Гинзбург Мария: другие произведения.

Билет на Лапуту

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Нужны ли мы нам?" (с) Кристобаль Хозевич Хунта


Мария Гинзбург

БИЛЕТИК НА ЛАПУТУ

  
  cloud city [aksu]
  

   Предъяви билетик этот - поздно или рано
   У судьбы получите счастье без обмана...
   Песня из к/ф "Не покидай"
  
   Что мне никогда особо не давалось, это огородничество. Даже чисто декоративные посадки у нас на заднем дворике моими стараниями превратились в буйные джунгли. Хотя, положим, в этом есть доля не только моей вины. Семена я покупала в гипермаркете "Полоса", и на упаковке было написано "петуния", а выросла...
   - А черт его знает, что выросло, - сказала я в туманной утренней тишине.
   Сегодня мне было о чем подумать, кроме цветов. Собственно, я выскочила покурить во дворик, чтобы унять противную дрожь. Она охватила меня, едва я проснулась. Растолкавший меня Сережка сказал:
   - Ты помнишь? Сегодня мы едем в Лапуту.
   - На Лапуту, балбес нерусская, - сонно сказала я.
   Он засмеялся, сгреб меня в охапку и потряс.
   Приглашение пройти тестирование, получил, между прочим, только он. В том случае, если у избранного была семья, ее членов приглашали тоже. Если бы Сережка прошел тест, мне предложили бы остаться на Лапуте вместе с ним. Телкхассцы объясняли это тем, что не желают разрушать социальные связи. Еще бы, ведь забирают только совсем маленьких детей, подростков и мужчин до двадцати пяти лет. На Земле тогда остались бы только женщины, и нетрудно догадаться, чем это кончилось бы. Почему-то мне вспомнились слова нашего школьного историка, назвавшего Февральскую революцию "бунтом голодных женщин". Против кого они бунтовали, я уже позабыла, да и это случилось чудовищно давно - больше ста пятидесяти лет тому назад.
   Я поежилась от утреннего холода, стряхнула пепел. Интересно, можно ли будет курить на летающем острове... и разводить цветы, хотя бы на балконе? "Лапута - всего лишь атмосферный челнок", напомнил в моей голове холодный голос. - "Вы не пробудете там долго. А на планете, куда вас доставят, условия должны быть комфортные, близкие к привычным".
   Я задумчиво разглядывала через забор чью-то мускулистую спину. Мужчина вырывал с грядки цветы, уже побитые заморозками. "Внуки, что ли, приехали к Валерию Семеновичу?", подумалось мне. - "Так ведь раньше он сам справлялся". Мужчина распрямился, тряхнул седой головой, и я с удивлением поняла, что передо мной сам Валерий Семенович.
   Сначала мне не очень нравилось, что Валерию Семеновичу досталась вторая половина коттеджа. Мы покупали дом пополам с Радиком и Светой, школьными друзьями Сережки. Когда Москва опустела - Лапута появилась над столицей почти что в первую очередь, сразу после Арзамаса-16 (там, говорят, вообще забрали весь город целиком) - многие решили уехать. Радик после института пошел в аспирантуру, и поэтому нам пришлось дать им в долг для первого взноса за коттедж. Но Радик был кандидатом технических наук, а их теперь на всем Северо-Западе осталось не больше десяти человек, по официальной статистике. Сейчас Радик был ректором Бауманки. Точнее, его взяли заместителем. Престарелый ректор-академик с блеском прошел тестирование на Лапуте, но получил отказ в силу возраста и покончил с собой. Сережка очень хотел спросить, не получал ли Радик билет на Лапуту. Ведь ему должны были предложить в первую очередь - двадцати пяти ему еще нет, да кандидат... Но задавать такие вопросы значило разрушить дружбу.
   Валерий Семенович приехал в наш город в конце весны. Он был тихим, вежливым, и целыми днями возился в своем садике. Из-за седых волос, торчавших во все стороны неопрятными клоками, он казался мне очень старым, и я избегала разговоров с ним. Так, перебрасывались парой фраз, когда возились в своих садиках.
   - Привет, Надюша, - сказал он.
   - Доброе утро, - выдавила из себя я, потрясенная своим открытием. Судя по торсу, ему было лет сорок, не больше.
   Достав из кармана штанов пачку, Валерий Семенович тоже закурил.
   - Это у тебя ипомея, смесь пурпурной и звездчатой, - сказал он, глянув на пожелтевшие плети, опутывавшие забор и заднюю стену дома. - А ты не знала?
   - На пачке было написано "петуния", - мрачно ответила я.
   Он хмыкнул, покачал головой.
   - Если на клетке с тигром написано "лошадь", не верь глазам своим, - сказал Валерий Семенович.
   Я улыбнулась. Он вдруг нахмурился и резким движением отодрал что-то от столба ограды.
   - Нет, ты посмотри, опять... - произнес Валерий Семенович.
   Я увидела в его руках бумажку. На ней в три краски был изображен чудовищный осьминог, перед которым сам Ктулху показался бы обитателем живого уголка в детском саду. Я перегнулась через забор. Так и есть - точно такая же листовка обнаружилась и на наших воротах. Я сорвала ее, смяла, даже не пытаясь прочитать.
   Интернет-форумы и блоги пестрели ровно теми же лозунгами, что и печатали на своих листовках экстремисты.
   "Жидомасоны из правительства сдают россиян на мясо оккупантам из космоса", "Отсос мозгов", "Летающий остров - рай или мозговыжималка".
   Да, контакт с нашими братьями по разуму сначала не заладился. Одной из причин, возможно, был и внешний облик. Тогда они еще не ходили в скафандрах, смутно напоминающих человеческое тело, а носили свои, не скрывавшие факта их происхождения от головоногих. Узнав о цели прибытия гостей, США обстреляла летающие острова над своей территорией, а так же выпустила несколько ракет с ядерными зарядами по кораблю-матке, находящемуся на орбите Земли. Телкхассцы ответили на этот жест вражды весьма адекватно. Один из летающих островов опустился на Вашингтон. От столицы самой могущественной державы мира осталось мокрое место. Затем гости дали опровержение гнусным инсинуациям, которыми была полна западная пресса. Поскольку там их не хотели слушать, им пришлось воспользоваться российскими СМИ. Наш президент высказался о недопустимости ксенофобии, о падении системы двойных стандартов и охотно дал слово телкхассцам.
   Из объяснений инопланетян следовало, что они никого не похищали. Телкхассцы прибыли со стандартной миссией. Они уже посещали Землю и раньше, о чем сохранились исторические свидетельства. Самое раннее, подтвержденное ирландскими летописями, датировалось 956 годом нашей эры, самое подробное и соответствующее действительности принадлежало перу английского писателя Свифта. Да, в Силиконовой долине, как и в нашем Арзамасе-16, ни осталось ни единого человека. Но все они перешли на борт атмосферных челноков, прозванных "Лапутами", по доброй воле. С ними были заключены контракты, ибо их интеллектуальный потенциал заинтересовал телкхассцев. Ученые и их семьи могли бы остаться и продолжать свою работу на Земле, но этому препятствовал крайне негативный политический климат, сложившийся в США, а так же отсутствие необходимого оборудования, которое телкхассцы обязаны предоставить для проведения исследований. Земляне будут отправлены на одну из обитаемых планет. Ее климат описывался, и это очень напоминало рай. Телкхассцы были готовы к дальнейшему сотрудничеству с правительствами всех стран Земли. Условия среднего контракта были так же выложены в свободный доступ. Кроме пояснений инопланетян, выступили и земляне, которые считались похищенными. Они подтвердили слова телкхассцев, многие из них приезжали на каникулы к родственникам и друзьям.
   Кроме физиков, химиков и математиков инопланетяне очень интересовались людьми, умеющими сочинять создавать музыку. Консерватории опустели вслед за научными городками. Больше телкхассцев, как в свое время точно подметил проныра-англичанин, на Земле ничего не интересовало. Ни территории, ни ресурсы. Климат на Земле не был пригоден для обитания инопланетян.
   И когда, наконец, Земля поверила... было зафиксировано несколько случаев воздушного пиратства. Люди пытались пробиться на летающие острова силой. Не стоит торопиться, отвечали телкхассцы. Каждый, чей потенциал покажется гостям заслуживающим внимания, получит приглашение на тестирование. За каждого землянина, нанятого инопланетянами, правительство его страны получало солидную компенсацию, характер которой не разглашался.
   - И откуда только берутся такие люди? - сказал Валерий Семенович, разглядывая смятую листовку.
   Я пожала плечами.
   - Так все скинхеды переквалифицировались в борцов с Чужими. Это все знают. Ну, еще им помогают те, кто не получил приглашения на Лапуту или завалил тест.
   - То-то интонации знакомые... и лозунги, - заметил сосед.
   - А вас еще не приглашали на Лапуту? - не изменив ни тона, ни позы, спросил он.
   Я вздрогнула. Такие вопросы не задавались даже между близкими родственниками. Но Валерий Семенович стоял, прислонившись спиной к стене своего дома и доброжелательно глядя на меня. Он уже когда-то успел надеть поношенную рубашку цвета хаки. Она скрыла его тело, больше подходящее для борца, чем для пенсионера.
   И было в его взгляде нечто странное... горечь, что ли. Или печаль. Сочувствие.
   Я сразу вспомнила о тайном подразделении ФСБ, которое называлось "СмерЧ". Говорили, что оно названо в честь отдела "СмерШ" - "смерть шпионам", действовавшем во время последней мировой войны. Аббревиатура расшифровывалась как "Смерть Чужим". Этот отдел, состоявший из асов незаметной войны, якобы взбунтовался и не признал решений нашего президента. Агенты бывшей федеральной службы безопасности, а теперь члены экстремисткой организации, отыскивали людей, которые собирались улететь на Лапуту. И убивали их, иногда вместе с семьями, исходя из зафиксированного классиком принципа "не доставайся же ты, сволочь, никому". Таким образом, подтвердилось, что ФСБ в свое время помогала и скинхедам... но это уже никого не интересовало.
   Я потушила сигарету, лихорадочно соображая, как бы не удрать со двора, при этом не поворачиваясь к Валерию Семеновичу спиной. Хотя что там... его это не остановит, наверное. В растерянности я взглянула ему в лицо.
   - А вас? - спросила я в надежде потянуть время.
   Валерий Семенович кивнул.
   - А, вы не прошли тест, - сочувствуя, сказала я.
   - Почему же, - ответил он. - Прошел. И супруга моя тоже...
   Валерий Семенович замолчал. Я недоверчиво хмыкнула.
   - Вы мне не верите, - сказал он устало. - Пройдемте в дом, я покажу вам билет.
   Итоги визита отмечались на билете-приглашении на летающий остров. Я напряглась. Я раньше не бывала в гостях у соседа, и меньше всего мне хотелось идти в чужой дом после такого странного разговора. Валерий Семенович заметил это и сказал:
   - Хотя не стоит, у меня там холостяцкий бардак... Вы подождете минуточку, я принесу билет сюда?
   Я кивнула. Сосед скрылся в доме. Я всегда обращала внимание на то, что ходит он ровно, бодро, совсем не по-стариковски, но считала это выправкой бывшего военного. "А вот и не бывшего", мрачно подумала я.
   Чертовски хотелось удрать; вернуться в теплый дом, рассказать обо всем Сереже, пусть он по возвращении с летающего острова поговорит с соседом по-мужски... да и уже было пора собираться. Я оглянулась - дверь в дом была открыта и ждала меня. "Да нет у него никакого билета", трезво сказал у меня в голове знакомый холодный голос.
   Иногда я думаю, что это голос моего учителя истории.
   В этот момент вернулся Валерий Семенович. Я поняла, что он говорит правду, еще только увидев темно-зеленый уголок с золотым тиснением, торчащий из его сжатой кисти. Валерий Семенович протянул билет мне.
   Я поднесла билет к глазам по какой-то детской привычке, хотя крупные оранжевые буквы отлично читались и с расстояния вытянутой руки.
  
   "ЛЕТАЮЩИЙ ОСТРОВ "ЛАПУТА" (ФРШ-87659)
   5 мая 2071 года
  
   ПРИГЛАШЕНЫ
   ТЕСТИРОВАНИЕ
   Фамусов Валерий Семенович, 2038 г.р
   успешно
   Гецкая Ирина Владимировна, 2042 г.р.
   успешно"
  
   - Пятое мая... - пробормотала я. - Так вы были в Арзамасе...
   - Ну да, - кивнул Валерий Семенович. - Мы там жили.
   - Та самая Гецкая? - собравшись с духом спросила я. - "От любви твоей загадочной"?
   Гецкая писала музыку для Элберет, слепой певицы-мулатки. Ее песни не становились хитами; но западали в душу, если вы понимаете, о чем я. Их можно было послушать и через год, и через два. У меня были собраны все диски Элберет.
   - Ну, стихи писала не Ирина, - признался Валерий Семенович. - А музыка ее.
   Теперь я ему верила, о да. А рот учителю истории я ловко заткнула диском Элеберет "На плече моем на правом".
   - Но почему? - спросила я почти шепотом. - Почему вы остались?
   Валерий Семенович улыбнулся, но как-то криво.
   - Кроме теста, у вас будет еще и прогулка по Лапуте, - сказал он. - Там красиво. Дело в том, что я загляделся на фонтан и отбился от экскурсии, и тогда...
  
   Валера почти пробежал по гулкому, пустому переулку. Он заканчивался запертой дверью; Фамусов, сильно нервничая, толкнул ее. Дверь открылась, и Валера оказался в пустынном дворике. Он огляделся по сторонам. Стены из красного кирпича, увитые плющом, веселая разноцветная плитка под ногами. Уютно.
   Валера понял, что здесь выхода нет. Он попал на внутренний двор, где сходились задние стены жилых отсеков. Фамусов попятился, уже собираясь покинуть это место, когда услышал громкий, тягучий стон. Валера посмотрел в ту сторону и замер на месте.
   Ему показалось, что он во дворике один, но теперь стало ясно, что он ошибся. В дальней части двора, перед вирт-порталом сидел мужчина в сенсошлеме. Он не делал резких движений, присущих игрокам, а спокойно перебирал руками в воздухе, словно ощупывая что-то. Валера понял, что перед ним один из ученых, уже прошедших тест и выбравших свободу и покой летающего города - так выражался гид. Возможно, сейчас ученый работал над пространственной разверткой какого-нибудь неуловимого импульса.
   Но стонал не мужчина.
   Метрах в двух от него Валера заметил обнаженную женщину. Она стояла на коленях, упираясь в разноцветную мозаику руками, а над ней яростно трудился некто совершенно невообразимый. Валера успел только разглядеть костяной гребень на совершенно гладком черепе, обтянутом светло-зеленой кожей.
   Валера попятился назад и рывком захлопнул дверь. Несколько мгновений он стоял перед ней, часто-часто дыша. Затем развернулся и пошел по переулку. Добравшись до фонтана, около которого он потерял свою группу, Валера умылся и обтер водой шею.
   - Вот вы где! - закричал гид, появляясь из незамеченного Фамусовым переулка. - А я вас уже потерял! Пойдемте скорее, тестирование вот-вот начнется!
   Валера позволил ему увлечь себя в нужную сторону. Здания на этой улице носили более утилитарный вид, но не были подчистую лишены украшений. Непонятные фигуры и завитки под крышами придавали месту готический вид.
   - Вы забрели в жилой отсек, видимо, - продолжал гид. - Остров довольно большой, на связь с кораблем-маткой телкхассцы выходят только по наполняемости. Если вы пройдете тест, вам придется прожить здесь довольно долго.... Вас никто не видел? - добавил он встревожено. - Мне сделают большое нарекание, если кто-нибудь узнает, что вы бродили по жилому отсеку, один...
   Валера еще раньше обратил внимание на некоторые несуразности в речи проводника. Они не казались ошибками; скорее, навевали воспоминания о чем-то давно ушедшем. Телкхассцы не отрицали, что посещали Землю и раньше. Видимо, при обучении гидов языку они воспользовались словарями, собранными во время предыдущего посещения.
   - Нет, - с трудом ответил Валера. - Никто.
   Он вздрогнул - мимо них прошествовал двухметровый гигант, сложенный как юный Аполлон. Кожа красавца была салатового цвета, из одежды на нем был только внушительный костяной гребень на голове. Валера невольно опустил взгляд ниже. Однако нижнюю половину тела великана скрывали битком набитые яркие пакеты, которые он тащил в руках. Из одного из них торчал хвостик морковки, из другого - пластиковая упаковка пиццы "Восемь сезонов", точь-в-точь такая же, как в "Полосе" недалеко от Валериного дома.
   - Продукты поставляются прямо с Земли или вырабатываются здесь аналогичные, - пояснил гид, увидев, куда смотрит Валера. - Самое главное для нас - душевный комфорт наших работников.
   - Кто это? - осведомился землянин, кивая на гиганта.
   - Дворецкий-биоробот, - пояснил гид. - Если вы пройдете тест и останетесь здесь, советую вам приобрести такого. Очень удобно.
   - Наверное, дорого стоит? - спросил Валера.
   - Базовая модель - нет, - ответил гид. - Но обычно жены раньше или позже требуют купить дворецкого с расширенным набором функций. У этих модификаций более развит интеллект, загружены в память все романы, написанные на Земле за последние сто лет, и что-то там еще, не помню... Ну, вы же понимаете - женщины. Им здесь немного скучно. Дворецкие развлекают их, используя для этого все достижения современной науки, пока муж пылает в горниле познания.
   Он улыбнулся и подмигнул Валере.
   - Понимаю, - ответил тот.
   - Вот те - подороже, но вполне терпимо, - закончил гид.
  
   Туман уже почти рассеялся, и стало понятно, что день будет тихим и солнечным - образцовый денек бабьего лета.
   - Но ведь... - пробормотала я. - Ирина бы не скучала бы так сильно... Все же, она не только член семьи, которых берут за компанию... Она бы занималась музыкой.
   Валерий Семенович снова улыбнулся. От этой улыбки он постарел лет на двадцать и несколько мгновений выглядел абсолютно дряхлым стариком.
   - Музыка - не физика, - сказал он, помолчав. - Она требует меньше времени. Вдохновение приходит не так часто... Я знаю, я же видел.
   - Но Лапута - это же временно, - сказала я. - Потом...
   Валерий Семенович отрицательно покачал головой.
   - Где бы вы ни жили потом - это будет та же самая Лапута. Летающий остров, который парит в облаках и садится на землю только для того, чтобы раздавить мятежный город.
   - Надя! - услышали мы крик через открытую дверь.
   Я словно очнулась.
   - Простите, я совсем заболтал вас, - спохватился и Валерий Семенович. - Идите скорее, еще опоздаете.
   Он спрятал свой билет на Лапуту в карман рубашки. Я двинулась к дому. Но была какая-то еще мысль, бродившая по закоулкам сознания и не дававшая мне покоя. Когда я поднялась на вторую ступеньку крыльца, я поняла, что это была за мысль. Я обернулась. Валерий Семенович - хотя какой к черту Валерий Семенович, просто Валера - еще был в своем саду.
   - Так вам тридцать два года? - спросила я.
   - Нет, - сказал он.
   - Но в билете, - начала я озадаченно.
   - Мне тридцать три, - перебил меня Фамусов. - А что, не похоже?
   Я подумала, что вряд ли он оценит всю глубину и мудрость совета, если я намекну ему на то, что волосы надо бы покрасить.
   - Да нет, похоже, - сказала я. - Только... эээ... стрижка у вас какая-то... немодная.
   - Да? - удивился Фамусов и провел рукой по волосам. - Никогда не замечал. Надо будет заглянуть в парикмахерскую, может, что-нибудь посоветуют.
   - Так вы советуете мне остаться? - спросила я.
   Валера пожал плечами.
   - Ну, зачем же... Таких ощущений здесь вы точно никогда не испытаете. Поддерживать такие скорости - это выходит за пределы человеческого организма.
   Я заколебалась на миг, обидеться мне или засмеяться. Фамусов действительно был очень несчастлив, но это не означало, что я тоже посыплю себе волосы пеплом и зарыдаю об утраченной Земле. Я засмеялась - и глядя на меня, расхохотался и мой сосед, мой ровесник с мертвыми глазами старика, нелепый, как чучело, со своими седыми патлами, опирающийся на витую решетку между нашими садиками.
  

15 сентября 2071 года

Лапута (ФРШ-87643)


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  У.Михаил "Ездовой гном 4. Сила. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | anzban "Герой" (Антиутопия) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | | Э.Тарс "Мрачность +2" (ЛитРПГ) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"