Кузьмин Константин Валерьевич: другие произведения.

Семь дней

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В один прекрасный (а может и нет)день, человек проснулся.. без людей,без животных, один во всём мире.

  День первый.
  Ижевск, 2006 г. 1 сентября. 10:00 Вечера. Понедельник
  У меня никогда не было дневника и поэтому я не знаю как его вести. Из фильмов я понял, что в дневнике нужно ставить дату и писать основные события дня. Так и буду делать. Сегодня первый день, когда я пытаюсь вести самостоятельные записи. Вообще я не люблю писать, но сегодня особый случай, который никак не может уложиться у меня в голове. Говорят, что в критических и невероятных ситуациях, нужно вести себя разумно и не выдавать своего страха. Но какая нахрен разумность может быть в ЭТОЙ ситуации? Как это произошло, куда делись все люди? Как обычно, я проснулся в 8:00 утра, собирался позавтракать но... Дома не было никого. Я живу с мамой и папой и могу предположить, что они ушли куда-нибудь, но куда делся вчера купленный попугай и кот Яшка? Ладно, может родители, и забрали их с собой, но почему вода на кухне в чайнике была горячей и оставалась недокуренная сигарета? Родители бы по любому разбудили меня, если бы уходили куда-то. Далее было ещё странней - не работал телевизор. Нет, он рабочий, просто НИ ОДИН канал не показывал. Не показывали даже те, которые вещаются по спутниковой тарелке. Было уже ясно понятно - что то случилось. Я взглянул в окно. Моему изумлению не было предела: на улице не было ни души! Даже автомобили стояли посреди улицы, словно все водители сговорились, разом затормозили и убежали. Даже лоток с мороженным пустовал. Может это какая-то химическая атака и всем срочно сказали эвакуироваться? Но почему я не слышал и почему родители ничего мне не могли сказать? Оставаться дома было тупо и поэтому я вышел на улицу. Мёртвая тишина. Ни звука. Такого никто никогда не испытывал. Слышно только твоё дыхание и шелест бумаги, которую волочил по асфальту ветер. Даже животных не было слышно (я не говорю, что их вообще не было видно). Может эта химическая атака уже произведена и все умерли? Нет, это бред, во-первых, я остался жить, а во вторых, где трупы? Не могли же и всех птиц, собак, кошек эвакуировать! Какое-то неприятное ощущение окутывает меня, как-то не по себе - одновременно страшно и любопытно. Постояв перед подъездом, я пошёл вверх по улице. Гробовая тишина. На тротуарах валяются вещи. Вот зонтик, а вот и сумка. Открыл, в ней пустые тетради и дневник. Вспомнил, что сегодня 1 сентября, что все сегодня идут в школу. Что же это получается... Люди моментально исчезли? Ё-моё.. Наверное, эту сумку нёс первоклассник, а эту коляску вела молодая мама, успокаивая неугомонного сынишку. Неподалёку валялась погремушка. Чёрт возьми! Что тут случилось?! Мои ноги отказали - я еле мог передвигать их, с трудом дополз до троллейбусной остановки и сел на скамейку. Голова начала кружиться. Напротив стоял пустой троллейбус. Его раскрытые двери напомнили мне раскрытую пасть закаменелого зверя... На полу в троллейбусе валялась кондукторская сумка, из неё высыпана вся мелочь. Я прижался к стенке скамейки - мне стало по настоящему страшно. Рядом валялась книга, раскрытая на середине. "Мир растит убийцу" - её название. Пробежался по нескольким строчкам: "Ему сказали, что его уже не спасти, ангелы отвернулись от него, давая пролезть демонам.. После этого, он наплевал на всех, его сознание затменила грязь, и он стал наркоманом..." - какая-то дребедень. Не зная почему, я решил оставить эту книгу себе.
  Надо было что-то делать, надо найти людей! Но я не могу так! Мне страшно! Несколько минут я дико озирался по сторонам, ища хоть малейший намёк на людей. Так я мог просидеть целый день, никого не увидев. Страх не может быть вечно и поэтому я осмелился встать и пойти напротив - в сторону горсовета. Стояла такая тишина, которой нет ни в какой гробнице. В мозгах начало гудеть. Это всё равно, что если зажать изо всех сил уши и прислушаться - услышишь какой-то гул. Только теперь уши зажимать не надо. Строение Городского совета Ижевска представляет собой довольно - таки старое здание, не видящее ремонт где-то лет 6. Но именно там я надеялся найти хоть какой-то ответ. Вошёл в здание. Никогда не думал, что пустые коридоры могут внушать такой страх. Постоянно кажется, что кто-то за тобой идёт, тогда ежеминутно, нервно оглядываешься и ожидаешь, что из-за угла выскочит кто-то, а ещё хуже, если я обернусь и увижу за своей спиной.. клоуна. Такого обычного клоуна, в дебильной маске и красным носом. У каждого человека (теперь только у меня, так как я один теперь8))) есть свой страх. У меня - клоун. И я никак не могу справиться со страхом перед людьми, которые наряжаясь в разноцветные костюмы, пытаются развеселить народ. Когда мне было 5 лет, меня избил в парке клоун. В тот день я ушёл гулять из дома и как всегда направился в парк, надеясь, что мне дадут покататься на пони. Клоун, который сопровождал пони, увидев мою попытку залезть на животное, повалил меня на землю и начал бить ногами. Мне было очень больно, он мне сломал тогда два ребра. Клоун убежал, а страх перед ним остался. В кошмарах, которые постоянно преследовали меня с того дня, я видел маску клоуна, а за ней страшное лицо нечеловеческой твари. Никакие психиатры мне тогда не помогли и родители опустили руки надеясь, что боязнь клоунов у меня со временем пройдёт. Не прошло. Ненавижу клоунов.
  Два часа поисков людей или хотя бы намёков на людей ни к чему не привели. Я заходил в кабинеты, к которым вчера меня бы просто не подпустили. Одни пустые коридоры, открытые двери и разбросанные бумаги на столах. В одном кабинете, в висящей на столе куртке я нашёл дорогущий мобильник. Мои родители копили бы на него месяца 3 (если бы решили купить), но где мои родители?!! Я решил малость мародерствовать - взять его с собой. В списке не принятых входящих сообщений было это: "Привет Димусик! Как работа? Ты скоро вернёшся домой? Если ты получил это сообщение, то позвони мне. Твой Ленусик". - я стёр это сообщение. Ко мне в голову пришла неожиданно обнадеживающая мысль - а что, если позвонить кому-нибудь, может в городе кто-то есть? Перебрал всех друзей, подруг и знакомых, никого нет. Решил позвонить бабушке в Саратов - тоже длинные гудки. Сел на удобный, кожаный диван в какой-то конторе и решил первый раз серьёзно всё обдумать.
  Я много читал фантастики и много схожего с фантастикой испытал в жизни. Где-то в лет 10 я записался в клуб толкинистов, это такие люди, которые начитавшись Толкиена, мастерят себе доспехи, мечи и идут с ними в лес. В лесу они устраивают турниры, представляют себя рыцарями какого-то ордена, друидами или гоблинами. Мне это было интересно, даже очень. В этом клубе меня научили драться на шестах и жить неделю с одной палаткой в лесу. Но вскоре, мне всё это осточертело, и я ушёл от толкинистов. А в 13 лет, когда я купался в Ижевском пруду, на меня что то нашло и я потерял сознание. Очнулся среди зверей! Это было какое-то помещение, где держали безобидных обитателей зоопарка мартышек, овец и т.д. А вытащил меня из пруда смотритель зоопарка, который по воле случая видел меня тонущим. Я хотел выбраться из воняющего хлева, но мне этого не давал этот чокнутый смотритель. Я узнал, что его зовут Бим (прямо как собаку) и что он совершенно немой. Как я его не уговаривал - он ни в какую не хотел меня отпускать. Ну точно псих. Отпустили меня только потому, что нагрянула какая-то проверка. А в 15 лет я буквально прославился на весь город: тогда был 2003 год и я сидел дома и учил уроки. Как вдруг раздаётся звонок по телефону (потом выяснилось, что никакого звонка и не было). Голос в трубке походил на голос моего другана Костяна:
  - Слышишь, НЕ ОБОРАЧИВАЙСЯ, ни в коем случае!
  - Чо ты городишь Костян, у тебя мозги съехали? Скажи лучше, как алгебру делать, - но связь прервалась. Я обернулся, что бы взять учебник по алгебре, как вдруг произошла вспышка. Вспышка в сознании. Я ничего не понимал. То есть, понимал, видел всё вокруг и слышал, но не мог управлять телом. Словно кто-то отключил меня от моего сознания и взял управление на себя. Моё личное, управляемое сознание забилось в самый дальний угол мозга и с немым ужасом начало наблюдать за происходящим: я встал, подошёл к окну, открыл его, залез на подоконник, сделал шаг (9 этаж), полежал на земле слушая чьи-то крики, встал, отряхнулся, увидел мою подружку Аньку, которая в шоке смотрела на меня и раскрывала рот, пытаясь что-то сказать, сказал ей "Привет", направился в подъезд, поднялся на свой этаж, вошёл в квартиру, свою комнату, снова сел за уроки. И тогда этот "Кто-то" отпустил меня. Я не чувствовал боли, но закричал как резанный. На следующий день все газеты писали обо мне, а кто-то, видимо в доме напротив, успел сфоткать меня, падающего с девятого этажа. Обо мне даже сняли передачу - "Человек, которого ничего не берёт". Но это не так, меня может взять и простая дубина (если сильно стукнуть по голове), просто я думаю, что кто-то взял да и попользовался моим телом, не причинив ему никакого вреда. Просто так, для забавы, а это чертовски обидно..
  Итак, ситуация - я проснулся утром и обнаружил, что в городе нет не единого человека. Причём были признаки, что люди находились недавно: это тёплая вода в чайнике и недокуренная папина сигарета. Если не работает телевизор, и никто не отвечает на звонки как в городе, так и за городом, то можно придти к выводу, что в мире вообще нет людей! Но почему остался я? Этот вопрос мучает меня целый день. Значит, я должен что-то сделать? Кого-то найти? Кстати, это идея, насчёт кого-то найти. Завтра займусь этим. Я поднялся с дивана, посмотрел на настенные часы, времени 5 часов вечера. Вышел на улицу и направился вниз, к дому. Я живу на улице К.Маркса, и теперь мой дом выглядит, как после войны - тёмные окна и пустые подъезды... Было страшно заходить в свой, постоянно казалось, что кто-то следит за мной. Быстро вбежал в квартиру и захлопнул дверь. Немного отдышавшись, пошёл на кухню и приготовил себе поесть. Пока ел, читал книгу, которую взял на остановке. Оказывается, что это единственный, отпечатанный в типографии на заказ экземпляр, подписанный собственноручно автором: "Посвящается любимой М.К. и реальной жизни." и подпись. Наверное, та "Любимая М.К." утром сидела на остановке и читала книгу, посвящённую ей. Хотел бы я, что бы мне посвятили книгу... Прочитал первые 70 страниц. Еле оторвался. Никогда не знал, что можно писать так чисто и понятно, как пятилетний ребёнок смотрит на мир... Потом сел и начал думать. Думал долго, борясь со страхом и паникой. Потом решил составить этот дневник и вести его каждый день. Может, его кто-нибудь, когда-нибудь увидит... Сейчас 12:00 и я собираюсь спать. Боже мой! Почему это произошло, что мне делать? Но надо взять себя в руки. Всё, я пошёл спать.
  День второй.
  2 сентября.Час ночи. Вторник (точнее уже среда)
  Спал плохо. В начале вообще не мог заснуть, всё думал о сегодняшнем. Потом всё-таки заснул. Снились ужасы. Снились несколько раз. Вначале я оказался в комнате. Это и комнатой-то нельзя было назвать: четыре голых стенки, холодный, железный пол, такой же потолок с зарешёченной лампой сбоку и дверь. Недолго думая, я открыл дверь и вышел на площадку, огороженную перилами. Передо мной открылась грандиозная картина: я очутился в гигантском ангаре, концов которого не было видно. Моя площадка находилась в метрах 3-х от пола. На полу стояли люди. Много людей. ОЧЕНЬ много людей. И все они стояли ровными рядами. Они не двигались и казалось, не дышали. У всех были бледные лица и стеклянные глаза, которые смотрели в никуда, как куклы. Я узнал некоторых людей - они жили в моём районе и вдруг, я увидел своих родителей. Они также неподвижно стояли и ждали.. Но чего? Где-то далеко слева раздался гул, а вместе с ним пришёл страх, от которого хотелось спрятаться в самом далёком уголке сна и вообще проснуться. Гул начал приближаться, нарастать, а вместе с ним и страх. И вдруг я увидел причину этого гула. ЭТО двигалось на меня со страшной скоростью, сметая людей как кегли. Я хотел бежать куда нибудь, но как назло, стоял как истукан. Я понял. Понял всё, понял, что...
  Проснулся в холодном поту. Секунд 10 пытался понять, где нахожусь. Когда понял, откинулся обратно на подушку. Чтобы забыть этот сон решил сходить попить воды. Часы показывали 2 часа ночи. Вошёл в кухню, налил воды, сел за стол и включил телевизор. Как и следовало ожидать - не показывает ни один канал. Посмотрел в окно, там темно, тихо и страшно. Мне в очередной раз стало как-то не по себе. Решил выпить валерьянки - так будет легче заснуть. Выключил свет на кухне и пошёл в свою комнату. Лёг на подушку и закрыл глаза. Действительно валерьянка помогла - через несколько минут спал. Опять сон.
   В нём я оказался на центральной площади. Такой же пустой как теперь в реальности. Был день, но тучи застилали облака. Я стоял возле фонтанов - напротив ЦУМа. Стоял и смотрел по сторонам. Чуть приглушённый грохот заставил меня посмотреть на стелу (дружбы народов). Она оседала! Грохот стал громче. Стела, высотой метров в 40 полностью осела в землю, оставив за собой огромное облако пыли, из-за которого не стало видно пруд за стелой. Облако медленно осело. Стелы не стало. Наверное, на её месте теперь куча обломков, но мне это не было видно, т.к. я находился выше того места, где была стела и вид мне загораживал мост. Тишина... Недалеко от стелы (под мостом), находилась трамвайная линия и на остановке стоял пустой трамвай. И вдруг этот трамвай взлетел. Словно его как ручку подкинул кто-то огромный, но невидимый. Всё вокруг стало происходить гораздо медленней, а мой взгляд упёрся в трамвай. Он медленно, сделал в воздухе два оборота вокруг своей оси и со страшным грохотом и скрежетом упал обратно на рельсы. То, что раньше было кабиной водителя, превратилось в помятую кучу металлолома и теперь годилось в металлолом. Трамвай (а точнее его остатки) упёрся носом в землю. Как кенгуру - подумал я и засмеялся нервным, почти истерическим смехом. Мой смех прекратил мощный взрыв слева. Взорвался ЦУМ. Я видел раньше в кино, как взрываются здания, но никак не думал что это так страшно на самом деле. Меня отнесло взрывной волной прямо в фонтан. Он был как всегда пустым и я сильно стукнулся головой об его дно. Пока я понимал, что произошло (лежал и смотрел в пол), снаружи раздалось ещё два взрыва эхо от которых, витало в воздухе минуту. Когда я всё-таки поднялся, то увидел страшное зрелище: ЦУМ, кинотеатр РОССИЯ и ИЖСТАЛЬ, которые стояли на площади, были к чёрту разнесены этими взрывами. На их месте были глубокие воронки. Панический страх заставил меня побежать. Побежать неважно куда, лишь бы подальше, подальше от этого чокнутого места. С неба стали сыпаться обломки, кресла и горящие куски дверей. Вспышка. Глаза мои закрыты, слышится только дыхание. Я где-то лежу. Меня обдувает сильный ветер. Долго решал: открыть глаза или не открыть, но потом всё-таки открыл. Ё-моё! Я на телевизионной вышке! Наша телевизионная вышка стоит совсем рядом с центральной площадью, на самой высокой части города. С неё видно весь Ижевск. Я поднялся, подошёл к краю и начал любоваться тем городом, в котором я родился и вырос. Я первый раз видел мой город с высоты птичьего полёта. Как он красив! Здесь - наверху не ощущается всей его грязи и теперяшней пустоты. Вот как на ладони вся улица Пушкинская, моя улица, дом Правительства, Президентский дворец, площа... Площадь. На ней всё разрушено. Чёрт! Я в том-же сне. Снова страх начинает одолевать меня. Через секунд 5 разносится мощнейший взрыв. Я готов поспорить, что этот взрыв раз в 15 сильнее взрыва водородной бомбы. И что самое страшное, я находился в эпицентре этого взрыва. Я видел, как круг взрывной волны разширяясь сносит всё вокруг. Дома, машины, столбы, ларьки, деревья - всё сносила волна этого ужастного взрыва. Буквально через минуту весь мой город превратился в нечто, похожее на гигантскую свалку остатков домов, коммуникаций и всего того, что создал человек. Мне сильно захотелось встретиться с моей мамой и задать ей вопрос: "Мам, а зачем ты меня родила? Зачем ты дала мне шанс лицезреть весь этот ужас? За что, мам?". Вышка, на которой я стоял начала накреняться и падать. Я заорал. Вспышка. Тяжкий сон продолжался. На сей раз я оказался на берегу вечернего моря. Оно было необычайно спокойным. Гладкое, как зеркало. Я лежал на мягком песке и меня трясло. Я никак не мог забыть ту телевизионную вышку. Хотел сказать что-то себе, что-то успокаювающие и обнадёживающее, но вышли одни рыдания, слёзы душили меня. Я лежал и колотил кулаками об песок, меня мучила боль за мой город и злость на ту силу, которая снесла его. Когда у меня уже не было сил рыдать, я повернул лицо к морю и тяжело вздохнув, начал смотреть на закат. Мне уже тогда было на всё плевать - пусть меня режут, пусть взрывают, мне это безразлично... Кто-то подошёл сзади меня, присел рядом на песок, подложил руку и обнял. я не обратил на это никакого внимания, просто устал от всех перемен. Но что-то зашевелилось во мне, что-то тёплое и успокаивающее... Тот, кто обнял меня шептал мне непонятные, но тёплые слова. Я понял, что это женщина. Она говорила мне что-то и от этих слов мне становилось легче, появлялось желание жить и выживать, делать этот мир лучше.. Словно росток дерева посреди выженной, мёртвой ядерной пустыни... Надежда... Солнце зашло за море и стало светло.
  Стало светло в моей комнате. Я открыл глаза. Ничто не напоминало вчерашнее. Сейчас я пойду умоюсь, оденусь, приготовлю завтрак позвоню другану и мы вместе пойдём куда-нибудь. И всё это не будя родителей - они спят на час дольше меня. Быстро вскочил с кровати, побежал в комнату.. Она пуста. Ни мамы, ни папы, никого вообще. Опять это. Я устало опустился в кресло - не было уже сил понимать и терпеть это исчезновение людей и животных. С грустью посмотрел на клетку - пустая, а ведь мы ещё даже не успели тому попугаю имя дать... Чёрт возьми, надо было что-то делать. Нельзя сидеть просто так - можно свихнуться. К тому-же сегодня утром было не так страшно как вчера. Я решил походить по городу и поискать людей. Ко мне пришла интересная мысль: а что если мне поселиться в более хорошем месте или вообще, сделать дебош в городе? С приподнятым и чуть-чуть злорадным настроением я пошёл на улицу. Но с собой вначале прихватил этот дневник, немного еды и рюкзак, куда всё это положил. Вышел на улицу. Недалеко от нашего дома стоит школа в которой я учился. Я решил зайти в неё посмотреть, что там стало. Прикол - в холле школы валялись кучи букетов и портфелей, как на могиле. [Нервный смешок] Конечно это были букеты первоклассников (и не только ),которые как говориться первый раз в первый класс. Я с самого первого дня занятий ненавидил математику. Наша учительница была изрядной злюкой. И поэтому она всегда ставила мне двойки и часто спрашивала на уроках. А когда я не посвоей воле выпрыгнул из окна и остался живым, при этом продолжал делать ДЗ по математике (об этом узнал весь город) , то она меня вообще не взлюбила - вышвырнула меня с экзамена из-за того, что я пришёл не в пиджаке, а в свитере. Да, бывают и такие люди. "Бывают, да, сплывают"- думал я уже стоя напротив кабинета математики и при этом улыбаясь. Дверь кабинета оказалась не запертой. А вот и моя парта! Сколько лет я за ней просидел! Оглядел класс: всё вокруг напоминает старые, добрые, школьные годы, годы безмятежности и счастливого детства... А вот и стол учителя, на нём стоит сумка учительницы, а на доске рядом недоконценная надпись : "1 сентября - день зна...", и мел валяется на полу. Светлана Генадьевна (так звали нашу училку по алгебре) не успела наверное, закончить эту надпись. Она исчезла, как и все. Впрочем, это был единственный человек на Земле, которому можно было исчезнуть и никто-бы за него не стал горевать. Я взял её сумку и вывалил всё её содержимое на стол. Довольно скудно: две ручки, карандаш, тетрадь с записями, кометичка (усмехнулся - нахрена ей косметичка?), кошелёк (хотел взять денег, но вспомнил, что незачем мне теперь деньги), сигареты и зажигалка. Плохие учителя всегда курят, я это знаю, но не имею в виду мужчин. Я сложил всё это в кучу на пол, накрыл сумкой и поджёг. Небольшой костёрчик. Весело усмехнувшись, бросил туда зажигалку (сильно вспыхнуло) и пошёл прочь из кабинета, где уже начало попахивать палёными знаниями :]. Хотел-было уйти из школы, но резко остановился. Мне выпала такая редкая возможность побывать в кабинете директора и не быть при этом отсчитанным за отставаемость от класса! Уже через минуту я стоял на пороге кабинета. Как-то непривычно.. Подумав немного, я пнул дверь кабинета, что та резко открылась. Настроение у меня поднялось. Да-а... Кабинет директора нашей школы считался самым крутым кабинетом, который можно обставить за счёт городского бюджета. Бесцеремонно сел в мягкое, кожаное кресло директора и положил ноги на стол, при этом сшиб фирменную чернильницу с чернильной ручкой. Чёрные чернила пролились на белые, дорогие шторы, оброзовав на них большое, уродливое пятно. О какая жалость! Что-же теперь делать? Схватился за шторы и с силой дёрнул. Они с треском порвались вверху и упали на пол. Так лучше и светлее. И так, кабинет приведён в порядок, директор на месте (то есть я), теперь можно начинать приём нерадивых двоишников. Представив себя директором своей школы я начал злую пародию:
  - Ниночка, кто сегодня у нас разбил окно в туалете? - спросил пустующее кресло секрктарши я. - Ах это Комендеев! Я его давно уже знаю, привести его сюда! - Комендеев был раньше моим одноклассником и круглым отличником, он никогда бы не посмел разбить стекло в туалете. Но сегодня Я был директором этой школы, да и вообще всего мира... Мне сегодня всё дозволено делать. - Комендеев! Опять ты хулиганишь в школе! Что нет?! Да! Дневник сюда! Как зачем? За хлебом! (взял какую-то тетрадь с полки, смял и бросил в сторону двери) вот тебе твой дневник- он тебе больше не нужен, потому что ты отчислен! Понял!? ОТЧИСЛЕН! Вон отсюда!! - Я радостно засмеялся, представив себе лицо круглого отличника и пай мальчика, в которого бросили его смятый дневник и выпнули из школы. Ладно, пора было уходить отсюда. Я встал из-за стола взял две хороших геливых ручки. Своя уже кончается, и поэтому сегодня я уже буду писать много, потому что геливой ручкой гораздо приятней писать, чем обычной шариковой.
  Сегодня потеплее чем вчера: нет ветра и солнце иногда выглядывает из-за тучь. Зелёная листва на деревьях ещё не успела отдать желтизной и осыпаться на землю, превращая её в золотой ковёр. Пока ещё не наступила настоящаая осень, но состояния лета мне вполне хватало - я больше люблю лето, чем осень. Летом можно забыть о всех проблемах и окунуться в бесконечный, жаркий зной... Летом теряешься во времени и в днях, на второй план отходят все дела и заботы, одна лишь безмятежность и гармония с природой... Лето - это хороший повод для всяких начал.
  Я стоял на пороге школы и думал обо всём этом. Думал куда пойти. Ладно, пойду опять к остановке. По пути к остановке стоит продовольственный магазин, каких в Ижевске сотни. Обычный такой магазин с продуктами, лотком с журналами и с видео и аудио касетамми. Войти в него мне не составляло труда - он был открыт. Я залез за прилавок и неспеша навалил себе в рюкзак кучу пачек с чипсами, бутылок спрайта и пончиков. Из холодильника взял себе мороженое (самое лучшее) и стал с удовольствием уплетать его. Потом подошёл к лотку с кассетами и выбрал свои любимые аудио. Поискал там-же пллер, но не нашёл. Ладно, плееров и Ижевске много, стоит только поискать. Теперь я обеспечен провизией на целый день.
  На том же месте, что и вчера стоял троллейбус. На встречной полосе дороги стял жигулёнок, а за ним джип "Спортиш". Я умел водить автомобиль и поэтому решил путешествовать по городу не пешком, а в удобном сиденье машины. Той машины, которую я выберу. Пока пойдёт джип. Он был окрашен в мягко-зелёный цвет и очень красиво вписывался в панораму пустевшего города. Я подошёл к машине, слава богу - стекло водителя приспущено, просунул руку внутрь, нащупал кнопку открывания двери и нажал. Сел за сиденье водителя, ключ был в замке зажигания (как и следовало ожидать). Я глядел соседние сидения, рядом лежала женская сумка, а сзади большая дорожная и коричневый рюкзак. В женской сумке не было ничего интересного и я выбросил её на асфальт, водрузив на её место свой рюкзак. Большая дорожная сумка была набита всякими шмотками, а в коричневом рюкзаке были журналы, зубные пасты, щётка, аудио и видео кассеты, диски, карманный компьютер и.. плеер! Круто, теперь можно ехать в тачке и слушать музон. Всё кроме плеера и моего рюкзака полетело на асфальт - это мне не нужно было. Мотор завёлся с первой попытки и мягко заурчал. Да, умеют за бугром делать машины. Я осторожно развернул машину и медленно поехал по улице Пушкинской в сторону мэрии. По пути мне попадались стоящие на дороге машины и я осторожно обьезжал их. Перед следующим светофором я остановился. Он работал. Красный, жёлтый, зелёный - размеренно сменялись цвета. Всё как обычно, красный, жёлтый, зелёный, так будет завтра, послезавтра, через год... Красный, жёлтый, зелёный - всё как обычно, только машины стояли и не двигались. Стояли на перекрёстке и им было плевать на всякие там светофоры... У них не было хозяев - людей. У многоэтажных небоскрёбов, длинных поездов, мощных самолётов, быстрых компьютеров не было хозяев - людей. Результаты многовековых трудов человека теперь были никому не нужны, тем более мне. Всё это можно выбрасывать на свалку к такой-то матери... И кто там в середине 20 века говорил, что в близщайшем будущем роботы и механизмы выйдут из под контроля и превратят человека в раба? Тот, кто это говорил - ошибался. Человека ничто не поработит, кроме его самого.
  Я надел наушники и включил плеер. Машины, стоящие на светофоре заградили весь путь и поэтому я обьехал их сбоку - по тратуару, при этом чуть не врезавшись в киоск. Улица Пушкинская. Постоянно кишевшая как днём так и ночью народом. Центральная улица города теперь стояла как после бомбёжки (только вот воронок от взрывов и полуразрушенных домов не было). Пустые дома с пустыми окнами стояли и смотрели на меня. Магазин "Урал", сверху, на 2-ом этаже пластиковые окна, красные шторы и неподвижно сидящая кошка. А за этими окнами что? Пустые квартиры в которых тоже остались недокуренные сигареты, недозаправленные постели, недомытые полы... Стоп. Кошка? Я резко затормозил, пригляделся - кошка! Сидит неподвижно и смотрит в окно. Но почему она осталась?.. Мои мозги уже не успевали соображать - я нёсся к дому, на первом этаже которого был такой-же продовольственный магазин как и везде. "Урал". Пока бежал - запомнил подъезд, забежал, поднялся на второй этаж, постоял немного перед нужной дверью и начал со злобы пинать её. Она была заперта. Тогда пришла неожиданная идея: я побежал обратно к джипу, открыл багажник и достал монтировку. Она просто обязана была там лежать, и лежала. В спешке посмотрел на окно - кошка всё ещё там. Через 20 секунд уже стоял напротив двери. Потом с яростью хищника начал ломать замок, колотиь, ковырять, бить... Ура! Получилось! Забежал в квартиру, побежал в комнату с кошкой... Долго стоял на пороге кухни устало опустив монтировку. Разжал руку - железяка звонко стукнулась об кафель, сел и начал плакать. Впервые в своей жизни я плакал от отчаяния. Бывало, что плакал от боли, от жалости, но от отчаяния - никогда. Это была копилка. Просто-напросто копилка, мастерски сделанная под кошку. Фарфоровая грёбаная копилка. От резкого порыва злости я вскочил, схватил эту копилку и швырнул об пол. Много мелочи там было - усыпала весь пол. С разбитой душой поплёлся в комнату с кроватью, завалился и уснул. Уснул в чужой квартире, в чужой кровати, совершенно разбитый и потерянный...
  Проснулся я в три часа. По крайней мере такое время показывали настенные часы. Лежал и тупо смотрел в потолок. Потом сел на кровать, сильно болела голова. Не знаю от чего. Пошёл на кухню, нашёл на анальгин. Налил из крана воды и запил ей таблетку. Присел. Вот теперь я смог оглядеться: квартира представляла из себя жилище старой планировки, но с недавно сделанным евроремонтом. Новые окна, дорогая мебель, встроенные лампочки в потолки - всё это говорило о том, что хозяева этой квартиры были по крайней мере не из низшего класса. Я встал и пошёл смотреть другие комнаты. В той, где я спал стояла большая кровать, две тумбочки, торшер, и шкаф-купе с огромным зеркалом. В соседней комнате был какой-то кабинет. Там стоял стол, два стула, мягкое кресло, и компьютер. В школе у нас был хорошо оборудованный компьютерный класс и поэтому я имел опыт работы с современными компами. У другана я научился пользоваться известной операционной системой Windows 2004. Я включил компьютер. Секунд 20 он загружался, а потом перед мной предстал рабочий стол сделанный в виде 3D леса, ходя по которому можно найти ярлыки разных папок. Меня только интересовал интернет. Там я хотел найти людей. Благо он был. Я залез в поисковую систему, но она не работала, потом залез на сайт Оксвордской библиотеки - он работал, но в чатах никого не было, хотя обычно там зависало по тысяче человек. Залез на сайт ОРТ - там были новости на позавчерашний день. Потом залезал на многие другие сайты, но и там никого не было. Я не говорю уже о том, что многие сайты вообще не работали.
  Всё, компьютер мне больше не нужен, да и в этой квартире безсмысленно было оставаться. Я пошёл на кухню, взял с пола монтировку (может пригодится) и вышел на улицу. Рядом с подъездом валялся поводок к ошейником и намордником. Злая собака. Была... А может и есть? Может в один прекрасный момент все вдруг появятся? Но когда? Ответы на эти вопросы я не мог получить и поэтому пошел к стоящему на дороге "Спортишу". Через 5 минут уже был на центральной площади. Пока ехал туда, с содроганием думал о сегодняшнем сне, но успокоился, когда увидел все здания и стеллу на месте. Нагло заехал на площадь, остановился у лесенок напротив театра, открыл дверь, пытался настроить плеер на радио, но безполезно, выключил радио, включил кассету, взял из рюкзака домашние бутерброды и начал есть, запивая их спрайтом. и всё-таки в этом исчезновении людей было что то хорошее. Полная свобода! Делай что хочешь и никто тебя в этом не упрекнёт и тем более не запретит делать это. Когда с домашними бутербродами было покончено, я пошёл в ЦУМ. Наш центральный универмаг не такой-уж большой, но отделов в нём выше крыши. Там можно найти всё, что душа пожелает - от прищепок для штор, до настоящих автоматов. Да ещё за последние 6 лет к ЦУМу сделали много пристроек, отчего я не мог найти иногда нужный мне отдел.
  Чёрт! Он закрыт. Я отшёл за здание, нашёл кирпич, вернулся, разшиб стекло. Заорала сигнализация. Пока я делал в стекле дыру, что бы можно было мне войти, сигнализация успокоилась. В универмаге не было света. И хотя на улице 4 часа дня, в некоторых помещениях всё-равно темно. Где-то минут 20 искал рубильник, пока ЦУМ не озарился ярким светом. "Красотища" - думал я, стоя и сиотря на отдел профессиональной керамики. Потом подумал немного, взял самую большую вазу и кинул её об ветрину, где находились ювелирные изделия. Оба предмета разлетелись на осколки. Снова заорала сигнализация, только другая. Она орала намного дольше и противнее, что изрядно попортило мои нервы. За это, я разгромил все вазы в этом отделе и разбросал золото и серебро по полу. А какая разница? Всё-равно они никому не понадобятся! Потом пошёл в спортивный отдел, поиграл в баскетбол, попрыгал на растяжном батуте (чуть шею не сломал), попинал футбольный мяч. Увидел велосипед и решил себе его прикарманить. На нём приятно и быстро ездить. Взял из этого спортивного отдела бейсбольную биту и пошёл разбивать шкафы-купе. Весело. Затем нашёл огромный отдел с компакт дисками и музыкальными цнтрами. Решил послушать что-нибудь неизвестное. Просто взял первый попавшийся диск и вставил в самый большой и дорогой центр. Ну и громкость! В подвале слышно. На диске было Prodigy. Вообще-то я такое не слушаю, но даже и не пытался слушать. Знаю, что эта группа была очень популярна этак в году 96. Но не смотря на это, понравилось! Даже очень. Поднимает адреналин в крови. Недалеко стоял банкомат, а рядом - стул. На этом стуле лежала кобура с пистолетом. Там сидел охранник. Пистолет-то не газовый! Я проверил обойму - патроны на месте. 12 штук. Решил малость побаловаться: пошёл с пистолетом в винный отдел, расставил там бутылки в ряд и начал палить по ним. Дорогое, итальянское вино разлилось по полу большой лужей. Я решил оставить пару самых дорогих бутылок себе. Нет, через пять минут уже пил их, закусывая взятыми из продовольственного отдела сушёными крабами и кальмарами. Через двадцать минут я был уже вдрызг пьяным. Всё-таки две бутылки дорогого вина на одного это не мало. Шатаясь, как моряк после долгого плавания, я сел на велосипед и кое-как доехал до своего джипа. Точнее не доехал, а стукнулся об бампер, не расчитав скорость. Долго лежал на земле, чуть не уснул, потом взял из машины рюкзак и пошёл в президентский дворец. В сиём месте я решил переночевать. Не слабо. В этом огромном дворце было весьма трудно найти спальную комнату очень пьяному человеку, причём этот пьяный человек постоянно натыкался на косяки головой, при этом что-то громко пел, а иногда и ругался матом. Через час я уже валялся на огромной, широкой и мягкой кровати. На ней спал сам президент Удмуртии. А теперь сплю я - несчастный алкаш, который потерял людей. Я спал очень долго. Проснулся - за окном темнота. Когда вспомнил, где нахожусь, вскочил с кровати и уставился в окно. А может быть... Нет на улице пусто и не слышно звука машин. Решил сесть и написать.
  Вот и всё, пожалуй. Долго писал о сегодняшнем дне и уже хочется спать. Спокойной ночи мне.
  День третий.
  3 Сентября. 20:00, Среда.
  Когда я был маленьким, я очень любил, когда кто-нибудь мне рассказывает разные истории. Неважно какие. Любил тёмными, зимними вечерами сидеть и слушать как мама мне рассказывает то, во что сама-то с трудом верит. Но я верил. В 10 лет веришь всему, что рассказывает твоя мама. Моя мама рассказала мне огромное множество различных историй и если-бы она записывала их на бумагу, то получилась бы целая книга. Это как сказки перед сном, только эти сказки мама придумывала сама, а моё богатое воображение обрисовывало их так, что я верил в них. Одну из этих мини-историй я сейчас напишу.
  "Жили однажды на свете мама, папа, сестра и сын, короче - семья. Жили хорошо, и ни в чём не нуждались. Но и богатств особых у них и не было. Домашних животных они не имели потому что считали, что от них одни хлопоты. И вот однажды, по злой воле случая, мама потеряла на улице свои перчатки. Сидела на скамейке и читала, перчатки лежали рядом. Когда кончила читать - встала и ушла, забыв про перчатки. А они-то хорошие были! Синие такие, с розочками на запястьях. Но мама особо не огорчалась: как-то вечером, она позвала сына, дала ему денег и сказала, что бы он купил ей новые перчатки. Но строго настрого запретила ему покупать красные. Сын согласился. Но в магазине оставались только красные перчатки, тоже с розочками на запястьях. Решив не уходить без покупки, сын всё-таки купил красные перчатки. Когда пришёл домой, положил перчатки на полку и ушёл гулять, забыв о них. Вернувшись с прогулки, сын не застал дома родителей и сестру. Наверное они были на работе. В 10 часов вечера сын лёг спать, родители с сетрой пришли в 11 часов усталые и заработавшиеся и поэтому не стали будить сына и спрашивать о покупке. Сразу легли спать. Ночью, папа проснулся, что бы сходить в туалет. Проходя мимо полки, где лежали красные перчатки: он услышал голос: "Иди ко мне!" Папа подумал, что это какая-то шутка и поэтому подошёл к полке, надеясь найти там предмет этой шутки. Когда он подошёл, перчатки набросились на него и задушили, оставив на шее чёткие, синие следы рук. Проснулась и мама. Она не поняла, почему её мужа нет в постели. Чёткий голос раздался из комнаты: "Иди ко мне!". Мама подумала, что это муж её зовёт, встала и пошла в другую комнату. Она увидела, что муж лежит мёртвым на полу, а перчатки летят к ней. Она хотела закричать, но перчатки обхватили её шею и подняли к потолку. Когда мама перестала шевелиться, перчатки отпустили её. Труп упал на пол. От шума в зале сестра проснулась и решила посмотреть что там происходит. Когда она вышла из своей комнаты, перчатки уже висели над дверью. Они схватили сестру за шею и начали душить. Когда сестра умерла, перчатки оттащили труп в зало и улеглись на своё место. Сын спал, но спал плохо. Ему снился страшный сон - будто он лежит в своей кровати и видит, что перед ним стоят его родители и сестра. Они немного парили над полом, их кожа и одежда была прозрачная, они были призраками. На их лицах читалась большая скорбь. И вдруг призрак мамы заговорил: "Сын, почему ты не послушал меня? Почему ты купил красные перчатки?". Призраки растаяли и ошалевший сын понял, что это был не сон. Он вспомнил про перчатки. Он понял что надо делать. Сын бесшумно встал с кровати, взял аэрозольный дезодорант, зажигалку и через 2 секунды с диким криком вбежал в комнату с трупами, подбежал к полке и сжёг красные перчатки. Остался один пепел. И вдруг, мама, папа и сестра ожили. Следы удушья на их шеях исчезли. Сын подбежал к ним и со слезами обнял. А на другой день вся семья пошла в магазин и купила новые, белые перчатки, и долго ещё эта семья не знала горя и разлуки..."
  В конце такой истории мама смеялась и говорила, что это всё выдумки, но я сидел и ярко представлял себе этот дом, эти перчатки... К чему это я расписался? Да просто так, охота писать нашла.
  Проснулся я примерно в 11 дня. Голова немного болела от вчерашней пьянки. Но зато я хорошо выспался на большой, мягкой кровати. Как король! Я открыл глаза, присел на кровати, потом решил сделать зарядку: встал на кровать и начал прыгать. Я почти до потолка подлетал. Кончилась зарядка тем, что я не рассчитав прыжок, грохнулся головой об пол. Было больно, но зато я окончательно проснулся. Потирая шишку на голове, я неспеша оделся, сложил всё в рюкзак и пошёл искать выход из дворца. Когда я был пьяным, я бродил кругами по дворцу (пока спальную не нашёл) и в конец забыл, где выход. Дворец представляет собой огромное скопище кабинетов, приёмных, комнат отдыха и залов с копирами. компьютерами и печатными машинками. Вот он выход. Свежий воздух. Сегодня на небе тучи. Серые, тяжёлые, хмурые тучи. Когда видишь такие тучи, хочешь размышлять над своей жизнью, задаваться вопросом: "Кто я?" и писать всякую дрянь. Лёгкий ветерок играл моей одеждой, обдувал небритое, усталое (это с утра-то?) и хмурое лицо. Может верок хотел, что бы я улыбнулся? Может быть... Я улыбнулся: Ах ветер,ты мой единственный друг сейчас! Мы с тобой теперь одни остались на этом свете. Может обьяснишь почему? Но ветер не мог обьяснить, на то он и ветер. Я сошёл с крыльца и неспешным шагом направился по асфальтированной дорожке к вечному огню. Но через шагов десять сошёл с дорожки и зашагал по земле. По ней приятней ходить, она мягкая и напоминает мне детство... В детстве я часто бывал у бабушки в деревне и целыми днями бегал на речку босиком. Люблю ощущать ногами свежесь, дыхание и приятный холодок земли, покрытой мягкой травой. Но сейчас я не могу снять кроссовки - можно поранится об какую-нибудь железяку или того хуже - стекло. Я неспеша подошёл к перекрёстку, поглядел на стоящий бензовоз, отпугнул мысть о взрыве от спички. Зачем делать то, что тебе не нужно сейчас? Я представил себе, как взобравшись на бензовоз, кидаю внуть спичку и разлетаюсь с чёртовой матери не успев убежать.. Миновав машину, я направился по небольшой аллее к вечному огню. На скамейках в аллее валялись гитары, бутылки, сумочки и вякая дрянь. Народ отдыхал... Но что было с ними когда они исчезали? Может они корчились от боли, сгорая в огне? А может все люди разом превратились в в каменные статуи и кто-то очень большой ходил и собирал их по миру, при этом забыв забрать меня? Или все люди мигом исчезли, как я не успел моргнуть в то утро во сне? Или я каким-то образом оказался в парралельном мире? Всё может быть... Я вдруг резко остановился: конец света?.. Несколько секунд пытался понять свою мысль. Усмехнувшись, пошёл дальше. Этого не может быть: где тогда восставшие из могил, ангелы с небес, черти из под земли, праведный суд Божий? Это нет, а следовательно и нет конца света - я облегчённо вздохнул. С усмешкой представил, что ТАМ наверху решат сделать конец света, спустятся на Землю и.. Никого не найдут! Только я один буду бегать и просить прощения за грехи... Весело. А может ТАМ так и задумали, убрать людей? Может люди как раса стали не нужны и не пригодны для Всевышнего и он решил поселить на матушку-Землю новых созданий из космоса? Таких созданий, которые не будут врать, убивать других, самих себя, создавать атомные бомбы и насиловать ими родную планету... Такие создания будут жить любовью и верностью долго-долго на Земле... А меня оставили для того, что бы я лицезрел эту жизнь и потом передал своим.. ЛЮДЯМ, которые будут жить на плохой планете, в плохом мире, в АДУ, что на свете можно жить без единого греха! Я готов молить Бога, что бы так никогда не случилось... Я люблю людей и не хочу, что бы они несли такого жестокого наказания. Но видимо, уже несут...
  Вечный огонь. Он всегда горел. Теперь не горит. Видимо на газовой станции из-за отсутствия людей выключилась система подачи газа к огню. Я присел на мраморный парапет рядом с местом, где горел огонь. На асфальте рядом валялись букеты, фотоаппараты и видеокамеры. Здесь в то утро была свадьба. Вообще, ижевские молодожёны любят это место и во время своих свадьб, чаще всего приезжают сюда с множеством букетов и с двумя белыми голубями. Тут принято выпускать на волю, в воздух двух голубей. Голуби - символ мира на Земле... Я поднял с земли один букет и бережно положил его на мрамор. Я уважаю подвиг наших прадедов. Они позволили мне жить в богатой (духовно), красивой и главное свободной стране... Они отдали свои жизни чёрт возьми ради нас!.. Большая статуя солдата стояла за моей спиной и смотрела в даль. Стоять тебе ещё здесь долго, неизвестный солдат. Спи спокойно.
  Меня передёрнуло как от холода. По спине пробежались мурашки. Мне показалось, что за моей спиной стоит безмолвная толпа народу. Призраков. Я представлял себе, как они холодно, оценивающе смотрят на меня, а потом начинают делать медленные, бесшумные шаги в мою сторону... Я резко оглянулся - ничего, только один пожелтевший листок падал на землю. Я закрыл глаза и перевёл дыхание. Мне казалось, что из всех окон домов, из пустых машин, из-за кустов, скамеек, из-за статуи солдата на меня смотрят прозрачные тени людей. Вездесущая тишина нависла надо мной, как покрывало. Начало давить уши, казалось, что я оглох... Открыл глаза, всё нормально. Больше нечего делать у этого (не)вечного огня.
   Я пошёл в музей напротив. Я уж и забыл, когда в последний раз ходил в музеи. Последний раз - лет 5 назад, тогда с классом надо было обязательно сходить, что бы написать реферат. Выставка была посвящена фольклёру и быту дореволюционной Удмуртии. Я чуть со скуки не помер, разглядывая всякие топоры, платья, костюмы и побрекушки. Тогда я дал себе зарок - никогда больше не ходить в музеи. Креевеческий музей - одноэтажное, небольшое здание, сделанное в стиле петербургского эрмитажа и неоднократно реставрировшееся. Я с лёгкостью открыл большую, деревянную дверь - она была не заперта. На большом плакате в раздевалке было написано: "Только с 1 сентября! Открытие выставки восковых фигур! Фигуры недавно сделаны в Москве и привезены в Ижевск, вы не отличите их от реальных людей! Вход - 30р." Из раздевалки я пошёл в дверь напротив - в сам зал. Странно, там горел свет. Окна были занавешаны чёрными, толстыми шторами, а зал разделялся на отделения, где сидели или стояли восковые фигуры. И правда! Их почти не отличишь от настоящих. Вот Пётр 1, Наполеон, Ельцин, Брежнев Екатерина 2, всякие уроды с двумя носами, тремя глазами, гиганты, карлики и сделанные на заказ копии простых людей. Я подошёл к Брежневу и дал ему пинка. Я всегда мечтал это сделать - при жизни, вождь сослал моего дедушку в сибирь (не помню за что) и там дед погиб, не выдержав морозов и безлюдия. Фигура, не выдержав моего пинка, повалилась на пол. Голова Брежнева отвалилась и лежа на полу, как-то странно на меня смотрела. Внутри была какая-то вата или паралон. А на ощупь голова вождя была как живая, только холодная. Я подошёл к Петру 1 и пожал руку: "Боже, храни царя батюшку!" - громко сказал я. Мне показалось, что за моей спиной раздался смешок. Я развернулся - там неподвижно стоял карлик. Его лицо было отстранённым. Но я то знаю, что замышляет этот маленький недоумок, он смеялся на до мной! Я подбежал к восковому карлику, схватил его, поднял над головой (как пушинку) и кинул изо всех сил об землю. Карлик разлетелся на множество кусков воска. "Кто ещё хочет?" - спросил я, грозно оглядываясь, но никто не хотел, все стояли как вкопанные. Большой гигант стоял в самом дальнем углу зала. Его рост составлял примерно метра 3 а лицо было всё в уродливых шрамах и наростах. "Жертва Чернобыля" - гласила табличка у его ног. Приблизившись к нему в плотную, я заглянул гиганту в лицо. Стеклянные голубые глаза. Мёртвые глаза. Они смотрели сквозь меня, как буд-то ренген, ощупывали меня изнутри и залезали в самые дальние уголки моего сознания. Смотря в эти глаза ты знаешь, что все твои секреты и мысли раскрыты, что твоя душа лежит теперь открытой на всеобщем обозрении... "Что, трудно?" - спросил я гиганта, но он молчал как баран и не хотел говорить со мной. Я долго, пристально смотрел фигуре в глаза, и ждал. Если бы в тот момент гигант заговорил, то я бы наверное сошёл с ума. Я просто испытывал свой характер, свою волю. Молча стоял и ждал чего-то. Потом развернулся и ушёл из зала, за моей спиной кто-то вздохнул (или мне показалось?). Я вышел из музея победителем в бессмысленной схватке.
  Подтянув лямки рюкзака и зашнуровав ботинки, я пошёл снова на площадь. Мой джип стоял в том-же месте, что и вчера. Дверцы были распахнуты настежь. Вспомнил о вчерашней моей пьянке. Нафига я напился? Пьяным я могу натворить чего-нибудь, а хуже, если я пьяным сяду за руль. Вот потеха будет тогда, когда я врежусь с огромной скоростью в какой-нибудь столб и некому будет мне помочь. Буду умирать один... Нет, лучше буду путешествовать пешком.
  Решил обновить свой гардероб. Зашёл снова в ЦУМ, нашёл отдел с всякой модной одеждой ("Ультра"), выбрал самый дорогой прикид из имеющегося и посмотрел на себя в зеркало. Круто. Потом, вспомнил, что где-то посеял плеер. Ничего, эта проблема разрешима. В музыкальном отделе нашёлся весьма подходящий, для лазерных дисков. Взял там-же несколько любимых групп. Зашёл в кулинарию, разогрел себе пиццы, суп, второе с курицей (всё это не испортилось так как хранилось в холодильнике) и неспеша поел. Потом запил всё это яблочным соком и вышел на улицу.
  Напротив ЦУМа стоит газетный киоск. Мне вдруг захотелось почитать какой-нибудь журнал или газету. Дверь в киоск была заперта, я решил зайти нелегально. Поблизости как раз валялся дипломат. Он был довольно тяжёлым. Звонко разбилось стекло. Я набрал сколько смог газет и журналов, подошёл к скамейкам возле фонтанов и сел на одну из них. Теперь я мог часок посидеть и почитать и никто меня не отвлечёт и не пристанет. Ну а что мне тогда было делать? Бегать по городу и искать людей? Всё-равно не нашёл-бы, появятся - хорошо, не появится, буду жить дальше. Хотя, может мне стоит поехать куда-нибудь? В Европу например... Нет, я не знаю маршрутов, и скорее-всего не доеду, т.к. не умею водить поездов и самолётов. На машине слишком хлопотно - надо разыскивать бензин, еду и искать карты путешествия. Вначале я читал какую-то юмористическую газету, смешно, потом надоело и стал читать журнал о машинах. Когда и тот надоел, пролистал парочку порно-журналов. Эх! Аньку бы сюда! Анька это моя хорошая знакомая. Я уже писал о том, что когда я выпал из своего окна, она это видела, и я ей сказал "привет". Вообще, мы с ней с детства дружим. Я помню, когда она была маленькой, озорной и весёлой девчонкой. Но примерно пять лет назад, летом, она кардинально изменилась - ходила мрачная и задумчивая, а иногда и грустная. На все мои вопросы насчёт такого поведения она не отвечала, уходила и всё. Только потом её сестра мне рассказала, что её бросил пацан. Не понимаю, как такую классную девчонку мог кто-то бросить. Этот пацан полный олух, если это сделал. Но потом Аня смягчилась и у нас опять возобновились тесные, дружеские отношения. Если честно, то я до 1 сентября надеялся на более близкие отношения... Остался бы я с ней и может мы что-нибудь да придумали... Куда-нибудь поехали...
  Потом я вспомнил, что у меня в рюкзаке лежит недочитанная книга. Следующие два часа посвятил её дочитыванию. Очень понравилась. Иногда бывает, что когда прочитываешь книгу, живёшь в мире автора, продолжаешь кончившиеся события, просто-напросто не хочешь расставаться с книгой. Вот так у меня было и сегодня. Прочитав действительно хорошую книгу, хочешь что бы автор ещё написал что-нибудь о событиях, искренне переживаешь за героев, привязываешься к ним как к своим родственникам, наконец начинаешь думать и действовать как они. Наверное, такое бывает только у редких (в наше время) гурманов-книголюбителей, каким являюсь я. Я с детства люблю читать книги. В то время, когда другие пацаны у меня во дворе ходили по девчонкам, дрались, гуляли, отдыхали, я сидел дома и читал. Но я не был каким-то очкариком-заучкой, я был нормальным пацаном, которому не слабо в свои 9 лет залезть на высокое дерево, обрызгать кого-нибудь из бутылки холодной водой или просто уступить место пожилому человеку в транспорте. Может быть, читая книги дома я много потерял... Странно, но никакие другие книги не производили на меня такого впечатления, как эта. ЭТА книга показала мне душу автора, его мысли, переживания и... Всё, хватит всякую чушь пороть в дневнике. А то початся "Мемуары, которых некому читать" хех... оригинальное название. В общем, я прочитал эту книжку и бережно положил в рюкзак. Решил спуститься к пруду. Дошёл до трамвайной линии и замер: трамвай, как и в сне стоял на том-же месте, и цвет у него был тоже красный... Что-же это такое? Вещий сон? Я в это не верю. А для большей смелости я спустился к трамваю, вошёл в него, уселся за водительское место и громко сказал: "Осторожно! Двери закрываются, следующая остановка - сервис студия Центр!" Потом посидел с закрытыми глазами ждя, что взлечу в воздух и превращусь в лепёшку. ... Ничего, та-же тишина и гул в мозгах. Вытерев пот с лица я сошёл с лесенок вагона.
  Спустился к пруду. Прямо к самой воде. Чистая вода. Год назад правительство Ижевска всё-таки нашло деньги на капитальную очистку пруда. Я зачерпнул немного воды и плеснул себе на лицо - освежает. Выпрямился в полный рост и уставился мутным взором на завод, расположенный на противоположном берегу. Какой-то незнакомый звук... Непонятный гул, смешанный с едва разлечимым скрежетом. Это был явно посторонний звук. Я прислушался. И вдруг, раздался оглушающий взрыв, на месте завода образовалась взрывная волна, которая освещая и сметая всё на своём пути, достигла моего берега. Огромная волна, высотой в 2 метра отнесла меня на асфальт и больно ударила рукой о скамейку. От резкой боли я потерял сознание. Потом очнулся. Завод (вернее его остатки) горел ярким пламенем. Моя правая рука сильно болела в районе локтя, там-же было всё распухшим и синим. Но меня волновало не это, меня волновал взрыв. Может это люди?!! Привлекли так к себе вимание. Как бешеный, я побежал по краю пруда к заводу. Через метров 200 была спасательная вышка. Сломав стекло ногой, я отыскал там рупор. У меня не было уже сил, когда я всё-таки прибежал к горящему зданию. Везде валялись стёкла, камни, кирпичи, куски каких-то механизмов, и горящие бумаги. Мощный был взрыв. Я дико озирался по сторонам, отыскивая взгдядом хоть намёк на живое. Потом приложил к рту рупор и изовсех сил заорал: "ЛЮДИ!! Я ЗДЕСЬ!!! ЭЙ!!! Я ЗДЕСЬ!!!!! ЛЮДИ!!". Так орал минут десять, пока не зашёлся кашлем. Вокруг никого не было, а стало быть и не будет. Я со злостью швырнул рупор в воду и пошёл от этого чёртова места. Я догадался, что завод мог взорваться и от того, что никто не смотрел над работающими механизмами. Котельная, например.
  Очень сильно болела рука. Вроде, я её вывихнул. Такое со мной случалось и раньше и поэтому я знал, что делать. Просто взял, да и резко дёрнул за кисть. От боли стиснул зубы. Но через минут 20 она прошла. Верно, это был вывих. Мне в принципе плевать было на огромный пожар на месте завода. Всё-равно я не смог-бы его потушить, да и зачем? Он мне не угрожает. Я медленно побрёл от набережной (от плотины, которая впрочем тоже могла разрушиться от пламени) вверх, в летний сад им. Горького. В этом парке любили отдыхать семьями или парами. В нём находится несколько аттракционов, магазинов, кафешек и всяких других уличных прибамбасов, которые предназначаются в основном для того, что бы содрать с людей побольше денег. А, ещё там есть зоопарк и компьютерный зал. В этот парк (или летний сад) приходили отдыхать люди из среднего класса, со своими семьями, пенсионеры (что бы послушать старинные песни в своём исполнении на сцене), пьяная молодёжь (что бы подраться) и заезжие туристы (которые просто не знали, что в городе есть другие места, где можно лучше отдохнуть). Там есть красивая беседка (правда красивая издалека, а вблизи вся грязная и исписанная), где можно любоваться панорамой пруда. Немного постоял я в этой беседке, потом пошёл в уличное кафе. В холодильнике нашлась свежая газировка и мясо для шашлыков, уже замоченное и приготовленное в кастрюле. И где-то уже через полчаса я с огромным удовольствием уплетал четверную порцию шашлыков, заедая их салатом из помидор и запивая всё это газировкой. Когда я наелся, пошёл бродить по парку. Приготовил себе воздушную вату, поиграл часа 2 в компьютерном зале, настрелялся вдоволь в тире, посмотрел без всякого смеха на своё отражение в кривых зеркалах и зашёл в магазин с видео кассетами. Там я набрал в пакет кучу (штук 20) видеофильмов и решил найти себе квартиру, где спокойно проведу вечер, рассматривая их.
  Ушёл из парка, времени было уже часов 6 вечера. Поднялся к трамвайной линии и вошёл в какую-то пятиэтажку. Там я вскрыл квартир 5 наверное, пока не нашёл подходящую - богатую и обставленную. Усталый и довольный, я завалился на диван, включил видик и посвятил всё время до 20:00 смотрению фильмов и уплетанию чипсов. Потом сел за стол и начал писать в этом дневнике. Всё, на этом записи на сегодняшний день заканчиваются, я ложусь спать.
  День четвёртый.
  4 сентября. 20:00. Четверг.
  Что за день! Если бы кто-нибудь знал, как я плохо себя чувствую! Меня буквально выворачивает на изнанку! Я целый день просидел в квартире. А началось всё с того, что утром, примерно в 10 часов я соскочил с кровати и быстрее побежал в туалет, но как только я открыл дверь, меня уже пробрало, точнее стошнило. Прямо на порог туалета. Все мои внутренности валялись в это утро на полу. Меня рвало примерно минуту, потом приступ закончился. Голова раскалывалась от резкого пробуждения, и внезапного порыва желудка высвободить всё ненужное не через тот проход. Я уселся рядом с лужей рвоты, приложив руку ко лбу, он был горячим. В глазах двоилось и первое время я не мог понять, где очутился и почему сижу на пороге туалета. Но понимать и не надо было - новый приступ тошноты заставил меня вскочить, подбежать к унитазу, обхватить его руками и опустить голову внутрь. Теперь меня рвало ещё сильнее и ещё больше. Я чуть сознание не потерял. Как пьяный, с зелёным и ничего не понимающим лицом сидел рядом с унитазом, готовясь в новому приступу рвоты. И он наступил. Ещё минуту я держал голову внутри унитаза и полностью опустошал свой желудок. Стало немного легче. Я выпрямился и посмотрел на себя-любимого в зеркало. Да... Я был похож на наркомана в самом его расцвете, только этот наркоман месяца два должен был страдать ломкой, что бы выглядеть как я в то утро. Провёл рукой по лицу - много пота. Да что-же это такое? Я отравился или заболел? Если отравился, то наверное, теми шашлыками, что ел вчера вечером в парке, а если заболел то чем? Понятия не имею. Я мало болел раньше, да и вообще не разбираюсь в медецине. Знаю только какую таблетку надо выпить если болит голова, живот или сердце. Кстати, это идея - насчёт таблетки. Осторожно переступив через лужу своей рвоты, я пошёл на кухню. Но там ни в каком ящике не было и намёка на лекарства. Выругавшись, я начал искать аптечку в других комнатах. Квартира, в которой я ночевал представляла из себя четырёхкомнатное помещение, если не считать туалета, ванной комнаты и огромного холла. Она находилась на пятом этаже и из её окон можно было любоваться на южный Ижевск (короче - центр). Вчера вечером, когда я с ломиком ходил и вскрывал двери, я нашёл сумку. Она валялась в подъезде. В ней кроме кошелька, всяких женских мелочей и бумаг находилась связка ключей. С этой связкой я обходил все квартиры в том подъезде, пробуя к дверям каждый ключ. Но подошёл только один ключ, к одной двери на пятом этаже. Именно то, что я мог спать в закрытой квартире, привлекло меня сюда. Как-то непривычно было-бы находиться в доме, где нараспашку открыта дверь. Хоть и в мире вообще не было людей, всё-равно непривычно...
  Открыв вчера моё сегодняшнее жилище, я тихо вошёл в прихожую, аккуратно (как приличный гость) вытер ноги о коврик, снял ботинки и сказал: "Есть кто-нибудь дома?" - гробовая тишина. Прямо перед мной был длинный коридор на стенках которого развешаны непонятные картины (на них как таковых не было рисунков, какие-то смешания цветов и надписей), справа тоже был коридор, но поменьше и уже. Я направился исследовать квартиру. Справа, в коридорчике были три двери. Одна вела в ванную комнату, с красивой, зелёной ванной и таким-же умывальником. На полотенцах, которые висели там-же на вешалках было написано: "Светлана" (на красном) и "Дима" (на синем). На дверь дальше - был туалет. Странно, в туалете окно, а в умывальнике рядом плавает кораблик. Наверное, труба засорилась и кто-то с чувством юмора запустил туда плавать кораблик. Напротив двери в ванную была дверь в детскую комнату. Посреди этой комнаты лежал огромный, толстый, мягкий ковёр с изображением какого-то сказочного существа. Слева от входа стоял тёмно-красный диван, в дальнем углу стоял детский стол с разбросанными на нём фломастерами, карандашами и ручками. Рядом с этим столом была детская кроватка с перилами, что бы ребёнок не вылез и с подвешенными над ней погремушками. Справа от входа в комнату, стоял комод, наполненный детской одеждой. В другом дальнем углу хаотично разбросаны плюшевые, плассмасовые и другие игрушки. На полу коридора с картинами был выстилан длинный ковёр. Прямо как в замках. В конце, коридор сворачивал направо и проходя метров 15, упирался в дверь на кухню. Но по бокам тоже распологались двери. Одна вела в залу. Таких больших зал я ещё в Ижевске не видел. Слева и справа от двери, стояли два кожаных и наверное дорогущих кресла. Весь пол был в мягком покрытии а в середине стоял гигантский телевизор с плоским экраном. Автомобиль можно смело поменять на такой телевизор - не пожалеешь. Телик стоял на ещё большей тумбе, в которой распологался домашний кинотеатр. По бокам стояли колонки. Любую из них можно использовать как небольшой столик - такие они были большие (для квартиры). Напротив всего этого стоял тоже чёрный диван. Формой он был как буква "П", а в углу стоял мини-бар с парой крутящихся стульев. Хозяева этой квартиры явно любили посмотреть телевизор и устраивать вечеринки. Напротив залы была дверь в кабинет. В этом кабинете, на полу валялась шкура медведя, с головой, Вот это да! Такого я ещё не видел. На стене висела мишень с дротиками, а рядом с мишенью стоял шкаф, наполненный разными книгами. Напротив шкафа - полукруглый стол с ноутбуком. Вот и весь кабинет. Немного дальше по коридору находилась спальная комната. Там стояли два торшера, кровать с четыремя столбиками (тоже как в старинных замках), тумбочка (из красного дерева) и небольшой диванчик с подвешенным над ним зеркалом. Завершала устройство квартиры довольно приличная кухня, с большим столом у стелы, высоким холодильником, газовой плитой, мусоркой и столом, где находились всякие микроволновки, тостеры и т.д.
  В других комнатах я так и не нашёл ни аптечки, ни таблеток. Видимо хозяев не особо волновало их здоровье. А может у них был личный врач? Вдобавок к тошноте, головокружению у меня добавилась боль в висках. Я сидел на кухне и смотрел в окно, мало соображая, что происходит. Хотя, ничего и не происходило. Пустота на улицах, в домах, под землёй, над землёй... И вдруг, у меня начались галлюцинации (то что это действительно были галлюцинации, я понял только через час): мне послышалось, что в входную дверь кто-то настойчиво стучит. Словно пьяный, шатаясь и спотыкаясь об углы, я побрел к двери, посмотрел в глазок - никого. Отвернулся - снова стук. Мурашки пробежали по моей спине, в глазах начало мутиться (да и до этого, с утра, уже мутно было). Едва слышно, словно кошка, я подошёл к двери и снова посмотрел в глазок. Там кто-то был! И хотя всё было мутно, я различал человеческие очертания на площадке. С первым порывом радости я хотел открыть дверь, но что-то меня держало. Там ждали... Невидимый поток холода повеял из-за двери и проник в меня. Меня всего пробрало. Я сделал шаг назад, в дверь начали колотить. Мне стало страшно. Мне стало ОЧЕНЬ страшно. До того страшно, что волосы встали дыбом, а зрачки расширились. Я словно видел себя со стороны. Я видел своё лицо: дрожащий подбородок, высохшие, обветренные губы, красные, нервно бегающие глаза и растрёпанные волосы. Дверь начала сотрясаться от стука. В тот момент я сильно захотел убежать, закрыться в самой дальней комнате, порезать вены... Я заорал. Заорал так, что упал на пол. Стук прекратился. Лежа на полу в прихожей и тяжело дыша, я смотрел на картины (их я уже описал выше и не буду повторяться) - на них что-то менялось. Так и не понял что. Они были ... жывыми что ли... А потом произошло то, что ни в какие рамки не входит. Картины начали мне улыбаться. Незнаю, как картины вообще могут улыбаться, но знаю, что они улыбались. Такими злорадными, не несущими ничего хорошего улыбками. "Я свихнулся. Я просто напросто свихнулся." - сказал себе я в тот момент. Нашёл в себе силы встать и хорошенько приглядеться к картинам. Улыбки на них стали ещё шире. Я начал хлопать себя по щекам, сильно. Надо было восстановить сознание. И это у меня получилось - картинки снова приобрели свой старый вид. Переведя дух, пошёл на кухню, налил воды и выпил. Посмотрев в окно я снова обомлел: там всё было! Люди ходили по тратуарам, кто-то выгуливал собаку, машины ездили взад-вперёд по дорогам, стояли на перекрёстках и гудели. Трамваи и автобусы останавливались на остановках, давая толпам народу выйти и зайти, стайки ворон летали над крышами домов и бригада рабочих работала внизу, разбирая какую-то будку и погружая доски в грузовик. Какой-то рабочий даже помахал мне рукой. Стакан выпал у меня из рук, разбился об пол, разливая недопитую воду. Необузданная радость охватила моё сознание. Люди! Вы появились! Как я рад вас видеть! Постойте, я иду к вам! Я иду!!! Громкий смех раздался из-за двери в прихожей. Я залез на подоконник, начал открывать окно. Сейчас, сейчас погодите люди, я уже почти достиг вас! Теперь все на улице остановились и смотрели в мою сторону. Многие тоже начали приветливо махать руками. Я резко раскрыл окно. Ха, меня встретила та-же реальность. Реальность, которая продолжается с 1 сентября. Я очухался. Понял, что люди и машины мне померещились, так сказать продукт сознания. Что-же это я хотел сделать? Выпрыгнуть из окна? Дурак. Я слез с подоконника и закрыл окно. В глазах перестало мутиться, но боль в голове и тошнота остались. Твёрдым шагом, я направился в коридор. Картины висели как и должны были висеть. Зашёл в ванную, взял тряпку, намочил и вытер ею лужу рвоты, что была на пороге туалета. Потом одел ботинки, распахнул входную дверь, вышел на улицу и выбросил тряпку в мусорку. Я чистоплотный человек и поэтому не люблю жить как в хлеве. Сознание моё практически очистилось, но оставалась сильнейшая усталость. С такой усталостью не могло быть и речи о каких-либо путешествиях по городу. Я зашёл обратно в квартиру, запер дверь, и направился в спальную. Там я плюхнулся на кровать и забылся глубоким сном.
  Звуки этой музыки всегда привлекали меня. Мягкая, необьяснимая, заставляющая душу отделятся от тела и лететь туда, где человеку быть не дозволено, там прекрасно... Место бытия тайн миросоздания... Когда меня посещали эти сны, всегда играла эта музыка. Её невозможно воспроизвести земными инструментами и голосами. А если бы можно было, то тот, кто это сделает - будет мировым гением в кубе. Но увы, её можно слушать только во сне.
  Я был одет в белые одежды, на моих ногах были тонкие сандали, а в руке я держал простой деревянный посох. Сидел я на огромном валуне, который вряд-ли поднимешь эксколатором. Неподалёку от меня росло огромное дерево, ветви которого заботливо закрывали моё голову от солнца. Ему (дереву) по всей видимости было лет 200 - такое оно было толстое и размашистое, но в нём так-же ощущалась какая-то неземная нежность и чувство места там где оно стояло. Странно, но это дерево находилось посреди пустынной, высохшей местности. Видно было, что земля давно ждала дождя и покрылась трещинами. Где-то сновали маленькие, юркие ящерицы, которые на доли секунды останавливали свой бег и удивлённо на меня смотрели. Я встал и вышел из-под дерева. Теперь мне можно было ощутить, как греет солнце. Такого нельзя было долго выдерживать и я одел капюшон, который был на моей одежде. Насколько хватало взгляда, везде была высохшая изжённая равнина. Где-то вдали, совсем мутно я разглядел очертания гор, до них примерно неделя пути. С других-же сторон не было ничего - только горячий воздух, хаотичными потоками сливался с синим, безжизненным небом, а в середине этого неба неподвижно стояло горячее, жёлтое солнце. Я стоял и думал что мне делать: или пойти по пустыне или оставаться в тени дерева. Но мои раздумья прервали два путника. Они шли далеко, почти на линии горизонта, но я различал их одежды. Такие-же белые, как и у меня. Они приближались ко мне. Через некоторое время я смог расслышать их голоса. Их язык был непонятен, но было видно, что они о чём-то спорят. Их спор был похож на спор людей, которые твёрдо знают, о чём они спорят. Один путник, который был лысый (шёл он без капюшона) о что-то горячо доказывал другому, который имел бороду, средние (идеальные) формы лица и носил капюшон. Тот человек, что не имел волос на голове, шёл походкой, которая означала его превосходство в нынешней ситуации, смело и широко шагая, он всё-же допускал некоторые нервные движения руками. Походка другого путника отличалась смирённостью и какой-то определённой уверенностью. Шагая по земле он смотрел собеседнику в глаза и короткими, но уверенными фразами отвечал на длинные реплики того. Теперь путники находились в шагах двадцати от меня. Заметив меня, они остановились. Лысый человек с усмешкой указал на меня пальцем (на этом пальце было кольцо, которое переливальсь чёрным и красным цветами), но другой путник ничего не ответил, только смотрел куда-то вдаль. Тогда лысый начал (не опуская руки) что-то горячо доказывать и рассказывать другому путнику. Хоть я и не понимал их языка, но отчётливо различил в разговоре лысого человека убеждённость и великий талант оратора. Такого таланта ни у кого на Земле не было, нет и быть не может. С таким талантом абсолютно любой человек поверит в истинность слов говорившего. Но не собеседник в капюшоне. Его ответом была очень короткая, но ясная фраза. Лысый путник опустил руку. Началось что то необьяснимое: земля затряслась, дерево начало на глазах высыхать, а горы изменяли свои очертания. Катаклизмы в мире. Путник в капюшоне подошёл ко мне, взглянул в глаза (какие у него чистые глаза!) и тихо сказал мне: "Не в его силе." - сон закончился.
  Я лежал на кровати и смотрел на свою руку, которую положил перед лицом. Я находился в состоянии перехода из сна в реальность. Это когда находишся под впечатлением от сновидения и одновременно уже существуешь в реальности. Сон прошёл. Действительно, непонятный сон. Да и когда мне вообще снились понятные сны? Я усмехнулся и пошёл в ванную. Голова ещё слабо болела и давал знать о себе желудок. Я с отвращением подумал о еде. В ванной я наполнил ванну, разбавил воду шампунем, который вызывает пену, разделся и лёг в тёплую воду - кайф! Понежась полчаса в ванной, я пошёл в кабинет. Единственным украшением полукруглого слола в кабинете был ноутбук Sony, который в закрытом виде лежал на столе. Я открыл его. Там лежала записка. Её содержание не очень-то должно было порадовать хозяина ноутбука: "Здравствуй Дима. Прошу тебя, не ищи меня. Я ухожу, ухожу навсегда. Я полюбила другого. Знаю, ты ко мне относился как к королеве, но я не могу... Мишутку оставлю тебе, буду иногда звонить. Света." Интересно, успел ли хозяин прочитать записку? Ну да ладно, я отложил её в сторону и включил ноутбук. Но через минуту выключил - требовался пароль который я естественно, не знал. Мне нечего было делать и я начал копаться в книгах, что были в шкафу, метать дротики в мишень, заглядывать в пасть медведю. Когда и это надоело, пошёл в зало, врубил видик и продолжил смотреть недосмотренные вчера кассеты. Боевики, фильмы ужасов, мелодрамы - всё это не очень-то меня прельщает. Мне нравятся необычные, не входящие не в какие рамки жанров фильмы. Один из них я сегодня посмотрел. Действие в нём происходило в Гонконге, примерно лет 20 назад. В одной маленькой квартирке жил мальчик по имени Инь. Его отец был богатым владельцем компании по производству автомобилей, а мать – торговала рыбой на одном из многочисленных рынков в городе. Вообще, по обычаю их рода, женщина должна всегда находиться в низшем положении, чем мужчина. Эта семья была не исключение. Мама Иня с радостью ходила каждый день к своему грязному, воняющему рыбой прилавку и её нисколько не огорчало то, что её муж сидит в дорогих кабинетах и обедает в хороших ресторанах. Но был у того рода ещё один обычай: когда в семье рождался ребёнок, то второго просто быть не могло. Его убивали с пелёнок или отдавали кому-нибудь. Когда Иню было 17 лет, его мама по неволе начала ждать ребёнка. И когда роды кончились, медсестра пошла уносить девочку по просьбе матери. Но Инь выкрал девочку и поселил её у себя на квартире (он жил отдельно от родителей). Родители ничего не знали и Инь, как отец заботился о своей сестре. Ему плевать было на традиции их рода – он любил сестру. И в один прекрасный день, когда маленькой девочке (кстати, её брат назвал Янь) исполнилось 2 годика, родители узнали о ней. Со злобы они отреклись от сына и выгнали его из своей семьи, из своего города. Попереживав, Инь решает уйти в горы, где проживает с сестрой 15 лет, уча её правде и доброте. И вот картина: через 25 лет, на пост городового города Гонконг выбирают энергичную, молодую девушку по имени… Янь. Янь решила выйти из гор в народ, но её брат (несмотря на многодневные уговоры сестры) не захотел этого делать. Янь рассказала свою историю всему народу и когда об этом узнали её родители, они на коленях приползли к ней и стали молить прощения, но сестра была неумолима, она сказала своим родителям, что простить их может только их сын. После многих недель поиска, родители находят Иня, но тот оказывается умер… Они опоздали всего на 2 часа… В конце-концов, горе родителей Иня и его сестры, сближает их, они стали жить вместе, чтя память и доброту Иня. Традиции рода были отменены. Хороший фильм.
  Когда был просмотрен последний фильм, на часах показывало 19:30. Живот почти уже не болел и голова совсем прошла. От нечего делать я решил пойти… на крышу. Зачем? Да просто так. На площадке моей квартиры была лесница, ведущая на чердак. К счастью, люк был открыт. На самом чердаке было необычайно пусто, один-лишь ветер дул во все отверстия. Я нашёл специальный люк, ведущий на саму крышу и открыл его. Меня всегда завораживало ходить по крышам домов. Ощущения того, что один твой неправильный шаг может стоить тебе жизни, всегда возбуждало меня. Я часами любил находиться на крыше какого-либо дома, смотря как маленькие людишки снуют по улице, как голуби и другие птицы совсем рядом со мной летают, как кошки на них охотятся. Летом я любил загорать на крыше. Так интересно: никто тебя не отвлекает, один только ты лежишь на спине и смотришь в бесконечное, синее небо, а мир остаётся далеко внизу… Но сегодня не позагораешь, я присел на самом краю, облокотившись спиной на дымоход. О чём я мог в тот момент думать? О том, что я один в мире. Я не упоминал в этом дневнике о том, что с каждой минутой на моём сердце становится всё тяжелей и тяжелей. Я скучаю по людям… Хотя и расстался с ними всего 4 дня назад. Быть может, в других ситуациях, я и неделями мог бы жить без единого человека. Лучше бы я попал на необитаемый остров, кишаший аллигаторами! Тогда бы я знал, что люди ЕСТЬ и они могут меня спасти. Страх, который был у меня до сегодняшнего дня – прошёл. На смену ему пришло равнодушие и желание увидеть хотя бы ОДНОГО человека, сказать ему простое "Как дела?" и пожать руку. Ну за что мне такое наказание? Уходящее за горизонт, краснеющее солнце начало расплываться у меня в глазах – я плакал. Никому кроме меня сейчас не понять того, как жутко жить, зная что ты абсолютно ОДИН. Ощущения одиночества (как физического так и морального) настолько ярко сейчас мною ощущается, что я думаю, что и мёртвых-то нет… Вытерев рукой слезу, я встал. "А что если сделать этот шаг?" - думал я сегодня, стоя на крыше, но с издёвкой пожелал себе остаться в живых после падения, что бы одному потом дохнуть с переломанными ногами и руками… Уже через 5 минут я был в своей квартире. Решил пописать в своём, уже довольно толстом дневнике. Всё, теперь уже десять часов, сейчас я приму ванную, почитаю, поем (ба! Я первый раз за день захотел есть!), и залягусь спать. Завтра ещё напишу, я решился всё-таки снова ходить по городу, т.к. уже почти не болен.
  День пятый.
  5 сентября, пятница. 23:00
  Вот и новый день почти прошёл, а ничего почти не изменилось. На улице всё так-же царствует один ветер, а моя душа всё тяжелеет и тяжелеет от обречённого чувства одиночества,одиночества,одиночества,одиночь,одино,один,ОДИН я! Разные догадки и сомнения лезут мне в голову, не дают по ночам спать и перегружают голову. Мне даже не хочется думать. Ну на что я способен, оставаясь будучи один? Ни на что. Способен на вымирание или на безумие. За прошлую ночь я много думал о самоубийстве. Но почему то, передумал. Да у меня просто смелости не хватит сделать это. А если хватит, то всё-равно меня что-то удержит… Любовь к людям. ХАХА!! Какая может быть любовь к людям, если их нет!? Незнаю, любовь… Чем больше я живу без людей, тем больше я люблю их. Теперь я понял, что значит быть одиноким.
  Проснулся я сегодня от того, что солнце светило мне в лицо. Солнце тоже пять дней не видело людей. Солнце тоже мой друг, или подруга… Одевшись, я пошёл на кухню. Там, в ящиках над плитой откопал сухих завтраков и за 15 минут сьел их все. Зверский аппетит. Солнечный свет озарял кухню, что как-то невольно вселяло в меня надежду. Я попил чаю, собрал рюкзак и вышел на улицу. Во дворе дома я немного покачался на качели, покопался в песочнице, побродил в лабиринте. В общем, детство вспоминал, затем присел на скамейку и начал раздумывать, куда пойду сегодня. Решил пока пойти в центр, а именно туда, где находится кассы, 111 рынок (как его называют), трамвайные и троллейбусные остановки. Насвистывая какую-то простую мелодию, я неспеша направился куда я хотел. Сегодня было жарко: солнце неимоверно пекло и куда-то исчез ветер. Без особого интереса, я рассматривал слоящие машины, грузовики, дома, деревья и валяющиеся сумки. Хм.. Если сумки остались, то почему одежда, которая была на людях,тоже не исчезла? Раздумывая над этим вопросом я заглянул в спортивный магазинчик, который стоял недалеко от дороги.Там не было ничего интересного. Всякие тренажёры и сумки. Уже через минут 10 я стоял и молча смотрел на 111 рынок, что стоит у троллейбусной астановки. Зрелище, которое заставляет кровь охладиться на градуса 2: день знаний – 1 сентября, в этот день очень много людей покупают цветы, и очень много людей их продают, так вот, в тот день, когда исчезли все люди, на 111-ом рынке было море цветов. Все они были насышены яркими красками, утренней свежестью и придавали грязному, загазованному пятачку в центре города божеский вид. Но сегодня, все цветы были завявшими. Я никогда не видел столько завявших цветов. Они целыми букетами свисали из своих корзин, почерневшие и сьёжившиеся. Я подошёл к одному букету и взял его в руки. На моих глазах он рассыпался. Жалкое зрелище. Я больше не хотел оставаться в этом месте и поэтому пошёл по ул.Красноармейской от центра. По дороге, мне попался молочный ларёк. Выбив стекло и забравшись в него, я так и не поел мороженного – оно всё растаяло. Холодильная установка была отключена, хотя по идее, она должна работать день и ночь. Видимо, электростанция за пределами города вырубилась. Неприятно будет проводить день без электричества. Я медленно шёл по улице, то и дело заглядывая в разные магазинчики и открытые квартиры. Нельзя сказать, что я мародёрствовал, я просто брал, что мне необходимо, в основном это еда. Деньги мне вообще стали не нужны и могут пригодиться мне или в туалете или в качестве дров. В одном магазине я нашёл кучу баллончиков с аэрозольной краской. Я видел, как в день города выставлялись на площади работы… как их там… граффитистов.Нет, граффитчиков. Это такие парни, которые рискуя попасться за вандализм, рисуют на стенах надписи и рисунки. Глупое занятие, но иногда выглядит очень красиво. Вот я и решил сегодня так-же порисовать. Набрав баллонов 15 в рюкзак, я подошёл к большушей стене. Хотел красиво написать надпись: "Люди! Я здесь!", но получилась полная белиберда. Буквы коряво переплетались а местами краска стекала со стены. Я с досады выбросил оставшиеся баллоны с краской на землю. На дороге стоял чёрный мерседес. Я решил поразвлечься: залез в машину, включил двигатель, вдавил кнопку сигнала (машина громко загудела), обмотал её скотчем, что бы сигнал орал постоянно, нажал педаль газа, подпёр её палкой и выскочил из машины. Гудящий мерседес рванул с места и понёсся по прямой улице. Я сидел на асфальте и минуту слушал удаляющийся сигнал. Он резко прервался и на горизонте стало видно пламя взрыва. Мерседес во что-то врезался. Ладно, потом дойду, посмотрю. Напротив большого обувного магазина ("Дом обуви" называется) стоит памятник – пушка. Противотанковое орудие незнаю какого калибра, я в этом не разбираюсь. Она со времен конца войны была обезврежена (не могла стрелять) и покрашена в зелёный цвет. Я залез на неё и представив, что я в бою, а на меня прут три немецких танка, начал отдавать приказы и изображать взрывы. Когда всё это мне надоело, я выиграл бой и пошёл дальше по улице. Теперь я шагал через перекрёсток улицы Пушкинской и Красноармейской, меня одолевали нехорошие мысли – впереди стоял магазин "Охота". В нём, помимо снаряжения и приспособлений для охоты и рыбалки продавалось оружие. Предчувствуя предстоящее развлечение, я поднялся на 3-ий этаж магазина. О да! Все стенды были завалены различными пистолетами, автоматами, ружьями и винтовками. Я как приличный покупатель принялся расхаживать между рядами оружия и неспеша, разглядывал товар. Вначале решил выбрать себе пневматическую винтовку, но потом с презрением выбросил её на пол – я мог взять что-нибудь получше и помощнее. Автоматы не подходят, они мне не нравятся, пистолеты тоже, из них не интересно стрелять. Была снайперская винтовка, но она слишком тяжёлая для меня. И наконец, я нашёл то, что вызвало у меня восторг: это восьмизарядное помповое ружьё с автоматическим механизмом подачи патронов, то есть после каждого выстрела её не надо перезаряжать. С этой игрушкой можно устроить большую заварушку, да и весит она не много. В подсобных момещениях я нашёл целый ящих патронов для этого дробовика. Высапав, сколько можно в рюкзах, я пошёл к выходу, с пушкой на плече – прямо как в современных боевиках. Напротив магазина стоял лоток, где можно было брать бесплатные газеты. Я снял с плеча дробовик, засунул один патрон, перезарядил (глухой щелчок), приготовился и нажал на курок… Звук выстрела был несколько громковат, я еле выдержал отдачу, но последствия выстрела надо-было видеть: все стёкла в лотке были выбиты дробью, порванные в клочья газеты кружились в воздухе, а на металле остались царапины от дробинок. Моё лицо озарила радосная улыбка. Я вставил все семь патронов. Супермаркет. Дорогущая витрина разбивается вдребезги, второй выстрел – банки с пивом летят на пол, появляется запах пива, ещё выстрел, на пол рушаться остатки молока, йогуртов, масла, после третьего к такой-то матери разлетается касса, после ещё ряда выстрелов от лотков с журналами и книгами не остаётся ничего. Перезарядка. Снова семь выстрелов, и я стою в руинах магазина, из ствола поябляется дымок. Синяя "волга", почти новая. Очеедные семь выстрелов превращают её в подобие старого "запорожца". Какой-то небывалый дикий азарт захватил меня. Следующие 3 часа я бродил по городу и стрелял во всё, что только возможно. Те места, которые я посещал, превращались в центры боевых действий.
  Наконец, мне всё это надоело. Надоело и всё. Так может надоесть дорогая игрушка, подаренная ребёнку на день рождения. Да и к тому-же ствол дробовика изрядно нагрелся. Я вытряхнул последние патроны из рюкзака и огляделся: я был на остановке перед университетом (УДГУ). Это университет, состоящий из нескольких зданий, вкаждом из которых учатся море студентов со всей республики. Сейчас там не учится никто. Занятия отменены. Я решил навестить университетскую библиотеку. Она очень большая и иметь допуск в неё я мог только случае, если я поступлю в этот университет. Но моя судьба сложилась так, что я не поступил и с мыслью о том, что делать этого мне было не обязательно, я отправился в корпус. Я помоему говорил, что обожаю читать и поэтому посещение новой библиотеки является для меня открытием. Вот и сегодня днём, стоя перед огромными стеллажами с книгами, я благоговел, предвкушая многочасовое открытие новых знаний, мыслей умений…
  День шестой.
  6 сентября, суббота, ночь.
  Открытия были отменены. В тот момент, когда я зашёл в библиотеку и сел за стол, меня что-то ударило по голове. Может это был приступ а может и нет… Я полностью отрубился. Причём отрубился за секунду. То-ли видение, то ли сон…
  Громкие стуки раздаются по коридору. Стуки трёк пар ботинок по железному полу. Я иду в середине, по бокам идут ещё двое, но на их лица я не могу смотреть – нельзя. Позади – многие километры тёмного коридора, в котором лишь изредка встречаются лампочки. Много дней в пути – позади, но я не устал, я не могу уставать. Всё это время я иду молча, сопроводители мои тоже молчат. В течении этих дней пути по коридору я успел многое выдумать, многое решить. Я нашёл способ вернуть людей, обрести собственное счастье, дать его миру… Я наконец понял причину раздора, появления лжи и недоверия. Теперь я могу всё это устранить, дайте только дойти до конца этого бесконечного коридора. Я много дней уже иду по этому коридору и вижу только голые стены, местами потресканные и одинокие электрические лампочки. Я слышу тот-же гул, но только теперь он не во мне, а где-то позади. Я слышу шаги двух моих спутников, на которых мне запрещено смотреть, да и невозможно это сделать. Они молча идут рядом со мной, и я знаю, что сопровождая меня, они защищают… Я завидую им, у них есть цель – проволить меня до конца коридора, а у меня нет цели, у меня в жизни вообще нет цели…И почему я до сих пор не умер? Вначале, я считал время, но потом сбился со счёту, давая мыслям владеть своим мозгом. С удивлением я обнаруживал, что не хочу есть, пить, спать и отдыхать. Я могу идти вечно. Удивительное чувство, но со временем и к этому я привык. Сколько времени я иду по коридору, неделю? Месяц? Год? Сам не знаю. Но теперь я хочу только одно – дойти до конца. Стук ботинок по полу. Моё лицо спокойно, я в этом уверен. Я увидел маленькое пятнышко света в темноте, в конце коридора. Да, это был конец, но я этому не удивился – это рано или поздно должно было произойти. Пятнышко росло. До конца коридора оставалось совсем немного. И вот, мы дошли. Я вышел из коридора и ступил ногой на выжженную землю. Это был пустынный ландшафт, схожий с Американским. Слева от меня был каньон, а справа, в далеке, виднелась тень далёкой горы. У моих ботинок поднялась маленькая тучка пыли – это мои сопровождающие спрыгнули на землю. Они неторопливо смотрели в горизонт. Я сделал шаг вперёд и повернулся с к моим спутникам. Моему изумлению не было предела, я едва мог выговорить: "Это вы! Вы те самые…", но меня прервал голос одного из них: "Удачи тебе!", второй путник положил свою руку мне на лоб и что-то прошептал про себя. Затем они развернулись и ушли обратно в туннень, туннель, выглядивший коридором. Я тоже зашагал в сторону очертаний горы. Где-то в далеке от меня кружил ястреб. Я бесконечно шёл к большой горе и раздумывал над тайнами существования. Земля вокруг была абсолютно плоской, только иногда я мог встретить одинокие деревца. Под одним таким деревцом я увидел небывалое зрелище - в тени, резвились и играли три маленьких детёныша антилопы вместе с тремя львятами. А в двух метрах от них лежали их родители – рослая антилопиха и мощная львица. Они лежали бок о бок и умиротворённо смотрели на своих чад, а потом на меня. Маленький детёнышь антилопы подбежал к львице и свернулся калачиком в её передних лапах, та лизнула его и осторожно, что бы не раздавить маленькое тельце, положила голову рядом. Закрыла глаза. А я всё шёл. Потом я побежал. Вспышка.
  Теперь я находился на вершине горы, ветер едва не сбивал меня с ног. Эта вершина была вся в снегу и только внизу, виднелась долина, в которой казалось, находился лагерь. Я спустился ниже. За каменным выступом я слышу шаги, они приближаются. Я решаю спрятаться. Вижу старца, он идёт слегка наклонив голову – он устал. Вспышка. Я стою за спиной у этого старца, он с кем-то разговаривает, не понимаю их языка… Говоривший со старцем человек даёт ему какие-то вещи и прощается с ним. Старец оборачивается, смотрит на меня. Медленно, он проходит мимо меня, маня рукой – видимо зовёт с собой. Я иду за ним, мы спускаемся в долину, там виднеются костры… Вспышка.
  Я сижу на камне, рядом с камнем растёт дерево, вокруг – выжженная пустыня. Только дерево засохшее. Я узнал это место. Один листок упал мне на ладонь и тут-же превратился в пыль. Я встал и пошёл туда, откуда пришли спорящие путники. Я знал куда иду…
  Когда я очнулся, у меня сильно болела голова. Я нащупал на затылке большую шишку. Лежал с закрытыми глазами и вспоминал прошедшие события: поход с дробовиком, библиотека… а потом? Что было потом? Я ничего не помнил, зато сон помнил отчётливо. Медленно открыл глаза. Я лежал на кровати,.. что? Я лежал на кровати!? Как ошпаренный вскочил: где я? Каким образом я оказался здесь? Здесь – это небольшая квартирка, в которой ярко виделось содержание порядка и чистоты. Меня охватила паника, я как загнанный в ловушку зверь очутился в незнакомом мне месте. Я подбежал к входной двери и начал яростно её дёргать – заперто. Меня заперли? Или я сам пришёл сюда и закрылся? Я лихорадочно начал искать ключ, но ни на полках, ни на тумбочках его не было. Около запертой двери висело зеркало, я невольно посмотрел в него и очень удивился: на мне была чистая, новая одежда, я был вымыт, а на руке у меня были дорогие электронные часы. Я взглянул на них – 16:00, 6 сентября – говорил циферблат. Перевёл дух, наверное, у меня был приступ лунатизма и я без сознания (!) прожил день. Но желание покинуть квартиру у меня не угасло – я начал выворачивать висевшую одежду, пытаясь найти этот чёртов ключ. Подумав, что ключ может быть спрятан не только в коридоре, а и в другом месте, я заглянул в соседнюю комнату. И вдруг, я остановился как вкопанный – я был в своей квартире! Нервно засмеялся. Что мне здесь понадобилось? Не знаю. Но в тот момент, ощущение того, что я нахожусь в хорошо знакомом мне месте, успокоило меня. Я с горечью вспомнил тот вечер 31 августа, когда я с папой досматривал новости, а мама готовила нам ужин. Потом мы поели, в очередной раз изумившись маминым кулинарным способностям и пожелав друг другу спокойного сна, улеглись в своих комнатах…
  Теперь квартира была пуста. В пепельнице на кухне лежала папина сигарета. Я выкинул её в мусорку. Согрел чайник, убрал со стола. Как меня занесло через весь город сюда? Всё-таки, у меня оставалась надежда, что я не один. Мне сильно захотелось, что бы кто-нибудь обо мне позаботился. С детства я желаю об этом, и получаю. С момента моего рождения, мама с папой не переставая, заботились обо мне. Хоть это и покажется странным, но когда меня встречали на улице незнакомые мне тётеньки и дяденьки, то всегда они умилялись и говорили, что я прекрасный ребёнок. Меня больше всего любили в садике воспитатели, хотя особых причин для этого не было: я часто озорничал и не слушался друзей и старших. Мама всегда покупала мне то, что я хотел, даже если я на этом не настаивал. Она сильно любила меня. Нет, она сильно любит меня. Я верю, что люди всё-же есть, только сейчас я не могу с ними встретиться…
  Меня сильно баловали, но я не отвечал всем взаимностью: я часто капризничал, потом ссорился с родителями, огрызался на них, в школе мне было лень учиться и я нисколько не старался. Я игнорировал друзей и подруг, даже если они со мной дружили и приглашали гулять (общаться) с ними. Нельзя сказать, что я был злым – я был равнодушным к миру. БЫЛ. Теперь иначе: я готов отдать всё, ради того, что бы увидеть своего друга Костяна, подружку Аньку, и маму с папой… Мама, папа… Я люблю вас! Я люблю вас за всё, что вы сделали ради меня. Теперь я понял это. Прошу вас, вернитесь! Обещаю быть хорошим сыном и не делать ничего плохого! Обещаю!!!
  Я сидел в комнате и разглядывал свой фотоальбом, вспоминал о прошлом. На мои глаза в который раз наворачивались слёзы. Я ненавижу себя за то, что реву как баба, но порой, я не могу сдержаться. Мне очень трудно было сегодня расставаться с прошлой жизнью, рассматривая альбом. Там все весёлые, не обременяющие себя никакими заботами люди. Люди… Теперь нет людей, есть человек – я. Получеловек, больше этого я долго терпеть не смогу. Всю неделю я наблюдал за своим сосоянием. Я был сам собою, но теперь в мою душу словно заселился кто-то другой, кто-то посторонний. Самое страшное не это, самое страшное то, что я не знаю, чего хочет ЭТО. Оно просто сидит в душе и ждёт. Я часто со страхом думаю, что ЭТО посещало меня, когда я выбросился из окна, но почему тогда оно не убивает меня скорей? Почему оно меня мучает? За что? Ну вот, очередной вопрос, на который я никогда не найду ответа. Закрыв фотоальбом, я на минуту закрыл глаза и представил себе море. Безмятежное, величественное и спокойное… Успокаивает. Я встал, положил альбом обратно в шкаф и начал снова искать ключ. Он оказался под моей кроватью. Не задаваясь вопросом, как он туда попал, я пошёл к выходу. Обернувшись, с любовью оглядел квартиру, где прожил много (как мне кажется) лет. Когда-нибудь я сюда ещё вернусь…
  На улице стояла спокойная, тёплая погода. Мой рюкзак был вечно со мной и поэтому я почти не чувствовал его веса. Прошогав довольно долго через дворы, я понял, что так и не решил, куда шёл. Меня не радовала возможность просто так шляться по городу без всякой цели. В том дворе, в котором я остановился, было небольшое футбольное поле. На нём валялся мяч. Давненько я не играл в футбол. Я вошёл на поле, взял мяч и стал набивать им, пинать об стенку дома, а потом взял, да и пнул его со всей силы. От такого пинка мяч взлетел аж на крышу. Я постоял немного надеясь, что мяч вернётся, но мои надежды не оправдались и я с лёгким унынием, побрёл дальше. Я так и не решил, куда пойти и поэтому просто брёл куда глаза глядят. Брёл долго. Вездесущая пустота меня не мнтересовала. Меня вообще сегодня почти ничего не интересовало. Может это последствия моего бессознательного состояния? Может быть.
  Я пришёл к дворцу пионеров. Это такое необычной конструкции здание, в котором находятся различные кружки для молодёжи и детей. Почему то не желая входить туда, я обошёл здание. За ним было что то вроде полукруглой площадки, с одной стороны огороженной сеткой и каменными сидениями в три уровня, а с другой – каменной стеной. Я прошёлся вдоль этой стены. Она вся изрисована в граффити, местами рисунки испорчены. Вспышка в сознании.
  Я стою на том же месте, только погода пасмурная, а на верхушке этой стены я вижу двух пацанов. Один стоит вверху и держит резиновый шланг, с помощью которого второй спускается с 4-х метровой стены. По их лицам я догадался, что их охватывает непонятный мне азарт. "Эй!" - окликнул я их, но они меня не слышали, а только смеялись и переговаривались между собой. И вдруг тот, который спускался с шлангом, сорвался и упал на асфальт. Но через пару секунд он как не бывало забирался на стену… Вспышка. Снова реальность. Пустая стена. Несколько секунд я пытался понять, что со мной произошло. Опять видения. И всё время следуют эти раздражающие, яркие вспышки. Я поднялся на каменные ступени и лёг на самую верхнюю. Отсюда невольному наблюдателю открывается красивый вид пруда и опускавшегося за горизонт солнца. Лёжа на боку, я любовался этим зрелищем, пока снова не произошла вспышка в моём сознании.
  На этот раз я находился в десяти метрах от того места, где я лежал. Погода была жаркая и кажется, время подходило ближе к вечеру. Незабываемый июньский вечер. Там где я лежал, сидела девушка лет 15-17. Она была очень красива, а рядом с ней сидел парень. Они о чём-то разговаривали, но по тону было понятно, что разговор не клеится. В глазах и жестах парня я видел нерешительность и восхищение к его собеседнице. Он о чём-то думал и очень хотел что-то сказать, но… не сказал. Где-то сзади ездил паренёк (лет 12) на велосипеде. Через пару минут пара поднялась и ушла. Белая, яркая вспышка.
  Я снова лежу на третьей каменной ступени. И долго меня будут преследовать эти видения? Я кажется, перестал им удивляться. Просто я быстро адаптируюсь к необычному. Мне не хотелось вставать с моего места – очень красивый был закат. Среди этого исчезновения людей и животных, я до сегодняшнего вечера не замечал, как красива наша, русская природа. Отсутствие людей её только красит, придаёт ей дикость времён, когда человек ещё не появился в мире. Теперь природа отдыхает от его постоянного насилия. Природа помолодела на пару тысячелетий. Я искренне верю, что природа России наделена особым, святым духом… И это радует. Любой русский человек с рождения понимал это, кроме меня. Теперь и я это осознал.
  Солнце не спеша уходило за горизонт пока я не понял, что скоро стемнеет. Надо было искать место, где я смог бы переночевать. Что ж, весь город в моём расположении. Я нехотя поднялся со своего места и пошёл от дворца пионеров к магазину "Океан", большому магазину, имеющему на своих прилавках множество различной рыбы. Черех минут 20 я стоял напротив него. Наверное, вся рыба в магазине протухла и я не стал туда заходить. Я окидывал взглядом близлежащие дома, где мог провести остаток дня, как вдруг меня опять ослепила эта чёртова вспышка.
  Жаркий летний день. Я стою всё там же – напротив "Океана". По улице ходит народ, много народу. Мне как то не по себе стало от такой массы людей. Я глазел на них, они изредко глазели на меня, вглядывался в их лица. Что мне здесь надо? Вопрос без ответа. Я заметил того же парня, который сидел с девчонкой за дворцом пионеров. Он тоже как и я стоял посреди улицы и искал глазами кого-то. Я понял кого он искал. Я подошёл вплотную к нему и уставился в его лицо, там читался страх того, что тот кого он ждёт, не придёт. Страх нарастал, но через минуту сменился облегчением – парень заметил девушку. Он нагнулся завязывать уже завязанные накрепко шнурки и начал смотреть в другую сторону. Девушка тоже его заметила и подошла к нему. Я не мог не заметить её красоты. Она была красивее всех, кого я раньше видел, но что то в ней мне показалось знакомым…
  - Отойди блин! – меня пихнул мужик с мешком на плече, я стоял посреди дороги и мешался всем кому можно. Вспышка. Голова начала кружиться от этих вспышек. Особо не выбирая, я пошёл в ближайший дом, сломал первую попавшуюся дверь на первом этаже и зашёл в небольшую, однокомнатную квартиру. Ничего особенного – кроме двух шкафов, наполненных книгами. Есть что почитать. Весь оставшийся сегодняшний вечер я провёл в чтении книг (аж две прочитал!). После ужина (добытого в магазине) я начал вести записи в дневнике, до этого момента, а теперь я хочу спать.
  День седьмой.
  Ижевск, 2006 год (или нет?), 7 сентября …часов, Воскресенье.
  Не знаю даже, как начать эту запись. Меня всего трясёт. Я чувствую, что начинаю плохо соображать, не хочу есть, спать, жить наконец… Нет, я должен рассказать об этом дне.
  Проснулся я в бреду. Мне снился страшный сон, только я его не запомнил. Первый раз в жизни. Мне казалось, что на моей кровати кто-то сидит. Я махнул на тень рукой – рука прошла сквозь неё. Захлопал глазами – тени нет. Потом я зашёл в ванную, и в отражении в зеркале я увидел НЕ своё отражение. Там был какой-то старик, причём у этого старика с лица медленно сползала кожа, а в мясе копошились черви. Белые такие личинки. Глаза деда были чёрными и всё время смотрели на меня. Дед улыбнулся, да так, что порвал остатки губ и вывалил все зубы. Меня начало тошнить. Желая не портить себе настроение с утра, я разбил кулаком зеркало. В двух местах порвал кожу на костяшке, кровь начала стекать в раковину и капать на плитку, но зато в осколках зеркала я увидел самого себя. Довольный этим, я пошёл искать йод, что бы продезинфицировать раны. Йод нашёлся. В квартире где я ночевал было бессмысленно оставаться и собрав юкзак, я пошёл на улицу. В памяти всё время было лицо того разлагающегося старика. Мурашки пробежали по коже. Что могло означать это видение? Может, оно показывало меня в глубокой старости? Чушь.
  Я стоял возле дома и поигрывал жестяной банкой, которую целую неделю никто не мог убрать. Вокруг раздавалось постукивание металла об асфальт. И это был единственный звук, который можно было услышать в это утро в Ижевске. Нет, пожалуй я вру. Ещё одним звуком был голос, окликавший меня с крыши: "Эй!". Я в недоумении поднял голову. На крыше шестнадцатиэтажного дома, надо мной, стоял человек и усердно махал мне рукой. Я раскрыл рот от удивления, но через 10 секунд осознал, что вижу живого, РЕАЛЬНОГО человека.
  - Сюда! Спускайся сюда! – изо всех сил орал я ему.
  - А? Что? Спускаться? – человек перестал махать руками, а только непонимающе смотрел на меня. Он примерно минуту смотрел на меня. И хоть я не различал его лица, своей интуицией я почувствовал что этот человек – не человек. Это тот старик. Меня охватила паника, я побежал. Пробежав шагов 30, я обернулся – человек смотрел на меня. И вдруг разбежавшись, он прыгнул с крыши. В воздухе он не произнёс ни звука, всё равно, что мёртвый. Бросьте мешок картошки с шестнадцатиэтажного дома и он будет лететь так же тихо.Тело старика (да,да! Я уверен, что это был старик из зеркала) сделало в воздухе два оборота и жёстко плюхнулось об землю. С ужасом, я смотрел на это зрелище.С таким же ужасом я наблюдал как старик встаёт, ищет меня взглядом и с нечеловеческим рыком бежит. Бежит на меня, бежит в мою сторону. Я тоже побежал, нет, понёсся от этого создания. Но он был сильней, он был быстрей! Я уже слышал его дыхание у себя за спиной…
  В моих глазах уже потемнело от усталости и от животного ужаса. Я понимал, что если мои ноги решат остановиться – я умру. И вдруг я заметил людей. Они сидели на скамейках, читали газеты, весело болтали друг с другом, гуляли. Они совсем не замечали того, что за мной гонится нечеловеческое создание, с радостью готовое убить, сьесть меня живьём! Вспышка. Это не люди, это ЖИВЫЕ мертвецы. Это восставшие из под земли остатки людей и животных. ХОДЯЧИЕ ТРУПЫ давно живших существ. Все они сегодня были подняты из могил и приведены сюда. Теперь и они хотят (жаждают) моей смерти, бегут за мной.
  Инстинкт человеческого самовыживания заставил мои ноги бежать от смерти, хотя сознание давно сдалось. В последние секунды мне казалось, что бегу не я, бежит тот, кто в тот момент овладел моим мозгом, подвинул на задний план моё "я", "я", которое было парализовано ужасом. Я увидел распахнувшиеся двери. В следующий момент я буквально влетел в них и упал на пол. Всё, окончательно выдохлось моё тело. Силы оставались только на то, что бы повернуть голову в сторону бегущих за мной. С обречённостью, я смотрел как толпы нелюдей добегают до меня, тянут свои сгнившие и истлевшие руки ко мне. Их пустые лица не выражали ровным образом ничего. Они добегали до лежавшего человека, оскалившись в смертельной улыбке… Но двери церкви захлопнулись – никакой мертвец не имеет право ступать в дом Божий. Тяжёлые, дубовые двери захлопнулись у НИХ перед носом, ОНИ НЕ получили меня! Я потерял сознание.
  Этот гул постоянно стоит у меня в голове. Ещё в понедельник утром я начал ощущать его. Какая-то живость присуща ему, постоянно этот гул то затменял весь мозг, то был похож на далёкое эхо в горах. Такой гул ни с чем не сравнишь, разве что с одновременным разговором толпы тюдей. Я уже привык к нему. Сознание вернулось ко мне, но желания открыть глаза у меня не возникало. Это как иногда случается утром: ты уже проснулся, но лежишь с закрытыми глазами, вспоминаешь сон, в котором происходило самое невероятное…
  Я открыл глаза. Дубовые двери находились в состоянии, в котором и должны были быть – запертыми. Казалось, что никаких мертвецов снаружи и нет. Всё это выдумки моего больного сознания. Но почему тогда я всё ещё трясся от одной мысли, что находился от ТОГО мира всего на расстоянии вытянутой руки? Нет, это была правда. С трудом поднялся на колени – страшно болели ноги, да и всё тело тоже. Оглядел церковь: перед иконами, алтарём, иконостасом были свечи (они стояли на специальных подставках). И все они горели. Горели ярким, прямым пламенем. Ещё вчера, я страшно удивился бы, но после встречи со всеми мертвецами в городе – удивляться нечему. И нет сил.
  Я встал на ноги и шатаясь, подошёл к образу Спасителя. Странный коктель чувств творился в тот момент у меня в голове: страх, злость, любовь, грусть, благоговение. Но все эти чувства не мешали мне смотреть на образ прямым и ясным взглядом. Мне казалось, что все лики в церкви смотрят на меня, что всё, что есть в мире, ждёт моего решения. Не знаю, сколько я простоял, но ноги мои стали потихоньку ныть. Наверное, я молился… Некоторые люди говорят, что если не знаешь слов какой-либо молитвы, то не можешь обращаться к Господу, разговаривать с ним, просить о чём-либо. Я так не считаю. Я не умею молиться, но думаю, что в глубине сознания у каждого человека есть то, что помагает ему наладить связь с Богом. Молитва без слов. Молитва, полностью раскрывающая твою душу перед ним. Именно так я молился сегодня в церкви, наверное. В какой-то момент я закрыл глаза, встал на колени и опустил голову. В этом состоянии я просидел минут десять, пока не почувствовал холод у себя на груди и шее. Опустил руку под кофту – нащупал крест, вытащил. Это был простой крестик, размером с палец. Я засунул его обратно и встал. Свечи перестали гореть.
  Мертвецы на улице исчезли (ведь это было видение, правда?), но в воздухе всё-ещё оставался тот холод, который чувствуешь стоя у могилы. Я пошёл домой, больше мне некуда было идти. Эта тишина уже полностью пронизывала моё тело. Раньше ей мешал это сделать гул, но он исчез, остался в церкви. Мне было тяжко от мысли, что за мной наблюдают. И именно от мысли , а не от предчувствия, потому что за мной действительно наблюдали. Того, кто это делал, невозможно было заметить, ибо он не хотел этого, он хотел (хочет) моего безумия, а ещё лучше – самоубийства. И надо сказать, скоро его планы сбудутся, не верю, что человеческое сознание может вынести моего положения. Стараясь не смотреть по сторонам, я дошёл до дома. Войти в подъезд мне помешал доносившийся оттуда смех. Злобный и громкий. Мне он показался смехом клоуна, пьяного и сумашедшего клоуна в маске, который пинал меня в детстве. Наконец, смех стих. Те, кто наблюдал за мной ждали что я пойду в город, но не дождались. Приготовившись к самому плохому, я ворвался в подъезд и через минуту, тяжело дыша, уже стоял за запертой дверью своей квартиры. Тот, кто смеялся, находился на первом этаже. Он пытался меня схватить! И не успел. Но теперь он медленно поднимался на мой этаж и захлёбываясь своим (проклятым) смехом, выкрикивал какие-то слова. Мне стало страшно. За то, что я в любой момент могу лишиться рассудка. Уж лучше у меня был бы инфаркт. А ещё лучше, если бы всё это оказалось видением, глупым и быстротечным. Но нет, "видение" отнюдь не исчезло, оно стояло за дверью моей квартиры и выкрикивало непонятные мне слова. Потом ОНО ударило по двери. И ещё… и ещё. Теперь удары сыпались непереставая, да так, что дверь тряслась. Всё, я не мог уже терпеть этого. Поклявшись убить того, кто за дверью, я открыл замок. Даже если там была бы моя мать, я истерзал бы её зубами – такова была моя ярость. Но там не было никого. Значит опять видение решило со мной поиграть в игру "Кто первый сойдёт с ума". Я резко захлопнул дверь и запер её на все запоры. Послышались спускающиеся шаги.
  Зайдя в свою комнату я плюхнулся на кровать и сомкнул глаза. Как я не старался, уснуть мне не удалось. Тогда взяв этот дневник, я начал писать о сегодняшнем дне, пока не услышал, что на кухне кто-то ходит и бьёт посуду. Одна тарелка перелетев коридор, разбилась о стену. Я это видел. Закричав нечеловеческим криком, я понёсся на кухню. Никого нет, только осколки валяются. Дрожащими руками я достал из ящика валерьянку и проглотил сразу три таблетки. Потом сел на пол и обхватив голову руками, начал ждать. Через 10 минут валерьянка помогла – я успокоился. Вернулся в комнату и продолжил писать. Получалось плохо, но я писал. Пока не увидел, что из-под двери в ванную полилась вода. Послышались звуки включённого душа и крана в раковине.
  - Да заткнитесь вы все к чёрту!!! – я схватил настольную лампу и швырнул ей об ту дверь. Затишье. Оно продолжается до сих пор. Я не понимаю… О нет! Я опять слышу чьи-то голоса в коридоре! Там кто-то ходит и срывает одежду, пинает обувь. Что ж он ко мне не выходит, а? Ну давай! Давай!! Выгляни скотина! У тебя смелости не хватит взглянуть на меня!..
  Тишина. У меня появилась идея. Я вспомнил бензовоз.
  Какой красивый коробок… И так переливается на свету… Чирк! Стало немного ярче я меня в квартире… Жалко, она потухла. Но ничего, в коробке их ещё много, ведь так?
  Боже, как давит этот крест, словно кирпич висит. Не могу снять, чёрт! Не могу! Ай, да ну его…
  Ну всё, клянусь больше не писать в этом дневнике, оставляю его здесь. Мама, папа, люди – я люблю вас… и целую на прощание.
  
  Постараюсь, что бы это было не больно.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"