Кузьмин Константин Валерьевич: другие произведения.

Звезда

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про то, как жизнь ломает


   Бесконечный народ ходил по улицам Арбата. И все были заняты своими делами: шли на работу, работали, отдыхали (отдых это тоже дело), развлекались или обедали в ресторанчиках, которых было не счесть на самой известной улице страны.
   Была зима, а точнее - конец декабря. Новогодние праздники. Насколько хватало глаз, везде были развешаны украшения, поздравления, реклама с обещанием новогодних скидок и прочая чушь. Но эта чушь придавала Арбату (да и всей Москве) дух праздника, который считается главным. Что-то успокаивающее было в этих новогодних мелодиях, которые звучали в магазинчиках, красных нарядах дед морозов и восторженных лицах детей, смотрящих на них.
   В кафе, под названием Голланциус, сидела пара. Девушка и парень. Они выбрали место у самого окна. Красные щёки и висевшая на стульях одежда говорила, что пара только что вошла в кафе и теперь потирая руки, ждут, когда подойдёт официант и предложит меню. У ног парня и девушки лежали два больших пакета, доверху наполненных какими-то упакованными вещами.
   - Добро пожаловать! Чего изволите заказать? - сказал подошедший официант и протянул меню. Стиль этого кафе позволял официанту одеваться по старинному и слишком сильно улыбаться.
   - Спасибо - парень взял в руки меню. Официант отошёл.
   Минуту, другую он перелистывал меню. Потом протянул его девушке.
   - Выбери сама, Вер, я не очень разбираюсь в голландской кухне. - сказал он.
   Сидевшая напротив девушка взяла меню тоже, минуты две разглядывала, перелистывала. Её рыжие волосы очень сочетались с простенькой, но дорогой красной кофточкой. На руках у неё не было украшений, а в ушах, блестели две серёжки, с воткнутыми в них бриллиантами. Всё это придавало девушке вид неприхотливой, но любящей моду особы. Парень напротив любовался ею.
   - Ну вот, подарки мы купили, нормально тебя одели, теперь и накормим. - сказал он с видом, как будто делал самое благородное дело на Земле.
   От этих слов девушка смущённо покраснела и посмотрела в окно.
   - Я.. я даже не знаю, как тебя отблагодарить, Влад. Совсем недавно, я была там - взглядом указала на подростка с гитарой, который на морозе бренчал гитарой - а теперь здесь - посмотрела в лицо юноши.
   - Я что то особенное сделал? Всего лишь немного осчастливил девушку, которую мечтал всю жизнь увидеть.
   - Немного? Да я самая счастливая на свете!! Представляю, как Серёжка обрадуется, когда увидит, что мы ему купили.
   - Это твой младший брат?
   - Да. Он всегда мечтал о приставке с дисками.
   К столику подошёл официант и встав с блокнотом в руке, терпеливо ждал, пока молодые люди не наговорятся. Но ждал не долго, девушка обратила на него внимание и подозвав к себе, сделала заказ. Приняв заказ, официант снова отошёл.
   - А знаешь, я вчера читала, что если всё у человека в жизни идёт плохо, то когда-нибудь, будет момент, когда настанет счастье и..
   - Подожди, перебил её парень - у меня для тебя кое- что есть.
   Обиженная тем, что её перебили, девушка замолчала, но всем своим видом выражала интерес. Парень что-то вытащил из сумки, которая лежала у него за спиной. Какой-то свёрток. Развернул шуршащую бумагу. Там оказалась маленькая коробочка. Юноша осторожно взял её в руки и поднёс к лицу девушки. Медленно, от пружинки, открылась крышка. Внутри лежал золотой браслет. Тонкие линии вились вокруг браслета и оканчивались миниатюрными часиками, сделанными в виде цветка.
   - Это для тебя, небольшой подарок - смущённо сказал юноша.
   - Боже мой! Да это же целое состояние! Нет, я не могу принять это. - девушка, сияя радостью, смотрела на браслет. Она хотела продолжать отговаривать юношу от такого дорогого подарка, но просто не могла оторвать глаз.
   - Да нет, же мне ничего это не стоит, возьми! Примеряй.
   Осторожно, словно бомбу, девушка взяла в руки браслет. Расцепив застёжку, она одела его на руку.
   - А тебе идёт - парень казался довольным.
   Вместо ответа, девушка наклонилась с нему через стол и поцеловала.
   - Спасибо! - только и смогла вымолвить она.
   - Ваш заказ - подошедший официант начал раскладывать тарелки с едой на столике.
   Пошёл снег. Мягкими хлопьями он падал на шапки прохожих, тротуары, машины, на пальцы человека, который играл на гитаре и смотрел напротив, в окно закусочной, где сидели два человека и ели. Этот человек тоже хотел есть, но для этого ему надо ещё два часа играть на гитаре, пока не дадут деньги, а потом ехать час домой, готовить что-нибудь простенькое, съедать это и ложиться спать с мыслью, что завтра будет то же самое...
   - А хочешь, этот музыкант будет играть для тебя, сколько ты захочешь? - сказал юноша девушке, когда они закончили есть.
   - Ну что ты! Я не заслуживаю этого. - девушка заметила, как за окном, музыкант на неё смотрит - хотя, ладно.
   Сегодня парень с гитарой хорошо поест. Ведь ему дали сто рублей только за то, что бы он наигрывал "Чайфа", пока парочка целуется...
   А в это время, где-то в 20 минутах ходьбы от Арбата и кафе Голланциус, народ толпился на базарчике. Таких базарчиков в Москве не счесть, и особенно их много там, где есть метро или много домов. Продукты, дешёвая одежда, краденые вещи - вот основное, что продаётся на таких базарчиках чурками, сомнительными продавщицами с злыми лицами и прочим сбродом. Хотя под новый год там появляются новогодние игрушки, пиротехника и разные сладости.
   И толпы и людей ежесекундно приходят и покидают такие базарчики. Они как муравьи, всё время снуют здесь и там, не дают пройти, что то покупают или выбирают. А тридцатое декабря ещё больше привело народу на базар. Теперь все старались быстрее купить подарки близким, как будто до этого времени не было. Совсем незаметно, словно лицо толпы, среди рядов пробиралась старушка лет шестидесяти. Ну ладно, пусть не старушка, а пожилая женщина. Рассматривая товары, лежащие на лотках, женщина не спеша шла вдоль рядов. Немного сгорбившаяся, но имевшая достоинство ходить без трости, она немного похрамывала и было видно, что её это нисколько не беспокоит, словно этого и не было. Вообще, её беспокоило другое. Надо было купить что-нибудь в дом. Что-нибудь такое, что будет хорошим украшением в квартире. Обычные гирлянды и светильники не интересовали женщину, ей надо было что то новое, оригинальное. Конечно, ёлка уже была (несомненный атрибут новогодних праздников), но этого было мало. Хотя что именно интересовало женщину, она не знала и поэтому уже второй час ходила по базару.
   Она уже отчаялась и решила идти домой без покупки, но решила сходить в мясную лавку, где обычно брала мясо, колбасу для дома. Финансы позволяли женщине всегда брать то, что она захочет и тем более, в той лавке были низкие цены. Она уже подходила к ней, как увидела, что возле самых ворот (где оканчивался рынок) стоит мужик и держит в руках звезду. На обычном фоне грузчиков, снующих людей, несущих бесконечные сумки, мешки, эта звезда выглядела как роза среди развалин. Она была примерно полметра величиной, со вставленными, многочисленными свечками-огнями. Её периметр обрамляла красная мишура, а огоньки были аккуратно расположены в три ряда - красный, зелёный, жёлтый. Настоящее украшение.
   Мужик переминался с ноги на ногу и поставив звезду на землю, потирал руки. Он нервно поправил шапку, натянул её ещё больше на уши и взял в руки звезду. По выражению его лица было видно, что ему осточертело стоять на морозе и продавать звезду, когда можно пойти домой и попить приятного, горячего чаю. Заметив, что начинает темнеть, мужик развернулся и пошагал к выходу.
   - Погодите! Эй, мужчина! Стойте!! - женщина почти бежала за ним, но тот казалось, не слышал, а лишь глубже втянул голову в воротник и ускорил шаг.
   - Мужчина, с звездой, стойте же!! - уже громче кричала женщина, заставляя обращать на себя взгляды.
   Мужик остановился и обернулся. В его взгляде читался вопрос.
   - Вы это продаёте? - спросила догнавшая его женщина. Она тяжело дышала и выпускала клубы пара. Да, давно она так не бегала.
   - Ну да, а что? - мужик в первый момент просто не понял вопроса и ответил автоматически.
   - Сколько?
   - Что сколько? А! Звезда, да, да эта звезда хорошее украшение - мужик понял, что от него хотят и теперь прилагал все усилия, что бы продать то, что он весь день пытался продать. - в ней 300 огней, и ещё она горит! Вот, видите розетку? - мужик вытянул шнур - ещё здесь есть маленький пульт, вот он, и если нажать эту кнопку, огни будут гореть по разному, ну, как в неоновой рекламе знаете?
   - Сколько стоит? - женщине уже не терпелось быстрее купить эту вещь. Она была из тех людей, которые вначале покупают что-нибудь, а потом спрашивают для чего они это купили и как этим пользоваться.
   - Ну, э.. Сто пятьдесят. - мужик немного смутился.
   - Сколько, сколько?
   - Сто пятьдесят, но если хотите, можно будет скинуть двадцать... или двадцать пять. - быстро сказал мужик, видимо боясь, что он эту звезду так и никогда не продаст.
   - Так дёшево? Я беру. - женщина достала бумажник и начала отсчитывать деньги.
   Не поверивший в своё счастье мужик начал суетиться и ещё что то рассказывать про свою бесценную звезду. По его словам, такой игрушки во всей Москве не сыщешь, что такие продают (да и то редко) заграницей и вообще, она к нему чуть ли не с небес свалилась. Широко улыбаясь он говорил, что эта звезда когда горит, выглядит как настоящий фейерверк, но женщина его не слушала, она копалась в бумажнике.
   - Вот, держите, 200 рублей, детям на подарки оставьте. - сказала она и протянула мужчине две сторублёвые бумажки.
   - Спасибо и удачи вам! С новым годом! - мужик, радостный до предела, протянул звезду и пошагал прочь. Новый год будет для него счастливым.
   Женщина спрятала кошелёк в свою сумку и взяв звезду под мышку, пошла домой довольная тем, что купила хорошее украшение, которое наверняка, понравиться домочадцам. Она хотела поближе рассмотреть свою покупку, но решила сделать это дома, слишком холодно было на улице, да и к тому же темнело.
   Пришло время рассказать о той девушке, которая тридцатого декабря сидела в кафе Голланциус на Арбате. Её, как можно было догадаться, звали Вера, ей 20 лет. Она является студенткой МГУ уже четвёртый год и вскоре, собирается переходить на пятый курс, а потом, стать журналистом. Совсем недавно, месяц назад, она познакомилась с Владом, который тоже учился в МГУ, на юриста. Этот Влад безумно влюбился в Веру и всячески баловал её, отчего та была без ума. Он водил её в дорогие клубы, покупал подарки, каждый день ел с ней в дорогих ресторанах, гулял по Москве. В общем, Вера во всём отвечала ему взаимностью. Намерения Влада выйти за Веру замуж были самыми искренними (что сейчас так редко встречается), по крайней мере он так думал. Родители девушки были только "за" и не упускали возможность счастья своей дочери.
   Сплюну и постучу об дерево, но скажу, что жизнь Веры сложилась удачно: она совершенно не имела проблем в семье, отлично училась в университете, имела любимое хобби (катание на лошадях), любимого человека (Влада), за которого тоже хотела выйти замуж и десятилетнего братика, который любил её. Вера имела множество друзей и подруг, которые уважали в ней её стремление к цели, дружелюбие, красоту. А недавно, она нашла редактора, который согласился выпустить её книгу. Эту книгу Вера написала под впечатлением от вида бедности, которая так часто встречается в России. В книге, наиболее ярко, девушка показала жизнь народа и упорно призывала изменить её, к лучшему. Гонорар, полученный от книги она собиралась отдать в комитет неимущих.
   Последнюю неделю перед новым годом, Вера проводила с Владом. Сессия была сдана и можно было оттянуться на полную катушку. Она уже стала забывать названия клубов, в которые водил её Влад. Знакомые, подруги, бесконечные вечеринки, выпивки, всё это превратилось в массу, полную приятных чувств, радости жизни и спокойствия за дальнейшее... Но несмотря на это, девушка твёрдо решила провести новый год дома, с родителями и родственниками. Просто это было семейной традицией и нарушение её, считалось за оскорбление собственно фамилии. Влад понимал Веру и с радостью согласился на новый год в семье Веры. Вера благодарила его и все были счастливы.
   -Мама! Мама пришла!! - закричал маленький Серёжа, услышав звонок в дверь. Он радостно забегал предвкушая, что мама принесёт что-то интересное.
   - Открой пап! - тоже закричала Вера, которая не могла оторваться, т.к. красила ногти.
   - Ну вечно не дают нормально телевизор посмотреть! - ворчал папа, вставая с любимого кресла - ты уж не маленький, мог бы сам дверь открыть - сказал он Серёже, который вертелся у его ног.
   Щёлк. Дверь открылась и повеяло холодным воздухом. В проёме стояла женщина.
   - Холодно на улице? - спросил папа.
   - Чуть не замёрзла, пока шла - женщина вошла в квартиру.
   Щёлк. Дверь закрылась, но холод остался.
   - Смотрите что я купила - женщина достала звезду. - она ещё может гореть.
   - Ух ты!! - Серёжа был в восторге.
   - М да.. Красиво - сказал папа с видом мужа, терпящего расточительность жены.
   Женщина начала раздеваться, муж ушёл в другую комнату читать газету и смотреть телевизор. Даже близость нового года не отвлекли его от этих дел. Только Серёжа всё крутился вокруг матери и пытался узнать, что она ещё купила, кроме звезды. Вышла Вера. Она обняла маму и спросила, как у неё дела и где лежит лак для ногтей. Та ответила, что не знает, но в следующую секунду вспомнила, что в ванной на третьей полочке. Вера заметила звезду, взяла её в руки и спросила, куда её можно повесить. Мама сказала, что в детскую комнату и Серёжа был рад этому. Но Вера предпочла повесить её в зале, где будет праздничный стол. Уходящая с сумкой продуктов на кухню мама решила, что в зале звезда будет красивее выглядеть. Серёжа надулся и пошёл играть в солдатиков.
   Вера всё ещё стояла с звездой в руках. Звезда как звезда, обычное китайское украшение, которых не счесть в магазинах, продающих подарки. Но что-то в этом украшении было не то. Что-то такое, что притягивало взгляд, заставляло подолгу любоваться причудливым узором на поверхности и множеством огоньков, которых хотелось быстрее зажечь. Вера как загипнотизированная смотрела на украшение. Потом осторожно начала вертеть в руках. Заметила шнур, вилку и небольшой пульт, который был приделан там же.
   - Дай мне!! - подбежавший Серёжа вырвал у Веры звезду. Она его тоже притягивала.
   - Ах ты маленький негодяй! - шутя сказала девушка и начала щекотать братика. Тот, заливаясь смехом, побежал в свою комнату. Она хотела тоже побежать за ним, подурачиться, но вспомнила, что у неё ногти ещё не высохли и ей надо было срочно позвонить Владу. Поэтому Вера пошла не в свою комнату, где Серёжа всё ещё смеялся, а к себе.
   Семейная утопия.
   Вот и настало тридцать первое декабря. В этот день все встают рано утром и начинают готовиться к новому году. Бесконечные хлопоты и заботы окружают каждого в этот день. Ведь по поверию говориться, что как новый год встретишь, так его и проведёшь. Поэтому каждый в этот день хотел сделать что-нибудь хорошее или просто напиться до отвалу, что бы весь следующий год ходить пьяным и весёлым.
   Вера хотела, что бы в этом году она была с Владом и с семьёй. Больше ей ничего не надо было, от жизни. Она рано встала утром, одела спортивный костюм и вышла на улицу. Бегать по утрам - было её увлечением, нет, точнее привычкой, которую привил ей её дед. Сильный был мужик. Ничего не боялся и никогда не болел. Поэтому и умер здоровым. Вера тоже хотела умереть здоровой, но не спешила этого делать. Когда она выбежала на улицу, было темно, но во многих окнах горел свет. Значит народ уже поднялся и теперь за завтраком обсуждает свои планы на этот день.
   Рядом с Вериным домом был небольшой стадион, на котором та накатывала по двадцать кругов в умеренном темпе. Кто-то говорил ей, что если настроить дыхание и скорость бега, то можно пробежать и 50 километров без передышки. Вера этому верила, но её не прельщала возможность бежать 50 километров в своём темпе, ей хватало и трёх. Тяжело дыша, она пробежала свою норму и принялась разминаться. Москва просыпалась. Кое-где были видны гуляющие с собаками люди, проезжали редкие машины, открывались магазины. В районе, где жила Вера, особо чувствовалось то, что называется большим городом. Словно гул какого-то монстра, огромного, чего-то обширного... Стоя в тот день рядом с Верой, можно было не слышать, а чувствовать, как просыпается гигантский город. Москва.
   Вера пришла домой. Все кроме Серёжи уже проснулись и сидели на кухне. Запах свежей выпечки заставил Веру тоже заглянуть туда.
   - С добрым утром - сказала она маме и папе.
   - Ты уже набегалась? - повернулась к ней мама. Она стояла у плиты и что-то колдовала над сковородкой.
   - Ага, можно попробовать одну? - рука девушки потянулась к одной из горячих ватрушек, которые так соблазнительно лежали в миске.
   - Сначала разбуди Серёжу и приведи сюда.
   - Зачем?
   - Узнаешь, когда приведёшь - мама отвернулась к плите.
   - Да ещё захвати мои очки, они на тумбочке в спальной лежат - добавил папа Веры, включая телевизор. Он в отличии от жены, только что проснулся и теперь хотел посмотреть утренние новости.
   Вера заметила, что папа что-то прячет под столом, но не стала придавать этому значение. Она и так знала что он там прячет. Много лет подряд, тридцать первого декабря, папа выуживал из-под стола подарки, которые старательно прятал до этого. Мама тоже знала, что её муж прячет под столом, но ей некогда было спрашивать и любопытствовать - подгорали блины.
   Вера зашла в комнату Серёжи. Он спал, сжавшись калачиком и прижимая рукой своего любимого игрушечного слона. Девушка тихо подошла к братику, наклонилась и поцеловала его в лоб. Тот вздрогнул, как могут вздрагивать дети, которых отвлекли от приятного сна и открыл глаза.
   - Доброе утро! - сказала Вера.
   Сознание Серёжи ещё не полностью отошло от сна и поэтому он некоторое время непонимающе смотрел на сестру. Но уже через несколько секунд улыбнулся и обнял сестру руками.
   - Сегодня новый год да? - спросил он тихо.
   - Нет, новый год завтра, а сегодня последний день в этом году, а теперь пошли на кухню.
   Брат с сестрой зашли на кухню и расселись перед отцом выжидая, что он скажет. Но тот ничего не говорил и смотрел на Веру.
   - Ах, да, очки забыла! - спохватилась та и побежала в спальную. Уже через полминуты очки были на папе.
   - С новым годом!! - сказал он, доставая из-под стола огромную сумку.
   Все, кто были на кухне, немного удивились.
   - Что там? - спросила мама.
   - Подарки - невозмутимо ответил папа - разбирайте, не люблю я запаковывать их, слишком бумаги много и возни...
   Вся семья принялась доставать из сумки подарки. А их было не мало. Просто отец семейства недавно получил премию за то, что придумал новую технологию, по утилизации отходов. А работал он на предприятии, которое очищает окружающую среду и скупает у разных предприятий отходы, что бы потом превратить их в сырьё.
   Всё семейство было в восторге от папиных подарков и когда кончились обнимания, благодарения, мама сняла фартук и куда-то вышла. Через минуту она вернулась с грудой блестящих коробочек и пакетиков. Тоже подарки, только поменьше, но поизящнее и со вкусом. Все были довольны. Настал черёд Серёжи. Он тоже выбежал и вернулся с коробкой. В этой коробке были бумажные фигурки и игрушки из картона. Серёжа три месяца ходил в кружок оригами и три месяца делал подарки своей семье.
   Все принялись завтракать и горячо обсуждать полученные подарки. Только Вера сидела и недовольно поглядывала на часы.
   Раздался звонок в дверь, Вера пошла открывать. Вся семья сидела и ждала неожиданного гостя. Вдруг, в прихожей раздался лай и на кухню забежал щенок. Он смешно переваливался на ходу и пронзительно тявкал видимо, чего-то требуя.
   - Тузик! - радостно завопил Серёжа и принялся обнимать щенка, который неуклюже пытался вырваться из объятий мальчика. Серёжа заранее знал, что это его подарок. Просто до этого дня сестра говорила ему, что если он будет хорошо себя вести, то она подарит ему собаку. Настоящую собаку.
   Родители Веры непонимающе глядели на собаку, пока не услышали радостный смех Веры. На кухню ввалился человек в красной шубе, белой бородой и мешком за плечами. Дед мороз.
   - Эге-гей! Кто тут скучает? С новым годом, с новым счастьем!! - дед мороз бесцеремонно взвалил свой мешок на стол и оторвал бороду.
   - Влад! Ну и шутник же ты!! - сквозь смех, сказала мама Веры.
   Девушка зашла в кухню и Влад начал раздавать свои подарки. А их было раза в два больше, чем у папы, но последнего это ничуть не смущало, ведь ему подарили новую трубку и пачку дорогущих сигар. Полчаса прошло, пока все не разобрали подарки, не наговорились и не сели обратно завтракать. Вера тоже кстати, подарила всем подарки. Их принёс Влад, иначе любопытные родственники нашли бы их дома. Что касается Влада, то ему в семье были только рады и тоже, как и Вера, хотели провести новый год с ним. Родителям девушки казалось, что такой образованный, добрый и отзывчивый молодой человек, как нельзя лучше годится для их дочери. Они знали, что Влад собственным трудом и гениальным умом заработал себе на квартиру и отправил родителей на новый год в Японию - отдыхать.
   Время в 31 декабря не знает границ и течёт так, что сам едва успеваешь за ним. Семья Веры уже не заметила, как минуло 8 часов вечера и бесконечные поздравления родных и знакомых, слились в их головах в одно целое. Ещё больше их будет, когда перевалит за полночь. Новогодний стол был уже готов и на него с жадностью косились домочадцы, постоянно пытаясь стащить какой-нибудь кусок. Но строгая на эти дела мама не давала им ни одного шанса. Серёжка всё не отходил от своего Тузика и пытался научить его команде "сидеть". Глупый щенок только вилял хвостом и покусывал мальчика за руку, а потом тут же начинал лизать укушенное место. Папа смотрел телевизор и курил сигары, разговаривая с Владом, а мама с Верой готовили на кухне.
   Тик-так, тик-так, а времени уже 23:30, пора садиться за стол, что все и сделали. Только мама не могла успокоиться: кое-где добавляла салатов, приправ, но в общем чувствовала, что что-то не хватает. Бродя по комнатам, она искала это "что-то". И нашла. Брошенная вчера звезда лежала на тумбочке, словно она всё время там лежала. "А ей лучше будет сверкать у нас перед столом" - подумала мама и понесла звезду в зало.
   Все, кто сидел за столом минуту молча смотрели на горевшую звезду. Триста разноцветных огоньков выдавали такие комбинации, словно их было не триста, а тысяча. Красный, зелёный, жёлтый, все эти цвета смешались в один, и постепенно затухая и вновь загораясь, гипнотизировали. Трудно было оторваться от такого. На маленьком шнуре был пульт, на который надо было нажимать, что бы звезда горела по разному, но этого даже не понадобилось - она сама выбирала комбинации, сама показывала их зрителям, как живая.
   Пронзительный лай щенка разрушил молчание. Он лаял потому что о нём забыли и всё время пытался куснуть Серёжу за ногу. Папа первый заговорил. Он похвалил маму за удачную покупку и все стали есть. Наконец, настал черёд президента выступить по телевизору и сказать пару ничего не значащих слов народу, которому не терпелось, что бы он закончил. "С новым годом россияне!" - сказал он и звезда загорелась ярче.
   Четыре, три, два, один, тра-та-та!! Новый Год!!! Все открывают шампанское, все теперь будут гулять и веселиться до утра. Звезда на миг зажгла все огни и потухла.
   Перевалило глубоко за полночь, но вся Москва не спала - она праздновала новый год. Правильно, все эти долгие приготовления надо было компенсировать хорошим и бурным застольем. И не заботясь о последствиях этого застольлья, все отмечали новый год. Именно ОТМЕЧАЛИ, потому что будут помнить о нём долго, а особенно Вера.
   Если это можно так назвать, то семья девушки праздновала новый год интеллигентно. А это бурный, приятный разговор, много хорошей еды и почти символическое употребление алкоголя. И никто не жаловался, все были довольны, если не счастливы.
   Новый год шёл уже 5 часов. Серёжа давно ушёл спать, прихватив с собой своего Тузика, мама с папой тоже ушли в свою комнату, Влад лежал в постеленном ему месте ждя Веру, а та ещё сидела за столом. Она не могла из-за него встать. Слишком красивая была звезда, слишком притягательная. Не понимая, как она это делает, Вера приподнялась и подошла к стене, где висело украшение. Узор, который находился в середине звезды, начал оживать. Бесконечное число разноцветных линий волнами переливалось в глазах девушки. Она решила, что у неё это от усталости, и хотела пойти спать, но не могла, оторваться от звезды было невозможно. А ведь она только случайно минуту назад повернула голову в сторону украшения.
   Медленно, словно возрождаясь, загорались огоньки. Рука девушки потянулась к узору. Линии на нём стали ещё ярче и многочисленнее. Теперь девушка вообще не видела, что вокруг неё было. Только эти притягательные пять светящихся концов и узор в центре...
   "Они не могут так гореть! Ну не могут!! Да.. Да это же дьявольски красиво!" - подумала девушка, но было уже поздно, она затронула звезду. Словно змеи, линии обтянули руку с золотым браслетом и обвиваясь вокруг неё, потянулись к голове девушки. Вера даже не испугалась, ей было приятно и тепло. Да и к тому же часть её сознания была уверена, что это всё только сон. Золотые, серебристые, переливающиеся линии впились в голову и Вера впала в забытие.
   "А тут красное небо..." - думала она, стоя посреди поляны, обросшей розами. Девушка наклонилась и сорвала один. Растение съежилось в комок и впиталось в ладонь. Небольшой бугорок под кожей пополз по вене вверх. Вере стало хорошо. Бугорок дополз до плеча и исчез в организме. Девушка закатила глаза. Её мысли превратились в маленькие лучики и теперь летали перед глазами. Она их видела. Не устояв на ногах, девушка упала на спину. Прямо в скопище роз. Теперь десятки роз съёживались у неё на коже и ползли по венам вверх. Девушка закричала. Отнюдь не от отвращения и боли. От счастья. Она не понимала, кто она такая и зачем её душа закрыта в этой глупой оболочке, в этом теле. Ей хотелось летать, она своим мозгом ощущала ту свободу, которую дали ей розы. Она стонала...
   Вера посмотрела на небо. Оно было сплошь красным и без облаков. Только белые пятна летали, насколько хватало глаз. Миллионы, нет, миллиарды белых пятен. Души. Вере тоже захотелось туда. Полетать. Кто-то невидимый взял её тело и поднял над землёй. Розы слились в бесконечный ковёр и через пару мгновений скрылись из виду. Девушка находилась в невесомости (в космосе!), а рядом с ней сгущались белые пятна, оставляя за собой шлейфы. То блаженство, которое испытывала Вера нельзя было описать. Пятна приблизились к лицу девушки и ей стало казаться, что раздаются голоса. Множество голосов. Все они тихо шептались и что-то говорили...
   Бух! Вера сильно ударилась головой об стену. От неожиданности, она присела на корточки и посмотрела на звезду, которая уже не горела.
   "Наверное, стоя уснула" - подумала она и шатаясь, направилась к кровати. Она больно ударилась об угол стола и тихо выругалась. Уже через пять минут Вера сладко спала рядом с Владом.
   Словно замерзающая река, тихо через льды, пробирается время зимой. Ничто не может остановить течение времени и ничто так же не может его ускорить. И в зимнем бреду пробираются отдельные мысли, дни, события. Новый год кажется, перерезал все воспоминания о прошлом, прошлой жизни и о времени, которое текло ДО этой черты. Уже не веришь в то, что было ТАМ, за новым годом, и щурясь от холодного ветра, с опаской глядишь вперёд...
   Всё началось с того, что папа Веры сломал ногу. Это случилось 5 января, когда он шёл с сыном с прогулки. Покуривая свою подаренную трубку, он небрежно следил за Серёжей, который катался на ледяной горке. С детским восторгом, мальчик кубарем скатывался по льду и поднимаясь, снова залезал на горку.
   - Пап, лови меня!! - кричал он, готовясь скатываться.
   - Ну держись ковбой - папа всегда так называл Серёжу, когда был в хорошем настроении - сейчас я тебя схвачу.
   Серёжа спрыгнул на лёд и покатился вниз. Папа встал в начало горки и расставил ноги и руки, словно хотел поймать всё вокруг себя. Он был похож на Шерлока Холмса, с трубкой в руках, который хотел поймать очередного преступника. И толи по воле случая, толи по хотению ещё кого-то, Серёжа сшиб папу, да так, что трубка выпала у него из рта, а сам папа, махая ногами в воздухе, пытался удержать равновесие. Мужчина упал и раздался хруст. Такой неприятный хруст, похожий на хруст ломающейся сухой ветки. Серёжа вкатился в сугроб и смеялся. Он не слышал как отец заорал. И правильно, орать было от чего: вес тела папы пришёлся прямиком на его голеностоп, причём этот голеностоп находился не под тем углом. Вначале, мужчина ничего не почувствовал, но потом, видя, как его кость выпирает из под штанины и течёт кровь, заорал благим матом.
   На улице никого не было и поэтому только один испуганный Серёжа подбежал к папе и спросил, что у него случилось.
   - Я ногу сломал, не видишь что ли? - огрызнулся папа, сжимая зубы от боли, но потом вспомнил, что сын не виноват - беги домой, зови маму, скажи чтоб скорую вызывала, м-м-мм.. - папа уже еле говорил и казалось, готов был потерять сознание. Он никогда в жизни не ломал ничего и его всегда тошнило от вида крови.
   Мальчик бросился домой, а папа лежал у самого основания ледяной горки и мыча от боли, постепенно терял сознание...
   Иногда искренне удивляешься тем людям, которые живут, радуются жизни и не подозревают, что с ними что-то может случиться. Они думают что тот уклад жизни, который сложился у них, никогда более не разрушится, и продолжают жить без страха. Но только тогда, когда они сталкиваются с резкими переменами, они понимают, что зря они так думали и пережив на своей шкуре все неприятности жизни, продолжают лезть вверх, продолжают верить в прежнюю жизнь... А некоторые (хряк!) ломаются и остаются там, куда забросила их судьба. Конечно, мне не стоит говорить о тех, кому дали шанс на всё это посмотреть.
   Естественно, вся семья Веры была огорчена тем, что папа сломал ногу. Но к счастью (не такому уж и большому), у папы был отпуск, а у Серёжи - каникулы. Мальчик всячески ухаживал за папой, который в гипсе лежал на диване и старался всячески искупить свою вину. Один считал, что зря он скатился в тот день с горки, а другой укорял себя за то, что как ребёнок решил поиграться. Папа уверял сына, что это не его вина и мальчик ещё больше его любил.
   - Я сказала нет! - строгая женщина, перед которой стояла Вера, перелистывала какие-то бумаги.
   - Но почему? Я вовремя платила, у меня квитанция есть, вы обязаны допустить меня до сессии!! - Вера испуганно глядела на женщину.
   - Да мало ли какая у тебя есть квитанция, её можно подделать.
   - Да вы что? Разве я способна на такое? - Вера была близка к тому, что бы заплакать.
   - А кто вас студентов знает... Вот что, или ты платишь, или я не допускаю тебя до сессии и гуляй на все четыре стороны! - женщина отвернулась от Веры и принялась копаться в столе.
   Девушка тихо вышла из кабинета завуча и побрела по коридору. Она не заметила как вышла из института и вернулась домой. А дома, не отвечая на вопросы родителей и брата, легла и заплакала.
   Впрочем, не стоило этого делать. Уже вечером, Влад узнал, что Веру не допускают до экзаменов и говорят, что она не заплатила за учёбу. "Это дело поправимое, ты главное, не беспокойся" - сказал он и положил трубку. Это дело было дорогостоящее, но все же поправимое. Действительно поправимое.
   Время шло, но как не старался Влад, как не ходили по кабинетам института Верины родители - всё шло на смарку. Веру не допустили до экзаменов и выгнали из института. На следующий день, у девушки была истерика, и она три раза теряла сознание. Она никак не могла поверить, что столько лет обучения в институте были выкинуты в помойку, а когда поверила, то у неё случилась вторая истерика.
   А звезду спрятали в кладовку. Новый год прошёл и бдительная мама убрала украшение, что бы не его место поставить вазу с цветами. А ещё она сделала это потому, что звезда стала её нервировать. И лишь изредка, словно вздыхая, звезда зажигала огни и медленно, тушила их.
   А нога у папы так и не заживала. Хотя прошёл уже целый месяц. Папа ездил в больницу и ему сказали, что кость неправильно срослась. Пришёл врач с молотком и заново сломал ногу. Папа кричал, но дома сидел тихо склоня голову...
   - Алло, здравствуйте, а Веру можно? - спросил женский голос.
   - Да сейчас - мама отдала трубку Вере.
   - Да?
   - Верка, привет!
   - Ленка? Сколько лет, сколько зим!! Ты где так долго была?
   - К маме в Саратов уезжала.
   - А когда приехала?
   - Месяц назад.
   - И что не звонила? Я бы тебя сводила в один ресторан, там такая вкусная еда, ты бы обомлела. А ещё, заешь, мы с Владом... ой, ты же его не знаешь, Влад - мой парень, он...
   - Я уже знаю его - перебила радостную болтовню Веры подруга.
   - Как? Знаешь? Откуда?
   - От подруги. - голос в трубке слегка помрачнел - а он ей о тебе рассказывал.
   - От какой такой подруги? - Вера непонимающе глядела перед собой.
   - Извини Вер, если ты не знаешь, но у Влада есть другая девушка, причём давно. Её зовут Катя и они встречаются уже 4 года. Я с Катей дружу со школы и она (с Владом) попросила меня тебе сказать, что ты не пара Владу. Извини, подруга. - голос осёкся.
   Вера медленно положила трубку. Она была ошелемленна, нет, она была в шоке. Её лучшая подруга, которая два года где-то пропадала, позвонила, и сказала что у Влада есть другая девушка. Да как она могла! Как могла оскорбить Влада, который безмерно любит.., как он такое мог сделать? Как они... Вера потеряла сознание.
   Время лечит, это известно любому. И старику, который постепенно забывает свою трудную юность и юноше, который зачем-то бросил свою девушку, которую любил. Совсем так незаметно, словно не хотя этого, время взялось за Веру. Прошли истерики, рыдания, мысли о плохом. На их место встало безмолвное пространство, где обитали умирающие мечты и одна идея - жить дальше и забыть всё это к такой-то матери. Девушка уже распрощалась с профессией журналиста и теперь работала уборщицей в каком-то клубе натуралистов. Она тупо работала (мыла полы, собирала мусор) пока у неё спина не начинала ныть и не задавалась вопросом, зачем она это делает. Проработав всю смену без передышки она шла домой, где заваливалась на кровать и проваливалась в сон. Семья больше не интересовала Веру. Она была как неизменный атрибут существования, который постоянно присутствовал в жизни, а иногда и раздражал.
   Всё чаще и чаще.
   Короткий взмах и верёвка порвалась. Верёвка терпения. Вера ещё потом спрашивала себя, почему она раньше этого не сделала, почему терпела всё, что раздражало её. Она сильно поругалась с родителями. Да так, что напоследок громко хлопнула дверью и ушла жить к подруге. А всё началось с невинного вопроса мамы: "Дочь, ты почему опять посуду не вымыла? Третий раз прошу.", и кончилось истерическим криком Веры "Ну и пошли вы в жопу! Не нужны мне ни вы, ни ваши учения!!" Такое бранное слово как "жопа" Вера никогда впредь до этого не смела говорить. Она училась в престижном институте, а там бы выгнали за такую речь. Тем более, говорить это слово родителям. Своей уравновешенностью, девушка поражала всю группу, её никогда нельзя было разозлить. Но это было тогда.
   У подруги Вера всю ночь проплакала. Словно тяжесть с плеч свалила. Она поняла, что любит свою семью, свой последний оплот в мире горя и злой любви. Она твёрдо решила пойти и помириться с родителями и извинится перед братом за то, что испугала его своими криками. Встав рано утром и простившись с подругой, Вера пошла домой.
   И все бы хорошо, если бы не окурок. Жалкий такой окурок, который не попал в пепельницу из-за того, что дрожащая рука отца Веры не положила его на место. А папа всегда курил сигареты, когда ссорился с кем-либо.
   Вера почувствовала ЭТО. Ещё за квартал до того, как дошла до дому.
   Она сорвалась и изо всех сил побежала. Задыхаясь на морозе, простужая лёгкие, Вера неслась к дому, не замечая никого вокруг. Она бы и своего двора и не заметила, если бы не споткнулась и не упала. Вот тогда ощущение реальности постепенно вернулось к ней. Вера приподнялась, стряхнула с лица снег и посмотрела на дом. На седьмом этаже, ровно из окна её спальной, клубился дым. Чёрными тучами он выползал из окна и взметался в небо. А на улице стояло много народу. И все смотрели на неё. Какая-то старушка опираясь на палку, подошла к Вере и закрыла ей лицо. Девушка оттолкнула женщину и встала на ноги. Не отрывая взгляда от своего окна, она побрела к подъезду. Дыма стало меньше. Вера совсем не заметила пожарную машину и пожарников, нервно курящих возле неё. Вера вошла в подъезд. Дым совсем перестал валить из окна, теперь оно было похоже на обуглившийся вход в пещеру. Стекло выбили пожарные.
   "Какой мерзкий запах!!" - подумала Вера, входя в свою квартиру. Ей не составило труда войти в неё - дверь тоже выломали пожарные. Впрочем, это была единственная мысль, последняя нормальная мысль девушки.
   С детства Вера помнила все эти вещи. Тумбочку в прихожей, в которую прятала еду дворовым собакам, ковёр в зале, на котором ещё играла в куклы, стол в комнате где первый раз вырисовала букву "А", косяк, об который не раз стукалась, когда шалила или шла ночью в туалет. А теперь это всё было обгорелым. Обгорелым и разваленным, без всякой жизни, без воспоминаний, вся квартира уродливо глядела на девушку, на незваную гостью. И отовсюду струился этот запах. Гнилой запах гари и разложения, хотя последнего было меньше всего.
   Вера зашла в спальную и увидела трупы своих родителей и брата. Тоненькие струйки дыма шли от того, что раньше было их телами. Три человека превратились в уголь, и теперь были похожи на три мумии, обнимавшие друг друга и лежавшие на кровати. На том, что раньше было кроватью. Обнимавшие.
   Вера сделала шаг в спальную. Она не заметила, как под ногами хрустнули кости обгоревшей собаки. Тузика.Она смотрела на тела. Точнее на то, что на них лежало. Красивая, ничуть не пострадавшая от пожара звезда. Звезда. С нового года она стала ещё чище и больше. Больше огоньков. Больше красок, которые загорелись как только Вера вошла в спальную. Опять (как и в новый год) они горели разными комбинациями. Призывали к себе.
   "О да! Это красное небо!" - Вера опять очутилась среди роз, миллиона роз, которые так и тянулись свернуться в комок и проникнуть в нутро девушки. "Как бы я хотела остаться здесь!" - обратилась она к красному небу.
   Хруст. Это раньше было диваном, а теперь лишь обгорелая труха, на которую наступила Вера. Хруст. А это расплавившееся стекло любимой маминой вазы. Вот и середина залы, где стоит Вера, прижимая к груди звезду. Поворот головы, взгляд упирается в спальную, где лежат останки семьи. Обнимавшие. Но взгляд не останавливается ни на них, ни на обгоревшие обои, ни на что. На звезду.
   Толпа всё также молча стояла рядом с подъездом, из которого высыпала ночью. Все смотрели на верх. На окна. Все знали Веру. Любили. И вдруг, дикий вопль раздался из обгоревшей квартиры. Это был не вопль человека. По крайней мере так говорили спустя месяц те, кто стоял в то утро у подъезда. Конечно не человека. И вдруг, из окна выпрыгнула девушка. Перевернувшись в воздухе, она упала головой на тротуар. По толпе прокатился вздох ужаса. Все отвернулись, кто-то заплакал. Пожарные выбросили сигареты и подбежали к выпрыгнувшей.
   И только потом, в морге, смогли оторвать от рук девушки звезду. Она до последнего мгновения сжимала её. И даже тогда, когда её шея ломалась от удара об землю, даже тогда, когда первого января её семья спокойно спала в своих кроватях...
  
   Для неё больше не будет рассветов.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"