Гинзбург Мария: другие произведения.

Окруженцы вышли

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.77*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Опубликовано в альманахе "Ювенильное море" и электронном журнале "Отзвуки Судьбы", No 3


Мария Гинзбург.

ОКРУЖЕНЦЫ ВЫШЛИ.

  
   []
  

   От грохота заложило уши.
   - Такая артподготовка здесь последний раз была, наверное, зимой сорок третьего, - заметил Рома.
   - А ведь вчера снег шел, - сказал Саша.
   Саша, Рома и Аня сидели в тесной кабине ГТТ. Саша был водителем тягача. Рома с Аней просто оказались ближе остальных членов отряда к дороге и пришли в ГТТ переждать грозу. У запасливого Саши с собой оказался кан гречневой каши пополам с тушенкой, прихваченный с завтрака в лагере. Ребята уже перекусили и выкурили по сигарете, но первая в этом году гроза никак не утихала. Оставалось только болтать и смотреть через заляпанное грязью лобовое стекло тягача на печальный голый лес, мокнущий под дождем.
   Рома вытащил из внутреннего кармана фуфайки плоскую армейскую флягу.
   - Будешь? - спросил он Аню. Девушка отказалась.
   Аня была ровесницей Ромы. Они в детстве жили в одном дворе, а потом ее семья перебралась в город. Сейчас Аня училась в университете, уже на третьем курсе. Рома успел повоевать в Чечне. Недолго, правда - всего полгода. Потом у Ромы умер отец и парня демобилизовали. Теперь Рома работал на хлебозаводе. Но Аня иногда выбиралась в поиск, и тогда в лесу они ходили исключительно в паре. Рома думал, что у Ани есть кавалер в городе, но никогда не спрашивал об этом. У него в Подберезье постоянная подружка то была, то не было, но Аня тоже никогда его ни о чем не спрашивала. В общем, они были классической "лесной" парой.
   - Налейте водителю, ему ведь еще ехать, - сказал Саша.
   Рома отвинтил крышечку, отхлебнул и передал флягу Саше. Сам он откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза. Привычное тепло растеклось от живота по всему телу.
   Аня сказала:
   - Ты посмотри, ведь все в нашу воронку бьет.
   Рома неохотно посмотрел в сторону воронки, где они с Аней отработали сегодня полдня. Над приметной молодой березкой трепетала радужная корона. Сияние было странным, оранжево-голубым, полупрозрачным. Роме огонь напомнил почему-то газ, горящий в конфорке.
   - Одна из молний, наверно, подожгла березку, - сказал Рома.
   - Деревья горят не так, - возразила Аня.
   - Вот это да, - сказал Саша, возвращая флягу. Он тоже заметил трепетавшую над березкой светящуюся корону. - Лес горит и правда не так, тем более, сейчас, весной, когда древесина вся разбухши от влаги... Непонятное явление.
   - Оно от молнии высохло... а вообще закусывать надо, - пробормотал Рома.
   - До нас огонь все равно не дойдет, - сказал Саша уверенно. - А горит прикольно.
   - Галлюцинации одинаковыми не бывают, - сказала Аня тихо. - Мы проходили.
   Рома закрыл глаза и натянул на лицо поношенную кепку. Спорить о массовых галлюцинациях он не был расположен. Хотя Рома их никогда и нигде не "проходил", некоторый личный опыт в этом вопросе у парня все же имелся. Но сейчас ему хотелось полежать немного в тепле тягача и ни о чем не думать. Саша в который раз взглянул на железную фигурку немецкого орла, красовавшегося на кепке Ромы в том месте, где обычно прикрепляют звезду. Саша отлично понимал, в чем здесь прикол, и жутко завидовал. Рома ничуть не симпатизировал нацистам. Просто его фамилия была Орлов. Фамилия двухметрового водителя была Жло?ба. Саша был с Западной Украины. В России его быстро переделали в "жлоба?", отчего Саша страшно мучался.
   Некоторое время они молчали. Аня и Саша смотрели на пламя, Рома делал вид, что спит.
   - Полдня работы псу под хвост, - сказала Аня, когда странное пламя погасло. - Мы уже почти все вычерпали, когда у них там канализацию прорвало. Теперь фиг что-нибудь поднимешь, воронка уже небось опять полная с верхом.
   - Да, работы сегодня больше не будет, - вздохнул Саша. - Но вы-то уже двоих успели поднять.
   Придя в ГТТ, подростки рассказали водителю о своих успехах. Сами останки они с собой не принесли, думая, что еще продолжат работу.
   "Надо же, как у него голос изменился", подумал Рома. - "Замурлыкал, ровно кот над сметаной...". Саше очень нравилась Аня. Жлоба был старше Ромы лет на пять. Вслух Саша этого никогда не говорил, но Рома чувствовал, что водитель ГТТ считает его слишком молодым для Ани. Рома знал, что стоит им с Аней в лесу хоть раз серьезно поругаться, и он будет по ночам мерзнуть в своей палатке один. А вот Ане будет тепло и уютно, хотя уже совсем в другой палатке.
   - Да, мужчина и женщина. Так удивительно, - сказала Аня, положив обе руки на кожух мотора и сплетя пальцы. - Я вообще первый раз женщину поднимаю.
   - Здесь мало женщин, но есть, - серьезно сказал Саша. - В основном, конечно, на Госпиталке. Как вы ее нашли?
   Аня передернула плечами. Рома видел из-под кепки, что водитель, как бы пытаясь утешить, положил свою огромную ладонь поверх Аниных рук.
   - Все-таки это неженская работа, - сказал Саша.
   - Я подумала, что это корень такой, хотела дальше идти, - сказала Аня, подняв на Сашу блестящие глаза. Рома ждал, стискивая челюсти так, что зубам становилось больно. Но Аня словно не чувствовала прикосновения рук водителя ГТТ к своим. - А Рома говорит, давай копнем. Оказалась коса. Как настоящая... как живая.
   - Волосы ведь почти не гниют, - согласно кивнул Саша, невольно посмотрев на роскошные кудри Ани. - Подумать только, сколько лет все мимо ходили и думали, что это корень...
   - Не, Рома сказал, что ее совсем недавно заметно стало. Там почва проседать начала, а тело, наоборот, корнями стало вверх приподнимать, вот ее на самый верх воронки и вытащило.
   - Надо же, как сама к вам пришла, - сказал Саша.
   - Я чуть не разревелась, когда увидела, - сказала Аня.
   Саша осторожно поднял руку, чтобы погладить ее по голове. Рома резко выпрямился в кресле. Кепка слетела с его головы. Пока Рома искал кепку на резиновом коврике у себя под ногами, Саша успел отодвинуться от Ани на пионерское расстояние.
   - Насчет костей вы молодцы, - сказал Саша, откровенно разглядывая рюкзак Ромы, стоявший в кузове рядом с пластмассовым мешком под останки. Когда Рома спускал рюкзак с плеч, в нем что-то увесисто звякнуло. Саша имел основания думать, что это совсем не Ромина лопатка. - А железненького ничего не было там?
   Сегодня отряд работал в "долине смерти", узкой двухсотметровой полосе вдоль железной дороги на Мясной Бор, где были окружены и уничтожены остатки Второй Ударной Армии. Здесь в земле было гораздо больше непохороненных человеческих останков и боеприпасов, чем корней и камней. Аня не раз говорила Роме, что ей "долина смерти" напоминает напичканный военной техникой мертвый лес Саракши, мира, выдуманного Стругацкими. Рома считал, что на Саракш больше походят места бывших сражений на Курской дуге, куда их поисковый отряд тоже ездил.
   - Ложка, да ножик стухший, - хладнокровно ответил Рома.
   Саша крайне неприятно усмехнулся, но ничего не сказал. Рома предпочел не связываться. Рома подозревал, что весь этот разговор был затеян исключительно с целью уронить его в глазах подруги. Рома очень хорошо разбирался в противотанковых минах, хвостушках, лимонках, автоматах ППШ и Дегтярева и вообще во всем том железе, которым здесь была нашпигована земля. Разбирался и разбирал, а вот саперам из МЧС сдавал крайне неохотно. Рома знал, что Саша, да и многие в отряде считают его за ненасытного трофеюгу, любителя оружия. Рома полагал, что парни ему просто завидуют. Да, железо к Роме шло. Он родился в Подберезье, совсем рядом с Мясным Бором. Дядя, легендарный основатель первого новгородского поискового отряда, начал брать Ромку с собой в лес раньше, чем тот пошел в первый класс. Рома знал весь этот лес на ощупь, и ничего удивительного в том, что стоило ему ткнуть землю щупом, шомпол упирался в чьи-то кости, либо глухо звенел, натыкаясь на железо, не было. Надо было просто знать, куда ткнуть, а Рома это даже не знал - чувствовал. Аня же, как и большинство девушек, к оружию была равнодушна. Она, однако, понимала, что все мужчины любят оружие и игры с ним, и раз много раз шутливо называла Рому "сталкером". Рома действительно много приносил из леса, кое-что собирал. Кое-что и продавал, а как же. Однако останки Рома всегда привозил или приносил в штаб "Долины" для захоронения, даже если ходил в лес один.
   - Тут на днях, говорят, "черные " разграбили братскую могилу. Она с войны осталась, железа было много там, - сказал Саша.
   "Черными следопытами", или просто "черными", называли тех, кто приходил в лес исключительно за оружием. Те, кто ходил в поиск через официальную организацию "Долина", "черных" ненавидели лютой ненавистью. Работа со щупом требовала виртуозности и навыка, и поэтому многие поисковики предпочитали работать с миноискателями. Оружие, пряжки поясов и ложки обычно лежали рядом с их бывшими обладателями. "Черные следопыты" забирали все железо, лишая таким образом погибших солдат хоть какого-то шанса быть наконец захороненными.
   - Здесь, на повороте? - уточнила Аня. Саша кивнул.
   - Так это рядом совсем, - перспектива столкнуться с "черным следопытом" нос к носу обеспокоила девушку.
   - Сволочи, - буркнул Рома. - И мертвяков не боятся, а зря.
   Саша посмотрел на него с любопытством.
   - А ты что, во все эти сказки веришь? - спросил он.
   - В какие?
   - Что окруженцы тем, кто с них оружие снимает, мстят? Что они выход ищут? До сих пор?
   Рома задумался. Если бы сейчас Рома сказал, что верит, Саша бы поднял его на смех; а скажи Рома, что не верит, немедленно рассказал бы какую-нибудь жуткую историю, которой если не был непосредственным свидетелем, то слышал от верных людей.
   Рома усмехнулся и обнял Аню. Она поцеловала Рому в шею за ухом. Саша от досады чуть не зашипел.
   - Верю, не верю, какая разница, - сказал Рома. - Но только вот "черных" всегда в лес уходит больше, чем возвращается. Пойдем, заберем кости.
   Аня перебралась в кузов и взяла рюкзак. Гроза закончилась, пока они разговаривали. Небо светлело, тучу сносило к северо-западу.
   - Э-ээ, вы куда? - сказал Саша. - Сейчас наши придут, обратно в лагерь поедем.
   Рома спрыгнул в густую жижу и снял Аню с брони.
   - Мы кости там оставили, думали еще поработать, - повторил он. - Это рядом.
   - Смотрите, - проворчал Саша. - Ребята ведь мокрые все, хотят в лагерь, в баньку, и если им придется двух обалдуев ждать...
   Походная баня, которую каждый день топили дежурные, была гордостью их отряда. К концу вахты во многих других отрядах больше трети поисковиков уже не выходили в лес из-за простуды. Как сказал бы ослик Иа, весенней ночью в поле вовсе не так жарко, как может показаться, а в спальные мешки в палатках быстро отсыревали и почти не грели. А благодаря ежедневной бане в их отряде все были на ногах и резво бегали по лесу до самого последнего дня вахты. Рома любил баню, и даже почувствовал запах горячего, мокрого веника. Но у них еще было дело в лесу.
   - Мы быстро, - сказал Рома, и они сошли с колеи.
   Некоторое время они блуждали по лесу, проваливаясь по колено в раскисшей земле. Рома не сразу смог найти свою воронку, потому что его ориентир, березка, рухнула во время грозы. Да и запах изменился. Вместо потревоженной земли и гнили пахло горьким дымом.
   - Слушай, Рома, - спросила Аня. - А это правда, что окруженцы непременно девушку хотят изловить? Убить ее и кровью проход очертить?
   Рома понял, что зря свернул тему. Надо было рассказать какую-нибудь смачную историю сразу в ГТТ, полюбоваться на горящие глаза Ани. И Сашка тоже пусть полюбовался бы.
   - Да, - сказал Рома неохотно. - Я тоже так слышал.
   - Но почему? Они ведь наши, советские... Они ведь герои. А так получаются злыдни какие-то.
   Рома прищурился, вспоминая объяснение.
   - Значит, так, - сказал парень. - В каждом человеке и ангел есть, и бес. И когда человека хоронят, вроде как разделяют их. Ангел, душа то есть, в рай идет, если, конечно, заслуживает. А бес к себе домой, в ад возвращается. А окруженцы, они конечно герои и все такое прочее. Но не похоронены они. Потому-то бесы их и мучают, за подвиг их великий. Ну и девок, которых поймают, заодно мучают.
   - Значит, единственный способ их успокоить - это похоронить? - уточнила Аня.
   Рома кивнул.
   - Какие же все-такие сволочи эти "черные", - сказала девушка задумчиво. - А ты откуда все знаешь?
   - Дядьке поп объяснил, а он - мне, - сказал Рома. - Где же наша воронка?
   При виде разбитого обугленного ствола Аня тихонько присвистнула.
   - Да вот же она, Рома, - сказала девушка. Рома наконец заметил воду, поблескивающую под ветвями наклонившегося дерева. Березку сильно накренило, но не вывернуло из земли совсем. Обгорелыми ветвями накрыло то, зачем они вернулись. И это был не только небольшой мешочек с костями. Рома солгал, когда сказал, что они нашли в воронке одни личные вещи убитых. Кроме ложки и ножика, до грозы Рома успел вытащить из глинистой жижи две мины и несколько упаковок патронов. Патроны были еще в масле. Все боеприпасы Рома оставил на краю воронки, когда началась гроза, потому что таскать мины туда-сюда ему почему-то не хотелось. Светить железо, оставлять его в вездеходе Роме хотелось еще меньше.
   - Как будто лестница, - сказала Аня, глядя на слипшиеся черные ветки. - Лестница в небо.
   - Stairway to heaven, - тихонько напел Рома, присаживаясь на корточки на краю воронки и развязывая рюкзак. Он уже не так сильно сходил с ума по "Лед зеппелин", как три года назад, когда играл в поселковой рок-группе, но тексты многих песен классиков тяжелого рока до сих пор помнил наизусть.
   - Я не про то, - сказала Аня. - Я тут реферат по якутским шаманам писала. Они верили, что души умерших по ветвям берез в небо уходят. Души людей - туда, разные духи, которые нашу землю хотят посетить - оттуда.
   Рома осторожно переместил боеприпасы в рюкзак, сверху положил мешочек с останками. Аня смотрела на мутную жижу и думала, что теперь ни за что не сунет руку в воронку. Кто знает, сколько молний угодило сюда. Вода, возможно, еще хранила в себе какой-нибудь остаточный заряд.
   - Это потому, что твои шаманы свои сказки придумывали до того, как люди мины-лягушки изобрели, - сказал Рома мрачно.
   - Да ну Рома, - сказала Аня жалобно.
   - А чего Рома? - дразня девушку, сказал он. - Я, что ли, это придумал? Один шаг - и ты на небе, а по веткам долго карабкаться надо.
   Аня молча развернулась и пошла к тягачу. Рома, даже не посмотрев в ее сторону, одел рюкзак на плечи и обошел воронку кругом. Аня могла и не понять, чего Рома так на нее взъелся. А Рома все еще видел черную от масла огромную ладонь Сашки, лежавшую поверх ее рук, и слышал его мягкий голос.
   Увидев множество беспорядочных оттисков во влажной глине, Рома сначала не поверил своим глазам. "Наши, что ли, прошли здесь?" изумленно подумал Рома, хотя ясно видел по отпечаткам, что таких сапог в их отряде никто не носил.
   - Рома! - закричала Аня.
   Она явно не целоваться его звала. Подхватив ржавый штык, которым пользовался вместо щупа, Рома продрался через мокрые голые кусты. Кто-то, нечеловечески худой и очень высокий, подхватив Аню подмышки, тащил девчонку вглубь леса. Рома плашмя ударил "черного следопыта" штыком чуть ниже затылка. Серая, видавшая виды пилотка слетела с головы мужчины, раздался сухой хлопок, и "черный" осел, как пустой мешок. Рома повернулся и обнял Аню. Девчонку просто трясло. Аня успела лучше рассмотреть того, кого Рома принял за черного следопыта. Девушка невнятно мычала и указывала за спину парня. Но Рома не хотел оборачиваться. Трупов он уже навидался. И не только в лесу. И к некоторым из них Рома тоже приложил руку, так что знал, что смотреть там теперь особо не на что. Перелом основания черепа - вещь некрасивая.
   - Чего уставилась, мертвяка что ли не видела никогда, - попытался сыронизировать Рома. В ответ Аня разрыдалась.
   - Пойдем отсюда, - бормотала она сквозь слезы. - Пойдем скорее...
   Парочка ушла с полянки, но далеко не продвинулась. Аню начало рвать. При этом она еще пыталась отвернуться от Ромы, потому что стеснялась парня. Естественно, запуталась в корнях и упала в грязь. Рома поднял ее, обтер лицо платком, как мог. Аня могла так сильно и не стесняться. Рома хорошо ее понимал, или по крайне мере думал, что понимает. После своего первого чеха ему было еще хуже.
   Когда девушка отдышалась, Рома молча протянул ей флягу. На этот раз Аня не стала отказываться. Она сделала большой глоток, поперхнулась, потому что к крепкому спиртному не была привычна, и мучительно откашливалась еще минут пять. Рома стучал девушку по спине. Наконец Аня вроде бы пришла в себя, глаза ее приобрели осмысленное выражение.
   - Ну вот, - сказал Рома, гладя ее по волосам. - Вот и хорошо. Зачем ты убежала?
   - А чего ты злой такой сегодня, - всхлипывая, сказала Аня.
   Рука Ромы остановилась.
   - Сашка вон зато добрый, - сказал он сквозь зубы.
   Аня отодвинулась и удивленно посмотрела Роме в лицо. А затем она засмеялась. Рома стиснул зубы и отвернулся. Он ненавидел, когда Аня так смеялась.
   - Пойдем скорее в тягач, - сказал Рома, когда смех стих. - "Черные" по одному не ходят. Если на них нарвемся, труба дело.
   - Пойдем, - сказала Аня. Ее пробил короткий нервный смешок. - Хотя я не понимаю, чего тебе бояться живых, если ты с мертвыми так ловко обращаешься?
   Рома решил, что Аня опять над ним прикалывается, и промолчал.
   Они шли по лесу, а тягача все не было и не было, хотя до воронки подростки дошли минут за десять. Непроизвольно напарники все убыстряли шаг. Рома понял, что почти бежит, когда споткнулся о невидимый в луже корень и рухнул лицом в грязь. Аня помогла ему выбраться из лужи, и напарники присели на поваленном дереве. Рома закурил. Он мучительно пытался сообразить, где они находятся. Место Рома не узнавал в упор, и это было очень странно. Сегодняшний рабочий квадрат поисковиков был ограничен железной дорогой, ЛЭП и двумя просеками. То есть заблудиться было просто невозможно. Но им это, похоже, удалось. Видимо, от воронки они свернули в сторону, противоположную той, откуда явились, хотя Рома был уверен, что они шли в правильном направлении. "Это все из-за "черного", думал он мрачно. На самом деле, конечно, причиной того, что Рома сбился с пути, был Анин смех. Вспомнив про ребят, ждущих парочку в ГТТ, Рома помрачнел еще сильнее. Легко можно было представить, как их теперь встретят. Да и Сашка не преминет поглумиться. Но факты оставались фактами. Вместо того, чтобы идти в сторону дороги, пара углубилась в центр квадрата. Оставив надежду найти тягач, Рома попытался соориентироваться. Если бы удалось выйти на станцию, можно было бы считать себя в безопасности. Тогда как в лесу, один на один, его шансы при встрече с друзьями убитого черного следопыта равнялись нулю.
   Аня напряженно о чем-то думала.
   - Ты его убил? - спросила Аня. - Ты бил так, чтобы убить?
   - Да, - сказал Рома неохотно.
   - Тебе теперь плохо? - спросила она неуверенно.
   Рома сплюнул.
   - Мне никак.
   - Какой-то ты на голову больной, Орлов, - сказала Аня, задумчиво глядя на него. - Ты ведь человека убил. В первый раз. И ничего, нигде не дрогнуло в тебе? Мне ведь с тобой теперь рядом будет страшно оставаться.
   - А кто тебе сказал, что первый раз, - сказал Рома спокойно. - Ты что, думаешь, я в Чечне полгода цветочки нюхал?
   - Ты же говорил, что ты при штабе... писарем... - пробормотала Аня.
   Рома сплюнул.
   - Ты мне солгал, - скорее задумчиво, чем возмущенно, сказала девушка.
   Рома бросил окурок на влажный мох.
   - Вас, баб, не поймешь, - сказал он. - Сначала вы так себя ставите, что правду вам говорить нельзя. А потом спрашиваете, почему вам врут.
   - Почему ты думаешь, что мне нельзя было это сказать? - спросила Аня.
   - Потому что ты тогда со мной спать не стала бы, - сказал Рома равнодушно.
   Вдруг они оба услышали глухой взрыв. Рвануло что-то небольшое и не очень далеко. Затем, почти сразу, еще раз. Рома прислушался, оценил расстояние.
   - Слышишь? - обрадованно сказала Аня, заминая неприятную тему. - Саперы работают. Наверное, те, которые к нам на прошлой неделе приезжали.
   - Пойдем, - сказал он, поднимаясь.
   Пока они шли, все стихло, но Рома уже засек место, откуда шел звук. Да и в любом случае, прежде чем приближаться к саперам из МЧС, следовало дождаться, пока они закончат работу. Но Роме почему-то казалось, что это не саперы.
   Прежде чем выйти на полянку, Рома остановился и, повинуясь неясному чувству, отдал Ане штык.
   - Жди меня здесь, - шепотом сказал он и осторожно шагнул на поляну.
   С минуту Рома смотрел, как зачарованный, на сказочную гору оружия, небрежно сваленного под самодельным брезентовым навесом. С тронутых ржавчиной стволов даже не были счищены комья еще сырой земли. "Это же лагерь черных", - подумал Ромка, медленно пятясь и не в силах оторвать взгляд от жуткой пирамиды. Увидев, что скрывалось за навесом, он остановился, потрясенный, хотя за свои двадцать лет навидался всякого.
   Обычно "черные" в лесу огня не разводили и палаток не ставили, чтобы в любой момент можно было сняться и уйти. Эти "черные", видимо, чувствовали себя очень уверенно, потому что в их лагере был костер. На рогатке рядом с кострищем висела дырявая кружка. Рядом стояла полупустая пластиковая канистра и лежал на боку опрокинутый котелок, наполовину еще полный густой черной жижи.
   Но сам костер...
   Рома сам любил, в качестве забавы, подбежать к костру другого отряда и кинуть в огонь лимонку, из которой был выплавлен тол, или пригоршню патронов, или кругляши артиллерийского пороха. Но в этот костер швырнули что-то гораздо более серьезное. Воронка же, которая не так давно была кострищем, еще дымилась. Ее наполняло нечто вроде розовой каши, из которой торчали чьи-то ноги. Рядом лежали три тела, сплетенные в тугой клубок. У одного был вспорот живот, шею другого сжимала костлявая кисть, а средний...
   Некоторое время Рома тупо рассматривал подметки его полусгнивших сапог. И ведь следы все шли от воронки... "Чего тебе бояться живых, если ты так ловко с мертвыми справляешься?", снова прозвучал в его голове голос Ани. Теперь Рома понял, кто пытался утащить девушку. Рома даже знал, зачем Аня понадобилась мертвякам. Окруженцам. Тем, кто очень хочет выйти из этого проклятого леса, но никак не может найти выход.
   Мертвяк, учуяв живого, приподнялся. Пустые провалы глазниц уставились на Рому. Кисть скелета поползла к "шмайсеру", валявшемуся рядом. Слепой, глубинный ужас скрутил Ромку. Ставшие ватными руки и ноги не слушались его, пока он, как загипнотизированный, обреченно смотрел на поднимавшийся ствол.
   "Я никогда не брал оружие из могил", - отчаянно думал содрогавшийся Ромка. - "Все кости, что нашел, я честно захоронил, а оба медальона отдал Лариске".
   Мертвяк бессильно рухнул обратно на нож "черного следопыта", горло которого сжимал.
   Тут на противоположном конце поляны что-то хрустнуло. Негромко, но вполне отчетливо. Так хрустит веточка, если отвести ее от лица слишком резко. Рома развернулся так быстро, что у него зашумело в висках. Сначала он увидел черный ствол обреза и сразу поднял руки. Лишь через несколько секунд Рома увидел и мужчину, выглянувшего из-за елочки. От взгляда его черных глаз у Ромки внизу живота зашевелилась противная холодная змея. Было в этих глазах что-то неестественное, жуткое. "Чефирили они здесь, что ли, когда их...?", подумал Рома, вспомнив варево в опрокинутом котелке. Обрез чуть качнулся.
  
  Читать дальше здесь

Оценка: 3.77*21  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | П.Працкевич "Когда я потерял себя " (Научная фантастика) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | А.Крайн "Стальные люди. Отравленная пешка" (Научная фантастика) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"