Кузьмин Марк Геннадьевич: другие произведения.

Ворон. Новые главы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Новые главы.22.07.18
    Седьмая часть.
    Всем приятного чтения.)
    .

  Глава 52. Игра на нервах.
  
  Косоку!
  Удар!
  Отвожу клинок противника в сторону, подныриваю под его атакой - и сближаюсь, но тот сумел среагировать на мой финт и уклоняется от серии выпадов моего вакидзаси. Отмахивается своей катаной, но для меня уклониться от столь простых ударов настолько легко, что я демонстративно зеваю.
  Знаю, что враг этого не видит, но ведь ощущает мое настроение в этом бою, а я специально веду себя максимально вызывающе, показывая, как мне скучен этот поединок, чем еще сильнее выбешиваю противника.
  Тоусена так легко взбесить!
  Но все же недооценивать его не стоит. У него превосходное восприятие и реакция, которые намного выше моих. Так что, когда я бью, он может увернуться еще до того, как долетит удар, а потому нужно быть крайне осторожным.
  - Ты как-то вяло двигаешься, - усмехнулся я. - Может, тебе отдохнуть?
  - Замолчи, - мрачно произнес он.
  - Если ты думал, что победишь меня исключительно потому, что был капитаном, то вынужден тебя расстроить, - развел я руками. - Моя духовная сила никак не меньше твоей, а по опыту битв я тебя даже превосхожу. Если взять просто отдельно фехтование, то тут мы относительно в равных условиях, но сколько раз ты сражался насмерть с другим синигами? Удар в спину за сражение не считается, если что...
  - Не вижу необходимости отвечать...
  - Не знаю, на что ты рассчитывал, вызывая меня на бой, - покачал я головой, изображая полную расслабленность. - Но если извинишься, то я, так и быть, не трону тебя.
  - Прекрати уже эту дешевую провокацию, - якобы спокойно заявил он, но раздражение уже чувствовалось в голосе. Неважно, сколько он будет его сдерживать: демонстративное пренебрежение вкупе с клоунскими кривляньями доведут кого угодно. Вопрос только в затратах времени и сил. Ну и в том, чтобы не заиграться слишком сильно - если позволю себе действительно расслабиться, умру.
  Рванув на полной скорости, противник явно намеревался достать меня своей атакой, на что я лишь демонстративно легко увернулся от нее.
  Обычно я бы ни за что не стал заниматься таким бессмысленным и опасным делом. Если ты настолько превосходишь врага, просто убей его или обезвредь тем или иным способом. Вот только убивать бывшего капитана мне нельзя, а если оставить в живых, быстрое завершение битвы ничего не решит. Нужно раздавить его дух; показать, что любое выступление против меня безнадежно, иначе мы так и продолжим сталкиваться лбами.
  Да и, если быть честным, в возможности быстрого убийства Тоусена я уверен, а вот касательно того, чтобы взять его живым, я сильно сомневаюсь. Он действительно силен, а я сто лет таким не занимался. Буквально. Так что бой на истощение - единственный вариант.
  Удар! Удар! Удар!
  Три почти одновременных взмаха, но цели они не достигают: из-за длины моего клинка и моего роста ему проще увернуться.
  Он резко изворачивается и пытается задеть меня кончиком клинка, но я подныриваю и, сделав небольшой рывок, сумел сблизиться раньше чем он отступил и врезался в его живот локтем. Он отлетает, вот только я ему полететь не дал, и, схватив за пояс, потянул на себя, встретив его живот с моей ногой.
  - Агх! - хрипит он, падает на землю, а я неспешно обхожу его и жду, когда он поднимется.
  А пока он пытается отдышаться, я решил еще немного поболтать с ним.
  - Одного я все же не пойму, - произнес я. - То, за что я тебя терпеть не могу - это понятно и очевидно. Я испытываю отвращение к предателям, что бьют в спину своим товарищам. Но вот чем я тебе не угодил, мне не совсем ясно.
  Он молчал и лишь злился.
  - Тебя бесит, что я так высоко поднялся в планах Айзена? - предположил я. - Я ведь не участвовал в ваших делах все эти годы, а как присоединился, сразу же получил большой статус и право говорить с ним на равных?
  Да, это его бесит.
  Я ведь не называю нашего лидера господином и не добавляю именных суффиксов, по крайней мере, вне официального общения. Просто потому что это не нужно мне и не нужно самому Айзену. Если бы ему было необходимо, чтобы я преклонялся и говорил подобные речи, он бы это сказал, но мы оба более практичные люди, а потому не видим особого смысла в подобном между собой.
  Вот только Тоусен этого не понимает - я, как и Айзен, для него непонятные личности, потому он даже предположить не может, что между нами такое общение вполне нормально. Ему же кажется, что я просто высказываю свое неуважение и проявляю дерзость.
  - Или тебя бесит, что именно я стал главой Эспады? - продолжил я давить на его нервы. - Но тут все очевидно... В тебе нет пустоты, а потому Эспада вряд ли стала бы тебя особо слушать. Да и в отличие от меня, ты бы ничего делать не стал и просто строил бы свои порядки, вместо того, чтобы приносить организации пользу. Может как капитан ты и хорош, но как непосредственный командир - не особо.
  О, скрежет его зубов был таким громким, что даже я смог его услышать.
  Да, как командир он был бы так себе.
  Даже если бы Айзен действительно выдал ему звание Зеро Эспады или просто назначил главным, ничего бы не поменялось. Тоусен ничего бы для Эспады не сделал, ибо он их всех считает просто инструментами и даже не почесался бы как-то помочь им стать сильнее. Нет, тренировки он бы организовал, но исключительно в приказном порядке, по принципу 'чем бы солдат ни занимался'.
  Тут чисто иная проблема. Каждый капитан подбирает команду под себя. Обычно, если кэп не уживается с офицером, он просто меняется с другим капитаном. У второго же отряда, ввиду специализации, всегда были ограничены людские ресурсы. Ни я, ни даже Учитель не могли позволить себе роскошь оглядываться на характер персонала - надежность и способности шли прежде всего. К каждому достойному внимания бойцу приходилось искать свой подход. В моем взводе всегда было мало людей, но всех я знал лично и к каждому приложил руку. Потому мое назначение на место главы Эспады было вполне логичным и продиктованным исключительно выгодой и эффективностью, а не какими-то привилегиями.
  - Или же тебя злит, что я сделал то... - улыбаюсь ему, - чего не смог сделать ты...
  - То, что ты сделал - всего лишь частности, не имеющие значения в общей картине, - покачал головой бывший капитан.
  Из моей глотки вырвались несколько слегка истеричных смешков.
  - Серьезно, как ему удается понимать таких фриков? Видать, крыша улетела дальше, чем я опасался...
  - О? - Тоусен сразу понял, про кого я говорю, - И что же говорил про меня Сэйто Такеру?
  - То, что ты жалкий ублюдок, не умеющий 'есть слона по частям'. Неизвестно, из-за чего ты отказался от своей мести - из-за воли умершей подруги, или боялся, что утолив свою боль, ты рано или поздно забудешь о ней, - Тоусен вздрогнул, - но это не принесло тебе облегчения. И ты решил объявить своим врагом общество в целом. Люди не должны злоупотреблять своей силой. Отомстить миру, приведя его к порядку - благородная цель, она бы одобрила, верно?
  - Замолчи! - выдавил из себя Канаме.
  - Знаешь, Тоусен, я ненавижу людей вроде тебя, - я сам уже начал злиться. - Вы вечно ищете чудо, что даст 'счастье для всех и бесплатно' вместо того, чтобы оглянуться по сторонам. 'Мир жесток, и все зло вокруг - всего лишь частности, главное - изменить целое', - не так ли? Используя это как оправдание, вы спокойно проходите мимо умирающих стариков и голодающих детей, даже не пытаясь что-либо сделать! Все, что я сделал для Эспады - только частности. Преданные тобой товарищи - всего лишь частности. Мой проект, что мог изменить дальний Руконгай - ГРЕБАННЫЕ ЧАСТНОСТИ!
  Синигами молчал, лишь мрачнел и тихо рычал, смотря на меня своими слепыми глазами.
  Я всю жизнь потратил, чтобы добиться высокого положения, чтобы обрести власть одного из глав Готей 13. Да, я прекрасно понимал всю ответственность и ограничения, которые пришли бы ко мне с этой должностью, но мне нужна была эта власть для активных действий. С ней я мог бы запустить свой план самостоятельно и более активно его продвигать. В итоге все вышло даже лучше, когда я заинтересовал в нем Чинацу-сама, но все же такая власть многое бы мне дала.
  А этот тип даже не почесался.
  Ведь все видели плюсы в этом во всем; даже он не мог не понимать, что мог принести мой проект, но будучи так свято уверен в действиях своего лидера, он просто проигнорировал все. Вместо того чтобы пытаться что-то делать самому, он просто ждал сложа руки и позволял мерзостям твориться вокруг него.
  Самое отвратительное во всем этом, что мы с ним похожи.
  Да, похожи, но только как две противоположности.
  У нас у обоих были большие планы, благородные цели и одинаковые взгляды на мир, вот только я не пошел по пути меньшего кровопролития. Я внял совету Гина и принял, что для того, чтобы изменить мир, нужно запачкаться в крови, пусть я всегда старался минимизировать потери, но прекрасно понимал, что без них никуда.
  Этот же пошел по пути полной пассивности, с минимумом крови, а потому, когда нужно было действовать, он стоял в стороне и принимал все как есть. Так мало того, вместо исполнения своей мести когда у него была возможность - а во время недавнего хаоса он сто раз мог отомстить - он ничего не сделал.
  Он больной на голову идиот, который возненавидел систему, а не людей, и вместо мести людям стал вредить системе, предавая вообще непричастных, тех, кто доверился ему и был с ним близок.
  - Я не обязан оправдываться перед тобой, - произнес он, успокоившись. - Ты говорил, что я не смог бы стать лидером Эспады, потому что никак не связан с пустотой? - с этими словами он поднес руку к лицу. - А как тебе это?
  Резкий взмах - и вокруг Тоусена закручивается настоящий ураган силы, который оказывается настолько мощным, что даже меня на пару метров отбросило назад.
  - Агх! - вскрикнул я, ощутив резвую боль в руке.
  Кровь...
  На моей руке кровь...
  Какого черта?
  Обернувшись, я увидел за спиной Тоусена...
  Он держал в руке свой клинок, на кончике которого была моя кровь...
  Он медленно поворачивается ко мне...
  На его лице оказывается маска пустого... Белая маска без прорезей для рта или глаза.
  - А что ты скажешь на это? - прозвучал вибрирующий голос.
  Реацу пустоты стала отчетливой как никогда.
  - М-да, - только и сказал я, перехватывая вакидзаси обратным хватом. - Придется попотеть слегка.
  
  ***
  
  - Вы не вмешаетесь, капитан Айзен? - спросил Гин, стоя рядом с ним и смотря на разворачивающуюся картину. - Мне казалось, вы против подобной битвы.
  - Да, это так, - кивает нынешний Владыка Лас Ночес. - Мне их вражда невыгодна, но я и сам понимаю, что конфликт был неизбежен. Пусть они лучше сейчас решат все свои разногласия, чем будут потом бить друг друга в спину.
  - Это может стать проблемой.
  - Согласен, но мне все же интересно посмотреть, как они будут действовать. Карас - мой лучший результат на почве совмещения пустоты и сил синигами, но и Канамэ недавно прошел весьма сложную процедуру соединения, потому не должен уступать сопернику.
  - Вечно вы ищите много всяких причин, - усмехнулся Ичимару.
  - Как есть, - Айзен пожимает плечами. - Плюс к этому, мы не единственные зрители... Так что вмешайся я сейчас - и могу подпортить им репутацию, а это сейчас невыгодно. Пока их драка не переходит границы, я не стану вмешиваться.
  - Ну-с, посмотрим, что из этого получится...
  
  
  
  
  Глава 53. Пустая маска.
  
  Кровь, кровь, кровь, теперь видна его кровь.
  Тоусен радовался про себя, ощущая, как напрягся его противник и, наконец, перестал смотреть на него свысока.
  Да, эта сила удивительна, она поразительна, она великолепна! Такой небывалой мощи Канамэ еще никогда не ощущал. Каждая частица его души была наполнена силой, каждая часть его самого просто пылала могуществом и пьянящим ощущением превосходства.
  Карас ничего не мог ему сделать: сила, скорость - он во всем превосходил своего жалкого противника и доказывал ему это с каждой секундой.
  Сюнпо!
  Удар!
  Куроки лишь успевает заблокировать атаку, но ее сила сносит его в сторону, а затем протаскивает по песку, и собой он сбивает несколько скал. Он быстро поднимается, но не успевает среагировать - его вновь отшвыривает, и собой он разбивает еще несколько препятствий.
  Да, так и нужно, так и должно быть: враг должен валяться в грязи пред теми, кто обладает силой. Тоусен радовался, что боль и трудности, что он перенес во время имплантации пустоты, окупились полностью. Мощь, которая бурлила в его душе, сейчас была столь великой, что он чувствовал, что легко бы поставил на место дерзкого Баррагана.
  - 'После того как поставлю Караса на колени, отправлюсь к нему и заставлю проявлять уважение к Айзену-сама', - пронеслась у него в голове мысль.
  Давно его злило, что этот ничтожный свергнутый король смеет дерзить Айзену-сама. И, что самое неприятное, тот ничего не делает с этим, что бесило Канамэ. Но теперь с этой силой он наведет тут порядок, он все исправит и сделает так, как должно быть.
  - 'Но сначала я должен разобраться с Карасом. Эспада должна знать, что в Лас Ночес только один король, и его приказы должны исполняться как по слову, так и по духу. Толковать их по-своему, находить бреши в формулировках - все это недопустимо и повлечет кару'.
  Как сейчас.
  Канамэ презирал Куроки.
  Этот жалкий, наивный мальчишка, который думает, что может все исправить своими ничтожными потугами. Считает, что раз кормит нищих на улице и что-то там придумал, уже может упрекать его. Он даже не представляет, чем Тоусену пришлось пожертвовать ради всего этого. Сколько всего он отдал, чтобы изменить весь мир.
  - 'Пусть меня ненавидят и считают предателем, но, когда Айзен-сама станет Королем Душ, все мои жертвы будут оправданы! - пронеслась в его голове мысль. - Дерзость, инакомыслие и своеволие - неприемлемы! Я не допущу даже намека на отклонение!'
  Именно поэтому он так зол.
  Действия Караса вполне могли нарушить течение плана, они могли навредить замыслу Айзена-сама. Раз он изначально ничего в отношении между Эспадой не менял, значит, так было нужно; раз он ничему никого не учил, значит, это было необходимо. Карас должен был просто следить за порядком и дисциплиной, а не устраивать тут игрища и праздники!
  "Дисциплина - вот ключ к миру!" - так считал Канамэ, и это было его кредо на всю жизнь. Дисциплина означает - четкое исполнение приказов, полное понимание и сдерживание себя от необдуманных действий.
  - 'Если бы все следовали этому, Какьё была бы жива'.
  Сейчас он научит дерзкого мальчишку, как себя вести. Сой Фон слишком сильно разбаловала этого глупца, отчего он стал думать, что только он поступает правильно, а остальные неправы.
  - 'Это так... должно быть так... Иначе все мои жертвы напрасны...' - заскрежетал он зубами.
  Он не признавался себе, но где-то в глубине души чувствовал, какая безумная и дикая зависть душит его, когда он смотрит на этого мальчишку. Как тому все легко удается и как он меняет мир вокруг себя просто так, не принося таких же жертв...
  Ведь если он поступает правильно... то это означает, что Канамэ неправ...
  А признание этого просто убьет его...
  Но ничего. Сейчас это не имеет значения.
  - Что-то ты притих, Карас, - усмехнулся Канамэ. - Ничего не можешь поделать с моей силой? Где же все твое бахвальство и самоуверенность? Похоже, назначать тебя Зеро было большой ошибкой.
  Он встал над своим врагом и ждал его ответа, но тот молчал.
  - 'А сейчас пришло время поставить тебя на колени!'
  Сонидо!
  Карас успел поставить блок, но Тоусен не собирался ослаблять напор и просто продавливал своего противника, стараясь вбить его в землю, поставить перед собой на колени и заставить сдаться. Он потому и не наносил совсем уж смертельных ударов, лишь слегка резал плоть врага, дабы принести тому побольше боли и сломать решимость.
  - 'Да, пади, умоляй и...'
  - Хр-р-р-р-р... - послышался храп.
  Только сейчас, отринув свои мысли и начав более детально чувствовать реацу Караса, он осознал, что его оппонент просто... спит...
  - Хре-е-е-е... булочки... - пробормотал он.
  - УБЛЮДОК! - взорвался от ярости Канамэ.
  Волна реацу отбросила Куроки на несколько десятков метров и протащила его по песку.
  - А? Что? - поднялся он и отряхнулся. - Прости, ты так медленно двигался, что я уснуть успел, пока дождался твоего удара. Ты слишком много думаешь.
  - Что ты задумал? Как ты не пострадал?!
  - Даже этого понять не можешь? - фыркнул Зеро. - Ну и скука.
  Кровь духов и рерьёку - суть одна. Из каждой раны можно почувствовать истечение духовной силы. Но сейчас на враге вообще не ощущаются раны. Канамэ точно помнил, что пролил его кровь, он чувствовал ранения, чувствовал ушибы и травмы, но сейчас все это пропало, будто никогда не было. У Караса неплохая регенерация, но даже она бы так быстро всего не вылечила - только сам Тоусен на такое способен, и его восстановление лучшее во всем Лас Ночес.
  - М? А сам не догадался? - усмехнулся Карас. - Мог бы уже и заметить.
  Несколько секунд Канамэ пытался понять, что именно происходит, а затем все же почувствовал... отток своих жизненных сил.
  - Ублюдок! - зарычал он, срывая со своего плеча нити.
  - Расширь арсенал ругательств - тебе не помешает. Я же еще навешу, - пожал враг плечами.
  - Ненавижу...
  - Плевать. Но теперь я вижу, что ты не давишься лицемерием. Да. Уже нет... Ты просто тонешь в нем. Ты предал все, что мог. Своих товарищей. Свою собственную сущность. Даже память своей подруги, что теперь навеки запятнана пролитой тобой кровью. Ты омерзителен.
  - Не тебе меня судить!
  - Да, не мне, но тогда кому? Всем вокруг на тебя плевать, а другим нет дела до твоих эмоциональных угрызений. Сам-то ты себя считаешь достойным утопии, к которой так стремишься?
  - Опять заготовка от Сэйто Такеру? - попытался отразить укол бывший капитан.
  - Нет. Мне правда интересно, осталось ли в тебе хоть что-то человеческое? В конце концов, самопожертвование во имя 'общего блага' для фанатиков в пределах нормы, а от пришедших к очередному гуру за чудом сектантов ты отличаешься только личной силой да крутизной 'пастыря'. Знал бы ты, сколько я твоих братьев по разуму пересажал...
  На это Канамэ лишь заскрежетал зубами от гнева.
  Как же его бесил этот человек! Его безответственность, его расслабленность и полное неуважение к врагу.
  - Не ответишь? Ну ладно... - произнес он, крутанув свое оружие в руке. - Подхвати потоки ветров, Куроцубаса... - его вакидзаси превратился в черную саблю. - Тогда я покажу тебе... что такое боль...
  Резко пропадает!
  Тоусен успевает поставить блок, но только в самый последний момент.
  - Отличная реакция, - усмехнулся Карас. - Но я могу быть еще быстрее.
  Боль!
  Резкая и сильная боль в спине.
  Росчерк лезвия вдоль позвоночника и снятая с костей кожа. Регенерация пустого тут же начала залечивать все повреждения, но боль не торопилась покидать его разум.
  Взмах!
  Он попытался достать врага, но теперь у того оружие стало длиннее, а потому он быстрее сократил дистанцию для удара. Бывший капитан успел отступить на полшага, избегая Иккоцу, но в следующий миг изогнутое лезвие полоснуло его по груди.
  - Агр-р-р!
  Серо!
  Канамэ быстро формировал атаку, но попасть во врага не сумел. Пусть его реакция и сила превосходили соперника, но в скорости он ему полностью уступал. Потому он не просто увернулся от серо, но и успел отпустить очередной комментарий по этому поводу.
  - 'Хватит, успокойся, - одернул он сам себя. - Эмоции притупляют мои чувства'.
  Он заставил себя проигнорировать слова врага, не поддаться на провокацию и восстановить полную концентрацию. Скорость Караса ужасна, ведь теперь он применяет не сюнпо, а свою личную технику передвижения, а потому расслабляться больше нельзя.
  Раны очень быстро затянулись, так быстро, что он даже сам не заметил этого.
  Канамэ вновь начал ощущать мир таким, какой он есть на самом деле.
  Чувство опасности позади, и он отводит туда клинок, тем самым заблокировав удар в спину. Затем слева, справа, снизу, сзади, с какой бы стороны Карас ни наносил атаки, Тоусен знал о них наперед, а благодаря своей чудовищной силе даже на таком ускорении он легко удерживал любой удар.
  Удар! Удар! Удар!
  Скорость атак увеличилась, но, зная наперед о них, для него не было проблемой защититься.
  - 'Здесь!' - почувствовал он и вместо блока атаковал сам.
  Два клинка встретились - и мощь его силы обрушилась на изогнутую саблю противника, а затем Канамэ сделал шаг вперед. Противники сцепились в клинче. Даже такой мастер техник передвижения как Куроки нуждается в равновесии для их применения и не может уйти, подвергаясь прямому давлению противника.
  Канамэ был сильнее и имел двуручный клинок против одноручного. Несмотря на отчаянное сопротивление, меч приближался к телу Зеро Эспады. Впрочем, чернокожий капитан не собирался ставить все только на силу. Маска треснула, образуя уродливую пасть, внутри которой заклубилось формирующееся Серо.
  ... А затем Канаме осознал себя в полете.
  - 'Они Декопин'? - понял он по окружающим потокам реацу. Карас отбросил его с помощью Хакуда. В следующий раз Тоусен не сделает ошибки, оставив его свободную руку без внимания.
  Быстрее, пока противник еще ошеломлен!
  Сонидо...
  Атака пришлась на плечо, прервав его движения и закрутив в воздухе, а затем еще две такие ударили в спину.
  Сильно, но не смертельно, а потому...
  Лезвие клинка проходит прямо у лица, и лишь чудовищными усилиями он не попал под него. Он собирался ответить своим ударом, но в следующий миг нечто бьет его в живот, выбивая воздух из легких и просто вбивая его в землю.
  - Ты там не устал еще? - издевательски произнес Куроки. - Если нужно передохнуть, так и быть, я подожду.
  - Сволочь, - он вновь начал терять самообладание. - Что это было?
  - Это моя новая техника, - ответил он, выставив руку. За одно мгновение он сформировал маленькую сферу, которая на чудовищной скорости устремилась к нему. Канамэ пытался увернуться, но просто не успел, и сильный удар пришелся в ногу. - Я называю его Бала Чорро*. Ну, сам понимаешь, увидев хоть раз, как Ямми выпускает Бала, нельзя не подумать о том, чтобы дополнить его Хакуда. Из классического, правда, подходящего приема не нашлось, но я в свое время от скуки поизучал смертные боевые искусства... Мугурума-тайчо тоже ими увлекался, так что ты должен знать, что такое 'джеб'. Легкий, но быстрый удар, небольшой впрыск реацу в мышцы для большего ускорения - и вот уже бала летит так, что я сам ее не замечаю. Правда, контролировать сложновато, до сих пор иногда промахиваюсь.
  Осознание того, что ему вот так легко раскрыли этот козырь, серьезно ударила по и без того шаткому самообладанию. Карас спокойно раскрыл ему свой козырь, будто не боялся, что это используют против него.
  - В этом и есть наша разница, Тоусен, - говорил тот. - Твоя сила крута, я не спорю. По физическим параметрам ты даже Ямми смог бы перебороть, ну не в полном высвобождении, конечно, но все же. Иеро у тебя мощное, ты чудовищно силен, а твоя реакция и восприятие так велики, что компенсируют мою скорость. Но большая часть этой 'великой силы' была тебе просто подарена... - он покачал головой. - Я же каждый день учусь, тренируюсь и совершенствуюсь. Моя сила - это результат многих лет упорного труда, опыта и самообучения, а ты вышел на бой со мной, даже толком не изучив себя. Это жалкое зрелище.
  - Ублюдок!
  - Ты бы поучился ругаться хоть у Ямми, а? У него и то разнообразней репертуар, - фыркнул он. - А пока...
  Стойка Караса изменилась вновь. Встал в пол-оборота, расставил ноги, присогнулся и завел оружие за спину. В следующий миг его тело начало источать реацу пустоты, наполняющее его тело звериной мощью, которая свойственна только чудовищам.
  - Эту технику я еще не завершил, - произнес он. - Это лишь то же самое Мангецу, но при использовании Кокуда.
  С трудом он подавил свою ярость и вернул концентрацию, решив действовать уже проверенной тактикой. Он примет этот удар, заблокирует его, а затем, когда враг откроется, контратакует.
  - 'Ну, давай, посмотрим, чего ты стоишь...'
  
  ***
  
  Ярость, бешенство, злость - сейчас эти эмоции бурным потоком крутились в моей голове. Они пытались завладеть мной, подчинить меня, подхватить мой разум в свое безумие и утопить окружающий мир в боли и страданиях.
  Все, как всегда.
  Когда пробуждается Кокуда, меня всегда тянет быть злее.
  Но я не поддаюсь, а лишь отмахиваюсь от этого неприятного жужжания в черепе.
  Тоусен уже приготовился. Он ждет моей атаки, хочет принять ее, а затем ударить в ответ.
  Ну, шанс у него есть, вот только это будет уже не прошлое Мангецу.
  Полнолуние - сильная атака, использующая все мое тело; каждый мускул участвует в построении, а потому его скорость и сила очень велики. Даже когда я применял костяной меч, мощь этого удара была так велика, что могла сразить одно из сердец Геракла. А сейчас мне не нужно сдерживать мощь, боясь повредить свой клинок, и, более того, со мной реацу синигами, коей я могу защитить тело от разрушительного воздействия Кокуда. Я могу высвободить полную силу, не боясь разрушить ни мышцы, ни меч.
  Шаг...
  Начало движения.
  Импульс, идущий от кончиков пальцев ног в пятку, затем в колено, оттуда - в бедра и тазовую кость.
  Следом идет корпус, который тянет руку с оружием.
  Тело совершает круговое движение.
  Шаг...
  Мощь пустого, переполнившая тело, позволяет совершить все это за какие-то доли секунды, моментально сокращая дистанцию между мной и врагом.
  Эта техника еще далека от завершения, она еще толком не опробована, у нее даже название еще не определено. Но этого мне достаточно.
  И если бы я имел привычку придумывать имена незавершенным техникам, я бы назвал ее...
  Гешшоку!**
  Останавливаюсь...
  Движение закончено, а потому я убираю меч обратно в ножны.
  Канамэ принял атаку на себя, он даже ее заблокировал, вот только...
  Поворачиваюсь и смотрю на огромный кратер, образовавшийся от столкновения тела Тоусена и земли. Яма довольно глубокая, и даже с его живучестью он вряд ли сохранил хоть одну целую кость. Да, сила его велика - я думал, что разрежу его пополам, но он выдержал; вот только какой от этого толк, если тебя переломало в фарш?
  - Лунное Затмение... узрев его однажды, уже никогда не забудешь, - произнес я. - Надеюсь, тебе этого хва...
  - Сузумуши Хъякушики: Гриллада Грилла! - прозвучал яростный хрип.
  В следующий миг колоссальное количество реацу ударило волной во все стороны.
  Мощь, ужасно огромная мощь, что была сейчас, яростнее и безумнее, чем та, что окружала Ямми. Такая же давящая, как полная сила Старка, и столь же холодная и жестокая, как аура Улькиорры.
  Это не банкай...
  Это... ресурексион...
  Похоже, он окончательно отказался от своей сущности синигами. Нет, он уже не синигами, а просто арранкар...
  - Ну, вот опять...
  
  
  
  *Бала Чорро - Реактивная Пуля.
  **Гешшоку - Лунное Затмение.
  
  
  
  
  Глава 54. Живучая тварь.
  
  - Говоришь, я слаб... - прозвучал голос, но громче, чем когда-либо.
  Закрутившаяся вокруг него пыль начала медленно оседать.
  - Говоришь, я недостаточно силен... - продолжил он.
  В облаке появился крупный силуэт.
  - Это... мощь, превосходящая Эспаду... - Тоусен говорил тихо, но такой мощный голос невозможно сделать тихим. - ЭТО СИЛА, ПРЕВОСХОДЯЩАЯ ДАЖЕ ТВОЮ!
  Волна реацу оттолкнула пыль и просто сдула окружающие нас барханы и скалы. Такая огромная мощь, что камни просто крошились, а слабый духом мог умереть от разрыва сердца.
  Теперь я могу четко видеть его.
  Ну и тварью он стал!
  Вот, значит, какой у него ресурексион.
  Смотрится мерзковато.
  Выглядит как огромное насекомое, покрытое черной шерстью, с четырьмя руками, огромной головой-маской, из нижней части которой видны остатки его лица, но с заострёнными зубами. За спиной у него большие крылья, которые явно дают ему неплохую мобильность.
  Черт, и не поспоришь, что он очень силен - мощь в нем просто фонтанирует как вулкан.
  С маской он был силен, а сейчас стал еще мощнее.
  Придется попотеть.
  - Что?! - напрягся я, когда он начал... открывать глаза.
  Огромные глаза насекомого открылись, и он... посмотрел на меня.
  Да, именно посмотрел. Теперь не было того слепого всевидящего глаза, что, казалось, смотрит в саму душу, теперь он именно смотрит.
  - Вижу... я вижу... ВИЖУ! ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!! - он разразился мощным смехом и начал шататься из стороны в сторону. - Небо, песок, кровь! Все! Я вижу все вокруг себя! Ха-ха-ха-ха! - затем он взглянул на меня. - А ты действительно ничтожно смотришься. Как о тебе и говорили, ты жалок, Карас!
  - Кто бы говорил, - фыркнул я. - Уродцем каким-то стал, а еще меня критикуешь.
  Тяжело вздыхаю и качаю головой. Похоже, превращение в пустого и прозрение сильно повлияли на его сознание.
  - Значит, ты полностью отказался от своей силы синигами, - вздохнул я, смотря на это существо. - Это еще более жалкое зрелище.
  - Не желаю слышать это от тебя!
  - Я не просил этой силы... Я не желал ее никогда и был бы счастлив - останься я собой... Но я принял свою истинную сущность. Принял себя таким, какой я есть, и горжусь этим.
  - Слова ничтожества... УМРИ!
  Он тут же бросился на меня в атаку.
  Удары! Десятки ударов одновременно его четырьмя руками с огромными когтями на пальцах!
  Косоку! Косоку! Косоку!
  Уклоняюсь от этой неисчислимой волны атак, что несется на меня со всех сторон одновременно.
  Перемещаюсь в сторону, но благодаря крыльям его сонидо весьма быстрое, и он успевает добраться до меня.
  Удар! Удар! Удар!
  Его руки, словно бесконечное колесо, непрерывно атакуют, словно я вновь оказался в бою с Медузой, и ее кучи клинков, но теперь сильнее, намного сильнее.
  - 'Одно неверное движение - и я покойник', - промелькнула мысль в моей голове.
  Сила его атак сейчас так велика, что даже я, подключившись к нему нитями, вряд ли переживу попадание.
  - 'Однако...'
  Взмах клинком и рывок вперед.
  Косоку!
  - А-а-а-а-а-а-а-а-а-р-р-р-р! - закричал Канамэ, когда я отрезал ему руки.
  - 'Слишком медленно....'
  Четыре части тела падают на песок, и кровь фонтаном брызгает из него.
  Тоусен резко разворачивается и пытается достать меня своим хвостом, на что я уклоняюсь и молниеносно проношусь мимо него, попутно рассекая ему бок и срезая одно крыло.
  Огромный монстр падает на землю и крутится от боли, разливая кровь и вопя во все горло. Да, это чертовски больно, когда тебя режут.
  Резко в сторону!
  В последний момент я чуть не подставился под удар.
  - Так и думал, - нахмурился я, когда увидел одну из рук, что чуть было не снесла мне голову. Руку, что была на месте, а не валялась отдельно.
  Я точно отрезал их все, но...
  Ах вот оно что.
  - У тебя бешеная регенерация, Тоусен, - сказал я, смотря на абсолютно здорового монстра. - Но раненым ты притворяешься паршиво. Така бы не оценил.
  - Хватит упоминать этого мерзкого лжеца! - выплюнул он эти слова.
  - Лжеца, которому ты дважды продул. Так что смирись со своей паршивой судьбой.
  - Ублюдок! - злится он. - Я убью тебя! Убью! Убью! Убью! Убью! УБЬЮ!!!!
  С этим криком он высвободил всю свою чудовищную силу. Теперь он перестанет играть и будет максимально серьезным. Мне нельзя больше играть с ним.
  - Эх, а я надеялся обойтись без этого, - вздохнул я. - Похоже, выбора нет, - делаю глубокий вдох. - АЙЗЕН! - кричу во все горло. - ОСТАНОВИ ЭТОТ БОЙ, ИНАЧЕ ОДИН ИЗ НАС УМРЕТ!
  Он в любом случае слышит меня. Не может не слышать.
  - Что такое, Карас? Испугался?! Решил сдаться и молишь о защите?!! Ха-ха-ха-ха-ха-ха! Ты и правда жалок!
  Я проигнорировал его слова и стал ждать ответа.
  Так прошло несколько секунд, где единственным звуком был лишь издевательский смех Тоусена.
  - Ну, раз он молчит, то, значит, я могу не сдерживаться, - пожал я плечами и перехватил саблю обратным хватом. - Мне запрещено убивать кого-то из Эспады... - с этими словами я отрываю вторую ногу от земли. - Мне запрещено пытаться убить или просить убить кого-то, кто мне не нравился из Эспады... - Отвожу клинок за спину так, что острие показывается из-за моего плеча как крыло. - Но ты, Тоусен... другой разговор... - Чуть пригибаюсь и слегка сгибаю ногу, а второй рукой тянусь к земле. - Тебя меня никто не просил щадить...
  Стойка Пикирующего Ворона...
  - Начнем...
  Ускорение!
  Активирую силу моего меча - и устремляюсь на противника на полной скорости.
  Он тут же атакует всеми четырьмя отросшими руками, но я легко прохожу все десятки ударов его лап - и сближаюсь.
  Удар!
  Моя сабля вспарывает его бок, но я не прерываю движений и устремляюсь вперед, оставляя на теле врага глубокую рану вдоль всего тела, и заканчиваю удар на хвосте.
  - А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!
  Косоку!
  Перемещаюсь, уходя от атаки хвостом, и отталкиваясь от воздуха, обхожу его удары.
  Резко закручиваюсь вокруг своей оси и устремляюсь в таком состоянии вперед, проходя через спину, срезая крылья и рассекая тело вдоль позвоночника.
  Косоку!
  Срезаю его ноги.
  Косоку!
  Отрезаю хвост.
  Косоку!
  Три руки отделяются от тела.
  Косоку!
  Из груди врага вырывается фонтан крови.
  Косоку!
  Пальцы на вновь появившихся руках отпадают.
  Косоку!
  Левый глаз взрывается.
  Косоку!
  Удар в челюсть ломает ее и выбивает передние зубы.
  Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку!
  Мир тонет в криках, кровь настоящим дождем опадает на песок, окрашивая его в алый цвет. Удары, десятки, сотни атак со всех сторон, из всех направлений, на огромной скорости, которая просто недоступна Тоусену, и он ничего со мной не может поделать. Только боль ощущает он, агонию, в которой постепенно тонет его разум.
  - Ты можешь отращивать конечности, залечивать любые раны и быть хоть тысячу раз бессмертным, - говорю ему. - Но я просто буду резать тебя быстрее, чем ты регенерируешь. И буду убивать тебя столько раз, пока даже ты не достигнешь предела своих возможностей.
  - А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! - вопил он, уже, похоже, потеряв возможность говорить, и только ненависть ко мне в заполненном болью разуме не дает ему потерять сознание.
  Он пытается меня достать, пытается задеть, но ничего поделать с этим он просто не сможет.
  Бросается на меня в отчаянной попытке хотя бы раз достать, на что я лишь поднимаю руку.
  Бала!
  Десяток алых сфер срываются с моей руки и пробивают тело огромного насекомого, наделав в нем дырок, как в решете.
  Туша Тоусена падает на окровавленный песок...
  Он тяжело дышит, его тело уже восстанавливается значительно медленнее. Он дрожит, он стонет, и хриплое дыхание достигает меня.
  Став пустым, он стал сильнее, а про его живучесть и говорить нечего. Даже сейчас в таком состоянии он очень далеко от смерти. Хотя отчасти потому, что я все же соврал, убить я его пока не пытался.
  Да, я могу сейчас его убить, но все же не спешу этого делать.
  Одно движение - и его голова отделится от тела, всего взмах - и кишки вывалятся из его живота, один укол - и острие моего меча пронзит его сердце, всего удар - и его позвоночник станет пылью.
  Но я все же не делал этого, просто убивая его и мучая.
  Айзен ничего не сказал, но более чем уверен, что, решись я нанести финальный удар, он остановит меня. С силой его меча ему не нужно даже появляться: я просто промахнусь или еще что-нибудь.
  Приземляюсь на окровавленный песок и медленно иду к медленно залечивающейся туше. Песок, мокрый от крови и почти ставший грязью, неприятно хлюпает под ногами, но я все равно не спеша приближаюсь.
  Думаю, я достаточно избил его, чтобы он успокоился.
  Если продолжить, то он может и умереть, а этого Айзен может не одобрить...
  - КАРАС! - завопил Тоусен и поднялся. Кровь уже перестала течь из его тела, а раны затянулись, пусть и не до конца. Все же даже его организм имеет пределы, вот только он сейчас в куда более выигрышном состоянии, чем я. - УМРИ! УМРИ! УМРИ! - кричит он и начинает концентрировать у глаз две зеленых сферы. - ЛА МИРАДА!
  Два луча выстрелили из сфер и соединились посередине, а вся эта объединенная мощь направилась чисто на меня.
  Косоку!
  И тут пространство и духовная сила просто ускользают из моего контроля.
  С трудом, но мне удается отпрыгнуть и спастись от этого удара, но меня все же задело немного, и сильный ожог руки отдается дикой болью во всем теле.
  Мрак! Что происходит?...
  
  ***
  
  В это самое время в нескольких километрах от эпицентра битвы...
  Его губы растянулись в улыбке, а в глазах появилась почти детская радость.
  - Тебе не стоило меня злить, Венганза... - произнес он, поправив свои очки. - Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
  
  
  
  
  
  Глава 55. Номер.
  
  Черт!
  Заэль!
  Пространство и окружающая реацу вдруг стали мне просто неподвластны...
  - 'Куроцубаса, что происходит?'
  = 'Я не знаю, - взволнованный голос моего меча ответил мне. - Что-то мешает нам. Оно слишком слабо, чтобы влиять на тебя самого, скорее, это какое-то поле, что изменяет окружение'.
  В ее голосе сквозила паника, и я понимал причины такого.
  Это не просто неспособность к техникам передвижения. Если я не могу опереться на духовные потоки, значит, я не могу создать под ногой стабильную опору. А без этого сражаться на песке - самоубийство.
  Дьявол!
  - ГО-О-О-О-О-О-О!!! - взревел он, будто потеряв остатки разума.
  Словно одичавшее животное, он накинулся на меня, с куда более яростными и дикими атаками, которого загнали в угол, и оно теперь готово хоть зубами рвать меня, наплевав на гордость или адекватность. Удары четырех лап сейчас были хаотичными и неупорядоченными, но при этом трудно предсказуемыми, а потому я лишь чудом в моем состоянии уворачивался от них, понимая, что одна ошибка будет стоить мне жизни.
  - 'Как давно я не был в столь тяжелом состоянии, - поморщился я. - Я уже и забыл, как близко к смерти я могу быть...'
  Удар! Удар! Удар! Удар!
  - А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! - кричит он, ускоряясь на свой максимум. От такого напряжения его раны открылись - и кровь брызнула во все стороны.
  В какой-то момент я не успеваю увернуться и вынужден блокировать его лапу.
  УДАР!
  Дикая мощь его атаки просто сносит меня и отшвыривает на сотни метров.
  Тоусен взлетает в воздух, тем самым еще сильнее открывая свои раны, и дождь крови орошает пески вокруг.
  Он завис надо мной и всеми руками начал рисовать в воздухе круги, которые тут же начали наполняться силой и искрились зелёным светом.
  - 'Нехорошо! Я не смогу увернуться!'
  Не знаю, что за прием он собирается использовать, но я не думаю, что смогу уклониться от него.
  - 'Выхода нет'.
  Поднимаю клинок и закрываю глаза.
  Я не могу убежать, я не могу уклониться или достать врага, сейчас даже бала или серо ничего не смогут поделать, а потому есть только один прием, который может меня спасти.
  Вокруг клинка начинают искриться черные молнии...
  Только бы успеть.
  Чернота, извлекаемая из глубин моего отчаяния, от черноты моей ненависти, из самых опасных участков моего разума, из моего... безумия... Ядовитая, полная неутолимого голода и злобы, обиды, мощь. Пульсация, идущая во мне, переходит в мое оружие и окутывает его губительной силой из самых потаенных мест моей тьмы...
  - УМРИ, КАРАС! - подал он голос. - Лос Нойвэ Аспектос!
  Звуковая волна устремилась в мою сторону, а мне остается только ответить.
  Взмах клинком - и тьма срывается навстречу.
  Сэро Оскурас!
  
  ***
  
  Взрыв!
  Такая мощь от столкновения двух сил, что даже Тоусена с его силой отбросило в сторону, и он был вынужден приземлиться на торчащие обломки скалы.
  От удара небо над ними потрескалось, показывая, что даже купол поврежден и иллюзия начинает сбоить.
  - Ха-а-а-а-а... Ха-а-а-а-а... Ха-а-а-а-а-а... - тяжело дышал Канамэ.
  Раны вновь затянулись и повреждения постепенно устраняются, но даже так он сам был близок к смерти, как никогда. Если бы Карас продолжил его так резать, то даже его организм не выдержал бы.
  - 'Мое зрение ослабляет мое восприятие, - поморщился он. Уж себе он мог признать, что обретенное прозрение все же негативно сказалось на нем, и он стал хуже управлять остальными чувствами, отчего Карас так легко мог его ранить. Да, скорость у того просто бешеная, но все же, если бы не его собственная самоуверенность и хотя бы попытка отработать новую силу перед этой битвой, все могло бы быть легче. - Моя ошибка, я слишком самоуверенно действовал'.
  Теперь, когда боль несколько утихла и эмоции перестали так сильно давить, бывший капитан стал ждать и внимательно смотрел. Облако поднявшейся пыли скрыло противника, и он не ощущается, но пока нельзя расслабляться, учитывая, что Карас мастер скрытности, нельзя быть наверняка уверенным в его смерти.
  - 'Почему он не уклонился? - спросил он сам себя. - В тот момент я поддался эмоциям и плохо соображал, и потому использовал эти приемы. Но вместо того, чтобы легко увернуться, он встретил мою атаку своей. Что-то здесь не так...'
  Действительно странно, а потому сейчас, размышляя над этим, он и правда замечал странности. Теперь, когда эйфория от силы и могущества прошла, разум подкидывал ему всю картину того, как Канамэ действовал, и осознанное не радовало его тем, что происходило.
  - 'Ошибки... много ошибок... Я думал после поражения от Сэйто Такеру я учел свои минусы...'
  Но он все же расслабился. Эта сила опьяняет, эта сила дает невероятное блаженство, могущество, и даже он поддался этому мимолетному чувству.
  Вскоре пыль начала оседать...
  Присмотревшись, Тоусен разглядел стоящий силуэт...
  - Пхе, ну и жуть, - прозвучал голос Караса.
  Он стоял там посреди огромной воронки, образовавшейся от встречи двух атак. Одежда по пояс порвалась, на теле было несколько ожогов и ран, но он был относительно цел, и спокойно стоял, положив свой меч себе на плечо.
  Один вид его, спокойно стоящего, и с тем же расслабленным выражением лица начал вновь бесить Тоусена. Он и не представлял, как вид этого паразита злит его - даже сильнее, чем этот лживый подонок Сэйто Такеру, которого Канамэ поклялся лично убить.
  - Думаю, на этом можно закончить, - стряхнул он с себя песок. - Удачи...
  - ЧТО?! - закричал бывший синигами. - Ты куда собрался?!
  - А? - на него посмотрели как на идиота. - Этот бой уже перестал быть нашим личным делом. Теперь, когда ты пришел в себя, должен, наконец, мозги включить. Может, если задумаешься, то все поймешь.
  Канамэ заскрежетал зубами.
  Злость вновь начала затоплять его рассудок, и он затрясся от гнева.
  - 'Он издевается надо мной! Все это лишь, чтобы поиздеваться надо мной! Все, чтобы унизить меня!'
  Перед глазами встала картина его позорного поражения от Такеру в куполе его банкая.
  
  - В том и смысл, - слышит он издевательский смешок этого мальчишки. Последнее, что он слышит, перед тем как окончательно потерять сознание. - Побеждает не сильнейший, а хитрейший...
  
  Затем картина того, как его поймали в ловушку эти ничтожные слабаки.
  
  Металлические руки сомкнулись на его запястье!
  - Попался! - усмехается маг.
  
  И вот сейчас.
  Враг просто унижает его, постоянно, каждый раз, показывая, как он слаб, глуп и бесполезен.
  Осознание этого довело Канамэ до такого исступления, что он просто потерял над собой контроль.
  - УБЬЮ! - его крик, что смешался с взрывом реацу, исходящей из его тела, заставил даже небо над ним потрескаться, а иллюзия, наложенная самим Айзеном-сама, начала сбоить. Ярость пустого, ярость существа силы Вастер Лорда, ярость обезумевшего от бешенства арранкара. - УБЬЮ!
  Сонидо!
  На полной скорости он рванул к цели, что не просто посмела издеваться над ним, а даже повернулась к нему спиной. Он повернулся к нему спиной, словно не видел в нем опасности или угрозы, исходящей от него!
  Четыре руки, напитанные силой, разорвут его; уже формирующиеся зеленые сферы сожгут и уничтожат останки этой жалкой плоти; вся его ярость будет обрушена на это тщедушное тело, а затем...
  Ощущение холодной стали на шее...
  На бешеных инстинктах Канамэ резко остановился, ощутив дыхание смерти прямо в собственном сердце...
  Он резко замер, застыл, его будто парализовало в каком-то метре от остановившегося Караса...
  Караса, который все также стоял к нему спиной и даже не повернулся...
  Холод клинка, который ощущался даже через густую черную шерсть...
  Глаз Тоусена медленно скосился влево и посмотрел на меч, который прикоснулся к нему... Меч, готовый в любой момент снести ему голову... Меч, от которого исходила чудовищная смертельная опасность...
  - Старк? - прошептал бывший синигами.
  Рядом с ним стоял... Койот Старк...
  Он стоял к нему боком и держал свой клинок у головы Канамэ, готовый в любой миг взмахнуть оружием и убить его... Убить без промедления или сомнений, просто убить...
  Затем он ощутил еще одно прикосновение стали... Оно не появилось только что, а было в тот же миг, что и первое, просто только сейчас Тоусен пришел в себя и ощутил это...
  - Гриммджоу...
  Синеволосый арранкар стоял с другой стороны, чуть позади, и был готов в любой миг вспороть ему брюхо и выпустить кишки.
  Клинок у лица... алые волосы, что слегка колыхались на ветру...
  - Эсперанса...
  Затем он, наконец, заметил и остальных...
  Всех...
  Почти всех вокруг...
  Клинки, извлеченные из ножен и направленные на него... Почти все клинки Лас Ночес....
  Старк и его 'сестра' стояли рядом и были готовы атаковать. Эсперанса была близко, а ее дети готовились к удару, как только будет необходимо. Гриммджоу готов нанести удар в любую секунду, а его подчинённые вместе с ним.
  Тут были и остальные...
  Вот Тия Харрибел вместе с ее подопечными обнажили клинки и лишь ждут команды для удара. Приварон Эспада тоже здесь, а вместе с ними и остальные нумеросы... Даже Ямми был тут - сложив руки на груди, он с мрачным выражением лица смотрел на него...
  - Ч... что... - шокировано произнес он, смотря на них всех.
  Они были тут... Все они были тут...
  Вся эта дикая стая волков-одиночек, которая никогда бы не объединилась друг с другом, и все они встали на...
  - 'На его защиту...' - осознал Канамэ...
  Он смотрел на них, и с каждым мигом осознания, что почти весь Лас Ночес встал на его пути, он злился...
  - Прочь с дороги! - закричал он. - Убирайтесь! Не смейте мне мешать! Это приказ! ПРОЧЬ!!! Грязные дерзкие ублюдки! Я приказываю вам убраться!
  Но никто не пошевелился.
  Никто не двинулся с места и не изменился в лице... Они все еще смотрели на него, как на врага...
  - Приказываешь? - прозвучал голос высоко над ним. - А какое право ты на это имеешь?
  Подняв голову, он увидел Баррагана...
  Сам бывший король прибыл сюда. Он сидел на своем костяном троне и был окружен своими подчиненными. Старейший пустой смотрел на него с неприкрытым презрением, смотрел сверху вниз, и глаза его четко показывали, какое отвращение к нему испытывают, и как смеются над ним.
  - Кто ты такой, чтобы приказывать нам? - ледяным голосом произнес Барраган.
  - Заткнись, Барраган! - злился бывший синигами.
  - Твои приказы ничего не стоят, - издевательски фыркнул бывший владыка Лас Ночес. - Или ты наивно полагал, что, став пустым, ты резко станешь одним из нас?
  - Я уже пустой! - крикнул он. - Я уже такой же арранкар, как и вы! И я сильнейший здесь, а потому...
  - Тогда где твой номер? - спросил старый пустой.
  Канамэ нахмурился, не совсем понимая, о чем с ним говорят.
  - У всех пустых в Лас Ночес есть номер, у всех членов Эспады, у всех фракционов, у всех... Даже у тех синигами, которых привел Венганза, и то есть номера... И если ты считаешь себя частью нас, то где твой номер?
  - Номер... - не совсем понимал он, в чем смысл.
  - Ты так высокомерно смотрел на всех нас... Как на животных, которых клеймили люди, как на жалкие инструменты, которые пронумеровали, чтобы различать. Ты сам стал монстром, как мы, но все же побрезговал стать с нами вровень... А теперь, когда речь зашла о подчинении, ты наивно посчитал себя чем-то равным нам?
  Теперь Канамэ осознал свою ошибку...
  Он действительно пренебрег тем, чтобы поставить себе номер, как у всех в Лас Ночес, показывая, что он, как и Айзен-сама и Гин, выше всех них и превосходит их. Даже став пустым, он не стал клеймить себя цифрой, а остался таким же, как и был, но пустые существа, что отличаются от синигами.
  Пусть они и стая, что ненавидят друг друга, но эти номера были для них символом того, что они хоть в какой-то части равны друг другу; даже Карас, пусть не был обязан этого делать, но поставил на своей ладони цифру...
  - Что-то тебя не туда понесло, твое величество, - осклабился Гриммджоу, - Номер ничего не изменит. Скорее, он будет ему полезен, - над рукой Сексты закрутилась реацу, складывающаяся в цифры, - Может, небольшое клеймо будет напоминать семьдесят восьмому о его месте? Не дело фракциону лезть в дела Эспады, когда его хозяин молчит.
  - А у тебя иногда бывают хорошие идеи, мальчишка. Но не дело нам клеймить чужой скот, его хозяину стоит сделать это самому... - Сегунда почему-то даже не обратил внимания на дерзкий тон Джаггерджака, - А ты, ничтожество, убирайся. Тот, кто даже не видит, что битва давно стала клоунадой, не имеет права говорить с нами...
  - Вы... - зарычал бывший синигами. - Вы... Вы... Вы... Вы все... - затрясся он. - ПРЕДАТЕЛИ!!! Я УБЬЮ ВАС ВСЕХ!!!
  Последние капли терпения пропали, и он просто сорвался с цепи.
  Ярость захлестнула его разум, безумный гнев на всех вокруг, предавших его, вставших против него и защищающих его врага. Быть может, будь он спокоен, то понял бы суть сказанного, но в заполненном безумием разуме не было других мыслей, кроме гнева и желания убивать.
  - 'Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью!!!'
  Волна мощи ударила от него, и он...
  - Достаточно, Канамэ, - прозвучал голос Айзена-сама.
  Из поступи вышел сам Владыка Лас Ночес - и волна реацу, пошедшая от него, что-то внезапно изменила.
  Лишь секунду спустя, Тоусен понял, что воздух вокруг наполнился насекомыми. Механическими насекомыми, что обычно использовались для наблюдения.
  - Заэльапорро, я не помню, чтобы давал тебе право распоряжаться моими следящими устройствами, и уж тем более - модифицировать их для своих нужд, - произнес в пустоту бывший капитан, - Если ты усмотрел в действиях Зеро произвол, ты должен был вызвать его на поединок или обратиться ко мне, а не действовать так... В качестве наказания я перевожу Року Паламию во фракцию Зеро Эспады. Надеюсь, ты понимаешь, что именно твое решение действовать через мою голову привело к такому результату?
  Октава... вмешался? А он даже не заметил. Да, Канамэ был увлечен битвой, но он отказывался поверить, что даже в таком состоянии его восприятие было слабее, чем у Ямми или Гриммджоу. Эспада не могла этого заметить! А значит, это все равно бунт!
  - Венганза... не будет... наказан? - выдавил он.
  - Он попросил одолжить ему чужого фракциона на время и получил от ее хозяина положительный ответ, не применяя заметного давления. Только и всего.
  - Но... как же...
  - Битва окончена, - произнес Айзен. - Прошу прощения за своего подчиненного.
  Тоусен застыл в шоке...
  Айзен-сама... явился... чтобы извиниться за его действия...
  Он положил руку на плечо Караса.
  - Не нужно... - покачал он головой, на что Зеро лишь фыркнул и пошел вперед, даже не обернувшись.
  А вслед за главой Эспады и остальные арранкары начали уходить. Некоторые пошли за ним, а другие - по своим делам...
  Сам Канамэ лишь стоял на месте, смотря на спину удаляющегося врага, пока силы не покинули его и он не потерял сознание...
  
  ***
  
  Как только Канамэ упал, его тело вернулось в изначальное состояние.
  Айзен склонился над своим подчиненным и покачал головой, понимая, в каком тяжелом тот состоянии. Если бы он продолжил бой, то, даже не получив новых ран, он от старых мог бы погибнуть. Его тело достигло предела, какого могло выдержать, и еще одна, как недавняя атака, его просто убило.
  - М-да, вовремя мы появились, - усмехнулся Гин, которого вся эта ситуация забавляла, а о здоровье Канамэ он даже и не думал. - Еще бы чуть-чуть - и Эспада разорвала бы его на кусочки.
  - Нет, - вздохнул Айзен, поднимая раненого. - Они бы просто не успели ничего сделать.
  - М? Это как? Что-то я сомневаюсь, что Канамэ-кун сумел бы хоть кого-то ранить в таком состоянии.
  - Нет, не смог бы, - вздохнул Владыка Лас Ночес. - Карас бы отсек ему голову в следующий миг, как он попытался бы атаковать хоть кого-то вокруг.
  Именно поэтому Айзен и решил прекратить весь этот цирк. Он и раньше хотел, но решил посмотреть, как поведут себя Арранкары.
  И их действия весьма удивили Владыку.
  Они изначально не собирались вмешиваться в бой. Дуэли они уважали и никогда бы не вмешались в них, но, как только Заэль применил свою ловушку, они собирались прекратить бой, но Карас не дал им это сделать, жестом показал подождать.
  Все же он беспокоился за свою репутацию, и, вмешайся его друзья тогда, это бы могло показать его не в лучшем свете перед всем Лас Ночес.
  А вот так, продолжив битву даже в таком состоянии и отразив сильнейшую атаку Канамэ, Карас четко дал понять всем, что он силен и опасен в любом случае. Только после этого он дал остановить поединок, но все равно был готов к смертельному удару.
  И если бы Канамэ напал именно на Караса, то тот, может, даже не убил бы его. Сильно ранил, очень сильно, но все же остановится в последний миг, не обрывая его жизнь. А вот когда бывший синигами нацелился убить остальных, тех, кого Карас считает своими подчиненными - то есть Эспаду и нумеросов - вот за них он бы убил, не задумываясь.
  И они это почувствовали.
  Они это оценят.
  - Ясно, - хмыкнул Гин. - А что будем делать с Заэлем? Думаете, ему достаточно?
  Глупо было вмешиваться в такой поединок и не бояться последствий. Айзен бы остановил бой, если бы кому-то из участников грозила смерть, но, если бы Карас все же погиб, он был бы очень недоволен. И пусть не сейчас, но прямо перед исполнением плана точно бы вызвал Гранца к себе и лично убил бы его. Но все обошлось, пока.
  - 'Похоже, я действительно недоглядел, - нахмурился Айзен. - Заэль слишком сильно верит в свою безнаказанность'.
  Все же стоило после события с Нелл если не наказать ученого, то хотя бы отчитать, но тогда Соске был слишком сильно занят, чтобы заниматься этим. И вот теперь результат: Заэль начинает вредить его планам, что может негативно сказаться в будущем. Теперь мысль позволить Карасу казнить Октаву не казалась такой расточительной. Если бы не нужда в помощи при расчетах, которые бы самому Айзену делать еще немало, он бы давно избавился от зарвавшегося подчиненного, но пока, увы, еще в нем нуждается.
  - Ну, Карас сам просил меня не вмешиваться. Я бы даже этого не сделал, если бы Заэль не сделал свой ход настолько публичным, - усмехнулся Владыка Лас Ночес. - Раз Венганза сам заварил эту кашу, пусть сам и расхлебывает...
  С этими словами он понес раненого Канамэ в лабораторию. Его нужно вылечить, а затем провести полный осмотр. Похоже, пустота все же слишком сильно на того влияет...
  
  
  
  
  Эпилог.
  
  Они сидели втроем в закрытом помещении, где не было посторонних. Разве что несколько лоботомированных болванчиков, что обслуживали хозяина и гостей, и не более.
  Заэль же выглядел крайне мрачно сегодня.
  Проблемы свалились на него весьма неприятным потоком.
  Сначала этот подонок Зеро отнял его подчиненную, нагло отобрав ее у него. Он донес эти сведения до Канамэ Тоусена, так как знал, что тот давно ищет предлог для битвы с Венганзой, и надеялся, что синигами сумеет если не убить, то сильно ранить этого подонка. Но на всякий случай подстраховался, настроив собственноручно модифицированных роботов Айзена на излучение поля нужной конфигурации. Он дождался пока Канамэ Тоусен будет не в состоянии заметить активации и включил эмиттеры, дав тем самым уже арранкару возможность победить, но все провалилось, а затем еще и остальные появились и остановили бой.
  Эспада ловушку точно увидела, они теперь знают, кто ее сделал, и это знает сам Венганза, но пока почему-то никаких действий не предпринимает.
  Лишь то, что Айзен-сама уже вынес свой вердикт и будет недоволен самосудом, удерживало Зеро и остальных от штурма его лаборатории.
  - Похоже, у тебя большие неприятности, - усмехнулся Нойтора, отпивая чай. - Пф, ну и гадость. Та ничтожная самка готовила его лучше.
  - Ты и сам не лучше, - фыркнул Гранц. - Не забывай, что Венганза копает под нас, и лишь благодаря слову Айзена-сама он еще не пришел за нами.
  - Пусть приходит, и я убью его! - оскалился Куинта. - Я не боюсь!
  - Идиот, он убьет тебя раньше, чем ты поймешь, что он рядом с тобой, - фыркнул Октава. - Я установил ловушку, основываясь на тех данных, что сумел собрать, но даже так, он все равно выжил. Второй раз он на такое не попадется.
  - Это точно, - произнес Аарониеро. Девятый Эспада снял свой шлем и предстал в человеческом облике без своей колбы. Так он был куда разумнее и имел хотя бы псевдосознание, что не тонет в голоде. - У меня есть воспоминания о его прошлом, пусть лишь крупицы, и он наверняка уже все о вас знает, но чего-то ждет.
  - Чего ему ждать? - не понял Нойтора. - Он же тут и так главный, может прийти и убить нас.
  - Он ждет, когда Айзен-сама уйдет, - произнес Восьмой. Оба собеседника повернулись к нему с немым вопросом на лицах. - Айзен-сама когда-то посвятил меня в часть своих планов, когда мы работали вместе... - сказал он. - Когда он заманит в Лас Ночес часть капитанов-синигами, тем самым раздробив силы Готея, он с первыми номерами Эспады отправится исполнять основной план, а нас оставит убить синигами.
  - Значит, Венганза ждет, когда Айзен-сама отвернется, чтобы спокойно убить нас, а потом свалить всю вину на синигами?
  - Это самый логичный вариант, - согласился Заэльаппоро.
  - И что тогда делать?
  Вопрос повис в воздухе.
  Пока что они живы и Зеро не тронет их. Точнее, Заэля и Нойтору: Аарониеро тут в целом ни причем, хотя он и понимал, что жив пока только потому, что не провоцирует Венганзу. Да, он хочет сожрать тех детей, обглодать их кости и насладиться муками, но инстинкт самосохранения четко давал ему понять, что, если он не удержит аппетит в узде, его убьют раньше, чем он даже слово скажет.
  - Мы убьем его, - заявил Октава.
  - Что?!
  - Как?
  - Не сейчас, - пришлось вздохнуть Заэлю. - Мы дождемся того дня, когда Айзен-сама уйдет. Мы подготовимся. Разработаем план. Создадим нужные нам условия. А пока будем сидеть и готовиться. А затем, когда придет время, мы нанесем наш удар...
  - Но как объяснить все это Айзену-сама? - спросил Куинта. - Не думаю, что он обрадуется...
  - Айзен-сама ценит эффективность, а не бесполезный мусор, - усмехнулся ученый. - Не будь это так, он давно бы сказал что-то после того, как мы избавились от Неллиел. А значит, если мы убьем Венганзу и избавим Лас Ночес от ничтожных паразитов, он будет доволен. Когда он вернется сюда, его будут ждать чистые стены и отсутствие слабаков.
  Эта идея понравилась остальным.
  Они улыбнулись, понимая правоту слов ученого.
  В этот момент в голове каждого возникла мысль, как провернуть все с выгодой именно для себя и даже с возможностью потом избавиться от союзника, чтобы обезопасить свою жизнь.
  И, если бы они не были поглощены этими мыслями, они бы заметили, что один из лоботомированных болванчиков странно моргнул и отвернулся...
  
  ***
  
  Отодвинув штору, он вышел на балкон, чтобы немного подышать свежим воздухом и передохнуть. Все же лечение Канамэ после такого боя было весьма непростым делом, подчиненный израсходовал почти все силы и был близок к смерти от истощения.
  Теперь, обдумывая всю ситуацию со стороны, он все же пожалел, что не вмешался сразу. Репутация Канамэ перед Эспадой и так оказалась подточена, а тот еще и почти погиб. Все же Карас действительно опасный боец - даже будучи лишен своего шундо*, он не слишком ослабел.
  Заэль все же зря применил ту ловушку, теперь Карасумару будет о ней знать и точно поймет, на что его враг способен - второй раз не попадется. Но это уже пусть они сами между собой решают, Соске уже решил, его вмешательства было более чем достаточно. Заэльаппоро, в любом случае, отработанный материал. Как только Айзен начнет исполнение плана и покинет Лас Ночес, Гранц умрет, и это уже ничто не изменит.
  Жалко немного - все же Заэль был одним из первых его соратников среди пустых и, будучи некогда очень могущественным Вастер Лордом, они многому друг у друга научились, практически стояли в основании Эспады.
  Но непомерное эго и самоуверенность сыграли с пустым злую шутку, превратив его из самого могущественного создания Хуэко Мундо в слабейшего из Эспады. И ладно это, но, похоже, отделение части своей души очень негативно сказалось на его мозге, отчего при всем гениальном интеллекте Заэль может проявлять поразительную близорукость и несообразительность.
  Увы, исправлять это не только поздно, но и сам ученый почему-то считает себя совершенством.
  Но, так или иначе, это уже не его проблемы. Пусть сам разбирается, он мешать не станет.
  Айзен посмотрел со своего балкона на весь раскинувшийся под ним Лас Ночес.
  Крепость внушала, она восхищала, и этот вид действительно радовал синигами. Да, это все результат иллюзии, но даже так смотрится действительно приятно. Еще бы море добавить и зеленые насаждения, и это место действительно можно будет считать кусочком рая в пустоте.
  Но, увы, на это и времени нет, и смысла этим заниматься - тоже.
  - Этим будет заниматься уже Карас, - усмехнулся Айзен.
  Да, Карас порадовал Айзена. То, ради чего он и был приведен сюда, он выполнил с поразительной скоростью и точностью.
  Арранкары по своей природе одиночки, которые предпочитают маленькие компании или вообще никого постороннего. Они как кучка волков, которых насильно загнали в одну клетку и запретили грызть друг другу глотки. Вот они и сидят по углам, рыча, скалясь и выжидая атаки врага.
  Пусть ими в таком состоянии легко управлять, но все, на что они годятся - быть приманкой для некоторых капитанов или пугалом для Генрюсая, что, благодаря им, не осмелится явиться без свиты капитанов, только мешающих ему явить истинную силу.
  Чтобы стать настоящей силой, им надо для этого стать едиными. И не под железной пятой неодолимого тирана, нет - им нужен был 'первый из равных'. И поэтому Айзен посадил к ним еще одного волка.
  Волка волевого, умного и опытного. Волка, который начал постепенно подминать под себя всех остальных, и к каждому находя свой индивидуальный подход. Он показал свою силу и свирепость, а потому те, кто ценили это, пошли за ним. Он сумел найти общий язык, сумел достучаться и договориться, показав себя как ценного и верного союзника, и другие пошли за ним. Так вот, понемногу, со временем, вся эта свора диких зверей начала превращаться в одну... стаю...
  Кому-то он стал союзником, на которого можно положиться и который честно исполнит свою часть сделки. Кому-то он стал примером для подражания, идолом, что вдохновляет и за которого можно умереть. Кто-то увидел в нем потенциал, надежду, будущее, которого так желают пустые. А кому-то он просто успел стать близким другом.
  Так или иначе, это уже не та Эспада, какая была раньше, это не сборище ненавидящих друг друга монстров. До полного единства еще далеко, но они уже... единая Дикая Стая...
  - Когда я уйду, будет, кому все это оставить, - слегка грустно улыбнулся Владыка Лас Ночес. - Ты справишься... Карас...
  
  
  *Шундо - Путь Поступи - общее название техник передвижения, как "сюнпо", "сонидо" и придуманное Карасом "косоку".
  
  
  
  На этом данная часть закончена.
  Первоначально я думал уместить в эту часть все события канона с битвой над фальшивой Каракурой, но в процессе понял, что событий у меня набирается достаточно много, и если не разделить часть, то она выйдет слишком большой, тяжелой и громоздкой для меня. Потому я и принял решение остановить события здесь.
  Новая часть разумеется будет, я как минимум самое важное напишу, а арки экзекуции и квинси пока под вопросом. Отдохну пару недель и примусь за новую Восьмую Часть.
  Кто-то разумеется начнет ныть что "эта часть проходная, в ней ничего важного нет", а такие клоуны точно найдутся, но как есть, по мне тут было достаточно важных вещей и основную свою тему она выполнила.
  Так или иначе, пока все. Всем приятного чтения.)

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Дэвлин, "Сбежать от стального короля" (Приключенческое фэнтези) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга вторая." (Любовное фэнтези) | | А.Ариаль "Сиделка для вампира" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода 2: обуздать пламя" (Любовное фэнтези) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга первая." (Приключенческое фэнтези) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Короткий любовный роман) | | Е.Вострова "Мой хозяин - дракон" (Любовное фэнтези) | | Я.Логвин "Ботаники не сдаются!" (Современный любовный роман) | | М.Чёрная "Ведьма белого сокола" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"