Кузьмин Марк Геннадьевич: другие произведения.

Город на границе Снов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
  • Аннотация:
    Соавтор - Тайон (Дмитрий Чильдинов)
    Найзельберг - самый современный и технологически продвинутый город на Земле, располагающийся на далеком острове посреди Атлантического океана, он, словно серебряная монета сверкает в лучах восходящего солнца.
    Но мало кто знает, что в темных переулках, в тенях и во мраке ночи здесь скрыты тайны, которые не стоит знать обычному человеку.
    Николай прибыл в этот город жить и учиться, и он был не готов к тому, чтобы лично увязнуть во всем этом. Но от судьбы теперь не уйти.
    Добро пожаловать в Найзельберг - Город на границе Снов.
    Выкладывать проду мы будем по вторникам, и класть будем по 2 главы, иногда 3, очень изредка 4, но только тогда, когда это необходимо для цельности повествования.
    В тексте точно море ошибок и их я исправлю.
    Так или иначе, всем приятного чтения.

  Пролог.
  
  Молодая девушка, быстро поправив свою прическу, убрала черные локоны с лица и, широко улыбнувшись, включила микрофон:
  - Здравствуйте, дорогие зрители, с вами Трейси Кимберли. Добро пожаловать на вечернее ток-шоу: 'В гостях у Трейси'! И сегодня я беру интервью у представителя компании 'Metalogic', мэра настоящего города будущего - Дункана Люмьера.
  - Добрый вечер, - кивнул гость.
  Напротив девушки сидел высокий, статный мужчина с густой гривой угольно-черных волос; его острые черты лица - небольшая бородка, шрам, пересекающий левый глаз, и прямой нос делали его похожим на хищника, что вызывало у собеседника опаску. Из-за этого и явственной ауры величия, исходящей от него, невысокая девица на его фоне казалась еще меньше. Мужчина вызывал уважение своим видом, и Трейси слегка нервничала рядом со столь крупным человеком, который будто дышал величием, словно гордый лев, чье спокойствие и добродушие обманчивы.
  - Мистер Люмьер, недавно компания Металогик сделала весьма громкое заявление о некоем 'конкурсе'. Напомню для зрителей, что корпорация объявила беспрецедентную акцию, суть которой заключается в том, что любой житель нашей планеты может выиграть приглашение жить в частном городе компании, а также учиться, работать или пройти там полное бесплатное медицинское обследование и лечение. Правда ли все это?
  - Конечно, - снисходительно улыбнулся мужчина. - Начну немного издалека. В нашей компании издавна был один спор в совете директоров: "Что делает человека тем, кто он есть?" Его происхождение - то, откуда он появился и где родился? Его окружение - то место, где он живет? Его воспитание - то, как его обучили родители, в школе и социум вокруг? Или же есть нечто большее? Мы считаем, что любой человек может проявить себя. Что специалиста делают не его врожденные навыки, а образование и лучшие условия труда. Что не бывает безнадежно больных, есть лишь недостаток ресурсов и специалистов для лечения. Мы считаем, что любой человек может стать лучше, что любой может измениться и возвыситься над собой. Именно это мы и хотим показать нашей акцией.
  - Очень интересно, мистер Люмьер! Насколько нам известно, частный остров компании, где закончилось строительство города, теперь открыт для всех желающих. Компания готова предоставлять жилье для победителей?
  - Разумеется. Мы возьмем на себя все сложности с миграцией и предоставим избранным все необходимые условия.
  - А по каким критериям будут отбираться победители?
  - Мы приглашаем выдающихся людей работать и учиться у нас, но уверены, что проявить себя сможет любой человек. Мы не можем помочь каждому и пригласить к себе всех, а потому среди наших филиалов, школ, университетов и больниц будет проведен независимый конкурс. Каждый желающий может оставить заявку на нашем сайте, и все заявки мы рассмотрим. У каждого жителя Земли есть шанс независимо от его семейного, общественного или финансового положения. От ребенка чиновника до фермера из глубинки - никаких расовых, национальных и религиозных предрассудков, лишь случайный выбор.
  - Это очень амбициозные планы, мистер Люмьер. Потянет ли компания такие расходы?
  - Это не благотворительность, а наш вклад в будущее. Многие государства выплачивают пособия, чтобы люди жили в отдаленных частях мира, так и мы предоставим людям жилье и подъемные, а также шанс добиться в жизни чего-то большего. Конечно, сумма выплат не сравнима, но и жить люди будут не в каком-то заброшенном уголке, а в самом технологически развитом городе мира. Так что мы не собираемся их содержать, мы даем людям возможность, а вот как воспользоваться ей, зависит уже от них.
  - Что ж, время нашего интервью подходит к концу. Хотите ли что-то сказать нашим зрителям напоследок?
  - Ждите, быть может, именно вы окажетесь победителем. Мы ждем вас в Найзельберге!
  
  С тех пор прошло восемь лет...
  
  
  
  
  Глава 1. Далекая земля.
  
  - Гр-р-р-р-р! - гортанный рык вырывается из пасти, а тело готовится к атаке. Он прижимается к земле, хвост начинает плавное движение, вот-вот будет прыжок. Зверь, животное, что-то кошачье, а может, и собачье: точно определить не получается. В грязной луже отражается фигура, окутанная черным туманом, что, словно дым, сочится из мощного тела, не позволяя толком рассмотреть это существо.
  Его можно было принять за тигра или за льва, а может, это гепард, волк, собака: толком понять невозможно.
  Казалось, оно еще не решило, как хочет выглядеть, а потому форма зверя слегка искажалась и подрагивала, как будто старый телевизор пытался поймать сигнал и настроить изображение, но пока получались только помехи и громкие шумы без смысла.
  Лишь яркие красные глаза светились в этой тьме.
  Я смотрю на мир... его глазами... Глазами хищного и дикого зверя, животного, что ощутило перед собой опасность и готовилось напасть.
  Зверь находился посреди какой-то грязной улочки, разломанной мощеной дорогой под лапами и глубокими ямами, наполненными дурно пахнущей водой, словно в них вылили какие-то химические помои.
  Темное небо над головой, словно низкий потолок, давило на макушку и не давало расслабиться, а странные вспышки среди туч заставляли вздрагивать и ждать неприятностей.
  Но зверя это не волновало. Странное окружение, непонятное небо и даже собственный облик... Все внимание существа было захвачено тем, что находилось перед ним...
  Впереди... в темноте... в странной и слишком густой тьме, которая, словно туманная стена из густого мазута, блестела в тусклом свете. Словно спокойная водная гладь в самую безлунную ночь, оно напоминало собой бездонную черноту с редкими светлыми пятнами.
  - Хи-хи-хи-хи-хи... - прозвучал чей-то голос из этой жуткой завесы.
  От него по спине пробежали толпы мурашек...
  Голос... женский голос, но... какой-то странный... В нем ощущается какая-то неправильность, искаженность, что-то неприятное, болезненное и жуткое. Как битое стекло, что хрустит под подошвой, как холодный ветерок, что дует со стороны кладбища и наводит на мысли о покойниках, что томятся в могилах, как... что-то страшное... и совсем близкое...
  Я не знаю, почему именно такие ассоциации возникли в моей голове, когда я услышал это, но инстинкты просто взревели об опасности.
  Нужно бежать!
  Но зверь, чьими глазами я смотрел на это... не двигался... Он рычал и готовился к броску, он тоже ощущал опасность, но вместо страха это вызывало в нем только агрессию и гнев, а потому он лишь ждет, и...
  - Ты... видишь меня? - сказала она из темноты.
  Она... сказала это...
  Не знаю почему, но мне показалось, что она говорит не со зверем... а со мной...
  - Ты... следующий... Хи-хи-хи-хи-хи... Посмотрим, как крепка твоя спина... Хи-хи-хи-хи-хи-хи!
  Последнее, что я услышал, когда тьма поглощала меня - угасающий всхлип зверя...
  
  - Уа-а-а-ах! - вскрикнул я, резко открыв глаза.
  Дергаюсь и пытаюсь понять, что происходит, но что-то меня держит.
  Паника и страх все еще блуждают в моей голове, но вместо темноты передо мной... салон самолета... и пара десятков людей, удивленно смотрящих на меня...
  - Ой, - услышал я.
  Повернув голову, я вижу стюардессу, что стоит рядом.
  - А? - только и сказал я.
  Почему-то люди вокруг начали хихикать, а потом и откровенно смеяться надо мной.
  Только через десяток секунд я, наконец-то, въехал в то, что происходит.
  - Простите, - густо покраснел я от стыда.
  Похоже, я уснул после напряженного перелета, и, когда меня попытались разбудить, я попытался вскочить, и... Ну да, ремни безопасности держат.
  Глупо получилось.
  - Ничего страшного, - улыбнулась мне бортпроводница. - Мы прилетели в аэропорт Небелинзель. Пожалуйста, пройдите к выходу и не забудьте свой багаж.
  - Да, спасибо, - кивнул я, окончательно просыпаясь и приходя в себя.
  Блин.
  Даже представлять не хочу, как эти дрыганья выглядели со стороны. Стыдно-то как!
  Беда в том, что я впервые летаю на самолете, полночи не мог уснуть, был сильно напряжен, да и небольшая зона турбулентности заставила меня понервничать. Ну и, короче, ближе к утру я просто отрубился.
  После такого что только не приснится!
  Кстати, а что мне снилось?
  Блин, уже и не помню.
  Ладно, сейчас не время размышлять, надо бы из самолета выйти.
  Достав свою сумку, что составляла весь мой багаж, я проверил, как там моя цифровая камера и ноутбук. Мало ли, не хочу, чтобы что-то сломалось. Сейчас нужно быстро купить себе сим-карту и позвонить домой, мама точно волнуется. У них там сейчас должен быть вечер, а потому еще не спят, можно позвонить.
  Покинув самолет, я быстро прошел все необходимые инстанции, а затем быстро заглянул в туалет. Справить нужду, да и умыться не помешает, а то сонливость все еще дает о себе знать.
  Холодная вода на лице прогнала остатки сна, и чувство дискомфорта окончательно покинуло меня, сменившись довольно позитивным настроением. Из зеркала на меня смотрел молодой парень восемнадцати лет, среднего роста, спортивного телосложения, с короткими каштановыми волосами, простым, слегка простодушным лицом и карими глазами. Одет я, жаль, немного не по погоде. Джинсы, кеды, черная футболка и легкая куртка все же оказались слишком теплой одежкой для субтропического острова в южной части Атлантического Океана. Да и не очень презентабельно смотрится: все же на такую важную встречу нужно надевать костюм, но у меня его нет.
  - М-да, стоило белую рубашку взять, но я как-то забыл, - хмыкнул я.
  Когда собирался, я думал, что все взял. У меня в руках всего-то спортивная сумка, где у меня пара комплектов сменной одежки, кое-какие личные вещи и документы с деньгами на первое время.
  - Да уж...
  Ладно. Нет смысла тут стоять, нужно позвонить.
  - Но перед этим я обязан увидеть Его! - загорелся я идеей.
  Покинув уборную, я отправился к небольшой открытой площадке на втором этаже здания, откуда открывался потрясающий вид на место моего прибытия.
  - Ох, - выдохнул я, когда увидел Его... - Найзельберг...
  Найзельберг... Город Наступившего Будущего, как его называли в новостях. Построенный на деньги корпорации 'Metalogic Inc', он всего за пару десятков лет из места с сомнительными перспективами стал новым центром науки для всего мира.
  Странно думать, что не только городу - всему острову ненамного больше лет, чем мне. Когда-то тут был лишь маленький клочок земли, окруженный скалами. Когда-то его пытались колонизировать (не знаю зачем, я не историк) и поселение на острове получило название Нейзильберг: то ли на острове нашли месторождения меди и цинка, то ли владелец с самого начала понимал, что ценность острова несколько... ээ... фальшивая(1). В любом случае колония продержалась недолго, и ныне от нее остались только руины так и не достроенного форта. Туристическая достопримечательность.
  А затем остров попал в лапы Металогик - мирового лидера по производству сверхсовременных материалов, от графена до монокристаллов... Скалы стали фундаментом для колоссального искусственного острова размером почти с Ямайку, и на этом острове вырос город Найзельберг, названный в честь все той же не взлетевшей колонии, только произношение чуть поменяли. И, поскольку город возводили настолько с 'нуля', насколько это вообще можно представить, не было никаких проблем с тем, чтобы реализовать в нем столько инновационных идей, сколько хотелось. Прозвище 'город будущего' им полностью заслужено.
  Сам город пусть и был далеко, но даже отсюда впечатлял и завораживал.
  Небоскребы в центре города серебром сияли в солнечных лучах, окружая высокую телевизионную башню, что, как высоченный шпиль, будто пыталась дотянуться до небес. Отсюда прекрасно видны десятки ветряков, что крутятся среди высоких зданий и небольших построек вдали от центра.
  Отсюда город выглядит просто фантастически, потому я не удержался и сделал свой первый снимок на новой земле. Прекрасные кадры. Сделал несколько, а потом выберу понравившийся и отправлю домой, папе точно понравится.
  - Ладно, у меня еще будет время полюбоваться, нужно разобраться с телефоном, а также узнать насчет встречающих, - кивнул я и отправился искать салон сотовой связи.
  Английский я знал прекрасно, а потому спросить дорогу не составило труда. Обычно в аэропорту из-за больших цен покупок лучше не совершать, но сейчас у меня нет особого выбора. Удалось найти местного оператора, купить сим карту, а затем совершить несколько важных мне звонков.
  Сначала встречающим.
  Достав билет на самолет вместе с брошюрой, что была мне вручена, я нашел номер телефона.
  - Алло, здравствуйте, вас беспокоит Николай Темных(2), я на счет...
  - А, да, здравствуйте, - послышался с той стороны женский голос. - Это декан факультета иностранных языков, Марта Лейл. Простите, мистер Темных, мы совсем забыли о вашем приезде, у нас тут форс-мажор, - с досадой произнесла она. - Машина не так давно выехала и минут через десять должна быть в аэропорту - вам придется немного подождать.
  - Ничего страшного, - сказал я. - Надеюсь, никаких проблем с поступлением нет...
  - О, можете не волноваться. Возникшая проблема никак с вами не связана, - успокоила она меня. - Мы ждем вас.
  - Конечно, мэм(3).
  - До встречи.
  Положили трубку.
  Хм, какие-то проблемы там сейчас.
  Пусть мне и сказали, что поступление никаких сложностей не принесет, но я все равно волнуюсь. Все же лететь на другой конец планеты только ради того, чтобы узнать, что поступление отменяется, было бы не самым приятным событием. Технически у меня хватит денег на билет домой, да и, связавшись с родителями, я могу попросить их прислать немного, но этого я бы не хотел. У моей семьи и так с финансами не очень хорошо, а уж такие затраты могут серьезно им навредить. Я вообще согласился тут учиться чисто потому, что обучение и перелет бесплатные, а также будет хорошая стипендия, в ином случае я предпочел бы университет поближе к дому.
  - Или нет, - вздохнул я. - Все же мне давно хотелось побыть как можно дальше ото всех...
  Лучше не забивать себе голову.
  А вообще надо бы домой позвонить.
  Быстро нашел номер телефона отца и набрал его.
  - Алло, - послышалось с той стороны.
  - Привет, пап, я долетел, все нормально.
  - Ну, я в тебе и не сомневался, - усмехнулся он. - Ты все же не маленький ребенок, что бы там мать ни говорила.
  - Ни говорила, ни говорила, - громкий голос мамы послышался в трубке. - Посылать мальчика одного на другой край мира! Не могу поверить, что я вообще на это согласилась! Ему ведь всего две недели назад исполнилось восемнадцать, а уже летит, черт его знает куда!..
  - Дорогая, не начинай...
  - Не начинать ему... - бурчала она, уходя.
  - Да, тебе теперь одному там с ней жить, - посочувствовал я папе.
  Нет, маму я люблю, просто она дама весьма эмоциональная и не стесняющаяся высказывать в лицо все, что думает, а потому давно терроризирует нас с папой. Не со зла и точно не желая нам вреда, но на мозги она капает знатно.
  - Так или иначе, ты теперь предоставлен сам себе, - говорит отец. - Но, знай, если будут проблемы, можешь...
  - Я знаю, пап, - говорю ему. - Давай не будем начинать эту тему.
  Не хочу об этом говорить.
  - Ладно, - тяжело вздохнул он. - Я просто волнуюсь за тебя.
  - Все в порядке, за мной скоро приедут, и, как я узнал, с поступлением проблем не будет. Как только заселюсь в общежитие, подключу ноутбук к интернету и сразу же выйду на связь. Думаю, смогу сделать немало снимков.
  - Учитывая, как паршиво ты фотографируешь... - усмехнулся он.
  - Ну, уж получше кое-кого, кто за ту поездку даже крышку с объектива не снял, - напомнил я ему уже о его косяках.
  В трубке послышался хохот мамы, а вот папа явно скис. Да, это было весело. Поехали всей семьей в аквапарк. Веселились там, а папа все фоткал и фоткал, а в конце выяснилось, что он забыл снять крышку с объектива, и все кадры оказались веселой чернотой. Мама в шутку даже парочку черных снимков распечатала и поставила в рамку - живое напоминание о том, как отец умеет фейлить. Гости же думают, что у нас в семье завелись фанаты Малевича.
  - Уел, жук. Ладно. Позвони еще.
  - А у вас там сколько времени?
  - Одиннадцать ночи.
  - А, ну тогда уж завтра утром позвоню, а то в общежитии я только к вечеру буду, местному.
  - Хорошо, будем ждать.
  Попрощавшись с папой и мамой, я положил трубку и вздохнул.
  Вот и поговорили. Приятно услышать их голоса, хоть их попытки меня контролировать слегка навязчивы. Все же я уже не ребенок, а отношение мамы ко мне порой раздражает. Не то, чтобы у нее не было причин за меня волноваться, но все же.
  Вскоре зазвонил мой телефон. Номер незнакомый.
  - Алло.
  - Добрый день, ваш телефон дала мне декан Лейл, - прозвучал оттуда мужской голос. - Я должен встретить вас. Я подъехал к аэропорту.
  - Сейчас подойду.
  - Жду...
  
  
  1. Нейзильбер - сплав меди, никеля и цинка серебристого цвета (не латунь, соотношение другое), является более дешевым вариантом мельхиора. Само слово означает 'новое серебро' и вызывает соответствующие ассоциации у главного героя - не серебро, лишь подделка.
  2. Темных - ударение на 'Ы'.
  3. Поскольку остров является международным, основной язык общения там английский, но показать это в полной мере очень сложно и фактически невозможно для нас. Потому прошу вас принять как небольшую условность то, что герои говорят на английском языке, а все названия герой интерпретирует по-своему.
  
  
  
  
  Глава 2. Прекрасный пейзаж.
  
  - Приветствую, - улыбнулся мне встречающий. Им оказался полноватый немолодой мужчина, явно родом с Южной Америки: смуглокожий, с благородной сединой в волосах, пышными усами, которым мог позавидовать даже Сталин, и простодушным лицом. - Меня зовут Мигель Сантос, преподаю в университете историю.
  - Николай Темных, - представился я.
  - Извини уж, что сразу не встретили, - вздохнул он. - Обычно у нас с этим все строго и давно отработано, но сегодня какой-то дурацкий день.
  - А что случилось? - спросил я, садясь в машину.
  - У нас там центральный корпус общежития будто проклят, - с досадой произнес преподаватель, выезжая со стоянки. - Там постоянно что-то происходит. То белье женское массово пропадает, то горячая и холодная вода местами меняются, то электричество сбоит. Короче, странные вещи творятся. А вчера на последнем этаже прорвало трубу и всех затопило. Сейчас студентов, что остались на летних каникулах, переселяют в другие корпуса, вызвали ремонтную бригаду. Вот и носимся все как белки в колесе с этими переселениями и общением с ремонтниками. Ох, найду этого 'шутника', что нам такие проблемы создает - уши выкручу!
  М-да, не ожидал что тут такие проблемы. Видать кто-то очень 'креативный', раз такое творит. Ну, или просто мудак по жизни. Затопить все общежитие? Да, это уже на серьезные неприятности тянет. Лучше этому 'шутнику' теперь вести себя тихо, а то за подобные проделки могут и по шее надавать, если полиция раньше не найдет.
  - Надеюсь, не отвлек вас от дел?
  - Да все нормально, - махнул он рукой. - Я и так по делам собирался, так что подвезти тебя мне несложно. Плюс, лучше уж по городу кататься, чем разбираться с ордой абитуриентов. Даже хорошо, что все водители заняты, а то сбежать не удалось бы...
  - Хех, понимаю.
  - А сам-то ты как? Не страшно было лететь сюда? - спросил профессор Сантос.
  - Немного, - признался я. - Полночи в самолете уснуть не мог.
  - Боишься летать?
  - Первый раз, вот и перенервничал.
  - Компании в следующий раз стоит и билеты для сопровождения выдавать, но это только для несовершеннолетних или тех, кто не может отвечать за себя.
  - Согласен, но даже так, все равно лететь обратно моим родителям на что-то пришлось бы, а у нас сейчас с финансами не очень. Я вообще обучаться тут согласился, когда про стипендию узнал - просто не хочу родителей напрягать моим содержанием.
  - Да, стипендия у нас неплохая, - закивал мужчина. - Хорошо быть победителем конкурса, да, мистер Темных? Сразу же поступил на бюджетное место.
  - Я сам не ожидал, что выиграю, - улыбнулся я. - Сложно поверить, что парнишка из мелкого городка может быть выбран...
  Восемь лет назад мало кто поверил этой рекламе.
  Ну, действительно.
  Подай заявку на сайте и поезжай в мечту? Никаких особых критериев? Ха! Скорее уж будут пытаться нагрести себе всяких недооцененных гениев и специалистов со всего мира, удобно прикрываясь программой... Разве может им подойти обычный человек?
  Все так думали.
  А затем был опубликован первый список, и реально выдающихся людей там почти не было. Были приглашены случайные люди. Простые городские жители из разных городов, какие-то дети из Африки, было даже несколько человек из российских глубинок. В интернете долго обсуждали это событие, пытаясь найти секрет или некую закономерность, какую-то хитрость или план, но все люди, что были выбраны, никаких связей друг с другом не имели, и ничего из себя в плане пользы и инвестиций не представляли.
  Потом решили, что это первые такие - выбранные чисто ради пиара и предложения им будут весьма посредственными, что ничего эти люди не получат или будут обмануты. Но нет. Не было ни одного упоминания о том, что кто-то ушел обделенным или обиженным, если не нарушал местных законов и не пытался кинуть благодетелей первым, конечно. Все же немало людей пытались получить навар на программе мошенническим путем, хотя бы путем перепродажи 'одобренных' заявок с поддельными документами... Вроде там было много чего еще, но Металогик и не зря ест свой хлеб, и 'обмануть систему' ни у кого особо не получилось.
  Постепенно шумиха вокруг Найзельберга и его программы переселения утихла. Они стали привычной частью жизни, а подача заявки - этаким участием в бесплатной лотерее. 'Приз' получит, конечно, всего один из нескольких сотен, но 'лотерейный билет' на халяву ж отдают! Заявки стали подавать между делом, ничего не ожидая - слишком уж мала вероятность, что выберут именно тебя. Примерно так же форму на сайте заполнял и я.
  И вот, в момент, когда мне исполнилось восемнадцать лет, и я уже готовился к экзаменам, мне пришло письмо, а затем и звонок. Меня выбрали победителем в конкурсе и приглашают поступить на бюджетное место на факультет иностранных языков в местном университете.
  Я сначала не поверил, но после к нам пришли представители компании, все объяснили, передали билеты и предложили выбор. Никого ехать не заставляют, потому если бы я отказался, победу просто передали бы кому-то другому.
  Но я все же согласился, ведь такой шанс в жизни дается лишь раз, и упускать его нельзя.
  - Родители точно были не рады, - хмыкнул преподаватель.
  - Ну, мама была против, но отец в целом не возражал. Мне с трудом удалось убедить их разрешить мне, и вот я здесь.
  Ох, сколько мне пришлось от мамы выслушать, просто жуть! Но я выдержал. Сумел. И теперь далеко.
  Сейчас мы ехали по склону вниз. Аэропорт находился на небольшом плато немного в стороне от города, и приходилось быть осторожным на поворотах.
  - А можете мне рассказать о городе? - попросил я. - В брошюрке и в интернете многое есть, но хочется узнать, как тут живется вообще.
  - Я живу здесь уже два года, с тех пор, как получил эту работу, - говорит он, следя за дорогой. - Город этот, надо сказать, просто невероятный. Он явно строился с прицелом на большой рост - очевидно, компания верила в успех своей идеи, раз так постаралась. Сам город поделен на несколько районов: деловой, научный, портовый, припортовый, развлекательный, а также пять обычных жилых районов. Есть еще два отделенных от города района - курортный и наукоград, но второй имеют право посещать лишь работники компании.
  - Да, про разделение, про районы я слышал, - киваю я. - Что можете сказать про эти районы?
  - Центром города у нас является Деловой квартал, там находятся все административные здания. Также портовый, где только порты и склады. Своей еды город производит мало, и корабли приходят почти каждый день, с продуктами и другими товарами.
  - Тут же вроде свои фермы есть, - по карте они чуть ли не четверть острова занимают?
  - В городе минимум два миллиона человек, и эти фермы просто не способны всех прокормить. Свежая еда с ферм - скорее, предмет роскоши... Ну и подстраховка на случай перебоя с поставками. Мало ли, что в мире случиться может... Мэрия сейчас рассматривает планы расширения острова, чтобы увеличить посевные земли.
  - Расширение? Это же должно быть дорого до жути?
  Нет, Металогик, конечно, крайне небедные - вон, какой остров отгрохали! - но это 'Мэрия обсуждает' прозвучало как-то... слишком рутинно для такого проекта.
  - Ну, не 'капитально' - упираясь в дно морское, как там, где Найзельберг стоит. Наплавными островками. Какой-то умник придумал проект гидропонной системы, что будет отлично работать, когда снизу непосредственный доступ к морской воде. Как всегда - где бы ни придумывались безумные идеи, испытывают их тут... Город победившего будущего, maldita sea [1]. И даже не поворчишь: 'на что они тратят наши налоги', ибо мы их толком тут и не платим.
  Вау, а вот этого я не знал. Слышал, что Найзельберг сам себе свободная экономическая зона, но чтобы с граждан брали так мало, что это считают не заслуживающим внимания... Надо будет разобраться, как тут все работает вообще, а то я ничего тут толком и не знаю.
  - Ну, да хватит об этом... Если хочется погулять, сходить в театр, кино, посетить ресторан, магазины или еще что - тебе в Развлекательный район. Там есть практически все, что может пожелать приезжий или живущий тут. Только пляжа и водных развлечений нет, потому что залив не для купания, но если душа хочет этого, садись на поезд и отправляйся в Курортный городок, что на другом конце острова. Но даже так, в Развлекательном районе найдется, чем заняться.
  - Небось, место очень популярное, - хмыкнул я.
  - Там постоянно полно народа, и шум не утихает даже ночью. Только если пойдешь туда, будь осторожен - там редко бывает полиция.
  - Ха? Это как так?
  - Частным предпринимателям, и особенно тем, кто оказывает 'взрослые' услуги, не нравятся полицейские под боком. Они и заключили с мэрией договор, что сами будут поддерживать закон и порядок, благодаря частным охранным предприятиям. Так что если там у тебя начнутся проблемы, иди не в полицейский участок, а просто подойди... да хоть к любому бармену. Охрану может вызвать каждый из них. Работают чуть ли не добросовестней полиции - потому что местным выгодно, чтобы клиенты были довольны, и если в районе будет много происшествий, власти могут разорвать соглашение.
  М-да, вот такого я, честно говоря, не ожидал. Район без полицейского надзора, где всем заправляют предприниматели! Что бы Мигель ни говорил, учитывая, что такие места - лакомый кусочек для любого криминала, там наверняка небезопасно, особенно по ночам. Просто местные сами разбираются со своими проблемами и не мешают остальным.
  Чего только в мире не бывает!
  - И отсюда вытекает логичный вопрос, как тут с безопасностью?
  - Ха, она тут на высшем уровне, - усмехается мужчина. - Полиция тут не зря ест свой хлеб. Конечно, существуют не самые безопасные места, как восточные районы, что граничат с Развлекательным, но если сравнить с другими городами - порядок там на высоком уровне. И все же, по ночам гулять там не рекомендую.
  - Это что-то типа местных трущоб?
  - Ну, назвать это 'трущобами' сложно. Таких чистых и ухоженных мест ты даже во многих столицах не везде найдешь, - хмыкнул преподаватель. - Просто раньше город был, скорее, местом жительства работников на местных заводах, а потом, когда пошел четкий план на расширение, жилье в тех кварталах резко подешевело.
  - И как же власти справляются?
  - Повсюду камеры слежения, даже там. Преступность, конечно, есть - от нее избавиться невозможно - но ничего серьезного не происходит. Полиция у нас действительно работает.
  - И что, среди копов нет взяточников и нечистых на руку? Крышевать таких явно выгодно. Попрошайки, нелегалы, крупные мафиози - кто угодно может быть!
  - Не спорю, - кивает профессор Сантос. - Вот только стереть записи камер может только персона с очень высоким доступом, а таких купить непросто, если вообще можно. Затем записи проверяет наш доморощенный ИИ [2]. Он, конечно, тупой как пробка, и порой ему кажутся подозрительными совершенно невинные вещи, но он сокращает объем достаточно, чтобы каждый выделенный им момент могло просмотреть по дюжине разных людей... И это только те меры, о которых они заявляют в открытую. Заставить полицию закрыть на что-то глаза ну очень сложно. Я бы больше беспокоился о неприкосновенности личной информации - слить данные на сторону куда проще, чем избавиться от них. Так что не делай ничего этакого в общественных местах.
  Не, то, что безопасность на высоте - это конечно хорошо. Если не заходить в совсем уж глухие уголки, огрести неприятностей будет сложно... Но вот смотрится это местное наблюдение... маленько антиутопично, как минимум. Или даже жутко. Такое внимание Большого Брата как-то не вдохновляет.
  - А что насчет Научного района? Там ведь университет?
  - Да, Политехнический Университет Найзельберга находится там. Это самое большое учебное заведение в городе, много корпусов. А сам район наполнен спортивными секциями, частными учебными заведениями, общежитиями, есть пара стадионов, музеи и библиотеки. Там разве что младших и средних школ нет - они находятся в самих районах, поскольку не всем родителям удобно возить своих детей через весь город. Скоро сам все увидишь.
  - Прямо город-сказка, - хмыкнул я.
  Мы спустились с плато и теперь ехали мимо полей. Зеленые холмы раскинулись по обеим сторонам от нас, местами утыканные большими столбами с ветряками; на самих полях паслись животные: коровы, овцы, лошади, а если присмотреться дальше, можно увидеть гектары, засеянные пшеницей.
  Неожиданно я увидел что-то вдалеке. Среди бескрайнего поля стояла одинокая скала. Не слишком большой камень, который ярко и четко выделялся посреди зеленых волн колышущейся травы. И вот на этом самом камне был кто-то, облаченный в красное.
  Достав камеру, я навел объектив и приблизил изображение.
  Неизвестный стоял ко мне спиной, было видно ярко-красный плащ, окаймлённый золотом.
  - 'Девушка?' - подумал я. Почему-то создалось впечатление, что это женщина.
  Одинокая фигура стояла на этом камне, ветер трепал ее алое одеяние, пока она куда-то смотрела. Алая леди посреди зеленого поля, стоящая на фоне голубого неба - ох, как же красиво смотрится! Такой кадр упускать нельзя.
  Щелк. Щелк. Щелк.
  Превосходная картина. Точно пойдет в коллекцию. Сделаю несколько снимков, а то в движении кадр может получиться смазанным, так что лучше перестраховаться.
  Отлично. Интересно, кто это? Быстро щелкаю по кнопкам и проверяю, не забита ли память, а то вдруг?..
  Но стоило мне вновь поднять голову, как фигура в красном пропала.
  Видать ушла, пока я отвлекся.
  Ладно, посмотрю кадры, а затем...
  - Какого...? - тихо прошептал я, открыв галерею. - Ее... нет...
  Ее нет на фото! Есть скала, трава, небо, но самой фигуры нет.
  Я еще раз посмотрел на пейзаж, но там будто ничего странного и не было. Все такая же безмятежность и красота, но уже никого постороннего.
  - 'Привиделось, что ли?' - спросил я сам себя.
  Похоже, спать нужно больше, а то мне уже начинает мерещиться всякое.
  - Скоро приедем, - сказал профессор Сантос.
  Да, Серебряный Город уже совсем рядом...
  
  
  1. Maldita sea - Черт побери.
  2. ИИ - Искусственный Интеллект.
  
  
  
  Глава 3. Пёс.
  
  Город изнутри оказался еще более красивым и завораживающим, чем мне казалось. Найзельберг находится в южной части острова у залива Кинг-Суорда. Мы заехали в Северные жилые районы, и двигались на юго-запад где и располагался Научный район.
  Пока ехали, я не открывался от окна, завороженно смотря на все вокруг.
  Высокие бело-серебряные здания из стекла и бетона ровными рядами располагались вдоль главной дороги. Сама дорога довольно широкая, и пусть машин на ней было меньше, чем я ожидал, но явно строилась с прицелом на высокий автомобильный трафик.
  Как мне рассказал профессор Сантос, в городе машина не предмет необходимости, а скорее личная роскошь, да и то не особо дорогая. Поскольку мы не связаны ни с одним континентом, то ездить тут просто некуда особо. Да, сам город большой, но общественный транспорт развит тут очень хорошо, есть автобусы, троллейбусы, такси и метро. Так что своя машина тут не нужна, от того пробки в городе бывают редко. Плюс в городе запрещены бензинные машины, все ездят на электромобилях.
  Насколько я знаю, сами электромобили вещь давно не новая и в некоторых европейских странах и штатах давно активно ими пользуются и их покупка поощряется. Такие машины экологически более безопасные и по мощности бензинным почти не уступают. Но у таких всегда было несколько проблем, а именно: цена и заряд. Стоит такая машинка больше чем обычная и многим просто не по карману. Ну и главная проблема, что заряда тут хватает на меньшее время работы, потому на особо большие расстояния не покатаешься. Эта проблема решается грамотным расположением мест подзарядки, но сама зарядка такой машины процесс не быстрый. Минимум час нужно подождать пока полностью 'заправится'.
  Вот только большинство проблем современной техники упирается в отсутствие материалов с нужными свойствами. Когда же ты находишься на земле главного производителя всяких сверхматериалов планеты Земля... В общем, единственная проблема с аккумуляторами, это то, что их вынести за пределы острова практически нельзя. Точнее, можно, но со зверской пошлиной, покрывающей разницу между 'льготной' ценой для Найзельберга и круглой - для остального мира. Впрочем, это не единственный подобный предмет - Металогик готовы многое отпускать своему городу по бросовой цене, вот только ронять цены на свою продукцию в остальном мире они вовсе не собираются.
  Дорога в аэропорт вела из северной части города, а потому мы двигались вниз в Научный район.
  - А это что? - спросил я, когда мы стояли на светофоре. Там на углу дома, где обычно пишется номер, название улицы было написано 'Улица Миядзаки. А12В17', а рядом был изображен QR-код1.
  - А точно, тебя стоит предупредить, - кивнул преподаватель. - Суть в том, что в городе как бы очень мало наименованных улиц. Только основные и самые главные места имеют названия, а вот все остальные так и не назвались. Вот чтобы ориентироваться в городе все дома так проштамповали и код нарисовали. Обязательно на смартфон свой скачай специальное городское приложение. Если заблудишься, подходишь к ближайшему дому и проверяешь код, и тебе показывают твое месторасположение. А такси у всех навигаторы и ориентируются по основным улицам.
  - А почему так все? Неужели было сложно просто назвать все? - не понимал я.
  - Город у нас новый, и называть пришлось бы ну очень много, - покачал он головой. - К тому же город международный и если вспомнить кучу скандалов с названием улиц власти Найзельберга таких проблем решили избежать. Ну и объявили конкурс, чтобы жители сами имена придумали своим улицам. Проводилось голосование, перебирали варианты, вот только ничего хорошего из этого не вышло. Предложений оказалось слишком много и единого варианта не нашлось, а затем и вообще дошло до смешного, - усмехнулся он. - Студенты сговорились несколькими корпусами общежития и назвали переулок между ними... 'Переулок Саши Грей'2.
  - Пф-ф, - прыснул я от смеха. - Серьезно?!
  - Да, он до сих пор есть, - смеялся мужчина. - Так что с тех пор конкурс закрыли, но названия кое-как стараются давать, если получается. Потому скачивай приложение и ориентируйся. Тебе тут минимум четыре года жить, а там уж сам смотри.
  Да, вот это было забавно. Студенты в своем репертуаре, и неважно, какой они национальности, ведь как говорят - 'студент - это сексуальная ориентация'. Ребята жгут напалмом.
  Мы проехали через Северные районы мимо Западных, и вскоре добрались до Научного.
  Главный корпус Политехнического Университета Найзельберга находился на улице Аристотеля, в самом центре района и включал в себя несколько корпусов. В этом учебном заведении куча факультетов по нескольку групп на каждом, но поскольку сейчас лето, то в главном здании особо людей не наблюдалось.
  Доехав до него, профессор пожелал мне удачи и уехал по своим делам, ну а я двинулся пешком к нужному мне месту. Сам главный корпус представлял собой крупное пятиэтажное здание с атриумом в центре. Огромный зал со стеклянным куполом, накрывающим большое пространство заполненное кучей столиков и парой работающих кафешек. Похоже тут студенты проводят большую часть времени.
  Спросив дорогу у охранника, мне указали путь до деканата факультета иностранных языков, он находился на четвертом этаже главного корпуса. Однако по пути туда меня встретили.
  Передо мной стояла чернокожая женщина на вид лет сорок или больше, со сложной строгой прической, одетая в бежевый деловой костюм, а на носу у нее были овальные очки. Полноватая дама смерила меня серьезным взглядом и что-то еще хмыкнула.
  - Добрый день, мистер Темных, я - декан факультета иностранных языков Марта Лейл, - кивает она слегка уставшим голосом. - Прошу прощения за эти проблемы со встречей.
  - Профессор Сантос уже рассказал мне, в чем причина, - говорю я. - Надеюсь, проблем с зачислением и заселением не будет.
  - Нет, у нас достаточно свободного места, чтобы вместить еще кучу народа, плюс, сейчас лето и часть студентов уехала домой, а к их приезду аварию устранят. Прошу в мой кабинет.
  Я двинулся за дамой по коридору. Кабинет деканат представлял просторное и светлое помещение, на вид обычный офис, где помимо стола декана было еще несколько, вероятно для секретаря и других сотрудников. В целом выглядит весьма обыденно, я даже удивился тем, что даже от наших кабинетов не особо отличается. Такие же цветы в горшках, шкафы наполненные папками и фотографии на стенах, да настенные часы, что показывали сейчас час дня.
   - Итак, молодой человек, - сказала профессор Лейл, присаживаясь за стол. - Я ознакомилась с вашими данными и результатов экзаменов и была приятно удивлена хорошими оценками и неплохой успеваемостью. Здесь есть кое-какие помарки, но они относятся к ранним школьным годам.
  - Я взялся за учебу и постарался исправить свою успеваемость, - вставил я. - А тот случай...
  - Можете не волноваться, - махнула она рукой. - Мы люди разумные и не станем порицать студента за вещи, в которых он был не виноват.
  Я промолчал. Не люблю вспоминать эти моменты. Ну да, раньше мои оценки и поведение были не очень, но я исправился и за последние полтора года был прилежным учеником, особенно после переезда с родителями из родного города....
  - Рада, что вы способный ученик. Все же конкурс корпорации не всегда выбирает студентов по их успеваемости, и нам приходится... подтягивать новичков до нашего уровня, - произнесла она это, чуть поморщившись.
  - Понимаю, - кивнул я.
  Это логично. Если выбор в конкурсе случайный, то не факт что ученик будет достаточно образован для столь требовательного к учебе ВУЗа. Просто так, похоже, исключить ученика они не могут, победители на слуху и исключение может ударить по репутации заведения, вот и подтягивают отстающих.
  - Тут написано, что ваш отец программист, а мать учитель иностранного языка?
  - Мы жили в небольшом городке, а потому мама после университета устроилась в местную школу и там и осталась, а папа работает сисадмином. После переезда в другой город дела у нас идут не очень...
  Она дальше спрашивать не стала, за что я был искренне благодарен. Тема сложностей в моей семье не та, которую я хочу обсуждать.
  - Итак, наш университет является техническим, а потому гуманитарные факультеты у нас открылись всего пять лет назад и студентов на них у нас пока немного.
  - Я слышал, что этот университет один из лучших в мире.
  - Ну, пока наше учреждение слишком молодо, чтобы таким называться, но мы уже почти на равных с Массачусетским технологическим институтом, - с гордостью заявила декан. - Всего десять лет пройдет, и уже на нас будут равняться. Плюс постепенно открываются гуманитарные факультеты как иностранные языки, социология, история, и, я уверена, будут и другие. Конечно, мы вряд ли, когда-либо достигнем статуса Оксфорда или Гарварда, но для нас это и не нужно. Тут таким кадрам просто негде будет себя реализовать. Пусть Найзельберг и большой город, но мир вокруг нас еще больше.
  - Ясно. Значит, с моим поступлением проблем нет?
  - Все уже сделано, мы лишь познакомились и нужно уделить внимание несколько формальным деталям, а также вас нужно проинструктировать по поводу правил нашего учреждения.
  - Нужна униформа для учебы?
  - Нет, у нас все не настолько плохо, а какая-то особая одежда нужна лишь некоторым факультетам для практики, нам же ничего подобного не нужно. Дресс-код свободный, но попрошу одеваться прилично и не позорить нас откровенными или нелепыми костюмами.
  - Были случаи?
  - Да, - вздохнула женщина. - Несколько студентов ходили на урок в костюмах уток.
  Я не знал, что сказать на такое. Или это чья-то спланированная шутка или какой-то протест против чего-то. Судя по тяжкому виду декана те события, явно оставили у нее неизгладимое впечатление.
  - Ну не важно, - отмахнулась дама. - Вы меня поняли. Сейчас я внесу остальные данные и выдам вам ваш новый адрес проживания. Говорю сразу, этот адрес может быть временным, так что имейте в виду, что вас могут переселить. Сейчас у нас такие проблемы, что всякое может случиться, потому говорю сразу.
  - Я понимаю, - кивнул я.
  Она улыбнулась мне и начала вводить что-то в компьютере, а тем временем вспомнил, что хотел спросить:
  - Хотел еще спросить, а как университет смотрит на подработки студентов? Я слышал, что некоторые ВУЗ-ы не одобряют подобное, вот и хотел узнать...
  - Если это не идет во вред учебному процессу и происходит вне учебное время, то никаких проблем тут нет. Многие наши студенты и так работают, некоторые даже уже проходят стажировку на заводе и компании, а пара человек и в полиции.
  - Даже в полицию можно записаться? - удивился я.
  - Ну, это не совсем полиция... Впрочем, это слишком объемная тема, чтобы ее сейчас поднимать. Запрос в интернет - Найзельберг, Социальный Контроль. Почитаете, когда будет свободное время.
  - Ясно.
  В полицию набирают студентов?
  Это как-то странно. Обычно те, кто хотят работать в полиции, записываются в специальные учебные заведения. Это вам не работа в фаст-фуде, где можно прийти после учебы и постоять за стойкой, там все серьезно. Потому я решительно не представляю, что именно там делать стажерам. Ну, может, я чего-то не знаю. Надо будет и вправду почитать, когда время будет.
  После того как зачисление закончилось, мне выдали ключ от моей будущей комнаты и написали адрес где я теперь буду жить, а также сказали как туда дойти. Нужно лишь дождаться троллейбуса ?4 и проехать одну остановку.
  Недалеко, но наличием проездного стоит озаботиться.
  Покинув здание, я добрался до троллейбусной остановки и стал ждать нужного мне транспорта. Рядом со мной было еще несколько человек, которые тоже ждали. Над самой остановкой было табло со временем ожидания и что-то подсказывает мне что оно гораздо точнее чем у нас.
  Похоже, минимум минут десять придется постоять.
  Неожиданно в нос ударил приятный запах горчицы. Обернувшись, я увидел лавку с хот-догами, и желудок тут же напомнил мне о том, что мы не обедали сегодня. Поскольку я не знал когда тут смогу нормально поесть и где лучше, то решил что небольшой перекус мне не помешает.
  Купив себе один с горчицей, но без лука и всего остального.
  Сижу тут, ем, и думаю над ближайшими планами.
  - 'Нужно по городу погулять, изучить окрестности, достопримечательности посмотреть, ну и работу поискать, - думал я, медленно поедая хот-дог. Он оказался не так хорош, как я надеялся, потому утолив немного голод, ел остальное с неохотой. - Надо бы спросить у кого-нибудь кто тут давно живет'.
  Так я и сидел, спокойно жуя и размышляя на всякие темы, как неожиданно почувствовал что-то у руки.
  - М?
  Опустив голову, я увидел... собаку... довольно крупный доберман обнюхивал мою руку. Затем поднял на меня взгляд, а точнее с явным интересом смотрел на мою еду.
  - Привет, - сказал я, слегка удивившись.
  Услышав мой голос, несколько человек обернулось, и с визгами отскочили от пса. Их можно понять, доберман собачка не ручная, грозно выглядит, а учитывая, что у него не видно ошейника или хозяина, то соседство с таким псом несколько напрягает.
  - Вызовите службу по отлову животных! - сказала какая-то тетка.
  - Службу по отлову животных! Срочно!
  - А-а-а-а!
  - Успокойтесь, - сказал я. - Собаки чувствуют страх и агрессию, а своим поведением вы его нервируете.
  Народ мои слова не успокоили, и кто-то серьезно начал искать нужный номер телефона. Ну, пусть ищут.
  Пес не выглядит бездомным. Шерсть лоснится, не тощий, да и грязи не видать, я в свое время немало уличных собак видел, жил рядом не с самым благоприятным районом города, и эта собака точно не бездомная. Может, сбежал от хозяина или потерялся.
  Доберман с интересом смотрел на мой недоеденный хот-дог, видать проголодался.
  - Будешь? - предложил я ему.
  - Ваф! - оживился тот и завилял своим коротким хвостиком.
  - Ну, давай отойдем.
  Поднявшись со скамейки, я отошел от остановки и паникующих людей и, встав у стенки, угостил собаку тем, что у меня осталось. Животное с удовольствием уминало мою еду, даже горчица его никак не смущала.
  Пока пес ел, я сидел рядом и смотрел на него.
  Его я не трогал, некоторые животные не любят когда к ним прикасаются во время еды, а зря рисковать и подставляться под укусы мне не хотелось.
  - М-да, ты не похож на уличного, но, довольно голодный, - хмыкнул я. Подняв голову, я увидел приближающийся автобус с нужным мне номер '4'. - О, мне пора. Приятного аппетита, песик.
  Улыбнувшись смотрящему на меня псу, я поднялся и направился к подходящему транспорту...
  - Спасибо за угощение, парниша, - послышалось позади меня.
  По спине само собой пробежала волна мурашек. Странный холодок коснулся шеи, несмотря на теплую погоду. Сам не знаю почему, но я замер, а перед глазами, будто само собой встал мой недавний сон...
  Медленно обернувшись, я взглянул на...собаку, что присела у салфетки с недоеденным хот-догом. Пес смотрел на меня и в его глазах я... что-то вижу... что-то... ненормальное...
  - Было вкусно, - произносит он.
  Мир вокруг будто потерял краски, а окружающие люди словно ослепли и не видели ничего, и не слышали.
  - В знак благодарности, - улыбнулся пес, глаза которого, начали светиться, - я предскажу твою смерть...
  
  
  1.QR-код - двумерный штрих код.
  2.Саша Грей - американская порно-актриса.
  
  
  
  Глава 4. Болтовня.
  
  - Запомни, парниша... - говорит жуткого вида пес, вокруг которого клубился туман. - Тебя ждут: Три удачи и Одна неудача... - туман заволок все вокруг и лишь светящиеся белые глаза были ярко видны. - Хи-хи-хи-хи-хи, посмотрим, что с тобой случится...
  
  - Уа! - вскрикиваю я, резко подрываясь.
  Быстро кручу головой не узнавая место своего пребывания, и на пару секунд меня захлестывает паника. Какая-то небольшая комната с кроватью, тумбочкой, небольшим столом и стулом перед ним, а также шкаф у двери. Светлые стены и одно окно, выходящее на проезжую часть. Пара секунд спустя я кое-как просыпаюсь. Мозг неохотно выдает мне воспоминания, и осознаю, где нахожусь.
  - Ах да, это же моя комната, - выдохнул я.
  Вчера я добрался до своего корпуса общежития, поговорил с заведующим и меня привели в эту комнату. Да, все вспомнил.
  - Говорящая собака, ну и приснится же такое, - поморщился я.
  Да уж, что-то мне один бред сниться в последнее время, видать переезд так сказался на мне и смена климата. Думаю, скоро это должно пройти.
  Посмотрев на часы, я застонал. Те показывали пять утра, а спать больше не хотелось.
  Встав с кровати, я посмотрел в окно. Там был вид на проезжую часть, которая сейчас была еще пуста. Солнце еще не показалось на небосводе, но его свет уже был виден за высокими домами. На пустых улицах постепенно выключались фонарные столбы, погружая окружающий мир в легкий полумрак. Еще не новый день, но уже и не ночь, что-то среднее между ними...
  - 'Темный час, - промелькнуло у меня в голове. - Время, когда силы зла особенно активны'.
  Не помню, в каком фильме, игре или аниме слышал подобное, но что-то такое в голове крутится. Ну и ладно, я все равно пока идти никуда не собираюсь. Все равно все сейчас закрыты.
  Достав из сумки зубную щетку, пасту, мыло, и полотенце я покинул свою комнату и направился в ванную комнату.
  Корпус общежития является не особо большим трехэтажным зданием, разделенным на две части: мужскую и женскую. Каждый этаж имеет по длинному коридору с комнатами студентов, а обоих концах коридора стоят душевые и туалеты. Конечно, на всех не хватает, но тут явно никто не предполагает, что их займут все сразу.
  Почему-то, когда я узнал, что туалетов на всех сразу не хватит мне в голову пришли события из Титаника, а также мысль, что здесь явно никто не подмешивал слабительное в еду. Вот тогда бы администрация и поняла, что 'недостаток спасательных шлюпок'(1) может сыграть негативную роль.
  Ну да ладно, это не мои проблемы. Я надеюсь.
  Закончив свои утренние процедуры, и окончательно проснувшись, я спустился на первый этаж. Как мне успели рассказать, на первом этаже находятся кухня, где студенты могут готовить себе еду, у каждого свой небольшой холодильник с замком. Рядом находится общая столовая, где едят все жители корпуса, ну а чуть дальше общий зал, соединяющий обе половины общежития. Там парни и девушки могут общаться и делать что хотят, в разумных пределах, там же находится несколько телевизоров, которые почти никто не смотрит и музыкальный проигрыватель, который включает только заведующий общежитием. Просто потому что музыкальные вкусы у всех разные, потому там днем только какие-то не нейтральные мелодии или джазовые композиции, да и то тихо, чтобы не мешать.
  Открыв ключом свой холодильник, я достал оттуда вчера заблаговременно купленные продукты. Просто яйца, бекона и сыра немного, готовлю я так себе, но перекус вполне себе сделать могу. Как мне успели сказать, в общежитии питаться нужно самостоятельно, а вот во время учебы в университетской столовой обеды бесплатны, но только обеды, завтракать и ужинать придется за свой счет.
  - 'Потому подработка мне сейчас реально нужна. Стипендию будут платить только после месяца учебы, а сейчас начало августа'.
  Итак, планы на сегодня прогуляться по городу, пофотографировать красивые места, ну и поискать работу. Последнее самое важное, у меня финансов не так много на карточке, на некоторое время хватит, но лучше не доводить. Плюс, папа мою карточку просматривать может и если там увидит недостаток денег может и подкинуть, а мне бы не хотелось, чтобы родители тратили свой и без того небольшой бюджет.
  - Эй, не спи, - чей-то голос и хлопок по плечу, вывел меня из размышлений.
  - Уа! - подскакиваю я и резко оборачиваюсь.
  За спиной оказался какой-то парень, средний рост, длинные черные волосы, завязанные в хвост, слегка вытянутое лицо с прямым носом, на котором покоились прямоугольные очки. Одет был в майку да спортивные штаны, а на ногах носил тапочки с розовыми кроликами.
  - У тебя подгорает еда, - кивнул он.
  Только сейчас я почуял запах гари.
  Посмотрев на плиту, я увидел свой бекон, что уже смотрится не очень, да яйца сгорают. Блин, вот надо было так уйти в мысли, чтобы профукать такое. Чуть кухню не спалил.
  - Ха-ха-ха, вот надо было тебе так рано вставать, - усмехнулся этот парень. - У нас в такое время только спортсмены на утренние пробежки поднимаются.
  - Черт, - выругался я, отдирая остатки еды от сковородки. - Да, спалось плохо.
  - Понимаю, сам порой не могу нормально спать, - кивает он. Только сейчас заметил круги у него под глазами, да и сами глаза слегка покрасневшие. - Меня зовут Жан, третий курс Машиностроения. Ты новенький?
  - Ага, вчера прилетел, - говорю я, выкидывая в мусор все пригоревшее и неся сковороду к раковине, чтобы помыть. - Блин, моющее средство забыл купить.
  - Бери, - протянул он.
  - Спасибо. Ах, да. Я Николай, можно просто Ник. Поступил вчера на Ин.Яз.
  - Очень приятно.
  Кое-как справившись с очисткой сковородки, я вновь приступил к готовке, под тихое хихиканье Жана.
  - Как тебе наш городок? - спросил он.
  - Выглядит офигенно, - улыбнулся я. - Хочется осмотром достопримечательностей заняться.
  - Тогда бери ближайшую брошюру по значимым местам и вперед, тут есть на что посмотреть, пусть город туризмом и не живет. Каменный пляж выглядит красиво, в южном районе есть высокая точка, откуда на залив просто отпадный вид.
  Вторая попытка приготовить завтрак увенчалась сокрушительным успехом. В этот раз я не спал, да и мой новый знакомый проследил, чтобы я не заснул на ходу. Пока я занимался яичницей, он быстро нарезал себе салат, причем в двух тарелках, а затем мы с ним пошли в столовую, где и устроились за ближайшим столом.
  - Можешь мне что-то рассказать про универ? - спросил я. - Есть ли тут какие-то порядки или авторитеты с кем лучше не пересекаться?
  - Ха-ха-ха, ты не в школе, Ник, - усмехнулся Жан. - Тут народ именно учится, а если не хочешь, то тебя никто держать не станет. Порядков как таковых нет, у нас порой слишком загруженный учебный день бывает, чтобы тут что-то делать. Порядки разве что в общежитиях могут быть, но это уже индивидуально зависит. Если тебе интересны тусовки и прочее, то или приставай к группкам студентов или в своей группе знакомься. Ну, а можешь в какой внеучебный кружок вступить.
  - А тут они есть?
  - Немного, в основном тут одни технари же, потому и клубы все соответствующие, ну и отчасти это просто продолжение обычных уроков. Как, например, Робототехника. А из обычных тут любители DnD, косплейщики, любители комиксов и художества, да и несколько спортивных, но там скорее ребята чуть более серьезные.
  - О, анимешников обсуждаете? - прозвучал рядом с нами чей-то женский сонный голос.
  Рядом с нами появилась невысокая черноволосая девушка, одетая в пижаму с зайчиками. Судя по тому, что девица была внешне похожа на моего собеседника она его сестра. Девушка устроилась с нами за стол и стала вяло поглощать вторую тарелку с салатом.
  - Знакомься, Ник, моя сестра Жаклин, - представил он девушку. - Жаклин, это Ник, вчера на Ин.Яз. поступил.
  - Здарова, - махнула она рукой, лениво жуя завтрак.
  - А что ты имела в виду про 'анимешников'? - спросил я.
  - О, это у нас теперь в раздел Легенды возведено, - улыбнулся парень. - Короче, как-то объединились вместе факультет Робототехники и клуб Косплея...
  - Уже страшно, - округлились у меня глаза. Ребята что строят механизмы и любители наряжаться в костюмы персонажей игр, фильмов и аниме, страшная смесь получается.
  - Во-во, ну и собрали они для них ОБЧР(2), - продолжил Жан. - Ну, как робота, скорее просто экзоскелет с ходулями. Выглядела эта штука очень солидно, если не видеть что внутри, то можно реально принять за настоящего, они даже прикрутили всякие механизмы типа движения визора и пальцев на руках. Ну и взбрело им в голову, что 'пилотировать' эту штуку обязательно должен японский школьник, и желательно с определенным именем. Стали искать, нашли, а потом долго ловили. Не знаю, чем дело закончилось, но с тех пор наши выставки японские школьники обходят стороной.
  - Ха-ха, да я помню как группа 'ученых' в халатах вместе с девочками-волшебницами и парнями-котиками носились за каким-то пацаном, и кричали что-то вроде: 'Полезай в этого чертового робота, Синдзи!'(3) - рассмеялась Жаклин. - Короче, у нас тут бывает весело. Помнишь ту 'ледовую выставку извращенцев'?
  - Это было нечто, - откровенно ржал парень. - Дело в том, что в Найзельберге порой происходят странные климатические аномалии. Долгие дожди, частая жара или снегопады сильные, тут это норма. Ну и как-то зимой замело город больше обычного и городские службы просто не справлялись с расчисткой. Местные ребята, то ли на волне патриотизма к университету, то ли кто-то их замотивировал на такую самодеятельность, вызвались заняться уборкой, вместе, дружно, и администрация их порыв одобрила и даже лопаты выдала. Вот только итог...
  - Ну, поначалу они честно занимались уборкой, а потом все это переросло в 'Конкурс ледяных фигур', а думаю, не стоит объяснять, что там за фигуры были?
  - Если коротко, то голые женщины и огромные гениталии были самым приличными экспонатами. Когда администрация все это увидела, поговаривают, там многие в обморок упали. Можешь поискать в интернете, много фоток с тех событий сохранили. Короче, с тех пор студенческая самодеятельность под строжайшим запретом.
  Да уж, ну после того рассказа про 'переулок Саши Грей', я чего-то такого ожидал, но было все равно смешно. Это же надо так упороться, чтобы превратить уборку снега в черт знает что. Все же у нас пусть тоже такое делают, но там хотя бы следят, чтобы 'добровольцы' по уборке снега не отлынивали от разгребания. Сам в таком участвовал, и трудовик всегда где-то на фоне ходил и критиковал всех подряд.
  - Погоди, а что за 'климатические аномалии'? - спросил я отсмеявшись. - В брошюрах и на сайтах посвященных жизни в городе ничего про них не говорилось.
  - Да? - удивились они. - Странно, у нас это обычное дело.
  - Ага, город раньше был окружен почти постоянными туманами, ну и после установки специального оборудования тут стало возможно жить, - говорила его сестра. - Но контроль климата порой глючит, туманы иногда случаются густые, да и еще всякие странности, но они не особо значительные и на них почти внимание не обращаешь. По крайней мере сейчас...
  Как-то странно, что на такие вещи никто не обращает внимание. Понимаю там, если те, кто долго живут, уже ничего не удивляет, но почему приезжие ничего не говорят? Я перед поездкой посмотрел немало роликов про город, но о таком не слышал. Как по мне, место где 'погода сходит с ума' должно как минимум вызывать обширный интерес.
  Может, я чего-то не знаю?
  Скорее всего.
  - Эй, Ник, ты опять там уснул? - голос Жана вывел меня из размышлений.
  - Прости, задумался. А не знаешь где тут можно работу для студентов найти? Мои финансы не очень, а до стипендии еще далеко.
  - Да зайди на сайт города и введи в поисковике 'работа для студентов', тебе кучу вариантов высветится. А так, если не боишься физического труда, то в порту всегда недостаток грузчиков. В ближайших кафешках найдется вакансия официанта, а если готовить умеешь, то и на помощником повара можно поработать. Короче, подобрать что-то для себя несложно, а люди всегда нужны, безработица нашему городу не грозит.
  - Ясно...
  Мы поболтали еще немного на всякие общие темы. Жан и Жаклин родом из Марселя, что во Франции, брат и сестра близнецы, но учатся на разных факультетах, он на Машиностроении, а она на Социологии. Они на лето не стали уезжать так как Жан в ссоре с родителями. Он этого не сказал, но по интонации и так ясно было.
  Как они мне еще сказали, через недели три-четыре будет наплыв студентов, что возвращаются на учебу, потому стоит насладиться свободными туалетами и душевыми, потому как потом очереди неизбежны.
  - Ну, или сними свое жилье, как некоторые, - сказал Жан.
  - А не дорого?
  - Есть и не дорогие места, тут как повезет. Все же свое жилье лучше маленькой комнатки в общежитии, - застонал он. - Эх, мне родители урезали финансы, из-за того что я по учебе немного сдал, а так я бы непротив переехать.
  - Так работай, ленивая задница, - пихнула Жаклин брата. - Только и делаешь что жалуешься, вместо того чтобы делом заниматься.
  - Я и так работаю в сети. Я, по крайней мере, не жру сколько поглощаешь ты, - фыркнул он.
  - Я мало ем! - возмутилась девушка, жуя морковь и явно поглядывая на недоеденную тарелку брата. - И вообще я вегетарианец!
  - С таким количеством поглощенной зелени городу стоит опасаться истребления всей растительности.
  - Ах ты! - Жаклин накинулась на брата с кулаками, и тому пришлось оперативно убегать от нее.
  - Мне нужно спасаться, увидимся потом, Ник! - махнул он рукой и помчался от разозленной сестры. - И, пожалуйста, убери за меня!
  Я же лишь тихо хихикал им в след.
  Забавные ребята, веселые.
  Я был бы не против с ними дружить.
  - Ладно, стоит поискать себе интересные вакансии и пройтись по городу, - сказал я, доедая уже порядком остывшую еду. Затем убрал остатки их еды, которых оказалось больше чем мне показалось, а после неспешно двинулся к себе. - Эх, что-то я сегодня какой-то вялый...
  Сделав все необходимые дела на кухне, я вернулся к себе в комнату, а затем первым делом скачал необходимое городское приложение на свой смартфон. Программа помогающая ориентироваться в городе и просто получать всякую важную информацию. Тут еще сказано, чтобы я подписался на обязательную рассылку новостей. Говорят никакой рекламы, просто иногда власти города могут предупредить об важных событиях или погодных происшествиях, что в целом полезно, а там посмотрим, как получиться.
  Ну и пока все загружалось, я решил узнать, что это за полицейский отдел такой, куда могут студента взять. Небольшой поиск выдал мне этот Социальный Контроль, о котором упоминала декан. Если смотреть суть и не обращать внимание на всякую мишуру, то это как раз те, кто заведуют над слежкой за всем городом. По сути, они занимаются профилактикой преступлений, стараясь предотвратить бытовые происшествия, но многие считают, что они просто шпионят за всеми жителями и выискивают всех неугодных мэрии и компании. Народ даже прозвище им придумал, Лунатики, мол ночами не спят и за нами следят... У них очень широкие права и они стоят над полицией и всеми другими службами, напрямую подчиняясь только главам компании и мэрии города.
  - Довольно сомнительные личности, - хмыкнул я, закончив чтение этого текста и комментариев людей к нему. - Министерство Любви4 на минималках... Да уж, только клишированная мега-корпорация из какого-нибудь киберпанка могла такое придумать, для контроля над жителями города.
  Звучит даже забавно, но ничего такого интересного.
  Мне подобная деятельность не интересна.
  - Ту-Ру! - прозвучало из динамика.
  Загрузка приложения завершилась, и мне высветился приветственный экран с довольно забавной фразой:
  
  'Ваш мир соединен. Добро пожаловать в Найзельберг!'
  
  
  1.Одна из причин трагедии корабля 'Титаник' была в конструкторской ошибке. Количество спасательных лодок не соответствовало количеству пассажиров и многие погибли просто потому, что им не хватило места.
  2.ОБЧР - Огромный Боевой Человекоподобный Робот.
  3.Икари Синдзи - главный герой аниме 'Евангелион' про огромных роботов, и депрессию, и экзистенциальный кризис, и многое другое.
  4.Министерство Любви - отсылка к роману-антиутопии '1984', где данное министерство занималось распознаванием, перевоспитанием и уничтожением ('распылением') настоящих и потенциальных мыслепреступников.
  
  
  
  Глава 5. Как будто во сне.
  
  Найзельберг поистине огромный город. Я, только выйдя в него и прогулявшись немного, начал осознавать насколько он большой. Конечно, каждый новый город кажется необъятным и непостижимым, но тут масштабы реально немаленькие.
  Итак, я начал свой первый выход в город. Решил начать с простого, а именно обойти Научный район, посмотреть, что здесь есть, ну и поспрашивать по поводу работы. Мне желательно узнать, где тут ближайшие кафешки. Пусть Жан сказал, что кормят в универе, но насколько это вкусно, сытно и прочее, не ясно. Плюс, сам по себе я готовлю так себе. Банальную яичницу сделать смогу, макарон отварить, и другое, но на сложные блюда меня не хватит вообще. Так что лучше иметь представление, где можно будет недорого и сытно покушать. Работу тоже лучше искать в этом районе, чтобы далеко не ездить и экономить время и деньги.
  Первая находилась совсем рядом с домом, цены были ничего, но беда в том, что заведение китайское. Не в смысле плохое, а просто еда там специфическая и мне такая не сильно нравится. Да и нанимали только выходцев из Азии. Так что меня туда не взяли. Нет, не по причине расизма, а просто потому что специфика заведения такая: 'Маленький Пекин', там и атмосфера соответствующая и персонал должен быть аутентичным.
  Вторая кофешка уже была обычной, но выглядела как-то сомнительно, запах оттуда шел неприятным, да и музыка слишком громко играла, что меня оттолкнуло, и туда я даже не заходил.
  Третья оказалась местом неплохим, довольно приличное заведение и без национальной привязки, но там мне просто не повезло:
  - Ты опоздал на пять минут, - сказал мне владелец кафешки. - Приди ты пораньше, я бы подумал, а так уже нанял.
  - Эх, ну ладно, - вздохнул я. - Пойду искать дальше.
  - Зайди тут через три дома в 'Устрицу', там я слышал, всегда нужен работник.
  - Спасибо, посмотрю.
  Решив послушать совета данного человека, я прошелся по улице, а затем остановился когда услышал знакомую музыку.
  - Та-та-ра-та-та-та-а-а-а! - зазвучало слева от меня, когда я проходил мимо Северного района.
  Повернувшись, я первым делом увидел мужчин одетых в кожаные куртки, такие же штаны и с шипастыми наплечниками, что сидя на своих мотоциклах, курили и болтали о чем-то, рядом с данным заведением.
  Увидев их, я улыбнулся, кивнул сам себе, а затем, развернувшись, устремился на всей возможной скорости подальше оттуда. Ибо, приближаться к заведению под названия - 'Голубая Устрица'(1) я не собираюсь, мозг как-то дорог мне еще, и я даже знать не хочу, что там внутри происходит.
  Пройдя пару улиц, я остановился и отдышался.
  - Да уж, чего только в этом городе нет, - поежился я.
  Решив не забивать себе голову подобными мыслями, я двинулся дальше. У меня есть еще несколько вакансий. Сверившись с картой, я неспешно двигался по улице Чаплина к нужному мне месту.
  Погода стояла просто отличная.
  Солнышко светит, печет не особо сильно, так что никакого дискомфорта не ощущается, плюс легкая морская прохлада достигала даже эти места, что приносило приятную атмосферу от прогулки.
  Сейчас гуляя по городу, я заметил невероятную разницу между тем, где я был раньше и где я сейчас. Нет, дело не в чистоте или асфальте без дырок, даже не в количестве или контингенте окружающих людей.
  Все дело в запахе.
  Почти не ощущаются выхлопные газы или оттенки бензина, что часто ощущались рядом с проезжей частью. Если раньше, чтобы подышать свежим воздухом нужно или в парк идти, да и то там понятие 'свежий' было условным или в лес за городом, то здесь я прямо ощущал некую 'чистоту' в том, чем я дышу. А легкий запах моря так вообще настраивал на позитивное мышление.
  Полуденное солнце над головой начало немного припекать макушку, а потому...
  - Осторожнее, - сказал кто-то и меня слегка толкнули.
  Какой-то торопящийся мужчина пробежал мимо, задев меня и убежал, не обернувшись.
  - Оу!
  Что-то я опять витаю в облаках.
  Надо собраться.
  И стоило мне сделать всего шаг, как жуткий холод, словно порыв ветра, ударил по мне!
  Я задрожал от неожиданно накатившего меня ощущения и подскочил.
  Резко обернувшись, пытаясь понять, что только что случилось, я ничего вокруг себя не увидел.
  Тело несколько дрожало и еще ощущало накатившую прохладу, а табун мурашек пробежался по спине как стадо носорогов.
  - Что за...? - сказал я, и зачем увидел перед собой вывеску 'У дяди Джонни'.
  Пара секунд просмотра этого до меня дошло, что стою я перед входом в какое-то кафе. И действительно, это оказалось очередное заведение общепита. Внутри высокого здания находился такое вот заведение. Широкое окно давало рассмотреть довольно просторное помещение с множеством небольших столиков, большую барную стойку, да кучу людей, что находилось внутри.
  Я смотрел на это место и не мог почему-то нормально сфокусироваться, постоянно перед глазами, будто что-то плыло и... от чего-то тряслись ноги... Я словно оказался перед каким-то диким животным, что одним своим присутствием пугает. По спине вновь пробежались мурашки, а я продолжал смотреть на... обычную недорогую кафешку наполненную молодежью.
  - Эй, пройти дай, - послышалось рядом.
  Вздрогнув, наваждение резко пропало.
  Рядом со мной возникло несколько парней примерно моего возраста.
  - Ты у двери стоишь, - сказал мне чернокожий парень в центре.
  - Ой, извиняюсь, - ответил я, поняв, что случайно загородил проход и тут же отошел.
  - Ты какой-то прибитый, курил что-то? - приподнял бровь его друг, которым оказался какой-то азиат.
  - Нет, просто не выспался.
  - Новенький в городе? - усмехнулся негр.
  - Да, вчера приехал. Гуляю тут. А что это за место? - спросил я.
  - 'У дяди Джонни'? Да, обычная обжираловка. Не дорого, вкусно и порции большие подают. То, что нужно, - пожал плечами парень. - А что?
  - Да, так, - неуверенно ответил я.
  - Ну, бывай, парень, - махнул он мне, и пошел внутрь с друзьями, оставив меня одного.
  Я же несколько секунд еще стоял рядом, а затем медленно начал отходить, будто чего-то боясь. Когда отошел достаточно далеко я ускорился и постарался уйти как можно дальше. Странный страх все еще держал меня, и я просто старался убежать, оставив это место далеко позади.
  - Что это было? - спросил я прислонившись к стене. Сердце бешено колотилось в груди, немного пота стекало по лицу, и спина была совсем мокрой.
  Только что я... будто испугался чего-то.
  Не знаю почему, но эта кафешка вызывала во мне животный ужас, и я просто не мог нормально соображать. Стоило мне оказаться рядом, как что-то внутри вопило об опасности.
  У меня что-то такое в прошлом было, когда интуиция призывала меня обходить какие-то места, но там было чисто просто ощущение неприятное, а тут, словно я оказался рядом со стаей голодных бродячих собак или просто каких-то обдолбаннных наркоманов, что убить за дозу готовы.
  Да, подобное испытывать приходилось, но все равно эти ощущения были в разы сильнее.
  - Да, что происходит со мной сегодня?
  А точнее эти два дня. Как приехал со мной начались какие-то странности.
  Сначала жуткий сон, затем глюк с той девушкой, после собака, ну и странные наваждения, когда я уходил в свои мысли и будто засыпал.
  - Бред какой-то, собаки не разговаривают, люди не исчезают сами собой на фотографии, а кафешки опасны только не качественной едой, - потряс я головой.
  Была мысль вернуться и проверить, но стоило представить путь туда же, как ноги опять задрожали.
  Я человек не пугливый. Жизнь рядом не с самыми благоприятными районами отучила меня особо бояться. Гопники, наркоманы, просто всякие левые и опасные типы - дело обычное, как и бродячие голодные собаки. После такой жизни меня мало что может напугать, хоть я особо и не влезал в крупные разборки и с настоящими отморозками дел не имел. А тут все вокруг вызывает во мне странные ощущения опаски и животного ужаса. Инстинкты кричат об опасности, и ничего поделать с этим я не могу.
  - Может в больницу обратиться?
  Идея не лишена смысла, но я не представляю к кому нужно идти в таких ситуациях. Тут скорее психолог нужен, но я боюсь, что после такого меня в комнату с мягкими стенами посадят.
  Оправдание что это от недосыпа, нового окружения и иного климата как-то слабо помогали мне убедить себя, что я в порядке. Что-то со мной определенно не так и... меня это пугает.
  - Поеду я лучше обратно в общежитие, - решил я. - Хватит на сегодня прогулок. Лучше посплю. Может, пройдет.
  Идея не лишена смысла.
  Сейчас я слегка на нервах, чтобы адекватно осмысливать и принимать решение. Лучше дать мозгу отдых, а еще лучше подключить интернет к ноутбуку и связаться с родителями. Телефон быстрее, но звонить дорого, а там может, и у отца совета спрошу.
  - Хотя нет, если об этом узнает мама, она начнет с новой силой требовать моего возвращения.
  Блин, ну чего все так сложно?
  Мне просто нужен чей-то совет. Мне нужно с кем-то поговорить об этом. Убедиться, что мир еще тот каким я всегда его знал, а не сходит с ума. Почему все не может быть как всегда?
  Вопросы... как много вопросов... и что-то подсказывает мне, что их будет только больше.
  Немного придя в себя, я уже отлип от стены и собрался искать автобусную остановку, как неожиданно мой глаз зацепился за что-то.
  Бывают такие моменты, что мимолетно взглянув на что-то, можно уцепиться за какую-то деталь, даже самую незначительную, и она сразу же привлечет твое внимание. Так и тут.
  В мои глаза попало что-то... красное...
  Среди толпы людей идущих по тротуару, среди разных цветов и фасонов одежд, мелькнуло нечто яркое и выделяющееся на фоне всего остального.
  Повернувшись, я стал вглядываться и пытаться найти то, что привлекло мое внимание.
  Люди ходили передо мной, прохожие мельтешили, и от их движений слегка рябило в глазах, но я продолжал искать.
  И тут, среди толпы я увидел... ее... вновь...
  Женскую фигуру, облаченную в алый плащ!
  Она стояла у дороги, спиной ко мне и ветер трепал ее красную накидку и торчащие из-под капюшона золотые волосы. Вновь та самая девушка, которую я видел стоящей на скале, среди, будто бескрайнего поля, смотрящей в голубое небо. И сейчас она вновь показалась передо мной.
  Люди ходили вокруг нее, двигались в быстром темпе, но она оставалась стоять так, будто ее не существует, словно она лишь мое воображение, ожившее перед глазами.
  Но вдруг она двинулась и стала идти куда-то налево.
  Не особо соображая, я тут же рванул за ней, пытаясь угнаться за образом этой незнакомки, чей вид захватил все мое сознание и не отпускал. Я промчался через толпу, даже не замечая, толкнули я кого-то, просто стараясь угнаться за ней.
  Добравшись до угла, я вновь стал искать ее, и мелькнувший вдали алый плащ стал мне маяком.
  Ускорившись, я постарался догнать ее, как будто она сможет дать мне ответы на все мои вопросы.
  Я бежал, мчался через толпу и пытался угнаться за ней, но стоило мне приблизиться, как она пропадала, словно убегая от меня, а затем вновь появляясь где-то вдалеке.
  Не знаю сколько времени я так провел, гоняясь за ней, но в какой-то момент даже моя выносливость закончилась и остановился. Дышать стало тяжко, сердце стучало так, словно собиралось вырваться из грудной клетки и отделиться от меня. Ноги слегка побаливали от долгого бега, да и сказалось то, что я уже два года особо активный образ не вел.
  - 'Черт, я форму потерял'.
  Неприятно это осознавать, но приходится признать, что иногда стоило спортом заниматься. А то эти два года я как-то... забросил все.
  Присев на ближайшую лавочку я пытался отдышаться.
  Девушки в красном не видать больше, да и странное наваждение пропало.
  Вот сейчас сидя и пытаясь привести себя в порядок, я стал думать, зачем вообще погнался за ней и гнался ли я вообще за кем-то. Может мне все это привиделось из-за странного стресса и...
  - Кошмар какой-то... - вздохнул я.
  Я запрокинуло голову и посмотрел на небо, что виднелось среди высокий зданий. Высотки вокруг словно нависали надо мной, как будто стены бездонного колодца, в который я постепенно проваливаюсь, и все что я могу сейчас видеть это краешек небес, что удаляется и гаснет.
  В голове сразу же зазвучали слова одной песни:
  
  Надо мной клочок небесный
  Голубой и нежно ясный.
  Там сегодня день чудесный,
  Там сегодня все прекрасно.
  'Кристина - Котенок в колодце'
  
  - Я как котенок в колодце, - прошептал я. - И лучики солнца не проникают в сердце мое...
  Вид медленно плывущих облаков постепенно успокаивал меня. Мысли текли вяло и страхи начали постепенно утихать. То, что волновало меня пару минут назад начало забываться, словно текли дни, а не секунды, и я чувствовала как...
  - Эй! - резкий голос вырвал меня из мыслей.
  Вздрогнул я, тут же опустил голову.
  - Уй! - застонал я от резкой боли в шее.
  - Молодой человек, я уже минуту вас зову, - вновь прозвучал чей-то глубокий мужской голос.
  Подняв голову, я увидел рядом с собой стоящего мужчину в форме полицейского. Крепкого вида человек с густыми усами и строгим взглядом одетый в черно-синюю униформу сложил руки за спиной и сердито прищурился.
  - Лавочки не место для сна, - сказал он. - Идите домой или в отель, где вы остановились.
  - А? - не сразу понял я. - Извините... Что?!
  Только сейчас я понял что вокруг не так...
  Вокруг стало... темнеть...
  Я резко понял, что сейчас стало вечереть! Солнце ушло за дома, и на улицу упала тень, погрузив все в легкий полумрак. Фонарные столбы еще не загорелись, потому все было еще относительно ясно видно. Небо начало окрашиваться алым, что свидетельствовало о закате. Следом за пониманием пришло и ощущения в теле, а точнее то, как оно у меня затекло.
  - Ох, - застонал я, когда понял что сижу не в самой удобной позе и то как сейчас восстанавливается кровоток. Пара секунд мне понадобилось, чтобы с дискомфортом справиться. - Извините,... я не заметил, как уснул.
  - Не спите тут больше, - говорил полицейский.
  - Простите. Я только вчера приехал и еще не привык.
  - Понимаю. Надеюсь, вы примите к сведению недопустимость такого поведения.
  - Конечно.
  Козырнув мне фуражкой, офицер ушел, а я остался сидеть и восстанавливаться после долгого сидения.
  Вот это да.
  Я просто уснул сидя на лавочке и даже не заметил этого. Кошмар какой-то.
  Быстро проверил наличие телефона и кошелька.
  Все на месте. Меня не ограбили, как я поначалу испугался, однако испытывать судьбу больше не стоит.
  - Все, еду в общежитие, - решил я.
  Поднявшись, тут же двинулся к ближайшей остановке. Там посмотрел на карту маршрутов и узнал на чем мне быстрее доехать дом моего общежития. Садиться на скамейку там не стал, опасаясь, что вновь случайно усну.
  Однако сон начал вновь накатывать. Стою, зеваю и стараюсь держать глаза открытыми. От страха просто свалиться тут на землю и заснуть начал ходить кругами и пытаться не дать себе задремать.
  - 'Держись, держись, скоро будет автобус, а там всего пара остановок, чуток пройтись и можно выспаться на нормальной кровати', - повторял я, себе борясь с зевотой.
  Ноги двигались уж слишком размерено, потому стал слегка подпрыгивать и делать все что угодно, чтобы не дать себе заснуть. Своими действиями я привлек изрядное внимание и окружающие тихо посмеивались надо мной, но мне было все равно, что обо мне сейчас думают. Я же старался не заснуть, так как опасался, что реально могу отрубиться прямо тут, стоя на месте....
  - Что?! - резко прервался я, когда окружение резко изменилось.
  Всего секунду назад я стоял у остановки, а сейчас стою возле каких-то ворот.
  Быстро начав озираться, я осознал, что... вокруг не видно никакой автобусной остановки и вообще даже людей как-то не видать.
  Снова посмотрев на ворота, я увидел табличку - 'Осторожно, идет строительство!'
  И действительно, за воротами виднелось недостроенное пятиэтажное здание, скорее всего какой-то школы. Строение было закончено где-то на половину, по крайней мере, часть того, что было видно мне.
  Ну, строят тут школу и пусть строят, мне до этого нет дела.
  Единственная странность тут была это граффити на стене в виде стрекозы. Это показалось мне необычным, так как до этого я расписанных стен в городе не видел. Все чистое, все убрано и вот такой большой рисунок посреди улицы выглядел как бельмо на глазу. Неясно, почему не стерли, он явно тут лишний.
  Ну, не мое это дело.
  Нужно вернуться...
  Вот только следом я понял,... что тело меня не слушается...
  Я ощутил примерно тоже самое, что и от недавнего кафе. Странное чувство пронзило меня.
  Я все видел будто со стороны, словно находился за экраном телевизора или смотрю на какую-то кат-сцену в игре от первого лица. Вот мое тело подходит к воротам и быстро перелазает через них, а я только смотрел на это и не мог себя остановить. Затем я медленно, словно какой-то зомби перебирая ноги, стал двигаться в сторону самого здания.
  Любые попытки себя остановить ни к чему не приводили, я все также двигался в сторону этого места, что странным образом звало меня.
  Вот я дергаю за ручку и открываю дверь, входя в темное помещение, что слабо освещалось уходящими лучами солнца. Пустой коридор, где местами отсутствовали окна, и части стен встретили меня жуткой тишиной.
  Мои ноги медленно двигаются куда-то вперед, словно нечто зовет меня, тянет к себе и призывает, а я никак не могу себя остановить. Я могу лишь смотреть, как с каждым шагом становлюсь все ближе и ближе к...
  Нога о что-то поскальзывается и я начинают падать.
  - Ух!
  Резко ко мне возвращается контроль над телом и, выставив руку, мне удается удержаться на ногах, слегка ударившись плечом о стену.
  Стук!
  Какой-то звук раздается рядом со мной.
  Повернув голову, я уставился на... арбалетный болт... торчащий у моей ноги...
  
  
  1.Голубая Устрица - известный гей-бар из серии фильмов 'Полицейская Академия'.
  
  
  
  Глава 6. Неудача.
  
  Резко влево!
  Запрыгнув в пустой класс, я слышу как за спиной характерный звук. Очередной арбалетный болт втыкается в стену. Вовремя среагировав на звук спускаемой тетивы, я уклонился от очередного снаряда, который чуть было, не пробил мою тушку.
  Где-то там слышится досадное 'тц', но мне некогда размышлять, я тут же устремляюсь дальше стараясь найти укрытие.
  Мозг, несмотря на накатившую панику, реагировал оперативно, благодаря чему я еще не обзавелся парой дырок в теле, но, что-то подсказывает мне, что долго так продолжаться не будет.
  Выбиваю плечом хлипкую перегородку, которую поставили между классами вместо стены и, выбравшись в коридор, тут же бегу на лестницу вверх.
  Я не особо разбираюсь, куда тут бежать и где выход, однако мне ни в коем случае нельзя выходить на открытое пространство, иначе мне просто негде будет укрыться. Именно поэтому я бросился вглубь здания, а не прыгнул в окно. Увы, на школьной площадке ничего нет и там я стану легкой мишенью, тут же у меня есть хотя бы шанс выжить.
  - 'Какого черта происходит?! - бешено крутилось в моей голове, пока я несся по этажам и пытался найти спасение, но, как на зло никакого намека, на выживание не видать. - И где вообще охранник этой стройки? Почему никого нет? А может меня и преследует охранник?!'
  Вопросов в голове целая тонна, но ответов пока не видать.
  Как только в меня чудом не угодил первый снаряд, я тут же укрылся за дверью, что и спасло меня от новых болтов, и с тех пор началась погоня. Пытаться говорить или выйти на контакт с преследователем я пока не мог, так как толком не знаю где этот враг вообще и как мне укрыться. Вести переговоры из хлипкой деревянной стенки - верный приговор себе, потому я и бегу, спасая себя.
  - 'Черт, черт, черт! Да что сегодня за день такой?!' - скрежетал я зубами мчась по коридору.
  Позади, слышатся чьи-то шаги.
  Спокойные, неторопливые, нарочито громкие, будто преследователь специально дает мне их услышать, чтобы сильнее напугать. И у него это удается! Я словно зверь, которого опытный охотник загоняет в западню, но, не представляя, что вообще происходит, ничего поделать со своим положением я просто не могу.
  - 'Помню, меня так уже загоняла группа школьных хулиганов в третьем классе, - застонал я, встав у стены и попытавшись отдышаться. - И почему все так оборачивается?'
  Шаги все ближе и ближе, но я не собираюсь выглядывать, так как это...
  Отступаю назад и тут же наступаю на ведро, из-за чего теряю равновесие и заваливаюсь назад.
  Тык!
  - Уач! - застонал я, а затем увидел, что в земле прямо рядом с моим плечом торчит еще один болт. - Мрак!
  Слышу звук спускаемой тетивы, а затем тут же перекатываюсь, уходя от еще одного.
  Поднимаюсь и, рванув к недоделанной деревянной стенке, просто пробиваюсь через хрупкую перегородку и вылетаю в коридор прямо к лестнице. Путь вниз заблокирован мусором и я устремляюсь на следующий этаж. Увы, еще выше не подняться, там не достроено еще.
  Бегу по коридору и пытаюсь найти хоть какой-то способ спастись, но из-за не законченной постройки тут просто некуда становится бежать. А прыгать с третьего этажа я не хочу, с поломанными ногами далеко не убежишь.
  Вижу впереди не доделанный переход в другой корпус, но посередине коридора большая дыра.
  - Ну, была-небыла, - сказал я и, разбежавшись, прыгаю через яму. - Ох!
  Приземляюсь на другом конце и слегка теряю равновесие, но удерживаюсь и бегу дальше.
  Что-то замечаю слева и тут же падаю на пол, пропуская над собой снаряд, что улетает в окно.
  - Черт, да как он меня в такой темноте видит?
  Даже из другого корпуса стреляет и едва не попадает.
  Поднимаюсь и, согнувшись, несусь дальше.
  Пути вниз нет, потому я вынужден подниматься еще выше, но на пятый этаж лестница оказывается не достроена, однако бежать и искать обход не безопасно, потому я подпрыгнув подтягиваюсь туда.
  Раз. Два. Три...
  Хруст!
  Доска, за которую я держался, ломается, и я едва не падаю вниз, но вовремя ухватываюсь за трубу рядом.
  Тук!
  Вновь этот звук и арбалетный болт оказывается почти у самой руки. Если бы эта доска не сломалась, мне бы пробило руку.
  Забираюсь на пятый этаж и двигаюсь по коридору.
  - Фью-у-у-у-у... Фью-у-у-у... - раздается громкий свист. Тот, кто преследует меня еще и мелодию насвистывает. Скучно ему. Хорошо хоть не "Twisted Nerve"(1), а то ситуация была бы еще более неприятной.
  - Вот урод! - заскрежетал я зубами, но скорость не сбавляю, лишь удивляюсь, как быстро он добрался до меня.
  Заворачиваю за угол и... резко торможу... так как передо мной был лишь тупик...
  - Мрак... - выругался я и попытался убежать обратно к лестнице, но в коридоре уже появился силуэт моего преследователя...
  Некий человек стоял в тени между окнами из-за чего лучи закатного солнца почти не касались его и не давали толком рассмотреть незнакомца. Лишь блики отражались в круглых очках этого человека, от чего его образ становился еще более пугающим.
  - Что... - попытался я сказать, но тот лишь поднял арбалет с взведенным болтом.
  Я замер, не зная, что мне делать дальше. До окна я не успею добежать, да и прыгать с третьего этажа себе дороже, а там никаких деревьев нет, придется лететь. Да и то, не факт, что есть куда приземляться, стойка как-никак.
  - 'Я... умру так? - промелькнуло в моей голове. - Таким образом?'
  У меня в прошлом были... тяжелые ситуации, даже очень тяжелые, и разок мне приходилось бывать на грани, но даже тогда... Тогда у меня был хоть какой-то шанс, а сейчас...
  - Ты... везунчик... - произнес этот тип, каким-то странным искаженным голосом, будто говорил через бракованный микрофон. - Трижды на везении спасался...
  Я ничего не сказал ему, а лишь сконцентрировался, думая сумею ли я увернуться с такого расстояния. Между нами метров тридцать, если мне повезет, то я увернусь и сумею рвануть вперед сократив дистанцию до того как он взведет следующий снаряд. Это мой единственный шанс на выживание...
  - 'Погоди... мне... везло?'
  И правда...
  Я уворачивался и спасался от его болтов, но исключительно на своей реакции и окружении, но три раза мне чисто везло. В самом начале, когда я поскользнулся и не дал себя ранить, в тот раз благодаря ведру и из-за обвалившейся доски.
  - 'Три удачи... - вспомнил я свой сон. - А значит...'
  Осознание пришло слишком поздно, и я упустил момент спуска тетивы!
  Пытаясь хоть в бок увернуться, я... спотыкаюсь и начинаю падать вперед...
  Время будто замедлилось для меня...
  Вот я теряю устойчивость и заваливаюсь, махаю руками, пытаясь хоть как-то удержаться, но ничего не помогает. Вот я лечу вперед и сам приближаюсь к арбалетному болту... Только в этот момент я осознал, что снаряд целился мне куда-то в район пояса или ног, но из-за моего падения, он теперь летит мне точно в лицо... Это не удивительно, попасть в голову сложнее, чем в туловище, а потому своей попыткой двигаться я сам обеспечил свой конец...
  - 'Я... я... я...'
  Острие деревянного болта почти достигает моего лица,... я лишь безвольно смотрю на приближающуюся смерть...
  - 'Неужели... это мое наказание...?'
  Мои глаза закрываются и я...
  - Хи-хи-хи-хи... - неожиданно звучит за моей спиной, а затем что-то холодное касается моей шеи. - Я нашла тебя... мой милый...
  И нечто затягивает меня во тьму...
  
  
  1.'Bernard Herrmann - Twisted Nerve' - эту мелодию насвистывала Элли Драйвер, когда в костюме медсестры несла шприц с ядом в палату к Беатрис Киддо, фильм 'Убить Билла'.
  
  
  
  Глава 7. Другая сторона.
  
  Странный шелест слышится рядом со мной... Будто слабый шепот ветра или едва слышимое движение листвы... Я все еще хотел спать, но этот звук никак не давал мне покоя и вырывал из сладких объятий дремы. Пытаюсь отрешиться от этого, но никак не получается и звук все настойчивее мешает мне.
  Следом к звуку меня начал пробирать озноб. Место, где я лежал, оказалось не мягкой и теплой кроваткой, а чем-то холодным, жестким и неудобным. Да и поза у меня оказалась довольно неудобной, от чего при легком движении начало колоть в шее.
  Вот это уже окончательно вывело меня из сна, и я начал просыпаться.
  - Ох, - застонал я, открывая глаза.
  Перед глазами все было мутным и не ясным, от чего не получалось разглядеть где я вообще нахожусь. Виднелся белый потолок, с дырками, частично покрыты мхом и лозами, расходящимися по всей поверхности. Несколько секунд просто тупил в космос, пытаясь сообразить, на что именно смотрю и почему я это делаю.
  - Точно! - резко вспомнил я. Память будто прорвала плотину, и воспоминания волной хлынули в мой мозг.
  Вот я не контролирую себя и захожу на стройку, вот меня преследует неизвестный, в меня летит болт, смерть близко и... темнота...
  Трясу головой, сбрасывая наваждение и приподнимаясь на локтях пытаясь понять, где я вообще.
  Место оказалось... странным...
  Это был какой-то коридор, знакомый мне, но совершенно другой. Все было в каких-то трещинах, дырках, повсюду рос мох и протягивались лозы, что опутывали оконные рамы с давно разбитыми стеклами.
  - Это тот самый коридор... та самая стройка... - произнес я, вставая на ноги. - Но почему она так выглядит...
  Создавалось впечатление, будто все вокруг меня резко постарело и превратилось в давно брошенные руины.
  Поднявшись, я подошел к окну...
  - Какого... черта...?! - шокировано произнес я.
  То, что предстало моим глазам, никак не могло быт правдой...
  Город... изменился...
  Высокие здания передо мной были... будто слиты воедино с какими-то старинными постройками. Небоскребы, опутанные лозами и травой, напоминающие собой зеленые башни из которых торчали элементы другой архитектуры. Асфальт внизу обрывался, а продолжался уже какой-то старой мощеной дорогой, будто кто-то ножницами вырезал часть картинки и вклеил в нее другую. Фонарные столбы из современных, чередовались какими-то старыми, будто вырванными из 19-го века, а сгоревшие машины стояли рядом с телегами и каретами.
  Но больше всего выделялась главная телевизионная башня Найзельберга, что была видна из любой точки города... Это строение было частично опутано корнями и покрытого корой и стеклом, а из верхушки во все стороны торчали гигантские ветки на которых росли серебряные листья. Это поистине огромное дерево, словно гигант возвышалось над всеми городом и будто укрывало его от...
  - Небо... - прошептал я не в силах передать то, что вижу...
  Небеса... они были не тем, что я когда-либо видел... Несмотря на относительно дневное освещение, как будто яркий полдень во время ливня, закрывающего все серыми облаками, все было ясным, но легче от этого не было...
  Небо над головой было... ночным... Причем таким какое я мог видеть только на каких-то фотографиях. Бесконечное количество звезд, словно миллионы светлячков сияли над миром, и будто медленно плыли все в одну сторону, двигаясь вокруг реальности.
  Вся эта картина безумного кошмара висела перед глазами и сводила меня с ума, но я не мог оторвать глаз. Я просто не верил в происходящее и пытался протереть глаза или проснуться. Не может такого быть.
  - Это сон, это все сон, - повторял я себе, но помогало слабо. Ущипнул, потряс головой, но вид этого безумия никак не прекращался. Даже более того к этому всему я стыл и слышать какие-то жуткие звуки.
  Стоны, разносящиеся где-то вдали, чьи-то не человеческие крики, шелест листы на голых деревьях и... если прислушаться и сконцентрироваться... то можно услышать отголоски какой-то музыки,... словно чья-то музыкальная шкатулка включилась где-то очень далеко, но при этом слышимая всем вокруг.
  От всего этого мне стало реально страшно. Табун мурашек пробежал по всему телу, и я медленно отошел от окна и прислонился к стене.
  - Этого не может быть... - сказал я, пытаясь справиться с колотящимся сердцем.
  Дышать стало трудно, казалось, будто что-то сдавливает мне горло и сжигает разум, так как от пережитого у меня началась банальная паника. Руки тряслись, а ноги словно окаменели. Я схватился за голову и закрыл глаза, молясь, чтобы этот кошмар остановился.
  - Я хочу домой... - дрожа, произнес я. - Если выберусь, к черту эту учебу, я вернусь домой.
  Однако мир, похоже, не захотел давать мне спокойно сойти с ума.
  Знакомый шелест, из-за которого я и проснулся, вновь прозвучал где-то рядом!
  Резко открываю глаза и поворачиваю голову.
  Я смотрю на другой конец пустого, полуразрушенного коридора оплетенного лозами, покрытого грязью, мхом и травой, но на другом его конце ничего не вижу... Нет... Кое-что там все же есть...
  В тусклом свете, что-то было... Что-то... мутное... прозрачное и... это не получалось толком разглядеть... Но оно там было...
  Это... невидимое... смотрит на меня... не двигается...
  - Ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш... - зазвучало от него.
  Отлипнув от стены, я попытался сделать шаг, как...
  - ША-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! - прогремел то ли вопль, то ли визг от этого нечта. Невидимое существо рвануло ко мне на огромной скорости, снося по пути торчащие куски камня, срывая траву и лозы со стен.
  На автомате я бросился к лестнице и устремился наверх, пролетая над ступеньками, а это врезавшись и пробив собой стену развернулось и помчалось следом. Это оказалось чем-то пусть быстрым, но каким-то неуклюжим и при каждом завороте на лестнице врезалось в стену и шипело еще громче от гнева, а потому я и бежал к коридору, а продолжил подниматься.
  Бежать! Бежать! Бежать!
  Это не какой-то псих с арбалетом, с неясными целями, сейчас меня преследует что-то... опасное и не понятное, а потому даже мысли попытаться поговорить в голове не возникло. Инстинкты кричали о том, что если я хотя бы замедлюсь, то моментально буду убит.
  Оно все ближе и ближе, но я уже мчусь на предельной скорости.
  Затылком чувствую как оно совсем рядом и...
  Впереди видна дверь, выходящая на крышу.
  Из последних сил ускорившись, выбиваю ее, вылетая наружу...
  - Пригнись! - кричит чей-то знакомый голос.
  Послушавшись ее, пригибаюсь и тут же над моей головой что-то пролетает.
  - УГШАА! - слышится над головой сразу после звука мощного удара, и та тварь, что преследовала меня, отлетает обратно на лестничную площадку. Позади слышны визги, звуки падения и обвала. Грохот и облако пыли накрывают меня, но затем все резко стихает.
  - Хи-хи-хи-хи-хи, умеешь же ты влипать в неприятности, мой милый... - говорит... она...
  Резко поднимаю голову и... вижу чьи-то ноги перед лицом.... Чьи-то босые ноги с черными ногтями... девичьи ножки, с бледной бархатистой кожей.
  - Нравится, - сказала она, двигая пальчиками. - Ты любитель ножек? - смеялась она.
  Резко подскакиваю и смотрю уже на нее всю...
  Передо мной предстала девушка... ростом где-то мне по плечо, с очень длинными угольно-черными волосами, что слегка неаккуратным водопадом спадали на плечи и достигали колен. У незнакомки было прекрасное округлое личико с небольшим носиком, пухлыми черными губами, вот только глаз почему-то не было видно, их закрывала густая челка и... будто какая-то тень, что вообще не давала ничего разглядеть. Фигуристая незнакомка, облаченная в бело-серое воздушное платье, стояла передо мной и мило улыбалась, смотря на меня через свои волосы.
  - Я нашла тебя, милый... - сказала она.
  - Ты... кто...?
  - Хм? Уже забыл? - склонила она голову на бок.
  - Э-э-э-э-э...
  - А ты красноречивый, любую девушку заговоришь, - хихикнула незнакомка.
  Секунду я тупил, а затем вспомнил о том, что меня преследовали.
  - Погоди, а это... - я обернулся посмотреть, куда делась та тварь, и попытался понять, что вообще случилось, но ничего не увидел, только здоровенный кусок трубы с большой вмятиной валялся у моих ног. - А ты...
  Вновь поворачиваюсь к ней, но девушки уже нет.
  Босоногая девица в воздушном платье просто пропала, будто ее тут никогда и не было. Даже следов на грязной крыше не оставила.
  - Ху-ху-ху, - послышалось позади, и пальцы коснулись плеча. - Какая крепкая спина... - ее голос из милого и невинного наполнился чем-то... холодным... словно металлическое острие ножа, приставленное к шее, холодил все тело близостью удара.
  И ее голос и слова... я узнал...
  Резко оборачиваюсь, но... и там никого не оказывается.
  Затем две ладони опускаются на мое лицо откуда-то сверху.
  - Не нужно так волноваться, милый, - говорила она.
  Ее руки... холодные...
  Поднимаю голову и вижу ее над собой... спокойно стоящей на воздухе... Ее волосы, словно щупальца двигаются вокруг головы, как будто их треплет какой-то призрачный ветер, дующий во все стороны сразу. Ее платье реяло как влаг на ней, чьи рваные края как будто закрывали небо вокруг.
  Черные губы растягиваются в широкую улыбку, обнажающие белоснежные... заостренные зубы...
  От вида ее, нависшей надо мной, безумно улыбающейся, я испытал истинный страх... Сейчас, эта незнакомка, казалась мне в тысячу раз страшнее той твари, что преследовала меня только что.
  - Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи! - ее искаженный хрустальный смех звучал в моих ушах, и будто раскалывал мой разум, на куски, порождая истинный ужас в моем сердце. И это был не страх перед кем-то опасным или сильным нет, я даже толпы тех наркоманов так не боялся как ту, что парила надо мной. Какими бы ни были обдолбанные уроды опасными - они были людьми, то, что находилось передо мной... было чем-то нереальным... - Ты прямо язык проглотил...
  - К...хрр... - хрипел я не в силах ничего сказать.
  - Ну-ну-ну, не стоит так переживать, - ее пальчик коснулся моих губ, и незнакомка плавно опустилась на землю. - Не бойся, мой милый.
  Я моргнул, и она тут же пропала, но в следующий миг, я ощутил, как чужие руки прикасаются к моей спине, идут выше к плечам, а затем чувствую, как кто-то прижимается ко мне и вижу, как ее бледные руки обнимают меня за шею.
  Она появилась за моей спиной и, обняв меня, лизнула мою щеку...
  - Я лишь твой сон... твое виденье и не ясное желанье, - шепчет она. - Я просто фея, что избрала тебя...
  - Меня...? - с трудом выдавил я из себя слова.
  - Да, мой дорогой сноходец... - улыбается она. - Привыкай, ведь теперь у нас с тобой много времени чтобы узнать друг друга получше... А пока... пора нам возвращаться в реальный мир...
  И тьма окутала меня вновь....
  
  ***
  
  Арбалетный болт отскакивает от стены и звук этот разносится по всему коридору, в полной мертвой тишине. Цель неожиданно пропала, растворившись в воздухе, так словно его никогда и не было в этом мире.
  В следующий миг свет закатного солнца, что сиял из-за крыш домов, потускнел, и в месте, где только что был этот человек, появилась черная точка. Странная темнота, горящая как свеча и будто поглощающая внутрь себя весь окружающий свет. Тьма пульсировала, словно кровоток в венах, словно стук сердца, она учащалась и ускорялась с каждым мгновением.
  Пульс! Пульс! Пульс!
  Взрыв!
  Облако тьмы вырвалось, из этой точки заполонило собой все пространство коридора!
  От ударной волны стекла во всем здании просто лопнули и разделись на куски, окутав все вокруг острыми осколками, когда черный туман медленно рассеивалась.
  И там, среди угасающей тьмы появился человеческий силуэт...
  Человек, стоящий посреди темных облаков и искрящихся в закатном солнце падающих осколках стекла, что осыпались на пол сияющим алым дождем...
  - Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи! - прозвучал женский голос в полной тишине, от которого кровь стыла в жилах. Женская фигура с очень длинными черными волосами, облаченная в воздушное бело-серое платье появилась за спиной у него, и бледные руки обняли его за шею, и она повисла на его плече. - Хи-хи-хи-хи! Давай веселиться! - со смехом в голосе закричала она. - Сокрушим весь мир, если придется!
  Сам же этот парень, что вернулся Оттуда... лишь медленно открыл глаза... Глаза что сейчас светились багрово-красным светом...
  
  
  
  
  Глава 8. Дымный тип.
  
  - Да-да-да, так и поверил в эту байку, - фыркнул Стив, смотря на этого пацана. - Если ты думаешь, что я поверю в подобный бред, то ты явно совсем мозги скурил.
  - Но это правда, - снова и снова повторял этот мальчишка. - Я сам не знаю, как там оказался. Меня преследовал какой-то тип с арбалетом и чуть не убил, а затем я очнулся уже среди всей той разрухи.
  - Да, вот совершенно случайно оказался там и никто ничего не видел, - поморщился офицер Стивернсон. Его уже порядком начал раздражать этот пацан, который несет откровенный бред. Вместо того, чтобы признаться когда его поймали с поличным, он придумал какую-то байку про 'типа с арбалетом' и пытается убедить его, офицера с многолетним стажем, что он ни в чем не виноват. Никаких арбалетных болтов там не нашли.
  Стивенсон уже, который месяц гоняется за этой уличной шпаной, которая устраивает беспорядки на улицах, ломает общественную собственность и занимается вандализмом. Когда пришло сообщение о разрушениях на стройки, то он тут же сорвался и сумел задержать одного из этих типов прямо на месте, вот только мальчишка никак не хочет признаваться.
  Спортивного вида шатен, сидящий перед ним, не особо походил на панка или еще какого хулигана, но часто именно такие с виду прилежные дети и становятся преступниками. Сначала занимаются мелким хулиганством, а затем идут на что-то более крупное. Потому таких вот сопляков и нужно давить в зародыше, сажать в тюрьмы и прессовать, чтобы из них не вырастало всякого мусора, который потом вредит окружающим.
  Однако, несмотря на то, что Стивенсон уже целый час пытается заставить пацана расколоться, тот упорно гнет свою линию и не думает пугаться.
  - Мне надоели эти отговорки. Я вашу банду уже, который месяц ловлю, и ты мне все добровольно расскажешь о своих сообщниках.
  - Какой месяц?! Я только вчера приехал, - возмущался он.
  - Новенький значит? - хмыкнул он. - Это у вас такое посвящение? Устроить очередные разрушения и разрушить чужую собственность? Рассказывай кто остальные.
  - Да не знаю я ничего! У вас нет доказа...
  - ХВАТИТ! - закричал офицер и ударил кулаком по столу.
  Мужчиной он был более чем крупным и довольно пугающим своим видом, потому часто и занимался допросом. Когда перед тобой стоит стокилограммовый высокий бугай с недельной щетиной и суровым взглядом, особо спорить никто не хочет.
  На столе от его кулака образовалась вмятина, но стол и не был особо крепким, о чем этот сопляк к счастью не знает.
  - Ты немедленно расскажешь мне все, по хорошему или по плохому! - повысил он голос, намереваясь просто напугать парня, чтобы тот из страха выдал ему. - За такое тебе дадут реальный срок, а может и еще чего похуже. Лучше не зли меня парень, а иначе... - он начал разминать кулаки, как бы намекая ему, что он может выключить камеры и никто не узнает как он добился признания.
  Нет, Стивернсон не собирался доводить до такого, просто потому что не хотел потом писать тонну отчетов и проблем родителями этого парня получить. Цель была лишь в том, чтобы слегка припугнуть и развязать язык.
  Однако... вместо привычной реакции таких вот сопляков, которые при слове 'тюрьма' или вида его кулаков начинали бледнеть и трястись, этот, почему-то, стал вести себя совершенно иначе. Его плечи не дрогнули, тело напряглось, а взгляд из растерянного стал весьма грозным.
  Он сам сжал кулаки и подобрал ноги, будто загнанный в угол кот, который намеревался защищать себя. Такой реакции офицер полиции не ожидал и несколько растерялся, что его провокация пошла не по плану.
  Неизвестно, что могло бы произойти дальше, если бы в дверь неожиданно не постучали...
  
  ***
  
  - Тук-тук-тук! - прозвучало за моей спиной, а я не сводил глаз с полицейского, что уже час компостирует мне мозг.
  Мало того, что меня задержали, когда я только очнулся, так мне еще и пытались пришить вандализм и прочее. Нет, я понимал, что со стороны действительно выглядело все это не понятно и меня вполне могли посчитать хулиганом, но обычно такое только после хоть какого-то расследования идет, а не сразу. У меня даже показаний толком не взяли, а сразу же начали обвинять и требовать выдать каких-то сообщников.
  И это на фоне того, что мне и так хреново, а тут еще и угрозы пошли.
  Сначала мне снятся какие-то жуткие сны, затем я сплю на ходу целый день, дальше не контролируя своего тела, захожу на эту чертову стройку, где меня чуть не убил псих с арбалетом, меня закидывает, черт его знает куда, и когда я просыпаюсь меня, арестовывают и пытаются пришить мне чужое дело.
  Я как-то к полицейским особо негатива никогда не испытывал, пусть и позитива тоже, но это уже ни в какие рамки не лезет. Мне и своего дерьмового прошлого хватает, чтобы еще что-то пришивать.
  Как же бесит!
  = 'Раздави его... хи-хи-хи', - прозвучал в голове жуткий шепот.
  От ее присутствия мне стало не по себе, но я не показал это лицом.
  Вот и еще одна моя проблема.
  Стоило мне прийти в себя лежа среди битого стекла, как со мной начала говорить... моя шизофрения.
  = 'Эй! Я не шиза! - возмутила она. - Я - мозгошмыга, что бы это не значило...'
  Вот не знаю реально ли у меня в голове засел кто-то или это моя поехавшая крыша в конец отправилась в отпуск. Мне всего восемнадцать лет, а уже начался старческий маразм и голоса слышу теперь.
  Офицер полиции - крупный мужик, с которым точно будет затруднительно справиться. Я уже и так понимаю, что я попал по полной и меня только чудо спасет, а потому хотя бы не дам о себя ноги вытирать. Такие бугаи часто полагаются за свои размеры, выносливость и силу, потому не ожидают быстрого удара по уязвимым точкам. Удар по глазам, затем зарядить в ухо, а после и по горлу. Бить в живот или грудь бесполезно, у мужика явно мышц больше чем жира и пытаться тягаться с ним в голой силе бессмысленно, а потому...
  = 'Да, отлично мыслишь...' - опять смеется она.
  - 'Заткнись', - зарычал я.
  = 'Хи-хи-хи-хи-хи...'
  - Тук-тук-тук! - сток в дверь повторился, а потому копу пришлось от меня отвлечься.
  Встал из-за стола и пошел к двери.
  - Я велел меня не беспокоить! - резко открыл он дверь.
  - Приветствую, - послышался из дверного проема ленивый голос.
  В нос сразу же ударил запах сигарет, причем такой сильный, что аж мне стало не по себе. У меня папа часто курит, но даже от него такого штына табачного не шло.
  В дверях стоял какой-то мужчина, на вид лет тридцать пять или сорок, Высокий, худоватый, с черными волосами средней длины и небольшими седыми прядями и челкой падающей на лоб. Одетый в помятый черный костюм, с белой рубашкой, небрежно висящим галстуком. Стоял он расслаблено, спокойно, держа руки в карманах и зевал. Недельная щетина на лице, да и взгляд истинного пофигиста отлично дополняет его образ, какого-то раздолбая или просто лентяя.
  - Что надо?! - зарычал коп, смотря сверху вниз на этого мужчину. - У меня допрос! Я велел не беспокоить меня по пустякам!
  - Да-да-да, - чуть зевнул этот тип, вообще не боясь и не опасаясь стоящего перед ним бугая. - Офицер Брукс, Начальник 4-го Отдела Социального Контроля, - он достает какой-то значок, на котором был изображен глаз на фоне стрекозы и показывает его копу.
  Увидев эту бляху, здоровый полицейский застыл, а затем от него четко послышался скрежет зубов, да такой, что я начал волноваться за его челюсть.
  - Какого черта Лунатикам тут нужно? - с гневом процедил коп, не разжимая зубов.
  - Я за молодым человеком, - кивнул он в мою сторону. - У нас есть сведения, что он может быть свидетелем одного важного нам дела. Я забираю его в наш штаб.
  - Что?! - зарычал бугая. - Я не позволю! Он подозреваемый в деле о банде вандалов!
  - У вас есть доказательства? - лениво спросил он.
  На это легавый ничего не ответил, а лишь зловеще прищурился.
  - Я забираю парня, офицер Стивенсон, - сказал этот инспектор. - Если у вас есть какие-то претензии, обращайтесь в управление Социального Контроля.
  - Ах вы, крысы, - затрясся от злости бугай. - Да я бы всех вас...
  - Успокойтесь, - неожиданно глубоко и звонко прозвучал голос этого типа.
  Я ощутил странный холодок, исходящий от него, а за тем на лбу этого мужчины появился какой-то... знак... в виде полуприкрытого глаза.
  - Не нужно волноваться, мистер Стивенсон, - говорил он, а бугай тем временем застыл, его глаза остекленели, и он будто обмяк. - Вы обознались. Данный молодой человек не тот, кого вы ищите, и все произошедшее было несчастным случаем, так и запишите в отчете. Ошибка на стройке, из-за которой произошли данные разрушения, которые чуть было, не повлекли вред окружающим.
  - Да... - лениво моргая ответил коп. - Вы правы... сэр...
  - Всего хорошего, офицер Стивенсон, - улыбнулся этот тип.
  - И вам, офицер Брукс... - кивнул здоровяк, а затем двинулся в коридор.
  Я же молча смотрел на этого человека с открытым ртом. Он только что на моих глазах... что-то сделал и подчинил себе... разум этого полицейского.
  Сам же... офицер Брукс достал из кармана пачку сигарет и, взяв в зубы одну тут же закурил. Сигаретным дым с выдохом окутал его голову, и... на мгновение мне показалось, что я увидел чье-то лицо в этом дыме.
  - Эх, как же порой много проблем с моей работой, - покачал он головой. - Он неплохой человек, только сильно эмоциональный и местами грубый, но полицейский хороший, просто слишком рьяно относится к своей работе. Ну, идем, парень, у нас есть о чем поговорить.
  - Кто... вы...? - шокировано произнес я.
  - Такой же, как и ты, - улыбнулся он, - Сноходец. Добро пожаловать в Найзельберг - город на границе Снов...
  
  
  
  Глава 9. Реальность.
  
  Мы покинули полицейский участок довольно быстро. Вокруг офицера Брукса словно рой пчел крутились остальные полицейские и быстро исполняли его приказы. В кратчайший срок меня официально отпустили и даже извинились за грубый привод в отделение. Я не знал насколько они искренние в эти моменты, а потому даже не успевал злиться на резко изменившееся ко мне отношение.
  Всего за десять минут и пары росчерков в документах, меня освободили, и я уже шел по тротуару вместе с этим человеком, который меня реально пугал. Я даже не сразу понял, что вместо того, чтобы сесть в машину и ехать в отделение, куда он хотел меня повезти, мы просто шли куда-то, при этом я как-то побаивался начать хоть что-то спрашивать, а уж вопросов у меня накопилось море.
  Мы шли по вечернему городу. Народа вокруг было уже не так много, как и проезжающих машин, но сейчас всего-то девятый час, потому никто еще не спит. Фонарные столбы ярко освещали улицы, как и неоновые вывески соседних магазинов и забегаловок куда заходили прохожие.
  - А, - он резко остановился. - Ты голоден?
  Но вместо меня ответить решил мой желудок, который на слова о еде тут же отозвался громким урчанием.
  - Ну, пошли, перекусим, - усмехнулся он и повел меня к ближайшей кафешке.
  Это оказалась небольшая пиццерия, где он разрешил мне заказывать что захочу, но попросил не шиковать. Я несколько стеснялся, есть за чужой счет и потому ограничился только парой кусочков 'Четыре Сыра', да стаканом колы со льдом.
  Место мы заняли вне помещения, так как внутри нельзя было курить, а мой сопровождающий явно не хотел ограничивать себя в этой вредной привычке.
  - Куришь? - спросил он.
  - Нет, - помотал я головой.
  - И правильно, - вздохнул он. - Я и сам бы не курил, но запах табака, и сигаретный дым очень нравится Интиге.
  В ответ на его слова на плече у него будто из дыма сформировалась небольшая женская фигура, такая маленькая, что вполне бы уместилась на ладони. Дымная девушка помахала мне рукой, а затем вновь исчезла.
  - Это ее причуда и она любит это, а потому мне приходится много курить, чтобы порадовать ее, - говорил офицер Брукс. - Хорошо хоть легкие она мне лечит, а то с таким рационом я давно бы помер. Не советую курить, вонять будет потом так сильно, что никакой дезодорант не поможет. Я вот никак от запаха избавиться не могу.
  - Печально, - сказал я. - Мне, что тоже придется делать что-то такое?
  - Это ты не у меня спрашивай, а у своей феи, - фыркнул он. - У каждой феи свои причуды, чтобы нормально соседствовать приходится идти на компромиссы. Тебе теперь всю жизнь с ней сидеть, потому советую начать налаживать общий язык.
  - Ха?! - ужаснулся я представляя что этот голос подбивающий меня убивать мне придется слышать всю жизнь. - Стоп! Что вообще происходит? Что еще за 'сноходцы', феи и прочее? Что творится вокруг?
  - Как много вопросов, - покачал он головой. - Ладно, буду отвечать по порядку. Меня зовут Теодор Брукс, можно Тед, но лучше 'офицер Брукс'. Работаю я в Социальном Контроле, так же известном как 'лунатики'.... Слышал о таких?
  - Упоминали как-то, - киваю я. - Но вместо пояснений отправили к гуглу. Как я сам понял из статей в интернете, за всеми следите, к подозрительным ходите и напоминаете, что за ними следят.
  - Ну, значит более-менее в курсе, - согласился он. - Полезно знать, чем мы занимаемся официально. Но на деле мы занимаемся такими, как ты, а также всей остальной сверхъестественной чертовщиной, которая творится в городе, а ее творится, поверь мне, очень много. Обычные люди называют нас Лунатиками, и они не очень далеки от сути... Правда, мы предпочитаем называть себя 'Неспящие', ведь нам приходится чуть ли не 24 часа в сутки защищать обычных людей от проявлений иного мира, от того и наш символ,- он указал на нашивку на пиджаке, в виде щита с открытым глазом на фоне стрекозы.
  - Это типа... люди в черном (1)?
  - Можно и так сказать. Только у нас нет крутых навороченных прибамбасов, мы не ездим на космических машинах, да и таможней не занимаемся, а лишь пытаемся не дать этому городу сойти с ума.
  - М-да-а-а-а...
  - Ты и сам уже всякое видел, - пожал он плечами. - Ну, так вот. Суть здесь в чем, помимо нашего мира есть еще один. Ну... как бы тебе его описать... - задумался он. - Представь себе... ураган. Безумная буря с неистовым ветром, что разрывает на части все вокруг себя, безумие стихии в чистом виде. Представил?
  - Ну да.
  - А теперь увеличь масштаб этой бури на всю планету.
  Я аж воздухом поперхнулся от таких слов.
  Мир где все вокруг это бесконечный шторм - вот это картинка. Мне даже сказать что-то сложно, а уж тем более поверить в существование чего-то подобного. Хотя, вроде как на Юпитере какие-то вечные бури или на Сатурне, я плохо помню, что там на других планетах.
  - Вот только этот ураган состоит не из ветра и воздуха, а из: мыслей, чувств, инстинктов и желаний. Все что когда-либо исходило из разума человека, животного или любого иного живого существа уходит туда и создает настоящее безумие, которое может просто распылить кого угодно, кто случайно там окажется.
  - Какой-то варп (2) получается, - хмыкнул я.
  - Я плохо разбираюсь в настольных играх. Так вот, мы это место зовем 'Сон', потому что это в прямом смысле и есть сон. Туда сознание всех живых существ отправляется, когда спит, от чего это место еще больше сходит с ума, но там это норма. Мы так живем уже с образования жизни на этой планете. Это в некотором роде ментальная оболочка нашего мира, существующая параллельно нашей. Инфосфера, ноосфера, называй, как хочешь.
  - Да уж, такое реально сложно представить, - покачал я головой.
  Как раз принесли заказ, и я начал есть, так как голодный желудок вновь дал о себе знать. Я не особо большой любитель пиццы, хотя и ничего против не имею. Жаль, что сам нормально готовить не умею, а то ведь придется теперь постоянно есть подобное. Как бы изжогу не заработать. Нет, точно нужно будет искать нормальное заведение для постоянного питания.
  - Так вот, с тех пор как в нашем мире появились люди, в Сон пришло то, чего в нем никогда не было. Как думаешь, что это?
  - Эм-м-м... Страх?
  - Нет, 'Вера', - улыбнулся он. - Но не та что ты подумал, где люди в храм молиться ходят, а именно вера. Человек верит в то, что молния - это бог, и во Сне эта мысль находит отражение. Человек верит, что Элвис Пресли - жив, и это тоже находит отражения. Все о чем люди думают тут, во Сне находит отголосок.
  - Прямо все?
  - Все, но лишь на секунду, - усмехнулся офицер Брукс. - Сон слишком хаотичное место, чтобы там что-то постоянно существовало. То что ты вообразил, пропадёт как только перестанешь об этом думать.
  - Хм, ну тогда это не вера, а просто воображение.
  - Согласен. Но вот еще вопрос. Что будет, если о какой-то мысли думает два человека?
  - Ну, думаю, она будет или более четкой или дольше существовать? - предположил я.
  - Правильно, - кивает инспектор. - А если будет сто человек? Тысяча? Миллион?
  Вот теперь я начал понимать. Вера людей... может создать что-то там, если она четко направлена на какой-то образ.
  - Боги? - понял я.
  - Да, - опять кивает он. - Сложно сказать, чисто ли Боги - это придумка человека, или же во Сне всегда обитали какие-то могущественные сущности, которые приняли облик того, чего желали люди. На эту тему давно идет спор между учеными, но так или иначе, с приходом человека и его верой, в том мире вечного хаоса начали образовываться Боги, как существа стабильные, не подверженные уничтожению окружающей среды и наполненные мыслями и целенаправленными желаниями людей, тех, кто в них верит. Ну и, как и любые обретшие самосознание или четкий образ существа они тоже хотели продолжать жить и становиться сильнее. А потому усиливали веру к себе, начали из Сна влиять на реальность. И чем больше вера, тем они сильнее.
  - И Боги что-то сделали?
  - 'Бог' - это элемент стабильности в океане хаоса, а потому такое существо начало стабилизировать пространство вокруг себя, так появились островки стабильности. Ты знаешь эти места под разными именами.
  - Рай, Ад, Олимп, Асгард, - хмыкнул я. Это были очевидные варианты.
  - Именно. Ну и там стали рождаться другие сущности, как придуманные людьми, так и рожденные естественным путем теми, кто был создан ранее.
  - Тогда все эти мифы и легенды... это правда?
  - Ну, тысячи лет назад граница между Сном и Реальностью действительно была тоньше и более четкое проявление здесь иных созданий была, вот только не до конца ясно, это люди их придумали или они уже были созданы Богами. Так или иначе, в то время когда наш мир был еще огромным и непостижимым, а искренняя вера была столь сильна, все могло стать реальностью. Но со временем эта связь Сна и Реальности ослабла, и все сверхнеестественное ушло от нас.
  - Полностью?
  - Не совсем, - он затушил сигарету. - Между нашим миром и теми островками стабильности стали проявляться... особые места, где граница между мирами особенно тонка. Мы их называем Бреши. Там сущности иного мира могут проявляться и даже влиять на реальность.
  - Типа Бермудского треугольника и всяких местах, о которых пишут в газетах?
  - Да, отчасти там бывает правда. И такие места действительно есть. Но все они почти всегда находились вдали от основных поселений людей, потому массового контакта никогда не было. Ну и сами эти Бреши слишком слабы, чтобы особо влиять и быть заметными.
  - Почти всегда? - заметил я оговорку. - Вы хотите сказать...
  - Да, Найзельберг находится на самой большой Бреши в мире. Настолько сильной, что тот Островок принял форму искаженного вида нашего города... Да, ты ведь видел его...
  Перед глазами предстала картина того что я недавно видел. Найзельберг, слитый с каким-то иным местом, словно собранный из разных кусочков пазлов он представлял собой сюрреалистичную картину, которая никак не укладывалась в голове.
  - Мы называем то место - Мельхиор. Крыши там серебром крыты, а потом какой-то умник докопался что это совсем не серебро... От туда прозвище и пошло. И поскольку это место самая большая Брешь, граничащая с реальным городом, то туда стекаются куча всяких фей.
  - Феи? - не понял я. - Разве они так называются?
  - Феи, фейри, йокаи, духи, названий у них много, - махнул он рукой. - Мы выбрали самое простое, так и стали их называть. Сущности иного мира - феи, непостоянные, очень разные и непостижимые для человеческого мозга. И многие стекаются в Мельхиор, чтобы попытаться пробиться в реальность.
  - Но зачем им это? - не понимал я.
  - Вот, - он указал на мою тарелку.
  Я посмотрел туда и... не увидел второго куска пиццы. В голове почему-то послышался странный звук: 'хрум-хрум-хрум'.
  - Феи во Сне и островках по большей части лишены того, что для обычного человек обыденность. Вкус, запах, тактильные ощущения и прочее, в полной мере такое доступно только особо сильным духам, когда как слабым, таким как моя Интига и твой сожитель такого очень хочется. Ну и они всяческими путями пытаются это получить, порой такие 'пути' ничем хорошим для людей не заканчиваются.
  - А кто тогда такие 'сноходцы'?
  - Такие как мы, люди, которые могут свободно передвигаться между реальностью и миром снов, те, кто заключил контракт с феей и получил от них силу. Мы и называемся сноходцы.
  Силу?
  Какую еще силу?
  На немой вопрос, обращенный куда-то внутрь себя, я получил только один ответ:
  = 'Хрум-хрум-хрум!'
  Блин, она издевается надо мной?
  - Ничего со временем поймешь, - рассмеялся офицер Брукс. - У тебя явно еще куча вопросов, а мне нужно уже уходить, потому тебе стоит знать несколько важных вещей, - он стал серьезнее. - Во-первых, ты никому не должен рассказывать о феях и остальном. Это запрещено. Начнешь трепаться и к тебе придут ребята из Третьего Отдела и отнюдь не с добром. За такое можно и наказание заработать. Обычные люди не должны знать обо всем. Обсуждать это можешь или с другими сноходцами, или с посвященными, простыми людьми, которые в курсе наших дел, но о них узнаешь позднее.
  - А разве мы сейчас не говорим вслух и открыто обо всем этом? - справедливо заметил я.
  - Не волнуйся, - сказал этот человек, поправив челку на лбу, где снова проявился символ полуприкрытого глаза. - Они ничего не слышали. Обычные люди не замечают проявления фей и инстинктивно стараются держаться подальше от всего этого.
  И правда. Только сейчас я заметил, что окружающие даже не смотрят в нашу сторону, будто нас тут нет вообще.
  - Во-вторых, не пытайся уехать из города.
  - Меня не выпустят? - побледнел я. Ведь я уже реально хотел ехать, домой наплевав на все вокруг.
  - Нет, можешь попытаться. У тебя даже получится уехать, - пожал он плечами. - Мы тут никого не держим. Беда только в том, что ты теперь связан с Мельхиором, и стоит отдалиться от него на несколько десятков километров, как ты просто впадешь в кому и не проснешься, пока вновь тут не окажешься. Ты теперь связан с городом, а отдалившись, просто не сможешь жить.
  - Погодите! - подскочил я. - Я тут, что теперь как в тюрьме?!
  - Мы все тут как в тюрьме, - вздохнул он, и на его лице появилась тень печали.
  Я сел обратно.
  Кошмар.
  И не я один в таком положении...
  - Зачем все это? - спросил я убитым голосом. - В чем смысл становиться сноходцем? Что от нас нужно? Кто это придумал? И... есть ли способ отказаться?
  - Цели нет, - ответил он. - Просто нет. Живи себе своей жизнью как жил. Учись, дружи, люби, ненавидь, делай что хочешь, от тебя никто ничего не требует. Но ты теперь с Тем миром связан, а потому это со временем проявится. Отказаться, увы, нельзя. Фея, теперь с тобой до конца твоих дней, если контракт заключен с твоей феей.
  - Моей? - не понял я.
  - Потом объясню, - он посмотрел на часы. - Короче, сделаем так. Приходи завтра в главное управление Социального Контроля в Деловом районе, там тебе проведут полную лекцию и ответят на все вопросы. Я не мастак все объяснять. К трем приходи и все узнаешь. Вот тебе мой номер телефона, - протянул он мне визитку. - Если будут проблемы связанные с какой-то нереальной чертовщиной, сразу звони мне, а мне пора бежать, - он встал, а затем попросил счет оплатил его.
  - Погодите, - вспомнил я еще об одном моменте. - А что насчет того типа, который меня чуть не убил?
  - Прямо чуть не убил? - приподнял он бровь.
  - Да, его болт мне чуть в глаз не попал. Если бы я не... исчез, то был бы сейчас мертв.
  - Правда? - заинтересованно потер он подбородок. - Ладно, я этим займусь. Завтра приходи в участок и все обсудим.
  - Хорошо...
  Офицер Брукс быстро убежал, а я еще некоторое время сидел за столом и пытался переварить всю информацию, что мне даль.
  Сложно вот так легко поверить, что я оказался, втянут в какую-то магическую чертовщину. Поверить, что есть и другой мир и что я теперь часть всего этого бреда. И что самое ужасное, осознавать, что все это правда, и я просто не могу отрицать происходящее.
  Холодные руки коснулись моих плеч, и холодное дыхание на шее заставило меня поежиться.
  - Ну-ну-ну, милый, - промурлыкала она, прижимаясь ко мне. - Не стоит так сильно забивать себе голову.
  - М-да, мне нужно поспать, - вздохнул я.
  Я взял стакан с колой, желая допить ее, но его у меня наглым образом отняли.
  - Ох, чувствую я, что теперь мне будет хреново...
  
  ***
  
  Оставив парня одного обдумывать происходящее, Тед поспешил по своим делам. Его оторвали от важных вещей, а потому он торопился успеть закончить хоть что-то за сегодня, чтобы хотя бы немного выспаться. Все же быть главным в одном из отделов Неспящих не такая простая задача, а тут еще и такое.
  Он обычно не занимался введением новеньких сноходцев в реалии происходящего, для этого есть другие люди, но тут случай был реально важным, и потому пришлось бежать самому.
  Все же если сам заварил эту кашу, то самому и приходится ее расхлебывать.
  Достав телефон, он тут же набрал нужный ему номер.
  Ответ пришел почти моментально:
  - Итак, что значит: 'его болт мне чуть в глаз не попал'? - задал он сразу же прямой вопрос.
  - М-м-м-м-м, - послышался протяжный стон из трубки.
  - У тебя большие проблемы. Завтра днем. В моем кабинете.
  - Тц...
  Повесив трубку, Тед лишь покачал головой.
  - Ну что за проблемный ребенок...
  
  
  1.'Люди в Черном' - американский научно-фантастический комедийный фильм 1997 года, где тайные правительственные агенты занимались делами инопланетян прилетающих на Землю, защищая ее от инопланетных врагов.
  2.Варп - психическое измерение, параллельное реальному миру, мир Хаоса, где обитают демоны и откуда они пытаются проникнуть в реальный мир. Также состоит из мыслей, чувств и желаний, но уже в масштабах целого космоса.
  
  
  
  Глава 10. Знакомство.
  
  - Милый... проснись... - прозвучал чей-то ласковый и милый голос.
  - М-м-м... - застонал я, не желая просыпаться. Теплая кроватка, мягкая подушка и сладкий сон не отпускали меня из своих нежных объятий.
  - Ну, милый... - вновь голос напомнил о себе и сильно приблизился. - Открой глазки...
  - М-м-н-н... - начал я все же просыпаться.
  Помню меня моя бывшая когда так бывало, будила, но уже два года я такого не испытывал, а потому начал поддаваться этой нежности и просыпаться.
  Однако стоило мне открыть глаза, как это предстало передо мной...
  Жуткое приведение, окутанное шевелящейся тьмой, зависло над моей кроватью и широко улыбалось.
  - Угхм... - задохнулся я от ужаса.
  Тут же пытаюсь отскочить на инстинктах, но запутываюсь в одеяле и падаю на пол.
  - Агх! - застонал я ударившись о пол. - Ауч...
  - Пха-ха-ха-ха-ха! - надо мной начали откровенно ржать, пока я пытался выкарабкаться из плена одеяла, в котором я запутался как муха в паутине. - Вот умора, Ники. Ты бы себя видел!
  Кое-как мне удается вырваться и отползти к противоположной стене.
  Я застыв смотрел как над моей кроватью парила черноволосая девушка в бело-сером платье, кувыркаясь в воздухе словно подвешенная на тросы. Следом эта девица растворяется в воздухе, исчезая на моих глазах.
  В следующий миг холодные руки обхватывают меня за торс сзади, и к спине прижимается чье-то мягкое тело.
  - Не нужно так бояться меня, милый, - говорит она каким-то замогильным голосом.
  - Уа-а-а-а! - подскакиваю и пытаюсь стряхнуть девицу, но та словно ничего не весила и просто повисла мне. - Черт!
  - Хи-хи-хи-хи!
  Падаю на кровать и пытаюсь отдышаться, а эта девица, обретя вес, уселась на меня сверху и просто хохотала.
  - Я так и знала, что в реальности будет весело, - веселилась она, откровенно издеваясь надо мной.
  После пережитого шока мозг, наконец-то, начал возвращать мне воспоминания и понимание сути происходящего. Пару секунд я будто снова переживал тот вчерашний ужас, а затем голова начала откровенно болеть от переизбытка этой самой информации.
  - Черт, за что мне такое? - застонал я, уткнувшись лицом в одеяло. - Хотя... есть за что...
  Скинув со спины хохочущую девицу, я встал на ноги и поднял с пола одеяла.
  За окном только рассветает, а часы показывают дикую рань. Отлично, теперь вряд ли уснуть смогу.
  - Надеюсь, из-за тебя я не будут опять весь день засыпать и меня не потянет в какие-то мутные места, - вздохнул я.
  - Это вряд ли, ты же уже сноходец, - говорил девица. - Тебя тянуло к ближайшей Бреши, потому что твоя связь с Мельхиором окрепла, а раз она уже есть, то подобного уже не будет.
  - Какая радость, - хмыкнул я.
  Присаживаюсь на стул и смотрю на эту дамочку, что при первой встречи чуть было до мокрых штанов меня не перепугала, а сейчас хохочет надо мной и веселится... как просто обычная девушка. Да, девушка, у которой волосы словно постоянно под феном летают, как и полы платья могут растягиваться или укорачиваться, да и вообще она исчезает и появляется, где хочет.
  Ладно, очень странная девушка, но уже не кажется такой уж пугающей и страшной, как при первой встречи.
  - 'Может мне показалось тогда? Ну, стресс, пережитое и все такое? - подумал я. - Ага, целый день?'
  Пожалуй.
  - Ладно, - сказал я. - Слушай, а... тебя вообще как зовут?
  - Хр-р-р-р, - задрыхла она на моей кровати.
  - Харе придуриваться! - начал я злиться.
  - Ну-ну-ну, милый, не будь такой букой, - улыбнулась она, подложив руки под голову. - Лучше иди ко мне, и мы вместе поспим.
  - Уже не хочется.
  - Пф, какой серьезный.
  - Ну и как мне тебя вообще называть? - спросил я. - Мне сказали, что мы типа какой-то контракт заключили, но я не помню, чтобы мы что-то заключали.
  - Да, называй меня, как хочешь, - сказала она, повернувшись ко мне спиной и накрывшись моим же одеялом. - У меня нет имени.
  - Как это нет? - удивился я. - Мне казалось, у фей имена имеют огромную ценность. Ну, я слышал где-то.
  - Угу, но у меня его нет, я родилась в Мельхиоре и не имею имени, - ответила она, махая рукой и всячески показывая как ей скучна эта тема.
  - Это как?
  - Ну, феи есть Рожденные и есть Сотворенные. Первые появляются естественным путем от связи двух других фейри, а вторые создаются или под воздействием коллективной бессознательности толпы людей или просто любым другим образом. Я вроде как такая.
  - А ты не знаешь?
  - Когда я проснулась, то уже была в Мельхиоре, ничего о себе не помнила и не знала. Только я, это платье и куча всего куда более интересного, чем я, потому предпочитаю узнавать что-то новое, чем копаться в старье.
  - Мне как-то неудобно называть тебя безымянной или феей. Тебя что никто никак не называл раньше?
  - Называли, - она перестала притворяться, что спи и просто села на кровати.
  - И как?
  - 'Отвали', пойдет?
  - Нет.
  - 'Эй, ты', может?
  - Не очень.
  - 'Фу!'?
  - Ты что собака?!
  - Ну, если так то когда речь заходила обо мне, то говорили что-то вроде: 'Болтушка', 'Приставала' и 'Эта су**, я ее ******', 'Ублюдок, мать твою, а ну иди сюда...'
  - Остановимся на первых двух вариантах, - решил я прервать ее нецензурный монолог. А то у меня почему-то возникло стойкое ощущение, что мне он потом вспоминаться будет. - Ладно, Болтушка-Приставала, так в чем заключается наш контракт и какие у него условия?
  - Без понятия, - пожала она плечами. - Я в этой бурде не разбираюсь.
  - Кха! - я чуть не упал со стула. - То есть мы заключили контракт, толком не понимая, что делаем?!
  - Угу, - кивнула она.
  - А что я вообще с этого контракта получаю?
  - Фиг его знает, я вообще впервые контракт заключала. Только слышала, как другие такое делали, а как эта фигня работает так и не знала. Потому, когда тебя нашла, вообще не въехала что делала.
  - Ну, приехали, - застонал я, начав тереть виски. - Я уже подумываю перейти на третий вариант...
  Да, простое общение с этой личностью меня постепенно убивает. Я не представляю, как смогу выдержать ее хотя бы неделю, что уж там говорить про всю жизнь. Хотя с такой 'жизнью', я вообще не уверен, что долго проживу.
  Короче, я встрял по полной.
  Я теперь, похоже, навсегда заперт на этом острове и уже никогда не вернусь домой. С родителями тоже, скорее всего, в ближайшие годы никак не увижусь. И ведь придется придумывать для мамы оправдания, почему я на Новый Год не приеду к ним и все такое. Короче, меня в будущем ждет очень много проблем.
  Даже не представляю как теперь дальше жить.
  Мне же придется, похоже, всю жизнь провести на этом острове...
  - Слушай, а что отсюда и правда, никак нельзя уехать? - спросил я, особо не надеясь на ответ.
  - Мне-то откуда знать? - фыркнула она, обняв мою подушку. - Это тебе не у меня нужно спрашивать.
  - А у кого тогда?
  - У Мельхиора. Он может что-то знать.
  - У города? - посмотрел я на нее.
  - Типа того, - пожала она плечами. - Острова стабильности появляются вокруг Богов или могущественных сущностей, как и сказал тот курящий тип. Так что и тут точно есть кто-то такой.
  - И как его найти?
  - Ха-ха-ха-ха-ха! Его уже 30 лет ищут, с тех пор как первые сноходцы тут появились, - рассмеялась она. - Никто никогда не видел его, некоторые даже считают, что его не существует.
  - А как тогда Брешь возникла?
  - Говорят аномалия какая-то. Чудо или просто случайность, даже во Сне, наполненного нелогичностью и безумием может случаться, что-то выходящее за рамки.
  - Хм-м-м, - задумался я.
  - Но если надумал искать, то тебе на Ту Сторону, если кто-то и есть, то он только в Мельхиоре может находится.
  - А пройти сюда не способен?
  - Не-а, сильные духи и Боги чисто физически в реальность попасть не могут. Как я слышала тут нужно что-то нереальное, чтобы такое случилось, а раз такого в Найзельберге нет, то сам понимаешь.
  - М-да....
  Болтушка явно не та, у кого мне нужно спрашивать.
  Ну, у меня сегодня встреча в полицейском участке, там и узнаю все необходимое.
  Спать уже совсем не хочется, а с таким 'соседом' это явно будет затруднительно, потому я решил просто пойти мыться и завтракать. Вот только с первым возникла проблема, так как оставить свою фею снаружи я не мог, она тупо легко сквозь стены проходила, а потому приходилось мыться под веселое хихиканье и постоянные попытки меня потрогать. Я может, был бы и не против, но что-то боязно мне, сближаться с существом из иного мира... да и руки у нее холодные.
  Кое-как этот момент я все же пережил, зато услышал кучу комментариев в свой адрес. Во время готовки завтрака я больше не засыпал, но приходилось постоянно одергивать шаловнивые ручонки, которые норовили то яйцо украсть, то ложкой поиграться, то за уши меня дергать.
  - 'Ох, я не выдержу этого всю жизнь', - застонал я.
  Тут или с ума с ней сойду, или закаленным пофигистом стану.
  Готовить пришлось на двоих, так как эта наглая моська тоже есть хочет.
  - А тебе что так сильно нужна еда?
  - Неа, - сказала она, с набитым ртом уплетая то, что я успел приготовить. - Мне ваще жвать нынада.
  - Значит, ради вкуса, - хмыкнул я, отодвигая свою тарелку подальше.
  Поесть все же удалось, хотя покушения на мою долю были постоянные и даже неожиданные, так как она легко проходила сквозь стол и пыталась всеми способами меня объесть. Пришлось откупиться от нее кусочком бекона, но мне еще повезло.
  Ел я сегодня в гордом одиночестве. Жана было не видать, как и его сестры, но это и не удивительно. В такую рань вставать мало, кто захочет, особенно на каникулах.
  После еды я оделся и отправился гулять.
  Поскольку мне на встречу аж к трем, а сейчас до полудня еще далеко, то решил совместить приятное с полезным. Адрес я знаю, потому к участку пойду пешком, заодно посмотрю потенциальные места работы, ну и просто погуляю и город поизучаю.
  На выходе меня остановила очень недовольная вахтерша.
  - Молодой человек, - сказала пожилая дама, смотря на меня хмурым взглядом. - У нас строгие правила и после десяти вечера я никого не пускаю. Вчера я для вас сделала исключение, так как вы новенький, но впредь будьте внимательны. Придете поздно, будете ночевать в коридоре.
  - Да, мадам, - кивнул я. - Я запомню.
  - То-то же, - пригрозила она мне пальцем, а затем ушла к себе.
  - Бе-бе-бе! - показала ей язык Приставала, но та ее все равно не видела и не слышала.
  Я же двинулся на улицу и, сверившись с картой в телефоне, двинулся в нужную мне сторону....
  
  
  
  
  Глава 11. Скамейка.
  
  Запрокинув голову, я ленивым взглядом смотрел на танцующие лучи солнца, пробивающиеся сквозь листья этого могучего дуба. Тень от этого дерева дарила приятное спасение от яркого полуденного солнца и проходящий сквозь крону, свет создавал странное мистическое сияние, на которое было так приятно смотреть. Оно успокаивало, настраивало на позитивные мысли и даже обнадеживало...
  - Ты - неудачник, - произнесла Болтушка.
  - Эх, - закрыл я глаза, вылетая из приятного забвения. - Могла бы быть более тактичной.
  - Бе-е-е-е, это скучно, - фыркнула она, развалившись на лавочке и положив свои ножки мне на колени.
  - М-да... - вздохнул я.
  Пошел искать работу и вновь пролетел.
  Постоянно были какие-то причины, которые мне устроиться не давали. То опоздал и уже взяли другого, то само заведение не очень или не принимает молодых, то еще что. Короче говоря, я по всем пунктам пролетел и те семь мест, которые находились в непосредственной близости от моего университета меня не взяли. Похоже, придется расширять круг и искать другие варианты. Я уже отчаялся и стал интересоваться, возьмут ли меня в какие-нибудь салоны сотовой связи или там где нужны продавцы, но они со студентами работать не любят, потому мне везде отказали. Ну и была еще одна причина, но это уже личное.
  Я просто как-то работал недельку в салоне, сим-картами торговал и это был самый ужасный опыт в моей жизни, который истрепал мне нервы.
  Так или иначе, несколько часов беготни по району меня вымотали, а потому я решил немного отдохнуть в ближайшем парке. К тому же стало сильно припекать, вот и присел на лавочке под деревом.
  Поскольку до времени встречи еще три часа, то мне нужно где-то это время провести. Полчасика где-то посижу тут, а затем двинусь в сторону центрального района, пока найду это нужное мне место, пока сориентируюсь, так может час или два пройдет, а там где-нибудь дождусь.
  Эх, ненавижу ждать.
  Вот сижу сейчас на лавочке, прячась от солнца. Людей вокруг не видать, в такую жару никто гулять не хочет. Где-то на фоне слышны звуки проезжающих машин, веселый детский смех и пение птиц.
  Сидим мы еще в научном районе, а именно в парке Кудрявка. Более чем милое местечко. Извилистые широкие дорожки, на которых прогуливаются люди, множество деревьев, под которыми расположены скамейки. Народ тут гуляет, пикники устраивает, да просто отдыхает.
  А мы вот сели чуток в стороне, ближе к каменному постаменту в честь известной собаки - Кудрявки. Ну, ее потом Лайка назвали, она первая собака, выведенная на орбиту Земли.
  - Скучно... Ники, мне скучно! - вновь ныла Болтушка. - Сделай что-нибудь.
  - Мне что станцевать? - лениво спросил я.
  - Да, давай, это будет повеселее, чем просто сидеть и тупить в космос, - фыркнула фея.
  - Мне лень, - честно ответил я. - Если бы ты не разбудила меня в такую рань, то были бы чем-то заняты...
  - Бу-у-у-у...
  Она замолкла, а я продолжил смотреть наверх.
  Странно как-то.
  Я знаю ее по сути всего несколько часов, а как-то к ней уже привык. Не в плане того, что для меня привычно или легко воспринимается соседство с потусторонней сущностью, но вот болтаем и будто не только познакомились, а знаем друг друга давно. Странное чувство. Очень странное.
  Слышу чьи-то быстрые и легкие шаги, а также еще какой-то звук.
  Опустив голову, я вижу недалеко от себя... какого-то пса... Собака шла по дороге и что-то вынюхивала у бордюра. Обычный такой доберман, только без ошейника, только крупный, но...
  - Хм-м-м-м, - задумался я, смотря на собаку. - Он кажется мне смутно знакомым... - в следующий миг я все вспомнил. - А-а-а-а! - вскрикнул я. От моего голоса с лавки свалилась Приставала, а сама собака подпрыгнула. - Это ты! - подскочил я, указав на пса. - Это ты тот чертов пес, из-за которого у меня неприятности!
  Пес выглядел удивленным и пару секунд смотрел на меня, затем прищурился:
  - Эй, да ты же тот парниша, - произнес мужским голосом зверь. - Смотрите-ка, живой, а я думал давно сдох! Бха-ха-ха-ха-ха!
  - Не заговаривай мне зубы, ублюдок, - рычал я. - Если бы не ты, я бы никогда не попал в те неприятности!
  - Эй-эй-эй, а вот не надо на меня наезжать, - возмутился пес сев и уперев лапы в бока как человек. - Я - честный баргест, а не какой-нибудь грим. Я не накликиваю беду, а лишь ее предсказываю. С тобой и так бы случилось все это, а я лишь дал тебе об этом знать.
  - Ага, так я и поверил, - не унимался я.
  - Да ладно тебе, парниша, - махнул он лапой. - Ты же живой и даже сноходцем стал. Так что все тип-топ.
  - Тебе легко говорить, - все же успокоился я присев на лавочку.
  - Во-во, не бузи и расслабься. Быть сноходцем - круто, сам скоро поймешь, а я тут не причем. Я реально только предсказывать неприятности могу, а вовсе не наводить их. Это к другим феям обращайся.
  - Ты больно много оправдываешься, для того кто только 'предсказывает', - заметил я.
  - А тут ничего удивительно, - усмехнулся собакен. - Такие как ты потом жалуются Неспящим и меня пытаются изгнать, так что я сразу и расставляю все точки над 'И', чтобы потом ко мне вопросов не было. Меня зовут Кадэхо, простой бродячий пес, что гуляет и наслаждается жизнью в реальности. Никому неприятностей не доставляю, так что изгонять меня не нужно. Я просто мелкий дух, который спокойно себе существует.
  - А? Не понял, - нахмурился я.
  Посмотрел на появившуюся за моей спиной Приставалу. Та лишь пожала плечами, тоже не понимая смысла этой тирады.
  - Не забивай голову, ну или спросишь у Неспящих, - тут же сказал Кадэхо. - Я, кстати, частный предприниматель, потому если нужно будет кого-то или что-то найти, то обращайся.
  - Найти? Это как? - не понял я.
  - Ну, если ты ищешь кого-то в городе, то дай мне понюхать какую-то его вещь, и я этого человека найду, если это возможно. Ну, или в Мельхиоре могу что-то разузнать. Мои услуги не дешевы, но тебе, я так и быть, одну услугу бесплатно окажу.
  - И чем же тебе платят? Собачьим кормом?
  - Очень смешно, - фыркнул пес. - А о цене мы договоримся, когда тебе будет что-то нужно.
  - Какой-то ты сомнительный тип, - нахмурился я.
  - Какой есть, - хмыкает он.
  - И как же мне тебя найти, когда ты мне понадобишься?
  - Все просто. Подходишь к любому темному переулку и говоришь в пустоту, 'Кадэхо, я ищу встречу с тобой', а я в течение получаса сам тебя найду.
  - Понятно, - хмыкнул я.
  - Ну и как тебе быть сноходцем, парниша? - спросил пес, продолжая обнюхивать бордюры. - Нравится быть крутым?
  - Да я никакой крутости не ощущаю, - фыркнул я. - Да и где тут крутость найти?
  - У тебя за спиной сочная красотка находится, - он заиграл бровями, как бы намекая на какие-то извращения, - ты тут с магией и прочим связан. Подростки как ты только и мечтают в аниме попасть.
  - Тоже мне радость.
  - Ах ты, вредина! - возмутилась моя фея.
  Приставала надулась и начала трепать мои волосы.
  - Ау, больно, отпусти, - отбивался я от 'жестокого' нападения.
  Кое-как отцепить ее удалось, и она исчезла.
  - Эх, скучный ты, - покачал головой пес. - А ты тут чего вообще сидишь? В такую жару нормальные люди дома сидят.
  - Ну не такая уж и жара, - пожал я плечами. - Плюс морской воздух приятен, даже тут. А так я жду просто. Мне к трем на встречу с Неспящими.
  - А, инструктаж новичку, - закивал Кадэхо. - Ну, удачи, могу тебе пару бесплатных советов дать. Так, по-дружески.
  - Что-то я сомневаюсь в них, - нахмурился я. - От тебя так и веет неприятностями, и советы твои кажутся такими же вредными.
  - Да я честнейший предприниматель, - возмутился он. - Я ни одного своего клиента не обманывал.
  - Обманывать и не говорить правду - разные вещи.
  - Хо-о-о-о, а ты умнее, чем кажешься, - усмехнулся пес. - Да, так и нужно. Никогда не принимай все слова фей за чистую правду, ищи двойное дно и то, что не досказано. Только так можно выжить в нашем суровом мире.
  - Пф... Дожил, собака меня жизни учит...
  - Тебя и попугаи скоро критиковать начнут, привыкай. А совет, между прочим, дельный.
  - Ну, давай его, раз так хочешь.
  - Короче, если хочешь гулять по городу, то делай, как знаешь, но ни в коем случае, ни за что на свете не заходи в метрополитен после полуночи. Вот наступило ровно двенадцать ночи и от любого входа в подземку подальше держишь. Даже если жизнь твоя от этого зависеть будет, не ходи.
  - А что там? - нахмурился я.
  - Не знаю, - неожиданно серьезным тоном сказал Кадэхо. - Но то что там обитает... Из тех кто Это видел, никто никогда не выживал. Даже другие феи боятся Это, даже самые темные обходят Это стороной...
  От чего-то у меня по спине пробежал табун мурашек.
  - Это правило могут игнорировать только непосвященные, обычные люди, что не видят фей... ОНО не видит их, - продолжил пес. - А что это, откуда оно, как попало сюда и все остальное, не ясно. Даже в Мельхиоре никто этого не знает, а я со многими духами знаком.
  - Ну, спасибо, - поежился я. - Теперь вообще буду обходить все подвалы стороной.
  - Днем там безопасно... в общественных местах... но кто бывал там, говоря, что порой слышали какие-то голоса и чувствовали чужое присутствие. Если уж туда идешь, то не оставайся во тьме... - мистический пес посмотрел мне в глаза. - От тех, кто ушел туда даже души не остается...
  Вот теперь мне реально стало не по себе.
  Меня слегка холодком обдало, и появилось сильное желание уйти отсюда. Сам не знаю почему. Никогда не любил ужастики и страшные истории, а тут мне их говорящая собака рассказывает.
  - Бха-ха-ха-ха-ха-ха! Какой ты впечатлительный! - неожиданно рассмеялся он.
  Пес начал кататься по земле и банально ржать надо мной.
  А я вот начал искать, чем бы в это мерзкое животное кинуть. Нагнал тут жути, а теперь дураком меня выставил.
  - Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Ну не злись. Я не вру насчет метро, просто не нужно так реагировать.
  - Урод, - зарычал я.
  - Ладно, парниша, - сказал Кадэхо, быстро поднимаясь, явно понимая, что уже играет на моем терпении. - Удачи тебе и если будет нужна помощь, обращайся. Про услугу я помню.
  - Проваливай.
  Собака быстро двинулась по своим делам, а я пытался унять злость. Реально ведь напугался, а он взял и выставил меня идиотом. Никогда не буду просить эту шавку о чем-то. Вот же...
  - Ах да, и еще, парниша, - неожиданно крикнул Кадэхо. - Вот тебе мое новое предсказание - 'Не облокачивайся!' Удачи!
  - Ха! - я подскочил, но пес уже куда-то пропал. - Да я тебя...
  Попытки найти эту ходячую шаверму ничего не дали. Исчез.
  - И что эта фигня значит? - спросил я.
  Ответа не было. Приставала все еще обижена и не появляется, а я тут сижу один и думаю, как же я вновь попал.
  Обернулся и посмотрел на спинку скамейки. Нет, не покрашена и за ней ничего нет. Странно.
  Вздохнув облокотился на колени и опустил голову.
  Со мной разговаривает собака и опять мне какие-то неприятности напредсказывал. А мне вот сидеть и думать, что все это такое и как с этим жить. Я просто не понимаю как вообще влип в эти неприятности и почему именно я. Я просто хотел спокойной жизни, без неприятностей, без приключений и никому не мешать.
  Кошмар...
  На лавочку рядом со мной кто-то присел.
  Повернув голову, я увидел, что на другом конце лавочке сидит какой-то мужчина. На вид лет тридцать, слегка заросший и со щетиной на лице. Человек выглядел каким-то бледным, уставшим и явно не выспавшимся. Вон какие круги под глазами. Одет неряшливо, рубашка с подвернутыми рукавами мятая, футболка тоже не первой свежести, спортивные штаны, да шлепанцы на ногах.
  - П-привет, - чуть улыбнулся мужчина. - Э-м-м-м, ничего, что я присел?
  - Да, нет, я уже ухожу.
  - Постой, - поднял он руку. - Извиняюсь, я... ты не мог бы со мной поговорить?
  - Не понял.
  - Просто, - он тяжело вздохнул. - У... меня сейчас черная полоса в жизни и... мне хочется поговорить с кем-нибудь... высказаться... Но никто не хочет меня слушать... Все вокруг игнорируют меня и убегают... Я... я не понимаю, что со мной и мне просто хочется поговорить...
  - Хм-м-м-м, - нахмурился я.
  - Я не наркоман, - тут же сказал он, показывая руки. Там не было следов уколов, да и зрачки не расширены. Глаза красные, но скорее от недосыпа и общей усталости, а выглядел он реально вымотанным.
  - Ну ладно, - пожал я плечами. - Могу выслушать.
  - Спасибо, - улыбнулся он. - Мне просто так хочется поговорить хоть с кем-нибудь, но все меня избегают...
  Странное заявление. Он не похож на бомжа, не пахнет, да и опасным не выглядит, то есть за маньяка его сложно принять. Он примерно со мной одного роста и худоват, если не тощий.
  - Меня зовут Крис... Все началось несколько дней назад, - он потер щеку и там я увидел ссадину. - На меня кто-то напал и вырубил... Я из-за этого опоздал на работу,... на важную встречу... Мой босс был в ярости и уволил меня... - Крис опустил голову. - Я пытался с ним поговорить, но он куда-то уехал и не отвечает на звонки... На следующее утро от меня ушла моя девушка... Я проснулся, а ее уже нет. Даже вещи свои не забрала и телефон дома оставила. Я ходил по ее друзьям, но они не хотели со мной говорить... Мне было так плохо, что я пошел к своим родителям, думал, они меня хотя бы утешать, но мама и папа, похоже, уехали к родственникам... Так я и остался один... - он вытер выступившую слезы и шмыгнул носом. -Брожу тут по парку и хочу хоть с кем-то поговорить, но все от меня уходят, пока я отвлекаюсь.
  - Уходят? - не понял я.
  - Да, - закивал он. - Вот старушка сидела со мной, обещала послушать, а стоило мне отвернуться, как ее не стало. Или те девушки, что были на пробежке. Я говорил, а они, похоже, куда-то ушли.
  - Странно...
  - Я сам так думаю. Может, я с ума схожу? Может, что-то со мной не то? Почему все от меня уходят? - Крис схватился за голову.
  Да, странный рассказ какой-то.
  Все уходят от него и не слушают.
  Может это быть связано с феями? Ну, прокляли его или что-то такого? Может он тоже сноходец, только не понимает этого? Думаю, его стоит отвести к Неспящим.
  - Почему мир против меня? - спросил он, облокотившись и закинув руки за спинку. Крис поднял голову к небу и стал смотреть на листья над головой. - За что мир так со мной?
  - Сегодня я спрашиваю у мира тоже самое, - вздохнул я и, откинувшись на спинке скамейке посмотрел наверх. - Этот город какой-то...
  'Не облокачивайся!'
  Резко дергаюсь вперед!
  Я быстро подрываюсь на ноги и оборачиваюсь!
  Из спинки скамейки вырываются два острых кривых шипа!
  - Что за?! - сказал я отскочив.
  - А? Что-то не так? - непонимающе произнес Крис, смотря на меня. - Что с тобой?
  - Это что?! - указал я на шипы пробившие спинку скамейки. - И что э...
  Только сейчас я заметил, что эти шипы шли из... чего-то, что находится за скамейкой... а оно само идет от... Криса...
  
  
  
  
  Глава 12. Одержимый.
  
  - Что за черт? - только и мог я сказать видя это... Видя жуткого вида отросток, который торчит их руки Криса.
  - А? Что-то случилось? - говорил он, так будто ничего не видит.
  - Что это такое?! - указываю на отросток.
  - Где? - хлопает он, глазами поднимаясь.
  Теперь я вижу, что это его рука. Она удлинилась, кожа стала какой-то синюшной, а пальцы заканчивались длинными прямыми когтями. Мужчина встал и смотрел на меня с искреннем непониманием.
  - Ты не хочешь со мной говорить? - с болью в голосе спросил он.
  - Да какого...
  - Не пытайся говорить с ним, - за моей спиной появляется Болтушка. - Он Одержимый.
  - Что?
  - Он одержим темным духом, - отвечает она. - Тот, кто перед тобой давно мертв, а его тело заняла тварь из мира Снов.
  - Так и такое есть?!
  С Крисом продолжили происходить странные метаморфозы. Его тело начало деформироваться, искажаться, раздуваться, словно пластилин или глина в руках неумелого мастера, его форма постепенно приобретала какой-то безумный вид. Одна рука стал огромной, накачанной и мощной, вместе с плечом и частью спины, из-за чего свисла до земли, и он опирался на нее, вторая же была короткой и тощей, ноги укоротились, а сам торс стал шире, разорвав собой одежду...
  Но самые ужасные метаморфозы произошли с лицом... у него... было мое лицо... Мое, искривленное в какой-то мерзкой гримасе, с порванным ртом, заставшим в широкой сумасшедшей улыбке, заполненным острыми кривыми зубами.
  Его вид вызывал ужас...
  - Э-э-э-э-э, - простонало существо. - Сноходец... как же ты сладко пахнешь... - произнесло оно жутким вибрирующим голосом. - Совсем не так как его подружка и те, кого я успел сожрать...
  Успел? То есть все те люди, о которых он говорил не уходили а...
  От этого меня начало тошнить. Сама мысль, что передо мной... чудовище, что жрет людей... пугала и... Я просто не понимал, что мне вообще думать и делать. По уму нужно бежать, но... ноги плохо слушаются.
  - Твой запах такой сладкий, - улыбнулась тварь, обнажая кривые острые зубы. - Ты пахнешь так вкусно и притягательно! - он облизнул губы. - Иди ко мне!
  Он бросается на меня и пытается поймать своей огромной ручищей.
  Поддавшись страху, я спасся от его захвата и отскочив, а затем попытался бежать.
  - Ложись! - кричит Болтушка.
  Быстро падаю на землю, и надо мной пролетает эта жуткая туша, едва не снеся меня своей массой! Он тут же изворачивается и, остановив полет, разворачивается на меня.
  Черт, бежать бесполезно! Догонит!
  Подскакиваю и отпрыгиваю.
  Пригибаюсь, пропуская ручищу над головой.
  Резко в сторону, спасаюсь от выросшей из тела когтистой щупальце.
  - Гра-а-а! - вопит чудовище, и пытается меня схватить, но из-за громоздких размеров и некоторой неуклюжести, я пока не попался в захват этой мерзости.
  Удар! Удар! Удар!
  Это нападает, машет своими руками и пытается схватить, но я пока держусь.
  Вот монстр открывается, и я пытаюсь ударить, но мой кулак, словно в бетонную стену уперся, и я себе чуть пальцы не сломал.
  Бежать! Нужно бежать, но мы на открытой поляне, вокруг нет деревьев, а по прямой он одним прыжком меня нагонит, потому отступать просто не куда.
  - Вкусный! Вкусный! Вкусный! Иди ко мне! - кричит монстр и смеется над моим страхом.
  Неожиданно я обо что-то зацепляюсь ногой и на секунду теряю равновесие, и в следующий миг огромная ручища врезается в мое тело!
  - Уа-а-агх! - вскрикнул я, отлетев на несколько метров и пропахав по траве еще несколько. От удара в глазах все потемнело и стало трудно дышать.
  - Вра-а-а-а! - вопит надо мной.
  Перекатываюсь в сторону и спасаюсь от приземления этой туши, которая могла меня просто размозжить по земле.
  Пытаюсь встать, но монстр добирается до меня раньше!
  Удар!
  Чисто на инстинкте закрываю голову руками, а затем огромная ручища врезается в меня и... ничего не происходит...
  В следующий миг я ощутил, как странная дрожь прокатилась по всему телу и заставила меня поежиться.
  Открываю глаза и вижу удивленную морду этого ублюдка, который с непониманием смотрит на собственный кулак. Удар, который должен был бы мне позвоночник переломать,... ничего не сделал.
  - Ра-а-а! - завопил он и бьет снова, но я уже принимать его не собираюсь и пытаюсь отскочить... и отлетаю на три метра назад, словно на батуте!
  - Уах! - упал я на спину.
  Тварь налетает сверху, и я уже не успеваю уклониться и пытаюсь, оттолкнул ногами, уже не надеясь на успех.
  И при столкновении моих ног с мордой монстра того самого отшвыривает назад от меня и он влетает в лавочку ломая ее своей спиной.
  - Какого...?! - только и сказал я не понимая, что происходит.
  Монстр поднимается и зажимает сломанный нос, из которого от удара идет кровь, а также вправляет свою маленькую руку, что переломалась от падения. Я же пытаюсь отдышаться и вообще понять, что сейчас произошло.
  - БЕСИШЬ! - завизжало чудовище. Из его тела начали вырастать длинные и острые шипы черного цвета. Они вылезали по всей поверхности тела и покрывали кожу от огромных почти рогов, до маленьких и тонких. - ДАВАЙ ОБНИМЕМСЯ! ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!!
  Тварь с моим же лицом, безумно хохоча, несется на меня на полной скорости, словно огромный разъяренный бык, который желает снести неугодное препятствие, со своего пути разгоняясь все быстрее и быстрее.
  Поднимаюсь, но странное наполнение силой, которое у меня только что было резко сменяется слабостью и ноги подкашивает. Я падаю на колени и не в силах двинуться только и могу смотреть, как смерть несется на меня и вот-вот уничтожит.
  Закрываюсь руками и зажмуриваю от страха глаза, уже даже не пытаясь увернуться, так как сил просто нет.
  - 'Это мое наказание?' - промелькнула мысль в голове.
  БАХ!
  Грохот раздается рядом со мной, и в меня летит трава, и куски земли, отбрасывая на спину.
  - Кха-а-а-а... - слышится чей-то хрип.
  Открываю глаза и у меня чуть сердце не останавливается, когда эта скаженная, мерзкая рожа зависает прямо перед моим лицом... Оно смотрит на меня, прямо в глазах, пытается дотянуться кривыми и острыми зубами, а затем... падает на землю...
  Я же... просто сижу и с шоком смотрю на чудовище,... что просто рухнуло передо мной...
  Умерло... с арбалетным болтом в затылке...
  
  
  
  
  Глава 13. Вопросы без ответов.
  
  Выйдя из машины, Тед прошел мимо своих подчиненных, что перекрыли периметр и собирали улики по всему парку. Прошел мимо группы из их медицинского отдела, что упаковывали огромное тело в черные пакеты, а также парочки телепатов из третьего отдела, что стирали память случайным свидетелям.
  Он остановился у сломанной лавочки и посмотрел на своего сотрудника.
  Семюэль Ву, невысокий мужчина азиатской внешности с короткими черными волосами стоял в стороне и записывал что-то в свой блокнот. Американец китайского происхождения равнодушно смотрел в свою записную книжку и активно работал карандашом, записывая что-то. Некоторые люди уже давно бы обзавелись планшетами и прочими гаджетами, но этот предпочитал все делать по старинке и современную технику не особо любил.
  - Как тут дела, Сэм? - спросил Брукс закуривая.
  - Крис Смиттен, - он протянул ему фотографию молодого парня обнимающего какую-то темнокожую девушку. - Настоящий Крис погиб три дня назад, был убит доппелем, а его тело темный использовал как оболочку. За эти дни он успел, съест семь человек: девушку Криса, его родителей, босса и трех прохожих в парке.
  - Чертовы доппельгангеры, - поморщился офицер. - Сколько не вырезай, постоянно лезут.
  - Они почти животные и голод унять не могут, - пожал плечами Ву. - Этот, по крайней мере, в ближайшее время точно никому не навредит. Оболочка мертва, сам он изгнан в Сон и пройдут месяцы пока восстановиться.
  - В том и беда, - вздохнул глава центрального отдела. - Сколько не изгоняй и убивай, все равно ведь умереть окончательно не могут, а лишь временно ослабнуть. Развоплощение еще как-то помогает, да и то временно, пока они снова не сформируются.
  Оба полицейских замолчали, понимая тяжесть их работы.
  Темные всегда лезут, всегда тянутся в реальность, а возможностей их окончательно убить просто нет, лишь сдержать, отогнать и развеять, но они возвращаются, рано или поздно возвращаются. Именно поэтому Неспящие всегда и нужны. Именно поэтому отдел Социального Контроля продолжает свою работу.
  Эта печальная мысль, но именно с таким они живут каждый день.
  - Как парнишка? - спросил он, решив сменить тему.
  Сэм повернул голову и указал на парня, что сидел в отдалении и большими глотками пил воду, которую ему дала сотрудница, что снимала показания и помогала прийти в себя. За его спиной то и дело мелькала призрачная фигурка его феи, что обнимала его за шею и вроде тоже пыталась помочь.
  Да, первая встреча с темной феей всегда страшная, всегда пугает и никогда не забывается. Он до сих пор помнил, как его едва оборотень не порвал. Если бы не своевременная помощь, так бы и погиб в том переулке.
  - Ну, штаны он не испачкал, что уже неплохо, - хмыкнул Ву. - Хотя может просто не ел еще. Ну, а так, в шоке, но держится и в истерику не впадает.
  - Хорошо, - кивнул он.
  - Вот, - подчиненный незаметно протянул ему небольшой предмет в прозрачном пакете. - Это был он...
  Предметом оказался арбалетный болт.
  День сегодня явно обещал быть не лучшим.
  Сначала этот засранец не пришел на встречу, а затем Ник связывается с ним и сообщает о трупе в парке. Все надежды на хоть один спокойный денек и попытку выпить свой кофе рухнули в пустоту. Даже жалко, что Надесико так старалась над капучино, но в итоге пришлось оставить его остывать на столе.
  - Я с этим разберусь, - кивнул Брукс.
  - И еще кое-что, - нахмурился китаец, смотря на бедолагу Ника. - Его фея... я... кажется, где-то ее видел...
  - О нет... Хочешь сказать что... - нахмурился Тед, осознавая всю степень проблемы.
  - Похоже, что так.
  - Это плохо, - покачал головой глава отдела Неспящих. - Но разбираться будем потом.
  А пока нужно поговорить с Ником, ему сейчас явно нужна моральная поддержка...
  
  ***
  
  Несмотря на то, что тело давно уже убрали с полянки, я все еще не переставал смотреть туда и никак не мог поверить в реальность происходящего.
  Еще вчера я был обычным парнем и слабо верил в какую-то сверхъестественную чушь, а сейчас за два дня я дважды успел подвергнуться смертельной опасности.
  Не то чтобы я никогда не подвергался какому-то риску. У меня бывали случаи.
  Когда перед тобой толпа голодных бешеных собак, тебе страшно, но это просто собаки и если успеть схватить трубу у мусорки, то вполне можно отбиться. Или когда на тебя направляет ржавый "Макаров" какой-то наркоман, это страшно, это реально страшно, но ты понимаешь, что перед тобой просто человек и если действовать осторожно, то все может обойтись.
  Но сегодня я встретил то, что можно назвать лишь одним словом - чудовище.
  Оно напало на меня не из-за больной головы или тупого инстинкта, оно не желало мне вреда по каким-то объективным причинам, а просто желало меня съесть. Это было чисто злое существо, которое хотело меня убить, просто потому что ему так хотелось, и оно получало от процесса удовольствие.
  То есть, я знаю, что есть такие люди, но это именно больные люди, маньяки у которых кое-что с головой не в порядке, тут же будто сама природа создала подобное исключительно для этого.
  И вот это пугает меня. Это чертовски пугает.
  Мое единственное желание сейчас уехать домой, ну или спрятаться где-нибудь подальше и не вылезать никогда, опасаясь повторной встречи с чем-то подобным.
  = "Ну-ну-ну, Ники, не нужно так волноваться... - шептала Болтушка у меня в голове. Она не особо хотела показываться окружающим людям и предпочитала быть невидимой или в моей голове, чем висеть на плечах. Лишь изредка показывалась, чтобы что-то умыкнуть или поглазеть на какую-то штуку. - Ты к этому привыкнешь..."
  Мне хотелось сейчас высказать парочку вещей, что я не хочу к такому привыкать, а желаю обычной жизни без опасностей и угрозы сойти с ума, но все же сдержался.
  Когда эта тварь сдохла, я минут пять еще просто отходил от шока. Не каждый день на меня нападают монстры, и что делать дальше я тупо не знал. Благо хоть, Болтушка напомнила о телефоне офицера Брукса, с кем я тут же связался и сообщил о том, что произошло. Тот выслушал и велел никуда не уходить, а затем в течение десяти минут сюда прибыла полиция, оцепила территорию и начала собирать улики.
  Меня вот посадили подальше, дали воды и рядом сидит какая-то смуглокожая улыбчивая девушка. Она меня выслушала, задала несколько вопросов и все записала, а затем просто сидела рядом, явно пытаясь меня успокоить, ну или просто компанию составить. По крайней мере, она тактичнее, чем Приставала, что чуть было, не ржала над происходящим и моим положением.
  Сейчас же все мои мысли были о другом, а именно о... арбалетном болте, что убил то чудовище. Болт я узнал, это был тот самый который, чуть мне в глаз не влетел. Уж на те я насмотрелся и подозреваемый тут был только один.
  - "Почему он спас меня? - спрашивал я себя. - Сначала пытался убить, а теперь вот помог.... Какого черта происходит?!"
  Действительно очень странно.
  Кто это был?
  Почему он вообще напал?
  Это явно был не какой-то бандит или маньяк, а учитывая произошедшее, то он явно в курсе о всей мистической фигне, что творится вокруг.
  Не понимаю. Просто не понимаю логику этого человека. Убить пытался, а теперь спасает, но найти его я так и не сумел.
  Нужно больше узнать про него.
  Я не мог точно разглядеть его в том полумраке, но четко помню светлые волосы и круглые очки, но это все что я могу конкретное вспомнить. Слишком расплывчатые детали, чтобы такого человека найти.
  Офицер Брукс прибыл, и некоторое время о чем-то говорил с другим полицейским, при этом пару раз они взглянули на меня. Ему передали орудие убийства, которое он тут же убрал в карман своего пальто.
  = "А ему не жарко в такой одежде?" - хмыкнула Болтушка и заставила и меня подумать о том, какого это ходить в такую жару в этом пальто. Он сейчас напоминал мне какого-то детектива из нуарных фильмов.
  Как говориться - "стиль - это все".
  - Привет, Ник, - улыбнулся мне полицейский, затем посмотрел на девушку рядом со мной. - Спасибо за работу, Фатима.
  Девица кивнула и, улыбнувшись, ушла к остальным, а мы остались вдвоем, ну почти, не считая фей. Мужчина стоял и курил, несколько секунд молча о чем-то думая, а я ждал его слов.
  - Как тебе первая встреча с темным? - спросил он.
  - Второй я бы не хотел, - ответил я, опустив голову.
  - Ничего обещать не могу, но для того мы, Неспящие, и есть, - пожал Брукс плечами. - Темных всегда тянет в реальный мир и к живым.
  - И что теперь?
  - Ничего. Сейчас уже ничего делать не будем. Ладно, вставать, - махнул он рукой. - Нужно в участке твои показания взять и дождаться проверок. Дальше дело бюрократии и правил, так что не обессудь.
  - Ничего, я знаю, - киваю ему. Слишком хорошо знаю...
  Поднявшись, я двинулся следом за полицейским к его машине. Шли мы молча. Мою голову занимали разные мысли, которые никак не хотели утихать. Слишком много для одного дня и ведь не факт, что подобное не повторится.
  - А и еще, - подал голос офицер, - не упоминай во время дачи показаний арбалетный болт.
  - М?
  От его слов я даже застыл.
  - Не важно, пойдем.
  Вопросов у меня стало еще больше...
  
  
  
  
  Глава 14. Утомительное ожидание.
  
  - М-м-м-м-м...М-м-м-м-м... - мурлыкал я мелодию лежа на диванчике и пялясь в потолок. Поток тут красивый, чистый, без паутины или трещин. Видно не экономили на строительстве, и вообще качество всего управления Неспящих может дать фору многим местам, где я бывал. Нет, роскоши тут не было в принципе, но приятные тона стен, грамотно расставленные вазы с цветами и редкие картины с пейзажами на стенах создавали пусть не уютную атмосферу, но место, в котором не трудно находится.
  Поскольку тут в основном занимаются делами духов и сноходцев, то преступников тут никто из камеры в камеру не таскает. Почему? Пока не сказали, да и некогда мне было спрашивать, ну и некого. Я тут как бы в камере один.
  И нет, это не одиночная камера заключения, а допросная, где меня поместили, пока разбираются с делами.
  С меня сняли все показания, затем накормили и даже чайку вкусного принесли, но пока отпустить не могли, вот и приходится мне лежать тут и скучать. Хотелось бы вообще-то получить ту самую вводную лекцию, которая вроде как должна быть для каждого сноходца, но все сейчас так заняты, что многим просто не до меня.
  К тому же...
  - "А хочу ли я что-то слышать от него?" - задал я себе вопрос.
  Слова Брукса о том, чтобы я молчал про арбалетный болт, выглядят слишком подозрительно.
  - "Он знает что-то? Он знает того кто напал на меня? Почему он покрывает его?"
  Вопросы в моей голове все росли и росли, никак не желая уходить, и теперь я не был уверен, что хочу и дальше разговаривать со столь подозрительными личностями.
  Вообще, если задуматься, то вчера я был так шокирован и взволнован, что не сумел адекватно воспринять ситуацию и как следует подумать. Но сейчас, здесь, просто лежа и размышляя в тишине, я стал подмечать странные детали, на которые раньше внимание не обращал.
  Например, а как офицер Брукс вообще обо мне узнал?
  То есть, тот коп, который давил на меня, посчитал, что я из какой-то банды хулиганов-вандалов, которые громят округу, и на его месте я бы точно так же подумал, найдя какой-то парня без сознания посреди разрухи. Потому не ясно чем я мог так привлечь Неспящих и проявиться, чтобы меня нашли.
  Как-то слишком быстро и просто все выходит.
  Потом он рассказал мне какие-то вещи, но что из этого, правда, а что нет, мне не понятно. Приставала сама ничего не знает, а кроме слов Брукса у меня других данных нет. Мне как бы, не у кого спрашивать, да и не факт что информация будет достоверной.
  Короче, все очень подозрительно и я не уверен, хочу ли оставаться здесь еще дольше.
  - Эй, Ники... - вновь подала страдающий голос Болтушка. - Мы еще долго тут...?
  - От того что ты каждые пять минут спрашиваешь об этом, раньше мы не уйдем, - со вздохом отвечаю ей. - Мы застряли, а отпустят, когда отпустят, не раньше.
  Часы с телефоном и кошельком у меня забрали, потому сказать точно, сколько сейчас времени я не могу, но по ощущениям уже вечер и скоро будет ночь. Надеюсь, до отбоя в общежитии успею, а то ведь могут не пустить. Хотя, пустить-то пустят, но будет выговор точно.
  - Ну чего они так долго? - стонала она. Показалась и развалилась на полу, перекатываясь с одного бока на другой. Похоже, для такой как она, скука реально мучительна.
   - Они взяли у меня показания, затем все это нужно проверить, заполнить кучу документов, все это может занять довольно много времени. Хотя иногда, полицейские специально подольше держат человека, по своим причинам... - ответил я.
  - О, а ты, похоже, кое-что знаешь о них, - хмыкнула она.
  - Да... был опыт...
  Больше я ничего не говорил, продолжая пялиться в потолок.
  К счастью, Болтушка не стала ничего спрашивать, исчезла, а я остался в тишине, продолжая свою созерцательную деятельность.
  Думал я еще над одной вещью, которая никак не давала мне покоя.
  - Что это было тогда?
  В момент удара, когда я уже думал, что мне все кости переломает, случилось нечто странное. То столкновение будто пропало, через меня прошла странная волна и внутри, будто огонь загорелся, который пульсировал и растекался по всему телу. Это было так быстро, что я даже не понял, но сейчас вспоминая, я осознаю, что тогда было. И затем я так сильно сумел оттолкнуть эту тварь...
  И спросить некого...
  Нет, есть, но... не уверен, что хочу.
  Болтушка ничего не знает, опять...
  Неожиданно, дверь в мою камеру начала открываться.
  Я поднялся и посмотрел на человека, вошедшего ко мне.
  - Kombanwa(1), - послышался девичий голосок.
  В камеру вошла миловидная невысокая худенькая девушка, одетая в деловой костюм, с черными волосами, подстриженными под каре, милым личиком, которое она будто пыталась скрыть за челкой и большими очками. Японка посмотрела на меня и слегка неуверенно улыбнулась.
  - А э, приветствую, меня зовут Ямада Надэсико, - представилась она, вежливо поклонившись.
  - Hajimemashite, Yamada-san. Boku wa Temnih Nikolai, desu. Yoroshiku onegai shimasu(2), - отвечаю ей.
  Девушка сначала удивленно посмотрела на меня, а затем очень мило улыбнулась.
  - Yoroshiku! Kochirakoso(3), - сказала она, слегка краснея. - Не часто иностранцы изучают японский.
  - Моя мама учительница английского в школе, да и кружки испанского и французского ведет, от нее и нахватался, а японский я недавно начал изучать. Потому на факультет иностранных языков и поступил, - пожимая плечами.
  - Ясно, - кивнула Ямада-сан. - Тем... Темни...
  - Можно просто Ник, - решил я не мучать девушку произношением моей фамилии. Даже у нас не все правильно ударения расставляют или произносят, потому истязать иностранку я не хочу, а то это можно будет приравнять к особо жестокой пытке.
  - Спасибо, Ник-сан(4), - снова улыбнулась она, а затем снова стеснительно отвела взгляд. - Кхм, прошу прощения. Я тут секретарь и меня послали за тобой.
  - Что-то случилось? - заволновался я.
  - Нет, все в порядке, - махнула она рукой. - Я просто пришла сообщить, что ты свободен, да и извиниться за то, что задержали. У нас тут небольшие заморочки произошли, вот и некому было тебя домой отпустить.
  - Хм, а где офицер Брукс?
  - Шеф сейчас занят делом доппельгангера, - ответила она. - У нас улика одна пропала, вот он и занимается ее поиском, потому и не сумел прийти и помочь. Видать у нас гремлины завелись...
  - Это те, которые все ломают и вредят окружающим? - спросил я, вспоминая одноименный фильм.
  - Да, гремлины просто мелкие вредители, которые могут доставить немало проблем, - покачала Ямада-сан головой. - Их особо много водится в центральном общежитии вашего университета. Сколько не вытравляли их оттуда, они постоянно возвращаются, белье воруют, водопровод портят и по-всякому досаждают.
  - Тяжко вам приходится, - хмыкнул я.
  - Ну, я всего лишь секретарь, а не оперативник. Вот сестра моя порой работает, если необходимо, но шеф так ценит нас в качестве секретарей, что очень редко соглашается отпускать ее куда-то. Ведь кроме нас тут некому разбираться с кучей бухгалтерии начальника отдела. Так что наличие гремлинов нас волнует весьма сильно.
  - Понятно. Надеюсь, все будет хорошо.
  - Хорошо будет, в любом случает. У нас главное чтобы это были именно гремлины, а не кремлины, - тяжко вздохнула она.
  - А кто такие кремлины(5)?
  - Это русские гремлины, - с кислым лицом ответила она. - Это почти тоже самое, только разумнее, ведут себя как стереотипичные русские, да и еще права качают, и своим паршивым акцентом могут убить любого парламентера. Черт бы побрал Дисней и его мультфильмы...
  Я даже как-то не ожидал, что тут все так страшно.
  Перспектива попасть в окружение клюквенных русских в представлении американцев выглядит жутко. Но мысль об этом меня даже слегка рассмешила.
  Если в этом мире и правда мысль может материализоваться, то воплотиться, по сути, может совершенно любой бред.
  - Ладно, прошу за мной, - сказала она.
  Я двинулся за ней, так как дольше оставаться здесь мне просто не хотелось. Мы прошли по длинному коридору, по которому туда-сюда носились люди, с кучей документов в руках или какими-то коробками.
  - Ваше имя... на редкость подходит к фамилии, не так ли, Ямада-сан(6), - хмыкнул я.
  - Можно просто Надэсико, - вздохнула она. - Меня в школе постоянно дразнили этим.
  - Соболезную, Надэсико-сан.
  Надэсико на мой скромный взгляд вполне приятная девушка, пусть на конкурс красоты я бы ее не отправил, но давать ей такое имя как "идеальная женщина" - это как минимум спровоцировать детей на дразнилки. У моего знакомого была фамилия Кузьмин, так даже его многие "Кузей" звали, в честь того домовенка.
  Мы дошли до ее рабочего стола, где мне пришлось подписать пару документов, мне вернули телефон и кошелек, а затем отпустили домой. Девушка извинилась, что сегодня моя обязательная лекция отменилась, и сказал прийти завтра опять же к трем, где меня уже будут ждать.
  Попрощавшись с ней, я двинулся домой.
  Часы показывали начало девятого, а небо над городом уже потемнело, и фонарные столбы осветили улицы и дороги. Слабоватый прохладный морской воздух наполнил легкие приятной свежестью и остудил слегка горящие в голове мысли.
  Тот страх и эмоции что я испытал днем покинули меня, сменившись тоской и равнодушием, и даже мои обиды и подозрения отошли на второй план. Сейчас я просто хотел добраться до дома и лечь спать, чтобы забыть все произошедшее как страшный сон. Как бы я хотел отмотать время назад и отказаться от этой поездки, но такое просто невозможно.
  Хотя черт его знает, мы сейчас рядом с магией сидим.
  Я неспешно брел к остановке и, включив городское приложение в телефоне, пытался узнать на какой транспорт мне садиться, чтобы доехать до общежития и пока оно загружалось, я впадал во все большее уныние.
  - Куда идем? - спросила Болтушка, повиснув на моих плечах.
  - Домой, - вздохнул я. - Мне нужно поспать.
  - М-м-м-м-м... - хмыкнула она. - Слушай, а куда вот эту штуку девать?
  - А?
  Я повернул к ней голову и посмотрел на подставленную руку, в которой... был окровавленный полиэтиленовый пакет с арбалетным болтом.
  - Какого х...?! - застыл я, смотря на это. - Откуда это у тебя?!
  - Да я еще в машине у этого Курящего типа стырила, - гордо заявила она, задрав носик. - Мне было интересно, что он там прятал и пока его фея отвлеклась за дым и кайфовала, я стянула эту вещицу.
  - Ты идиотка! - зарычал я. - Ты украла вещь док! Да нас за это надвое суток могут в камеру упечь! Это из-за тебя нас продержали в участке так долго!
  - Че-е-е-е-е?! - офигела она. - Я не знала о таком!
  - Воровать не надо было! Черт! - бесился я. Отнял пакет и развернулся, намереваясь вернуться. Если быстро отдать, то может и прокатит, никакого наказания не получим.
  Вот блин, повезло с соседом.
  Это явно только начало всех моих неприятностей, которые она мне принесет. Как бы реально в тюрьму не загреметь с таким "помощником".
  
  - А и еще, - подал голос офицер, - не упоминай во время дачи показаний арбалетный болт.
  
  Слова Брукса всплыли в голове и это меня остановило...
  Он хотел скрыть болт и велел мне молчать...
  Посмотрев на улику, я стал размышлять над всем произошедшим.
  Это просто арбалетный болт, небольшой, где-то сантиметров двадцать с пластиковым оперением и заострённым металлическим наконечником. Видно, раньше это был какой-то спортивный с затупленным острием, но его переделали напильником или скорее на станке. Слишком аккуратно сделано.
  Повертев этот предмет в руках, в мою голову закрылась одна необычная мыслишка, которая с каждой секундой вытесняла панику и страх, и все сильнее казалась привлекательной. Раз не хотят говорить мне прямо, то я сам узнаю.
  - У нас, кажется, есть пес-должник, - вспомнил я. - А хозяина этой вещицы он найти сможет?
  Пару секунд Болтушка смотрела на меня, а затем поняла, что я имею в виду.
  Она широко улыбнулась, обнажив белоснежные заостренные зубки и зловеще захихикала:
  - Пойдем, спросим...
  
  
  1.Kombanwa - "Добрый вечер".
  2.Hajimemashite, Yamada-san. . Boku wa Temnih Nikolai, desu. Yoroshiku onegai shimasu. - Приятно познакомиться, Надесико-сан. Я - Темных Николай. Прошу любить и жаловать. (Последнее добавляется при знакомстве и буквально переводится как - "Я надеюсь, что у нас с вами сложатся хорошие отношения".)
  3.Kochirakoso - Мне тоже приятно познакомиться.
  4.Сан - японский именной суффикс, добавляемый в конце имени. Сан - это вежливое, или деловое обращение, аналог нашего "на Вы". Есть еще много их видов, но полный разбор мы делать не будем, т.к. слабо относится к тексту. Если хотите, гуглите.
  5.Кремлины - Шуточное название гремлинов из диснеевского мультфильма "Русская рапсодия" (Russian Rhapsody), по сути это как произносится Кремль по-английски, но в контексте мультфильма скорее относилось именно как Кремлевские Гремлины.
  6.Ямада Надесико - созвучно с "Ямато Надэсико" - "японская гвоздика", оно же Ямато-надэсико, идиоматическое выражение означающее - "Идеальная японская женщина".
  
  
  
  Глава 15. Встреча.
  
  Найти Кадэхо оказалось несложно, но затратно по времени. Как он и сказал, я нашел темный переулок, где я и произнес нужную фразу, но никакого эффекта от произношения не было. Поначалу, подумал, что ничего не получилось, в течение получаса знакомое зверье само нашло меня.
  - Быстро ты решил ко мне обратиться, парниша, - послышалось из тени, и на свет фонаря вышел доберман. - Чего звал?
  - Ты мне услугу обещал, - напомнил я. - И мне нужно кое-кого найти.
  - О-о-о-о-о, не думал, что так рано, - хмыкнул собакен. - Но я свое слово держу и готов помочь.
  - Мне нужно найти хозяина этого болта, - протягиваю ему вытащенный из пакета предмет. - Не кровь или остатки мозгов, а именно того кто его выпустил.
  - Фе-е-е-е, ну и гадость, - скривился пес. - Ладно, дай принюхаться.
  Кадэхо начал старательно обнюхивать вещицу и где-то минуту что-то бормотал себе под нос.
  - Хм-м-м-м... знакомый за... - доберман резко прервался, и его глаза округлились. - Ох, черт побери! - он вздрогнул. - Это он!
  - Ну!
  - Эм-м-м-м... а тебе точно нужен именно этот тип? - с надеждой в голосе спрашивает собака. - Может, кого-то другого поискать?
  - Ты знаешь его?
  - Ну-у-у-у не совсем... - начал он явно юлить. - Понимаешь, все... очень сложно... и...
  - Говорить быстро и четко! - повысил я голос, от чего пес подскочил. - У меня дерьмовое настроение, потому я не намерен тут с тобой время терять!
  - Ладно-ладно-ладно! - сдался Кадэхо. - Я знаком с ним! Но связываться с этим типом мне не охота, так как у него совсем нет чувства юмора, и он пообещал пустить меня на закуски в корейском ресторане, если поймает. Потому мне лучше держаться от него подальше и вообще...
  - Ты отведешь меня к нему, - не стал я поддаваться на его печальную ситуацию. - Ты сам сказал, что должен мне, потому изволь слово свое держать, раз уж ты 'честный предприниматель'.
  Пёс скис, понимая, что никуда он не денется, и помогать мне ему придется.
  Пусть от Болтушки мало пользы, но один полезный совет она дать мне смогла, а именно то, что если фея дает слово, то нарушить его она не может, если не оставила себе лазейки для двойного трактования. А раз Кадэхо ничего уточняющего не сказал в своем обещании, то я имею право требовать с него все что захочу, и он не имеет права мне отказывать. Ведь на кону не репутация, а тупо его сущность.
  У фей есть свои правила и законы, которым они следуют, часто они индивидуальны для каждого, в рамках этих ограничениях - свободны, но при попытке нарушения собственных правил, они получают откат и могут, или погибнуть, или серьезно ослабнуть.
  - Хорошо, - вздохнул доберман. - Но я отведу только до того места где он сейчас. Сам потом будешь с ним общаться.
  - А больше мне и не нужно, - согласился я.
  - Только не говори, кто тебя к нему привел.
  - Я не крыса, своих не сдаю, - фыркнул я. - Пошли уже.
  Кадэхо быстро взял след и повел меня в сторону южного района. Шли мы долго, где-то час и двигались в сторону к краю города. Высокие здания и многоэтажки постепенно заканчивались и начали сменяться более низкими домами и кучей строек, где новое жилье еще делали. Как сказал мой поводырь, город постепенно расширяется, вот на окраинах часто и строят что-то новое.
  Тут в отличие от центрального района или середины южного народа стало меньше, машины встречались реже, да и тишина становилась все сильнее. Свет от фонарных столбов еще был везде, но мне все больше казалось, что зря я решился на эту авантюру.
  Стоило завтра отправляться на поиски, а не сейчас, но было уже поздно отступать и лишь винить себя, что поддался сиюминутному порыву.
  К тому же поздновато уже поворачивать назад. Я уже опоздал в общежитие, а потому как-то пофиг приду я туда в полночь или в два ночи.
  Вскоре пёс остановился перед очередной стройкой окруженной высоким забором. Похоже, тут делают какую-то пятиэтажку или просто невысокое здание, уже несколько этажей готово, но не везде есть стены. Здание было неплохо освещено, но лишь потому, что рядом стоял супермаркет, над которым возвышались большие электронные часы, показывающие что сейчас - 23:17.
  - Он здесь и точно все еще там, - сказал Кадэхо. - Дальше уж без меня, парниша. Удачи.
  - Спасибо, - киваю ему.
  - Смотри не помри.
  - Очередное предсказание? - поморщился я.
  - Я бы тебе его дал, но ты, похоже, сам лезешь в неприятности, и они тебя точно ждут, потому даже напрягаться не буду, - фыркнул доберман. - Смотри, чтобы он тебе голову не открутил.
  Собака убежала, а я лишь вздохнул.
  Все так плохо, что я даже предсказания очередной смерти не получу.
  Блин, только днем встретился с одной опасностью, а теперь сам же лезу в другую. У меня с головой точно что-то не так.
  Ладно, хватит сомневаться, пришла пора поговорить.
  Надо бы найти способ пробраться на стройку и поискать этого типа, иначе мы так можем никогда и не поболтать, а откладывать это мне уже поздно. Не знаю что там затеял офицер Брукс, но если сегодня я ответов не получу, то неизвестно что будет завтра.
  Я стал обходить забор, как неожиданно услышал чьи-то голоса.
  - Это тут, - послышалось позади. - Пошли, братки.
  Обернувшись, я увидел группу людей движущихся в мою сторону.
  Поскольку в данный момент я стоял в тени меня еще не заметили, потому я быстро запрыгнул за ближайший куст и остался незамеченным.
  Недалеко от меня остановилась компания парней, примерно моего возраста или старше, национальности разные, судя по речам не особо интеллектуальные и слегка поддатые, но рассмотреть точнее не получалось, так как они тоже стояли в тени.
  Зато я увидел, как они отодвинули часть забора и легко прошли внутрь стройки.
  Не знаю кто они такие и что им нужно, но возможно это как-то связано с тем типом.
  Решив проследить за ними, я аккуратно двинулся следом за этой компанией на стройку. Может это просто группа молодежи, которая пришла просто потусить, но на такие гулянки обычно с собой алкоголь берут, а не битвы с кастетами и цепями. Возможно тут у них с кем-то стрелка, но раз уж здесь находится тот, кого я ищу, мне стоит проследить за ними.
  Шумная компания вошла в строящееся здание и стали подниматься по ступенькам.
  Вскоре они добрались до последнего этажа, где стены еще не построили, и место представляло собой просторную площадку с колоннами, поддерживающими потолок. Свет тут, как ни странно был, отчасти он шел снаружи от больших электронных часов, на которых было уже - 23:26. Также по углам были поставлены фонари, что освещали центральную часть помещения, но довольно тускло.
  Ребята двинулись вперед и там их уже кто-то ждал...
  В полумраке стоял какой-то человек, одетый в синюю ветровку поверх свободной футболки, в джинсах и кедах, я не мог разглядеть его лица, то светлые волосы и круглые очки были точно мне знакомы.
  Он прислонился к стене спиной, и мурлыкал какую-то мелодию, посматривая на экран своего телефона.
  - Долго идешь, - произнес он. Его голос, я сразу же узнал. Это точно он, только не такой искаженный, как раньше, но его я точно узнаю. Меня привели в нужное место!
  От группы людей отделился самый большой тип, которым оказался довольно упитанный негр, одетый в зеленый спортивный костюм и с восьмиуголкой на голове, а на ногах носил мокасины.
  - 'Черт, он одевается как мой знакомый', - хмыкнул я, вспоминая моду некоторых гопников из моего родного городка. Там порой встречалась какая-то мода типа 'стильный гопник', где все эти элементы еще и стразами украшались.
  Меж тем чернокожий тип на вид лет двадцати пяти вразвалочку подошел к нему, а за его спиной двигались остальные.
  - Ты кто такой и зачем позвал меня? - фыркнул натуральный бугай.
  Тот, кто напал на меня, отлип от стены и вышел на свет.
  - 'Какого...?' - чуть вслух не сказал я, когда рассмотрел его.
  Честно говоря, не так я его представлял.
  Тот, кто напал на меня, оказался невысоким, худым или точнее стройным парнем с довольно смазливой внешностью. Я даже сначала его за девушку принял, но нет, вроде это действительно парень. Стоит уверенно, походка очень тихая, его шагов я практически не слышал и он будто пружинил, словно готов в любой момент подпрыгнуть на пару метров и влепить с вертухи.
  Лицо и правда девчачье, на вид я бы дал ему лет шестнадцать или около того, хотя мне издали не совсем хорошо видно. Глаза его я тоже не видел из-за постоянных бликов, которые ловили его круглые очки-велосипеды, как у какого-то Гарри Поттера.
  Блондин подошел к негру и остановился в нескольких метрах от него и сложил руки на груди. На фоне этого бугая он сейчас казался еще меньше, но не высказывал никакого волнения перед толпой явно не особо адекватных людей.
  - Приветик, Билли Бойз, - сказал он. - Можешь звать меня Эйбон.
  - Да насрать мне как тебя величают, - нахмурился бугай. - Откуда ты знаешь меня и мою семью?
  - Это уже мои источники, - не стал этот... Эйбон отвечать.
  - Ты мне сейчас все ответишь, - сказал Билли, разминая кулаки, а его подручные уже обходили блондина со всех сторон.
  - Не советую, - произнес очкарик совершенно спокойным голосом. - Ты же не хочешь проблем?
  - Проблемы, сахарочек, сейчас будут у тебя, - набычился чернокожий.
  Дело плохо.
  Их тут шесть человек, а это коротышка один. Он может быть каким угодно хорошим стрелком, но против лома нет приема, да и если его сейчас будут бить, мне он ничего не скажет. Так что придется влезать.
  - Подождите! - подал я голос, выходя из своего укрытия.
  Моя персона тут же привлекла всеобщее внимание. Все в зале повернулись в мою сторону, а я понадеялся, что если этот тип хоть что-то может, то хоть попытается сбежать или ударить, пока все отвлеклись на меня, но он остался неподвижен.
  - Ты еще кто такой? - прищурился негр.
  - Меня зовут Ник и у меня тоже есть дело к этому парню, - ответил я, подходя ближе.
  - Ты что его любовник?
  - Нет, я не настолько отчаялся в своей жизни, - вздохнул я. - Мне нужно кое-что узнать у него, потому давайте лучше не доводить дело до конфликта.
  - Вали отсюда, неудачник, - сказал мне Эйбон. - Цени, что я тебе голову не прострелил.
  Не так я хотел начать наш разговор, но он мне все скажет, я просто так не уйду.
  Билли кивнул своим дружкам и двое двинулись в мою сторону.
  - Сейчас мы покажем тебе, что не стоит лезть в чужой разговор, - сказал один из них, долговязый тип с битой в руках.
  - Ага, полетаешь сейчас, - усмехался второй, поигрывая кастетом.
  От обоих пахло пивом и судя по не совсем твердым походкам, они не в лучшей форме.
  Второй добрался до меня первым и тут же напал.
  Уклоняюсь от его кулака и, зайдя сбоку, перехватываю кисть, делаю простой залом и дергаю на себя. Первый попытался ударить битой, но поскольку я полностью контролировал его друга, то просто подставил его спину под удар, а затем прямым в нос отправил его отдыхать.
  Пусть два года уже не дрался, но моих сил вполне хватит на пару слегка пьяных придурков.
  Увидев, как я расправился с их дружками, ко мне направились и все остальные.
  - Стоять! - подал голос Бойз. Его подручные тут же замерли. - Похоже, этот белый решил, что он крутой герой-защитник.
  - Я не хочу драки, мне просто нужно поговорить с ним, - сказал я. - Давайте не будем ссориться.
  - Ха-ха-ха-ха-ха! - заржали его дружки. - Слабак! Трус! Неудачник!
  - Ты, снежок, похоже, не понял, с кем связался, - фыркнул негр, снимая кепку, кольца с пальцев и золотую цепочку, передав все это одному из своих. - Я - Билли Бойз, и это мой квартал, никому не позволено звонить мне, угрожать моей семье, а затем еще и мешать мне, поставить на место одного зарвавшегося ублюдка.
  Бугай размял плечи и будто стал еще крупнее.
  Похоже, драки не избежать.
  Я взглянул на Эйбона, который лишь закатил глаза, а затем посмотрел на часы. Там было уже - 23:31.
  - Сплошная невезуха...
  
  
  
  
  Глава 16. Неравный бой.
  
  - 'Забери из моих карманов телефон и кошелек, - мысленно попросил я Приставалу. - А также не виси на моей шее пока. Это может помешать'.
  Как ни странно, но сожительница в моей голове не стала спорить и лишние вещи из моих карманов куда-то пропали. Надо бы спросить у нее, куда она все утаскивает и не потеряются ли там вещи, но точно не сейчас.
  Сейчас мне придется очень не сладко.
  = 'Ты напряжен', - прозвучал в голове голос.
  - 'Он опасен, - напрягся я. - Выше меня на полторы головы, сильнее и крепче. Плюс...'
  Смотрю, как он ходит, слегка подпрыгивая на месте.
  - 'Он боксер. В прошлом был. Скорее всего, профессионал или просто участвовал в любительских соревнованиях. Но уже несколько лет спортом активно не занимается, потому жиром и заплыл'.
  = 'Значит, он ослаб?'
  - 'Может выносливость стала хуже, скорость снизилась, но в остальном ударом кулака может меня и вырубить, если не убить. У него хорошие данные и просто так из спорта не уходят. Возможно, есть травма, которая заставила его бросить ринг, но ходит он спокойно'.
  Не видно чтобы он прихрамывал или пытался концентрировать вес на какой-то определенной ноге, потому проблем с коленями нет. Обычно при таких травмах боец старается сильно не напрягать большую ногу, но тут вполне себе спокойно переносит свой немалый вес, и никаких трудностей при движениях не замечаю.
  = 'А ты в этом разбираешься', - хмыкнула она.
  - 'Был опыт...'
  В прошлом я столкнулся с таким противником, и это было реально жестко, потому многое тут знакомое вижу в этом типе. Нет, я тогда продул полностью, он все же был меня намного старше и опытнее, но пару раз задеть его сумел, а потому, надеюсь, у меня получится хотя бы продержаться достаточно долго.
  Мои шансы на победу сейчас около 50%, просто потому что и Билл явно сам не в лучшем состоянии.
  = 'Значит... этот бой может быть смертельным... - необычно зловеще прозвучал ее голос. - Восхитительно...'
  - 'Не мешай'.
  Она все же затихла и надеюсь, не вылезет в самый неподходящий момент, а то это реально может мне помешать.
  Его дружки окружили нас и дали достаточно большую арену для боя. Мы с Биллом начали двигаться параллельно друг друга. Он выглядит самоуверенным, спокойным и собранным, что отчасти может сыграть мне на руку. Противник не ожидает от меня сюрпризов, но нельзя расслабляться или наивно верить, что у меня есть какой-то 'козырь'. Нет, все, что у меня есть - это кое-какой опыт, некоторая выучка и упование на удачу.
  - Давай, парень, покажи что умеешь, - усмехается Билл, слегка пританцовывая и подходя ближе.
  - Погоди, - резко остановился я. - А зачем именно мы деремся?
  - Ну, как бы... - слегка застопорился он от моего вопроса.
  Мой кулак летит ему в лицо, и он тут же выставляет блок, но это была лишь обманка и второй удар устремляется ему в живот.
  Несмотря на немалое пузо, противник ловко изворачивается и избегает атаки, а затем и сам бьет джебом.
  Правой! Правой! Левой!
  На инстинктах, вбитых в прошлом, уворачиваюсь и отпрыгиваю.
  - Хо-хо-хо, любитель грязных приемов, - усмехается боксер. - Ну, посмотрим, как они тебе помогут.
  Ну, драться честно не вижу смысла. Мы не на ринге, судьи у нас нет и это вопрос времени, когда ему надоест со мной возиться, и он не прикажет своим подручным навалиться на меня всей толпой. Потому лучше бой не затягивать.
  Рывок!
  Устремляюсь к противнику.
  Удар!
  Уворачиваюсь от его хука, а затем, перехватив руку, пытаюсь ее схватить.
  - Агр! - заскрежетал я, зубами получив в живот, и отпускаю почти пойманную конечность.
  Закрываюсь руками, спасаясь от второго удара в лицо.
  Тут же отступаю и пытаюсь разорвать дистанцию, но несколько недооценил длину рук негра и он достает в мой бок и неприятно чиркает по уху.
  Вот он вновь выбросил кулак для удара, и я вовремя проводу кросс пытаясь достать его, но опять же разница в росте играет против меня и мне в скуку прилетает удар.
  - Бха-ха-ха-ха, ну ты и клоун, - усмехается бугай, давая мне пару секунд прийти в себя от плывущего мира. - Я, знаешь ли, в молодежной лиге Бруклина участвовал, и первое место в среднем весе занимал. Думаешь, какой-то любитель мне может что-то сделать?
  Я его не слушал и приводил трясущийся мир в глазах в порядок.
  Черт. Нужно подходить ближе, если я хочу хоть что-то сделать.
  - Вали этого неудачника, босс!
  - Давай! Бей эту гниду!
  - Мочи его!
  Вопили люди вокруг, но на них я внимание не обращал.
  Вновь бросаюсь в атаку.
  Круговым движением уходу от первого удара, а затем подныриваю под вторым и захожу с боку. Мой локоть врезается в живот негра.
  Развиваю успех и бью в подбородок, но тут мне в ногу прилетает толчок, который отшатывает меня и я на секунду теряю равновесие.
  Кулак Билла влетает в мое лицо и опрокидывает на пол.
  - Кха... - захрипел я.
  В глазах все заискрилось и начало плыть. Затем мне в живот прилетает еще удар с ноги, заставляя меня сложиться пополам.
  - Да-а-а-а-а-а-а! Круто, босс!
  - Добивай его!
  - Лежи, слабак!
  Вокруг кричали что-то, но звон в ушах не давал ничего толком понять. В голове стоял неприятный гул, а мысли в бешеном темпе мельтешили в голове.
  = 'Жалкое зрелище, Ники, - послышался голос Болтушки в голове. - Ты жалок. Проигрываешь какому-то придурку и позоришься'.
  - 'Заткнись, - мысленно зарычал я. - Я не обязан оправдываться перед тобой'.
  = 'А перед собой тебе не стыдно? - фыркнула она. - Хватит уже страдать фигней. Я избрала тебя, потому что видела твой потенциал. Не разочаровывай меня. Не давай мне повода сомневаться в том, что ты воин, а не жалкий слабак'.
  Как ни странно, но ее странные речи заставили меня собраться и начинать подниматься.
  Ладно.
  Признаю.
  Я слегка ступил в драке.
  Полтора года уже дрался только с грушей... Да и то не часто.
  Я слишком боялся того, что в кармане он прячет заточку и может меня пырнуть, если сцеплюсь с ним вблизи... Хоть он и не похож на типа, что стал бы делать такое, по крайней мере, перед своими подпевалами, но жизнь-то у меня одна. Вот только руки у него длиннее, и такими темпами меня размотают раньше. К тому же я затупил еще в том плане, что отвечал ему в боксерском стиле, в котором я откровенно хренов. Сам забыл, что мы не на ринге и тут так глупить не нужно.
  Встаю на ноги и, тряхнув головой, прихожу в себя.
  - О, поднялся, снежок? Отдохнул? - ржет негр. - Иди, поплачь к мамочке.
  На его провокацию я ничего не отвечаю.
  Не вижу смысла.
  - Ну, давай, покажи что умеешь, - зазывает он.
  Решаю не заставлять оппонента ждать и иду к нему. Вот только я не бегу и не мчусь, а спокойно двигаюсь в его сторону, даже не поднимая руки.
  Билл лишь усмехается и, подняв кулаки, готовится влепить мне в лицо свои ручища, но я с безразличным выражением лица спокойно подхожу к нему.
  Отклоняю голову влево, пропуская его джеб, затем чуть назад уходя от хука.
  Он бьет апперкотом, но на полпути прерывается.
  - Агр-р-р! - рычит он от боли, когда моя пятка обрушивается на его пальцы ног.
  Стоило обувку получше надеть.
  Резкая и неожиданная боль на секунду ошеломляет его, что и дает мне время схватить его за грудки, а затем со всей дури лбом ударить в его носяру. Офигевший от такого негр отшатывается на шаг назад, и получает от меня лоу кик, а после и простой прямой в зубы.
  Билл шумно падает на спину поднимая облако пыли, в гробовой тишине его прихлебателей, которые такого резкого поворота не ожидали. Не ждавший такого народ удивленно хлопает глазами, смотря на меня стоящего над их боссом с безразличным лицом.
  Бросаю взгляд на Эйбона и тот приподнял бровь, явно не ожидая от меня такого. Впервые за все время он не зевает и в нем видна легкая заинтересованность.
  Бойз резко подрывается и зажимает рукой кровоточащий нос. Негр выглядит напряженным и рассерженным моими действиями и гневно сопит разбитым пятаком и щурит глаза.
  - Отдохнул, шоколадный? - спрашиваю его.
  На лбу Билла от злости вздуваются вены и скрежет его зубов слышен всему этажу. Он сжимает кулаки и прямо кипит от злости. Видать давно ему никто рожу не разбивал, вот он и обиделся слегка.
  - Ты труп, белый, - холодным тоном произнес он.
  - Ну, давай, покажи что умеешь, - фыркаю я.
  Разъярённый словно огромный кабан он кидается вперед, но, несмотря на гнев, не начинает, как я надеялся глупо размахивать руками, а продолжает сдержанно бить, стараясь попасть в меня, обрушивая целый шквал атак, от которых я, благодаря росту и большей ловкости, уклоняюсь.
  Пропускаю удар над головой.
  Приседаю и делаю подсечку, от которой Билл уходит, но я тут же подскакиваю и толкаю его плечом в живот снизу. Он теряется на миг, а я тем временем наношу еще удар в его и без того сломанный нос, что истекает кровью.
  Он пытается отступить, на что я лишь стряхиваю кровь с руки прямо в его глаз.
  Еще удар под колено, а затем размашистым ударом чиркаю ему по подбородку заставляя того пошатнуться. Он потерял инициативу боя когда вместо того чтобы атаковать просто играл со мной и был слишком расслабленным.
  - Лови! - кричит кто-то за спиной.
  - Что за... - только и успеваю сказать я, когда мне в спину прилетает чей-то пинок.
  Один из прихлебателей Билла решил боссу помочь.
  Едва не упав, устоял, но тут же получаю в лицо огромным черным кулаком, что чуть не вырубает меня.
  - Угха... - выплевываю я кровь и теряю равновесие.
  В следующий миг время будто замедлилось, и я в полной мере увидел как Билл напряг спину, как толкается ногой и как разгоняет очень мощный удар, который устремляется в мой живот. Пытаюсь увернуться, но просто ничего не могу сделать и лишь смотрю, как атака, что меня точно уделает, устремляется ко мне.
  Кулак добирается до моего пресса и с огромной мощью обрушивается на меня...
  И ничего...
  Знакомая мне волна проходится по всему телу и внутри вновь разгорается тот странный жар.
  Я отшатываюсь назад и удивленно смотрю на Билла, который тоже явно ничего не понимает. Думаю, это был его сильнейший удар, и он сам в шоке от того что я еще стою.
  Глупо хлопаю глазами пытаясь понять, что именно только что произошло.
  Бойз тут же бросается в атаку!
  Увернувшись от джеба, я бью в открывшийся живот простым ударом...
  - УХА-А-А-А! - вскрикивает Билл и складывается пополам, будто ему битой в пузо прилетело. Выпучив глаза и выплюнув содержимое желудка, он мутным взглядом смотрит на меня, а я и сам не понимаю, что только что сделал.
  Перехватываю его руку и бью по ней, от чего та, словно сухая веточка легко переламывается под мерзким хрустом.
  - А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А! - закричал он и, оттолкнув меня, отходит, держась за сломанную руку.
  Я же с шоком смотрю на все это и пытаюсь понять, что именно произошло.
  Только что удар, который должен был меня как минимум вырубить и обеспечить несколько дней в больнице ничего мне не сделал, а я резко став сильнее сломал негру руку.
  - Ха-а-а-а-а-а... Ха-а-а-а-а-а... Ха-а-а-а-а-а-а.... - тяжело дышит Билл, смотря на меня.
  Он опускает голову и смотрит на перелом. Его плечи дрогнули и затряслись.
  - Ха... - послышалось от него. - Ха...Ха... Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА! - он начал безумно хохотать, заливаясь смехом как сумасшедший, и дергаясь из стороны в сторону.
  Он резко поднимает голову и на его окровавленном и разбитом лице растягивается широкая белозубая улыбка, а затем его глаза начинают светиться мутно-зеленым светом.
  - Так ты сноходец, снежок! - усмехается он.
  Его тело начало словно светиться слегка этим болотным светом и за его спиной постепенно образовывалась какая-то крупная фигура. Несколько секунд спустя за спиной Билла появился... орк... настоящий зеленый орк, какие обычно рисуют в играх, с большими выпирающими клыками-бивнями, лысой головой, грубым лицом с тяжелыми надгробными дугами и маленькими глазами. Еще более здоровенный бугай раза в два больше самого немаленького Билла появляется рядом с ним. И одет этот монстр был почему-то в рваный больничный халат и носил стетоскоп на шее.
  - Давай, доктор Горкаморка(1)! - произносит негр, а затем его тело начинает наполняться этим свечением.
  На моих глазах сломанный нос мужика сам выправляется и заживает, синяки пропадают с лица, а сломанная рука сама вправляется и там даже следов переломов не остается.
  - Ого, у него какое-то самолечение, - говорит появившаяся на моем плече Болтушка. - Круто. Сейчас махач будет особенно крутым!
  Меж тем полностью восстановленным Билл подвигал плечами и усмехается.
  - Не думал, что такой слабак как ты является сноходцем, - усмехается бугай. - Твоя способность явно какая-то форма сверхсилы.
  - Чего? - не понимая произношу я.
  - У тебя какая способность?
  - Не понял...
  Он смотрит на меня странным взглядом и пару секунд о чем-то думал.
  - Ты вообще, когда сноходцев стал?
  - Вчера.
  Теперь выражение его лица было таким, будто он на идиота смотрит.
  - А что лекцию Неспящие тебе не прочитали?
  - На меня с утра доппельгангер напал, вот и им было некогда, - пожимаю плечами.
  Опять пауза и негр пытался что-то осознать несколько секунд.
  - А, ладно. Я просто уделаю тебя и пофиг на остальное, - фыркнул Билл. - С моей силой самоисцеления мне нечего боятся. Я больше не буду сдерживаться.
  - Ну, раз ты все можешь залечить, то я тоже не буду сдерживаться, - мрачно произнес я.
  - Уличный боец, да? - усмехается он.
  В голове сразу же вспыхнули не самые приятные воспоминания:
  
  - Ну что за слабак и ничтожество...? Лежи в дерьме и грязи, как и полагается мусору как ты! Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
  
  Тут же отбрасываю неприятные мысли.
  - Я жил рядом не с самым безопасным ройном города, - отвечаю ему. - Потому умею за себя постоять.
  - Ну, тогда посмотришь, как ты сражаешься как сноходец, Ник...
  
  
  1.Горк и Морк - орочьи боги из настольной игры Warhammer, есть как в фэнтези основе, так и в космической вариации '40 000'. Сами орки почитают своих богов и часто воют в их честь, о них говоря - 'Горк сильный, но хитрый, а Морк хитрый, но сильный. Или наоборот'. Орки не запариваются на этот счет, ведь выяснение истины - это отличный повод для драки.
  
  
  
  Глава 17. Незваная тьма.
  
  Бугай тут же кинулся на меня как огромный локомотив, разогнавшийся на полной скорости.
  Уклоняюсь от его попытки схватить и бью с ноги в живот, от чего тот опрокидывается на спину. Пытаюсь добить, пока лежит, но силы резко покинули меня и тело мгновенно ослабло лишившись того небывалого заряда, который сделал меня на несколько секунд сверхсильным.
  Слегка пошатываясь, я пытаюсь взять себя в руки и тут же получаю в зубы от поднявшегося негра. Мощный удар приходится точно в лицо и больно обжигает кожу, от чего в глазах все потемнело.
  Билл схватил меня своими ручищами и пытается сломать мне все кости, сдавливая меня в тисках своих объятий. Я будто под пресс попал и меня, откровенно говоря, ломают. Я почти слышал хруст собственных костей с каждой секундой растущего давления. Попытки вырваться ничего мне не дали, а лишь насмешили негра, от чего он расхохотался мне в лицо.
  - Ха-ха-ха-ха-ха! Сдохни, слабак!
  Отклоняю голову, а затем со всей дури бью ему в рожу лбом.
  К моей неудачи он подставил свой собственный лоб, и неприятный глухой звук раздался от столкновения. Череп резко заболел и я едва сознание не потерял.
  Но руки-тески отпускают меня, и Билл хватается за голову.
  Похоже не мне одному хреново от такого.
  Зеленое свечение окутывает его голову и тут же убирает всякие последствия от повреждений.
  Я же не успеваю среагировать, и его кулачище влетает в мое лицо, вот только вместо урона или боли, вновь получаю знакомый импульс по всему телу и растекающуюся пьянящую эйфорию огня во всем теле, которая заглушает боль и дает ослабшему организму необходимый заряд.
  - О да! - усмехнулся я, почувствовав знакомое усиление.
  Его жирная рожа встречается с моим кулаком, и стокилограммовое тело отлетает на несколько метров.
  Мужик выплевывает свои зубы и кровь, но зеленый свет вновь его окружает, и потерянное отрастает прямо на моих глазах. Бойз откровенно ржет надо мной и что-то говорит, но гул в ушах от орущего окружения не дает толком ничего расслышать.
  Заскрежетав зубами, я подскакиваю к негру, и, схватив его за руку, со всей силы тяну на себя, а затем швыряю в противоположную сторону помещения. Мужик пролетает несколько метров и врезается спиной в одну из балок, что поддерживает потолок.
  Упав на пол, он вновь окутывается светом, а затем поднимается на ноги.
  - Ха-ха-ха, это бесполезно, - веселился мужик. - Ты умеешь драться, и твоя способность очень неприятна, но ты ее не контролируешь, а я уже несколько лет отлично владею своей. Вопрос времени, когда ты проиграешь. Я могу лечить себя сколько угодно.
  - Если я тебя вырублю, ты, вряд ли сумеешь излечиться, - произнес я.
  Негр тут же изменился в лице.
  О, я, похоже, правильно подумал, что самолечение у него не автоматическое, или что там у него мне не ясно. Какие-то суперсилы тут приплетены, о которых я решительно ничего не понимаю, как и то, что со мной самим происходит.
  - Ну, все сейчас ты получишь, - сказал бугай и, пнув рядом стоящий фонарь, достал из кармана кастет. - Посмотрим как много ты...
  БАХ!
  Резкий звук прервал все шумы в помещении, и мы оба подскочили от неожиданности. Звук слишком знакомый чтобы мы не знали что это такое.
  Я, Билл и все остальные в зале медленно повернулись на звук выстрела, и посмотрели на... Эйбона... Смазливый блондин достал пистолет и сделал предупредительный выстрел вверх, от чего на него слегка посыпалась побелка.
  - Дебилы, вы сломали барьер, - сказал Эйбон. - Теперь она сможет до нас добраться.
  - Она? - не понимая, спросили мы с Биллом, будучи в легком шоке от неожиданного вмешательства. - Кто...?
  Но отвечать уже было не нужно...
  Неприятный холодок прокатился по всему залу и тысячи мурашек пробежались по нашим спинам.
  Мы резко замерли, ощутив чье-то... очень пугающее присутствие, от которого захотелось бежать и прятаться.
  Очень мне знакомое присутствие...
  Медленно мы повернули головы в противоположную от блондина сторону и застыли, увидев там... стену тьмы...
  То есть свет вокруг и так не давал толком рассмотреть, что было за фонарями, но сейчас там реально находилась жуткая клубящаяся стена тьмы, словно сотканная из угольно-черного дыма, что заполонял собой все пространство вокруг.
  Близлежащие фонари тут же лопнули, и свет еще сильнее померк вокруг, а тьма начала медленно приближаться к нам.
  - Б-б-бо-о-о-осс...
  - Че происходит?
  - Мне хреново что-то...
  - Какого...?
  Народ вокруг начал откровенно паниковать и заливаться потом. Они тряслись, дрожали и звук стука из зубов в гробовой тишине был слишком отчетливо слышен.
  Мы инстинктивно сделали шаг назад и из тьмы начал проглядываться какой-то силуэт. Сначала неясно, что это было, но с каждой секундой тьма давала нам все лучше и лучшее рассмотреть некую женскую фигуру.
  Черноволосая девушка в очень грязном и мокром платье опустилась на пол из тьмы. Трупно-бледная кожа, сморщенная от долгого пребывания в воде, неприятный запах тут же ударил мне в нос, а затем от этого раздался хриплый звук дыхания.
  - А-а-а-а-а-а-а! - завопили подручные Билла и как угорелые со всей скорости помчались к выходу. Все они не разбирая дороги, толкаясь и позабыв обо всем на свете, кроме охватившего их ужаса кинули к лестнице и помчались прочь.
  Мы же с Биллом стояли не подвижно, не открывая взглядов от... темной феи...
  Еще один фонарь потух, и тьма вновь начала приближаться к нам вместе с этим существом.
  - Так! - голос Эйбона заставил нас очнуться от ступора. - Вы, двое! Ко мне! Немедленно!
   Не став спорить мы тут же подбежали к парню, что стоял в окружении оставшихся трех фонарей.
  - Слушайте меня, придурки, - говорил он. - Эта тварь пришла нас убить, а точнее тебя, - указала она на Билла. - Потому ты стоишь в окружении фонарей и не смеешь убегать. Дёрнешься отсюда, и она тут же тебя поймает и убьет.
  - Эй, это же та телка из фильма Звонок? - ткнул негр пальцем в это. - Какого хрена она тут?
  - А нечего было проклятое видео с той флешки смотреть.
  - Она разве не должна быть на кассете?...
  - Ну, пойди и скажи это Садако, - фыркает совершенно спокойный очкарик. - Может, ремейкнули ее еще пару раз, не знаю. Короче, та флешка настоящая и тульпа перед нами настоящая, и если она доберется до тебя, то моментально оторвет голову, и хрен ты чего залечишь.
  - Что типа этот 'барьер' защитит меня?
  - Нет, конечно. Если бы вы, дебилы, не нарушили контуры круга, то она бы нас и не нашла, но теперь уже поздно. Барьер лишь задержит ее, но не остановит.
  Бледный и потеющий от ужаса негр растерялся и просто не знал, что ему делать. Кто же знал, что фонари, расставленные по кругу, были нужны для чего-то кроме освещения в кромешной темноте.
  - Теперь ты, придурок, - он сердито посмотрел на меня. - Если бы не ты, я бы спокойно уболтал этого парня и мы бы простояли тут до полуночи без лишних проблем. Но ты влез, и все испортил. Потому ты сейчас пойдешь, и будешь задерживать тварь. Любыми способами!
  - Чего?! - офигел я. - Ты в своем уме?! Как я это сделаю, танцами и светскими беседами?!
  - Как-нибудь. Импровизируй. Станцуй или чаем угости. Мне плевать. По крайней мере, если выживешь - перестанешь лезть не в свое дело.
  Поворачиваю голову и смотрю на светящийся циферблат огромных часов на соседнем здании, они показывали не утешительные - 23:48.
  - Давай, недоумок! - пинком под зад меня выперли из барьера. - Отрабатывай свою тупость.
  Я встал перед приближающейся тьмой и жутко темной тварью, которая была даже страшнее чем то, что встретилось мне днем. Видя это и то, что бежать некуда я сглотнул и тяжело вздохнул:
  - Ну что за паршивый день...
  
  
  
  Глава 18. Долгие минуты.  ​
  
  
  Выйдя за пределы барьера, я встал на пути медленно приближающейся твари. Выглядела она жутко и вызывала сильное желание бежать от нее без оглядки. Помня недавнюю встречу с доппелем, я понимал, что догонит в любом случае, так что стоял на месте. Сморщенная, синюшно-бледная, с черными губами, сгнившими зубами и длинными спутанными волосами.
  - Длинные черные волосы, платье, тьма... - пробормотала появившаяся на шее Болтушка. - Это плагиат на меня! Причем уродливый плагиат!
  - Вообще-то, плагиат это ты, - сказал я, отвлекшись от приближающегося призрака.
  - Че?! - отпала у моей феи челюсть. - Да я самая оригинальная и клевая. У меня хотя бы грудь есть! - говоря это, она увеличила свой бюст в два раза. - Я не какая-то там сморщенная слива!
  - Завязывай, - отмахнулся я от нее и вернулся к приближающейся опасности.
  Садако... Самара... Черт я не смотрел 'Звонок'. Ну, слышал что там, да пародийную комедийную версию видел и все, а про кассету, что убивает тех, кто посмотрит ее через семь дней, только от смотревших слышал. Вроде как этот фильм сначала был японским, а потому американцы сделали свой ремейк, но мое знакомство с картиной на этом и ограничивается.
  - А что такое тульпа? - спросил я вслух.
  - Это вид Сотворенных фей, которые создаются в бессознательной вере большой группы людей, - послышался ответ за спиной. Это Эйбон своим спокойным голосом начал читать мне лекцию. - Тульпами называют тварей, рожденных из городских легенд. Чем больше людей верят в какой-то слух, боятся и думают о нем, тем более реальным данное воплощение, феномен или местность становится. Тебе должны были лекцию про это рассказать.
  - Если бы не ты, мне бы такие лекции не пригодились, - огрызнулся я на этого типа.
  - У тебя сейчас есть время ныть? - почти с искренним интересом спросил он.
  Вот урод. Я точно придушу его, если выживу.
  - Может, пушку мне дашь или хоть поможешь?
  - Этим ее не взять, даже не почешется от пулевого ранения. Она же труп.
  А меж тем тварь уже совсем близко и нужно что-то с этим делать.
  Быстро смотрю по сторонам, и пытаюсь что-то придумать, и тут мне на глаза попадаются металлические трубы, что валяются здесь.
  Беру одну мне по размеру. Тут были и совсем большие, но их я вряд ли подниму.
  Легкая.
  Очень легкая.
  Хрупкая.
  Черт, может не сработать, но попытаться стоит.
  - Стоять! - встал я, на ее пути выставив трубу. - Я не шучу.
  Садако же даже не смотрела на меня, а просто двигалась вперед вместе с тьмой.
  - Ты знаешь, слова против нее настолько же эффективны, как и пули, - запоздало 'подсказал' Эйбон, - Рекомендую более грубый метод убеждения.
  Решив не спорить, я размахнулся как самый настоящий бейсболист, и со всей силы ударил по приблизившемуся призраку, особо не надеясь на успех.
  Удар!
  Не сразу понял, что именно произошло, но судя по сломавшейся пополам трубе в моей руке ударить получилось.
  БУМ!
  Грохот на другом конце зала был таким, что я испугался, что здание начинает обваливаться.
  Неведомая и пугающая тьма резко исчезла, а вместо нее появилось пылевое облако вокруг крупной дыры в стене, из которой торчали чьи-то босые ноги.
  - Ниху... - послышалось от Билла позади меня. - Все же сверхсила - это офигенная способность.
  - Зависит от способа применения, - прокомментировал Эйбон. - И это, похоже, не сверхсила.
  - А че это?
  - Пока не ясно...
  Я же глупо стоял и хлопал глазами, пытаясь понять, что сейчас произошло. Видел, как труба столкнулась с телом злой феи, а затем ту просто сносит и она на огромной скорости устремляется, назад влетая в стену и пробивая ее собой.
  - Э? - только и сказал я, повернувшись к остальным.
  - Не отвлекайся, она сейчас вернется...
  И в подтверждение этих слов послышался очень мерзкий хрип больше похожий на рык.
  - Гхххрхрхр-р-р-р-р-р, - этот мерзкий звук заполнил собой все помещение. Будто кто-то пытался кричать, но из-за того что рот был наполнен водой, получался скорее полухрип, похожий на скрежет стекла.
  Она поднимается на ноги и теперь уже смотрит на меня и в ее черных как самая безлунная ночь глазах четко была видна ненависть которую сейчас испытывает. Заскрежетав гнилыми зубами и проведя длинными, но кривыми и поломанными черными ногтями по камням оставляя неглубокие царапины на них, она окончательно встала.
  - Гр-р-ра-а-а-а-а! - завопила она, а затем кинулась в мою сторону, выставив руки. Двигалась она очень быстро и сами шаги касались какими-то неестественными движениями, будто марионетка в руках начинающего кукловода.
  Она прыгнула к потолку и, оттолкнувшись от него ногами, устремилась на меня.
  Резко влево!
  Она, приземлившись на четвереньки, тут же кидается и размахивает руками, а я начинаю отступать и закрываться погнутой трубой в руке. Садако выбивает из моих рук оружие и пытается схватить, но я вовремя перехватываю ее влажную и холодную кисть делаю залом. Вот только мертвецу мой болевой прием показался не впечатлительным и даже когда рука с хрустом поворачивается, она кривыми ногтями пытается расцарапать мне лицо.
  Отступаю и пытаюсь разорвать дистанцию, а тульпа даже не обратила внимание на перелом и с криком накидывается на меня с пущей яростью.
  Когти на пальцах мелькают перед лицом, да она еще и укусить гнилыми зубами пытается. Запах от нее не менее впечатляющий, чем и она сама, от чего мне становится тошно.
  - ГРА-А-А-А-А-А! - резко зарычала она и от нее во все стороны ударила тьма.
  Эта невидимая волна заставила меня замереть и затрястись от ужаса. Оцепенение не дает мне двинутся и разум заполняет паника...
  - Кусь! - крикнула Болтушка, и ее острые зубки впиваются мне в ухо.
  - Ауч! - вскрикнул я и тут же делаю кувырок в сторону от плевка призрака чем-то зеленым и явно не полезным. Боль от укуса сбросила с меня страх, и я вновь вернул себе возможность двигаться. - Полегче с укусами.
  - Хе-хе!
  Тварь приближается и встречается с моей ногой, от чего отлетает на десятой метров, пропахивая своим телом бетонный пол и врезаясь в торчащую из стены арматуру. Металлические стержни пробивают ее грудную клетку и ноги.
  - Охренеть, - только и сказал я, стараясь отдышаться.
  Девочка из колодца повисла на куске стены и пару секунд была не подвижной... а затем тьма вновь начала видать вокруг нее.
  Она же труп, так что такое ее точно не остановит.
  - Бр-ргхрр-р-р-р-лгр-р-р... - булькающий рык разнесся от нее. Она поднимает на меня свои угольно-черные глаза и скрежещет зубами, пуская пену. Словно бешеное животное она начинает дергаться. Она не пыталась слезть или как-то аккуратно снять себя с арматуры, нет, она хаотично дергалась и просто разрывала саму себя, выпуская наружу густую черную кровь, что заливала все вокруг и просто вырывала стержни из себя, оставляя на них часть своей плоти.
  Дело плохо.
  Очень плохо.
  Она серьезно взбешена и теперь мне не поздоровится.
  Сколько там времени осталось еще?
  Посмотрев на часы, я чуть не завыл, так как они показывали кошмарные - 23:50.
  Ужас!
  Я столько не выдержу.
  А эти двое просто стоят и ничего не делают. Лишь у Билла видна паника на лице, но это не удивительно, ведь если я помру, то и он следующий, а вот Эйбон достал жвачку и просто смотрит на все это со скучающим лицом.
  - Аргга-а-а-а-а-а-а-а! - оглушительный вопль разнесся на всю стройку и наверняка перебудил всех в округе. От этого визга птицы на деревьях испуганно взметнулись в небо, а собаки с кошками завыли и разбежались кто куда. Казалось, от ее вопля даже воздух завибрировал, а тьма вокруг нас всех стала еще гуще и сильнее. Лишь свет от огромных часов пробивался через эту завесу, все еще показывая оставшееся время и как долго мне еще ждать.
  С невероятной скоростью она рванула на меня желая разорвать на куски.
  Уклоняюсь от ее прыжка, а так пролетев мимо впивает свои ногти в пол и с мерзким скрежетом тормозит, чтобы упереться в одну из колонн и, оттолкнувшись от нее, кинуться вновь.
  Она летит на меня и выглядит легкой мишенью, чем я решил и воспользоваться.
  В определенный момент моя ладонь со сложенными пальцами встречается с ее лицом, а поскольку я успел встать в довольно устойчивую позу, уперев ноги, то ее тело по инерции врезается в мою руку и останавливается на секунду, чтобы пролететь кувырком дальше. Слышится мерзкий звук ломающихся позвонков в ее и без того хрупком теле.
  Садако отлетает в другую сторону от меня, пропахивая собой пол и ломая себе еще что-то.
  - О, а она не так и сильна... - сказал я и в следующий миг силы покидают меня и дикая слабость подкашивает мое тело.
  Падаю на колени, и пот начинает ручьем стекать с меня.
  Снова та слабость, снова я теряю все силы и даже больше, не могу теперь толком пошевелиться.
  Меня что-то сбивает с ног, а затем холодные руки смыкаются на моей шее, перекрывая доступ к кислороду.
  Я лежу на спине, а на мне сверху сидит Садако. Ее голова, будто едва держится на сломанной шее, с торчащими костями, сама она выглядит сильно потрепанной, часть кожи с лица слезла, оголив гниющую плоть и часть сломанной челюсти.
  Она душит меня, ее дико сильные руки сильно сдавливают горло и не дают мне даже дернуться. Пытаюсь освободиться, но дикая слабость сводит на нет, любые попытки шевельнуться.
  - Га-а-а-а-а-а-а! - вопит она мне в лицо, брызгая слюнями, пытаясь удержать дергающуюся голову в одном положении.
  В глазах темнеет, и я теряю связь с реальностью.
  Кто-то что-то кричит, но я уже ничего не слышу и не соображаю.
  - Кхаа... - едва слышный хрип вырывается из моего рта, а затем темнота окутывает меня...
  
  
  - Ничтожества никогда не меняются...
  
  
  - Отвали! - сильный крик бьет по ушам, а затем давление на шею резко прекращается.
  - Ха-а-а-а-а! - делаю я спасительный вздох и открываю глаза.
  Вижу, как чья-то нога влетает в тело призрака и ее сносит с меня.
  - Вставай! - меня хватают за плечо и рывком поднимают.
  Поворачиваю голову и с шоком смотрю на бледного и напуганного Билла, который пытается тащить меня.
  От него исходит то странное зеленое свечение и почему-то этот свет кажется, приятным и от него становится легче дышать.
  - Валим! Быстро! - кричит Билл.
  - Недоумок, не смей покидать барьер! - слышится голос Эйбона.
  - ВА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! - вопль раздается перед нами и вокруг Садако появляется вихрь тьмы, которые на наших глазах восстанавливает ее переломанное тело, убирая все следы повреждений с ее мертвой плоти.
  Тварь кидается на нас, но в ее прилетает кирпич, который заставляет ее заткнуться.
  - Билл, быстро ударь его со всей силы в живот! - приказывает блондин.
  - Чего?! - офигевает негр.
  - Выполняй! Быстро!
  - Прости, - только и говорил Бойз, а затем со своим еще оставшимся кастетом на руке со всей дури вхерачивает мне в корпус.
  Это оказалось так неожиданно и дико, что я даже приготовиться не успел.
  Однако вместе боли кулак лишь толкает меня назад, и дает мне тот самый заряд энергии, который снова наполняет энергией. Сила вновь бьет ключом, и дышать становится так легко и приятно.
  - А теперь беги!
  Билл тут же рванул обратно.
  Мимо меня проносится Садако и, проигнорировав мое существование, стремительно догоняет свою жертву.
  Дергаюсь следом и пытаюсь поймать, мои руки смыкаются на ее ноге, но та ударом второй отталкивает меня, а затем продолжает преследование.
  Я падаю на что-то и тут же подрываюсь, а затем замечаю, что именно оказалось подо мной.
  Это оказалась цепь. Просто обычная цепь, довольно длинная, с виду не особо крепкая, но мне сейчас и такое пригодится, а опыт с использование подобного у меня имеется.
  Хватаю цепь и, кидаюсь следом за призраком.
  Та уже почти настигает Билла, но в нее прилетает еще один кирпич и останавливает, а я, догнав тварь, накидываю на нее цепи, а затем со всей силы дергаю на себя, и легкая тушка летит назад прямо колонну, врезавшись в нее с мерзким чавкающим звуком.
  И пока тульпа не очухалась, я быстро оборачиваю цепь вокруг ее и столба, тем самым обездвиживая.
  Тварь пытается дернуться, но я и цепи ее крепко держат.
  - Га-а-а-а-а-а! - вопит она и пытается вырваться, но ничего у нее не получается.
  Сильнее тяну цепь, не давая разбушевавшемуся духу, освободится и пока сил у меня достаточно, чтобы удержать ее, вот только, сколько я еще так продержусь неясно.
  - Отлично, - слышится голос Эйбона. - Вот так и держи ее.
  Поворачиваю голову и смотрю на циферблат и тот, будто издеваясь надо мной показывает ужасные - 23:51.
  - Может мне кто поможет? - сказал я изо всех, даже моих нынешних сил держа оковы. Эта тварь будто стала в разы сильнее.
  - Я ничем помочь не смогу, а если этот пойдет, - он указал на вставшего рядом Билла, - то она получит еще один заряд силы и тогда ее уже ничто не удержит.
  - Ва-а-а-а! Ва-а-а! Ва-а-а-а! - кричит чудовище и рвется, а цепи натужно скрипят и грозятся вот-вот порваться.
  - Я так долго не продержусь!
  - Держи-держи, иначе помрешь прямо тут, - фыркнул очкарик. - Немного осталось. Убежать тоже не получится. Стоит ее жертве покинуть пределы ее видимости, как она моментально исчезнет и появится рядом. Сейчас хоть ее можно как-то задержать. Если бы не эти условия, я бы давно поймал эту тварь и нейтрализовал. Но нет же, приходится приманку ставить.
  Я лишь от злости могу скрежетать зубами и сильнее держать, но с каждой секундой делать это становится все сложнее и сложнее. Цепи вот-вот порвутся, а беснующаяся тварь сходит с ума и чуть ли не грызет сдерживающие ее оковы.
  - ГА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!
  Тцк!
  Слышится, как звено цепи лопается!
  В следующий миг я падаю на пол, держа в руках остатки цепи, а Садако, освободившись, устремляется к Биллу.
  Ее окутывает тьма и летящий в нее кирпич проходит сквозь ее тело.
  Вот она почти добирается до барьера света, ее мертвые руки тянутся к замершему в ужасе негру и смыкаются на шее, а я лишь сижу и бессильно смотрю как монстр убива...
  Бах!
  Садако резко падает на пол...
  Это оказалось так неожиданно, что я даже не сразу сообразил, что что-то произошло.
  Через секунду я подскакиваю и вижу тульпу, что валяется на полу и корчится в агонии. Она тряслась и каталась по земле, вопя и плюясь кровью, словно что-то сжигало ее изнутри. Тьма исторгалась из нее, выливалась лужами черной крови, и дымом истощалось из мертвой плоти.
  На моих глазах тульпа иссыхала. Она громко и хрипло дышала, из последних сил, трясущимися руками тянулась к Биллу, но вскоре окончательно сдалась и вырубилась.
  Через пару секунд призрак пропадает, а вместо нее на земле остается лишь флешка.
  Несколько секунд я в ступоре смотрел на все это и не понимал что происходит.
  В миг, когда я думал, что все потеряно, это... резко прекращается.
  - Вау, Ники, смотри, - говорит мне на ухо Болтушка и подносит к моему лицу телефон.
  В легком ступоре я смотрю на часы и вижу... 00:00.
  - А? - только и сказал я, повернувшись к большим часам на соседнем здании, где четко было отображено - 23:53. Вновь смотрю на свой телефон и опять поворачиваюсь к циферблату. - Какого черта?...
  
  
  
  Глава 19. Наказание.
  
  - Ну, вот и все, - сказал Эйбон, поднимая с пола флешку и убирая ее в пакет. - Тульпа обезврежена.
  Мы тупо стояли как два столба, и глупо хлопая глазами, не понимали, что сейчас произошло. Только что нас едва не настигла смертельная угроза и... все резко закончилось.
  - Отомрите уже, - покачал головой блондин. - Я просто попросил знакомого взломать часы и перевести время на несколько минут назад. Эта тульпа слишком молода и слаба, чтобы точно определять время, вот и стала ориентироваться на внешний циферблат, что сыграло против нее. Хорошо, что вы двое не носите часы и убрали подальше телефоны - ее удалось обмануть.
  - А...
  - Ты сделал картинку убедительнее. Отлично разыграл панику, молодец! - усмехнулся Эйбон, и его рожа резко захотела, чтобы я ее подчистил.
  - Ну, все, - заскрежетал я зубами, подходя к нему. - Ты сейчас мне все расскажешь!
  - Это должно быть угрозой? - приподнял он бровь, когда я схватил его за рубашку.
  - Узнаешь... - прищурился я.
  Пару секунд мы сверлили друг друга взглядами. Этот мелкий паршивый ублюдок еще и насмехается надо мной, когда я чуть не погиб сегодня! Дважды!
  - Фак, а это че? - послышался голос Билла. Он достал свой телефон, включил фонарик и осветил пространство за его спиной, что все это время находилось в тени.
  А там оказалось несколько крупных арбалетов, стоящих на распорках.
  - План 'Б', - пожимает плечами Эйбон. - В случае непредвиденных обстоятельств я задействовал бы арбалеты, а затем и сеть.
  И правда, над нами в тени была видна металлическая сетка.
  - Стоп! Если у тебя все было схвачено, то зачем ты отправил меня?!
  - Воспитательный момент, - пожал он плечами. - Накосячил - отработай. Надеюсь, повторение урока не понадобится.
  - Ах, ты...
  - А вот не стоит, - резко сказал он, щелкнул пальцами и тетива арбалетов начала натягиваться, а массивные наконечники болтов повернулись в мою сторону. - Мой мысленный приказ - и тебе будет очень больно. А теперь отпустил меня!
  Скрипя зубами и сдерживая поднимающуюся волну гнева, я был вынужден подчиниться. Отпускаю этого тощего ублюдка и делаю шаг назад.
  - Я думал, ты попытаешься использовать меня как щит от стрел, - покачал он головой, отступая на несколько шагов. - Что это, осторожность или все-таки тупость?
  - Охренел совсем?..
  - Ну, если это осторожность, - сказал он, высокомерно усмехаясь, - ты поступил правильно. Таким, как ты, стоит меня бояться.
  В следующий миг моя одежда словно ожила, и плотно прижавшись к телу, стала такой твердой и прочной, словно на меня надели доспех. Рубашка будто окаменела, рукава, сдавливая все сильнее, тянули мои руки назад, и я не мог пошевелиться.
  Я не поддался страху и продолжал сопротивляться - благодаря сохранившемуся заряду в моем теле, у меня это даже получалось, но неизвестно, как долго я еще продержусь.
  - Так, парни, хватит! - сказал Билл, подойдя к нам. - Пожалуйста. Лучше расскажи, какого черта тут вообще произошло? Откуда эта тульпа, и как она вообще появилась?
  Несколько секунд Эйбон молчал, смотря на того, кто прервал нас, затем давление на моем теле ослабло и рубашка вновь стала обычной.
  Я сдержал выдох облегчения, не желая сдавать позиции перед этим уродом.
  - Хорошо, - сказал очкарик, отпуская меня. Затем подошел к своей сумке и достал бутылку воды. Отпив, он кинул воду мне. - Угощайся.
  Нехотя, я все же принял его подачку, так как после боя мне чертовски хотелось пить.
  - Флешка появилась около двух лет назад, - начал рассказывать он. - В небольшой киностудии Северного района группа людей решили сделать подарок своему другу, который увлекался старыми ужастиками. Он любил фильм 'Звонок', и друзья решили переснять для него кадры с проклятой кассетой, которые он так давно хотел получить в хорошем качестве. Получилось у них неплохо, и подарок был торжественно вручен. На этом история закончилась бы, если бы их друг через несколько недель не погиб в несчастном случае. Инцидент, как и любое другое происшествие, мог не получить огласки, но, к общему невезению, тут сложилось несколько факторов, - говорил он, тем временем разряжая свои арбалеты и снимая их с треног. - Он был сноходцем, все знали о флешке, и причина его смерти была пусть и обыденной, но довольно... кровавой... Короче говоря, так уж сошлись звезды, и с тех пор зародился тот самый слух.
  - Да, смерть всегда оставляет след во Сне, а если это еще и сноходец, - поморщился Билл. - Я слышал, что подобное порой привлекало темных.
  - Несколько месяцев ничего плохого не происходило, и слух уже почти улегся, но кто-то нашел этот носитель среди старых ящиков и унес со студии. Затем, по нелепой случайности, этот человек погиб, а при нем нашли флешку, и слух разгорелся с новой силой, - продолжал Эйбон. - Так продолжалось до тех пор, пока концентрация веры и слухов вокруг этой вещи не стала достаточной, чтобы начать обретать реальность. Поначалу тульпы не было - была лишь эта флешка, что умела перемещаться с места на место, передавать информацию в другие такие же, но убивать не могла. Она приносила неудачи - до смерти доходило в одном случае из десяти - но и этого было достаточно для новой волны слухов, которые питали зарождающуюся тульпу.
  - Стоп, а почему именно флешка? - задал я вопрос, казавшийся наиболее очевидным. - Файл в интернете был бы эффективней?
  Ну, не кассету же, как в оригинале! Сейчас DVD-плееры есть уже не у всех, как и дисководы на компьютерах, а вот USB-входы для флешек еще не отменили. Да и то, записи проще смотреть в сети.
  - Ну, во-первых, в интернет-пространстве духи не живут. Некоторые могут взаимодействовать с электроприборами и сетью, но жить там и порождать проклятья - нет. Тьму питает вера людей, а не комментарии и лайки, - слегка рассмеялся Эйбон. - А во-вторых, для такого духа нужно вместилище, физический объект. Даже если оболочка будет меняться, духу она необходима.
  - Мода на 80-е и 90-е, конечно, есть, - добавил Билл, забирая у меня бутылку с водой. - Но даже так, флешку в качестве носителя найти гораздо проще, чем кассету или диск. Разве что в Развлекательном районе их можно легко добыть, там японцы много раритетного барахла продают. Устроили, блин, себе небольшую Акихабару [1].
  - Именно, - кивнул Эйбон. - Садако накопила достаточно энергии для того, чтобы воплотиться и начать убивать.
  - А убивать обязательно?
  - Она тульпа, она создана из легенды про кассету-убийцу. Вся суть ее существования направлена на это, и ничего иного ей не нужно. Не относись к тульпам, как к обычным темным. Они рождены с каким-то намерением, и ты их никак не изменишь, а если и сможешь, это привет к смерти призрака. Рожденную фею можно убедить, уболтать, напугать или договориться, а вот с такими как она, договориться невозможно. Тот же доппель с утра вполне мог уйти или передумать убивать, а эта - нет. Многие из них даже не совсем разумны: они как роботы, запрограммированные лишь на одну цель.
  - Значит, она появилась из легенды, но почему сейчас погибла?
  - А Садако не погибла, - фыркнул Эйбон, поднимая пакет с флешкой. - Лишь сильно ослабла. Если ничего не делать, через пару месяцев она восстановится и вернется к обычному делу.
  - Ну, Ники, - за спиной появилась Болтушка. - Я же рассказывала тебе, что некоторые феи зависимы от законов и правил!
  Точно.
  С Кадехо это у меня прокатило. Он дал обещание, и я сумел надавить на него, заставляя исполнить даже то, чего он не сильно хотел.
  Эйбон начал как-то странно поглядывать на Приставалу, и некоторое время молчал.
  - Ну-с, так или иначе, - прервал блондин молчание, продолжая складывать свои вещи и упаковывать в сумку. - У Садако были правила и законы. Она могла убить только того, кто посмотрел запись, и только на седьмой день. Именно поэтому она на тебя не слишком реагировала, и напала лишь после того, как ты помешал ей.
  - То есть, я мог бы уйти и она бы ничего мне не сделала?
  - Не знаю. Может, потом решила бы убрать свидетеля, - пожал он плечами. - Ну и вот. Поскольку ее жертва, - указал он на Билла, - целый день был в окружении друзей и не оставался один, она не могла улучить момент для нападения, плюс я следил, чтобы у нее не было такой возможности. А затем позвонил ему и обманом заманил сюда.
  - Да, ты угрожал моей семье, - нахмурился Бойз. - Хотя они все в штатах остались, но...
  - Неплохой предлог заманить тебя сюда, - пожал плечами Эйбон. - Так или иначе, это была слабая тульпа, которую легко удалось нейтрализовать. Ну-с, я ответил на все ваши вопросы, а теперь мне пора идти. Катитесь к чертям собачьим.
  С этими словами он спокойно поднял тяжеленую сумку и двинулся в сторону лестницы.
  - Погоди! - сказал я.
  - Отвали, - махнул он рукой. - Мое дело закончено, и я больше не собираюсь тратить на тебя время. Исчезни!
  - Ну, уж нет, я приперся сюда, чтобы получить ответы, и не отстану, пока ты не ответишь мне, - встал я на его пути.
  Невысокий блондин сердито засопел и прищурился за своими очками.
  - С дороги, - произнес он холодным тоном.
  - Нет, - столь же холодно отвечаю ему, смотря на него сверху.
  - У меня сегодня был тяжелый день. Не зли меня...
  - А ты не зли меня...
  Мы оба замолчали, и недавний конфликт вновь разгорался между нами.
  Его сумка упала на пол, а его рука уже легла на рукоять пистолета, но я не собирался отступать или бояться. Я сегодня дважды чуть не сдох, и мой инстинкт самосохранения уже исчерпан от перегрузки, потому отступать не буду.
  - О, как у вас тут мило, - новый голос заставил нас обоих вздрогнуть и обернуться.
  В нос сразу же ударил запах табака...
  - Давненько не виделись, ребятки, - произнес офицер Брукс, выдыхая сигаретный дым.
  Эйбон напрягся, но руку от пистолета убрал.
  - Сэр, задание выполнено, - сказал он полицейскому. - Объект нейтрализован и...
  - Привет, Ник, как тебе ночка? - улыбнулся мне полицейский, проигнорировав слова блондина. - Ты не мог бы вернуть вещдок, а то меня начальство сожрет, если заметит пропажу.
  - А, да, - в некотором ступоре от резкой смены тем ответил я. Болтушка передала мне пакет с окровавленным болтом, который я тут же отдал.
  Под сердитое сопение и зубной скрежет самого Эйбона, Брукс забрал у меня улику, а затем отдал ее стоящим рядом людям. Вместе с ним вошли несколько человек в спецодеждах, они притащили фонари и какие-то приборы и разбрелись по помещению, собирая что-то.
  - Сэр, - с нажимом повторил сердитый очкарик, которому явно не нравилось, что его игнорируют.
  - Ах, да, прости Эрик, - с наигранно фальшивой улыбкой произнес инспектор, выпуская изо рта сигарету.
  Мы с блондином поморщились от дыма.
  - Задание выполнено, Садако нейтрализована, вот ее вместилище, - сказал Эрик и протянул боссу флешку.
  - Чудесно, - кивнул Брукс и передал ее тем же людям.
  - Я могу идти?
  - Нет, внештатный агент Эрик Эйбон, - холодным голосом произнес Брукс, от чего даже окружающие резко затихли. - Сейчас мы с тобой будем обсуждать твои ошибки и прямые нарушения техники безопасности.
  - Позвольте... - попытался что-то возразить очкарик, но ему и слова не дали сказать.
  - Ты подверг опасности жизни гражданских, вместо того, чтобы самолично справиться с порученным тебе заданием, ты переложил выполнение на стороннего, необученного человека, - перечислял инспектор.
  - Опасность была минимальной: я все держал под контролем и в любой момент мог вмешаться. Более того, отклонение от первоначального плана возникло только из-за вмешательства упомянутого гражданского. Он является сноходцем. Ему нужно научиться нести ответственность за свои действия.
  - О, начинаем перекладывать свою вину на других? - приподнял бровь начальник полицейского отдела. - А может, стоило проконтролировать периметр и подготовить позицию заранее, а не надеяться на то, что ты все учел?
  - Я все учел, просто... - уже откровенно оправдывался покрасневший и слегка растерянный блондин.
  Окружающие полицейские тихо перешептывались, и кто-то даже посмеивался над невысоким очкариком, который втянул голову и сердито смотрел на своего... начальника...
  Да, несложно догадаться, почему Брукс тогда просил меня молчать про болт, ведь он покрывал своего подчиненного, который... черт знает, что творит.
  - Это я молчу о непреднамеренной попытке убийства гражданского.
  - Ничего такого не было!
  - То есть, неосторожность, которая едва не привела к гибели человека, это ему приснилось? Ты серьезно думал обмануть телепата?
  - Все не так...
  - И, разумеется, в своем отчете ты 'позабыл' сообщить мне, своему куратору, об этом.
  - У меня было важное задание. Я не мог отвлекаться!
  - Это ошибка и серьезная, мистер Эйбон, - продолжал давить Брукс. - Про ситуацию с доппельгангером я вообще молчу.
  Все это было настолько странно и неожиданно, что мне даже насмехаться над Эриком не хотелось. Сам провинившийся уже не пытался отвечать, и лишь молчал, сердито сопя и краснея все больше.
  - Итак, я не любитель этого делать, но мне придется наказать вас, агент. Это, конечно, не тот проступок, за который на неделю отправляют в Домну, но тоже требует своего наказания.
  При упоминании о какой-то Домне, все вокруг, и особенно Билл, как-то напряглись и заметно побледнели. Мое плечо сжала рука Болтушки, которая и сама, услышав об этом, как-то резко перестала быть веселой.
  Я же ничего не понимал, и только стоял на месте, не решаясь пошевелиться.
  - Ник, - голос Брукса вывел меня из хаоса мыслей. - Ты уже нашел себе работу?
  - Э-э-э-э-э, нет... как бы... не успел... - кое-как ответил я.
  - Отлично, предлагаю вступить к нам в отдел. Хочешь?
  - Чего?! - вытянулось у меня лицо. - Это как?
  - Нам пригодится новый Неспящий. Будешь внештатным сотрудником, еще одним.
  - Че? Как?! Но я же ничего не умею! Да и вообще... - растерялся я.
  Мне сейчас предлагают работу полицейского, а я тупо не знаю, что мне ответить.
  - Ну, с тульпой ты справлялся неплохо, да и с доппелем держался нормально, а остальному тебя будет несложно научить.
  Он говорил это так, будто предлагал мне работу - кофе в офисе раздавать, а не бегать по всему городу и ловить темных фей и монстров. Я настолько офигел, что просто не сумел придумать хоть какого-то аргумента против. Да и стресс, который я испытал, нахлынул с новой силой.
  - Ты за одно задание можешь получить свою тройную стипендию.
  А вот этот аргумент оказался слишком сильным для моего, растерянного от шока и стресса, мозга. Быть может, будь у меня больше времени на раздумья, я бы сумел придумать, что ответить.
  - Ну... ладно...
  - Чудесно, - улыбнулся Брукс. - Вот, Эрик, познакомься со своим новым напарником. Твое наказание - обучить его всему необходимому.
  Эрик посмотрел на меня и точно отразил всю степень охеревания, которая сейчас была на моем лице. Он и сам оказался не готов к такому повороту, а я не сразу сообразил, на что именно сейчас подписался.
  - Ладно, ребята, можете идти, завтра к двенадцати ко мне в кабинет, - сказал нам Брукс и пошел к остальным. - Сэм, отвези ребят по домам. Фатима, на тебе показания потерпевшего, остальные - работайте.
  Все тут же засуетились, старательно работая или активно изображая деятельность, пока начальник шел мимо, а мы вдвоем стояли и обалдело смотрели в спину того, кто только что подложил нам обоим очень крупную свинью...
  
  
  1. Акихабара - район в Токио, одна из крупнейших торговых зон во всем мире для электронной, компьютерной техники, аниме и товаров для анимешников.
  
  
  
  
  Глава 20. Корень бед.
  
  Открыв глаза, я бездумно пялился в потолок. Мыслей в черепной коробке не было, как и вообще хоть чего-то путного. Я тупо лежал и смотрел перед собой.
  Ужаса, кошмаров или паники не было - лишь опустошение и ступор от того, как резко мир вокруг меня перевернулся с ног на голову.
  Когда я пришел в общежитие, и лишь после разговора с полицейским вахтерша нехотя пустила меня, я пришел к себе, не помня как разделся и умылся - скорее всего, меня потащила Болтушка - а затем просто рухнул на кровать и отрубился.
  Проспал десять часов без снов, проснулся, и вот уже полчаса пялюсь в потолок.
  Я уже четвертый день в этом городе. Я умудрился встретить фею, затем меня чуть не пристрелил псих с арбалетом, потом меня перетащило в иной мир, где ко мне привязалась какая-то непонятная фигня, а на следующий день меня дважды пытались убить.
  Апогеем всего этого безумия стало то, что мне предложили работу в полиции...
  Сама мысль о том, чтобы работать в таком учреждении не укладывалась у меня в голове.
  Вот где-где, а там я никогда не думал работать.
  Это было настолько чудной мыслью, как если бы к вам подошли на улице, серьезно предложили слетать на Луну и прямо в тот же день запихнули в ракету. Вот я сейчас чувствовал себя примерно так же.
  Лежу вот - что делать, как быть, куда деваться и как теперь жить, не знаю.
  - 'Ни в коем случае ничего говорить родителям', - подумал я.
  О да!
  Если мама узнает, ее ничто не остановит от того, чтобы приехать и попытаться забрать меня отсюда. Рано или поздно она узнает, что со мной случилось, и ее уже не получится выселить: начнет меня опекать и может пострадать из-за этого. У меня за один день было две смертельных опасности, мне и представить страшно, что сегодня может случиться.
  Мне теперь даже из кровати вылезать страшно.
  - 'Если что-то придет меня убивать, его вряд ли остановит одеяло, закрывающее мою голову', - был вынужден признать я.
  Про отца вообще молчу.
  Он тоже может начать все выяснять и проблем от этого будет не меньше.
  Не хочу напрягать своих родителей... я и так доставил им много проблем в прошлом, и не позволю, чтобы они снова... страдали из-за меня...
  Поэтому лучше пусть все это остается в тайне.
  Так что сегодня звонить родителям не стоит. Они, конечно, будут волноваться, но я придумаю какое-нибудь оправдание.
  - Ники... - подала голос Болтушка и появилась рядом со мной. - Давай похаваем что-нибудь. Я кушать хочу.
  - Ты же сама сказала, что не нуждаешься в еде.
  - Вкус никто не отменял. Корми меня, давай, - надулась она.
  - С таким проглотом как ты, я разорюсь, - тяжело вздыхаю.
  - Кстати, тебе к полудню к Неспящим нужно.
  - А, точно, а сколько сейчас?
  Взял телефон... 11:07...
  - ЧЕРТ! - подскочил я.
  Поднимаюсь и начинаю быстро одеваться, умываться, чистить зубы и стараться при этом, не выглядеть слишком потрепанным. Кое-как мне удалось одеться и при этом не выглядеть чучелом, а затем, подхватив свои вещи, я помчался на встречу. Вот надо же было так долго тупить и потерять счет времени!
  - О, привет, Ник, - махнул мне рукой зевающий Жан. - Ты куда так спешишь?
  - Да насчет работы договариваюсь, - ответил я.
  - А, ну удачи. Надеюсь, тебя возьмут, - улыбнулся он.
  - А я надеюсь, что нет...
  Под офигевший взгляд француза я выбежал из общежития, и, попутно попрощавшись с вахтершей, поспешил на автобусную остановку. Мне нужно успеть доехать к полицейскому участку и при этом не заблудиться. Там я был всего раз, и меня к тому же везли на машине, потому плохо помню, куда там идти.
  - Ники, а покушать? - повисла на моей спине Болтушка.
  - Потом, все сделаем и поедим, - отмахнулся я.
  - Ну ладно...
  Больше я не обращал внимания на ее нытье и ускорился...
  
  ***
  
  - Ох, моя голова, - застонал Тед, массируя виски.
  Для человека его работы и его сущности, бессонные ночи - дело привычное, но никогда не приятное. Телепатам, как он, вообще вредно перенапрягать мозг, но вчерашний день был просто переполнен неприятной и напряженной работой, потому сомкнуть глаза не удалось.
  Сначала разбирались с доппельгангером и 'пропавшей' уликой, а затем, вечерком ему подкинули еще работенку, и вот инспектору до самого утра пришлось заниматься делами.
  - Черт бы побрал это повышение, - вздохнул он.
  Когда начальник предложил ему занять пост главы 4-го отдела Неспящих, Тед согласился. Во-первых, это отличная зарплата, во-вторых, относительная безопасность - ведь на оперативную работу он теперь ездил редко, и рисковать уже не приходилось, а в-третьих, из начальников у него было только два человека, которых Тед искренне уважал и кому доверял.
  Комиссар Жирард пусть и похож на редкостного лентяя, но делом заслужил уважение и полное доверие подчиненных. Про мэра и говорить нечего - такого как он, еще поискать в мире нужно.
  Однако у всего есть минусы, и минусы своего положения он обнаружил быстро. Во-первых, Четвертый отдел, занимающийся непосредственно контролем и уничтожением аномалий, был одним из двух, принимавшим в свой состав внештатных сотрудников. И если у Пятого отдела, официально занимающегося Социальным Контролем, внештатниками были нормальные такие студенты-психологи на стажировке, понятия не имеющие, что происходит в этом городе, то у него на шее висела немаленькая куча психически нестабильных сноходцев. Причем, сплошняком и беспросветно - из-за немалого количества внештатников, всех более-менее адекватных ребят приходилось отдавать подчиненным, оставляя под своей непосредственной опекой только 'избранных', с которыми никто другой не справится.
  Во-вторых, тонна бумажной работы, что добьет его раньше, чем какая-то там темная фея... А его неумные подопечные вовсю старались проблему умножить, превращая и так огромное количество бумаг в виртуальный потоп, своим объемом заставляющий барахлить даже его не самый слабый компьютер. Тут столько всего, что любую возможность выехать из кабинета и проветриться, он воспринимает как дар Небес.
  Одно хорошо, он нашел себе превосходного секретаря, и благодаря ей, его жизнь стала хоть чуточку спокойнее. Не будь он женат и верен жене, тут же женился бы на Надесико - ангела во плоти, что спасла весь их отдел от самоуничтожения под тонной макулатуры. Виртуальной, конечно, но все же.
  - Боги, спасибо вам, что послали мне Ямада Надесико и ее сестру, - искренне поблагодарил он небеса.
  Да, хоть какой-то лучик света в непроглядной тьме его работы.
  Но работы было немало.
  Если бы глупая фея Ника не украла вещдок, головной боли можно было избежать. Они все так привыкли, что если случилось что-то странное, нужно искать гремлинов, гоблинов, говорящих тараканов или призраков, что даже не подумали о воришке среди фей.
  - А ведь стоило подумать, когда Сэм рассказал мне про нее, - застонал он. - Да и Ник, вместо того, чтобы вернуть, пошел приключения искать...
  Хотя, если честно, тут вина отчасти самого Брукса. Стоило все рассказать парню сразу и не наводить туману. Вот он и подумал, что тут какой-то заговор и стал действовать, по ситуации. Так что нет смысла винить парня, он и так уже влип во все возможные неприятности.
  - Ух, - Тед помассировал виски и сделал глубокий вздох. - Нужно поспать...
  Вот только спать нельзя: еще куча работы, а голова раскалывается как грецкий орех.
  - Ничего, у меня есть лекарство, - слегка улыбнулся он, беря чашечку горячего капучино, что приготовила ему Надесико. Ароматный кофе приятно ласкал нос, уставший от табака, и одним своим видом приносил покой его измученной душе.
  Он приблизил кружку ко рту...
  БАХ!
  Дверь в его кабинет резко отворилась и с грохотом ударилась о стену.
  Не ожидавший такого, Брукс дернулся и выронил чашку на пол.
  - О чем вы думали?! - прозвучало раздраженное шипение одного очень самоуверенного ребенка.
  Эрик ворвался в кабинет начальника, со вчера он явно еще не остыл, и сейчас пытал праведным, как ему казалось, гневом.
  Брукс же с досадой посмотрел на свой пролитый кофе и тяжело вздохнул.
  Нажав кнопку на телефоне, он связался с секретарем:
  - Надесико, можно еще капучино?
  - Да-а-а-а-а... - послышался радостный голосок. - А Эри-семпаю, что-то нужно?
  Он посмотрел на 'Эри-семпая', на то, какой у него сейчас рассерженный вид.
  - Пакетик со льдом.
  - Сейчас сделаю.
  Связь оборвалась и дверь за спиной младшего офицера закрылась, а сам недовольный встал перед Тедом и сверлил начальника обиженным взглядом.
  - Ну-с, молодой человек, рад, что вы в кои-то веки пришли вовремя, - скучающим голосом произнес Брукс. Он, вообще-то, не обязан был подыгрывать паранойе Эйбона, но настроения злить этого глупого ребенка сейчас просто не было.
  - О чем вы думали, вешая мне на шею эту обузу? - злился мальчишка. - Устроили весь этот глупый фарс и навязали мне на шею совершенно ненужный балласт... У вас новое увлечение - создавать людям проблемы? Или как?
  Рассерженный ребенок требует ответа и ведет себя ну очень по-детски. Не скажешь, что ему уже двадцать лет. Да, порой Эрик может вести себя откровенно глупо и капризно, но тут ничего странного. Сноходцы нормальными людьми не бывают, и у всех свои тараканы в голове, как например, у этого... дитя.
  - Ну, во-первых, ты действительно проштрафился. Не только на своих заданиях, но и чисто перед коллегами. Многим ты уже порядком действуешь на нервы, а то, что я тебя не наказываю за твои выходки, многих раздражает. Вот я и решил устроить 'публичную порку': тебя на место поставить и всем показать, что не выгораживаю тебя.
  - Этим 'всем' нужно достигнуть хотя бы трети моей эффективности, прежде чем предъявлять претензии, - фыркнул он. - А то мне кажется, что выгораживаете вы не меня, а тех неудачников, по чьей милости Соням [1] два месяца назад пришлось взрыв газа творить.
  Тед подавил вспышку гнева. Такие промашки случались не часто, но стоили они дорого. Десяток трупов, украшенный некрологами, повествующими о каком-нибудь трагическом и непременно 'случайном' происшествии, мастерски подделанном Третьим отделом - обычная цена. Хорошо, хоть платить ее приходится не каждый год.
  И упоминания о таких случаях в подобном контексте не могли не бесить. Ну, нельзя так говорить о людях, отдавших жизнь, исполняя свой долг. Кому другому он бы высказал все, что накипело, но не Эрику. Этот не поймет - наоборот, будет ходить гоголем: как же, довел шефа до ручки, какой молодец!
  - И по твоим размышлениям, я должен был выкатить наказание людям, потерявшим полкоманды, включая командира? Вот поэтому зачисления в штат тебе и не видать. Ты не умеешь работать с людьми и ценить окружающих. Пока не научишься работать в команде, нет смысла доверять тебе большую ответственность.
  - Я все равно не собираюсь поступать в штат, пока не закончу университет, и не стану полноценным агентом.
  К большому сожалению Брукса.
  Если бы Эрик был в штате, возможностей 'закрутить гайки' было бы куда больше.
  С внештатниками вообще забавная ситуация. Если смотреть со стороны и с очень большого расстояния... Вблизи все превращалось в лютый геморрой для всех участвующих. Есть не такой уж большой выбор - или ты даешь сноходцам, готовым рискнуть жизнью за деньги, способ это сделать, или они находят его сами, но, как правило, результат с точки зрения властей, получается, мягко говоря, неудовлетворительный. Конечно, даже так любого внештатника все равно пропускали через девять кругов ада - обучение, стажировка, постоянные проверки и контроль... Слишком высока цена их ошибки, слишком легко злоупотребить привилегиями. Но даже так, дисциплина в их рядах была далека от того, что он привык требовать от сотрудников полиции.
  А Эрик Эйбон был уникален даже среди них.
  - Ах да, желаемый тобой допуск к заданиям А-класса можно же и внештатником получить - со злой насмешкой протянул Брукс, и тут же тон его стал холодным, - вот только кто его даст одиночке, понятия, не имеющего о дисциплине? Научишься вести себя нормально - тогда посмотрим.
  - Это как, например? - сердито прищурился парень.
  - Например, не вламываться в кабинет начальника и не начинать скандал на ровном месте, - абсолютно бесстрастно и занудно начал перечислять Тед. Ну его, тратить эмоции на этого... - Не упоминать смерть товарищей как доказательство их некомпетентности. И главное - создать команду.
  Эрик протяжно и утробно вздохнул.
  - Да, я знаю, это не первый раз, когда мы затеваем подобный разговор... - продолжил детектив.- Но даже обычные полицейские работают как минимум парами. Даже в самых безопасных странах мира, где оружия населению не дают вообще, и у редкой банды есть хотя бы один пистолет. А ребята, с которыми работаешь ты, так и норовят сожрать твое лицо. Без человека, что подстрахует тебя в случае чего, ты живешь до первой ошибки.
  - И я живу так уже восемь лет, - вздернул нос пацан. - И 'в случае чего', я погибну от своей ошибки, а не от чужой. Все лучше, чем сдохнуть потому, что какой-то бездарь 'случайно' протопчется по Кругу.
  - Ну, почему же сразу бездарь? - пожал инспектор плечами. - Николай Темных не так уж плох, как тебе кажется. Парень способный, физические данные неплохие, постоять за себя умеет, быстро соображает. Недостаток знаний и опыта можно со временем компенсировать, и ты с этим вполне справишься.
  Сердитый внештатник был явно не согласен.
  - К тому же, он - твоя проблема, и тебе ее решать. Ты, вместо того, чтобы сразу позвонить мне и доложить об инциденте, начал действовать...
  - Но он почти 'провалился'! - возмутился Эрик. - У меня не было времени, к тому же у меня была работа, и я не мог отвлекаться. Я вообще потом жизнь ему спас от доппеля, потому мы квиты.
  Говоришь ему, не говоришь - все равно ведь не поймет!
  Похоже, гордыня так застелила ему взор, что он даже не замечает очевидного. Придется доносить до мозга методом попроще.
  - Скажи мне, Эрик, сколько времени ты прожил в городе, прежде чем стал сноходцем?
  - Три недели.
  - А Ника потянуло к Бреши на второй день.
  Вот теперь блондин начал понимать, о чем речь.
  - Ник - Факел, - прямо сказал Брукс. - И это не единственная проблема.
  - Есть что-то хуже? - нахмурился Эйбон.
  - Его фея - это известная многим Болтушка-Приставала-Надоедала и еще куча однотипных прозвищ. Спроси у любого тильвит-тега или Они из банды Шутена о ней, и ты услышишь столько нецензурной речи, что половина Мельхиора от яда завянет. Ну, или расцветет - говорят, эльфийский мат чудодейственен.
  Да, эта девица успела набедокурить по всему островку нереальности. Достала практически каждого высшего духа, украла немало ценных безделушек у древних фей и, по слухам, сумела достать даже дракона. Многие говорят, что Фафнир свалил из Мельхиора именно из-за нее.
  - Эта девица, похоже, учуяла приближение Факела, каким-то образом сумела на него настроиться и, опередив его личную фею, заключила с парнем контракт, - продолжал Брукс. - Факел - это уже неудачник, притягивающий неприятности, а Факел, связанный временным контрактом с феей, которую ненавидит половина Мельхиора - это адская смесь, которая вылилась в две встречи с темными и две смертельных опасности, а также очень быстрое становление сноходцем. Сам понимаешь, какие проблемы это принесет.
  - Именно поэтому вы пригласили его к нам, чтобы дать хоть какую-то защиту, - понял Эрик. - Ладно, я обучу его, но напарник мне все равно не нужен, я против того, чтобы с кем-то работать.
  - Ну, вот обучишь парня, и мы поговорим на эту тему. Обучи его, подготовь к походу в Мельхиор и помоги найти его фею. Сделаешь это, и может даже награду заслужишь, - сказал Брукс. - Могу даже попытаться договориться с Вайтнайтом, чтобы тебя отправили к нему на стажировку.
  При упоминании этого человека Эрик резко встрепенулся.
  Этот самодовольный и своевольный ребенок мало кого уважает, но к Вайтнайту у него особое отношение. Пусть сам Вайт на своем клинке вертел всех Неспящих и работников мэрии, коих он искренне терпеть не может, но не уважать его и то, что он делает, просто нельзя.
  А Эрик давно хочет поработать с ним.
  - Правда? - заинтересовался ребенок.
  - Да, я поговорю с ним, а теперь отправляйся встречать Ника, оформи его и займись обучением. Когда он будет готов работать сам, тогда мы с тобой поговорим об остальном.
  - Хорошо, - ответил Эрик уже гораздо веселее.
  - И еще кое-что, - нахмурился капитан. - Передай этому клоуну, что если он опять влезет в мой компьютер, я засуну его Пикачу ему туда, куда солнце не светит.
  - Передам...
  Дверь открылась, и в кабинет вошла сияющая и вечно бодрая Надесико с подносом с кофе и пакетиком льда.
  - Эри-семпай, - широко улыбнулась девушка, строя глазки красавчику. - Это вам.
  Она передала ему лед, на который блондин несколько секунд недоуменно смотрел, а Брукс тем временем принял свой долгожданный кофе, и уже отрешился от мерзкой реальности, уйдя в нирвану.
  Его кабинет наконец-то все покинули, и сейчас капитан мог дать отдых своему уставшему мозгу. Никаких шумных детей, никаких ворующих улики фей и прочих неприятностей!
  - Эх, сколько же проблем с этой глупой девчонкой...
  
  1. 'Сони' - внутреннее прозвище Отдела Поддержания Порядка, Третьего отдела Социального Контроля.
  
  
  
  
  Глава 21. Нежеланное сотрудничество.
  
  Добравшись до здания полицейского участка, я позволил себе остановиться и отдышаться. Остановка тут не так близко и мне пришлось бежать, чтобы успеть, но я был не уверен, что вовремя добрался.
  - Клево, Ники, почти на рекорд тянет, - хихикала Приставала, копаясь в моем телефоне.
  Я же игнорировал ее слова и просто пытался дышать.
  - Ты почти опоздал, - послышался знакомый и от того не менее неприятный голос.
  Ничего ему не отвечаю и молча смотрю в глаза.
  Стоит на ступеньках и надменно смотрит сверху вниз, будто он тут царь мироздания, а я лишь холоп перед ним. Как же он меня раздражает.
  - Ну и чего молчишь?
  Складываю руки на груди.
  Не собираюсь с ним говорить пока он не извинится и уж тем более работать с таким придурком не стану. Гордость у меня еще есть, потому пока он не извиниться ничего делать не буду.
  Мы некоторое время молчали, источая довольно пугающую ауру, из-за чего окружающие сторонились нас и как-то нервно поглядывали.
  - Я не пытался тебя убить, - сдался он все же. - Я пытался не допустить того, чтобы ты стал сноходцем.
  - Не понял, - приподнял я бровь.
  - Пошли, - сказал Эрик и двинулся внутрь здания. Пришлось следовать за ним. - Когда человек близок к тому чтобы стать сноходцем, его фея в Мельхиоре начинает звать его и их обоих тянет к ближайшей Бреши. Чем сильнее сопротивляешься Зову, тем сильнее тянет, и порой теряешь над собой контроль. Мы называем это - 'провалиться в Мельхиор'. Невозможно остановить этот процесс, но его можно временно прервать, нужен стресс и боль. Я пытался лишь напугать тебя, затем прострелил бы ногу, но тем самым прервал бы процесс, а затем оттащил к нашим. И пока зашивали бы рану, тебе все объяснили и дали выбор, остаться и стать сноходцем или уехать домой и забыть обо всем как о страшном сне. Вот только ты начал убегать и неудачно добрался до самой Бреши, а затем и поскользнулся. Вот и все.
  Это типа он мне так помочь хотел?
  Как-то неубедительно звучит. Если бы во время его речи он проявил хоть каплю раскаяния, то я может и поверил, а так все это выглядит просто как констатация факта. Будто я во всем виноват и заставил, его, занятого человека, бегать за собой.
  Хотя, если подумать, к Биллу, которого он вчера спасал, Эйбон относился не лучше. Может он просто по жизни мудак, которым ко всем относится, в лучшем случае, как к мебели? Замечательный напарник.
  Ну, по крайней мере, он хоть рассказал. Не знаю насколько это правда, но он хоть не пытается 'защитить мою нежную психику ужасной правдой', как некоторые, кто скрывает важные вещи, зная я которые не стал бы подвергать себя смертельной угрозе.
  - Ладно, - сказал я.
  - Давай разберемся сразу, Ник, - он посмотрел мне в глаза. - Ты мне не нравишься, я тебе не нравлюсь, но нам теперь вместе работать и определенная степень доверия между нами быть должна. Вне рабочего время можешь игнорировать меня сколько угодно, но во время работы, ты должен делать то, что я скажу.
  - Хорошо, Эрик, - отвечаю ему, решив тоже не продолжать конфликт. - Что дальше?
  - Держи подарочек, - он протянул мне пакетик со льдом. - В честь примирения.
  Взял его и повертел в руках.
  - И что мне с ним делать?
  - Погрызи, - фыркнул он и пошел дальше.
  Отдаю лед Болтушке, которая с удовольствием начала его жевать. Ну, хоть кому-то весело будет и хоть на пять минут перестанет говорить про еду.
  - Идем оформлять документы, а затем мне придется тебе все рассказывать, - вздохнул он. - Черт, сколько мороки.
  - То есть меня реально возьмут на службу? - спросил я, все еще не веря, что это правда. - Я же ничего не умею.
  - Все претензии к Бруксу. Обычно у тебя было бы несколько недель подготовительных курсов, а потом уже к кому-нибудь устроили на стажировку, - махнул он, рукой двигаясь через людей снующих туда-сюда. - Впрочем, курсы в основном посвящены всякой рутине и ничего критичного для выживания не несут. Видать, Брукс решил, что по ходу дела ты освоишься лучше, а таких вопросах он часто оказывается прав.
  - Бывает и не прав?
  - Брукс - телепат и довольно сильный, он редко ошибается в людях, но и он не всеведущий. Бывали у нас 'крысы', но таких мы сами быстро отлеживаем и убираем.
  Он явно не горит желанием продолжать данную тему.
  Мы добрались до бухгалтерии, где у меня взяли паспорт, и несколько минут мне пришлось заполнять документы, а после сделали фотографию, сняли отпечатки пальцев, а после полчаса мне пришлось просидеть и ждать.
  Ну и пока сидели, Эрик рассказал мне, как вообще устроена структура Неспящих.
  Весь департамент разделен на пять отделов.
  Первый - это Наблюдающие. Они же отдел Сбора и Анализа Данных. Просматривают камеры, иногда ходят ножками и осматривают лично. Способности членов отдела в основном сосредоточены на восприятии или побеге, впрочем, большая их часть способностей вообще не имеет. Именно эти ребята ответственны за выдачу заданий, за исполнение которых я буду получать денежки. Их символ - это крылатый щит с перечеркнутым глазом.
  Второй - это Ликвидаторы. Отдел Устранения. Это спецназ, но специально обученный справляться с чудовищами и крупными неприятностями. Сноходцев там не так много, а те, что есть или небоевые способности имеют или не пользуются ими. У Ликвидаторов ценится командная работа и выучка, а не индивидуализм. Ну и пушки. Большие непростые пушки с дорогими патронами. И тратиться на оные патроны руководство предпочитает, только когда совсем прижмет. Я бы тоже не торопился выкладывать такие козыри, когда выстрел того же УРСа[1] стоит столько моих почек, сколько у меня нет. Символ этого отдела - черный глаз, пронзённый тремя мечами.
  Третьи - Отдел Поддержания Общественного Порядка, официально, или Чистильщики, если неофициально. Если совсем-совсем неофициально - просто Сони, за полузакрытый глаз на их значке. Занимаются тем, что заметают следы за деятельностью фей и сноходцев: стирают память, устраняют повреждения, подлечивают людей и занимаются устранением ослабших фей. Например, ту флешку с Садако передали им, и они сейчас занимаются тем, что уничтожают тульпу. Также Сони взяли на себя работу судмедэкспертов, потому они же заведуют моргом и лабораторией, ну и контроль информации тоже на них. Народ там следит, чтобы какая-то лишняя информация не просочилась в сеть, ну и отлеживают заодно странные сообщения на форумах. Если что-то появляется или начинается зарождение какого-то слуха, то они об этом сообщают Неспящим. Их знак - полуприкрытый глаз в крылатом ромбе.
  Четвертый - Отдел Неспящих, то есть мы, а наша задача проста, как раз все расследовать и решать. Так что мы расследуем, ловим и изгоняем темных обратно в Сон и защищаем простых людей. Если что-то вне наших сил или нам просто недоступно, то обращаться к другим отделам. У нас символ уже мной видимый - открытый глаз на фоне стрекозы.
  Пятые - Отдел Связи с Общественностью, ну или если проще, ширма для остальных отделов. Именно они занимаются общением с населением, предотвращение бытовых преступлений и другими официальными вещами и прикрывают нашу деятельность. В основном туда студентов и набирают, только из факультетов психологии и социологии, и там сноходцев нет, ну или единицы. У них символ - закрытый глаз в треугольнике в двойном круге. За это их еще называют Слепцами, типа ничего не видят и ничего не знают.
  Само здание Социального Контроля имеет два входа, официальный где заведует Пятые, а второй, тайный, куда могут войти только сноходцы, духи и посвященные.
  - Значит, есть отдельный боевой отдел... А что наши такое не могут? - спросил я. - Я имею в виду открыто сражаться с феями.
  - Вопрос специализации. Оперативник полиции может стрелять, но более сложные боевые операции лучше поручить спецназу. Хотя бы потому, что в арсенал первых действительно разрушительное оружие не входит... С отделами та же ситуация.
  - А не 'действительно разрушительное'? - заинтересовался я.
  - Норматив сдай и разрешение выдадут. На пистолет запросто, на холодное оружие, дробовик, винтовку, лук или арбалет - при нужде, если докажешь, что твоя способность обладает с ними высокой синергией, - тут Эйбон стал разговаривать как-то спокойнее. Любимая тема? - Про автоматическое оружие и особо крупный калибр - сразу забудь, автоматы с АМВ[2] дают только ликвидаторам. С взрывчаткой - такая же ситуация, максимум - наступательные гранаты[3], но и к ним доступ получить тот еще геморрой.
  - Получал?
  - Получил разрешение на все, что можно, и даже на кое-что из того, что нельзя. Правда, последнее дадут применить только в случае чрезвычайных ситуаций, - в голосе этого, как оказалось, оружейного маньяка звучала откровенная тоска. Похоже, дай ему волю, он бы с шестиствольным пулеметом разгуливал.
  Хотя, если учесть, какие твари тут встречаются... Я тоже хочу пулемет.
  Вскоре оформление документов закончился и мне выдали значок Неспящего. Уже знакомая мне бляха изображением щита, глаза и стрекозы.
  - Порежь палец и капли кровью на значок, - сказал Эрик.
  - Чего? У вас тут и кровавые ритуалы практикуют? - офигевшим голосом произнес я. - Или бухгалтерию, наконец-то, признали черной магией, потому вам требуется моя душа?
  На мои слова работницы тихо захихикали.
  - Силу фэйри можно переносить в предметы, - с раздраженным вздохом начал пояснять мой подневольный наставник, - С кучей условий, в которых я не разбираюсь - все это вуду не мое дело. Электроника внутри значка сделана так, что без этой силы не будет работать, и эта же сила показывает нечисти, что значок настоящий. С разумными ее представителями сразу становится проще говорить. Действует это все только в твоих руках, но надо подзаряжать, так что раз дней в десять значок сдается на два часа. С точной датой подзарядки определятся позднее. Все?
  - Что за электроника-то? - поинтересовался я. Ну и что, что 'напарник' от вопросов не по оружию бесится, ему полезно.
  - Здесь, - Эрик развернул значок и тыкнул пальцем в небольшой разъем, - твоя электронная подпись. Чтоб по внутренним ресурсам шастать и отчеты подписывать, не толпясь в офисе. Разъем юэсби-си[4], кабель в комплекте не поставляется, но покупается в любом магазине, если у тебя вдруг нету. Ну и еще внутри подтверждающий подлинность чип, который может засканировать любой полицейский и не только. За исключением чар - стандартный набор для любого значка в этом городе. И все это я мог рассказать на ходу, так что хватит тратить мое время! Нож тебе дать?
  В нашу беседу решила вклиниться Болтушка, что появилась рядом и тут же со знакомым мне выкриком 'Кусь', впилась зубами в мой палец.
  - Ауч! - вскрикнул я и, взяв стоящий на столике разбрызгиватель, которым комнатные растения поливают, начал брызгать на Приставалу. - Кыш! Фу! Место!
  - Бе-е-е-е-е! - показала моя фея язык и исчезла.
  - Вот жеж...
  И пока бухгалтерши смеялись над разразившейся комедией, я капнул кровью на значок, и та моментально впиталась в металлическую поверхность и исчезла, будто ее и не было.
  - Ну, наконец-то, - сказал Эрик, оставаясь все с таким же кислым лицом. - Этот значок твое удостоверение. Лучше не теряй его, пусть в чужих руках он - бесполезный кусок железа, восстанавливать все равно замаешься. И, поскольку я за тебя в ответе, маяться придется и мне. Если что-то случится и тебя задержат полицейские, просто предъявляешь значок и после проверки тебя или отпускают, или связываются с Бруксом и тот уже посылает кого-то разобраться в ситуации. По сути, права у нас практически неограниченные. Мы хоть стрелять посреди бела дня имеем право, и нам никто ничего вякнуть не может, но убивать никого не советую, даже если необходимо. Суда на нас нет, зато внутренний трибунал имеется. Почти военного образца.
  Во, какие тут сложности.
  Постараюсь учесть, но как-то стрелять в людей мне бы не хотелось.
  - Все, пошли, у нас еще лекция намечается.
  - Пошли, - кивнул я, но тут резко о себе напомнил мой желудок, так как с утра я ничего не ел. - Извиняюсь.
  - Ты жалок...
  Бр-р-р-р-р!
  Это уже его желудок прозвучал.
  Пару секунд мы оба молчали, а Эрик обиженно надулся. Такой подставы от собственного организма он явно не ожидал.
  - Ладно, идем поедим.
  Решив не спорить с ним, мы двинулись в общую столовую, где все сотрудники отдела могли спокойно поесть.
  Столовая полицейского участка представляла собой стандартное помещение, какое я мог видеть в кино. Просто большой светлый зал с множеством длинных столов, за которыми и сидели полицейские.
  Пожалуй, именно тут я впервые и увидел весьма большое количество сноходцев, чем раньше. То есть я и раньше понимал, что все вокруг такие, но сейчас мог видеть подтверждение всему этому. Многие сидели за столами в компании своих духов, которые или спали рядом как домашние животные или же сидели с ними и ели из тарелок. Феи были разные, каких я даже вообразить не мог. Некоторые напоминали и правду маленьких человечков, с крыльями насекомых, или просто какие-то гуманоидные формы. Другие напоминали собой обычных животных, но большая часть даже так выглядела необычно, вон волк в доспехах, или краб, из спины которого торчит меч, а там дальше птицы с металлическими перьями. Меньше всего тут было именно странных и чудаковатых духов, которые одним своим видом вызывали некоторый диссонанс. Как, например: большой красный фонарь со ртом и длинным языком, здоровенный питон с человеческой головой, робот, миниатюрная Годзилла, а также летающие глаза горящие зеленым огнем.
  Все это напоминало собой какой-то цирк или дикий балаган из всего чего только может быть.
  - Да уж...
  - Не зевай.
  Эрик повел меня к витринам, где мы и набрали еду. Я взял побольше, так как у меня тут еще один едок, да тут все старались набирать не только на себя, но и на своих фей.
  При виде Эрика окружающие как-то неодобрительно на него посматривали, а видя меня рядом с ним, кто-то над блондином тихо посмеивался. Если бы я не знал, насколько он может быть раздражающим, то мне бы даже было его жалко, но нет.
  Набрав разного и побольше мы дошли до другого конца зала и сели подальше от всех.
  Я сразу же отложил в сторону еду для Болтушки и спокойно себе ел горячий супчик, надеясь, что мешать мне обедать не будут. Эрик же взял себе чего-то полегче, да и порцию поменьше, а вот еду для своей феи, а именно пирожки, он положил на стул рядом и те моментально пропали.
  - А где твоя фея? - спросил я.
  - Он не любит показываться, - ответил блондин.
  - Может, скажешь, с чего это меня вообще решили к вам взять? - решил я не затягивать важный вопрос и задать его. - При всем уважении к офицеру Бруксу я не верю, что он с первого взгляда может определить, кто ему подходит, а кто нет. Два столкновения с феями - это не то, что может кого-то впечатлить.
  Ну, вообще-то, есть и еще одна причина, но ее я упоминать не хочу.
  - Ага, тебя взяли не из-за талантов или выдержки, - кивнул Эйбон. - Просто для тебя это единственный способ выжить.
  Я прекратил есть.
  - Дело в том, что ты - Факел, - заявил он и, видя мое полное непонимание, пояснил. - Факелами мы называем самых настоящих неудачников, которым не повезло по жизни такими стать. В реальном мире вдалеке от Бреши люди плохо видимы для духов во Сне. Как смутные тени. Сноходцы и Посвященные видны как обычные люди и могут привлечь внимание, но интерес к нам может также быстро пропасть, если они не у Бреши. А вот Факелы...
  - Такие как я заметны всегда? - понял я.
  - Как маяк в ночи. Подобные тебе источают особый 'запах', который привлекает фей, как хороших, так и не очень, - покачал он головой. - Ты, в некотором роде, деликатес, который многие захотят попробовать на зуб.
  Его слова заставили меня напрячься.
  - И сколько я таким буду?
  - Неизвестно, - пожал он плечами. - Все эти люди-аномалии - тема, мягко говоря, малоизученная. Это с посвященными да сноходцами все понятно. Первые - люди, что могут видеть фей. Большинство из них - это просто несчастные, которые подверглись нападению темных или как-либо иначе взаимодействовали со Сном. Таким сложнее стереть память, да и бессмысленно - те, кто видят духов, так же видны им сами, заставить их забыть об угрозе - это выписать смертный приговор. Вторые же... Ну, комментарии излишни. А вот другие отклонения - черный ящик. Слишком много вариантов тут. Может, проклятье, наложенное на предка или какая-то связь с феей, у некоторых бывают особые психологические отклонения, что так сильны, что даже брешь миров пробивают. Ничего толком сказать нельзя, отследить и выяснить тоже неясно как. Из реальных фактов по Факелам есть только статистика наблюдений, и все. Кстати, хоть подобные тебе не редкость, но ты, походу, бьешь мировые рекорды по количеству происшествий за первую неделю.
  - На меня каждый день будут нападать темные и прочее?
  - Ну, это вряд ли, - хмыкнул он, жуя свой салат. - Но определенная степень неприятностей тебе точно обеспечена. Именно поэтому тебя и взяли к нам. Рядом с опытными сноходцами у тебя больше шансов выжить, плюс тут научат справляться с темными и прочими неприятностями, а если сумеешь чем-то прославиться или свершить, нечто, то из Факела станешь Пугалом, от которого темные будут в ужасе убегать. Для существ, что состоят из людского воображения, слава до ужаса материальна.
  - М-да... - сказал я. - Я ведь просто приехал в этот город, потому что надеялся на спокойную жизнь.
  - Многие победители конкурса так думали.
  - То есть...
  - Почти все 'победители' конкурса - это потенциальные сноходцы.
  - То есть корпорация заманивает сюда людей, и делают их сноходцами?! - подскочил я.
  - Ага. Металогику основали сноходцы, все их невероятные технологии изначально сделаны с помощью фэйри, пусть некоторые методы они уже и воспроизвели мирскими средствами. И многие, как и мы, не могут покинуть Небелинзель. Теперь ты понимаешь, что простреленная нога и потрепанные нервы не такая уж и высокая цена?
  Да, в такой перспективе все кажется несколько иначе...
  - Зачем корпорации заманивать нас сюда?
  - Официальная версия заключается в том, что нужны новые кадры для компании. Некоторые сноходцы имеют полезные в производстве способности или нечто другое.
  - А не официальная?
  - Надеются, что может хоть кто-то сумеет найти способ для нас освободиться от острова и стать свободными. Найти источник всех проблем
  - Ты про некоего Короля Мельхиора? О нем Кадэхо говорил.
  - Так вот кто тебя ко мне привел, - догадался Эрик. - Ну, все, готовься к неделе корейской кухни...
  Прости собачка, но боюсь, теперь конец.
  - Никто никогда этого Короля не видел, может где-то в Мельхиоре и обитает, но за все годы, что сноходцы тут, никто даже намеков на его существование не замечал.
  Мы немного помолчали, отдав должное еде.
  - Ты говорил, все приглашенные - потенциальные сноходцы... Это означает, что в городе сотни тысяч, таких как мы?
  - Не-а, - покачал головой Эрик. - Сноходцев чуть больше десятка тысяч. Не каждый, кто имеет потенциал - проваливается в Мельх.
  - А как тогда ты это узнал? Что все приглашенные - сноходцы? Есть какие-то признаки?
  - Если бы, - он вздохнул, - Кто именно становится сноходцем и как, не ясно никому, и всякие попытки найти между нами всеми связь ни к чему не приводит. Все проще. Немного статистики. Немного бредней пророков, немного практически однозначных поступков Металогики - картина по-другому просто не складывается. Это не только мое умозаключение, это практически секрет полишинеля - все это знают, кому интересно.
  - Эмм... Пророки? - застыл я. Что, блин, дальше? Маги из сказок и Баба Яга в высокотехнологической ступе?
  - Сон - это ноосфера, - тон Эйбона был похож на тот, которым обычно разъясняют вещи маленьким детям. Если бы он еще не был таким издевательским... - Что странного в том, чтобы получать информацию из ноосферы, если у тебя есть соответствующая фэйри? В предсказания будущего я бы верить не стал, но знать прошлое или настоящее - дело нередкое. Правда, это далеко не всегда в удобной и понятной форме... Но все же, как минимум 20 человек по городу могут четко сказать, есть у человека потенциал сноходца или нет.
  - Мда...
  Я и не думал, что узнаю такие подробности.
  Корпорация, заманивает людей на остров, чтобы те для чего-то стали сноходцами, я магнит для неприятностей и теперь для меня есть только один пусть - жить тут и выживать...
  Черт. Неужели мои проступки настолько плохи, чтобы я был так наказан?
  - Не спи, а лучше ешь, а то тебя объедят, - сказал Эрик.
  Смотрю вниз и вижу кое-чьи наглые ручонки, что тянутся к моей еде.
  - Эй, ты свое еще не доела, - возмутился я наглостью этой дамочки.
  - Хи-хи, мне твое попробовать хочется.
  - Обойдешься.
  - Ну не жадничай...
  - Отцепись...
  
  
  1.УРС - управляемый реактивный снаряд.
  2.АМВ - антиматериальная винтовка. Антиматерией не стреляет - просто предназначена для поражения материальных объектов. Современное такое противотанковое ружье. Танк уже не пробьет, они прочнее со времен Второй Мировой стали, но вот бронированное авто - запросто.
  3.Наступательные гранаты отличаются от оборонительных малым (максимум 15 метров) радиусом взрыва.
  4.Юэсби-си, USB-C, он же USB Type-C. Обычный мелкий разъем, встречается много где.
  
  
  
  Глава 22. Суть способностей.
  
  Закончив с едой, мы двинулись в спортивный зал, куда меня повел Эрик. На вопросы о причине туда идти, он ответил, что сейчас там народу немного и к тому же нужно место, чтобы потренироваться, а об остальном сказал, позже объяснит.
  Зал оказался не особо большим, но достаточно просторным, чтобы никому не мешать. У стен стояло несколько тренажеров, боксерские груши, канаты, матрасы на полу для спаррингов и гири с гантелями. Ничего такого необычного. По словам Эрика, некоторые люди тут занимаются, чтобы не оплачивать обычный спортзал, а по вечерам и утрам тут часто тренируются Ликвидаторы. Эти ребята внерабочее время часто занимаются.
  Сейчас же тут было мало народа, да и те в основном или сидели за велотренажерами с наушниками или с друзьями о чем-то болтали.
  Поскольку мы тут сейчас особо ничего делать не будем, то переодеваться нам не нужно было, разве что разуться, перед тем как встали на матрасы.
  - Итак, сейчас мы с тобой немного разомнемся. Нет, драться не будем, в этом сейчас нет смысла, у нас другая цель, - сказал он, когда мы пришли. - Для начала я расскажу тебе о способностях сноходцев, и как они работают, а потом со временем обучу, как с другими сноходцами сражаться и как выживать.
  Я был весь во внимании так как от Болтушки никакой толковой информации о каких-то там силах я не получил, она сама ничего не знает.
  - Каждый сноходец при заключении контракта с феей получает какую-то способность, - начал он. - Это уникальная сила присуща только этому конкретному человеку.
  - То есть все силы уникальны?
  - Ха-ха-ха-ха-ха, ага, - громко рассмеялся парень. - Все люди уникальны, но при этом все одинаковое говно. Тут все точно также. Все способности в корне своем уникальны, а по результату могут быть очень похожи.
  - Не очень понятное объяснение, - нахмурился я. Этот тип явно страдает мизантропией[1], ну или наслаждается.
  - То есть способности могут действительно быть одинаковыми, но метод и источник использования резко отличаться. Вот, например, телекинез, - с этими словами Эрик взял теннисный мячик и тот стал парить над его рукой. - В городе ты найдешь минимум сотни три людей с такой силой, но при этом каждый будет чем-то отличаться, какими-то условиями. Один представляет телекинез как невидимую руку, что хватает и перетаскивает предмет, для другого это нити опутывающие вещи и тянущие их, кто-то видит все как облако толкающее объекты. Но есть и более интересные экземпляры, типа ограничений, когда ты можешь передвигать только не органические объекты или только бананы.
  - Серьезно? - приподнял я бровь.
  - Не совсем. Управляющий бананами - это что-то вроде городской легенды, никто не видел, но все знают. Но парня, управляющего только мячами, я встречал лично.
  - Офигеть, - только и сказал я. - Значит и ты телекинетик.
  - Кто знает, - пожал он плечами.
  Странно. Если все так очевидно, то зачем из этого делать какую-то не нужную тайну? Непонятный человек.
  - Еще сноходцы различаются источником их сил.
  - Источником?
  - Кто-то становится сильнее от страха, у кого-то лучше получается использовать силу при сексуальном возбуждении, а другие только заглушая эмоции могут что-то делать. Это все и делает сноходца уникальным.
  - Ясно, - кивнул я. Представил себе воина, который бил всех и гонялся за врагами с большим стояком в штанах. Жуть какая. - И как определяется сила сноходца? То есть, как понять, кто сильнее или слабее?
  - Никак, - покачал он головой. - Это невозможно определить. Сила сноходца не измеряется в мане, фурьоку, чакрах, уровнях, физических параметрах или прочем. Технически, все сноходцы между собой равны, но один сильнее другого по разным причинам. У кого-то универсальная способность, кто-то лучше владеет своей и умеет вовремя ее применить, но в основном, чем лучше ты владеешь своей силой и лучше ее применяешь, тем ты круче.
  - Значит, технически, любой сноходец может стать самым сильным и всех победить? Даже Парень-с-мячами?
  - Теоретически - да. Получить по лицу баскетбольным мечом - уже неприятно, а ведь снаряды можно и заранее подготовить, свинчатки там залить... Стальной мяч - тоже мяч. Правда, по факту, тот парень гражданский и в боевом применении своей силы не заинтересован, так что вряд ли. Тут ведь важен опыт и умение своей силой пользоваться.
  Интересно смотрится.
  А я сначала подумал, что угодил во что-то типа рпг, где мне пришлось бы качаться, и хайлевлов никогда бы не победил, но все оказывается несколько иначе. Нет, глупо думать, что я сейчас хоть кому-то могу что-то противопоставить, учитывая, что я сам ничего в себе не понимаю, но то, что все в некотором роде все же люди, а не неубиваемые монстры, уже о многом говорит.
  Тот же Билл с его самолечением очень крут, но я против него держался и сражался он в основном своей обычной физической силой, и там вроде как ничего сверхъестественного не было. Лишь излечивался от моих ударов, а не умей он это, давно бы слег. Учитывая, как я бил по Садако, то я точно очень силен.
  Кстати, я заметил одну вещь.
  Несмотря на все ко мне отношение Эрик вполне себе подробно и интересно отвечает на мои вопросы. Похоже, ему нравится кого-то чему-то учить или просто учительский талант у парня. Вон как гордо нос вздергивает, рассказывая мне вещи и вставляя свои комментарии.
  Ну, раз ему нравится, то мешать не буду, мне же это полезно.
  - Еще вопрос, есть ли какая-то классификация сноходцев?
  - Есть, но она очень условная, - слегка вздохнул он. - То есть придумали мы сами себе ее, но в ней столько исключений, что всю классификацию можно смело выкидывать на помойку.
  - Но все же.
  - Сноходцев можно по их способностям разделить на четыре типа: эсперы, призыватели, перевертыши и предметники. Эсперы - это такие как ты, я, Билл. То есть люди с какой-то способностью. Нас таких большинство. Те, чьи феи в воплощенном виде проявляют способности сильнее, чем через своих хозяев, зовутся Призывателями. Не заблуждайся - когда фея не материализована, ее хозяин все равно может использовать ее способности, только слабее. Ну, как и Эсперы могут материализовывать своих фэйри, тут вопрос, скорее в том, какой способ для кого сильнее. Перевертышей и предметников можно считать подвидом Эсперов и Призывателей соответственно. Перевертышами называют тех, кто могут обращаться в какого-то монстра или как-то изменять собственное тело. Предметники - это те, чья сила воплощается в предмете, и обычно этот предмет - материализованная форма их феи.
  - Логично, а в чем исключения?
  - Множество их, перечислять устану. Кто-то может способностью призывать свои копии, кто-то, перекинувшись в другую форму, может огнем дышать и летать, игнорируя законы аэродинамики... Можно найти целую тонну исключений для такой классификации, потому все упорядочить просто физически невозможно.
  - Да уж это действительно проблема, - согласился я. - Как вы вообще постоянно с таким справляетесь?
  - Приходится быть гибкими, думать головой, подстраиваться, - пожал Эрик плечами. - Нет какого-то стандартного подхода, который давал бы лучшие результаты в любой ситуации. Потому среди нас ценятся те, кто умеют быстро адаптироваться к обстановке.
  М-да, просто не будет.
  Ладно, значит, придется учиться.
  - Ну-с, перейдем от теории к практике, - сказал Эйбон. - Сейчас брать тебя с собой на задание абсолютно бесполезная и самоубийственная вещь. Пока ты не научишься применять свою способность, ты даже как силовая поддержка бесполезен.
  - С моей сверхсилой?
  - У тебя не сверхсила, - покачал он головой. - Не могу сказать точно, но твоя способность это некая форма - Кинетического Поглощения.
  - Это как?
  - То есть ты поглощаешь силу удара противника и получаешь заряд, который повышает твои физические параметры.
  Теперь, когда он сказал это, я действительно начинаю понимать, что так все и было. Когда доппель чуть не убил меня тем ударом, я сумел закрыться и как-то спастись, а затем оттолкнул его на несколько метров назад. Потом в драке с Биллом от некоторых его ударов я становился дико сильным, ну и при стычке с Садако подобное происходило.
  - Значит, это моя способность? Я могу только это?
  - Без понятия. Твоя сила ограничена только твоим воображением, верой и психикой. Ты сам неосознанно выставляешь себе ограничения, и лишь обучаясь и с опытом, ты начнешь понимать границы и возможности.
  Я нахмурился и задумался, так как мне пока все это слабо понятно.
  - Привожу пример. Была некогда одна девица, у которой, как все думали, было две способности. Она могла прикосновением замораживать все или расплавлять жаром. Две крайности и ничего между ними. Считалось, что она может поглощать тепловую энергию, а потом освобождать, аналогично твоим отношениям с энергией кинетической... Но на самом деле это был полноценный термокинез. Сейчас она может просто взять комнату и усилием разделить на две зоны, в одной жидкий воздух с углекислым снегом, в другой пылающий ад. Так что лишь твои собственные усилия решают, чего ты достигнешь.
  Теперь понятнее.
  - Вставай. Сейчас мы с тобой начнем первый урок. Твоя задача научиться по собственному желанию активировать свою способность.
  - То есть... - побледнел я.
  - Ага, - коварно улыбнулся Эрик, и вокруг него закрутилось несколько теннисных мячиков. - Сейчас потанцуем...
  - Я такого долго не выдержу! Ты псих!
  - Открываю тебе секрет, Ник, - посмотрел Эрик мне в глаза. - Все сноходцы в той или иной степени безумны. Нормальные так и остаются 'потенциальными'. А теперь, лови...
  
  ***
  
  Через час измучанный и избитый Ник свалился на матрас и был уже не в силах стоять. Теннисные мячики при хорошем разгоне могут быть болезненными, потому ничего удивительного, что он больше не в состоянии подняться.
  - Два из десяти. Жалкое зрелище...
  Ник лишь что-то невнятное пробурчал.
  - Нужно звать Фатиму, чтобы она его подлатала.
  В таком состоянии отправлять его домой будет нельзя, не потому что кому-то тут жалко подобного придурка, а чисто лишние вопросы никому не нужны.
  Однако способность у него интересная, вот только нуждается в изучении. Кто знает, может как боец он и будет из себя что-то представлять, но пока зрелище, как минимум, не впечатляющее.
  - 'Эх, намучаюсь я с ним'.
  Стоило кого-то спасти, как его тут же кидают на шею. Не справедливо!
  Над телом придурка появилась его фея и стала делиться с ним недоеденным льдом, хотя ему вряд это сейчас поможет. Больше казалось, что она прикалывается, чем пытается помочь, но ничего удивительного, не повезло ему с контрактом.
  - 'Почему его не встретила его собственная фея?'
  Нет, разумеется, бывало немало случаев, когда настоящая фея не добиралась до своего сноходца и тот или по ошибке, или ради выживания заключал временный контракт со сторонней феей, вот только судя по их словам, они оба не представляют что такое контракт и как его заключили...
  - 'И что это было тогда?'
  Когда он исчез и появился уже с феей... его глаза сияли багровым светом... и от него исходила довольно неприятная и даже пугающая аура... как от...
  - 'Нет, это уже глупо'.
  Так или иначе, сейчас раздумывать нет смысла. Нужно поднатаскать его, поучить кое-чему, затем найти его фею, а после можно пинком отправить в свободный полет. Возиться с ним долгое времени совершенно не хотелось.
  - 'Ладно, нужно сходить за Фатимой...'
  
  
  1.Мизантропия - неприязнь, ненависть к людям.
  
  
  
  
  Глава 23. Алая.
  
  Бип-Бип-Бип-Бип!
  Неприятный звук будильника заставил меня вырываться из спасительных объятий сна и возвращаться в жестокую реальность. Стоило мне проснуться и дернуться, как боль в мышцах тут же прокатилась по всему телу и напомнила о том, что я еще, к несчастью, живой.
  - Ох, сегодня явно будет чертовски муторный день...
  Фатима умеет лечить, но вот боль в мышцах убирать это не ее конек. Я очень рад, что у этой милой девушки есть такая способность, и она была не против поднимать меня из мира мертвых после каждой тренировки, но легче мне от этого не становится.
  Вот уже неделю я 'тренируюсь' с Эриком и каждый день возвращаюсь домой уставшим как собака. Он гоняет меня своими мячиками на занятиях, а после читает лекцию о феях и сноходцах, потому, когда я добираюсь до кровати, то мне хочется от боли в мышцах и опухшей головы лишь спать. Отрубаюсь, сплю до утра, просыпаюсь и ползу на новую пытку.
  - Если бы мне за это еще платили, - вздохнул я.
  Ну, я пока стажируюсь, и пока не выучу основы, никто меня на задание пускать не будет, потому никаких денег.
  - Если бы мог, отказался, - застонал я.
  Да, будь моя воля, я бы нашел работу, которая не заставляет меня страдать и подвергать свою жизнь опасности. Вот только мир не станет спрашивать меня, чего я хочу, и может еще не раз свести меня с очередной неприятностью, и переживу ли я все - неизвестно.
  Так что мне приходится засовывать свое недовольство куда подальше и подниматься.
  На часах было семь, а с Эриком я встречаюсь в девять, так что можно спокойно проснуться, поесть, да не спеша отправиться по делам.
  Протянув руку к тумбочке, я взял значок.
  Никак не привыкну к такой штуке. Это круто и прямое доказательство некоторой странности моего существования, а также того куда я влип.
  В голове крутятся и другие мысли о моем положении. Как сказал Эрик, такие как я, Факелы, часто влипают в неприятности, но как именно такими становятся неизвестно:
  
  - Может твой прадед демона вызвал и контракт заключил. И это оставило в его душе след, вот через поколение оно и проявилось. Может другой предок в лесу чуть не был убит оборотнем, переспал с русалкой или еще какая чертовщина случилась, а может проклятье, какое ведьма наложила. И это только известные случаи, бывают и такие, где человек стал Факелом, просто потому что настолько пугливый, что с ума сходить начал и это как-то проявилось и стало притягивать к нему опасности. Что именно у тебя, неизвестно, может, потом узнаем.
  
  Не особо обнадеживающие мысли, но ничего лучше у меня нет. Возможно, стоит родителям позвонить, вдруг они какую байку про своих предков слышали. Это вряд ли мне чем-то поможет, но мало ли что.
  - Эй, Ники, смотри, я побила рекорд! - рядом появилась Болтушка с моим телефоном в руках и показала свой счет в тетрисе. И правда, рекорд среди онлайн пользователей она побила. Еще не ясно, когда появится какой-нибудь азиат, который будет еще круче, но пусть радуется.
  - Молодец, не забудь зарядить телефон.
  - Океюшки, - улыбнулась она и пошла к небольшой солнечной батарейке, которую я позавчера купил.
  Беда моя в том, что Приставала личность скучающая и гипеактивная, и мне пришлось с этим что-то делать, а именно, найти, куда направить эту кипучую энергию, что бы мне она не мешала. Вот и решил занять фею играми на мобильнике, в который она может резаться день напролет, пока не надоест.
  Только проблему заряда никто не отменял, а платить большие суммы за электричество я не хочу, так что я сходил в ближайший магазин электроники и купил солнечную батарею. В Найзельберге они очень хорошие и недорогие, так что вложение было в целом неплохим. Вполне хватало на зарядку телефона и ноутбука.
  Еще перед выдачей ей своей собственности прочитать лекцию о том, что такое микротранзакции и вреде подобных манипуляторных схем вымогательства денег. Да и подобрал игры, где всего этого минимум.
  Болтушка мало пока о нашем мире знает и довольно наивна в плане того, как опасен интернет и все с ним связанное, да и ценности моих денег явно не понимает. Потому пришлось ей все это объяснять и строго настрого запретить хоть что-то покупать в интернете без моего ведома, никому не называть номер моей карты и что-то вводить пока не покажет мне. Девица ворчала и дулась, что я обращаюсь с ней как с ребенком, но угроза лишить мороженого сработала и она согласилась. Человек с зависимостью от игромании мне под боком не нужен.
  Так что теперь я более-менее спокоен за свои пока еще не пополняющиеся сбережения, а также за мой сон и хоть какое-то личное время. Плюс, показав ей значимость и ценность моих устройств, я замотивировал фею заботится о них. Так что если будет неприятность какая, я свои вещи не потеряю.
  Вчера кто-то в автобусе чуть не украл у меня кошелек, но Болтушка не дала свершиться преступлению... она сама обокрала вора...
  Да, с ее тягой все прибирать к рукам как сорока, придется что-то делать, ведь пока все обошлось, но боюсь это пока. Я по этой причине и стараюсь не приближаться к ювелирным магазинам или музеям. Мало ли чего в голову взбредет этой девице, а мне потом оправдываться.
  Помывшись, я спустился на кухню, где нашел зевающего Жана. Француз снова выглядел не выспавшимся и помятым.
  - Привет, ты чего такой вялый?
  - Приветик, - махнул он рукой. - Да я зарабатываю по интернету. Программист-фрилансер, вот по ночам доделываю заказы.
  - Печально, а сестра твоя?
  - Она слишком ленивая, чтобы работать, - зевнул он. - А ты как, работу нашел?
  - Ну, типа того... - замялся я. Отвечать, куда меня занесло и как не хотелось бы, но вряд ли сумею скрыть данную информацию слишком долго. - К Лунатикам взяли.
  - Пф-ф-ф, кха! - закашлял Жан, так как пил в этот момент. - Чего?! Это как ты умудрился к ним попасть? Туда же только психологов берут.
  - Долгая история, - вздохнул я, показывая значок. Парень осмотрел его и несколько раз изменился в лице.
  - Офигеть, к ним взяли, - произнес он. - И что, теперь на бандитов натравлять будут?
  - Не говори ерунды. Такие как я там скорее как соцработники нужны, - отвел я заранее рабочую версию. - Молодые ребята им как раз и нужны для профилактики преступлений, а не чтобы с криминалом связываться, для этого есть нормальные полицейские.
  - Но все равно круто выглядит, - хмыкнул он. - Я слышал у вас весьма большие полномочия.
  - У меня их нет, я еще стажер, - пожимаю плечами. - А что в универе много людей работающих там?
  - Про пятый отдел несколько человек было, у тебя четвертый, о таких, я слышал только об Эрике Эйбоне, - ответил он.
  - А что тебе известно о нем? - спросил я.
  - Ну, он личность не особо известная, но своим отношением кое-как прославился, - покачал Жан головой. - Говорят, избил нескольких типов, что к нему приставали. Побил так, что теперь они при одном упоминании его имени трясутся. Учится хорошо, насколько я знаю, перешел на третий курс юридического факультета. Друзей не имеет, ни с кем не общается, на тусовках его никогда не видели. Многим девушкам он нравится, как этакий мрачный принц, который привлекает своим холодным отношениям. Из-за работы часто прогуливает уроки, но у него есть официальное разрешение пропускать, да и учится так, чтобы не волноваться за счет зачётов.
  - Хм-м-м, ясно. А в каком корпусе он живет?
  - У него свое жилье, а где обитает, я не знаю.
  Он на некоторое время замолчал, а затем посмотрел на меня.
  - Дай угадаю, тебя с ним в пару поставили?
  - Ага...
  - Соболезную.
  Да уж, повезло мне с напарником, который наслаждается моими мучениями. Думаю, если будет опасность, скормить ли меня какому-то монстру, ему будет сложно справиться с соблазном. Завтрак прошел относительно спокойно, и даже Болтушка, которой я предварительно закинул вкусного, меня не пыталась обворовывать в плане еды.
  Попрощавшись с Жаном, я отправился на работу, а точнее на очередные мучения, коим меня подвергнут сегодня. Может даже Эрик решит проявить креативность и как-то по-иному надо мной поиздеваться, а то одни летающие и бьющие меня шарики, уже надоели.
  Проблема в том, что мне пока так и не получается понять как именно включается моя способность. Вроде как в момент удара я должен атаку поглотить, но как это сделать и когда пока не понимаю.
  Уже больше недели я в этом чертовом городе и не уверен, что скоро привыкну к нему. Эти чистые улочки, неспешно разъезжающие машины и пешеходы на тротуарах. Медленно плывущие по небу облака, а также яркое солнце.
  Сложно воспринимать все вокруг так спокойно, когда совсем недавно осознал, что в тенях, среди подворотен и в тайных уголках этого места обитают странные создания. Что крысы у мусорки могут в любой момент начать говорить на человечьем языке и о чем-то спорить с кошками и собаками, что над прохожим может витать какое-то облако, а воришки умеют исчезать словно дым.
  Моя фея, что сейчас висит на моей спине и пританцовывает, слушая музыку, до сих пор непривычна мне и порой пугает. Вот отняла у меня плеер и наслаждается какой-то мелодией.
  Это странно.
  Очень странно...
  - О! - неожиданно послышалось от Болтушки. - Ник, смотри! - она стала дергать меня за ухо и указывать куда-то на столб.
  Нехотя я повернулся и, подняв голову... застыл...
  На фонарном столбе... стояла та самая девушка в красном...
  Закутанная в алый плащ она подняла голову к небу и, не отрываясь, смотрела на проплывающие облака...
  Это она... так близко...
  - Эй! Эй! Карни! Привет! - махала руками Приставала. - Я тут! Тута!
  Девушка услышала мою фею и, оторвавшись от созерцания небес, опустила голову и посмотрела в нашу сторону...
  Три больших бледно-голубых глаза устремились на меня... такие красивые и глубокие, будто само небо...
  Три?
  - Юху! Здорова! - продолжала веселиться Болтушка.
  Девушка плавно спустилась со столба, встав на асфальт босыми ногами...
  Она оказалась очень невысокой и худенькой. Будто ребенок или подросток. Но на лице у нее оказалась какая-то маска. Гладкая поверхность с небольшими усиками на лбу и с тремя большими глазами с белыми ресницами. Несколько секунд она смотрела на меня через эту маску, а после спокойно сняла ее.
  Под маской показалось милое девичье личико, что обрамляли золотистые волосы, большие бледно-серые глаза, маленький носик и пухлые губы. Девушка... или скорее девочка смотрела на меня странным тоскливым взглядом, в котором читалась скука и непонятная тоска. Она чем-то напоминала мне фарфоровую куклу, из какого-то дорогого магазина торгующего подобными игрушками ручной работы.
  - Карни! - обрадовалась Болтушка и кинулась на девочку. Она сгребла ту в объятья и прижала к специально увеличившейся груди, начав малышку тискать. Та же никак не отреагировала и даже в лице не изменилась, позволяя лапать себя. - Как я рада тебя видеть! Я скучала, Карнюша!
  - У-у-у-у... - послышалось от этой Карни.
  - Да, я тоже счастлива встретится. Ты такая милая! - Болтушка весело улыбалась, обнимая ее как куклу какую-то. - Ах да, Карни, знакомься, это Ник, мой сноходец. Ник, это Карни, моя лучшая подруга.
  - Эм-м-м... привет... - только и сказал я.
  - У-у, - буркнула та.
  - А не обращай внимание, она никогда не говорит, только звуки издает, - махнула Болтушка рукой.
  - Похоже, что вы 'лучшие подруги' решила тоже ты, - хмыкнул я. - Не думаю, что ей нравиться, когда ты ее так тискаешь.
  - У-у, - кивнула Карни, но Болтушка этого не заметила или проигнорировала, продолжая обнимать несчастную.
  - Бе-бе-бе, не ты ее обнимаешь, вот ты и завидуешь мне, - показала Приставала язык. - Ну, короче. Карни, я теперь тоже в реальности. Так что заходи к нам в гости, если будет скучно.
  - У-у-у... - закатила глаза золотоволосая девушка.
  - Ты ведь не против, Ник? - повернулась та в мою сторону.
  - Эм-м-м, ну-у-у-у... если она будет именно гостем... - постарался ответить я. Мало ли кто это, стоит быть осторожным. - То думаю, можно.
  - Круто!
  Малышка пожала плечиками и кое-как вырвавшись из хватки Болтушки подпрыгнула в воздух и опять залетела на столб. Обернувшись, она кивнула нам, а затем, надев свою маску, вновь прыгнула куда-то вдаль и вскоре затерялась среди людей.
  Это была она.
  Та самая девушка, которую я видел по приезде и за которой гнался в день, когда стал сноходцем. И вот она предстала предо мной, и оказалось все не так как мне думалось.
  - Кто она? - спросил я. - То есть, что она такое? Фея или кто?
  - Без понятия, - пожала Болтушка плечами. - Она, вроде как, и в Мельхиоре может бегать и в реальности. Всегда одна сидит, вот я с ней и стала дружить. Она такая одинокая.
  Да, от этой никакой толковой информации не получить.
  Решив, что спрашивать нужно у более знающего человека, я поспешил на работу. Времени еще было достаточно, но стоит поторопиться. Может, удастся что-то узнать.
  Через час я уже был на месте и вошел в здание полицейского участка Неспящих.
  - Доброе утро, Надесико-сан, - поздоровался.
  - Ара-ра-ра, какой милашка, - послышалось от стола секретаря.
  За столом, оказывается, была не Надесико, а кто-то другой. Тоже японка, чем-то похожая на Ямада-сан, но чуть выше, с расстёгнутой на груди рубашкой, что слегка открывала вырез. Длинные черные волосы с прямой челкой и большие зеленые глаза, смотрящие на меня с какой-то хитринкой.
  - Эм-м-м-м, прошу прощения, - сказал я, слегка застопорившись. - Тут же вроде Надесико-сан работает.
  - У моей сестры сегодня выходной, - улыбнулась девушка. - Меня зовут Косидена.
  - Очень приятно, Косидена-сан... - сказал я. Странное имя.
  - Можно просто Косидена, или Коси-тян, сладкий, - соблазнительно улыбнулась она.
  - А-а-а-а....Э-э-э-э... - затупил я. Меня еще соблазнить никогда не пытались и я несколько растерялся, да и сам не понял от чего. Вроде все как обычно, но что-то в этой девушке не так.
  - Бу! Не лезь, мое! - тут же появилась Болтушка и, надувшись, зарычала на секретаршу.
  - Пф, какой бесвкусный наряд.
  - Ах ты...
  Тут вполне могла начаться драка, но в дело вмешался Эрик.
  При этом одет он был в мотоциклетную экипировку. Сказал, что такая дает относительно неплохую защиту и мне велел купить. Ну, я и купил, так как жить еще хотелось, но свою я тут в раздевалке оставил.
  - Пошли, Ник. Не трать время на эту падшую женщину, - сказал мой напарник, потянув меня за собой.
  - Кто тут еще падший, - фыркнула Косидена. - Я в отличие от моей сестренки не пишу яойные[1] фанфики про вас двоих.
  - Чего?! - офигел я.
  - Забей, она постоянно меня с кем-то шипперит[2], - махнул рукой Эрик, продолжая идти.
  - Э-э-э-э...
  - Я пришлю вам новую главу и постельную сцену! - кричит секретарша нам вслед.
  - Двигайся, у нас работа, - игнорировал ее мой напарник. - Переодевайся и пошли.
  - Работа?
  - Да, начинается твое первое задание...
  
  
  1.Яой - жанр аниме и манги обозначающий любовь между мужчинами.
  2.Шипперить, пейринговать, - от слов 'shipping, pairing', устойчивое выражение в среде манги, аниме, фильмов, комиксов, сериалов, фанфиков и прочего медиа, когда фанаты старательно сводят определенных персонажей в пару и мечтают об их любовных отношениях.
  
  
  
  Глава 24. Прогулка под землей.
  
  Покинув полицейский участок, мы сели на автобус и проехали две остановки по деловому району. Ехали молча, так как в дороге обсуждать задание было негде, но как сошли с транспорта, сразу же двинулись к небольшому оцеплению возле подземного лифта.
  Но, не дойдя до цели, Эрик остановился, а затем повернулся ко мне.
  - Тебе известно о подземных туннелях Илона Маска? - спросил он меня.
  - Что-то типа автомобильных туннелей под городом, чтобы разгоняться до нехилых скоростей, не рискуя впендюрится в пешехода и не задерживаясь на пробках и поворотах? - припомнил я.
  - Именно.
  - Да, читал, - киваю ему.
  В городе есть несколько видов общественного транспорта, а именно: автобусы, троллейбусы, метро, монорельсы, такси и вот такие вот подземные туннели. Еще до постройки Найзельберга Илон Маск предложил свою концепцию подобного туннеля, который бы существенно снизил нагрузки на дороги, позволил гораздо быстрее добираться до разных мест. По проекту машина заезжает на специальную платформу, затем та опускается под землю и, на автопилоте едет по туннелю.
  Насколько я читал, то такие туннели были заложены в проект города с самого начала, а раз остров по большей части искусственный, то и проблем с постройкой практически не было. Все же между: 'уложить туннели и засыпать' и 'бурить' - большая разница.
  - Так вот, вчера один из туннелей соединяющий Восточный и Деловой районы был закрыт, - говорил Эрик. - Официальная причина в том, что там проводятся профилактические работы, но на самом деле проблема там по нашему профилю.
  - А зачем вообще этот туннель? Ведь машин тут не так много, пробок почти нет, общественный транспорт и прочее, - спросил я.
  - Путь из Восточного в Центральный идет через Развлекательный, а там постоянно проблемы с пешеходами, потому поездка занимает больше времени, чем обычно. Потому этот туннель очень популярен, - пояснил он. - Не перебивай меня.
  - Извини. Так в чем проблема?
  - Тролль, - ответил Эйбон. - В туннели завелся тролль.
  - Это тот, который в горах живет и людей жрет?
  - Нет, я про того, что под мостами селится и за проход денег требует.
  Видя мое полное непонимание, он стал пояснять:
  - Мостовые тролли частые гости в Найзельберге. Они постоянно где-то селятся и начинают за проходы требовать денег. Нашествие троллей стало такой проблемой для города, что мы некоторое время из полиции превратились в службу депортации нелегальных иммигрантов, пинками отправляя этих камнекожих уродов обратно, но дело с мертвой точки не двигалось. Тогда же мэрия приняла отличное решение - 'не можешь остановить безумие, возглавь его'. Троллям позволили жить под мостами, туннелями и прочими местами, а власти раз в год покупают у них 'проездной' на всех горожан сразу. Поскольку тролли заботятся о своей собственности и своими способностями с легкостью проводят даже самый сложный ремонт, экономия городских средств получается немалая.
  - Но если они мостовые, то, что делают в туннелях?
  - Мост, туннель, тропинка, дорога, арка, для троллей это все одинаково, - пожал он плечами. - Вот только не все тролли сразу же идут на сделку с мэрией, а часто наглеют и начинают качать права. Вот тут и случилась проблема. В этом туннеле завелось несколько троллей, которые тут же перекрыли путь, к ним отправили чиновника из мэрии договариваться, но те избили человека и его охрану, запросив какие-то баснословные требования. Так что туда на 'переговоры' отправляют нас.
  - То есть это боевое задание? - напрягся я. - А разве меня на такое должны пускать сейчас?
  И ведь только с утра понадеялся, что как новичку придется заниматься какой-нибудь рутиной или безопасной работой, а уже через неделю посылают на что-то опасное.
  - Разбираться со всем буду я, - сказал Эрик, поднимая сумку, в которой, похоже, его арсенал находится. - Ты же просто стой, смотри и учись, как должен работать профессионал. Вмешиваться не нужно, я сам прекрасно со всем справлюсь.
  Что-то у меня были сомнения на этот счет, но я не стал ничего говорить. Он в этом всем опытнее меня, потому мое мнение тут никакой роли не играет, да и не знаю я толком ничего.
  Мы двинулись въезду в подземный лифт, который и доставляет машины к туннелям. По изначальной задумке, как я читал, лифты хотели сделать снаружи, но были риски для пешеходов или других машин провалиться по неосторожности, вот и построили что-то вроде заезда чуть в стороне. Сам въезд был перекрыт, и рядом стояло несколько патрульных.
  Подойдя к ним, мы предоставили значки, которые тут же проверили, а затем под удивленные взгляды не понимающих копов нас спокойно пропустили внутрь. Думаю, странно смотрелось со стороны, как два мотоциклиста без мотоциклов подошли к полицейским и те их спокойно пропустили. Пока мы шли, мне удалось услышать, о чем они говорили.
  - Это реально из четвертого отдела? - спросил полицейский по-моложе у старшего. - Они же школьники какие-то. Туда что всех кого попало берут?
  - Это не наше дело, парень, - ответил более опытный офицер. - Не нам решать, кого туда набирают и по каким критериям. Да и не на задержание бандитов они идут, а лишь на проверку.
  - Все равно странно...
  Знали бы они, куда мы идем, офигели еще сильнее.
  Добравшись до лифта, мы встали на платформу и начали опускаться.
  Пока снижались, Эрик положил на пол свою сумку и начал доставать оттуда свои вещи. Вещички у него оказались что нужно. Уже знакомый мне арбалет, несколько болтов в подсумке прикрепил к ноге, какие-то склянки с мутной жидкостью повесил на пояс, а затем надел на запястья не понятные мне металлические браслеты.
  - Вооружился ты как на войну, - хмыкнул я.
  - Перестраховка не помешает, - пожал он плечами.
  - А мне когда выдадут оружие или что-то такое?
  - Ну, с твоей способностью оружие не особо нужно, - ответил Эйбон. - А табельный пистолет получишь, когда пройдешь курсы стрельбы и сдашь все нормативы. Но это не в ближайшее время. Пока ты не овладеешь тем, что имеешь, распылять силы еще и на освоение огнестрела неразумно.
  - М-да... как-то мне не по себе...
  Он не стал меня более слушать и продолжил заниматься своими делами. Болты у него оказались довольно крупные, с тяжелыми наконечниками.
  Я же дико нервничал, когда мы опускались, ведь у меня никакого оружия или защиты нету, даже банальной палки. Знаю, что не поможет, скорее всего, да и я там драться не должен, но все равно неуютно себя чувствую. Эрику-то хорошо, он во всеоружии, опытный, а я даже толком своей силой не научился управлять. У меня разве что куртка и штаны с обувью кое-какую защиту дают, но вот шлема у меня нету, да и все равно, увесистая труба в руках дает больше уверенности.
  Ладно. Чего нет, того нет, буду надеяться, что все пройдет мирно.
  Вскоре мы спустились в туннель, и лифт открылся для нас. Пусть машины тут сейчас не ездят, но освещение тут есть всегда, пусть и тусклое, от слабых ламп наверху. Все относительно видно, но полумрак слегка напрягает. Сам туннель представлял собой большое пространство с арочным потолком высотой метров в шесть и шириной где-то в двадцать, разделенное на шесть рельсовых полос огражденных небольшими заборами.
  Концепт того туннеля развили и сделали куда больше и масштабнее.
  Мы двинулись от лифта и стали продвигаться вперед.
  Полная тишина, что разрывалась редкими звуками в виде едва слышных стуков колес где-то винзу. Под нами же еще и метро проходит, вот и слышно немного. Гнетущая атмосфера все нарастала, а мне, как на зло, вспомнились слова Кадэхо про нечто опасное в метро.
  - А правду говорят что в подземке после полуночи лучше не находится? - спросил я.
  - Верно, - кивает Эрик, - но на другие туннели это не распространяется. Территория твари - именно метро.
  - И что это такое?
  - Не знаю, - серьезным голосом ответил он. - Никто не знает.
  После таких слов мне стало еще сильнее не по себе.
  Мы прошли дальше, и там света уже было меньше и начали появляться первые признаки того, что тут кто-то обитает. Разбитые фонари, на стенах было что-то нарисовано баллончиками, а рядом валялись разобранные куски машин.
  Далее мы услышали какой-то чавкающий звук, будто кто-то что-то ест, а затем в тусклом свете немногочисленных фонарей нашелся и сам 'хозяин' этого места. На самодельном троне из какой-то легковушки на шинах сидела здоровенная образина. Гротескная фигура метра под два ростом, с широкими плечами, крупными как у гориллы руками и небольшими короткими ногами. Серая кожа с какими-то волдырями и наростами, похожими на камень и редкими жёсткими волосами на голове. Здоровенная носяра, коих позавидовал бы любой парфюмер и маленькие черные глазки.
  - Ну, здрасьте, - усмехнулся здоровяк, жуя жареную кошку, насаженную на трубу. - Опять какие-то посторонние на моей территории.
  Мы переглянулись и оба поморщились от сильного запаха подгоревшего мяса, тела, которое вообще никогда о ванной не слышало и дерьма, кое было разбросано по углам.
  - А я думал, тролли заботятся о своем доме, но ты, похоже, исключение, - фыркнул Эйбон. - Хотя свиней я видал и покруче.
  - Ха?! - прищурился бугай. - Не твое дело, клоп, как я живу. Чего надо тебе?
  - Мы из Неспящих, - ответил Эрик. - Пришли на переговоры.
  - И че вы мне предложить можете? - приподнял он каменную бровь.
  - Те же условия, что и всем. Поддерживай чистоту, порядок и работоспособность туннеля, а в награду будут тебе монеты. У всех равные условия.
  - Хочу больше! - надулся тролль.
  - Обойдешься, - холодным голосом ответил Эрик. - Или ты соглашаешься и начинаешь уборку, или завтра сюда приходят люди с бронебойными патронами и тебя, кусок говна, будут от стен отскребать.
  Эти слова монстру явно не понравились, и он громко засопел и начал рычать.
  - Не нравишься ты мне, клоп, давайте нам другого переговорщика.
  - Прошлого ты избил, потому тут я. Завтра сюда уже не договариваться придут, а убивать.
  - Убью всех! - громко заявил тролль.
  - Тогда мы уходим, - фыркнул Эрик и, развернувшись, пошел обратно.
  - Не так быстро, клоп, - усмехается монстр. - Оставляйте все, что есть тут и можете идти.
  - Все? - не понял я.
  - Раздевайтесь, - заржал камнешкурый.
  - Заставь, - произнес Эрик, и тень под его ногами начала расти.
  Тролль резко подскакивает, но тут же ему в голову прилетает светошумовая граната. Помня, что мне говорил Эрик на такой случай, я тут же закрываю глаза.
  Взрыв!
  В ушах слегка звенит и слышится рев монстра, которому такое очень не понравилось. Учитывая, что живет он в полумраке, такая яркая вспышка могла и навредить его глазам.
  = 'Берегись!' - крикнула Болтушка в моем сознании.
  Резкое чувство опасности за спиной.
  - Лови, малявка!
  Оборачиваюсь и вижу огромный каменный кулак, что несется точно на меня. Все это оказалось так неожиданно и резко, что я даже не успел закрыться и этот таран влетает в мою голову.
  На инстинктах я пытаюсь хоть как-то приготовиться, и в голове в этот миг что-то щелкает, и вместо боли и хруста костей я ощущаю знакомую волну и импульс, проходящий через все тело. Заряд энергии наполняет мышцы.
  Перехватываю его ручищу, а затем тяну на себя. Второй тролль теряет равновесие и начинает падать, чтобы в полете встретится с моей подошвой, что разбивает его здоровенную носяру.
  Оборачиваюсь к Эрику и вижу, что он ловко увернулся от захвата сзади и кинул в бугая одну из склянок на поясе, что разбилась на его животе и стала шипеть на коже. А затем он выстреливает в это место из арбалета.
  Взрыв!
  Болт, воткнувшийся в брюхо, подрывается и на пол валится густая темно-зеленая кровь и кишки монстра.
  От увиденного меня едва не стошнило моим завтраком, но мне, оказалось, некогда наблюдать и пришлось резко перекатываться в сторону.
  Тролль, который получил от меня по роже и упал, вновь поднимается и явно расстроился, что я сломал ему нос.
  - ГРА-А-А! - кричит он и пытается схватить меня, но я меньше и проворнее, потому уклоняюсь от его рук и со всей силы бью кулаком в подставленное ухо.
  Получив такое монстра, зашатало, и он вновь упал, держась за голову, а я же начал трясти рукой, так как не ожидал такой жесткости от головы и едва не сломал себе пальцы.
  В это время главный тролль очухался и, увидев гибель своего товарища, взбесился и кинулся на моего напарника.
  - РА-А-А-А-А-А-А! - вопил он, несясь на Эрика как огромный локомотив занеся кулаки над головой.
  Эйбон не успевает перезарядить арбалет и отпрыгивает, уклоняясь от удара двух огромных ручищ. Но затем в него летит здоровенный кусок бетона, от которого тот просто не успевает увернуться.
  Рывок!
  Резким и длинным прыжком я устремляюсь наперерез снаряду, и не особо думая пытаюсь его поймать, и стараюсь вернуть то странное чувство включения моей силы.
  Пальцы касаются камня, и... тот на миг замирает в воздухе, а затем с глухим звуком падает на пол, будто только сейчас вспоминает про гравитацию. Опять импульс и жар в мышцах.
  Выдыхаю...
  Это было опасно, но...
  Пригибаюсь, пропуская кулачише над собой, затем перекатываюсь в сторону и поднявшись на ноги отступаю от разъяренного бугая.
  - Поймал! - резко слышится справа и, повернувшись, вижу, как из земли появляется еще один тролль и, схватив Эрика, поднимает его над собой. - Раздавлю, клоп!
  Пытаюсь прийти на помощь, как мой оппонент преграждает мне дорогу, да и тот первый, кому я зарядил в ухо, уже поднялся и движется в мою сторону.
  Черт, мы в тяжелом положении.
  - Задолбали, - слышится спокойный голос блондина, а затем голова тролля, который его держал, отделяется от тела.
  Руки монстра разжимаются, и очкарик спокойно встает на ноги, а обезглавленная туша валится на пол и заливает все вокруг фонтаном грязной крови.
  Смотрю на руки моего напарника, вокруг которых словно две змеи обвились гибкие полосы металла, те были теми самыми браслетами, что он надел на свои запястья. И вот сейчас эти два предмета ожили и каким-то образом отрезали голову.
  - Кто следующий? - приподнял Эрик, бровь, смотря на всех нас.
  Тролли переглянулись, явно такого поворота событий не ожидали.
  - Мы сдаемся! - тут же подняли они руки.
  - Мордой в пол! - повысил Эрик голос. Ну, голос у него тонковат, чтобы слышится особо грозно, но, думаю, для этих двоих, Эйбон сейчас самый большой и страшный человек на свете. - Так, куски говна! - он подошел к ним и стал ходить перед дрожащими от ужаса чудовищами. - Слушать меня, гамадрилы! Вы влезли на чужую территорию, испортили имущества на несколько тысяч, а также нанесли телесные повреждения представителям мэрии, а теперь и на нас напали. За это вас казнить нужно бы, но я сегодня... 'добрый'...
  Это он сказал после того как двоих убил...
  - Чтобы к завтрашнему дню тут все было убрано, починено, отмыто и работало. Все поняли?!
  - Да... - проблеяли они.
  - Не слышу!
  - Да! - крикнули они еще более тонкими голосочками.
  - То-то же. Завтра придут с проверкой, и заключать договор. Услышу о каких-то проблемах, лично приду и нафарширую вас всех! Все ясно?!
  - Да!
  - Пошли, Ник, - сказал Эрик мне, и мы двинулись обратно.
  Я же в некотором шоке шел следом, и лишь офигевал от увиденного, оставив позади двух дрожащих от ужаса троллей.
  - Да уж, ну и работа у Неспящих...
  
  
  
  
  Глава 25. Неприятные ошибки.
  
  Мы поднимались на лифте, и пока Эрик упаковывал свой арбалет и прочее снаряжение в сумку, я же хмурился и неодобрительно поглядывал на него. У меня была пара вещей, которые мне хотелось высказать этому парню, но я ждал, когда он первый начнет разговор. Хочется узнать с чего он начнет, а уже потом говорить.
  Внутри меня поднималось неприятное чувство, которое постепенно действовало мне на нервы и слегка мешало, но пока было терпимо.
  Закончив упаковку, блондин вытер лоб, а затем повернулся ко мне.
  - Итак, начнем с того что обсудим твои ошибки.
  Так и знал, что он начнет с этого.
  - Во-первых, ты слишком поздно среагировал на опасность. Если бы не твоя способность, валяться тебе с переломанными костями.
  На это замечание я ничего не сказал.
  Да, я слишком поздно среагировал и расслабился. Не ожидал атаки со спины и потому едва не пострадал. Все же полтора года полного спокойствия и безопасности расслабят любого.
  - Вторая, ты сглупил и побежал помогать мне, - продолжил он. - Твой враг еще не был полностью нейтрализован и мог в любой момент ударить тебя в спину, очухавшись. Если бы я не закончил драку, тебе пришлось бы одному справляться с двумя сразу.
  Тоже верно.
  Я считай третий раз в жизни, дерусь с не человеком, и те приемы, которые работали, против людей, тут оказались малоэффективны. Тот удар в ухо мог и вырубить обычного гопника, даже без сверхсилы, которая у меня появляется. Я слишком неопытен в столкновениях со всякой магической мишурой, чтобы знать как лучше.
  - Ну и третье, мне помогать не стоило. У меня все было под контролем, я бы и сам со всем справился.
  Тут тоже возможно ведь я ничего не знаю про него и его способности, а потому не могу знать, когда он контролирует ситуацию, а когда нет.
  Неприятное чувство в груди возросло.
  - На этом все, подумай над своими ошибками, - сказал он менторским тоном.
  - Хорошо, - спокойно кивнул я. - А теперь, давай обсудим твои ошибки.
  - У меня их нет.
  - Есть и я могу тебе их все назвать.
  - Удиви меня, - фыркнул он.
  - Во-первых, ты солгал мне, - начал я. - Ты с самого начала знал, что миссия боевая, но обманул меня. Из-за этого я до самого конца верил, что до боя не дойдет.
  - Учись быть готовым всегда, - не согласился он. - К тому же там тебе в любом случае ничего смертельного не угрожало, а переломы Фатима вылечила бы за пару дней. Те тролли пусть дебилы, но убивать нас бы не стали, понимая, что после такого за ними отряд зачистки пошлют, развоплотить могут или даже уничтожить и банальной смертью тут не отделаешься.
  - Но ты же убил двоих, - нахмурился я.
  - Тролли могут сливаться со стенами, полом и другими объектами, где они живут. Потому я тех не убил, а лишь обезвредил. Чтобы тролля полностью выкурить из его места, нужно или все уничтожить, или провести обряд изгнания, ну или развоплощения. А так, те двое через недельку очухаются.
  Ну, я этого всего не знал, а он меня не просвещал. Обряды все эти вообще штука мутная, они для фэйри - что-то вроде программы, вшитой при создании. То есть, для примера, вампир корчится от креста не потому, что у креста какая-то сила, а потому что вампир должен корчиться от креста. Придумали его таким. Но какие песни и пляски нужны, чтобы выгнать тролля из туннеля - даже не представляю.
  - Во-вторых, ты не посвятил меня во все детали твоих действий и способностей. Я не знаю когда ты там готов и когда нет, - говорил я, подходя к нему. - И не корчи из себя терминатора, - с этими словами я коснулся пальцем его бока, и парень тут же поморщился.
  Когда его схватили, то явно сделали больно и может даже сломали ребро. Потому в относительной опасности он все же был. Фатиме придется и над ним поработать.
  На это он ничего не сказал.
  Я понимаю, почему он не доверяет мне, но сейчас это могло нам сильно помешать.
  - Пф, - он лишь горделиво отвернулся.
  Не любит, когда кто-то тыкает его носиком в неприятные вещи.
  Ничего, пора привыкать. Осталось добить.
  - Ты отвратительный переговорщик, - выдал я последний аргумент.
  - Чего?! - возмутился он. - Я нормально веду переговоры.
  - Ты начал их провоцировать, злить, и из-за тебя вообще начался бой.
  - С такими как они и нужно говорить с позиции силы. Если дать им повод, они о тебя ноги вытирать будут, - сердито прищурился он.
  - Если ты хотел говорить с позиции силы, тебе нужна было ее доказать. Сразу же. Например стрелой в ногу главному, едва он начал качать права, - фыркнул уже я. - Нет ничего хуже, чем провокация без доказательства действиями... Многие люди на страх реагируют агрессией, и когда кто-то начинает рычать, но не кусает, подобным ребятам кажется, что их боятся. Естественно, они нападают. Да и вообще, наезжать на них не было нужды... Они с самого начала хотели нас лишь припугнуть и выбить для себя больше плюшек. Немного уважения и можно было начать нормальные переговоры, а ты вместо этого начал угрожать и провоцировать.
  - И с чего такие выводы?
  - Детали, - начал я. - Для начала они нагнетали обстановку, сломав лампочки на некоторых лампах, разбросали мусор и даже встречали нас на специально подготовленном пяточке света. Обычный психологический ход, заставить собеседника почувствовать себя неуютно и зажатым в тесноте, когда вокруг была лишь тьма. Это добавляет стресса для не подготовленного человека.
  Эрик явно был не убежден пока.
  - Далее пошли насмешки над нами и провокации. Он желал разозлить нас, сбить с мысли и уже самому вести разговор. А ты, вместо того, чтобы принять правила игры, сразу же поддался и начал наезжать. С такими как они, есть лишь два метода общения. Или доказать свою силу сразу же, ошеломив их и вынудив тебя слушать, или говорить на их языке. Они как проблемные подростки из неблагополучных районов, которые не уважают очкариков и ботанов, а ценят лишь таких же. Конечно, конкретного пацанчика из другого района могут избить чуть ли не с большей охоткой, но с ним вначале хотя бы поговорят. Ну, или, получив от 'серьезного человека' пулю в ногу, будут очень трепетно внимать, опасаясь получить ее еще куда-нибудь. Ты же просто нахамил... Другого результата и быть не могло.
  - А у тебя я смотрю богатый опыт общения с такими.
  - Я жил рядом не с самыми безопасными районами, - лишь ответил я.
  - Драться там же учился?
  - Постоять за себя пришлось научиться...
  Перед глазами вновь появились не лучшие моменты в моей жизни, которые мне пришлось пережить.
  
  - Ничтожество... жалкое и позорное... Терпеть не могу таких слабаков как ты...
  
  Тряхнув головой, я отбросил неприятные воспоминания.
  Неприятное давление в груди усилилось и мне начало становиться не хорошо.
  Эрик же молчал после моих слов, думая о чем-то.
  Ему стоит обдумать собственные ошибки. Если первые два пункта я еще могу понять, то последний для человека его работы не хороший показатель. Если он постоянно так ведет переговоры и вообще так общается, то ничего удивительного, что в участке его мало кто любит.
  За неделю я многое наслышался о нем и мало кто говорил об Эрике Эйбоне в позитивном ключе. Все остальные же считали его самоуверенным зазнайкой, который не слушает приказов и делает то, что хочет, и за это никогда не бывает наказан. Потому многие и злорадствовали, когда его заставили возиться со мной, считая, что он это заслужил.
  И если раньше я думал, что он просто придурок, который так делает из вредности, то сейчас замечаю, что это просто его манера общения и скорее следствие комплексов.
  Все же он невысокий, смазливый, худой, и чего уж молчать, на девчонку похож, потому и хочет явно показать себя крутым, чтобы его не судили только по внешности. Отсюда и позиция силы в разговоре, которую он явно любит подтверждать делом.
  У меня был такой друг в прошлом.
  Федькой звали его. Он тоже был невысокими, худым и слабоватым, но очень пытался казаться крутым, что удавалось у него не часто. Ему самому не нравилось вести себя как придурок, но он стыдился своей слабости и внешности, вот и хотел как-то соответствовать окружающим, чтобы не выглядеть как довесок к нам.
  Эх... воспоминания о друге неприятно кольнули в груди.
  Лучше забыть...
  - Ладно, - прервал он тишину. - Я подумаю над твоими словами.
  О, не ожидал, что он признает это.
  Уже неплохо.
  Может он и не безнадежен.
  Я решил ничего больше не говорить, а то из вредности все наоборот сделает.
  - Ох, - вздохнул я, схватившись за грудь. Странный жар и пульсация внутри становились сильнее и уже не казались мне просто переизбытком адреналина.
  - Что с тобой? - подошел ко мне Эрик.
  - Не знаю, - поморщился я. - Та... пульсация... она растет и...
  Мы сошли с лифта, и стоило мне сделать шаг, как пол под моей ногой просел на несколько сантиметров, а все в радиусе трех метров покрылось глубокими трещинами. От произошедшего стены задрожали и с потолка посыпалась побелка.
  Давление в груди резко прекратилось, и в теле ощущалась неприятная слабость. Едва стоя на ногах, я поднимаю ногу из образовавшейся ямы и с шоком смотрю на разрушения, которые я случайно учинил.
  С помощью Эрика я дошел до стены, и присел на пол, все еще с шоком смотря на яму.
  - Живой? - спросил он.
  - Да, вроде как, - киваю я. - Что это такое?
   - Ну, похоже, это побочный эффект твоей способности, - ответил Эйбон, вытирая платком свои очки. Черт, он сейчас еще больше похож на девушку, особенно без очков. - Если ты поглотил слишком много кинетики и не высвободил ее, то она начинает давить на тебя изнутри. Потому после боя тебе лучше высвобождать лишнее. Не знаю, что могло бы произойти, но лучше бы не рисковать.
  - Ясно... а проблем из-за этого не будет?
  - Ну, из зарплаты могут вычесть порчу имущества или отправят чинить.
  - Да уж...
  - Хорошо нас снаружи не слышали, а то пришлось бы объяснять, что произошло. Отдыхай, а я пока позвоню начальству и отчитаюсь, - сказал он, доставая телефон.
  Позвонив Бруксу, он быстро, не вдаваясь в подробности, пересказал случившееся, а также сообщил, где мы сейчас и что произошло. Выслушав оттуда явно немало упреков, он осунулся, а затем отложил трубку.
  - За нами скоро приедут, - ответил блондин.
  - Ясно, - киваю на его слова.
  - Ага...
  Некоторое время мы оба молчали. Сидим у стены, пялимся в потолок, а думать как-то не хочется. Тут не так жарко как на улице, но все равно в такой одежке не особо комфортно летом.
  Эрик вскоре поднялся и, взяв свою сумку, достал оттуда какое-то полотно и балончик с краской. Приложив ткань к стене, он по пшикал краской и оставил на поверхности изображение в виде стрекозы.
  Знакомое графити. Примерно такое же я видел у той стройке, когда сноходцем становился.
  - А что означает это?
  - Стрекоза - это древний символ фей. Кельты считали, что маленькие магические народцы могли превращаться в стрекоз, да и часто фей изображают с такими крыльями. Мы же такими вот рисунками отмечаем Бреши и другие места связанные с феями. Они сделаны особой краской, которую видят только сноходцы и, замечая эти знаки, будут знать, что тут есть связь со Сном.
  Пока он говорил это, голос его был слегка мрачным.
  - Тебя это не радует.
  - За последние годы рисовать его приходилось все чаще... Да и работы прибавляется... Чем больше в городе сноходцев, тем рьянее феи тянутся в реальность, - со вздохом ответил он. - Некоторые считают, что рано или поздно случится что-то нехорошее, и весь город может быть заполнен ими...
  Да, не самая радужная перспектива. Я бы не хотел, чтобы такое происходило. Мне и того что сейчас с лихвой хватает, а уж если все усугубится... Даже представить страшно.
  Ладно, лучше сменить тему или вообще помолчать, но просто сидеть в тишине скучно.
  - А, вспомнил, - сказал я. - Слушай, а кто такая Карни?
  - М? - он оторвался от созерцания обвалившейся побелки. - Ты что встретил ее?
  - Да, она по пути на работу встретилась. Болтушка сказала, что она 'ее лучшая подруга'.
  Эрик фыркнул на эти слова, явно, сам понимая, в чем шутка.
  - Никто не знает, - ответил Эйбон. - Карни гуляет по Найзельбергу и Мельхиору сколько я себя помню. Кто она такая никто сказать не может, ведь она ни с кем не говорит, а нас... попросили ее не трогать.
  - Кто попросил? - нахмурился я.
  - Потом объясню, - отмахнулся он. - Короче, это тот, кто стоит над всеми нами и всем помогает.
  - Не понимаю к чему такие туманные намеки и почему прямо не ответить?
  - Это сложно объяснить, и придется тебе целую лекцию читать про это. Мне лень сейчас.
  - Ладно-ладно, ну так что там с Карни?
  - Никто сказать не может, чисто ли она фея, или может чья-то душа, обретшая новую форму в Мельхиоре, - говорит Эрик. - Кто-то даже предполагает, что она воплощение потерь от... - эти слова он произнес почти шепотом, будто боясь их говорить. - Самая правдоподобная теория говорит, что она Подменыш с той стороны, человеческий младенец, утащенный феями и выращенный ими. Она просто блуждающий грустный огонек, который скитается по городу, и говорят - 'ищет свою Алису'. Без понятия, что это означает. Некоторые даже считают, что она не одна такая, а Карни - это не имя, а название ее вида, типа по городу ее копии бегают. Короче, не лезь к ней, и уж тем более не пытайся навредить, ничем хорошим для тебя это не закончится. Говорят, она неприятности приносит.
  Как-то все подозрительно и странно.
  Хотел еще кое-что спросить, но Эрик в этот момент выглядел каким-то печальным и потому я решил промолчать. Для вопросов еще будет время, а это, скорее всего, что-то личное.
  Ну и денек сегодня... чертовски странный день...
  
  
  
  Глава 26. Лохматый комок.
  
  - Скорее, он завернул налево! - говорит Эрик через наушник.
  - Понял, - подтверждаю услышанное и сворачиваю в нужном направлении.
  Вскоре слышу звуки перевернутых мусорных баков, рычание и быстрые шаги четырех лап.
  Перепрыгиваю небольшой забор и ускоряюсь, пытаясь догнать убегающего. Сделать это не так просто, как может показаться. Тварь легко пролезает в самых узких местах, и если что - прогрызает стены, вот и приходится ловить его, гоняя по району и заманивая в приготовленную ловушку.
  Впереди высокий забор, который так легко не перелезть, но я к подобному уже привык.
  Перевожу накопленную кинетическую энергию в мышцы ног и, оттолкнувшись от земли, подлетаю на добрых полтора метра, легко хватаюсь за вершину, затем перелезаю. Мог бы прыгнуть выше, но пока страшновато подниматься слишком высоко. С приземлением еще не разобрался.
  Я кое-как научился по желанию включать свою способность, но еще толком применять ее не могу. Постоянно какие-то осечки случаются или нелепые ситуации, когда из-за большого заряда я просто ломаю окружающие вещи, а после того, как случайно запрыгнул на вершину столба, боялся с него прыгать. Вроде и могу гасить энергию падения в момент приземления, но это получается не всегда.
  - 'Да, с небоскребов прыгать мне пока еще рано', - хмыкнул я.
  Тварь смещается левее, а вот мне там прохода нет, ну кроме чьего-то открытого окна.
  Решив, что обходить долго, я запрыгиваю в окно и оказываюсь в чужой квартире.
  Там я застаю весьма пикантную картину чего-то БДСМ-веселья. Девушка в костюме госпожи и с плеткой в руках смотрит на меня огромными глазами, как и ее партнер, завязанный в бандаж. Мужик с кляпом во рту уставился на меня и явно не был готов к такому повороту событий.
  - Не отвлекайтесь, я - к тому окну, - сказал я.
  Думаю, они не ожидали, что к ним в квартиру ввалится какой-то тип в балаклаве и мотоциклетной экипировке.
  Я вылезаю через противоположное окно и устремляюсь дальше, решив забыть, что именно мне удалось там увидеть, и в каких подробностях.
  Ускоряюсь, чтобы побыстрее нагнать цель, которая куда-то...
  Стена передо мной взрывается, и нечто вылетает из нее прямо на моем пути.
  Размером с бульдога, очень лохматое, с маленькими черными глазками и огромными щеками... Да, передо мной огромный, одержимый духом хомяк...
  - Ва-ВА-А-А-А! - завопил хоминатор и кинулся на меня.
  Нападение было столь неожиданным и резким, что я даже испугался.
  - У-а-а-а! - вскрикнул я и инстинктивно ударил летящую на меня тварь ногой...
  Удар...
  - У-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и.... - после судьбоносной встречи зверя с моей ногой крик хомяка затих в полете. Кажется, я слегка перестарался и запустил его достаточно высоко.
  Тут же связываюсь с Эриком.
  - Хомяк движется в твою сторону, - говорю ему.
  - С какой стороны?
  - Эм-м-м... сверху...
  - Чего?!
  - Ну, я его случайно пнул, - ответил я. - С навесом. Мы с пацанами часто в футбол во дворе гоняли, вот и пригодилось.
  - Придурок! Мне нахрен не нужны истории твоего детства! Где мне теперь, по твоему, ловить этого урода?! - взбесился мой напарник. - Мы и так его два дня выслеживали! Если он улетит в море, сам поплывешь за ним!
  - Скажи спасибо, что я вообще сдержал удар, а то хомяк получился бы космическим.
  - АГА, И НАЗВАЛИ БЫ ЕГО БУ! - бесился Эрик. - Еще одна шутка, и я тебе этого хомяка засуну в ж...
  БАХ!
  В динамике послышался какой-то грохот, а затем уже знакомый мне звериный визг.
  А я, оказывается, меткий - сумел точно попасть в нужное место. Повезло. Мне, а не блондинчику.
  - Ва-Ва-а-а-а!
  - Отпусти мои штаны! - кричал Эрик.
  - Бха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Вот умора! - откровенно ржала Болтушка, появившись на моей спине. - Смотри, чтобы он тебя без одежки не оставил!
  Я старался сдержаться и не начать смеяться тоже. Уж больно глупо выглядит вся эта ситуация.
  - Хватит там ржать! Быстро ко мне! - злится Эйбон. - Получай, лохматая тварь!
  Звук пинка.
  - Ува-а-а-а...
  Далее треск разбитого стекла.
  - Черт, он залетел в соседнее здание. Быстрее!
  - Уже иду!
  Поспешив на помощь напарнику, я ускорился, ведь нужно не только работу выполнить, но и посмотреть, что там хомяк сделал с Эриком - чисто ради интереса, уж больно забавно все это.
  Что мы делаем?
  Работаем.
  Нам поручили поймать одержимое животное, которое угрожает городским коммуникациям. Какой-то то ли чукотский, то ли эскимосский, то ли от эвенков - короче, какой-то такой дух, который обычно вселяется в потерявшихся маленьких детей - те возвращаются, вырастают и начинают поедать все подряд, а потом и родителей съедают. Вроде. Точно сказать нельзя, что это за тварюшка.
  На мой логичный вопрос, чего он тогда в хомяка залез, Эрик лишь пожал плечами и предложил спросить у самого грызуна. Наверное промазал, когда в ребенка целился и попал в это, теперь по городу носится здоровенный хомяк. И этот пушистый пид... нехороший зверек заставил нас гоняться за ним два дня.
  - 'Я-то думал, после троллей выходной у меня будет больше одного - двух дней...'
  Ага, разбежался!
  После моего первого задания нам дали пару дней отдыха, а точнее - один, так как нам потом пришлось чинить ту яму, которую я случайно создал. За это Эрик был мне особо 'благодарен', ведь его поставили отрабатывать на пару со мной. Ну, и после незапланированных дорожных работ нам дали передохнуть, а после вызвали и отправили на поиски одержимого хомяка.
  Я всякого ожидал от работы полицейским в городе магических существ, но уж точно не погони за огромным монстром-грызуном! Но это хотя бы хомяк, а не крыса.
  - Пха-ха-ха-ха, отличный удар, чувак! - послышалось слева.
  - Да, такой точной подачи я давненько не видал, - ржал и второй голос. - Если с работой Неспящего не сложится, советую пойти в спорт!
  - Или вышибалой в 'Голубую Устрицу'!
  - Гха-ха-ха-ха-ха!
  Поворачиваюсь и вижу двух хохочущих крыс, что катаются по мусорному баку и сыпят остротами, одна 'оригинальнее' другой. Теперь ясно, как хреново было доктору Дулитлу.
  - Терпеть не могу гоблинов...
  Я поспешил дальше, попутно размышляя, с какого это момента две говорящие крысы, внутри которых сидят духи гоблинов, стали для меня обыденностью, что даже не удивляет. Думаю, все началось с говорящего пса.
  Нужное место я нашел быстро.
  А всего-то просто идти на матерный монолог, который раздавался из школьного спортивного зала.
  Вхожу в открытую дверь и, включив фонарик, вижу, как Эрик по всему залу гоняется за большим комком меха и, держа в руках сетку, пытается его схватить. Хорошо хоть не сачок, а то картина была бы еще нелепее. Почему он не использует телекинез, мне было непонятно, но спрашивать я не стал. Пришлось присоединяться, так как меня на входе сразу заметили, а то я бы понаблюдал за 'работой профессионала'.
  Вдвоем нам удалось загнать тварь в угол и, пока та грызла стену, чтобы выбраться, мы накинули на хомяка титановую сетку и спеленали его. Это прогрызть уродец уже не сумел и оказался запутан, а мы потом еще запихнули его в специальную клетку.
  - Черт, если бы не приказ тащить его живым, давно бы пристрелил, - прорычал Эрик, закрывая замок и смотря, как эта пушистая тварь кусает решетки, но титановый сплав не поддается. Бетон и арматуру прогрызает, но тут так просто не получится. Мы подготовились.
  - А зачем он вообще живой нужен?
  - В лаборатории изучить его хотят, - поморщился он. - Короче, понесли. Чем скорее закончим, тем быстрее отправимся домой и отоспимся.
  - Эй, а мне опять выслушивать нотации от вахтерши, что после комендантского часа прихожу, - вздохнул я.
  - Так сними себе квартиру и живи отдельно, - фыркнул блондин. - Я так и сделал.
  - Денег пока нет, - покачал я головой. - Да и не знаю еще, где брать получше.
  - Тут я тебе не помощник.
  - А ты где снимаешь?
  - Я не снимаю, а давно купил себе жилье, и не твое это дело!
  - Понял-понял, - закатил я глаза.
  Опять он злится на пустом месте.
  Мне порой кажется, будто он ищет повод, чтобы накричать на меня или в чем-то упрекнуть.
  М-да, чем быстрее я обучусь и подготовлюсь, тем быстрее разойдусь с этим типом, ну или с этой работы уйду, а то бегать по ночам и ловить хомяков - это явно не то дело, которому я хочу посвятить свою жизнь. Платят, конечно, неплохо, но нервы надо беречь смолоду.
  Поскольку вызывать кого-то, чтобы нас подвез, было слишком поздно, пришлось добираться на такси. Клетку мы предварительно закутали в ткань, чтобы никто не видел, а водителю сказали, что везем собачку на усыпление. После тех душераздирающих воплей, которые издавала тварь на всем протяжении нашей поездки, думаю, таксист или станет верующим, или сопьется к чертям собачьим. После такого даже наша одежда не вызывала столько вопросов.
  Добрались до участка и спокойно выдохнули, радуясь, что это чертово дело закончилось.
  - Привет, ребята, - улыбнулась нам Надесико, когда мы подходили к кабинету Брукса. Девушка, несмотря на поздний час, выглядела на удивление бодро и свежо, а вот ее сестры не видать. - Чего привезли?
  - Декоративную собачку, нужна? - предложил я, снимая ткань и показывая хомяка.
  - Нет, спасибо, - поморщилась японка. - А вот Косидена точно заинтересовалась бы подобным. Нравятся ей всякие такие чудики.
  - Ну, как декоративная собачка, может, сойдет. Особенно любит есть штаны, - хихикнула Болтушка, а затем тут же увернулась от попытки Эрика ее придушить. Да, у моего напарника сейчас на штанине дырка, и брюки придется менять или перешивать.
  - Собачка мне не нужна, - покачала головой Надесико. - Штанов на кормление столько не найду. Лучше поторопитесь к капитану, он вас уже ждет.
  Это верная мысль. Нужно быстрее все закончить и идти отдыхать, а то я уже задолбался.
  Добравшись до кабинета Брукса, мы сдали ношу прямо ему на стол, чему он явно был не рад, но, видя наше и так паршивое состояние, решил не мучать. Велел отнести хомяка в аналитический отдел, а после отдыхать.
  - В гостевой комнате есть кровати, если не хотите ехать домой, можете поспать там, - сказал наш начальник. - Отчет напишете завтра.
  О да, чертовы отчеты!..
  Если вы думали, что работа полицейского или агента это крутые погони, перестрелки или хотя бы такие охоты, то это лишь треть всего, что приходится делать. Основная работа -отчеты, чертова туча отчетов на каждое действие. Еще везет, что мне пока пистолет не выдали, иначе количество писанины возросло бы раза в четыре. Это какой-то ужас.
  Я понимаю, что это необходимо, но легче мне от этого не становится.
  Судя по лицу Эрика, он сам был не рад подобному.
  Попрощавшись с Бруксом, мы забрали хомяка и отправились доставлять его.
  - Это какой-то бред, а не день.
  - Привыкай, у нас такое часто.
  Я лишь тяжело вздохнул.
  Нужно поспать...
  
  
  
  
  Глава 27. Новая работа.
  
  Отчеты... терпеть не могу отчеты. Вообще не люблю бумажную работу, а я, пусть и внештатный сотрудник, но обязан писать отчеты как полноценный офицер. Нужно четко и внятно пояснять, деловым, сухим тоном расписывать каждую деталь на несколько страниц. И понятно, что нужно это для того, чтобы вести документацию, если что - можно будет все четко отследить, а если будет похожее дело, появится больше информации по решению, но нам легче от этого не становится, и писание отчетов есть великая мука для всего департамента.
  Мы с Эриком где-то час возились со этим всем, а теперь нужно ждать, когда документы примут, мы все заверим и только тогда будем свободны. Чертов хомяк - если бы не надо было его сдавать, мы бы вообще сюда не пришли, отправив отчеты удаленно... Но раз мы тут, приходится страдать традиционными радостями бюрократии. Местным чинушам так проще, чем по удаленке, а наши проблемы их не волнуют. И если тебя заметили - ада ты не избежишь.
  Пока Эрик отрабатывал свою долю бюрократической нагрузки, я сидел на скамейке в коридоре и игрался с мячиком. Преимущества бытия стажера - от меня нужна только пара бумажек, когда у Эрика, как у полноценного агента и моего наставника, свой воз макулатуры и еще половина за меня. Кажется, я начинаю догадываться, почему он меня ненавидит...
  Ну, впрочем, я не совсем игрался, это была такая тренировка для меня.
  Мне нужно подкидывать теннисный мячик как можно выше к потолку, а затем ловить его раскрытой ладонью одной руки или пальцами, но при этом протягивать руку навстречу или как-то двигать ею нельзя. Мячик должен упасть сверху и тут же быть пойман в момент прикосновения.
  Сделать это не так просто, ведь мячик отскакивает при столкновении.
  Но если в момент касания активировать мою силу и поглотить кинетическую энергию, то шарик просто потеряет свою скорость и спокойно ляжет в руку. Это нужно, чтобы научиться точно включать мою силу.
  Оказывается, я могу впитывать не только кинетическую энергию от ударов или людей, но и в принципе любую, с какой я соприкасаюсь.
  После троллей я понял, как активировать способность, прочувствовал момент включения и сейчас старался научиться повторять все это по желанию. Получалось не всегда, но прогресс идет. По крайней мере, летающие мячики меня не избивают.
  О своей силе я знаю пока не так много - ее нужно еще изучать и пробовать, но из того что стало известно, я понял следующее:
  Сколько я могу поглотить кинетической энергии, пока не ясно, мы это еще не проверяли и пока рано. Зато поглощенное я могу направлять в собственные мышцы, увеличивая физическую силу в несколько раз. Я пока не пробовал, но в теории смогу перевернуть машину, как и кулаками стены пробивать. Вариант с прыжком я уже испытывал, но пока еще не отработал способ посадки.
  Механизм выброса - та еще загадка, вроде могу и усилить мышцы, а могу и грубо 'выбросить' энергию, но второе, за исключением развороченного пола после свидания с троллями, еще никак себя не проявляло. Да и с первым режимом еще разобраться надо, но тут Эрик не советовал пока что слишком увлекаться, ведь у тела есть предел прочности, и если перестараюсь, могу надорваться и нанести себе травму. С такой силой нельзя торопиться и нужно ее осторожно изучать - желательно с тем, кто может лечить травмы - но Фатима обычно занята и проводить со мной время пока не может.
  На вопрос, а где еще найти целителей, мне был дан четкий ответ:
  
  - В главной городской больнице они все, - пожал плечами Эрик. - Все, у кого способности связаны с лечением и чем-то полезным для больницы, идут работать туда. У нас даже есть специальный медицинский блок - 'Крыло' называется, там лечение дорогое, но могут даже покойника вытянуть.
  - А нам, как полиции, воспользоваться их услугами нельзя? - спросил я.
  - Можем. У нас даже в контракте прописано, что в случае травм на работе, нас там вылечат бесплатно, но вряд ли кто оттуда согласится возиться с тобой и помогать тебе испытывать свои способности без доплаты или приказа сверху.
  - А они все могут вылечить?
  - Вроде все, а что?
  - Нет, просто интересно...
  
  Если они могут вылечить все, то может...
  - Нет, не стоит думать об этом, - покачал я головой. - Все равно ведь нельзя ничего поделать. Это так далеко...
  Печально, что маленькая надежда тут же угасла, но лучше о том вообще не думать. Нечего себе портить настроение.
  - Ник, хватит спать, - голос Эрика вывел меня из раздумий.
  Напарник уже вернулся и посмотрел на меня сердитым взглядом. Почему-то его плохое настроение вызывает у меня странную насмешку - так и хочется еще сильнее подействовать ему на нервы, а то он порой больно важничает.
  Однако я себя сдерживаю, не хочу портить и без того не лучшие взаимоотношения.
  - Не сплю, - сказал я, поднимаясь с лавки.
  - Идем, у нас новая работа, - махнул он рукой и двинулся по коридору.
  - Что на этот раз? - спросил я, тяжко вздыхая. - Берем огнеметы и идем вычищать канализацию от гоблинов или займемся поиском коммунистического следа среди леших?
  - Нет, к счастью, этим нам заниматься не нужно. Гоблины пока не вылезают, а лешие перестали устраивать партизанские атаки на виноградники.
  - Серьезно? - побледнел я. - Я же пошутил.
  - Ты серьезно считаешь, что после гигантского хомяка у нас не бывает откровенно бредовой работы? - фыркнул он. - Ужас и серьезность, вместе с отчетами и укуренным бредом - это большая часть нашей работы. Привыкай. Скажи спасибо, что задание остановить одержимую змею, что геноцидит пони, взял кто-то другой.
  - Спасибо... Ты сказал большую часть работы, а остальное что?
  - А остальное - рутина, которой мы сейчас и будем заниматься, - покачал Эрик головой. - Идем проверять какую-нибудь пустышку, в которой, скорее всего, не будет ничего интересного, и которая лишь отнимет наше время.
  - И почему именно нам нужно туда идти?
  - Офицер Брукс решил над нами сжалиться и вместо серьезного дела дал нам это. Быстро проверим, и можно будет идти на выходной, - слегка усмехнулся Эйбон. - Так что шевелись. Раньше начнем - раньше отдыхать будем!
  - Полностью готов.
  - Ура, новое дело, - вылезла Болтушка, повиснув на моей шее. - Давайте еще за хомяками побегаем! Это было весело.
  Ее предложение мы дружно проигнорировали, но, боюсь, она будет нам постоянно напоминать об этом.
  - Итак, что проверяем?
  - Жители одного дома жалуются на соседей. Там слышны крики и странные звуки. Несколько раз вызывали полицию, но те ничего не обнаружили и дело закрыли.
  - Как-то слишком обычно, - хмыкнул я.
  - Если бы не одна странность, к нам бы это дело никогда не попало.
  - М?
  Эрик остановился и посмотрел на меня.
  - Ни один полицейский после посещения той квартиры не мог толком вспомнить, что там видел.
  - Понял...
  Затуманивание. Так это называют.
  Когда фея проявляется в реальности, как, например, когда Болтушка вылезает и начинает активно взаимодействовать с окружением, обычные люди, чувствуя это, инстинктивно отстраняются от всего неестественного. Так же происходит, когда феи проявляются в реальности: люди уходят из тех мест и не помнят, что видели.
  - Что-то мне подсказывает, что выходного нам не видать.
  - Круто, идем на новые приключения! Хи-хи-хи-хи! - радовалась Приставала.
  Мы лишь тяжело вздохнули...
  
  
  
  
  Глава 28. Профилактика.
  
  Западные районы города представляли собой довольно необычное зрелище. Необычное для этого города, а не для меня, ведь там все чем-то напоминало стандартизированные и обычные постройки, как будто в какие-то хрущевки угодил. Да, тут здания гораздо выше, дома светлее и множество других современных деталей, но ощущение некоторой стандартизации ощущается.
  Дома, дворы и улочки более-менее похожи, и различаются лишь номерами и иногда цветами самих десятиэтажек.
  Как мне известно, это один из старейших районов города, тут изначально селились рабочие и строители, а потому жилье тут, относительно остального города, не очень дорогое.
  Вот только стоило мне подумать, что здесь есть определенная проблема с преступностью, которая обычно связана с дешевизной и доступностью жилья, как Эрик сказал, что тут пыталось такое укорениться, но не получилось.
  Во-первых, основная денежная река находится в Развлекательном районе, а отсюда это довольно далеко.
  Во-вторых, тут 90% города состоит из 'наглых понаехавших', коим хватило характера приехать сюда и начать все с чистого листа. Людей, что беспокоят соседей, тут не любят, и в старые злобные времена Большой Стройки могли коллективно отдубасить. Даже когда 'беспокойными' были целые общины цыган или выходцев с ближнего востока, это никого не останавливало - просто собирали толпы 'дружелюбных соседей' побольше. Впрочем, сейчас, когда на каждом углу по полицейскому, они скорее передадут нежеланного соседа в ласковые руки ментов, чтобы самим не огрести проблем и всей толпой дадут показания, чтобы точно никто не отбрехался... Но беспокойным личностям от этого жить проще не становилось.
  Плюс, это место соседствует с Научным районом, потому допустить разгула преступности именно тут никак не могли. Рядом учебные заведения, и если СМИ можно заткнуть, то репутация самого учебного заведения и качество будущих специалистов может упасть. А вот этого 'Металогик' допустить не мог никак. Криминал, конечно, все еще есть, но он тут такой же, как и в самых приличных кварталах, скрытый от глаз. Не знаешь, что и где искать - не найдешь.
  Мы шли по проспекту Кармен мимо красивых зеленых посадок и наслаждались прекрасной вечерней погодой. Люди сновали по тротуарам, а на ресторанах и других заведениях уже начинала загораться подсветка, привлекая к себе посетителей.
  Вскоре Эрик свернул с главной улицы и пошел ко дворам, а после мы двинулись к совершенно такому же, как и все остальные, дому и добрались до подъезда. Войдя внутрь, поднялись на лифте до последнего этажа и, выйдя, двинулись по открытой площадке к нужной нам квартире.
  Необходимая дверь носила гордый номер '100' и, в отличие от других, выглядела не так презентабельно и красиво. Тут видна грязь, следы от ударов чем-то тяжелым и разбитый дверной глазок.
  Эрик позвонил в дверь, но нам не спешили открывать.
  Звонок повторился, и повторялся снова, пока за дверью не послышалось хоть что-то.
  - У-уходите... - прозвучал слабый голос. - М-мы... ничего не покупаем... - голос был женский, с легкой хрипотой и чуток дрожал.
  - Мы сотрудники Социальной Службы, мэм, - сказал Эрик. - Прошу открыть дверь.
  - Ох... - послышался испуганный вздох, и несколько секунд ничего не происходило, но затем замки начали открываться.
  Дверь слегка приоткрылась и была пока лишь на цепочке.
  В нос ударила мощная смесь из кучи неприятных запахов: как будто я находился у общественного туалета.
  У меня в прошлом городе была такая соседка, что из-за старческого маразма гадила в коридоре и не убирала, от чего эти "ароматы" заполоняли все. Здесь было нечто похожее.
  Болтушка, учуяв все это, позеленела, ее волосы встали дыбом и она тут же исчезла, спасаясь от 'аромата'.
  В тени за дверью показалось бледное и осунувшееся лицо. На вид было сложно определить, сколько лет этому человеку. Из-за мешков под глазами, болезненной бледности и вообще нулевому уходу за кожей, ей можно сложно было дать лет тридцать, но, возможно, было гораздо меньше. конкретный возраст, но это точно еще девушка, ну мне так кажется. Худая, если не тощая, с бледной кожей, которой недостает витамина D, и уставшие красные глаза.
  - В-вы... не похожи... на них... - произнесла дама слегка хриплым голосом.
  - Мы из четвертого отдела, мэм, - ответил Эрик, показывая значок. - Нас послали к вам из-за множества жалоб и нам нужно их проверить.
  Технически всем этим занимается Пятый отдел, а мы, официально, по более сложным делам, типа инспекций, но никого не удивляет, что нас могут послать на как бы чужую работу. Пятые же работают так: если 'многоуважаемый компьютер' находит что-то, туда отправляются психологи и социологи, и уже само их присутствие доносит до людей, что за ними наблюдают, и не стоит совершать глупостей. Там же оценивают степень проблемы, и если есть возможность, пытаются как-то решить проблему, если это в их силах. Этот способ не уменьшает количество преступности в городе, но вот бытовые происшествия сокращает существенно. Люди с преступными замыслами получают предупреждение, люди с проблемами - возможность выговориться, и как минимум психологическую помощь, а если нужно - и что посерьезнее. Например, если кто-то систематически подвергается насилию и не решается обратиться в соответствующие органы, Слепцы [1] спокойно сделают это за него.
  Ну а для нас такая профилактика - отличное оправдание, чтобы посещать чужие квартиры и разговаривать с людьми в поисках мистических проблем.
  - К-ко мне уже приходила полиция... - ответила она. - Они все... проверили и... ничего не нашли... уходите, пожалуйста.
  - Простите, мэм, но мы не можем, - настоял мой напарник. - Позвольте войти.
  С трудом, но женщина кивнула и, закрыв дверь, отворила цепочку и впустила нас в темный коридор. Включив свет, мы наконец-то сумели разглядеть жительницу этого дома.
  Невысокая дама, пока непонятного возраста, худая или скорее тощая, с сальными волосами, завязанными в пучок, одетая в простое сероватое платье, которое надо бы постирать. Женщина явно недурна собой - была, когда-то - но что-то в ее жизни не заладилось, и сейчас она будто увядает. Как жена мужа-алкаша, которая живет в кухонном рабстве, терпит пьяные побои и сама прикладывается к бутылке, чтобы заглушить горе.
  Она, слегка подрагивая, и явно чувствуя себя неуютно в компании посторонних людей, старалась держать с нами дистанцию, при этом боялась смотреть в глаза, опуская взгляд к полу. Она мялась и слегка покусывала нижнюю губу.
  Необычно выглядела и ее квартира. Тут было довольно чисто, что контрастировало с нестиранной одеждой самой хозяйки дома. Окна были закрыты, лишь форточки чуть приоткрыты, впуская свежий воздух, но плотные занавески не давали пробиться закатному солнцу в квартиру.
  - Мое имя Эрик Эйбон, это мой напарник - Николай Темных, наш визит лишь небольшая проверка, - представился блондин. - Как вас зовут?
  - Эмма... Эмма Браун, - тихо ответила она. Похоже, у нее горло болит. - Послушайте... я знаю, что соседи жалуются, но у меня нет никаких проблем. Я просто живу тут и никому не мешаю, на нас просто наговаривают и недолюбливают... Это не очень хорошие люди, и...
  - А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! - послышался крик неподалеку.
  - Мама! - испуганно вскрикнула Эмма и тут же бросилась в дальнюю комнату.
  Мы рванули за ней и влетели в комнату, в которой тут же включили свет.
  Нашему взору предстала картина того, как какое-то черное облако нависло над пожилой женщиной, что лежала в кровати и ворочалась из стороны в сторону.
  Эрик тут же метнул в это облако ножи, которые просто прошли сквозь него, но это заставило тьму исчезнуть.
  Хозяйка квартиры сбросила оцепенение и кинулась к женщине, стараясь успокоить ее.
  - Скорее, лекарство на столике. Воды! - сказала Эмма, роняя слезы.
  Эйбон тут же подал таблетки, а я метнулся на кухню за стаканом воды.
  Женщину сумели заставить выпить лекарства, после чего она стала успокаиваться и засыпать.
  Мы же стояли и хмуро глядели на все это.
  - Мама... мамочка... - плакала Эмма, держа женщину за руку. Затем она повернулась к нам и посмотрела на нас со смесью ужасной боли и надежды. - Вы... ведь видели это?! Кха! Ха! - закашляла она. - Я же не сошла с ума?! Скажите мне!
  - Мы видели, - кивает Эрик. - И мы поможем вам...
  - Кха-а-а-а-а... - расплакалась она и заревела.
  Похоже, выходной нам не светит...
  
  
  1. Слепцы - так называют Пятый отдел все остальные, за знак в виде закрытого глаза.
  
  
  
  Глава 29. Странности.
  
  - Итак, расскажите все, что знаете, - сказал Эрик, присаживаясь за стол.
  Мы разместились на кухне и сейчас смотрели на Эмму. После того, как она успокоилась, умылась и привела себя в порядок, мы сумели увести ее из комнаты больной матери, которой нужен покой.
  Пока она приходила в себя, я слегка похозяйничал на кухне, заварив крепкого чая для Эммы и еще одну чашку Болтушке, которой тоже захотелось.
  - Кха! С мамой... ничего не случится... пока мы тут? - волновалась мисс Браун, погладив больное горло.
  - Не волнуйтесь, если оно вернется, я почувствую, - кивнул мой напарник.
  - Почувствуете? - удивилась она.
  В ответ Эрик махнул рукой, и дверь на кухню закрылась сама, да еще и ручка подергалась. Это было весьма неожиданно, и я с трудом сохранил спокойствие. Блин, его способности мне все больше непонятны! То он гоняет меня мячиками, то - бегает с сетью за хомяком и ножи метает руками.
  Ничего не понимаю.
  После такой демонстрации женщина побледнела, а затем взглянула на меня. Я ничего продемонстрировать не мог, но попросил Болтушку вернуть чашку, которая тут же появилась в моих руках. Эмма не видит мою фею.
  Несчастная женщина явно не была готова к подобному. Она взяла крестик в руку и начала молиться. Видать, сильно верующая.
  - Господи Боже, Господи Боже...
  - Успокойтесь, мисс Браун. Мы пришли помочь вам.
  - Помочь? - дрожала она.
  - Это наша специализация. Но чтобы поймать духа, нам нужно знать о нем все, что вы можете рассказать. Нам нужно знать о вас и вашей матери как можно больше, и все подробности, которые привели к этому.
  - К-конечно... - кивнула женщина и, выпив чая, взяла себя в руки. - Я живу в Найзельберге уже больше семи лет. Мой папа был строителем, и когда компания выделила ему бесплатное жилье, он предложил нам с мамой переехать к нему из Штатов, - она шмыгнула носом. - Пять лет назад на очередной стройке произошел несчастный случай, и папы не стало... - с трудом произнесла она. - А спустя год у мамы случился инсульт, и она оказалась прикована к постели. Компания не стала отнимать у нас квартиру, как я боялась, и даже назначила нам ежемесячные выплаты за вклад отца в развитие города. Это не слишком большие деньги, но для жизни нам хватает. Чтобы заботится о маме, мне пришлось бросить школу, и вот уже четыре года я ухаживаю за ней, но пока нет никаких улучшений...
  - Погодите, - нахмурился я. - А сколько вам лет?
  - Девятнадцать, - ответила Эмма.
  От удивления у меня округлились глаза.
  Она никак не выглядит на год старше меня!
  Это что с ней такое тут случилось, что она выглядит так ужасно?
  Спрашивать что-то еще я не стал, и перебивать... девушку не буду.
  - Год назад у нас дома... начали происходить странные вещи, - продолжила Эмма. - Поначалу это было что-то, едва заметное... То тень дернется... то чашка в другом месте окажется, или... мое отражение в зеркале постареет... Кха-ха! - задрожала она. Видно, что рассказ давался ей нелегко, и она часто кашляла. - А затем мама стала кричать и стонать по ночам. Ее будто кто-то мучает, а я порой боюсь пошевелиться и подойти к ней... Мне так страшно одной...
  - Вы пытались просить помощи?
  - Да, - кивнула она. - Я обращалась в полицию, но там надо мной лишь посмеялись... а когда приходили ко мне, не видели никаких странностей... Соседи часто жаловались, они обливали мою дверь краской, стучали и кричали на меня, а я боялась выйти... Никто не верил мне, и...
  - Все хорошо, - спокойным голосом сказал Эрик. - Мы верим вам и мы поможем.
  - Правда? - с надеждой прошептала девушка.
  - Да. Не волнуйтесь, - кивнул мой напарник. - Нам придется остаться на ночь, и мы понаблюдаем за вашей мамой.
  - Хо-хорошо... у меня есть папин матрас, могу постелить вам там, но...
  - Этого будет достаточно, - заверил Эйбон.
  Девушка слегка улыбнулась, явно обрадовавшись, что кто-то помогает ей.
  - Кха... Простите, мне нужно готовить ужин для мамы...
  - Мы не будем вам мешать. Если что позовите нас, мы пока осмотрим комнаты.
  - Конечно.
  Эмма занялась едой, а мы двинулись в комнату больной.
  Войдя в комнату, нам пришлось оценить весь спектр запахов, который начинался именно отсюда. Штын стоял такой, что чуть не начали слезиться глаза. Суть в том, что женщина сама в туалет ходить не могла, утка не всегда была под рукой, а подгузники стоят дорого - вот на кровать и была постелена клеенка, которая собирала все отходы, а утром и в течение дня постельное белье менялось, и клеенка тоже.
  Сама комната была не слишком большой. Раньше это явно была семейная спальня - кровать рассчитана на двух человек. Тут также был шкаф, тумбочка, на которой находились фотографии членов семьи, парочка пустых ваз, несколько кукол и плюшевых игрушек, украшающих полки с книгами. Напротив нас стояло большое зеркало, которое было закрыто простыней, а на стене на ним висела икона Богоматери.
  - А ничего, что мы ей показали наши возможности?
  - Она уже тронута феями - таким людям сложно стереть память, да и смысла нет, ведь рано или поздно она будет привлекать внимание.
  - Хочешь сказать, она типа Факела?
  - Не совсем, просто Посвященная. Не сияет, но уже не невидима для фей. Но идея, примерно, похожа.
  Вот, значит, как появляются такие неудачники, как я? Неужели мой предок тоже когда-то с чем-то подобным сталкивался?
  Кошмар какой-то! Я спрашивал отца, но о подобных происшествиях с нашими предками он вспомнить не смог, от мамы тоже ничего не узнал. Мне удалось отшутиться, но лучше маму напрямую о таком не спрашивать, она весьма подозрительна и может начать задавать вопросы, на которые я ответить не смогу.
  - Что думаешь обо всем этом? - спросил меня Эрик.
  - Ты меня спрашиваешь?
  - Ты - стажер, и проверять то, как ты думаешь, необходимо. Учись быть самостоятельным. Ну, так что?
  Пару секунд я обдумывал все, что мы узнали.
  - Все очень странно, - нахмурился я. - Я пока мало знаю, но вся история выглядит подозрительно. Мне не нравится то, что Эмму и ее мать мучали целый год, а наши службы ничего не заметили.
  - Верно, - кивнул Эйбон. - У нас подобные слухи стоят на учете, и, если что - каждый проверяется или хотя бы отмечается. Потому тут или чья-то халатность, или...
  - Кто-то намерено скрывал это событие, - понял я. - Кто это мог быть? И зачем?
  - Есть пара подозрений. И пока не ясна причина, - покачал он головой. - Что еще заметил?
  - Мы пришли как-то 'вовремя'. Стоило нам появиться, и дух тут же напал, хотя, по словам Эммы, проявлялся только ночью. Будь он умнее, то постарался бы скрыться и дождаться нашего ухода...
  - Тоже верно, но сноходцы умеют чуять неладное, и я сразу ощутил чье-то присутствие, потому скрываться ему не было смысла. Но вот нападать прямо сразу, и правда, не стоило. Скорее, он или не особо умен, или просто тульпа, интеллект которой ограничен. Потому, как только мы явились, он сразу же напал в надежде успеть, пока мы его не изгнали.
  Все страннее и страннее, как говорила Алиса из Страны Чудес.
  Подозрительная ситуация, очень подозрительная.
  - Итак, стажер, - начал Эрик. - Слушай внимательно и учись. Подобные проклятья, одержимости и прочее - обычные вещи для нас, но с этим может справиться не только сноходец, а и обычный человек. Вопрос, как?
  - Зная правила фей, - предположил я.
  - Правильно, но еще и зная традиции, обряды и историю. Реакция на обряды - часть их правил, написанных столетиями народных верований, поэтому не стоит отметать даже самые нелепые суеверия.
  - Приметы, - догадался я.
  - Рассыпать соль перед дверью, воскурить трубку, закопать кости на перекрестке - все это знания, что оставили нам предки, и часто для победы над духом нам нужны именно эти знания, а не способности или физическая сила. Этот дух явно бесплотный, а потому ничего мы ему сделать не сможем, пока не разберемся. Итак, что нужно для начала сделать?
  - Понять, кто это?
  - Неплохо, Ник, ты схватываешь на лету, - усмехнулся он, похвалив меня. Почему-то его тон больше походил на издевку. - Чтобы понять, как с ним бороться, нужно понять, кто он такой есть. Мы используем это.
  Он достал из кармана какие-то прямоугольные листки бумаги с нанесенными чернилами письменами на разных языках: есть тут на латыни, иероглифы всех видов, руны и прочее.
  - Это печати-пробники. Фактически - слабейшие талисманы различных традиций, воплощенные в бумаге, от строчек из Библии до заклинаний Синто. Они помогут нам понять, какой именно дух обитает здесь. Нужно их расклеить по стенам. Отогнать они не смогут даже барабашку, но как только дух появится, какие-то символы должны среагировать. По тому, что реагирует, а что молчит, можно узнать к какой мифологии принадлежит дух, и даже, при удаче, вычислить регион происхождения.
  - Как именно среагировать? - не понял я.
  - Да как угодно, - вздохнул Эрик, - засветиться, начать тлеть, выцвести... Могут даже начать сочиться кровью. О реакции религиозных знаков на нечисть столько суеверий, что реакция почти рандомна.
  Теперь ясно. Пока мы занимались 'украшением' обоев, Эрик что-то бормотал на разных языках - скорее всего, молитвы или заговоры. После того, как все листки были расклеены, мы позволили себе передышку.
  - Не думаю, что этого хватит, - нахмурился я.
  - Верно. Это лишь будет небольшой подсказкой. Нужно еще понять причину, почему этот дух тут появился.
  - Офицер Брукс говорил, что феи из Мельхиора не видят обычных людей. Может, рядом Брешь?
  - Такое я бы почувствовал, да и происшествий за год должно было быть больше. Тут, скорее всего, дело в чьем-то намерении. Кто-то или ненавидит эту семью и проклял их, или же здесь происходило нечто страшное, оставившее свой след, что и привлекло духа. Я уже написал знакомому поискать информацию по этому дому и улице. Может что-то случилось.
  - Понятно.
  - Теперь остается ждать, - кивает он. - Ночь проведем тут. Будем спать по очереди, и если что, один разбудит второго. Если вдруг почувствуешь странную и сильную сонливость - тут же буди меня и поднимай тревогу.
  Вскоре пришла Эмма с подносом для матери. Подложила ей под спину подушек, а после начала кормить ее с ложечки какой-то молочной смесью из теплого молока и какой-то кашицы, которую особо жевать не нужно. Женщина, что сейчас в свои сорок с хвостиком была больше похожа на тощую старушку, в полубреду глотала еду и стонала, смотря на все вокруг мутным взглядом полуприкрытых глаз.
  Зрелище было душераздирающим и неприятным.
  Тяжко смотреть на страдающего человека, который не по своей воле стал таким, и теперь вынужден проводить свою жизнь в подобном полуовощном состоянии.
  Однако Эмма не унывала и с доброй улыбкой кормила маму, приговаривая, что все будет хорошо, и она вот-вот пойдет на поправку. Учитывая, что за четыре года она так и не поправилась, в подобное верилось с трудом, но мы ничего не говорили, стараясь не мешать девушке. Она нас даже представила ей и вежливо от ее имени поздоровалась. Похоже, девушке совсем плохо тут одной.
  После еды она дала матери выпить необходимые лекарства, а после начала делать ее рукам и ногам массаж, растирая конечности и массируя мышцы. Поскольку ее мама постоянно в лежачем положении, ее мышцы атрофируются и им нужна ежедневная стимуляция.
  - О-о-о-о-ох... - едва слышно застонала женщина, и ее кишечник облегчился прямо на пленку под ней.
  Запах, что и так был неприятным, стал просто невыносим, и даже серьезный Эрик был готов расстаться с ужином. Кое-как мы сдержались и не подали виду, чтобы не обижать несчастную, и вообще старались не смотреть, дабы не смущать людей.
  Эмма же снова меня удивила, и ни капли не изменившись в лице, начала все убирать, вытирать, при этом говоря маме только хорошее. Это не было похоже на то, что она притворяется или сдерживает отвращение, она серьезно излучала только положительные эмоции и делилась своим хорошим настроением с мамой. Я, было, предложил свою помощь, но девушка отказалась, сказав, что сама прекрасно справится.
  После всего этого, она уложила маму спать, а затем направилась к выходу.
  - Кха-кха... Ой, я забыла про матрас. Сейчас принесу, - говорит она нам. - Простите, из-за всего этого я часто что-то забываю. Вы точно хотите остаться тут?
  - Да, это необходимо, - кивнул Эрик.
  - Вам самим нужно поспать, - покачал я головой.
  - Кха-кха... У меня плохо со сном, - вздохнула она. - В таком доме тяжело отдохнуть...
  Да уж, сильно она измучена.
  Дух истязает ее мать, а сама она не может даже нормально спать и жить.
  Эмма принесла нам матрас и пару подушек, а затем ушла к себе.
  Мы сели на матрасе, так как спать пока никто из нас не хотел.
  - Тяжко ей приходится, - нахмурился я. - Из-за духа она явно редко выходит на улицу.
  - Нет. Она вообще не покидает квартиру, - сказал Эрик, глядя в потолок. - Ее уличная обувь находится в шкафу и давно пылится. У самого шкафа в коридоре можно найти разобранные коробки курьерской службы, а на кухне - запасы крупы. Если посмотреть в ящики, то можно найти кучу пустых бутылок из-под молока.
  - То есть, она вообще не может выйти из дома?
  - Ага. Или сама не хочет, или дух не пускает. Девчонка все заказывает по интернету, и курьеры доставляют ей необходимое. В нашем городе это обычное дело.
  - А ты много об этом знаешь, - хмыкнул я.
  - Просто знаком с одним типом, который тоже постоянно ленится ходить в магазин.
  - А он чего? Домосед?
  - Скорее ленивец, живущий на готовой еде. Так-то он в парке проводит больше времени, чем дома. С ноутом. Фармит драконьи чешуйки, чтобы скрафтить себе крутой нагрудник.
  - Понятно, - усмехнулся я.
  - Я тоже хочу крутой нагрудник из драконьих чешуек, - надулась Болтушка. - Ники, сделай мне такой!
  - Он не настоящий, а в игре.
  - В какой игре?
  - Это долго объяснять. Давай потом, - отмахнулся я.
  Мне еще не хватало заинтересовать Приставалу ММО, а то ведь потом за уши не оттащишь!
  - Лучше спи, я буду дежурить первым, - сказал Эрик.
  - Уверен?
  - Да, когда захочу спать, я тебя разбужу. Спи.
  - Ну, ладно. Приятной ночи.
  - Ага...
  
  
  
  
  Глава 30. Невеселая ночка.
  
  Сидеть в полной тишине и пялиться в пустоту - то еще удовольствие. Спать нельзя, в телефоне сидеть нельзя, шуметь нельзя, лишь сиди и смотри, как в окне постепенно появляется свет. Луны уже не видать, но и рассвета как-то тоже, вот и приходится находиться в этом полумраке.
  Болтушка давно уснула, так как ей было чертовски скучно просто сидеть, а беспокоить больную - даже для ее вредного характера чересчур.
  - М-м-м... - послышалось от Эрика, который отвернулся к стене и тихо спал. Поначалу он лежал нормально, но в определенный момент поджал ноги и свернулся клубком.
  Сейчас этот вечно наглый и самоуверенный тип кажется мне довольно маленьким. Я понимал, что его сила показная, но возможно, сейчас я вижу некоторые проблески его - настоящего. Того, кто пытается укрыться за серьезностью и делает все, чтобы выглядеть брутально и мужественно.
  Вероятно, в его прошлом произошло что-то такое неприятное, из-за чего он так себя ведет. Потому я и стараюсь не начинать с ним конфликты, да и не лезу в его прошлое. Он, кстати, тоже не спрашивает меня о том, что было у меня, за что я благодарен.
  Есть вещи, о которых просто не хочется говорить...
  - У-а-а-а... - зевнул я.
  Скучно.
  Я, пусть и поспал, но в такой тоскливой обстановке сидеть крайне скучно, и ведь вести себя нужно тихо, а то можно побеспокоить больную. Ей и так тяжко, еще и мы рядом.
  Если бы еще не этот запах, было бы легче, а то ведь и отойти нельзя.
  - У-а-а-ах... - опять зевнул я, и глаза начали слипаться.
  Черт, как же скучно!
  Может, прикрыть глаза на минутку, и...
  Стоп!
  Резко дергаю головой и широко распахиваю глаза.
  С чего это мне так резко спать захотелось?
  Да и не стал бы я так безответственно подходить к текущему делу.
  Но ничего не происходит, а потому...
  Нет!
  Вновь скидываю накатившуюся сонливость.
  - Мрак... - прошептал я, вспомнив, что мне говорил Эрик по поводу странной сонливости. - Эрик... - тянусь к напарнику и трясу его за плечо. - Прос...нись... - говорю я, едва оставаясь в сознании.
  Сон, словно тяжелое одеяло, навалился на меня и не дает подняться.
  Двигаться становиться все сложнее, глаза слипаются, и думать...
  - Болтушка... - попытался позвать я.
  Темная пелена окутала меня и погрузила...
  - Кусь...
  - Ауч! - вскрикнул я, почувствовав резкую боль.
  Подскакиваю и хватаюсь за несчастное ухо.
  - Хо-хо, таки проснулся, - усмехается Приставала.
  - Спасибо, - поморщился я.
  Сна ни в одном глазу, а вот темнота в комнате, несмотря на свет в окне, усилилась.
  - Эрик! - трясу парня и пытаюсь разбудить. - Проснись! Скорее!
  - А? Чего? - пробормотал Эрик. - Не мешай спа...
  - Сейчас сделаем! Кус... Пф!
  Болтушка решила укусить и его, но стоило девице приблизиться, как из тени вылезла черная лапа и остановила мою фею. Затем эта же лапа начала сама трясти Эрика, от чего он отмахнуться уже не мог и все же проснулся.
  - Что...То...? - он осмотрелся и моментально проснулся.
  Тут же подскочил и мы оба стали озираться, ожидая нападения.
  В комнате стало прохладнее и из наших ртов показался пар, стекла помутнели, от чего и без того слабый свет стал еще тусклее. Необычный ветерок коснулся волос, и дул он как будто со всех сторон сразу.
  Темнота все сгущалась и усиливалась, а мы встали спиной к спине.
  Ветер начал трепать простыню на зеркале и та двигалась, как будто за ней кто-то прятался.
  Простыня резко срывается с зеркала и устремляется к нам, но, не долетев, оказалась разрезана теми самыми изогнутыми стальными лентами, что порвали рукава его рубашки. Эрик назвал эти 'браслеты' гибкими мечами и прибавил еще какое-то индийское название, но я не запомнил. Он может контролировать их своей силой.
  Свеча загорелась перед нами, и тьма от этого еще сильнее сгустилась вокруг источника света... находившегося в зеркале.
  Смотря туда, мы сначала видели самих себя, которые едва освещались огоньком, но затем...
  Черные волосы шевелились от холодного ветра. Шипы на плечах черной косухи отражали свет.
  Бандана с улыбкой скелета, повязанная на лицо, словно хохотала немым голосом, но он странным образом отдавался в моей голове.
  Красные глаза смотрели на меня с насмешкой и издевкой, и взгляд этот не давал пошевелиться, глядя прямо в душу...
  - Слабак... - звучит в голове его голос, и жуткий смех вновь раздается внутри. - Ты... не спрячешься... от...
  - НИК! - крикнул кто-то, и меня толкают в плечо. - Очнись!
  Все резко пропадает, и тьма расступается передо мной.
  Его образ исчезает, как и огонек.
  Пот течет с меня, футболка прилипла к телу и мне трудно дышать.
  - Приди в себя! - вновь говорит Эрик.
  Поворачиваюсь к нему и вижу своего напарника, что сам бледен и покрыт потом.
  Он тоже что-то видел, но...
  - Осторожно!
  Толкнув меня, он падает вместе со мной, а над нашими головами пролетает ваза, которая разбилась о стену.
  Игрушки на полках повернулись в нашу сторону и глаза всех засветились в темноте бледным светом.
  - Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи! - смеются они.
  Затем осколки от вазы поднялись в воздух и начали летать по кругу. Вскоре к осколкам присоединились булавки и иголки из швейного набора.
  Под смех игрушек они летали вокруг нас будто рой пчел и выжидали, чтобы наброситься всей толпой.
  - Умрите... - послышался шепот над нами.
  Подняв голову, мы увидели черное облако, из которого светились бледные огни глаз, а затем все это набросилось на нас со всех сторон.
  Но не успели они даже коснуться нас, как стальные ленты Эрика, извиваясь, словно две настоящие змеи, прикрепленные к его запястьям, начали отбивать снаряды.
  Удар! Удар! Удар!
  Клинки не давали осколкам и иголкам коснуться нас, но количество снарядов все росло, а те, что отбили, вновь возвращались и непрестанно атаковали нас. Мы оказались зажаты в центре комнаты и ничего не могли сделать - только стоять и не дергаться. Скорость атак увеличилась, а вот Эрик начал тяжелее дышать, концентрируясь на своей силе.
  Странно, такого раньше не было, или...
  Повернув голову, я вновь увидел свет в зеркале и то, как Эрик старается не смотреть туда.
  - Черт! - выругался я, поняв, что дух атакует моего напарника еще и ментально.
  Нужно срочно что-то делать, но...
  Идея появилась быстро.
  Вылетаю из окружения, а затем прыгнул на матрас и закутался в него.
  Иголки и осколки ударили и воткнулись в него, но пробить не сумели - матрас был довольно толстым. Затем, отмахнувшись от очередных снарядов, я кидаю матрас в зеркало.
  Мягкий матрас не сумел сломать или разбить его, но зато закрыл его собой и прервал зрительный контакт.
  Эрик тут же дернул головой, и его клинки заработали с новой силой. Он схватил разрезанную простыню, зацепил ее за края мечей. Те понесли ее, начали собирать снаряды и связывать их в себе. Смотря на то, что происходит, Эйбон заскрежетал зубами - не от боли, а от какой-то внутренней злости, я же поспешил в укрытие, так как превращаться в подушечку для иголок мне не хотелось.
  Поняв, что мы кое-как справляемся, дух поднял стул и метнул его в нас, но его поймал уже я, поглотив ударную энергию.
  А затем сразу все мелкие вещи в комнате взмыли к потолку и...
  Все резко прекратилось и они осыпались на пол.
  Через пару секунд в комнату врывается растрепанная Эмма и с ужасом смотрит на учиненный разгром.
  - Мама! - она кинулась в женщине, которая оказалась полностью в порядке и никак не пострадала во всем этом хаосе.
  Мы же с Эриком стояли в центре комнаты и старались отдышаться после неожиданной атаки. Такого приема никто из нас не ожидал.
  - Черт, - произнес мой напарник, подойдя к стене, на которой были наклеены его талисманы. - Все чисты.
  - То есть...
  - То есть мы по-прежнему понятия не имеем, что тут происходит. И, как показывает практика, неизвестность все делает в разы опаснее...
  Ну и ночка...
  
  
  
  Глава 31. Информатор.
  
  Заварив чай, мы уселись на кухне и мрачно смотрели на светлеющее небо, попутно наслаждаясь горячим напитком. Напиток был так себе, но нам важен не вкус, а нервы подлечить. Не помешало бы еще принять душ - но не сейчас, да и не хочется тут мыться, как и вообще оставаться в этой квартире.
  И пока мы приходили в себя, Эмма убиралась в комнате матери, в очередной раз отказавшись от нашей помощи.
  - Он был сильным, - сказал я. - Мы едва выжили.
  - Нет, просто мы не были готовы к такому яркому проявлению, и сейчас мы на его территории, - покачал головой Эрик. - Важнее, что печати не отреагировали. Если мы не знаем что это за дух, изгнать его будет сложнее.
  - Что будем делать?
  Эрик ответил не сразу. Отхлебнув чая, он глубоко вздохнул.
  - Придется обратиться к моему информатору, - нахмурился он.
  - А я думал, ты все знаешь.
  - Знать все на свете нереально...
  - Но я, мечту свою лелея... - продолжил я, но тут же понял, что зря прервал. - Извини.
  - Короче, - с неодобрением посмотрел на меня Эрик, а потом, вздохнув и вспомнив, что вроде как должен меня учить, выдал небольшую лекцию. - Со сверхъестественной точки зрения, наш город принадлежит всем нациям мира сразу, поэтому и нечисти тут - весь мировой запас. Сотни тысяч разновидностей. Это невозможно держать в голове - тут нужна электронная база данных с очень продвинутой системой поиска. У Наблюдающих она, конечно, есть, и мы можем без всяких проволочек получить к ней доступ... Но без пробников, опытного консультанта или десятков часов, потраченных на ковыряние в базе мы не найдем ничего толкового. Реакции пробников нет, желания бездарно тратить время - нет. А привлечение консультанта - это отдельный бюрократический запрос и урезание награды. Информатор-частник дешевле, проще и быстрее, но, если обращаться к непроверенному - опаснее. Все же от информации может зависеть наша жизнь... - Напарник пожал плечами, - заметь себе на будущее. Своему информатору я доверяю. Допивай чай и пойдем.
  - Хорошо.
  Вскоре пришла Эмма и убрала мусор.
  - Кхе... С вами все в порядке? - взволновано спросила она, слегка кашлянув.
  - Все нормально, - кивнул Эрик.
  - Извините за беспорядок, - сказал я.
  - Ничего страшного... - отвела она взгляд и потерла локоть. И вообще я заметил, что у нее на руках какие-то синяки.
  - Вы в порядке?
  - Упала с кровати и ударилась рукой, ничего страшного, - чуть улыбнулась девушка, пряча руки.
  - Раньше у вас такое происходило? - спросил Эйбон.
  - Кхе-хе... Нет, никогда, - покачала она головой. - Были лишь мелкие и... жуткие явления... Но оно никогда не нападало...
  - Похоже, посторонние в доме злят его, и он хотел нас вытравить.
  - Что теперь?
  - Нам нужно ненадолго уйти. К вечеру вернемся.
  - Хорошо, - спокойно сказала Эмма. Я думал, она будет просить нас остаться и побыть с ней, но девушка не выглядела испуганной - скорее, уже давно смирившейся со своим положением.
  Хозяйка ушла готовить завтрак для мамы, а мы от еды отказались: кроме молока, каш и тому подобного тут все равно ничего нет, плюс, запаха никто не отменял. Так что, попрощавшись с девушкой, мы ушли из квартиры и двинулись в сторону автобусной остановки.
  Ехать пришлось недалеко: до начала Северных Районов, на улицу Тарантино. Если дома в Западных районах были по большей части похожи друг на друга, то Северные явно создавались уже с какой-то дизайнерской мыслью, чтобы отличаться друг от друга. Тут здания разнились как по количеству этажей, так и по внешнему виду крыш. Еще необычность в том, что район находился на холме и разделялся подобием ступеней, благодаря чему некоторые жители называли его 'плоской пирамидой', но сама архитектурная задумка была выполнена со вкусом.
  Не скажу, что мне нравилось прямо все, что я видел, но смотрелось относительно красиво - вот только ходить тут не слишком удобно. Куча лестниц и лабиринт маленьких улочек меж домами, в таком районе явно приходится много взбираться. Старикам особенно тяжко.
  По этим склонам также ездят бесплатные троллейбусы, которые постоянно курсируют вверх - вниз, как лифты.
  Здание, которое нам было нужно, выглядело довольно странно. Оно напоминало несколько больших кубов, которые криво поставили друг на друга. Либо дизайнер был под вдохновением, либо под веществами, что порой одно и то же.
  Зайдя в подъезд, мы лифтом доехали почти до самого последнего этажа, и оттуда направились по коридору.
  - Тут живет мой информатор - прозвище Нохинду, - говорил Эрик. - Он немного чудак, но среди сноходцев это обычное дело.
  - Ясно, - кивнул я. - Погоди... Нонхинду [1]? - удивился я.
  - 'Эн' убрана для благозвучия, но суть ты понял. Сейчас увидишь.
  Дойдя до нужной квартиры, Эрик позвонил, а когда в течение минуты нам не открыли, начал просто бить по двери ногой. Судя по вмятине, это случалось частенько.
  - Открывай, придурок! Я знаю, что ты дома! - говорил мой напарник. - Быстро, пока я сам дверь не выбил!
  Через несколько секунд такого долбления послышался звук отпирающегося замка, и металлическая дверь была открыта.
  Оттуда показался... индус.
  Худой высокий парень с короткими черными волосами, с острыми чертами лица и ленивым сонным взглядом, с мешками под веками и лопнувшими капиллярами в глазах.
  - Приветик, - зевнул он. - Чего нужно в такую рань? Я лишь недавно глаза сомкнул. Да и сам мог открыть, чего долбиться-то?
  - Харе спать, - фыркнул Эрик, нагло отталкивая парня и входя в его квартиру. - Мы по делу. А если будешь дрыхнуть, от тебя никакой пользы.
  Я вошел следом, и дверь за нами закрыли. Эрик сразу же двинулся на кухню, а я остался с этим типом.
  - Индус - 'не индус'? - хмыкнул я.
  - А? - он, похоже, только сейчас меня заметил. - О, привет. Прости, я еще не проснулся. Я - Нохинду. Ты, кажется, Ник.
  - Эрик обо мне говорил?
  - Только гадости, - улыбнулся парень.
  - Я и не сомневался, - вздохнул я. - А почему такое прозвище?
  - Прилипло со времен учебы в МТИ [2], - усмехнулся парень. - Индус должен писать 'индусский код' [3], а раз не пишет - значит не индус.
  - Забавно. Ну, будем знакомы.
  Пожав руки, мы оба направились на кухню, где уже хозяйничал Эрик. Достал остатки пиццы и кинул все в микроволновку.
  Квартирка у Нохинду оказалась небольшой, однокомнатной, да и та была заполнена мусором типа пустых коробок от пиццы, бутылок от колы и прочего, что он заказывал, а не готовил сам. Теперь ясно, откуда Эрик так много знает о той теме.
  - Как ты не толстеешь от фастфуда?
  - Ну, я ж не всегда такое ем! Знаешь, есть большой ассортимент готовой еды, просто иногда хочется вредненького... А лишние кило можно сбросить пробежкой по парку.
  Судя по количеству коробок, не 'иногда'... Или это был пиццеколовый запой после попытки стать сторонником ЗОЖ?
  - Я фигею от тебя, - фыркнул блондин, заваривая кофе, - побегать по парку тебе не лень, а вот вынести мусор - никак.
   - А зачем, по твоему, я за клининг плачу? - возмутился индус. - Через два дня придут и все выгребут. Я не получаю наслаждения от готовки и уборки, так что лучше потрачу свое время на зарабатывание денег или нормальный отдых. Свежим воздухом, там, подышать или с девушками пообщаться...
  - Да, да, с девушками... Не напоминай...
  - М?
  - Это забавная история, - нагло расхохотался он, смотря на сердитого Эрика. - Но если коротко, пока я кувыркался с парой красоток, Эрик, чтобы не мешать нам, полз к столу, где лежала флешка с файлами. Выглядело это очень комично, я позже оценил. Запись, извини, не покажу - слишком много личного в кадре, а цензурить лень.
  - Пф!..
  - Ну, я работаю на дому, так что свободного времени полно.
  - Ага, он качает аккаунты для корейских геймеров, - добавил Эйбон, жуя пиццу. - М-м, сырная. Власти Южной Кореи все еще ищут его, чтобы посадить на пару десятков лет [4].
  - Это было давно, и вообще - я просто сделал супербота и хотел испытать.
  - Испытал - на пять уголовных дел.
  - Именно поэтому я никогда не поеду в Корею. Ну, я в любом случае никогда не поеду, но все же... - в его голосе проскользнули какие-то грустные нотки.
  - Да, никто из нас никуда не поедет, - не смог удержаться унылого от поддакивания я, но затем усмехнулся, - А супербота, если что, не одолжишь? Я не слишком люблю ММО, но если придти на все готовенькое...
  - И мне тоже! - вылезла Болтушка. - Правда, че это такое?
  - Долго объяснять, - вздохнул я.
  - Ну, блин, я тоже хочу нагрудник из драконьих чешуек! - дулась моя фея.
  - Для начала чешуйки дракона добудь.
  - У меня есть, я парочку с Фафнира выковыряла, - усмехнулась она и достала какую-то костяную пластинку.
  - Пф-ф-ф-ф! - выплюнул кофе Эрик. - Так это ты его задолбала так, что он свалил? - офигел он, отняв трофей и начав его рассматривать - И как ты вообще чешую оторвала? Они же прочней титана?
  - Так я ковыряла там, где защита была - так себе. Под хвостом! - гордо заявила она.
  Я себе представил, как эта дамочка залезает дракону под хвост и ковыряется там... Да, после такого я бы тоже свалил отсюда как можно быстрее. Идея сделать нагрудник из чешуи с ж... с задней части дракона кажется весьма забавной.
  От таких новостей Эрик на пару секунд ушел в прострацию.
  - Прикольная у тебя фея, - хмыкнул Нохинду. - А уж какие формы... м-м-м-м... счастливчик. Бота, правда, не одолжу ни тебе, ни ей - я завязал.
  На плече парня появилась маленькая белая мышь, которая забралась на его голову и начала прыгать и топать, явно пытаясь наказать хозяина, что засматривается на других фей.
  - Ну, тихо-тихо, Тиран, ты всегда лучше всех, - отмахнулся индус от своей мыши. - Это Тираннозавр.
  - Круто, а он съедобный? - спросила Болтушка, показав острые зубы.
  Услышав это, мышь тут же убежала и спряталась под одеждой у своего компаньона.
  - Фу, Болтушка, нельзя!
  - Жадины, - дулась эта нахалка.
  - Ага. На том и стоим... - радостно поддакнул парень. - Ладно, рассказывайте, как ваше задание?
  - Хреново, - помрачнел Эрик, протягивая мне кусок пиццы. - Мы провели там ночь, и перед рассветом этот ублюдок напал на нас. Ментальное давление, полтергейст. Но ни одна из печатей на него не отреагировала. Бывало ли такое раньше?
  - Нужно поискать, - задумался индус. - Есть примета - если не горит христианский оберег, у вас или тульпа, или вы делаете что-то не так. В конце концов, эти ребята умудрились объявить демонами всех, кто не с ними... Но легенд, способных породить такую тульпу, в интернете не светилось. Последних лет пять - точно.
  - Все я сделал правильно, - прищурился Эрик.
  - Значит, сделал не там. Если источник был вне охватываемого радиуса, обереги могли не среагировать - все же не из серебра с креста Ланкастерского собора отлиты. Ну, или к ней обратись, если уж вариантов нет.
  Эрик резко побледнел и застыл. Он слегка задрожал и поежился. Впервые я увидел на его лице страх и ужас, и очень удивился такой реакции.
  - Не-н-нет... слишком... высока цена... - тихо произнес он.
  На мой немой вопрос Нохинду лишь рассмеялся.
  - Я накопал вам информации по этому дому, - индус кинул на стол бумаги. - Если кратко - там бывали разные случаи, но ничего неординарного. Хотя, что для нас обычно, то феям - страшное оскорбление.
  - Поищи информацию по этой семье. Может, отец семейства успел перед смертью оскорбить какого-то духа или сами что-то натворили? Пригодится все. Еще мне нужны серебряные кресты и пара амулетов.
  - Все в шкафу с твоими вещами.
  - Отлично. Тогда я первый в душ, - сказал Эрик и вышел с кухни, направившись мыться.
  - У тебя его вещи?
  - Он живет в Южном районе, а туда не всегда удобно добираться. На случай, если нужно срочно переодеться, он кое-что свое хранит у меня, - махнул рукой Нохинду. - Тебе могу разве что мою футболку одолжить, но может жать в плечах.
  - Ничего страшного. Спасибо.
  Мы некоторое время молчали, слушая звуки льющейся в ванной воды. Я ел пиццу, запивая горячим кофе, а сам раздумывал над тем, что сегодня случилось.
  Я ничего не смог противопоставить врагу, и моя способность была полностью бесполезна. Неприятно ощущать себя лишним и слабым, очень неприятно.
  Ладно. Самобичеванием буду заниматься позже.
  - А что вообще делает информатор? - спросил я.
  - Ищу информацию, - пожал он плечами. - У меня огромная база данных по феям, истории и много других полезных сведений. То, что еще не оцифровано, я добываю, оцифровываю и вношу в базу, которой могут пользоваться все сноходцы.
  - И зачем ты этим занимаешься?
  - Потому что могу, и потому что хочется, - хмыкнул Нохинду. - Просто я как-то столкнулся с темным, и чудом не погиб. Эрик меня спас. И тогда я подумал, что было бы круто узнать о таких тварях как можно больше, чтобы другие тоже могли легко узнать о них. Вот я и стал собирать информацию и делиться ей с остальными.
  - Прямо всем?
  - Нет, конечно. Все не бесплатно, а не хочешь платить - поищи сам. Я не сволочь, которая откажет тому, кто в беде, но и в благотворительность не играю. У Эрика есть кредит, получит плату - отдаст мне процент. Дешевле, чем обращаться за консультацией в Первый Отдел, между прочим. И в разы быстрее, если не ЧС, конечно.
  - Понятно...
  Ну, это Эрик уже говорил... Надо бы как-нибудь зайти к Наблюдающим, посмотреть что и как. И к Соням зайти тоже не мешает. Вроде работаем в одной связке, но я про другие отделы до сих пор знаю только то, что они есть.
  - Дай свой телефон, я тебе сброшу свои контакты - если что-то нужно узнать, звони. Кредит уже открыл.
  - Благодарю.
  Он быстро вбил в мой мобильник свои данные, а после вернул его мне.
  Вскоре из душа вернулся Эрик.
  Помытый, свежий и явно довольный собой, он летящей походкой прошел к чайнику и стал заваривать новый кофе. Переоделся в почти то же самое, что у него было раньше, лишь цвета оказались другие, но оно и неудивительно, раз уж здесь его вещи.
  - Душ свободен.
  - Ага.
  Встав из-за стола, я двинулся в ванную...
  
  ***
  
  Когда Ник ушел, Нохинду хмыкнул и посмотрел на своего друга, который сейчас наливал себе кофе. Эрик как всегда нагло хозяйничал на его кухне и не спрашивал разрешения чем-то пользоваться, но Нох давно привык к такому поведению и не обижался. Сам понимал, что бесполезно что-то говорить этому типу, все равно ведь фыркнет и сделает по-своему.
  Хотя потакать его паранойе все же неудобно.
  - Итак, когда ты расскажешь ему правду? - спросил индус.
  - О чем? - не понимал блондин, поправляя свои очки.
  - О том, что у него временный контракт, - нахмурился программист. - Эта дамочка явно не его фея, а это может стать проблемой. Он уже привязался к ней, и на него уже имеется ее влияние. Сам знаешь, что бывает.
  - Знаю. Брукс за ним следит, пока никаких признаков искажения. Так что дело терпит. Парень всего две недели как сноходец, позже расскажу, когда будет готов к поискам. К тому же он - Факел, так что волноваться по этому поводу ему пока не стоит.
  - Ну, делай, как знаешь, - покачал головой индус. - А о себе ты ему будешь рассказывать?
  - А это ему знать не обязательно, - прорычал Эйбон.
  - Эх, сам же себе проблемы создаешь, - вздохнул Нохинду. - Он ведь явно может тебя терпеть и кажется нормальным парнем.
  - Мне плевать... - прошептал блондин. - Я работаю один...
  Тень Эрика начала плавно двигаться, и оттуда вылезла большая лохматая лапа, которая погладила его по голове. Даже этот понимает, что с его хозяином все не так, но Эрик ничего слушать не хочет.
  - Ну, смотри, - вздохнул информатор, смотря на сноходца, который сам не хочет решать свои проблемы. - Но потом не жалуйся.
  - Пф...
  - М-да... все как обычно, Эри...
  
  
  1. 'Non hindu' - англ. 'Не индус'.
  2. МТИ - Массачусетский технологический институт.
  3. Индусский код (не индийский или индейский) - жаргонное нарицательное название для программного кода крайне низкого качества. Иногда под ним имеют в виду код, написанный копипастом и кое-как, иногда - просто работающий очевидно противоестественным способом кривой код.
  4. В Южной Корее киберспорт является весьма серьезным бизнесом, потому многие хотят пробиться в него, и в качестве доказательства своей профпригодности предоставляют достижения на аккаунтах и наигранные часы. А если данные наиграны кем-то другим или данные получены не честным способом, за подобное можно получить серьезный штраф, или даже несколько лет тюрьмы.
  
  
  
  
  Глава 32. Клубок ненависти.
  
  Вернувшись к дому Эммы, мы уже на входе увидели кое-что неприятное. На ее входной двери появились новые вмятины и несколько порезов. Похоже, соседи приходили разбираться и были очень злы за утренний шум.
  Пришлось долго звонить, чтобы она подошла к двери. Только после того как мы ее дозвались, она решилась отпереть замок.
  Заплаканная и дрожащая от страха, девушка встретила нас на пороге.
  - Ни-ни-никого... нет?.. - спросила она.
  Мы вошли в квартиру и выслушали ее сбивчивый рассказ.
  После того как мы ушли, к ней пришли соседи. Они громко кричали, стучали в дверь, а затем угрожали ей расправой. Сама Эмма так испугалась, что забилась в своей комнате под кроватью, боясь высунуть нос. Это продолжалось где-то с час, а после все затихло, но она еще долго не могла заставить себя покинуть убежище.
  Только услышав нас, она решилась выйти.
  Все страшнее, чем мне казалось.
  Ее тут просто затравили.
  Появилось сильное желание пройтись по соседям и высказать им пару ласковых слов, но Эрик меня остановил.
  - Мы не можем так действовать, - ответил он. - Знаю, что ты хочешь, но мы - представители закона, и самоуправством заниматься не должны. Держи себя в руках.
  - Тебе легко говорить!..
  Мои слова он проигнорировал, но приходится признавать, что он отчасти прав. Ведь если задуматься, то и соседей понять можно. Они столько жаловались, вызывали полицию, а результата никакого! И вот опять стало шумно.
  - Так, я подготовлю квартиру, а ты иди и опроси соседей, - велел Эрик. - И только посмей хоть одного ударить!
  - Лишь для самозащиты, - не стал я давать невыполнимых обещаний.
  Эйбон просверлил меня взглядом, но ничего не сказал.
  Взяв блокнот и ручку, я покинул квартиру и двинулся опрашивать соседей.
  Первым делом я позвонил в соседнюю дверь.
  - Кто там? - послышался женский голос.
  - Социальная Служба, - сказал я то, чего никогда в жизни не думал сказать.
  Дверь мне открыла полная чернокожая женщина и осмотрела меня весьма скептическим взглядом. Она была в простом цветастом платье и с повязанным платком на голове. Похоже, я отвлек ее от уборки.
  - А ты слишком молод для них, - прищурилась женщина.
  - Стажер, - показал я удостоверение. - Здесь - для профилактики преступлений.
  - У меня дома все нормально, - нахмурилась дама.
  - Я не по поводу вашей семьи, мэм. Я хочу задать несколько вопросов о вашей соседке, мисс Браун, - указал я на многострадальную дверь.
  Женщина посмотрела на дверь и очень удивилась ее состоянию.
  - Это не я сделала, - тут же напряглась она. - Я стучала к ней с утра, но мне так и не открыли.
  - Вас никто не обвиняет. Можете ответить на несколько вопросов?
  - Хорошо.
  - Как вас зовут? Откуда вы?
  - Баако Акинтола, я родом из Гамбии, но всю жизнь прожила в Берлине, в Найзельберг приехала недавно.
  - Как давно вы тут живете?
  - Около восьми месяцев, с тех пор как переехала сюда. Мой муж получил работу на заводе компании и привез меня с детьми. Квартиру получил от компании, когда съехали предыдущие жильцы. Видать, их тоже достали соседи.
  - Что вы можете сказать о вашей соседке?
  - Я бы сказала хоть что-то, если бы хоть раз ее видела, - фыркнула Баако. - За все время она ни разу мне не открыла, лишь говорила со мной через дверь. Я поначалу пыталась быть к ней терпимой, но ужасный запах и крики по ночам выдерживать тяжело. Я понимаю, что у нее там больная мать, но таких людей лучше держать в больнице, а не дома. Судя по тому, что за четыре года той не стало лучше, домашнее лечение не помогает, - покачала она головой. - Мы пытались говорить с Эммой, даже поднимали этот вопрос на собрании жильцов, но полиция, проверив жалобы, почему-то махнула рукой.
  - Полиция ничего не делала?
  - Вообще. Они приходили к ней, а затем уходили. Не знаю, что там было. Может, она переспала с ними, чтобы они оставили ее в покое, но копы не сделали ничего!
  - Ясно. Не знаете, кто мог сотворить такое с ее дверью?
  - Это, скорее всего, Семен, - ответила дама. - Он весьма грубый и неприятный мужчина. Живет на этаж выше и часто кричит, да и пахнет от него алкоголем.
  - Благодарю за ответы, мадам, - кивнул я.
  - Вы уж сделайте хоть что-то с этим, а то переезжать не хочется.
  - Сделаем все возможное, мэм.
  Попрощавшись с дамой, я записал все в блокнот, а после двинулся к следующим соседям.
  Соседями с другой стороны от Эммы оказалась компания парней моего возраста.
  - Чего нужно, чувак, - сказал тощий блондин, жуя жвачку.
  - Социальная Служба, - показал я удостоверение.
  Жвачку он чуть не проглотил.
  - Эм-м-м... мы вчера немного шумели, но... - начал оправдываться парень.
  - Советую быть потише, а пока ответьте на вопросы по поводу вашей соседки, мисс Браун, - указал я на соседнюю дверь.
  - А, эта, - парни слегка успокоились, поняв, что я пришел не за ними. Надо бы оставить заметку в полиции - проверить этих ребят на всякий случай. - Ну, мы ее никогда не видели в живую. Мы вообще как-то соседями не интересовались, а этой - и подавно.
  - Как вас зовут? Как давно вы тут живете?
  - Я - Гоззо, а это Смити и Хан, - указал он на двух парней: одного чернокожего, а второго - азиата. - Уже два года снимаем квартиру. Мы с пацанами скинулись и сняли эти харомы, а то в общаге даже толком расслабиться нельзя, - вздохнул он. - Тут недорого, да и до универа близко.
  - Что можете сказать про вашу соседку?
  - Ну, с ней я ни разу не виделся, как и с остальными. Поначалу, когда мы заехали, все было норм. Был иногда неприятный запах, но редко и это не мешало. Мы же с утра на учебу, а домой - только вечером, и как-то пофиг, что за это время тут было. Но вот с прошлого года от этой дамочки стало шумно, а вонища - чуть ли не каждый день.
  - Запаха много?
  - Не то слово, - поморщился он. - Там, походу, у кого-то серьезные проблемы с кишечником.
  Парни скривились, видать им часто приходится ощущать подобное.
  Да, сам почуял вчера, потому понимаю их беду.
  - Вы пытались общаться с ней?
  - Ну, когда шума было слишком уж много, мы стучались, но нам ни разу не открыли и не ответили. Мы даже думали, что там нет никого, но тетка Баака сказала, что там кто-то живет, и ей тоже не открывают.
  - Ясно. Благодарю за ответы, - записал я показания. - Удачного вечера!
  - Ага, пакеда.
  Двоих уже опросили. Хочется пойти наверх и наведаться к этому Семену, но лучше оставлю его напоследок, поговорю с теми, кто под Эммой живет.
  Спустившись, я повторил процедуру.
   Дверь мне открыл пожилой мужчина, на вид лет семидесяти, весь седой и одетый в клетчатую рубашку. Он окинул меня подозрительным взглядом и крепче сжал свою трость. Понимаю его настороженность.
  - Мы ничего не покупаем, - сказал мне старик.
  - Социальная Служба, сэр, - вновь показываю удостоверение. - Я хочу поговорить о вашей соседке сверху - мисс Браун - и ее матери. Уделите мне минутку времени.
  - Ладно, - покачал он головой.
  - Как вас зовут? Как давно вы тут живете?
  - Золтан Форкас, я из Венгрии. Живу тут уже три года. Сын купил нам с женой квартиру, а сам работает где-то в Деловом районе.
  - Вы знакомы с мисс Браун?
  - Нет. Я редко покидаю дом, с ней не виделся. От нее много шума и неприятного запаха. Я однажды пытался с ней поговорить, но она мне так и не открыла. До прошлого года я даже и не знал, что там кто-то живет. Только по шуму и запаху определил.
  И снова это...
  Очень странно.
  - Благодарю за ответы, сэр. Извините, что побеспокоил вас.
  - Удачи.
  Записав и эти данные я, наконец-то, двинулся на верхний этаж, чтобы поговорить с упомянутым Семеном. Соседи у Эммы относительно новые. Все переехали сюда не так давно и никогда с ней не виделись, а общались только через дверь. Да и само ее существование заметили только с прошлого года, когда начались неприятности.
  Странно. Очень странно.
  Добравшись до нужной квартиры, я позвонил в дверь. Пришлось довольно долго ждать, пока мне открыли. Послышался громкий топот и отборный русский мат, а затем на пороге показался крупный толстоватый мужичок, лет пятидесяти на вид, с лысиной на голове, пышными седыми усами и очень сердитым взглядом.
  - Чего надо?! - грубо заговорил он, и от него сильно повеяло пивом.
  - Социальная Служба, я хочу поговорить о вашей соседке снизу - мисс Браун, - сказал я.
  - Хо, неужели эта чокнутая хоть что-то сделала, даже лунатиков вызвала, - фыркнул он. - Вот что я тебе скажу, пацан. Эта больная достала меня, и если она посмеет мне угрожать...
  - Полегче, сэр, это может сойти за угрозу, - прищурился я.
  - Заткнись, сопляк, а то я и тебя... - он схватил меня за воротник, что развязало мне руки.
  Перехватываю его кисть и делаю залом, от чего мужик падает на пол и уже не может двинуться.
  - Агх! Сука! Урод! Убью! - кричит он.
  - Заткнись, - прорычал я. - Угрожать женщинам ты мастак.
  - Да пошел ты и эта больная идиотка! - злился Семен. - Бесит меня эта сука, что сама себя гробит!
  - Что ты имеешь в виду? - не понял я. - Отвечай!
  - Ладно, - сдался он. - Отпусти!
  Руку я его отпустил и дал подняться, но если что - готов был снова уложить мужика мордой в пол.
  Семен встал и погладил кисть, затем смерил меня злобным взглядом, но нападать не стал.
  - Я знал ее отца, - начал он. - Мы вместе работали. Боб был хорошим мужиком. Умный, работящий, семью любил и налево никогда не смотрел. Мы не были друзьями, но иногда всей бригадой смотрели в баре футбол и болтали под пивко. Мужик он был старательный, умный, и повышение заслужено получил, мы с парнями все его поздравляли. Врагов и недоброжелателей не имел и был душой компании... Жена красавица и дочка милая, повезло ему, - Семен тяжело вздохнул. - А затем произошел тот несчастный случай.
  - Вы знаете, что случилось?
  - Видел, - кивнул он. - Трос порвался, и на него упали трубы. Он успел оттолкнуть нашего прораба, но сам... в больнице скончался.
  - Как отреагировала его семья?
  - Сьюзен впала в депрессию, осунулась и долго горевала. Мы старались ее поддерживать и помогать. А затем она сама слегла с инсультом. После больницы ей прописали домашнее лечение, и Эмма стала приглядывать за матерью. Как я слышал, врач сказал, что она должна быстро поправиться, но вот уже четвертый год в таком состоянии. Эмма все это время заботится о ней и сама загнивает в доме.
  Он некоторое время молчал и вздыхал.
  - Мы пытались ей помогать. Думали с мужиками денег собрать ей, чтобы мать в больницу положила или хоть сиделку наняла, но Эмма отказывалась, вскоре стала затворницей и сама перестала покидать квартиру. Мы волновались и приходили проведать, но она не открывала дверь. Поначалу отвечала хотя бы, но потом совсем затихла, - он покачал головой. - У нее же больше никого нет! Если ей самой плохо станет, то уже никто не поможет, а она еще и от людей огородилась!
  - Что началось в прошлом году?
  - Не знаю. До этого от них неприятностей почти не было, а затем начались ночные крики, часто был запах, но не в таких количествах, и это стало уже невыносимо. Я, поначалу, приходил и пытался помочь, но она не отвечала и это раздражало, а после того, как и полиция и ваши службы ничего не сделали, мы совсем на нее обозлились. Некоторые съехали отсюда, а мне некуда переезжать.
  - Погодите, из нашей службы тут кто-то был?
  - Да. Я видал вашего представителя, где-то месяцев девять назад, - пытался он вспомнить. - Приходил, что-то посмотрел и ушел, сказав, что все нормально.
  А вот это стоит проверить!
  - За последний год вы видели ее?
  - Да я ее уже четыре года не видел, - сказал Семен. - Она, как матери плохо стало, вообще из дома не выходила.
  - То есть... она все это время там сидит?
  Теперь ясно, чего она так плохо выглядит.
  Четыре года вообще не покидать квартиру - это просто какой-то пиздец!
  - Ясно. Спасибо за ответы.
  - Я... это... заплачу за ремонт двери, - сказал мужик, а после закрыл дверь.
  Почему-то после этого разговора мне стало как-то не по себе. Не скажу, что этот тип мне нравится - скорее, он дико отталкивающий, но... странно, особой ненависти к нему я больше не испытываю.
  После этого я решил опросить еще нескольких соседей, но ничего особо важного или нового от них не услышал. Все то же самое, и отвечали практически один в один.
  Вернувшись в квартиру, я подошел к напарнику и отдал ему блокнот. В это время Эмма готовила очередную молочную смесь для матери, а Эрик развешивал по комнате амулеты.
  - Что узнал?
  - Если вкратце, то до прошлого года о ее существовании никто даже не догадывался, - ответил я. - Ну, и она тут сидит взаперти уже четыре года и на улицу не выходит.
  - Не нравится мне это, - нахмурился Эрик.
  - Тут, оказывается, был представитель наших, но ушел, ничего не обнаружив.
  - Я позвоню и попрошу проверить это.
  - Итак, что сегодня будем делать?
  - Опять ждем ночь, - ответил напарник. - Я развесил по комнате амулеты, а также мы с Эммой убрали отсюда лишние вещи, чтобы в нас их больше не кидали.
  Да, комната слегка преобразилась. Отсюда убрали все игрушки, фотографии, зеркало и прочее, лишь икону оставили. Шкаф и тумбочки переставлять не стали, но, если что - я смогу их остановить.
  - Эти амулеты точно покажут нам, что это за дух. Плюс, я проверил дом на предмет возможной проклятой вещи, а заодно просмотрел данные, что накидал нам Нохинду. Пока ничего такого.
  - Значит, будем ждать.
  Вскоре пришла Эмма с ужином для мамы - очередной молочной смесью - и стала, как и вчера, кормить ее. Мы же, помня о прошлом, решили покинуть комнату и не мешать.
  - Эмма, а к вам уже приходили люди из нашего ведомства? - спросил я.
  - А? М-м-м-м, вроде да... - нахмурилась она. - Простите, я очень рассеянная и часто все забываю. Кажется, кто-то был. После того, как я часто звонила в полицию, кто-то все же пришел, но ничего не нашли и ушли.
  Оставив девушку заниматься матерью, мы ушли из комнаты, и отправились на кухню.
  - Позвоню и узнаю.
  А затем из комнаты послышался знакомый звук испражнений, и неприятный запах дал нам понять, что сидеть в той комнате точно будет 'весело'...
  
  
  
  Глава 33. Зацепка.
  
  - Черт, если так будет каждую ночь, то я раньше с ума сойду, - поморщился я, потирая шишку.
  - Не ворчи, - фыркнул Эрик, потирая зад. - Это было хоть не так напряжно, как в прошлый раз.
  - Летающая тумбочка - вещь тяжелая!
  - Харе ныть!
  - Я не ною!
  Вот так огрызаясь друг на друга, мы поднимались с пола.
  Эта ночь прошла 'получше', чем прошлая: по крайней мере, не было ментального давления или летающих мелких деталей, а вот едва не убившая нас тумбочка потрепала изрядно. И ведь разбивать или ломать ее было нельзя, а то опять кучу мелких осколков сделали бы.
  Единственной, кто вообще не пострадал и даже не был задет, оказалась миссис Браун.
  Дама как спала, так и спит - что как бы подтверждает, что дух не хочет ее убивать. Ему нужны ее муки или жизненные силы. С такими способностями он давно мог бы уронить на лицо женщины подушку и покончить с ней.
  Но вот нас он желал убить очень сильно - ну, или прогнать - смотря, на сколько у него хватило бы сил.
  - Итак, каковы наши успехи? - спросил я.
  Эрик подошел к развешанным амулетам и некоторое время осматривал их, особенно серебряный крест. Сказал, что если крест потемнеет, на это можно ориентироваться, но опять ничего не обнаружил. Буддистские четки не отреагировали, иудейская звезда - тоже, как и другие символы в этой комнате.
  - Не понимаю, - нахмурился мой напарник. - Эти амулеты на порядок лучше бумажных, должны реагировать, но - нет! Если не реагирует, это либо тульпа, - но, как сказал Нох, легенда отсутствует, либо это принявшее христианство языческое божество, вроде некоторых Лоа, но для них происходящее, мягко говоря, слабовато... Ладно, предположим что это было племенное божество, ослабевшее, после того, как его поклонники перешли в христианство и забыли о новоиспеченном 'святом'. Но что оно могло здесь забыть?
  - А на месте строек нет никаких святилищ или алтарей, которые строители могли случайно повредить?
  - Вряд ли. Город новый, и до нас тут может кто и жил, но все руины давно бы нашли и перед постройкой знали бы о них. В городе ничего не строят без предварительных проверок. Нох уже ищет возможные варианты, но...
  - Что теперь будем делать?
  Что делать, он так и не сказал.
  Сам не знает, но нам нужно привести себя в порядок.
  Прибравшись тут вместе с бледной и дрожащей Эммой, мы вновь были вынуждены оставить ее одну, а затем вернуться к Нохинду. Есть и приводить себя в порядок в доме у потерпевшей мы не хотели, к тому же требовалось обсудить кое-какие детали.
  Добрались до квартиры информатора, мы, как и вчера, начали там хозяйничать, пока зевающий индус рассказывал, что ему удалось нарыть:
  - Я посмотрел по местам работы и проверил сводки Неспящих - нигде даже намека на странности. Может, сам где-то нашел опасное место, но это уже определить невозможно, разве что искать его друзей и спрашивать напрямую. Но это вряд ли получится сделать. Некоторые успели покинуть остров.
  - А что насчет самой семейки?
  - Тоже ничего. Боб действительно был мировым мужиком и даже часто угощал друзей за свой счет, но никто у него должником не был. Врагов не имел. Случай на стройке пусть и был ужасным, но реально являлся несчастным случаем.
  - А Сьюзен?
  - Обычная домохозяйка. Если и были недоброжелатели, то нужно искать самих ее знакомых. Соседи?
  - Я их опросил, - покачал я головой. - Часть недавно приехала, а у других появились претензии к семье только с прошлого года. Разве что все жаловались на запах.
  - Остается только Эмма.
  - По ней тоже ничего. Переехала сюда с родителями, когда ей было двенадцать. Судя по тем данным, что у меня есть, в школе не прижилась, друзей завести не смогла, и вообще была очень тихой и молчаливой. Оно и не удивительно. Дети порой тяжко переносят переезд на новое место и с трудом социализируются в новой среде.
  - Там могли быть просто хулиганы или задиры, - хмыкнул я. - Плюс, в школах популярна всякая мистика. Мы вот как-то Пиковую даму вызывали, да и просто шлялись по всяким заброшенным домам...
  Эх, веселое было время!
  Жаль, это все далеко в прошлом, и...
  - Если подобное имело место, узнать уже ничего не получится. Разве что в школу пойти и надеяться, что ее кто-то вспомнит.
  Мы некоторое время молчали, раздумывая над услышанным.
  Дело оказывается запутаннее, чем нам казалось. Мы не можем понять, что это за дух и откуда он взялся, а также - что могло быть причиной его появления. Нас уже дважды пытались убить, а к разгадке мы так и не подобрались.
  Ведь чувствую, будто мы чего-то не учли! Какой-то детали, которая ускользает от нас.
  - Так, - поднялся Эрик. - Мне придется пойти к ней...
  - Хех, ну удачи, - усмехнулся Нохинду. - Цену она заломит...
  - Знаю, - помрачнел блондин. - Был бы выбор...
  - Вы о ком? - не понял я.
  - Да есть у нас одна знакомая, к которой мы обращаемся, когда иного выхода уже нет. Вот только цену она запрашивает...
  При этом Эрик заскрежетал зубами и сжал кулаки.
  Ох, похоже, ему очень не хочется просить помощи у этого человека!
  - Может тогда лучше к Первому Отряду обратиться? - предложил я, - Не дешевле выйдет?
  Нохинду прыснул, сдерживая смех.
  - Да если б она одними деньгами брала... - обреченно простонал мой напарник, - По деньгам как раз все скромно... А наши аналитики вообще миссию заберут и выплатят почасовые крохи! В общем, делаем так, - Эйбон вернул себе командный тон. - Я отправлюсь к ней, а ты, Ник, возвращаешься в квартиру и ждешь меня. Да, и пригляди за самой Эммой и ее мамой.
  Не деньгами, да... И меня еще тут оставляет. Он что там, натурой рассчитываться поехал? Ну, судя по ржачу хакера, все не так страшно, но что-то мне подсказывает, если я пошучу на эту тему, Эрик взбесится. Лучше оставлю вопросы и подколки до конца миссии.
  Закончив с делами, мы попрощались с Нохинду и разошлись. Мой напарник уехал куда-то, а я вернулся к Эмме. Та была рада меня видеть, пусть и старалась держать дистанцию. Она, видать, сильно боится людей, если даже в такой ситуации держится подальше от посторонних.
  - Вам чем-нибудь помочь?
  - Нет-нет, я сама, - сказала она. - Разве что у тумбочки ножка открутилась, а я сама...
  - Я посмотрю, - улыбнулся я. - Вы, кстати, перестали кашлять.
  - Горло перестало болеть.
  - Это хорошо.
  Она, кстати, выглядит чуть получше, чем когда мы ее впервые встретили. Мешки под глазами уменьшились, цвет лица стал здоровее, и вообще видно, что наше присутствие помогает ей.
  Девушка засмущалась и убежала продолжать стирку, а я не стал ей мешать и надоедать. Тяжко ей тут живется.
  С тумбочкой я разобрался быстро. Там и правда просто открутилась ножка, но слабой и истощенной девушке не удавалось ее закрутить как следует, из-за чего мебель шаталась. Закончив работу, я ждал Эрика, но он все не приходил.
  Просто сидеть и наслаждаться 'ароматами' не хотелось, а Эмма старательно избегала меня и боялась смотреть в глаза, так что я решил осмотреться в квартире.
  Квартирка ее была двухкомнатной. Родительская спальня, комната Эммы, кухня, туалет и ванна, а также небольшой коридор с входной дверью. Ничего необычного, все стандартное и даже мне привычное. Почти как квартира моих родителей.
  Комната Эммы была такой же скромной, как и у матери: небольшая кровать, старенький телевизор на тумбочке, стол, шкаф, стул, а все остальное - в мягких игрушках. Окно так же занавешено плотными шторами, из-за чего в комнате царил полумрак.
  Здесь было чисто, ухожено и уютно, а запах почти не ощущался.
  Я уже собирался уходить, но пришлось перехватить руку Болтушки, которая опять потянулась что-то стырить.
  - Не надо, - сказал я. - Держи свои порывы тягать все вокруг!
  - Да я мусор убрать хотела, - надулась фея. - Ничего более!
  - Ага-ага, так я и поверил!
  - Ну, сам посмотри, вон, валяется, - указала она на пол.
  И правда, там между кроватью и стеной что-то лежало.
  Это был кусочек какой-то бумажки, на которой была надпись корявым, едва разборчивым почерком.
  
  'Эмма, не забудь про...
  Доктор В...'
  
  Остальной текст отсутствовал.
  - Не забудь? Про что? - нахмурился я.
  Выйдя из комнаты, я пошел в ванну, где девушка занималась стиркой.
  - Эмма, а вы не знаете что это? - протянул ей бумажку.
  Слегка дрожа, она вытерла руки, а затем взяла кусок бумаги.
  - Нет, - нахмурилась Эмма. - Это... кажется, тот доктор написал...
  - Доктор, который занимался лечением вашей мамы?
  - Да, - кивнула она. - Мама сначала в больнице лежала, а затем ее перевели на домашнее лечение. Он мне потом еще список лекарств написал.
  - А он к вам еще приходит?
  - Нет, он старенький был, - ответила девушка. - Я сама ходила в больницу, а к нам раз в полгода приходит другой врач и осматривает маму.
  - А как его зовут?
  - Я... не помню... - втянула она голову и отвела взгляд. - Простите, я просто...
  - Ничего страшного, - попытался я успокоить ее. - Мне придется ненадолго уйти. Я хочу поговорить с этим доктором. Адрес не знаете?
  - Простите... - опять погрустнела она.
  - Ничего.
  Да уж. Совсем она плоха.
  Но вот ее провалы в памяти, скорее всего, не естественны. Может, это тоже влияние духа?
  Покинув квартиру, я тут же связался с Нохинду и обрисовал текущую ситуацию. Позвонил еще Эрику, но его телефон не отвечал, так что пришлось звонить информатору.
  - Я могу найти адрес, но будет проще, если я тебе на телефон кину ее медицинскую карту, - сказал индус.
  - Это тоже можно, но я хочу поговорить с врачом.
  - Ладно, сейчас найду адрес.
  Нужная информация появилась быстро, даже слишком быстро. Или у него все уже было найдено, или он - суперкрутой информатор, и может найти все, что угодно. Нужно бы спросить у него, как это он так, но потом.
  До больницы Западного района ?36 я добрался относительно быстро. Там всего двадцать минут пройти пешком. Сама больница представляла собой вполне привычное и узнаваемое белое здание в пять этажей и с несколькими корпусами, соединенными коридорами.
  Зайдя внутрь, я подошел к регистратуре и тут же увидел специальный аппарат для сканирования. Подобный есть и в полицейских участках, и во всех основных учреждениях, так что я сразу же отсканировал свой значок, что резко сократило количество вопросов.
  Сказать, что девушка из регистратуры была удивлена сотруднику Социальной Службы с такими полномочиями как у меня - это ничего не сказать, но она умела сдерживать любопытство.
  - Чем могу помочь, офицер Темных?
  О, я, оказывается, офицер! Надо было проверить какое у меня звание, а то как-то неловко получается.
  - Добрый день, мне нужно поговорить с лечащим врачом пациента Сьюзен Браун, вот адрес, - сказал я, предоставив девушке данные.
  Та быстро сверилась с компьютером, а после направила меня к нужному врачу, на второй этаж. Пришлось немного посидеть и подождать пока доктор отпустит пациента, но вскоре меня приняли.
  - Добрый день, молодой человек, - улыбнулся мне темнокожий мужчина средних лет, одетый в белый халат.
  - Доктор Казим?
  - Да, на что жалуетесь?
  - Я из Социальной Службы, Четвертый Отдел, - предоставил я удостоверение. - Я хотел бы поговорить с вами по поводу вашей пациентки, Сьюзен Браун.
  - Сейчас, - кивнул он и, вбив данные в свой планшет, получил о ней информацию. - А да, вспомнил. Сьюзен Браун, инсульт, находится на амбулаторном лечении уже почти четыре года. Состояние пока не меняется. Ей прописаны гепарин, кавинтон, ноотропил, а также витамины. Обязателен массаж, особая диета и круглосуточная забота. Я сам прописывал все это в прошлом году.
  - А разве она не была тут четыре года назад?
  - Полтора года назад случился неприятный инцидент, - поморщился доктор. - У нас в городе был крупный град, который попал в серверную и повредил архив. Из-за этого началась дикая путаница и часть данных была потеряна. Я сам потом ходил к пациентам и проверял информацию, а также заново выписывал все рецепты. Миссис Браун нетранспортабельна, забрать ее к нам на обследование было нельзя, да и ее дочь не позволяет, потому я восстановил ее данные лишь частично.
  - Скажите, а не вы ли написали это? - протянул я бумажку.
  Тот повертел ее и покачал головой.
  - Нет, я с мисс Браун толком не знаком. Скорее всего, это написал их прошлый врач, доктор Вейн, но он ушел на пенсию года два назад.
  - Ясно, значит, придется поговорить с ним, - нахмурился я. - Извините, что отнял ваше время, доктор.
  - Ничего страшного. Адрес доктора Вейна можете спросить в отделе кадров. И еще, будете у него - верните ему его очки, - он тут же достал из ящика небольшой футляр. - Старик забыл их тут, на старости лет стал рассеянным, а вернуть, как-то не получалось.
  - Я передам, - кивнул я.
  Получив адрес, я покинул больницу и отправился на поиски бывшего врача.
  Кажется, я близок к разгадке...
  
  
  
  
  Глава 34. Озарение.
  
  Квартира доктора Вейна отыскалась тут же, в Западном районе, но несколько южнее: пришлось поискать нужный дом, а затем найти необходимую квартиру. Позвонив в дверь, я стал ждать, но прошло уже несколько минут, а мне никто не открыл.
  Позвонил еще несколько раз - с тем же результатом.
  Я уже думал уходить, как кто-то мне ответил.
  - Д-да... - послышался тонкий голос какого-то мальчика. - Кто тама?
  - Привет, мне нужно поговорить с твоим дедушкой.
  - У меня нету дедушки... Мама не разрешает мне говорить с посторонними!
  - А вы с мамой давно тут живете?
  - Полгода...
  - А где прошлые жители этой квартиры ты не знаешь?
  - Не-а.
  - Ладно, извини.
  У ребенка нет смысла спрашивать детали, он их не знает. Я позвонил соседям и спросил про доктора Вейна. Те подтвердили, что старик давно съехал, а вот куда - неизвестно.
  Пришлось уходить ни с чем и связываться с Нохинду.
  - Тут я помочь не смогу, - нахмурился он. - Нужно делать полный поиск по всем жителям города, а это может затянуться. К тому же, я сейчас другим занят.
  - Ладно, - сказал я. - Спасибо.
  - Извини, тут я, правда, бессилен.
  Положив трубку, я стал думать, как мне быть дальше.
  - Что будем делать, Ники? - повисла на шее Приставала. - Как будем искать его?
  - Как в прошлый раз, - вздохнул я. - Идем искать одну собаку.
  Мне не хочется просить о помощи Кадэхо, но сейчас только он сможет найти этого человека. Поговорить с доктором Вейном нужно, я чувствую, что это должно нам помочь, вот только найти его - та еще проблема. Если бы в больнице был еще один адрес, то мне бы дали его сразу, а так придется обращаться к собаке.
  - О, не думал, что ты так скоро обратишься ко мне, парниша, - усмехнулся баргест, когда я дождался его прихода. Уже начало вечереть, а мне нужно успеть до ночи.
  - Мне нужно найти одного человека, а кроме тебя мне не к кому обращаться с поиском, - вздохнул я. Думал, может Эрик знает, как найти, но он все еще не отвечает, а Нохинду подсказал бы сразу.
  - Надеюсь, после такого меня не будут пытаться убить, - поежился пес.
  - Мне нужен обычный человек, вот его очки. Сможешь найти?
  Он обнюхал очки, и некоторое время о чем-то думал.
  - Да, могу, - кивнул он. - Но это будет не бесплатно.
  - Знаю, - нахмурился я. - Сколько?
  Я с самого начала знал, что просто так не получится. Он уже исполнил свое обещание, а потому бесплатно помогать не станет. Главное, чтобы я сумел заплатить эту цену.
  Он пару секунд думал о чем-то, а затем его озарила идея:
  - Услуга за услугу, - заявил он. - Я помогаю тебе, а ты потом поможешь мне.
  - Ничего незаконного и противного моей морали я делать не стану, - сразу же сказал я.
  - Такого не попрошу, - кивает Кадэхо.
  Я ответил не сразу.
  Если сейчас соглашусь, то подпишусь на непонятную авантюру, которая может выйти мне боком. Эрик сказал, что любое, даже устное соглашение с духом - это контракт, и соглашаясь на это, ты ставишь свою подпись и будешь вынужден его исполнять. Даже если условия его нарушения не прописаны - это не значит, что их нет. Все зависит от того духа, с которым ты его заключаешь.
  Если дух мелкий, то в таком случае можно отделаться временной потерей удачи, что для меня, как Факела, может быть фатальным. Я и так неудачник, а потеря всей удачи может мне дорого обойтись. С более сильным духом, я могу лишиться части тела, срока жизни или вообще умереть, потому тут всегда нужно быть осторожным.
  Кадэхо не тянет на крупного духа, но и мелким его не назовешь. Вряд ли он попросит меня о чем-то сверхсложном, ведь цена должна быть равноценной услуге или быть таковой для него. Мне нужно найти этого человека, я чувствую, что от этого зависит наше дело, потому и он может попросить о чем-то, что будет так же важно для него, или он посчитает это таковым. Например, он вряд ли сможет попросить меня ограбить банк, так как цена будет явно завышена, но и покупкой хот-дога отделаться не выйдет.
  Все сложно, но выбора у меня нет.
  - Я согласен, - произнес я.
  Ничего не случилось, но контракт уже заключен.
  - Отлично, - оскалился пес. - Потом обсудим мою услугу, а пока идем на поиски этого человека.
  Кадэхо повел меня за собой...
  Идти пришлось довольно долго, ведь скорость пешком не так высока, а чуять на скорости он не мог. Жаль, так бы взял такси и поехал по его указаниям. Хотя, после такого водитель точно сопьется или вызовет для меня пару санитаров.
  Ближе к закату нужный адрес был найден.
  Попрощавшись с псом, я позвонил в дверь.
  - Да-да, - послышался оттуда старческий голос.
  Дверь открылась и мне явился... доктор Айболит... Нет, реально похож! Такой же белый, худощавый, с густой бородой, круглыми очками на носу и добродушной улыбкой.
  - Доктор Вейн? - спросил я.
  - Ну, уже давно не доктор, - покачал он головой. - Что нужно, молодой человек?
  - Меня зовут Николай, я из Социальной Службы. Вы не могли бы уделить мне минутку? Мне нужно поговорить о вашей бывшей пациентке, Сьюзен Браун.
  - О, Сьюзи еще не поправилась? Странно, странно. Ну, заходи.
  Он впустил меня в свою квартиру и провел до кухни, где налил мятного чая.
  - У Сьюзи всегда было слабое сердечко, а как мужа не стало, она совсем слегла. Дочка от нее отходить боялась, и вообще очень пугливой была. Как сейчас помню, в глаза не смотрела и держалась на расстоянии...
  Значит, Эмма уже тогда была такой.
  - Девочка поначалу ухаживала за мамой после школы, но так боялась за нее, что стала постоянно сидеть дома. Я говорил ей, чтобы просила помощи у соседей, но она очень боялась чужих и никого к маме не подпускала. Вероятно, в прошлом с ней что-то случилось, вот и не доверяет никому.
  Теперь ясно, почему она редко открывает дверь.
  - Скажите, а это ваша записка? - протянул я бумажку.
  - Да, моя, свой почерк я всегда узнаю, - усмехнулся он. - Конечно, я писал девочке записки. Она рассеянная и часто что-то забывала или путала.
  - А что она могла путать?
  - Да всякое. То порядок лекарств перепутает, то не растолчет их, то еду не так подаст. Она поначалу с трудом справлялась с заботой о маме. Про аллергию забывала.
  - У Сьюзен есть аллергия?
  - Да, у нее непереносимость лактозы, от этого бывают расстройства пищеварения. В обычное время это ничем серьезным не грозит - метеоризм, диарея максимум, но в ее состоянии...
  - Может привести к нежелательным осложнениям... - понял я.
  В этот момент мозаика в моей голове сложилась.
  Все те странности, которые я замечал за эти дни, тут же встали в нужный ряд и предоставили мне полную картину происходящего. Даже смешно стало, как можно было упустить столь очевидную вещь - ведь она лежала прямо на самом видном месте!
  - Спасибо вам, доктор, - тут же подскочил я. - Кажется, я знаю, как ей помочь.
  - О, ну хорошо, - кивнул врач. - Желаю удачи, юноша!
  Попрощавшись с доктором Вейном, я тут же бросился к дороге и, поймав такси, поехал к дому Эммы. Мне нужно было срочно поговорить с Эриком и рассказать все, что я узнал.
  Придя в квартиру, я увидел, что на пороге меня уже ждет напарник, с очень недовольным видом.
  - Где ты был, придурок? - гневно прищурился Эйбон. - Я тебя оставил тут следить за порядком и быть на страже, а ты куда-то свалил!
  - Я тебе звонил, но твой телефон не отвечал, плюс, я все сказал Нохинду, - ответил я.
  - Это не оправдание...
  - Я узнал правду, - тут же заявил я. - Я узнал, в чем причина.
  Я пересказал ему все что узнал, а также озвучил свои мысли. С каждым словом, выслушивая мои догадки и обдумывая их, Эрик мрачнел и хмурился. Когда я закончил, он еще некоторое время молчал, смотря в стену.
  - Вот оно как... - наконец отозвался он.
  Его тень начала расти и заполнять собой все пространство. За спиной сноходца появился образ чего-то большого и лохматого. Сверху полыхнули огромные белые глаза, и тихий рык раздался от этого существа.
  Эрик был в гневе...
  - Идем... пришла пора избавиться от него...
  
  
  
  Глава 35. Изгнание.
  
  Подготовка к изгнанию духа была недолгой: мы расставили по комнате свечи, что в полной темноте делало обстановку мистической и таинственной, зажгли ароматные палочки с приятным запахом алое, что успокаивал и придавал легкую сонливость, но приоткрыли окно, чтобы большая часть дыма уходила и не повредила больной.
  Честно, не совсем понимаю, как загадочная знакомая умудрилась определить вид изгоняемого по крохам информации, но Эрик ее суждениям, похоже, доверяет, раз за ритуал без всяких дополнительных проверок взялся.
  Саму Сьюзен оставили лежать на кровати, но повесили вокруг нее занавеску, как бы огораживая женщину от всего остального.
  После этого мы все вместе собрались в комнате: я занял место у двери и подпирал собой стену, впереди стояла, нервно переступая ногами, Эмма, а у кровати встал Эрик, читающий Библию. Все было готово к изгнанию, и сейчас он заканчивал последние приготовления.
  Я лишь ждал сигнала к действию.
  Эмма очень хотела уйти - ей здесь не нравилось, она боялась и волновалась, но больше всего ее пугало другое... Да, это...
  Печально, что так, очень печально, но теперь всему приходит конец.
  - А...а... м-мне... точно... нужно быть тут? - дрожа, спросила девушка.
  - Это необходимо, - сказал Эрик, стараясь не говорить слишком резко. Не стоит пугать ее.
  - Ладно...
  Мой напарник продолжал молитву, а я на все смотрел и старался следить за окружением. Дух может в любой момент вылезти и помешать нам. Конечно, мы уже поняли суть его работы, но мало ли, что может случиться? Неожиданности никто не отменял, а попасть в ситуацию, как в мою первую ночь в Найзельберге, никто не хотел. Потому я стою на самом краю и жду, а Болтушка наблюдает за моей спиной, и там, где не могу видеть я.
  - Долго еще? - вновь подала голос Эмма. - Маме нужен покой... и свежий воздух...
  - Уже почти все.
  Закончив читать молитву, Эрик закрыл книгу, а затем повернулся к Эмме.
  - Можем приступать, - кивнул он и не сдвинулся с места.
  Эмма намеревалась уйти, но когда Эрик посмотрел на нее, остановилась и тут же отвела взгляд.
  - Мы узнали, кто навел проклятье, - прямо заявил блондин. - Но вот развеять его будет непросто.
  - А... а... в чем... проблема?
  - В тебе, - мрачно произнес Эрик.
  - Во... мне? - не понимала Эмма.
  Эрик сделал паузу, а затем начал ходить вокруг девушки.
  - Когда мы пришли сюда, то сразу же заметили несколько странностей, - начал он. - Дух знал, что я его почувствовал, но вместо того, чтобы затаиться или попытаться нас обмануть, он сразу же напал на твою мать и спровоцировал нас. После этого он больше ни разу не навредил Сьюзен. Соседи говорили, что часто слышат крики и стоны, но за все время, что мы тут, твоя мать ни разу не подверглась нападению. Что странно, ведь ее жертва тут, а пока он отвлекал нас, мог отнять хоть немного ее жизненной силы. И еще странность в том, что какие бы амулеты я ни использовал, ни один из них не реагировал на духа, будто... его тут нет...
  Наступила тишина, и Эмма не решалась ничего сказать, так как просто не понимала хода мысли моего напарника.
  - Целью призрака не был вред твоей матери, - продолжил Эрик. - Кроме того случая, она ни разу не кричала...
  - Тогда откуда...
  - Кричала ты, Эмма, - прямо заявил он. - Когда мы пришли к тебе, ты кашляла и у тебя болело горло. Твои окна почти всегда закрыты, сквозняка здесь нет, и только с нашим приходом ты хоть немного выспалась и перестала кричать по ночам. Это тебя мучал дух, а не твою мать.
  Для девушки это оказалось шоком.
  Да, целью духа никогда не была ее мать. Все это время он ментально истязал саму Эмму, мучая ее разум и насылая кошмары по ночам, заставляя несчастную медленно увядать. Поэтому с нашим приходом она перестала кашлять, ведь больше не кричит по ночам. Дух не мучает ее, чтобы не выдавать своих целей.
  - Нужно было ставить амулеты в твоей комнате и вокруг тебя, но дух ловко провел нас, заставив думать, что его цель - Сьюзен, - усмехнулся Эрик, продолжая рассказ. - Каждую ночь он истязал твой разум, а ты убедила себя, что он мучает твою маму. Поэтому у тебя синяки на локтях и руках - ты машешь руками во сне и задеваешь стену и спинку кровати.
  Девушка начала понимать, что все так и есть - целью духа всегда была именно она, но вот почему?..
  - Но... но... с этим же можно что-то сделать? - дрожа, спросила Эмма.
  - Мы можем изгнать духа, но это лишь половина проблемы, - сказал Эрик, становясь к ней спиной и смотря на свечи перед собой.
  - Половина?
  Он ответил не сразу, некоторое время молчал, заставляя девушку волноваться еще сильнее.
  - Почему вы солгали нам, Эмма? - наконец спросил Эйбон.
  - Что?! Я не лгала!
  - Вы солгали нам, вы лгали с самого начала.
  - И в чем же я солгала? - начала возмущаться девушка.
  - Вы знаете, что это за дух и откуда он взялся. Ведь это именно вы его призвали!
  - Что?! - не понимала она.
  - Зачем ты травила собственную мать?! - сноходец обернулся и со всей злостью посмотрел ей в глаза. - Ты знала, что у нее непереносимость лактозы, но каждый день кормила ее молоком. Ты знала, что аллергия нарушает работу ее кишечника, подрывает иммунитет, и не дает лекарствам нормально усваиваться. Сьюзен уже давно могла бы поправиться, но именно ты не давала ей выздороветь!
  - Что?! Нет! Это не так! Я люблю маму! - закричала девушка. - Не смейте говорить такое!
  Эрик усмехнулся и продолжил обходить ее - как хищник, что двигается вокруг своей жертвы, которую он аккуратно обходит, пугает, чтобы напасть в нужный момент.
  - Ты социофоб, Эмма, - сказал блондин. - Ты боишься людей, тебе плохо в окружении посторонних, и после переезда это усугубилось. В школе ты так и не смогла найти друзей, а из-за пары задир твое пребывание там стало настоящей пыткой. Жаль родителям не было до этого дела, а может, просто не успели. Потом не стало отца и все стало еще хуже. Но когда слегла твоя мать и ты стала ухаживать за ней... тебе понравилась идея оправдывать свое нежелание покидать дом заботой о больной, - говорил он, и каждое его слово будто ножом резало несчастную девушку. - Ты на год забила на школу, ухаживала за мамой и была счастлива в своем уединении. Еду и лекарства доставляли посыльные, а все остальное тебе было просто не нужно. Разве это не рай для хикикомори? - открыто смеялся он над ней. - Именно поэтому ты отказывалась от помощи соседей и друзей семьи, ведь тогда они могли бы разрушить твое маленькое уютное гнездышко. А рядом не было никого взрослого, чтобы переубедить тебя. Прекрасное одиночество - обеспеченное, сытое и комфортное. Красота!
  Мне не нравилось смотреть на страдания девушки, но я понимал, что так нужно.
  - А затем твоя мама начала идти на поправку, - голос Эрика резко похолодел, и от него Эмма вздрогнула. - Ты испугалась: ведь тогда тебе вновь придется идти в школу, вновь контактировать с этими мерзкими людишками! Поэтому ты убедила себя: 'ну ведь можно же ей поболеть еще чуть-чуть, совсем капельку!'... И ты начала давать маме молоко. От него ей становилось хуже и ее состояние не улучшалось, а ты могла и дальше жить в свое удовольствие. С тех пор как доктор Вейн ушел на пенсию, а архив больницы пострадал, уже никто не знал про аллергию мамы, а ты не позволяла везти ее на обследования. Медбрат, который приходил взять анализы, не смог этого сделать, ведь Сьюзен была без сознания, а ты разрешения не давала...
  - Это... не так... - заплакала Эмма и закрыла лицо руками. - Я люблю... Кхы-ы-ы-ы...
  - Да, ты любишь маму, - с ядом в голосе говорил мой напарник. - И тебя начало терзать чувство вины. К тому же каждый день выносить дерьмо, мыть ее, делать массаж, кормить, убираться в доме и тратить все деньги на осточертевшие тебе еду и лекарства, тебя злило, и ты ненавидела свое рабское положение. Ты ненавидела мать. И тебя это мучало. Как верующая католичка, ты молилась Господу каждый день и просила простить тебя, умоляла облегчить твою участь, и однажды... - прошептал Эрик. - Тебе ответили...
  Она вздрогнула.
  - Ты посчитала его святым духом, который, выслушав тебя, пообещал отпущение грехов... Затем он стер из твоей памяти все лишнее и то, что терзало тебя, а взамен дал муки искупления, которые ты с радостью принимала, пусть и не помнила почему...
  Да, так и появился этот дух.
  Он отбирал ее болезненные воспоминания, весь ее негатив и отвращение. Потому она такая улыбчивая и радостная. Она не преисполнена любви и терпения - дух прореживал эмоции девушки, оставляя лишь позитив, а затем питался ее муками каждую ночь.
  Поэтому она так плохо выглядит, ведь каждую ночь он мучал ее во сне!
  - Ты подлый, жестокий и отвратительный человек, - говорил Эрик, уже нависая над сползшей на пол и свернувшейся клубочком девушкой. - Из-за своих эгоистичных желаний ты истязала собственную мать!
  - Не-е-е-ет... - едва слышным голосом сквозь слезы и плач всхлипнула она. - Не-е-е-ет... это не... А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! - вдруг закричала Эмма, держась за голову.
  Она начала вспоминать, и...
  - МОЕ! - прогремел жуткий голос, и темное облако упало на тело девушки.
  Все это время он скрывался в тени и выжидал, а мы подготовили для него... вместилище.
  Бес... да, это именно бес: демон, зловредный дух из преисподней. Истинная католичка своей болью и грехами могла призвать только его. Он мучал ее, истязал разум девушки, давил и пытал каждую ночь, чтобы рано или поздно она сдалась, и дух завладел ее телом.
  Так поступают христианские демоны.
  Если большинство фей, все же, живут ради каких-то своих капризов, и люди - просто средство для их исполнения, то демоны страстно преданы идее развращения человечества. Это их своеобразная уникальная черта. Даже вроде бы родственные шайтаны Ислама скорее испытывают людей, чем мучают, и могут даже порадоваться, если устроенные ими испытания будут с честью пройдены... Но подданные Люцифера, в абсолютном большинстве своем, не испытывают к людям ничего, кроме презрения. Они рождены, чтобы втаптывать человека в грязь, вытаскивая наружу худшее в нем.
  Дух впитывается в тело Эммы, и девушка резко поднимается на ноги!
  Ее глаза заволокла черная пелена, а лицо потрескалось чернотой, что сочилась через эти трещины.
  - Гр-р-а-а-а-а! - завопила одержимая и кинулась на Эрика, но тут в дело вступаю я.
  Хватаю Эмму за руки и пытаюсь сдержать.
  Тварь изворачивается и бьет меня рукой, которая усилена демонической мощью, но этим она лишь придает мне энергию, которую я тут же поглощаю и становлюсь еще сильнее. Получив нужный заряд, я без труда заламываю ее руки и валю на пол. Демон пока не укоренился в ней, он не преобразовал тело девушки, потому оно сейчас так слабо.
  - Держи ее, - сказал Эрик и, взяв в одну руку серебряный крест, а во вторую - Библию, начал изгонять духа. - Exorcizo te, immundissimespiritus, omnisincursioadversarii, omnephantasma, omnislegio, innomine Domininostri Jesu Christieradicare, eteffugareabhocplasmate Dei. Ipse tibiimperat, qui te de superniscaelorum in inferiora terrae demergipraecepit!.. - начал он читать молитву.
  - Гра-а-а-а! - демон рычит и желает вырваться, но его движения скованы, и он лишь машет головой, пытаясь достать меня зубами.
  Ничего у него не выйдет.
  - Ipsetibiimperat, quimari, ventis, ettempestatibusimpersvit, - молитва экзорциста продолжается, а бес кричит, но ничего не может сделать.
  Ритуал продолжается, а бес слабеет и начинает покидать тело несчастной жертвы.
  - Ха-а-а-а... - выдохнула уже Эмма.
  Эрик дал мне сигнал, и я отпустил ее.
  Девушка лежала на полу и медленно приходила в себя.
  - Ха-а-а-а... - заплакала она, когда к ней начала возвращаться память. - Мама...
  Сейчас она вспоминает все, что делала за это время, и память обрушивается на нее непрерывным дождем. Эмма ревет, плачет, льет горькие слезы, но ничего уже не может поделать.
  - Вот и все, - спокойно сказал Эрик. - Как хорошо, что не пришлось воспользоваться той штукой. Теперь ее можно спокойно вернуть и платить ничего не нужно, - произнес он с веселой улыбкой.
  Сноходец посмотрел на что-то в своей сумке, что он так и не доставал. Видать, 'купил' у знакомой, и теперь рад, что я сумел найти разгадку этой тайны.
  - Кхы-ы-ы-ы... мама... - подала голос Эмма.
  - Чего ты там воешь, ничтожество? - Эйбон смерил ее взглядом, полным отвращения. - Ты заслуживаешь свою хреновую жизнь и все что с тобой случилось. Ты тварь, которая ради своего мелочного эгоизма мучала собственную мать, что любила тебя. Скажи, ты оправдывала это местью, за то, что она заставляла тебя в школу ходить или не давала мультики смотреть? Небось, как получила свою свободу, целыми днями бездельничала и наслаждалась уединением. В зеркало-то смотреть не стыдно?
  - Хы-ы-ы-ы-ы... - тихо ревела девушка, уткнувшись лицом в пол.
  Под ней уже образовалась лужа слез.
  - Что? Не нравится, когда тебе говорят такое в лицо? - продолжал он. - Тебе стоит послушать и осознать, кто ты.
  - Эрик, - подал уже я голос. Она, конечно, виновата, но мы план уже выполнили, а потому...
  - Ненавижу таких людей как ты. Только подумаешь, что уже знаешь, как низко может пасть человек, так кто-нибудь обязательно пробьет дно... Собственную мать, годами пытать, и ради чего?
  - Эрик, хватит....
  - На жалость давишь? Ты моральный урод, который пытал ту, что любила тебя. А теперь ноешь и хочешь, чтобы тебя пожалели.
  - Прекращай уже.
  - Ха-ха-ха-ха-ха! Все вы одинаковые, - он склонился над ней и улыбнулся. - Вот бы вы все сдохли и просто...
  - Хватит, я сказал! - повысил я голос.
  Хватаю напарника за руку и дергаю на себя.
  - Прекрати уже.
  - И почему я должен? - гневно прищурился он. - Такие, как она заслуживают, чтобы их забили камнями, и оставили подыхать в какой-то канаве. Ты думаешь, мы исполнили свою миссию? ХА! Да как только мы уйдем, все тут же вернется, как было. Она продолжит травить мать, она продолжить жить этой жизнью, а затем появится еще один 'святой дух', что опять избавит ее от проблем.
  - Она может измениться...
  - Люди не меняются!
  - ЛЮДИ МОГУТ ИЗМЕНИТЬСЯ! - зарычал я. - Люди могут стать лучше и исправить свои ошибки! И ставя на ком-то крест, ты никому нихрена не помогаешь!
  - Измениться - могут! - уже взбесился он. - О, видел я это! - он оттолкнул меня и посмотрел в глаза. - Стоит чему-то случиться, слегка сколупнуть налет цивилизации, и меняются, прям стаями. Только лучше почему-то не становится ни один. Мужчины, женщины, старики, дети - все одинаковое зверье!
  Он говорил это и в его глазах я будто увидел... боль... ужасную боль, которую он сам испытал.
  Но я не стал отступать и продолжил смотреть в его глаза.
  - Ты еще скажи, что мы все мразями прямо рождаемся, - прошипел я. - Чтобы ты не пережил, это не дает тебе право поливать окружающих дерьмом!
  Мы оба замолчали и сверлили друг друга взглядом.
  Мы оба верили во что-то свое и не собирались отступать, и от того ненависть друг к другу все росла и росла.
  Вскоре Эрик отошел от меня.
  Он повернулся к тумбочке, взяв листок, и написал на нем что-то, а после ножом пригвоздил листик к стене.
  - Это телефон волонтёрской службы, - сказал он, нависнув над Эммой. - Там помогают тем, кто сталкивался с феями и пострадал от них. Если позвонишь туда и опишешь свою проблему, то они могут помочь. Не решить проблему за тебя, а лишь дать тебе шанс исправить все самой. Могут приглядеть за твоей мамой, пока ты будешь искать работу.
  Он фыркнул и пошел к выходу.
  - Можешь попытаться исправить свою жизнь, или продолжать гнить тут вместе с матерью, мечтая, что кто-то придет и решит все за тебя, - сказал он напоследок. - Идем, Ник.
  Эрик ушел, а я ненадолго задержался.
  Я хотел что-то сказать Эмме, но просто не нашел слов.
  Я ушел, оставив плачущую и страдающую девушку за спиной, лишь только надеясь, что она может измениться и стать лучше.
  Люди меняются. Люди могут стать лучше.
  Ведь... если это не так, то... я тоже...
  
  
  
  Глава 36. Решение.
  
  Ночь опустилась на Найзельберг и холодный воздух окутал город своим нежным прикосновением. Звезды зажглись на небосводе, но из-за фонарей и практически не спящего города их почти не было видно.
  Тед прикрыл окно и поежился слегка, от ночной прохлады.
  Взяв горячую чашку кофе, он улыбнулся, небольшому чувству спокойствия и комфорта, которое он испытывал сейчас. Кофе Надесико великолепно, и он рад, что та перед уходом на выходной сделала ему, сей живительный напиток. Теперь придется пару дней перетерпеть.
  Да, Косидена тоже секретарь не хуже сестры, но кофе совсем не умеет готовить.
  Ничего. Это приемлемая цена за такого прекрасного работника.
  На столе еще оставалось несколько папок с документами, но их проверка не требовала немедленного решения, потому он мог слегка расслабиться и придаться легкой меланхолии. Ну и можно их вообще на завтра перенести, койка тут в кабинете есть, потому можно спокойно выспаться.
  - 'Хотя выспаться - это не для меня', - усмехнулся он.
  При такой работе даже в выходные поспать толком нельзя, а выходных у Брукса почти не было.
  Его семья осталась жить в Нью-Йорке, а дома его никто не ждет, даже кота нет, смысла особо там проводить время не было. Вот он и предпочитал отдавать всего себя работе, а не праздности.
  Плюс, таким образом, он хороший пример своим людям подает.
  Хотя скорее он пугает их тем, к чему может привести переизбыток работы и ужасает еще сильнее, но об этом он старался не думать.
  И стоило ему только пригубить горячий напиток, как по закону подлости дверь в его кабинет открылась, и в нее тихо вошел Эрик.
  Слишком тихо. Обычно он не утруждал себя тактичностью и спокойно вламывался, как к себе домой.
  Только вернувшийся с задания, он пришел отчитаться о выполнении работы.
  Выглядел он не важно.
  Мрачный, явно раздраженный, но уже успевший остыть Эрик и в нем осталась лишь молчаливая злоба.
  Он сел на диван и откинувшись на спинку, запрокинув голову, просто смотрел в потолок, ничего не говоря.
  Так продолжалось несколько секунд, а Брукс спокойно ждал его слов.
  - Я не могу с ним работать, - нарушил Эрик тишину. - Он - наивный идиот, который верит в глупости.
  Брукс посмотрел в памяти Эрика, что именно произошло.
  Он знает правила и читает чужие мысли осторожно и лишь с разрешения, и это сейчас оно было. Гораздо проще дать считать отчет из памяти, чем пересказывать его. Не хоти Эйбон этого, сумел бы мысли скрыть, он это умеет.
  Посмотрев на все, что произошло недавно, Тед лишь покачал головой.
  Темы для обоих больные и тут они столкнулись друг с другом.
  Рано или поздно такое бы случилось.
  - Его глупость может подставить нас обоих, - продолжал Эрик. - Я...
  - Знакомые речи, - произнес Брукс, отпивая капучино и наслаждаясь его вкусом. - То, что он сказал...
  Эйбон молчит.
  - Где-то я их уже слышал... - продолжил он. - Кажется, кто-то их однажды говорил... Хм-м-м, не помню, кто бы это мог быть.
  - Тц, это ничего...
  - Тебе не обязательно с ним дружить, - решил капитан не продолжать эту тему, а то портить себе настроение ссорой он не хочет. - У тебя есть задание, и ты обязан его выполнить.
  - Пф...
  - Приятной ночи. Отчет жду завтра.
  Эрик ушел, а Брукс вернулся к своему кофе, радуясь, что удалось избежать конфликта для себя. Ну и радуясь еще одной мелочи.
  - Быть может, хоть кто-то сумеет достать тебя из той раковины, куда ты сам забрался, - с улыбкой произнес капитан Неспящих. - Ты можешь говорить о нем что угодно, но пока он рядом с тобой дольше, чем кто-либо мог тебя терпеть.
  Он вновь пригубил напиток и грустно вздохнул:
  - Если тебе так хочется притворяться парнем, могла бы не вести себя так по-женски...
  
  ***
  
  - Хнык-хнык... - всхлипнула она.
  Слез в глазах уже почти не осталось, а боль и горе сменились тягучей мукой внутри.
  Воспоминания возвращались к ней, все, что было сдержано за эти годы, вернулось и сейчас разрывало ей сердце. Осознание того, что она творила, мысль о том, что во всем виновата она, разбивали ей душу.
  Хотелось все забыть, закутаться в одеяло и поверить, что все вокруг было лишь сном.
  Что папа скоро придет с работы и вновь громко рассмеется, а затем сядет с ней смотреть мультики. Что мама вот-вот позовет ее кушать, и угостит чем-то вкусненьким.
  Что все произошедшее было лишь страшным сном. Что нужно лишь открыть глаза и мрачная комната с потухшими свечами сменится солнечным утром. Завтра ей опять придется идти в школу, но зато дома всегда ждет мама, а вечером приходит папа.
  Но... открывая глаза, она вновь видела темноту и пустоту...
  Тихо спала мама на кровати, что уже четыре года ничего не говорила и лишь стонет иногда.
  Все тот же отвратительный запах, который не дает нормально спать и мучает ее саму.
  Папа больше не придет.
  Мама больше ничего не скажет.
  Все как всегда...
  - 'И это меня устраивало...'
  Мысль о том, что она позволила собственному эгоизму, собственной глупости управлять собой, просто убивала.
  Как же она могла так поступить? Почему она такое творила?
  - 'Я ужасный человек'....
  Она признавала это.
  Как бы она не молилась, как бы не убеждала себя и не врала самой себе, но она ужасный человек. Теперь уже это невозможно отрицать и она просто не сможет забыть. Как бы ни хотела.
  - 'Что... мне... делать?' - спрашивала она себя вновь и вновь.
  Там за окном... улица... люди... много людей...
  Мысль о том, что ей придется когда-либо общаться с людьми, ужасала ее. Она не хотела выходить из дома, не хотела покидать своей комнаты и отдаляться от родителей. Ее пугало все это. Она не понимала всего этого. И ей было страшно.
  Ужасно страшно.
  Мир такой большой, такой холодный и жестокий...
  И она одна в нем...
  Эмма задрожала, ее зубы начали отбивать ритм, а сама девушка вновь заплакала.
  Он был прав, говоря все это.
  Его слова резали ее сердце, рвали и били больнее, чем те хулиганы в школе.
  Но он был прав...
  Она ужасна...
  И ничего с этим не поделать...
  На улице уже стало светло.
  Наступило утро и слабые лучики солнца пробивались через закрытые занавески, а легкий ветерок шаловливо залетел в комнату и слегка потрепал ее волосы, будто чья-то ласковая рука погладила ее по голове.
  - Дин-Дон! - прозвучало в квартире.
  Это звонок в дверь прозвенел и заставил Эмму задрожать.
  Опять люди.
  Опять чужие.
  Они снова здесь.
  Снова будут кричать.
  Она боялась услышать крики с той стороны и громкие стуки в дверь, как делает дядя Семен, но ничего больше не происходило.
  - Дин-Дон! - повторился звонок.
  Девушка продолжала сидеть и бояться, но понимала, что открыть нужно. Может там что-то важное...
  Все же заставив себя подняться, она на слегка затекших ногах дошла до двери и, забыв про дверной глазок, открыла дверь.
  - Здравствуй, дитя мое, - прозвучал глубокий голос.
  На пороге перед ней стоял упитанный мужчина с короткой каштановой бородой и длинными волосами. Мужчина был облачен в одеяние священник и в руках держал потрепанную библию. Простой крест висел на его шее, а сам он смотрел на нее добрым и теплым взглядом.
  - З-з-здравствуйте... - едва слышно произнесла девушка. Горло болело после целой ночи рева.
  - Я святой отец Уолш из Церкви Очищения, что находится в Северо-западном районе, - начал говорить священник спокойным и приятным тоном. - До меня дошли слухи, что зло обитает здесь и мучает тебя, я пришел помочь.
  - Вы... имеете в виду... беса... - поняла она. - У меня... уже были... из службы...
  - А, они... - с улыбкой кивнул святой отец. - Они творят богоугодное дело... Но я смотрю ты все еще нуждаешься в помощи, дитя мое. Быть может, я могу помочь тебе.
  - Помочь?
  - Наша церковь оказывает помощь всем, кто пострадал от зла, - серьезным, но спокойным тоном произнес он. - Если ты пожелаешь, то мы можем решить твои проблемы.
  - Решить их... - прошептала Эмма, не веря своим словам.
  Она сейчас была в ужасном состоянии, человек перед ней говорил так убедительно, что сложно было...
  
  - Можешь попытаться исправить свою жизнь, или продолжать гнить тут вместе с матерью, мечтая, что кто-то придет и решит все за тебя...
  
  Слова этого человека вновь прозвучали в ее голове. Его жестокие, болезненные слова ранили ее, все еще звучали внутри...
  
   - Люди могут стать лучше и исправить свои ошибки! И ставя на ком-то крест ты никому нихрена не помогаешь!
  
  Он не закрывал глаза на то, что она сделала, но все равно считал, что для нее есть надежда. Он явно хотел помочь, но ничего не мог для нее сделать. Первые люди за столько лет с кем она так много говорила и...
  - Спасибо вам... - произнесла Эмма, сама не веря, что говорит. - Но... я бы... хотела... сама решить свои проблемы...
  - Ты уверена, дитя мое? - спросил отец Уолш.
  - Да, - постаралась как можно тверже ответить она.
  - Тогда я благословляю тебя на пути этом, - кивнул священник. - Иди с миром, дитя мое. Но если что, двери нашей церкви всегда открыты.
  - Благодарю вас, святой отец.
  Священник улыбнулся ей, а затем ушел, а она, закрыв дверь, еще несколько минут корила себя за то, что так легко все решила.
  Некоторое время она просто стояла в коридоре, а затем... на дрожащих от страха ногах подошла к стене, где находился нужный ей номер телефона...
  
  ***
  
  Как только он отошел от ее двери, добрая улыбка тут же слетела с его лица, сменившись гримасой искреннего раздражения. Он с силой сжал осточертевшую библию и сплюнул:
  - Чертовы Лунатики, - прорычал он. - Еще одна дура слетела с крючка...
  
  
  Глава 37. Парк Памяти.
  
  - Эх, скукота... - вздохнул я, смотря на небо. Дождь уже прошел, и серое небо начинает постепенно расступаться и открывать обзор на синеву, а лучики теплого солнца уже ласкают собой верхние этажи высоток.
  Непогода застала меня в середине прогулки и началась довольно внезапно.
  Только что был ясный день, никаких намеков на осадки и даже в прогнозе погоды ничего не сказано, а затем небо очень быстро заволокло тучами, и полил сначала мелкий, а затем и мощный ливень с грозой. Мне пришлось укрыться под навесом и пережидать, так как зонтика я с собой не взял, а до автобусной остановки минут десять бежать
  Все же не стоило идти гулять в центральный городской парк, но поскольку в мой второй выходной мне было нечем заняться, я и решил осмотреть достопримечательности, а этот парк был одним из них.
  - Эта те самые 'климатические аномалии', о которых я слышал?
  Может, какой дух такой резкий дождь сделал или еще что, тут уже ни в чем нельзя быть уверенным.
  Вот сейчас я сидел на лавочке под навесом и пялился на небо, на котором тучи постепенно расступались, открывая путь солнечному свету. Смотрелось очень красиво, когда сквозь серую пелену пробивались лучики света, что были четко видны на общем фоне. Словно с небес снизошли до нас святые духи.
  - А если учесть где я нахожусь, то не удивлюсь, если такое реально произойдет, - усмехнулся я.
  Да уж. Что не день, то новое открытие.
  Главный городской парк Найзельберга, он же парк Мемори, он же Парк Памяти, как его почему-то называют. Выглядит он как почти лес какой-то, тут полно зеленых полянок, дорожек и красиво посаженных деревьев, кустов и прочего. Да, искусственность тут так видна, но в ней нет ничего плохого, если это эстетически красиво.
  В центре же парка, куда ведут все дороги, находится двадцатиметровая статуя, девушки в легком платье, что держит в протянутых руках полумесяц. Очень искусная и красивая работа, прямо завораживает и возле нее множество цветов, которые рассадили у ног этой девушки.
  - Ники... - подала голос Болтушка, появившись за моей спиной и обняв меня за шею. - Ну, хватит дуться.
  - Я не дуюсь, - отвечаю ей, продолжая смотреть наверх.
  - Дуешься. Ты уже второй день мрачный ходишь. Давай уже, приходи в себя, а то тебя даже дразнить скучно.
  - Извини...
  После того задания мы с Эриком не разговаривали. Пришли в участок, написали отчет, а после нового задания так и не взяли. В тот момент мы, похоже, неосознанно наступили друг другу на больные мозоли. Не знаю, будем ли мы еще напарниками и дальше работать вместе. Не удивлюсь, если он откажется работать со мной, и я не скажу, что не буду доволен этим.
  Мы с ним слишком разные и это был вопрос времени, когда мы начнем ссориться. Продержались две недели, уже неплохо, но теперь мне, скорее всего, назначат нового напарника.
  Это было ожидаемо.
  Что не делается, все к лучшему.
  Вот только...
  - От чего же мне так тоскливо...? - спросил я сам себя.
  Не знаю почему, но я продолжаю думать над тем, что он сказал. Его слова все еще крутятся в моей голове и никак не уходят. Он говорил с таким количеством яда и ненависти, но... в нем ощущалась... странная боль... Он говорил все это не потому что просто ненавидит всех вокруг, нет, он не мизантроп, иначе даже Нохинду он бы не терпел, однако...
  - 'Что же он пережил, что относится к людям так?'
  Все же, не один сдвиг не возникает на пустом месте... Хочется спросить, но лезть в чужую душу не дело.
  Да и не стану я делать первого шага к примирению, он и сам хорош.
  Не могу сказать, что мне сильно жалко Эмму, но и приговоры выносить я не собираюсь.
  Да, она поступила ужасно, и нет оправдания ее поступку. Она потакала своему эгоизму, но потеряв отца и оставшись с немощной матерью, некому было ее остановить и показать ей другой путь. Это ни в коей мере не оправдывает ее, у всех в жизни бывают сложности, но далеко не каждый скатывается до такой низости. И все же, верю, что она может измениться, может стать лучше, может...
  - Исправить свои ошибки...
  Ведь если даже такой человек как она не может этого... то...
  - О, смотри, Ники, - потянула меня Болтушка. - Это Карни!
  Повернув голову, я действительно увидел знакомую мне девицу в алом плаще. Златовласая девочка в трехглазой маске стояла возле магазинчика сладостей и просто смотрела на витрину. Никто ее не замечал, и Карни просто стояла, там рассматривая что-то.
  Эрик говорил, чтобы я не связывался с ней и вообще держался подальше, что она приносит неудачу, но как-то тяжело пройти мимо человека, от которого так и веет тоской и грустью.
  - 'Совсем как от меня'.
  Поднявшись, я подошел к девушке и взглянул на то, что смотрит она. Это оказались шоколадки, обычные плитки молочного шоколада, красиво выставленные на показ и слегка блестящие от немного теплой температуры. Смотрится и правда вкусно.
  - Привет, - поздоровался я.
  Карни отвлеклась от просмотра и посмотрела на меня и слегка кивнула.
  - Карнюша! - полезла обниматься Приставала, но алая девочка ловко уклонилась и отступила на пару шагов. - Ух, поймаю и затискаю.
  Девочка пожала плечами и потеряла к нам всяческий интерес, продолжив любоваться сладостями.
  Я же просто вошел в магазин и купил ту самую шоколадку, которая так заинтересовала ее. Взял две, а то Болтушка уже потянула свои ручонки что-то украсть. Вот же сорока.
  Выйдя из магазина, я протянул Карни шоколад:
  - Будешь?
  Девочка посмотрела на меня. За трехглазой маской было не ясно о чем она думает, но некоторая заминка в босых ногах виднелась. Чуть потоптавшись на месте, она все же протянула руки к сладости, но взяла ее у меня пальцами так, чтобы не прикасаться ко мне. Я не стал обижаться, а сам слегка отодвинулся. Видно, что ей не хочется прикосновений. Если Болтушку она еще терпит, то вот я для нее совершенно чужой человек.
  - Приятного аппетита, - улыбнулся я.
  Девочка чуть сняла маску, отвернулась и стала лопать шоколадку, прикрыв голову капюшоном. Какая стеснительная.
  Болтушка же за один укус прикончила свою порцию и стала требовать еще, но баловать эту обнаглевшую приживалу нельзя, а то вообще на шее еще и в фигуральном смысле повиснет.
  Карни закончила с шоколадкой и повернулась. Ее маска была чуть подняла и открывала вид на испачканные губы, которая она облизывала.
  - Вот, - протягиваю ей платок.
  Опять же, чтобы не коснуться меня, она взяла платочек и стала вытираться.
  - Хе-хе, Карнюша довольная, - смеялась моя фея.
  Девочка прикрыла лицо капюшоном, но уголки рта ее были видны, а также слегка покрасневшие щечки. Однако это все равно не позволило Приставале поймать свою подругу. Видать, наученная уклоняться от объятий.
  - У! - она резко дернулась и повернула голову в сторону.
  Некоторое время смотрела туда, и я мог видеть, как она поджала губы.
  После чего кивнула мне, а затем одним прыжком убежала, быстро скрывшись среди деревьев.
  Мы же остались стоять и смотреть ей вслед.
  - У-у-у, ворюга, платок сперла, - хихикнула Болтушка.
  - Ну, потом вернет, - усмехнулся я.
  - О, ты слегка повеселел. Милая Карни может умилить кого угодно.
  - Ты права, - кивнул я. - Ладно, пошли, перекусим.
  - Да, хочу картошку фри с сырным соусом и блинчики!
  - Не наглей, выбирай что-то одно.
  - Бу-у-у, жадный Ники!
  - Я не жадный, а экономный.
  - Все равно хочу всего!
  - Много хочешь...
  Мы уже собирались уходить, как я заметил одну вещь, на которую все это время не обращал внимание. Небольшой постамент у статуи. Он был плохо виден среди цветов, но сейчас я сумел разглядеть черную плитку, на которой белыми буквами было написано:
  
  'Мы помним!
  Мы тянемся к луне и звездам, чтобы хоть немного коснуться небес и вновь быть с теми, кого потеряли тогда.
  Мы вас не забудем и верим, что вы когда-нибудь вернётесь. Пусть под другими лицами и именами, но когда-нибудь, мы вновь будем вместе'
  2039 год. Память о 2693 погибших.
  
  - Это... памятник погибших... - нахмурился я, - восемь лет назад... Почему я не слышал об этом?
  
  
  
  Глава 38. Должок.
  
  Трагедия восьмилетней давности?
  Я никогда ни о чем таком не слышал.
  Когда готовился к поездке сюда, то читал о всяком, но эти события нигде не упоминались. Ни в статьях, ни в блогах, нигде не было ни слова. Если такому событию посвятили огромную статую, то информация же должна быть.
  Тут или никто не знал сам, или... кто-то постарался, чтобы никто ничего не узнал.
  А учитывая, что именно восемь лет назад начался этот конкурс...
  - Нужно будет узнать побольше, - сказал я, себе выходя из парка.
  Пусть мысли мои были сейчас заняты этим, но перекусить и правда не помешает. Заодно будет время посидеть и поискать информацию в интернете, может, что-то найду. Быстро присмотрев себе первую попавшуюся кафешку, я уже думал туда зайти, как меня окликнули.
  - О, парниша! - послышалось слева.
  Повернувшись, я увидел ухмыляющуюся рожу Кадэхо. Доберман сидел рядом с заведением, и принюховался наслаждаясь приятными запахами какого-то жареного мяса. Вид у него при этом был крайне довольным, будто это ему готовят, хотя, вряд ли тут кто-то будет его подкармливать. Я один раз подкормил и вот до сих пор мучаюсь.
  - Привет, - кивнул я. - Какими судьбами?
  - Да я тебя как раз искал, - сказал он.
  - Что, купить тебе похавать?
  - Эх, если бы, - вздохнул он. - Пошли, по пути обсудим.
  - Ладно, - сдался я.
  Походу, поесть я смогу еще не скоро.
  Идти с ним никуда не хотелось, но у меня должок, а я не в том положении, чтобы отказывать духу и ухудшать свое и без того плачевное положение. Плюс, по договору, он невыполнимое меня не попросит, по крайней мере, я на это надеюсь.
  Мы шли по улице и окружающие люди почти не обращали на нас внимание.
  Ну да, пес будто источал из себя странную ауру, что затуманивала взгляды окружающих. Нужно самому так научиться делать, ведь полезное умение. Но о нем я пока ничего толком не знаю, и стоит сначала проконсультироваться.
  - Ну, слушай, - заговорил пёс. - Тут относительно недалеко есть один дух и...
  - Сразу стоп, - прервал я его. - Если это связано с темным, то не лучше ли попросить помощи у Неспящих? Я ведь новичок и вряд ли что-то смогу сделать.
  - Да я бы с радостью, - вздохнул баргест. - Тут просто не понятно еще, есть ли вообще опасность.
  - Поясни.
  - Короче, есть один дух. Живет себе спокойно, никому не мешает. Так, по мелочи проказничает, но Неспящие его не трогают, а он сам никому не вредит. И все было нормально... до недавнего времени... - доберман нахмурился. - Слухи стали распространяться, крысы и голуби шепчут, что с тем духом какая-то беда и угрозой от него веять начало. Сам понимаешь, показания гоблинов и пикси недостаточный аргумент для Неспящих, чтобы идти проверять что-то, что может оказаться ложной тревогой. Они уже успели в свое время ложными вызовами достать всех, но тут явно что-то есть. Он пока никому не навредил, я когда там близко был, почувствовал... что-то... - он замолчал на пару секунд. - Короче, нужен мне кто-то, чтобы сходил и проверил.
  - А самому слабо?
  - Ну, - он явно пытался придумать оправдание, - мне нужна помощь кого-то с большими пальцами!
  - Я так понимаю, одержимую макаку ты не нашел, - вздохнул я.
  Он явно хотел сострить что-то, но сдержался, понимая, что играет на моем терпении. Я хоть и в бедственном положении, но не настолько, чтобы не дать ему пинка, за сравнение меня с обезьяной.
  - Короче, сходи туда и проверь. Если ничего опасного, то считай долг отданным, а если что опасное, то вали оттуда и зови своих. Мне твой труп не нужен, но с тем типом что-то делать нужно.
  - Эх, ладно, - сдался я. - Веди и рассказывай что за дух.
  - Это Нурикабэ.
  - Что-то японское... - напрягся я. Если о западных каких-то фей я еще успел почитать, то вот японская мифология довольно сложная и обширная, а уж сколько там духов, просто кошмар. Дикое разнообразие.
  - Да, ёкай[1], выглядит как ожившая стена с лицом. Раньше он людям просто путь загораживал, пройти мешал, алкоголикам дороги не давал, парковаться тоже было затруднительно. Но вот недавно, что-то слишком часто появляться стал, и злее выглядит. Может, обидел его кто-то. У нас граффити тут быстро отмывают, но может кто-то что-то обидное на нем нарисовал.
  - Да уж, - нахмурился я.
  Эрик говорил, что с японскими духами нужно быть особо осторожным, ведь их правила и законы, а также методы борьбы с ними бывают весьма заковыристыми.
  Будем надеяться, что не придется драться со стеной. Даже если она живая, занятие все равно маразматическое.
  - Куда мы идем?
  - В японский квартал, разумеется, - говорит пёс. Он обитает там, среди узких улочек.
  Насколько я знаю, в городе есть несколько национальных кварталов. Не то чтобы там селятся только определенные люди, но особо консервативные или не подготовленные к жизни в международном обществе обитают именно там. В городе есть русский квартал, что находится почти на самом юге, китайский, индийский, французский, немецкий, арабский и прочие, но их размеры довольно малы по сравнению с остальным городом. Найти эти места вполне легко, нужно просто по карте искать большую концентрацию названий улиц на одном языке.
  Сами национальные кварталы не являются закрытыми и отделенными зонами, а вполне себе популярны у всех жителей города. В таких кварталах можно посмотреть на чужую культуру, а также купить товары или продукты, которые не найти нигде больше.
  Насчет японского есть определенное исключение, ведь в Развлекательном квартале есть улица Сикибуя, где торгуют кучей электроники и товарами для анимешников. Видать изначально эта улица была в японском квартале, но потом ее оттуда перенесли из-за наплыва клиентов.
  Японский квартал находится совсем рядом с 'киношными' улицами. Так называют пересечения улиц Тарантино, Чаплина и Миядзаки. Киношными те улицы назвали, потому что там находятся актерская школа, кинотеатр, а также студия анимации, да и музей киноискусства.
  Сам же японский квартал был на улице Мураками и включал в себя не особо большую территорию, а также парк Кавасимы.
  Доехать до этого квартала можно сев на метро и выйдя на улице Цубасы, но Кадэхо спускаться под землю отказался на отрез боясь того что там есть. Мне и самому не особо хотелось приближаться к чему-то, что может быть смертельно опасным.
  Так что пришлось ехать на автобусе, благо, платить за пса не пришлось, он просто стал малозаметным для окружающих.
  - Черт, хотел бы и я побыть невидимым, - хмыкнул я.
  - Прямо невидимым не получится, - фыркнул доберман. - Это я дух, могу такое, а ты максимум лишь отводить взгляды сможешь, да и то, только обычным людям.
  - Все равно было бы неплохо, - пожал я плечами.
  - Да, можно подглядывать за сочными красотками в банях, - на морде пса появилась довольная лыба. - Обожаю японские бани....
  - А русские?
  - Ваш чертов крематорий меня пугает, - поежился он. - В последний раз, когда попытался там посидеть, потерял сознание и чуть не сдох.
  На это я лишь усмехнулся.
  Да, там порой жарковато и температуры еще те.
  Японский квартал представлял собой весьма милое местечко. Тут высокие здания вполне себе спокойно соседствовали с небольшими домиками максимум в два этажа, сами улочки были довольно узкими, но ухоженными и красивыми, а также много вывесок и всяких красивых арок и характерных домиков. Арки тории, а в центре парка Кавасима на небольшом возвышении находится синтоиский храм.
  Народу тут было довольно много, особенно туристов, которые ходили с фотоаппаратами или сидели в местных забегаловках, продающие весьма необычные блюда как блины-кольца, рамены и рыбные блюда. Запахи в этих местах стояли очень заманчивые, но пришлось подавить голод и сконцентрироваться на предстоящем деле.
  Вскоре мы вышли из основной туристической зоны и стали двигаться вокруг частных домов и низко-этажных зданий, между которыми простирались узкие улочки, где машинам просто не проехать. Тут уже количество людей стало резко сокращаться и их мы встречали все реже и реже, что уже свидетельствует о некой границе с потусторонним миром.
  А уж когда я увидел на одной из стен граффити в виде стрекозы, то убедился, что мы почти пришли.
  - И где этот нурикабэ? - спросил я.
  - Где-то тут быть должен, - нахмурился Кадэхо идя вперед. - Будь внимателен, мало ли что.
  Легко сказать, особенно когда не понимаешь, на что именно должен смотреть.
  Я старался смотреть по сторонам, но просто не знал, что именно должен увидеть. Те же тролли в том туннеле могли сливаться с окружением и быть полностью невидимыми.
  Мы двигались по пустым улочкам и ощущение того, что за нами кто-то наблюдает, все росло.
  Сразу же вспомнился момент из какого-то аниме, где персонажей преследовала некая тьма и если они обернуться и посмотрят на нее, то она заберет их в ад. Не хотелось бы так попадать, надеюсь, тут такого нет.
  Черт, кого я обманываю?
  Наверняка есть, и, учитывая мою 'удачу' всякое может случиться.
  - Что-то его не видать, - произнес Кадэхо. - Всегда же тут был.
  - Он явно где-то тут, но почему-то скрывается, - сказал я, продолжая чувствовать нечто странное.
  Эрик говорил, что сноходцы могут ощущать фей благодаря собственной, но я не уверен, делаю я сейчас это или это просто разыгралось мое воображение.
  - Может все же позвать, кого получше, чем я? - предложил я. - А то есть ощущение, что сами мы ничего не добьемся.
  - Ну-у-у, - задумался пёс. Он явно не хотел связываться с другими и заметно побаивался. Похоже, есть у многих за что его недолюбливать. В нем сейчас боролось собственное желание не получить по заднице и какими-то обязанностями или соглашениями. - Ладно, зови. Может тебя послушают в отличие от меня.
  Решив не откладывать дело в долгий ящик, я достал телефон, но сразу же звонить Эрику не хотел. Мы еще в ссоре и мне как-то не хотелось сразу же бежать к нему в случае проблемы. Как-то жалко выглядеть буду, как человек не способный сам справиться с какой-то проблемой.
  - 'Позвоню лучше Нохинду', - решил я.
  Набрав номер, я стал ждать ответа....
  - Берегись! - крикнул Кадэхо.
  В следующий миг что-то рухнуло сверху и едва не упало на меня, но я вовремя отпрыгнул и тут же спиной уперся в стену. Здоровенная каменная плита упала на то самое место, где только что стоял я.
  - Га-а-а! - послышалось за спиной.
  Вновь отпрыгиваю и оборачиваюсь, видя огромное морщинистое лицо, появившееся на стене.
  Отступаю, но не успеваю сделать и шага, как оказываюсь в полной темноте!
  - Что за?!
  Поднимаю телефон и включаю на нем фонарик, и вижу, что окружен бетонными оградами с человеческими лицами на них, которые блокирует меня со всех сторон и даже с потолка.
  - Черт!
  - Парниша! Ты живой?! - слышится лай Кадэхо.
  - Жив, но... Черт, что происходит?!
  - Га-а-а-а-а-а... - стонут лица на стенах. Нурикабэ появился со всех сторон сразу и запер меня в какой-то ловушке.
  - Выпусти меня, - сказал я стене.
  - Га-га-га-га... - грубым низким голосом рассмеялся ёкай, одновременно всеми лицами со всех сторон.
  - Урод! - крикнул я и с ноги ударил по лицу, но уперся лишь в твердую бетонную стену. - С дороги!
  Толкаю плечом, но все бестолку, в ответ я слышу лишь этот мерзкий смех.
  Пытаюсь бить, как могу, но ничего не получается. Бетонные стены разбивать я не умею, а моя способность тут просто не работает.
  Мрак, я застрял тут, похоже, и ничего не могу сделать. Если бы стена меня била в ответ, то я мог бы поглотить его удар, но в таком пассивном состоянии я ничего сделать не могу.
  - Кадэхо, можешь что-то сделать?! - крикнул я.
  - Нет, я даже близко подойти боюсь, а то меня тоже может поймать! - отвечает пёс в некотором отдалении от меня.
  Смотрю на телефон и мой звонок Нохинду отменился и пишет, что нет сигнала. Значит, позвать на помощь я не могу.
  - Позови кого-нибудь на помощь, - сказал я баргесту.
  - Ладно, я поищу, но не знаю, сколько времени это займет. Держись там, я приду так быстро как смогу!
  - Хорошо!
  Слышу, как собака убегает, а я остаюсь наедине с этим духом, который поймал меня в ловушку, но ничего больше не делает. Даже лица пропали со стен.
  - Черт, что же делать? - заскрежетал я зубами.
  - Я помочь не могу, - сказала Болтушка, появившись на мои плечах. - Даже пройти через эти стены и землю не получается. Мы полностью блокированы. Бли-и-и-ин! Ненавижу такие штуки, это совсем не весело. И вообще... - Приставала резко замолчала и застыла.
  Ш-ш-ш-ш...
  Я сам перестал дышать и прислушался.
  Мы оба что-то услышали...
  Нет, ясно, что тут это нурикабэ, но... что-то странное...
  - Тут... кто-то еще... - прошептала она.
  Поднимаю фонарик повыше и осматриваю 'помещение'.
  Тут ничего не было видно, стены без лиц, ни единого лучика света и кромешная тьма, разгоняемая только моим телефоном.
  Ш-ш-ш-ш...
  Какой-то... шелестящий звук... Словно осенняя сухая листва разгоняемая ветром...
  Ш-ш-ш-ш...
  Резко оборачиваюсь, но ничего за спиной нет...
  Ощущение чьего-то постороннего присутствия вновь усилилось... И это не стены...
  С самого начала... за нами наблюдал не нурикабэ...
  А...
  Резко в сторону, я уклоняюсь от чего-то упавшего с потолка. Очевидно, было ожидать атаки оттуда, если со стороны ничего не видно.
  Фонарик показывает передо мной... нечто... состоящее из лоскутов ткани, которые переплелись между собой и образовали нечто на подобии бесформенной субстанции или какого-то облака с щупальцами.
  Оно поворачивается в мою сторону и на миг белый глаз вспыхивает среди ткани, а затем оно исчезает, растворившись в воздухе.
  Резкий толчок в спину!
  Я падаю на пол и роняю телефон и тот укатился в сторону, лишь на миг осветив меня и позволил мне увидеть как это набрасывается на меня и большой светящийся белый глаз загорается прямо перед моим лицом...
  А дальше была лишь тьма и тишина...
  
  1.Ёкай - сверхъестественные существа в японской мифологии, те же духи, монстры, феи.
  
  
  
  
  Глава 39. На дне.
  
  Странное чувство окутало меня...
  Нечто холодное и неприятно пропитывает тело, а сам я словно в невесомости не ощущаю ни пола, ни стен вокруг меня, лишь темнота перед глазами и двигаться так трудно...
  С каждой секундой на груди растет давление, и дышать становится все сложнее.
  Вскоре зрение начало проясняться...
  Свет...
  Тусклый... рассеянный... свет... он был везде... пробивался откуда-то сверху и слабо касался лица умирающими лучиками. Будто чьи-то нежные руки, что тянутся к тебе, зовут и просят потянуться в ответ, но ты лишь отдаляешься все сильнее и погружаешься во тьму...
  Свет еще виднелся мне, но с каждый мигом, он становился все слабее...
  - М...? - пытался сказать что-то я, но вместо звука из моего рта появились пузырьки воздуха, что устремились куда-то вверх к свету.
  Пузырьки вскоре пропали, а я некоторое время смотрел на отдаляющийся источник освещения...
  - 'Вода? ... - подумал я и в следующий миг туман с моего сознания рассеялся. - Вода!'
  Сам не осознавая, что творю, я сделал вдох, и мои легкие наполнились чем-то тяжелым и тягучим, но это не лишило меня жизни, как я осознал в следующий миг. Я заскрежетал зубами, ожидая удушения, которое не наступило, а я все продолжал медленно погружаться в темноту.
  Через пару секунд барахтанья в воде я обессилил и расслабился, позволив появившемуся теплому течению понести меня куда-то, из-за чего свет над головой будто затанцевал яркими отблесками в моих глазах.
  Это было таким завораживающим зрелищем, что я опять будто впал в своеобразный транс смотря на все это.
  Странная грусть и меланхолия окутали меня, и я перестал что-то соображать и начал снова засыпать, окутываясь в это странное теплое покрывало отчаяния...
  = 'Не спи...' - прозвучал в голове чей-то голос.
  Резко открываю глаза и взмахнул руками, оттолкнулся в сторону и вышел из этого течения!
  Наваждение вновь отступило, и я пришел в себя.
  - 'Что за черт?!'
  Попытки сказать хоть слово вслух ничего не дали, так как под водой я говорить не мог. Дышать мог, а вот говорить нет. Это как минимум странно.
  - 'Где я?' - спросил я.
  Помню, как шел за Кадэхо, затем появились стены, что-то было в темноте и... затем темнота.
  - 'Болтушка! Ты где?!'
  Сколько бы я не звал, мне никто не отвечал, но чей-то голос точно вывел меня из состояния транса, я точно помню.
  А меж тем мои ноги наконец-то коснулись дна.
  Зыбкий песок просел под моими ногами, и я едва не потерял равновесие.
  Глаза постепенно привыкли к темноте, и я начал более-менее видеть то, что находилось вокруг меня. Вокруг меня была лишь темнота, вода и песок под ногами, но никакой растительности типа водорослей или каких-нибудь кораллов не видно.
  Пустое и безжизненное дно, куда не погляди.
  Не видно рыб или иной жизни, свет над головой очень лениво движется, будто там совсем нет волн.
  Во рту соленый привкус, который знаком любому кто нахлебался воды, когда его накрыла неожиданная волна. Запахи тоже соленые, но мне было сложно понять действительно ли я на дне какого-то моря или же вообще не понятно в какой реальности.
  - 'Ладно, просто стоя тут я ничего не пойму'.
  Первым делом я решил всплыть на поверхность, но это оказалось сделать сложнее, чем я думал. Попытки просто плыть ничего толком не давали, и от земли я очень нехотя отрывался и с трудом приближался к поверхности.
  После десяти минут таких мучений я осознал, что 'потолок' никак не приближается, а дно не отдаляется. Я не уставал грести, но и не ощущал хоть какого-то прогресса.
  - 'Черт, не выходит, - поморщился я, опять приземлившись на дно. - Тогда остается только ид....'
  Резко прерываюсь и оборачиваюсь!
  Замираю, и вглядываюсь в темные мутные воды, стараясь разглядеть в них то, что мелькнуло на периферии зрения. То ли отблеск воды, то ли что-то еще, но на миг, мне показалось, что тут что-то было.
  Где-то минуту я смотрел по сторонам и вертел головой, пытаясь что-то увидеть, но ничего не появлялось.
  - 'Показалось... - выдохнул я. - Ладно, нужно идти. Хоть куда-нибудь...'
  Выбора куда идти было хоть отбавляй, а потому я двинулся в первую попавшуюся сторону и стал идти только вперед.
  Так продолжалось минуты, десятки минут, а может и дольше.
  Мои ноги двигались по рыхлому и мягкому дну, без камней, без препятствий или кочек, а я с каждым шагом поднимал клубы песка, которые постепенно оседали за моей спиной, образуя небольшие ямки в форме моих следов.
  Я пытался идти быстрее, бежать, прыгать или пританцовывать, но как на зло ни один нормальный ритм в мою голову не приходил. Хотя одна так крутилась и вертелась на языке.
  
  Figurines that fall like leaves the disappear, keep calling
  Is it real? Is it real?
  Dark machines that wheeze and breathe then mock the air, appalling
  What is real? What is real?
  
  Двигаюсь по дну моря, и музыка играет в моей голове, а печальные мысли сами собой накатывают на меня вместе с теплыми и холодными течениями, что слегка толкают меня из стороны в сторону.
  Невеселые воспоминания то и дело крутятся перед глазами, напоминая мне о моих ошибках и неудачах, которые особенно сильно сопровождали меня последние два года. От постоянным поджиданий толпы желающей избить меня во главе с ним, и его горящими от гнева глазами.
  Он говорит и проклинает меня...
  - 'Умри... Умри... Сдохни уже!' - повторяет он.
  А я лишь стою и смотрю на все это и ничего не говорю...
  
  Set my mind for open sky, but couldn't fly, so sadly
  What am I? What am I?
  Sullen eyes shed teardrop lies then criticize, now laughing
  What is real? What is real?
  
  'The Seatbelts - Is it real?'
  
  В какой-то момент мне стало казаться, что я и правда слышу эти слова, а музыка играет вокруг меня. Пианино почти звучало на периферии сознания, как и чей-то голос, поющий эту мелодию.
  - 'Это не реальность... - пришла мне в голову мысль. - Это... мой разум...'
  Останавливаюсь и реально слышу звуки скрипки и вместе с грустным пианино, которые сливаются в единую музыку.
  Толща воды над головой кажется становиться еще больше, а количество света в разы увеличилось, освещая все пространство вокруг меня.
  - 'Это мой разум... - подумал я. - А потому... - моя нога поднимается для шага, - если я захочу... то... путь будет прямо... здесь'.
  Нога опускается и упирается во что-то твердое...
  Опустив голову, я с шоком смотрю на... огромную черную дверь...
  Здоровенная, в два меня ростом, сейфовая дверь лежала на песке и будто была инородным объектом в этом морском пространстве. На ней не было замков, а лишь большой 'штурвал', опутанный тремя цепями. Казалось можно просто покрутить его немного и все откроется, но три опутавшие его цепи словно паутина оплели его и надежно зафиксировало. Эта невероятно тяжелая и мощная дверь пугал меня своей пронзительной чернотой и будто поглощала весь окружающий свет, становясь черной дырой на светлом песке.
  - 'Что это...?'
  Присаживаюсь и тянусь рукой к этому.
  Эта вещь странным образом манит меня к себе, меня тянет к ней и вода вокруг нее особенно холодна.
  Пальцы почти касаются металлической поверхности, а я будто боюсь прикасаться к ней и оттягиваю момент прикосновения...
  Удар!
  Что-то бьет меня в спину, а затем, схватив за ногу, отбрасывает в сторону!
  Приземлившись и подняв облако песка, я тут же поднимаюсь и вылетаю на открытое место и вижу... то самое существо, состоящее из лоскутов ткани, что сейчас формой своей напоминало огромного осьминога, который множеством щупалец ухватился за цепи.
  'НЕЛЬЗЯ!' - пришло мне новое осознание.
  Что-то внутри закричало от ужаса, когда цепи зазвенели в отростках этого существа. Нельзя, ни в коем случае нельзя открывать эту дверь.
  Рывок!
  Невероятно сильный и быстрый шаг удался мне, и я со всей силы врезаюсь в существо и отталкиваю его от двери.
  Тварь с огромным белым глазом отлетает, а затем, извернувшись в воде, смотрит в мою сторону и гневно прищуривается.
  - 'Быстро!' - только и успел подумать я, когда это на огромной скорости устремилось в мою сторону и снесло меня с ног.
  Щупальца опутали мои руки, ноги и шею, начав сдавливать их
  - Пха... - захрипел я, и изо рта вырвалось несколько пузырьков воздуха.
  Это нечто повалило меня на песок и продолжило душить, а я все никак не мог двинуться и хоть что-то сделать. Я отчаянно махал рукой и ощущал, как теряю связь даже с этой реальности и постепенно.
  Пальцы смыкаются на чем-то твердом и холодном, и я со всей оставшейся силы потянул это.
  Взрыв!
  Нас сносит волной силы, которая протаскивает меня по песку, но вновь дает возможность дышать.
  - Грь-я-а-а-а-а-а! - пронзительный и мощный визг бьет по ушам.
  Поднимаю голову и вижу, как это черное существо стремительно убегает, а затем растворяется в темноте.
  Я же перевел свой взгляд на большое песчаное облако, поднявшееся от...
  Поднимаю руку и смотрю на то, что в ней осталось... кусок цепи...
  С замиранием лежу и смотрю на то, как песок медленно оседает на дно и открывает мне... всю ту же дверь... что неподвижно лежит там где и была, такой же холодной и темной как и раньше.
  И только обрывки одной цепи теперь просто лежат на его черной поверхности.
  - 'Осталось две цепи...'
  Поднимаясь на ноги, я делаю шаг к двери...
  = 'Проснись! - вновь звучит в голове голос. - Просыпайся, Ники! Ну же!'
  Что-то тянет меня наверх, и я вижу, как отдаляется от меня то... что мне никогда не стоит открывать...
  Свет ослепил меня, и я уже ничего не видел...
  
  
  
  
  Глава 40. Трения.
  
  - Ники! Ну же просыпайся! Давай! - звонкий голос звенит в ушах.
  Мне в лицо светит что-то очень яркое, от чего перед глазами одни блики и я ничерта не вижу.
  - Очнулся! Очнулся! - продолжается этот шум, и кто-то хватает меня за шею и прижимает чем-то мягким.
  - Болтушка... слезь, - простонал я, пытаясь вздохнуть. - Убери фонарик.
  Моя фея нехотя отпускает меня, а затем отодвигает телефон от моего лица.
  Проморгавшись, я, наконец-то, прихожу в себя и сажусь.
  Мы все еще находились в том самом месте в ловушке от нурикабэ и положение наше никак не изменилось. Приставала сидит на полу рядом со мной и держит в руках мои вещи, а в остальном ничего не изменилось.
  - Так, что случилось? - спросил я.
  - Ну, после того как на тебя накинулась та тварь, она тут же исчезла, а затем ты целый час не приходил в себя, - ответила она. - Больше ничего не происходило. Я пыталась дозваться тебя, но ты не отвечал, и вот, только что, начал подавать признаки пробуждения и я тебя стала сильнее звать.
  Теперь ясно, почему тело так натекло и плохо слушается, да и асфальт не самое лучшее место для сна.
  - Ясно, - почесал я затылок. - Кадэхо так и не вернулся?
  - Нет, псины не слышно, обстановка вокруг никак не менялась.
  - М-да, - только и сказал я.
  - Я пыталась позвонить, как ты мне показывал, но никто не отвечал. Разве что твои мама и папа, услышав мой голос, благословили наш брак, а так все как было...
  - Чего?! - охренел я. - Дай сюда!
  Нет! Нет! Нет! Нет! Нужно позвонить им и сказать, что все это шутка. Мама ведь может разозлиться и попробовать приехать или вообще как-то доставать меня. Потом еще начнет расспрашивать, что за девушка и вообще...
  Выхватил телефон, я посмотрел на журнал звонков, где номера папы не было, да и связи вообще нет.
  Повернулся к этой наглой дамочке, которая широко улыбалась заостренными зубками.
  - Ну, ты... - прищурился я.
  - Хи-хи-хи, прости, не могла удержаться, - рассмеялась она.
  Нашла блин время прикалываться надо мной. Мне еще благословения от родителей не хватало. Особенно с этой вот, которая и так на моей шее, похоже, на всю жизнь, так еще и брак с ней заключать мне не хватало.
  Выдохнув я успокоился, так как понимал, что сейчас не время выяснять отношения, но поставил себе заметку обязательно отомстить и не чем-то банальным типа отнятием вкусной еды или игрушек, а что-то поинтереснее нужно придумать.
  Кроме нас тут в этом месте никого не было, даже на стенах лица не показывались.
  Поднявшись, я подошел к стене и стал думать, как нам выбраться.
  Черт, какая же у меня паршивая способность. Если бы у меня было хоть какое-то воздействие, я бы мог его поглотить и усилится, хотя и так может, не получилось бы. Я пусть становлюсь сильнее и крепче, но вот бетонные стены никогда не пробивал и вряд ли получится.
  - Сделаем подкоп ложками! - внесла предложение моя фея.
  - У тебя есть ложка?
  - Да, пластиковая от мороженого, - улыбалась она.
  - Тогда начинай копать, а я попробую иной вариант.
  Фея начала ковырять асфальт, а я стал думать над более действенными методами.
  - Может попробовать? - задумался я. - Ладно, попытаться стоит.
  Сделал пару шагов назад, а затем кинулся на стену и толкнул ее плечом.
  Толчок!
  Вышло слабовато, и преграда даже не шелохнулась, но я стал пытаться снова и снова.
  Толчок! Толчок!
  Мои действия выглядели жалко, но зато дух снова проснулся и его уродливая рожа появилась на стене.
  - Давай, ублюдок, ударь меня! - провоцировал я его.
  - Га-га-га-га! - смеялся ёкай.
  - Ну же... - злился я, продолжая толкаться, но все было бесполезно. - Тупая стена.
  - Может помочиться на него? - предложила Болтушка.
  Я остановился и задумался.
  Хм-м-м-м-м-м...
  - А это идея, - кивнул я и уже потянулся к ширинке, как тут же дух понял, что я затеял и взбесился.
  - Га! - крикнул он, и стена быстро выехала вперед и попыталась толкнуть меня, но я тут же поглощаю его энергию движения и останавливаю.
  - Отлично, - усмехаюсь я.
  Получив так необходимый мне заряд энергии, я вновь ощутил приятную волну тепла в теле и ощущения усиления.
  Сжав кулак, я замахнулся посильнее и, сконцентрировавшись на всей этой энергии, совершил удар!
  Столкновение моего кулака и удивленной рожи ёкая было сильным и ознаменовало мощный грохот, раздавшийся в этом закрытом помещении поднимая пыль.
  Треск...
  На поверхности образовывается трещина, которая пересекает уродливую рожу духа.
  - Агрххх! - захрипел я, схватившись за кисть.
  - Га-га-га-га! - смеялся дух над тем, как я держусь за сломанные пальцы.
  - Черт, - заскрежетал я, зубами ощущая сильную боль.
  Бить в бетонную стену даже с такой силой было плохой идеей.
  Некоторое время сильная боль не давала мне толком собраться, но постепенно она начала утихать.
  - Га-га-га-га-га-га! - продолжал издеваться нурикабэ, и его лицо появилось со всех сторон сразу.
  Мерзкий и громкий смех давил на мою побитую гордость. Я же стоял и баюкал поврежденную руку и чувствовал неприятное раздражение, закипающее во мне. Заскрежетав зубами, я постарался унять не нужный гнев, но получалось не очень, и я уже почти потерял терпение, как все резко затихло.
  Тук-тук-тук....
  Послышалось с той стороны стены.
  - Там кто-то живой есть? - знакомый голос прозвучал в полной тишине.
  - Эм-м-м... да... - сказал я.
  - Тогда советую отойти и закрыть голову.
  Но не успел я даже дернуться, как мощный взрыв сотряс мою темницу. Затем еще один и еще один, а лица нурикабэ уже не выглядели такими самодовольными и начали заметно дрожать.
  Трещина на стене все росла и росла, а куски камня отделялись и падали на асфальт.
  Взрыв!
  Камень разлетелся и меня едва осколками не прибило.
  Свет проник в наше темное помещение через дыру и яркий свет не ослепил меня, вместе с кучей звуков птиц и шума города, который почти не достигал все это время.
  - Выбирайся, немедленно, - строгий голос Эрика звучал как команда, но выбора у меня все равно не было и я вылезаю из стены, а вместе со мной и Болтушка на плечах.
  Недовольный блондин стоял передо мной и притоптывал ногой, смотря на меня через свои круглые очки и хмуря брови. Одетый в привычную мне клетчатую рубашку и джинсы, он сложил руки на груди, а на плече висел знакомый мне арбалет.
  - Парниша, ты живой, - слышится рядом радостный голос Кадэхо.
  Пес был рядом с моим напарником и... слегка пританцовывал на месте. Видать арбалетный болт, торчащий из его задницы, мешал ему спокойно стоять.
  - Молчать! - рявкнул на собаку Эйбон, а затем вновь смерил меня недовольным взглядом. - Какого хрена ты влипаешь в неприятности?!
  - Типа я их хотел, - фыркнул я.
  - Какого черта ты заключаешь всякие подозрительные соглашения с духами и ничего мне не сказал?! - продолжил он меня отчитывать.
  - Уж простите, ваше величество, - съязвил я. - Но когда я хотел об этом рассказать, кое-кто был занят планированием издевательств над и так замученной девушкой.
  Услышав мои слова, он заскрежетал зубами, а арбалет начал сам возводится.
  Мне же было откровенно плевать. Я в любом случае не выиграю у него в бою в таком состоянии, но прогибаться не собираюсь, как и признавать свою вину.
  - Ты чего мне не позвонил когда попал в неприятности?!
  - Связи не было.
  - Нохинду ты позвонить успел.
  - Только ему и успел, а тебе...
  - Ты даже и не пытался, - он закрыл глаза и потер висок. - Если бы Нох не увидел твой сброшенный звонок и не решил перезвонить, а потом и проверить где ты, то я бы так никогда и не узнал, что ты влип в неприятности и мог тут подохнуть.
  - Какая трагедия была бы, - фыркнул я. - Прости, что не обрадовал тебя таким известием о моей кончине. Мог бы и не приходить.
  - Вот снимет Брукс тебя с мой шеи, тогда и не приду, - зарычал он.
  - Ну, раз все теперь в порядке, мне, наверное, пора, - похромал Кадэхо подальше от нас.
  - Стоять! - приказной тон Эрика заставил пса замереть. - Слушай сюда, корейская закуска, - блондин навис над несчастным доберманом. - Еще раз затеешь что-то, и я лично тебя в клетку посажу и на ночь в метро оставлю.
  - Понял-понял, - как болванчик закивал баргест, и начал быстро отступать с трудом идя из-за болта в заднице.
  Блин, даже жалко как-то его.
  - Ник, спасибо что помог, а мне пора! - сказал пёс и быстро умотал.
  Эрик повернулся вновь в мою сторону и несколько секунд сверлил меня недовольным взглядом, а я же отвечал ему тем же.
  Несколько секунд мы молчали, а затем он первым отвел взгляд и вздохнул.
  - Что с рукой?
  - Пальцы сломаны, - пожал я плечами уже почти не ощущая боли.
  - Сходим к Фатиме, у нее как раз должно быть дежурство.
  - А с этим что делать? - указал я на руины, оставшиеся от нурикабэ.
  - Если не идиот, больше не покажется, но завтра сюда пара человек с проверкой придут, - ответил мой напарник.
  - Погоди, тут был еще кто-то, - нахмурился я. - Что-то... похожее на существо из лоскутов ткани. Оно напало на меня в темноте и исчезло.
  - Ткани? - нахмурился Эрик. - Что случилось дальше?
  - Я... вырубился и... кажется, попал в собственное подсознание или типа того. Там оно было похожим на огромного осьминога и...
  - Разве? - сказала Болтушка. - Но то существо же было здоровенной бабочкой.
  - Чего?
  - Я ее такой видела.
  Вот сейчас я реально не понимал, что именно произошло.
  - Похоже, на тебя напала какая-то ментальная тварюшка, - сказал Эрик. - Ее жертвы по-разному видят и такие могут менять обличия. Опишешь, что видел Нохинду, может он найдет в базе данных что-то под такое описание, но к штатному менталисту сходить придется. Мало ли что этот дух с твоим разумом сделал.
  - Ладно, - пожал я плечами.
  - Идем, - махнул он рукой, и первым двинулся по улице, убрав шарики куда-то в сторону.
  Вздохнув, я двинулся следом, так как оставаться тут одному мне как-то не хотелось.
  - А покушать? - внесла свое слово Болтушка.
  - Я сейчас не особо в состоянии есть, - указал я на руку.
  - Ну, так не ешь, это могу сделать и я, а ты оплатишь, - широко улыбнулась она.
  - Эх ты...
  - Не отставай, - фыркнул Эрик. - А то опять влипнешь в неприятности.
  - Да-да-да иду...
  
  ***
  
  Она шла по дороге и старалась не скрежетать зубами слишком громко. Этот тип, идущий рядом с ней, уже изрядно достал, так еще и сегодня решил выходной испортить. Никому еще не удавалось выбешивать ее несколько раз подряд, и оставаться целым и невредимым, но этот придурок бьет все мировые рекорды. Так еще и умудрился влипнуть в неприятности, прямо на ровном месте.
  - 'Каким же нужно быть тупым, чтобы заключить договор с фэйри без задней мысли?'.
  Договоры даже с самыми вроде бы светлыми и добрыми духами могут свести человека в гроб, а то и что похуже. Общеизвестный факт, фольклор практически любого народа полнится упоминаниями о подобных случаях. Нет, это не означает, что феи - враги человечества и с ними нельзя вести дел, но к этому ни в коем случае нельзя относиться халатно!
  Тем более, Кадэхо 'доброй' и 'светлой' фэйри не назовешь точно. Она не просто так была груба и сурова к Кадэхо, этот тип замешан в нескольких довольно мутных делах. Не как главный фигурант, нет - кладбищенский пес четко знал грань, которую ему не стоит переступать, чтобы на него не открыли охоту. Но на самом краешке оной грани топтался постоянно.
  Да и просто эта псина успела ее достать, поэтому пощады баргесту лучше не ждать. Если бы не простая истина, что свято место пусто не бывает, и в отсутствие Кадэхо в подворотнях города может завестись что поагрессивнее, она бы изгоняла нечистя при каждой встрече, болтом между глаз.
  Стоило донести до новичка эту мысль, но разговаривать с ним чаще, чем это необходимо по работе, Эри не собиралась.
  - 'Как же я ненавижу таких как он, - мрачно подумала она. - Наивные, не понимающие ничего идиоты, верящие в какие-то тупые идеалы. С упоением закрывающие глаза на истинную природу людей, доверчиво подставляющие спины, а потом искренне удивляющиеся, когда находят там воткнутый кинжал'.
  Впрочем, Эри не особо волновало, когда кинжал оказывался именно в спине идиота, но он мог оказаться в ее спине, или спине и так редких в мире хороших людей, стоящих защиты.
  Пацан, может быть, тоже мог бы считаться хорошим человеком. Легко оставаться хорошим, ходя по светлой стороне мира, когда твоей жизни ничего не угрожает, а твои ошибки не убивают окружающих... Проблема в том, что когда такие встречаются с истинном лицом мира, они ломаются первыми. Этот пока еще не отчаялся, но он же еще почти ничего и не видел. Просто вопрос времени.
  - 'Интересно, что с ним будет, когда он дойдет до грани? Убежит от настоящего, зовя мамочку и оставив меня разгребать его дерьмо, или станет еще одной мразью, готовой убивать и предавать для выживания и процветания? Что бы то ни было, надеюсь, это станет не моей головной болью'...
  
  ***
  
  Когда все посторонние покинули место действия из, руин, оставшихся от разрушенных стен, вылез маленький черный лоскут ткани, который тут же молнией устремился в переулок и скрылся среди теней...
  
  
  
  
  Глава 41. Необходимая работа.
  
  - Так, - произнес Брукс, смотря на своих подчиненных стоящих перед ним в кабинете. - Я просил вас просто выселить этого духа, а не устраивать массовые разрушения.
  - Эй, не было никаких 'массовых разрушений', - возмутился Эрик. - Там всего-то...
  - Обрушение части наружной стены, куска крыши и выбитые взрывной волной окна по всему второму этажу, - мрачно произнес капитан. - На ваше счастье, что тот дом и так собирались сносить... Иначе ждал бы вас вместо оплаты штраф конского размера.
  - Если бы кто-то послал нас драться с Гениус Локи в место, которое не желательно разрушать, я бы позвонил в психушку,- фыркнул этот наглец.
  Конечно, изгнать Духа Места, не повредив его обиталище, почти невозможно... Но работать надо аккуратнее, а то у Соней голова болит от вопроса - как обосновать в глазах общественности такие 'взрывы газа' в насквозь нежилом доме под снос?
  Ник-то хоть глазами показывал раскаяние за учинённые разрушения. По крайней мере, в этой паре у кого-то есть совесть. Хотя, если посмотреть в его мысли, то он больше думает о том, что нужно успеть на распродажу закупиться продуктами.
  - 'М-да, с такими подчиненными никакие враги не нужны, - вздохнул Тед. - И ведь никак не помирятся'.
  То задание с Бесом эти двое выполнили отлично, Ник хорошо проявил себя и пусть влип в долг перед баргестом, но благодаря ему все удалось решить с минимальными потерями. Влипать в долг перед этой... женщиной... и правда, неприятно. Заодно выявилась прореха в самом управлении Неспящим. Банальная ошибка в оценке обстановки сделала так, что эту проблему долго не замечали и все дошло до такого.
  Однако во время самого задания Эрик, все-таки не удержался и начал поливать весь окружающий мир своей желчью, за что его многие и не любят. Именно из-за такого отношения к окружающим он и не смог ужиться со всеми своими напарниками и те попросили перевода.
  Вот только Темных молча обтекать не стал, и сумел по-своему выбесить Эйбона, из-за чего они теперь друг друга терпеть не могут.
  Тед думал, что и Ник попросит перевода, но нет, ему просто забыли сказать, что так можно, вот он и не попросил, а Эрик до сих пор думает, что тот, таким образом, провоцирует его на новый конфликт.
  Короче говоря, эти двое в ссоре, оба упертые ослы и со своего места не сдвинутся сами, а потому нормально работать вместе не могут. Потому Брукс и не выдавал им ничего сложного, а то труп или даже два трупа ему не нужны. Напарники должны хоть как-то доверять друг другу, иначе они лишь помешают.
  - 'Ладно, дам этим двоим еще шанс, если снова натворят дел или все же не уживутся, то разделю'.
  Жалко, конечно, Эрику напарник нужен, пусть тот сам это признавать не хочет, а кто-то с такими способностями как у Ника будет очень полезен. Баланс в их паре весьма хорош, так как один может в ближний бой, но лучше показывает себя на средней дистанции, а второй наоборот, уже показал себя как хорошего рукопашника.
  Ник недавно пережил столкновение с каким-то ментальным духом, но, к счастью, без последствий для себя. Тед уже проверил его разум на предмет всяких скрытых неприятностей, но все там было в порядке. Хотя некоторое волнение он испытал, после того как ему пересказали что именно произошло в его разуме.
  - 'Парень сумел изгнать вторженца из своего разума. Это неплохая особенность, пусть она и является причиной его проблем'.
  Его особенность оказалась не такой, как ожидал сам телепат. Он ожидал всякого, от какого-то проклятья, до паразита-демона внутри, но точно не этого. Даже забавно будет посмотреть, во что это выльется. Главное, чтобы никому не навредило.
  Но сейчас не время. Подобными мыслями можно и позже заняться. Будь все очень опасно, Брукс давно бы вызвал специалистов.
  Ныне проблема это их паршивая командная работа, с которой нужно что-то делать.
  - 'Так, теперь...'
  Однако сказать он ничего не успел. Дверь открылась и в кабинет вошла Косидена.
  Как обычно в своей наглой манере без стука, зашла и, виляя бедрами, прошла к столу. Бедрами она виляла, чисто чтобы привлечь к себе внимание, а также просто позлить. Любит эта девица действовать окружающим на нервы.
  - Сэр, - томным голосом произнесла красотка, издеваясь над ним и всеми остальными. - Только что звонили из Храма Кавасимы, сказали, что стадо уже там и завтра проведут ритуал.
  - А, точно, - вспомнил Тед. - Передай, что 'пастухи' будут завтра.
  - Конечно, - улыбнулась девушка, а затем подмигнула ребятам, все также медленно уплыла из кабинета.
  Судя по лицу Эрика, он уже все понял.
  - Нет! Нет-нет-нет и еще раз нет! Отказываюсь!
  - Не в этот раз! Я имею право принудительно назначить вам задание, пусть и не чаще раза в квартал, забыл? - ухмыльнулся Брукс. - Завтра поведете стадо в Домну.
  - Долбанное правило, - застонал Эйбон, - я уже и забыл о нем.
  - 'Вот и я подумал, что давненько его не применял... Совсем вы расслабились'.
  Капитан усмехнулся своим мыслям.
  - Удачного похода, - отпустил он подчиненных.
  Тяжело вздыхающий Эрик и ничего не понимающий Ник покинули его кабинет, а он мог вернуться к своей нормальной работе.
  - Ох, я себя чаще не начальником полиции чувствую, а нянькой в детском саду...
  
  ***
  
  Покинув кабинет начальника, мы двинулись к выходу из полицейского участка. Эрик шел впереди и выглядел очень разозленным и, судя по его еще слышному бормотанию, во всех своих бедах он уже успел обвинить меня. Что было слишком предсказуемо.
  Мы уж недели три работаем вместе, но по ощущениям они растянулись на долгие месяцы и кое-какие привычки своего напарника я выучить успел. Когда он в таком вот состоянии с ним лучше не говорить, а то он начнет ругаться, а мне еще дороги уши.
  Да, за неделю с тех событий мы так и не помирились, и вряд ли уже когда-нибудь найдем общий язык.
  Думаю, нам недолго осталось быть напарниками.
  Это очевидно и ожидаемо. Я вообще не понимаю, зачем нас поставили вместе.
  Ясно было как белый день, что мы не уживемся друг с другом.
  Понимаю, что никому не хотелось возиться с новичком и его спихнули тому, кого не помешало бы публично выпороть. Однако должны же все понимать, что вся эта ситуация изначально двигалась в сторону тупика.
  Мы можем в определенные моменты проглотить нашу гордость и работать вместе, но это временное решение. Пока каждый из нас стоит на своем и даже не пытается подстроиться под другого, мы продолжим ссориться. Нет, поначалу я честно пытался найти общий язык, но у меня есть пределы, дальше которых я прогибаться не собираюсь.
  Я лишь опасаюсь, что все это может зайти дальше и из просто неприязни и нежелания находится рядом, все это перерастёт в открытую вражду. Нет, не смотря на огромную разницу в опыте и силе, я не боюсь его, но все равно лишних проблем себе не желаю.
  Мы покинули здание полицейского участка и прошли пару десятков метров в сторону автобусной остановки, когда Эйбон вспомнил о моем существовании.
  Остановился и посмотрел на меня, смерив недовольным взглядом. Он явно хотел сказать мне пару ласковых, но проглотил эти слова сам не желая начинать бессмысленную ссору.
  - Знаешь, где парк Кавасимы? - спросил он.
  - Приблизительно, - кивнул я. В японском квартале недавно был, но до парка не дошел, думаю, легко найду.
  - Завтра будь там к девяти, в полной экипировке, - сказал Эрик. - С собой возьми сумку, там можешь что-то попить себе взять и перекусить. Не ясно насколько это задержится, так что лучше перестраховаться.
  - Хорошо. Так куда мы идем?
  - В Мельхиор....
  Эти слова заставили меня слегка поежиться.
  Мельхиор - отражение Найзельберга. Тот островок реальности, хозяина которого все ищут вот уже столько лет. Искривлённая и извращенная копия этого города, что пребывает в океане Сна.
  Я лишь один раз был там, когда столкнулся с Болтушкой, но там меня уже попыталось что-то убить.
  И... теперь мне предстоит туда вернуться...
  - Добрый день... - прозвучал голос рядом с нами, который вывел меня из мимолетных размышлений.
  Повернувшись на голос, нашему взору предстал довольно необычный человек.
  - Мир вам, дети мои, - произнес он, по-доброму улыбаясь. - Извините, что прерываю вас, но мне нужно с вами двумя поговорить...
  Сказавший это человек выглядел не особо примечательно.
  Не особо большого роста, ниже меня, но шире с солидным животом, наличием которого мужчина явно гордился. Нет, он не выглядел как будто заплывший жиром, а скорее как 'в меру упитанный' мужичок где-то 40-50 лет. Седины в рыжих волосах не было, но густая борода делала его похожим на какого-то доброго дедушку. Одет незнакомец был в рясу католического священника, черная сутана и колоратка1 на шее. На груди весел деревянный крест, а в руке он сжимал потрепанную библию.
  И вроде как перед нами стоял обычный католических священник, которых я уже несколько раз видел в городе, но вот именно этот отличался чем-то странным.
  = 'На вторую руку смотри', - подсказала мне Приставала в моем сознании.
  Обратив внимание на вторую руку, что была скрыта под широким рукавом, я заметил едва видно свисающие деревянные четки. Подобное я один раз видел у одного буддийского монаха.
  Став смотреть дальше, мой взор зацепился за ярко-красный широкий пояс, пересекающий живот, который внешним видом отдавал чем-то арабским, да и на руке держащей библию виднелось серебряное кольцо со Звездой Давида.
  = 'Какой-то мульти-культурный священник', - хмыкнула моя фея.
  Посмотрев на Эрика, я увидел то, что ранее не замечал в его взгляде. Он по всякому смотрел на меня и тех, кто ему не нравится, но такой концентрации откровенного отвращения я еще не наблюдал.
  Эйбон прищурился, его ноздри вздулись, а тень под ногами едва заметно дёрнулась.
  Он будто был готов в любой момент напасть на этого человека.
  - Имя мне отец Уолш...
  - Чего надо? - грубо произнес мой напарник.
  Сам же 'священник' не обратил на это никакое внимание и лишь шире улыбнулся.
  - Мистер Эйбон, мистер Темных, мы с вами делаем общее, богоугодное дело, - говорил отец Уошл. - Мы все сражаемся с порождениями ада и тьмы, что обитает в людских сердцах, а потому, будет лучше, если бы не станем мешать друг другу и...
  - Это все что ты хотел сказать? - прервал его Эрик.
  - Вы знаете, кто я, - покачал головой святой отец. - А потому не стоит...
  - Я не боюсь ни тебя, ни твоих ничтожных ублюдков, - прорычал мой напарник. - Если у тебя есть претензии, направляй их напрямую моему начальнику, если тебя вообще в наш участок без прямого приказа пустят. А теперь прочь с моей дороги, пока я тебя не убил.
  Священник не стал проявлять негатива и лишь вздохнул, а затем уступил дорогу.
  - Ты об этом еще пожалеешь, - холодным тоном произнес он.
  - Ты тоже...
  Мы ушли от отца Уолша и сейчас раздраженный Эрик выглядел еще более взбешенным и скрежетал зубами от злости. Я же ничего не понимал из происходящего, и просто молча шел следом за напарником, ожидая, что он мне хоть что-то объяснит.
  Вскоре блондин остановился и выдохнул, успокаиваясь, а после повернулся ко мне:
  - Запомни, - необычно серьезным тоном сказал он. - Никогда и ни за что, не связывайся с теми, кто заявляет, что они пришли из 'церкви, что помогает людям'.
  - Кто это? Это священник выглядел странно.
  - Он не священник, - мрачно произнес Эрик. - Это был один из Экзорцистов Церкви Очищения, секты, куда заманивают испуганных и растерянных после встречи с феями людей. С их верхушкой еще можно иметь дело, но дерьмоеды снизу - либо фанатики, либо мошенники, либо и то и другое.
  - Секта... Разве такие вещи наши не должны закрывать и всех арестовывать?
  - От дерьма, что происходит в этом городе, многие текут крышей и начинают искать 'духовную поддержку', - последние слова он произнес с явной издевкой. - И лучше уж овцы, которые жить не могут без веры в высшую силу, идут в эту 'церковь', чем собираются стадом и призывают дьявола. Инциденты были. Если хочешь подробностей - доставай Нохинду или сестер Ямада, они тебе подборку сделают и все объяснят, мне некогда. Короче, завтра будь в храме к девяти. Не опаздывай.
  Да не надо мне подробностей, обычный же принцип 'не можешь предотвратить - возглавь'. Стоило ожидать такого от этого безумного города...
  - Понял-понял. Удачи...
  Мы расстались и разошлись по домам. Я поспешил к нужному мне супермаркету, где скоро должна закончиться акция со скидками на продукты. Черт, раньше я о таком и не запаривался никогда, но когда у тебя есть свои деньги и ты на что-то откладываешь, то начинаешь думать об экономии. Покупка продуктов и вещей по акциям стала для меня неплохим выходом, но теперь нужно эти акции отслеживать.
  Я все же хочу со временем снять себе жилье, а то общежитие может и хорошая вещь, но ссоры с вахтершей из-за моих постоянных опозданий по работе сильно утомляют. Сам понимаю, что тут от меня ничего не зависит, но и женщину мне упрекнуть не в чем, она тоже свою работу выполняет. Так что свое жилье для меня сейчас самый лучший вариант.
  Закупив все необходимое и даже по пути не влипнув ни какие неприятности, я вернулся в общежитие. Запихал купленное в холодильник и радовался, что сумел неплохо так сэкономить.
  Народа в общежитии недавно прибавилось. До начала учебы осталась всего неделя, и лето почти закончилось, потому с каникул начали возвращаться студенты. Я пока ни с кем познакомиться не успел, так как почти всегда занят на работе, а с Жаном вижусь не часто.
  На меня со стороны поглядывали, не узнавая, но таких новичков как я тут полно, потому никому до меня не было дело.
  Вечерком я намеревался лечь пораньше, чтобы выспаться, но не тут-то было.
  - Ну, Ники! - просила меня Болтушка. - Давай посмотрим кино вместе.
  - Я же научил тебя, как смотреть, да и наушники у тебя есть, - вздохнул я.
  Не то, чтобы мне было сложно, да и посмотреть перед сном какое-нибудь кино можно, но Болтушка хочет, чтобы я сидел и с ней смотрел, а то ей одной скучно. Хочется, и обсудить увиденное.
  Забавно порой наблюдать за тем как ведет себя моя фея.
  Она может быть жуткой, хитрой и даже слегка безумной, но при этом по-детски наивной, искренне веселой и простодушной. В ней все это так необычно сочетается, что нельзя не поразиться, как она ценит простые вещи, которые для такого как я давно стали обыденностью.
  - Ладно, - вздохнул я. - Но только один фильм.
  - Идет! - обрадовалась она.
  Сегодня решил включить 'Унесенные призраками', а то после того как мы прогулялись по Улице Миядзаки, Болтушка заинтересовалась кто это и теперь хочет посмотреть. Так что можно будет включить данный мультфильм и...
  Тук-тук-тук...
  Прозвучало тут, вот только звук шел не от двери, а у окна.
  Подойдя к нему, я уставился на... Карни...
  Золотоволосая девочка в красном и в своей неизменной трехглазой маске стояла на моем подоконнике, закутавшись в свою накидку.
  - Привет, - сказал я, смотря на нее.
  - У-у, - девочка протянула мне мой платок.
  А точно. Она забрала его с собой и вернуть забыла.
  Платок был грязным, в следах шоколада.
  - Спасибо, - кивнул я, забирая его.
  - Карнюша! - кинулась обниматься Болтушка.
  В этот раз девочка не увернулась и позволила себя потискать.
  - Давай смотреть с нами! - веселилась моя фея. - Можно же?
  - Ну, если ей хочется, то пусть, - пожал я плечами.
  Карни усадили рядом, но подальше от меня, так как она все еще боялась прикосновений, но между нами сидела Приставала и тискала ее, так что все нормально.
  Я включил мультфильм, и мы все вместе стали наслаждаться таким странным вечером в компании друг друга...
  
  1.Колоратка - (Римский воротничок) - элемент облачения принятых в западных церквях, напоминает собой белый воротничок с подшитой к нему манишкой.
  
  
  
  Глава 42. Жертвенные агнцы.
  
  - У-а-а-а-а... - зевнул я и, протерев глаза, вышел на своей остановке.
  На зевающего парня в мотоциклетной экипировке, что приехал на автобусе поглядывали, но, хоть вопросами не доставали. Мало ли кто гуляет по городу в такую рань, а все остальные слишком спешили к себе на работу, чтобы отвлекаться на какого-то прохожего.
  - Ну, Ники, хватит зевать, - говорила Болтушка, вися на моей шее.
  - Если бы вы дали мне выспаться, то я не зевал бы сейчас, - прорычал я.
  - Хватит дуться, не будь такой злюкой, - смеялась она, дергая меня за щеки.
  - Гр-р-р, не беси меня, - буркнул я и, поправив сумку, двинулся в сторону парка.
  Вчера одним фильмом эти две не ограничились и уболтали меня включить посмотреть еще что-нибудь. Болтушке я бы отказал, но жалко мне было Карни, которая будто впервые что-то такое смотрела, и я сдался, смотря на ее огромные грустные глазки, и включил еще посмотреть. И ведь пришлось сидеть с ними, а то Болтушка начинала громко комментироваться, а уж когда она тянулась включить погромче ее приходилось одергивать, ведь стены не особо толстые, а количество соседей у меня прибавилось.
  Вот и получилось, что спать я сумел лечь только глубокой ночью, когда Карни убежала по своим делам. Да уж, гости это приятно, но еще лучше, когда они уходят. Не то, чтобы мне была неприятна компания этой странной девочки, однако у меня много дел и просто не было времени толком расслабиться.
  Парк Кавасимы был мной найден довольно быстро. Ничем примечательным он не выделялся, лишь несколькими статуями каких-то японских йокаев и небольшим холмом в центре, где и находилось нужное мне место.
  Храм Кавасимы был не особо большим, не выглядел как-то дорого, а был достаточно скромен и строг в своем внешнем виде, но сам дизайн и пусть недорогой, но красивый внешний вид, чем-то цеплял и радовал.
  Единственной странностью тут было наличие рядом грузовика с надписью 'Ферма Виллифон', а также парочка водителей довольно мрачного внешнего вида. Странно, что это подобная машина могла тут забыть?
  Ну, не мое дело.
  Показав на входе удостоверение, монахи без вопросов впустили меня на пока закрытую территорию храма, а затем повели на задний закрытый двор, где стоял большой навес.
  - Какого...? - с охренением сказал я, когда увидел что внутри.
  - Ничего себе, - уронила челюсть Болтушка. - А ты меня кровожадной называл.
  Пришлось согласиться, так как увидеть полянку залитую кровью и валяющиеся на траве бараньи туши. Вот уж чего не ожидал увидеть так именно этого. Тела овец были собраны в небольшую горку в центре странного круга, который формировался из... грибов. Да, грибы просто росли по кругу где-то в два метра радиусом.
  - Кажется, это называется Ведьмин Круг, - вспомнил я.
  - Именно, - прозвучало рядом со мной. - Это Круг Феи, а для нас это портал в Мельхиор.
  Эрик, собственной персоной, явился и начал все объяснять. Интересно, у него Морган Фримен в родственниках не числится? Хотя у него веснушек не видно, может с возрастом появляются. Он, как и я, был одет в полном боевом облачении и как следует, вооружен, даже больше чем обычно. Ножи на поясе, подсумки с арбалетными болтами, пистолет на поясе и портфель за спиной. А вот у меня кроме сумки с бутербродами ничего с собой нет.
  Даже жалко как-то. Надо бы себе тоже какое-то оружие приобрести. Биту что ли носить или дубинку полицейскую. Стоит поговорить об этом в участке, может Ву или Фатима что-то подскажут.
  - Подобной формой грибы растут в местах сильных проколов между реальностями и при постройке города все крупные порталы были ограждены от основной массы людей и там построены храмы.
  - То есть все храмы в городе это места порталов?
  - Нет, не все, но большинство, - ответил он.
  - И зачем тут массовую резню было устраивать?
  - Резня - это прекрасно! - рассмеялась Болтушка. - Кого нужно порубить?!
  - Не увлекайся, маньячка, - буркнул я.
  - Эти бараны были не зарезаны просто так, а принесены в жертву. Смотри.
  Посмотрев опять на горку трупов, которые монахи аккуратно растаскивали, я заметил, что после них в круге остается что-то другое. Поначалу это было не особо видно, но каждой секундой это становилось все отчетливее и яснее.
  - Души?
  От тел баранов на круге оставались лишь души баранов. Полупрозрачные, светящиеся едва заметным бледно-серым сиянием, они, как обычные животные стояли скучковавшись и пытались щипать траву.
  - Душонки! - обрадовалась моя фея, облизывая губы. - Какая вкуснятина! Когда начнем пировать?!
  - Да успокойся ты, - уже начал злиться Эрик. - Эти души неприкосновенны и мы должны их довести.
  - Ну, хоть одну барашку.
  - Заткнись.
  - Жадина! Эри - Жадина!
  - Да не мои это бараны! - вспылил мой напарник, - Хочешь - пусть Ник купит тебе отдельно и зарежет. И не называй меня так!
  - Хватит, - сказал я, а то не хватало еще, чтоб Болтушка переключила свое внимание на меня. - Давайте вернемся к нашим баранам... То есть к делу...
  - Ладно, - успокоился он. - Мы отправляемся в Мельхиор. Итак, наша задача проста - довести это стадо до адресата, а именно нам нужно в Домну.
  При упоминании этого места окружающие монахи слегка поежились, а некоторые побледнели. И снова упоминание какой-то Домны и такая вот реакция, не первый раз ее вижу.
  - Домна - это тюрьма для сноходцев...
  А вот об этом я как-то никогда не задумывался раньше.
  - Обычная тюрьма, как бы она не была хороша, не сможет удержать сильного сноходца, да вообще, любой сноходец при должной сноровке сможет сбежать. Вот и решили организовать специальную тюрьму для них, но уже в Мельхиоре и под стражей одного сильного духа. Цена этого духа была - дюжина звериных душ в месяц. Время подходит и нам нужно довести это стадо до адресата.
  - Но почему именно так?
  - Порталы отсюда и в Мельхиор стационарны, то есть где мы переместились тут, по географическому расположению окажемся и там. Но вот сама Домна находится не совсем здесь, а некоем подпространстве или ином плане Сна, и вход туда каждый раз в новом месте. Они оттуда уйти не могут, а нам постоянно приходится искать нужное место.
  - А это сложно?
  - С этим, нет, - он показал какой-то старый потрепанный компас. - Он укажет нам путь, но все равно стадо нужно будет защищать.
  - Хорошо, - кивнул я. - Каков план?
  - Итак, - он слегка улыбнулся, готовясь начать меня поучать и читать лекцию. Любит он это дело. - Для начала несколько правил, которые нужно уяснить, отправляясь в Мельхиор. Во-первых, Мельхиор опасное место. Да, северный район, где мы будем, считается самым безопасным, там есть несколько обжитых нашими мест и базы, твари обитают слабые.
  - Угу-угу, - кивает Болтушка. - Там есть с кем поиграть, но никого кто бы мог побить.
  Эрик сердито прищурился недовольный тем, что его прерывают, но Приставале на его недовольство плевать.
  - Продолжай.
  - Так вот, - зыркнул он на мою фею. - Все равно будь осторожен и смотри в оба. Мало ли что может занести к нам или кого. Во-вторых, никогда, ничего не ешь, что не принесено из нашего мира. Материя Сна - это материальная иллюзия, и она распадается при выходе из него. Из жил исчезает вода, из мышц протеин и так далее. Как минимум ты загремишь в больницу, как максимум - в ящик. Ясно?
  - Более-менее. Что насчет воздуха?
  В прошлый раз я погружался без акваланга, и жив-здоров, но мало ли...
  - 'Наш' там воздух. Через портал даже в неактивном состоянии просачивается.
  - И как этот портал вообще работает?
  - О, я знаю! - опять влезла Болтушка. - Нас должен сбить грузовик, и мы тут же окажемся в другом мире.
  - Вряд ли, - потер я переносицу.
  - В аниме такое срабатывает постоянно.
  - ДА СКОЛЬКО МОЖНО РАЗВОДИТЬ КЛОУНАДУ?!! - бесился Эрик.
  Мы повернулись на покрасневшего от злости парня, который скрежетал зубами. Ему осталось только начать дуться и топать ногами и будет вылитая обиженная принцесса. Все же он слишком смазливый, чтобы его раздражение воспринимать серьезно. Приставала вон, тянется еще его подразнить, но я перехватываю фею, так как эти крики и ссоры уже начали меня раздражать.
  Пару минут блондину потребовалось, чтобы успокоиться и взять себя в руки. Да, он мне точно придумает, как отомстить. Будем надеяться, что я это переживу.
  - Ладно, пастухи, - успокоился он. - Становитесь в центр круга, мы отправляемся.
  - Кто наш адресат?
  - Атаман бандитов-они - Шутен Доджи...
  
  
  
  Глава 43. Мир-отражение.
  
  Мельхиор - остров стабильности в океане Сна, в мире вечного хаоса. Место, что появилось не понятно, как и не ясно по чьей прихоти. Я болтал с ребятами в участке и наслушался много разных теорий о том, что такое Мельхиор.
  Некоторые считают, что Король все же есть, но он где-то прячется и почему-то не показывается. Обычно Короли предпочитают хозяйничать на своей земле, собирать дань с жильцов и всячески себя проявлять, но Короля Мельхиора почему-то устраивает хаос, что творится на его территории.
  Другие говорят, что никакого Короля нет и это место или просто аномалия во Сне, или искусственно созданная территория, а вот кем создана не ясно. Может другими богами, может кем-то отсюда, а может и правда случайно появилась. В мире вечного хаоса вполне мог зародиться осколок, который притягивал к себе силу и постепенно стал стабильным, а затем, по какой-то причине укоренился здесь и стал, связан с реальностью.
  Были и еще более безумные теории, типа того, что мир стоит на огромной черепахе это внутри головы некого бога. Да, в столовой народ генерировал самые безумные теории на этот счет, но послушать было интересно. А может, стоило проверить свежесть того шпината.
  В прошлый раз я был тут лишь мельком, видел мир с крыши стройки и только и мог предполагать, что именно вокруг меня. Сейчас же, оказавшись тут я, наконец, сумел прочувствовать всю глубину разницы реальности.
  Все вокруг было не так как привычно.
  Вроде обычная трава, такие же деревья, стены и прочие вещи, но все же какое-то все другое. Недвижимое двигается, стоит тебе отвернуться, неодушевленное может ожить, когда ты не смотришь, а мертвое восстать, стоит только расслабится. Этот мир пугает, очень сильно пугает, но вот именно сейчас страха нет.
  И вот сейчас я вновь тут и вновь смотрю на все это.
  Гляжу на вечно ночное небо, наполненное бесчисленным количеством звезд, что сияют так ярко, но при этом вокруг совсем не темно, а будто в какой-то пасмурный день. Легкая прохлада касается кожи и заставляет слегка поежиться.
  Мир будто из чьего-то больного сна, где воедино слились современный город и какие-то средневековые постройки. Где многоэтажки могут переходить в башни, а из стеклянных стен торчат каменные барельефы и горгульи.
  Но все это не выглядит обжитым или хотя бы приспособленным для жилья. Здесь словно случился апокалипсис, и все живые давно покинули данное место. Как будто конец света пришел в этот мир и оставил после себя лишь разруху и хаос.
  - Вау, - только и сказал я. - Иной мир...
  Это необычное чувство.
  Умом я понимал, что Мельхиор есть, даже был тут, но тогда все случилось так резко и спонтанно, что я просто не успел ничего понять. Можно сколько угодно говорить и рассуждать об ином измерении, но оказаться в нем это совершенно иное. До этого момента, мне порой казалось, что Мельхиора не существует даже, а все те самые мне лишь приснились. Мозгу человека порой сложно осмыслить слишком большие вещи, и он начинает убеждать себя в нереальности.
  - Да ну, тут скучно, - заворчала Болтушка. - Да и народец не самый дружелюбный.... Чего это ты на меня так смотришь?
  Почему-то, мне сразу пришла мысль, что она просто задолбала всех вокруг, вот они ее и не терпят, и это на моем лице и отразилось. Обидевшись, она тут же исчезла.
  - Ты ничего не чувствуешь? - неожиданно спросил меня Эрик.
  - М? - посмотрел я на него. - Ты о чем?
  - Попробуй сосредоточиться. Не слышишь ли, как тебя кто-то зовет или может, тянет куда-то? Просто попытайся почувствовать.
  Я постарался прислушаться к себе, но ничего из сказанного им не приходилось. Только Болтушка едва слышно хрумкала своим печеньем. Я же говорил ей, что экономить нужно, сейчас все съест и будет клянчить мою долю, а мои нервы не железные. Наверное, поэтому она выбрала меня как своего сноходца, потому что я - латентный подкаблучник и девушек не бью.
  - Нет, ничего, - отвечаю ему. - А что?
  - Да, так, проверял кое-что, - задумчиво ответил он. - Так или иначе, идем, нам нужно довести это стадо до нужно места.
  С этими словами он пошел вперед, палкой погоняя стадо призрачных барашков. Я тоже пошел помогать, чтобы овцы не разбежались.
  Черт, нам нужна собака, которая бы следила за скотом. Хорошо хоть пока волков не встретили.
  Будто в ответ моим мыслям где-то вдалеке послышался волчий вой.
  - Воу, а я только о них подумал, - сказал я.
  - Будь осторожен в своих желаниях здесь, в Мельхе, - фыркнул Эрик. - Если сильно пожелаешь, мир может и исполнить это.
  - Серьезно? - заволновался я.
  - Это мир мыслей, желаний, чувств, страхов и надежды, а потому здесь наша воля особенно сильно проявляется и может даже менять реальность. Вера - страшная сила и если она искренняя, то местная реальность может под нее подстроится.
  - В такое сложно поверить...
  - Был как-то один сноходец, обладал способностью к невидимости, - начал мой напарник. - Ну и как любой парень с невидимостью, он использовал свою силу, чтобы подглядывать за девушками и воровать их белье. Чертов вуайерист. Его, конечно, ловили и били. И он все время желал быть самым неуловимым, как воздух. И вот однажды, он просто исчез и никто его больше никогда не видел.
  - Он умер?
  - Не знаю, - пожал он плечами. - Но говорят, его желание исполнилось, он стал невидим, неосязаем и неуловим, как воздух, вот только он и с реальностью больше не может взаимодействовать. Говорят, так и живет, никем невидимый, никем неслышимый и даже умереть не может.
  - Жуть какая... - поежился я.
  - Если забыть о мифах, и вернуться в реальность, то твой соотечественник тут целое здание воплотил. Таверну для сноходцев в Мельхиоре. Правда выдумывал Бармен ее долго... Но как доказательства могущества воображения в этой реальности - более чем достаточно.
  - Целый дом? - вот теперь меня пробрало реально. По сравнению с этим самоугробиться воображением - проще простого.
  - Можешь сам сходить-посмотреть в свободное время, - пожал плечами напарник, - Таверна в двух шагах от выхода из портала на улице Шекспира, дойти и без сопровождения сможешь.
  Мы двинулись вперед по дороге и гнали стадо овечек, которые то и дело норовились куда-то свернуть и разбежаться, а потому мне приходилось носиться вокруг и стаскивать отбивающихся в одну кучу. Дело не сложное, но раздражительное, а потому настроение у меня падало достаточно быстро. Уже даже мешать Болтушке схарчить парочку барашков мне не хотелось.
  Эрик же держал в руке тот самый компас и указывал нам дорогу куда идти. Причем, компас то ли был не в настроении, то ли просто так работал, но наш маршрут менялся, раз пять, пока мы в какой-то момент не прошли по собственным следам. Нет, мы не заблудились, Эйбон сказал, что так и нужно. Путь в Домну можно найти, только блуждая и идя, куда укажет компас.
  Вскоре мы встретили первых жителей этого места.
  Ими, как ни странно, оказались призрачные волки.
  Стая, состоящая из дюжины полупрозрачных, пылающих бледно-белым огнем волков появились среди переулков и, скалясь, рыча, начали окружать нас. Увидев их, барашки начал паниковать и сбивались в одну кучу.
  Насколько я успел узнать, зверо-души одни из самых распространенных фей в Мельхиоре. Их тут полно, но большая часть или мелкие зверушки, птички, или вот такие волки. Технически это обычные животные, никаких существенных различий не имеющие. Есть, разумеется, и исключения, как гримы и баргесты, но они ближе к нечести, чем животным.
  Кстати, оборотни в городе тоже появляются и все из-за таких вот зверо-духов. Если животное вселяется в тело человека, то оно не может так легко захватить контроль над всем и подчинить, так как само разумом фактически не обладает. Но вот инстинкты постепенно начинают влиять и искажать разум жертвы, а тело перестраивается. Человек с искривленным разумом наполненный инстинктами зверя теряет над собой контроль, становится агрессивным и начинает потакать своим естественным желаниям, таким как голод или сексуальное возбуждение. Вот только тело уже трансформируется и желает все брать силой, так что тем, кто встретит такого одержимого, не позавидуешь.
  Увы, если процесс трансформации переходит определённую черту то спасти такого одержимого уже невозможно и ему дарят милосердную смерть, загоняют как зверя и убивают. С таким как раз мы тоже боремся, социальный контроль, камеры по всему городу стараются отслеживать признаки ликантропии и предотвращать беду, но не всегда получается. События с Эммой и ее матерью четко показали несовершенство нашей системы.
  - Прочь, - произнес Эрик, и те два клинка на его запястьях ожили.
  Звери никак не отреагировали на его слова и начали приближаться, за что и поплатились.
  Словно газонокосилка клинки двигались вокруг своего хозяина и шинковали противников. Волки налетали целой толпой, лишь для того, чтобы быть моментально убитыми двумя стальными змеями. Я лишь успевал икнуть, как слышались всхлипы и стоны зверей, разрезанных на части в мгновение ока.
  Пара секунд и опасность полностью миновала и стадо постепенно успокаивалось.
  - Ну, хоть волков то можно съесть? - спросила Болтушка.
  - Гр-р-р-р! - рычит Эйбон, смотря на мою фею. - Как хорошо, что большая часть личных фей, не разговаривает, - тихо произнес он.
  Что это означает, я не понял, но в таком состоянии его лучше не трогать, а то будет лишь беситься, а мне уши и нервы дороги.
  Мы двинулись дальше, но кроме других животных нам никто не встречался и все стычки с ними заканчивались одинаково. Мне даже не приходилось ничего делать. Разве что за стадом следить, чтобы овечки не разбегались, но в таких битвах я и правда, сейчас был бесполезен. Не в плане того, что не справился бы с волками, просто мой напарник сделает это быстрее и с меньшими затратами чем я. Пока я не научусь хорошо и разносторонне применять свою способность, мне придется оставаться лишь наблюдателем.
  Так мы и двигались по разрушенным улочкам города, нарезая круги по районам и 'наслаждаясь' давящей атмосферой этого места. Останавливаться и отдыхать особого желания не было. Если стоять и ничего не делать, то можно реально начать слышать всякую чертовщину типа музыки или детского плача.
  Эрик сказал, что если начну слышать детский плач громко и четко позади себя, то ни в коем случае нельзя оглядываться. Даже если тебя там кто-то зовет, нужно уходить и не оборачиваться, но в северном районе такое бывает редко.
  - 'Отлично, список моих фобий этого места все растет'.
  Мы вышли на дорогу, которая в реальности вроде была Проспектом Пендрагона. Асфальт, переходящий в травяной покров, мощеная каменная дорога с кучей ям, да мох и ржавые перила вдоль двух сторон, вот как выглядело это место, окруженное с двух сторон невысокими домами всего в пару этажей. Действительно апокалиптическая картина.
  Резкое чувство опасности настигло нас обоих одновременно, и мы тут же отскочили друг от друга. Словно синхронный танец, мы по мановению незримого музыканта тут же стали двигаться в бешеном темпе.
  Прыжок!
  Каменные руки вырываются из земли и стремительно тянутся к нам, а мы отпрыгиваем все дальше и дальше, разрывая дистанцию между собой.
  Прыжок! Прыжок! Прыжок!
  Конечности, выглядящие как чьи-то женские изящные руки какой-то древнегреческой статуи, но серого, асфальтного или кирпичного цвета, в зависимости от поверхности, на которых они появлялись, тянулись ко мне и заставляли отбегать все дальше и дальше.
  - Бе-е-е-е-е-е-е-е! - закричали бараны и побежали прочь от опасности.
  - Берегись! - крикнула Болтушка.
  Вновь чувство опасности, но уже сзади.
  Закрываю голову руками и блокирую что-то!
  Удар!
  Нечто тяжелое и сильно обрушивается сверху, но вместо того, чтобы вырубить или даже убить, оно наполняет меня зарядом энергии и придает сил.
  Перехватываю это, а затем перекидываю через плечо, но поскольку сил у меня в этот момент в разы больше, чем обычно, а я еще не умею правильно ее дозировать, но нападавшего просто швыряю вперед и тот, пролетев десяток метров, врезается в полусгнившие остатки автомобиля.
  Тот, кто напал на меня сзади, спокойно поднимается на ноги и разминает шею.
  - Неплохо, - говорит он.
  Человек? Нет, феи бывают разные, но какое-то чутье подсказывает мне, что это - точно человек. Что за?..
  Это оказывается довольно высокий и накачанный мужик, с короткими светлыми волосами, легкой щетиной и самодовольной ухмылкой на смазливой рожей. Выглядит он как какая-то кинозвезда или модель. Одетый в камуфляжные штаны, армейские ботинки и тонкую белую майку и кожаная куртка с закатанными рукавами. На вид ему было около тридцати или типа того.
  После того как я швырнул его в машину, он встал и даже не поморщился, что падение могло ему как-то навредить.
  - Значит, я был прав, у тебя сверхсила, - сказал он, усмехаясь и разминая кулаки. - Придется с тобой повозиться, - он хрустнул шейными позвонками. - Детка, займись вторым.
  - М-м-м-м! Будет сделано, милый! - промурлыкал женский голос. В сторону Эрика двинулась какая-то девица в латексном костюме БДСМ-госпожи с хлыстом в руках.
  Мой напарник был довольно далеко от меня и явно сейчас занят своими делами.
  - Меня зовут Веннер, - представился этот тип. - Надеюсь, ты хоть немного меня развеселись.
  - Какого... Да кто вы такие, что происходит? - растерялся я.
  - Грабим мы вас, дружок, - покачал он головой. - Я быстро с тобой расправлюсь. Еще никто не смог меня ранить.
  - Черт, - выругался я, понимая, что боя все же не избежать. - Придется напрячься...
  
  ***
  
  Назад! Назад! Назад!
  Она быстро разрывала дистанцию и легко уклонялась от всего. Для нее это было не проблемой, и среагировала она моментально, а что все же подбиралось к ней из этих каменных конечностей, было тут же уничтожено свинцовыми шариками, что закружились вокруг ее тела.
  Со стороны Ника послышался какой-то шум и в сторону полетел какой-то мужик. Вероятно, он напал на ее напарника со спины, но не рассчитал.
  Вот он спокойно поднимается с груды металлолома, на который упал, и не было похоже, что ему это как-то навредило.
  Эри думала прийти напарнику на помощь, так как вдвоем бить одного проще, но вновь появившиеся каменные руки не дали ей пройти.
  Перед ней появилась какая-то черноволосая девица в каком-то развратном костюме и с хлыстом в руках и с искусственными кошачьими ушками на голове.
  - 'Похоже, эти руки ее работа', - поняла она.
  - На колени, животное! - командным голосом приказала эта извращенка. - Если будешь послушным, то я позволю тебе побыть моей зверушкой.
  - Пофиг, - фыркнула она и выстрелила из пистолета, но появившиеся из асфальта руки легко отбивают пули. Неплохо, но недостаточно.
  За спиной у девицы появился еще один пистолет, заведомо закинутый туда и, взлетев воздух, выстрелил в спину!
  Дзынь!
  Звонкий звук разнесся от этой девки, когда пуля врезались в подставленные каменные руки.
  - Даже не пытайся, придурок, - усмехается брюнетка. - Я Тинка Камнерукая! У меня идеальная защита, которую никому не преодолеть!
  Если Тинка - настоящее имя, то это пафосное представление даже тупее, чем хождение по Мельху без брони, пусть и обладая защитной способностью.
  - Тц, какой геморрой, - тяжело вздохнула она, закатив глаза и поправив очки. - Как будто без тебя в моей жизни было мало дегенератов...
  
  
  
  Глава 44. Надменность.
  
  Отклоняю голову и отступаю назад, уходя от атак.
  У него весьма длинные руки, да и сам он даже больше Билла, потому приходится быть особенно осторожным. Слишком сильно сближаться с ним опасно, а драки на улицах отучили меня слишком тесно контактировать с противником. Неприятный сюрприз может скрываться в кармане любого человека, и хорошо еще, если этот сюрприз - какой-нибудь электрошок или кастет, а не 'перо'. Конечно, мой мотокостюм, при нужде, выдержит такое, но подставляться неохота. Лучше быть на достаточном расстоянии, чтобы видеть руки противника.
  Удар! Удар! Удар!
  Он атакует, и самоуверенная ухмылка не сходит с его лица.
  Уклоняюсь и стараюсь двигаться, чтобы не попасть под них. Не знаю, что он умеет, но лучше не рисковать.
  Удар! Удар! Удар!
  Атаки Веннера размашистые, нарочито медленные и он не особо напрягается, пытаясь меня достать.
  Неожиданно моя пятка упирается во что-то, и я оступаюсь.
  Противник тут же ускоряется и бьет ногой с разворота.
  Делаю кувырок, уходя от удара.
  Нога Веннера же прилетает мимо и врезается в фонарный столб, что был за мной...
  Треск...
  Столб ломается посередине и валится в сторону. Сильный грохот разошелся по пустой и тихой улице, где мы сражались, и поднял небольшое облако пыли.
  - 'Нефига себе у него силища! - офигел я. - И он еще как-то себе ноги с таких ударов не ломает!'
  Отпрыгиваю от него подальше.
  Веннер неспешно поворачивается ко мне, отряхиваясь от пыли.
  У него тоже сверхсила, но он своей владеет куда лучше, чем я. Попал я конкретно.
  - Лучше сдавайся по-хорошему, парень, - сказал он. - Не хочу тебя калечить. Так, получишь пару оплеух и отпущу не инвалидом.
  - Обойдусь, - фыркнул я, но напрягся еще сильнее.
  Он превосходит меня. Даже если не учитывать способности, он больше, тяжелее и старше меня. Даже в простой драке с таким бугаем мне было бы тяжко, а тут еще и с подобными способностями, которыми он явно давно владеет.
  - Эх, ну придется по-плохому, - вздохнул Веннер. - Потом не жалуйся, что я не дал тебе выбор.
  Ничего не говорю ему, лишь бросаюсь в атаку.
  Он небрежно бьет рукой, но я подныриваю под атакой и добираюсь до его открытого корпуса, который он даже не пытается защитить. Толкаю противника плечом, заставляя его на секунду потерять равновесие и отшатнуться чуток назад.
  Перехватываю его руку, а затем делаю бросок через бедро.
  Здоровенное тело качка перемахивает через меня и словно мешок картошки и обрушивается на асфальт, даже в землю вошел спиной немного. Тяжелый. Очень тяжелый.
  - 'Он даже не пытался сгруппироваться', - напрягся я, отскакивая от лежащего тела.
  На айкидо я ходил немного, но вот основы 'укэми'(1) в меня вбили там, как следует. Когда тебя швыряют и кидают, волей-неволей научишься приземляться так, чтобы не получить повреждений.
  Разрываю дистанцию, так как опасаюсь возможных резких атак, но враг лишь усмехается и неспешно поднимается. Не видно, чтобы он хоть немного пострадал от такого. Встал, отряхнулся и самоуверенно улыбается.
  - 'У него такая же способность, как и у меня? Нет, тогда бы в асфальт он не вошел... - нахмурился я. - Может что-то другое?'
  Судя по следу на земле, который точно очерчивал контуры его тела, он явно не поглощал кинетику удара.
  Он сел и покачал головой.
  - Это бесполезно, - сказал он. - Как же скучно драться со слабаками.
  - Зачем вообще напали? - спросил я стараясь придумать как мне лучше всего действовать.
  - Овцы, - ответил Веннер, вставая и отряхиваясь. - За души овец неплохо платят. Гильдия Проходимцев дает отличные деньги за любые души. Можно напрямую продавать каким-нибудь духам, но есть риск, что клиент просто сожрет и тебя, потому с посредниками работается попроще.
  - Гильдия? - нахмурился я. - Это еще что?
  - М? - он приподнял брови. - Ты не знаешь...? Погоди! Ты когда вообще сноходцем стал?
  - Недели три назад.
  Веннер замолчал, и некоторое время смотрел на меня, а затем разразился громким смехом:
  - Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Так я попал на зеленого новичка, - говорит он, заливаясь хохотом. - Так ты ничего не знаешь? Про фракции, про сильных мире сего, даже про то, какое место ты сам занимаешь в этом безумии? Ха-ха-ха-ха-ха-ха!
  Он смеялся надо мной, хохотал над моим незнанием, а я лишь злился, осознавая, как глупо выгляжу в чужих глазах. Вообще не понимаю, о чем идет речь, а Эрик даже не пытался мне объяснять явно важные вещи. Черт, вот же гад, я ему это припомню.
  - Да уж, насмешил, спасибо, - вытер он слезы. - Но мне некогда с тобой возиться.
  С этими словами он бросился вперед и быстро сократил дистанцию.
  Его руки попытались поймать меня. Длинные и сильные руки, плюс сверхсила, это не то на что мне лучше всего попадать.
  Отпрыгиваю, затем делаю пару шагов к ближайшему заборчику, на который тут же запрыгиваю. Оттолкнувшись от него, я подлетаю в воздух и, извернувшись, ногой ему точно в голову Веннера. Мужик такого финта от меня не ожидал и его отшвыривает в стену. Да и моего роста было недостаточно, чтобы дотянуться до головы.
  Дын!
  Какой-то странный звук послышался мне, когда спина противника столкнулась с каменной поверхностью. Он пробивает стену и влетает в ветхое здание, которое тут же начинает обрушиваться на него сверху, подняв облако пыли.
  Грохот поднялся такой, что, казалось, весь город его услышал.
  Резко в сторону!
  Из дыма вылетает тело Веннера и его кулак несется мне в голову.
  Подныриваю под руку, а затем бью ногой в пах...
  - Агх! - зарычал я от боли, когда нога врезалась во что-то очень жесткое и прочное. Черт, у него там щиток или что-то такое.
  Отскакиваю и пытаюсь разорвать дистанцию, но боль в ноге не дает мне двигаться быстро, чем и пользуется вообще не пострадавший от обвала противник.
  Резко вперед и его крупный кулак, от которого я уже не могу уклониться, влетает мне в живот.
  - Угха! - вырвалось у меня, когда остатки воздуха покинули легкие.
  Меня отправляет в небольшое полет на два метра.
  Успеваю увидеть армейский ботинок, что опускается на мое лицо, и резко перекатываюсь в сторону.
  Отталкиваюсь руками от земли и с моей силой меня подкидывает в воздух, позволяя почти моментально приземлиться на ноги, но правая еще немного болела, встретившись с бронированными яйцами.
  - Какой ты верткий, - усмехается он, давая мне время отдышаться. Опять поддается и играет. Как же бесит. - Это начинает раздражать.
  Дело плохо. Мало того, что он очень силен, так у него еще и удары тяжелые, меня аж подкинуло и...
  - 'Стоп! - резко прервал я свой поток мыслей. - Тут что-то не так'.
  С начала этого боя мне что-то не давало покоя. У меня самого сверхсила и я пусть границ ее еще не знаю, но моих сил достаточно, чтобы отправить в далекий полет такого здоровяка как Веннер или Билл, а вот мой противник сумел лишь отбросить меня на немного. Я не успел поглотить удар, он был очень сильным, мне словно битой по животу заехали, но явно не тот уровень разрушительности, которого я ожидал.
  Но было и еще кое-что странное...
  Не могу точно сформулировать свои мысли. Я просто чувствую нечто неестественное, неправильное и смутно знакомое. Будто с таким я уже когда-то сталкивался и...
  - 'Эй, Болтушка, ты... ничего странного не замечаешь?' - спросил я.
  Странно об этом спрашивать ее, но мне сейчас любой совет может помочь.
  = 'Ну-у-у-у... сама не знаю... Не могу пока понять, что ощущаю'.
  Значит, не только я озадачен. Это уже о многом говорит.
  - 'Ладно, проверим'.
  У меня достаточно запаса энергии для еще минуты боя, а затем нужно будет подзарядиться, но надеюсь, этого мне хватит. В ином случае, придется подзаряжаться, а попадать под удары мне бы не хотелось.
  Направляю силу в ноги и благодаря этому делаю мощный и очень быстрый рывок вперед!
  Противник не ожидал от меня такой прыти и попытался ударить ногой, но я вовремя отклоняюсь, развернувшись, толкаю в корпус плечом и пока враг пошатнулся, хватаю у земли камень и со всей силы бью им прямо ему в лицо!
  Дын!
  Снова этот звук раздается от него и мужика откидывает от меня.
  - Так вот в чем твоя сила, - фыркнул я, смотря, как он отряхивает лицо и смотрит на меня недовольным взглядом, никак не пострадав. - Теперь ясно, почему никто еще не мог тебя ранить, человек с металлическим телом.
  Серебряное покрытие постепенно впитывалось в его лицо, возвращая ему изначальный цвет. Теперь явно как он выдерживает все эти удары и легко поднимается даже после таких бросков и обвалов. Он тупо может становиться неуязвимым. А имея такое накачанное тело и возможность делать конечности под одеждой крепче, можно неплохо притворяться сверхсильным. Так он и делал, становясь неуязвимым в моменты ударов или атак, но сверхсильным его это не делает. Да, он все еще чертовски силен и мне лучше не тягаться с ним в армрестлинге, но теперь хоть ясно в чем трюк.
  - Ха, а ты чуток умнее, чем кажешься, - усмехается он. - Я - Веннер Железнокожий.
  За его спиной появляется накачанная фигура какого-то культуриста, но та словно сделана из металла, как ожившая статуя. Дух напряг мощные покрытые венами и будто скрипящими от перенапряжения мышцы, а затем широко улыбнулся такой же серебряной улыбкой.
  - Поздоровайся, Арни, - представил он свою фею. Тот лишь усмехнулся и напряг бицепсы.
  - Больше на Курицына похож, - хмыкнул я.
  - Может ты и понял в чем моя сила, но тебе это никак не поможет, - усмехается Веннер. - Я просто размажу тебя по асфальту.
  - Попробуй...
  Отлично. Мне достался самый неудобный для меня противник...
  
  
  1. Укэми - самостраховка при падении. С самого первого занятия, начинающих обучают правильному падению, дабы избежать травм при последующем изучении техник. Примеры страховок: маэ-укэми (самостраховка вперёд), усиро-укэми (самостраховка назад), ёко-укэми (боковая самостраховка) т.п.
  
  
  
  
  Глава 45. Цепь.
  
  Удар! Удар! Удар!
  Шквал ударов обрушивается на меня, но большая часть в меня, к счастью, не попадает, а те, что я пропускаю, удается частично поглотить. Плюс моя одежка тоже неплохо помогает, но против железных кулаков мало что можно сделать.
  Уклон! В сторону! Пригнуться!
  Чувствую себя как на каком-то ринге, где мне противостоит профессионал.
  Отклонив очередную атаку, и уклонившись от широкого замаха ногой, я сближаюсь и бью в живот противнику, но прямо перед моим ударом там появляется серебряное пятно, и я вовремя отстраняю руку, прерывая удар. Захватываю его кисть и пытаюсь сделать залом, но конечность тут же покрывается металлом, делая ту неуязвимой.
  Дергаю его на себя, но тот резко становится тяжелее и не дает сдвинуть.
  Удар коленом приходится в мой живот, а затем его руки пытаются схватить меня.
  Энергию в ноги и отпрыгиваю на три метра назад.
  Разорвав дистанцию, я хватаю ближайший кусок металла, который раньше был перилами.
  Веннер подскакивает ко мне и тут же получает моим оружием по голове.
  Звонкий металлический звук бьет по ушам и рука моя чуть не отсохла от этого.
  Он вновь старается меня схватить, но я вовремя перехватываю его, а затем перекидываю через себя. Несмотря на троекратное увеличение веса, моей силы достаточно, чтобы отправить мужика в полет к ближайшей стене.
  Тело врезается в камень и пробивает его, а я отскакиваю подальше и пытаюсь отдышаться.
  - Ха-ха-ха-ха-ха! И долго ты еще будешь трепыхаться? - рассмеялся он, выходя из облака пыли и отряхивая куртку. - Ты ничего не сможешь мне сделать. Я неуязвим.
  Как не печально, но я был вынужден с ним согласиться.
  Я просто не могу ничего сделать.
  Он гораздо сильнее и опытнее меня. Ему даже не нужно покрывать все тело металлом, чтобы драться со мной, лишь в момент удара он защищается не более. Плюс дерется очень небрежно, поддается и позволяет мне сопротивляться. Мое преимущество исключительно в размерах и скорости. Относительно него я невысок и довольно проворен, и он со своими габаритами, не может меня толком задеть. Но это явно временно, он лишь поддается мне и в любой момент перестанет притворяться и просто размажет меня. Хотя может, я все же могу от него уклоняться и сам, но не знаю, сколько еще продержусь.
  И самое неприятное, что странное чувство какой-то неправильности только усиливается.
  Я не знаю, что именно меня смущает, но чем дольше идет бой, тем крепнет это чувство.
  - 'А вдруг кто-то на меня ментально воздействует, и что-то делает со мной', - предположил я.
  Ну, такое может быть, наверное. Я не знаю, но подобное объясняло бы мои сомнения, вот только...
  Когда я сражался с Биллом, то ничего подобного не ощущал. Хотя я тогда вообще ни на что внимание не обращал, но все же...
  - Эх, как много с тобой мороки, - покачал Веннер головой. - Ты слишком шустрый для меня. Придется использовать это.
  С этими словами он запустил руку в карман и достал оттуда...цепь... с грузиком...
  - Ох, черт, - напрягся я и сильнее сжал кулаки. Вот только этого мне не хватало.
  - Я не люблю напрягаться, а потому этого будет достаточно, чтобы тебя поймать, - усмехается он и начинает раскручивать цепь. Длиннющая, где-то метра два, частично намотана на его кулак. С таким оружием главная задача, себе никуда не заехать... Хотя да, ему же плевать.
  Он силен, неуязвимым становится, может, и если удары я могу хоть как-то поглощать, то если он меня схватит и начнет сдавливать... освободится я уже не смогу. Билл тоже меня схватил и давил, но он, несмотря на самолечение, был уязвим и удар в голову его оглушил, а вот тут подобное не получится. Меня однажды так один урод схватил, и я освободился, укусив его за нос до крови. Об Вернера же я скорее сломаю зубы... Ну или лоб, смотря под что носопырку подставит.
  А тут еще и цепь... точнее кистень.
  - 'Плохо. С ним он нивелирует мое преимущество в скорости'.
  Кистень очень опасное оружие, оно имеет просто огромный простор для использования. Грузик может бить под неожиданными углами, может заходить из слепой зоны и это очень больно. Такой удар в висок может вырубить даже самого крупного противника. Где-то читал, что стограммовая гирька на метровом ремешке способна пробить человеку череп... А тут целых метра два, да и гирька явно тяжелее. Не говоря уже о том, что длина позволяет в какой-то мере использовать его как ту же торинаву[1]... То есть, при достаточном умении, таким оружием можно связать, зацепить, да кучу всякого. Простор просто огромен, но я не думал, что это все будут использовать против меня.
  = 'А ты в этом разбираешься', - хмыкнула Болтушка.
  - 'У меня подобная штука была, - вздохнул я. - Ну, не цепь конечно, ей же только убивать-калечить. Ремешок, на конце которого им же оплетенная свинчатка. Да и короче намного. Удобно носить в кармане, всегда неожиданно достать можно. Часто приходилось им пользоваться'.
  После того как меня разок едва не пырнули ножом я стал стараться держать дистанцию с противником, вот такое оружие мне и пригодилось. Тогда же и в кожу одеваться стал, как какой-нибудь рокер - хоть какая-то защита от заточки в почень.[2]
  Не люблю вспоминать это время.
  Меж тем Веннер начал неспешно подходить, крутя цепь над головой.
  Я же отступал, так как попадать под такое оружие мне не хочется.
  Взмах!
  Он выбросил грузик вперед!
  Отскакиваю в сторону, резко приседаю, пропуская оружие над головой и снова отпрыгиваю. Противник приближается, крутя кистень рядом с собой.
  Бьет ногой, от чего я уворачиваюсь, и тут же отпрыгиваю, спасаясь от цепи.
  Он крутит ее над головой, время от времени пытаясь поймать меня широким горизонтальным размахом. Элементарный прием, аля 'раззудись плечо, размахнись рука', но в его исполнении опасный. Если опутает меня, замедлив хоть на секунду, то запросто поймает уже руками, и фиг я вырвусь.
  Нормального человека можно было бы подловить, увернись от взмаха цепью, и будет почти секунда, чтобы приблизиться и вломить в морду... Но к этому-то я приближусь и что дальше? Его защита и так проблемна, а тут еще и цепь...
  И цепь до сих пор неизвестный фактор. По этому дилетанскому размаху не понять, как хорошо он ей владеет и в каком стиле, а ведь сюрприз может быть и смертельным.
  Значит, цепь будем отнимать. Бросаюсь вперед, когда враг начинает очередной взмах. Пригибаюсь к земле, практически стелюсь, как будто хочу избежать удара... А затем поднимаю руку и перехватываю цепь на середине. Грузик, увлекаемый инерцией, теперь летит прямо в хозяина, и пока Вернер на долю секунды отвлечен им, я, рванув цепь на себя, поднимаюсь на ноги. Делаю шаг вперед и со всей силы тяну цепь на себя. С моей силой я или вырву цепь или порву ее, что в любом случае выгодно мне.
  Оказываюсь у самого тела, и со всей силы потянув на себя. Он дергается и едва не падает, что я использую и ногой бью прямо в грудь, отшвыривая тело от себя. Вот только цепь не порвалась и не вырвалась из металлической хватки и тенят меня за собой.
  - Угха! - захрипел я, когда стальные руки обхватывают меня со спины и начинают сдавливать.
  - Ха-ха, моя цепь сделана на заказ из сверх прочных материалов Металогики, - усмехается Веннер празднуя свой триумф. - А сейчас, пора спатки!
  Стальные тиски все-таки поймали меня и начали сдавливать. Мои собственные руки были прижаты к телу, я сам оказался подвешен и никак не мог освободиться. Мои попытки вырваться ничего не давали, и давление все возрастало и возрастало. В глазах начало темнеть он недостатка кислорода, а боль в груди росла.
  Я беспорядочно махал ногами, пытаясь хоть что-то сделать, но все оказалось тщетным. Я просто...
  
  - Ничтожество...
  
  Резко открываю глаза и пытаюсь сопротивляться.
  Передо мной все еще стена, а потому я не придумал ничего умнее, чем со всей дури въехать ногами по ней.
  Удар!
  Оттолкнувшись от стены, я запустил свое и тело Веннера, в непродолжительный полет. Сам мужик явно не ожидал такого и только успел охнуть, когда мы на полной скорости влетели в ближайшее здание. Спина пробила стеклянную витрину, и мы падаем на гладкий лакированный пол.
  От приземления руки противника размыкаются, и мне удается вырваться и откатиться.
  Поднимаюсь на ноги и делаю еще пару шагов назад, пытаясь отдышаться. Еще немного и я потерял бы сознание и мог даже погибнуть. Он вполне мог мне позвоночник переломать.
  Это было реально опасно.
  Сам Веннер явно был недоволен, что я вырвался и начал подниматься с пола.
  - Ники, - за моей спиной появляется Болтушка.
  - Не сейчас я...
  - Посмотри на его ухо, - шепнула она.
  - Ухо?
  Присмотрелся к голове Веннера. Тот пока отряхивался и качал головой по поводу порванной куртки. Я же сумел разглядеть то, о чем говорила моя фея. На левой мочке уха была небольшая царапина. Слишком маленькая, чтобы хотя бы нормально кровоточить, однако она свежая и получена явно только что...
  - 'Он же сказал, что еще ни разу не был ранено, а тут...' - подумал я.
  В голове потихонечку начала складываться определенная картина. Те сомнения, что я испытывал на протяжении всего боя, начали постепенно складываться в единую картину.
  - Какой же ты упрямый, - вздохнул он. - Тебе просто повезло. Второго раза так не будет.
  Я же ничего не ответил, а лишь приготовился к бою.
  Кажется... я понял...
  
  
  1.Торинава - яп, 'веревка для пленения'. Веревка с гирькой, длиной до 10-ти метров. Искусство владения торинавой делает акцент не на удары гирькой (хоть и не исключает их), а на опутывающие приемы.
  2.Почень - жаргонное именование комплекса почки-печень, как наиболее часто подвергаемого насилию заточками или ударами.
  
  
  
  
  Глава 46. Слабость.
  
  Противник поднял цепь и вновь начал ее раскручивать.
  Если моя теория верна, то....
  Посмотрим.
  - Моя куртка стоила немало, - сказал он, неспешно приближаясь. - Надеюсь, у тебя есть чем отдавать.
  Пока он болтает и тратит время я оценивал обстановку и думал, как лучше поступить. Если моя теория верна, но шанс на победу у меня есть. Нужно лишь проверить все, но так, чтобы самому не попасться в его 'объятья'. Второй раз я вряд ли смогу вырваться.
  - 'Тц, кажется, ребро треснуло'.
  Дышать больно, но пока терпимо.
  Давно меня так не били.
  Теперь нужно решить что делать.
  После моих действий нас с улицы занесло в какой-то торговый центр. Рядом разрушенные витрины с разбитыми стеклами и остатками товаров. Недалеко проржавевший эскалатор, у которого отсутствует половина ступенек. На полу валяется остатки камня, палки да прочий мусор. А вот за его спиной находится магазин занавесок, точнее то, что от него осталось. Несколько антресолей едва держатся на стене и остатки ткани на них.
  - 'А это идея'.
  Кое-какой план я начал в голове формироваться.
  Меж тем противник уже совсем близко и уже готов напасть.
  Рывок!
  Сам устремляюсь в атаку, чему он только рад.
  Цепь с грузиком идет сверху!
  Шаг влево.
  Движение цепи продолжается и переходит в горизонтальную плоскость, но я удачно проскальзываю под ней и сокращаю дистанцию с Веннером.
  - 'Похоже, я не ошибся'.
  Мужик пытается меня схватить, но я подныриваю под руку и захожу ему за спину.
  Хватаю его за пояс, а затем со всей силы швыряю эту тушу прямо в магазин занавесок. Веннер влетает внутрь и пробивает своим телом стекло вместе с остатками товаров. И пока он поднимался, я быстро подхватываю палку у ног и кидаю ее точно в цель.
  Противник сумел вовремя среагировать и уклониться, но я и не пытался попасть в него.
  - Это все беспо... Агх! - резко прервался он, когда перекладина оторвалась от стены и упала ему прямо на голову. - А-а-а-ах! - заскрежетал мужик зубами, держась за голову.
  - Значит, я был прав, - хмыкнул я, смотря на него. - Твое серебряное пятно действительно может защитить тебя от любого удара. Который ты видишь или ждешь. А вот если ты даже не представляешь об опасности, то и среагировать не сумеешь. Забавно получается. Это твоя первая слабость.
  Он поднял на меня разъяренный взгляд.
  Неприятно, когда тебя так глупо раскрывают.
  Он тут же бросился на меня, а я спокойно стоял и ждал его.
  Уклоняюсь от железного кулака, а затем бью правой рукой в лицо. Голова моментально защищается металлом, и на губах Веннера вновь появляется самоуверенная ухмылка... которая тут же сменяется гримасой боли, когда моя левая рука влетает ему в живот.
  - Уагх! - упал он и выблевал содержимое своего желудка.
  Как же круто иметь сверхсилу, даже такие простые и неидеально выполненные приемы получаются столь разрушительными.
  - Значит, говоришь, что тебя еще никто не мог ранить, - покачал я, головой смотря на него, стоящего на четвереньках и прощающегося со своим завтраком. - Что-то сомнительно.
  Наигранно тяжко вздыхаю и снисходительно качаю головой.
  - Твоя вторая слабость - ты не можешь одновременно защищать несколько мест. Ты можешь защитить лицо, торс, руки и ноги, но это все одно пятно, растянутое на несколько частей, а вот сделать два пятна уже выше твоих сил. Так что, я просто буду бить тебя туда, куда ты не ожидаешь.
  - Урод! - закричал он и резко поднявшись, бьет кулаком мне в голову.
  Перехватываю его кулак, а затем сам бью в челюсть. Он инстинктивно защищается и упускает момент, когда моя пятка обрушивается на его пальцы ног.
  И пока он прыгает на одной ноге, я делаю ему подсечку. Он падает и покрывает левую сторону тела серебром, чтобы не допустить травм, но пропускает банальный удар в пах.
  - У-у-у-у-у-у-у-у-у-у! - завыл он, свернувшись в позу эмбриона.
  - И, наконец, третья слабость, - спокойно говорю я обходя его. - Ты совершенно не умеешь драться.
  Именно это я и замечал с самого начала.
  Я думал, что он так уверен в себе, что вообще не напрягается, специально медленно и лениво бьет, специально поддается и дает мне восстановиться и уклониться, специально не бьет в уязвимые места и не добивает, когда у него есть шанс. Я думал, это результат его самоуверенности, вот он и поддается.
  А на самом деле - я просто дерусь с дилетантом.
  У него было с десяток возможностей быстро закончить бой. Ударь он в висок, целься мне в глаза, в пах, по пальцам ног, в колени, пытайся он действовать на опережение и просчитать мои движения - он бы давно победил. Умей он полноценно использовать свое гасило[1], я бы мог от него только бегать.
  Но нет.
  Ничего из этого он не делал.
  Когда я дрался с Биллом, что махался пусть со спортсменом, бывшим боксером, но человеком, который привык к уличной драке. К ее хаотичности, к ее подлости и звериной логике. Потому тот удар в спину от его подручного был вполне себе обычным делом. Тут же я будто вышел на ринг с каким-то показушником, который лишь делает шоу, а не дерется.
  - Культурист, раньше занимался борьбой, но бросил ее ради бодибилдинга, - говорю я, смотря на него. - После того как получил такую силу посчитал себя самым крутым и даже не пытался учиться. Да и явно никогда на сильных не нападал. Именно поэтому, ты решил драться со мной, а не с моим напарником.
  И ведь, правда.
  Логичнее было бы такому крутому бойцу пойти драться с более сильным противником, но нет. Он с самого начала целился именно в меня, как в самое слабое звено. Обычная тактика. Удали слабейшего, чтобы не мешался, а затем сконцентрируйся на сильнейшем.
  - Это ведь и был ваш план? - спросил я. - Ты должен был быстро избавиться от меня, а затем побежать на помощь своей подружке, которая задерживает Эрика.
  О да.
  Как мне кажется, они прекрасно знали, кто такой мой напарник, вот и не были уверены, в легкой победе над ним, потому и придумали такой хитрый план.
  - Убью! - вопит он, поднимается и кидается в атаку.
  Как всегда совершенно бездарно, открыто и у него туча слабых мест. Техники никакой, только тупая голая сила. Билл действительно был куда опаснее этого типа. У него может и крутая способность, но как боец Веннер ничего не стоит.
  В обычной драке, такому как он давно бы голову проломили со спины или заточкой в печень пырнули.
  Тфу!
  Плюю ему в глаз, а затем даю банальную пощечину. Он инстинктивно защитился от этого, но остался, открыт для другого.
  Удар!
  Моя нога вновь бьет ему между ног.
  - Бедные орешки, - усмехаюсь я.
  Взяв согнувшегося мужика за руку, я банальным образом кидаю его прямо на эскалатор. Ржавая конструкция, которая и так держалась на соплях, не выдерживает этой туши и окончательно ломается, обрушиваясь на него.
  Ну, вот и все.
  Возился я зря.
  Надо бы помочь Эрику и...
  - Стоп, а где овечки? - спросил я.
  - Я их не кушала, - тут же ответила Болтушка. - Убежали куда-то.
  - Черт, надо искать, а то мы так наше задание провалим, - спохватился я.
  И только собирался побежать искать наших подопечных, как среди разрухи послышалось шевеление.
  Из кусков ржавого металла поднимается Веннер. Весь в кровоподтеках, с несколькими ранами на коже, сам по себе грязный, взъерошенный и красный от гнева и стыда. Он скрежещет зубами, сжимает окровавленные кулаки и рычит, словно зверь. Ему только пены во рту не хватает, и можно сразу звонить в скорую, сообщая о бешенстве.
  - Ух, он поранился. Тебе пластырь дать? - хихикнула Болтушка.
  В ответ на ее слова он лишь сильнее разозлился.
  - Урод, - тихо прорычал он. - Я никому не позволю так унижать меня!
  - Ну, начинается, - почти простонал я. Таким оторванным от реальности идиотам вечно мало обычных синяков, пока в травму не отправишь - не успокоятся.
  - Заткнись! - кричит Веннер. - Я убью тебя!
  С этими словами он начал двигаться на меня.
  - Может я, и правда не умею драться, - говорил он. - Но с моей силой, мне ничего не нужно! Я - Веннер Железнокожий!
  Серебро начало растекаться от лица и двигаться вниз по шее, а затем дальше захватывая остальное тело. Всего несколько секунд и он полностью покрылся металлом, превратив его во что-то вроде ожившей статуи в одежде.
  - Теперь... - прозвучал искаженный металлический голос. - У меня нет слабостей...
  А вот сейчас все стало куда сложнее...
  
  ***
  
  - Быстрее! Давайте! Ну же! - кричал Чак, погоняя стадо призрачных баранов, которые то и дело разбегались и тормозили, что ужасно раздражало парня. Стадо вновь остановилось у очередной лужайки пощипать траву, а парень решил промочить пересохшее горло. - Где они там возятся?
  Тинка и Веннер так до сих пор и не вернулись, хотя давно должны были закончить с теми Неспящими. Видать что-то случилось, раз они все еще не пришли.
  Их план был весьма прост.
  Пока эти двое отвлекали копов, Чак быстро уводил стадо. Свою часть плана он выполнил, а вот остальные еще нет. Идти и проверять как они там, он не собирался. Если их поймали или убили, то ему же лучше, больше достанется денег, когда он приведет товар к месту сдачи. Однако все же он волновался, за свою жизнь. Способность Чака не была боевой как у Веннера или Тинки, он мог лишь прыгать очень высоко, мгновенно разрывая дистанцию с любым противником. Одно движение и он в двадцати метрах над землей и может еще раз прыгнуть убежав вообще в недосягаемость. За это его прозвали Чак Прыгун. Из оружия у него разве что кольт был, из которого он умел неплохо стрелять, но применял его все же редко, да и не любил его использовать.
  Но даже так, Мельхиор - это не то место, где ты можешь быть уверен в своей безопасности. Северный район может и самый безопасный, но даже сюда порой забредают твари из других мест, потому Чак и переживал, что при встречи с кем-то опасным, у него могут быть проблемы. Всегда можно бросить товар и убежать, но это нежелательно.
  - Все, пожрали, а теперь вперед! - крикнул он, дав пинка этим животным.
  Стадо нехотя подчинилось и двинулось в нужную сторону, а невольный пастух шел следом и следил, чтобы никто не убежал...
  Шаг... Шаг... Шаг...
  Он услышал это!
  Кто-то приближается!
  Шаг легкий, почти неслышимый, человеческий. Веннер топает громко, а у Тинки каблуки, потому это явно не его коллеги по бандитскому ремеслу.
  Быстро достав свой кольт, он снял его с предохранителя и навел ствол на переулок, откуда доносились шаги.
  Вскоре между зданиями появилась чья-то фигура, которую сложно было разглядеть в тени.
  - Стоять! - крикнул Чак, прицеливаясь. - Стрелять буду!
  - М? - некто в тени остановился. Одет он был в белое пальто, поверх черной армейской униформы.
  Незнакомец остановился и посмотрел на него. Он никак не реагировал на выставленный пистолет, и пусть его лица не было видно в тени, но он ощущался расслабленным и спокойным. Обычно таким пытается себя показывать Веннер, но тут было нечто иное... Нечто такое, что заставляло Чака нервничать.
  - Ты кто такой?! Что тебе нужно?!
  Этот тип дернулся, и бандит не стал ждать или пытаться вести разговор.
  Выстрел!
  Звон!
  И звуки падающей пули на асфальт....
  Чак даже не понял, что произошло в этот момент....
  Он выстрелил...
  И пуля... отскочила?
  - 'Бежать!' - моментально понял он и тут же рванул.
  Всего секунда ему понадобилась, чтобы разорвать дистанцию и оказаться в нескольких метрах от этого незнакомца как...
  Какой-то резкий шум ударил по ушам и сила, что тянула Чака в воздух, неожиданно исчезла. Он на мгновение завис в воздухе, а после начал падать обратно с двадцати метровой высоты. Сильная боль прошла по костям и едва не переломала ему все тело.
  Чак даже не успел осмыслить происходящее, как асфальт резко приблизился к его лицу.
  
  
  1.Гасило - кистень без рукояти, обычно ремешок с гирькой.
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"