Кузьмин Константин Валерьевич: другие произведения.

Без всего

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ про то, как иногда складывается жизнь, как она гнёт, пробуя тебя на прочность, ломает все твои положительные устои. Что будет дальше?

  Три, два, раз
  Ты закричал, открыл глаза,
  Вверх ногами в чьих то руках вися
  Увидел мир ты этот в первый раз
  
  Ага, мама, папа, детский сад
  Сломанные игрушки, злые воспиталки
  И понять все вокруг не хотят
  Куда свернула жизнь твоя - считалка
  
  Первый фингал, ну конечно от друга,
  Что бы больше ты не трогал,
  Его любимый самосвал,
  Ну и конечно потом, первая подруга.
  
  В школе, была
  Встречи, гулянья, детские забавы
  Но в пятом классе от тебя ушла
  Быстро так, потому что поняла
  Что быть с тобой, всё равно что есть
  Отраву
  
  Горем упивался ты
  Хоть и рано это в лет тринадцать
  И положил на будущий гроб свой цветы
  И увидел однажды утром, что ты
  Стоишь прямо впереди тех,
  Самых незаметных, но постоянно любимых,
  Тех, кто никогда не сможет эти самые цветы
  С горем положить на каменные, холоднеющие плиты...
  
  А ты писал свои стихи, писал свои песни
  И вы были вместе.
  Ты любил её жизнь, смотрел как
  Вы дурачились в детстве.
  И как белый снег, падал вниз,
  И закусив губы, встать она решила
  На почерневший от долгих лет карниз...
  
  И что? Что дало вам время,
  Когда вы вместе отказывались от всех
  И наплевав на жизненное бремя,
  Улетали в места тех, кто не видел причин
  Назвать жизнью то, что даёт нам имя...
  
  Кто там говорил,
  Что вы будете долго жить?
  Он сам то наверное, не верил
  И порвав уже тонкую, серебряную нить,
  На своей шкуре тяжесть мира проверил.
  
  А ведь он тоже, как и ты,
  Смотрел на гаснувшее небо и любил,
  Дарить девушке её любимые цветы
  Но только всё это на время,
  Ибо он как и я, свою любовь убил.
  
  Ты вспоминаешь, кто это первый начал
  Кто принёс в кармане это в дом
  Её лицо не выражало ничего,
  Что может что-то значить,
  И в твоей башке была одна мысль о том,
  Как не ослепнуть в свете,
  И как принести ещё, потом.
  
  И никогда более, вы не будете счастливы как тогда,
  В то время, когда лет десять вам минуло,
  Когда и не подозревали вы даже, что такое,
  Наркота.
  
  Я хочу написать историю, которую слышал давно, но до сих пор помню. Я изменю имена и названия.
  
  Самое тяжёлое наступает тогда, когда уходит жизнь, но нет смерти. Лучше вешаться.
  
  Денис дожил до 19 лет, но так и не понял, зачем он живёт. У него не было особых целей и стремлений. Он не пытался делать то, что другие называют "найти своё место в мире". Он совсем не помогал родителям, еле-еле учился в школе и не собирался улучшить положение. Родителей это задевало, но Дениса - никак. В редкие минуты размышлений он думал, что окончит школу и пойдёт на работу, куда-нибудь на фирму. А потом у него будет водиться куча денег и жизнь станет ещё веселее. Денис любил думать, как он разъезжает на какой-нибудь крутой иномарке и как завидуют ему его друзья. Однажды, он рассказал про это родителям, и те спросили, каким образом он хочет разбогатеть. Тогда Денис рассказал про фирму и папа рассмеялся и сказал, что его сын совсем отупел, что не зная толком таблицу умножения, он хочет работать в фирме. Неважно в какой, главное работать. Тогда Денис рассердился, наорал на отца и ушёл, хлопнув дверью и разбив зеркало.
  Пить он начал, когда первый раз его жестоко избили. Это было, когда он учился в шестом классе. Тогда он шёл домой после школы. И как-то ненароком захотел купить мороженного. Подошёл к лотку и вытащил деньги, но использовать их так и не смог: из-за угла вышли четверо старшаков (как он их тогда называл) и увидели, как Денис достаёт деньги. Разговор короткий: давай деньги, не дам, в глаз получишь, попробуй. Ну и получил. А потом ещё на земле получил по почкам, голове и другим частям тела. Двенадцатилетнего паренька избивали средь белого дня, прямо у лотка с мороженным. Продавщица что-то кричала насчёт милиции и зверства, но её не слушали. Отобрали деньги и портфель. Хотя в нём ничего ценного не нашли и выбросили тут же. Весь побитый, с двумя синяками под двумя глазами, Денис подобрал разбросанные вещи и побрёл. Только не домой, а к своему другу Ваське. У Васьки постоянно не было дома родителей и со спокойной душой можно было умыться и почиститься. А также под сочувствующие вздохи друга попросить денег.
  Денису было обидно, что его избили. Чертовски обидно. Ведь он слыл самым сильным парнем среди шестых и седьмых классов. Да и к тому же никогда не плакал. Никогда. Исключением стала смерть родителей, но об этом позже.
  Избитому шестикласснику никто не дал водки. Одна продавщица даже хотела схватить его за руку, что бы потом отдать родителям, но Денис убежал. Он попросил какого-то дядьку, но тот тоже не согласился, назвав его вонючим сопляком. Я посмотрю на твоё лицо, когда тебя также изобьют. - подумал тогда с обидой Денис.
  Водку ему все же купили. Местный бомж. Добрый был дядька. Да теперь пропал куда-то. Так вот с этим бомжем и выпил всю бутылку водки Денис. Она была горькой, противной, и чуть ли не лезла обратно, но мальчик пил и пил. Просто думал, что так будет лучше. Папка его тоже пил водку и когда напивался, то становился весёлым. Вот и Денис тоже хотел повеселеть. Только чего-то не получалось: язык заплетался и начала кружиться голова. И злость на обидчиков становилась всё больше и больше. Совсем уж пьяный мальчик начал ругаться и искать этих подростков. Как-то в голому ему пришло, что голыми руками он их не одолеет и поэтому надо взять дома нож. В общем, Денис дошёл до дома, позвонил в квартиру и... упал на порог, так как не мог больше держаться на ногах. Мама его вначале подумала, что с сыном что-то случилось, но когда увидела его лицо, почувствовала запах алкоголя, всё поняла. Схватив Дениса за шкирку, повела в ванную. Там, прямо с одеждой, окунула его в ледяную воду. Денис что-то кричал, упирался, но мать продолжала безжалостно окунать его голову в воду. Потом мама потащила его в спальную, стянула сырую одежду и стала бить Дениса по щекам.
  - Мама, хватит! Мама!! - кричал он, но мама ещё сильнее била его. Потом отшвырнула мальчика на кровать, села на пол и закрыв лицо руками, начала плакать.
  Всё ещё пьяный Денис лежал на кровати и его мутный взор скользил по содрогающимися плечами матери. Он приподнялся, что бы получше рассмотреть это зрелище, но тут же упал обратно. На минуту сознание его выключилось и когда включилось вновь, то Денис уже немного понимал, что происходит вокруг. А ещё больше протрезветь его заставили всхлипы матери.
  - Мамуля, ты что? Ты плачешь? Мамочка! Ну не надо, Мама! - Денис потянулся на кровати и обнял маму за шею.
  В тот день был долгий разговор. Мальчик отрезвел и окончательно понял что натворил. Что напился и заставил маму плакать. Маму, которую любил больше всего на свете. Маму, которая даже не утерев своих слёз, принялась молча собирать одежду сына и учебники, выпавшие из его ранца. Тогда Денис решился и всё рассказал. Он просил прощения, но мама сказала, что она на него не в обиде, что она не может держать обиду на то, что рано или поздно должно произойти. В тот день, Денис поклялся никогда не брать и капли спиртного в рот. Но детские клятвы быстро забываются...
  И уже через пару месяцев Денис снова напился. На день рождении у друга. Только в этот раз он пил пиво и коктейли и... не был замечен родителями. Просто остался ночевать, а утром пришёл как ни в чём не бывало.
  Так проходили годы. Шестой, седьмой, восьмой, девятый классы сменялись один за другим и порой было непонятно, как дальше можно учиться. Денис ненавидел учиться. Все эти контрольные, зачёты, двойки за поведение, всё это нервировало подростка. А особенно его нервировала учительница по географии, которая постоянно жаловалась его родителям, что он приходит пьяным на уроки. И всегда водила Дениса к директору. А директор был злой мужик и всегда назначал ему отработку на участке. Денис тихо матерился и выходил копать грядки. А тот, кто смеялся при виде местного буяна, сажающего цветы у школьного крыльца, рисковал быть избитым.
  У Дениса было много друзей. Во дворе, в школе, в лагерях, куда он ездил, везде к нему тянулись пацаны. Он был как лидером, смелым человеком, который запросто может обматерить любого встречного, а если необходимо, то и надавать ему по морде. Да и с другой стороны было плохо иметь такого врага, как Денис. Уже после девятого класса Денис собирался с друзьями и ходил по улицам, избивал и грабил того, кто ему не нравился. Но перед этим обязательно напивался или курил травку, которую в его городе было легко достать. Он собирал человек семь, ходил по городу, находил какого-нибудь неприметного пацанчика (или мужика), желательно одетого побогаче, подходил, и после недолгого, ничего не значащего разговора начинал бить в лицо, потом валил на землю и бил ногами, тоже в лицо. Обшаривал карманы и убегал. И снова напивался.
  Однажды ему попался какой-то каратист. Он был маленький, но после нескольких быстрых движений сбил Дениса с ног. Он заорал матом и начал подниматься, но каратист пнул его по лицу. Тогда пьяные друзья Дениса окружили мужика и стукнули ему бутылкой по голове. Каратист упал, схватившись за голову. Из-под его пальцев покапала кровь. Пацаны отпрянули и хотели было убежать, если бы не крик:
  - Куда смывайтесь блять? Сконили? - прохрипел Денис, вставая с земли. У него на лице тоже была кровь.
  Пацаны стояли, переминаясь с ноги на ногу. Некоторые боялись, а другие были слишком пьяны, что бы бояться. Денис подошёл с стонущему на земле каратисту и принялся яростно бить его ногами. Каратист пытался сопротивляться, но потом затих. Пацаны, которые смотрели на это избиение, не выдержали. Они попытались оттащить Дениса, но это было так же бесполезно, как завалить быка. Тогда кто то сказал:
  - Ну нафиг, я проблем не хочу, сматываем! - и уже через десять секунд на улице был один Денис, добивающий лежащего человека.
  Наконец, пришёл разум. Разум, который защищает человека от крайностей и иногда с трудом пробивается сквозь одурманенное пьянством сознание. И Денис понял, что избивает уже недвижимого человека. А это может означать что он либо умер, либо лежит без сознания. Какие-то два мужика бежали к этому месту. И Денис тоже побежал. Быстро, как могли только позволить его ноги. Улица, двор, подъезд, второй выход, снова улица, забор, аллея... и родной двор, где сидят его перепуганные друзья. Денис испугался. Он боялся, что тот каратист умер и теперь всю жизнь придётся проживать на зоне. Сидя на скамейке и тяжело дыша, Денис сказал друзьям, что если те что-нибудь, хоть кому-нибудь расскажут, он убьёт их. И говорил похоже, серьёзно.
  Через неделю Денис начисто забыл об этом случае и теперь завязал с постоянными ограблениями. К нему пришла некоторая осторожность. Теперь он просто сидел во дворе, курил и пил пиво, иногда играл с местными мужиками в карты. Взбудораженная драками и пьянством жизнь пошла на убыль. Денис стал ездить с родителями в огород, хотя раньше делал это раз в полгода. Ему нравилось просыпаться не в пыльном городе, а на свежем воздухе, под кукареканье петухов. А купание в местной речке было просто блаженством. Да и местные пацаны были не из дураков: умели веселиться, пить водку, иногда даже звали с собой на рыбалку или на охоту. У одного пацанчика папа был военным и давал ружьё что бы "пошугать зверьё" - как он говорил. И с этим ружьём свора деревенских пацанов с Денисом бежали в лес, охотиться. Правда ничего толкового у них не выходило, а оканчивалась охота как правило распитием водки.
  Здесь, в деревне, Денис впервые пошёл с друзьями на дискотеку. Конечно, он и раньше ходил в школе на дискотеки, но то были танцы под надзором учителей и строго оканчивались в 10 или 11 часов. А здесь было иначе: никто никого не знал, никто ни за кем не следил и можно было приходить с друзьями, водкой и отрываться на полную катушку. Вот Денис и оторвался: вначале напился с деревенскими пацанами, потом с ними же пошёл в деревенский клуб, где была дискотека, потом шатаясь, танцевал с какой-то незнакомой девчонкой (которая тоже была далеко от трезвого состояния). Танец прервал крик одного из его друзей, который запыхавшись, вбежал в клуб:
  - Пацаны! Там верхнеяземские наших бьют! - закричал он и вся свора друзей Дениса высыпала наружу, вместе с последним, который с трудом вышел.
  Верхнеяземские - это те же подростки, которые жили в соседней деревне и очень не любили друзей Дениса и примерно раз в неделю наведывались кого-нибудь побить или что-нибудь отобрать.
  Небольшая полянка перед клубом превратилась в место массовой драки. Верхнеяземские, уже били кого-то на земле, как вдруг набежали пацаны с Денисом и началась настоящая битва, примерно двадцать-на-двадцать. Денис отрывками понимал всё происходящее. Он видел, как кого-то держал за шиворот и бил в лицо, потом видел, как этот кто-то вырывается и убегает от него. Денис попытался побежать за ним, но ему пнули ногой в бок. Если бы он был трезвый, то наверное выдержал бы удар, но водка взяла своё - Денис упал. И тут же получил три-четыре удара ногами. Он не считал, и ему не было больно, как и всегда, когда дрался пьяным. Денис попытался встать и ему это удалось, следующие мгновения он с трудом потом помнил, хотя другие рассказывали, что он отшвырнул от себя двоих, кинулся на третьего и получил железной цепью от четвертого.
  Денис пощупал голову, поднёс пальцы к глазам и увидел, что они в крови. Стало немного больно. Немного протрезвев, Денис увидел лица своих товарищей, которые сгрудились около него и восхищённо смотрели, как тот поднимается. Кто-то сказал ему, что он дрался как бык, пока его не отключили. Верхнеяземские убежали, оставив на поляне разбитые бутылки, цепи, палки. Победа была за друзьями Дениса, а главное, за ним самим. И это надо было отметить.
  Совершенно не замечая спёкшуюся кровь на голове, Денис снова пошёл на дискотеку и снова выпил. Его переполняло чувство гордости и понимания того, что его авторитет в деревне сильно вырос. Теперь он будет желанным гостем и на рыбалке, и на охоте и на... Мысли Дениса путались, он никак не мог привести их в порядок, да и к тому же мешала громкая музыка и девчонка, которую он обнимал в танце. Хотя нет, девчонка не мешала, скорее наоборот, помогала Денису стоять на ногах. Выпив с ним, она смеялась и что-то говорила Денису, который из десяти слов понимал только одно, да и то с трудом.
  Клуб закрылся и шумная компания повалила на речку, где продолжились гуляния, пьянка. Кто-то, лез купаться, кто-то пел под гитару, кого-то рвало в кустах, а Денис, приютившись с девчонкой недалеко от веселья, смотрел на звёзды. Когда он был маленький, папа рассказывал, что его дедушка был бывалым моряком, и во время второй мировой войны совершил немало подвигов, и его наградили медалями. Но война кончилась, и дедушке не было на что жить (быть рядовым моряком - не значит жить богато ) и поэтому он стал рыбаком. На небольшом катере, который с трудом тогда купил, дедушка выходил в море и рыбачил сутки-другие. В один прекрасный день дедушка не вернулся с рыбалки. Его стали искать, вначале небольшие суда, потом поисковые самолёты. И нашли, катер, и дедушку, который без дыхания лежал на спине. Уже потом установили, что у дедушки Дениса был инфаркт и почти всё его тело парализовало, кроме головы и ещё сутки, он был жив...
  Обнимая одной рукой девчонку, Денис смотрел на звёзды и думал, что наверное, почти полвека назад, его дед, не в силах пошевелиться, посреди моря, один, так же смотрел на мерцания в бесконечности множества звёзд, и плакал... Плакал и постепенно переставал чувствовать мерного покачивания катера на волнах, переставал надеяться, смотреть, как мир меркнет в глазах, а только уплывал сознанием куда-то в бесконечность... но так этого не хотел! Даже ни разу не увидев деда (кроме как на фотографиях), Денис полюбил его.
  Случайные воспоминания о деде прервала девчонка. Она наклонила голову и поцеловала Дениса, тот ответил ей тем же и вскоре, весь мир расплылся в пьяном сознании обоих...
  На следующее утро Денису было плохо как никогда. Его рвало до тех пор, пока желудок не оказался пустым да и после этого старался вывернуться наизнанку. От одного только вида еды его тошнило, а когда подросток вышел из дому подышать и увидел как мужик выходит из магазина с бутылкой водки, его ещё сильнее вырвало. Денису никогда не было так плохо. Весь день всё плыло перед глазами, а спасал только огуречный рассол, которого было вдоволь.
  Шли годы и жизнь беспечно относилась к Денису. Он с трудом окончил школу, но его это особенно не волновало. Денис даже и не собирался думать, куда он поступит, на кого будет учиться. Настало выпускное лето, а это сплошное веселье, сплошные пьянки, похождения на дискотеки, в клубы. Денис уже почти каждый день ходил пить с шумной компанией своих друзей. Ему ничего больше не было нужно. Жизнь превратилась в сплошные вечеринки, пьяные драки и разборки с теми, кто не нравился Денису. Он был сильным, его все уважали и боялись. Иногда, Денис воровал в магазинах. Особо он в этом не нуждался, но это было как испытание собственной силы и смелости. Испытания проходились успешно.
  Особенным событием в жизни Дениса стало его восемнадцатилетние. Он устраивал у себя дома грандиозную пьянку. Пригласил 50 человек, за неделю начал покупать продукты и спиртное. Когда родители узнали, сколько человек будет на дне рождении их сына, они запротестовали. Денис говорил маме с папой, что бы они уехали в огород, но они говорили, что 50 человек просто разгромят квартиру и они останутся что бы следить за порядком. Тогда Денис начал кричать на родителей и обвинять их в том, что они ничего не дают ему делать, ничего не разрешают. В итоге получилась большая ссора и все разошлись по комнатам.
  Настал день рождения Дениса. Он проснулся утром и увидел, что его родители куда-то собираются.
  - Вы куда? - спросил он.
  - В огород - холодно ответил отец. Они всё ещё были в ссоре.
  - А, ну ладно. - Денис встал с постели. Родители уже выходили за дверь.
  - С днём рождения сын - также холодно сказала мама, но здесь холода было гораздо меньше.
  Дверь закрылась и родители уехали в огород. Денис быстро оделся, умылся, наспех поел и начал заниматься подготовкой к вечеринке: покупал еду, убирался дома, два раза ходил за спиртным, вместе с другом. И когда настали долгожданные пять часов, когда кончились все хлопоты с едой и уборкой, когда к Денису пришла куча народу, начался его день рождения. Во всю грохотала музыка, по квартире ходили с бутылками пива, а в самой куче стоял уже полупьяный Денис с бутылкой водки в одной руке и куском торта в другой.
  - Давай залпом! Залпом ебашь!! Дава-ай!! - орали вокруг.
  Именинник немного помялся, посопротивлялся, и опрокинул бутылку. Вокруг ещё больше заорали, а когда Денис допивал остатки водки, крики заглушили музыку.
  - А-а-а!! Он это сделал!!! С днём варенья!!! - на окосевшего Дениса навалились сразу четыре пацана.
  Вот это день рождения. Только в 4 часа ночи (утра?) человек 20 вывалилось из квартиры именинника, все кричали, пели и никак не могли выйти из подъезда - ноги не давали. А другая половина спала у Дениса, причём он валялся где-то в коридоре, не в силах встать, чего уже говорить о том, что бы провожать кого-то. В 11 часов следующего дня Денис смог встать с пола и перебраться на кровать. В 15 часов, последний гость ушёл из квартиры. В 17 часов Денис наконец-то встал и смог выпить пару таблеток от головы и через полчаса начал убираться. Вся прошлая ночь смешалась в его голове в один комок, распутать который было крайне сложно, но несложно было вспомнить, что было весело. Очень весело. Денис убирался в квартире и ждал, когда приедут родители. Они вот-вот должны были появиться. Голова немного болела, но можно было стерпеть - бывало и похуже. Денис лёг на диван и включил телевизор. Там шёл фильм. На синем экране солдат с автоматом в руках сидит в окопе и чего-то ждёт. Потом с криком "ура!" высовывается и бежит по полю к танкам, а за ним, тоже с криками, бегут люди. Солдат стреляет в кого-то, но недолго, несколько пуль пробивают ему грудь и он падает. В этот момент Денис закрыл глаза и заснул.
  Очень странное ощущение наступает тогда, когда твой сон прерывают. Денис во сне сидел в лодке деда, который без движения, лежал животом на днище. Денис смотрел на него, хотел позвать, затронуть, но не осмелился трогать покойника. Лодка мерно покачивалась на волнах и куда ни глянь - везде было море, освещаемое закатом. И вдруг, что-то зазвенело. Непонятный звук, Денис подумал что это параход, но параход не мог так звенеть, хотя было очень похоже... Звон продолжался и лодка, море, лежащий дед, всё слилось в туман и мутному взору Дениса стал виден невыключенный телевизор. Ещё немного времени, и подросток понял, что в дверь звонят. Он вскочил с дивана, выключил телевизор и посмотрел на часы. Времени было 10 часов вечера, родители давно должны были приехать с огорода.
  "А вот и они" - подумал Денис, подходя к двери и поворачивая ключ в замке. "Надо бы мне помириться с ними, а то..." мысли подростка резко прервались. На пороге стоял милиционер. Денис был полностью уверен, что это приехали родители и увидев такого гостя, он несколько секунд стоял в оцепенении.
  - Это квартира Зубровых? - спросил человек в форме, внимательно смотря на Дениса.
  - Да. - ответил тот.
  - Лейтенант Кобышев - милиционер раскрыл удостоверение и протянул перед собой - проедемте со мной.
  Денис думал всего секунд пять, но за это время в его голове пронёсся целый состав догадок и предположений. "Зачем приехал этот чёртов мент?" - подумал он "Что то случилось? Да, наверное у меня на дне рождении кто-то перепил и натворил лишнего, а может и нет? Чёрт его знает..."
  - Ладно - ответил Денис и принялся одевать кроссовки. Он не стал спрашивать зачем его хотят куда-то везти, он сказал "ладно" и это первое, что пришло ему на ум.
  Милицейский "уазик" стоял прямо напротив подъезда. И как всегда рядом стояла кучка старушек, уже успевших насочинять всякого про Дениса. И правильно, со своим днём рождения подросток не давал спать всему дому, да и окружавшим его дворам.
  - Садись - сказал милиционер, открыв заднюю дверцу машины.
  Денис сел, "уазик" тронулся с места. Водитель о чём-то разговаривал с милиционером, но эти звуки заглушались шумом мотора и радиопереговорами. Подросток теперь по настоящему испугался и понял, что зря созвал столько народу вчера. Теперь точно кто-то натворил и отвечать за это ему, Денису. А самое страшное было в том, что родители узнают и вообще перестанут называть его своим сыном. Лучше бы они остались дома.
  - А что случилось? - наконец осмелился спросить подросток.
  - Сейчас уже доедем - ответили спереди - да ты не бойся, нормально всё будет.
  И правда, уже через минут пятнадцать машина свернула в какой-то дворик перед серым, двухэтажным зданием. Ни вывески, ни других милицейских "уазиков" Денис не увидел и это показалось ему странным. Из здания вышел человек в белом халате и подошёл к машине. Милиционер тоже вышел, поздоровался и открыл дверцу Денису.
  Сознание иногда делает всю грязную работу за тебя. Неизвестно как, но оно понимает, когда человеческому разуму просто необходима отключка. Не потеря сознания, а именно отключение от мира, выбывание разума из реальности, а значит и обеспечения его сохранности. Некоторые называют это шоком, другие - потерей разума, но это всё сознание, сознание, которое заботится о тебе и позволяет сохранить человеческое в тебе, включить только тогда, когда всё проходит...
  Как только Денис понял, в чём именно дело, его нормальное сознание отключилось. Он уже не своими ногами шёл в здание за человеком в белом и не своим голосом спрашивал милиционера зачем они туда идут. Не своими глазами он видел холодильники, тележки и то, что лежало на них, покрытое простынями. Денис не помнил, как они втроём пробирались мимо этих тележек, огибали места, где на полу лежали люди и как они наконец пришли к двум простыням на полу. Голос подростка предательски задрожал, в глазах стало мутнеть и не своей последней мыслью была та, в которой подросток укорял себя в том, что плачет как девочка. А потом человек в белом откинул простыню и Денис заорал. От такого крика милиционер отшатнулся в ужасе. Денис закричал потому что увидел тела и не своим сознанием понял, что это его родители. "Они должны быть дома" - кричал он, но выходил беззвучный вопль.
  - Они разбились, когда подъезжали к городу - сказал милиционер, но его голос впервые за много лет службы дрогнул.
  Денис продолжал вопить и в его голосе уже были слышны нотки истерики и плача. Он упал на изуродованные тела, которые ещё вчера были его родителями и попытался их обнять, но его оттаскивали обратно, тогда он начал вырываться и кататься на полу. Не своими руками Денис рвал волосы на голове и царапал своё лицо. Человек в белом поднял его, но подросток снова вырвался и побежал к родителям, но не добежал, споткнулся и опрокинул тележку с трупом. Вконец обезумев, подросток начал биться головой об пол. По его лбу побежала кровь, но Денис этого не чувствовал, его захлёстывала буря, такая буря, которая любого человека может кидать как куклу из стороны в сторону...
  Как провал в памяти было всё происходящее для подростка далее. Совершенно безучастно он наблюдал за тем, как его садят в машину, как резким порывом проходит несколько дней и как множество людей то появляются, то исчезают рядом с ним. Кого-то он знал, а кого-то впервые видел, но все его старались утешить. Денис не знал зачем, но вскоре догадался - ведь всё это время он плакал. Именно как девочка ревел, и ревел беспрестанно. Рядом с ним всегда была тётя, которую он раньше любил, но теперь едва вспоминал её имя. Тётя постоянно обнимала Дениса и что-то говорила, а потом беззвучно плакала. Подросток только смотрел перед собой и из его глаз лились слёзы. Не знаю, откуда у человека может быть столько слёз. На похоронах Денис был как зомби. Плачущий зомби. Его только водили из стороны в сторону и упрашивали что-то сделать. Один раз, его подвели к двум гробам, где лежали тела, покрытые до головы и Денис медленно обнял их. А потом вытянулся и заорал. Так мог кричать только человек, которого лишили всего. Впрочем, Денис и был таким человеком...
  Прошло полгода, но подросток так и не смог отойти от своего горя. Нет, на людях он снова превратился в прежнего, весёлого, смелого Дениса, который не прочь был выпить с друзьями и сходить ночью в клуб. Так как ему исполнилось 18, то квартира досталась ему и первые два месяца тётя жила с Денисом, боясь его непредсказуемости. Но всё потихоньку налаживалось: Денис с помощью друга устроился работать охранником на заправке, отказавшись поступать в институт. Зарплата была не слишком большой, но и не маленькой, на жизнь хватало. Денис начал увлекаться мотоциклами. Он покупал множество журналов, с красивыми байками на обложках и показывал их друзьям. Говорил всем, что мечтает купить настоящий спортивный мотоцикл и уехать куда-нибудь на нём в Италию... Но это только на словах. На самом деле Денису и подавно этого не нужно было. Его единственным желанием было поскорее придти после работы домой, раздеться, закутаться в постель и сквозь слёзы смотреть в окно. Смотреть и вспоминать маму с папой...
  Однажды, Дениса пригласили в клуб. Он был недавно построен в их городе, все местные телекомпании крутили рекламу этого клуба. Самый современный, с лучшей музыкой, отличным баром и низкими ценами, в общем самый-самый. Ну насчёт низких цен - это преувеличение, цены там были самые высокие в городе и поэтому большинство желающих не могло туда попасть. Но друзья Дениса могли и они не были бы его друзьями не пригласив его. Шумная компания встретила подростка на улице. Все видели его приподнятое настроение и ожидали хорошей вечеринки. Денис был мастером вечеринок. Просто люди тянулись к нему, никто не мог объяснить почему, да и никто не пытался. Правда всё портила водка. Без водки, подросток давно бы уже стал ведущим какого-нибудь шоу или разъезжал бы по лагерям в качестве вожатого, или завёл свой клуб или... или.. не знаю, в общем, когда Денис напивался он становился злее быка, а тот, кто пытался его остановить или помешать ему, сам получал по морде. Да и не всегда такая ярость просыпалась в пьяном Денисе. Бывала она и в трезвом подростке. Обычно это случалось днём, в самый разгар дня, когда все вокруг суетятся, куда-то ходят чего-то требуют. Таким, вечно злым и чёрствым, видели друзья Дениса. Но сегодня было иначе, сегодня подросток беззаботно пил пиво и громко смеялся над общими шутками.
  Человек пятнадцать ввалились в клуб. В нём было несколько залов, но сегодня работал только один и поэтому весь народ собрался в нём, создав небольшую толкучку. Но никакая толкучка не смогла остановить того веселья, которое было у Денисиных друзей. К тому же все успели принять на грудь. Ди-джей, прокричав что-то беззначимое, но весёлое, поставил модную электронную группу и началась настоящая тусня, как сказал бы каждый, кто был в клубе в тот вечер. Денис уже перестал различать лица своих знакомых. Цветомузыка придала ощущение размытости и одинаковости тел, а водка ещё больше усилила его. Голова поехала кругом, тело перестало ощущать себя, глаза налились яркими красками...
  - Эй поднимите его - сказали сверху.
  Денис открыл глаза и увидел, что лежит на полу. Вокруг также продолжала грохотать музыка и танцевали люди. Над подростком склонились несколько человек и в двоих из них Денис узнал своих друзей.
  - Деня, с тобой в порядке всё? - спросил один из них.
  - А? Да, нормально, нормально всё. - ответил подросток и встал с пола.
  Танцевать уже не было сил. Подойдя к стойке бара и присев на стул, Денис заказал себе сока. Сильно болела голова, ну правильно, спиртное и первая потеря сознания дали о себе знать.
  - Гроблю, гроблю организм, надо бросать, завязывать к чёрту... прямо раскалывается башка, а-а, болит то как! - думал подросток, обхватив голову руками.
  Ещё немного посидев и допив сок, Денис направился к выходу. Он решил пойти домой, пока второй раз не потерял сознание, слишком скверно он себя чувствовал. Попрощавшись с друзьями, подросток уже почти покинул клуб. Но остановился, остановился, потому что увидел её.
  Денис думал, что абсолютно всё повидал в жизни, всё пережил и вдоволь нахлебался горя. Но и счастья тоже успел почувствовать. Он думал, что ничто больше ему не надо и тем более, ничто не может его удивить, а тем более очаровать. Но как же он ошибся! Оказывается, не видел красоты он, а всё что принимал за красоту, оказалось на фоне нынешнего лишь чёрствым, уродливым куском. Да, она была красива, была красивее любой девушки на свете, всех девушек на свете, вместе взятых. Денис был ошеломлён, очарован этой красотой.
  Она с кем-то танцевала, но как видно, этот танец ей не нравился. Точнее не танец, а партнёр, который был пьян и с трудом держался на ногах. Девушка что-то сказала парню и он состроив удивлённое лицо, что-то ей прокричал. Девушка поморщилась и оттолкнула парня, тот удивлённо посмотрел на неё, потом ещё что-то прокричал (видимо, обидное) и ушёл в толпу. Денис не стал терять момента.
  - Можно тебя пригласить? - сказал он, подойдя к девушке, которая растерянно стояла на месте.
  Тяжёлое молчание, немного хмурый, но интересующийся взгляд, секундное оценивание, заинтересованность, ничем не обременяющая, лёгкая улыбка, девушка согласилась, не сказав ни слова. Просто взяла Дениса за руку и притянула к себе. Песня кончилась, но тут же началась новая, и со стороны казалось, что Денис похож на влюблённого по уши мальчика: он глупо стоял и смотрел девушке в глаза, не осмеливаясь больше сказать ни слова. Он даже не догадался первым обнять её. И она тоже стояла, улыбалась, смотрела своими глазами в его.
  Нежное объятие заставило сознание подростка сдвинуться с места. Девушка обняла подростка. Её руки нежно охватили его шею, а он обнял её талию. Она склонила голову ему на плечо, а он прижал её к себе. Она что-то прошептала ему на ухо, и он что-то ответил. Весь мир вокруг Дениса вывернулся наизнанку: мрачный, старый тулуп реальности сменился красивым, цветным платьем грёз. Всё, что до сих пор беспокоило и не давало забыться, провалилось в никуда, исчезло из головы, оставив место для рождающихся мечтаний и дало понять, что эти мечтания уже сбываются. Денис обнимал девушку и уповал на судьбу за то, что преподнесла такой роскошный подарок, вместо удара по лицу, как это было обычно. Танец казалось, мог продолжаться бесконечно, и если бы Дениса спросили, как его зовут, он бы посмотрел пустым взглядом и улыбнулся...
  И опять сознание сыграло решающую роль в этом действии. Опять оно нашло момент, более необходимый для человека, выключило всё и в том числе то, что может называться разумом, окутало глаза прозрачной пеленой, сквозь которую была видна только одна вещь, только одно, что Денис мог воспринимать в тот вечер, танцуя с самой прекрасной девушкой на свете. И опять не своими руками подросток повёл девушку прочь от пьяной толпы, не своим голосом говорил ей, что сама красота одарила её своим единственным поцелуем, что этот мир не для таких, как она, что он слишком грязен и мрачен, и что она выделяется в нём как ангел среди ада... А девушка смеялась и тоже что-то говорила Денису, от чего тот ещё больше прижимал её к себе. Не своими глазами Денис видел, как они куда-то идут и не своим уже разумом понимал, что он открывает дверь своей квартиры, достаёт из буфета шампанское, разливает его, выпивает с девушкой на брудершафт...
  А дальше была самая замечательная ночь в жизни Дениса. Самый замечательный секс, который он мог вообще испытывать. Они учили друг друга быть то жарким огнём, то ледяной скалой, то волной при штиле, то распускающимся цветком, они ныряли в бушующий океан плотских страстей и взметали в небо райского изнеможения, они терялись в бесконечности вселенских радостей и вновь находили друг друга... И так много-много раз, пока оба не потеряли счёт времени, пока оба не осознали, что этого времени вообще нет, а есть только одни глаза, глаза, в которые можно смотреть до бесконечности и чувствовать себя богом...
  Денис никак не хотел открывать глаза. Он обессилено лежал в кровати раскинув руки и откинув от себя одеяло. Прошлая ночь просто не укладывалась в голове, да и не могло в голове девятнадцатилетнего подростка, толком не знавшего хорошего, улечься столько хорошего. Денис уже который раз за утро повторял себе, что он счастлив. Счастлив, как какой-нибудь герой любовного романа, которых никогда в жизни не читал. Счастлив и влюблён. Влюблён по настоящему и с первого взгляда. В ту, у которой знал только имя. Полудрёма сменилась пробуждением, но Денис так не спешил открыть взора миру. Сделать это заставило его солнце, которое безжалостно светило в лицо.
  На будильнике показывало 11:00. Так поздно подросток никогда не вставал, но это ладно, ведь сегодня воскресенье, а в этот день вроде бы принято отдыхать. Захотев ещё раз ощутить тело своей девушки, осторожно потрогать её руку и поняв что всё, что было не сон, а реальность, Денис повернулся на кровати. Но девушки не было. Только смятая простыня. Пустая смятая простыня, говорившая только о том, что на ней кто-то был. И Денис с большей вероятностью поверил бы что это всё сон и сказка, если бы не заметил, что на тумбочке нет телевизора. Просто нет и всё. Большого телевизора "Sony", который родители купили ему в комнату на семнадцатилетние. Подросток резко вскочил с кровати. Рядом с телевизором должен был быть видеомагнитофон, но и его тоже не было. Оглядевшись, Денис заметил, что его шкаф с одеждой весь перерыт, а сейф, в котором хранил все сбережения, исчез. Маленький сейф, который трудно вскрыть, но легко утащить, исчез. Денис пробежал в соседнюю комнату и увидел, что на месте музыкального центра валяются пустые коробки из под дисков, а шкаф для книг изобиловал пустотой. Зато весь ковёр был устлан книгами, растрёпанными и безжалостно выкинутыми с их любимых полок. На кухне жалко лежала посуда, навсегда распрощавшись с микроволновкой, чайником и набором дорогих кружек.
  Денис сжал кулаки. Медленно, почти осторожно, с трудом переставляя ноги, он побрёл в прихожую. Обуви нигде не было, а входная дверь была распахнута настежь. Подросток навалился на стену, сполз по ней на пол и зажмурил глаза, потом закрыл их рукой и затрясся от беззвучных рыданий. Ну конечно, он опять оказался в дураках, опять его избила судьба, подсунув девушку, которая напоила его снотворным, переспала с ним, а под утро, с компанией своих друзей, ограбила его. Денис зарычал. Зарычал и сквозь слёзы увидел, как со всей силы бьёт кулаками о стену. Да так, что штукатурка отлетает и на костяшках проступают крупные капли крови. Рычание превратилось в крик, смешанный с плачем. Теперь подросток изо всей силы молотил всё, что попадалось на руки. Он яростно бегал по квартире и крушил мебель, стёкла, посуду. Теперь квартира была похожа на место крупной драки. Через минуту, доломав последний стул, с диким воплем повалившись на пол, Денис потерял сознание.
  А время идёт всегда. И даже тогда, когда всей душой не желаешь этого. Время неуклонно заставляет тебя что-то делать, суетиться, и не даёт никакого перекура, оно даже и не знает, что такое перекур, а только толкает в спину, как какого-то заключённого как на смертную казнь. Да в принципе, так и есть, только этот заключённый идёт по краю пропасти и в любой момент может сам решить свою участь, спрыгнув вниз и сохранив себе нервы на том, что никогда больше не будет видеть жизнь... Но Денис не собирался ни на чём экономить. Он намеревался ещё жить. Жить долго, пока не исполнит свою клятву, пока не найдёт её, и пока не убьёт, не увидит лицо самой прекрасной девушки в мире мёртвым и синим. Желание мести было таким сильным, что даже превратилось в образ жизни, да ещё это всё подогревалось тем, что Денис был тогда полностью влюблён в ограбившую его девушку. Так влюблён, что решил или найти её или умереть.
  Прошло может, несколько лет. Денис бросил работу и жил лишь на средства, которые удалось выручить с продажи дачи, но его это мало волновало. Друзья давно отвернулись от него: кто будет иметь дело с помешанным человеком, каждый раз говорившим всякому, что он убьёт эту суку, а если не убьёт, то хотя бы искалечит? Подросток вообще не замечал, что его перестают уважать, звонить ему, приглашать куда-нибудь. Он почти целый месяц после кражи, каждый день наведывался в тот клуб, надеясь найти её. Он узнал всех завсегдателей, он нашёл того, кто танцевал с девушкой в тот вечер, но ничего не добился. Все видели её в первый или второй раз. Тогда Денис стал ходить в другие клубы. За два года он побывал в каждом из них. Ничего, что могло бы подсказать, где девушка, а ведь подросток её хорошо запомнил, очень хорошо, даже если бы она одела парик, очки, сделала макияж, он все равно узнал бы её, даже во сне лицо девушки часто являлось Денису, отчего тот просыпался в холодном поту. А потом сжимал подушку изо всех сил, потому что не мог справиться с двумя рвущими голову чувствами - любовью и яростью. Но второго было куда больше, иначе Денис не искал бы девушку каждый день.
  Каждый день, всю неделю, весь месяц, целый год, каждый раз выходя на улицу, подросток ощупывал глазами толпу и каждый раз его сердце замирало, когда он видел кого-то, похожего на неё. Он расталкивал людей, бежал к девушке, хватал её за плечо, глядел в испуганное лицо и разочарованно уходил обратно, даже не извинившись. Он даже устроился работать кондуктором в автобусе, чтобы видеть больше народа, но бесполезно. Порой, Денис думал, что проще найти свои украденные вещи, чем искать того, кто их украл. Но ему даром они не нужны были. А ещё он постоянно наведывался на могилу родителей, которые были похоронены вместе и под одной датой. Даже местные нищие, повидав не мало похорон, не удерживались от слёз, видя юношу, который каждый день приходил и падал рядом с могилой, рыдая как ребёнок... Рыдая и бережно поправляя покосившиеся кресты.
  Денис начал страдать бессонницей. Она пришла внезапно, как иногда может доходить, что ты проснулся не там, где надо, например в автобусе, и совершенно не подозреваешь, куда он едет. Не спя по ночам, перемалываешь все свои мысли, превращая их в кашу и потом хочешь с отвращением выплюнуть это, но не можешь, иначе - дурдом, а новых мыслей не прибавляется, потому что не от куда брать, а не от куда брать потому что эта чёртова бессонница не даёт спать и нормально существовать. Но никакая болезнь не могла преодолеть того стремления, которое было у Дениса. Если бы подросток, да какой подросток, мужик уже!, имел такое же стремление писать книги, то написал бы уже книг 500, если бы он хотел лечить людей, то придумал бы уже лекарство от СПИДа, если бы он хотел стать президентом, он стал бы им, если бы он хотел убивать людей, он давно бы разыскивался всеми службами мира. И не надо никакого опыта, не надо никакого образования, никаких умений, только стремление, которое может всё. Но вот незадача, Денису было совершенно плевать на всё это, ему было нужно только найти, найти и всё. А такими как он нельзя пренебрегать, особенно судьбе, и особенно тогда, когда очень везёт.
  В тот январский вечер было очень холодно, где-то градусов под 30. Народ быстро ходил по улицам надеясь согреться и попасть домой. Все то и дело потуже натягивали шапки на головы, поплотнее закутывались в шубы и недоумённо смотрели на мужчину, который стоял без шапки, в расстёгнутом пальто и пялился в стекло, за которым располагался торговый центр.
  - Может она здесь? - подумал Денис. - вон сколько народу. И каждому что-то надо! Каждый чё-то хочет и никто не знает её. А я, дурак, даже имени её не спросил тогда. Ну надо быть таким идиотом, а? Вон похожая, очень похожая... нет, глаза не те, да и толстовата слишком. Хотя сколько лет прошло? Десять? Двенадцать? За двенадцать то лет... Да нет, не она. Битый час стою, пойти что ли согреться где, может кофе выпить?
  Денис застегнул пальто и огляделся в поисках чего-нибудь тёплого, и что бы было кофе. Ничего не было. Только подземный переход, но вряд ли там сейчас согреешься. Но что поделать? До дома так далеко, а пока дойдёшь - всё себе отморозишь. Пришлось Денису спускаться по скользким ступенькам, боясь за свои конечности и ругая матом все горуправления.
  Если на улице и не было народу, то в переходе его было навалом: кто-то стоял и ждал, кто-то продавал что-то, сидя на стуле, кто-то покупал сигареты в киске, кто сидел и играл а гитаре, а кто-то просто сидел на земле, в углу. Этим "кто-то" были бомжи. Обычные бомжи, которых везде навалом, без которых даже не представляется картина нашего с вами русского города. Бомжи сидели кучкой - человек пять и полупьяным взором глядели на толпу. Толпа их обходила, потому что от них плохо пахло, но им было безразлично как от них пахло. Им были интересны пустые бутылки, которых иногда оставляли или кидали в мусорку, и интересно было хоть немного согреться.
  Денис смотрел прямо на неё. Прямо в её глаза, которые видел каждый день в толпе уже много лет. Да, вот она, сидит, сидит среди бомжей и не замечает ничего вокруг. А её было почти не узнать: волос (тех прекрасных волос) было уже наверное не узнать под шапкой, лицо было едва видно под синяками, грязью и распухшими щеками. Но всё выдавали её глаза. Если бы не они, то Денис прошёл бы мимо, по прежнему вглядываясь в каждого человека, прошёл бы мимо и вечно потом искал бы её, пока бы не умер. Но нет, он её нашёл. Нашёл!!!
  Ярость начала расти. Словно захотевшая выжить клетка среди моря льдов. Словно цветок, пробивающийся сквозь скалу, словно человек, по настоящему захотевший быть человеком, словно судьба, которую не миновать, словно взрыв, который не остановить. Она пробивалась прямо через голову, прямо через мозг и ворвалась в сознание, которое так и не успело отключиться...
  Денис резко сорвался с места и побежал к бомжам. Все, кто был в переходе, испуганно поглядели в его сторону. Денис отшвырнул продавца шмоток в сторону и взял его стул. Несколько человек рядом попятилось. Подняв его над головой, Денис ещё раз убедился, что это она, ведь ещё были сомнения. Хотя они ничего не могли уже решить, потому что было уже поздно.
  Стул летел недолго. Несколько раз перевернувшись в воздухе, он разбился об стену и об бедную бомжиху, которая не успела увернуться, как её друзья. Кто-то закричал. Денис подбежал к бомжихе, схватил её за горло и начал душить. Казалось, ничего её не может разбудить от непонятного транса, даже стул, который оставил кровавый след на лице. Но теперь она очнулась, очнулась и осознанно смотрела на Дениса. Тот приложил ещё усилий. Девушка начала хрипеть. Слепое непонимание а её глазах сменилось ужасом, а потом удивлением, а потом ещё чем-то, только это уже нельзя было разглядеть из-за выступивших слёз. Денис зарычал и со всей силы сжал руки. В переходе поднялась суета. Какой-то псих начал душить бомжиху, которая ничего ему не сделала, которая его даже не замечала. А та только махала руками, но почему-то перестала это делать, видимо уже ...
  - А-а-а!! Получай, получа-а-ай!! - рычал Денис, тряся голову девушке. Она хотела что-то сказать, но не смогла, только хрипела...
  - Не трогай мамку, не трогай!! - кричал срывающийся голосок. Денис даже не почувствовал, как его кто-то хочет оттащить назад и царапает ему голову и лицо.
  Маленький мальчик, одетый в какие-то лохмотья, пытался оттащить яростного мужика от бомжихи. Он кричал, плакал, бил мужика, но не мог ничего сделать - лицо бомжихи начало синеть. Тогда мальчик завопил, взял бутылку с пола и начал бить ею по голове Дениса. Но что бы разбить стекло, у него не хватило сил и поэтому он бил ей как палкой, бил и ужасно боялся...
  А Денис видел только море. Море, и перекошенные от злобы лица родителей, которых любил как никогда и её лицо, которое полюбил с первого полу взгляда...
  Всё, мужчина понял, кого душит. Понял, ибо сознание сделало свою работу...
  Чёрствый комок сдавил горло, Денис отпустил руки и ошеломлённо поглядел на малыша, который тут же бросился к своей мамке, плача и опасливо поглядывая на него. Денису вдруг стало плохо. Плохо физически и ещё хуже морально. Ему стало тошно, тошно за то, что он сделал. Он глядел на малыша и не мог поверить своим сузившимся от морщин глазам, а когда поверил, то опустился на колени. Горькие слёзы опять предательски заставили сомкнуть глаза. Денис просто лежал, лежал на грязном полу, в подземном переходе и ему уже ничего не надо было от жизни... Ничего.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"