Гинзбург Мария: другие произведения.

Первый прыжок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почему люди не летают, словно птицы? Первый прыжок с парашютом - для каждого он становится чем-то особенным... Опубликовано в альманахе "Ювенильное море"


ПЕРВЫЙ ПРЫЖОК

Тонко запел мобильник. У Ромы был установлен не набивший оскомину Моцарт, а мелодия, которую он сам нашел в Интернете. Вике этот бодрый мотив нравился.
- А, черт, - сказал Рома.
Он носил телефон в сумочке на поясе. Для того, чтобы вытащить мобильник, Роме пришлось бы оторвать руки от руля. Машину парень водил чуть хуже самолета, и рисковать не хотел. Вика, поняв, в чем заминка, наклонилась к Роме и взялась за кнопку чехла. Руки девушки задели живот парня над ремнем. Вика чувствовала бугры мышц под руками через тонкую ткань рубашки. Рома покосился на девушку. Вика стрельнула в него глазами и протянула звенящий телефон.
- Да, - сказал Рома, прижимая трубку плечом.
Месяц назад Рома взял Вику с собой на прыжки первый раз. Посмотреть. Вике и в голову не могло придти, что смотреть придется сверху. Из кресла второго пилота. У Ромы, как тогда выяснилось, были права не только категории "В". Старенькая "Аннушка" по комфортности не шла ни в какое сравнение с мерседесом, о котором не так давно мечтала Вика. Самолет проигрывал в этом плане даже красной "девятке" которую на сегодня дал Роме отец. Однако Вика сомневалась, что даже поездка на "мерседесе" смогла бы так возбудить ее.
Перед взлетом Рома сказал Вике, чтобы она ничего не трогала в кабине и не вставала с места. Весь полет Вика просидела смирно. Рома, сбросив всех парашютистов, собрался заходить на посадку и решил на всякий случай предупредить об этом девушку. Услышав его голос у себя в ухе, Вика испуганно дернулась - она совсем забыла про микрофон. Девушка почти ничего не разобрала из его слов. Но почему-то решила, что Рома разрешает ей потрогать руль. Вика опасливо потянула рогатку на себя. Она почувствовала, как резко задирается нос самолета, увидела сузившиеся глаза Ромы, и тут же отпустила. Рома выровнял самолет и погрозил ей пальцем. Но это было излишне. Вика задыхалась и вся дрожала. В этот миг Вика вдруг поняла людей, которые "заболевают" парашютами на всю жизнь. Рома видел, что глаза девушки блестят, и чуть качнул крыльями. Вика закричала от восторга, и парень улыбнулся. Девушка поняла, что ей придется прыгнуть тоже. Как ни странно, это не вызвало в ней ужаса. Наоборот, Вику охватило сладкое, немного болезненное чувство. Чувство предвкушения, от которого щемило в груди.
А сейчас Вика почти не слышала того, что говорил Рома в трубку. Девушка сосредоточенно смотрела в одну точку прямо перед собой. Унылый тоннель из блочных многоэтажек давно сменился низенькими деревенскими домиками, но Вика этого даже не заметила. Перед глазами девушки стояли возмущенные родители.
... - Даже и не вздумай! Не бабское это дело, - гневно бросил Ираклий Александрович. - Совсем с ума сошла!
Мать стояла за его спиной. Плечо отца почти прижимало Оксану Федоровну к стене узкого коридора.
- Ну что в этом хорошего? - спросила мама, и стекла ее очков взволнованно блеснули. - Что?
Вика попыталась поделиться своим чувством. Рассказать. Объяснить. Но как объяснить это людям, которые никогда не видели облака настолько близко, что их можно достать рукой?
Людям, за нарочитым непониманием которых бьется животный страх перед всем неизвестным?
Как будто Вике было не страшно. Но в ней этот страх вызывал лишь раздражение от сознания собственной трусости. Это было неприятное ощущение, похожее на ожог сердитой крапивой. И тем острее было желание поскорее избавиться от этого чувства. Прыгнуть. Узнать, - и забыть о страхе. Словно этот прыжок вел в другой мир, где люди не боятся ничего.
Однако прыжок еще не был совершен. И Вика боялась. Если бы родители догадались поговорить с ней ласково, девушка скорее всего осталась бы дома, наплевав на все последствия в отношениях с Ромой. Родители, сами напуганные не меньше ее, прибегли к старому способу - "тащить и не пущать". Хотя в последнее время такая линия поведения все меньше и меньше оправдывал себя в отношениях с дочерью, другого пути они не знали. Ругань привела Вику в ярость. Девушка подхватила рюкзак с одеждой и бутербродами и вылетела за дверь.
Отступать теперь было некуда.
- Нет, мы уже почти на месте, - говорил тем временем Рома в трубку. - Ладно, что ж.
Вика осторожно взяла мобильник с плеча парня.
- Положи на торпеду, - сказал Рома.
Девушка так и поступила.
- Кто звонил?
- Сергей, - сказал Рома.
Машину качнуло на ухабе. Они свернули с основной трассы на грунтовую дорогу к аэродрому.
- Чего хотел? - спросила Вика.
- Они еще в клубе, собираются, - сказал Рома. - Будут здесь через час, не раньше. Придется подождать.
Вика рухнула с небес на землю. "Целый час!", подумала она с тоской. Девушка не сомневалась, чем Рома предложит занять этот час. И подобная перспектива заставила Вику напрячься. Рома тоже жил с родителями и старенькой бабушкой, и привести подругу ему было некуда. Разве что в ангар. "Хотя", подумала Вика вдруг. - "Ведь заняться с ним любовью, чего он так хочет - это ведь тоже совершить прыжок". Девушка поморщилась. "Он, наверное, думает, что это очень романтично - на каких-нибудь старых парашютах. Экстрим, черт возьми", насмешливо подумала Вика. Сама она не была склонна к экстриму. "Я еще вообще не знаю, к чему я склонна", вздохнув, подумала девушка.
Они были уже у ворот аэродрома. Рома посигналил. Сторож в старом летном комбинезоне с отрезанными рукавами неторопливо затоптал окурок, прикрикнул на залаявшую собаку и открыл им. Рома въехал на выложенную бетонными плитами дорожку, которая вела к серебристому полукруглому ангару. Машина остановилась, но Вика не пошевелилась, погруженная в свои мысли. Рома бросил на нее быстрый взгляд и ущипнул за коленку. Вика вздрогнула:
- Перестань, больно...
- А что ты такая загруженная? - спросил Рома.
На самом деле парень прекрасно знал, в чем причина.
- Боюсь я, Рома, - вздохнула Вика.
- Да брось ты, - беспечно сказал тот. - Чего здесь бояться? Это же так классно - летишь, только ветер в шлеме свистит. Внизу домики, как игрушечные. И, главное, не зависишь ни от чего.
- Кроме парашюта, - проворчала Вика. - Конечно, тебе легко. Сколько у тебя прыжков?
Рома засмеялся.
- Это не так важно, - сказал он. - Но ВДВ возьмут. Ты, главное, не думай о прыжке. Так только хуже. Ты всех врачей прошла? И психиатра?
Вика сердито посмотрела на него.
- Ха-ха, - сказала девушка. - Как смешно.
- А-а, - догадался Рома. - Тебя в наркодиспансере не пропустили!
- Да мне и не надо было в наркологический! - вспыхнула девушка. - Вот, смотри! В списке не было его!
Вика достала свою медкарту из бардачка и стала рыться в справках. Рома довольно улыбнулся. Он хотел отвлечь Вику от глупых мыслей, и ему это удалось.
- Сигареты достань мне там, - сказал Рома.
Пачка шлепнулась ему на колени.
- Да, вот видишь, - удовлетворенно сказала Вика, разложив карту на коленях. - В психдиспансер есть направление, а в наркологический - нет!
Опустив стекло, парень достал сигарету и закурил. Рома смотрел на покрытое еще короткой первой травой поле, на серую стрелу взлетной полосы. Самолетов не было видно из-за ангара, но Рома знал, что они там. И это знание наполняло его душу мощным, ровным чувством. Никого из своих девушек Рома еще не водил сюда, Вика ошиблась. Но на самолете катал. Вика была первой девушкой, которая не испугалась. Рома не мог забыть ее горящие глаза, когда он сделал "бочку". Старший по полетам Роме за это чуть голову не оторвал, когда они приземлились.
- Вылезай, Покрышкин! - ядовито кричал Генрих Сергеевич, подбегая к замершей на самом краю ВВП "Аннушке".
- Вставай по ветру, дыни ровнее пойдут! - хохотнул стоявший рядом техник.
Рома вылез из кабины, перемахнул канаву и проворно отбежал метров на двести. Посмотрев, как подросток прыгает по кочкам мокрого взлетного поля, Генрих Сергеевич остановился.
- Иди сюда, Чкалов! - крикнул он.
Рома отрицательно потряс головой.
- Больше к самолету не подойдешь! - крикнул Генрих Сергеевич.
Но в его голосе не хватало убежденности. Это для членов парашютного клуба старший по полетам был суровым Генрихом Сергеевичем. Для Ромы же он был просто дядей Геной. Необычное имя летчика друзья давно переделали на привычный манер. Старый друг отца знал Рому как облупленного. Генрих Сергеевич подкидывал Рому на руках еще тогда, когда тот и ходил еще с трудом, и кричал малышу: "Ложись на поток!". Не исключено, что сейчас Генрих Сергеевич как раз и думал что-то вроде: "Докричался!".
Рома знал, что будет летать.
Будет.
И Генрих Сергеевич тоже это знал. Иначе показательная порка не закончилась бы обычным бряцающим аккордом:
- Такой же обалдуй, как твой отец!
Генрих Сергеевич махнул рукой и пошел обратно к метеовышке. Старший из упомянутых обалдуев в Афгане ходил в одном звене с Генрихом Сергеевичем. Причем был ведущим, а нынешний директор парашютного клуба - ведомым. Рома вернулся в самолет за Викой. Девушка тонко почувствовала специфику момента. Парень нашел Вику в тесном закоулке между креслом пилота и бортом кабины.
Голос девушки вернул его к реальности.
- Хорошо, что хоть там не надо было осмотр проходить, - продолжала Вика. - За одну печать в психдиспансере кучу денег содрали.
- Не будь такой жадной, - заметил Рома. - Выходит, наркоманам теперь можно прыгать, а психам нет. Вот я так в свое время всех врачей прошел...
Вика с чувством облегчения и раздражения вспомнила свои хождения по больницам.
Невропатолог в поликлинике прочитал направление и пробормотал озадаченно: "Вас прямо как космонавтов готовят". Старый хирург в соседнем кабинете сказал, хмыкнув: "Так, ну длину ног, я думаю, замерять не будем".
Но больше всего Вике запомнилась сцена в лор-кабинете. Там ей попался молодой врач, который еще не успел проникнуться цинизмом товарищей по профессии. Он не сразу подписался под "Здорова. Годна" ("С перегородочкой у вас здесь что-то... Вам гайморит не прокалывали? ") и заставил Вику сделать рентгеноскопию носа еще раз. Потом он долго и тщательно рассматривал снимок на вытянутой руке. Вика, затаив дыхание, смотрела на врача. Снова идти в рентгенкабинет девушке совсем не улыбалось. "Прямо хоть прописывайся тут", думала Вика мрачно.
Было что-то около одиннадцати утра, время ведомственных чаепитий. Две медсестры, не смущаясь присутствием пациентки, раскладывали на вафельном полотенце печенье и домашние бутерброды.
- Делать им нечего, - с возмущением проговорила пожилая рыхлая женщина, разливая чай.
- Ну почему же, Тамара, - сказала вторая. Эта была медсестра из соседнего кабинета. Она делала Вике кардиограмму. С сердцем, слава богу, все оказалось в порядке. - Я вот по молодости тоже прыгала. Говорят ведь: "Отчего люди не летают словно птицы?"
- А еще говорят - рожденный ползать летать не может! - энергично ввернула Тамара. Женщина поставила чайник на поднос и с явным осуждением глянула на Вику.
Лор хмыкнул, услышав это.
- Ну ладно ... не в летное училище, - пробурчал врач и подписался в карте.
- Идите, девушка, - сказал он, протягивая Насте ее бумаги. - И помните: главное - не пролететь мимо земли.
Вика изумленно посмотрела на него. Рома уже успел научить подругу этому парашютистскому присловью, но услышать его от врача девушка совершенно не ожидала.
- Ты меня слушаешь? - спросил Рома.
- Да, - поспешно ответила Вика и перевела на него взгляд.
Рома не знал, что же такого было в этих совершенно обычных серо-зеленых глазах. Да и не задумывался над этим вопросом. Но каждый раз, когда Вика вот так на него смотрела, у Ромы начинало сладко ныть в груди.
-Так вот, тогда весна была, поле было мокрое, мягкое, - продолжал парень. - Я с перепугу все забыл - и как ноги ставить, и вообще все.
Вика сообразила, что Рома рассказывает про свой первый прыжок.
- Приземлился, по-моему, прямо на пятую точку. Въехал в грязь - только брызги полетели! Я подумал, что у меня позвоночник в штаны просыпался. Меня еще и куполом накрыло. А в системе толком ведь и не повернешься.
Вика представила себе Рому, борющегося с куполом, как малыш с пеленками, и невольно рассмеялась.
- Ты всегда хотел прыгать, да? - сказала она.
Рома отрицательно покачал головой и метнул окурок в окошко.
- Не прыгать, - сказал он. - Летать. Помнишь, когда мы маленькими, был такой мультик про Алису Селезневу.
- И кино было, - заметила Вика.
- Не, я именно про мультик говорю. Там был такой ворчливый штурман.
- Зеленый, - сказала Вика.
Рома довольно хмыкнул.
- Ну да. Я еще когда очень маленьким видел его по телевизору, я всегда кричал: "Это я!"
Вика засмеялась.
- Ты от первого эпизода "Звездных войн", ну где Энокен на такой маленькой машинке по воздуху гоняет, тащишься наверно просто, - сказала девушка.
- Угадала, - сказал Рома.
Он пристально взглянул на Вику. Пауза зависла. Вика отвернулась и увидела клубовскую машину, шестьдесят шестой "газон". Грузовик как раз въезжал в ворота.
- Вот и наши приехали, - сказала она обрадованно.
Рома вздохнул.
- Быстро же они собрались, - проворчал он и открыл дверцу.
Когда Рома обошел машину, Вика уже умчалась к выгружавшимся парашютистам. Пестрая стайка втянулась в ангар. Рома не пошел за девушкой. Сегодня он не собирался ни прыгать, ни вообще приближаться к самолету. Взрослые часто упрекали подростка в наглости. И наверное, были правы, но и для своей наглости Рома знал меру.
Первая десятка построилась на взлет.
Рома наблюдал, как инструктор надевает систему на Вику, как проверяет клапана, как девушка расписывается в медицинском журнале и вприпрыжку бежит к самолету. Винт уже крутился на холостых оборотах. Но вот дверца захлопнулась. АН-10 плавно развернулся. На ветру белым флагом взвился халатик медсестры, уже зажавшей под мышкой свой журнал. Самолет пробежался по взлетной полосе, все разгоняясь, и медленно, словно нехотя поднялся в воздух. Рома видел взлет не первый и даже не сотый раз в своей жизни. Но у него, как всегда, захватило дух. Было что-то невыразимо прекрасное в этом зрелище. Парень подошел к ангару, где спортсмены укладывали парашюты на следующий взлет. Какой-то пацан смотрел в небо через бинокль, и вид у него был крайне деловой.
- Дай-ка, - сказал Рома, протягивая руку.
Парашютист заворчал было, но узнал Рому и подал бинокль.
- Сейчас твоя девушка прыгает? - спросил он.
Рома кивнул. Он поймал самолет в фокус как раз тогда, когда Вика темной точкой отделилась от распахнутой двери. А три секунды спустя над девушкой белым фонтанчиком взвился парашют.
- Теперь главное - запасной не проворонить, вовремя отключить, - щурясь, заметил паренек. Он все это видел и невооруженным глазом.
- Теперь главное - не пролететь мимо земли, - негромко сказал Рома.
Он вернул бинокль хозяину и пошел в поле, помочь Вике нести парашют обратно.
Вика должна была прыгать первой, с 800 метров. Все остальные в этой группе прыгали уже с управляемыми парашютами, для которых требовалась большая высота. Девушка сидела около самой двери. Система оказалась тяжелее, чем ожидала Вика. На спину словно взвалили мешок с картошкой. Вика не могла оторвать взгляда от круглого окошечка высотомера.
1...
2...
3...
"Когда белая стрелочка коснется "8", дверь откроется, и ... Спокойно, только спокойно", - думала Вика. Сердце вдруг стало очень большим, заполнило всю грудь так, что дышать было больно. "Правую ногу вперед, левой толкаться... нет, наоборот...". Выпускающий что-то прокричал. Сквозь рев мотора Вика не поняла его. Инструктор показал рукой на красную лампочку.
Она уже светилась.
Вика встала. Выпускающий ободряюще улыбнулся и открыл дверь. Напор встречного воздуха был так плотен, что на секунду Вике показалось - она просто не сможет отделиться от борта.
- Пошел!
Вика шагнула вперед и оказалась в той пустоте, где каждый остается один. Шум мотора удаляющегося самолета постепенно стих, и наступила тишина.
Рома с удовольствием отметил, что Вика поставила ноги правильно. Но девушка держала их слишком жестко, и в момент столкновения с землей не смогла удержаться, упала. Вика приземлилась метрах в пятидесяти от него. Рома видел, куда упал пробный парашют, и ждал девушку именно там. Пока парень добрался до нее, Вика уже успела выбраться из системы и начала сворачивать парашют.
- Ну как? - спросил Рома, подойдя.
Вика обернулась.
- Ой, Рома... - начала она и остановилась.
Ей нестерпимо хотелось рассказать о всех неожиданностях и прелестях свободного полета. О сверкающей громаде близкого озера. О плывущей над аэродромом синей бездне неба. О зелени поля внизу, разбитого канавами на квадратики. И о странном чувстве свободы, мира и успокоения, охватившем Вику. Теперь девушка знала, что ощущала Алиса из известной сказки, падая в бездонную кроличью норку. Знала, как будет выглядеть пламя собственной Викиной свечи после того, как огонек погаснет. Знала, почему барон Мюнхгаузен так хотел прокатиться верхом на пушечном ядре.
Знала, что увидит, если пролетит мимо земли.
А это совсем не так уж невозможно, как кажется.
Но Вика вдруг поняла, все эти слова будут ложью.
О первом прыжке нельзя рассказать
Первый прыжок так глубоко меняет что-то, что эту перемену невозможно объяснить даже самому лучшему другу. Но если этот друг летает хотя бы только на звездолетах из советских мультфильмов, он поймет тебя. А все остальные...
Это будет бессмысленный спор о вкусе бананов с теми, кто их ел.
Рома наблюдал за ней, чуть улыбаясь. Вика развела руками.
- Ты ведь и сам знаешь... - сказала она наконец. - Ах, как хорошо!
Вика обняла, крепко, не так, как раньше, и поцеловала прямо в губы. Рома ответил, как мог. Они стояли, обнявшись. В этой части поля приземлилась только Вика, и подростки были наедине с собой, солнцем и ветром. Вика не отстранилась от него, и Рома слышал, как быстро стучит ее сердце.
- У меня стропа между ног запуталась, представляешь! - сказала девушка.
Рома поморщился.
- Как же ты ее вытащила? - поинтересовался парень.
- А зачем вытаскивать? - удивилась Вика.
- Это же так больно, - сказал он.
Вика непонимающе посмотрела на него. Рома расхохотался.
- А, извини, - сказал он. - Я забыл, что это мальчикам там больно, а девочкам приятно. Так тебе даже повезло!
Вика пристально смотрела на парня. Под этим взглядом Рома смутился.
- Пойдем, - сказала она тихо. - У вас же ведь здесь склад, где хранят старые парашюты, или что-то в этом роде... Я ведь видела, что у тебя в бардачке, когда за картой лазила. Бери их, и пойдем.
Вика изумленно увидела, что Рома краснеет.
- В конце концов, - сказала она. - Это даже романтично.
Рома кашлянул и потер лицо рукой.
- Тебе надует, - сказал он хрипло. - Хватит экстрима на сегодня. Поехали домой. Верну тебя в целости и сохранности, как обещал.
Если бы она сказала, в своей обычной иронической манере: "Как жаль", или хотя бы вздохнула, Рома бы изменил свое решение не сходя с места. Но Вика уже опомнилась.
- Наше дело предложить, ваше дело отказаться, - сказала она насмешливо. - Поехали, что же.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | П.Працкевич "Один на один с этим миром" (Научная фантастика) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | | У.Михаил "Ездовой гном 4. Сила. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"