, около трехсот лир, хотел выкупить русских мужиков, человек на восемь должно было хватить, здесь цены самые низкие. А потратил все деньги на детей - не смог удержаться. Купил тринадцать пацанов от восьми до четырнадцати лет, девчонки от двенадцати до пятнадцати очень дорогие - от ста лир. Купил двух девчонок лет восьми - худых заморышей, продали мне по дешевки - 'все равно скоро помрут'.
   Напоил всех ухой, мои специально на берегу варили, дал по кусочку хлеба - кормить надо осторожно, вдруг кто давно не ел. Полный струг людей пошел по течению. Вышли из дельты пересели на'Шхуну 1' и пошли в Воспоро. До детей стало доходить, что все вокруг говорят по-русски, их никто не бьет. Смотреть на это без слез было невозможно.
   В Воспоро решили оставить тихоходный шлюп на 'платной стоянке', там не дорого. Все равно мы в Чембало платим за стоянку. Сняли парус и все ценное, пошли домой. Пока дошли до Чембало, дети и подростки совсем освоились, даже две девчонки-заморыша оживились, видно просто замученные были, не больные. Я их понемногу сухофруктами подкармливаю.
   Мы им рассказываем про Чернореченск, как там все живут, какие там чудеса. Какую-то землю обетованную изобразили. Пришли домой, а тут ЧП - в Чернореченск воры лезли ночью. Под утро Игнат проснулся от того, что в соседней комнате - в моей спальне - ставню тихо ломают. Игнат выскочил из дома с револьвером - воры кинулись на него, Игнат начал стрелять, я так понял - он быстро высадил все шесть патронов - воры побежали обратно - Игнат погнался за ними, но так как был без патронов, в исподнем и босиком - преследование прекратил. Сбежался народ с факелами - нашли двух раненых, один быстро помер, а другой в остроге лежит. Убежали один или двое, утром на ограде нашли следы крови - отпечаток руки. Значит - еще один раненый.
   Пошел смотреть на пленного - пуля раздробила правый плечевой сустав, намотаны тряпки, кровотечение остановлено. Раненый лежит 'пластом', сознание частичное, жар. Заражение крови - точно. Игнат не знал что делать, закапывать или нет, меня ждал. Я повез оба тела в город, вызвал капитана гарнизона, рассказал ему про воров, показал. Капитан через час привел каких-то людей, они опознали одного из нападавших как подозреваемого в воровстве. Капитан сказал что это очень хорошо, что два преступника ликвидированы, судье он сам доложит. А меня попросил закопать тела на кладбище для бродяг. Второй-то еще дышит! А его уже трупом считают, иллюзий тут не строят. Отвезли, живьем закапывать не стали - Игнат 'проявил милосердие'. Брр.
   Значит нас 'пасли', полезли, когда я уехал. На вышке в тот момент был молотобоец, спал он или нет, не знаю, но в темноте ничего не видел. От сторожевой вышки ночью толку мало, но я ее рассматриваю как огневую точку высокой готовности. Если будет нападение - то часовой с винтовкой на вышке - 'хозяин горы', стрелой его поразить очень трудно - бойницы маленькие, доски толстые. Штурмом его не взять - дверка заперта изнутри, лестница простреливается. А он из винтовки на сто метров в ростовую фигуру - запросто. Разве что из пушки его можно достать. А вот Игнат почти правильно сработал, и бдительность проявил, и смелость. Вот только без запасных патронов выскочил, а то что слишком быстро стрелял - так может и правильно, иначе бы враги в бегство может и не обратились. Надо его отблагодарить. О! Надо награды вводить. Ювелиру закажу.
   Что делать с безопасностью. Разве что патрулирование ввести. Огородить город хорошей стеной пока не реально, да и нет большого смысла, реку не отгородить толком. Надо укрепить хранилище и оборонятся в домах, так шансов больше. Разве что уличное освещение в критических местах сделать.
   Дома всех новеньких прикрепил к одной девчонке, Фросиной подружке - будет пока 'начальник детского сада' . Дал ей деньги оплачивать питание детей в столовой. Я взял за правило - и в столовой и в лавке - ничего мимо кассы - ни мне ни детям. Только начни - потом концы с концами сходится не будут, проще дать денег - они же ко мне и вернуться. В столовой готовят специальные детские блюда - небольшие порции супов и жидких похлебок, к ним еще сухофрукты и абрикосы - появились уже. За неделю старшие пацаны освоились, начали учится - Ефим им преподает чтение и арифметику, я выдал им стипендию - в столовой питаются сами. Но кухаркам сказал чтобы следили за новенькими, что бы питались правильно. А сам помчался на свои производства.
   'Скелет' корабля уже закончили, реек напилили на пилораме, новых - тонких гвоздей наделали, пришлось добавлять ступень в прокатный стан. Можно начинать обшивку. Первый слой реек пошел под углом к ватерлинии градусов тридцать пять. На скулах изгиб трехмерный - приходилось каждую рейку подгонять к предыдущей рубанком. На бортах работа пошла быстрее, подгонять меньше. Да, рейками намного легче, усилие на изгиб меньше, и нет вырванных гвоздей, от распрямившихся досок. Когда обшили первый слой - прошлись рубанком по всей поверхности - сгладили. Потом стали обклеивать парусиной по горячей смоле. После - второй, продольный слой реек, они потолще первых, но тоньше обычных.
   Аналогично сделали палубу, только там проще - все доски продольные и ровные - гнуть не надо. Два слоя с проклейкой сделали для герметичности, на первой шхуне, когда нас волна захлестнула - палуба пропускала воду во многих местах. А палуба на этих кораблях еще и важный элемент продольной жесткости корпуса судна.
   Как только вернулись из Таны, еще и группа Прохора меня загрузила - сделали пробную партию медных гильз - двадцать штук, требуют проверить. Визуально - гильзы нормальные, в патронник идут нормально - не клинят, не болтаются. Зарядил шесть штук - отстрелял - стреляют нормально, но царапаются сильнее - видно, что медь мягче латуни. Но пять-семь циклов должны выдержать точно. Показал Прохор проект небольшого механического пресса с шатунным приводом, для штамповки гильз, а то они эти гильзы на ручном рычажном прессе давили. Модель из дерева - все работает, теперь нужно в чугуне отлить. Еще нужно отлить детали для винторезного станка и плиты для склейки фанеры. А я руду не привез, как то не до этого было. Послал в рейс Линдроса, ему еще надо в Копу зайти, купец-черкес должен уже свинцово-цинковую руду привезти.
   Тут девки подошли, что-то требуют. Оказывается, книгу 'Общая биология' они уже прочитали, и я обещал им продолжение. Нее, прочитали - не значит изучили. Взял книгу, стал спрашивать контрольные вопросы по разным темам, около половины вопросов ответить не могут. Говорю - читайте еще раз, друг друга спрашивайте по контрольным вопросам, когда будете хорошо отвечать - будет продолжение. Но тут еще проблема - многие слова просто не понятны, как понятие не знакомы. До вечера сидел с ними, разбирал понятия.
   А Ефим опять удивил, я же книги не разрешаю выносить из своего кабинета, а ему надо новеньких учить, так он сделал рукописную книгу сказок Пушкина, своим печатным почерком. Так же как и со словарем - сшитые тетрадки. Но в этот раз он мог страницы планировать, получилось аккуратно и красиво. Теперь по ней учит новичков читать, сидят в столовой, там теперь школа между завтраком и обедом. Начали с ним сочинять учебник по арифметики.
   А ещё мы тут новую коляску построили. В самом начале я купил коляску, похожую на арбу, но при быстрой езде в ней сильно трясёт. Осип выточил на токарном станке детали для новых лёгких колес. Кованая стальная ось, бронзовые втулки, лёгкий дощатый кузов. Но самое главное - кованые рессоры. Теперь даже при быстрой езде почти не трясёт, только немного раскачивает. Купил ещё коня порезвее, теперь от речки до города долетаю где-то за полчаса.
   Ювелир сделал заказанную медаль. Сначала я хотел сделать медаль по размерам советских-российских медалей. Но вспомнил, что такая медаль для 'парадного ношения' - носить ее на 'повседневке' - непрактично и неудобно, большая и болтается. Для повседневного полагается планка с соответствующей лентой. Посчитал эту систему слишком сложной пока. И заказал медаль в виде значка, бронзовый значок на бронзовой булавке-застежке. Надпись - 'За бдительность и смелость'. Провели торжественное награждение, 'за бдительность и смелость, проявленную при защите Чернореченска ... ', и еще премия в пять лир. Игнат стоит - ну прям орел. Думаю, на следующий конкурс на должность солдата будет много желающих.
   Кузнецы с каким-то бревном крутятся - подошел - это они механический молот проектируют. Та же ошибка - закрепить один конец бревна - на другой одеть большую железку - привод будет подымать и опускать этот гигантский молоток. Но удар при этом получается не по нормали к наковальне, да еще угол будет зависеть от толщины детали. Это они просто делают большую копию руки кузнеца. Показал им модель пресса Прохора, вот так надо делать - только большой, и продумать удобное отключение привода.
   В тот день я был с утра на верфи, готовили к спуску на воду корпус второй шхуны, 'Шхуна 1' стояла рядом - все бегали и сравнивали - не забыли ли чего. Вдруг прибегает один наш пацан и кричит - 'Федю украли!' - 'Как украли?', рассказывает - приехали они на рынок за продуктами, как обычно. Уже загрузились, Федя говорит - 'я к Пахому схожу, быстро' - и пошел в нашу лавку мимо торгового причала. Вдруг на него накинулось три воина, такие не местные, в широких штанах, и затащили на большой корабль - и пацан показал на идущую по бухте на выход галеру. На этой галере приходил крупный турецкий купец, но в мою лавку не заходил, был на рабском рынке и продукты покупал.
   Я чуть в воду не прыгнул, Федю спасать. Вторая мысль, быстро на Шхуну 1 и в погоню. А сколько у меня оружия - у меня револьвер, у Пахома, на верфи один и у солдата, что с Федей приехал и ни одной винтовки. Броник только у меня - а на галере лучников - с десяток, отсюда вижу. Не справимся, будут потери, нужно штурмовую команду. Галера крупная - фуста - шестнадцать весел с одного борта - по два гребца на весло - одних гребцов шестьдесят четыре человека. Пока я остальных в порт привезу - около часа - уйдут. А далеко уйдут? Сейчас узлов семь делают - спешат, но гребцы не машина - скоро устанут - станет четыре узла. А если парус поставят? Так ветер - юго западный, под парусом смогут только если налево свернут - к Каффе. И то догоню, парус у них мелкий относительно судна. Главное - знать в какую сторону пошли.
   Аврал! Линдросу - готовится к отплытию, залить воду в бочки. Солдата на корабль, хлеба-лепешек купить срочно и на шхуну - вот деньги. Зопирос! Найми рыбацкую лодку, вот тебе монета - иди за этой галерой на расстоянии. Мы скоро выйдем на шхуне , и должны знать в какую сторону пошла галера, покажешь нам. Сам в коляску и погнал в Чернореченск.
   Так, Федя приехал на телеге с волом, старая конная двуколка на базе - двумя колясками погоним обратно - поместимся. Примчался, стали собираться - забрал всех солдат и сержантов, доспехи, патроны, пять винтовок из шести. Кошки, багры - уже на шхуне. Щиты старые, дубовые - фанеру еще не делали. Обернулись за час, отчалили.
   Вышли из бухты - из лодки нам машет Зопирос, подошли - показывает - вон они. На западе видно точку - далеко, километров пять, но теперь не уйдут - догоним. Ветер крутой бейдвинд, идем даже без лавировки. Подняли стаксель - еще прибавили. Узлов десять где-то, жаль ветер слабоват, но и так догоним. А турку парус поднимать - без шансов с таким ветром. Они сейчас мыс Фиолент проходят. 'Чье-то судно с ветром борется у мыса'. Предупредил, когда догоним - стаксель снять, чтобы не отвлекаться под обстрелом. В трюме у нас запас досок и гвозди - быстро сбиваем 'бронерубку' для рулевого.
   Часа через полтора стали нагонять, подошли слева, с подветренной стороны. Стаксель сняли, скорости выровняли (пришлось еще грот 'придушить') сближаемся бортами. Все попрятались под борт, он у нас сплошной, не леера, только внизу проемы небольшие для сгона воды с палубы. Я один со щитом и в полной защите стою. На галере на юте - кормовой надстройке - османы стоят, купца заметно - ярко одетый. Тоже щитами прикрываются - щиты овальные, кожей обтянутые, интересно деревянные или плетеные?
   Купец держится уверенно, их галера тяжелее шхуны раза в три, людей у нас мало, пушек нет ни у кого. Только луков можно опасаться. Я кричу на латыни - 'ты украл моего человека - верни!'. Повторил несколько раз, турок крикнул по-турецки, потом по-латыни - 'у меня только мои рабы, а ты убирайся - или тоже будешь рабом'. Я кричу - 'если не отдашь - я убью всех твоих людей'. Уже горло болит орать, надо мегафон сделать. Турок демонстративно засмеялся и, стоящий с ним рядом лучник выстрелил - стрела воткнулась в палубу недалеко от меня. Все, 'война' объявлена. Я кричу - 'ты хотел меня убить?', турок хохочет. Десятки свидетелей у меня есть, хоть они и рабы, но обвинить, меня, что я напал первым, мало кто сможет. Турецкого лучника прикрывает другой воин щитом.
   - Савва, давай в этого лучника, сквозь щит. Только в купца не попади. В купца не стрелять! - это я всем.
   Савва долго целится, приноравливается к качке, над нами пролетела еще одна стрела. Бах! Лучник присел за щитом, потом сел на палубу. Попал! Я тоже приготовил винтовку. Купец что-то заорал своим. Выскочило еще три лучника, я успел спрятаться за щит и почувствовал как в щит воткнулась стрела. Страшно, у меня лицо открытое - а мои штурмовики в забралах.
  Аким! Игнат! Из винтовок по лучникам! Линдрос, ближе правь - вон туда, после весел прижимайся! Все кто не в доспехах - быстро в трюм! У галеры борт выше - будете как на ладони!
   Подошли совсем близко, купец бегает, орет. Но, если над бортом появляется воин - получает пулю.
   - Кошки кидайте!
   Полетели две кошки, одна зацепилась, другая упала в воду, но через полминуты полетела снова и тоже зацепилась. Притянулись, слева - весла, вправа - ют, борт фусты выше нашего сантиметров на шестьдесят. Врагов не видно, но слышны стоны и купец что-то выкрикивает.
   - Винтовки оставляем, теперь револьверы! Аким, Игнат, вперед!
   Они перелезли на борт фусты со щитами и револьверами, стоят, оглядываются. Бах! Я аж подпрыгнул.
   - Что там!
   - Да еще лучник выскочил.
   - И что?
   - Лежит. Тут одни гребцы вроде остались, надо на крышу лезть.
   - На ют?
   - На ют.
   - Савва, давай тоже.
   И сам поднялся на свой борт, заглянул в фусту. Десятки гребцов сидят, пригнувшись, на банках. На палубе лежит, шевелится раненый лучник. Мы уже вчетвером на галере. На гребной палубе вроде врагов нет, одни гребцы. На ют ведет лестница с перилами.
   - Аким, Игнат - на верх! Осторожно, но всех подряд не стреляйте!
  Стали подыматься. Бамс! Удар стрелы, бах! Выстрел. Тут же коментарий Акима:
   - Еще лучник.
   - Тут купец, а остальные лежат.
   - Живые?
   - Некоторые живые еще - раненые.
   - Савва, ты тут следи, я наверх.
   Поднялся, вся площадка юта завалена телами - живыми и мертвыми - больше десятка. Это мы настреляли? В левом углу сидит купец и громко причитает. Я подошел ближе, а он как заорет - 'Шайтан!'
   - Я тебе говорил - отдай моего человека! Или я убью твоих. Я свои обещания выполняю. - говорю на латыни.
   - Шайтан!
   - Я это уже слышал, где мой человек?
   - Там. Впереди.
   - Аким, встань сюда - спиной к борту, держи всех под прицелом. - Игнат! Собери все оружие, скинь на палубу.
   На палубу полетели луки и сабли. Нельзя оставлять опасность за спиной, у моих броня только спереди.
   - Стойте пока здесь, не давайте им вставать. Савва, иди за мной, прикрывай. Идем Федю искать.
   Спустились, а тут еще дверь под лестницей - вход внутрь юта. Как я сразу не заметил. Осторожно открыл - полутемная комната, постелены ковры, стоят сундуки - никого. Сундуки - это хорошо. Хотя я тогда стану пиратом, ограбившим турецкого купца. Свидетелей - вон, более шестидесяти, хоть и рабы, но информация все равно дойдет до властей. Ладно, где же Федя.
   Идем с Саввой по проходу между гребцами, ох и воняет здесь. Хотя видно, что они отходы смывают водой за борт, но запах - дышать нечем. На носовой площадке сидят четверо связанных - Федя среди них. Обрадовались, развязали - Федя с Саввой обнимаются. Так, а остальные трое? А остальные шестьдесят четыре гребца! Тут же русские наверняка есть! Да и остальные, кто тут - черкесы, аланы, греки, молдаване. Оставлять в рабстве? Спасать? Спасу - стану пиратом. Рабы же меня и сдадут, не все, но кто-то точно. Что же делать? Охрану мы перебили, там может пяток раненых остался. А если такой план?
   Обернулся к гребцам, и негромко - 'Православные есть?'. Несколько откликнулось, один - совсем рядом. Крепкий такой еще.
   - Ты кто?
   - Евсей, с рязанского княжества.
   - Я боярин Белов Андрей. Ты давно на галере?
   - С осени.
   - Наших, русских тут много? - шепчет, считает.
   - Десяток и четыре.
   - А литвины есть?
   - Пять есть точно, может больше.
   - Смотри, ваши колодки деревянные, можно топором расколоть. Но сейчас я делать не буду, а то получается, что я купца ограбил. Я тебе топор в мешке принесу, оставлю. Охрану мы почти всю побили, осталось несколько раненых и купец живой. Мы заберем своего Федю, сойдем с галеры и отойдем на несколько верст. Ты сломаешь колодки, освободишь русских и литвинов. Отдашь топор остальным - пусть освобождаются тоже. Потом... - тут я опомнился и огляделся.
   Два сцепленных корабля ветром сносило на северо-восток. Грот и фок у меня еще поднятые. Линдрос пытается рулить, но его хватает только на то, чтобы плавающий комплекс не крутило. Севастопольский мыс мы уже прошли, до Евпатории еще километров сорок.
   - Потом с купцом и охраной всей толпой разберетесь. Через несколько часов вас прибьет к берегу, можете погрести, чтобы быстрее. Мы пойдем сзади вас, в пяти верстах. Сойдете на берег, бери русских и литву... Среди наших подлых нет? Всех хорошо знаешь?
   - Есть двое, совсем как скот стали - османом сапоги лижут.
   - Вот этих не надо. И идете ватагой по берегу на полдень, чужих не бери. Сабли еще возьми, тут татары напасть могут. Своим про татар скажи, чтобы не разбегались. Но мы вас быстро подберем. Добро турецкое не грабь - там все передерутся из-за него. Я вас к себе возьму, у меня тут город свой, неподалеку. Живем там сытно, своим людям я серебром плачу, кто воем у меня - вон смотри какой Савва, а кто ремеслом каким.
   -Возьми меня к себе, боярин. Сил нет уже нехристь эту терпеть.
   -Ну-ну, возьму, все хорошо будет. Делай как я сказал.
   Громко, на латыни, вроде как для Саввы, говорю, что своего человека я нашел, и пойду домой. Феде тихо сказал - 'сиди тут пока - ноги-руки растирай, сейчас вернусь, Савва постой тоже'. Сходил на шхуну, завернул в холстину нож и топор, вернулся вроде как за Федей, сверток положил под ноги Евсею.
   Подобрали луки, сабли оставили, я так громко - 'а нечего в нас стрелять было' и сошли на шхуну. Отцепились и пошли против ветра. Километра через три повернули налево - к берегу. Берег пустынный, северней Севастополя километров десять-пятнадцать. Встали на якорь, объявил обед, ем и посматриваю вдаль. До галеры уже километров восемь, еле видно, надо скоро выдвигаться.
   Разобрали 'бронерубку' рулевого, выпустили Линдроса, он аж мокрый, там как в бане, зато живой.
   Аким подошел, показал щит пробитый стрелой, стрела вылезла сантиметров на десять из дубовой доски.
   - Это вот эти два лука.
   Посмотрел, луки знатные, с роговыми накладками. Аким и Савва их с трудом до уха натягивают. Вот на эти луки надо щиты и броню рассчитывать. Еще показали попадания - у Саввы на шлеме царапина от стрелы, у Акима на щитке выше колена хорошая вмятина от стрелы и синяк. А держит броня-то!
   Пошли потихоньку за фустой, держимся в километрах четырех, но их никак на берег не вынесет, нас к берегу несет быстрее из за парусов. Наконец-то их прибило к берегу. Около галеры появился дымок, интересно, костер жгут или галеру. Через полчаса разглядели цепочку людей, идущую к нам по берегу. Медленно идут, мы снялись с якоря и пошли навстречу. А как к берегу подойти? Можно на мель сесть. А у нас никакого ялика нет, не предусмотрел. Хожу от причала к причалу, у нас даже где руду грузим - подобие причала сделали.
   Отдали якорь, травим кабестаном потихоньку, нас ветром к берегу тянет. Сам спустился по штормтрапу, (хоть это предусмотрел) - меряю глубину. Нащупал полтора метра - должны пройти. А они уже рядом - по грудь в воде стоят - машу - давайте сюда. Поднялись, попадали на палубу. Спрашиваю - 'устали?' 'Нет - говорит - ходить отвыкли, больше двух недель в колодках. Там хозяин иногда выпускает, а в чужих землях - все время в колодках.' Прямо лежачих накормили - напоили, пошли домой. К ночи были в Чернореченске.
   Шестнадцать человек. Спрашиваю Евсея про остальных. А он - 'за сокровища купца бьются'. Помылись в бане, выдали им старую стиранную одежду, спать легли. Опять у нас тесно, надо еще дом построить.
  Утром повели их в столовую. Кухарки специально расстарались - все такое чистое, блюда вкусные, разнообразные. Блюда на выбор - хочешь мясо, хочешь рыбу, хочешь с пшеном, хочешь с ячменем, хлеб белый - хлеб черный. Фрукты еще. С наслаждением наблюдаю 'культурный шок', ну вот такое еще развлечение у меня. Заметили, что я за них расплачиваюсь.
   - Ты же говорил что все это твое! А сам деньгу платишь.
   - Я с кухарок за каждое блюдо спрошу. Сколько блюд съели - столько и монеток должно быть. А так эти монеты мне и вернуться.
   - Так ты вроде как у себя сам покупаешь?
   - Да. Зато порядок. И кухарки не будут сочинять кого они кормили еще. Сегодня еще отдыхайте, а завтра начинаете работать, будете деньги получать, за еду сами станете платить. Сейчас пойдем, посмотрим, какие вам работы по силам.
   После завтрака повел их по цехам, опять наслаждаюсь удивлением новичков. 'Самоработающие машины' потрясли их еще больше, чем 'райское изобилие' в столовой. Стал выяснять прошлые специальности, один назвался гончаром - пусть пока два будет, посмотрим кто лучше. Другой назвался кузнецом - тоже проверим. Еще были плотники, крестьяне. Трое назвались воями - лучник и двое копейщиков. Сказал, работайте пока в общей бригаде, сил набирайтесь, готовьтесь. Попозже будет еще набор в солдаты, если пройдете испытания - станете. Рассказал, кто такие солдаты, многие внимательно слушали. Отпустил новичков отдыхать - но никто из цехов не ушел, ходят - смотрят. А я в беличье колесо производств.
   Домну подготовили, надо разжигать - а еще не все литейные формы готовы, доделывают, проверяют. Свинцово-цинковую руду купец черкес прислал, не обманул, в корзинах килограммов двести, руда даже на ощупь - тяжелая. Гончар по моему заказу уже сделал небольшую реторту - горшок, на него плотная крышка с носиком. В носик вставляется железная труба, с уклоном от реторты. Трубу кузнецы выковали методом кузнечной сварки - корявая получилась, но мне же из нее не стрелять. Реторту заполнили смесью руды и угольной крошки. Крышку замазали глиной и поставили в горн. Опять самогонный аппарат получился. Теперь надо нагреть свыше 900С. Долго прогревается, хорошо реторта небольшая, а то бы вообще не прогрели. На кончик трубки повесил мокрую тряпку, под трубку поставил чашку. Из трубки шел дым, потом что-то блеснуло, посмотрел - блестящая дробинка - капелька цинка. Ура! У меня есть цинк! У меня будет латунь! У меня будут нормальные гильзы! Ни у кого в мире сейчас нет чистого цинка, а у меня есть! Я даже батарейки могу сделать!
   Огляделся - все на меня смотрят. Оказывается, я прыгал и плясал. Подошел кузнец, глянул на дробинку у меня в руке, и понимающе спросил:
   - Серебро?
   - Это круче! Это - цинк!
   Кузнец отошел задумавшись - ' наверное цинк - это как золото'
  За час накапало приличную горку цинковых дробинок, поступление цинка прекратилось. Когда ретору остудили, из нее достали слиток чистого свинца, 'мелочь, а приятно'. Интересно, два похожих металла: цинк и свинец, выплавляются из одной руды, но сплава не создают, в жидком виде - друг друга не растворяют, эвтектики не образуют. Вот такие парадоксы.
  Теперь надо латунь сплавить - тут тоже проблема - температура плавления меди выше, чем температура КИПЕНИЯ цинка. Если их просто сплавлять - цинк выкипит быстрее чем расплавится медь. Поэтому делают по-другому.
   В тигле расплавил цинк и в расплав насыпал мелко нарезанного медного листа. Медь растворяется в жидком цинке. Тщательно учитываю, сколько меди ушло в расплав. Дело в том, что даже так цинк постепенно испаряется, а медь нет. Зная, сколько ушло меди и массу слитка, можно точно посчитать содержание меди. Моя цель - получить Л68, сплав 68 процентов меди - 32 цинка.
   Медь растворяется, температура плавления сплава растет. Когда температура превысила 600С, налил туда расплавленной меди. Остудил, взвесил, посчитал состав. Надо еще немного меди, расплавил - добавил, размешал. И в прокатный стан - ползет блестящая лента, будто золотая. Теперь кузнец точно подумает, что цинк - это такое золото. Рассказываю всем, что это новая бронза - латунь называется. Она самая не хрупкая из всех бронз, из нее получаются самые лучшие гильзы. Получился довольно длинный лист латуни, да тут сотни гильз получаться!
   Все литейные формы подготовили, разожгли домну. Пока есть время, пошел на стройку - решили построить сразу два дощато-каркасных дома, чтобы освободить и разобрать первую бревенчатую избу. Она просохла, и там теперь местами щели в палец. А высохшие бревна распустим на рейки для судостроения.
   Теперь у нас появилось много дополнительных рабочих рук, и по многим направлениям работа закипела. Запустили производство кирпичей на полную мощность, нужны печи в два новых дома, печнику выделил помощника - начали класть. Добавил двух мужиков в группу Прохора, учатся на станках работать.
   Выпустили из домны чугун, отлили детали и запустили конвертор. Опять аврал по проволоке и листу, но все получилось. Отлили даже две чугунные плиты для склейки фанеры, плиты старался сделать потоньше, с одной стороны ровные - с другой ребра жесткости. Но из-за размера - метр на два - они вышли тяжелые, килограмм по триста.
   Когда разбирали литье на следующий день, заметил, что шлак в этот раз необычный - много светлых крупинок. Что-то знакомое. Это же шамот сыпется! Надо в домну лезть. Сколотили длинную лестницу и полезли через верх. В домне еще жарко, хотя через открытую летку дует приличный сквозняк. Так и есть, внутренняя кладка из шамотного кирпича разрушается, особенно на участке ниже середины. Проводишь рукой по стене - и сыплются крошки. Местами ямы в полкирпича. Получается, что хватило на четыре плавки. Что делать? Перекладывать долго и трудоемко, легче новую построить. Но это тоже долго. А если выложить внутри еще одну стенку шамотом? Должно получиться, объем домны уменьшится, но не намного. Попробуем так, и начнем строить рядом новую домну. Надо много шамотных кирпичей, послал Линдроса за серой глиной.
   Спустили на воду корпус второй шхуны, мачты ставим. Ну тут идет копирование Шхуны 1, только небольшие доработки будут. Паруса уже шьются. Прохор собрал малый пресс - на меди отладили, и начали из латуни гильзы штамповать. Быстро так, на механическом прессе, штамповку отжигать и то дольше. Для винторезного станка уже все детали отлили, собираем. Наделали еще разных шестеренок, чтобы можно было шаг нарезаемой резьбы менять. Сижу, считаю таблицу шагов резьб.
   Еще тут над верстаком висит ножовка по металлу, ножовку выковали здесь, а полотна из двадцать первого века. Используется только для важных случаев, но важных случаев - каждый второй, уже четыре полотна посадили. Так один из мужиков, приданных группе Прохора, сделал ножовочное полотно - и оно пилит мягкую сталь! Присмотрелся - а там зонная закалка, чтобы основная часть полотна не закалилась, он замазал ее глиной, я читал, так японцы свои мечи закаливают. А он откуда знает? И зубцы вытачивал тонким абразивным диском, на глазок, но они все почти одинаковые.
   Так, будет инструментальщиком, надо сделать ему отдельный шлифовальный станок, с подачей по двум осям и поворотным столом. Поставил Прохору задачу, пусть думает. Тут к нему еще кузнецы пристают - увидели механический пресс - себе хотят подобный - только большой и молот.
   Линдрос привез глины, я поставил четырех человек делать шамотные кирпичи, там тоже не быстро, в два этапа. Хотя обожженной крошки у нас довольно много от домны. Закончили два дощатых дома, Осип стекла вставляет, печник печи кладет.
   Надо еще часовню построить, а то наобещал. Выбрал место - после домов, в западной части разметили площадь, часовня будет на площади - вокруг будет 'спальный район'. Ограду Чернореченска перенесли на запад еще на сорок метров. Часовня будет бревенчатая - сначала клеть обычная, но ее не перекрываем - продолжаем сужающимся срубом еще два метра, а вот теперь - чердачное перекрытие, если смотреть изнутри - создается ощущение куполообразного помещения - высота потолка - пять метров. Сверху - крышу дощатую четырёхскатную, посередине - небольшой шпиль из досок и крепление для креста. Крест с тремя перекладинами, из бруса, оббили листовой медью, пока не ставим, священника позовем.
   Сделали пресс для склейки фанеры - ну как пресс: под нижней плитой - печь, на плите - вторая плита. Разжимные рычаги и зажимные клинья. Нагрели плиты до 160С, разжали, засунули промазанный карболитом пакет шпона, опустили плиту и сжали клиньями. Держим температуру три часа, потом загасили печь и оставили до утра. Утром достали фанеру - ровная гладкая пластина, шестнадцать миллиметров. Я такую толстую фанеру почему сделал, хочу небольшой фанерный ялик построить, на шхуне нет разъездной лодки, а осадка уже приличная, к берегу не подойдешь. Должен легкий получится, чтобы на борт можно было руками поднимать.
   Выковали большой лобзик, вставили в него самодельную пилку по металлу, хорошо пилит. Надо циркулярную пилу делать, но тут не трудно, еще задача Прохору.
   Размышлял я про свою будущую армию, чувствую, будет она очень разнородна по составу, надо вводить механизмы поддержания дисциплины. Один из таких механизмов - строевая подготовка, вещь трудоемкая и довольно жесткая, но очень эффективная, в плане дисциплины. Вот хочешь ты послать подчиненного, командуешь ему: ' Кругом. Шагом марш'. И он идет.
   Собрал я всех своих солдат и сержантов на стрельбище, объяснил им для чего нужна строевая подготовка. Что я сейчас над ними буду не издеваться, а буду учит как изде... как подчинять себе других солдат. Сказал, что наша армия будет увеличиваться, и то кто лучше проявит себя как воин и командир, будет повышаться в звании, чтобы командовать подразделениями нашей армии. Но сначала вы должны испытать это на себе. Потом будете командовать строем по очереди.
   И началось - ' Стой. Равняйсь. Смирно. Налево. Направо'. Первый день только крутились. Будем заниматься каждый день, кроме воскресенья.
  Пришло письмо от Еремея: 'приехали рязанцы тебе нужны?' В письме Еремея появились знаки препинания, но ясности особо не прибавилось. Надо ехать в Каффу. Заодно повезли товар.
   Заходим в лавку - а там столпотворение и табор одновременно. Еремей кинулся ко мне с надеждой в глазах. А дело было так: Иван, которого купец послал к жене с письмо и серебром с попутными купцами, благополучно добрался. Ну и несколько раз рассказал односельчанам про чудесную страну Таврию. И весной с ним, точнее с купцами, напросились люди, переехать в чудесный край. Две семьи - девять человек и четыре бобыля, мужики средних лет - всего - тринадцать. Еремей волнуется - правильно все это? Еще деньги надо дать купцам за перевоз. Я Еремея успокоил - все правильно, все замечательно, так и надо. Пошли к купцам, оплатили дорогу - по две лиры за мужиков - они гребли, и по четыре - за 'пассажиров'. Сказал купцам, что буду платить по пять лир за каждого переселенца, только если будут люди нормальные, а не сволочь какая. Еще заказал им везти с Руси льна и пеньки, а то я сам много потребляю.
   Рано утром погрузили весь табор, еще погрузили корзины с золой, прилично так скопилось. Проверил, вся зола нормальная- 'седая', черной нет.
   Приехали в Чернореченск, объяснил им основные принципы, остальное волонтеры расскажут. Выдал подъемные, пошли в столовую, понаслаждался произведенным впечатлением. Эти переселенцы хоть подготовленные, у каждого по мешку с вещами, у каждого мужика по топору. А один плотник с инструментом: и пила, и долото, и буравчик. Я ему сразу зарплату в тридцать сольдо объявил, пересчитали в серебро - впечатлились. Я уточнил что это - в седмицу, сильно впечатлились. Говорю, что у меня все кто хорошо работает, хорошо получает. Потом экскурсия по промзоне - прям люблю я людей удивлять.
   Хорошо, что построили сразу два дома, а старую избу разобрать не успели, есть куда поселить новичков. Заложили сразу два новых дома, печники класть не успевают печи, и не хватает обычных кирпичей - шамотные делаем. Ну рабочих рук прибавилось, быстрее все пойдет.
  А у меня часовня без креста, надо в княжество Феодоро ехать, просить православного священника хоть на время - часовню освятить. Собрались и поехали, на двух повозка, солдаты в форме, по лесу ехали - доспехи одели, но никто так и не напал.
   К князю Исааку с дарами - пачка бумаги и большое зеркало в медной оправе - произвел впечатление, зеркало дорогое. Опять ритуальные приветствия и перечисления титулов. Сказал что бумага моего производства, князь удивился. Дочка его сидела рядом, только трон пониже. А ничего так, симпатичная, только сколько ей? Шестнадцать? Хотя в эти времена - давно невеста. Делает вид что холодна и равнодушна, но глаза выдают любопытство. Я к ней тоже отнесся формально, у меня важные дела к князю. Просил его дать священника на один день - часовню освятить, рассказал, что часовня построена, какая она. Князь даже поблагодарил меня за продвижение веры православной, и послал в храм вместе с порученцем. В храме еще раз с порученцем рассказали просьбу настоятелю, и мне 'выдали' молодого священника, как его сан - мне сказали по-гречески, но я не разобрал. Еще я купил в храме икону и немного церковной утвари.
  Поехали в Чернореченск, опять никто не напал по дороге. Приехали под вечер, но священник осмотрел часовню, в целом одобрил. Обсудили, что нужно сделать минимально из мебели, и плотники тут же приступили. Священника накормили в столовой, и он пошел в часовню молиться.
   Утром обсудили как должен стоять крест, прошел молебен. Собрался почти весь Чернореченск. Поставили крест на место - красиво, крест блестит медью. Провели небольшой крестный ход вокруг часовни. Опять молебен. И провели два венчания - мужики находят себе местных гречанок. Я еще правило ввел - в Чернореченске и на моих кораблях говорить только по-русски. Так что семейная ассимиляция проходит довольно успешно.
  После часовни строители сделали пристройку к столовой, даже две - увеличили обеденный зал, и пристройку к кухне. В штат столовой добавил еще одну кухарку, теперь проблема перегруженности столовой снята.
  Прохор принес пробную партию латунных гильз - смотрю, почти как фабричные, ну внешне чуть похуже. Испытали - отлично стреляют, перезаряжаются. Наконец-то у меня нормальные свои гильзы! Еще одна ступенька боеготовности моей армии сделана. Прохор говорит что латунь тянется лучше меди - можно даже процесс производства гильзы сократить на одну стадию вытяжки. Весь лист латуни пустили на гильзы - около трехсот штук вышло. Оценил свои запасы цинковой руды - если тратить все на гильзы, то выходит тысячи штук. Поставил задачу всех вооружить патронами с местными гильзами, все оригинальные- в резерв.
   А вооружать надо много - револьверов уже десять, а вот винтовок - все также шесть. Причем один револьвер уже перелили - на тренировках один 'ушатали', разобрали - пружины и винтики целые, и отлили новый. Надо осваивать производство винтовок, используя при этом минимум бронзы БрБ2, а то ее и так много 'заморозили' в револьверах, а она нужна в промышленности.
   Разобрали одну винтовку, сидим думаем, что как можно сделать. Кузнец пробует выковать заготовки для деталей. А я попробую сделать стальной ствол. Токарный станок неплохо подходит для горизонтального глубокого сверления. Надо 'пушечное' сверло - Аргирос отлил из бронзы две трубки - двести и четыреста миллиметров, диаметром восемь. Трубки толстостенные, прошлифовали вдоль канавку, для отвода продуктов резания. На один конец припаяли режущую головку из У8, на другой - хвостовик. В районе хвостовика просверлили в трубке боковое отверстие, к нему припаяли медную трубку, к ней воронку, как для подачи масла. Только подавать будем СОЖ - смазочно-охлаждающую жидкость. СОЖ сделали из смеси воды, масла и мыла - вроде не расслаивается.
  Кузнец выковал заготовку длинной триста миллиметров, хочу перейти на стволы по длиннее - выжать максимум из патрона. Заготовку проточили до диаметра двадцать миллиметров, больше не лезет в отверстие вала шпинделя. Заготовку ствола зажали в патрон токарного - он будет вращаться, а сверло будет неподвижное. Просверлили обычным сверлом стартовое отверстие. Поставили пушечное сверло, сначала короткое, залили в воронку СОЖ и запустили, снизу медный поддон - собирает жидкость в кувшинчик. Патрон крутиться, жидкость льётся, сверло сверлит потихоньку. Просверлили миллиметров сто, сверление замедлилось. Достали сверло - головка затупилась, припаяли новую. Все таки сталь У8 не очень для таких целей, но другой у нас нет. Вот так, в несколько этапов просверлили насквозь, прошелся разверткой.
  Кузнец выковал шестигранник для формирования нарезов, отшлифовали на плоскошлифовальном. Нагрели и скрутили, как я уже это делал. Только сталь взяли более углеродистую - это будет оправка для ковки. Закалили, и сделали средний отпуск, чтобы не лопнула. Отполировали оправку и внутреннюю поверхность ствола. Оправка входит в ствол почти свободно. Выковали внешнюю оправку - два кубика с полукруглыми вырезами, они будут охватывать ствол при ковке. Тут до меня доехало, надо сначала попробовать сделать револьверный ствол, он намного короче.
  Выковали, просверлили, развернули - гораздо быстрее. Начали ковать на холодную втроем, один фиксирует внешнии оправки, второй двигает и вращает ствол, ну и молотобоец работает. Прошлись один раз, внутреннюю оправку прихватило. Прошлись еще раз - уже плотнее. Выбили оправку, смотрю - нарезы видно. Прогнал свинцовую пулю через ствол - полигональные нарезы. Проточили ствол в размер, нарезали резьбу - закрутили в рамку револьвера, отшлифовал зазор барабана. Отстреляли - все отлично, пуля стабилизируется, в нарезах держится. Можно ставить стальные стволы на револьверы, получается большая экономия БрБ2. Вот только стволы 'белые' - ржаветь будут. Надо воронить, но тогда мушка отвалится.
  Выточили муфту с мушкой на кончик ствола, напрессовывали, отполировали. Заворонили в горячей селитре - красиво. Можно на поток ставить. Теперь в револьверах из бериллиевой бронзы только барабан и пружины в части револьверов, Аргирос пружины из БрБ2 освоил. За токарным станком закрепили мужика, у которого лучше получается - точит, сверлит стволы - токарь он теперь.
  Токарно-винторезный станок уже работает, делаем винты от М5 до М20, для меньших резьб надо еще шестерни делать. А вот гайки меньше чем М12 резцом не нарежешь - не лезет. Надо делать метчики. Привезенные из будущего метчики я держу как образцы для ответственных случаев. Вроде просто - выточили из отпущенной У8 заготовку, нарезали резьбу, закалили. А вот после закалки ведет немного, и надо опять резьбу прогнать, а резец из той же У8 не берет. Вот тут пригодились привезенные резцы с твердосплавными пластинками, тратить их ресурс на инструментальные цели я согласен. Разорвал еще один замкнутый технологический круг. Ну а дальше - тонким абразивом проточили продольные канавки, обточили квадрат хвостовика - и метчик готов. И пошли у нас болты и гайки. Гайки режем на специальном сверлильном - медленный с большим моментом и реверсом. Для производства используем М10 в основном, для судостроения М12 и больше, мелкие винты для оружия пригодятся. Винты делаем под плоский шлиц, филипс в очень далеких планах.
  А тут уже Шхуна 2 готова, пошли пробовать. И Велислав, который рыбак, попросился в море, на шхунах ходить хочет, приставил я его к Фотисам, пусть учится, капитаном потом будет, не все грекам капитанствовать. Гоняли, шхуну, гоняли - вроде немного лучше ходит. Устроили гонки между Шхуной 1 и Шхуной 2. Шхуна 2 быстрее на один-два узла при среднем ветре, при сильном разница два узла точно. Значит наши доработки на пользу пошли, получилось сделать более плавные обводы носа. На верфи заложили Шхуну 3, копию второй.
  Сделали фанерный ялик - плоскодонка полнейшая, борта с днищем соединяются почти под прямым углом через дубовый брусок гвоздями с загибом. На днище дубовый брус прибили, будет киль изображать, и для жесткости. Потом несколько дней пропитывали карболитом, после, засунули в печь для обжига кирпича и осторожно прогрели. Достали - а он как пластиком покрытый, водой не смачивается! Ялик небольшой, двухвесёльный - но пятерых держит на воде, зато очень легкий - двое поднимают. А на шхуну краном на фока-гике поднимает один человек лебедкой.
  Флот у меня начинает появляться, вот только пушек нет на кораблях. Дымный порох у меня будет, золотарь уже поставил более сотни килограммов селитры, я ему подсказал как оборудовать выгребные ямы, чтобы селитры больше накапливалось. Он еще людей нанял, только командует теперь, но золу и селитру поставляет исправно и качественную. Также нашел золотарей в Каффе - один золу собирает, второй селитру в городе по нужникам, третий делает селитряные ямы за городом на навозе от скота, который татары пригоняют на продажу. Но второй только начал, поступлений от него еще не было, на него большие надежды, Каффа больше Чембало в несколько раз, а уж засранцев здесь ...
  Так вот, про пушки. Я сразу решил делать казнозарядные и нарезные. А если пушки большого калибра, то еще и систему гашения отдачи - откатник и накатник. Сильно большие пушки может мне и не понадобятся, моя цель затопить сотни галер, мало приспособленные для морского боя - максимум по три орудия, да еще стреляющие каменными ядрами. Даже не затопить, а создать угрозу затопления, пусть борятся за живучесть, главное - сорвать высадку десанта. А борт там тонкий, специально посмотрел, около ста миллиметров. Такой легко пробьет пушка даже в двадцать миллиметров, ну с учетом дымного пороха - тридцать миллиметров. Вот только такая дырка будет наполнять галеру очень долго, а если это дырку найдут, то заткнут тряпкой. Значит надо фугасный снаряд - а это при моих технологиях и дымном порохе уже минимум сорок или сорок пять миллиметров калибра. А это уже предел для системы без откатника. Надо пробовать.
  Как нарезы делать? Бронзовое литье пушечные нарезы не потянет, да и дорого. БрБ2 не хватит даже на одну пушку. Лить из чугуна - нарезы не отольются нормально, нарезать строганием не смогу, нет таких резцов по твердости - У8 чугун не потянет, ротационную ковку не применишь. Да и чугун нужен марки ВЧ, а мой хрупкий. Только ковать из стали остается, молот нужен механический, большой. А как казенную часть с пазами под затвор ковать? Вот казенник можно отлить из чугуна. Придется проблемы решать по частям, сделаю сначала гладкоствольную казнозарядную пушку, нарезами займусь потом.
  Делаю деревянную модель казенной части орудия сорок миллиметров. Затвор клиновый, поршневой слишком сложный для меня, запирание вверх, рукояткой с кривошипом. Саму казенную часть - 'кубик' - отолью из чугуна, остальные детали можно выковать. Выточил из дерева модель снаряда и гильзы. Гильзы попробую сразу делать из стали, латуни не напасусь.
  Ремонт домны завершаем, и начинаем делать вторую домну. Шхуны наперегонки возят руду по шесть-восемь тонн за рейс. Построили мощную телегу, запрягли в нее двух волов и возим по три тонны руды, но только в сухую погоду, после дождя колеса тонут в грязи. Рядом с домной растет гора руды, хочу попробовать непрерывную работу домны, провести несколько загрузок-плавок, не гася домну. Но для этого нужно много угля, запустили углежоговую яму, коксохимический цех не справляется. Теряем продукты перегонки древесины, но их и так много, а уголь сейчас важнее.
  Прохор принес винтовку, сделали полностью из стали, только пружины из БрБ2. Кузнец ковал заготовки, и на плоскошлифовальном станке обтачивали. Применили доработки, которые я предлагал: уменьшили колодку, она слишком большая, сделана для двенадцатого калибра, крепление ствола к колодке - шарнир, съемного цевья нет. И не смотря на ствол в триста миллиметров, винтовка стала немного легче. Винтовку принесли с грубо сделанным сосновым прикладом, спешили похвастаться. Пошли испытывать, закрепили на колоде, первый выстрел - дымным порохом, нормально. Теперь надо на максимальное давление, медную гильзу (латунную жалко) заполнили бездымным порохом до краев. Как бахнет, думал разорвет. Нет, целая, открывается с трудом, гильза впечаталась в зеркало колодки. Гильзу убрали - все нормально работает, обычным патроном стреляет хорошо. Испытания винтовка выдержала! Я прикинул массу пружин из БрБ2, меньше двадцати грамм. В принципе, эти пружины можно сделать и из стали, надо поэкспериментировать.
  Я держу в руках винтовку сухопутных побед ближайшего будущего. Я могу их сделать сто, или пятьсот или тысячу. Пули, гильзы и порох у меня, практически, не ограничены в таких масштабах. Это если дымный, мощного бездымного тысяч на десять выстрелов. Остаются капсюля - у меня их около двадцати девяти тысяч. Примерно столько высадится сюда османов в 1475 году. То есть, если даже я не потоплю ни одной галеры, у меня есть шанс перестрелять их на берегу. Запереться в крепостях и перестрелять. С жуткими потерями, но шанс есть. Это план 'Б', после морского боя. Есть еще план 'В' - уйти на Дон, на Воронежскую стрелку. Но об этом даже думать не хочется, столько тут уже сделано.
  А вот для планов 'А' и 'Б' нужно много людей , прошло уже больше года, а у меня меньше сотни людей, для войны годны около половины. С такими принципами я армию не наберу. Видимо, придется разделить, 'русское' производственное секретное ядро, и многонациональную армия, где наши на руководящих должностях. При этом стараться максимально ассимилировать солдат, хотя бы на уровне языка. Поэтому нельзя набирать много солдат одной нации, даже самых лояльных - греков. Это станет греческая армия, да еще вооруженная винтовками - даже страшно стало. Надо набирать разные национальности, молодых, небольшими группами, чтобы мы могли их 'переварить'. Причем нельзя брать из Чембало, надо увозить далеко от дома, этот принцип использовали в советской армии, а лучше набирать не из Таврии. Есть же колонии на черноморском побережье Кавказа, тем более, оттуда бегут люди. Вот куда мне надо. Но к этому надо подготовиться.
  Готовимся провести несколько плавок подряд в домне. Готовим литейные формы для чугуна. Размечаю место под казармы, с запада прирезали еще пятьдесят метров, но забор переносить не стали, он будет границей между гражданским Чернореченском и военной частью. Получилось как раз до стрельбища, и обжиговая печь для кирпича оказалась на территории вч, ну не страшно, кирпичи не секретные. Посередине - плац, пока земляной, надо будет мостить камнями. С одной стороны будет здание штаба и арсенала. Напротив - первая казарма, сбоку - столовая. Сразу начали строить казарму и столовую. Провел конкурс на отбор солдат, набрал еще четырех. Буду увеличивать армию, всех подниму в звании на одну ступень и будут у меня одиннадцать младших командиров.
  Накупил зелёной ткани, всех свободных баб временно перевел в швеи, шьют гимнастерки трех меньших размеров, на подростков. Надо и про зимнюю форму подумать, думал шинели шить, но овчина по цене вне конкуренции. Только стричь надо, а шерсть на матрасы. Кстати, попробовали шкуры обрабатывать формалином, получается отличный мех и кожа. Надо будет закупится свежими дешевыми шкурами где-нибудь в Воспоро, там дешевле. Панамы шить не будем, жара скоро кончится, ушанки для местной зимы - слишком, тут почти всю зиму - осень. Надо что-то демисезонное. О, а если буденовку! Будет очень выразительно и практично. Только из чего шить? Из сукна или из кожи-меха. Все-таки надо из сукна, в коже будет жарко. Нашел на рынке толстое сукно, дороже кожи, ну мне не много. Сшили одну, показал как уши складывать на тепло/холодно, всем идея понравилась. Шьем на всех солдат и сержантов. Еще нужны кокарды, а то голо как-то. Так мне сначала нужен герб! И флаг!
  Задумался. Флаг я давно выбрал, андреевский крест, тут и вариантов нет. А вот герб. Мы себя считаем православными, по традициям этого времени - в основе должен быть двуглавый орел. Но чем отличаться от Византии и Руси? Глянул на свою бумажную 'монетку' - по периметру профиль шестеренки. А что? Двуглавый орел внутри шестерни - неплохо выглядит, готовая кокарда. Только орла без короны, скипетра и державы - нет у нас монархии, и вряд ли будет. Вспомнил, я с собой провез случайно несколько российских монет, а на них такой герб и есть - орел без символов самодержавия. Полез в сундук, достал самую крупную - пять рублей, точно как надо. С Аргиросом, в несколько приемов, слепили образец - двуглавый орел, в кольце-шестеренке. Отлил сразу двадцать копий, сзади - усики для крепления.
  Тут запустили домну, когда вылили первый чугун, тут же стали загружать через верх уголь и руду. Задействовал много людей, надо было поднять на восьмиметровую высоту более пяти тонн. Опять конвертор, слитки, проволока, листы. Выковали на земле наковальню для механического молота килограмм на триста, и боек молота - на пятьдесят.
  Всего провели четыре плавки, уголь кончился. Вымотались, спали в перерывах, пока домна горит. Все вокруг завалено слитками, мотками проволоки. Отлили много всяких деталей - для большого молота, для большого прокатного стана, для станков, шестеренок всяких. Для всех участников объявил выходной и пошел отсыпаться.
  'Скоро осень, все изменится в округе'. Часть овощей уже созрела до семенной зрелости. Скоро убирать главное - семенной картофель. Собрал перец чили, отделил семена на хранение, а сам перец можно съесть. Или продать. А ведь мне для него еще рынок создавать, красный перец тут никому не известен. Подсушил перец, перемолол, две трети возьму в Каффу. Собираюсь в вербовочный рейс. Еще попробую попасть на прием к консулу Каффы, мне сейчас от него ничего не нужно, но знакомство надо завести заранее, когда наступит момент, я не буду неизвестно кто, неизвестно откуда. Дары такие - 'золотое' перо и стеклянная чернильница-непроливайка. Научились делать, но никому не продаем. Еще полсотни листов бумаги. Это предлог - мол, хочу поставлять дворцу бумагу своего производства.
  Казарма и столовая готовы, нанял еще двух гречанок на кухню, тренируются в столовой. Нашили десять комплектов формы - гимнастерка, штаны, буденовка. Еще много заготовок. Айваз сшил пять пар сапог. У сапог из толстой кожи только подметка, носок и пятка, остальное из овечей кожи, так дешевле. Сапоги короткие, спереди шнуровка - гибрид с ботинками. Но это сапоги, кожа сплошная по кругу. Кожа обработана формалином и пропитана дегтем. Можно ходить по лужам в двадцать сантиметров глубиной.
  Айваз, кстати, первый житель Чернореченска, которому я не плачу зарплату, он снимает у меня комнату за символические два сольдо в неделю, он обеспечивает обувью жителей городка, теперь еще и 'гособоронзаказ'.
  Начали строить сплошной забор из горбыля вокруг секретной зоны - это две трети первоначальной площади городка. Туда не входит спальный район, лесопилка и прачечная. В заборе проходная, пост охраны. На территории предусмотрел место для каменного здания - будет хранилище самого ценного. Камень уже заказал - возят, выгружаем сами, строить придётся тоже самим.
  Незадолго перед отплытием, повысил в звании троих сержантов - Акиму присвоил звание старшины (одна широкая вертикальная лычка), Игнату и Савве - старших сержантов. Толстый намек солдатам, что сержантские места вакантны. Кроме того, все одиннадцать человек привел к клятве. Долго думал над основной формулировкой, той, которая в Российской Империи звучала так - 'За Веру, Царя и Отечество'. Краткий девиз я сформулировал так - 'За Веру и русский народ', в полном тексте клятвы идет еще о подчинении приказам командира, и много пафосных фраз.
  Провели торжественное принятие присяги, на плацу построилось войско, подняли флаг. Официально объявил, что это флаг Святого Андрея Первозванного, что этот святой нам покровительствует и теперь это наш флаг. Объяснил про клятву, что это клятва не мне, а всему русскому народу, и Чернореченск - это маленький кусочек Руси в Таврии. Все одиннадцать наших военнослужащих по очереди произнесли слова клятвы. Два дня учили, клятва не длинная. Я подходил к каждому, и надевал ему на шею серебряный крестик. Себе присвоил звание 'командор' - самый главный.
  Мероприятие получилось очень торжественное и душещипательное. Музыки только не хватало. Теперь пацанов придется сдерживать от вступления в армию. Вон, Ивашка весь исходит, что его в солдаты не беру. Теперь он занимается на турнике на полосе препятствий, у него есть идея, что если он вырастет повыше, то я его возьму в армию.
  Кузнецы сделали четыре комплекта 'парадной' брони - защита только торса, но с двух сторон - тяжеловато тоже получилась. Но зато воин в броне становится сразу такой уважаемый. И очень престижно для хозяина этих воинов. Доспехи отполировали, покрыли тонким слоем карболита и прожарили. Блестят почти как серебряные, будто их только начистили. Еще оттенок стал желтоватый от смолы - непонятно, то ли бронза, то ли серебро. С собой взяли четыре парадных и четыре штурмовых доспеха. Поехали старшина Аким и четверо солдат. Капитаном Линдрос, старпом - Велислав, еще взяли гребца-алана, толмачом будет. В трюме повесили гамаки, в дополнение к четырем кроватям в двух каютах. Для рулевого сделали постоянную рубку - деревянную будку, дверь сзади, в стенах смотровые проемы вместо окон, их можно быстро закрыть ставнями. Крыша с большими свесами - тоже защита от стрел и от солнца.
  
Оценка: 8.65*17  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | В.Кривонос "Магнитное цунами" (Научная фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3." (Научная фантастика) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Т.Урсова "Искательница" (Боевое фэнтези) | | И.границ "Ведьмина война 3: Мраморный принц" (Боевое фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Отборные невесты для Властелина. Эрато НуарПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаОфисные записки. КьязаЯ возвращаю долг. Екатерина ШварцЯ тебя не хочу. Эви ЭросТону в тебе. Настасья КарпинскаяМои двенадцать увольнений. K A AИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваСнежный тайфун. Александр Михайловский��Застрявшие во времени��. Анетта Политова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"