Кузьмин Дмитрий Владимирович: другие произведения.

Даже кошки умеют любить

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Говорят, даже кошки умеют любить. Так любить, как люди никогда не смогут.

  - Ты не умеешь любить! - крикнула она сегодня утром. Потом схватила рюкзак на колесиках, куда уместились нехитрые пожитки. Поволокла сумку в лифт. Отвесила пощечину, когда Влад попытался отобрать поклажу. На глазах выступили злые слезы?
  Не умеешь любить. Влад покачал головой, поежился. В этом году осень пришла в Москву слишком рано, отбирая теплые сентябрьские денечки и оставляя взамен лишь промозглый ветер и моросящий дождь. "Почему не умею? Вполне умею. Как могу, так и люблю".
  Влад был в смятении. Шел не разбирая дороги. Ее подарок - кроссовки, хлюпали по лужам, где вода смешалась с пылью и глиной. Не умеешь любить.
  "Ну и ладно", - успокаивал себя Влад. "Подумаешь!", - говорил он под нос. Редкие прохожие смотрели на одинокого сгорбленного парня настороженными взглядами. "Не она первая, не она последняя" - внушал себе Влад. Как всегда, после расставания. "Свет клином не сошелся", - повторял он.
  Эта поговорка выручала его всегда, еще с первой щенячьей влюбленности. Тогда вертихвостка-студентка бросила его, поменяла на богатенького одногруппника. Прошло несколько лет. Влад оперился, заматерел. Стал нравится женщинам. И каждая выдерживала не больше полугода. Влад пожимал плечами. Переживал пару дней, страдал, недоумевал. Погружался в следующий роман. Но был уверен, что каждую из тех, кого он видел с утра в постели, любил.
  "Психанула. Сказала со злости, на эмоциях. Как я могу не любить? Не уметь любить? Я же с ней гулял, спал. Жил, в конце концов. Как я могу не уметь любить?" - подумал Влад и распахнул двери автомастерской, где работал уже пару лет.
  ***
  Беда не приходит одна. В этом Влад Сухарев убеждался постоянно. Если день начался с ухода любимой девушки, с разрыва в личной жизни, жди других серьезных проблем. Так и вышло.
  Влад с тоской посмотрел на то, что еще вчера было новеньким "Мерседесом". Куском железа иномарка ютилось в углу мастерской. Он узнал машину - еще бы, полдня возился с осью и отстраивал тормоза. Влад обругал в душе водителя, который изуродовал чудо немецкого автопрома. С трудом смятый открыл капот.
  Бритоголовый мужик в обтягивающей мышцы кожаной куртке хлопнул дверью каморки шефа, что разместилась в углу ангара-автомастерской, и подбежал к автомобилю. Махнул рукой, отгоняя Влада, словно муху. Открыл багажник и начал рыться в огромной спортивной сумке.
  - Ублюдки. Найду мразь, урою, - приговаривал водитель "мерса", но Влад продолжения не услышал. Над каморкой зажглась зеленая лампочка - шеф желал его видеть. Влад вытер руки о засаленную робу и побрел "на ковер". Бритоголовый проводил взглядом сутулую фигуру белобрысого механика и задумчиво улыбнулся - ну и лох же.
  - Сухарев! Ты хотя бы понимаешь, чего стоит нашей фирме твое разгильдяйство? - с порога начал шеф, мужик с огромным животом, мешающим руками дотянуться до коленей. Влад вздохнул - беда не приходит одна.
  - Игорь Денисович, я...
  - Заткнись! Ты совсем рехнулся? Руки от пьянки дрожат? Ты хоть понимаешь, что ты сделал, кретин? - заорал шеф. Лицо его раскраснелось, стало словно спелый помидор.
  - Да что я сделал-то? Я только на работу пришел! - возопил в душе Влад, а на деле же лишь немного повысил голос. С шефом иначе общаться не выходило. Бывший преподаватель вуза, он любил лекторский стиль беседы и обычно не слушал ответ.
  - Что сделал? Нихрена ты не сделал, Сухарев! Хорошо, что не на трассе все случилось, иначе кобздец, нас менты бы в бараний рог скрутили, - выдохнул шеф. Толстые пальцы-сардельки отбили невнятный ритм по столу. - "Мерс" видел?
  - Видел, - кивнул Влад, чувствуя, как скользкий страх шершавыми лапками, словно гусеница, пробегает по позвоночнику.
  - Что ты с ним вчера сделал? Какого хрена там было надо сделать?!
  - Я все нормально сделал. Игорь Денисович, там надо было отрегулировать суппорты, да колодки немного стерлись. Я все поменял, почистил, - промямлил Влад, стараясь не смотреть на бушующего шефа.
  - Ты - долбанный халтурщик, который разучился работать! Из-за тебя ко мне приперся какой-то урка, - на этих слов шеф выдохнул, опасливо покосился на дверь, и понизил тон. - И требует полной компенсации. Тормоза у него отказали на дороге, и впечатался этот "Мерин" прямо в столб. Хорошо хоть подушки сработали. А может, и плохо. В общем, Влад, мне надоело все это. Ты уволен. Отрабатывай неделю - и уходи. Хватит мне этих проблем. И с этим - иди разбирайся сам. Твои ошибки я исправлять не буду.
  Влад открыл рот, собираясь возразить, но тут же его закрыл. Сознание спутало черной пеленой. Игорь Денисович расстегнул верхнюю пуговицу свободного покроя рубашки, вытер вспотевший лоб платков и погрузился в бумаги, игнорируя подчиненного. Влад молчал - голове завертелся калейдоскоп. Девушка, разбитый автомобиль, фара которого стоила больше месячной зарплаты Влада. Бритоголовый урка, ждущий за дверью. Влад поежился - с ним же еще и разговаривать придется. А что он, Влад, может сказать этому урке? Да ничего. Влад посмотрел на побледневшую кожу шефа. Тот демонстративно делал вид, что механика не существует - перекладывал ненужные счета, расписывал ручку, делал пометки в ежедневнике. Влад вздохнул и вышел из каморки.
  - Ну вот и встретились, терпила. Так это ты тот лох? Ну чо, как решать будем? - ухмыляясь, спросил Влада бритоголовый. Браток, а иначе Влад его назвать не мог, стоял перед каморкой. Выше автомеханика на голову, урка затягивался сигаретой, распространяя вонючий дым. У Влада закружилась голова. Нет, ну не убьет же он его, в конце-то концов. Это же всего лишь машина. А сейчас - не девяностые. Люди все цивилизованно решают. Так ведь? У Влада затряслись колени.
  - Колодки мы вам сделаем, а остальное - по страховке, - начал было Влад, но осекся. Браток подлетел к нему и схватил за шею. Огромная ладонь, словно медвежья лапа, сжимала горло механику. От напускного веселья бандита не осталось и следа.
  - Слушай сюда, удод. Ты терпилой решил меня сделать? Хрен! - зарычал урка, подтаскивая голову Влада к своему лицу. Изо рта вместе со словами вылетали капли слюны. - Ты машину мою, считай, раздолбал. И тебе отвечать. Понял меня, урод?!
  Влад захрипел, схватился за руку братка. Куда там - ладони сжимали горло стальной хваткой. Не человек - бык. Голова круглая, словно мяч. Шея раскачена. Глаза узкие, заплывшие.
  Воздух заканчивался. Словно рыба, оставшаяся без воды, Влад хлопал губами, пытаясь втянуть в легкие немного воздуха. "Убьет. Убьет и не поморщится. Отмороженный", - подумал Влад. Бритоголовый ослабил захват, отпустил. Влад рухнул на колени. Схватился ладонями за шею, баюкая ссадину от перстня бритоголового. Пелена перед глазами из черной сменилась на розовую.
  - Срока тебе - сутки. Не найдешь "пол-лимона", считай, сам себе могилу вырыл. И смотри - не пытайся свалить. Я тебя найду где угодно. И тебя, и родных твоих. И вот этими руками придушу, - сказал, ухмыляясь, бритоголовой. Урка возвышался над упавшим на пол Владом, стоял, упиваясь силой и могуществом.
  - Да откуда у меня такие деньги?! Пусть страховка... - Влад попытался возмутиться, но договорить не успел. Ботинок бритоголового, новенький, модный, остроносый и начищенный, опустился Владу на лицо. Голова парня дернулась. Из глаз посыпались искры. Влад приложился затылком о бетонный пол.
  - Плевать откуда деньги. Машину продавай, квартиру, занимай. Деньги привезешь сюда, завтра, в тоже время. Иначе... - бритоголовый не стал заканчивать фразу, размахнулся, пнул Влада в грудь. Дыхание перехватило. Руки и ноги стали неподвижными, каменными. Боль и унижение, горячие, словно приправленные острым перцем, заполнили тело и душу. Владу захотелось спрятаться, исчезнуть. Не видеть урку. Человека, который, ухмыляясь, держал его жизнь в клещах.
  - Отдам. Только не бейте, - Влад сделал усилие и пошевелил губами. Голос звучал словно чужой, незнакомый. Голос дрожал, молил. Бритоголовый поморщился, брезгливо пнул Влада в живот. Развернулся и пошел прочь. Влад лежал, скрючившись от рези внутри. Боялся пошевелиться. Чувствовал, как по ногам течет его страх. Влад учуял мерзкий запах страха, вырвавшегося наружу из расслабленного сфинктера и понял - отдаст деньги, отдаст.
  ***
  - Как же ты умудрился на такие бабки попасть? Пятьсот тысяч - большие деньги, - неодобрительно покачал головой Игорь, бывший одноклассник Влада. Несколько лет назад он открыл чебуречную и сейчас чувствовал себя воротилой бизнеса, к которому на поклон пришел неудачливый товарищ.
  - Ну вот так вышло. Ну что, сможешь выручить? Я отдам, за год отдам, - пробормотал Влад.
  - Пять сотен "деревянными", - повторил Игорь, вгрызаясь в еду. Одноклассники сидели в кафе Игоря. Хозяин заведения с аппетитом уплетал хрустящий, брызжущий соком чебурек, политый соусом, Влад лишь вяло ковырял вилкой овощной салат. После избиения кусок в горло не лез.
  Историю с разбитым "Мерседесом" и внезапным долгом Влад рассказывал уже двенадцатый раз. И сейчас не понимал, что его гнетет больше - позорная сцена с бритоголовым или отношение тех людей, которых Влад считал друзьями.
  - Нет, Влад, и не проси. Человек должен сам отвечать за свои поступки. Да и нет у меня сейчас, если честно, таких денег. Откуда? Сам понимаешь, недавно только из кризиса вышли, - старательно отводя взгляд, говорил Игорь Денисович. Шеф, в запале крикнувший про неделю отработки, исправился. Выдал лишние сто баксов, пустил в душ смыть все грязь, боль и дерьмо и отправил вон.
  - Владик, ну какие пять сотен? Пять тысяч могу дать, на неделю. А пять сотен - ха-ха, да откуда у такие деньги? - сказал Димка, удачливый журналист, который часто привозил Владу старенький "Хундэй" на ремонт.
  - Пять сотен! Да они все охренели! Влад, шли ты этого урку лесом! Права не имеет! Владик, слушай меня - будут в суд обращаться, звони, подготовим исковое обратное, претензию напишем. Нет, ну и дела, - говорил Егор, хороший адвокат, которому Влад недорого сделал осевую на новенькой "Мицубиши".
  - Влад, хватит заниматься ерундой! Уже дошел до долгов. Надо, кредит в банке возьми! Пять сотен! Ну и запросы стали. Да я столько не занимаю, - крикнула трубка сотового голосом Пашки, хмурого знакомого на "Тойоте", который делал у Влада ТО бесплатно и с удовольствием пил водку за счет щедрого механика.
  - Извините, но мы не готовы дать вам такую сумму. Ваш максимальный кредит на сегодняшний день - сто тысяч рублей. Одобрение ссуды - в течение четырех дней, - ответили в банке, где Влад брал ипотеку.
  - Игорь, ну не к кому обратиться больше, ты уж извини. Я бы не стал к тебе идти с этим, знаю, как тяжело с бизнесом. Но просто аховая ситуация, - пробормотал Влад, не поднимая взгляд от тарелки.
  - Влад, ты извини меня, - Игорь положил в рот последний кусочек теста, пропитанного мясным соком. Медленно прожевал и с наслаждением проглотил. - Многие думают, что если бизнесмен, то денег куры не клюют. А ведь я сам копейками перебиваюсь - все в развитие. Вот сейчас еще один ресторан открываю - поэтому каждый рубль на счету.
  Влад молча кивнул, пожал протянутую руку и вышел из летнего кафе, не реагируя на доносящиеся следом "Друг, ты уж прости. Ты не расстраивайся, все образуется". Вокруг шумел Арбат. Сновали приезжие туристы, которых выдавали большие фотоаппараты на шее и восторженные взгляды. Попадались и местные жители - с презрительными улыбками наблюдавшие за "понаехавшими". Гвалта прибавляли и предприимчивые парнишки, которые продавали сувенирный хлам втридорога, одну розу по цене букета и прочий товар, который никому не нужен , но хорошо расходится на Арбате.
  Влад шел по бурлящей улице и смотрел вокруг. Депрессия черным туманом окутывала сознание, мешала сосредоточиться. Влада передернуло. Вспомнил, как острый нос ботинка врезался в "солнечное сплетение". Вновь почувствовал, как звенит голова, как расслабляется сфинктер. Лицо залила краска.
  - Не печалься так, юноша. Все было и все будет, - раздался рядом бархатный женский голос. Влад вздрогнул - в раздумьях он совсем не заметил, как дорогу перегородила желтолицая женщина. Или китаянка, или японка - кто их разберет?
  - Много крыс у тебя в душе, юноша. Не храни в себе зло, плохо кончится это для тебя, - продолжила азиатка. Одета невысокая женщина была в плотно запахнутый восточный халат, легкий, сшитый из красной и белой ткани. Вокруг азиатки, прямо на тротуаре, были расставлены коробки-витрины, в которых копошились котята. Влад склонился над одной из "клеток". Засмеялся. Один несмышленыш пытался непослушной лапой поймать короткий хвост другого. Влад вспомнил, как с родителями, еще совсем малой, ходил по проспекту и встретил такую же "коробочницу". Как умолял родителей взять с собой котенка. И как ему рассказали, что такое ответственность. Объяснили, что он еще не готов. Маленький Влад расстроился, надул губы и шел дальше. Молчал, осознавал, что такое ответственность.
  - Что призадумался, юноша? Права я оказалась? - улыбнулась азитка и достала из коробки небольшую, миниатюрную сиамскую кошечку. Поджарая, короткошерстная, еще молодая, вряд ли больше полугода. Влад осторожно протянул руку, погладил по бурой шерстке. Почесал животному затылок. Удивился - казалось, что тело кошки состоит из одних мышц, ни единой капли жира. Кошка уставилась на Влада. Перебивая шум толпы, заработал мурчащий мотор.
  - Судьбу не обманешь, - прошептала азиатка и протянула кошку. Словно загипнотизированный, Влад забрал животное. Он не мог оторвать взгляд от кошачьих глаз. Глядя в вертикальные зрачки, Влад словно падал в карий омут. Кошка выпустила когти, царапнула его за запястье. Влад вздрогнул, дернул рукой. Животное вцепилось в ладонь, на коже выступило несколько крупных капель темной крови. Оцепенение спало.
  - Не позволяй себе потеряться в ком-то. Любовь не значит отдать себя полностью, - улыбнулась женщина, глядя на взволнованное животное. Кошка почувствовала переживания Влада, напряглась в ответ. Шерсть у нее вздыбилась. Влад провел ладонью по шее кошечки, забирая волнение.
  - Я не могу ее взять, - ответил Влад, пытаясь отдать кошку. Животное недоуменно уставилась на парня.
  - Мало ли что ты не можешь. Бывает, что не можешь, а нужно. Это твоя судьба, и от нее уже никуда не денешься. Эми, - кивнула азиатка на кошку. - Знакомьтесь. Эми на японском означает - благословение. Не забывай про кошку, она принесет тебе жизнь. Когда в тебе есть любовь, остальное становится не важно. Храни ее.
  ***
  Дверь хлопнула, отрезая Влада от окружающего мира. Где-то там, в сумерках, шумела Москва. Там люди знают, зачем живут. Куда-то ходят, переживают, что-то делают. Верят во что-то, учатся, или сознательно не проверяют мир и себя на прочность. Но когда входная дверь захлопывалась, весь мир для Влада сосредотачивался в его небольшой "однушке". В доме на окраине Москвы.
  Влад нагнулся. Кошка, всю дорогу мирно проспавшая на руках, спрыгнула и пошла исследовать территорию. Обнюхала мебель - шкаф, диван и письменный стол. Забралась на пуф. Вытянула лапы, положила на них голову и уставилась на Влада. Парень покачал головой - что девушки, что кошки, все одно. Его бывшая - при слове "бывшая" в затылке кольнуло - тоже обожала после работы усесться на пуф и вытянуть ноги.
  Влад прошел на кухню. Около холодильника остановился - о еде для Эми он не подумал. Нашелся пакет молока, вчерашний. Несколько кусков колбасы. Соорудив кошке нехитрый ужин, Влад поставил тарелку и блюдце рядом с пуфом, а сам растянулся на диване с холодным чаем.
  Эми спрыгнула с пуфа, принюхалась, недоверчиво посмотрела на Влада. Крадучись, добралась до тарелки, с сомнением тронула колбасу коготком. Отдернула лапу.
  - И как такое можно есть? - захохотал Влад, глядя на растерянную морду кошки. - Но извини, дорогая, больше ничего нет. Придется тебе подождать до завтра.
  Эми мявкнула, прыгнула на диван, устроилась с краю, положила голову на скомканное одеяло. Влад погладил кошку, ощутил ладонью тепло. Закрыл глаза, радуясь, что давно отучился включать свет по приходу домой - в маленькой "однушке" парень все знал наизусть. Рядом мурчала Эми. Влад почувствовал, что не один, и неожиданно для себя уснул.
  "Ты не умеешь любить!". "Откуда в тебе ответственность?!". "Ты и отношения - да это невозможно!". "Ты только и знаешь, что со своими машинами копаться!".
  Влад открыл глаза. В квартире никого, если не считать сопящей Эми. "Приснилось", - подумал Влад, вытирая со лба холодный пот. Бросил взгляд на настольные часы - три часа. Ее подарок - Влад постоянно опаздывал на утренние встречи, и никак не реагировал на будильник в телефоне.
  - Ты не умеешь любить! - произнес Влад. Слова эхом разносились по квартире. Влад прислушался, повторил. Подумал - как странно. Неужели проблем других нет, кроме как вспоминать об очередной пассии? Сколько она продержалась на этом диване? Полгода? Чуть больше. Если считать время без скандалов и претензий, то полгода. Как и большинство.
  - Все умеют любить. Просто нужен тот, кого можно любить, - раздался в голове Влада мягкий, бархатный голос. Такой голос мог принадлежать молодой девушке. Влад подобрался, потер глаза. Нет, в комнате никого не было. Только карие зрачки Эми светились в темноте. "Разве у кошек могут быть карие глаза?", - подумал Влад. Эми встала, потянулась, вытягивая лапы с выпущенными коготками. Прошлась по дивану, прижалась к боку Влада. Он протянул руку, положил ладонь на кошку, почувствовал умиротворяющее тепло. "Сон", - подумал Влад, успокаиваясь.
  - Тогда почему люди уходят? Если любят? - спросил Влад, поглаживая короткую жесткую шерстку сиамской кошки.
  - Потому что они лишь думают, что любят. И не верят, что любят их. Но такого не может быть. Безответную любовь придумали люди, чтобы оправдать свою слабость, - промурлыкала Эми, потягиваясь, стараясь сильнее прижаться к Владу.
  - Не может быть безответной любви?
  - Конечно не может. Любовь - это два сердца. Если одно не любит, то второе тоже не может любить.
  - Ты вспоминаешь человека, знаешь его, хочешь, чтобы он был рядом. Что это такое, если не любовь?
  - Ты сам все сказал. Привычка, лишь привычка.
  - А что тогда любовь? Ответственность? Выходит, я не умею любить, - хмыкнул Влад. Перед закрытыми глазами красными пятнами проносились образы тех, кого Влад называл любимыми.
  Мягкая и кроткая Люба. Своенравная и острая на язык Ольга. Обворожительная и сексуальная Наташа. Сколько их было еще?
  - Ты умеешь любить. Просто не знаешь, как это делать правильно. Как и все люди. Как и все мы. Боишься, что не любишь. Боишься, что не умеешь. Любишь не душой, не сердцем, даже не разумом. Любишь интуитивно, боишься. Ты просто любишь, а не любишь человека. Чтобы любить, нужен еще один любящий.
  - Интуитивно? И как тогда понять, что ты любишь, если не так?
  - Ты никак не поймешь, что любовь - это в первую очередь верность.
  - Верность? Что, достаточно просто быть верным - и ты уже любишь? Со мной такое не проходило, - хмыкнул Влад. Он никогда не изменял - и этим гордился.
  - И был верен? Верность проявляется не только в постели. Секс - это лишь самая малая часть верности. Ты когда-нибудь был с человеком, не думая, что найдется кто-то лучше, мудрее или беззаботнее? Найдется кто-то лучше?
  Влад промолчал. Он вспоминал. Всех девушек, с которыми он проводил ночи и встречал рассветы. Каждая из них была чем-то хороша. Каждая была чем-то плоха. "Выбираешь меньшее из двух зол?", - спросила его мама, когда он первый раз собрался жениться? Тогда они сильно поругались, навзрыд, с криком, слезами.
  - Только на верности в мыслях может быть настоящая любовь. И если ты не верен кому-то - то ты его не любишь, как бы не пытался. Невозможно создать любовь, невозможно ее построить. Можно лишь просто видеть кого-то, понимать, что ты - его судьба. И быть верным. Любовь есть, важно лишь найти. Не мы выбираем любовь, а она сама. Мы можем лишь быть, - прошептала Эми, свернулась комочком и засопела.
  Светящиеся вертикальные зрачки исчезли. В комнате словно выключили легкий приглушенный свет. Влад поморгал - нет, все верно, темно. Кажется, он сходит с ума?
  Влад перевернулся на живот, осторожно, стараясь не потревожить кошку. Эми, не просыпаясь, вытянула лапу, царапнула ляжку Влада, мявкнула. Влад улыбнулся. Сон? Действительно, хмыкнул Влад, обычный сон. Приснится же такое.
  Какая верность? В постели - да, это я понимаю, изменять нельзя. А остальное - ну что за чушь?
  ***
  "Эми на японском означает - благословение", - вспомнил Влад слова азиатки, глядя на спящую кошечку, боком прильнувшую к нему. Если можно так сказать, то и сама кошка напоминала ту женщину. Что-то неуловимо восточное было в облике это сиамской Эми. Или разрез глаз, или гибкость, или внутреннее спокойствие. Влад улыбнулся и спрыгнул с дивана - мягко, стараясь не шуметь.
  Утро выдалось солнечное. От ярких лучей не спасали даже кремовые занавески, которые подарила одна из пассий. Влад несколько раз отжался, чувствуя, как просыпаются мышцы, натянул джинсы, свежую футболку.
  Ночной разговор вспоминался смутно. Влад еще раз взглянул на кошку - сбывшаяся детская мечта. И правда, зря он слушал других, нужно было давно завести животное в доме. Квартира стала светлее, жить хотелось. И даже проблема с долгом не казалась такой уж нерешаемой.
  И почему он вспомнил об Сашке только сейчас? Правда говорят, утро вечера мудрее. Сашка, бывший одноклассник, скромный парень, уже который год трудился в полиции. Влад нашел нужный номер, нажал кнопку вызова, сжав кулаки на удачу - лишь бы не сменил телефон. Несколько длинных гудков, показавшихся Владу вечностью.
  - Капитан Григорьев.
  - Сашка! Не разбудил? Это Влад Сухарев, мы с тобой...
  - О, какие люди! Владка, как ты? Вот ведь богема! У нас, рабочих людей, утро началось уже давно, а ты все "не разбудил", - засмеялся Сашка. Влад воспрянул духом - одноклассник совсем не изменился, голос звучал также добродушно и располагающе, как и в школьные годы.
  - Саш, у меня большие проблемы. По твоей линии, - сказал Влад, решив не тянуть.
  - Адрес знаешь? Петровка. Приезжай. Я весь день здесь, - голос Сашки стал серьезнее. Влад попрощался и повесил трубку. Вышел с кухни. Ласково посмотрел на Эми. Забрал ключи с тумбочки, захлопнул дверь. В очередной раз поругал себя - давно уже пора поменять замок на более надежный, а то этот можно открыть с полпинка. Хотя что у него брать?
  "Теперь есть что", - подумал Влад, спускаясь по лестнице.
  ***
  Руки дрожали. Отмычка никак не хотела попадать в паз, лишь царапала металл на врезном замке. Алехандро скрутило.
  - Что ты возишься?! - прошипел Топор. Бритоголовый, тратящий по три часа в день в спортзале, он занимал всю площадь небольшой лестничной клетки.
  - Хреново мне! - огрызнулся Алехандро, продолжая ковырять замок. Со спины он напоминал бродячего подростка - худой, словно жердь, сутулый, голова в проплешинах. Лицо опухшее, на скулах несколько шрамов.
  - Не надо было пить столько, - буркнул Топор и замер. В подъезде раздался стук двери. Послышались девичьи голоса. Цоканье каблуков по лестнице.
  - Нормально, снизу, - прислушиваясь, выдохнул Топор.
  Алехандро промолчал - отмычка наконец-то вошла в паз. Взломщик поддел пружины, провернул, надавил. Замок щелкнул, дверь с тихим скрипом отворилась. Мужчина вынул проволоку, бережно положил в нагрудной карман рваной джинсовой рубашки.
  - Вот хрена ли мы сюда пришли? Ни черта нет! - пробормотал взломщик, мягко ступая на дешевый линолеум. По привычке ничего не трогая и держась в стороне от стен, Алехандро прошел в комнату, осмотрелся. Во взломе есть одно правило - не оставлять следов.
  - Найдем. Наверняка какая заначка у урода есть, без навара не останешься. А нет - со своей доли отбашляю. Этот козел мне половину "ляма" задолжал. И на стрелу не пришел. Дождемся лоха, пугнем. На счетчик поставлю. Квартирку продаст, вот тебе и прибыль будет, - заржал Топор, топая вслед за взломщиком.
  - Когда он ее еще продаст... - Алехандро поморщился - деньги ему были нужны сейчас. Наркоман со стажем, он чувствовал приближение ломки, боялся ее.
  - Ну, вон котяру забери. Породистая, че. Баксов за двести на рынке толкнешь, - ответил Топор, брезгливо отталкивая валяющиеся на полу джинсы.
  - Котяра да, породистая... - протянул взломщик, глядя на сиамскую кошку. Животное сидело на подоконнике и вслушивалось в разговор непрошенных гостей. Алехандро потряс головой - ломка? Или уже все, глюки? Не может же кошка слушать людей? Или может? Старый взломщик поежился - кошка не отводила глаз, карие зрачки сверкали, завораживали.
  - Вот лох-то, а? Вместо бабы с котярой живет, - издалека до Алехандро донесся смех Топора.
  Кошка встала, потянулась. Спрыгнула с подоконника на ковер, мягко, не слышно. Алехандро задрожал, на лбу выступила капля пота, по спине пробежался страх, царапая шершавыми лапками позвонки. Показалось? Или кошка на самом деле стала больше?
  Лапы животного вытянулись, когти выросли. Посередине комнаты кошка остановилась. Сжалась в комок. Стала расти.
  Бежать. Бежать отсюда. К горлу Алехандро подступила тошнота. Исчезнуть. Никогда не появляться в этой квартире, стены которой в одно мгновение покрылись инеем. Взломщик дернулся, но не смог сдвинуться с места. Ноги отнялись, заледенели, превратились в две бесполезные деревяшки. В глазах замерцало, замелькали красные и серые точки, будто он долго смотрел на солнце.
  - Эй, какого хрена! - завопил Топор, стал шарить по куртке в поисках пистолета. Рука бритоголового дрожала, ладонь никак не попадала в карман.
  На полу, перед двумя изумленными бандитами, лежала обнаженная азиатка. Пол вокруг усеяла короткая, цвета мокрой пыли, шерсть.
  ***
  - И сегодня я должен был принести ему пять сотен, - закончил рассказ Влад сделал глоток свежезаваренного кофе, чувствуя, как голова проясняется, утренний туман исчезает и становится легче дышать. Утро выдалось солнечным.
  - Ну понятно. Деньги не нашел, на стрелу не пошел, испугался, - пробормотал Сашка, рассматривая одноклассника.
  - Зачем мне туда идти? Он бы меня там и грохнул! - пальцы Влада нервно теребили салфетку.
  - Пожалуй, не убил бы. Должок накинул, дал бы еще время. Ладно, ты посиди пока. Я отойду, позвоню. Вдвоем их искать бесполезно, надо ребят из Петровки подтягивать, - хмыкнул Сашка и встал из-за столика.
  Влад откинулся на спинку плетенного кресла, допил кофе. Экс-одноклассники расположились в одном из множества летних кафе на старом Арбате. Вокруг сновали стайки молоденьких студенток, восторженно рассматривающих все вокруг туристок. Ручейком огибали то и дело возникающие пробки офис-леди в коротких строгих юбках с разрезом до ягодицы и блузкой с откровенным декольте.
  Арбат бурлил молодыми, полными сил женщинами, и Влад неволей перенял эту энергичность в разговоре в Сашкой. Рассказывал о проблеме бурно жестикулируя, на ходу придумывая варианты решения вопросов. А сейчас, когда одноклассник отлучился, поймал себя на странной мысли.
  "Ведь ты совсем не смотришь на женщин?". И тут же поправил себя - на других женщин. Влад редко выбирался в летние кафе - много работы, девушка. Раньше он любил посидеть за завтраком в открытой харчевне, полюбоваться на красивые оголенные тела, снующие по старинной улице Москвы. Лениво подумать, как хорошо было бы провести вечер с той, или с той. Но не сейчас.
  Тот сон никак не выходил из головы. Влад переживал, беспокоился, думал о деньгах, но постоянно, на самом краю сознания, висела мысль об этой странной кошке с азиатскими чертами. "Любовь - это в первую очередь верность. Верность в мыслях, в желаниях, в морали, и уже потом в постели". Влад осмотрелся и грустно улыбнулся - как же много настоящего женского в этой кошке, и как мало этого в проходящих мимо пустышках в коротких юбках.
  Сердце замедлило ход. В лицо дохнуло холодом. Влад побледнел, схватился за грудь. К столику подошел Сашка, отправил встревоженного официанта за водой. Сердце сдавило, будто кто-то схватил его в кулак и сжал, не жалея сил. Сашка схватил его за плечи, закричал.
  "Инсульт? Добегался, энергичный?", - лениво, медленно подумал Влад. Зрение расфокусировалось, перед глазами заметались белые и красные мухи в серой, туманной дымке.
  - Влад! Братишка, вставай! Давай, ***, скорую сюда, быстро! - орал Сашка, отвешивая Владу пощечину. От удара стало легче, в голове прояснилось, туман спал. Влад поднял руку, показывая, что ему уже лучше. Сделал несколько медленных глубоких вздохов.
  - Все, отпустило... - прохрипел Влад, удивляясь, как тихо звучит его голос.
  - Черт, напугал! И часто с тобой такое? - отпуская официанта, сказал Сашка. Мужчина похлопал одноклассника по плечу и опустился в кресло напротив.
  - Первый раз. Саш, мне идти надо. Срочно. Давай созвонимся. Извини, нужно помочь, обязательно, - пролепетал Влад, поднимаясь. Пожал машинально протянутую Сашкой руку, развернулся и выбежал из кафе.
  - Эй! Влад! Я же договорился, тебя прикроют! Ты куда, черт?! - крикнул вслед другу полицейский, но Влад его не услышал. Он уже бежал по Арбату, не разбирая дороги, спотыкаясь о глубокие трещины в плитке. Влад понял, что во время приступа ошибся. Это не кулак сжал его сердце так, что защемило глаза. Это был острый коготок, который царапал, звал на помощь, сообщал, что его владелица в опасности. Влад бежал домой.
  ***
  - Хрень какая! - пробормотал Топор, вставая с дивана. Пистолет бритоголовый направил на азиатку. Сальные глаза бандита жадно осмотрели подтянутую фигуру, острую высокую грудь, впалый живот, который заканчивался треугольником коротких волос. Таких же каштановых, как и копна на голове азиатки. Девушка застонала.
  Алехандро вжался в спинку дивана, засучил ногами. Взломщику, в отличии от товарища, было плевать на внешний вид азиатки. У наркомана, как и всегда перед ломкой, обострились чувства. И сейчас он ощущал холодную ярость, опасность, что исходила от девушки.
  - Топор, сваливать надо! Топор, уходим отсюда! - проскулил Алехандро, но товарищ лишь покачал головой и подошел к распластанному на полу телу.
  - Какое сваливать... Эй, ты! Ты живая? - Топор нагнулся и потрогал голую спину азиатки дулом пистолета.
  Девушка вздрогнула, реагируя на холод металла. Подскочила, совсем как кошка, выгнула спину. Алехандро успел заметить, как вместо длинных ногтей на руках девушки появились когти. Она выбросила ладонь вперед, прошила джинсы мужчины и сделала глубокий разрез на бедре. Штаны пропитались кровью. Топор взвыл, дернулся. Когти вышли из ноги, забрав с собой кусочки мяса.
  Алехандро заскулил. Наркоман почувствовал приближение смерти. Словно кошка, девушка металась по комнате. Наносила удар в неповоротливое тело Топора, отскакивала, била еще раз. Стены, мебель, потолок - все было покрыто брызгами крови.
  Оттолкнувшись ногами от стены, азиатка ринулась в очередную атаку. Алехандро вскочил, попытался прыгнуть вон из комнаты. Девушка, не меняя направления, по ходу провела ладонью по щеке наркомана. Алехандро взвыл - когти оставили глубокие, кровоточащие борозды.
  Топор крутился, стоя в центре комнаты, пытаясь найти азиатку. Один из ударов лишил его правого глаза. Яблоко вышло наружу и держалось лишь за счет тонкого сосуда. Другой удар рассек бритоголовому рот, рисуя улыбку до уха. Зарычав, Топор рукой вытер кровь с глаз. Азиатка неслась на него, занеся руку для удара. Бандит вскинул пистолет, нажал на спусковой крючок. В комнате бухнуло. Алехандро взвыл. Наркоман упал на спину, схватился за уши. Сжался, ожидая следующего выстрела. Но в комнате было тихо.
  Алехандро прислушался к звону, что постепенно стихал. Осторожно повернулся, поскуливая. Раны на щеках, приправленные его солеными слезами, нещадно горели.
  В центре комнаты лежали два трупа. Пуля Топора угодила азиатке под правую грудь, порвала легкое и добралась до сердца. Женщина-кошка лежала, не дыша, на бритоголовом. Уже умирая, она воткнула когти бандиту в шею. Из ран лилась кровь, пропитывая линолеум вокруг.
  "У кошки девять жизней", - пришло в голову Алехандро. Грудь наркомана перетянуло жгутом, мысли смешались, затанцевали в головокружительном вихре.
  - Полиция! Открывайте! - раздались из-за двери крики. Что-то тяжелое бухнуло, замок затрещал.
  Алехандро не слышал. Он лежал, пуская слюни, и повторял - "У кошки девять жизней". "У кошки девять жизней".
  ***
  Как в полусне, Влад смотрел на стены квартиры. Словно безумный художник нанес на них диковинный узор, используя вместо красок кровь.
  Прибежавший вслед за ним Сашка общался с полицейскими, которых вызвали соседи, обеспокоенными криками из квартиры. Влад отказывался говорить. Достал из тумбочки паспорт, отдал Сашке, а сам присел рядом с застреленной девушкой.
  "Не бывает безответной любви".
  Эми. Влад сразу узнал в девушке кошку. Черты лица, гибкое тело, разрез глаз. Идеал грации и красоты.
  "Любовь - это и есть верность"
  Влад вспоминал ночной разговор. Диалог с Эми стремительной чередой прокручивались в голове.
  - Влад. Нужно поговорить. Приехал следователь. Объяснишь им все про долги, скажешь, что они ждали тебя, - сзади неслышно подошел Сашка, положил тяжелую руку на плечо.
  - Храни ее. Эми - на японском значит "благословение", - произнес Влад и склонился на погибшей девушкой. На закрытые глаза Эми упала крупная соленая капля.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"