Кузнецова Татьяна Александровна: другие произведения.

Избавиться от дара

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сольяна - семнадцатилетняя столичная жительница, не похожая на сверстниц. Другие девушки ее возраста живут иначе: кто-то предается ничегонеделанию и мечтам о красивом и богатом женихе, другие учатся на дому или в городской школе, некоторые уже замужем и нянчат детишек. А вот Сола благодаря дару - работает в таинственной организации и выполняет особые задания. Она успевает побывать в парящей Академии Крайта и познакомится с самыми интересными и перспективными магами, посетить закрытые для людей эльфийские земли и пообщаться с самим Владыкой, а также побегать по всей Империи за єОгненнойЋ магичкой в компании с другом-полукровкой и эльфийским придворным магом. Дни Солы насыщены приключениями, и все же она страстно мечтает о спокойной и размеренной жизни. А для этого, как ей кажется, нужно всего лишь избавиться от дара. https://kniharnia.by/catalog/fantastyka/izbavitsya_ot_dara/


Часть первая: Корделия

Глава первая

   Столица сияла праздничными огнями, благоухала ароматами цветущих деревьев, особенно пронзительными к вечеру. Изредка ветер приносил обрывки музыки и взрывы смеха - на площади фонтанов проходило представление Имперского выездного театра. В Ридоле день рождения Императора отмечали с размахом: город украшали живые и искусственные цветы, на каждом углу развернули бойкую торговлю вездесущие лоточники, городские стражи ходили в отдраенных, сверкающих на солнце легких доспехах и радовали окружающих красными потными лицами, к обеду на главной площади и вдоль центральной улицы накрыли узкие и длинные деревянные столы, за которыми каждый мог поесть (еда разлеталась с молниеносной скоростью) и выпить (эля хватало всем желающим, но чтобы напиться, требовалось влить в себя не менее бочонка). Вечером, те горожане, кто еще стоял на ногах и хотел приобщиться к искусству, могли посетить выступление выездного театра, гордо носившего звание Имперского.
   Во мраке подворотни пахло плесенью и крысами. Я уныло вздохнула и плотнее запахнулась в шерстяной плащ, поправила глубокий капюшон и скрестила руки в тонких перчатках на груди, чтобы хоть немного стало теплее. Настывшая шершавая стенка неприятно холодила спину, пришлось опереться плечом и снова настороженно прислушаться.
   Не люблю ждать. И задания такие не люблю.
   Взгляд все чаще возвращался к неприметной двери черного хода в доме напротив. Когда же они закончат? Терпение мое иссякало.
   Интересовавшая меня дверь выпустила наружу пятерых, и гибкие крадущиеся фигуры быстро скрылись в темноте. Ну вот, все прошло успешно, свидетелей кроме меня не было, задание выполнено, и можно уходить.
  
   Таверна на берегу спокойного Рида, где у меня сегодня была назначена встреча, оказалась полупустой. Компания гномов в уголке обсуждала свои дела и дымила короткими трубками, да парочка других, более неприметных, посетителей у стойки потягивала эль, что был не в пример крепче выставленного в честь праздника. Я с удовольствием опустилась на широкую лавку, давая отдых гудящим от усталости ногам и скинула капюшон.
   Свежий холодный воздух ворвался в зал, в клочья изодрал дымное облако над коротышками, сквозняком прошелся по ногам и безвозвратно сгинул где-то за стойкой хозяина. Шумная нетрезвая компания молодых людей намеревалась продолжить веселье в выбранной мною таверне. Эх, а я надеялась на спокойное ожидание! В раздражении побарабанила пальцами по столешнице, разносчица, было, направилась ко мне, но я покачала головой, и девушка свернула к другому столику. А ко мне легкой походкой шел тот, кого я так нетерпеливо дожидалась.
   - Привет, - раздался хриплый голос не до конца выздоровевшего после простуды парня.
   - Принес? - вместо приветствия нетерпеливо спросила я. Очень уж хотелось домой.
   - Фу, как не стыдно, Сола! Где твои манеры? - скривился собеседник.
   Я горестно вздохнула. Когда на напарника нападает желание поучить меня манерам, хочется удавиться или его удавить. Я решила пресечь зарождающийся поток нравоучений и состроила просящую мордашку:
   - Пожалуйста, давай побыстрее отсюда уйдем. Голова раскалывается, и спать хочется.
   - Ну что ты ноешь, крошка, - скривился тот, плюхнулся на лавку напротив меня и с интересом осмотрел зал. - Давай посидим, отдохнем. Я, между прочим, весь день на ногах. За книжкой твоей бегал, а от тебя никакого сочувствия.
   Я моментально воспряла духом и даже забыла про ненавистный дым, снова наползавший на наш столик.
   - Давай скорей!
   - Сола, - большие серые глаза светились укоризной, - прямо здесь, что ли?
   Ох, как же набраться терпения? Руки чесались схватить парня за грудки и хорошенько потрясти. Он укоризненно покачал головой, но книга, завернутая в холстину, легла на стол.
   - Спасибо!
   Мое сокровище! Я прижала сверток к груди. Нет-нет, конечно не здесь, а дома я смогу, наконец, насладиться чтением.
   - М-да, - скептически изрек напарник. - Как прошла операция?
   - Нормально, как обычно. Я была наблюдателем, поэтому подробности узнавай в Конторе. Я замерзла пока там стояла, - пожаловалась я напарнику. - Давай зелье, Листрен.
   - О, хорошо, что напомнила! - друг с интригующей улыбкой посмотрел на меня. - Нету зелья.
   Мои брови взлетели к челке, рука, поглаживающая корешок книги сквозь грубую ткань, зависла в воздухе, а я непонимающе вытаращилась на напарника. Из меня словно воздух выбили.
   -Как нету?!
   Листрен изучающе смотрел на меня и не торопился что-либо пояснять. А что меня разглядывать, словно только познакомились? У меня самая обычная внешность для Рейхэма. Я невысокого роста, средней комплекции, серые с зеленью глаза, тонкие губы, прямой аккуратный носик, челка до бровей и темная коса до лопаток.
   - Насмотрелся?
   Листрен кивнул и шумно отхлебнул из кружки. Когда он сделал заказ, я даже не заметила.
   - Плохо выглядишь.
   - Как надо, так и выгляжу. Хватит уже зубы заговаривать, где мое зелье?
   - А хватит с тебя зелья. Я говорил с Мастером Ярусом, тебе вредно часто пить эту пакость. Учись читать, Сола.
   Я с ужасом уставилась на парня. Неужели, правда, не принес? Листрен подпер голову ладонью и наблюдал за мной, словно я тут представление разыгрываю. Красивый, зараза, даже, когда так раздражающе-покровительственно улыбается. Ну, а что можно ожидать от полуэльфа? Женщины млеют от такого сочетания как красота и мужественность. Мой собеседник ростом почти два метра. Густые волосы темно-медного цвета чуть ниже плеч всегда на работе заплетены в косичку. Лицо овальное, губы полные, обыкновенный нос, серые глаза, как у большинства жителей Рейхема, только яркие, большие и опушенные длиннющими ресницами всем красоткам на зависть. И голос у него приятный. А еще у него красивое тренированное тело и вполне естественно, что женщины перед ним штабелями укладываются.
   Знай, эльфы, что в Империи живет полукровка, на него открыли бы настоящую охоту. Ведь остроухие красавцы помешаны на чистоте крови. А еще ему почти тридцать два, хотя по меркам долгоживущих эльфов - это младенчество. Выглядел Листрен лет на девятнадцать-двадцать.
   - Что ты задумала?
   - Я? - удивилась я с трудом отвлекаясь от раздумий. - Ничего.
   Краем глаза заметила, что шумная компания с гоготом вывалилась на улицу. Из двери дохнуло речной прохладой и сыростью.
   - И чего мне ждать: ножа под ребро или гадости какой в физиономию? -заволновался напарник.
   Шутник! Я вообще тихая и безобидная. Это его прошлая пассия оказалась слегка сумасшедшей и доставляла полуэльфу множество хлопот. Я же на физическую расправу не способна.
   - Я думала, ты мне друг.
   - Та-а-к, в ход пошло тяжелое оружие, значит. - Листрен наклонился вперед. - Сола, потому, что я тебе друг, зелье ты больше не увидишь.
   И весь такой упрямый: сел, руки на груди сложил, не подступиться. Разносчица, что постоянно вертелась поблизости, во все глаза на него уставилась, разве что слюни не пускала.
   - Ну и ладно, я научусь читать!
   Получила в ответ поощрительную белозубую улыбку.
   - Вот и молодец.
  
   Ночь выдалась холодной и унылой. Над головой на бархатной поверхности безоблачного неба россыпью драгоценных камней сверкали далекие, недоступные звезды. В детстве я думала, что это разноцветные камешки, разбросанные Богиней, чтобы порадовать людей. Саму Пресветлую Изоливию я тогда представляла женщиной невысокого роста, с большой грудью, как у кормящей, со светлым одухотворенным лицом и всепрощающим взглядом. Этот образ значительно отличался от стоящей в главном храме статуи - высокая строгая женщина могла быть кем угодно, на мой взгляд, но не защитницей слабых и увечных, женщин, детей и стариков. На громкий вопрос искренне недоумевающего ребенка взрослые реагировали очень странно, и нам с мамой пришлось покинуть храм до того, как краснолицый священнослужитель добрался до нас. С тех пор в храм я заходила редко.
   Домой мы с напарником шли с диаметрально противоположным настроением. Листрен - расслаблен и доволен. Я - злая и обиженная. Книги - моя страсть, но читать я не умею, могу лишь картинки рассматривать. Я родилась в обычной городской семье, мы не бедствовали, но на мое образование денег не было. Да и ушла я из родительского дома до того, как открылись бесплатные вечерние курсы при храме, где учили счету и письму. А в Конторе я выполняла работу, не требующую образования. Другое дело горьковатый, пахнущий мятой и полынью настойчик из неизменной зеленой бутылочки, который давал мне возможность полчаса-час насладиться чтением. Буквы переставали казаться диковинными письменами, а самостоятельно складывались в слова и предложения. Даже сильная головная боль - расплата за временные способности - не могла испортить мне настроения.
   Мы с напарником проживали в рабочей части города, на втором этаже довольно приличного дома. Неприхотливая конспиративная квартирка из двух крошечных комнатушек встретила нас затхлым запахом. Я поморщилась и поспешила распахнуть окно. Холодный ветерок, ворвавшись в помещение, в благодарность легонько коснулся лица призрачными пальцами, взлохматил челку. Привычно пристроила казенный плащ на исцарапанной однорогой вешалке, бережно опустила на кровать драгоценный сверток.
   - Сола, сними скорей эту гадость с лица! - воскликнул напарник.
   Он уселся в продавленное, некогда темно-красное кресло с резными подлокотниками, пододвинул к себе низенький столик, выложил на него все свои ножички, прислонил к креслу ножны от короткого меча и стал методично осматривать оружие на предмет зазубрин. Я могла только догадываться, чем сегодня занимался мой напарник, но предпочитала ничего не знать.
   Устало присела возле своего столика, уставленного целым арсеналом косметических средств. В круглом зеркале отразилась изможденное бледно-серое лицо в ореоле растрепанных волос. Привычным жестом заправила за ухо выбившуюся прядь, пригладила волосы и взялась за возвращение себе привычного вида. Молочко из одной бутылочки, эмульсия из другой и крем напоследок - и с зеркальной поверхности на меня смотрит родное существо. Теплого тона кожа, отсутствие теней-синяков под глазами сделали меня значительно привлекательнее. Расплетающаяся коса темно-каштанового цвета лежала на левом плече, пышная челка едва выше бровей, серо-зеленые глаза, очерченные скулы, тонкие, но красиво изогнутые губы. Я улыбнулась своему отражению и повернулась к напарнику.
   - Терпеть не могу твою маскировку, - полуэльф откинул перевязь с мечом в сторону, - Иди сюда с книжкой своей, горе ты мое луковое.
   Я фыркнула.
   - Я - счастье твое сахарное! - отозвалась с тихим смехом, знает ведь, что лук я на дух не переношу.
   Один шажок к кровати и я ощутила приятную тяжесть в руках подарка, восторг и предвкушение медленно разливались внутри. Эта книга сама притянула мой взгляд и завладела мыслями, когда я была на задании. Я заметила ее на столе одного неприятного типа, почти полностью заваленную бумагами. И было несправедливо. Такая красавица не должна пылиться и ощущать свою ненужность - книги живут прочтением. Еще тогда, отрешившись от всего, я прикрыла глаза и представила: темная кожа обложки, прохладная, чуть шершавая на ощупь, легкий запах чернил и бумаги, интригующее, безмерно любопытное содержание.
   Я взяла стульчик с высокой спинкой и села по левую руку от напарника, чтобы рассматривать картинки. А в такой красавице они просто обязаны быть.
   - Нет, так не пойдет. Хочешь читать - садись сюда. - Друг похлопал себя по колену, вопросительно выгнул бровь.
   - Листрен! Приставай к служанкам и подавальщицам, а от меня держись подальше, - возмутилась я.
   - Сола, крошка, это для обывателей ты мне сестричка, а я не против более близких отношений.
   Подмигивание и коварная искушающая улыбка. Листрену бы в театре играть!
   - Вот зараза!
   Это сейчас я могла легкомысленно отмахнуться от его намеков, знаю, что напарник так шутит. А вот в начале нашего знакомства малейший намек на отношения парень-девушка вгонял меня в панику. Я замыкалась в себе и шарахалась от полуэльфа, как от прокаженного.
   Листрен легко увернулся от моей руки и пружинисто поднялся с кресла.
   - Ну, как хочешь, мое дело предложить.
   Вот так всегда, не поймешь его, то друг-товарищ, то заигрывает. Ай, ладно. Мы работаем вместе уже около года, всякого навидались и знаем друг дружку лучше, чем иные жених и невеста на собственной свадьбе. К тому же, напарник значительно меня старше и относится скорее как к сестре, чем как к девушке.
   Страсть как хотелось, чтобы мне почитали вслух, но еще больше хотелось изучить книгу одной. Но учиться читать сегодня было слишком поздно. Листрен продолжил заниматься оружием, а я немного полистала подарок и улеглась спать.
  

Глава вторая

   Солнечные лучи весело заглядывали в окно, мельтешили по одеялу, слепили глаза. По ощущениям время уже где-то к обеду. Пора бы вставать, да сил нет.
   В коридоре раздались уверенные шаги, спустя несколько мгновений напарник вошел в комнату.
   - Привет! Листрен, а ты знал, что раньше эльфы были очень хрупкой, красивой и утонченной расой?! - мой вопрос застиг напарника врасплох. Он нахмурился, передернул плечами и прошел на свою территорию.
   Об эльфах раньше я судила только по нему и была уверена, что знаю об эльфах больше остальных в Империи. Но теперь, после прочитанной книги, я не знала, что и думать. Листрен обладал хорошо развитой мускулистой фигурой и совсем не походил на картинку из книги, может только чертами лица. И отец-эльф у него выглядел впечатляюще - широкие плечи, крепкое тело. Друг однажды показал мне затертый до дыр портрет родителя. Светловолосый красавчик-эльф приезжал в Империю лет сорок назад. Что бы там ни произошло, но посольство Пресветлого Леса в Империи так и не появилось к острому сожалению женского населения столицы. Несколько лет несостоявшийся посол изучал наши нравы и обычаи, а потом его внезапно объявили в розыск. Вернулся ли отец Листрена на родину или сгинул, не известно. Но исчез он не бесследно. В Ридоле родился первый официальный полукровка. Спустя некоторое время Император тут же получил требование со стороны Леса уничтожить дитя - эльфы не терпели смешения крови. Ребенка во всеуслышание признали умершим, а в Конторе появился прелестный крошечный воспитанник, с нежного возраста приучаемый к оружию и интригам. Из необычного ребенка осознанно и планомерно делали оружие. В итоге, к тридцати двум годам он стал одним из самых успешных оперативников в Рейхеме и непревзойденным ценителем женщин. Листрен объездил всю Империю вдоль и поперек, но ему категорически запрещалось приближаться к границе с остроухими.
   - Хотел бы я знать, откуда ты это выкопала, - устало проговорил он, наконец, повернувшись ко мне.
   - Сола! - удивленный возглас и рывок в сторону кровати. - Что произошло?
   - А ничего особенного, - я старалась выглядеть бодрячком, но чудовищная усталость придавливала к горизонтальной поверхности. - Помоги, будь другом.
   Потрясенный парень подхватил меня и усадил в подушки, озабоченно заглянул в лицо, потрогал лоб. Вздохнул, стянул с шеи свой амулет и сунул мне в руку. Легкий отполированный кругляшек насыщенного медового цвета еще хранил тепло его тела. Мне представилось, что на ладонь прилег отдохнуть солнечный зайчик, так стало уютно и хорошо. Исчезла тяжесть, давившая на плечи непомерным грузом, растворилась и исчезла головная боль.
   - Спасибо, - выдохнула с облегчением.
   - И когда успели-то тебя припрячь?! - со злостью напарник мерил шагами комнату, разряженный амулет занял свое прежнее место у него на груди.
   - Ты про что? - сделала удивленный вид, а на самом деле попыталась приготовиться к тому, что меня сейчас будет убивать самый ловкий убийца Империи.
   - Я про задание в законный выходной.
   Я затаила дыхание и малодушно закрыла глаза, авось пронесет.
   - Сола-а, - злым неприятным голосом протянул друг, - задания ведь никакого не было, верно?
   Сжалась в комочек и, не открывая глаз, кивнула. Кровать издала пронзительный стон, когда Листрен с размаху опустился на одеяло напротив меня.
   - А ну рассказывай!
   Собственно, чего тут рассказывать? Я проснулась, позавтракала, сделала пару приседаний и засела за книгу. Картинок в ней оказалось мало, а слов много. Я долго маялась, пытаясь вспомнить, как читаются те или иные буковки, как складываются в слоги, из которых образуются слова. Расстроилась. А потом мне пришла в голову замечательная идея - воспользоваться даром. Конечно, об ограничениях и последствиях я подумала - не совсем же бестолковая.
   - Я прочитала книгу, - выдавила из себя хоть что-то на нервное подергивание ноги напарника.
   - Та-а-к, скажи-ка мне правду! - мой подбородок был захвачен в плен жесткими пальцами и вздернут вверх. Лгать в глаза я не умела, и Листрен об этом знал.
   - Прочитала, как умела, - упрямо повторила я и прикрыла веки, прячась от зверского выражения серых глаз, когда он понял, что я сделала.
   - Дура! - напарник вскочил и вновь заметался по комнате. - Чем ты думала! А если бы срочное задание? Если бы сюда наведался Ризот? Его видели сегодня в нашем районе.
   У меня похолодело в животе от упоминания начальника.
   - Листрен, ну пожалуйста, он же не пришел, все обошлось. Зато я узнала так много интересного!
   Я легко подхватилась с постели и поймала друга за край куртки.
   - Все же хорошо, ну, не злись.
   Меня схватили в охапку, крепко прижали к груди. Благодарность и любовь вспыхнули в моем сердце к полуэльфу, единственному, надежному другу. Эти чувства сменились растерянностью и возмущением, когда меня пару раз чувствительно приложили пониже спины. Я брыкалась, ругаясь сквозь зубы, когда раздался бодрый стук в дверь. Листрен мгновенно отпустил меня и схватился за оружие. Я поправила одежду, пригладила волосы и пошла открывать.
   - Что так долго?
   Едва распахнулась дверь, в комнату стремительно вошел мужчина. Среднего роста, прямой, словно палку проглотил, он выглядел, как всегда, высокомерно и властно. Черный камзол, белые манжеты, руки, затянутые в тонкие перчатки, трость с круглым набалдашником. У меня этот человек всегда вызывал страх.
   Пока закрывала за ним дверь, пыталась взять себя в руки. Не стоило поминать Ризота. Ой, не стоило.
   Мужчина по-хозяйски уселся в кресло и вперил в меня знаменитый пронизывающий льдистый взгляд.
   - Собирайся, девушка.
   У меня задрожали колени. Как он узнал, что я воспользовалась даром для себя? Откуда? Я ведь была осторожной. Привычно заправила мешающую прядь за ухо и заметила, как подрагивает рука.
   Листрен медленно двинулся к креслу. Внимательные льдистые, почти прозрачные, голубые глаза переключились на него. Друг остановился, с непринужденным видом поправляя перевязь.
   - Куда? - стараясь оставаться спокойной, произнесла я.
   - На Остров. Учиться, - неприятная ироничная улыбка исказила губы Ризота.
   Меня аж передернуло от его слов, но страх отступил. Если бы он знал, отправил бы не в Академию.
   - С какой целью? - напарник скучающе осматривал комнату.
   - А с каких пор обсуждаются мои приказы? Собирайся, давай, - это пинок мне. Я рассеянно перебирала скляночки на столе и внимательно слушала.
   - На тебя пал жребий, и ты поступаешь в Академию на курсы "Говорящих", это на шесть месяцев, примерно. Задача - присмотреться к магам-выпускникам и обнаружить одну вещь. Зайдешь ко мне после смены облика, Сольяна. Ты же, - пронизывающий взгляд переместился в сторону Листрена, - займешься другим делом - тебя ждут в Отделе реагирования.
   Когда хлопнула дверь и стихли уверенные шаги, я опустила на пол наспех собранную сумку и подошла к напарнику. В душе царила сумятица. Мое своеволие не обнаружилось, наказания я избежала, но соваться на Остров не хотелось категорически, как и расставаться с Листреном.
   - Что происходит? Жребий пал на меня? Не верю.
   - Не нравится мне все это. Зачем нас разделять? Или тебя с твоим даром хотят спрятать, и Академия - лучший вариант, или меня пустить в расход.
   По Конторе ходили осторожные слухи, что Император стремится наладить контакты с эльфами. А значит, полукровку надо либо хорошенько спрятать либо устранить, как и было обещано много лет назад.
   От такой мысли стало жутко. Листрен - прекрасный агент, и я была почти уверена, что его не выдадут остроухим - слишком много было в него вложено труда и средств Империи. По крайней мере так успокаивала меня моя наставница - великая интриганка и шпионка - Мастер Но, когда я поделилась с ней своими страхами. Жаль, Мастер сейчас далеко и не сможет дать бесценный совет и успокоить.
   Я прижалась к другу, не желая его отпускать. Листрен легонько погладил по волосам.
   Про решения Ризота говорить бесполезно, но все же...
   - Я не хочу в Академию.
   Полуэльф хмыкнул, он прекрасно знал причину моего нежелания вновь видеть Парящую обитель знаний.
   - Ничего, Сола, полгода - не срок. Мы живы и здоровы - это главное.
   - Я так тебе и не рассказала про эльфов, - проговорила я снова утыкаясь в его куртку и скрывая слезы.
   - Ничего, по дороге расскажешь, я провожу тебя.
   - Правда?
   - Конечно, должен же я знать, в кого превратят мою напарницу!
   - Вот зараза!
  
   Весна уверенно шествовала по Империи. Яркое солнце щедро делилось теплом, мелкие птички радостно отзывались на его ласку и весело чирикали, вплетая в звуки города свои звонкие голоса. В рабочей части города цветущих деревьев было мало. И все же в воздухе витал сладкий весенний аромат. Дышалось легко, хотелось улыбаться прохожим и получать улыбки взамен.
   Место моей работы или, как говорит Мастер Но, службы - Контора -овеянная мифами и слухами организация, следящая за порядком в Империи. Формально возглавляет ее Советник по безопасности при дворе Императора. Реально же, главой огромной полулегальной организации является Ризот. Это должность. Имени человека, исполняющего обязанности Ризота больше двадцати пяти лет, я не знаю. И думаю, очень ограниченное количество непростых людей могут его знать. Официально Контора выслеживает и наказывает преступников, занимается профилактикой нарушений и прочее. Реально служащие теневой части организации - те же преступники, но на императорской службе, подконтрольные железной воле Ризота.
   Мы распрощались с Листреном на одном из перекрестков. Я загадала, чтобы ненадолго. Напарник чмокнул меня в макушку и ушел, а я смотрела ему вслед с грустью и унынием, потом встряхнулась и направилась к нужному мне зданию.
   Один из входов в Контору располагался в подвальном помещении текстильной мануфактуры. Я уверенно нырнула в темнеющий проем. Длинные, увешанные чадящими факелами, постепенно переходы сменились просторными многолюдными коридорами.
   Отдел образов или, как называли между собой сотрудники, "Отдел обрАзин" вызывал у меня хорошие воспоминания - здесь меня учили накладывать грим, использовать различные уловки в изменении внешности, учили неспешно и дружелюбно.
   Я вошла в рабочее помещение, огляделась. Никого. Как обычно кругом много зелени, все окна уставлены цветочными горшками. Мастер Каритэнеа бесшумно появилась у меня за спиной и напугала до слабости в коленках. Потомок дриады и человека имела чуть зеленоватый оттенок кожи, яркие карие глаза, длиннющие белые волосы почти до колен и легкий характер. В Конторе полудриада работала с момента ее основания.
   - Так-с, Сольяна, посмотрим-посмотрим.
   В мгновение ока я осталась, в чем мать родила. Мастер крутила меня в разные стороны, приказала корчить рожи и даже приседать, а сама в это время вчитывалась в листок с витиеватой подписью Ризота.
   - Так-с, начнем, пожалуй.
   Я постаралась расслабиться. Процедура изменения внешности могла тянуться часами или закончиться за минуту - все зависело от указаний в сопроводительном листке.
   - Ризот как всегда требует невозможного, - ворчала Мастер Каритэнеа, - если бы навсегда изменить, было бы проще.
   Я вздрогнула. Не надо навсегда. Я нравлюсь себе такой, какая есть!
   Полудриада провела длинными тонкими пальцами перед моим лицом. Я буквально ощутила, как изменяется внешность: угол обзора значительно увеличился, защипало щеки и стали неприятно зудеть губы. Закончив с лицом, Мастер перешла к изменению тела.
   Я не смогла сдержать дрожи от легких прикосновений и вся покрылась пупырышками.
   - Холодно? - удивилась Мастер.
   Я помотала головой. Наоборот, в комнате было влажно, жарко и душно.
   - Так-с, не шевелись. М-м-м, все мужчины одинаковы, здесь им больше сделай, тут меньше, - бормотала полудриада, нарезая возле меня круги.
   Последним изменениям подверглась прическа - на голову сама собой вылилась ароматная жидкость ярко-малинового цвета. Запахло розами и почему-то водорослями.
   С ужасом ощутила, как зашевелились волосы, существенно изменился центр тяжести.
   - Хм, переборщила, кажись.
   От этого задумчивого замечания захотелось побиться головой об стенку. Фигуру Мастера я не видела больше, ее заслонили светлые волосы, закрывшее лицо и все еще продолжающие расти.
   - Так-с, теперь приведем тебя в нормальный вид.
   Я скорее почувствовала, чем увидела, как полудриада взяла в руки ножницы и поежилась. Не люблю, когда возле меня кто-то с потенциальным оружием, а я даже ничего не вижу. Волосы с лица я откинула назад, быстро огляделась и сразу стало легче.
   - А, не плохо, пусть так и остаются, подравняю только. Мне не нравилась твоя челка, с ней ты выглядишь простушкой.
   Мастер что-то бормотала, щелкая ножницами, а я с ужасом уставилась на свой бюст. Мамочки! Да это же на два размера больше моего собственного.
   - Э-э-э, Мастер Каритэнеа, а так надо?
   Специалист вынырнула из-за спины, удивление отразилось в огромных карих глазах.
   - Все точно по заявке, гарантирую.
   Тихий ужас. Вот Листрен удивится.
   - Так-с, полюбуйся. Красавица!
   Дриада махнула изящной ручкой - появилось зеркало в мой рост.
   Девушку в отражении я не узнала вообще. На меня смотрела красивая, да что там говорить, соблазнительная блондинка. Очень светлая кожа, круглое личико, большие, редкого синего цвета глаза, пухлые губы, длинные - пониже спины тяжелые светлые волосы, высокая пышная грудь и тонкая талия.
   - Волосы обязательно раз в неделю споласкивай отваром, рецепт черкану позже, а то путаться будут. Ну и все, девочка, моя работа завершена.
   Полудриада окинула меня довольным взглядом и исчезла. Я в растерянности смотрела на себя новую в зеркало. Поправила волосы, завела светлую прядку за ухо. Неуверенная блондинка с повышенной привлекательностью для сильного пола. Весело же мне будет в Академии.
  
   Ризот долго молчал, от его тошнотворного взгляда не скрывала даже мешковатая одежда, специально выбранная мной после изменения. О подробностях задания в стенах Парящей я узнаю после трех месяцев адаптации к образу и новому положению в обществе Ридола.
   С Листреном мы договорились увидеться на углу Каретной и Закатной. Времени оставалось предостаточно. К тому же, мне не нужно нестись сломя голову к порталу. Три долгих месяца я буду жить в приемной семье, впитывать легенду и обучаться грамоте. Вот эта новость, которой я искренне обрадовалась.
   Солнце медленно двигалось по небу, воздух остывал и чувствительно холодил кожу. Я отстраненно следила за струями фонтана в ближайшем сквере. Напарник подошел на место встречи спустя пару минут, остановился, прислонился к стенке и застыл в ожидании. Я подошла к нему сбоку, поздоровалась.
   - Извините, милая барышня, я сегодня занят.
   Мои брови поползли вверх.
   - Листрен! Что это значит?
   Глаза полуэльфа стали круглыми.
   - Сола?
   - Корделия! Будем знакомы, - я протянула изящную ладонь с продолговатыми аккуратными ногтями.
   Парень потрясенно рассматривал мое новое лицо и не торопился выпускать ладошку из плена широкой надежной руки.
   - Обалдеть, сестренка! Вот это внешность! А что за фигура! Талию одной рукой перехвачу.
   Я почувствовала, как румянец заливает щеки.
   - Давай присядем где-нибудь, мне надо выпить. Срочно.
   Я звонко рассмеялась, впервые видя напарника таким - Листрен выглядел растерянным и трогательным. Мой смех привлек внимание. От заинтересованных мужских взглядов я смутилась и поспешила спрятаться за широкую спину друга.
   - Та-а-к, вот и оставь тебя одну. Что же делать?
   - Не знаю, - сокрушалась я. - Так непривычно все это.
   - Запомни мой совет, если хочешь отшить парня, сразу веди себя холодно и неприступно, четкое "Нет!", поняла?
   Хм, а мне кто-то говорил, что именно такое поведение подогревает в мужчинах интерес. Но на всякий случай я кивнула. Неожиданная мысль вспыхнула молнией: а вдруг мне нужно будет соблазнить кого-то? Подробностей-то задания я не знала. Внутри все заледенело. Только не это!
   Видимо, напарник мыслил примерно в том же направлении. В его взгляде я читала откровенное беспокойство.
   За столиком открытой веранды городского ресторанчика на меня вылился целый поток полезной информации и дурацких советов. Я прижимала к горящим щекам ладони и вытаращенными глазами смотрела на полуэльфа. Никогда раньше парень не рассказывал мне о своих способах "охоты" на женщин. Я считала, что они сами падают к его ногам, но выяснилось, что именно процесс завоевания очередной красотки приносит Листрену огромное удовольствие. Он утверждал, что так происходит со всеми мужчинами. Пришлось верить на слово.
   - Противника надо знать, крошка, - подвел итоги своей пламенной речи Листрен и вздохнул. - Ох, как не хочется оставлять тебя одну сейчас. Было бы время, я бы потренировал тебя в искусстве флирта и грамотных отказов.
   Пришлось прерваться - официант принес эля Листрену и травяной чай для меня. Последняя фраза напарника повисла в воздухе, парень кинул на меня оценивающий взгляд, наткнулся на злой взгляд полуэльфа и поспешно скрылся в полной аппетитных запахов кухне ресторана.
   Я хотела было возмутиться, но обратила внимание на другое.
   - Ты уезжаешь?
   - Да, Сола. Тьфу, Корделия. Но, надеюсь, ты справишься без меня, сестренка? И мне не придется бить морду всяким там сынкам аристократов, а?
   Я растерянно кивнула. Впервые после нашей встречи на серьезном задании я буду работать самостоятельно, без его страховки. Чем это грозит? Во-первых, я буду очень скучать, во-вторых, мои навыки самообороны просто смешны, а в-третьих... Листрен много раз выручал меня с помощью своего амулета. Если я перенапрягусь, используя свой дар, то могу погибнуть.
   - Помни, что бы ни произошло, не доводи себя до ручки, - теплая шершавая ладонь накрыла мои пальцы. - Уверен, Контора не позволит тебе пропасть.
   - Угу, я для них лишь инструмент.
   - Как и все мы, милая. А хочешь, я отведу тебя ТУДА?
   Дыхание перехватило, я с безумной надеждой взглянула на напарника.
   - Пойдем.
   Вечер плавно опускался на столицу. Золотились в лучах уходящего светила крыши домов, воздух становился все холоднее. Чем дальше проникали мы в рабочие кварталы, тем гуще и неприятнее становились запахи.
   Ноги подкашивались, в груди ворочался тугой ком невыплаканных слез, но я упорно шла за парнем, пересекая улицы и площади, все больше углубляясь в переплетение узких переходов.
   - Иди сюда.
   Листрен остановился, бережно привлек меня к себе. Со стороны мы казались влюбленными. Я вцепилась в парня, словно утопающий. Он обнимал меня за плечи, в серых глазах было столько участия и нежности, что с трудом удалось сдержать слезы.
   Через дорогу от нас находился обшарпанный, чуть покосившийся, двухэтажный дом, близнец таких же строений во всей рабочей части города. На втором этаже под непрерывное воркование голубей на чердаке много лет назад родилась я. Мои родные все еще живут здесь. Они до сих пор ждут меня. Я...надеюсь. Больше четырех лет прошло с тех пор, когда я вышла из дома всего на пять минут и до сих пор не вернулась.
   За эти годы я сильно изменилась. Выросла, повзрослела, но это не главное. Я научилась жить со своим проклятием или даром, как ни назови. Волею Богини я не свихнулась, не умерла в канаве, не попала в бордель, а стала служащей Конторы - теневой ее части. Меня, Листрена и многих других сотрудников официально не существует.
   - Мы пришли слишком рано. Твоя мама, как обычно, задерживается в лазарете, а повозку отца я видел на бульваре Мира. А ты знаешь, что твой брат стал помогать матери? Я видел его рядом с ней, он очень подрос, вытянулся.
   - Да, я знаю. Ничего, что мы пришли рано. Я хотя бы постою здесь, - прошептала я, пряча слезы. - Спасибо, Листрен, без тебя я бы не рискнула появиться здесь.
   Напарник прижал меня к себе сильнее, успокаивая. Вернуться домой я не могла. Пусть лучше для родителей и брата я буду пропавшей без вести...

Глава третья

   Три месяца пролетели быстро.
   В шикарном доме четы Лоневи жилось непривычно комфортно. Слуги предвосхищали любое желание внезапно обретенной молодой госпожи. По легенде я - единственная дочь супругов Лоневи, с рождения и до сих пор воспитывалась у дальних родственников в закрытом имении на юге Империи. Корделия была младше меня на полгода. Мне уже стукнуло семнадцать, ей же, по легенде, еще только-только исполняется. Накануне семнадцатилетия Корделии выпала огромная честь попасть в Академию Крайта - на нее пал жребий. Это означало, что у меня был шанс стать "Говорящей". Угу, только не в этой жизни. Ризот четко дал понять, я попаду в Академию не за тем, чтобы учиться.
   Мне приходилось тяжело. Я привыкала вести себя подобающе, делать реверансы и мило болтать ни о чем. С трудом освоила многочисленные столовые приборы и науку их использования. Зато в обучении грамоте рвения мне было не занимать. Фиррент - новый папочка - сдержанно хвалил меня, Агнесс - маман - лишь поджимала тонкие губы, она невзлюбила меня с первых минут знакомства. А ведь именно с ней я проводила большую часть времени. Холодная, высокомерная, самовлюбленная женщина с трудом терпела меня в своем доме. От Фиррента я сама шарахалась - папаша любил зажимать по углам прислугу, когда думал, что никто не видит, и странно поглядывал на меня. Я предпочитала его обществу холодное отношение Агнесс.
   Зелья для быстрой обучаемости и запоминания значительно увеличили мою восприимчивость и обострили способности. За месяц я освоила грамматику, изучила основы древнеимперского и этикет. На волне эйфории я перечитала все книги в библиотеке Лоневи. Дорвалась, что называется! Однако у зелий оказались неожиданные побочные эффекты.
   В то утро я и мои "родственники" сидели в гостиной. Фиррент с Агнесс пили чай за круглым столиком с витыми изящными ножками. Фиррент - полный лысеющий брюнет средних лет с серыми, почти бесцветными глазами и характером хорошо воспитанного тюфяка, кротко соглашался с наставлениями жены. Агнесс обладала высокой и стройной фигурой, ее можно было бы назвать миловидной, если бы не желчный характер -тонкие губы часто бывали поджатыми, возле рта образовались морщины недовольства. Зато глаза у нее были красивые - широко распахнутые голубые омуты в окружении густых ресниц. В то утро Агнесс за что-то выговаривала мужу высоким резким голосом, а я бесцельно кружила по комнате. Сидеть в четырех стенах надоело, ровно как вести пустые разговоры о погоде, нарядах и подругах Агнесс. Меня одолевала скука. Хотелось все бросить и прогуляться по городу, постоять на ажурном мостике влюбленных, опустить руку в фонтан, ощутить во рту великолепный вкус воздушного пирожного. Какого-то движения и изменения хотелось. Накаркала! В очередной раз, проходя возле низкого диванчика, провела рукой по атласным подушкам с вышивкой, тут меня и накрыло. Стоило слегка прикоснуться пальцами к искусно вышитым чудо-птицам, как меня затопил целый океан эмоций вышивальщицы. Надежда, безответная любовь, незаслуженные обиды и горечь - эти чувства принадлежали молодой и привлекательной девушке простого происхождения, безнадежно влюбленной в Фиррента и методично выживаемой из дома его женой. Информация пришла внезапно и таким сильным потоком, что я не сдержалась. Невольно вскрикнула, отдернула руку, будто ошпарившись, и грохнулась в обморок.
   Выходит, артефакт Алонса не является абсолютной защитой для меня. Страшно. Очень страшно. Я даже не представляю, как смогла бы жить без невзрачного серебристого кольца на мизинце правой руки. Когда-то ценой проб и болезненных ошибок выяснилось, что мой дар концентрируется в руках, и защитить меня от непрерывного потока информации может лишь очень тонкая, но плотная прослойка воздуха, что порождает единственный и неповторимый предмет - кольцо мага и алхимика Алонса.
   Я поняла, что уязвима. И так захотелось, чтобы рядом был Листрен, обнял бы, утешил. Я свернулась калачиком в постели и заплакала. Мой дар приносил одни неприятности.
  
   Все началось где-то между одиннадцатью - двенадцатью годами. Я стала взрослеть, потихоньку превращаться в девушку: сильно вытянулась, стали появляться некоторые округлости. Но, помимо того, что свойственно всем девочкам в переходном возрасте, во мне стал просыпаться дар. Если вкратце, то я могла считать информацию с любого предмета простым прикосновением, узнать, кому он принадлежал, кто его создал - вплоть до внешности и привычек. А еще на меня потоком выливались эмоции владельца предмета, чаще всего негативные: страх, обида, ненависть, чужая боль. И это было сущим кошмаром. Я умирала от страха, не понимая, что со мной происходит. Ни одна вещь в доме родителей не была для меня безопасной. Любимая чашка упала и раскололась, когда я вдруг ясно увидела толстого и неопрятного дядьку, что ее сделал, когда меня обожгли его "грязные" эмоции. От мысли кому-нибудь все рассказать бросало в дрожь, и я медленно погружалась в безумство. Дар просыпался понемногу, исподволь захватывая, подчиняя себе мое существование. Накатит и отпустит. В первый раз я списала происходящее на бурное воображение. А потом я испугалась по-настоящему. Мне тогда исполнилось тринадцать. Я старалась научиться жить со своей особенностью. Были попытки отсидеться где-нибудь в укромном уголке, а когда поняла, что так будет всегда, запаниковала. Единственный человек, который мог успокоить меня и приободрить, была мама. К ней я слепо кинулась за спасением. Она была измучена болезнью братика, проблемами с убогой квартиркой и отсутствием денег. И когда я кинулась к ней, сквозь слезы толкуя про свои руки, про чужие эмоции, у нее мелькнула мысль, опалившая мне сердце - она пожалела, что родила меня. Тогда для меня рухнул целый мир. В тринадцать лет я почувствовала себя старой, готовой в любой момент умереть. В тот миг я застыла безвольной куклой, внутри словно оборвалось что-то неимоверно важное, сама суть. Я словно умерла. Очнулась за чертой города, сидящей на берегу Рида, на мокром скользком камне, зеленоватая вода приятно омывала ледяные руки. Когда я успела выбраться из переплетений улиц, сколько времени прошло - ответов не было. Я равнодушно смотрела на бегущую воду, выступающие камни, покрытые водорослями. В тот миг решалась моя судьба. Я хотела умереть, мне казалось, что так будет лучше. Как много раз после я жалела, чтобы так и не решилась броситься в воду.
   Раздался робкий стук в дверь, возвращающий меня в реальность, служанка принесла успокаивающую настойку и осведомилась о моем самочувствии. Обморок я решила списать на женские недомогания, Агнесс примет мою отговорку за чистую монету и, я очень надеюсь, визита "заботливых родителей" удастся избежать. Мы уже порядком надоели друг другу.
   "Мама, спустя годы, я стала понимать людей лучше, заглядывая в самые сокровенные мысли, научилась распознавать мотивы, стремления. Я поняла, что ты любишь меня, просто тот злосчастный день вымотал тебе нервы и отнял силы. Прости меня..."
  

Глава четвертая

   Империя Рейхэм занимает центральную часть материка. Самые обширные, разнообразные и богатые земли принадлежат людям. На севере наши захватнические порывы остужают малопроходимые горы и три расы: дроу, гномы и тролли. На востоке располагается страна вампиров, где представителей человечества ждут с распростертыми объятиями, но именно с Лидэрой у нас очень натянутые отношения. К югу от Империи лежат Свободные земли, где живут полукровки, беглые преступники и Кровники. Земли оборотней граничат сразу с тремя расами: орками, людьми и грабами - малоразумными подземными жителями. В политической игре оборотни не участвуют, ибо постоянно грызутся между собой за лидерство. Ни одна разумная раса в их дела не суется. Широкая полноводная Итала служит естественной границей с вампирами, а также отделяет людей и оборотней от Выжженных земель с их смертоносными тварями. Река Дорин берет начало на территории каменных троллей и является границей между людьми и остальными: дроу, эльфами, орками. Дорин и Итала впадают в Океан, что со всех сторон омывает материк. Из малых рас я забыла упомянуть про Крыланов. Это удивительные застенчивые существа с большими мохнатыми ушками и сильными многоцветными крыльями живут обособленно на юго-востоке. По слухам они разумны и даже обладают какой-то особенной магией. Их маленькая страна надежно защищена Выжженными землями, малопроходимыми территориями грабов и водами Океана, так что даже любопытные маги бывают там крайне редко...
   Экипаж тряхнуло. Я выглянула из окна. Снова на Широком мосту столпотворение. Откинулась на подушки, прикрыла глаза, возвращаясь к прерванному занятию. Чтобы не волноваться, я отвлекала себя тем, что вспоминала географию. И все-таки мысли съезжали на предстоящее волнующее событие.
   Между дроу и орками на западе от Империи располагается вечнозеленая вотчина эльфов. Вот про них я так стремилась рассказать Листрену. В украденной для меня книге говорилось о том, что эльфы - существа очень красивые, изящные, длинноволосые, остроухие, с большими выразительными глазами. Я целый час разглядывала одну из картинок. Изображенная тоненькая остроухая фигурка и близко не напоминала эльфов современных, на мой взгляд. В Конторе я как-то столкнулась с чистокровным эльфом - неслыханная удача, ведь они живут изолированно и на смешение крови у них наложено табу. Поэтому в Свободных землях нет потомков эльфов, напарник, наверное, единственный полукровка. Налетевший на меня был высоким, широкоплечим и выглядел устрашающе. То, что передо мной оказался эльф, я поняла по поразительно яркому зеленому цвету глаз, тату над левой бровью и вплетенным в длинные светлые волосы режущим кромкам, ужасно острым даже на вид. Что случилось с расой дистрофичных эстетов в книге не описано, автора больше интересовали эльфийские женщины и поэзия. А я так увлеклась считыванием впечатлений владельца книги, что находилась на гране обморока. Повезло, Листрен пришел вовремя и вернул мне так опрометчиво потраченные силы.
   Да что же это такое! Возница ругался с кем-то на дороге, доказывая с пеной у рта, что мой род знатнее и нам первым полагается проехать. Я в раздражении выдохнула, сжала холодные ладони. Волновалась очень. Еще немного и увижу Ризота. Как же не хочется!
   Я вздохнула и продолжила вспоминать географию. Итак, Свободные земли. Территориально они располагаются между Выжженными землями и оборотнями. Название получили из-за населения: за исключением эльфов и, пожалуй, крыланов, там проживают полукровки всех разновидностей и Кровники - те, кто заключил пожизненный Договор с вампирами.
   Столица нашей Империи - славный город Ридол - возник на берегах притока большеводной Италы. Я родилась и выросла здесь, для меня все выглядело обычным. А вот приезжие поражались размерам столицы, кварталами знати с выложенными цветными плитами дорогами, фонтанами и скверами, удивлялись многочисленным мостам и мостикам, перекинутым через зеленоватую воду, и, конечно, издалека любовались императорским дворцом. Другая часть города не вызывала бурных эстетических восторгов - узкие улицы, двухэтажные многоквартирные дома, мастерские, мануфактуры, рынки, большое количество разномастного трудового народа. В рабочей части города находился единственный на всю столицу храм Матери-Прародительницы. В богиню верили люди простые, маги почитали стихии.
   Главная достопримечательность Империи - это парящий остров знаний, а на нем - Академия Крайта. С земли видно лишь каменное основание острова, дрейфующее в воздухе на огромной высоте, верхушки растущих на нем деревьев и шпили башен. Академия - единственная в своем роде, наша гордость и символ магического превосходства.
   У нас правит страной Император. Считается, что он - прямой потомок драконов, а, следовательно, бессмертен и обладает мощным магическим даром. Мы с Листреном как-то обсуждали эту тему под большим секретом. Напарник считает, что бессмертие - это уже слишком. Тем более, что ни имени, ни лица Императора жители не знают - во дворце правитель носит ритуальную маску. В таком случае нами может править кто угодно. Но! Не стоит упускать из виду драконов. Хотя, были ли они когда-нибудь в нашей истории, или это всего лишь сказки? И вообще, обсуждать Императора безумно опасно, а тем более ставить под сомнение его происхождение.
   Ну вот, я опять отвлеклась. Прав был Листрен, сосредоточенность мне нужно тренировать и тренировать.
   Приехали. С помощью слуги, затянутого в ливрею дома Лоневи, я грациозно вышла из экипажа и направилась к известному столичному магазину головных уборов. В Контору я попадала разными путями, и не всегда они были приятными и безопасными. Сквозь дорогой магазин пойду впервые. Возможности Ризота не перестают меня удивлять и пугать.
   - Входи, Корделия.
   Украдкой вздохнула и переступила порог. Ризот сидел за рабочим столом, заваленным бумагами, свитками и разной дребеденью. Лицо бледное, сосредоточенное, брови сдвинуты, глубокая складка на лбу, губы сжаты в линию, глаза цепкие, изучающие. Присела в заученном реверансе, почтительно склонила голову. Желание оказаться отсюда подальше, вынуть шпильки из прически, ощутить на коже легкий наполненный речной прохладой ветерок, стало невыносимым.
   - Прекрасно, теперь ты выглядишь и ведешь себя прилично.
   Я молчала. Моя задача - слушать и запоминать. Так было всегда.
   - Сейчас ты спустишься в подвалы, проведаешь одного заключенного...
   Я опешила. Вот это да! В подвалы. В дорогом платье, со сложной прической, в тоненьких атласных туфельках, после трех месяцев спокойствия и комфорта попасть в это ужасное место. Ризот словно сказал, не забывайся, мол, Сольяна. Сжала зубы, сохраняя маску спокойствия.
   - Я хочу, чтобы ты прочла его, Корделия. Важно знать все: как он мыслит, симпатии и предпочтения. Выйти на мотивы преступления. Главное, выясни, кто его сообщники, как произошла кража, кто заказчик и новый владелец. Поняла?
   Я кивнула. Выходило, что бедняга уже пережил несколько допросов и не раскололся, раз привлекли меня. Бр-р.
   - Иди, - Ризот потянулся к свиткам.
   - Вопрос можно? - слова вылетели, прежде, чем я подумала.
   Ризот поднял на меня недовольный взгляд, полный раздражения.
   - Почему именно сейчас я должна читать заключенного? Мое вмешательство на ранних этапах более продуктивно.
   Ризот заинтересованно изучил мое лицо, поджал губы.
   - У тебя не спросили! Иди, и... передай Фирренту, что я доволен его работой.
   "Как бы не так, - думала я, шагая по коридору, - это вовсе не Фиррент постарался научить меня чему-то толковому, это я дорвалась до его библиотеки, и потом, у меня было много времени на размышления".
   Мрачные подвалы подавляли. Спертый воздух пах плесенью, мышами и железом. Свет факелов метался по стенам, порождая целые полчища неведомых чудовищ. Я нервно потянулась рукой к прическе. Вохр! Надо отвыкать от этого жеста. И ругаться. Даже про себя. Скорей бы все закончилось!
   Шкафообразный приземистый тюремщик позвякивал ключами, шагая немного впереди. Мы спустились на нижний уровень, прошли еще немного мимо закрытых дверей, пока не остановились у одной из них. Мужчина не торопясь справился с замком, дернул на себя массивную оббитую железом дверь. Раздался чудовищный скрежет, от которого захотелось прикрыть уши руками. Тюремщик вошел внутрь, зажег факел, погремел цепями и вскоре появился в коридоре. Настала моя очередь посетить крошечную, дурно пахнущую камеру.
   В неровном свете я рассмотрела узкую лежанку, железную мятую кружку на цепи и мелькнувший голый хвост крысы. Повернулась к стене, где распятый на цепях висел пленник. Да он в таком состоянии, что даже вряд ли говорить сможет! Худой, в остатках некогда богатой одежды. Запястья в темных разводах истерты до кровоточащих корок, пальцы синеватые, некоторые вывернуты под немыслимым углом. Лицо аристократичное, бледно-желтого цвета, заросшее темной щетиной, синяк на левой скуле, заплывший правый глаз, сломанный нос, потрескавшиеся губы, длинные неровные сальные волосы, по всему телу следы каленого железа. Мужчина безвольно висел, поддерживаемый цепями, босые ноги едва касались каменных плит. Слава Богине, пленник не смотрел на меня, глаза его были закрыты, голова склонена на грудь.
   Я постаралась выкинуть лишние мысли, отгородиться от жуткой вони и холода, настроится на рабочий лад. Необходимо сразу же установить фильтр на эмоции и недавние воспоминания. Надо правильно распорядиться своими силами. Листрена рядом нет, если не рассчитаю, будет очень плохо. Меня интересует прошлое до того, как мужчину схватили конторцы. Вздохнула и медленно выдохнула, игнорируя запах немытого тела, вышибающую слезу вонь отхожего места, повернула колечко-артефакт насечкой внутрь ладони и медленно коснулась заросшей колючей темной щетиной лица.
   Сознание мгновенно затопил поток неконтролируемых чувств-эмоций-образов. На лбу мгновенно выступил пот, смахнула его пышным рукавом и вновь погрузилась в переживания пленника. Пробираюсь дальше, глубже, не обращаю внимание на мельтешение точек перед глазами. На ум приходит неуместное сравнение: я медленно продвигаюсь по очень прочному стеклянному туннелю, снаружи смертельно опасный хаос. Там боль, ярость, отчаяние, усталость, опустошенность. Вижу важные события, помечаю воспоминания ярлычками, рассортировываю. Вот камера, вот мелькнуло лицо старшего дознавателя - это скорее пропустить, фильтр срочно! - вот пронзительной вспышкой внезапный арест.
   "Хорошо, дальше, милая, - уговариваю себя голосом Листрена. Напряжение растет. Моя рука у лица мужчины начинает мелко подрагивать, спину холодит от мокрой, пропитанной потом ткани, корсет сдавливает ребра, мешает дышать. Отмечаю это краем сознания, не позволяя себе утонуть в чужих эмоциях. В памяти пленника мелькнула богатое убранство просторного помещения, затемненные окна, предвосхищение важного события, ожидание, волнение и острое чувство опасности. "Вот, похоже, я на месте". Смотрю его глазами на многочисленные сокровища, драгоценные камни сверкают так, что больно становится, а там, чуть в стороне от сокровищ, на алой бархатной подушке лежит вожделенная вещь. Тянусь вместе с ним, глазам больно, руки дрожат, ноги подкашиваются от страха и ощущения опасности.
   Стон мужчины прервал мой транс. Я наморщила лоб, силой удерживаясь внутри потока его воспоминаний, запоминая все по максимуму. Еще немного. Все, меня выкинуло в реальность.
   Очнулась, чтобы унять бившую меня дрожь, обняла себя за плечи. Встретилась взглядом с распятым. Мутный взгляд его прояснился на мгновение, и в нем отразился ужас. Мужчина дернулся, цепи глухо брякнули о стену. Он принял меня за палача, дознавателя свой бред? Я невольно отступила на шаг. В дверной проем сунулся тюремщик, хмуро взглянул на пленника, демонстративно потер внушительный кулак. Несчастный сглотнул. Тюремщик оскалился в довольной жуткой ухмылке.
   Я устало потерла лицо. Хватит ли мне того, что я уже знаю? Присела на край лежанки, наплевав на платье. Увидела, как вытянулось от удивления лицо тюремщика. Невесело улыбнулась. Не приходилось ему видеть богатую девицу, сидящую в вонючей камере напротив распятого пленника. Так, вон из головы посторонние мысли! Быстренько делаю ревизию полученных сведений. Ясно, что кража произошла из сокровищницы - такое количество драгоценностей и золота может находиться лишь в одном месте. Морщу лоб, вспоминая, что лежало на алой подушке. Какое-то оружие, похоже. Ладно, Ризот не задавал такого вопроса, значит, знает, что похитили. Сообщники и заказчик - вот основное. Ну, что ж, продолжим?
   Пленник смотрел на меня с откровенным ужасом.
   - Тш-ш-ш, больно не будет, не бойтесь, - прошептала я и вновь прикоснулась к колючей щеке.
   Легко преодолела удивленное сопротивление, отчаяние, погрузилась глубже.
  
   Я поднималась по ступеням наверх, оставляя позади мрачные коридоры, боль и ужас. Шла медленно, восстанавливая силы, готовилась отчитаться перед Ризотом. Мое вмешательство помогло мало - над разумом пленника хорошо потрудился сильный маг, все важные лица надежно скрыты, тут уж даже пытки не помогут. Фигуры, прошедшие передо мной, выглядели смазанными и невнятными. Я смогла определить лишь слабый магический почерк по крохам следов. Этого ничтожно мало, чтобы определить мага и развеять заклятие. Даже похищенный предмет оставил мне лишь отголосок силы.
   Ризот выслушал меня внимательно. Лишь при упоминании о маге, замешанном в дело, плотнее сжал губы, перебивать не стал.
   - Хорошо, Корделия. Завтра Лоневи проводят тебя к порталу. В Академии твоя задача найти похищенный кинжал.
   Я удивленно застыла. Кинжал из сокровищницы Императора может быть в Академии Крайта?
   - Это не все. Присмотрись к выпускникам. Сможешь узнать поработавшего над заключенным мага?
   - Но в Академии множество магов и сильнейшие из них - преподаватели. "Уж я-то знаю".
   Ризот побарабанил холеными пальцами по столешнице. Я прикусила губу, совсем отвыкла от общения с ним, распустилась. Сейчас как получу за своеволие!
   - Младшие курсы меня не интересуют. Займись выпускниками и осторожно прощупай преподавателей. Хотя...
   Я содрогнулась. Что же это твориться, Ризот пропустил мимо ушей мои возражения и, кроме того, ответил! Ощутила дрожь и иррациональный страх. Что-то не хочется мне вникать в это дело. Да и потом, прощупать опытного мага? Заведомо провальное задание.
   - Корделия, обрати внимание на старший курс. Преподавателей не трогай. Поняла? Можешь идти.
   Я вышла в коридор и уперлась лбом в прохладную стенку. Тошно, страшно, тревожно, непонятно. И еще - как же я хочу забыть о том, что видела в подвале!
  

Глава пятая

   Вещи собраны и отосланы с посыльным, мысли упорядочены, прическа, одежда, украшения и даже легкий макияж - слушательница курса "Говорящих" на пороге светлого будущего. На губах играла легкая доброжелательная улыбка, а в душе плескались тревога, настороженность и...страх.
   Вторая неделя сентября. Прохладно, ветрено - я очень люблю такую погоду. Шаловливый ветерок треплет волосы, играет с юбкой. Дышится легко и свободно. Никак не могу надышаться.
   Фиррент в модном камзоле цвета спелой вишни, Агнесс в шикарном красном бархатном платье провожают "любимую дочурку" в Академию Крайта - всемирно известную, единственную и неповторимую Академию для магов.
   Территория Академии - это магически созданный, парящий невообразимо высоко в небе, остров. Свое название Академия имперских магов получила от имени создателя этого чуда. Ранее парящий остров мог свободно передвигаться по воздуху в любую точку Империи. Но, как только эксцентричного мага посетила мысль собственный дом превратить в Академию, остров навсегда оказался привязан к столице.
   Оказаться в учебном заведении можно лишь с помощью портала. Допускались к перемещению преподаватели, студиозусы и, в некоторых случаях, редкие посетители.
   На площадке собрались мои будущие сокурсники и их родственники. Группа получилась пестрой. Богато одетые люди интуитивно держались вместе. Рядом со мной спокойно ожидал высокий темноволосый молодой человек из дворян с открытым лицом, правильными чертами, выразительными карими глазами в обрамлении черных ресниц, слегка отстраненный и высокомерный на вид. Его я не встречала на светских раутах. Возможно, он приехал из провинции, а, может, я просто его не заметила среди прочих, с которыми меня скрепя зубами знакомила Агнесс. Молодого аристократа провожал чопорный слуга. Дальше мялся симпатичный парень лет шестнадцати в сопровождении слезливой дамы, одетой в невообразимое платье с тысячей розовых бантиков. Надо было видеть выражение лица Агнесс, когда она здоровалась с "модницей". В стороне с узелком в руках стояла невысокая скромно одетая девушка без сопровождения. Судя по цвету и фасону платья, она - воспитанница сиротского дома.
   Портал медленно, словно нехотя, наливался белым светом. Сопровождающие зашевелились. Я смотрела на портал со смешанными чувствами: с одной стороны - хотелось поскорее покинуть Лоневи, мне до икоты надоели сальные взгляды Фиррента и ненавидящие Агнесс, а с другой стороны - я очень не хотела возвращаться на парящий остров. Посторонние звуки привлекли мое внимание - сразу раздался быстрый топот, а после на площадку взлетел вихрастый мальчишка, его худая грудь часто вздымалась от быстрого бега, а на загорелом конопатом лице проглядывал испуг пополам с восторгом. Паренек притормозил как раз возле открывающейся арки, еще чуть-чуть и попал бы в нее. Из потока нестерпимо белого света на площадку шагнула фигура. Невысокий худощавый мужчина средних лет степенно поправил синюю мантию, окинул заволновавшуюся группу взглядом, солнечно улыбнулся:
   - Рад всех вас приветствовать, меня зовут г-н Лиен. Я - куратор группы "Говорящих". Провожающие, попрощайтесь и покиньте площадку.
   Тоненько всхлипнула дама в бантиках, заработав уничижающий взгляд Агнесс. Стоящий рядом с ней, пунцовый от стыда паренек, передернул плечами и даже шарахнулся в сторону от слезливых родительских объятий. Строгий молодой человек просто кивнул слуге на прощание и подошел к куратору одновременно с девушкой и вихрастым пареньком. "Родители" слаженно шагнули ко мне, чем вызвали желание первой прыгнуть в сияющий портал. Я с каменным лицом стерпела клевок-поцелуй в щечку от Агнесс и чинно раскланялась с Фиррентом. В один голос супруги пожелали мне удачи.
   - Ну что ж, пойдемте. Смелее, я иду последним, - г-н как-его-там сделал приглашающий жест.
   Первым нырнул в портал мой темноволосый сосед, потом стрелой метнулся вихрастый, следом шагнула я.
   Сердце колотилось как сумасшедшее. Нет, я нисколечко не боялась портала. Как ни готовила себя, как ни убеждала, но вид Академии вблизи вызывал лишь плохие воспоминания и желание бежать отсюда подальше.
   Прибыли остальные. Сокурсники невольно застыли, впечатленные открывающимся видом. Академия поражала своей величественностью и строгой красотой. Огромное здание с двумя угловыми башнями, мягко закругляющимися корпусами-крыльями для студиозусов и преподавателей, сверкало большими окнами на солнце, словно оправленное драгоценными камнями ожерелье. Многочисленные дорожки с желтым песком, яркие клумбы, кусты необычных форм и расцветок привлекали внимание, хотелось рассмотреть их поближе. Я совершенно не помнила этого парка, напротив мои воспоминания сочились страхом и унынием, где все представало в темных красках. Что ж, увижу другую сторону Академии, парадную.
   - Идемте, покажу вам территорию, расскажу, что и как. Напоминаю, зовут меня г-н Лиен.
   Куратор ознакомил нас с историей возникновения острова, с появлением на нем Академии и огромного парка, много говорил о знаменитых выпускниках-магах и исчерпывающе отвечал на многочисленные вопросы. Я шла немного в стороне и не могла оторвать взгляда от Северной Башни. Память услужливо подкинула наполненные напряжением и отчаянием картины прошлого. Когда я впервые осматривала внушительную башню изнутри. Две небольшие вытянутые комнаты на подвальном уровне, одна жилая с узкой кроватью, колченогим стулом и умывальником, другая - "лаборатория". Даже не понимая значения этого слова, я возненавидела его с первых минут занятий. С дрожью вспомнила сосредоточенное лицо г-на Ферта, когда он что-то быстро записывал, сжав в одну линию губы и нахмурив лоб. Ненавижу!
   - Девушка, вы можете потеряться, не отставайте.
   С трудом вернулась к действительности. Темноволосый парень поджидал меня у двери, а голоса остальные доносились из помещения - ребята осматривали огромный холл. Я разжала кулаки, расслабила плечи и постаралась вернуть себе безмятежный вид. Не думала, что будет так тяжело здесь находиться.
   - Ах, да, спасибо. Я отвлеклась.
   Парень скептически хмыкнул и вошел следом.
  

Глава шестая

   Г-н Лиен показал каждому новичку его комнату, посетовал на то, что нас подселяют к студиозусам, да еще и старшекурсникам, рекомендовал быть сдержанными и подстраиваться под других. Особо скептическим взглядом одарил он троих: меня, парня, которого провожал дворецкий, и конопатого мальчишку с неуемной энергией. Рыжик успел замучить его вопросами.
   Нам выдали две тоненькие книги, свитки и расписание. А потом у студиозусов начался перерыв, и услышать хорошо поставленный голос куратора не представлялось возможным. Ужас какой! И эти маги и магички - надежда Империи!? Бр-р, никогда не любила толпу, а толпу орущую, способную на магические пакости, вообще лучше обойти стороной. Похоже, одногруппники разделяли мои опасения, да и преподаватель попался понимающий - быстро выдал необходимые инструкции и позволил разбежаться по комнатам.
   Я с интересом рассматривала свое новое жилище. За время службы в Конторе чего только я не повидала: от крошечной грязной комнатенки с узким оконцем, до уютной богато обставленной комнаты в доме Лоневи. Итак, здесь мне предстояло прожить около полугода. В комнате стояли две кровати, широкий стол, пара стульев, большой шкаф и висела длинная полка с талмудами и сваленными как попало свитками. За неприметной дверкой обнаружилась умывальня. На одной кровати валялись предметы женского гардероба, расческа, зеркальце и сухой букетик цветов. На, предположительно, моей кровати живописной горкой возвышалось чистое постельное белье. Рядом скромно расположился объемный саквояж с моими вещами. Ничего так, жить можно!
   Соседку по комнате, судя по записке, что валялась на полу, зовут Сюзанна. Я положила бумажку на кровать и стала разбирать вещи, развешивать платья в шкафу - им надо отвисеться. Спиной почувствовала взгляд, неторопливо обернулась. В дверях стояла высокая светлокожая девушка с темно-рыжими, почти черными, волосами, одетая в серые штаны и плотную зеленую рубашку. Девушка неприязненно окинула меня взглядом. Я внутренне подобралась.
   - Будешь водить сюда парней, лишишься косы, блонди! - последовала первая фраза из уст незнакомки.
   - И тебе добрый день, рыжая, - спокойно ответила. Честно говоря, отвыкла от хамства, пока жила у Лоневи. Но появилась-то на свет я в рабочем квартале, и не таких видала.
   Соседка сжала кулаки, грозно сдвинула тонкие брови, и в комнате явно стало теплее.
   - Основная стихия огонь, - прикинула я вслух. В Конторе видела пару раз, как спорили маги, представление имею. Вопрос в том, как свести на нет зарождающийся конфликт. Несмотря на неласковый прием, девушка вызвала симпатию, да и жить мне с ней долгое время - надо налаживать связи.
   Магичка стушевалась, нехотя кивнула.
   - Так я и думала. Ты похожа на пламя - вспыхиваешь с малейшей искры.
   - Лестью меня не возьмешь, - буркнула соседка. - Я тебя предупредила!
   Лестью? Она такая наивная. Я просто констатировала факт. О, могу гордиться собой, такие мысли правильные, слова сложные! Улыбка сама собой появилась на лице.
   - Ты видишь меня в первый раз. Откуда такие выводы про парней?
   Девушка уселась на кровати среди разбросанных вещей и следила, как я готовила себе постель. Потом неожиданно дружелюбным тоном выдала:
   - Даже, если ты сама не падкая на парней, то они уж точно тебя не пропустят.
   Я хмыкнула.
   - Меня зовут Корделия.
   - Сюзанна.
   - Поживем - увидим, Сюзанна.
   - Я тебя предупредила, - опять проявились грозные нотки в голосе. Упрямства ей не занимать.
   - Мне пора, увидимся, - я улыбнулась девушке и покинула комнату. Возможно, мы станем подругами. Мне бы хотелось.
  
   В нашей столице есть уникальное круглое здание - анарда, над которым в перекрестье разноцветных лучей парит флаг Империи Рейхэм - на насыщенном синем фоне горизонтально расположенный серебряный клинок. Это приметное здание - важное стратегическое сооружение - переговорный пункт, связывающий воедино уголки Империи. В случае военного положения анарда так же становится важнейшим военным стратегическим объектом, обладающим мощным ментальным оружием - устоять против полной пятерки "Говорящих" невозможно.
   Императорским указом "Говорящие" приравнивались к магам, и даже дворяне направляли своих отпрысков на обучение, если на них указывал жребий - с этим в Империи было очень строго. Курс подготовки специалиста длился шесть месяцев и две недели, по окончании его проходил экзамен и, если везло, счастливый студиозус получал нательный отличительный знак "Говорящего" - изображение четвертинки солнца с лучиками, располагавшийся на виске.
   Получить заветный знак стремились многие - ведь это означало безбедное существование, известность и, в некотором роде, власть. В группу набиралось до семи претендентов, после обучения и экзамена оставались один-два человека, достойных влиться в ряды элитных имперских служащих.
   На свой счет я была спокойна, в мою задачу входило лишь обнаружение похищенного из императорской сокровищницы кинжала. "Говорящей" мне не бывать при всем желании - Ризот этого не допустит, ибо инструмент должен быть эффективным и тайным. Тошно думать о себе, как о предмете, да и от службы меня уже воротит, хочется обыденности и спокойствия. Надеюсь, за время пребывания в Академии я отдохну и пойму, что мне делать дальше.
   - Привет, ты со спецкурса?
   Что ж такое! Я все время витаю в облаках, который раз за день меня окликают посторонние люди.
   - Да. Привет. Я только сегодня здесь появилась, - мило улыбнулась светловолосому парню с родинкой на носу. Пятнышко его не портило, наоборот, придавало интересный и загадочный вид.
   - Я - Генрих, учусь на третьем курсе, маг воздуха. - Парень откинул с лица длинную выгоревшую челку. Бледно-зеленые глаза внимательно рассматривали меня с ног до головы.
   - Корделия, - представилась я.
   - Очень приятно. Тебя проводить?
   -Ах, спасибо! Я ведь могу заблудиться, здесь так много дверей! - изобразила я дурочку и поняла, что парень встретился мне не случайно. Остальные на занятиях, а этот молодой человек оказался свободен, правда, нервно оглядывался по сторонам. Я постаралась сохранить восторженное выражение лица. - Мне нужен малый зал для медитаций.
   - Ага, знаю-знаю, пойдем. - И спустя небольшую паузу. - А у тебя парень есть?
   - Э-э-э, нет.
   Мой провожатый заметно оживился, а я подняла глаза к потолку. И кто меня за язык тянул, я спокойно могла соврать.
   - Но я собираюсь здесь учиться, а не устраивать личную жизнь, - жестко припечатала я. Перед глазами встал Листрен со своими шокирующими уроками общения с противоположным полом.
   - Да-а? Одно другому не мешает. Таких девушек, как ты, Корделия, еще поискать надо. У тебя такие красивые глаза!
   "Ага, глаза, как же".
   И тут меня ждало потрясение. Я застыла столбом посреди лестницы, не в силах сдвинуться, а мой новый знакомый продолжал движение, пока не заметил моего отсутствия.
   - Корделия? Я что-то не то сказал?
   А я даже не слушала парня. Я смотрела вперед и дрожала. У подножия лестницы собирался идти наверх мужчина в темно-синей мантии преподавателя. Голос Генриха привлек его внимание. От удивленного взгляда серо-голубых глаз мне поплохело.
   Вохр! Ферт Йоселлинг, будь он проклят! Век бы его не видеть, своего мучителя! Как долго снилось в кошмарах его отстраненное сосредоточенное лицо и этот изучающий взгляд.
   - Корделия! Корделия! Что с тобой?
   Парень забежал вперед, закрыв собой долговязую фигуру, схватил меня за руку.
   - Все хорошо, Генрих. Просто я сегодня переволновалась, столько впечатлений, - рассеянно пробормотала я. "Как я могла забыть хотя бы на секунду, что в Академии могу встретить Ферта?!".
   - Помоги мне спуститься, - я умоляюще взглянула в глаза парня. Мне требовалось время взять себя в руки, успокоить бешеный ритм сердца. Чтобы максимально нейтрально встретить преподавателя.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | М.Рейки "Прозерпина в страсти" (Современный любовный роман) | | Р.Свижакова "Если нет выбора или Герцог требует сатисфакции" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | К.Татьяна "Его собственность" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"