Кузьмин Сергей Владимирович: другие произведения.

На нерве струны. Книга вторая - Первый шаг на рассвете

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Судьба написана нам еще до рождения, но у нас так же есть возможность корректировать ее на протяжении всего своего жизненного пути...


0x01 graphic

  

Сергей Кузьмин

Книга вторая

Первый шаг на рассвете

Серия "На нерве струны"

"Потерянные годы"

   2015г
  
  
  
  
  
  
  
   Судьба написана нам еще до рождения, но у нас так же есть возможность корректировать ее на протяжении всего своего жизненного пути...
  
  
  
  
  
  
  
  
   Все герои и место действия - вымышленные.
   Совпадение с реальными событиями - случайность...
  
  
  
  
  
  
  
  
  

(с) Сергей Кузьмин, 2001г.

(с) "Потерянные годы", 2015г.

  
  
  
  
  
  

Часть первая

  
  
  
  
  
  
  

Игра в одни

ворота

Глава первая

  

Звонок на радио.

  
   Яркие огни ночного города проплывали мимо открытого окошка автомобиля, развевая на ветру ее густые и длинные волосы. Мощный двигатель под крышкой капота равномерно урчал, несся черный лакированный "бмв" в потоке машин по широкому проспекту. Струйка табачного дыма сигареты с фильтром зажатой между пальцами левой руки, вырывалась наружу вместе с расслабляющей психоделической музыкой из кожаного салона "немца". Изящные тонкие пальцы легко покоились на рулевом колесе - за три года, которые она прожила в этом городе, девушка научилась превосходно управлять своей машиной, так что могла позволить себе некоторую вольность.
   Сегодня ей исполнилось двадцать пять и прошло уже четыре с половиной года, как она в холодный декабрь покинула свой родной город, перебравшись вместе с ребятами жить в столицу. Здесь она нашла все условия для своего призвания в этой нелегкой жизни. Судьба уже в который раз преподнесла ей огромный подарок и, хотя для полного счастья в жизни ей не хватало взаимной любви, - все же девушка была рада.
   У нее за спиной неприступной стеной стояли по-прежнему все старые друзья, которые трепетно и заботливо оберегали ее даже сейчас, когда она покинула родные места. Но и здесь новые знакомства и эти новые друзья оказались не хуже. Потому что все они вместе когда-то были одной целой командой, а земляки должны помогать своим и тем более, если это лучшие друзья самых лучших друзей. Короче, и здесь у нее не было никаких проблем.
   Впереди у девушки была открыта дорога на самые верхние ступеньки пьедестала популярности в сфере музыкального искусства и на данный момент она упорно подымалась вверх после каждого очередного супер клипа на всенародного признанного хита. Здесь девушка не давала себе расслабиться, и ее упорный настойчивый труд приносил успех, а ребятам оставалось только пожинать плоды и продолжать в том же духе еще с большим усердием.
   А вот рядом с ней была самая большая радость в лице маленького симпатичного карапуза в возрасте четырех лет и подраставшего точной копией своего погибшего отца. Мальчик, развивался очень способным, явно не по годам. Что только тешило его мать и бабушку Надю, которая перебралась жить в просторную и новую квартиру дочери по ее просьбе. Ведь последней катастрофически не хватало свободного времени - все уходило на концертную деятельность и запись новых песен, что в последнее время сыпались из нее, как горох из мешка. Поэтому бабушка взяла заботу и воспитание внука в свои руки, благо средств на содержание всей семьи у дочери всегда хватало. К тому же все друзья всячески способствовали, в этом мотивируя свои действия каждый личными причинами и в первую очередь - за любовь к этому симпатичному малышу, которому дали имя отца, а еще - в память за ушедшим из жизни своим другом.
   Анжела Муратова, известная рок-певица одной из самых популярных панк - команд "Пятое колесо" пыталась немного расслабиться за рулем своего "бмв" чувствуя усталость во всем теле. Сегодня ей пришлось с самого ура принимать поздравления в свой адрес в честь дня рождения. Сообщения шли на пейджер, не уставал трещать мобильник, а ко всему этому еще и каждый встречный знающий в лицо девушку рассыпался в словесном потоке комплиментов, что к вечеру голова у Анжелы раскалывалась не на шутку. Вот почему ей пришлось покинуть всех гостей на вечеринке устроенной в ее честь и возвращаться домой, где ждал сынишка. Конечно, же, сейчас, в половине первого ночи он явное дело, что давно спал, но Анжела знала - в родных стенах возле маленького Игорька ей станет намного лучше. На завтра у нее была назначена встреча в звукозаписывающей студии и поэтому Анжела больше всего на свете хотела сейчас добраться до своей постели и хорошенько выспаться.
   Заиграла мелодия мобильного телефона. Анжела тихо выругалась и достала его из кармана. Зеленый экранчик замерцал цифрами, определив междугородний номер, но она не обратила на эти знакомые цифры никакого внимания.
   - Да? - без всякого интереса отозвалась девушка.
   - Милая Анжелка, я дико извиняюсь, что не смог поздравить тебя по-человечески и вовремя с твоим днем варенья, но лучше поздно, чем никогда! - раздался веселый мужской голос.
   - Прими эти скромные поздравления прямо сейчас и я тебе желаю всего, что ты сама хочешь. С днем рождения Анжелка!
   - Спасибо Ники, - улыбнулась девушка, узнав в звонящем своего друга Николая Обухова, владельца ночного клуба "Натали"
   - Мне услышать твой голос на самом деле очень приятно...
   - Ну, я же знал, что смогу поднять тебе настроение! Вот и позвонил как можно позже, - строчил он слова одно за другим, - но это еще не все! К моим поздравлениям присоединяться и Натаха с малым.
   - Спасибо, Ники, - повторила Анжела, чувствуя, как хандра немного отпускает ее. Вот этому звонку она на самом деле была очень рада. Ведь именно в клубе "Натали", и началась ее музыкальная карьера. - Как вы там?
   - Как обычно: трудимся во благо семейного бюджета на своих прежних местах, а так же усиленно занимаемся с наследником - ему учеба, что-то трудно дается. Короче ты сама об этом знаешь не хуже за нас.
   - Прошло два месяца, как я приезжала последний раз домой, - вздохнула Анжела, перестраивая "бмв " в нужный ей ряд на проспекте. - Срок хороший и за это время может произойти все, что ты захочешь!
   - Да, что может произойти хорошего нашей деревни? - искренне удивился Ники. - Другое дело, вот - столица!
   - Ты без своих шуток не можешь нормально разговаривать, - усмехнулась Анжела, зная эту манеру братьев Обуховых подкалывать своего собеседника во время всего разговора.
   - Кстати, Анжелка, а ты еще не забыла данное тобою нам обещание на счет ближайших выходных? - спросил он, вспомнив что-то.
   - Что я приеду к вам на уик-энд?
   - На уик-энд? Какое не хорошее и не понятное слово. Говорить "по-русски" ты разучилась, что ли? Или думаешь, что, съездив в Париж, то можно уже крутить пальцами? Всякие там шерше ля фам, селяви или воще дежавю?
   - Уик-энд - это вообще-то английское слово, - ответила Анжела и, наконец, к ней дошел смысл его слов. - А откуда ты знаешь, что я была в Париже?
   - Сорока принесла на хвосте! - рассмеялся в трубку Ники, но серьезно добавил.- Я звонил в тот день к тебе домой и мне об этом, сказала твоя мама. Как тебе Франция?
   - Ты знаешь, Ники, очень красиво! Недаром, Париж называют всемирной столицей, центром разношерстных модных тусовок. Там по-настоящему классно и можно оторваться, если учесть, что у тебя за гида выступает сама Ирина Викторовна Дягилева!
   - Так ты там была с Ириной? - теперь пришел черед удивляться и Нику.
   - А ты думал, я просто так поехала и тем более за свои "бабки"?
   - Что становишься жадиной?
   - Почему жадиной, Ники? Я истратила около двух штук "зелени", а если бы я платила за все сама? Ты не забывай, что у меня сын растет и мне нужно думать о его будущем.
   - Вопрос снят с повестки дня, - согласился с ней Ники. - Ты не жадина за что прошу меня простить, а просто заботливая и предусмотрительная молодая красивая мать.
   - Совершенно верно.
   - Ну что ж Анжелка, тогда будем прощаться. Лучше все расскажешь, когда приедешь. Только не забудь о своем обещании. Ведь мы тебя ждем на эти выходные. Уж очень хочется услышать че-нибудь о Париже!
   - Я там все снимала на видео, так вдобавок сможешь и увидеть!
   - Вот это класс, Анжелка! - обрадовался Ники, словно ребенок. - Теперь я не смогу спать спокойно до твоего приезда. Если не появишься, то я круто обижусь. Добро?
   - Добро, Ники, я приеду, - пообещала девушка. - Передай привет там всем нашим. Пока.
   - До встречи! - успел крикнуть Ники, и она отключила телефон.
   Бросив его на сиденье рядом, Анжела подкурила сигарету. Николаю удалось поднять ей настроение и поэтому, пройдясь по каналам радио, девушка отыскала развлекательную станцию. Шел поздравительный концерт по заявкам радиослушателей.
   Она не лгала Николаю говоря, что ей очень понравилось в Париже. Ирина Дягилева, известный кинорежиссер, показала все самое лучшие места в столице Франции и эту неделю Анжела, будет помнить еще долго. Сколько новых знакомств она приобрела там, но еще больше ярких незабываемых впечатлений. Себе она решила побывать там еще раз, но уже с сыном, когда тот подрастет до определенного возраста. Д ля сына она сделает все что угодно, лишь бы ему потом было приятно, вспомнить о своем детстве поминая, свою мать только добрым словом.
   Думая, об этом Анжела вела машину, совершено рефлексное - вроде бы и следя за дорогой и в то же время нечего, не видя перед собой. Идеальный момент для банальной аварии. К тому же умудрялась обгонять другие машины и подъезжать к светофору только лишь на зеленый свет. Везение или скрытый профессионализм? Ответ на этот вопрос может дать только одна Анжела, а она над этим никогда не задумывалась - просто вела свой автомобиль.
   Еще несколько лет назад она носила грязные кроссовки, спортивные брюки и кожаную куртку. Курила сигареты без фильтра, красила волосы в разные цвета и подводила глаза. Свято верила, что анархия спасет, мир и слушала "Гражданскую оборону". Питалась чем, придется, и иногда даже приходилось ночевать под открытым небом где-то в подворотне, как истинному настоящему панку. И ничего хорошего от жизни не ждать и не требовать.
   Сравнивая себя за этот короткий промежуток времени, Анжела удивилась сама себе. Как говорят - из грязи в князи. Вот так и у нее. Была ничем, а стала всем. Хоть лозунги и пословицы до банальности старые, но к ней подходили, как никогда точно. Не попав, она тогда в больницу и не выйдя в тот день прогуляться - и не было бы той решающей встречи, которая круто изменила всю ее жизнь.
   Теперь она личность. Причем очень знаменитая и ей всегда приходилось быть на виду у многих тысяч глаз. Став кумиром не одной сотни молодых ребят, Анжела знала, что ей уже никогда не быть той девчонкой шестилетней давности. Хотя много что с того недавнего времени у нее осталось по-прежнему, но только с небольшими изменениями: кроссовки на ногах все те же, но только уже известной и престижной фирмы; вместо спортивных брюк Анжела теперь носила постоянно все из мягкой кожи, черного цвета и в этом же выходила на сцену не признавая никаких там вечерних и бальных нарядов; она так и не перестала красить, когда узнала о своей беременности и с того дня даже их не подстригает, как обычно. Теперь у Анжелы была роскошная коса. Девушка лишь подкручивала их изредка, а так все говорили, что они у нее великолепны. Естественно, что сейчас она курила сигареты с фильтром, но не так, как бывает - крутые, фирменные, а лишь те которые ей нравились.
   И сегодня ей уже не приходилось ночевать в подворотнях и слоняться без дела. Теперь у нее были две квартиры: у себя дома в городе и в столице. Своя звукозаписывающая студия с полным контингентом нужных сотрудников, но самое главное - это команда "Пятое колесо" со своим прежним составом. Ребята, как и предсказывали сами себе, так вместе и тянули тяжелую лямку популярности. Их профессионализм заметно вырос и улучшился, что сказалось позитивно на каждом очередном новом альбоме группы. Ребята, оставив основное направление своего творчества, все же смело экспериментировали, ища для своей музыки все новые и новые звучания.
   Рок - группа "Пятое колесо" на сегодняшний день была одной из самых популярных среди фанатов этого направления в музыке. Сколько раз они смеялись, читая в газетах, как корреспонденты выдвигали всевозможные варианта смысла названия группы. Что только не говорилось об этом и, в конце концов, такого издательства не выдержал Стас, который и дал в свое время это название их группе.
   - "Чтобы раз и навсегда прекратить всевозможные толки возню возле названия нашей команды, я хочу внести полную ясность, - сказал он недавно на пресс-конференции в честь выхода их нового альбома перед концертом. - Смысл названия не в том, что пятое колесо в автомобиле и на хер не нужно, так как их там всего четыре. Но здесь есть поправка - в машине обычно их шесть: запасное и рулевое. Так вот мы выбрали это название не для того, чтобы быть в запасе или мешать остальным, а для того чтобы управлять тем, что дано нам Свыше. Хотя и это все не то, - он улыбнулся, смотря хитро на журналистов. - Вообще-то мы носим такое название оттого, что нас четверо парней в команде. Вот мы и катимся, а Анжелка у нас одна - она и рулевой нашей команды. А носить название, как "Пятое колесо" - это как-то напоминает олимпийский флаг и не хватает еще вечно улыбающегося обкуренного мишки. Поэтому лучше звучит, как "Пятое колесо" и это колесо рулевое у нас в команде, и это Анжелка, которая пишет все песни, а тем более их же и исполняет".
   Что больше всего нравилось Анжеле на вот таких вот пресс-конференциях, так то, что Стас всегда большую часть вопросов брал на себя и развивал такую сложную демагогию, что бедные корреспонденты напрочь забывали, что же они хотели конкретно услышать в ответ и на какой вопрос. Это он здорово умел!
   После того памятного выхода в эфире МРКа их концерта мир музыки принял "Пятое колесо" в свои ряды и действительно отбоя не было от предложений. Свои услуги им предлагали многие известные и малоизвестные продюсера, а также звукозаписывающие студии и Анжела благодарила Бога, что в этот период она догадалась нанять знающего толк в этих делах хорошего адвоката, который и решал все их юридические проблемы. А подписанный контракт с Антоном Череповецким дал свои плоды и генеральный директор звукозаписывающей корпорации "Новое тысячелетие" и сопродюсер МРК раскрутил их по полной программе.
   Теперь Анжеле приходилось выбирать, куда поехать с гастролями, а кому и отказать или перенести на куда более удобное для них время. В этом не играла роль синдрома "звездной болезни", а условия для концерта. Ведь он должен происходить на высшем уровне, а многие организаторы не могли предоставить соответствующую аппаратуру.
   Попав, наконец, на красный свет светофора Анжела остановилась и, пользуясь, случаем взглянула в зеркало на свою внешность. Отпустив длинные волосы, девушка заметила, что теперь выражение ее лица стало серьезней и взрослее. Она стала старше и не только по годам, а и по внешнему виду, но от этого ее красота не пострадала. Не испортила фигуру и беременность. Выносив положенный срок своего сына, и родив его, она снова осталась, как и прежде стройной. Разве что груди и бедра стали немного полнее, но это лишь только добавило ее внешности очередные положительные плюсы.
   После гибели Игоря Курхана девушка так и не завела себе любовника, поэтому Игорь так и остался первым и последним мужчиной, которого она по настоящему любила. Потерю любимого ей удалось перенести намного легче, когда она узнала о маленьком существе у себя внутри и девушка свято верила, что в ее сына переселилась душа его отца. Уж очень тот напоминал Игоря - старшего: от внешности и до мелких жестов.
   Многие удивлялись этой странности девушки и даже некоторые подбивали к ней клинья, но получали категорический отказ, а когда слова не помогали, то появлялся человек по имени Николай Обухов и все проблемы вмиг разрешались. После чего девушку оставляли в покое обзывая "фригидной некрофилкой", но Анжела не обращала на это внимания, продолжая чтить память любимого человека.
   Очень много не понятного было и таинственного было в смерти Игоря. Хотя бы то, что милиция так и не обнаружила никаких останков его тела. Правда пожар в тот день на оптовых складах, где и погиб Игорь, выручая Анжелу из рук кавказцев, бушевал больше трех часов, не смотря на всяческие попытки пожарников усмирить огонь.
   Склад полностью сгорел, и это принесло, большой урон для города. Результаты созданной, поэтому поводу комиссии так же были не утешительными. Восемнадцать трупов осталось на месте происшествия, а в эпицентре огня, где полностью расплавился весь асфальт, где остался Игорь Курхан, то там эксперты только разводили руками. Все смешалось и перемешалось до такой степени, что даже золу от сгоревшего тела они так и не нашли.
   Как не старался старший оперуполномоченный майор Кирилл Лысенко хоть малую часть правды в гибели своего одноклассника и хорошего друга, то и ему пришлось, смириться с той мыслю, что Игорь Курхан погиб мучительной смертью, как какой-то еретик - сгоревши заживо в огне.
   С этой мыслю, смирились и все остальные, кто знал Игоря. Даже вспыхнувшая война в городе за власть над ним, над всеми сферами влияния, так же, через несколько дней стихла и при той же власти остались все те же люди, что и прежде, но уже без Игоря Курхана у руля. Хотя его имя до сих пор позывалось уважением и о нем вспоминали по-прежнему с большим авторитетом.
   - Именем такого человека нужно назвать одну из наших улиц, - предложил Николай Обухов на поминальном годе у символической могилы своего лучшего друга, где собрались все друзья Игоря Курхана. - Такую идейку нужно подать нашим городским властям.
   - Не пойдет, Ники, - не согласился с ним Кирилл Лысенко. - История еще не знает такого факта, чтобы именем известного бандита называли улицу в городе.
   Сколько Анжела помнила, то майора она всегда видела в своем, неизменном кожаном пальто и хоть он немного постарел, но все же до сих пор держал марку неусыпного и дотошного сыщика.
   - Какой он известный бандит, Кирюха? - удивился Ники. - В первую очередь он был нашим старейшим другом, а во-вторых - разве у вас есть какие-то подозрения на его счет?
   - Только догадки, Ники, - согласился тот. - Но ты знаешь, что обвинение можно построить и на них, а когда начнешь копать глубже под сомнения, то какие потом всплывают факты? Просто Игоря все в городе боялись, и я не пойму только за что?
   - А за то, что ему ничего не стоило пустить пулю в лоб кому-либо, кто сильно зарывался и совал свой паршивый нос, куда ему не следует! - заявила Анжела, уже немного захмелев, и Кирилл, посмотрев на нее, только молча покачал головой - вполне согласившись с ней.
   - А девчонка права, - кивнул и себе Ники. - Игореша был лихим парнем и чертовски не выносил комплексы.
   - Что ж земля тебе пухом, Игорь....
   Неизвестно почему все это вспомнив, Анжела зарулила на автостоянку возле своего дома. Возможно, может причина вся в том, что она никак не могла забыть его и особенно, тот момент, когда фигура в черном скрылась среди грузовиков и в тот же миг рванул взрыв. Тогда она думала, что сойдет с ума, но благодаря всем друзьям и своей воли девушка все же продолжала жить и этим достигла больших успехов.
   - ... Итак, у нас еще есть один телефонный звонок в нашем столе заказов, - продолжал звучать из динамиков ее стереосистемы голос ди-джея. - Мы вас слушаем!
   - Доброй ночи всем слушателям и ди-джеям "Рок-волны", - прозвучал, словно простуженный голос, когда Анжела протянула руку чтобы выключить радио и идти домой, но что-то показалось знакомым в промелькнувших нотках этого голоса, что она так и замерла с протянутой рукой, напряженно слушая радио.
   - Спасибо вам большое, - ответил ди-джей. - Что у вас есть для наших слушателей от себя? Какие-то приветы или поздравления?
   - Последнее, - сказал голос, а внутри у Анжелы все обрывалось - она лихорадочно думала, где ей приходилось слышать этот голос. - Хочу поздравить уже, так скажем, с прошедшим днем рождения очень очаровательную и талантливую девушку.
   - Как ее имя?
   - Анжела Муратова, лидер рок-команды "Пятое колесо"
   - Вот это да! - оживился ди-джей. - Сегодня много было заказов на эту группу, но некто не догадался поздравить Анжелу, е-мае!
   - Так вот, - продолжал звонящий говорить дальше, и Анжела чувствовала, как у нее в памяти просыпается призрак из прошлого. - Я знаю, что Анжела всегда слушает вашу волну, когда находиться за рулем...
   - Это очень приятно, - вставил ди-джей.
   -... она его слушает и сегодня. Вот почему я хочу поздравить Анжелу с ее праздником и пожелать больших творческих успехов. Так держать!
   - Вы, явно, поклонник творчества Анжелы Муратовой и в частности ее группы? - поинтересовался ди-джей.
   - Можно сказать, что больше чем просто да, - согласился тот. - Я слежу за ними с самого начала и признаюсь, что они выросли.
   - Очень хорошо, но что будем заказывать?
   - Для Анжелы я хочу заказать ее же песню "Держись" с альбома "Музыка весны".
   - Что ж, подходящее название для дня рождения и в частности, если учесть, что весна идет полным ходом за окном.
   - Спасибо вам и до свидания!
   - Пока...
   - А мы будем слушать песню "Держись" из альбома "Музыка весны" рок-команды "Пятое колесо" для очень красивой вокалистки этой группы - Анжелы Муратовой. Вся творческая бригада находящаяся сейчас здесь в студии радиостанции "Рок-волна" присоединяется к этим поздравлениям и желает Анжеле Муратовой еще больше хороших и классных хитов! Песня уже пошла, машет мне звукооператор. Ну что ж, вполне нормальная лирическая песня. Можно, даже сказать, рок-баллада. Итак, "Держись" от "Пятого колеса"...
  
  
   Посмотри, уже солнце встает,
   И день возобновляет свои права.
   А мы оказались с тобой вдвоем,
   Ведь нас случайно свела судьба...
   Посмотри, что осталось для нас,
   Какой еще подарок приготовила для нас
   жизнь,
   Что может нас встретить с утра,
   Но что бы это не было, ты крепче держись.
  
   Держись за то, что из покоен веков
   Наши предки называли любовь.
   Держись, многое еще там впереди-
   Еще придут к нам счастливые дни...
  
   Посмотри, как вокруг зеленеет трава,
   И вот уже птицы все возвратились домой.
   Они помнят, где их родная земля,
   А значит и мы должны на ней быть с тобой.
   Посмотри, как вокруг прекрасны цветы,
   Что может быть лучше, когда возродилась
   весна?
   И природа поможет уйти от суеты,
   А ты помни, что любовь дается одна ...
  
   Держись за то, что из покоен веков,
   Наши предки называли любовь.
   Держись, многое еще там впереди -
   Еще придут к нам счастливые дни...
  
   Посмотри, как солнце ложиться спать,
   Как небо зажигает свои огни.
   Не нам ли дано право мечтать?
   Не нам ли все время учиться любить?
   Посмотри, как прекрасна весенняя ночь,
   Когда льются ее звуки над землей,
   А над головой небо из звезд,
   Открывает свою тайну и дарит любовь....
  
   Держись за то, что из покоен веков,
   Наши предки называли любовь.
   Держись, многое еще там впереди -
   Еще придут к нам счастливые дни...
  
  
   Слушая свою же, песню Анжела чувствовала, как предательская слеза скатилась по щеке, а сигарета заплясала в дрожащих пальцах. Она написала, эту песню думая об Игоре после гибели на кануне своей первой весны без него. Перебирая в голове всех друзей и знакомых, кто мог иметь такой вот голос с хрипотой и сиплый, словно очень сильно простужен, но ни кого из ныне здравствующих Анжела не могла вспомнить и этого не могло просто так быть! Прикусив губу девушка, стараясь унять дрожь в пальцах все же с горем пополам набрала телефонный номер на своем мобильнике и подкурила сигарету.
   - Да? - раздался голос Николая Обухова. - Я весь в вашем распоряжении.
   - Ники, это я Анжела, - вымолвила она, заметя, что у нее дрожит и голос.
   - Анжелка? - удивился, тот и девушка представила, что он обязательно сейчас взглянет на часы. - Позвонила извиниться, что не приедешь к нам на выходные?
   - Нет, я приеду в обязательном порядке, потому что обещала, но тут только что такое произошло! Ты, веришь в призраков? - спросила девушка.
   - Чего? - последовала секундная пауза. - Чё это тебе взбрело в голову спрашивать об этом меня в полвторого ночи? Ты, чей там призрак увидела, а?
   - Не увидела, а услышала.
   - Не понял, - протянул, Ники пытаясь сообразить, о чем вообще идет речь! - Где это ты его услышала?
   - Только, что меня поздравили, на радио с днем рождения, - ответила Анжела, чувствуя, как ей будет тяжело с Ники, - и это был Игорь, поверь мне, Ники...
   - Чего?! Ты сейчас, где находишься? - взвинтился тот.
   - Напротив своего дома на автостоянке, а что?
   - А то, что запирай свой "бмв" Анжела, иди домой, ложись спать и хорошенько выспись! - голос Ники звучал твердо, - Игорь мертв и его прах развеялся вместе с пеплом пожара над городом. Не тревожь мертвых, Анжела!
   - Но голос, Ники...- попыталась возразить девушка.
   - Какой голос? - не понял Ники.
   - Ты понимаешь, как всегда разговаривал Игорь?
   - Если честно, то нет но, по-моему, он у него низким был.
   - Он еще казался, вроде простужен. Вспомни!
   - Точно! Это когда Игореша сорвал свои связки на выпускном бале у нас в школе. Таким он у него и остался! - оживился Ники. - Когда Игорь что-то рассказывал, то басил, когда тихо говорил, то действительно казался простуженным. Но это к делу не относится, - спохватился Ники. - Игоря больше нет.
   - Можешь считать меня сумашедшой или параноиком, Ники, но пять минут назад я слышала голос Игоря по радио и, он поздравлял меня с моим днем рождения! Голос звучал, как и всегда: хриплый и простуженный бас. И не спорь со мной, я уловила все его нотки произношения, твою мать!
   - Говоришь, точно слышала его голос? - задумываясь, спросил Николай.
   - Бля - буду - век свободы не видать! - ответила Анжела словами Алексея Черного, с которым ей удалось познакомиться в прошлом году, когда тот вернулся с мест не столь отдаленных в родной город к своим друзьям.
   - Простуженный бас, так - так, - проговорил Николай, что-то соображая.
   - Что случилось? Спросила Анжела, когда возникла очередная пауза молчания.
   - Не хотелось говорить тебе об этом, что сразу же подтвердит твои предположения, но дело в том, что несколько дней назад мне так же звонил некто с таким же голосом и спрашивал о моем здоровье и о делах.
   - Ну а ты, что? - затаила дыхание Анжела.
   - А ничего! Номер оказался не определен, и звонящий никак не представился, то я не предал этому звонку тогда никакого значения.
   - Это был Игорь, Ники, и я в этом уверена!
   - Но это безумие, Анжелка, черт побери! Не может Игорь быть живым - он сгорел тогда и ты это знаешь не хуже за меня.
   - Но сам Кирилл сотни раз говорил, что они не обнаружили никаких признаков тела и даже золы!
   - Там металл, превратился в жидкость, как могла остаться какая-то горстка пепла от костей? - попытался образумить девушку Николай.- Не строй бесполезных иллюзий.
   - Игорь жив, - твердо произнесла Анжела, - и я в этом теперь точно уверена.
   - Ну и что ты теперь собираешься делать? - спросил Николай, поняв, что переубедить девушку ему не удастся.
   - Воспользоваться твоим советом - закрыть машину, подняться в квартиру и завалится в свою постель, чтобы хорошо выспаться, а завтра начну наводить справки. Ты со мной?
   - Я всегда с тобой, - пришлось согласиться с ней Николаю.
   - Вот и хорошо. Я завтра перезвоню. Пока.
   - Пока...
   Анжела все так и сделала, как и говорила Николаю. Стараясь, как можно тише она открыла дверь квартиры и сразу же увидела роскошный букет красных роз на резном трюмо.
   - Правда они великолепны? - спросила появившаяся в прихожей ее мать, кутаясь в халат.
   - Кто принес? - поинтересовалась Анжела, наклонившись к цветам и вдохнув их аромат.
   - Паренек - посыльный.
   - А от кого, не говорил?
   - Нет, но там карточка есть в конверте, и вытащила лист белой бумаги. - Итак: "Милая Анжелка, поздравляю тебя с твоим с самым лучшим днем в жизни и желаю, чтобы ты всегда оставалась такой, какой ты есть сейчас. Пусть всегда у тебя будет чистая дорога впереди, голубое небо над головой и лошадиное здоровье. Больших тебе творческих успехов. Подпись: твой старый друг".
   - Хороший друг, - кивнула мать. - Красивые розы подарил.
   - "Твой старый друг", - тихо произнесла Анжела, не слушая мать. - Где же ты старый друг, и сколько тебе можно играть в прятки, а Игорь?

Глава вторая

  

Маленькая мама

  
   К обеду атмосфера в помещении студи звукозаписи начала накаляться. Все шишки летели на молодого звукорежиссера Вадима Тихомицкого.
   Тот молча выслушивал Анжелу, - что она думает по данному поводу, и в ответ лишь только убирал с глаз свои светлые длинные волосы и прятал свой взгляд.
   Запись не клеилась. Что-то постоянно происходило с аппаратурой: пропадал то один, то второй канал появлялся потом в чужом мониторе, ясное дело - не могло не злить ребят, а в особенности Анжелу, которая с самого утра проявила такой бурный всплеск, энтузиазма и вот теперь происходил один облом за другим.
   - Все у нее нет больше сил, - остановилась девушка, когда в очередной раз пропал звук ее гитары.
   - Вадик тебе полчаса хватит, чтобы что-нибудь сделать с этой чертовой аппаратурой? - спросила Анжела парня, ставя возле колонки свою гитару.
   - Постараюсь, Анжелка, смущено ответил тот.- Сам не пойму что с ней такое. Ведь мы с утра все проверили...
   - Ты уж постарайся, Вадим, постарайся...
   Девушка вышла в курительную комнату чувствуя, что раздражительность, вызванная неполадками аппаратуры, постепенно проходит. Ну, надо было же вот так испортить ей такое настроение! Анжела проснулась сегодня утром с переполненными от радости чувствами. Тем более что снился Игорь и был он таким, как и прежде: со своей усмешкой в глазах; с пачкой приколов шуток и вполне живой.
   Она уже больше не сомневалась, что Игорь выжил после такого страшного взрыва. Как ему это удалось, то она не знала, но, помня его манеру приносить сногсшибательные сюрпризы и по настоящему легендарную загадочность, то Анжела была уверена, что рано или поздно, Игорь объявиться собственной персоной и все объяснит. В частности и то, что ему не давало дать о себе знать все эти пять лет. Девушка так же знала, что она все поймет и простит ему - любовь ей в этом поможет.
   В курительную комнату неуверенно заглянул Стас Курхан - лидер гитарист их команды.
   - К тебе можно? - спросил он, зная какой непредсказуемой может быть его подруга, когда ее кто-то или что-то достало.
   - Присоединяйся! - махнула рукой девушка, подкуривая вторую сигарету.
   Стас за это время очень изменился. Хотя бы взять то, что прошлой осенью женился на симпатичной девушке - фанатке их группы. Он единственный в команде, кто обзавелся семьей, если не принимать во внимание тот факт, что у Анжелы подрастал сынишка от его старшего брата.
   Изменился парень и внешне. Отпустил длинные волосы, начал носить контактные линзы и упорно занялся в свободное время от музыки спортом. Теперь он не упускал лишнего случая, чтобы на концертах выставить на всеобщее обозрение свои великолепные мышцы, а так же цветные татуировки, что украшали его плечи и бицепсы - одним словом все руки от плечей и до кистей.
   - Вадим говорит, что там что-то с центральным микшерным пультом, - сказал Стас, доставая свои сигареты.
   - Устранение неполадок займет некоторое время.
   - Одним словом запись на сегодня отменяется, - хмыкнула Анжела.
   - Я вижу, что это тебя не расстроило, как бывало прежде? - удивился Стас.
   - Настроение хорошее.
   - Редкость приятная.
   Анжела не торопилась делиться со Стасом своими подозрениями на счет его брата и тем более о вчерашних сюрпризах: звонок на радио и букет роз. Хотя они и общались без секретов, но девушка решила, что еще не время говорить парню о подозрениях. Может быть Ники и прав, и она ошибается, но это будет потом, когда Анжела, хоть что-нибудь узнает.
   - Как дела на семейном фронте? - поинтересовалась Анжела.
   - Да вроде все пока нормально. Любящая половина почти весь день проводит на своих занятиях. Вечером также сидит за конспектами и книжками, а потом рано ложиться спать, потому что рано утром также нужно вставать рано на занятия.
   - Но, а как же исполнение супружеского долга? - взглянула из-под полуопущенных век, на озабоченное лицо Стаса, спросив, Анжела.
   - Ну, для этого дела мы всегда находим пару часиков каждый день, - оживился, Стас широко улыбнувшись.
   - Каждый день?
   - Да у Юли через несколько дней начнется защита диплома и вот тогда мне к ней не подступиться.
   - И кем будет твоя Юля?
   - Юристом.
   - Что ж нам собственный юрист не помешает.
   - Я так же об этом говорю.
   В комнату заглянула волосатая голова Сани, бас-гитариста.
   - Анжелка, я уезжаю, - заявил он.
   - С какой это радости? - удивилась девушка.
   - Вадим говорит, что это на долго, а уже четвертый час. Ты извини, но у меня неотложные дела. Пока.
   - Ты это видел? - спросила Анжела друга, когда голова Саньки исчезла, и его шаги затихли.
   - Весна на дворе, Анжела, пора любви, - со смехом ответил тот. - У Санька недавно появилась любимая девушка.
   - А ты что об этом знаешь?
   - Виктория, лучшая подруга моей Юли. Они вместе учатся в одной группе.
   - Вопросов больше нет. Пошли. - Когда Анжела появилась в комнате записи, Вадим сразу же спрятался за пультом, ожидая грозовой атаки, но девушка, поступила совершенно иначе.
   - Так как на сегодня записи больше не намечается, то я покидаю вас, - заявила она всем. - Желаю всего хорошего, а ты, Вадик, - обратилась она к торчащей макушке над пультом, - постарайся, к завтрашнему привезти в порядок эту электронику и что бы она работала, как следует по-своему назначению. Понял?
   - Хорошо, Анжела, все будет сделано. Обещаю, - ответил он, не поднимая головы.
   - Вот и лады, - кивнула девушка ничего другого и, не ожидая услышать. - Если я кому-то понадобилась, то связь через пейджер. Все, я поехала и до завтра, - погрозила она появившемуся Вадику и, захватив свою сумочку, накинула куртку девушка вышла.
   Не смотря на то, что с утра накрапывал дождик, то сейчас погода была по-настоящему весенней, как и требовалось в майский день.
   Сев за руль "бмв", Анжела достала мобильник и набрала междугородний номер. Вызов затянулся, и когда она уже хотела отказаться от своей затеи на том конце наконец-то сняли трубку.
   - Майор Лысенко, - раздался в трубку мягкий голос.
   - Кирилл, здравствуй! Это Анжела. Не узнаешь что ли?
   - Анжела? А, привет! - оживился тот. - Чем обязан звонку, великой рок - звезды?
   - Ты сильно загружен делами? - решила зайти окольными путями к нужному разговору, спросила Анжела.
   - Если не считать семь не раскрытых убийств, которые сейчас на мне и еще сегодняшнее, то в принципе не очень! - весело ответил майор. - У тебя проблемы?
   - Личных нет, но могу добавить тебе немного головной боли. Ведь это касается всех нас.
   - Звучит таинственно. Валяй!
   - Только не перебивай. Это касается Игоря... - Анжела все ему рассказала, начиная от звонка на радио и заканчивая своими предположениями.
   - Одно могу тебе сказать в ответ, так это то, что ты умеешь озадачить людей, - в голосе у Кирилла звучала масса чувств.
   - Дело в том, что точно такой же человек звонил на днях и Нику, - но тот не придал этому никакого значения, Анжела уже поняла, что ей удалось заинтересовать этого башковитого опера.
   - Ну, на Обухова это очень похоже. Его веселая беспечность когда-нибудь погубит парня, - согласился Кирилл. - Я тоже подозреваю, что наш покойник на самом деле очень даже жив, но не знаю, как это доказать.
   - А что есть что доказать? Поделись! - попросила девушка.
   - Помнишь, как после его гибели вспыхнула война в городе, а потом через пару недель все затихло, как ни в чем не бывало?
   - Да было такое...
   - Так вот, Анжелка, я навел некоторые справки и хоть все играли в незнанку, то я все же узнал, что войну прекратили по приказу очень влиятельного авторитета в нашем городе, который правил им. Твои выводы?
   - Это мог быть только Игорь! - Анжела уже не скрывала своей радости.
   - Ай да Курхан, ай да сукин сын!
   - Но как он выжил, Анжелка, или он вообще в огне не был?
   - Вот здесь я тебе не чем не могу помочь, - вздохнула девушка, - но он точно сиганул, в гущу, грузовиков и почти сразу же все рвануло. Я это видела своими глазами, как и оба Обуховы. Мне до сих пор иногда это сниться в кошмарах.
   - Сочувствую, но что нам делать?
   - Знаешь, о чем я думаю? - вспомнила вдруг Анжела. У Игоря где-то за городом был целый особняк в какой-то дыре. Вот где можно проверить и начать поиск!
   - Ты там была?
   - Всего один раз, когда заварилась вся та каша, и поверь, сколько вот прошло времени - ни как не могу вспомнить, где он находиться.
   - Значит у нас, нет ничего.
   - Подожди! Потряси хорошенько Ники, тот знает об этом. Я в этом уверена.
   - А если нет? - засомневался Кирилл.
   - Что бы кумовья до такой степени не доверяли друг другу? Они же жить друг без друга не могли. Ты наедь на него и не слезай, пока не расколется, а я на эту субботу приеду, и вместе посетим тот военный объект. Договорились?
   - Пожалуй, в этом есть некоторый смысл, - согласился Кирилл. - А тебе ничего не помешает?
   - Нет, я все уже уладила.
   - Значит до после завтра. Пока.
   Отключив мобильник, Анжела облегченно вздохнула и достала сигарету. Если Кирилл отнесется вполне серьезно, то они вместе докопаются, к истиной правде. Главное, что бы Игорь, если он на самом деле жив, не сотворил какой-нибудь непредсказуемой глупости и не растворился снова на четыре года не известно где. В том, что он на такое способен, то Анжела ни капельки не сомневалась. Вся его жизнь соткана из одних загадок, и если сейчас он числится в покойниках, то, что стоит затеряться среди однородной серой массы людей?
   Думая о трудностях, с которыми им с Кириллом, возможно, придется столкнуться, Анжела завела "бмв" и вывела автомобиль на проезжую часть. Солнце ярко освещало улицу и приятно согревало воздух. Девушка открыла окошко и, включив радио на канале "Рок - волны" подставила лицо теплому ветерку, что врывался в просторный салон "немца". Кто сказал, что жизнь не прекрасна? Явно, он ничего не знал о маленьких и вполне не значительных радостях, что и наполняют эту самую жизнь.
   Выехав на проспект, Анжела выругалась про себя и пристроилась в конце длинного хвоста не редкой в это время пробки машин, возле вечно работающего с перебоями светофора. На этот раз автомобили разводил, молодой милиционер - регулировщик.
   Анжела покачала головой, понаблюдав за этой процедурой, несколько минут и прибавила звук радио. Возможен и такой вариант, что она застрянет здесь надолго. Доставая очередную сигарету, Анжела заметила снующуюся фигурку тоненькой девочки с объемистым пакетом на руках. Она ходила от одной машины к другой и, наклонившись к окошку, что-то говорила в салон, делая при этом обреченно жалостливое лицо.
   Смотря на одежду девочки из салона своего сверкающего "бмв" Анжела почему-то вспомнила себя в бешеном и бездомном детстве. Поддаваясь не понятному чувству сострадания, когда девчонка перешла на ее сторону, Анжела несколько раз мигнула фарами. Девчонка остановилась и внимательно посмотрела на ее "бмв".
   - Иди сюда! - позвала через окошко она ее и для уверенности поманила рукой.
   На лице у девчонки промелькнуло, что-то наподобие облегченной улыбки и она торопливо подошла к машине.
   - Здравствуйте! - поздоровалась девчонка, наклонившись к Анжеле. - Я сирота и мать одиночка, что осталась без жилья. Не могли бы вы помочь нам с дочкой хоть чем - нибудь?
   Видно она это говорила всем, потому что в голосе не было никакого волнения, лишь только настоящее страдание и боль, как и в ее чистых голубых глазах.
   Теперь Анжеле удалось по лучше рассмотреть, что за сверток держала на руках бедная девчонка. Это оказалось не понятного цвета уже одеяло, а сверху натянутым полиэтиленовым пакетом. Оттуда раздался, писк ребенка, и сердце у Анжелы защемило от боли.
   Взглянув на застывшее, давно немытое лицо девчонки и на ее оборванную одежду Анжела открыла впереди, пассажирскую дверь.
   - Садись, - указала она девчонке.
   - Вы серьезно? - не поверила, та, скользнув взглядом по шикарной машине.
   - Вполне. Так ты садишься или нет?
   - А вы случайно не из социальной службы? - возникло подозрение на юном лице девчонки.
   - Работники социальной службы ездят на метро или на троллейбусах, - улыбнулась Анжела. - В крайнем случае, на маршрутках. Такая машина им не по карману, можешь мне поверить. Садись или окончательно простудишь своего ребенка.
   - А откуда вы знаете, что она у меня простужена? - искренне удивилась девчонка.
   - У меня сыну почти четыре года, так что опыт с детьми есть. Запрыгай, не стой словно засватанная. Я тебя не чем не обижу. Поверь.
   - Большое спасибо! - сказала она и оббежала машину.
   Наблюдая, как ее неожиданная встреча с неуверенностью располагается рядом на пассажирском сиденье все с опаской смотря, не испачкала ли она салон такого автомобиля своей далеко не чистой одеждой, Анжела не смогла удержать своей улыбки.
   - Расслабься, я не дрожу и в обморок падать не буду, если ты где-то испачкаешь мне в салоне, - успокоила она девчонку и протянула руку. Будем знакомы - Анжела.
   - Яна, - глаза у девчонки испугано забегали, но она все же пожала руку Анжеле и быстро спрятала свою ладонь.
   - Чтобы внести некоторую ясность и вытеснить твой страх предо мной, то я хочу сразу тебе сказать, что от меня ничего плохого не произойдет. Я не социальный работник, не работник внутренних дел, и никакая там лесбиянка - извращенка, если ты об этом подумала. Я обыкновенная рок певица и, как ты молодая мать.
   - Рок певица? - не поверила Яна.
   - Ты, какую музыку слушаешь?
   - Ну, дискотечную, хип - хоп, техно и ...
   - Понятно, - хмыкнула Анжела. - Значит, ты меня не знаешь, но нечего мы еще познакомимся. Тебе сколько лет?
   - Семнадцать, - тихо ответила Яна.
   - А если не врать?
   - Четырнадцать, - еще тише ответила девчонка и опустила голову.
   - А ребенку твоему сколько?
   - Почти два месяца. Вы меня, Анжела, призираете, да? - Подняла свои глаза.
   - Ни сколько, поверь. Только поведай мне, Яна, что тебя заставило выйти на улицу и попросить милостыню здесь на проспекте? Говори все как есть и не бойся.
   - Жить не за что, Анжела, понимаете?
   - Что здесь не понятного? Но как на это смотрят твои родители?
   - А я на самом деле сирота, - снова тихо ответила девчонка. - Меня воспитывала бабушка, но когда я залетела, то ее хватил удар, и она слегла, а этой зимой скончалась.
   - Ну что же ты так? - протянула носовой платок плачущей девчонке, Анжела. Ей стало, очень жаль столь рано повзрослевшую девчонку, и Анжела придумала, что будет делать дальше. Осталось лишь узнать, как на это отреагирует сама Яна.
   - А куда подевался счастливый папаша этой малютки? - снова спросила Анжела, когда девчонка успокоилась.
   - Этот скот бросил меня, когда я об этом ему сказала, а когда моя покойная бабуля заявила, что обратится в суд, то его родители быстренько сплавили своего сыночка в армию.
   - Оригинально, - пришлось удивиться Анжеле. - Ну, а как ты сейчас живешь, одна с ребенком? Работы вижу, у тебя нет никакой, а крыша хоть есть?
   - Была.
   - Почему, была? - не поняла Анжела, видя, как стоящий до сих пор хвост машин наконец-то тронулся, что сделала и она сама.
   - Что бы как-то прожить, то бабушка впустила к нам в двухкомнатную квартиру квартирантов, а когда она умерла и я вернулась с роддома - они просто выгнали меня из нее.
   - Ни хрена себе! - присвистнула Анжела закурив. - Выгнать из собственного дома! Ты хоть пробовала жаловаться?
   - Жаловаться? - усмехнулась горько Яна. - А кому я нужна в таком положении? Мне прямо в лицо так и сказали об этом.
   - Блядство, какое кто! - снова не выдержала Анжела, чувствуя, как у нее все закипает внутри. - Значит, тебе негде ночевать, нечего есть, твой ребенок обречен, как и ты? Короче, Яна, я сейчас еду домой, а ты поедешь со мной!
   - Зачем? - испугалась девчонка.
   - Поживешь пока у меня, - улыбнулась Анжела ей. Места у меня хватит и для вас двоих, а через своих друзей постараюсь вернуть тебе все, что по праву принадлежит.
   - Зачем это вам все?
   - Знаешь, Яна, а ведь я не всегда была такой, какой ты меня видишь сейчас. Я ведь в свое время тоже ночевала в подворотнях и слушала голодную мелодию желудка. Поверь, я знаю как это. Возможно, я бы и загнулась, если бы не встретила одного человека, который и подарил мне настоящий смысл моей жизни.
   - Это, вы о своем муже? - указала Яна на фото снимки на приборной доске.
   На одном снимке был снят момент, когда Игорь с Анжелой после очередного концерта в клубе "Натали" стояли в обнимку и улыбались счастливо в объектив: Игорь с банкой пива, а девушка с электрогитарой в руке. На фото рядом маленький Игорек на руках своей матери в первый праздник, - один год после рождения.
   Эти фотографии Анжела специально установила пере собой на самом видном месте, что бы в любую минуту могла взглянуть на своих самых любимых мужчин.
   - Мужем он мне так и не стал, - ответила Анжела девчонке. - Не узнал он и о том, что у него будет ребенок. Просто не успел...
   - Он, что умер?
   - Да погиб, несколько лет назад, - прищурила глаза Анжела, взглянув еще раз на снимки. - Так что мы с тобой, Яна, вроде бы, как сестры по несчастью, - улыбнулась она спутнице.
   - Еще скажите такое, Анжела! Сестры! - фыркнула Яна. - У вас вон, какая шикарная машина и жизнь, наверное, точно такая же! А кто я? Малолетняя дурочка с ребенком на руках, что пополнила ряды наших столичных бомжей.
   - Бомжевать тебе больше не приодеться, если ты примешь мое предложение.
   - Значит, вы на самом деле и ни капельки не шутите? - не могла еще поверить Яна на выпавшую ей удачу.
   - Вполне, - кивнула Анжела.
   - Ой, как я вам благодарна! - радостно воскликнула девчонка. - Я думала, что мне и сегодня приодеться искать где-то пристанище на ночь потеплее, и воевать со своим желудком. Но только при одном условии, - Анжела в удивлении приподняла бровь. - Я все, вам потом обязательно верну, что вы на меня сейчас истратите.
   - Хорошо, - согласилась Анжела, удивляясь этой наивности девчонки, и достала мобильник.
   - Мама это я, - сказала она, когда на том конце ответили. - Я буду минут через десять - двадцать и у меня к тебе большая просьба, старушка. Приготовь ванну и чистое белье. Нет, я не испачкалась и это не мне... Короче, мать, сначала все внимательно выслушай, что я тебе говорю, а когда приеду, то все сама поймешь. Хорошо? Еще приготовь свежие пеленки и вызови нашего участкового врача Лидию Ивановну. Скажи, что есть маленькая девочка двухмесячного возраста и ей нужен осмотр специалиста. Поняла? Всё, ничего не забудь. Я скоро буду.
   - Моя мать еще до сих пор никак не может въехать, что я уже не маленькая, а у нее есть четырехлетний внук, - сказала Анжела на немой вопрос Яны.
   - Мне как-то не удобно, что вы так заботитесь обо мне.
   - Ничего все в порядке вещей, - успокоила она Яну. - Должен же кто-то вернуть тебя к нормальной жизни и высушить твои слезы.
   - Большое, вам, спасибо, - смахнула слезу, девчонка и крепче прижала к себе свою дочь.
   В ее глазах блеснула такая надежда, что Анжела решила никогда не оставлять эту бедную девчонку и помочь ей во всем. Может это окажется ей накладно, но девушка для такой, но девушка для такой благодарной миссии отыщет свободное время.
   Отставшую часть пути к дому они проделали молча. Анжела давала немного освоиться своей неожиданной новой подруге к своему обществу, а что-то больше о Яне и ее жизни она узнает чуть позже. Главное дать понять девчонке, что у нее появился друг, который во всем, поможет, а это очень важно.
   - Вот мы и приехали, - сказала Анжела, останавливая возле девяти - этажки новой планировки. - Пойдем, что ли?
   - А может не надо? сделала снова попытку отказаться Яна. - Дайте мне пару гривен, и я исчезну из вашей жизни...
   - А завтра выйдешь снова на перекресток проспекта? - в голосе у Анжелы сверкнул металл, и девчонка виновато опустила голову. - Ты, хочешь подохнуть, как какая-то бродячая собака на вонючей свалке, Яна? У тебя есть ребенок и если ты произвела его на свет и отказалась от нее еще в роддоме или еще хуже - сделала аборт, что говорит о тебе, как не о конченом человеке, то будь добра позаботься о ней, раз уж сама разочаровалась в жизни. Понятно?
   - Вы правы, Анжела, но мне просто не удобно, что я вынуждена сесть вам на шею.
   - Просто даже коты не рождаются и не удобно на полке держаться одной рукой за люстру, а другой ловить падающее одеяло. Извини, конечно, за пошлости, но я тебя сама пригласила к себе и это не в моем стиле отказываться от своих же слов. Так что молча выгружайся и прямиком вперед за мной к четвертому подъезду.
   Анжела щелкнула центральным замком и зашагала к подъезду по дорожке чувствуя, как за ней стараясь не отставать, семенила Яна. Может, девушка и зря накричала на нее, но, сколько можно размазывать сопли, когда они обо всем они уже давно договорились?
   - Привет, самым юным и красивым нашего дома! - весело поздоровалась Анжела, с несколькими бабульками сидящим на скамейке возле своего подъезда и быстро пропустила вперед Яну.
   - Здравствуй, Анжела, здравствуй, - закудахтали старушки, стараясь не упустить момент рассмотреть скрывшуюся в подъезде девчонку с дитем на руках.
   - Вот у них сейчас будет горячая пища для разговора, - усмехнулась Анжела, нажимая кнопку в кабине лифта, - " с кем это приехала Анжела? Кого это она себе привезла?" - передразнила старушечьим голосом девушка.
   - Эй, чё киснем? - спросила она у стоящей молча, Яну с опущенной головой.
   - Да, не могу никак привыкнуть, - смущенно ответила Яна.
   - Расслабься, ты со мной, - потрепала она ее за щеку, - и давай сразу договоримся, что ты будешь обращаться ко мне на ты. Идет?
   - Не знаю. Мне это как-то много за один день.
   - Как знаешь, но я тебе говорю об этом. У нас разница в возрасте почти десять лет, так что ты легко сойдешь за мою сестру. Которой, кстати, у меня никогда не было.
   - Вы так говорите, Анжела, что вроде на самом деле собираетесь меня принять в свою семью, - покачала головой.
   - А почему бы нет? - Анжела посмотрела на девчонку. - Ты же сирота и что ты потеряешь от этого? Мы вернемся обязательно к этому разговору чуть позже. Приехали.
   Анжела открыла тяжелую дубовую дверь своей квартиры и пропустила вперед девчонку. В прихожей их встретила мать Анжелы. Женщина хотела что-то сказать, но, видя внешний вид и состояние Яны, забыла начисто все и лишь с укором посмотрела на свою дочь.
   - Ну, хоть бы по человечески объяснила, что случилось, - произнесла она, - и я бы знала, что мне на самом деле делать.
   - Здравствуйте, - тихо прошептала, здороваясь Яна чувствуя, как краска стыда заливает ее лицо перед симпатичной и красивой по-домашнему одетой женщиной.
   - Не, сейчас, мать, - отмахнулась Анжела, сбрасывая свои кроссовки. - Ты Ивановне позвонила?
   - Я здесь, Анжела, - раздался голос из кухни, и оттуда просто выплывала невысокого роста полноватая женщина сорока лет в белом медицинском халате. - Где наш пациент?
   - Боже мой, девочка как же это в тебя так получилось? - всплеснула она, руками видя Яну.
   - Ивановна! - попросила ее Анжела, и женщина все поняла.
   - Раздевайся, разувайся и проходи, - пригласила Яну Анжела. - И ты не бойся этих старух! Это они на вид такие противные злюки, а на самом деле очень даже замечательные люди. Правда, Ивановна?
   - Конечно же, Анжелка! - согласилась женщина. - Проходи в комнату, девочка. Как тебя зовут?
   - Яна, - тихо ответила девчонка, продолжая стоять в большой и просторной прихожей Анжелиной квартиры.
   - Смелее, Яна, - улыбнулась мать Анжелы -- Надежда, - Давай-ка я возьму пока твоего ребенка.
   - Мне как-то неудобно, - сказала Яна, косясь на Анжелу.
   - Поступим иначе, - вдруг заявила Анжела, сообразив, чего так стесняется ее новая подруга. - Ты, мать, берите с Ивановной дочку Яны и приведите ее в человеческий вид, а заодно и осмотрите, что там с ней. Я займусь нашей юной мамой. Ты все приготовила? - спросила она свою мать.
   - Да в ванной вы все найдете, - поспешила заверить ее она.
   - Пошли, - взяла Анжела девчонку за руку и повела за собой. - Входи...
   Ванная комната оказалась белоснежной до боли в глазах с выложенными плиткой стенами. Сама ванна была просторной с воздушным массажем и подогревом. Наполненная до краев вода в ней приятно ласкала зрение ярким разноцветным отражениями от освещения комнаты. Рядом, на низком столике лежало аккуратной стопкой чистое белье.
   - Раздевайся и залезай, снявши пробу на температуру воды, - сказала Анжела. - Или ты будешь стесняться и меня, что мне лучше выйти?
   - Да нет, - выдавила улыбку Яна, понимая несерьезность создавшейся ситуации.
   - Вот и хорошо, - Анжела присела на край ванны и наблюдала, как девчонка продолжала смущаться, нерешительно освобождаясь от своей одежды бросая ее прямо на пол.
   - Ну и как я -- замухрышка еще та? - краска стыда залилась по всему лицу Яны, когда она совершенно обнаженной повернулась к Анжеле.
   - Это исправимо, - небрежно махнула девушка. - Одно могу тебе сказать, что для своего возраста у тебя очень прекрасное тело. Чуточку худощавая ты, но вскоре это пройдет, когда перерастешь и начнешь нормально питаться. Залезай, а то вода остынет.
   - Я не знаю, Анжела, как тебя благодарить за все, что ты делаешь для меня, словно тебе нечем больше заняться, - выразила свою признательность девчонка, погружаясь по шею в приятную теплую воду. - Такое ощущение, что я лет сто не купалась в нормальных условиях.
   - Теперь эта комната в твоем распоряжении в любое свободное время от нас с матерью, - улыбнулась Анжела.
   - Какая прелесть, - восхищенно произнесла Яна, когда Анжела включила воздушный массаж.
   - Наслаждайся, а я проверю, что там творят с твоей дочерью эти две старухи. Если что-нибудь понадобиться, то бери все что видишь или просто позовешь меня. Хотя на последнее не рассчитывай -- ванна хорошо звукоизолированная.
   - Спасибо, Анжела, я тебе очень признательна.
   - Вот ты уже и начала нормально ко мне обращаться, - подмигнула она Яне, и уже собравшись уйти из комнаты, спросила. - Твою дочку хоть как зовут?
   - Надей, как и мою мать.
   - Надеждой, что ли? - усмехнулась Анжела. - Вот это будет приятно моей старушке.
   - Почему?
   - Ее так же величают -- Надеждой. Ну, все балдей...
   Анжела минут десять наблюдала за хлопотавшими над маленьким ребенком женщинами и вспоминала, что совсем недавно, четыре года назад, таким вот крошечным был и ее Игореша. Смотря, на все это она, в какой раз убеждалась в том, что поступила очень даже правильно.
   - Ребенок очень слаб от неполноценного питания, - сказала Лидия Ивановна, заметив Анжелу. - У нее есть немного простуды, но это быстро исправимо. Видимо ее мать грудью больше не кормит, значит нужно к усиленному питанию добавить все требующие витамины и все пройдет. Яне так же надо хорошо питаться, раз у нее такой славный ребенок.
   - Это я беру на себя, - кивнула Анжела. - Ты хочешь оставить эту девчонку у нас дома? - не поняла мать.
   - Мать, я это решила и мне до лампочки твое мнение! - отрезала Анжела. - Пока у Яны и, у ее маленькой Наденьки жизнь не наладиться в положительную сторону, и я увижу, что моя помощь больше не нужна, то вот тогда я успокоюсь, а пока они будут жить с нами в четвертой комнате. Это тебе ясно?
   - Я, же не против, - кивнула мать соглашаясь. Последнее годы она уже поняла, что характер у ее дочери очень не предсказуем, но Анжела никогда еще не ошибалась в своих действиях и всегда оказывалась верной. - Значит, тебя зовут Наденькой? - взяла, женщина ребенка на руки и тот притих, во всю улыбаясь.
   - А как же ее настоящие родители? - спросила Лидия Ивановна. - Могут с ними возникнуть проблемы.
   - Дело в том, что Яна -- круглая сирота, ответила Анжела, подойдя к женщинам. И совсем недавно ее, выперли, силой и обманом из собственной квартиры. Куда вы предлагаете податься никому не нужной четырнадцатилетней девчонке с ее двухмесячным ребенком?
   - Кошмар какой-то! - покачала головой Лидия Ивановна.
   - И что ты будешь делать? - спросила мать, качая ребенка на руках.
   - Они будут жить у нас, как я и говорила раньше.
   - Ей, придется, тяжело доказать права на свою собственность в таком возрасте. Ведь ни паспорта, ни прописки, она конечно не имеет.
   - Это не проблема. Я позвоню своим друзьям, и они быстро свернут шеи обидчикам Яны.
   - Но так же нельзя Анжела! - воскликнула Лидия Ивановна. - Есть там всякие службы, что должны заниматься такими делами.
   - Дорогая Лидия Ивановна сейчас в нашем коррумпированном государстве законным путем ничего не добьешься. Сейчас за "бабки" можно все купить, а за большие "бабки" и всех людей. Но я выложу очень большие "бабки" и тем самым куплю справедливость для Яны по-хорошему эти вопросы не решаться...
   - Мама! - раздался детский радостный крик и к Анжеле подбежал славный мальчуган с волнистыми длинными сзади волосами.
   - Привет, моя радость, - взяла его на руки девушка. - Что тебе сегодня снилось?
   - Ты мне снилась, - ответил он, говоря правильно, но с детским акцентом и поцеловал ее в нос. - А еще во сне меня бабушка катала на... - И, повернувшись к бабушке, он с удивление уставился на чужого ребенка у нее на руках.
   - Кто это? - сгорая от любопытства, потянулся он к ним.
   - Теперь это твоя сестренка Надюша, - сказала бабушка, показывая ему ребенка.
   - Это правда? - взглянул он на Анжелу, и, скользнув на пол, побежал к бабушке.
   - Да, мой хороший, - улыбнулась она ему в ответ.
   - Значит, мы будем вместе расти, играться, и пойдем в школу, а когда она вырастет, то я буду гонять, и дубасить, ее обидчиков, да мама.
   - Ты совершено прав, Игорек, - уже не сдерживая смеха, сказала Анжела, когда ее сын, говорил все это на полном серьезе.
   - А где ее мама?
   - Принимает ванну, сыночек, - удивилась, ясности и правильному ходу мысли ребенка покачав головой, Лидия Ивановна. - Он у тебя вундеркинд, сказала она Анжеле, - в таком юном возрасте и так соображает.
   - Мама, а можно я с сестричкой поиграю немножко? - спросил малыш.
   - Сестричка еще маленькая для этого.
   - Ну, тогда я подожду немного! - заявил он серьезным тоном.
   - Игорек, ты хоть рад, что у тебя так неожиданно появилась сестричка?
   - А кто этому не был бы рад. Хотя она мне не родная сестричка, но я буду ее очень-очень любить и всегда защищать.
   - Мы ее так же будем любить и когда надо защищать, как и ее маму, - сказала мама Анжелы. - Таких юных созданий в беде просто так нельзя бросать. Поможем мы всем Яне и моей тезке - внучке, с этими словами она поцеловала девочку.
   И вдруг сзади них раздались всхлипы и они обернулись. Яна стояла в шелковом халате возле порога размазываю по детски слезы на щеках. Ей пришлось, последние минут пятнадцать разговора и от всех сказанных выше слов было не в силах взять и не разрыдаться.
   Анжела не узнала в ней ту девчонку, что подобрала на перекрестке. Яна выглядела очень красивой и немного младше своих лет. Вот что может сделать, с человеком точно подобрана, по размеру одежда и простая горячая вода с мылом.
   - Что, случилось Яна? - удивилась Анжела, делая шаг на встречу, и та бросилась, ей в объятия уже полностью не сдерживая своих слез.
   - Тетя Яна, ты только не плачь, потому что я уже люблю тебя и мою сестричку Надю, - задергал ее за полу халата подойдя, Игорек, обращая на себя внимание. - Тебе больше нельзя плакать, потому что я единственный мужчина в нашей семье и мне больно смотреть на слезы своих женщин...
   Он протянул ей свои ручонки и когда Яна, от таких слов перестав плакать, наклонилась к его призыву, малыш крепко обнял ее за шею и прижался, поцеловав в щеку. Из глаз Яны брызнули слезы, но выражение в них сменилось, они светились от счастья.

Глава третья

Очковтирательство.

  
   - Но это можно как-то уладить? - спросила Анжела своего собеседника, забравшись с ногами в мягкое кресло, прижав плечом к уху мобильник держа в одной руке молодежный музыкальный журнал, а другой листала страницы.
   - Дай мне несколько дней, и я все утрясу, - ответил ей мощный мужской бас. - С этого понедельника и начну! Хорошо, Анжела?
   - Тебе виднее, Аркаша, - согласилась девушка. - Ты спец в этой области и тебе все карты в руки!
   - Договорились, Анжела, в понедельник я начну работать над этим делом. Результат будет положительным, и я тебе это обещаю прямо сейчас!
   - Вот и славненько! Созвонимся на следующей неделе.....
   - Какие вопросы, Анжела? Я в твоем распоряжении в любое время суток!
   Девушка отключила связь и, захлопнув журнал, подмигнула Яне:
   - Через недельку-другую ты вернешься в свою квартиру, - сообщила она сидящей напротив девчонке эту новость. - Чё не радуешься?
   - Как-то не хочется оставлять этот дом, - тяжело вздохнула та. - Я за эти дни так привыкла к вам всем.
   - Я и не говорю тебе, чтобы ты сразу же перебиралась к себе. Можешь жить здесь сколько захочешь. Просто знай, что твоя квартира принадлежит только тебе! Мой Аркаша умеет улаживать и не только такие вопросы...
   - Какой ты замечательный человек, Анжела! - уже неизвестно, в какой раз восхищенно произнесла Яна, с любовью смотря на нее. - Я и не думала, что в этом мире можно встретить вот такую, как ты!
   - Значит я исключение - единственная и неповторимая, - улыбнулась Анжела. - Только не сглазь меня. Вообще-то на саамам деле я не такая, с какой приходиться тебе общаться и видеть. Я очень раздражительная и нервная стерва, одним словом.
   - Смеешься? - не поверила Яна.
   - Еще увидишь, может быть, - пообещала Анжела и взяла звонящий сотовый. - Кто это еще?
   - Как это "кто"? Я че то не понял, мы договаривались на сегодня или нет? - раздался в трубке голос Николая Обухова.
   - Дерьмо собачье! - выругалась Анжела, вскочив на ноги. - Не поверишь, Ники, но я на самом деле все забыла...
   - Не поверю, - отрезал он. - Я жду тебя с рассказом и видео о Франции, а заодно для не очень хорошего разговора.
   - Ты о чем?
   - А кто прислал ко мне Лысого? Вася Пушкин, что ли? И что это вы там вдвоем вбили себе в голову?
   - Слишком много ответов ты хочешь получить за один раз, а у меня срок на сотовом истекает, - засмеялась в трубку девушка.
   - Лично мне вчера было не до смеха, когда Лысый полдня компостировал мне мозги. До сих пор каша в голове и, кстати, по твоей милости!
   - Я то тут при чем? - притворилась Анжела. - Лысый у нас майор милиции и ему закон разрешает создавать неудобства людям в моральном и физическом плане.
   - Прикинь, он мне кодексом начал даже пугать, - жаловался Ники. - Вот это друг детства называется!
   - Но речь идет и еще об одном нашем друге.....
   - Короче, Анжелка, мне сейчас некогда, - Ники бросил кому-то несколько слов и снова вернулся к ней. - Давай, собирайся и айда сюда! На твоей колымаге это много времени не займет.
   - Я уже выезжаю!
   - Я на это надеюсь. До встречи...
   Анжела перевела дух. Значит Лысый, он же - Кирилл Лысенко, время даром не терял! Нужно ехать в родной город и, тем более что она им всем это обещала.
   Отбросив в сторону журнал с сотовым она остановилась посреди комнаты соображая с чего ей начать. Для начала не мешало бы переодеться, а то так в домашнем халате и поедет, как это случилось, при опоздании на концерт недавно и она явилась в домашних тапочках.
   - Ты уезжаешь? - спросила Яна.
   - Черт, а я о тебе и не подумала! - воскликнула Анжела, посмотрев на просительно - жалостливо лицо девчонки. - Но мне очень нужно это, Янка, пойми меня! Если я сегодня не встречусь с одним человеком, то тайна смерти моего Игоря может так и остаться навсегда тайной.
   - А может мне с тобой? - с надеждой спросила Яна, сложив руки у себя на груди.
   - А ребенок с кем останется?
   - Может твоя мама присмотрит? Я же все равно Надюшку грудью больше не комлю, а Анжела?
   - Секунду, - Анжела выглянула из комнаты и позвала мать. - Надежда Евгеньевна, можно вас на минутку?
   - Да, мои девочки? - отозвалась женщина к ним из кухни.
   - Нам с Янкой нужно в срочном порядке отлучиться на неопределенное время по своим делам, а ты присмотришь за детьми? - спросила Анжела.
   - На то бабушка и есть, чтобы присматривать за внуками, когда их матерям некогда. Езжайте, я все беру на себя.
   - Вот и хорошо! - обрадовалась Анжела, взглянув на сияющую Яну.
   - Пошли собираться, - кивнула она, ей, выходя из комнаты.
   - Ты косметикой пользуешься? - спросила Анжела, усаживаясь перед зеркалом у себя в комнате.
   Яна присев на краешек кровати, с вожделением рассматривая все вокруг. Откуда ей было знать, что Анжела оформила свою спальную комнату, как и у себя в родном городе. Все те же плакаты украшали стены. Точно такая же широкая и удобная кровать. Вот только больше появилось комнатных растений, но их хватало и по всей квартире. К этому приложила руку мама Надя.
   - Если честно, то я не умею с ней правильно обходиться, - ответила Яна, когда Анжела выстроила перед зеркалом целую батарею на столике флакончиков, коробочек и тюбиков высококачественного принадлежности для макияжа самых известных фирм.
   - Что же, испробуем, идет тебе она или нет, - хмыкнула Анжела. - Не попробовав - не узнаешь. Садись здесь рядом и расслабься.
   Над девчонкой Анжела колдовала немного. Поведя ей глаза, и накрасила ресницы. Девушка сделала Яне соответствующую ее внешности прическу и повернула к зеркалу.
   - Ну и как тебе оно?
   На Яну смотрела юная красавица с густыми волнистыми волосами, что каскадом спадали чуть ниже хрупких плеч. Такой она себя видела впервые, что чуть снова не расплакалась
   - Здрастье! Тушь потечет, что это опять на тебя напало? - удивилась Анжела.
   - Какая прелесть! - всхлипнула Яна переборов себя. - Мне казалось, что Яна всю жизнь останусь серой мышкой в сторону, которой, никогда и никто не посмотрит.
   - Если, кажется, то крестись, - отмахнулась Анжела, думая о том, как ей ускорить умственное развитие этой девчонки, а то ее детская наивность уже начинает утомлять.
   - Теперь перейдем к гардеробу, - Анжела распахнула дверцы шкафа-купе и перебрала свои многочисленные теперь уже шмотки.
   - Беда вся в том, Янка, что у меня шмотки не блистают разнообразием, - сказала она, доставая одежду из шкафа. - Но сейчас весна и тепло, то я решила, что нам будет за прикол одеться во все одинаковое. Держи!
   - Хочешь сказать и сейчас, что мы с тобой совершенно не похожи и не можем твердо сойти за сестер? - спросила Анжела, когда они вдвоем одевшись, замерли перед зеркалом.
   На них смотрели две симпатичные молодые девушки, одетые в кожаные черные брюки, черную майку под горло и в кожаную куртку такого же цвета. Даже волосы у них были уложены в одинаковую прическу, но только у Анжелы по длине они были практически вдвое больше чем у Яны.
   - У нас даже черты лица сейчас стали похожи, - обняла Анжела, Яну прижавшись к ее щеке. - Хочешь что-то возразить против, а?
   - На самом деле мы очень внешне похожи, - пришлось согласиться Яне, - Но все же мы...
   - Короче, Яна, я скажу тебе одну вещь, а ты запомни это хорошенько, - развернула Анжела ее за плечи к себе, - раз уж ты хочешь быть все время со мной, то начинай учиться, что и где, как и кому и что говорить. Оно-то, конечно, на первых порах будет трудно, но если ты не последняя дура, то все у тебя в скором времени быстро все получиться!
   - Я хочу быть похожей на тебя, Анжела, - опустила глаза Яна.
   - Вот тебе и стимул для этого! Но не сотвори себе кумира. Ты то же личность и при чем, своеобразная, ты меня поняла? Будь сама собой, но продолжай развиваться...
   - Ты мне поможешь? Ведь я жизни не видела, как таковой и не знаю, как себя и где правильно вести...
   - Куда же я тебя теперь дену, а сестричка? - улыбнулась Анжела и они уже вместе рассмеялись, смотря в зеркало на себя, так похожих между собой внешне.
   Ближе к полудню Анжела въехала на автостоянку перед клубом "Натали". Припарковав свой "бмв" возле знакомого ей джипа они вышли из машины.
   - Вот здесь, Янка, и началась моя музыкальная жизнь, которую ты видишь сама! - с наслаждением вдыхая воздух родного города, сказала Анжела, указав на сверкающий в лучах солнца фасад трехэтажного здания.
   - "Натали", - прочла яркую и большую вывеску Яна. - Это что какой-то клуб?
   - Не просто, а суперклуб! Пошли, я познакомлю тебя с его хозяином.
   - Пошли... - поспешила за подругой Яна стараясь, имитировать в точности ее походку.
   Стоящие на входе два охранника сразу же узнали идущую еще издалека девушку и широко распахнули дверь.
   - Привет, Витек! Привет, Андрюха! - поздоровалась она, с ними обнявши их по мере возможности, как можно обнять шкаф.
   - Привет, Анжелка! - в унисон ответили они, почтительно пропуская их вовнутрь.
   - Товарищ шеф здесь?
   - Он в танцзале возле бара.
   - То есть, как и всегда. Очень хорошо. Пошли! - это уже Яне, которая вертела по сторонам головой стараясь ничего не упустить из вида.
   Практически ничего не изменилось и внутри клуба, разве, что Ники освежил стены и удлинил стойку бара.
   - Наконец - то! - раздался возглас, как только девушки переступили порог танцзала.
   К ним направлялся двухметровый тридцатилетний мужчина с фигурой тяжелоатлета, который тщательно следил за ней и поддерживал ее в отличной форме. Если раньше Ники носил спортивную стрижку, то сейчас немного отпустил волосы, в которых уже достаточно блестело седины.
   - Моя маленькая Анжелка! - сграбастал он ее в свои объятия. - С приездом, моё солнышко!
   - Привет, Ники, - оставила девушка у него на щеке след от поцелуя. - Я тебя так же рада видеть...
   - Заставляешь ты себя ждать, Анжела, погрозил он ей пальцем и тут заметил стоящую рядом Яну. - Держите меня семеро, а то меня глюкавит по полной программе! Кто этот твой симпатичный юный двойник?
   - Это Янка и она моя младшая сестренка, - серьезно ответила Анжела, обняв за плечи девчонку.
   - Сестренка говоришь? - взглянул на нее Ники. - Что ж пусть будет она твоей сестренкой и спасибо, что успела объяснить, а то я уже грешным делом подумал, что это твой столичный клон. Уж больно вы действительно смахиваете друг на друга.
   - А ты - клоун! - ткнула Анжела смеющегося Николая кулаком в живот.
   - Могу тебя обрадовать и тут, кстати, тебя ждет еще один клоун, но уже при погонах.
   - Лысый, что ли? - обрадовалась Анжела.
   - А что тут такого радостного? Ага, зашел ко мне на пять минут с утра, а я дай ему и ляпни, что только что звонил тебе и ты скоро сюда приедешь. Так он вон там и торчит до сих пор, типа, у него больше нет других больше дел. Умоляю тебя, избавь меня от него.
   - Сейчас разберемся.
   Майор Лысенко и сегодня был не в своей форме. Сколько Анжела с ним виделась, то Кирилл никогда не блистал своими погонами. На нем был все тот же черный костюм и лакированные черные туфли. Вот только вместо рубашки с галстуком он надел белую футболку, что красноречиво обтягивала его мощную грудь, когда Кирилл расстегивал пиджак.
   - Нашей доблестной милиции большой физкультпривет! - неожиданно возникла возле него Анжела.
   - Работникам культуры и музыкальной сцены - аналогично! - улыбнулся он и обнял девушку. - С приездом на историческую Родину!
   - Ты только посмотри на эту картину сплошной гармонии и любовной идиллии, - сказал Ники Яне. - Два представителя враждебных лагерей мирно обнимаются друг с другом и щебечут с любовью, как лучшие, что ни на есть друзья!
   - А почему враждебных? - не поняла Яна, не зная о веселой удаче и манере всех подкалывать у Николая.
   - Лысый, пардон, - Лысенко Кирилл - у нас кто? Майор милиции, а значит блюститель закона и порядка. А Анжела у нас кто? Совершенно верно - панк - певица, рокерша! А они кто? Анархисты, которые не признают никаких законов и смачно плюют на тот порядок, который, как раз майор Лысенко чтит и соблюдает! - объяснил Ники. - Парадокс получается какой-то!
   - Ники, я прошу тебя, оставь свои приколы и не запутывай еще больше мне мою сестренку! - остановила ржущего над ними Анжела друга.
   - Вечно ты, Анжела наломаешь всю тягу! - обиделся Ники. - Нет в тебе, той беспечности и обыкновенной жизненной веселости.
   - Если бы все на Земле были такими как ты, Ники, то это была бы планета вечно ржущих этаких здоровенных идиотов по любому поводу, да и без него.
   - А если бы все были, как ты, Кирюха, то тоталитарного концлагеря нам не миновать, - парировал Ники.
   - Вот и произошел обмен сокровенных мнений двух старых друзей, - усмехнулась Анжела. - Я удивляюсь, как это вы еще не цепляетесь друг другу в глотку?
   - Так он меня не возьмет! - ткнул в сторону друга пальцем Николай. - У нас майор Лысенко на самом деле беззубый мент и все его оружие: уголовный кодекс и табельный ствол. Ведь днем он дружил с "орбитом", а ночью сдавал все свои позиции перед жестоким кариесом. Верно, я говорю, Кирюха?
   - А не пошел бы ты прямиком в жопу, а?
   - Тьфу ты, как некрасиво! - сморщил нос Ники. - Вы уж простите, леди, моего друга - это у него бывает. Работа, знаете, нервная. Вечно недосыпает и недоедает, и постоянно общается со жмуриками. Романтика, одним словом...
   - Анжела, ты случайно незнакома с Региной Дубовицкой? - спросил Кирилл у девушки. - Можно было бы по знакомству вытолкнуть этого клоуна на сцену у нее в передаче.
   - Нет, не знакома, - смеясь, ответила Анжела, - но идея замечательная!
   - Николай Николаевич, вас можно на некоторое время? - обратился к нему подойдя, работник клуба. - Это срочно. Очень срочно.
   - Если очень срочно, то можно, - поднялся тот. - Никуда никто не уходит, пока я не вернусь.
   - Ну, что ты узнал? - наклонилась к Кириллу Анжела, когда Ники отошел со своим работником. - Можешь свободно при ней говорить, - кивнула девушка, когда майор взглядом стрельнул в сторону Яны. - Она моя сестра. Поверь мне, а поймешь когда-то потом. Говори...
   - Обухов знает намного больше или даже все, чем хочет доказать нам, - так же наклонившись к ней ответил Кирилл.
   - В каком смысле?
   - Сама посуди. Он мне доказывал, что Игорь на самом деле погиб и, что ворошить прошлое нет никакого резона, - начал загибать пальцы Кирилл. - Потом он ругал нас с тобой, что мы занимаемся не своим делом и это все равно, что пытаться загонять вилами ветер в поле. А потом наотрез отказался отвечать мне, где жил Игорь раньше. Мотивируя свои слова нашим наплевательским отношением к памяти мертвых друзей, а когда я начал настаивать, то обозвал меня бесчувственной скотиной и вдруг, заявил, что такого дома больше не существует!
   - То есть, как больше не существует? Его снесли, что ли?
   - Вот и я его об этом спросил и, когда, он согласился с этим мнением, то я все же настоял указать мне хотя бы, где находятся развалины или хотя бы, где это место.
   - Ну и что?
   - Плевался он долго, но потом сдался и ответил, что там теперь другой хозяин.
   - Значит, дом на самом деле остался на прежнем месте? - обрадовалась Анжела.
   - И не только на прежнем месте, но и довольно таки в хорошем жилом состоянии! Я ездил туда вчера, но хозяина, или не было на месте, или мне просто никто не хотел открывать. Так и вернулся ни с чем!
   - Поехали! - поднялась Анжела.
   - А как же Ники? Он ведь же не просил никуда не уходить без него?
   - Да, пошел этот партизан куда подальше! - воскликнула девушка. - Тут может мое будущее круто измениться, а я буду выслушивать его шуточки? Так или иначе, а мы с Яной уезжаем домой только завтра, и у меня еще будет время пообщаться по душам с этим вечно неунывающим клоуном.
   - Ну, тогда поехали! - согласился Кирилл и то же поднялся.
   Они втроем покинули клуб и остановились возле автостоянки.
   - Я на своих колесах, - сказал Кирилл, доставая ключи от своей машины.
   - Вот и хорошо, Кирилл, ты будешь ехать впереди, и указывать нам дорогу.
   Анжела завела свой "бмв" и вывела его вслед за темно-красной "Нивой" майора Лысенка, которая быстро набрала скорость и понеслась по улицам города.
   - Можно спросить? - подала голос Яна, бросая взгляды на проносящиеся мимо дома и торговые центры незнакомого ей города.
   - Валяй!
   - А что вы пытаетесь выяснить вместе с этим ментом?
   - Когда я еще жила здесь, в этом самом городе, то у меня был человек, которого я очень любила и люблю до сих пор, - Анжела указала на снимок с Игорем. - Человек, который для всех был загадочной личностью и о котором ходили здесь местные легенды. А на самом деле Игорь оказался самым простой и настоящим мафиози местного разлива, как в кино. Он управлял всем этим городом, держа его в своих руках. И если ты смотрела фильмы такого вот жанра, то наверно знаешь, что без разборок там не обходиться. Вот и здесь произошло точно так же...
   Кавказцы хотели прибрать к своим рукам один рынок, который контролировали люди Игоря и захватили меня в качестве заложницы, чтобы потом торговаться с Игорем. Но они втроем (Игорь, Ники - ты его видела и младший брат Ники - Иван) отбили у "черных" меня, завалив там половину. Вот тогда Игорь и погиб...
   - А вы, что же хотите узнать? - Яну это очень заинтересовало. Ведь рядом с ней сидел человек, который лично участвовал, по сути, в киношной ситуации. Разборки, бандиты, стрельба - этому можно и позавидовать.
   - Понимаешь, многое, что в этом странное, - наморщила лоб Анжела. - Лысый не обнаружил никакого тела и даже малейших остатков от Игоря, а у меня за эти четыре с половиной года не покидало такое чувство, что за мной постоянно кто-то следит и убирает возникающие на пути преграды. Стоит только возникнуть какой-нибудь проблеме, как я не успела даже подумать, где найти ей решение, а она уже раз-два и разрешилась сама собой.
   - А может просто везет?
   - Но так было, когда Игорь находился, тогда все время со мной рядом. Не может же все время так легко везти?
   - И ты считаешь, что твой Игорь на самом деле жив, а не погиб, как вам всем казалось?
   - Вот мы сейчас об этом хоть немножко попытаемся что-то и узнать...
   Но что она может конкретно узнать по приезду в тот дом? Она даже толком его и не осмотрела в тот день, а разве было для этого время?
   Они приехали с Игорем, тогда поздно ночью вернувшись из "Натали". Анжела помнила, что их преследовала какая-то машина, и Игорь расстрелял ее из автомата, но разве такое скоро забудешь?
   Потом была страстная ночь любви, и обалдело вкусный завтрак, который приготовил лично сам Игорь. Вот с этого все и началось. Вначале они вместе поехали на рынок, где произошла перестрелка между людьми Игоря и кавказцами и там по ее глупости девушку взяли в заложницу. Чем все это закончилось, она так же хорошо помнила, а что их может ожидать в том доме? Сам Бог только ведает...
   - Сколько только здесь заводов! - произнесла Яна, смотря на торчащее в небо и дымящее во всю большое скопление разнокалиберных труб.
   - Это промышленный район нашего города, - объяснила подружке Анжела. - Вся индустрия и гордость собрана здесь. В этой вот грязи и вонище и прошло моё детство, - она указала на виднеющиеся вдалеке дыма ряды серых девятиэтажек. - Есть о чем, иногда, вспомнить и особенно сидя где-то на приятном песке возле теплого моря.
   Они продолжали ехать следом за машиной Кирилла. Теперь они выехали за город, попав на оживленную трассу, и майор выставил мигалку на крышу своей "Нивы", включив ее вместе с сиреной. Анжела сократила дистанцию до минимального, стараясь не отставать то него, когда остальные машины покорно уступали им дорогу.
   " Далеко же забрался Игорь!" - подумала Анжела, когда они отъехали уже километров на двадцать от города, но, имея такую власть, то приходиться прятаться подальше, как от закона, так и от своих недоброжелателей и врагов. И, если, какой-то завистник позариться на твое место, то ему ничего не стоит, будет за определенную сумму нанять толкового киллера и дело сделано. В наше-то время это самый подходящий выход из положения, где каждый второй мечтает стать первым, а третий обходит его на этой дистанции с помощью вот такого маленького кусочка свинца. Спущен курок и нет человека! А раз нет человека, то и с ним исчезает и мучавшая проблема.
   - Нам сейчас поворачивать! - предупредила Яна свою старшую подругу видя, как замигала поворотом идущая впереди "Нива" и тут же свернула на второстепенную дорогу, а Анжела продолжала мчаться дальше, задумавшись о чем-то своем.
   - Черт! - выругалась она, сообразив, что они проскочили нужный поворот по ее вине и не долго думая, ударила по - тормозам.
   Визгнули шины пронзительно и "бмв" резко остановился. Девушка переключила передачу и сдала назад на удивление обалдевших водителей ехавших водителей вслед за ней.
   - Ты, где училась управлять машиной, коза долбанная?! - выкрикнул ей бритоголовый тип, высунувшись из окошка серебристого "Мерседеса", что чуть не столкнулся с "бмв" Анжелы.
   - Захлопни, хавало, урод! - отрезала ему девушка и рванула с места "бмв" оставивши за собой облако пыли и дыма.
   - А если бы они погнались за нами? - спросила Яна, оглядываясь с опаской назад. - Это же настоящие были, наверно, бандиты!
   - А у нас настоящий мент впереди, - ответила Анжела, за считанные секунды, нагнав темно-красную "Ниву".
   Поднимая облако пыли и раздражая рвущихся на цепях здоровенных псов, они промчались по улицам какого-то забытого Богом поселка провожаемые недоброжелательными взглядами местных жителей. Любой, кто ездит, на крутых иномарках для них был личным врагом в этой нищенской жизни.
   - Ну и дыра! - процедила сквозь зубы Анжела, когда "бмв" тряхнуло на выбоине, и тут же они с разгона влетели в огромную лужу, подняв миллиарды грязных брызг.
   - И как тут могут жить люди? - удивилась Яна, рассматривая убогие дома и мелькающие люди, одетые как попало. - Ни условий, ни дорог и даже элементарного газового отопления.
   - Живут, как видишь... - про себя удивилась Анжела в познании сельской жизни у Яны.
   Они миновали поселок и помчались вдоль лесополосы. Здесь дорога была грунтовой и благодаря частному пользованием сельхоз - хозяйственными машинами, то они хорошенько ее укатали. Поэтому Анжела добавила скорости, стараясь далеко не отставать от "Нивы", но и в то же время, не опережать ее.
   Мигнув габаритными огнями Волжский внедорожник снова свернул, и они оказались на улицах еще одного сельского населенного пункта. Его они так же полностью пересекли, и остановились на самой окраине, возле высокий черных металлических ворот.
   - Наконец - то приехали! - облегченно воскликнула Анжела, глуша двигатель.
   Теперь в ее памяти всплывали некоторые моменты знакомой обстановки. Она точно вспомнила, что ей однажды приходилось видеть эти высокие ворота и такой же неприступный бетонный забор в три метра высотой с колючей проволокой вдоль всего периметра.
   - Ты совершенно права - настоящий военный объект! - сказал Кирилл, вылезая из машины. - Я вчера, когда не дождался хозяина этой хижины, то решил обойти вдоль забора, чтобы найти хотя бы одну щелочку и заглянуть вовнутрь, но только время зря потратил. Этот забор такой же неприступный по всей своей длине, как и перед нами вот здесь.
   - Игорь говорил тогда, что у него два гектара земли за этим забором, - сказала Анжела, подходя к воротам, и нажала кнопку звонка.
   - Кто там? - раздался через несколько секунд искаженный мужской голос.
   - Блин, как напугал! - перевела дух Анжела и заметала скрытый динамик за мелкой металлической сеткой.
   - Кто там? - повторился вопрос, когда они переглянулись.
   - Старший оперуполномоченный майор милиции Лысенко Кирилл Андреевич, - решил таким образом представиться Кирилл, подмигнув Анжеле. - Откройте ворота! - его голос принял сухой официальный тон.
   - А у вас, майор, разрешение прокурора есть? - спросил динамик.
   - Ордера у меня нет, но если вы так настаиваете, то он у меня будет, как и два десятка моих коллег из группы "беркут" у меня за спиной. А мне просто нужно с вами поговорить и это личный вопрос.
   - Хорошо, согласился после некоторой паузы голос. - Кто эта женщина рядом с вами, майор?
   - Чертовщина, какая-то! - пробормотал Кирилл, осматриваясь по сторонам. - Никого...
   - Анжела Муратова, рок-певица, - представилась и Анжела, чувствуя себя в дурацком положении, словно они играют в шпионов: " Слоны идут на север, - сказал мужик в ватнике и с парашютом за плечами. - Слоны идут в жопу! - ответил Мюллер, - Штирлиц живет этажом выше..."
   - Какие вопросы у рок-звезды ко мне? - спросил снова голос с динамика.
   - Что и у майора Лысенка, - это дурачество начало раздражать девушку.
   - Хорошо, проезжайте...
   Прозвучал щелчок, и ворота начали медленно расходиться в стороны, открывая взору внутреннюю обстановку.
   - Но как он увидел тебя? - все ни как не мог понять Кирилл.
   - Здесь полно видеокамер, - ответила Анжела, садясь за руль и, указала на парочку таковых, которые прямо над колонами ворот, которые чисто случайно Кирилл и не заметил.
   Их взглядами открывалась красочная картина. Широкий двор с коротко подстриженной травой и посыпанная мелкой, хорошо утрамбованной, галькой дорожка вела прямо к электронным воротам гаража. Рядом величаво раскинулся большой двухэтажный дом с просторными окнами, что в данную минуту были все закрыты плотно жалюзи, и оплетенной виноградом террасой.
   На ней стоял среднего роста с атлетической фигурой мужчина лет тридцати одетый в кроссовки, черные потертые джинсы, черную водолазку и в кожаную жилетку. Возле его ног с напряжением застыли три здоровенных добермана, готовых броситься в любую секунду на защиту своего хозяина.
   При виде этой фигуры сердце у Анжелы ёкнуло и забилось в нервном ритме. Уж больно много похожего было у них с Игорем. И, если бы не эта короткая прическа крашенных волос, да и не только! Лицо у незнакомца было с резкими, но в то же время с приятными чертами. И его недельная щетина так же рознила с прежним покойным хозяином. Одним словом, вроде бы и Игорь, но в то же время и совершенно и не он! Не смотря на многие внешние сходства.
   - Майор Лысенко, - достал свое удостоверение, Кирилл, показывая его хозяину.
   - Очень приятно, - кивнул тот и, видя вылезающих из "бмв" двух девушек с восхищением воскликнул звонким голосом. - Какие красавицы! Вот это событие для такого одинокого человека, как я. Две такие Венеры и в один день!
   Слушая, его Анжела лихорадочно искала что-то знакомое в своей памяти с Игорем, и с горечью поняла, что это совершенно чужой человек.
   - Вы, наверно, Анжела Муратова? - спросил он и поцеловал ей руку.
   - Да, это я, - внимательно взглянула в его серые глаза, ответила Анжела.
   - А это, как я понимаю, ваша сестра? - спросил он, в упор, посмотрев на Яну, пряча свои глаза от взгляда Анжелы.
   - Вы правы, Яна - моя сестра, - от Анжелы не ускользнул этот цепкий взгляд, и это показалось ей подозрительным. Так смотрит человек, который много слышит о ком-то и тут ему выпадает, наконец - то увидеть объект разговора. Интересно...
   - Очень приятно, - он поцеловал руку и Яне, которая сразу отдернула ее и, опустив глаза, залилась краской.
   - Вот вы увидели нас, и теперь хотелось бы и нам узнать, кто вы сам такой? - перешел к делу Кирилл, - Прежнего владельца этого дома я знал хорошо, а вот вас вижу впервые...
   - Может, пройдем в дом? - предложил хозяин. - Там я могу вам и документы свои показать, если чем-то вдруг вызову ваше подозрение...
   - А что для этого будет повод? - спросил Кирилл, машинально проверяя на месте ли его пистолет.
   - Не за чем сразу же хвататься за ствол, майор? - в голосе у хозяина мелькнула усмешка. - Я обыкновенный простой человек, а вы, работники внутренних органов, всегда и вечно видите в каждом человеке потенциального преступника. Но, пожалуй, разговор не об этом. Прошу!
   Он открыл дверь, пропуская их вовнутрь, и в тот же миг тройка доберманов потеряла всякий интерес к гостям их хозяина и они легли, растянувшись на крыльце.
   Ничего не изменилось и спустя пять лет в обстановке гостиной. Разве что ковры поменяли на новые, а так же все те же обои, кресла, столики и даже, тот, самый камин с кучкой приготовленных дров.
   - Присаживайтесь, - пригласительным жестом указал хозяин им на удобные кресла. - Что будете пить?
   - Я за рулем, - буркнул, отказываясь, Кирилл, рассматривая изысканную роскошь вокруг себя.
   - Джин-тоник, - улыбнулась на немой вопрос Анжела.
   - А вы, юная леди? - обратился хозяин к Яне.
   - Мне... кока-колу, - еле выдавила из себя Яна, чувствуя лишней себя в этом кругу людей.
   - А я, пожалуй, выпью чего - нибудь покрепче, - сказал хозяин, открывая дверцу скрытого бара-холодильника. - Такое событие для холостяка. Ну, просто грех, как не выпить!
   - Мы так и не услышали вашего имени, - напомнил Кирилл, принимая все-таки из рук хозяина банку запотевшего хорошего пива.
   - Ах, да! - изобразил правдоподобно забывчивость, хозяин вытащил откуда-то свой паспорт. - Вы это хотели видеть? - и протянул его Кириллу.
   Майор тренированным взглядом осмотрел документ, пролистав все страницы, и передал его Анжеле.
   - Ну и чем вы, Игорь Иванович, занимаетесь? - спросил Кирилл. - Так сказать, ваша сфера деятельности, что позволяет иметь вам такой роскошный особняк и трех таких же симпатичных собачек?
   - На нашего участкового вы, майор, непохожи, но мне понятен ваш профессиональный интерес к моей скромной персоне, - хозяин сел, напротив закинув ногу на ногу. - Я - артист, вернее, актер, как киношной, так и театральной сцены, хотя последнее уже в далекой истории.
   - Горбунов Игорь Иванович? - удивленно произнесла Анжела. - Что-то я никогда не слышала вашего имени. Ты слышала? - спросила она Яну.
   - Никогда, - не поняла, к чему ее спросили, ответила девчонка.
   - Вот видите, уважаемый, о вас никто не слышал, - спокойно сказал Кирилл. - Даже Яна, а она у нас спец в мире киноискусства.
   - Она у вас еще дитя, - возразил хозяин.
   - Но я уже давно нет, - приняла игру Кирилла, сказал Анжела. - Мне ваше имя ничего не говорит, а мне знакомо множество киноактеров и кинорежиссеров и с некоторыми я знакома лично. Вот так вот, Горбунов Игорь Иванович.
   - Могу вам объяснить и этот факт недоразумения, - нашелся хозяин. - Дело в том, что я начинал свою карьеру за рубежом. Поначалу театр в Париже, а потом и Америка. Но так получилось, что больше роли второго, а то и третьего плану в различных сериалах я не получал, то мне пришлось вернуться на Родину.
   - Как же вам это удалось?
   - Просто взял, купил авиабилет и прилетел... Я, познакомился в Сан-Франциско, с одной симпатичной кинорежиссершой, и она пригласила сняться меня в одном из своих фильмов. Может вы и о Дягилевой Ирине Викторовне ничего никогда не слышали?
   - Нет, Ирину мы знаем, - кивнул Кирилл. - Имел за честь в свое время десять лет за одной партой сидеть в школе с ней.
   - Вот как? - удивился хозяин и, обрадовавшись, воскликнул. - Вот можете обо мне у нее подробности и узнать, если мне на слово не верите!
   - Узнаем, можете не сомневаться, - сухо пообещал ему Кирилл.
   - Ответьте мне на один еще вопрос, уважаемый Горбунов Игорь Иванович, и мы вас оставим в покое, - обратилась к нему Анжела, понимая, что их затея потерпела фиаско. Ничего, совершенно ничего нового они так и не узнали.
   - Я весь в вашем внимании.
   - Как вам удалось заполучить в свои руки этот дом? Ведь, как я понимаю - это ваша собственность?
   - Совершенно верно! - с любовью обведя все взглядом, воскликнул хозяин. - Мне помогла вся та же Ирочка Дягилева.
   - Яснее можно? - попросил Кирилл, морщась от манеры говорить хозяина, как от зубной боли.
   - Когда я приехал сюда, то попросил Ирочку мне небольшой коттедж подыскать далеко за городом, так как я очень люблю сельскую местность и уединение. Она позвонила кому-то и мне через агентство недвижимости продали этот чудненький домик. Правда, здесь прелестно?
   - Очень даже, - выдавил сквозь зубы Кирилл. - А вам ничего не объяснили, куда делся прежний владелец этого дома?
   - Нет, в агентстве мне ничего не говорили, а вот когда Ирочка узнала, что за дом я себе приобрел, то вскользь как-то обмолвилась, что когда-то дом принадлежал одному из ее старых друзей, а ныне покойный. Это правда?
   - Правда, - выплюнула ответ Анжела и поднялась. - Спасибо вам, Горбунов Игорь Иванович, извините, что так потревожили вас.
   - Вы, что уже уходите?
   - У нас еще много дел, - поднялся и Кирилл. - Примите извинения. Мы искали здесь совершенно другого человека.
   - Спасибо и вам, что посетили меня - одинокого отшельника. Позвольте, я проведу вас к машинам.
   Когда девчонки и майор уселись в свои машины, хозяин послал им воздушный поцелуй, оставаясь стоять на террасе в обществе своих доберманов, пока два автомобиля не покинули пределы его территории...
   Защелкали тумблера, и просторная комната глубоко под домом осветилась голубым светом рядами телеэкранов. Человек в вязанном под горло черном свитере немного прихрамывая, подошел к рабочему столу и, опустившись в офисное кресло, прошелся по клавиатуре и усилил канал приема звука видеокамер возле центральных ворот.
   - Что ты думаешь? - спросил Кирилл у Анжелы на экране.
   Они стояли возле закрытых ворот, склонившись на капот "бмв" и нервно затягивались сигаретами.
   - Не знаю, Кирилл, просто не знаю, что теперь и думать, - на лице у девушки застыло горькое разочарование и безнадежность. - Последняя надежда была, но и та погибла!
   - Ничего, придумаем что-то, - не потерял присутствия духа Кирилл. - Сначала тряхнем по настоящему этого гомика. Ты не знаешь, где сейчас можно найти Ирину?
   - Без понятия, - пожала плечами девушка. - Мы говорили с ней в начале недели. Она сказала, что собирается фильм новый снимать, и занята пробами актеров.
   - Повезло этому гомику, - с ненавистью взглянул Кирилл прямо в объектив телекамеры.
   - Какая же несправедливость, Кирюха, - печально произнесла Анжела. - А я ведь чуть не поверила, что Игорь жив. Даже мне что-то похожее показалось в этом Горбунове от него и не только одинаковые имена. Тот же рост, телосложение похожее, а вот рожа - самого что ни наесть настоящего педераста, как и его манеры. Еще не хватало серьги в ухе и накрашенных губ. Тьфу! - сплюнула она с отвращением.
   - Есть множество людей на свете со странностями и нам, нормальным приходиться чуть не каждый день иметь с ними дело, - философски заметил Кирилл, выбрасывая окурок.
   - А знаешь что, Кирилл? - оживилась Анжела. - Поехали-ка в "Натали"! Надерем жопу Ники и там о души нажремся, и пусть только этот тип запретит нам сделать это!
   - Поехали, - согласился тот. - Раз уж нам уже больше нечего делать здесь, то будем искать где-то в другом месте эту правду - матку...
   - Отрывайтесь на здоровье, - хмыкнул человек, в комнате доставая из пачки на столе сигарету. - Вы были почти у разгадки, но сегодня терпенье покинуло ваш ум и значит, пока что вы к этому еще не готовы...
   Он подкурил сигарету из серебряной зажигалки, которую могла так легко узнать Анжела, стоило ей ее только увидеть, и отбросил с глаз длинную поседевшую челку. И не обращая никакого внимания на вошедшего Горбунова, взял возле клавиатуры сотовый телефон и набрал номер.
   Его голос зазвучал хриплым баритоном и казался словно простуженным, когда он начал говорить со своим собеседником, давая тому, разные указания и попутно делясь о визите к себе домой майора милиции и красивой рок-звезды со своей названной сестрой.

Глава четвертая

  

Конверт.

  
  
   Летний вечер опустился на город,
   День сгорел, не оставив след.
   Лишь где-то машин не умолкает рокот,
   Бьет в глаза желтый фонарей свет.
   Ряды домов застыли, как стена,
   Но в один двор еще не пришел покой.
   Там еле слышно бьются молодые сердца
   Слушая голос, наполненный тоской.
  
   О чем поет девчонка с грустными глазами,
   С пышной косой ниже хрупких плеч?
   Сжимая черную гитару нежными руками -
   Ее голос звенит о неизбежности встреч.
   Песня подымается выше светящихся окон
   За которыми равнодушный сидит человек.
   Он не хочет понять эту девичью боль,
   Что поет песни не к лицу своих лет.
  
   Практически все они одногодки,
   Но как она не похожа на них.
   Они независимы от сигарет и водки
   И у них еще впереди вся жизнь.
   Вот она берет аккорд за аккордом -
   Пальцы неустанно касаются струн.
   И спину она держит ровно и гордо -
   Она уже столкнулась с лживостью губ.
  
   О чем поет девчонка с грустными глазами,
   С пышной косой ниже хрупких плеч?
   Сжимая черную гитару нежными руками -
   Ее голос звенит о неизбежности встреч.
   Песня подымается выше светящихся окон
   За которыми равнодушный сидит человек.
   Он не хочет понять эту девичью боль,
   Что поет песни не к лицу своих лет.
  
   А когда время позднее зовет по - домам
   В уют одинаковых своих квартир.
   Весело прощаются всего лишь до утра -
   Ведь вечером снова соберутся они.
   И девчонка опять коснется струн
   И ее новую песню услышат дома.
   Когда ты душой еще так молод и юн -
   Трудно понять, откуда берется тоска...
  
   О чем поет девчонка с грустными глазами,
   С пышной косой ниже хрупких плеч?
   Сжимая черную гитару нежными руками -
   Ее голос звенит о неизбежности встреч.
   Песня подымается выше светящихся окон
   За которыми равнодушный сидит человек.
   Он не хочет понять эту девичью боль,
   Что поет песни не к лицу своих лет.
  
  
   Анжела сквозь стекло, разделяющее операторскую и игровую комнаты, внимательно наблюдала за Вадимом, который склонился возле Димы - звукооператора и выставил вверх свою руку. Сейчас он должен подать сигнал о прекращении игры. Вот и он...
   - Свершилось, - облегченно вздохнула Анжела, снимая с плеча гитару.
   - Надо же теперь обмыть это дело, - предложил Стас, следуя ее примеру.
   - А это как скажет командир, - взглянул на девушку Саня, отключая свою бас-гитару.
   - Узнаем конечный результат, и потом от этого и будем плясать, - ответила Анжела, покидая комнату, и все двинулись следом за ней.
   - Ну? - спросила Анжела, входя в операторскую.
   Вадим наблюдал, как Дима завершает последние манипуляции с микшерным пультом, и обернулся к вошедшей девушке.
   - Всё! - улыбнулся он.
   - Неужели записали? - удивилась Анжела, когда маленький звукооператор Дима поправил очки свои и включил на обратную перемотку бабины с магнитной лентой. - Как это все произошло сегодня без всяких там выкрутасов, а?
   - А кому хочется выслушивать, что о тебе думает такая прекрасная девушка и, которая является еще и твоим боссом? - развел руками Вадим.
   - Можете, если захотите, - улыбнулась Анжела.
   - Теперь все в наших руках, - сказал Вадим. - Нам останется только свести все до кучи и прогнать по новой на цифровике записанный весь материал. День-два и альбом готов!
   - Когда с этим покончите, то позвоните мне. Я хочу прослушать все прежде, чем материал начнется распространяться среди народных масс.
   - Хозяин-барин, делай, что считаешь нужным, - согласился звукорежиссер, зная, что девушка очень серьезно относиться к звучанию своих песен и может запросто придраться к любой мелочи.
   Не имея официального музыкального образования у Анжелы очень хорошо поставлен голос и слух.
   - Вот-вот! Только попробуйте мне об этом забыть.
   - Так, мы идем бухать или будем балаболить тут просто так весь вечер? - снова подал голос Стас, переминая на ногах.
   - Подожди! - Анжела отыскала взглядом забившуюся в угол Яну, что с неприкрытым восхищением просидела на одном месте молча, наблюдая за происходящем в этих двух просторных и удобных комнатах.
   Она и сегодня напросилась вместе с Анжелой и теперь не жалела об этом. Вряд ли она еще могла где-то вот так когда-то присутствовать лично на записи альбома настоящих рок - музыкантов.
   Одно дело слушать их на радио или смотреть по телевизору и даже присутствовать на концерте в зале, а совсем другое быть при рождении вот таких вот песен исполняемые вживую самими этими музыкантами. Потрясающее!
   Воще для нее, 14-летней девчонке, эти последние несколько дней происходили, как в каком-то незабываемом розовом сне, где все так красочно и сногсшибательно!
   - Яна, очнись! - позвала Анжела, выводя ее из транса.
   - Я просто влюблена, - восхищено произнесла Яна, вернувшись на землю.
   - Вы наблюдаете, рождение еще одного фаната Анжелы Муратовой! - поспешил вставить слово Стас, с торжественным видом хлопая в ладоши, но тут же сник под брошенным из-под бровей взглядом Анжелы.
   - Нет, мне на самом деле очень понравилось! - заверила Яна.
   - Все в порядке, сестренка, - успокоила ее Анжела. - Это Стасику нефиг, что делать и он тут острит нам невпопад.
   - Ребята, вы уж меня извините, но уже почти четыре и у меня свидание, - заглянул в операторскую Санька. - Гуляйте сегодня без меня. Я отчалил...
   - Счастливо, но если передумаешь, то мы в кафе за углом, - пожал ему руку Стас. - От всех нас твоей ненаглядной большой и пламенный привет!
   - Передам, - Саня кивнул девушкам и вышел.
   - Сколько времени! - удивилась Анжела, взглянув на свои наручные часы.
   - Только не говори, что и ты сейчас смываешься по своим делам? - скорчил обиженную на весь мир рожицу Стас.
   - Нет, ехать я не собираюсь, но, а вот несколько личных звонков делового характера следует произвести.
   - Ух, а речь-то, какая!
   - Исчезни! - отмахнулась от него Анжела, увлекая за собой Яну в курительную комнату.
   - Кому ты звонишь? - спросила Яна, когда Анжела, закрыв плотно дверь, стала набирать номер на сотовом.
   - Аркаше, адвокату, что он узнал на счет твоей квартиры. Потом Ирине Дягилевой и Лысому. Я хочу быть уверенна во всем, что нам нагородил в субботу тот Горбунов, - ответила она, затягиваясь сигаретой. - Алло, Аркаша? Привет, это Анжела...
   Спасибо, тебя так же с началом трудовой недели, хотя сам знаешь, что режим работы у нас свободный, но я звоню на счет проблемы нашего ребенка. Что там? Да.... Да, очень интересно, продолжай! Серьезно? Понятно, Аркаша.... Нет, просто так мы это не оставим, конечно, я с тобой согласна! Ну, спасибо! Я перезвоню или ты раньше звякни. Добро? И тебе всего хорошего! Пока...
   - Хрен знает что! - ухмыльнулась Анжела, опуская руку с телефоном покачав головой.
   - Что-то не получается? - с тревогой спросила Яна.
   - Прости за грубость, но в глубокой жопе мы с тобой оказались, Янка! - Анжела рывком вытащила новую сигарету и нервно подкурила от окурка. - Нет, у тебя больше квартиры. Вот в чем проблема...
   - То есть, как это нет? - сразу же выступили слезы у Яны на глазах.
   - Короче, как мне объяснил Аркаша, то кто-то купил твою квартиру и теперь у нее новый владелец, а ты уже нет. Вот и весь расклад!
   - Но, а как же я?
   - Будем что-то решать! Так просто мы это не оставим. Завтра Аркаша через нотариальную контору своего брата узнает имя этого владельца, и будем подавать иск в суд. Квартира твоих родителей по праву должна принадлежать тебе!
   - О, а этот твой адвокат не говорил, куда подевались наши квартиранты? - вспомнив о своих обидчиках, спросила Яна.
   - Их там больше нет. Аркаша поинтересовался у ваших соседей, и одна тетка сказала ему, что твои квартиранты все время по страшному бухали и постоянно устраивали драки. Короче, были еще те, козлы.... И вот эта тетка говорит, что в эту пятницу приехало несколько здоровенных парней и через полчаса твои квартиранты в очень помятом виде оказались на улице. Потом приехала целая бригада каких-то работников евроремонтников, и они чё - то там делали в эти выходные: стучали, пилили и таскали кучу всякой там мебели...
   - И что?
   - А ничего! Сегодня утром Аркаша со своими людьми увидели запертую и опечатанную новую дверь. Вот и всё.... Успокойся, я с тобой, - тихо произнесла Анжела, нежно обнимая девчонку за плечи.
   Яна, развернувшись, уткнулась лицом в грудь Анжелы, пряча свои слезы. Что теперь ей делать с маленьким двухмесячным ребенком в возрасте неполных пятнадцати лет? Как дальше ей жить без крыши над головой и без средств на эту самую жизнь, и когда возле тебя нет ни единой родственной души, а для чужих людей она совершенно не нужна - у них своих проблем достаточно. И Анжела, насколько у нее хватает терпения содержать ее? Ведь все возможно, что рано или поздно Анжела укажет ей на дверь, хотя сама сейчас говорит, что такого никогда не произойдет, а там кто знает, как судьба повернет.
   - Эх, солнышко, ты моё глупое, - крепко прижала Анжела девчонку к себе. - Не волнуйся, если с квартирой ничего не получиться, я все равно возьму тебя в свою семью. Хочешь быть моей младшей сестренкой?
   - Хочу - у! - и Яна еще больше разрыдалась, размазывая тушь под глазами.
   - Ну, что ты, Яночка, все хорошо, - Анжела погладила ее по волосам чувствуя, что и у нее подымается ком в горле.
   - Девчонки, я уже заколебался вас там ждать! - заглянул в комнату Стас.
   - Засохни! - рыкнула на него Анжела.
   - А чё это с Янкой? - удивился он. - Чем это ты ее уже обидела?
   - Исчезни, - грозно посмотрела на Стаса девушка. - У нас проблем и без тебя хватает!
   - Да, ладно тебе! Я просто хотел узнать, вы идете с нами бухать в кафешку, или нет?
   - Как видишь, - взглядом Анжела, указала на плачущую девчонку.
   - Тогда, извини, а мы пошли, но если передумайте, то мы будем в "Прибое". Здесь, рядом за углом...
   - Хорошо. Все, валите бухать!
   Анжела прокручивала в голове варианты, как вернуть собственность Яне и после нескольких неудачных попыток - отказалась от этого. Вот где нужна рука Игоря! Она была уверенна, что тот долго бы здесь не церемонился, а все решил четко и быстро, как это происходило у него раньше.
   Подумав об Игоре, девушка вспомнила, что ей необходимо сделать еще два телефонных звонка.
   - Ну, как ты? - улыбнувшись, спросила Анжела.
   - А как может чувствовать себя человек после вот таких новостей? - всхлипнула Яна.
   - Ну и вид у тебя! Взгляни вон в зеркало...
   - Восставший из ада, - выдавила из себя улыбку Яна, шмыгнув носом.
   - Это поправимо. Возьми вон в углу умойся под краном, а я пока позвоню.
   Пока Яна тщательно приводила себя в человеческий и пристойный вид, то Анжела набрала номер.
   - Я вас слушаю, - раздался усталый женский голос.
   - Ирина Владимировна, я вас не потревожила, оторвав от более важных дел, чем простой разговор со мной? - весело спросила девушка.
   - Бог ты мой, Анжелочка, я всегда рада тебя слышать! - потеплел голос известной кинорежиссерши. - Как там твоя жизнь?
   - Насыщенная разнообразием, как и у тебя, Ирина, но я к тебе по делу!
   - Говори, Анжелочка.
   - Что ты можешь мне интересного поведать о неком актере, как Горбунов Игорь Иванович?
   - О Горбунове? - не сразу поняла Дягилева.
   - Да, он утверждает, что это ты пригласила его к нам в страну для съемок в своих новых фильмах...
   - Ну, в фильмах, это он, конечно, круто загнул. Так, одна из ролей второго плана в новом фильме предложена - это правда, - сообразила о ком идет она речь. - А что тебе о нем рассказать? Я мало его знаю, как личность, и еще не приходилось так плотно общаться, но игру его видела и актер он хороший. А вообще - то меня с ним познакомила моя сестра Вероника. Они как-то там сошлись в Сан-Франциско, и их самих познакомил, кстати, так же наш прямой земляк. Тот там делал, какую-ту пластическую операцию после аварии или пожара, а Веронике чем-то очень помог. Остальные подробности мне неизвестны. А почему это он заинтересовал так тебя?
   - Пришлось нам тут с ним на днях познакомиться. Выпала честь, так сказать. Он сослался на тебя, и вот я решила от тебя и узнать, что он за фрукт.
   - Немного странный, а так, как актер, то очень хорош!
   - Ты и жильем его обеспечила?
   - Ага, вот значит, откуда ветер дует! - сообразила Ирина. - Ты, знаешь, я сама была в шоке, когда узнала, что именно ему предложили дом нашего Игорька. Поверь, Анжелка, но я даже представления не имела, где обитает Курхан. Он всю жизнь прожил в такой загадочной тайне, что просто не вериться, как он мог все время от нас, ее скрывать.
   - Я так же об Игоре, почти сама ничего не знала, - согласилась Анжела, закуривая.
   - Но у тебя от него хоть сын есть и то это что-то, а нам остались только старые школьные старые снимки да пара-тройка эпизодов в памяти из прошлой жизни. Но мы говорили о Горбунове, - остановилась Ирина, сообразив, что воспоминаниями об Игоре делает больно своей подруге.
   - А что нам еще о нем говорить? Что интересовало меня, то ты все рассказала. Просто, случайные совпадения в последнее время начали происходить очень часто. Словно, призрак из прошлого вернулся в нашу жизнь, - и Анжела рассказала ей все, что произошло с ней за последнюю неделю.
   - О, подруга, это уже болезнь на нервной почве, - протянула нравоучительно Ирина. - Ты скоро на своих депрессивных песнях окончательно рехнешься!
   - Спасибо за поддержку!
   - Нет, ты не подумай, что я имею что-то против, но это уже симптомы шизофренической паранойи, а от тебя, наверно, заразился и Лысый...
   - А что Лысый? - оживилась Анжела, услышав о Кирилле.
   - Звонил мне вчера поздно вечером, - вздохнула Ирина. - Его ментовка испортила до крика. Наш майор становиться тошнотиком все больше и больше с каждым новым годом.
   - Так, что там с Лысым?
   - А, он меня так же доставал этим Горбуновым - теперь я вспомнила. Прикинь, что заявил! Мол, я этого гомика Горбунова специально доставила из Америки и вселила в дом Курхана, потому что у них есть там, какое-то сходство во внешности. Можешь себе такое представить?
   - Но Кирилл же мент до костей мозга!
   - Наоборот, но почему он решил, что Горбунов гомик, а?
   - Манера у того такая держать себя с совершенно незнакомыми людьми.
   - Он же актер, Анжелочка, а к твоему сведенью все актеры очень тонкие и чувствительные натуры и чтобы ты это хорошо знала!
   - Это кричать во всеуслышание, что я не такой сексуальной ориентации, как вы?
   - У нас полная демократия в стране, Анжела! - рассмеялась в трубку Ирина. - Но я ни как не пойму, почему Горбунов голубой? Я лично ничего такого в нем не замечала.
   - А он женат?
   - Никогда не говорил о таком сам, а я как-то и не интересовалась еще. Но то, что он приехал в страну один, то это точно...
   - Вот тебе и весь сказ! Ладно, Иринка, ты меня извини, но у меня еще на сегодня куча запланированных дел, а времени в обрез. Сама понимаешь, как его когда надо, то катастрофически не хватает!
   - Поделиться не желаешь?
   - Только что закончили запись нового альбома и ребята повали уже обмывать это событие.
   - Я иногда удивляюсь твоей плодотворчеству - одиннадцать альбомов за пять лет! Мне бы так с фильмами...
   - Больше половины заслуги здесь Игоря, но не будем об этом. Еще созвонимся на днях?
   - Обязательно, Анжелка! Ты бы заехала как-то ко мне, и мы посидели бы культурно за парочкой бутылочек коньяка, поговорив о жизни, а подруга?
   - Будет время еще. Дай мне только утрясти некоторые свои проблемы, и обязательно нажремся до поросячьего визга.
   - Бог тебе в помощь и я жду тебя.
   - Спасибо на добром слове. Пока ...
   Анжела с вздохом облегчения захлопнула крышку мобильника и взглянула на Яну. Девчонка уже привела себя в сносный вид и теперь с интересом всё время следила за старшей подругой.
   - Ну, как ты?
   - Нормально, а ты не успокаиваешь меня, говоря, что я стану твоей сестрой?
   - Милая Яна, я никогда и ничего не говорю просто так, а тем более играя на больных чувствах таких, людей, как ты. Меня жизнь научила всегда хорошенько обдумать, прежде чем я скажу в слух.
   - Значит, я могу называть с этой минуты тебя своей сестрой? - загорелись глаза у девчонки.
   - Можешь и начинай к этому привыкать, - и Анжела обняла бросившуюся к ней в объятия ликующую девчонку.
   - Боже, Анжела, я так счастлива!
   - Да, ладно, тебе, - смутилась девушка. - Может, хоть теперь пойдем и присоединимся к ребятам?
   - Но, а как же я? Я так и научилась нормально пить... Меня всегда, потом мутит и, как, я буду выглядеть среди вас?
   - Сестре Анжелы Муратовой должно глубоко на все насрать. Понятно?
   - Да, вроде бы... - неуверенно ответила Яна, не поняв на что именно ей надо это делать.
   - Значит, пошли!
   Прохладный ветерок приятно врывался в салон несущегося по проспекту "бмв" освежал размякших девушек. Ночь уже давно опустилась на город, но он сопротивлялся темноте, во всю стреляя в нее разноцветными и яркими огнями искусственного света неоновых вывесок.
   Яна уже почти спала, свернувшись калачиком на заднем сидении. На ее детском наивном личике застыла блаженная улыбка радости, словно ребенок только что получил ту, заветную, игрушку о которой мечтал не один день. У нее, на самом деле, сегодня оказался один из самых счастливых вечеров, не смотря на неприятное раннее известие.
   Веселье в одном из любимых кафешек музыкантов команды " Пятое колесо" и сотрудников студии звукозаписи "ПК - рекордз" шло к своей кульминации, когда туда неожиданно заглянул Санек с двумя девушками - студентами. Стас, конечно, вначале опешил, видя свою супругу, но потом обрадовался и, усадив их всех за стол, заказал еще. Поэтому мини - банкет, снова возобновился, но еще с большим весельем.
   Сидящая и стараясь быть незамеченной возле Анжелы, Яна все время молча только наблюдала, как веселятся "звезды" отечественной рок-сцены не принимая в этом никакого участия. Но Анжела была не из тех людей, которые просто так могут пройти такого, и сразу же возле Яны на столике выстроилась целая батарея напитков - начиная от обычной "пепси-колы" и заканчивая еще полным набором бутылок из разряда слабоалкогольного питья. И не смотря потом на всякие там отговоры, в коне конов Яна влилась в коллектив. Но больше всего, радость принесли слова Анжелы, когда на их гуляющую компанию неожиданно наскочил журналист, который давно уже вынюхивал момент чтобы застать их врасплох вот в такой ситуации.
   - Я - корреспондент журнала для продвинутой молодежи, - сделал он пару снимков, и достал свою корочку, махнув перед ребятами. - Это ничего, что я немного посижу здесь с вами и по ходу действия задавать буду пару вопросов?
   - А может, ты свалишь отсюда куда-нибудь подальше, а корреспондент журнала для продвинутой молодежи? - спросила Анжела, которой сейчас именно этого для полного счастья и не хватало.
   - Но разве вам не хочется промелькнуть лишний раз в прессе? Вот, допустим, этой юной леди, что присутствует среди вас? - и он указал на Яну.
   - Слышь ты, писака! - обернулась к нему Анжела, чуть приподнявшись, а в ее руке блеснула бутылка. - Попробуй чё - нибудь ляпнуть плохого о моей сестренке в своей вонючей газетенке и я тебе черепушку твою вскрою! Понял, дебил - говноед? - девушка уже немного шаталась на ногах.
   - Брр! Анжелка, для такой неженской работы есть мы, - остановил ее подымающуюся для удара руку Стас. - Слышь, пресса, ты извини, но сегодня вход только для своих и только по спеприглашениям. Так что вон выход - прямо и налево. Желаю, удачи в другом месте! - и кивнул охране.
   - Никто не смеет больше обижать мою младшую сестренку! - снова завелась Анжела, но теперь на помощь Стасу успокаивать ее присоединился и Санька.
   Парни знали много уже о непредсказуемости характера у девушки. Им совсем недавно на концерте во Дворце Молодежи пришлось немного понервничать, когда Анжела расколотила свою гитару о колонку из-за того, что исчез ее звук из монитора. Тогда ребята долго не могли найти себе место, чтобы не попасть под горячую руку их лидера. В таких случаях Анжела наводила на них ужас, но такое случалось не так уж и часто...
   Вот и сейчас Анжела, держа руль одной рукой, вела машину, мало обращая внимания на дорогу. Ее взгляды чаще останавливались на мирно спящей, на заднем сидение Янке. Будущее девчонки она для себя уже определила.
   Независимо оттого, что выяснит Аркаша на счет квартиры Яны, а Анжела решила взять девчонку под свое крыло. Тем более что в последнее время очень привязалась к этой наивной девчонке и уже сама начинала верить, что Яна ее младшая сестренка. Надо будет позвонить или заехать в офис к Аркаше и узнать, можно ли будет провернуть вот такой вариант. Заодно она убьет сразу двух зайцев: Яне и Надюшке даст семью, а себе приобретет постоянную и лучшую сестру - подругу.
   - Яночка, проснись! Мы уже приехали, - обернувшись к ней, произнесла Анжела.
   - Я еще чуть-чуть и встаю, - сквозь сон пробормотала девчонка.
   - Сестренка, мы уже дома, - коснулась она плеча Яны. - В машине спать неприлично.
   - Ой! - открыла девчонка глаза. - Извини, Анжела, но я, кажется, уснула, но ведь было так чудесно.
   - Ничего, не извиняйся, такое иногда бывает, - улыбнулась Анжела, вылезая из машины. - Пошли, доспишь, дома уже нормально, а то нам завтра с утра много еще предстоит сделать личных дел.
   Она взяла под руку толком еще не проснувшуюся Яну и, рассказывая веселые анекдоты не спеша, направилась к дому.
   - Девушка, а вам ваша сумочка не оттягивает плечо? - вдруг раздался откуда-то с темноты голос.
   Девушки остановились, с недоумением взглянув на троих подростков чуть старше самой Яны в спортивных костюмах и с короткими стрижками. Ребята, явно захотели немного поживиться за счет выпивших Анжелы и Яны, к тому же в полутемном месте около двух часов ночи.
   - Ты это мне? - изобразила наивное лицо Анжела, а сама незаметно опустила руку к себе в сумочку.
   - Да, я это вам, - нахально ответил тот, что выше остальных двоих и протянул к ее сумочке свою руку.
   Яну трухнуло от испуга. Куда там сразу делся тот весь хмель, да и сон! Теперь страх во всю бил из нее ключом, и она уставилась с ужасом на гоп - стопников, ожидая от них куда более серьезной претензии, чем простая женская сумочка, правда из крокодиловой кожи. Но, если Яна испугалась не на шутку и сами малолетние гоп - стопники были уверенны в легкой добыче, то Анжела думала совершенно иначе.
   Как только он коснулся ремешка сумочки, так сразу же почувствовал на своей кисти крепкие сухие и тонкие пальцы. Анжела произвела перехват в стиле айкидо и вывернула руку грабителя. Силы она применила сколько, столько ее в свое время учили применять для легкого перелома. Что и получилось.
   Кость хрустнула, и незадачливый грабитель истошно завопил от неожиданной дикой боли. Два его спутника было бы, бросились ему на помощь, но их остановил небольшой черный пистолет в руке у Анжелы направленный на них и щелчок спускаемого предохранителя.
   - Может, передумаем? - сверкнул огонь у нее в глазах, и она сильнее сжала вывихнутую кисть пострадавшего грабителя, который сделал слабую попытку освободиться, а в итоге - от еще большей боли упал на колени.
   - Хочешь сказать, что крутая, да? - прохрипел один с перебитым носом. - Мы на твой водяной пистолетик не поведемся!
   - Крутыми бывают лишь яйца! - отрезала Анжела, и, опустив ствол на уровне его коленей, выстрелила в правую коленную чашечку.
   Яна вскрикнула от резкого и громкого выстрела, а парень с перебитым носом схватился за колено и рухнул на асфальт, завопив от боли.
   - Как видишь здесь была явно не вода, - ответила Анжела и наставила оружие на третьего подонка.
   - Нет - нет, тетенька, мы больше не будем, только не стреляйте! - замахал он, руками делая быстрый шаг назад готовясь дать стрекоча.
   - В следующий раз я не пожалею на вас боевых патронов, если снова увижу у себя на районе. Ясно? - Анжела кивнула парню. - Забирай своих корешков и брысь отсюда! Не забудь показать их хирургу. Пойдем, - это уже Яне и девчонка быстро заспешила за своей подругой, которая спокойно пошла дальше.
   - А классно ты их! - восхищенно воскликнула Яна, когда они поднимались по ступенькам крыльца своего подъезда. - Прямо, как в кино! Он к тебе, а ты его раз и он уже в нокауте! А этому: "Крутыми бывают лишь яйца!" и раз - бух ему в ногу. А пистолет, что и в самом деле настоящий?
   - Да, но только он стреляет резиновыми пулями, хотя до пятидесяти метров кости ломает за нефиг делать!
   - А где ты таким научилась приемам? Прям, как Стивен Сигал, какой-то...
   - Была в свое время такая парочка учителей, - улыбнулась сама себе Анжела, вспоминая, как пытались одно время братья Обуховы сделать из нее мастера кунг-фу, показывая ей приемы на себе.
   - А ты меня научишь?
   - Обязательно, - Анжела открыла свой почтовый ящик и оттуда выпал объемистый коричневый конверт. - Так, посмотрим, чё это здесь у нас, - девушка нажала нужную кнопку в кабине лифта и завертела конверт. - Без обратного адреса и почтовых штемпелей, странно...
   - А может там какая-то бомба или гадости еще насыпали? - недоверчиво посмотрела на конверт Яна, и на всякий случай отодвинулась в сторонку, насколько ей позволила это сделать кабинка лифта. - Ведь ты слышала, что творилась осенью прошлого года в Штатах?
   - Но я же не сенатор какой-то? - отмахнулась Анжела. - Ладно, посмотрим дома.
   Она тихо открыла дверь и они, стараясь, минимум шуметь, проскочили на кухню. Здесь Анжела включила светильник над столом и аккуратно вспорола ножом конверт.
   - Это что еще за фигня? - удивилась она, вытащив точно такой же конверт. - Кто-то в матрешки решил поиграть?
   - Что там написано?
   - "Муратова / Николаева / Яна Алексеевна. 20 - е июня, тысяча восемьдесят седьмой год рождения, - прочла больше печатные слова на новом конверте Анжела и с недоумением уставилась на Яну.
   - Это получается, что мне? - удивилась Яна, прочтя и себе.
   - Получается, что так, - согласилась Анжела и вспорола конверт.
   - Свидетельство о рождениях - твое и Надюшки; Свидетельство об окончании школы с неполным средним образованием, - читала Анжела, доставая из конверта документы. - Свидетельство о смерти... так - так, а это что? Ордер на приватизированную двухкомнатную квартиру по улице... так - так... и на имя Муратовой / Николаевой / Яны Алексеевной. Что за херня?
   - Это моя квартира! - обрадовалась Яна, прочтя адрес на ордере.
   - Ничего не понимаю, - Анжела достала еще несколько белых бланков и присвистнула. - Бляха-муха!
   - Что там? - спросила Яна смотря, как поднимается в удивлении бровь девушки.
   - Нотариальный документ и его копия о смене твоей фамилии на мою, - пробегала глазами Анжела текст. - Муратова Надежда Евгеньевна удочеряет Николаеву Яну Алексеевну. Такую же фамилию и отечество получает твоя дочка. Какое совпадение...
   - Где? - не поняла Яна.
   - Я так же - Алексеевна. Вот так вот, сестренка, - посмотрела на нее Анжела. - Мы только поговорили об этом, а тут тебе вот уже все законные документы.
   - Но откуда это все?
   - На Аркашу не похоже, - пролистала Анжела еще раз документы и в том числе из паспортного стола. - Смотри, они все новые и свеженькие, словно, только сегодня их отпечатали. Конечно, это вызывает массу подозрений, ведь печати и подписи мне незнакомы. С Аркашиными документами я сталкивалась...
   - Там больше ничего нет? - спросила Яна, осторожно касаясь пальцами документов, словно боясь, что это все обычный сон, а не возвращение в общество людей в законном порядке.
   - Посмотрим, - Анжела перевернула конверт и тряхнула его.
   На стол со звоном упало три плоских ключа на кольце с брелком от квартиры. Девушки с удивлением уставились друг, на друга думая об одном и то же. Кто-то, неизвестный, проделал всю работу и решил за них все проблемы. Даже все, о чем мечтала Яна и говорила Анжела, в данную минуту лежало на столе в виде официальных документов и связки ключей от квартиры. Все разрешилось очень просто само собой. Что можно здесь еще сказать?

Глава пятая

Прощание и встреча.

  
   Дождь, монотонно моросил за окном уже который час в эту последнюю воскресную ночь мая. Над городом пролетал слабый ветерок, который шуршал мокрыми листьями на деревьях. Небольшие ручейки, что появились за несколько часов продолжительности дождя, весело урчали, стремительно бежали по асфальту. Но для людей, которые мирно спали и смотрели уже далеко не первый сон в это время и не видели такую восхитительную ночь - природа старалась зря.
   Лишь только два человека могли насладиться этим дождем, но и они были заняты своими делами совершенно не обращая, что там твориться на улице, хотя один из них в это время и находился возле окна, смотря сквозь мокрое стекло - в его голове роились совсем другие мысли.
   Больше четырех лет он не был в этой комнате, что служила за рабочий кабинет хозяина, который в это время молча сидел за столом, где горой возвышались спиртные напитки и всевозможные холодные закуски.
   Хозяин по приходу своего гостя бросился щедро его угощать, но вот прошло несколько часов, а тот ни к чему так и не прикоснулся. Лишь только курил одну сигарету за другой и медленно, слегка прихрамывая мерил комнату шагами. А теперь замер возле окна и стоял, молча, смотря на дождь за стеклом.
   Наблюдая за своим гостем и внимательно его, рассматривая, хозяин делал выводы, что тому на душе очень тяжело. Когда-то черно-смольные волосы теперь поседевшими прядями спадали на широкие мощные плечи. Лицо так же изменилось - на нем отпечатались все тягости и невзгоды, которые пришлось ему за последнее время в немалом количестве пережить. Боль зацепила и глаза, но в них по-прежнему теплилась еще та жизнь с неизменной усмешкой.
   Николай Обухов, владелец круглосуточного суперклуба "Натали" потянулся за сигаретой, когда его гость наконец-то заговорил и голос последнего звучал в тишине ночной прямо таки зловеще хриплым баритоном.
   - Я чувствую, что мне осталось недолго хранить свою тайну и держать в неведении Анжелку. Моя слабость и мимолетное желание обратилось в большую ошибку, а Анжелка смекнула уже, что к чему.
   - Она всегда поражала всех своей сообразительностью, - согласился Ники, делая глубокую затяжку, - но может, дружище, это и к лучшему. Не будешь же ты так прятаться всю жизнь, и тебе не стоит забывать, что у тебя сын давно научился говорить и бегает уже хоть куда!
   - Это меня терзает больше всего, - вздохнул гость. - В то время я думал, что поступаю правильно, и что нашел выход, но если бы я знал, что Анжелка уже носит под своим сердцем моего сына, то все сделал бы по-другому!
   - Не вини себя в том, что уже сделал, а подумай и хорошенько всё взвесишь то, чем займешься сейчас. Анжелка с Кирюхой подобрались к тебе вплотную. Она любит тебя до сих пор, а значит, тебе нельзя снова исчезать. Плачевно, кончиться все...
   - Согласен, но я опять таки не готов еще. Посмотрю, что она предпримет, и от того буду потом плясать. А сейчас я просто так не могу взять позвонить ей и сказать: "Привет!" Не забывай, что у меня даже могила есть!
   - Решай, как сам считаешь, будет лучше, но я свое мнение сказал. Чем раньше это произойдет, тем лучше это будет для нас всех, а тем более для вас с Анжелкой. Пойми, я долго врать не смогу...
   - У самого грехов полный мешок за спиной, - усмехнулся гость и снова вернулся к окну, где дождь неустанно продолжал свою игру с ветром.
  
  
   Четыре стены - откуда приходят все сны
   Где на Розе Ветров теряются мечты.
   Там один чудак уловил Свыше знак -
   Отправился в путь на поиски всех благ.
   При встречи с рекой он очищался душой
   И мысли свои выражал строкой.
   Когда зажигали свет, он давал мудрый совет,
   Но, прогнав его люди, обзывали вслед.
   А он их прощал, ведь так себе обещал
   И паростки зла везде обрывал.
  
   Где Солнце и Луна,
   Для тех, кто в пути...
   Там свет и тьма -
   Всегда будут впереди...
  
   Четыре стены хранят тайну души,
   Светлеют мысли с приходом темноты.
   Где наш чудак понял - все делает не так
   Себе задал вопрос: где же он не прав?
   И шумела трава - разыщи самого себя
   Чтобы сам не жалел о прожитых днях.
   Душе своей поверь, а сердцу распахни дверь,
   Чтобы в тебя не вселился безликий зверь.
   Где на перекрестке дорог одинокого путника ждет
   И всем известно, куда такой путь приведет.
  
   Где Солнце и Луна,
   Для тех, кто в пути...
   Там свет и тьма -
   Всегда будут впереди...
  
   Четыре стены. Далеко за рекой кресты
   И радуют глаза своей красотой цветы.
   И подходит сказка к концу: нелегко было чудаку,
   Что он, наконец, нашел дорогу свою.
   А она была простой и имя ее - любовь,
   Где не только телом, но отдыхают и душой.
   И вот наш чудак возвращался назад,
   Чтобы согреть свой дом, но уже не сам.
   И чтобы проще понять - не надо ничего ждать,
   А нужно ответы все в себе искать!
  
   Где Солнце и Луна,
   Для тех, кто в пути...
   Там свет и тьма -
   Всегда будут впереди...
  
  
   Зал взорвался на последних аккордах, не дав им затихнуть и море восторженных криков, как канонада, раздались в просторном центральном Дворце Молодежи перед залитой разноцветными прожекторами сценой, где с акустической гитарой перед микрофоном замерла Анжела Муратова. Недавно стоящие позади ее ребята покинули девушку, оставив наедине расхлебываться с поклонниками их команды. Одна лишь Яна с широко раскрытыми глазами и с восторгом смотрела из-за кулис на бурлящее море эмоций возле ног Анжелы. Так закончился этот трехчасовой беспрерывный концерт.
   Анжела не щадила себя и на каждую новую песню она вылаживалась полностью отдавая все что можно тем, кто пришел на концерт их команды.
   У нее сегодня было хорошее настроение и девушка, даже этого и не скрывала. Поэтому дала ее несколько минут лицезреть на себя своим фанам, а потом медленно удалилась со сцены.
   - Анжела, через полчаса пресс-конференция для прессы в клубе "Манго", - сообщил ей их менеджер, семеня рядом с девушкой. - А в одиннадцать прямой эфир на радио.
   - Семен, я все помню, - отмахнулась от него Анжела, и обняла подбежавшую Яну. - Не стоит мне напоминать каждые пять минут о том, что является частью моей жизни. Я об этом, при большом желании, забыть и сама не смогу.
   - Но это моя работа, Анжела...
   - Значит, придется тебя уволить, - усмехнулась она и захлопнула дверь перед самим его носом.
   - Достал, - вздохнула Анжела, падая в кресло в гримерке.
   - Семен, что ли? - обернулся к ней Стас, открывая бутылку пива.
   - Он самый, - кивнула она, принимая от него пиво. - Спасибо.
   - Семен заботиться о нашем благополучии и не дает нам умереть с голода. Постоянно держит нас в ритме современной жизни.
   - Все равно он зануда.
   Неожиданно проснулся громкой трелью сотовый телефон и все зашевелились, ища свои мобильники.
   - Это мой, - сказала Анжела, доставая его из сумочки. - Я слушаю.
   С каждым услышанным словом лицо у девушки мрачнело, а взгляд наливался тоской. Ребята молча переглянулись и с нетерпением уставились на подругу.
   - Все отменяется, - захлопнув крышкой мобильника, заявила Анжела. - Стас, займешься всем сам. Яна, пошли...
   - Подожди, Анжелка, а что хоть случилось? - спросил тот.
   - Объяснения все потом. У меня умер сегодня отец, и я уезжаю из города, к нам туда домой.
   - Неприятное известие, - протянул Стас, смотря на ребят, когда дверь гримерки закрылась за девушками. - Нужно, действительно все отменить и обязательно поддержать Анжелку. Где этот чертов Семен?
   "Бмв" несся по трассе на повышенной скорости, но сидящие пассажиры в салоне за тонированными стеклами особо этого не замечали. Анжела держала руль одной рукой, так как вторая была занята сотовым.
   - ... Ники, я хочу, чтобы все прошло очень красиво, - говорила она в трубку. - Пусть отец при жизни не был тем человеком, который вел нормальный образ существования, но в последний путь мы с мамой хотим провести, как полагается. Позвони в похоронное агентство, пожалуйста, и пусть приготовят все самое лучшее. Расходы меня не интересуют - это же мой отец.
   Анжела бросила взгляд в зеркало. Игорек игрался с Наденькой под присмотром Яны. Сын ни разу не видел своего деда и о нем почти не вспоминали, а Анжела видела отца в последний раз еще при жизни Игоря, когда он приходил к ней. Тогда девушка не пустила его даже на порог своей квартиры - у нее еще сильно жила внутри обида на отца, а потом оно как-то все было некогда и вот тебе результат. Бог может быть когда-то и простит ее за это, но люди осудят и этого не миновать.
   Сидящая рядом мать пыталась показать свое безразличие, но от Анжелы не могло ускользнуть то, как она украдкой вытирала слезы, отворачиваясь к окну. Чтобы не случилось, и как бы жизнь не повернулась, но покинувших нас мы при жизни все же любили, хоть и не показывали этого. Видимо у матери происходило точно такое же и Анжела понимающе кивнули для себя.
   Возле подъезда их старого дома собралось немного народа, а в основном из знакомых по двору, когда Анжела заглушила свой "бмв". Рядом уже стоял джип Николая Обухова.
   - Примите мои соболезнования, - произнес Ники, подходя к ним.
   - Спасибо, Коля, - кивнула Надежда Евгеньевна. - У него кто-то там есть?
   - Как я понимаю его родственники, но вы не волнуйтесь они очень рады тому, что вы не забыли и смогли приехать.
   - Вот этого я и боялась, - вздохнула женщина. - Ты идешь, дочка?
   - Я сейчас, только переговорю с Ники, - ответила Анжела. - Возьми с собой Игорька.
   - Нет, я лучше останусь здесь в машине, - отмахнулась Яна на взгляд подруги. - Я не знала твоего отца и к тому же до смерти боюсь покойников.
   - Хорошо, - согласилась Анжела и повернулась к Николаю. - Что скажешь?
   - Все сделал, как и просила. Приготовления к отпеванию и провожанию взяло на себя агентство "Ритуал". Они же позаботятся о месте на кладбище и о гробе. Цветы, венки уже готовы. Продукты, спиртное и все прочее такое так же уже доставлено из моего клуба. Похороны завтра в час дня.
   - Спасибо, Ники, и чтобы я без тебя делала? - обняла его Анжела.
   - Для этого друзья и существуют. Ну, вы здесь уже как-то сами, но если чё - нибудь понадобится, то мне на трубу. Когда освобожусь, то подъеду и сам.
   - Еще раз спасибо, Ники. До встречи.
   - Может, все-таки пойдешь со мной? - еще раз спросила Яну Анжела.
   - Извини, сестричка, но я просто не могу! - умоляюще ответила девчонка.
   - Тогда оставайся с детьми в машине, а я постараюсь недолго, - кивнула Анжела и, не обращая на любопытные взгляды окружающих, скрылась в подъезде.
   Волна непонятной ностальгии неожиданно накатила на девушку, когда она увидела до боли знакомые расписанные стены лестничной клетки. Многие рисунки и боевые неформальные лозунги оставлены ее рукой и было приятно теперь читать их, вспоминая прежние времена. Да, много воды утекло с тех пор - ничего не скажешь.
   Анжела толкнула приоткрытую дверь, обитую облезлым кожзаменителем своей прежней квартиры, и сразу же в прихожей столкнулась с матерью своего отца - бабушкой Лидой. Девушка редко ее видела, но в памяти у нее она осталась шустрой невысокой старушкой, у которой все всегда было - такой она выглядела и сейчас.
   - Здравствуй, бабуля, - тихо поздоровалась Анжела.
   - Анжела? - мелькнуло удивление в глазах у старухи, и она с радостью обняла девушку. - Боже мой, Анжела! Ну и красавицей ты, какой стала! Настоящая леди, а не бунтарка, какой я тебя помню с тех времен.
   - Жизнь не щадит, бабуля, - улыбнулась и себе девушка. - Не прощает она и наших ошибок.
   - Знаю - знаю, внученька, что и тебе несладко пришлось после потери возлюбленного, а теперь вот и твой отец. Мне так же больно, хотя я и готова давно была к этому.... А как там твоя сцена?
   - Моя сцена? - вопрос такого плана Анжела отнюдь не ожидала услышать от семидесятипятилетней старухи. - Откуда ты, бабуля, знаешь, что я выступаю на сцене?
   - Девочка моя, ты меня, что совсем за выжившею с ума старухой считаешь? Анжелка, я же телевизор смотрю!
   - Ну что ты, бабуля, я совсем не хотела обидеть тебя!
   - Ладно, внученька, проходи в комнату к нему, а поговорим мы потом. Там уже твои все сестры и братья собрались. Иди...
   Девушка еще раз обняла бабушку и переступила порог комнаты. Отец лежал в центре и казался таким беспомощным и маленьким, что Анжела подумала, что он просто крепко спит, но горящие в изголовье свечи да печальные фигуры вокруг говорили обратное.
   Молча, подойдя к телу отца, Анжела смотрела несколько минут на бледное лицо, а потом, наклонившись, поцеловала холодный лоб.
   - Прости, отец, что так вышло, и мы последние годы не виделись друг с другом, и я не знала, как ты здесь мучаясь, живешь, но сам знаешь, как оно получилось... - тихо произнесла девушка и, перекрестившись, направилась к выходу, ощущая на себе тяжелые, прямо таки завистливо-злобные взгляды родственников.
   Оказавшись на улице, она устало прислонилась к косяку дверей и несколько раз глубоко вдохнула, пытаясь согнать из себя ту тяжелую неприятную атмосферу, что чуть не задавила ее в квартире. Теперь Анжела видя, поверила в потерю отца и почувствовала какую-ту пустоту у себя внутри, как это когда-то с уходом Игоря. Еще одного родного мужчину она потеряла навсегда. Да, жизнь, действительно не щадит!
   - Мама! - сынишка бежал к ней со счастливым лицом, что Анжела и себе улыбнулась.
   Вот за это существо она готова и сама умереть, лишь бы только Игорек всегда был счастлив и здоров.
   - Мама, тетя Яна говорит, что ты пошла к моему дедушке, а вот мне нельзя туда. Я хочу знать почему? - сынишка взял ее крепко за руку и посмотрел прямо в глаза матери.
   - Не сегодня, малыш, - вздохнула Анжела, доставая сигарету. - Там очень много злых теть и дядь, которые не очень нас с тобой любят, но это их проблемы. Мы сейчас вместе все поедим к Нику и там отдохнем от всего.
   - Ура! Мы едим к дяде Нику! - воскликнул радостно малыш и побежал обратно к машине, а Анжела снова попыталась стряхнуть с себя тяжесть атмосферы, но угнетенное чувство все не проходило.
   - Что-нибудь не так? - спросила Яна, заметя ее состояние.
   - Как-то неуютно-то мне, - ответила Анжела, открывая водительскую дверь, - поэтому давай быстрее свалим отсюда!
   - А как же мама Надя? - спросила Яна, рассматривая с тревогой Анжелу.
   - За маму Надю ты не волнуйся. Я оставила ей ключи от местной городской своей квартиры и, если она захочет, то поедет туда, но, а мы к Нику, - подчиняясь какому-то внутреннему чутью, Анжела резко обернулась, взглянув на окна отцовской квартиры и увидела неприятное лицо женщины в траурном платке, которая пристально смотрела на нее.
   - Да это же тетка Клава, мать ее за ногу, эту ведьму! - воскликнула девушка, вспомнив кому, принадлежит это лицо.
   - Что там? - не поняла Яна.
   - Ничего хорошего, - отрезала Анжела, включая зажигание.
   С утра солнце пряталось за тучи, но вот сейчас освободилось и ярко заливало своим светом и теплом всю округу. В такую погоду только радоваться нужно жизни, но немногочисленное собрание людей в траурных одеждах в этот момент как раз прощались с одной такой жизнью и телом своего родственника.
   Стороннему наблюдателю показалось бы это все странно при одном только виде пришедших сегодня на городское кладбище. Небольшая кучка просто одетых людей сбилась, друг к другу, как можно теснее и возможно, чтобы держаться, как можно дальше от шикарно разодетых, которые как - то не вписывались во все это стоя за спиной у Анжелы Муратовой. Самые близкие друзья приехали в последний самый момент поддержать подругу, узнав о ее потери, а кто ее друзья, то об этом красноречиво говорили сами за себя только одни автомобили с личными водителями и охраной.
   Церемония подходила к концу и батюшка распевал вместе с певчими, когда Анжела снова почувствовала на себе чей - то пристальный взгляд. Скрутив фигу в кармане, девушка посмотрела на своих "горячее любимых" родственников, но на удивление все они были поглощены происходящей церемонией.
   Скользнув взглядом дальше, Анжела заметила какое-то странное и оживленное движение среди припаркованных машин ее друзей. Все охранники собрались возле неизвестно откуда появившегося джипа "хаммера" и серьезные ребята, явно, не пускали его хозяина.
   - Ники, пожалуйста, узнай, в чем там дело, - тихо шепнула девушка стоящему позади другу и кивнула в сторону машин.
   - Ай, момент! - так же тихо ответил он и осторожно выбрался из толпы.
   - Родственники и близкие, можете прощаться с усопшим, - объявил батюшка. - Время пришло...
   Анжела подождала, пока все простятся с отцом, что потом сделала и сама. Задержавшись немного возле гроба, девушка в последний раз взглянула на эти родные черты и, поцеловав холодные губы, дала знак гробовщикам.
   - Анжела, - позвала ее бабушка, когда девушка, бросив горсть земли на крышку гроба, и уже собиралась уходить.
   - Да, бабуля?
   - Внученька, твой отец оставил после себя завещание. Тебе надо с ним ознакомиться.
   - Ты читала его, бабуля?
   - Да, - и она опустила глаза.
   - Ну и что в нем?
   - Свое имущество и квартиру твой отец завещал лишь тебе одной...
   - В чем тогда проблема? - спросила девушка, закуривая и видя, как мнется старуха.
   - В квартире, Анжела, - наконец - то решилась бабушка.
   - Понятно, - хмыкнула девушка. - И кто из моей любимой родни положил на нее свой уже алчный взгляд?
   - Многие, но в основном - это твоя тетка Клава для своей Галины. Ее дочь через две недели собиралась замуж.... Ну, ты сама понимаешь...
   - Хочет приличное приданое для доченьки отхватить? - усмехнулась как-то недобро Анжела, что старушку передернуло от тона и выражения голоса и лица внучки.
   - Можешь, бабуля, не волноваться, я не жадина и меня популярность и деньги не испортили, - сказала девушка, через небольшую паузу смотря на уходящих родственников. - Я пробуду здесь в городе несколько дней, так что мы сможем уладить это дело.
   - Большое спасибо тебе, внученька! - обрадовалась старуха. - Я знала всегда, что ты у меня самая умная и добрая девочка.
   - Только при одном условии, бабуля, - Анжела повернулась к старухе и, глядя той в глаза твердо с металлом в голосе, добавила. - Мой адвокат оформит отцовскую квартиру на тебя и только по истечению десяти лет у нее появиться другой владелец. Его законно утвердишь лично ты, бабуля. Вот такое мое решение.
   - Почему та сложно, Анжела?
   - Я хочу, чтобы ты прожила эти десять лет спокойно, а не была съедена своими же детьми! Мы еще увидимся, - девушка обняла старушку и твердой походкой направилась к своей машине.
   Чем ближе она подходила, тем шаг сбивался с ритма и, в конце концов, Анжела застыла, как вкопанная. К ней не спеша, направлялся со своей неизменной улыбкой, давно пропавший из вида Иван Обухов собственной персоной с шикарным букетом роз в руках.

Глава шестая

Человек со шрамом.

  
   - Сколько же это мы не виделись с тобой, а Ванька? - положив парню свою руку на плече, спросила Анжела.
   Они сидели в прокуренном зале какого-то бара, где за их столиком выстроилась уже порядочная батарея из-под пустых пивных бутылок, а официантка только что поменяла наполненную с горой пепельницу, в который уже раз.
   - Два или три года, а? - усмехнулась девушка не в силах оторваться от него взгляда. - Боже мой, а ведь я на самом деле очень соскучилась по тебе, а ты, сволочь, ни разу так и не позвонил! Бестолочь ты, Обухов, и бесчувственная скотина!
   - Почти четыре года мы с тобой не виделись, Анжелка, - улыбнулся невесело Иван, качая головой. - Я с тобой вполне согласен, но у меня на то были свои причины.
   - Не хочешь поделиться со своей боевой подругой или это секрет? - Анжела открыла новую бутылку пива. - А то я смотрю на твою внешность и удивляюсь - что это заставило тебя подстричься почти вдвое короче, и что-то поправился ты не на шутку!
   - Да и не только это. Я даже сменил два колеса на четыре, а вернее на десять придачу с рулевым!
   - Да, ну тебя! - воскликнула Анжела, поперхнувшись пивом. - В жизни никогда не поверю, чтобы Иван Обухов - байкер до мозга костей смог решиться на такое - пересесть с мотоцикла за руль автомобиля!
   - Неопровержимая истина, но автомобиль у меня не простой, а самый настоящий красавиц "МАК". Дальнобойщик я стал, Анжела.
   - Твою мать! - не могла ни как поверить девушка. - Значит, подрос ты, Иван, да еще и как! Но что же заставило тебя пойти на это? Неужели Ксюха добилась своего? Сколько помню, то она всегда была против твоей байкерской жизни.
   - В чем-то ты и права, Анжелка, - вздохнул Иван закуривая. - Я выполнил ее волю и сменил, так сказать коня. Ведь это было ее последним желанием, а я, давая слово, всегда выполняю обещание.
   - Чё - то я не могу въехать в твой базар, Ванька. Причем тут последнее желание и чье, черт возьми?
   - Ксюхи больше нет, - тихо ответил Иван, не смотря ей в глаза. - Была просто авария у нас, а выжил один лишь я. И теперь у меня другая совсем жизнь. Почти все эти четыре года...
   - Как ты мог, Иван... - Анжела поставила на место пиво чувствуя, как хмель покидает ее голову. - Это не по-братски, Ванька...
   Анжела молча слушала рассказ своего друга, с каждой минутой замечая все больше и больше, как эта утрата отложила отпечаток на его внешности. Когда-то жизнерадостный и никогда неунывающий Иван Обухов, превратился в замкнутого субъекта с бездонной печалью в тоскливом взгляде когда-то всегда смеющихся глаз.
   Неужели и она точно так же изменилась после смерти Игоря? Возможно, но ей себя со стороны-то не видно, а друзья умеют на такие вопросы не распространяться. Да, жизнь...
   - ... Вот так я и решил, что это будет самым лучшим для меня выходом, а так я не расстаюсь с дорогой, - вздохнул Иван, закончив рассказ.
   - Но, а как тебе удалось приобрести такого тягача? - удивилась Анжела. - Да и куда ты дел свой байк?
   - За годы путешествий мне удалось приобрести немало хороших друзей, которые помогли мне, потом обстроиться. А если честно, то грузовик наполовину мой - я сейчас пытаюсь его полностью выкупить и зарабатываю всякими там перевозками.
   - Ну и как?
   - А ты знаешь - неплохо! Поначалу было, как-то дико, а сейчас даже и очень ничего. Нравиться.
   - Ну и славненько! Выпьем?
   - Конечно! А как у тебя дела на личном фронте? Не испугалась Курхана, когда с ним увиделась?
   - Какого Курхана? - вздрогнула рука, у Анжелы услышав слова Ивана, а лицо покрылось мертвой бледностью.
   - Как какого? Игоря своего или я сказал что-то не то? - испугался Иван, видя, как Анжела начинает терять сознание, заваливаясь на столик.
   - Твою мать! Так она до сих пор ничего не знает! - воскликнул Иван, подхватив падающую девушку. - Ну, ты, Курхан, и сволочь, твою мать!
   - Доктор, с ней все в порядке? - обеспокоено спросил Иван появившегося врача.
   Час назад он доставил сюда в бессознательном состоянии Анжелу и теперь не находил себе место. С трудом, отыскав по телефону своего брата и обрисовав создавшуюся ситуацию, Иван с нетерпением ждал и его приезда, но Ники неизвестно из-за чего до сих пор задерживался.
   - Могу вам сказать, любезный, что ваша подруга находиться сейчас в том состоянии, который мы, доктора, называем - нервное потрясение на почве алкогольного опьянения, - ответил врач.
   - А как-то короче можно? - Иван возвышался над ним на головы две-три и своим только внешним видом подавлял любую попытку острить и умничать со стороны своего собеседника.
   - А почему бы и нет? - согласился тот, уловив явно недружелюбные нотки в голосе у Ивана. - Ваша подруга в безопасности, но пока она не придет в себя, то вам придется ожидать здесь.
   - Эй, доктор, а долго мне ждать? - окликнул его Иван.
   - Сестра вам сообщит, а сейчас прошу меня извинить - меня ждут другие пациенты, - и с этими словами доктор незаметно шмыгнул в какую-то дверь, оставив Ивана наедине с собой.
   - Дерьмо собачье! - тихо выругался парень, присаживаясь на стул возле палаты Анжелы. - И где это носит этого Ники?
   - ... Да, ничего страшного не случилось, теть Надь! - уже в который раз повторил Ники в прихожей квартиры, где перед ним стояли две женщины, напирая с двух сторон. - Ванька мне все объяснил, и там ничего ужасного нет. Просто Анжела потеряла неожиданно сознание, а мой брат растерялся и привез сразу же на прием "скорой помощи".
   - А что случилось? Какая причина была же?
   - Может, переела или перепила Анжела. Извините.... А может быть наша девочка беременна?
   - От святого духа, что ли? - хмыкнула Яна.
   - Не понял? - повернулся к ней Ники.
   - У Анжелы уже несколько лет не было никаких делов с мужчинами, - объяснила девушка. - Можешь мне поверить. Она до сих пор любит Игоря, а в ее сердце есть место только для трех мужчин: рок-н-ролла, Игоря - старшего и Игоря - младшего.
   - Допустим, но истинную причину мы узнаем, когда приеду в больницу.
   - Поезжай, дочка, с Ники, а я останусь с детьми. Позвонишь мне, когда хоть что-то узнаешь.
   - Хорошо, мама Надя, - кивнула Яна, надевая куртку.
   Ники нервничал и ничего не мог с собой поделать. И надо же было ляпнуть такое Ваньке, когда все так хорошо и сама по себе слаживалось! А что он скажет ему? Да, задачка...
   Он мельком взглянул на Яну. Девушка сидела прямо в кресле и, не мигая, смотрела на дорогу. Яна изменилась за этот месяц. Общение с Анжелой пошло ей на пользу и девушка уже была не такой наивной дурочкой, как в день их знакомства. Рядом с ним сидела решительная и твердая девушка, как и ее старшая подруга - сестра, поэтому в ее присутствии он должен следить за своими словами. Ники уже сообразил, что у них с Анжелой никаких секретов нет, а вот Ванька у него еще по-полной получит!
   - Приехали, - сообщил Ники, останавливаясь возле блестящего черного "хаммера".
   - Живут же люди! - восхищенно произнесла Яна, указав на шикарный джип.
   - И этот "люд" - мой брат, Янка, - вздохнул Ники, ставя машину на сигналку. - Пошли.
   - Твой брат Иван? - не поверила Яна, еще раз скользнув взглядом по джипе. - Ну, ни хрена себе!
   Ивана они нашли в коридоре отделения. Парень сидел на стуле, прислонившись к стене с закрытыми глазами, и своим видом походил на ушедшего в пространство медитирующего Будды.
   - Нет, ты это видишь? - усмехнулся Ники, спросив Яну, и толкнул ногой стул. - Очнись, засранец!
   Реакция Ивана оказалась совсем неожиданной. Парень молниеносно подорвался с места, и никто не успел заметить, как у него в руке блеснуло что-то черное, и в подбородок Ники уперся вороненый ствол пистолета.
   - Ты кого назвал засранцем, урод? - прошипел он.
   - Спрячь ствол, дурень, а то половину больницы распугаешь, - тихо ответил ему брат, когда кто-то рядом вскрикнул от испуга.
   - Черт! Извини, - Иван незаметным движением спрятал ствол. - Нервы...
   - Все в порядке, господа! - громко сказала Яна, стараясь прикрыть собой братьев от испугано-любопытных взглядов, но ее попытка оказалась неудачной. Как бы рыбацкая шхуна пыталась заслонить солнце и бросить тень на двух авианосцев.
   - Что тут у тебя? - спросил Ники, не обращая на любопытный персонал.
   - Пока еще не приходила в себя, - сдвинул плечами брат.
   - Ну и как тебя после этого назвать?
   - Но я же не знал, что Анжела до сих пор ничего не знает, - начал оправдываться Иван. - Я думал - обратное. Ведь полтора года прошло...
   - "Он думал", - передразнил его Ники. - Ладно, а как это восприняла Анжелка?
   - А что сам не понял? Побледнела и хлоп - в обморок, что еле среагировал.
   - Пойдем-ка, братишка, на пару слов, - обнял Ники, младшего брата за плечи и искоса взглянул на Яну.
   - Ты извини нас, Яна, - подмигнул девушке Иван, - но мне сейчас будут делать харакири и это не для слабонервных.
   Братья медленно пошли вдоль коридора и свернули за угол, а Яна бросив взгляд по сторонам, и шмыгнула за дверь в палату к Анжеле.
   Девушка лежала с открытыми глазами в окружении множества проводов и капельниц. Стоящие рядом приборы на своих мониторах показывали ее состояние организма на данный момент. В палате было тихо.
   Яна осторожно подошла к подруге и взяла ее за руку. Анжела медленно повернула голову, и ее взгляд выражал бесцветную безразличность и апатию.
   - Анжела, солнышко, как ты? - тихо спросила Яна, опускаясь рядом на стул.
   - А как бы чувствовала ты себя, когда узнала, что твой любимый человек, отец твоего ребенка, на самом деле очень даже жив, а не сгорел в огне заживо на твоих же глазах несколько лет назад? - хрипло ответила та.
   - Даже и не знаю. Мне в такие ситуации еще не приходилось попадать, - сдвинула плечами Яна, - но думаю, что хреново и очень...
   - Пусть тебя Бог и в дальнейшем минует от такого, - вздохнула Анжела и попыталась приподняться на локтях, но только лишь тяжело и судорожно изогнулась и снова упала на постель. - ... Не пойму только, откуда взялась эта слабость... - и девушка отвернулась в сторону.
   - Ты не расстраивайся! - весело окликнула ее Яна и сжала крепче руку подруги. - Ты только представь, что это, в конечном счете, меняет кардинально в твоей жизни!
   - С ума это меня сведет...
   - Анжелка, к тебе можно? - появилась неожиданно голова Ники в дверях.
   - Проходи, сволочь, а заодно тащи и своего братика, - выдохнула Анжела, сверкнув глазами, и одним рывком оказалась в сидячем положении.
   Братья осторожно вошли в палату и застыли на безопасном расстоянии от Анжелы. Может быть, кому-то такое и показалось бы смешным, но Яна решила лучше исчезнуть от греха подальше.
   - Береженого Бог бережет, - произнесла она, пока Анжела испепеляла братьев своим взглядом. - Поэтому я лучше "хэппи-энда" подожду с той стороны двери, - и девчонка выскользнула из палаты.
   - Ну и кто первый или мы будем и сейчас играть в молчанку? - устало спросила Анжела, смотря на Ники. - Извини, конечно, за сволочь, но если не поведаешь и сегодня мне настоящей правды, то еще и не такое услышишь от меня в свой адрес. Колись, Ники...
   - Анжелка, солнышко, ты можешь презирать нас с Курханом, но поверь - на тот момент это был самый лучший выход из положения, - начал Ники сообразив, что ему еже ни как не отвертеться.
   - Яснее и желательно - с самого начала!
   - Понимаешь, Анжелка, Курхан спасся просто чудом. Когда он находился среди грузовиков и грянул взрыв, то он укрылся в канализационной шахте. Благодаря вот этому Курхан и жив остался.
   - А почему он не сообщил мне об этом еще пять лет назад?
   - Перелом левой ноги; перелом четырех ребер; вывих того же левого плечевого сустава; перелом правой ключицы; шестьдесят процентов ожога тела, - спокойно перечислил Ники.
   - Чего? - дернулась бровь у Анжелы, когда она на миг представила себе это зрелище.
   - А ты, Анжела, должна помнить, как к таким вещам относился Курхан, - продолжал дальше Ники. - Вот почему уж никак не хотелось снова появляться на людях и тем более в таком состоянии. Все решили, что он погиб, а ему это на руку и Игорь спокойно отправился за границу на лечение.
   - Вот значит, откуда в его доме появился этот голубой, - усмехнулась, кивая головой, Анжела.
   - Что еще за голубой? - не понял Ники, переводя дух. Пока все шло тихо и без эксцессов.
   - Горбунов Игорь Иванович, работник искусства больших и малых сцен!
   - А Курхан не верил мне, что ты сразу раскусишь этот трюк, - улыбнулся Ники.
   - Ладно, я пока тебе верю, Ники, но прошло пять лет. Настолько я знаю, то все повреждения, и ожоги за такое время заживают или хотя бы немного затягиваются. Короче, можно уже и ходить и появляться среди людей, - Анжела выразительно посмотрела на Ивана.
   - Вот здесь сама с ним будешь разбираться! - замотал головой Ники. - Я ему об этом неоднократно повторял, что это полнейшая глупость! Твое дело под контролем твоих же людей и все недруги давно поджали свои хвосты.
   - Разберусь, - пообещала девушка, - но меня больше интересует, где это сейчас находиться наш Курхан, а?
   Этот вопрос был адресован уже Нику, но тот в ответ лишь только мучительно замычал и отвел взгляд.
   - Ты тут давай мне дурака не валяй, а колись, где твой кум прячется, - Анжела болезненно поморщилась, пытаясь принять более удобную позу. - Если не знаешь, в чем я сомневаюсь, то так и говори, а вранья я и так уже достаточно наслушалась за эти годы.
   - Можешь мне не верить, Анжелка, но даю руки на отсечения, что на самом деле я не знаю, где сейчас находить этот мутный тип. Я с ним виделся очень давно, а созванивались, по-моему, месяца три-четыре назад.
   - Вот ты снова врешь, Ники...
   - Анжела! - попытался возразить тот.
   - ... и я могу доказать обратное. Никто, кроме тебя не знал, что я хочу Яну оформить на свою фамилию, а заодно вернуть ей ее же квартиру. Но не проходит и несколько дней, как вдруг - хоп и все уже решено! Я до сих пор помню еще все методы решение проблем у Курхана и так же даю голову на отсечения, что это он постарался и никто другой. Хочешь возразить?
   - Абсолютно с тобой согласен, - лишь только кивнул головой Ники. - Попробуй тут еще возразить. Логика железная.
   - Понятно, но все же - где Курхан - то, а? У себя дома или где-то за бугром?
   - Вроде бы где-то там, - неуверенно ответил Ники. - Утверждать не стану, но он собирался в клинику исправить некоторые нюансики.
   - Какие? Ему, что пластическую операцию сделали, что ли?
   - Почти, но не совсем...
   - То есть? И воще, как он хоть сейчас выглядит? А то может я Игоря на самом деле каждый день и вижу, но не знаю, что это именно он и есть? - немного оживилась она.
   - Все по старому, Анжелка, но только прибавилась еще хромота и заметный шрам на лице, а так же еще и волосы отпустил.
   - Волосы отпустил, говоришь? - печально усмехнулась Анжела, прикрыв глаза, тяжело задышала.
   Что-то пикнуло у нее за спиной и на одном, из мониторов, запрыгала зигзагами зеленая линия.
   - О, черт, а это что еще за хрень? - забеспокоился, Ники и взглянул на брата.
   - Доктора сюда надо, - ответил тот, и дверь в палату резко распахнулась.
   - Посторонних прошу выйти и немедленно! - властно произнесла медсестра, но братья и не шелохнулись, а она кинулась к Анжеле.
   Медсестра так ничего и не успела сделать, как девушка сама стабилизировала свое состояние и открыла глаза.
   - Как вы себя чувствуете? - спросила медсестра.
   - Еще так хреново никогда не было, - отмахнулась Анжела, пытаясь поднять руку, чтобы вытереть капельки выступившего пота.
   В этом ей помог Иван, оказавшись ближе всех, а дверь в палату снова распахнулась, но впустив уже Яну с огромным букетом шикарных красных роз.
   - О-па! - воскликнула медсестра. - Девушка, вам сюда пока нельзя и вас, мужчины, я попрошу выйти. Состояние больной нестабильное, а вы своим присутствием нарушаете покой. Освободите палату!
   - Помолчите, сестра, минуточку, - остановила ее Анжела, и спросила Яну. - Тебе, что больше делать нечего, как самой бегать на улицу за этими цветами?
   - А это не я, - сразу оправдалась Яна. - Это мне мужик какой-то в коридоре только что для тебя передал.
   - Какой еще мужик? Ты о чем?
   - Да, можешь не спешить, Ники, - остановила его Яна. - Он уехал. А мужик был такой высокий и здоровый, как ты, Ники, но только вроде плотнее. Просил быстрее выздоравливать тебе, Анжела, и обещал, что скоро зайдет в гости тебя проведать...
   - А как он еще выглядел?
   - Да, так обычный дядька, - сдвинула плечами Яна. - А еще, вспомнила! У него на лице шрам такой небольшой, но заметный и хромает он слегка, по-моему, на левую ногу...
   - Твою мать! - тихо произнесла Анжела и под пляску приборов потеряла сознание.

Глава седьмая

Неожиданный дебют.

  
   Анжела с безразличным взглядом смотрела на идущий дождь за окном. Хотелось очень страшно курить, но девушка только что выбросила, пустую пачку и распечатала новую, а желание от этого не убавилось. Поэтому, подкурив, новую сигарету от окурка она, выпуская дым, провела пальцами по стекло.
   Очередной приступ непонятной тоски, что стала у нее возникать очень часто в последнее время. От этого вспыхивали резкие головные боли, что иногда невозможно было спокойно спать по ночам и хотелось просто выть и лезть на стенку. Сразу же возникало желание раз и навсегда прекратить эти страдания, но они вмиг проходили, и все возвращалось на круги своя.
   В голове у Анжелы до сих пор звучали психоделические ноты и слова своей же новой песни, которую она исполнила под электрогитару своим ребятам. Она видела, что они в шоке и даже тот самый невозмутимый Стас Курхан, который всегда с особым вниманием относился к ее песням и тот покачал головой:
   - Анжела, но это уже слишком. Смотри, чтобы ты не рехнулась от таких вот сама слов на самом деле...
   Девушка снова закурила новую сигарету и прижалась лбом к холодному стеклу окна. Тоска зеленая...
  
  
   Не туши сигарету - дай прикурить,
   Коробка спичек пуста...
   Это поможет мне забыть,
   Как эта ночь холодна.
   И забыть, как жесток этот мир,
   В котором умерли все мечты,
   В который раз остаешься один
   По решению судьбы.
  
   Это суицид. Это мой суицид,
   Это твой суицид. Это наш суицид.
  
   Выхода нет, когда тянет вниз
   И напрасны все труды.
   Несправедлив жизни каприз -
   Видеть в тумане вершину горы.
   Депрессивный психоз у меня в голове
   И разум готов себя убить.
   Лишь бы только не маяться в тоске -
   Смерть нельзя не любить.
  
   Это суицид. Это мой суицид,
   Это твой суицид. Это наш суицид.
  
   Отсутствие радости заменяет злость
   На все что окружает меня.
   Наличие желания, как в горле кость
   И к цели не достает рука.
   Но и все это вскоре проходит,
   Когда ночь вступает в права.
   Душа старую песню заводит
   И в водоворот уносит меня.
  
   Это суицид. Это мой суицид,
   Это твой суицид. Это наш суицид.
  
   Застыла в рыданиях моя земля,
   В нее снова вошла кровь.
   Не проходит ни единого дня,
   Чтобы не получил кто-то покой.
   Сгорела дотла в винных парах
   Или был дури передоз.
   От боли шагнул вверх из окна
   Выбрав для души не той мост.
   Захлебнулся от нахлынувшей лжи
   Увидя свой вещий сон.
   Подойдя к кону своего пути -
   Слепо веря в любовь...
  
   Это суицид. Это мой суицид,
   Это твой суицид. Это наш суицид
  
   Не туши сигарету - дай прикурить,
   Коробка спичек пуста.
   Это поможет мне забыть,
   Что жизнь напрасно прошла...
  
  
   Нет, она уже больше не может находиться взаперти! Нужно пройтись. Анжела набросила на плечи свою кожаную куртку и направилась к выходу.
   - Посиди с ребятами, а я скоро вернусь, - остановила она, поднимающуюся вслед за ней Яну и покинула студию.
   - А что это с ней? - обеспокоено, спросила Яна ребят, наблюдая через окно, как Анжела, кутаясь в куртку, медленно побрела вдоль дороги через парк. - Дождь вон такой льет, как из ведра, а ее понесло в такую погоду налегке на улицу? Не май же месяц, хотя и тепло...
   - А это состояние, дорогая Яна, называется депрессивным кризисом на нервной почве, - с задумчивым выражением лица произнес Стас. - Таким синдромом страдают практически все настоящие рок - музыканты.
   - А что потом?
   - А что потом? У сорока процентов съезжает крыша и ими уже вплотную занимаются ребята в белом из дурки. Двадцать процентов спиваются до потери всего и всех или становятся конченными наркошами, десять - кончают жизнь самоубийством всяческими способами и лишь тридцать - прошедших огонь, воду и медные трубы продолжают гнуть уверенно свою линию, не смотря на горькие потери и неудачи.
   - И к какой категории вы относите свою Анжелу? - заинтересовалась Яна.
   - А вот здесь, Янка, проблемка есть небольшая, - хмыкнул Стас. - Анжела у нас очень непредсказуемый человек и мы на данный момент теряемся, так как чаша весов может в любую секунду потянуть в любую из всех сторон. Короче, мы можем потерять Анжелку в любой момент в итоге.
   Несколько секунд Яна не мигая, смотрела на него, соображая, в своем он уме, что такое вот говорит о своей лучшей подруге, но потом к ней дошло - розыгрыш и улыбнулась.
   - Все равно, так нельзя говорить, даже в шутку - это не хорошо.
   - А кто здесь шутит, Яна? - на полном серьезе удивился Стас. - Сейчас жизнь такая, что нет, больше чему удивляться и твой самый близкий человек может подвести в самый неожиданный момент.
   - Да, ну тебя, Стас! Скажешь еще такое. Бред...
   - Можешь ему поверить, Яна, он у нас мастак на всякие гадости, - улыбнулся с угла Олег.
   - Опять провели! - покачала головой Яна. - Вам хорошо: вы большие и сильные, а я - хрупкая, маленькая и беззащитная. Вот надо мной и можно потешаться, да?
   - Да, Боже упаси, Яна!
   - Вот скажу все Анжеле, и она задаст вам трепку.
   - Да, Анжела Муратова, находясь в не самом лучшем расположении духа, может так разойтись, то места всем нам здесь покажется мало. Чего-чего, а этого у нее не отнять, - соглашаясь, кивнул Стас.
   А в это время Анжела, промокшая насквозь купив себе новую пачку сигарет в табачном киоске, снова закурив, медленно побрела дальше.
   Дождь больно хлестал ее по лицу, но девушка, не мигая перед собой с бессмысленным взглядом лишь прикрывая только сигарету.
   Безразличная апатия охватила Анжелу полностью. Редкие прохожие, закутавшиеся в свои нехилые одежки и сжимая зонты, с неприкрытым удивлением провожая бредущую им навстречу девушку. Ответ был один: или пьяна, или наркоманка под кайфом. Но им всем было невдомек, что аналогично внешнему состоянию было у Анжелы внутри. И ей было совершенно плевать на все и на всех.
   Как-то незаметно для себя Анжела оказалась возле своего подъезда именно в тот момент, когда дождь с порывом ветра бросил последние капли свои на землю и затих. Несколько раз подряд девушка громко чихнула, и это вывело ее из оцепенения.
   - Твою мать! - громко выругалась Анжела, осмотрев себя с осуждением. - И как ты, дура, могла докатиться до такой жизни? - спросила она себя сама тяжело вздохнув, отжимая волосы. Нет, надо срочно идти домой, а там, в горячую ванну и в теплую постель.
   Девушка потянула на себя тяжелую дверь и быстро заскочила в подъезд, и ей было невдомек, что стоящая неподалеку иномарка так же медленно тронулась с места, выехав из двора, а сидевший пассажир возле водителя повернул свою бритую наголо голову на мощной шее и еще раз посмотрел на номера подъезда и дома.
   Выпив стопку коньяка, что подсунута была заботливой рукой матери, Анжела, закутавшись в теплый плед после горячей ванны, где откисала больше часа, достала сотовый и позвонила на студию.
   - Стас, как там мой ребенок? - спросила она, чувствуя, что бесшабашная прогулка под дождем просто ей так не прошла.
   - Твой ребенок делает удивительные открытия, но это не сейчас, - в голосе Стаса звучало беспокойство. - Ты сама, где сейчас?
   - Я дома и, кажется, немного простыла...
   - Она дома, - сказал Стас кому-то рядом и ей уже в ответ. - Твою мать, Анжелка! Три часа прошло, как ты "просто вышла прогуляться", а машина стоит возле входа и думай, где и что с тобой. Дождь такой здесь лил...
   - Он по всему городу был такой одинаковый, - улыбнулась Анжела.
   - Она там еще и смеется, - возмутился снова Стас. - Слава Богу, что хоть жива, суицидная неврастеничка, блин!
   - Ну, хватит там ныть, - не выдержала девушка. - Дай мне Яну, наконец - то.
   - Ты, смотри, а ей оказывается это и не нравиться! - продолжал возмущаться дальше Стас, но его голос ослабевал и прервался веселым Яниным. - Привет!
   - Солнышко, ты домой не собираешься? - спросила Анжела.
   - Ой, Анжелка, а можно я еще немного здесь задержусь с ребятами? - весело защебетала она. Мы тут так хорошо сидим, и меня учат играть на всех инструментах. Так прикольно получается, а Стас говорит, что я будущая звезда. Так можно?
   - Я не против, - улыбнулась и себе Анжела, слушая радость в ее голосе. - Если Стас сказал, значит, так оно и будет. Отдыхай и дай мне еще раз этого Стаса.
   - Значит, ты не обижаешься?
   - Нет, солнышко. Это твое право, но только долго не засиживайся там!
   - Спасибо, Анжелка! Даю Стаса...
   - Стас, присмотри там за Яной, и когда будете расходиться, то оправь ее домой. Если не затруднит, то и мой "бмв". Я на тебя надеюсь.
   - Договорились, - спокойно согласился тот и таким же тоном спросил. - А ты хоть, как там сама?
   - Неважно, - шмыгнула носом Анжела. - С головой вроде бы подружилась, а вот ноги промочила. Чувствую, не миновать мне несколько дней полного карантина.
   - Значит, концерт накрылся? - вздохнул Стас.
   - Не спеши с выводами, - успокоила его девушка. - Он через пять дней - выкарабкаюсь.
   - Хорошо, держись там!
   - А ты не забудь про ребенка. Пока.
   - За Яну и речи не может быть! Доставим в целости и сохранности. Пока...
   До концерта оставалось два дня, но для музыкантов "Пятого колеса" все говорило, что это мероприятие в ближайшее время, увы, не произойдет! Анжела слегла с сильной простудой после глупой прогулки под дождем и это, кажется, надолго. И всякие там современные методы лечения оказались до одного места. Как ни старались врачи побыстрее поднять ее на ноги - температура не снижалась, а кашель и насморк усиливался не на шутку. Сама девушка переживала все это очень болезненно, что концерт все-таки придется отложить, прибавляли только одни минусы на пути к ее выздоровлению.
   Ребята, кто звонил по - несколько раз на день, а кто и приезжал лично к Анжеле домой, но все поддерживали ее. Яна же ни на минуту не оставляла свою подругу, так и старалась облегчить хоть как-то ее не очень легкую участь быть накануне презентации своего нового альбома, а когда об этом рябели еще и афиши по всему городу, то выводы напрашивались сами по себе.
   - Да, брось ты так переживать о концерте! - воскликнул Стас, сидя в кресле возле дивана на котором, закутавшись в теплый плед, лежала бледная Анжела. - Я сегодня же позвоню Семену и он позаботиться об отмене концерта. Сообщит куда следует: радио, телеэфир и фаны будут предупреждены. Мы все люди и они поймут. Ведь любой человек может так заболеть неожиданно, а ты, тем более, не исключение!
   - Никому звонить не надо! - гнула свое Анжела. - Концерт состоится, и в каком состоянии я не буду перебывать. Все, я сказала!
   - Может, ты ей как-то объяснишь? - обратился Стас к Яне, которая, как верная собачонка сидела у ног Анжелы.
   - А Яна тут при чем? - удивилась Анжела. - Не забывай, что люди придут послушать всех нас и меня за микрофоном, а не кого-то другого!
   - Но ты же не вытянешь и одной песни до конца! - попытался вновь вразумить девушку Стас. - Ты вон говоришь-то, с каким трудом, не говоря о своих сложных вокальных партиях? Я понимаю, что искусство требует жертв, но не настолько же!
   - Не, Стас, ты никогда не поймешь, что моя жизнь и мои все жертвы будут оправданы.
   - Ага! Выйдешь с простуженным голосом на сцену и упадешь через десять минут от скачка температуры. Хорошенькая же у тебя будет жертва!
   - Можешь меня не упрашивать, Стас, но концерт все-таки состоится, и давай прекратим этот бессмысленный спор. Если я так решила, то оно и будет. Все...
   - Но, а если ты так решила, то я больше настаивать не буду на обратном, но свое мнение не изменю. Так и знай - я категорически против!
   Когда Стас ушел, Анжела устало прикрыла глаза. Боль в горле чувствовалась, но она пела и не в таком состоянии. Правда такой слабости и дрожжи в ногах у нее еще не было никогда. Возможно, Стас и прав - она не сможет вытянуть этот концерт. Раньше, в таком положении она исполняла давно известные песни, а эта программа состояла только с новых вещей, которые никто до этого еще не слышал и их следует, было, подать в том виде, в котором они и предназначались. Да, можно потерпеть фиаско! И надо же было так угораздить с этой прогулкой под дождем!
   Анжела тяжело вздохнула и открыла глаза. Сидящая рядом Яна, которая смотрела телевизор с приглушенным звуком, сразу же встрепенулась и повернулась в подруге с застывшим немом вопросе в глазах.
   - Принеси, пожалуйста, мне мою гитару, - тихо попросила девушка Яну, и пока та бегала за инструментом, с трудом уселась на диване, подсунув под спину подушки.
   - Вот! - протянула Яна блестящую вскрытую лаком черную полуакустическую гитару германского производства.
   Девушка провела пальцами по струнам, взяв несколько аккордов, и комнату сразу же наполнили чистые звуки от игры серебряных струн.
   - Что? - не поняла Анжела, услышав, как Яна что-то тихонько напевает себе под нос.
   - Да, это я так, - сразу же смутилась девчонка, заливаясь краской. - Это же твои "Птицы"?
   - Да, это "Птицы", - удивилась Анжела. - Откуда ты знаешь эту песню?
   - А когда вы писали альбом на студии. Я ее там слышала пару раз.
   - И что запомнила?
   - Да. У меня всегда была память хорошая. Я из-за этого и песен много знаю наизусть.
   - А пропеть сможешь?
   - Не - а! - замотала головой Яна.
   - Да, не смущайся! - успокоила ее Анжела. - Попробуй просто спеть акапеллой.
   - А это как? - не поняла Яна.
   - Просто спой, без музыки...
   - Попробую, - замешкалась Яна и, прикрыв глаза, затянула:
  
  
   Подымаясь в небо птицы, собираются в путь,
   У них дорога одна - дорога на юг...
  
  
   Девушка, прикрыв глаза и с чувством восторга первооткрывателя, слушала хорошо поставленный голос Яны. Не скрывая удивление на лице, когда та спокойно вытягивала каждую буковку, и так же спокойно перестраивается на разные тональности и скорости звучания песни, соблюдая в точности все до одной ноты в таком виде, в каком была услышана эта песня.
   Когда Яна закончила и смахнула капельку пота с переносицы, то Анжела уже с неприкрытым чувством восторга смотрела на нее молча несколько минут, что девчонка стала нервничать.
   - Что? - выдавила она из себя.
   - Ты это сможешь еще раз повторить в таком же варианте? - наконец опомнилась и Анжела.
   - Ну, вообще - то да.... А что?
   Но Анжела ее не слушала, а, отыскав сотовый, набрала номер.
   - Стас, ты где? - ее голос от волнения захрипел больше обычного. - Нет, со мной все в порядке. Ты мне сейчас до крика необходимости здесь нужен. Подъезжай!
   Парень появился минут через двадцать.
   - Ну, чё тут у вас произошло такого сногсшибательного, что мне пришлось разворачивать машину на полпути? - спросил он с порога.
   - Давай, Яна, все то же самое и ни капельки смущения! - попросила Анжела. - Вложи всю душу.
   - Ты о чем? - не понял Стас, но девушка остановила его жестом и одобряюще кивнула Яне и она, кашлянув, снова запела "Птиц".
   Первый куплет Стас слушал, просто смотря на Яну, а потом в его глазах блеснула заинтересованность, и уже дальше он превратился в одну сплошную внимательность.
   - Я абсолютно поражен! - воскликнул он, даже хлопнув несколько раз в ладоши. - Не хочу тебя сглазить, Яночка, но поешь ты на высшем уровне профессионализма. Если вы хотели удивить меня, то это вам удалось с большой легкостью!
   - Меня это поразило не меньше твоего, - сказала Анжела, обнимая Яну.
   - Скажи-ка, милая Яна, а где это тебе так удалось приобрести и поставить себе такой голос? - спросил Стас.
   - Не знаю, но бабушка всегда говорила, что я могла бы стать знаменитой певицей, - ответила девушка, - а если это говорила моя бабуля, то выходит, что такой голос я имею с детства.
   - Ты понимаешь, Анжелка, что это самородок высокой пробы? Мы сможем легко раскрутить эту девочку! Стоит нам написать для нее несколько хороших песен и дать людям прослушать все на это вместе на нашем концерте. Представляешь, что это будет за фурор?
   - Вот для этого я тебя и выдернула обратно! - согласилась с ним Анжела.
   - Постойте! - запротестовала Яна, наконец, поняв, что к чему и о чем идет речь. - Вы, что хотите, чтобы я вышла на сцену на вашем концерте и спела там?
   - А ты, что против такого?
   - Не, об этом мечтают многие, и я помню, как мы пытались пробиться на программе "Караоке на майдане", чтобы попасть в "Шанс", но все это бесполезно.
   - Вот видишь, а сейчас у тебя вполне реальный шанс.
   - Но...
   - Что еще за "но" такое?
   - На вашем концерте будет такая масса народа, что о-го-го!
   - Ну и что тебя смущает? - ни как не могла въехать в смысл Анжела.
   - Как "что"? Одно дело спеть тут для вас знакомых мне людей, а другое дело - для не одной, наверно, тысячи незнакомых мне и чужих людей!
   - Пусть тебя это не смущает! Вон Анжела, так же никого когда-то не знала, и не знает до сих пор - Поверь, это самая малая проблема, которая должна тебя волновать. Когда ты выходишь на сцену под перекрестный огонь разноцветных лучей прожекторов, Яна, и, беря в руки гитару, то все твое яство сливается в одно целое и ты уже совсем другой человек, понимаешь? Для тебя больше не существует отдельных вещей. Нет больше: ни зрителей; ни сцены; ни тех самых лучей прожекторов. Все это в тебе одно целое и ты выплескиваешь на них свою переполненную энергию. Вот.
   - Ну, Стас, ты маньяк! - зашлась в хриплом смехе Анжела. - Никогда бы не подумала, что ты до такой степени относишься к концертам. Хотя во многом, только что с таким жаром поведано товарищем Станиславом, он на самом деле и прав. Но речь сейчас не о том.
   - Согласен, - кивнул Стас. - Значит, мы решили! Пишем тебе пару хороших песен, Яна, и на ближайшем концерте ты их исполняешь.
   - Я так не смогу, - снова запротестовала девушка.
   - Не волнуйся ты так! Пару репетиций и все будет в полном ажуре. А голос у тебя действительно превосходный!
   - Но хоть о чем петь я буду?
   - А это вон к Анжеле. Она тебе, что хочешь, напишет, а потом и все остальное от нас.
   - Ты хоть в каком направлении хочешь попробовать сама? - спросила Анжела.
   - Мне очень понравилось все то, что делаете вы сами.
   - Вот и договорились...
   Они подъехали к Дворцу Молодежи незамеченными со стороны черного входа. Здесь было тихо и спокойно, а вот с другой стороны поток молодых в это время пытались пробиться сквозь двойной кордон оцепления и ряды ограждений. До концерта оставался какой-то час.
   У входа их встретил человек в спортивном костюме и два "шкафа" в камуфляжах.
   - Я - Владимир Яковлев, - сухим голосом представился он, пропуская их вперед, и добавил. - Сегодня за вашу безопасность и порядок на концерте отвечают мои люди.
   Один лишь Семен поздоровался с ним, а остальные молча лишь кивнули головой, проходя мимо.
   Войдя в здание, все двинулись вслед за Анжелой, которая спокойно ориентировалась в этих коридорах и переходах, где ей приходилось бывать и раньше не один раз. Их маленькую колонну замыкал Яковлев оставивший своих двух "шкафов" возле входной двери.
   - Вадик, Дима - за аппаратуру, - распорядилась Анжела, когда они достигли цели и подошли к сцене. - Проверьте, пожалуйста, все там.
   Парни схватили свои сумки и, кивнув, занялись делом.
   Своим музыкантам девушка давно уже ничего не говорила. За то время, что они провели вместе, каждый из ребят знал свои место и роль. Поэтому, как только они поднялись на подмостки, то каждый занял свое место и за своим инструментом. Свое место оказалось и у Яны, которую включили единогласно в состав группы, после того, как она произвела настоящий фурор своим голосом. Став между Стасом и Саней, Яна собиралась с силами, преодолевая нарастающий страх, стараясь хотя бы внешне казаться невозмутимой.
   Анжела поставила перед собой термос с горячим чаем. Ее так никому и не удалось уговорить перенести этот концерт на некоторое время - к полному выздоровлению. Как только она почувствовала себя более-менее лучше, то сразу же возобновились репетиции - нужно было подготовить Яну к этому концерту. А девчонка, так загорелась в студии на репетициях, что ни у кого не было сомнений - на концерте Яна покажет себя. И хотя, пока ее личные песни не были готовы, то решили, что Яна попробует себя пока, что только в бэк-вокале.
   - Что там за шум? - спросила через полчаса Анжела, наливая себе чая у появившегося из-за кулис Семена.
   - Это с улицы, - ответил тот. - Люди узнали, что мы уже здесь и штурмуют оцепление. Когда ты отказалась вчера утром от концерта на площади, то в эфир просочились сразу же слухи о твоей болезни и не способности выйти на сцену. Многие были неуверенны и в сегодняшнем, а сейчас, когда слухи опровергнуты, то народ стекается со всех сторон.
   - Что ж, - усмехнулась Анжела, - постараемся оправдать оказанное доверие.
   - Да и еще, - остановился в полуобороте Семен. - Там телевизионщики просятся.
   - Канал?
   - Как всегда - МРКа.
   - У них зеленая карта на все наши концерты и на интервью. Так что проси.
   - Я понял, - кивнул Семен и исчез за кулисами.
   - Тебе не кажется, Анжела, что Семен в последнее время стал уж больно понятливым? - подал свой голос Стас.
   - А у Сэмэна очко не кружка и поэтому он чувствует, что его место возможно в ближайшее время окажется вакантным, - снова усмехнулась Анжела, проверяя педали шуста.
   - А его за что? - удивился Стас, а остальные ребята даже замерли в ожидания ответа.
   - А зачем он нам такой красивый нужен? - теперь девушка крутила сигарету между пальцами и думая закурить сейчас или лучше не рисковать. - Пригласили в Харьков, - продолжала объяснения дальше она, но сигарету все же спрятала обратно, - и я говорю этому остолопу, чтобы он, как официальный менеджер группы обо всем договорился. Короче, сделал свою работу. На следующий день мне звонит человек и уже со мной решает все те вопросы, что должен был довести до ума давным-давно наш Семенчик. Понимаешь, Стас, если это было впервой, то еще полбеды, а так это происходит постоянно на протяжении последних двух лет, то может уже хватит? Как ты считаешь, а Стас?
   - Я же во все эти нюансы не вникаю, да и ребята не очень рубят в ваших делах с Семеном. Мы просто занимаемся своими, а вы своими делами.
   - Вот и плохо! Если бы это все интересовало вас, то может, этот тормоз давно уже вылетел из состава. У меня руки к этому все не доходят. А вы, пожалуйста, не забывайте об одном - мы одно целое. Мы - команда.
   - Понятно? - обратился Стас к остальным. - У нашего Семена оказались плохие рекомендации и тут на повестке дня всего один лишь вопрос о его снятии с занимаемой должности. Кто за, а кто против?
   Ответ был дан незамедлительно - ребята, как зрители на арене гладиаторских боев, единогласно опустили большой палец вниз. Даже и Яна не долго думая, последовала их примеру.
   - ... Их музыкальный путь составляет не меньше пяти лет.... Их видеоколлекция насчитывает чуть больше двадцати видеоклипов.... Их состав до сегодняшнего дня не изменился. Но вот с сегодняшнего концерта у них на одного человека больше и на один альбом так же стало больше! И так, встречайте - обновленная команда "Пятое колесо" со своей совершенно новой концертной программой!
   Когда в темном зале затих этот голос и сцена осветилась разноцветными прожекторами, то зал взорвался такими восторженными криками, что непривыкшая к такому Яна от неожиданности зажала крепко свои уши.
   - Добрый вечер, друзья - прозвучал голос Анжелы, и шум вмиг стих. - Сегодня мы представим вам свои новые песни с нового альбома, но не обойдем стороной и старые вещи. Помогать мне сегодня будет эта хрупкая девушка Яна, - прожектор молниеносно отыскал ее и подло и ярко осветил в полный рост. Яна натянуто улыбнулась, но она ведь не знала, что в это же время ее показали на огромном экране над сценой. - Кроме нее, у нас в команде, остались все те же старые и привычные для вас уроды, - закончила Анжела, а ребята демонстративно откланялись. - Начинаем...
  
  
   Я шла вдаль за горизонт,
   Моя любовь звала меня к себе.
   Я шла, не думая ни о чем -
   Была одна лишь вера при мне.
   И песни птиц слушала я,
   Гадая, какой может быть прок?
   В сегодняшнем поиске вчера,
   Среди кровью исписанных строк?
  
   И поднимало все время вверх,
   Как бы потом мне не упасть.
   Но когда достигла я небес,
   То пришлось научиться летать.
   И свою душу я людям дарила,
   Свою радость и сердце тепло.
   А когда я им все открыла -
   Они подожгли мне крыло...
  
   Стой, моя любовь, моя дорога, моя судьба...
   Придержи - ка своих коней.
   Я еще не знаю, какие будут мои последние слова.
   Я еще не разгадала тайну ночей.
   Стой, моя любовь, моя дорога, моя судьба...
   Дай отдышаться на полпути.
   Я уже не помню, когда сошла я с ума,
   И в себя тянет притяжение земли...
  
   Ветер свисти воем в ушах.
   Удар. Боль. И невозможно встать.
   Кто-то невидимый дал страх,
   И научил, умирая страдать.
   Моя дорога показала шипы,
   А вокруг - битое стекло.
   По-прежнему далек свет звезды,
   И решеткой смотрит окно.
  
   А дорога вся оказалась в пыли.
   Вся в грязи и снегом занесена.
   А если и были чистыми они,
   То оказывалась прогнившей душа.
   И ни минуты покоя, только вперед!
   И чтобы потом не возвращаться назад.
   Вымолив себе вещий сон,
   И снова дорога и опять натощак...
  
   Стой, моя любовь, моя дорога, моя судьба...
   Придержи - ка своих коней.
   Я еще не знаю, какие будут мои последние слова.
   Я еще не разгадала тайну ночей.
   Стой, моя любовь, моя дорога, моя судьба...
   Дай отдышаться на полпути.
   Я уже не помню, когда сошла я с ума,
   И в себя тянет притяжение земли...
  
   И страшно становилось порой,
   В ночном ожидания дня.
   А вдруг рассвет улыбнется дождем
   И забудет открыть мне глаза?
   Я выключу свет - пусть будет темно,
   Закрою все окна - пусть будет тишина.
   И, словно, битое на полу стекло -
   Так эту ночь проживу до утра.
  
   И судьба сквозь табачный дым,
   Смотрит на мир своим взглядом.
   И я катилась по наклонной вниз
   Выражая при этом непонятную радость.
   Ведь наша жизнь давно решила за всех,
   Кому сколько и почем.
   Кому улыбнется новый рассвет,
   А кого оставит для себя ночь...
  
   Стой, моя любовь, моя дорога, моя судьба...
   Придержи - ка своих коней.
   Я еще не знаю, какие будут мои последние слова.
   Я еще не разгадала тайну ночей.
   Стой, моя любовь, моя дорога, моя судьба...
   Дай отдышаться на полпути.
   Я уже не помню, когда сошла я с ума,
   И в себя тянет притяжение земли...
  
  
   Концерт был в разгаре, когда к Дворцу с шумом подкатило два огромных внедорожника. Захлопали дверцы и стоящие в оцеплении охранники занервничали - на них шло шестеро здоровенных парней из одной известной местной бандитской группировки.
   Они молча прошли мимо расступившимися охранниками во внутрь, и так же их никто не останавливал аж до входа за кулисы сцены. Здесь уже на пути возник Семен с немым вопросом на лице.
   - Ты тут у них за главного? - спросил один, ткнув Семена пальцем в грудь.
   - Ну, допустим, - нахмурился тот, заметив идущего к ним начальника охраны Яковлева с тройкой своих "шкафов".
   - В этом конверте десять штук "зелени", - заявил тот же громила. - Наш шеф хочет, чтобы ваша Анжела сыграла ему сольный концерт. Передай ей конверт.
   - Я не знаю, как это воспримет сама Анжела, - сдвинул плечами Семен, вертя в руках конверт. - Она никогда сольников не давала.
   - Там внутри номер телефона и адрес. Просто передай ей конверт.
   - Кто это? - спросил Семен у Яковлева, когда парни ушли.
   - Бандиты из местной группировки.
   - Да, бандюги нам ее концерт не заказывали, - произнес задумчиво Семен, пряча конверт. - Не шансон же, блин, мы играем...
   Внедорожники лихо развернулись и умчались прочь, а из темноты появился молодой человек, пряча бумагу с записанными номерами, и так же незаметно юркнул в потрепанный "жигуленок" доставая сотовый.
   Народ ликовал. Такого мощного драйва их любимцы давно уже не преподносили. Каскадные гитарные переходы с синтезатором наполняли сильной энергией песни, а хриплый, как никогда, голос Анжелы с чистым вокалом Яны - вообще завораживал слушателей.
   Яна осмелела после первой же песни и, зная все слова, наизусть лихо распевала свои партии. Публика была в восторге!
   Один лишь только Стас сосредоточено и внимательно наблюдал за Анжелой. Была сыграна практически вся часть концерта, и она свой голос так же практически потеряла. Не помогал и тот чай, и, если раньше Анжела всегда за два часа концерта выкуривала до десяти сигарет, то сейчас даже и не прикасалась к пачке на колонке - голос все равно пропадал. Вот это и беспокоило Стаса, но оставалась отыграть еще две песни и третью финальную - "Птицы", а вот ее Анжела уже точно не вытянет и это факт.
   Анжела глотнула еще немного чая и подошла к микрофону. Было проиграно вступление, но она так и не открыла рта. Ребята продолжали играть, но девушка опустила руки от своей гитары и повернулась к ним лицом, качая головой.
   Сообразил Стас сразу же, что она теперь не то что петь, а и говорить не может. Вот и влипли, а он же предупреждал!
   - Это полное блядство, твою мать! - страшно хрипя, прошептала Анжела ему на ухо. - Пиздец конкретный...
   - Сейчас как-то выкрутимся, - лихорадочно начал соображать он, как к ним подошла Яна.
   - Я все поняла, - кивнула она и добавила. - Играйте "Птиц" все вместе - я справлюсь.
   Стас переглянулся с Анжелой, и девушка одобрительно кивнула, уступая свое место Яне возле микрофона.
   - Несколько дней назад Анжела перенесла страшную простуду и по сегодняшний день включительно день она еще должна находиться в постели и пить микстуры, но так подвести вас в этот вечер она не могла, - голос Яны звучал в полной тишине без малейшего волнения. - К сожалению, финальную песню Анжела не сможет просто физически исполнить, но так или иначе вы ее сегодня услышите...
   Из колонок пошли аккорды гитары Анжелы. Ведь первый куплет она должна была исполнять сольно и уж, потом по нарастанию по-очереди подключаются остальные ребята.
   Яна закрыла глаза и, облизнув пересохшие губы, запела:
  
  
   Поднимаясь в небо - птицы собираются в путь.
   У них дорога одна - дорога на юг.
   А мы остаемся. У нас на это запрет,
   И лишь только с грустью смотрим им вслед...
   Дождливая осень - расставание с теплом,
   Но мы много не просим - лишь согреть свой дом.
   Где пустые стены давят, словно, петля,
   И без тоски не проходит ни единого дня...
  
   Холодный ноябрь и уже лед на реке,
   А нервы у каждого подобно струне.
   Заденешь, случайно начинает звенеть -
   У нас есть право - мы умеем терпеть...
   Но возможно сильнее окажется рука,
   И тогда неожиданно появляется беда!
   В открытые двери с печалью входит смерть -
   Ведь не все могут, так долго терпеть...
  
   Пролетает снег, укрывая чьи-то следы,
   И шествует за ним царство тишины.
   И пиво не делает уже голову ясней,
   Когда мы поминаем ушедших друзей...
   Приходит ночь, и забываемся сном,
   И мечты сбываются лишь только в нем.
   Поэтому дальше спим, чтоб легче жить,
   А потом вспоминать тот радостный миг...
  
   И нельзя изменить - обреченно все на провал,
   Дорог указателя нет - его кто-то убрал.
   И стараясь, как-то души наши согреть,
   Кто-то берет гитару и начинает петь...
   Мы похожи на птиц собирающихся в путь,
   У нас выбор дорог, а у них только на юг.
   Но они вернуться домой по весне,
   Как к нам ушедшие дни приходят во сне...

Глава восьмая

Первый конфликт.

  
   Небо было до такой степени чистым, что все звезды, казалось, сливаются в одно ярко-белое пятно. Часы показывали около трех часов ночи, но Морфей так в гости и не зашел. Сна не было, а что в таком случае делать, да еще и в такое время? Правильно - курить на балконе.
   Анжела уже привыкла, что у нее частая бессонница, и она знала, как себя вести и чем себя занять. Но сегодня было что-то особенное. Ничего не клеилось и все валилось с рук. Поэтому она все бросила и заняла свое любимое место на балконе. Здесь она всегда собиралась с мыслями и по возможности планировала некоторые действия свои на будущий день.
   Девушка всем своим чутьем чувствовала, что над ней очень медленно, но с напором собираются черные тучи. Грядут, может и перемены, а может и полоса неприятностей. Но все же что-то таки будет и очень скоро. Вот это ей и не нравилось. Анжела уже привыкла к нынешней стабильности: семья, репетиции, записи и концерты. За последние годы только три вещи пошатнули ее: появление Яны, смерть отца и новость, что Игорь Курхан жив. Но она справилась. Тем более что это случается в жизни и хотя не со всеми, но бывает же...
   Теперь Яна оклемалась, и очень быстро развивается, вливаясь в жизнь. Отцу - земля пухом, а вот что делать с Курханом-старшим - она не знала. Время уже прошло прилично, как она об этом узнала, а значит, знает и он, но почему же нет никаких ответных результатов и действий? Если бы она знала, где его искать, то ничего бы ее и не остановило. Да вот как раз здесь и заминка небольшая - это ей неизвестно.
   Но в данный момент не это ее тревожило. В ее личную жизнь пытаются нагло влезть вообще кто-то совершенно ей неизвестный.
   И этот тип оказался до боли напористым и непонимающих простых вещей. Анжела поняла, что этот человек не привык, чтобы ему отказывали, и что он раньше получал все что хотел, но это ее как раз и не волновало. Она, если первый раз сказала "нет", то уже в последующие разы ответа своего не изменит.
   Да, в голове сплошная каша. Стараешься освободиться от всего, но назойливые мысли так и лезут обратно в голову. Что ты будешь с этим делать? Правильно - курить на балконе!
   Привычка ставить свой сотовый в последнее время только на вибросигнал скоро сделает Анжелу заикой, если она будет так и продолжать реагировать на каждый такой звук от звонившегося телефона.
   - Да? - сухо спросила она, когда экран высветил - номер не определен.
   - Твое счастье, что у тебя есть "крыша", иначе бы я так долго не церемонился, - зашипел чужой мужской голос с заметным, но легким акцентом. - Но я все равно добьюсь своего! - и связь оборвалась.
   - А в чем смысл? - через несколько секунд произнесла Анжела, так ничего и не поняв. - Будем считать, что это кто-то ненормальный просто ошибся номером, - и она вырубила сотовый полностью от внешнего мира. - Пошли-ка вы все ... - выбросила она окурок в окно, - а я пошла спать!
   Стараясь не шуметь, Анжела осторожно пробралась в свою комнату, и, ввалившись на постель к своему недолгому удивлению, вскоре уснула крепким сном. И в то же время молодой человек в потрепанном "жигуленке" припаркованном напротив окон ее квартиры так же сладостно потянулся тренированным телом, откинувшись на сидение. Правда, в его работу сон сегодня ночью по правилам не входил. Он - дозорный, а они на посту не спят.
   - ... "Никто из присутствующих на презентации нового, двенадцатого, альбома рок-команды "Пятое колесо" не мог и предположить о таком развитии концерта, - читала вслух статью в газете Яна, пока Анжела непринужденно вела машину. - Началось все с того, что многие вообще не верили в то, что этот концерт состоится на самом деле. Но Анжела Муратова, как истинная рокерша нашла в себе силы и вывела свою команду на сцену. Для всех было приятной неожиданностью видеть молодую девушку на бэк-вокале. Кто она и откуда появилась - никто не знает. Но именно она и спасла финал концерта, когда еще не оправившаяся после болезни Анжела потеряла голос. Песня "Птицы" в сольном исполнении бэк-вокалистки Яны, по предварительным опросам должна вскоре стать мега-хитом в хит-парадах этого месяца. А если это произойдет, то оставаться просто на бэк-вокале в команде Яне станет очень тесно и она может бросить вызов самой Анжеле Муратовой", - закончила читать Яна и протянула газету Анжеле.
   Над заметкой красовалась фотография, где Анжела со Стасом обнимали счастливо улыбающуюся Яну. Глаза девушки скрывали, предусмотренным Стасом, солнцезащитными очками.
   - Значит, мне нужно собирать свои вещички и валить на пенсию, - улыбаясь, сказала Анжела, возвращая газету.
   - Да, мне к твоему уровню нужны годы упорной работы, а не одна какая-то случайная песня, - вполне серьезно ответила Яна.
   - А ты знаешь, что законы шоу-бизнеса очень жестоки и не предсказуемые. Вчера ты была никто, а сегодня уже звезда.
   - А возможно сегодня почитаемая звезда, завтра - лишь имя на старых афишах и голос в магнитофоне.
   - Или наоборот... - задумчиво согласилась Анжела, взглянув на Яну, но та уже забросила газету и рассматривала окрестности за окошком машины.
   Да, другой бы любовался своим снимком в газете, но только не Яна. Ее восхищения хватило на время чтения заметки. Возможно, в будущем, она испоганиться, а пока сегодня подлого удара в спину можно не бояться. И чтобы такого не произошло - девушку нужно уже сегодня готовить к самостоятельной жизни, а вот что она сама выберет, то покажет время.
   - Этот "жигуленок" едет за нами следом за нами от самого дома! - заявила вдруг Яна, обращая на это внимание Анжелы.
   - Случайное совпадение, - улыбнулась в ответ Анжела, но сама в такие случайности мало верила. На что и Яна покачала головой. - Проверим! - кивнула девушка и, перестроившись в левый ряд, сразу же пересекла перекресток.
   - Ты куда?
   - Сделаем небольшой круг и вернемся обратно, но чуть дальше. Если "жигуленок" не будет маячить до самой студии - значит, мы ошиблись.
   Остаток дороги проехали молча. Яна высматривала предполагаемых преследователей, а Анжела искала что-то общее в происходящем за последнее время.
   - Ну, что я тебе говорила? - радостно воскликнула Яна, указывая на припаркованный песочного цвета "жигуленок" на противоположной стороне проезжей части от здания, где располагалась их студия.
   - Но мало ли похожих в городе машин? - попыталась запротестовать Анжела, не веря в это сама себе. - Вон на такой же машине иногда Вадик наш приезжает, когда берет ее у своего отца.
   - Не исключено, Анжела, но кто может предположить, что существуют, две идентично похожи тачки от вмятины на левом переднем крыле и до болтающегося симпатичного розового дракончика под зеркалом заднего вида, а?
   - No comment! - засмеялась Анжела.
   - А вот это, наверно, и наш Вадим, - сказала Яна, кивая подруге через плечо.
   "Жигуленок" песочного цвета аккуратно припарковался позади "бмв" и из него действительно появился Вадим. Анжела сравнила две машины и поняла, что они даже и внешне мало похожи, уже не говоря о мелких деталях, о которых говорила Яна. "Жигули" Вадима выглядел намного новее и более ухоженным в свои 23и года, чем тот, что преследовал их.
   - Привет, я не опоздал? - подошел он к девушкам.
   - Привет! Слушай, а ты не знаешь случайно, чья это машина? - спросила Анжела, своего звукорежиссера.
   - Нет, случайно и не точно, - сдвинул тот плечами. - Такого корыта у наших ни у кого нет, да и у тех, кто здесь работает - тем более!
   - Пошли, - наконец стряхнула этот бред с себя Анжела.
   - Ну что готова? - спросил Вадим, Яну пропуская девушек вперед.
   - На все сто и уже давно...
   Сегодня они собирались записать ее голос и включить песню "Птицы" в свой альбом. Анжела безоговорочно подарила этот новоиспеченный хит Яне.
   Когда хлопнула входная дверь, то из тени соседнего дома возник молодой парень и, простреляв взглядом окрестности, подошел к "жигуленку" о котором только что шел разговор.
   - Меня почти раскрыто, - сказал он в трубку телефона, когда ему ответили. - Нет,... Я просто сменю колеса.... Понял. До связи.
   Почувствовав непонятную опасность, парень резко обернулся, но это всего лишь оказалась Яна прикрывшая ладонью глаза от солнца. Она стояла на крыльце и внимательно его рассматривала.
   - ... А я говорю вам, что нужно сообщить в милицию! - не переставала повторять Яна.
   - И что ты им собираешься сказать? - ухмыльнулся Вадим. - "Меня преследовал маньячина на "Жигулях" старой модели"?
   - Но номер они могут проверить?
   - Могут, но кто его знает?
   - Я - "12-47 кия".
   - Ну, ты, Яна, и даешь! - покачал головой Вадим, набирая номер телефона. - Продиктуй по новой...
   - Ну, что сказали?
   - В компьютерной картотеке такого номера с таким автомобилем просто не существует!
   - Я же говорила - липа! Не зря же этот тип так рванул, когда я его несколько раз окликнула.
   - Ты не будь такой беспечной, - предупредила Анжела. - В нашей жизни сволочей до хрена хватает. Никто вон из нас никогда подумать не мог, что такой вон тихий и бестолковый Семен окажется последней тварью, а? Я не удивлюсь, что в ближайшее время он еще подсунет нам свинью и не одну, а с целым выводком. Он вполне может ударить подло в спину. Так что при встрече с ним будьте бдительны, а ты, Яна, еще и осторожной.
   Запись тянулась несколько часов, и за это время голос у Яны ни на ноту и не на секунду не изменился. Она вылаживалась полностью и была только довольна, когда Вадим просил повторить все то же, но с начала и с начала кивая восторженно головой.
   Чуть позже подъехал и Стас. Теперь они вдвоем терроризировали Яну - то здесь так, то там вот это т так далее. А девушка еще и шутила с ними. Обычная рабочая непринужденная обстановка.
   Анжела уже забыла свое начало, но и тогда она себя вела не так. Не было у нее такого запаса энергии и выдержки. Нервы, как и сейчас, шалят, да и не в порядке уже давно от такой жизни. А что Яна? Она молода и беззаботна, хотя и сама только совсем недавно пережила всю свою родню. Она повзрослела в четырнадцать, но все же беспечность своего возраста брала у нее вверх над другими чувствами и она снова становилась ребенком. А вот Анжеле такой, увы, уже не стать...
   - Да, наша девочка не перестает удивлять, - произнес Стас, стрельнув сигарету у Анжелы. - Теперь только следить, чтобы у нее голос не начал ломаться, а то она может его потерять и это нежелательно. Ты меня слушаешь, Анжела?
   - Ты прав - нежелательно, - кивнула, рассеяно Анжела.
   - Но ты меня не слушала. У тебя проблемы?
   - А у кого их нет?
   - Но я же о тебе знаю и вижу, что здесь непривычная твоя депрессия.
   - Не знаю, Стасик - масик, но я почему-то так страшно устала. Короче, хочу на юг. Море, песок, жаркое солнце и где нет никого. Надоели мне уже все эти городские рожи до полного безобразия.
   - Так в чем же дело?! - удивился Стас. - Собирай вещи, покупай билет и лети-свисти куда-то на Кипр.
   - Так далеко не хочу.
   - Тогда Крым подойдет и, желательно - инкогнито.
   - Тогда в Крым! Вперед...
   - А это зависит только от тебя. Почему ты смеешься?
   - Ты же сам знаешь, Стас, что это только разговоры. Найдутся сотни причин, чтобы мне здесь остаться. Не суждено, увы, уехать и увидеть этот юг.
   - Прекрати! Я сам куплю тебе билет и закажу номер в гостинице...
   - А как же - инкогнито? Стоит тебе произнести мое имя, и о моем приезде будет знать весь персонал этой гостиницы.
   - Не льсти себе! Не такая же ты и Алла Борисовна, чтобы о тебе знал, мал и стар. Это ее преследуют папарацци, а нас, слава Богу, участь такая задевает менее чем других остальных. И не смейся. Можешь мне поверить - я тебе устрою отдых на юге.
   - Хорошо, Стас, договорились...
   Расстались они уже довольно таки поздно. Стас не уставал, напоминая повторять, что Анжела все-таки поедет отдыхать на море. Он был так убедителен, что она на миг и сама поверила в это. Анжела знала, что это только мечты - на носу уже шесть запланированных концертов, а там недалеко и турне с новой программой по стране. Так что поездка на юг переноситься на куда более поздний срок.
   Анжела подождала, пока Яна попрощается с ребятами и залезет в машину. Выглядела она усталой, но в то же время очень счастливой. Сегодня был ее день. День, который Яна прожила, как настоящая певица.
   - Домой? - спросила Анжела закуривая.
   - А может, прокатимся немного по городу? - попросила Яна. - Смотри, какой превосходный вечер!
   - Сегодня у нас ты королева дня, - улыбнулась Анжела. - Будем делать все, что захочешь!
   - Класс! Ну, что поехали?
   - Поехали, но только посмотри, нет ли кого там позади.
   - Прикалываешься? - но все же осмотрелась вокруг. - Никого подозрительного, но если они пасут нас, то появятся чуть позже.
   - Флаг им в руки! - процедила сквозь зубы Анжела и рванула с места "бмв". Да так, что шины засвистели пронзительно в вечерней тишине.
   Ветер врывался в салон теплыми порывами и трепал девушкам волосы. Музыка громко звучала из мощной стереосистемы, а черный "бмв" летел по полупустынном проспекте легко и непринужденно. Они отдыхали, наслаждаясь движением.
   Красный джип "тойота" возник как-то неожиданно, словно ниоткуда, что Анжела сразу и не сообразила - их нагло подрезают. Она ударила по тормозам и тут же набрала скорость, оставляя джип позади.
   - Вот уроды! - прошипела она, видя, как джип настигает их и пытается повторить свой предыдущий маневр.
   - Что это?! - испугано, воскликнула Яна, вжимаясь в кресло.
   - А хрен его знает? - удивилась Анжела. - Ненормальный какой-то!
   А джип снова стал их прижимать к обочине, пытаясь столкнуть с дороги. Анжела провернула по-новому свои действия и джип опять купился на этот трюк.
   - Я так шины сожгу к ядреной фени за два счета! - криво улыбнулась Анжела, выжимая из "бмв" все его скрытые резервы. - А вот и твой дружбан! - воскликнула Анжела Яне, но в голосе мелькнуло удивление.
   Яна взглянула в зеркало. Песочного цвета знакомый им "жигуленок" догонял красный джип с такой легкостью, словно у него под капотом не простой, а гоночный движок.
   А в это время "тойота" поравнялась с "бмв" и с открытого заднего окошка застрекотала автоматная очередь в их сторону.
   - Вот блин! - только и успела вымолвить Анжела и вцепилась в руль, пытаясь выровнять машину, но пробитые две шины и большая скорость - сильный противник.
   "Бмв" занесло, но Анжела чудом выровняла раненую машину, а вот сбросить скорость во время не удалось, и машину потряс страшный удар. Подушки безопасности вмиг вздулись, не давая размазать мозги на том, что только что было лобовым стеклом. Где-то еще что-то заскрипело, осыпав осколками стекла бедных девушек.
   Рядом свистнули тормоза и захлопали дверцы - это нарисовался джип с преследователями.
   - По-моему, обе живы, - раздался трубный голос.
   - Тащите их сюда. Трасса, пока чиста и нет никого.
   Накачанные тела зашевелились возле "бмв" извлекая раненых девушек. Яна приоткрыла глаза и разглядела нескольких бритоголовых здоровых парней, что суетились возле них.
   - Грузите их в багажник, и сматываемся отсюда! - приказал кто-то, но тут ожила Анжела.
   Один улегся плашмя от разворота, а второго она вырубила в прыжке прямым ударом ногой, но тут что-то твердое и холодное уперлось в висок дрожащей Яне.
   - Угомонись, акселератка, а то у твоей подруги мозгов уменьшиться! - раздался голос, и Анжела замерла.
   - Ну, что вы уставились, уроды? - заорал тот же голос. - Вырубите рокершу и грузите их в джип!
   Вдруг визгнули еще одни тормоза и из потрепанного "жигуленка" выскочил знакомый Яне уже парень. Руки его были заняты пистолетами с удлиненными стволами.
   - Пригнитесь, - тихо сказал он, Анжеле и Яна почувствовала, как угроза ее жизни рухнула на асфальт, в агонии дернув ногой.
   Еще несколько сухих щелчков и все было закончено. Парень молча осмотрел тела и повернулся к девушкам.
   - Вы целы?
   - Мы-то да, что не скажешь о моей машине, - вздохнула Анжела, вытирая кровь с лица.
   - Будет лучше, если вы сейчас исчезните отсюда, - предложил парень, заметив что-то вдалеке.
   - А откуда мы знаем, что тебе можно доверять? - спросила Анжела, забирая из "бмв" все свои личные вещи.
   - Можете мне, Анжела, доверять - я ваш друг, - заверил парень, помогая Яне сесть в салон своей машины.
   - А кто тебя знает? Может, ты сейчас отвезешь нас неизвестно куда - изнасиловав, убьешь и закопаешь где-то в лесополосе, а?
   - Анжелка, он же только что спас нас от этих уродов! - воскликнула Яна, наконец, очнувшись от столбняка.
   - Мне, наоборот, приказано охранять и оберегать вас двоих.
   - Кем приказано? - прищурила глаза Анжела, а у самой голова начала не на шутку раскалываться от жуткой боли.
   - Нет времени здесь просто так стоять, пытаясь создать, еще кучу проблемных ситуаций! - сказал парень, начиная потихоньку терять терпение. Его предупреждали об этом, но он не думал, что оно будет так сложно. - Девушки, сюда идет подкрепление!
   - А как же моя "бэха"?
   - Я потом договорюсь. Поехали...
   Первые несколько минут они ехали молча. Парень постоянно поглядывал в зеркала, но скорость не снижал. Яна на заднем сидение приходила в себя. А когда Анжела почувствовала, что боль в голове начала притихать и сразу же возобновила свой допрос.
   - Я так и не расслышала, кто приказал тебя, нас охранять?
   - Один хороший человек, которому очень дороги ваши жизни.
   - Конкретнее можно? - Анжела снова почувствовала резкий прилив боли, но уже теперь в ступне ноги - значит, хорошо вложила силу в удар.
   - У меня нет никаких полномочий на этот счет, - видно парень и впрямь не собирался ничего говорить об этом.
   - А если я тебе сейчас руку сломаю? - поинтересовалась Анжела.
   - Анжела! - удивлено воскликнула Яна. - Как ты можешь?
   - Извините, Анжела, но здесь у вас ничего не получиться, - еле заметно улыбнулся парень. - Во-первых: весовая категория, а во-вторых - я натренирован куда более лучше и профессиональнее чем вы.
   - Ладно, профессионал, ничего не хочешь говорить - не говори. Но, а вот куда ты нас сейчас везешь - ответить хоть можешь? Аль нет и на это полномочий?
   - Я отвожу вас домой.
   - А сам ты останешься возле подъезда до утра? - ухмыльнулась Анжела. - Или это так же не обсуждается?
   - У меня на это есть особые распоряжения, - сухо ответил парень.
   - Смотрите, какой у нас тут он скрытный! - хмыкнула Анжела и удобнее растянулась на сидении с еле заметным дрожанием пальцев и подкурила сигарету.
   Шок медленно отпускал девушку, но вместо него пришла страшная усталость и подозрительная угроза со стороны всего и всех. Такой расклад дел Анжелу совершенно не радовал. Ко всему этому добавилась так же невыносимая боль левой лодыжки. Видно дубовая у того кренделя была голова.
   Подталкивая каким-то внутренним тревожным чувством, Анжела выхватила сотовый и набрала номер.
   - Мама, у нас дома все спокойно? - стараясь говорить ровным голосом, спросила Анжела, когда ей ответили. - Нет, у нас то же все нормально, если не считать того, что мы с Яной попали в аварию. Да, нет ничего страшного! Колесо пробили, а машину занесло. Уже едим домой.... На такси... Мать, я тебе говорю, что все у нас в порядке! Сейчас будем.
   - Что там? - спросила Яна.
   - Вроде бы все хорошо, но что-то мне подсказывает, что как раз и не все хорошо. Если не в самом доме, то где-то вокруг него.
   - Я проверю, - обозвался парень.
   - Тебя звать-то хоть как, телохранитель, ты наш? - поинтересовалась Анжела, закурив вторую сигарету.
   - Можно просто - Тимур, - ответил тот после небольшой паузы.
   - А если не просто, то как?
   Но парень промолчал, и Анжела решила пока его не терроризировать. От него веяло такой уверенностью и тихим спокойствием, что на сегодня и всего произошедшего вполне достаточно. А пока он будет рядом, то возможно может быть можно вздохнуть спокойно, но звонок Нику придется сделать. Подосланный телохранитель неизвестно от кого - это хорошо, но чем решиться эта возникшая проблема неизвестно так же от кого, как можно быстрее, тем лучше.
   - Но нам здесь налево! - воскликнула Яна, все это время внимательно смотревшая по сторонам.
   - Я знаю, - коротко ответил Тимур, но после добавил. - Через парадный въезд сейчас глупо появляться. Заедем в объезд, а то вдруг вас там уже ждут?
   - Ну, успокоил! - усмехнулась Анжела. - Я уже-то подумала, что на сегодня, пожалуй, и все.
   Трельнул телефон.
   - Да? - ответил Тимур. - Да.... Да... Они со мной.... Да.... Да... Хорошо.
   - Шеф твой звонил? - снова поинтересовалась Анжела, заглядывая парню в глаза.
   - Да, но сейчас больше ни слова, пока вы не окажитесь в своей квартире без всяких там лишних происшествий. Договорились?
   - Как скажешь, телохранитель, - хмыкнула Анжела, чувствуя, что ее немного и с ней случиться истерика.
   Но приятное ощущение теплой ладони Яны у себя на плече привело ее в нормальное состояние. Девчонка не потеряла хладнокровности в череде этих неожиданно бурных событий. Может в силу своего духа, а может от неполного осознания происходящего.
   Тимур выключил фары, и метр за метром медленно приближался к углу их дома. Двор был ярко залит светом фонарей, просматривая со всех сторон и, как бы, ничего подозрительного не вызывало, но Тимур все же проехав еще несколько метров, и заглушил двигатель.
   Теперь он, словно, хищник на охоте, каждый миллиметр пространства внимательно ощупывал своим пронзительным взглядом. Ничего не ускользнуло от его взора и чтобы ему не мешать - девчонки старались даже и не дышать. Для них все выглядело, как и всегда - пустынный ночной двор на фоне мирно спящих домов. Не удивительно же - третий час ночи! Но когда Тимур тихо высказал результаты своих наблюдений, то они лишь только переглянулись и сдвинули плечами.
   - В четвертой слева серой "шестерке" парочка занимается тем, что принято делать дома в постели. Их мы можем процентов на семьдесят, пока исключить из ряда подозреваемых, но, а вот следующая парочка, так же мирно затягивающаяся сигаретами уже вызывает недетские сомнения на счет их дружелюбного настроения.
   - Где? - прошептала Анжела, напрягая зрение, но тщетно - она и занимающихся любовью не могла разглядеть.
   - Темно-зеленая "девятка" седьмая слева, - но и это ничем не помогло девушке, разве что вызвало боль и круги в глазах от усердного напряжения.
   - Будем прорываться, - Тимур проверил свои пистолеты с навинченными глушителями. - Может быть, они ждут и не вас или воще никого не ждут, но я хочу, чтобы эти двадцать метров до подъезда вы прошли спокойно и так же без происшествий оказались у себя в квартире. Поэтому собирайтесь и по моей команде, как можно быстрее двигайтесь к подъезду, - и он бесшумно выскользнул из машины и растворился в темноте.
   - Эй, а какой сигнал? - шепотом крикнула ему вслед Анжела, но было уже поздно. - Ты это видела?
   - Что с твоей ногой? - с тревогой спросила Яна видя, как Анжела с гримасой боли осторожно выбралась из машины.
   - Пока не знаю, но ни это главное сейчас, а ждать и гадать какой наш телохранитель подаст нам сигнал.
   И тут же в ответ вмиг одновременно погасли все фонари, и двор погрузился в непроглядный мрак.
   - Вот этот сигнал! - радостно шепнула на ухо Анжела подруге. - Вперед!
   Чувствуя за собой дыхание Яны, девушка в два счета преодолела разделяющее их расстояние между машиной и подъездом.
   - Ну, ты как? - задыхаясь от боли в ноге, тихо спросила она Яну.
   - Вроде живая, - так же тихо ответила та.
   - У вас тут код на двери, - уже совсем тихо прозвучал голос Тимура и его, еле заметная, фигура отделилась от стены.
   - Тьфу, ты - черт из табакерки! - почти теряя сознание, выдохнула Анжела. - Как же ты нас напугал!
   - Извините, но все же, какой код?
   - 186-ть. Но, как тебе удалось отключить свет во дворе?
   - Это уже не важно. Главное, что это сработало. Секундочку! - и снова он бесшумно исчез в темном подъезде.
   - Человек-призрак какой-то!
   - А он мне нравиться, - вдруг заявила Яна.
   - Флаг тебе в руки, - слабо улыбнулась в ответ Анжела.
   - Подъезд чист, - опять очень тихо прозвучал голос Тимура из темноты.
   - Нет, меня так скоро Кондратий схватит! - и опять вздрогнула Анжела.
   - Осторожно поднимайтесь, - на этот раз Тимур не стал извиняться. - Я провожу вас до квартиры.
   Сделав несколько шагов по ступенькам и, если бы не Тимур, Анжела почти рухнула от невыносимой боли. Поэтому он молча передал ее сумочку Яне, а Анжелу подхватил на руки и, словно, пушинку пронес, не останавливаясь, все лестничные пролеты прямо к дверям квартиры.
   - Откройте, - попросил он Яну.
   - Было бы благоразумно, Тимур, если бы вы остались сегодня на ночь в этой квартире, а не за ее приделами, - сказала Яна, когда он осторожно, стараясь по-максимуму не шуметь и по-минимуму приносить Анжеле боль, опустил девушку на мягкий небольшой пуфик возле огромного трюмо. - Вечер у нас удался на славу, - продолжала дальше девушка, - а до утра еще времени достаточно. Поэтому мы хотим живыми и у себя дома встретить новый рассвет.
   - Извините, но у меня на это нет никаких полномочий.
   - Соглашайся, Тимур, - отозвалась глухо Анжела. - В этом доме три женщины и два маленьких ребенка, а от меня в данном случае нет никакой пользы. Даже не поможет "винчестер" в шкафу спальни и АКС-74У на кухне, а раз ты наш неожиданно приятный телохранитель, то хранить наши тела тебе предстоит сегодня по месту их пребывания. Завтра утром мы эту проблему разрешим, а сейчас Яна покажет тебе квартиру.
   - Уговорили, я согласен, - сдался Тимур у, которого, при упоминании о небольшом арсенале оружия вызвало небольшую одобрительную улыбку, - но вначале я осмотрю вашу ногу, Анжела...

Глава девятая

Телохранитель.

  
   Николай долго с кем-то разговаривал по телефону. Беседа была жаркой. Анжела, лежа в постели с туго перебинтованной ногой от ступни до колена, видела, как он отчаянно жестикулировал рукой, меряя их балкон медленными шагами.
   Проснувшись недавно, она еще мало понимала происходящее, а тем более случившиеся вчера имело много пробелов в памяти. Но пока непонятно откуда здесь взялся Николай Обухов, который в это время должен быть за шестьсот километров отсюда.
   Повернув голову, девушка услышала тихое пыхтение где-то рядом на полу возле своей кровати.
   - Кто здесь? - осипшим голосом спросила она.
   - Мама! - раздался в ответ радостный голос сына и тут же неугомонный комочек вмиг оказался возле нее. Не выпуская из рук какую-то игрушку, он чмокнул ее в щеку и крепко обнял за шею.
   - Ты меня охраняешь? - улыбнулась ему Анжела, обнимая в ответ свободной рукой.
   - Да, мама. Тётя Яна меня долго к тебе не пускала, но я все же ее уговорил.
   - Моё ты золото! А где сейчас тётя Яна?
   - Они с бабушкой готовят завтрак. Ведь дядя Коля так неожиданно приехал и весь такой нервный и злой.
   - Нервный и злой говоришь? А кто ее приехал, кроме дяди Коли?
   - А дядя Кирилл и с ними еще другие, но их я не знаю.
   - Их что так много?
   - Еще три каких-то дядька и они все время сидят и молчат.
   - Хорошо, солнце, позови мне сюда тётю Яну.
   Не успел ребенок закрыть за собой даже дверь, как через секунду сама Яна появилась в комнате.
   - Привет! Ну, как ты?
   - Да, вроде бы в порядке. Лодыжка, правда, немного побаливает, а так - ничего.
   - У тебя ночью начался сильный жар, а все оттого, что ты вывихнула ногу. Но ты знаешь, а Тимур просто находка, Анжелка!
   - В каком смысле?
   - Он легко вправил тебе лодыжку. Сделал вот эту перевязку и, когда ты потеряла сознание, то что-то уколол тебе в плече. Жар, я тебе говорю, как рукой сняло, и ты спокойно уснула.
   - И где он сейчас? - приподнялась на локтях Анжела и села, на постели разминая суставы и мышцы шеи.
   - Не знаю. Я под утро уснула, а, открыв глаза, то его уже не было. Так его прикинь, не видела и не слышала и мама Надя.
   - Ладно, я больше чем уверена, что он где-то поблизости. Ты мне лучше скажи, а откуда здесь появился Ники с Лысым?
   - Но ты же сама позвонила ему ночью и рассказала все о нападении. Они здесь уже, наверно, с часа два. Ники с трубы не слазит. Обзванивает всех и везде!
   - Это хорошо, - кивнула Анжела и, если Ники так разошелся, то значит, все сферы будут задействованы - от МВД и до различных бандитских группировок. - Помоги мне.
   Закутавшись в халат, и с поддержкой Яны, Анжела хромая медленно покинула свою комнату.
   - О, какие люди! - радостно воскликнул Кирилл, обнимая ее. Трое крепких парней молча кивнули, поднявшись с ее появлением. - Ну и угораздило тебя, мать, опять вляпаться в говно! Покой нам только сниться, а?
   - И я тебя очень рада видеть, - похлопав его по спине, ответила Анжела. - Что-то уже известно?
   - Все вопросы к Нику, - кивнул в сторону балкона Кирилл. - Он сегодня за старшего.
   - Хорошо. Яна, займи наших гостей, а я выйду на пару минут на балкон. Заодно глотну свежего воздуха и покурю.
   - А кушать, дочка? - взволновано спросила мать. Она, видно, была не в курсе всего происходящего, что и хорошо.
   - Потом, мама. Сначала дела, а обед по-расписании.
   - Какие дела на голодный желудок?
   Но Анжела уже вышла. Закурив первую на сегодня сигарету, девушка сильнее закуталась в халат и присела на откидной стульчик. На улице было немного сыровато и зябко, но не для Ники - лицо у него было во всю покрыто капельками пота. Разговор действительно был жарким.
   - .. Да, мне глубоко насрать, как вы будете там действовать! - почти орал он в телефон. - Меня больше беспокоит, сколько это займет времени! Да, согласен, - обернувшись, он, наконец, заметил Анжелу и подмигнул ей. - Короче, Барон, я рассчитываю на вашу помощь. Удачи!
   - Привет, малыш, - обнял Анжелу Ники. - Как ты?
   - Хреново, брат, - вздохнула девушка. - Скажи мне, Ники, за что мне это все? Почему я не могу просто жить, как все люди?
   - Потому что ты, Анжела, не простой нормальный человек, а ты имеешь определенную ступеньку в обществе. Поэтому, как простая смертная, тебе не жить и так же просто не умереть.
   - Спасибо, мил человек, на добром слове. Кто, как не ты, может так легко успокоить.
   - Да, ладно тебе! Лучше расскажи-ка мне, что это за фрукт такой этот Тимур?
   - Да я и сама познакомилась с ним вчера вечером, когда он нас спас там на дороге.
   - А раньше?
   - Уже Яна доложила? - усмехнулась Анжела, принимая горячий кофе из рук матери. - Спасибо, мама, - и подождав, когда она закрыла за собой балконную дверь, продолжила. - А раньше, Ники, он просто придерживался дистанции.
   - Хорошо. Как ты думаешь, кто он и на кого он работает?
   - Без понятия, Ники. Могу лишь сказать, что профессионал высшего класса, а значит и хозяин у него так же человек совсем немаленький.
   - Опиши.
   - Среднего роста. Под метр восемьдесят. Не качек, но жилистый и сила в руках хорошо чувствуется. Ведь поднял меня по ступенькам в квартиру и ничуточку не запыхался. Лицо обычное - не урод, но и не супер красавчик. Короче, малоприметный. Волосы короткие, но не спортивная стрижка. Пусть его тебе Яна опишет лучше. Он ей понравился.
   - Ладно, - кивнул Николай. - О Тимуре этом мы поговорим позже, когда появляться хоть какие-то справочки о нем. Теперь меня интересует тот, кто за ним стоит.
   - Вот и интересуйся этим! - погасила окурок Анжела. - А я уже устала. У меня запланировано несколько концертов и я их с ребятами отыграем в любом случае. Это не голос - петь и играть я смогу и сидя на стульчике.
   - А тебе не кажется это опасным? Ведь кто-то звонит тебе, угрожая, потом расстреливают твою машину. Кстати, о вчерашней перестрелке у ментов ничего нет. На дороге только следы от шин и битое стекло. А ни тел и машин нет. Как тебе это?
   - А хрен его знает? Этот Тимур обещал позаботиться о моем "бмв". Возможно, что он работает и не один на самом деле. Прикинь, тут вокруг меня суетится целая бригада незаметных "профи" вооруженная, как всякими там "пукалками", так и всяческой аппаратурой. А ты знаешь, Ники, мне что-то не очень-то и нравиться такая жизнь под колпаком.
   - Не говно вопрос - разберемся!
   - То-то! И желательно, чем быстрее, тем лучше. Понимаешь, тётя устала...
   - Не волнуйся, малыш, дядя тебя в обиду не даст, - обнял Ники девушку. - Я для этого специально трех добрых молодцев привез. Будут блюсти порядок и следить, чтобы ты и твои близкие спали спокойно.
   - Значит, на горшок теперь с удовольствием не сходишь, - вздохнула Анжела. - Придется заделаться невидимкой, - парень в удивлении приподнял бровь. - Слушай, Ники, а зачем мне так много охраны? Забирай своих гавриков обратно.
   - То есть?
   - У меня уже есть один телохранитель - Тимур. И кто бы он не был, но парень себя уже показал и мне этого достаточно.
   - Лады, но если что - звони.
   - Не говно вопрос, - улыбнулась Анжела, обнимая своего друга.
  
  
   Когда тишина. Когда не хочется спать,
   Когда среди ночи к тебе приходит печаль.
   Ты смотришь на звезды. Ты продолжаешь мечтать -
   В твоих глазах застыла слеза.
   Ты больше не веришь. Ты больше не ждешь,
   Тебе не нужен никто. Ты прячешь взгляд,
   Но ведь скоро это все пройдет -
   Ты должна сама сделать первый шаг.
  
   Ведь ветер попал в паруса
   И твой корабль несет по волнам.
   Позади остался жизни штиль -
   Ты еще сможешь не раз полюбить.
   Ведь ветер попал в паруса -
   Позади осталась печаль земли.
   Он избавит тебя от тоски
   И подымет на гребень волны.
  
   Улыбнется солнце. Скажет - "Привет!"
   Зайдет в дом. Сожжет пыль на стекле.
   Что может быть лучше за рассвет
   И за пойманную радость в руке?
   Пусть будет трудно поверить в себя,
   Пусть будет трудно решиться на шаг,
   Но когда по утрам открывая глаза -
   Ты видишь то, что добилась сама...
  
   Ведь ветер попал в паруса
   И твой корабль несет по волнам.
   Позади остался жизни штиль -
   Ты еще сможешь не раз полюбить.
   Ведь ветер попал в паруса -
   Позади осталась печаль земли.
   Он избавит тебя от тоски
   И подымет на гребень волны.
  
  
   - ... Скажите, Анжела, а ваша новая вокалистка Яна - это какой-то эксперимент или вы просто готовите себе классическую замену?
   Конференц-зал был забит журналистами до отказа. Щелкали фотовспышки и шуршали бумаги. За столом в самом центре расположились Яна, Анжела и Стас - у них, троих всех, был какой-то усталый вид.
   Пресса была собрана неслучайно. Несколько радиостанций были завалены sms-и и разорваны звонками, когда на последнем, на днях, концерте, почти в самом начале у Анжелы снова сорвался голос, и всю концертную программу группа отработала исключительно на феноменальных способностях Яны. Ведь она несколько несложных партий выдала в точности голосом Анжелы, а ставший хитом песню "Птицы" - народ просил спеть несколько раз за вечер концерта.
   - Наша Яна - это тот человек, который рождается специально для сцены, - хрипела Анжела. - Взяв ее к себе в команду, мы преследуем лишь одну цель - дать возможность ей полностью раскрыться и показать, на что она может, на самом деле способна. В этом человеке спрятан огромный потенциал. Это все и не более.
   - Анжела, ее такой вопрос. За последний прошедший месяц, вы отменили восемь ваших концертов, а еще одиннадцать были практически сорваны по вине вашего здоровья. Вы не думали, Анжела, что возможно пришло время вам немного прекратить концертную деятельность и заняться собой?
   - Возможно, вы частично и правы, - закурила Анжела, - но это будет решаться в кругу нашей команды.
   - А я хочу добавить, что если даже Анжела примет вердикт врачей, то команда не разбежится в разные стороны, - сказал Стас. - Возможно, мы за этот период снимем парочку каких-то видеоклипов.
   - Не говори ничего о врачах, - тихо произнесла Анжела, прикрыв микрофон рукой. - А то завтра увидишь в газетах заголовки, что меня подкосили наркота и водяра с сигаретами.
   - Не дрейф, - так же тихо ответил ей Стас, а сам продолжил. - Хотя совсем недавно и вышел новый наш альбом, но много осталось совершенно не использованного материала. Вот нам и будет чем заняться.
   - А скажите, Анжела, у вас со здоровьем так насколько серьезно?
   - Я же говорила! - зашипела она на Стаса. - Ничего такого чтобы меня уже можно было списывать со счета, - и улыбнулась своей обворожительной улыбкой.
   - Вопрос Яне! - раздался возглас, где-то из глубины зала и девушка от неожиданности встрепенулась. - Ходят много уже слухов вашему появлению, но скажите, Яна, а кто вам на самом деле приходиться Анжела Муратова?
   - Анжела... - замешкалась Яна, косясь на нее. - Анжела моя лучшая подруга, а еще она моя старшая сестра...
   - Прелестно, - снова тихо вздохнула Анжела, прикрыв глаза.
   Они вышли на крыльцо, прикрыв глаза от яркого солнца. Журналисты разошлись еще с час назад, а ребята еще долго спорили между собой. В особенности Анжела со Стасом. Тот настаивал, что пришло время показаться на самом деле врачу - на что Анжела долго не соглашалась, но в итоге он ее уговорил. Правда, посещения доктора Анжела перенесла на следующий день.
   - Куда сейчас? - спросил Стас.
   - Не знаю, - снова закурила Анжела. - Я бы такая чтобы прогуляться немного.
   - В одиночестве? - даже как-то напрягся весь Стас.
   - Я пойду с ней, - сразу же встряла Яна.
   - Нет, вас двоих уже опасно отпускать, - не согласился Стас. - Давайте лучше я вас домой отвезу на своей машине.
   - Да, не волнуйся ты так, Стас! Здесь где-то поблизости должен быть Тимур.
   - А если его нет?
   - Тогда я войду в историю рок-н-ролла, как настоящая легенда, которая не изменила своим принципам и ушла молодой из своей нелегкой жизни.
   - Дура какая-то!
   На что Анжела лишь искренне рассмеялась и потрепала его за волосы.
   - Езжай, если что - связь присутствует.
   - "Присутствует!" - передразнил ее Стас, но девушка еже пошла. - Догоняй, и смотрите в оба, - приказал он Яне.
   - Как скажите, сэр!
   Несколько минут Стас раздумывал, как ему поступить - ехать домой или понаблюдать за девушками, как вдруг обратил внимание на молодого парня, который в точности подходил на описание Яны об их спасителе.
   Парень поднял ворот куртки и, проходя мимо Стаса, поравнявшись с ним, тихо и быстро проговорил:
   - Сделайте вид, что мы не знакомы и можете ехать, а за девушками я присмотрю.
   И он пошел себе спокойно дальше, а Стас, стараясь не смотреть ему вслед, сел в свою машину и перевел дыхание.
   Они шли, молча, взявшись под руки. День оказался солнечным и теплым. Не хотелось думать ни о каких проблемах, а просто наслаждаться жизнью. Задержавшись возле киоска, где купили себе по банке пива они, проложили путь дальше.
   - Может, чё-нибудь перекусим? - спросила Анжела, когда они проходили мимо какого-то более-менее приличного с виду кафе-бара.
   - А почему бы и нет? - согласилась Яна и первой перешагнула порог. - А здесь уютно...
   Тихая музыка и почти пустой зал кафе ничего плохого не предвещало, но Яна все равно внимательно осматривала каждого посетителя с головы до ног. Для этого уже есть веские причины, да и привыкла исполнять наставления старших, а Николая Обухова она уважала. Этот человек внушал ей большое, просто огромное доверие, а тем более он единственный из всех людей, которые, имея такой авторитет, относился к ней, как к себе равной. Она уже знала всю историю, немного от Стаса, немного от самой Анжелы - о том, кто такой на самом деле Николай и кем когда-то был Игорь Курхан. Поэтому, если Ники попросил присматривать за ее не полностью поправившейся Анжелой, так что она и старается. Для этого он дал ей еще и телефон с прямым номером набора с выходом на него. Стоит ей, нажать лишь одну кнопку и Николай будет знать, что у них произошло ЧП.
   Уминая двойную порцию пельменей, Анжела выражала полное безразличие ко всему. Ее отсутствующий взгляд блуждал по залу, но Яна все равно замечала мимолетный блеск в ее глазах, когда девушка посматривала на входную дверь и на прибывающих посетителей. Анжела, так же, не давала себе полностью расслабиться.
   - Послезавтра у нас концерт, Яна, - сказала Анжела через некоторое время, - и у меня возникла мысль! Мы его отыграем и укатим куда-нибудь в теплые края, поближе к морю. Нужно немного развеяться. Ты согласна?
   - Ты думаешь, это поможет? - ответила вопросом на вопрос Яна, а сама занервничала, видя троих бритых наголо парней, которые внимательно осмотрели их и, зашептавшись, сели недалеко за столик, заказав пива.
   - Когда жизнь ломает все твои планы, то нужно срочно эти планы менять. Иначе русло жизни повернет вспять. Поверь, это уже проверенный и пройденный этап.
   - Как это грустно, - вздохнула Яна, а сама нащупала в кармане телефон.
   - "Нет печальнее повести на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте", - вдруг неожиданно проговорила Анжела и добавила. - Если этот козел подойдет к нам и заговорит, то я ему сломаю, например, руку.
   - Здрастье, чувихи! - поздоровался парень и с развязанным видом опустился рядом за их столик. - Я тут пришел познакомиться с вами и пригласить, к нам выпить.
   - Слышь, приятель, - тихо произнесла Анжела, наклоняясь к столу. - Подымай свой зад - на стовосемьдесят разворот и брысь отсюда!
   - Ого! - воскликнула про себя Яна, и от страха вжалась в стул, еще сильнее вцепившись в сотовый телефон.
   - Я чего-то не понял, соска, ты мне грубишь, что ли? - парень изобразил удивление на своем тупом лице.
   - Следи за базаром, бык недоделанный, - еще тише сказала Анжела, вынуждая его, таким образом, еще ниже склониться над столом, перенося весь свой вес на руки. - И чтобы это не показалось тебе еще грубее, то отвали по-хорошему. А если твои куриные мозги не догоняют, то объясню - мы отдыхаем сами и такие, как ты - нас не интересуют. Усек, мальчик?
   - Ты считаешь себя крутой, а? - злобно зашипел парень. - Или ты просто не знаешь, кто я и мои друзья? Так я тебе объясню, коза драная!
   Тут же раздался звон битой посуды - парень потерял равновесие после приема Анжелы и всем телом рухнул на стол.
   Яна с ужасом вскочила, попятившись назад, а Анжела наоборот - медленно поднялась, внимательно следя за приближающими дружками неудачника, который со стонами пытался вытащить осколки стекла из своего лица, сидя уже на полу возле стола.
   - Ну и что теперь? - спросила Яна вытаскивая сотовый. Ведь Анжела еще хромала слегка после аварии.
   Ответить Анжела не успела. В помещение кафе беззвучной кошкой проскользнул Тимур и еще два тела в отключенном состоянии мешками оказались на полу.
   - Граждане обедающие! - повернулся Тимур к посетителям. - Ничего существенного не произошло. Виновники беспредела наказаны. Вы можете дальше спокойно поглощать свои горячие пельмени. Девочка все уберет, а мы уже ушли, - и, бросив деньги на стол, увел девушек из кафе.
   - Ты все время был рядом, да? - спокойно спросила Анжела его, закуривая, словно ничего только что и не произошло.
   - Частично, - ответил Тимур. - Я отвезу вас домой.
   - А может, еще просто прогуляемся, но уже втроем?
   - Достаточно... Секундочку, - Тимур достал сотовый. - Да? Я рядом... Хорошо, я понял.
   - Милые девушки, - Тимур спрятал телефон, - к сожалению, я должен вас покинуть и поэтому за все время моего отсутствия вы обязаны находиться у себя дома. Договорись?
   - Вот как?! - удивилась Анжела его приказному голосу.
   - Когда можно будет выйти, то я перезвоню. А сейчас прошу ехать прямиком домой. Я все потом объясню.
   - А у тебя, что и номера всех наших телефонов есть? - удивлено хмыкнула Анжела, когда он тормознул такси.
   - Представьте себе, что да! - не изменился тон его голоса. - Садитесь!
   - Как прикажите, господин телохранитель! - откозырнула ему Анжела, садясь в машину.
   Тимур провел взглядом удаляющуюся машину и набрал номер.
   - Я освободился. Куда подъехать?
   Даже в этот пасмурный вечер рынок гудел от покупателей. Кто-то с работы, а кто-то на работу и все хотели что-то купить. А кто-то пришел, чтобы просто поскандалить и выплеснуть свою негативную энергию на продавцов. Но, так или иначе, а посетителей на этом рынке прибавилось еще на несколько человек.
   На свободное место, на стоянке тихо урча мощными двигателями, вкатило три черных огромных внедорожника. Парковщик хотел, было бы к ним подойти, но увидя появившихся спортивных парней в черной коже, которые даже и не прятали свое оружие, то сразу же сделал вид, что их не заметил.
   Впереди шел, слегка хромая, седоватый мужчина в черных очках и в длинном кожаном плаще с высоко поднятым воротом. Рядом, простреливая глазами всяческое подозрительное движение, твердым шагом шагал Тимур. Еще с полтора десятка парней, держа стволы ручных армейских пулеметов в стороны, выстроились в две колоны, двигались следом за ними.
   От них шарахались, как от чумы, быстренько уступая дорогу. Даже местные наглые охранники и те, отводили глаза, стараясь исчезнуть с виду зная, что любое их движение может закончиться для них же очень плачевно.
   Пройдя через все здание центрального рынка, они направились вверх по лестнице, где на втором этаже находились административные кабинеты и офисы. Здесь им наконец-то преградили путь два здоровенных амбала, но тут же улеглись без сознания на пол после незаметных движений Тимура.
   Дверь с надписью "Директор" широко распахнулась от удара и Тимур, пропуская вперед своего хромого босса, вошел, следом достав два автоматических пистолета с навинченными глушителями. Остальные парни рассредоточились на этаже, занимая удобные позиции. В каждом из них чувствовалась многолетняя военная подготовка и многочасовые тренировки - ничего лишнего в движениях - все, как на настоящих боевых операциях.
   Грузный, средних лет и внешности кавказкой национальности мужчина быстро вскочил из-за своего стола, но под дулом пистолета Тимура, медленно опустился на место, нервно задергав щекой. Двое его телохранителей, игравших до этого в нарды в стороне, так и застыли в тех же позах, но уже с дырочками в головах.
   - Здравствуй, Сакко, - тихо произнес вошедший, опускаясь на стул. - Рад тебя видеть снова, генацвале.
   - Чего я не могу сказать в ответ, Курхан, - ответил тот, не спуская глаз с Тимура.
   - Что ж, извини, за своих ребят, но согласись - слишком медленная охрана - это стопроцентная гарантия своей смерти.
   - Зато у тебя телохранитель уж довольно таки прыткий до безобразия!
   - Поэтому я до сих пор и жив, - вздохнул он, проведя пальцами по затянувшемуся шраме на щеке. - Но я пришел поговорить, Сакко, не об этом.
   - Я тебя внимательно слушаю и, надеюсь, что ты сразу же и уйдешь, - он бросил печальный взгляд на своих остывающих телохранителей.
   - Конечно же, уйду, Сакко, но это будет зависеть все от твоих ответов, и чаи здесь распивать не собираюсь. Короче! - незаметным движением он достал сигарету и, подкурив от серебряной зажигалки, продолжил. - Какие у тебя интересы в шоу-бизнесе?
   - Извини, Курхан, но ты здесь что-то путаешь - моя специализация - торговля! - воскликнул Сакко. - Для меня шоу-бизнес - это темный лес!
   - Хорошо, Сакко, я по глазам вижу, что ты не врешь. Значит, кто-то из твоей родни всунул не туда свой грязный пятак, а?
   - За делами своих сородичей я не слежу, Курхан. У нас условие - не вмешиваться в дела друг друга, а в чем проблема?
   - Пусть так, Сакко, но проблема проста - кто-то из твоих разинул, хавало не на свое и, тем более - был брошен камень в мой огород! Я хочу знать кто эта падло, потому что пошел полный беспредел. Может, просветишь?
   - Курхан, я тебе мамой клянусь ну, я просто физически не знаю, о чем ты ведешь базар!
   - Ты свою маму, Сакко, сюда не вмешивай. Она, как раз тут и ни при чем, а вот мужские представители твоего рода здесь наследили.
   - Может, все-таки объяснишь, Курхан, в чем я провинился?
   - Ладно, Сакко, я даю тебе ровно двадцать четыре часа, чтобы ты сам все уладил и предоставил мне моего обидчика или я начну вас всех поодиночке топить в канализации. Еще раз прими мои извинения за своих парней и займись всем выше сказанным.
   - Подожди, Курхан, - приподнялся Сакко над столом и молитвенно сложил ладони. - Может, просветишь меня из-за чего это все?
   - Не из-за чего, а из-за кого, - поправил его тот. - Ее зовут Анжела Муратова. Запомни, - и кивнул Тимуру на выход.
   - Шеф, может и его? - спросил Тимур, когда они покинули кабинет.
   - Нет, Тими, он мне нужен живой, - покачал он головой. - Возможно, мы и погорячились только что и никто с окружения Сакко, к этому никакого не имеет дела, но слух пройдет, а это значит, что виновный проявит себя в самое ближайшее время.
   - А что мне конкретно делать?
   - Следи за девчонками. Не подпускай никого чужого и в случае чего - можешь мочить этих уродов.
   - Все будет тихо и спокойно.
   - Да, Тими, еще одно, - он повернулся к Тимуру и тот увидел, как потеплело суровое лицо шефа и блеснули искорками жизни его глаза. - Начинай постепенно подготавливать ее к встречи со мной.
   - Она знает?
   - Да, но тогда я не был готов, а сейчас уже думаю - не поздно ли?
   - Нет, шеф. Она ждет эту встречу. Я уверен, что Анжела все поймет и простит. Она очень мудрая женщина и, к тому же, очень добрая. Хотя бы взять тот случай с Яной.
   - Поживем - увидим, Тими, поживем - увидим...

Глава десятая

Билет в темноту

  
  
   - ... По реке плывет кирпич, деревянный, как стекло. Ну и пусть себе плывет - нам не нужен пенопласт, - тихонько себе под нос уже с битых часа три напевала Яна, щелкая клавишами ноутбука.
   Сидящая рядом Анжела с книгой в руках изредка вздыхала, качая головой, когда Яна заводила по-новому свою песню. Тяжело слушать эту несуразицу от человека сидящего рядом в наушниках и поющего, по его мнению, очень тихо и мелодично.
   Сегодня у них очередной концерт в их любимом столичном Дворце культуры, где они решили сыграть по-своему обновленную программу - совместное пение Анжелы и Яны. В студии на репетициях получилось здорово и проходило все на ура. Теперь это нужно попробовать предоставить своей аудитории. До концерта оставалось ее с часов шесть и поэтому девушки просто отдыхали, занимаясь своими делами, когда их ребята в это время во всю трудились сейчас во Дворце, готовясь к выступлению.
   - Может, уже достаточно? - наконец не выдержала Анжела не в силах больше терпеть такое издевательство.
   - Ты что-то говорила? - оторвалась от монитора Яна, снимая наушники.
   - Заканчивай бубнить тарабарщину, - вздохнула Анжела поднимаясь. - Пора уже собираться на концерт.
   В это время зазвонил телефон Анжелы, и девушка сняла трубку.
   - Анжела - это Тимур, - раздался знакомый голос. - Ваша машина возле дома на пятачке. Ключи в бардачке, - и пошли короткие гудки.
   - Кто звонил? - спросила Яна видя, как мелькнуло удивление у подруги на лице.
   - Тимур машину мою пригнал, - ответила она и подошла к окну. - Вот она моя красавица! - восхищено воскликнула Анжела.
   "Бмв" сверкал новой покраской в ярких лучах солнца, как только что, словно с завода. На нем не было ни единого изъяна или следов недавнего происшествия. Если бы не нога у Анжелы, да и воспоминания, то можно было сказать, что ничего и не было.
   - Это событие нужно в срочном порядке обкатать! - Анжела, не скрывала свою радость. - Собирайся, прокатимся по городу.
   - Моя ты ласточка, - погладила Анжела машину по кузову.
   Двигатель тихо заурчал от поворота ключа и так же бесшумно "бмв" легко тронулся с места. Анжела удобно расположилась в кресле и добавила оборотов - машина плавно набрала скорость и понеслась по трассе.
   Снова зазвонил телефон.
   - Я вижу, машина вам понравилась, Анжела? - спросил Тимур.
   - Да, я просто в восторге! Она ведет себя намного лучше, чем до аварии. Что ты с ней сделал?
   - Она побывала в руках профессионала, а этот человек может из любого говна сделать конфетку. Извините, конечно, за выражение.
   - Тогда передай этому человеку от меня самую большую человеческую благодарность.
   - Ему это будет приятно. Тем более что ему самому нравятся многие ваши песни.
   - О, это и мне приятно. Кстати, Тимур, а где ты сам сейчас?
   - Можете меня не искать, - хмыкнул он. - Я еду позади вас через одну машину в серой "ауди" 80-й модели.
   Анжела взглянула в зеркало и Тимур, словно, почувствовав это - мигнул ей фарами.
   - Твой друг нас сопровождает, - улыбнувшись, сказала Анжела, Яне бросив свой сотовый в карман.
   - Это хорошо, - кивнула та, но какая-то настороженность выдала ее волнение в голосе.
   - Что-то не так?
   - Да. Мне кажется... Мне как-то не по себе, - согласилась Яна. - Такое ощущение, что на тебя кто-то пристально все время смотрит и таким недобрым взглядом, что у меня мурашки идут по коже.
   - Значит, кроме Тимура, нас еще кто-то сопровождает, - серьезно произнесла Анжела, добавив скорости. - Сейчас мы немного попетляем и заодно определим этого умника. Смотри, внимательно, а я предупрежу Тимура.
   "Бмв" стремительно набрал скорость. Анжела вывела машину на объездную скоростную трассу, и ловко обходя идущие впереди автомобили - устремилась вперед. От ее взгляда не ускользнул тот факт, что Тимур предусмотрительно отстал и его "ауди" держался теперь в ста метрах от них.
   Долго ждать не пришлось. Белый "мерин" уверено догнал "бмв" и аккуратно пристроился позади. Его намерения были ясны - он сопровождал девушек, но теперь уже в открытую. "Ауди" Тимура в момент выросла сразу же за "мерином". Он так же не хотел упускать из виду девушек. Тем более что его работа - охранять и беречь порученные ему тела.
   Телефон зазвонил уже неизвестно, в который раз за сегодняшний день.
   - Солнце, это я, - прозвучал голос неожиданно Николая Обухова.
   - Ники? - удивилась девушка. - Вот не ожидала! Чем порадуешь, брат?
   - Есть немного информации для интересного размышления. И она касается нашего телохранителя Тимура.
   - Это действительно интересно! - Анжела не снижая скорости, ушла в поворот. - Мы с ним сейчас как раз пытаемся стряхнуть каких-то козлов с нашего хвоста.
   - Не понял? - изменился тон голоса Николая.
   - Да, пристали какие-то типы на "мерине" к нам минут десять назад. Их Яна вычислила. Так вот они сейчас уперто висят у нас на хвосте, а Тимур наш у них. Короче, в паровозика, одним словом, играем.
   - Смотри, не заиграйтесь, - суровый тон Ника отбил желание у Анжелы говорить о происходящем шутя. - Дай знать ментам об этом и немедленно!
   - Чтобы они меня за превышения скорости отымели? Мы как-то справимся с этим! - отрезала Анжела. - А что ты хотел мне рассказать?
   - За превышения скорости? - голос у Ники выразил массу разных чувств. - Ладно, тогда слушай и запоминай! Тимур Черханов. Отец - казах, а мать - украинка. Родился в Киеве. 33-и года. Служил в десантно-штурмовом батальоне. Имеет приличный послужной список. Кучу наград. Участвовал в конфликтах в составе интернациональных подразделений. Профессионал по ведению боя в городских и ночных условиях. Владеет в совершенстве рукопашными приемами и ловко управляется с холодным оружием. Несколько последних лет был наемником, а потом куда-то с года три назад просто исчез. Что скажешь?
   - А, ничего! Могу заметить лишь одно - этот человек уже несколько раз спасал нам жизни. Да, кстати, что он пытается сделать и сейчас.
   - Анжела, но он профессиональный наемник, черт побери!
   - Мне этот факт мало волнует. Интересно, конечно, кто его нанял нас беречь, но вот это он делает действительно профессионально!
   - Все равно будь осторожна! И, вообще, я хочу, чтобы вы все на какое-то время переехали ко мне. Так мне будет спокойнее, да и вы, окажитесь в безопасности.
   - Хорошо, Ники, я тебе обещаю. Нет, я тебе клянусь, что только мы отыграем сегодня вечером новую программу без всяких там происшествий, то завтра отправимся к тебе. Все равно я планирую на несколько месяцев дать отдохнуть своим связкам.
   - Было бы лучше, если б сейчас, но в ночь выдвигаться нежелательно. Короче, сбрасывайте тех козлов у себя с хвоста и держитесь все время вместе. А за этим телохранителем все равно присматривай. До скорой встречи!
   - Вот так и все - до скорой встречи? - удивилась Яна, когда Анжела быстро пересказала ей разговор с Ником. - А то, что возможно нас замочат, то его это особо ни как не побеспокоило?
   - Да, угомонись ты! - улыбнулась Анжела. - Я, конечно, не Шумахер, но рулить машину люблю не меньше, чем играть на гитаре.
   Она набрала Тимура и, когда он ответил, то быстро проговорила:
   - Тимур, метров через двести будет скоро кольцо. Я ухожу вправо, а ты оттесняй "мерина" и вслед за нами. Там еще дальше увидишь поворот в переулок. Ныряй туда и через дворы мы окажемся возле Двора культуры. Если эти гонщики снова нарисуются, то ты там с ними уже, надеюсь, я разберешься!
   - Ок! Начинайте маневр.
   - Держись, а лучше пристегнись! - бросила она Яне, и девчонка быстро схватила ремень безопасности.
   Анжела, когда осматривала свою машину, то заметила, что ей поставили широкую низкопрофильную резину, а это значит, что "бмв" приобрел хорошую устойчивость для резких поворотов и виражей. Вот именно это она и хотела сейчас проверить на практике.
   Добавив еще немного скорости, девушка пошла на обгон фуры длинномера. "Мерседес" не отставая, продолжал держать прежнюю дистанцию. Чтобы как-то убивать часто приходящую к ней бессонницу Анжела исколесила практически весь город вдоль и поперек. Поэтому она знала очень много хитрых проездов и, как можно быстро попасть, куда надо из любой части города миную пробки в час пик.
   Вот и сейчас она уверенно заканчивала обгон, и только сам тягач оказался позади нее - Анжела рванула "бмв" вперед и тут же немного подрезая фуру, ушла вправо. Не сбавляя скорости, машина пересекла кольцо, а девушка сменила передачу, и они юркнули в выше упомянутый переулок. Сзади послышался страшный визг тормозов и громкий стук от удара да скрежет металла. Что-то ужасное произошло там позади и Анжела с тревогой бросала взгляды в зеркало, но только увидя серую "ауди" у себя позади, то сразу же успокоилась.
   Две иномарки, как по команде, в аккурат остановились одновременно на парковочной стоянке возле Дворца культуры. Обменявшись, приветствующими кивками и дав возможность хорошо прикурить сигарету Анжеле, Тимур, наконец, с восхищением и не скрывая этого, произнес:
   - Ну, вы Анжела, и даете! Никогда еще в жизни не видел, чтобы так женщина управлялась с вождением машины. Примите мои самые искрение восхищения, Анжела!
   - Спасибо, Тимур, я приятно польщена. Ты, пока, единственный, кто оценил по достоинству мои водительские способности, а то Ники все грозит пересадить меня на автобус в качестве пассажира.
   - Но вы же знаете, Анжела, хорошо, что Николай Обухов - человек и по жизни стал очень серьезным.
   - Ты знаешь Ники? - удивилась Анжела. - И давай уже переходи сам на "ты" ко мне, а то, как-то неудобно.
   - Нет, не могу - правила субординации, - мотнул головой он. - А за господина Обухова, то приходилось немало в свое время пересекаться, но вряд ли он меня запомнил. Хотя.... Хотя информация о моей биографии срочно ему совсем недавно зачем-то понадобилась, - и Тимур взглянул Анжеле в глаза.
   - Да, Тимур, он мне ее сообщил, - выдержала его взгляд Анжела. - Ему уж очень жутко интересно, что же ты за тип такой. Но сейчас не об этом. Где наши преследователи на "мерине"?
   - Их фура разрезала пополам. Вряд ли кто-то там остался в живых, - ухмыльнулся Тимур. - Не так уж и легко повторить ваши маневры, Анжела.
   - Спасибо еще раз, Тимур, - кивнула девушка. - Через три часа у нас здесь состоится концерт. После его мы возвращаемся домой, а завтра всей семьей уезжаем на историческую родину. Сколько там пробудем, не знаем, но я хочу от всего этого отдохнуть. К тому же нужно подлечить свои связки, а то я чувствую, что постепенно теряю голос.
   - Это ваше право, Анжела, - согласился Тимур. - Вам уже пора.
   На входе, отчаянно жестикулируя, стоял Вадим, пытаясь обратить их внимание на себя.
   - До совсем скорой встречи, Тимур, - прикоснулась к его плечу Анжела, а Яна слабо улыбнулась в ответ на его кивок.
  
  
   Он, перебирая, игрался словами,
   Влаживая в них всю душу свою.
   Он шатался без дела часами,
   А по вечерам высматривал Луну.
   С первой звездой брал гитару в руки -
   Он пел все, что диктовала душа,
   И слушала тоской пронизанные звуки,
   Молча с неба со слезой Луна.
  
   Горькие слова о потерянной жизни,
   Смыслом, которой явилась смерть.
   Видит мир сквозь стекло призмы
   С черной гитарой мертвый поэт.
  
   С печальным вздохом он встречал день,
   Когда считал, что все минуты сочтены.
   Он в запой уходил, отражая лишь тень
   И его душа стекала кровью со струны.
   А когда сухо в стакане на дне -
   Он, смотря в зеркало, говорил сам с собой
   И бродил один по улицам в темноте,
   Споря о жизни со своей душой.
  
   Где и когда придет конец его
   Уставши в сумерках пытать на все ответ.
   Он уйдет, так и не найдя ничего
   С черной гитарой мертвый поэт.
  
   А когда-то он был с любовью на "ты"
   И верил, не замечая слепо измен.
   Посвящал ей самые нежные стихи,
   Но не спас от лезвия искушение вен.
   А теперь она больше его не зовет
   И мигом рубает все хвосты.
   С раной на сердце он идет вперед,
   Любовь и счастье - лишь горькие мечты.
  
   Он не верит и прошлым живет,
   Что душа зажжет любви свет.
   И летит себе сам, выбравши полет
   С черной гитарой мертвый поэт.
  
   Но были друзья. Были враги...
   Были веселой жизни пьяные дни.
   Теперь это птицы навсегда унесли -
   Оставили печаль и умирать от тоски.
   И не с кем, не простившись - уходят друзья,
   Убивая этим все сильней и больней.
   И обливаясь кровью, горит его душа,
   Но ему рано еще догонять друзей.
  
   Видно суждено на этой выжить войне
   И на небо не первый получить билет.
   И уходит в ночь, отражаясь в стекле
   С черной гитарой мертвый поэт.
  
  
   Девушки сидели плечо к плечу. Анжела играла на акустической гитаре, расположившись почти на самом краю сцены, а ребята расселись позади своих голосистых девушек. На сцене присутствовали так же несколько приглашенных для этого концерта друзей музыкантов. Было еще две акустические гитары, скрипка и саксофон. Такого еще поклонники "Пятого колеса" действительно не слышали. Вместо привычного жесткого панка и рок-н-ролла - сегодня звучали, как уже известные, так и совершенно новые песни в мелодичном гитарном исполнении. Большую часть вокальных партий на себя взяла Яна. Со стороны это выглядело, как частичная смена солиста, но пришедшие сегодня на концерт люди выражали один лишь восторг, подпевая на все голоса хором вслед за Яной.
   Для Яны это был первый полноценный концерт и, зная, что его снимают для эфира - вела себя спокойно и уверенно. Она видела у Анжелы дома не одну сотню DVD-дисков с записью практически всех концертов команды " Пятое колесо" и не один раз замечала, как Анжела периодически их просматривает в поисках погрешностей, чтобы в дальнейшем их не повторять. Хорошая критика - это самокритика.
  
  
   Корабли идут. Они хорошо свой знают маршрут,
   Но, а ты в пути - ты отыскал в небе свою звезду.
   И по трассам "орлы" во всю гонят своих коней,
   Ты вытираешь пыль с лица. Ты устал терпеть.
  
   Днем за днем. Год за годом и жизни приходит конец,
   Что успел и что забыл, а воще-то и так все сойдет.
   А на перекрестке думаешь, а помощи-то и нет,
   И стоишь ты ждешь - может кто-то подойдет...
  
  
   Время летит и оказывается, что ты совсем один,
   И твоя душа ноет от гнетущей тоски.
   И вроде проложил дорогу наверх, а пришел вниз,
   Ведь ты прямо шел, не взирая на все перекрестки.
  
   А горизонт далеко, но финишем его выбрал ты,
   И ты хорошо знал, что это будет не под силу тебе.
   Но ты шел вперед - тебя грела энергия Луны,
   И вот ты снова оказался на этом перекрестке.
  
  
   Нет, ты не искал любви - она всегда всех предает,
   Тебе нужна была свобода. Ты хотел просто жить.
   И хотя ты все имел, но, увы, не был самим собой,
   И вот ты собрался. Тебе осточертел весь этот быт.
  
   Но подлый перекресток поставил твердо вопрос,
   А тебе нужна была черта. Ты видел солнце впереди.
   Ты даже иногда бежал не чувствуя под собой ног,
   Но не мог ни как убежать из этой жизни.
  
  
   Тимур стоял в конце зала в самом неприметном месте, но с которого он мог просматривать полностью все подступы к сцене, а так же видеть всех кто приближался к ограждению. Он давно заметил, что охраной их концертов занимается в основном частная фирма. Поэтому отсутствие привычного милицейского кордона, конечно же, бросалось в глаза. А так же плечистые и рослые парни в просторных одеждах незаметно повсюду и никого не раздражали. В частности, самих музыкантов.
   За свои прожитые годы Тимур очень редко бывал на настоящих концертах, но все время его поражала вот эта атмосфера какого-то таинственного шаманства. Когда не одна сотня человек ловит любое движение, звук или взгляд того, кто находиться на сцене, пребывая в каком-то особом трансе. Да, по истине, слово - великая сила!
   - ... А теперь небольшая информация для тех, кто не слышал или не видел последнюю нашу пресс-конференцию, - решила сделать небольшую паузу для передышки, произнесла в микрофон Анжела. - Следующие три-четыре месяца наша команда временно прекращает свою концертную деятельность. Мы решили сделать себе небольшой отдых. Но за это время обещаем закончить все свои проблемные дела и довести до ума накопившийся материал, да сесть за запись нового альбома. Естественно, что его презентацию мы устроим, конечно же, здесь. Так что мы будем очень рады снова вас здесь всех видеть, - и ударила по струнам, взяв аккорд:
  
  
   Ты бы мог забыть свою боль,
   Как прошедший день.
   Сорвать пелену твердой рукой
   И проводить время с ней.
   Ты бы мог собрать всех друзей,
   Как это было всегда.
   На радость всем снова петь
   И гулять до утра.
  
   Ты бы мог...
  
   Ты бы мог забыть свой страх
   И снова видеть сны.
   Где в небе горит полная Луна
   И след павшей звезды.
   Ты бы мог всех опять удивить
   Придумав очередной прикол.
   И как раньше с нежностью любить -
   Восхищаясь красотой.
  
   Ты бы мог...
  
   Ты бы мог забыть про обман
   И смеяться с жизнью в глазах.
   Зная, что только в природе есть туман,
   А тепло хранят в домах.
   Ты бы мог рассказать обо всем,
   О том, что думаешь вслух.
   И не забегая далеко вперед -
   Быть на вершине чувств.
  
   Ты бы мог...
  
   Ты бы мог забыть про смерть,
   Возлюбив свою жизнь
   Ведь тебя научили терпеть
   И перед совестью чист.
   Ты бы мог подать пример,
   Что готов идти до конца.
   Но не можешь сказать нет -
   Значит такая судьба.
  
   Ты бы мог...
  
  
   Около четырех часов утра они, наконец, покинули Дворец. Немногие дожили до этого времени и более "слабых" давно развезли на такси по домам. Анжела в обнимку с Яной и в сопровождении Стаса с Тимуром, весело хохоча, вырули нетрезвой походкой на стоянку автомобилей.
   - Ох, как же мне хочется спать! - вздохнула Анжела, пытаясь отыскать ключи от машины в своих карманах. - А уже на сегодня я обещала Ники приехать к нему, твою мать! Теперь все гаишники от пункта А до пункта В на расстоянии в неполных шестьсот километров будут мои. Одним словом, срань Господня...
   - Никакой проблемы в этом я совершенно не вижу, Анжела, - сказал Тимур, который из всех был абсолютно трезв - на работе же человек! - Я поведу вашу машину. Какая разница-то мне: сопровождать вас на своей "ауди" или на вашем "бмв"? Так или иначе, я должен быть всегда рядом.
   - "Всегда"? Это меня успокоило, Тимур, - кивнула девушка. - Тем более это будет приятно нашей Яночке. Правда, Янка?
   - Да, ну тебя! - смутилась та.
   - Ну, тогда по домам? - предложил Стас, которого прохладный утренний воздух немного освежил и он начал приходить в себя.
   - Действительно, о чем нам еще говорить? - согласилась Анжела. - Надоели друг другу за вечер. Да, и так уже язык болит, хотя он и без костей. По домам...
   Они появились ниоткуда. И сколько их было, так же никто не успел рассмотреть и сосчитать. Словно, саранча, они набежали со всех сторон. У Анжелы сработало чувство опасности очень быстро, и Яна вмиг оказалась в салоне "бмв" за спиной у своей подруги. Хмель улетучился в два счета, но их было уже только трое, нападавших около двадцати или и то больше.
   Тимур сцепился первый, как и положено телохранителю, и первая тройка уже лежало у него под ногами. Парень бил точно и конкретно - на полное отключение противника. В ход пошли все приемы и были задействованы так же все части тела. Руки работали независимо от ног и, поэтому, еще несколько человек рухнуло в полной отключке. Он всячески старался никого не подпускать в Анжеле, но как ни как, а силы-то были не равны и, Тимур медленно отступал все ближе к девушке, которая и сама уже сломала одному руку. Не зря же ее научили только защищаться и не давать больше никому охоты приставать к ней в дальнейшем.
   Стас же вытащил телескопическую дубинку, но воспользоваться ей так и не успел. Его сбили на землю и теперь жестоко избивали ногами. Парень всячески защищался от ударов, пытаясь встать на ноги, но все равно оказывался снова и снова на асфальте.
   Их окружали плотным кольцом, давя своим количеством и, если Тимур рубился, как одержимый, то Анжела уже практически сдалась. Она же музыкант, а не боец ринга! Пропустив еще несколько ударов, девушка успела подумать, что хорошо, хоть Яна догадалась спрятаться в салоне между сидений, как вдруг услышала приближающее завывание милицейских сирен.
   - Атас, менты! - раздался чей-то крик.
   Это охранник Дворца сообразил сразу же позвонить куда следует, и Анжела облегчено вздохнула, как неожиданно в голове взорвалась бомба, и в глазах вспыхнуло миллион ярких искр. Теряя сознание, уже в полете на землю, девушка успела заметить очень знакомое лицо в стоящей неподалеку машине. Человек с напряжением следил за избиением, ожидая развязки.
   "Ах, ты, падаль!" - хотела выкрикнуть ему Анжела, узнав, кто это, но тут асфальт приблизился на максимум к ее голове и девушка, ударившись еще и об него - погрузилась в кромешную тьму.
  
  
  
  
  
  

Часть вторая

  
  
  
  
  
  
  

Свет в конце туннеля

Глава первая

Палата N77

  
   Солнце всего лишь на несколько минут показалось с самого утра и тут же спряталось за черные тяжелые тучи. Поэтому вместо прогноза о теплом солнечном дне - природа сменила на проливной непрекращающийся дождь. Небо затянуло так, как будто в город пришла осень, а не был разгар лета. Что-то не в порядке у Небесной канцелярии. Что-то не то...
   В одноместной палате, в одной из престижных поликлиник столицы, было очень тихо. Даже шум от работающих медицинских приборов и кондиционера не нарушал идиллию полного покоя.
   На белоснежной постели с туго перебинтованной головой лежала молодая девушка. Ее черные, как уголь, длинные волосы были разбросаны на такой же белой подушке, что отчетливо подчеркивали бледность ее лица. Впалые, с черными кругами глаза были плотно прикрыты, но веки часто подергивались от нервного тика, и это говорило о том, что пациентка еще жива. Об этом так же давали знать и вспомогательные приборы дыхания, которые следили за ее состоянием и поддерживали этим жизнь.
   Девушка поступила сюда два месяца назад в очень тяжелом положении с многочисленными ушибами и синяками. Но за прошедшее время все наружные повреждения уже практически сошли, чего нельзя было сказать о сильном сотрясении головы, которое и вогнало ее в это состояние. Слава Богу, у нее не выявили никаких внутренних переломов или кровоизлияний, но доктора поставили более страшный диагноз - кома. Просто кома. Состояние, из которого люди, либо выходят в течение кратковременного периода, либо никогда не просыпаются.
   Девушке еще не было и двадцати семи лет. И девушку звали - Анжела Муратова. Человек, довольно таки известен в шоу-бизнесе и, которую - очень хорошо знали, слушали и любили во многих странах постсоветского пространства фанаты настоящей живой рок-музыки.
   Доступ в палату для посторонних был строго воспрещен. Право имели только отобранные работники поликлиники. Всем остальным путь преграждали два огромных амбала возле входа в палату. Исключение делалось для родных и нескольким близким друзьям из всего окружения. Журналистам даже и на этаж не пускали, похожи на тех самых амбалов еще такая же парочка. Еще несколько человек постоянно дежурило на улице. Там же стояло и несколько машин с такими же крепкими парнями.
   Сотрудники (бойцы) быстрого реагирования из частного охранного агентства "Феникс" нанятые Николаем Обуховым сразу же взяли ситуацию под свой контроль. Что первые дни работники поликлиники гадали, кто же находиться в палате семьдесят семь на третьем этаже? То ли депутат какой-то, то ли подпольный миллионер или воще какой-то бандюк из авторитетных. Но, так или иначе, а не говорить об этом, было попрошено в очень мягкой форме, то все понимающе заткнулись и принялись за привычные обязанности. Единственное, что просочилось, так это то, что пациент молодая девушка. Поэтому по углам велись беседы - чья же это дочь, жена или просто любовница? Когда-то наше любопытство доведет нашего брата к полному краху всего и всех. Язык же без костей вот и все...
  
  
   Мы уходим под землю
   В надежде обрести новую жизнь.
   Душу свою направляем в небо -
   Должно же когда-то нам повезти?
   Где ночь вырастает в новый день
   И яркое солнце встает с утра.
   Мы верим, что это еще не конец,
   Да только откуда же эта тоска?
  
   Ложиться на бумагу новых стих,
   Как лег на землю серый снег.
   Какой смысл заложил между ними
   И в строках своих последний поэт?
   Никто не познает секрет жизни
   И этому не верьте - это ложь!
   Золотой город под голубым небом
   Проглотила с концами вечная ночь.
  
  
   А мы уходим строя печаль
   Оставляя своим близким боль.
   Нас манит неведомая даль
   И тянет в себя вечная ночь.
   Мы уходим под землю
   Обретая вместе с этим новую жизнь.
   Кто первый, а кто последний -
   Смерть знает, кому, когда уйти.
  
  
   А в связке долгих сезонных дождей,
   Теряли головы в боях за любовь.
   Мы рвались вперед в череде дней,
   Шли навстречу ветрам, падая в ночь.
   Не нуждались в победе, коль цель ясна!
   Был выбор един - на ноги встать,
   Да увидеть солнце, дожив до утра
   И с этим как-то легче умирать.
  
   А, уходя, оставляем за собой след.
   Опустевшее место займет кто-то другой.
   И он уже дальше нелегкий крест
   Понесет на себе в вечную ночь.
   И свечи погаснут, сгорев до конца.
   Выдох - вдох и воздуха нет.
   Упадет с неба последняя слеза
   И в искрах костра исчезнет день.
  
  
   А мы уходим строя печаль -
   Оставляя своим близким боль.
   Нас манит неведомая даль
   И тянет в себя вечная ночь.
   Мы уходим под землю
   Обретая вместе с этим новую жизнь.
   Кто первый, а кто последний -
   Смерть знает, кому, когда уйти...
  
  
   Они втроем сидели в студии, где царил полный беспорядок по вине находящихся там пустых бутылок от пива и груды окурков. Типичный творческий процесс!
   Яна отодвинула от себя микрофон и вздохнула. Они попросили, а она попробовала. И как у Анжелы, так и у нее веселых слов в итоге в песни не получилось. И как сейчас им ее всем не хватает! Как не крути, а Анжела все-таки прирожденный лидер. И поэтому в ее отсутствие четыре профессионала не могли привести себя в чувство. И даже присутствие Яны им не помогало, хотя она старалась изо всех сил. У нее оказался прирожденный талант вокалиста и вот раскрылись скрытые начинания поэта. Стас сразу же схватился за это. Он понимал, что кома - это страшное состояние, а так как сам не умел рифмовать со смыслом слова от сердца, то первая песня Яны всем пришлась по душе. Написано все было в их стиле, и девушка могла раскрыться полностью и подняться до уровня Анжелы. Ведь голос свой она уже показала и, не дай Бог Анжеле уйти молодой из этого мира, то Яна могла полностью ее заменить. Эти мысли в последнее время все чаще и чаще начали приходить ему в голову, и он ничего не мог с этим поделать. Такова жизнь, мля...
   Для Анжелы были найдены самые лучшие доктора, профессора и остальные святила медицины, но они пока могли только успокаивать, что надо надеяться на лучшее, но на всякий случай начинать готовиться уже к самому худшему. Короче, как всегда у нас это происходит. Правда была еще и в том, что никто не отказывался от денег, которых предлагали в достаточном количестве, да вот положительного результата, кроме стабильного состояния никто не мог в ответ предложить.
   Яна так же чувствовала какую-то пустоту. Только у нее наконец-то появилась опора в жизни, как все снова возвращалось на круги своя. И хоть ее окружало достаточно людей, которые могли в любую минуту прийти ей на помощь, но так, как это сделала в первый их день знакомства Анжела - никто не повторит. У нее есть кров, у нее есть друзья и ее ребенок в хороших руках, но поговорить по - душам и выплеснуть наболевшее - некому. Они могли только с Анжелой так открыться друг другу и Яна очень многое успела узнать, что происходило и что более у нее внутри за эти последние годы без Игоря. Анжела очень страдала, но вида никому не подавала, даже родной матери, а тем более своим друзьям. Для них всех она была сильной женщиной, которая достойно несла свой крест с высоко поднятой головой. Никто не видел ее слёз отчаяния, которые она проливала среди ночи, находясь в одиночестве своей квартиры или в обычном гостиничном номере во время гастролей.
   Этому еще и было подтверждение, когда Яна решив что-то послушать из музыки и ища в куче дисков коллекции Анжелы, случайно наткнулась на авторские записи под одну гитару ее песни. Зная, практически все песни наизусть Яну это очень удивило и, прослушав диск, она в очередной раз убедилась, что Анжеле не так уж и сладко живется на вершине своего успеха:
  
  
   Она, не отрываясь, смотрит в окно.
   Она считает на пальцах свои дни -
   И ждет, когда весна подарит тепло
   И сбудутся все её нехитрые мечты.
   Она до сих пор слушает Виктора Цоя.
   Она верит, что никто не умирает навсегда -
   И святая любовь не уходит без боя,
   И она хочет увидеть солнце с утра.
  
   Да вот снова пришла ночь...
  
   Она не заметила, как осталась одна.
   Она не знает, что дальше делать ей.
   И в ожидании нереального, и сходя с ума -
   Она безумно портит рельеф своих вен.
   Она читает стихи поэтов между строк.
   Она хочет оторваться от земли и летать,
   Но уменьшается в часах неуклонно песок
   И она садиться у окна рассвета ждать.
  
   Да вот снова приходит ночь...
  
   Она, ломая ногти, кому-то кричит.
   Она уже больше не прячет слез,
   Но мертвая тишина всегда молчит
   И слова улетают под свет холодных звезд.
   Она в одиночестве смотрит в окно -
   У нее за спиной маячит давно смерть.
   И ей все равно было бы уже давно,
   Если бы она не открывала солнцу дверь.
  
   Да вот снова пришла ночь...
  
  
   И вот вспомнив эти слова Яна, решила прямо сейчас пойти в больницу к ней. Хотя она была там вчера, но что-то внутри у нее просто требовало этого.
   - Ребята, вы извините меня, но что-то мне не по себе, - сказала она парням. - Вы тут оставайтесь, а я пойду... Мне необходимо проветриться.
   - Да, конечно! - согласился Стас. - Тебя провести?
   - Нет, спасибо, - слабо улыбнулась девушка. - Я как-то сама справлюсь с переходом улиц, но еще лучше поеду на такси.
   - Кстати, здесь ты абсолютно права! Сейчас я тебе его вызову...
   И уже сидя на заднем сидении автомобиля, который вез ее в больницу, Яна в тысячный раз прокручивала у себя в голове события того злополучного вечера. Она пыталась отыскать хоть какую-то зацепку, но копать, видимо, пришлось бы намного глубже, а вот познаний такой области у нее, увы, не было. Видимо, все тянулось с более раннего периода, чем она владела. Или о чем-то Анжела не успела рассказать или просто не захотела.
   Дождь снова усилился и уже лил просто с ведра. Яна быстро проскочила короткое расстояние до холла в больницу, что даже и намокнуть, как, следовательно, не успела. Но если дождь не стал ей преградой на пути, то выросшая прямо перед ней массивная фигура охранника коротко и ясно сказала, что здесь надо притормозить.
   - Вы к кому, девушка? - спросил он бесцветным голосом, но профессиональным взглядом окинул ее с головы до пят.
   - Я - Яна Муратова, - посмотрела она ему прямо в глаза. - Мне в палатуN77 к старшей сестре.
   - Извини, мелкая, но как раз туда вход и закрыт, а на счет тебя никаких распоряжений не поступало.
   - А кто у вас дает такие распоряжения? - нахмурилась Яна, понимая, что осторожность Николая и постоянная смена караула, в конце концов, ни к чему хорошему не приведет. - Я могу его сейчас видеть?
   - Это равносильно для тебя, как увидеть Папу Римского в это время года, - довольный своей шуткой оскалился охранник.
   - Мне глубоко до жопы твой Папа, прости Господи, - начала потихоньку закипать Яна, - но пропустить тебе меня придется.
   - Можешь гулять, малая - для тебя безыдейно, - покачал он головой.
   - Значит, мы по-хорошему не хотим? Извини, но я понимаю, что это твоя работа и ты сегодня первый раз на смене, но иногда надо и верить людям на слово.
   И Яна сделала шаг, в сторону достав сотовый. Набрав номер и наблюдая из-под припущенных ресниц за охранником, она бодро ответила на встречное приветствие:
   - Ники, привет! Да, нет у меня никаких проблем. С чего ты взял? Просто я стою в холле больнице, и тут меня мальчик один не пускает. Нет, все в порядке. Он здесь сегодня первый раз... Ники, не надо никому вырывать яйца - люди четко выполняют твои же указания. Ты мне лучше подскажи, как я могу получить что-то наподобие постоянного пропуска для вот таких вот случаев? А сейчас поговори там с кем-то, чтобы я могла пройти к Анжеле. Хорошо, я здесь подожду...
   - Понт здесь не проходит, - усмехнулся охранник, который не пропустил ни единого слова.
   - Лучше держи крепче рацию, - отрезала Яна. - Николай Обухов никогда себя не заставляет долго ждать.
   Рация охраннику не понабилась и действительно ждать, долго не пришлось. При виде приближающим к ним двоих мужчин у Яны сразу же расцвела на все лицо искренняя улыбка.
   Тимура она не видела больше полтора месяца, а сейчас он прямо перед ней собственной персоной и сам не скрывал радости этой встречи. Ничего не поменялось в его внешности, но что-то Яне говорило, что Тимур немного изменился. Что-то, но вот что, то она не могла бегло и так быстро понять. Главное, что он снова рядом с ней, а это больше чем достаточно и мелочи поймутся потом.
   - Привет, - тихо сказала она ему, чувствуя, как краска снова предательски залила ее лицо.
   - Привет, зайка, - так же ей ответил тихо он и обнял, прижимая у себя на груди.
   - Яна Алексеевна, простите Бога ради за это недоразумения моих сотрудников, - произнес пришедший с Тимуром второй мужчина, при виде которого охранник вытянулся в стойку. - Не все еще знают вас в лицо.
   - Евгений, начальник охраны, - представил их друг другу Тимур. - И Олежка, неприступный заслон на рубеже.
   - Яна Муратова, сестра младшая той, которою вы здесь охраняете, - в ответ представилась Яна и себе.
   - Извините, Яна Алексеевна, еще раз нас всех здесь ради Бога, но таков приказ господина Обухова - никого незнакомых в палату не пропускать. Да и проверять всех остальных, кто воще сюда входит, - снова начал оправдываться начальник охраны.
   - "Господин Обухов", говорите? - усмехнулась Яна. - Прикольно. Надо запомнить.
   - Они при исполнении, Яна, не подкалывай, - улыбнулся и себе Тимур.
   - Я все понимаю - нынешнее время такое, - кивнула девушка. - Я так же понимаю - мне можно уже проходить к сестре?
   - Конечно, а Тимур вас проведет!
   - В это время он мой Папа Римский, - сказала она специально для охранника и, взяв его под руку, добавила. - Все хорошо, Олежка, можешь расслабиться, а вы, Евгений, его строго не наказывайте - он же на работе и ее выполняет очень четко.
   - Как скажите, Яна Алексеевна, - кивнул тот в ответ.
   Они шли очень близко друг к другу и просто молчали. Для Яны появление Тимура было очень приятной неожиданностью. Ведь она уже подумала, что с ним случилось что-то ужасное, и он пропал навсегда. Его же поставили охранять и беречь Анжелу, а он в итоге не справился с этим заданием. Обычно в таких случаях их списывают со счета, как некомпетентных профессионалов.
   Минуя последний пост, перед палатой и в Тимура неожиданно зазвонил телефон.
   - Извини, - он достал трубу, но не отошел, как это было когда-то. - Да, я слушаю.
   - Тими, ты сейчас в больнице? - услышала Яна хриплый простуженный голос.
   - Да, только что встретил здесь Яну и провел ее в палату, - ответил Тимур, смотря на девушку.
   - Добро... - там немного помолчали, и снова спросили. - Как она?
   - Яна или Анжела?
   - Тимур!
   - Извините, но я не врач, а они по-прежнему говорят одно и то же. Даже ваш профессор пока в растерянности.
   - Это ненадолго. Меня он же поднял на ноги. Ты там проверь все и я тебя жду. Надо кое-что тут проверить по текущему вопросу.
   - Хорошо. Я перед выездом наберу.
   - Я тебя здесь подожду, - пряча телефон в карман, сказал Тимур Яне. - Тебе надо побыть с сестрой наедине.
   - Это был Игорь, да? - спросила девушка, придержав его за руку.
   - Да, он самый, - просто ответил Тимур.
   - А почему же он раньше не появился в жизни у Анжелы? Ведь у них общий ребенок растет и, которой никогда не видел своего отца?
   - На этот счет у меня, Яна, нет ответа. Я знаю шефа достаточно давно, но так близко мы не общаемся. Его личная жизнь всегда отделена стеной от его дел и бизнеса. Если тебе Анжела рассказывала, то именно из-за нее ушел тогда он, чтобы оградить ее от своих врагов. Одним словом исчезнуть. Так шеф предотвратил и те шесть последующих серьезных покушений на свою жизнь, в которых могла пострадать и Анжела или их сын.
   - Шесть? - вздрогнула Яна. - Кошмар.... Вот у вас и веселая жизнь - просто обхохочешься.
   - Судьбу не выбираешь - она уже начертана Свыше. Ее только можно немного корректировать по ходу жизни. Но сейчас не об этом, - улыбнулся Тимур. - Иди к Анжеле.
   - А ты? - тихо спросила Яна, чувствуя, как краска замешательства снова предательски залила ее лицо.
   - За меня не волнуйся, - он подмигнул ей. - Я до сих пор исполняю роль телохранителя вашего. Так что я подожду тебя здесь.
   Девушка кивнула и осторожно приоткрыла дверь палаты. Здесь она бывала каждый день, и каждый раз какой-то страх не давал ей сделать первый шаг через порог. Ей почему-то казалось, что вот она сейчас сюда зайдет, а Анжела, улыбаясь, встретит ее сидя на койке. Но такого ничего не происходило - Анжела по-прежнему спокойно лежала без движения под присмотром приборов.
   Не спеша, Яна подошла к ней и присела осторожно на краешек постели и так же осторожно взяла за руку свою подругу. Холодные пальцы очень неприятно обожгли, а синий оттенок говорил явно не в пользу самой Анжелы. Кровь течет в ее жилах, но не более. Слабые толчки пульса плевков толкали эту саму кровь, но без особого энтузиазма. Как говориться - живой труп. Жестоко, но правдиво, а так же коротко и ясно.
   Смотря на черные круги под глазами у Анжелы, Яна осторожно вытерла ей мнимый пот, со лба ощутив тот самый неприятный холод кожи. Веки подрагивали нервно. Видимо девушка там в своем мире пыталась жить, и переживала свои собственные моменты по-своему, а для реального мира оставляла только нервные рефлексы.
   Яна вспомнила почему-то сразу книгу Стивена Кинга "Мертвая зона" и ей стало нехорошо. Там человек пробыл в коме четыре года, а вот, сколько придется пробыть в этом состоянии Анжеле? Нет, сестра выкарабкается и очень быстро - зачем себя так накручивать? Все будет очень хорошо!
   Поцеловав сестру в щеку, она поднялась. Нет, здесь очень тяжелая атмосфера и очень тяжело находиться в одиночестве возле полуживого человека и зная, что ему ничем сам не поможешь. Поэтому Яна еще немного подержала холодную ладонь Анжелы в своих руках и вышла из палаты.
   - Ты как? - спросил Тимур, видя подавленное состояние девушки.
   - Тяжко мне на душе, - вздохнула Яна. - Что мне надо такое сделать, чтобы она снова стала на ноги? Я готова душу свою продать Дьяволу за это!
   - Ну, такие крайности уже лишние, - обнял ее Тимур. - Просто верь, что все скоро закончиться. Так или иначе, а за Анжелой Алексеевной наблюдают не простые светила медицины.
   - В том-то и дело, что просто наблюдают и больше ничего! С таким успехом и я могла называться таким же светилом, как и они. Что мне стоит белый халат одеть?
   - Да, брось кипятиться! - снова успокоил ее Тимур. - На все требуется некоторое время. Вон та же Москва и то не один год строилась!
   - А какое мне дело до этой Москвы? Я там не живу, а вот каждый день мне приходиться что-то говорить маленькому Игорьку о его маме. Вот это меня больше волнует, чем какая-то там новостройка в столице соседнего государства!
   - Согласен, - кивнул Тимур. - Неудачный с моей стороны пример...
   - Да, все в порядке, Тимур, - отмахнулась девушка. - У меня просто уже нервы на пределе. Я - маленькая девочка, которая вкусила неожиданно взрослую жизнь, а с этим совместно и все ее прелести и разочарования.
   - Да, не такая ты уже и маленькая. Просто так получилось...
   - В четырнадцать лет иметь дочку, потерять всех родных по крови, но приобрести их волшебным образом со стороны. И с этим вместо привычного ставшим подвалом для ночевки - шикарную комнату в огромной квартире почти в центре города и вдобавок еще и немного бешеной популярности в шоу-бизнесе. Как тебе сюжет для очередной версии современной экранизации Золушки?
   - Яночка, в нашем мире все просто так не происходит. Если с тобой все это происходит, то такой сценарий был написан к твоему рождению еще. Ничего просто не случается...
   - Снова пойдет речь о карме и провидениях Свыше? - Яна вздохнула. - Кажется, мы с тобой это проходили.
   - Хорошо, что намерена делать?
   - Да, вот не знаю. На студию возвращаться не хочется, а домой так же. Сидеть в четырех стенах, напряжено, когда ее рядом нет.
   - Тогда погуляй немного, а я сейчас что-то придумаю.
   Тимур достал телефон и созвонился с кем-то. И пока он там получал инструкции, то Яна подошла к окну. Дождь лупил по-прежнему, не снижаю своей скорости и силы. И больничный двор уже выглядел, как одна огромная лужа. Такое же самое состояние переживала и она сама у себя внутри. Точно же такая сплошная лужа растерянности и отчаяния.
   - Прокатишься со мной? - спросил Тимур девушку. - Здесь недалеко надо будет заехать решить парочку вопросов, и потом я могу тебе до вечера составить компанию.
   - Еще и спрашиваешь? - немного обрадовалась Яна. - Конечно, я согласна!
   - Тогда вперед!
   Тимур дал еще несколько наставлений охранникам возле палаты, и они спустились вниз.
   Горе-охранник Олежка даже и головы не поднял, когда Яна проходила мимо него. Видимо ему все-таки досталось от руководства. Но как говориться - в жизни всякое бывает. Ничего, он это переживет, а вот если бы поступил иначе, то возможно были и куда более страшнее последствия, чем просто какой-то выговор от начальства.
   - Постой здесь, - придержал ее за руку Тимур, когда они вышли на крыльцо. - Я сейчас погоню машину поближе.
   - Не сахарная - не растаю, - отмахнулась девушка. - Где твоя тачка?
   - Ближе чем ты думаешь, - улыбнулся глазами Тимур серьезности девушки. - Тогда пошли?
   - Тогда пошли, - и первая шагнула под дождь.

Глава вторая

Неизвестный авторитет

  
   "Куда не взгляни - вокруг, на сотни метров белый с противной желтизной горячий песок под знойным палящим солнцем.
   Анжела прикрыла рукой глаза.
   Было такое ощущение, что совсем немного и мозги взорвутся от этой жары. Ведь солнце, как она думала, весело в зените уже не один день и перекатываться к горизонту совершенно не собиралось.
   Бескрайняя и безлюдная пустыня. Как она здесь оказалась, то девушка не могла сообразить. Так не должно просто физически произойти. В такую даль Анжела отдыхать от городской суеты и в мыслях не собиралась забираться. А что это тогда? Возможно, это просто дурной сон? Ну, тогда пора и просыпаться.
   Она пошевелила обессиленной рукой и ущипнула себя. Но прошло лишь несколько минут и, лишь тогда, девушка сообразила, что все свои движения она выполняет только мысленно, а на самом деле даже и прикоснуться к себе не может.
   Жуть какая-то! Нет, действительно это просто кошмарный сон. "Все, Анжелка, - подбадривала она себя, - собирайся с духом и вернись к нормальной жизни. И, вообще-то не мешало что-то перекусить, а то как-то неуютно внутри себя..."
  
  
   В городе уже полным ходом гулял закон о закрытии игрового бизнеса, но пестрые вывески до сих пор бросались в глаза таких заведений. Но на входе: либо - "аренда", либо - "закрыто".
   Вот к такому заведению и подъехали Тимур с Яной на его "ауди". Тусклый свет когда-то яркой неоновой вывески зазывал к себе вовнутрь, но табличка "закрыто" красноречиво и коротко обо всем говорила.
   Тимур просканировал своим взглядом окрестность и вышел их машины.
   - Держись меня ближе, - тихо произнес он, Яне помогая девушке выбраться из салона.
   - А что здесь такое?
   - И еще одна просьба - все вопросы потом. Договорились?
   - Договорились, - кивнула Яна.
   В помещении царил полумрак и гробовая тишина. Игровые автоматы отсутствовали на своих привычных местах. Не было и заядливых заседателей, которые сутки напролет просаживали здесь свои кровные заработанные или честно отобранные чужие деньги.
   Непривычно, однако.
   - Кто? - раздался голос откуда-то из темноты, что Яна вздрогнула от неожиданности.
   - Свои, - ответил Тимур. - Мы к шефу. Он уже на месте?
   - Да, Тимур, - ответили и ему снова из темноты. - Приехал с минут десять он и сам назад. Там, у себя они.
   - Вот и славненько, - Тимур взял Яну за руку и повел в глубь здания.
   Девушка на секунду оглянулась и успела разглядеть статную фигуру в полумраке и тусклый отблеск на металле автомата.
   Отыскав на стене известную только ему метку, Тимур легонько нажал пальцем и после сухого щелчка, эта же стена плавно и бесшумно отъехала в сторону.
   Парень шагнул, вперед увлекая за собой Яну, и они оказались в кабине потайного лифта. После нажатия кнопок где-то практически бесшумно заработал двигатель и кабина начала свой путь вниз.
   - Во все времена были хорошие и плохие, а так же преступление и наказание, - улыбнулся на ее безмолвный вопрос Тимур.
   - А вы, на какой стороне?
   - У нас нейтралитет, но чаши весов колеблется периодически в разные стороны. И смотря, с какой стороны посмотреть на происходящее.
   - Исчерпывающий ответ, - улыбнулась и себе Яна.
   Они вышли из кабины и, пройдясь по узкому проходу, оказались в небольшом помещении. Там, среди телевизионной видеоаппаратуры находилось еще несколько человек. И одного Яна сразу же узнала. Это он когда-то передал ей цветы в больничном коридоре для Анжелы.
   - Пришла пора нам с тобой познакомиться поближе, Яна, - прохрипел он, улыбнувшись ей своими холодными глазами.
  
  
   Заброшенный ангар на старом пригородном аэродроме в эту дождливую погоду приютил шесть больших внедорожников. Тусклое освещение не смогло спрятать их мощь и величие, которое мерцало на полированной черной поверхности кузовов. Крутые номера наполовину были преднамеренно выпачканные грязью для скрытия истинных владельцев этих джипов. Если они и засвечены в сводках ГАИ, но и то, только, по внешнему описанию.
   Три солидных мужчин разных возрастов сидели за накрытым столом. Чуть поодаль стояли накачанные телохранители. И давно ленивая по началу беседа переросла в жаркий спор. Тема была одна - кто он, что он из себя представляет и как теперь нам всем поступить. Каждый предлагал свой вариант решения и напрочь отбрасывал любой другой компромисс.
   Верхушка одних из самых больших группировок съехалась на стрелку, как в старые добрые времена. До этого они собирались в шикарных ресторанах, при музыке и девушках, но речь пошла о сохранности их жизней и всего, что они контролировали, а тут уже красоваться прилюдно инстинкт самосохранения не позволял.
   Уже с месяц среди них творилось что-то невероятное! Для сравнения не шли и привычные показательные проверки служб безопасности и ОМОНа. Действия этих ребят в итоге выглядело, как банальной детской забавой по сравнении с тем, что происходило на самом деле в это время.
   Такого жестокого беспредела авторитеты не помнили даже с начала своей криминальной карьеры. Безмолвные, с непроницательными выражениями лиц и безупречно оточенными до совершенства движениями, группа молодых парней поставила всех на уши. Они трусили всех, задавая один и тот же вопрос - кто он? И не получая положительного ответа - разносили все в пух и прах. Простые обыватели, попадавшие в переделку, выходили всегда невредимыми, что нельзя было сказать о принадлежавших к той или иной бригаде. Органы молчали и это начало выводить из себя авторитетов.
   И вот они собрались, наконец, здесь чтобы, решить этот вопрос, но все никак не приходило совместное решение. Каждый считал себя выше, распускал перья, как в старые добрые времена, когда они делили сферы влияния.
   - Нет, мужики, нам все-таки надо уже начинать определяться! Мы так можем спорить до утра, но от трепа что-то проблеска не видно.
   - Что самый умный нашелся? Не у тебя положили на больничные койки половину ударной команды.
   - Значит, не такая она была и ударная! Так, себе - сборная по футболу.
   - Не смешно!
   - Скажите, мне, наконец, что это за фрукт? Что нам о нем известно?
   - Много чего, но конкретно - ни хрена!
   - Воры - авторитеты по зонам прислали маляву в положительную сторону о нем. Они о нем больше знают, чем мы, но делиться не хотят. Но он не из воров, а самый обычный зарвавшийся беспредельщик, по которому давно дно реки плачет.
   - Да, его надо разорвать на мелкие кусочки и скормить собакам!
   - Девочки, не соритесь, - вдруг прохрипел рядом голос. - Как меня убить вы всегда, потом придумаете, если сами до того момента не будете в горизонтальном положении. Сейчас пока вы не в том варианте, где перевес на вашей стороне. Так что я присяду за ваш стол переговоров.
   Главари было бы, дернулись, но глушители неприятно коснулись холодом металла их висков. Считавшаяся до этого хорошо натренированная их охрана спокойно лежала в отрубе на земле под прицелом таких же стволов. А в метрах пяти стояли две зловещие фигуры. Как они и еще с десятка два членов их команды появились в хорошо оцепленном и просматриваемом ангаре - никто не понял. Появились и все. Но не только появились, но и ликвидировали всех, кто отвечал за охрану своих боссов.
   - Что за хрень? - сиплым голосом спросил один из боссов.
   - Эту хрень зовут смерть, господа, - продолжил незнакомец, усевшись напротив троих, а его телохранитель занял место точно за спиной. - И ее представляю сегодня я, а моя фамилия - Курхан...
   - Так мы о тебе давно наслышаны! - воскликнул один. - Но постой - ты ведь давно погиб в пожаре?
   - Вот для этого я и есть посланник смерти, - усмехнулся тот. - Для вас, возможно, и сегодня, если предельно искренне не ответите мне на пару вопросов, - и он закурил.
   Возникла напряженная пауза. Каждый переваривал массу мыслей, что и как - судьба висела на волоске.
   - Послушай, Курхан, не тяни быка за яйца! - не выдержал один.
   - Действительно! Будь человеком, не томи! - подержали его товарищи!
   - Всему свое время, господа. Вы же не хотите оставить тела свои здесь остывать, когда ваши паршивые душонки будут совершать паломничество в ад?
   - Михаил Терехов по прозвищу - Медведь. Виктор Силанов по прозвищу - Костоправ. И Аром Кишлевеев по прозвищу - Турок, - смотря на них, сказал Курхан. - Я никого не ошибся представляя?
   - Нее...
   - Вот и славненько. Вы, господа, имеет на территории этой страны некоторую власть, которую так хочет страстно заполучить наше правительство, но об этом по телику не говорят в открытую. Но речь не об этом и я объясню, - и он снова закурил.
   - Если обо мне наслышаны, то должны знать, что я никогда чужого не брал! У меня в свое время был здесь бизнес до определенных времен, но после всех событий во мне проснулся патриот своей страны. Я не хочу свою родину нагибать по-полной, и поэтому я полностью переключился на западные страны. Там есть много неубранных толком полей. Но здесь осталась часть, которая не принадлежит никому, так как является частью моей души, сердца.... И вот кто-то из вас коснулся своими щупальцами к этому.
   Вот меня этот вопрос гложет не по-детски... Готов я теперь выслушать ваши предположения. С ответами можете не спешить - чем правдивее будет звучать ответ, тем дольше вы будете жить.
   - Если я не ошибаюсь, то речь пойдет о женщине? - неожиданно задал встречный вопрос Михаил Терехов.
   Этот человек, хоть и носил солидное прозвище - Медведь, был самый интеллигентный из всех присутствующих. Костюм от Версаче, стильная прическа, минимум кричащего золота на себе. Такой себе пай-мальчик. И только немногие знали, что дорогу себе в большой бизнес этот человек пробил заказными убийствами неугодных себе подобных. А потом сообразил, что работать на других это неблагородное занятие и в итоге прибрал некоторую часть бизнеса своих заказчиков к своим рукам. А там дело пошло в гору, ведь на улице бушевали горячие 90-е.
   - Если ты такой патриот своей страны, то почему же пустил в расход нескольких своих сограждан? - неожиданно разрядил накалившуюся обстановку тот, которого назвали Турком и этот вопрос прозвучал нелепым образом.
   - Ну, если честно, то вы не самые законопослушные и порядочные граждане, - хмыкнул Курхан, разминая очередную сигарету, - так что о вашей кончине особо никто сожалеть, не станет. Был бандит - пуля в лоб и нет бандита.
   - Но мы не только бандиты, как ты говоришь, но еще и обычные люди у которых, как и у всех есть родные, близкие и семьи, - продолжил снова Турок.
   - Семья говоришь? - Курхан прищурил взгляд.
   Сверкнуло лезвие, и тонкий клинок вонзился в плече Турка, обездвиживая тому руку. Боль пронзила его тело, и пальцы разжались, выпуская рукоятку пистолета.
   - Спасибо, Тими, - кивнул Курхан своему телохранителю.
   - Значит, о семье вспомнили? - взгляд Курхана наливался тяжестью свинца. - Вот как раз речь и пошла о семье. Но семья моя, а я не особо радуюсь тому факту, что какая-то говняная шавка перешла мне втихаря дорогу. Короче, горе-авторитеты, - закурил Курхан. - Я даю вам максимум семь дней для того, чтобы вы мне сдали этого говнюка. Если результат окажется отрицательным, либо что-то случиться плохое с моей девочкой, то мои люди сотрут всех вас и ваших близких с лица земли. Время пошло!
   - И не пытайтесь убежать, - кивнул своим людям на выход, поднимаясь Курхан, - или прятаться по норам. Это не поможет. Просто решите этот вопрос быстрее меня, и мы забудем сие недоразумение. Всего хорошего, господа. Мы уходим, Тими.
  
   Яна поправила подушку под головой Анжелы и убрала локоны ее длинных волос с лица. Даже в таком неподвижном состоянии и мертвая бледность кожи не портило настоящую красоту ее старшей подруги. Разве что круги под глазами стали более темнее и заметнее. А как еще по-другому мог выглядеть человек, который уже, какой месяц находиться в коме? Понятное дело - примерно вот так - неподвижно и спокойно.
   - Мне очень тяжело без тебя, - наконец выдавила из себя Яна, беря подругу за руку. - Ты стала для меня всем. Ты - моя семья, Анжела, и я уже достаточно потеряла, чтобы лишиться еще и тебя. Я прошу - вернись, пожалуйста.
   Девушка сжала пальцы подруги и, пряча слезы, склонила свою голову ей на грудь.
   - И без тебя не только мне одной тяжело, - продолжала дальше Яна, стараясь не разреветься полностью и окончательно. - Наша детвора, а особенно Игорек, каждую минуту спрашивает о тебе... - Яна вздрогнула, когда противный монотонный звук кардиомонитора изменил свою частоту - участился и стал громче.
   Яна подняла голову сквозь слезы попыталась разглядеть, что происходит там, на мониторе, как вдруг пальцы Анжелы буквально на несколько секунд крепко сжали ладонь Яны и тут же отпустили.
   Звук монитора выровнялся и вернулся к стандартному противному пиканью.
   - Э, а что это было? - поднялась Яна, смотря на неподвижное тело подруги.
   Дверь в палату приоткрылась, и вовнутрь заглянул Тимур.
   - Яна, нам пора, - тихо сказал он.
   - Послушай, Тимур, - подскочила она к нему. - Только что Анжела сжала мою руку, а вон та штука просто на миг взбесилась! Что это?
   Тимур осмотрел знакомую, спокойную обстановку и аккуратно взял под локоть Яну.
   - Предоставь это докторам, - так же, не повышая голос, продолжил Тимур, выводя девчонку из палаты. - Пойдем, я отвезу тебя домой.
   - Позови сюда этого светилу клизмы, - услышала она, как Тимур сказал охраннику. - У хозяйки только что произошел мышечный спазм.
   Ее не удивили нотки сарказма и иронии по отношению к медикам, а вот то, как Тимур назвал Анжелу, не ускользнуло мимо ушей и заставило задуматься. Но вслух ничего не сказала. Всему свое время.
   У каждого есть свои секреты, а таковых у Тимура хоть пруд пруди, и он этого не скрывает. Может быть, другой кто-то и начал проявлять куда более свое любопытство понастырнее, но не Яна. Она за прожитые годы научилась держать себя в определенных рамках приличия, а после встречи с Анжелой и совсем прекратила первой что-то спрашивать. Кому надо, тот сам все скажет, а что должно оставаться за занавесом, то пусть там оно и остается.
  
   Черный день наступил вчера
   И ты утром не проснулась.
   Я об этом ничего не знала -
   Моя жизнь катилась в ночь.
   Я сквозь пальцы смотрю на снег
   Чья-то тень возле меня крутилась
   Я, зажав в руках свой крест -
   Но молчал Господь.
  
   Я не помню, кто был первым
   Я забыла все его слова
   Лишь помню, что был черным
   Снег в начале января.
   Ты тогда мне шептал в губы
   Закрыв на замки нашу дверь
   Как нежны были твои руки,
   Но пришел черный день.
  
   Прокричал на прощанье ворон
   В свои поднимаясь, небеса.
   Мне виден свет чужих окон,
   Но мне до них дела нет.
   Колесо дало обратный ход
   Пора занимать свои места.
   В солнечный день превращалась ночь
   Но, а ты остался с ней.
  
   Я не помню, кто был первым
   Я забыла все его слова
   Лишь помню, что был черным
   Снег в начале января.
   Ты тогда мне шептал в губы
   Закрыв на замки нашу дверь
   Как нежны были твои руки,
   Но пришел черный день.
  
   - Ну, я все понимаю, Яна, но ты с такими текстами скоро пойдешь по стопам Анжелы, - ухмыльнулся Стас, когда девчонка отложила в сторону гитару.
   - А что тут такого плохого? - удивилась она, разминая пальцы. Изучение игры на гитаре, когда в свое время сама Анжела показала первые аккорды, принесли свои плоды - первая собственная песня только что была предоставлена на суд друзьям.
   - А плохое в том, солнце, что у нас в команде уже есть один депрессивный социопат, - улыбнулся Стас. - И нам, наоборот, теперь нужны положительные эмоции. Так что - за песню зачет, но пробуй себя в мажорном ладе.
   - Ага! - кивнула Яна. - Чтобы иметь добрые мысли и каждому светить свои гланды от широкой улыбки, то и окружающая среда должна быть соответственной, а не то, как нынче происходит у нас.
   - Согласен, но без веры так же нельзя, - поднял палец вверх Стас.
   - Вера, надежда и любовь, - согласилась Яна, тяжело вздыхая.
   - Ладно, - отмахнулся Стас, прогоняя и от себя негатив. - Давайте займемся лучше чем-то полезным, а то по возвращению из темноты Анжела нас не прости за бездельничество, - и взял в руки свою гитару.
  
   Как-то неуютно чувствовалось на крыльце студии. Ребята, после долгой и плодотворной работы, не спеша, перебрасываясь шуточками, рассаживались по своим машинам. Яна же оставалась стоять на ступеньках, кутаясь в куртку, и высматривала в проезжающих мимо автомобилях знакомые очертания.
   - Яна! - окликнул ее Стас. - Ты чего там зависла? Дуй ко мне - я тебя заброшу домой.
   - Нет, спасибо! - ответила девчонка. Она созвонилась с Тимуром, и тот обещал ее подвезти. - За мной сейчас Тимур заедет, - так и сказала она Стасу.
   - Но я это понимаю, - не согласился тот, закрывая машину обратно. - С моей стороны будет последним свинством, если я сейчас уеду вслед за пацанами, а ты останешься здесь торчать в одиночестве неизвестно сколько времени.
   - Все в порядке, Стас, - слабо улыбнулась ему Яна, когда парень встал рядом с ней, подкуривая сигарету.
   - Да, ничего не в порядке, - остановил ее возражения парень. - У нас никогда ничего не было гладко. А после того, что произошло с Анжелкой, то и подавно. И пока виновника не нашли и не наказали по полной, то спокойный сон нам будет только сниться. Извини, за каламбур.
   - А что твой брат? - неожиданно спросила она.
   - А что мой брат? - удивился Стас. - Мой брат хоть и имеет власть и влияние, но все же он не Всевышний. Человеческие ресурсы на самом деле имеют свои ограничения. Но он работает над этим все двадцатьпять часов в сутки, поверь мне.
   - Хотелось бы, чтобы это побыстрее закончилось, а Анжелка наконец-то открыла бы глаза.
   - Да, это был бы настоящий голливудский хэппи-энд, - кивнул Стас, а сам как-то настороженно осмотрелся по сторонам.
   - Что-то не так? - заметила его состояние Яна.
   - Да, не ничего - показалось, - понял свою ошибку Стас, закуривая вторую сигарету, и сменил тему. - Ну, где там твой ухажер-то?
   - Он мне не ухажер! Ну, Тимур, мне больше чем просто друг, но я и сама толком еще не разобралась, - почувствовала краску у себя на щеках, смущаясь Яна.
   - Извини, но в пятнадцать оно всегда примерно так и бывает, - улыбнулся Стас.
   - И меня очень беспокоит, что он мне ничего не рассказывает. Ни о себе, ни о том, чем сам занимается и, тем более, что они с твоим братом делают.
   - А ты что уже имела честь познакомиться с загадочным Курханом-старшим лично?
   - Да, Тимур привозил недавно меня в одно интересное место, где мы с твоим братом немного пообщались о жизни. Действительно, твой брат очень загадочный человек. Но в то же время мне он понравился, как рассудительный и умный мужчина. Не ведая, кто он и чем занимается на самом деле, то иметь его за старшего брата или хорошего близкого друга, было бы за честь.
   - Кому как, - вздохнул Стас, думая о чем-то своем.
   Мелькнул свет фар и к крыльцу подкатил знакомый девушке внедорожник.
   - Стас, Яна, - поздоровался Тимур.
   - Ага, - кивнул Стас, - Ну, я поехал домой, раз твой телохранитель здесь, - парень обнял Яну. - Береги себя и перезвони мне завтра. Счастливо!
   - Домой? - спросил Тимур, заводя машину.
   - Не знаю, - сдвинула плечами Яна. - Время говорит, что пора спать, а настроение на душе противится сему.
   - Хм, - улыбнулся Тимур. - Ну, мое время до утра совершенно свободно и принадлежит только мне, а значит, и нам двоим. Так что можем прокатиться немного по ночному городу. Как ты на это смотришь?
   - Положительно, - согласилась Яна, которой всячески желалось подольше оставаться в его обществе.
   - Тогда поехали!
   Первых несколько минут они ехали молча, но когда Тимур вырулил на набережную, то девушка не выдержала.
   - А что там с поиском этого гада, который уложил Анжелу в больницу?
   - Продвигается, - ответил парень. - Мы уже перетрусили две трети столицы. Отсеяли многих. От нападавших на вас в тот вечер мы вышли на третье лицо в цепочке. Теперь осталось дело за посредником, а он приведет прямиком к основному заказчику.
   - Как сложно, однако, - вздохнула Яна. - Жизнь, действительно, дерьмовая штука.
   - Согласен. Схема очень запутанная, - кивнул Тимур. - Такое шоу у нас впервые. Но ничего - скоро все закончится. Это я тебе обещаю.
   - Я знаю, что вы разберетесь, но как-то у меня не спокойно на душе, - снова вздохнула Яна. - Какое-то нехорошее предчувствие.
   - Ты там случайно не в каких родственных связях с Кашпировским не состоишь? - усмехнулся Тимур, смотря на ее сосредоточенное и серьезное лицо.
   - А кто это? - удивилась Яна.
   - Забудь, проехали, - кивнул снова Тимур. - Может, выйдем и прогуляемся вдоль пляжа? - предложил он, чтобы хоть как бы растормошить девчонку и вывести ее из хандры.
   - Давай, - согласилась она. - О, там впереди киоск ночной! Может, чет есть интересное, а то если честно, то что-то я есть хочу, - и она вмиг смолкла, потупив виновато взгляд.
   - Да, ладно, говори мне всегда прямо, что и как, - улыбнулся Тимур, помогая ей вылезти из машины. - Мы же не чужие друг другу люди.
   - Да? - подняла на него Яна взгляд. - А кто мы на самом деле друг другу, Тимур, а?
   Что-что, а вот такого вопроса он от нее совсем не ожидал! Да, он и себе не раз говорил, что Яна девчонка, та, что надо. Честная, открытая и наивно-добрая. Как бы ее уже жизнь не потрепала, но она все равно, как в душе, так и в реальность - светлый человечек. Не зря же Анжела сумела рассмотреть в ней эти качества и не дала им попросту пропасть среди этого жестокого мира.
   - Скажу честно - ты мне очень дорога, - наконец выдавил из себя Тимур, понимая, что дальше молчать не стоит. - Ты, как солнечный лучик! И мне очень приятно с тобой быть рядом.
   - И мне, - тихо сказала Яна, снова опуская взгляд. - А еще, Тимур, я тебя люблю...
   Последние слова были сказаны практически шепотом, но парень их хорошо расслышал.
   Тимур приподнял ее подбородок и посмотрел в слегка испуганные глаза. Щеки девушки заливались румянцем, а плечи вздрогнули от конвульсии тела. Еще немного и она рухнет на землю от своих же слов. Долго не думая, парень наклонился, и их губы слились в настоящем, крепком и взаимном поцелуе.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава третья

Беда не приходит одна

   "Снова это знойное солнце, от которого нигде нельзя было найти укрытие. Очень сильно мучила жажда. А так же подкашивались ноги от усталости, и подкатывало желание - упасть на этот горячий, на вид песок и просто уснуть и обо всем в итоге забыть.
   Анжела огляделась.
   Если ей не изменяет память, то этот пейзаж она видит не первый раз. Сколько у нее было раньше попыток пересечь линию горизонта и посмотреть что же там другое за этими желтыми холмами, как снова и снова оказывалась на прежнем месте.
   Исходная точка ее пути уже заколебала до истерической икоты. Анжела не могла вспомнить, как она здесь очутилась и сколько уже времени ходит по этому замкнутому кругу.
   И еще один волновал ее вопрос - куда все подевались? Почему она здесь одна и одета в один из своих старых сценических костюмов?
   Черт побери! Где же это она, твою же мать?
   Ее голова трещала по швам от всех этих мыслей, а тут еще снова напомнила о себе жажда и Анжела снова напрягла зрение в поиске хоть одной маленькой детали, которая сменила бы этот доставший ее до белого колени пейзаж.
   Благо, что на этот раз она могла уже ходить. Странно, конечно, осознавать, что все происходит не по-настоящему, но и этому не было никакого логического объяснения. Может быть, теперь она все-таки выберется из этого места?
   Но все было тщетно - те же песчаные холмы. То же знойное, жаркое солнце и ни одного облачка на небе. Хреново..."
  
   - Какие планы у нас сегодня на вечер? - спросила Яна Стаса, добавляя горячей воды в ванную. Одной рукой она прижимала радиотелефон к уху, а второй медленно разгоняла пену по поверхности воды.
   - Еще не знаю, - ответил тот сквозь шум дороги. Видимо, был в это время за рулем и как всегда - стоял в пробке. - Нужно, конечно, же поработать над сведеньем нового материала для альбома, но без Анжелки, я не могу принимать окончательных решений на данный счет.
   - Так, я тебе же дала ее рабочий материал! - не поняв, в чем состоит проблема, сказала Яна.
   - Яночка, ты еще не попадала в те ситуации, когда наша Анжела меняла аранжировку той или иной песни, когда уже мы чуть не несли на полку магазина свой альбом. Вот ей так она должна звучать, а не так, как пару месяцев назад!
   - Кто должен звучать? - снова переспросила Яна, но уже с наслаждением опускаясь в ванну.
   - Песня, Яна, песня, - в голосе Стаса послышались нервные нотки.
   - А, поняла, - извинилась девушка. - Так, что мы останавливаем работу над альбомом?
   - Я над этим думаю, - вздохнул парень.
   - Долго думать, Стас, нельзя, - вдруг неожиданно заявила Яна. - Ребята бездельничают, а поклонники нервничают. Анжела обещала им новый альбом, и мы его выпустим!
   - Слушай, а ты страшный человек, однако! - улыбнулся Стас. - Тебе опасно перечить и, кстати, вот этим ты очень похожа на нее.
   - Поэтому, пока Анжелка находиться на принудительном отдыхе - у нас еще много работы! - и она ушла с головой под воду, выставив руку с телефоном высоко вверх.
   - Нет, нормально? - возмутился Стас, услышав всплеск воды. - Значит, я тут весь потный и пыльный стою в пробке с полчаса наверно, а она там нежиться в водичке, раздавая указание. И где справедливость?
   - Та нет ее нигде, - ответила она ему, услышав только последнюю пару слов парня.
   - Вот и я о том же! - снова улыбнулся сам себе Стас, заметив, наконец, что пробка из машин двинулась вперед.
   - Так ты мне до сих пор ничего вразумительного и не ответил по поводу сегодняшнего вечера?
   - Давай, Яночка, я наконец-то выберусь из этой пробки и сделаю парочку своих личных дел, а там думаю, через пару тройку часов я тебе перезвоню. Добро? Тем более, что нужно еще пацанов собрать в студии, а их предупреждать заранее следует.
   - Совсем расслабился народ, - нарочно возмутилась девушка. - Ну, ничего я найду на вас управу! - но уже серьезно сказала. - Хорошо, договорились. Я сама обзвоню ребят, пока ты будешь выбираться с пробки.
   - Какой груз спал с плеч!
   - А вообще я тебе, как коренной житель столицы говорю - нечего разъезжать в час пик на своей машине. Для таких целей уже давно метро изобрели. Все, на дозвоне!
   - Мля, и снова с ней тут не поспоришь, - покачал головой Стас, отбрасывая на соседнее сиденье телефон. - А наша девочка созрела!
   Заметив свободный проход между машин, он смело направил свой автомобиль в образовавшуюся прореху и выскочил первым на перекресток, да и еще под зеленый свет светофора. Маневр, и он оставил пробку позади.
   Стас и сам не раз задумывался над всеми вопросами, что касались их коллектива. Неизвестно, сколько еще времени Анжелка пробудет в коме и вообще - сумеет ли она выйти из нее, а с "Пятым колесом" нужно что-то делать.
   За последнюю пару месяцев ребята действительно расслабились, и каждый занялся своими личными делами. Это не только Яна заметила, а и он сам. Ведь репетиции происходили в натянутом режиме, то есть без особого энтузиазма. Девушка, хоть и заменила в студии Анжелу на вокале и с этой ролью справлялась очень превосходно, но все же она не имела той власти, напора и энергии, которые были у ее старшей подруги. Это хорошо, что Анжела писала постоянно песни, и Стас сбился со счета, сколько их хранилось у нее на носителях. Половину только видели и остальные парни. Так что материала для работы было полно, да вот что-то в последнее время ничего толкового не клеилось.
   Парень часто вспоминал те времена, когда он с Олегом и Саней да Витьком заговорили впервые о создании собственной группы. Как спорили, обсуждали и мечтали о той жизни, которая у них началась с легкой подачи его старшего брата - приход в группу Анжелы.
   Вот именно с той минуты эта девушка с улицы задала этот бешеный ритм их жизни. Если они были все выходцы с приличных и обеспеченных семей, где только музыкой подавали свой протест против такой жизни, то Анжела давным-давно по настоящему вела образ бунтаря и неформала, как в душе, так и в реальности. А при хорошей внешности, остроте слова, отлично поставленным вокалом и музыкальным слухом - она сразу же стала их лидером, поводырем, которому они все время смотрели в рот, стараясь ничего не упустить. Так оно и вошло все это незаметно в привычку и теперь разваливалось и трещало по швам.
   Понятное дело, что пришедший к ним успех немного ослепил глаз своей популярностью и шиком. Постоянные гастроли, поклонники, встречи и съемки. На все нужно было потратить свое время и отдать силы. Но оно того стоило.
   Парни больше не зависели от своих родителей, как в финансовом, так и материальном виде. Появились свои квартиры, приличные машины. Их звали на всякие там модные тусовки, вечеринки, где все было - лишь только мило улыбайся и уделяй внимание.
   Так он с Саней и познакомились со своими половинками. Олег, вообще женился на одной из фанаток их группы, и растят двойняшек. Как бы с приходом славы денег и зазнайства - к ним еще пришло спокойствие и уверенность в личной жизни.
   Вроде бы хорошо, но оно только вроде. Маленькая вершины огромного айсберга.
   Если для Анжелы сцена стала ее жизнью, то она этому делу и отдавалась сполна. Влаживая в музыку не только все силы, а и всю душу. Но вот Витек начал потихоньку слетать с катушек.
   Поначалу мало кто замечал, что парень постоянно приходит под кайфом. В таком состоянии он был еще задолго до создания группы и выхода ее на большую сцену. Как говорят - у каждого свои причуды и каждый по-своему загадочный с самого детства. Так было и с ним. Ну, подумаешь веселиться человек сам про себя. Это же здорово с одной стороны, да вот оказывается, что это совершенно другое. Куда более страшнее, чем можно было предположить со стороны здравого смысла жизни.
   А потом так и происходит, что все считают - рок-музыканты все алкаши и наркоманы. Как говориться - явное сам говорит за себя само. Хреново...
   Стас давно подумывал о том, как бы подойти к товарищу с этим разговором и переубедить все-таки отойти от такого образа жизни. Тем более сейчас, как на их группу и так свалилось куча проблем. Самому наверно не получиться, и значит нужно подключить остальных ребят. Яна, пока что не умеет такой силы голоса, как Анжела в решении их споров, а значит ее не в счет, а вот Саня с Олегом должны помочь. Вот и хорошо.
   С такими мыслями он и тормознул на стоянке супермаркета. Так он и поступит сегодня. Заранее обзвонит парней и обрисует ситуацию. Чтобы они были сами подготовлены на сегодняшний вечер. Как раз Яна просила поработать над материалом и вот как раз повод, чтобы собраться всем вместе, а там слово за словом и разговор состоится. Тем более они не виделись до этого пару дней, а тут такой повод. Стас запер машину и пошел за покупками с облегченным состоянием души.
   - Яна, это я! - почти крикнул Стас в трубку, пытаясь заглушить шум движения в супермаркете в час пик, когда девушка несколько раз переспросила его. - Я за тобой заеду. Сейчас Олег пытается дозвониться к Витьку, и попробуем поработать над материалом в студии.
   - Добро, Стас, - так же, почти криком ответила она ему, сообразив, где он находиться. - Набери меня на подъезде за пару минут, чтобы я успела собраться.
   - Хорошо, Яна, на дозвоне.
  
   "Анжела тяжело вздохнула и опустилась на раскаленный от палящего солнца песок. Да, он был горячим, но в то же время она совершенно не чувствовала никакого ожога на теле. Просто было горячо. Так ведь такого ощущение всего у нее здесь уже не первый день. Как говориться - пора свыкнуться с этой мыслей. Что она себя и заставляла делать, когда ноги подкашивались от усталости брести по этому песку, которому не было конца и края.
   Девушка облизала пересохшие и потрескавшиеся губы и снова поднялась, чтобы продолжить путь в никуда, как вдруг краем взгляда заметила приближающуюся фигуру.
   Да, подруга, вот наконец-то ты и сошла с ума! - подумала девушка, пытаясь различить силуэт. - Теперь ты стала видеть миражи и глюки. Еще немного и здесь будут местные санитары с местной дурки. Хотя, это ничего - хоть какое-то разнообразие и общение. То вот от этого одиночества ее уже начало глючить.
   Через несколько минут тяжелой ходьбы девушка наконец-то сообразила, что ее видение вполне реально, и она уже могла увидеть мужские очертания неизвестно откуда взявшего здесь человека.
   - Анжелка? - услышала она до боли знакомый и удивленный голос.
   - Витька? - так же не скрывала она своего удивления, а так же и радости.
   Кого-кого, а вот старого знакомого она здесь действительно не ожидала увидеть.
   И откуда взялись те силы, чтобы ускорить свой шаг и броситься парню в объятия? Слезы радости брызнули с ее глаз, и она крепко сжала его своими руками.
   - Как же я тебя рада видеть! - шептала, она не отпуская парня.
   - О, подруга, и я так же! - ответил он. - Но ты не представляешь, как все сходят с ума по тебе там!
   - Где это там? - не поняла Анжела и только теперь почувствовала, что ее друг, не смотря на невыносимую жару - на ощупь был просто ледяным, как будто только что вышел из морозильной камеры.
   - Как где? - удивился парень, а сам начал ее рассматривать с ног до головы. - Дома, конечно! Ты же уже, какой месяц лежишь в больнице в полном отрубе, и Янка там с ума сходит вокруг тебя. Постой! - парень прищурил взгляд и огляделся вокруг. - А что это? - указал он на пески вокруг. - Где это мы тут с тобой и как я здесь сам оказался?
   - Хотела бы я тебе ответить на все вопросы, но сама никак не въеду где я, и что со мной происходит, - слабо изобразила Анжела улыбку и присела на песок. - Я даже не могу сказать, сколько времени здесь нахожусь на этом курорте.
   - Ну, то, что ты в реальности сейчас валяешься на больничной койке в коме сложно назвать пятизвездочным курортом, - хмыкнул парень, опускаясь рядом с ней, - хотя в этом кое-что из подобного и есть. Но и все же мне одно непонятно - если ты в отрубе, то, как я тут с тобой могу быть? Я вообще-то был в гостях только что, а на завтра нас всех Янка агитировала собраться в студии. Это я прекрасно помню.
   - Я на самом деле в коме сейчас? - переспросила Анжела, понимая смысл его слов. - Прекрасно, однако!
   - Что тут прекрасного, подруга? - удивился Витек, шаря по карманам в поисках сигарет.
   - А приветствую и вас, молодой человек в своем мире! Видимо, не все хорошо у тебя в твоих гостях, наверно...
   - Ахренеть! - присвистнул парень. - Вот это за хлебушком сходил, ептиль, твою мать!
   - Ага, - кивнула Анжела, переваривая услышанное накануне от старого друга.
   - А может все-таки мы просто ужрались накануне и нам кошмары групповые сняться? - с надеждой спросил Витек пытаясь больнее себя ущипнуть.
   - Это же, какого надо барбитурата принять, чтобы такой бред видеть? - улыбнулась Анжела, поворачиваясь к парню, но его и след простыл.
   Девушка вскочила на ноги, но вокруг ни души и все те же веселые песочки..."
  
   - Всем привет! - поздоровалась Яна с парнями возле крыльца студии, когда они со Стасом подкатили сюда пару минут назад.
   - Привет-привет! - улыбнулись и они ей в ответ.
   - А где наша гроза барабанных установок? - спросил Стас, не видя еще одного участника их группы.
   - А хрен его знает, где сие тело носит? - сдвинул плечами Олег. - Я ему с полсотни раз набирал, но абонент не отвечает.
   - Видимо его величество почивают, и им нет никакого дела до низших забот холопов, - хмыкнул и себе Саня, открывая перед Яной входную дверь.
   - Та что-то у императора слишком затянулся отдых, - покачал головой Стас и сам достал телефон, чтобы позвонить товарищу.
   - Я что-то не знаю? - спросила Яна, слушая их реплики.
   - Та водиться за нашим Витьком парочка негласных грешков, - кивнул Саня девушке, - еще задолго до твоего появления.
   Парни уже были в курсе разговора, который сегодня хотел провести Стас, но свою новую вокалистку пока не спешили посвящать в детали.
   У нее и без этого хватало своих забот, а здесь они уже как-то и сами постараются разобраться.
   - Че это? - переспросил Стас, когда где-то заиграла мелодия.
   - Че-че, а хрен через плечо! - передразнил Олег. - Звонок у меня такой на телефоне, - и с этими слова достал из кармана трубку. - О, а вот и наша пропажа! - увидев знакомый номер. - Как говориться - легок на помине! Але, чертяка, ты, где пропал?
   - Что? - спросили все хором, когда с каждым услышанным с той стороны трубки лицо Олега менялось и становилось свинцово-серым.
   - Ну, ни хрена себе девки пляшут, - выдохнул он, опускаясь на диван одновременно роняя телефон на пол.
   - Слышь, не тяни кота за яйца! Ты можешь нормально сказать, что там такое произошло? - не выдержал Стас.
   - Действительно, что там произошло? - испугалась Яна, ведь такого Олега она видела впервые. Даже, когда его близнецы сильно заболели, то и тогда он не так переживал, как вот сейчас.
   - Звонил какой-то мент. Нашли нашего Витька где-то в притоне мертвым. Говорят - передоз. Нам нужно ехать на опознание.
   - Да, девки просто пустились в пляс, твою мать! - только и смог, что выдавить из себя Стас, опускаясь рядом с Олегом на диван.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава четвертая

Восточный ветер

   Шум идущего на посадку самолета заставил нескольких прилично одетых средних лет и восточной внешности мужчин отложить в сторону популярные журналы и поспешить в сторону терминала. Они уже заждались дорого гостя самолет, которого немного был, задержался, а вот теперь делал посадку.
   Наконец-то!
   Еще совсем немного им осталось подождать. Таких персон пропускают без особого контроля, благодаря дипломатической неприкосновенности и поэтому таможня ускорит свою процедуру. А там, в аэровокзальном комплексе уже они его ждут.
   Еще совсем немного.
   Прилет гостя такого ранга в их кругах всегда вызывал панику и беспокойство. Паника - это проверка всех дел, а беспокойство - беспощадное снесение голов виновных.
   Это так было раньше. Так происходит сейчас. Это так будет всегда.
   Понятие как таклид еще живое в их рядах. А тут еще назревал кисас и месть для старейшины дело чести. Тем более, что все происходило в мире неверных. Но они тянули с действиями, и это могло с приездом главы очень сказаться на тех, кому было поручено исполнить задание.
  
   Народу собралось очень много. Кого-то Яна однажды уже видела, но большинство ей были незнакомы. Да это ее совсем сейчас не беспокоило. Ну, пришли люди проститься с человеком, а знали они его или нет - другое дело. Уважение и дань памяти всегда в почете. А остальное неважно. Сегодня такой день, когда любое проявление почтения принимается в любой форме.
   Яна шла в первых рядах рядом с Вероникой женой Олега, и с которой она познакомилась буквально пару часов назад и была крайне удивлена этой девушкой. Ведь быть женой рок-музыканта нелегкое занятие, а еще и растить от него двоих детей. И, которая, оказалась, вполне самой настоящей, простой девушкой. Такие нынче редко встречаются.
   Девушка бросала украдкой свой взгляд на похоронную процессию, а вернее на людей, которые здесь присутствовали. Ей пришлось идти именно здесь, а не с ребятами. Те несли на своих плечах гроб с телом своего друга. Поэтому Яну уговорили оставаться чуть дальше, где за ней могли присмотреть другие. В частности люди из охранной компании, нанятой Николаем Обуховым. Последний, который, лично сам не смог приехать на это мероприятие.
   К тому же девушка так же высматривала Тимура или самого Курхана-старшего. Нет, и их так же ни где не было. К тому же Тимур и на звонки не отвечал. А сейчас-то и звонить нельзя. Не так поймут.
   Да, нужно как-то пережить эти минуты траурного дня. Что-то становилось снова не по себе. Яна на свои ощущения, как говорят - шестое чувство, стало больше в последнее время обращать внимание. Не подводило оно ее. Это радовало с одной стороны, но в то же время и беспокоило. Ведь приятных и счастливых моментов в сто раз ощущалось меньше, чем печальных и неприятных.
   Хреново.
   Тем более, что в голове у девушки вертелись слова одной из песен Анжелы, которую та исполнила дуэтом с одним из известным рок-музыкантом мирового масштаба и Яна никак не могла от них избавиться.
  
   Я как степной орел, летящий в вышине.
   Лечу над миром так же одиноко.
   Никто на помощь не придет мне
   Я одинок, а ты судьба жестока.
  
   Я одинокий волк среди огромной стаи.
   Среди огромнейшей толпы я просто тень.
   Я призрак, которого не замечают
   И слов, которого, не слышат по сей день.
  
   Моя жизнь, как закрытая книга
   И ключи есть у пары людей.
   Но несется она, как большая интрига
   С каждым днем, становясь, веселей.
  
   Я как степной орел, летящий в вышине.
   Лечу над миром так же одиноко.
   Никто на помощь не придет мне
   Я одинок, а ты судьба жестока.
  
   Когда-нибудь я воспарю над этим грешным миром,
   Когда-нибудь, как надоест мне жить.
   И буду, счастлив, как голодный перед пиром
   Я буду, счастлив, я буду в небесах парить.
  
   Моя жизнь, как закрытая книга
   И ключи есть у пары людей.
   Но несется она, как большая интрига
   С каждым днем, становясь, веселей.
  
   Они неторопливо шли за ассистентом по длинному и ярко освещенному коридору телецентра. Стас, Яна и Олег. Саня немного отстал, но в тоже время замыкал шествие. До эфира оставалось каких-то пару минут, и их выдернули из гримерки, не дав обсудить предстоящее событие. Ведь тебя не каждый день приглашают на телевиденье для съемок в прямом эфире.
   А все началось после похорон Витька, когда через пару дней Стас принес одну из газет в студию, где они в очередной раз собрались развеять накатившую грусть после потери товарища.
   - Читайте, - бросил он ее, предварительно указал на страницу, где заблаговременно обвел маркером статью с парочкой фотографий.
   - А что своими словами слабо поведать? - поинтересовался Саня, обратив внимание на объемный текст. - Раз выделил - значит, читал и знаешь, о чем речь идет.
   - О, это что я на фотке? - удивилась Яна, заглядывая ему через плечо. - Невеселой, однако, получилась.
   - Еще бы, - заметил Саня. - Чай не в свадебной церемонии участвовали, блин.
   - А что буквами написано-то? - подал голос со своего места Олег. - Может, выдашь немного текста по существу, и забудем об этом? - вопрос адресовался Стасу.
   - Лентяи, - вздохнул тот. - Там говориться о Витье, вернее, о его смерти. При чем в нескольких словах. Остальной текст посвящен предсказанием, что же будет с коллективом "Пятое колесо", когда одно колесо утеряно, а руль отсутствует, (я имею ввиду - Анжелу) и кто такая Яна...
   - Че? - не поняла сама девушка. - Что это значит - кто я такая?
   - А это значит, солнце, что голодный шоу-бизнес требует больше информации о тебе, - улыбнулся Саня. - Им нужна инфа и при чем любая, чтобы в достаточном соку переварить твои кости. Неважно, в каком свете они это предоставят, лишь бы пипл схавал сие и остался доволен.
   - Фу, как-то некрасиво это звучит, - передернула плечами девушка.
   - Шоу-бизнес, одним словом, мерзкое и грязное место, - кивнул Саня. - Здесь трудно оставаться на плаву при своем уме и здравии. Попал в стаю - вой по-волчьи, одним словом, - поставил он точку.
   - Жесть, - только что и смогла ответить Яна.
   А потом на следующий день последовал звонок с телеканала Стасу и вот они все вместе уже шагали коридором телецентра.
   - Вам сюда, - тихо сказала ассистент, указывая на дверь с надписью "Студия N5".
   - А дальше? - поинтересовался Стас.
   - А дальше, там вас уже ждут и все объяснят, - не повышая тональность, ответила девушка и засеменила в обратную сторону.
   - Замечательно! - буркнул Стас, берясь за ручку двери.
   - Да, ладно, тебе! - хлопнул его по плечу Олег и буквально втолкнул вперед. - Мы что первый раз на таком празднике?
   - Ну, тогда всегда Анжела рулила! - попытался запротестовать Стас, слегка упираясь натиску друга.
   - А теперь будет Янка рулевой! - подоспел Саня и они вместе с Олегом все-таки впихнули Стаса за дверь, куда шагнули и сами, придерживая под руки свою единственную оставшуюся девушку - Яну.
   - ... жизнь не стоит на месте, как бы судьба не преподносила всяческие сюрпризы, - звучал голос очаровательной ведущей, когда Яна немного отошла от шока - света ламп и нацеленных на нее телекамер. - Их не сломаешь. Ведь не зря уже, сколько лет живет пословица, что рок-н-ролл жив! Итак, встречайте! Сегодня у меня в гостях команда "Пятое колесо"!
   - И вам не хворать, - наклонившись к микрофону, произнес Стас.
   - Как уже стало всем известно, вашу команду в последнее время немного потрепало и вот уже четвертый месяц вы не выходите на сцену, - продолжала дальше ведущая. - Скажите, Стас, на сколько произошедшие события серьезно повлияли на вас и на всю команду?
   - Забавный вопрос, - ответил Стас, делая паузу, чтобы собраться с мыслями. Ведь обычно на все вопросы отвечала только Анжела, а он с ребятами иногда подбрасывал шуточные реплики или просто кивали головой с умным видом. Теперь приходилось отдуваться за всех самому.
   - Понятное дело, что временное отсутствие Анжелы и преждевременный уход из жизни Виктора действительно выбило нас из колеи, но ведь главное не падать духом, верно? - выдал он первое, что пришло на ум.
   - Да, с этим нельзя не согласиться, - кивнула ведущая. - Но все же ходит такое мнение, что когда группа теряет кого-то из участников, то может и сама прекратить свое существование. Вот в вашей ситуации, что вы об этом можете сказать, Стас? Ведь Виктор был у вас ударником с самого начала, а Анжела и вовсе автор всего и идейный вдохновитель коллектива.
   - А сейчас должен прозвучать вопрос, что все видят в последний раз коллектив "Пятое колесо", так как он канул в Лету и отошел в историю? - вдруг неожиданно прервала ведущую Яна.
   - Нежданчик, однако, - улыбнувшись, пробормотал Саня, подмигнув Стасу, который все никак не мог справиться с собой.
   - Ну, я бы так прямо не сказала... - начала оправдываться ведущая, улыбаясь и себе на камеры, но Яна снова прервала ее.
   - Ничего подобного! - стала набирать обороты девушка. - У команды, может быть, и наступила черная полоса, но, как вам так же известно, что черное чередует с белым. Поэтому "Пятое колесо" по-прежнему в строю. Да, возможно, сейчас не самый лучший период для группы, но как вам должно быть известно, что существует и другое мнение, - голос Яны приобрел твердость и решительность. - Герои уходят и им на смену рождаются новые. Да, мы некоторое время не будет выступать, но тот материал, что так и остался на сегодняшний день, еще не реализован, достоин всеобщему вниманию. Я самый молодой участник этой команды, но это еще ничего не значит и то, что мне оставила Анжела хватит не на один еще классный альбом. К тому же ребята, - она указала на них рукой, - в этой струе с самого первого дня. Что им стоит передать именно ту атмосферу текстам своей подруги и ее внутренний мир, если каждый из них об этом знает? Я со своей стороны преподнесу вокальное звучание, и никому не будет за это стыдно! Кома, оно дело двоякое. И мы не простим себе за то, что когда Анжелка откроет глаза и спросит с нас, а мы все это время просто просрали ничего ни делая.
   Ребята с гордостью смотрели на Яну, и с восхищением слушая ее монолог. Да, девчонка сейчас просто рулит!
   - И на последок, - перевела дыхание Яна. - Когда закончиться траур по ушедшему другу, мы дадим объявление об освободившейся вакансии ударника. И следующий альбом будет посвящен именно ему. А пока у нас на сегодня все. Благодарим за внимание...
  
   - Тебе не кажется, Стас, что ты стал паникером? - спросила Яна парня по телефону.
   Она медленно шла по аллее парка, одной рукой держа мобильный телефон, а другой катила впереди себя детскую коляску с дочкой. А так же внимательно наблюдала за резвящимся в нескольких шагах маленьким Игорем - сыном Анжелы.
   Погода была просто замечательной пару дней и вот, наконец, она решила просто погулять с детьми. Достаточно насиделись дома или в прокуренных станах студии. Жизнь бурлила, и лишать себя радостных, простых моментов наслаждения просто было кощунством.
   - Да, может быть ты и права, - согласился парень на другом конце связи. - Вернее ты, точно права! Хорошо, мы поступим, как ты говоришь. Ведь у тебя ее жилка хватки. Нам остается только лишь смирено, со всем соглашаться, - и он рассмеялся.
   - Вот так то лучше, - улыбнулась и себе девушка, но улыбка медленно сползла с ее лица, когда она узнала молодого и симпатичного парня идущего ей на встречу.
   А вот и исполнение ее тревожного чувства накануне. Знала бы больше - пошла другой дорогой.
   - Яна, привет! - поздоровался он, широко улыбаясь. - Рад тебя видеть!
   - Чего я не могу сказать в ответ, - кисло пробормотала Яна, отключая мобильник.
   - Я не могу поверить, что встретил тебя и выглядишь ты - сногсшибательно! - продолжал он, заграждая ей путь. - Просто принцессой сейчас стала!
   - Ясный пень, - Яна чувствовала, что у нее внутри стало закипать все. - Это же не я тебя бросила малолетней дурой на четвертом месяце беременности.
   - Да, брось, Янка, - попытался парень взять ее за руку. - Это уже в прошлом! На меня родители тогда надавили, а ты ведь помнишь какие они у меня.
   - Это твои проблемы, Андрей, - отрезала Яна соображая, что ей сейчас делать. Дочурка крепко спала, а Игорек в десяти метрах прыгал рядом. Народу немного, да и белый день, но все равно как-то неспокойно было на душе.
   - Это наша дочь? - не отставал парень и попытался теперь приоткрыть вуаль на коляске.
   - Это моя дочь и только, - отбросила его руку, зло сказала Яна. - Че тебе надо на самом деле и как ты меня нашел?
   - Да, ладно, не злись, - изобразил тот на лице самое, что не наесть добродушие, приподымая вверх руки. - Я с добрыми намерениями.
   - Мне это неинтересно, - попыталась снова обойти его ответила Яна. - Тем более мне не о чем с тобой говорить. Дай мне пройти и не мешай играть с детьми.
   - С детьми? - удивился парень.
   - Да, у меня еще есть и сын моей подруги. Так что отвали!
   - Хорошо-хорошо, - сделал шаг в сторону парень. - Я тут видел тебя позавчера по телеку. Классно рубишь в прямом эфире. Поговаривают, ты теперь вокалистка известной группы?
   - Тебе-то что из этого? - хмыкнула Яна, продолжая путь дальше, но парень не отставал.
   - Да, хочу извиниться перед тобой за прошлое и, если, позволишь - получить прощение.
   - Неа, это тебе не поможет, - покачала головой Яна. - Ты же маменькин сынок, а они сами ничего не делают.
   - Что так слава ударила в голову, что мы даже начинаем зазнаваться? - неожиданно спросил парень, делая снова попытку взять ее за руку.
   - А, вот в чем дело! - вдруг осенило Яну, что она даже остановилась. - Посмотрел ящик и увидел в нем меня, а мамочка сложила пазл и подослала тебя ко мне? Типа, смотри, Андрюшенька, вот показывают эту убогую девку, которая из облезлой серой мышки превратилась обеспеченную и знаменитую невесту! Не упускай шанс - ведь у нее есть дочь от тебя! Угадала?
   - Э-эй, ну зачем ты так...
   - Короче, Андрей, свалил бы ты с моей дороги раз и навсегда по-хорошему. Пока предлагаю.
   - Ты что мне угрожать надумала? - удивился парень. Яна знала, кто его родители, и какое место в обществе они занимали, но сейчас она была такой злой, что просто не отдавала себе отчета.
   - Притормози, красавица, не делай себе хуже, - продолжил он дальше. - Как вылезла из норы, так там и окажешься...
   Рядом скрипнули тормоза, и на обочине остановилась тройка больших черных внедорожников.
   - Не пугай, не страшен мне твой хомячок, - отрезала девушка, боковым зрением замечая, как из средней машины вылезло четыре спортивно накачанных фигур.
   - Я смотрю, ты смелой очень стала, - хмыкнул парень, но, видя что-то у нее за спиной, запнулся.
   - Солнце, это существо тебя достает? - раздался у нее за спиной знакомый голос, и девушка облегчено вздохнула.
   Тимур стоял в окружении такой же здоровой свиты, но вместо короткоствольных автоматов в руках держал шикарный букет роз.
   - Извини, что без звонка, но дел по горло, - улыбнулся он и поцеловал девушку.
   - И я рада тебя видеть, - ответила ему взаимностью Яна, и все самое плохое сразу же куда-то испарилось, словно и не было ничего.
   - Вот и отлично! - Тимур аккуратно вручил ей в руки букет цветов. - Кстати, ты мне так и не ответила - это что еще за чмо такое? - и указал на парня, которого уже начало трясти от страха.
   - А, ошибка прошлого! - махнула рукой Яна. - Не обращай внимание.
   - Ошибки нужно исправлять, - покачал головой Тимур. - Извини, но меня этому учили с детства, - и, обернувшись к своим парням тихо, проговорил. - Загрузите это тело в машину, а я с ним потом переговорю что и по чем, - и как ни в чем не бывало к Яне. - Пройдемся немного? Я вас к дому провожу.
   - А почему бы и нет? - улыбнулась девушка, передавая ему коляску. - Когда это еще выпадет момент такой идиллии?
   - Не спорю - укусила!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава пятая

Ты - мне, а я - тебе

   Как не хотелось просыпаться и вставать в такое замечательное утро, но внутренний голос подстегивал к действиям. Тем более что в голове всплыли некоторые планы на сегодняшний день, и они требовали исполнения.
   Яна набросила халат и босиком пошлепала в сторону ванной комнаты. Странно, но в квартире было как-то подозрительно тихо. Обычно в такое время всегда слышно, как мама Надя занимается своими делами на кухне, но не сейчас.
   Девчонка заглянула в соседние комнаты - никого. Так же тихо и пустынно оказалось и на самой кухне. Очень замечательно! И где это остальное население этой квартиры?
   Она уже хотела снова вернуться к предыдущему занятию, как краем глаза заметила лист бумаги на кухонном столе.
   "Яночка, мы пошли в больницу на осмотр. Не переживай. Мама Надя".
   Теперь понятно! Она вспомнила, как об этом ей говорилось несколько раз, но видимо, голова в то время была занята совсем другими вопросами и Яна упустила это из виду. Ничего страшного. С кем такое не бывает?
   Приняв освежающий душ, она вернулась на кухню и сделала себе кофе. Перед тем, как начинать воплощать в жизнь намеченные на сегодня планы, надо было еще раз подумать с чего первого-то начать.
   Яна достала телефон и набрала номер Стаса. Начнем, пожалуй, с обычного разговора. Тем более парень ей вчера так и не перезвонил вечером, а она просила. Вот и есть повод.
   - Привет! - сказала она в трубку, когда ей ответил сонный голос друга.
   - И тебе не хворать. А почему так рано?
   - В смысле? Уже почти девять утра, - удивилась Яна. - Или для тебя это ничего не значит?
   - Ну, вообще-то я поздно лег и планировал до обеда не вставать с постели.
   - Здрастье - приплыли! - воскликнула девчонка. - На сколько я помню, то мы планировали сегодня собраться в студии и это было назначено на десять. То есть через час!
   - Блин, Янка, может, сегодня пропустим это? - начал клянчить Стас. - У меня глаза слипаются и в голове каша.
   - Не-а! - отрезала Яна. - Был уговор и он дороже денег. Так что приводи себя в порядок, а я пока сама соберусь и жду тебя через сорок минут возле своего подъезда.
   - Ты страшный человек, Муратова Яна Алексеевна, - выдохнул, обречено Стас. - Хорошо, сделай мне контрольный звонок на мобильник через полчаса.
   - Вот видишь, все просто здорово! - улыбнулась Яна.
   - Ага, сплошное удовольствие, - буркнул Стас, но Яна уже положила трубку.
  
   С рожденья был поднят занавес
   И жизнь выпустила на подмостки нас.
   В руки каждому был вручен билет
   Чтобы сыграть свою роль в назначенный час.
   И вот театр заполнялся людьми
   Они смотрели, как актеры ведут игру.
   Мало кто хотел взлететь выше земли,
   Ведь потом рано придется отойти к вечному сну
  
   А мы вертели в руках сценарий
   Явно который был написан не для нас.
   А мы искали подвох в подтексте
   И здравый смысл в этих словах.
   Мы хотели разобраться, кто же так мог
   В самом начале не тот дать билет,
   Что мы бросились искать свое место,
   А вот его для нас здесь и нет.
  
   А сцена из утробы выросла в целый мир
   Сменяя кадры на эпизоды все быстрее и быстрее.
   И радуга в небе превращалась медленно в миф
   В потоке серых рутинных и скучных дней.
   И уходя во время антракта без лишних слов
   Разрывая контракт с этим миром навсегда.
   Кто-то вышел за пределы театральных снов
   Своего не увидя настоящего утра.
  
   А мы вертели в руках сценарий
   Явно который был написан не для нас.
   А мы искали подвох в подтексте
   И здравый смысл в этих словах.
   Мы хотели разобраться, кто же так мог
   В самом начале не тот дать билет,
   Что мы бросились искать свое место,
   А вот его для нас здесь и нет.
  
   С рожденья был поднят занавес
   Театр - жизнь выпустил на сцену нас.
   В руки каждому был вручен билет
   Чтобы вернуть его в назначенный час...
   Яна немножко нервничала.
   Одно дело, когда ты находишься в роли наблюдателя или обычного исполнителя чьих-то поручений, а вот сейчас ты сам исполняешь роль того самого руководителя. Ответственное, однако, это занятие. И как Анжелка справлялась со всем этим?
   Девчонка накануне перерыла архив своей подруги и на свое усмотрение подобрала с десятка два понравившихся ей песен. Теперь предоставив их на суд остальным ребятам, ждала их реакции. Парни же, как назло, не торопились с результатом. Видимо, что-то все-таки она сделала не так.
   - Может уже достаточно в носу ковырять, а? - наконец не выдержала Яна затянувшуюся паузу. - Как бы пора что-то и ответить. Вам это не кажется?
   - Ну... - потянул Стас, почесывая затылок. - Тут мне сложно что-то сказать.
   - И мне, - подал голос и себе Олег.
   - Объяснить сложно? - не поняла Яна.
   - Парни имеют в виду, что нам никогда раньше не приходилось самим что-то выбирать, - ответил Саня. - Обычно все происходило проще. Заходила Анжела доставала материал. Мы с ним ознакамливались и репетировали. На этом все.
   - И? - все еще не понимала к чему он клонить, переспросила Яна.
   - Теперь ты просишь нас самим что-то делать с этим материалом, не имея никакого представления, как его хотела преподнести Анжелка, - ответил Саня.
   - А что тут сложно? - Яна потянулась за гитарой. - Вот есть текст, вот есть примерный такт звучания. От всех нас остается только наложить свои партии и свести все в кучу. Совсем нет мозгов, что ли? - и она улыбнулась.
   - Нет, ты действительно ужасный человек Яна, - улыбнулся и себе Стас. - Действительно, что тут такого сложного, а парни?
   - Можно, конечно, попробовать, - вдруг согласился Олег, натягивая наушники. - Давайте проведем небольшой эксперимент. Сейчас каждый из нас возьмется за свою партию, слушая фонограмму, а потом запишет, и уже все вместе послушаем. Идет?
   - Наконец-то хоть какая-то умная речь сегодня прозвучала от вас! - вздохнула Яна, натягивая и себе наушники. - Поехали!
  
  
   По всей земле, куда не глянь
   Природа свои меняет краски.
   Разверзлась небесная хлябь
   Роняя вниз холодные капли.
   Это осень идет. Это осень...
  
   Застыли деревья в немой тоске
   Принимая на себя неба плач.
   А мысли все о завтрашнем дне
   И о том, что нельзя вернуться назад.
   Душа не знает ответ. Ее не спросишь...
  
   Где тот, кто ушел за горизонт,
   Когда ночь в свои вступила права.
   Зачем он забрал с собой свою боль,
   А нам оставил свои слова.
  
   Неведомые силы тянули в даль
   Кромсая душу, словно острый нож.
   На помощь пришла подруга печаль
   И увела под музыку степных дорог.
   А здесь рухнул замок из песка...
  
   Уже достал этот вечный вопрос
   Что делать, когда убежали сны.
   Когда в ответ приходит одна боль
   Усиливаясь на нерве струны.
   И звучит так близко, как издалека...
  
   И что остается больше ждать,
   Когда ночь вступит в свои права.
   Не нам приходиться это решать
   Кому выпадет счастье дожить до утра.
  
   Поэтому осень мне стала сестрой
   Только ей открыть я могу тайны.
   Она приходит на помощь, когда спорю с судьбой,
   Когда никто не слышит и закрыты ставни.
   Мне тяжело, но я дойду до конца...
  
   И пусть упрекают и учат, как жить
   Но я-то знаю, что мне досталось.
   Как хорошо, что могу я любить
   Да вот ответа нет даже малость,
   И начинаешь верить, что это судьба...
  
   Но под музыку степных дорог,
   Когда ночь отдаст свои права.
   Я успею увидеть солнечный горизонт,
   А значит, сумела дотянуть до утра.
  
  
   Девушка не была сильна в игре на гитаре, но все же пыталась подыгрывать мелодии звучавшей у нее в наушниках. Это ей очень понравилось, и она прокручивала песню по несколько раз, стараясь довести свою игру до совершенства, пока пальцы не начали воспротивиться от боли. Как раз об этом Яна и забыла, что может такое произойти.
   Превозмогая боль, она сыграла еще раз, и вздохнула с облегчением, отложила в сторону гитару. Должно из этого что-то получиться!
   - Чего? - удивилась она, заметив, как все парни молча уставились на нее.
   - Да, как-то интересно стало, - заметил Саня. - Ты почти четыре часа беспрерывно терзала инструмент.
   - Сколько? - не поверила Яна, разминая пучки пальцев на левой руке.
   Парни снова молча и дружно указали ей на часы висевшие, на стене студии.
   - Подумаешь! - отмахнулась девушка от них. - Сами хотя бы полчаса потратили на свою игру?
   - Конечно! Давно закончили и ждали только тебя, - кивнул Олег. - Вадик вон уже сводит все до кучи, - и махнул рукой в сторону звукорежиссера, который в данный момент прислушивался к чему-то в наушниках и в такт качал головой.
   - Вижу, что человек работает, - согласилась Яна. - Блин, как же все-таки оно больно! - воскликнула она, разминая пальцы.
   - Это от непривычки, - посмотрел на ее руку, ответил Стас. - Через месяц постоянной игры ты об этом даже и не вспомнишь.
   - Хотелось бы верить, - сказала Яна. - Может, послушаем, что получилось?
   - Ага! - согласились все и дружно повалили в операторскую.
   - Идите, покурите минут двадцать, - отмахнулся от них Вадим. - Мне еще надо тут с гитарой Яны повозиться.
   - Как скажешь, - согласились все, и Стас предложил. - Пойдем, кофе выпьем в кафе за углом?
   - Ага.
   Саня расставил на столике каждому по чашке отличного кофе, и парни закурили, отхлебывая по глотку. Обычно после удачных репетиций здесь они распивали пиво или другой алкоголь, перебрасываясь шуточками, но сегодня было все скромно. Может быть, это напрямую было связано с Яной, а может быть и с тем, что двоих бойцов их банды они потеряли.
   Другими словами - вели себя тихо и скромно.
   - Нам бы еще ударника где-то заиметь, - подал голос Саня. - Прошла уже неделя, а толкового стукача я так и не услышал.
   - Согласен, - кивнул Стас. - Как-то все неуверенные приходили в себе к нам.
   - Это они Янку испугались, - улыбнулся Олег.
   - Чего? - уставилась она на него.
   - Ну, да! Мы же ее и сами боимся, а это люди со стороны, - и они рассмеялись все дружно.
   - Да ну вас лесом! - не скрывая улыбки, ответила девушка. - Может, уже пойдем? Сколько там времени прошло?
   - Ага, пора.
   Ребята не спеша, вернулись к студии, удивлено заметив возле входа шикарный байк.
   - А это кто еще тут к нам пожаловал? - не скрывая восхищения, произнес Саня.
   - Какой-то старый рокер на место ударника, как пить дать, - заверил Стас.
   - Забавно.
   Нежданный гость стоял возле Вадика в наушниках, слушая нарезки их песен. Внешний вид говорил сам за себя. Армейские ботинки, кожаный костюм, но вместо бороды и пивного живота - стройная фигура.
   - Ребята, познакомьтесь с претендентом, - улыбнулся им Вадим, останавливая музыку. - Это Карина Черханова. Прошу любить и жаловать!
   - Но ты же девушка?! - удивился Стас, рассматривая ее. Обычная молодая девушка с небольшими восточными чертами лица, но все остальное было замечательным.
   - Здравствуйте, ребята, я к вам, - сказала она приятным голосом. - И я действительно - девушка, но у вас в команде нет же дискриминации полов, если учесть что рулит как раз - девушка?
   - Оно-то так, но... - Стас хотел еще что-то сказать, но его перебила Яна, делая шаг вперед.
   - Знакомая какая-то фамилия, - произнесла она, смотря, гости прямо в глаза. - Мы могли где-то пересекаться раньше?
   - Нет, Яна, ни с кем из вас я лично не общалась, и мы не встречались, но на концерты ваши я ходила и вас всех знаю.
   - Уже неплохо, - кивнула Яна. - Тогда может, продемонстрируешь мастер-класс?
   - С удовольствием!
   Карина прошла в комнату за стеклом и уселась за ударную установку. Одев наушники, она кивнула о своей готовности.
   - Включи новую вещь и выведи ее на монитор, - попросил Стас Вадима. - Сейчас узнаем, из какого она теста.
   - Добро.
   Из динамиков пошли первые аккорды, и Карина немного наклонив голову, сразу же уловила ритм и пошла, отбивать такт под гитарный аккомпанемент.
   - Да, ладно! - округлялись глаза у парней, когда Карина лихо закончила стучать.
   - И как? - спросила девушка, когда вернулась в операторскую под восторженные взгляды парней.
   - Э-э... - начал Стас, но сразу же перевел стрелки на Яну. - Как она тебе? - спросил он ее.
   Яна обвела всех задумчивым взглядом и выдала:
   - Карина, а у тебя нет случайно брата по имени Тимур?
   - Да, у меня старший брат Тимур, - ответила та под недоумевающие взгляды парней.
   - Добро, тогда приводи себя в боевую готовность, - как-то странно улыбаясь, ответила Яна. - Времени для знакомства у нас будет еще достаточно, так как у нас в "Тундре" послезавтра концерт.
   - Та ну нах! - в один голос воскликнули все.
   - А что тут такого? - продолжала улыбаться Яна. - Надо же кому-то за вами было смотреть, пока вы тут хандрили и пускали сопли. Так что я давно обо всем договорилась. Была загвоздка только в ударнике и вот она так же пропала.
   - Нет, ты не только страшный, но и опасный человек, Яна Алексеевна, - проговорил Стас, обнимая подругу.
   - Так что мне делать? - неожиданно спросила Карина.
   - Стараться не повредить свои руки, - ответила Яна, протягивая ей свою ладонь для рукопожатия. - Добро пожаловать в нашу банду.
  
   Над сценой зависло напряжение.
   Лучи прожекторов разрезали темноту скользя своим холодным светом по набитом до отказа полном зале людей. Ведь новость о новом концерте команды "Пятое колесо" в обновленном составе мигом облетела всю округу и желающих увидеть и услышать своих кумиров после долгого молчания.
   Пошел дым и раздался голос ведущего.
   - Дерево прорастало и пускало могучие корни. Его мощная крона накрывала от невзгоды всех жаждущих тепла и ласки. Даже, когда у этого дерева отломились ветки, то на их месте проросли новые. Сильные и молодые. Никогда еще такого не было в этих стенах, как сегодня. Встречайте! Сегодня здесь и сейчас - команда "Пятое колесо" с новой программой!
   Зал взорвался восторженными криками, и подъемники подняли на сцену участников группы под бешеную пляску лучей прожекторов.
   Вмиг наступила резко тишина, и Яна подойдя ближе к стойке с микрофоном, ударила по струнам:
  
  
   Над землей ночь. Все давно спят,
   Мирно мерцают звезды в небе.
   Еле слышен шорох придорожных трав -
   Я сквозь темноту к тебе еду.
   Слышишь... Слышишь...
   Остаются за спиной большие города
   Проезжаю мимо я - в них тебя нет.
   Мне нужен свет твоего окна,
   И снова в пути застал меня рассвет.
   Слышишь... Слышишь...
  
   Опоздал на день - оказалось на всю жизнь.
   Даже проститься не успел.
   А теперь предо мной чисто-белый лист
   И следы прожитых лет.
  
   Становится тревожно мне на душе,
   Ведь эта ночь слишком холодна.
   Я верю, что счастье ждет меня в конце,
   Как земля солнце ждет в начале дня.
   Слышишь... Слышишь...
   Пусть невозможно вернуться назад,
   Но ведь можно все начать с нуля.
   И пусть говорят - такая судьба,
   Хочу видеть тебя в конце я дня.
   Слышишь... Слышишь...
  
   Опоздал на день - оказалось на всю жизнь.
   Даже проститься не успел.
   А теперь предо мной чисто-белый лист
   И печаль прожитых лет.
  
   А за ошибки нужно платить
   Даже всем дорогим, что у тебя есть.
   И в награду можно все получить
   Даже тот самый новый рассвет.
   Слышишь... Слышишь...
   А, погружаясь в ночь не спешить
   Забывать отмученного дня.
   Ведь жизнь не стоит - она бежит
   И я по-прежнему ищу тебя.
   Слышишь... Слышишь...
  
   Опоздал на день - оказалось на всю жизнь.
   Даже проститься не успел.
   А теперь предо мной чисто-белый лист
   И тоска прожитых лет.
  
   А в небе по-прежнему звезда
   Освещает к тебе мой путь.
   Я ведь знаю, что ты сейчас одна
   И твои глаза меня к тебе зовут.
   Слышишь... Слышишь...
   И пусть на дорогу я всю жизнь
   Потрачу, но ведь не зря искал.
   Ты мне сможешь все подарить,
   Хоть немного сердца своего тепла.
   Слышишь... Слышишь...
  
   Опоздал на день - оказалось на всю жизнь.
   Даже проститься не успел.
   А теперь предо мной чисто-белый лист.
   И память прожитых лет.
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава шестая

Призрак из прошлого

  
  
   Он внимательно наблюдал за группой людей сквозь линзу прицела снайперской винтовки. Видимость была не очень, но для человека, который зарабатывал этим занятием себе на жизнь уже не первый год, такое неудобство особо не расстраивало.
   Ему приходилось выполнять свою работу и в худших условиях, чем сейчас. Подумаешь немного тумана на рассвете, что собирался перейти в дождь делает его жертв немного размазанными в объективе, но он цель видел до этого в прекрасном свете, а значит, не спутает ни с кем другим. Тем более что у жертвы есть несколько параметров, которые в любом освещение отличают его от других - шрам на лице и хромота.
   Другое дело, что он уже целую неделю пытался выполнить свой заказ, но все ни как не мог произвести тот самый один решающий выстрел. Как только он собирался спустить курок, как внезапно появлялась какая-то помеха, что расстраивала его планы. Сегодня такого уже не будет.
   К тому же его сразу предупредили, что заказ не из легких и зря, что он тогда к этому не прислушался - можно было запросить сумму и побольше. Потому что, выслеживая свою цель, он немного понял, кто это за человек и чем он занимается. Поэтому никаких промашек и ошибок.
   Он облизал пересохшие губы и снова прильнул к объективу. Нужно не упустить свой шанс, потому что жертву окружало достаточно людей и тем более, судя по обстановке - они собирались куда-то уезжать.
   Значит, либо сейчас или никогда!
   Спортивного телосложения несколько парней стояли чуть в стороне, иногда поправляя висевшие на плече короткоствольные автоматы. Еще тройка таких же собратьев не прекращали осматриваться по сторонам, пока их шеф вел разговор по телефону. Такая же команда охраняла и его машину с кортежем. Одним словом - все серьезно.
   Но снайпера не интересовали эти детали. Зачем они здесь в такую рань собрались. С кем идет разговор. Куда потом все эти люди поедут.
   Для него целью был один человек, и он свой заказ исполнит. Приблизив немножко еще к себе объектив, он задержал дыхание и его палец начал сгибаться на спусковой крючок, как вдруг сзади раздалось легкое покашливание, и снайпер провалился в темноту.
  
   Тимур вошел как всегда своей тихой походкой и замер возле двери, ожидая, когда его шеф оторвется от чтива газеты и обратит на него внимание. Такой ритуал у них возник чуть не из первого дня знакомства и уже, за сколько лет вошло только в привычку. Если у тебя нет срочных новостей, которые не требуют никаких важных обстоятельств, то приходилось ждать своей очереди.
   К тому же Тимур так же давно изучил характер и привычки своего начальника. Тот просто так ничего не делал и каждый его шаг или мысль, высказанная вслух, всегда имели под собой хорошо поставленную почву и продуманный итог.
   Так было и сегодня.
   Ему позвонили и попросили приехать, но ничего больше не сказали. Значит разговор только между ними, но сейчас шеф не обращал на него внимания, а значит нужно просто подождать.
   Парень снова вспомнил тот день, когда их дороги пересеклись. Он солдат по контракту попавший плен и этот странный хромающий человек с реакцией кобры по воле судьбы встретились в одной из отдаленной провинции Пакистана.
   Что делал там Игорь Курхан, Тимур до сих пор и не знал, но этот человек его забрал, с собой избавив от лишений и унижений, а возможно даже и от смерти и поэтому парня больше ничего не интересовало. Теперь он его правая рука, как говорят все вокруг, а это в их кругах что-то, да и значило!
   - Почитай вот эту статейку, Тимур, - произнес, наконец, Курхан после сорокаминутного ожидания и протянул ему газету.
   Парень взял протянутую ему газету и быстро пробежал взглядом по строчкам:
   - "Сегодня на закрытом трубопрокатном заводе, в одном из цехов были обнаружены больше десяти мертвых тел. Все были застрелены и по предварительным данным убитые принадлежали к различным бандитским группировкам. Такое заключение поставили работники милиции. Прокуратура воздерживается от каких-либо комментариев, ссылаясь на недостаточность улик и отсутствием свидетелей. Вот имена опознавших покойников..."
   - Как тебе такое? - спросил Курхан, подкуривая от серебряной зажигалки сигарету.
   - Ну, даже не знаю, что и ответить, - сдвинул плечами Тимур. - Понятное дело, что это не мы их. Значит, за нами кто-то следит незаметно и мне это не нравиться.
   - Это никому не нравиться, Тимур, - ответил Курхан. - Я не удивлюсь, что слежка продолжается, и по сей день. Даже в сию минуту наши рожи мелькают в сетке прицела снайперской винтовки.
   Тимур напряг зрение, пытаясь хотя бы что-то рассмотреть через запыленное окно, но Курхан спокойно продолжал дальше.
   - Я так же повел себя, но всплывает тот момент, что кто бы нас не заказал, то это никак не может выполнить исполнитель. Есть на этот счет какие-то свои соображении?
   Парню это всегда льстило, что шеф в первую очередь выслушивал мнение своего окружения и лишь, потом выносил вердикт. Все имели право голоса и на свое мнение, если таковое было.
   - Я так сразу не могу ничего сказать, но в голове крутиться парочка мыслей, - ответил Тимур. - Возможно два варианта: либо за нами просто следят в ожидания удобного случая, либо поручили не такому же и классному профи.
   - Согласен, - кивнул Курхан закуривая вторую сигарету.
   - Если второй вариант, то я его вычислю в два счета, - закончил свою мысль Тимур.
   - Хорошо, если у нас появился достойный противник, то игра будет интересной, - Курхан поднялся со своего места и, прихрамывая, заходился неспешно мерить шагами комнату. - Возьми команду "призраков" и найди мне этого ублюдка.
   - Да, шеф!
   - И еще, Тимур, - остановил его Курхан. - Усиль охрану больницы и остальных ребят. Это должно выглядеть со всех сторон незаметно. Кто-то подбирается ко мне через них, а я этого не люблю.
   Парень остался стоять на месте понимая, что шеф или не закончил говорить или что-то сам не договаривает.
   - Мне надо проверить парочку своих догадок, - наконец проговорил Курхан, останавливаясь возле стола. - Ты пока займись свои делом, а я побуду в роли приманки и сам пошарю в своем прошлом.
   - Это же небезопасно, - возразил Тимур.
   - Нормально, - улыбнулся Курхан. - Мы, ребята, тертые, в разных переделках бывали. Прорвемся. Тем более, что я буду не один, раз ты переживаешь. Спасибо.
   Тимур в душе не был согласен с решением Курхана, но шеф никогда не ошибался в своих словах. Поэтому парень просто молча покинул комнату и, выйдя на свежий воздух, перевел дыхание. Нужно было в первую очередь самому набросать план действий, а все остальное придет по ходу движения.
   Собрать команду "призраков". Лет десять назад это бы заняло прилично по времени, а сейчас достал телефон из кармана. Пару звонков и через полчаса все в сборе.
   Тимур достал телефон, а в голове прокручивал тот момент, когда он сам лично по просьбе Курхана отбирал из множества желающих тех, кто был достоин попасть в эту команду. Потом многодневные тренировки и отработки в реальной жизни. Лишь только через пару лет им удалось сколотить этот отряд состоящих из самых лучших бойцов. И эти ребята никогда не подводили.
   Теперь для них появилась новая работа.
   Безликие для толпы. Серые, как вся масса человечества - эти ребята обеих полов профессионально сливались с населением, выполняя свою функцию. То ли это было внедрение в какие-то сферы управления, то ли обычная банальная слежка - всегда все было на все сто.
   Благодаря своей эйдетической памяти Тимур помнил всех в лицо, но не всегда мог заметить кого-нибудь из них на своем рабочем месте, так сказать. Помимо боевых навыков ведения боя в городских условиях каждый боец команды так же имел не одно высшее образование и чувствовал себя на своем месте, как рыба в воде.
   Люди будущего, как любил их называть Курхан. И этим Тимур гордился. Ведь это было его личное детище, а шеф всегда скупился на похвалу. Все знали и если слова благодарности или восхищения слетали с его уст, то все так же знали - это высшая награда. И заслужить ее не так-то и просто.
   Скрипнули тормоза, и к парадному входу их штаб-квартиры подъехало несколько машин. Обычные парни, симпатичные девушки - представители команды "призрак" окружили Тимура.
   - Вы не в полном сборе, - произнес Тимур, обводя всех взглядом.
   - Остальные на заданиях, - ответили ему. - Мы им передадим все дословно.
   - Хорошо, - Тимур сделал паузу, собираясь с мыслями.
   - Как вы уже знаете, что кто-то неизвестный подбирается к нашему шефу в последнее время все ближе и ближе, - продолжил Тимур. - Первая атака оказалась успешной, и теперь мать его ребенка находиться в больнице.
   - Там ситуация под двойным контролем, - ответили ему снова на молчаливый вопрос взгляда. - С одной стороны наши люди, с другой, открыто, охрана приставлена Николаем Обуховым. Комар носа не подточит, ни с какой стороны. Разве что взорвут клиента вместе с больницей.
   - Думаю, что на это у врага не хватит смелости, - хмыкнул Тимур.
   - Остальные так же под невидимой охраной все двадцать четыре часа в сутки. Места жительства, работы, детские садики, а так же постоянный контроль за передвижениям по городу.
   - Хорошо, - Тимур кивнул. - Продолжайте в том же духе. Новое задание. Появился стрелок. Может быть, снайпер, может быть просто - киллер. Неважно. Главное то, что он постоянно висит за спиной у шефа и медленно к нему подбирается.
   - Насколько это правдивая информация?
   - Зачистка одной сходки авторитетов на днях, после нашего визита к ним, - ответил Тимур. - Шеф уверен, что это дело рук наемника. След тянется в прошлое шефа. Его слова и поэтому думаю надо начать именно с этого.
   - У шефа темное и закрытое от глаз прошлое. Очень много пятен. Нужен доступ, а это требует его личного разрешения.
   - Это я возьму на себя, - кивнул Тимур. - На данный момент нужен закрытый периметр вокруг Курхана на расстояние полета пули с любой снайперской винтовки.
   - То есть нам нужно установить незаметную слежку с охраной своего же шефа?
   - Да, - утвердил Тимур. - Я, даже, находясь в полуметре от шефа должен знать, что происходит в радиусе десяти километров.
   - Задача ясна. Можно приступать к исполнению?
   - Да. Еще вопросы?
   - В случае подтверждения угрозы наши действия?
   - Полная ликвидация, если не получается взять живьем.
   - Принято.
   Тимур провел взглядом отъезжающие машины и в голове прокрутил несколько планов на самое ближайшее время. Чем ему надо было заняться. В первую очередь следовало проведать лично Яну. Тем более что ее он не видел уже несколько дней. К слову ли говорить, что он ей как-то пообещал рассказывать, как продвигается дело в поимке виновника случившегося с Анжелой. Вот теперь и проходилось встречаться не только по зову сердца, а и для отчета о проделанной работе.
   Правда Яна особого его не слушала, когда речь заходила о его делах. Ей больше было по душе сердечные признания. Хотя ничего и не ускользало от ее слуха. Он даже иногда и завидовал ее цепкому уму, идеальной памяти и как она логически рассуждает, расставляя все по полочкам.
   Все, надо позвонить!
   Тем более в момент их последней встречи Яна спела ему под гитару песню собственного сочинения и очень хотела узнать мнение, а у Тимура на то время голова была забита совсем другими мыслями и в итоге парень так и не смог ничего вразумительно, кроме мычания, высказать ей в ответ. Вот как раз и есть повод для звонка - принести свои извинения.
  
  
   Когда нет места для тебя,
   Когда лишней ты оказалась здесь.
   Когда мечтой остается мечта,
   Когда в окошко смотрит смерть.
   А по ночам ты хочешь летать,
   А по ночам ты хочешь видеть сны.
   А по ночам ты привыкла ждать,
   Что услышишь утром зов любви.
  
   Ты делаешь шаг, но относит назад.
   Ты рвешься вперед.
   Ты видишь смех, и быть должен рад,
   Но чувствуешь боль.
  
   Когда тебе улыбаются в глаза,
   Когда тебе плюют потом в след.
   Когда видишь стены в пролете окна.
   Когда ты слышишь голоса в себе.
   А по ночам ты строишь дом
   В котором не гаснет солнечный свет,
   А по ночам ты споришь с душой
   Пытаясь отыскать дорогу наверх.
  
   Ты делаешь шаг, но относит назад.
   Ты рвешься вперед.
   Ты видишь смех, и быть должен рад,
   Но чувствуешь боль
  
  
   Парень снова достал телефон, чтобы перезвонить Яне, как пошел входной звонок от одного члена из команды "призрак".
   - Быстро же! - хмыкнул Тимур, взглянул на наручные часы - сорок минут прошло, как они расстались.
   - Слушаю! - сказал он в трубку.
   - Тимур, есть несколько зацепок, - ответили ему, - но нужна инфа от шефа.
   - Что именно? - спросил он, сорвавшись с места в сторону их места пребывания. Тимур все время был на улице и Курхан не выходил, а значит шеф по-прежнему у себя в кабинете.
   - Подтвердилась информация об оживлении в рядах басурман. Прилетела очень важная шишка несколько дней назад. Летят их головы, но и пес с ними. Вопрос в другом - стараясь не привлекать особого внимания с их стороны, кто-то очень осторожно копает под нашего шефа. Интересуются практически всем и обо всем.
   - Уже теплее, - одобрительно сказал Тимур и осторожно вошел в кабинет Курхана.
   Хозяин поднял вопросительный взгляд, оторвавшись от какого-то чтива, но не проронил ни звука заметив, как Тимур говорит по телефону.
   - Я у шефа. Что интересует?
   - Спроси, знает ли он человека по имени Эльдар Алабаев.
   - Шеф? - осторожно переспросил Тимур.
   - Говори, Тимур, что там у тебя.
   - "Призраки" вышли на след. Вам что-то говорит имя человека - Эльдар Алабаев?
   - Хм, - Курхан прикрыл глаза, откидывая голову немного назад. - Да, я знал когда-то этого человека и всю его семью, - наконец ответил он.
   - Да, шеф знает его, - так же сказал в трубку Тимур.
   - Тогда мы на верном пути, - обрадовались на другом конце. - Именно люди с группировки Джамиля Алабаева и суетятся вокруг шефа. Будет новая инфа - перезвоню, - и положили трубку.
   - Говори, - устало произнес Курхан, подождав, когда Тимур молча спрятал телефон в карман.
   - Наши люди вышли на некто - Джамиль Алабаев. Это его люди создают движение вокруг. И недавно прилетел еще и Эльдар Алабаев, - в глазах у Тимура застыл вопрос.
   - Ну, надо же! Сколько лет прошло, а мальчишка никак не успокоиться, - покачал головой Курхан, доставая серебряную зажигалку. - Да, прошлое совсем никак не хочет меня отпускать.
   Тимур терпеливо стоял молча в ожидании откровения от шефа. Такие моменты редко случались, но когда Курхан ронял фразы о былом, то парень многое узнавал даже и по этим сухим, коротким обрывкам.
   - Это было еще в середине девяностых, Тимур, - продолжил Курхан дальше. - Начало всего моего нынешнего пути. Джамиль был тогда еще совсем подростком, когда я имел несколько хорошо прибыльных дел с его отцом - Эльдаром. Потом наши пути по-доброму разошлись, а малыш все-таки затаил на меня обиду. Интересно, - в глазах у Курхана мелькнула искорка. - Я все понял, - и снова закурил.
   - Шеф? - переспросил Тимур.
   - А, Тимур, тебе интересно знать детали? - Курхан поднялся. - Коротко. Была у Джамиля старшая сестра - Аиша. Красавица еще та! У нас возникла симпатия, но разные веры и множество других причин были против наших отношений. Поэтому мы расстались. Я вернулся сюда, а через пару месяцев узнал, что она покончила с собой. В этом обвинил Джамиль меня, хотя в предсмертной записке его сестра написала совсем другое. Не думал, что именно такое прошлое мне будет мстить. Тимур!
   - Да, шеф!
   - Обложи всех, кто даже косвенно причастен к семейству Алабаевых на территории нашей страны. Пора нанести визит вежливости старым знакомым и расставить все точки над "I".
   - Уже лечу, - кивнул Тимур, переваривая услышанное.
   Видимо у шефа были искрение чувства к той девушке, потому что мать его ребенка - Анжела, так же имела восточную внешность. Это Тимур сразу же заметил, так как и у самого в венах текла примесь разных кровей и одна из них - азиатская.
   Все мы в итоге рабы своих привычек, предпочтений и привязанностей.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава седьмая

Один взгляд назад

  
  
   Северная Провинция. Часть прежнего королевского государства Джамму и Кашмира управляемая пакистанцами. Середина 90-х.
  
   Солнце стояло в зените, и людей на улицах практически не было. Поэтому, когда пыльный грузовик пробирался мимо домов с закрытыми ставнями шумно скрепя своими механизмами, то его передвижение все равно оказалось не замеченным местными жителями.
   Пискнули тормоза, и машина остановилась возле высокого каменного забора с глухими воротами.
   - Приехали, - сказал водитель на ломаном английском языке своему пассажиру.
   - Это хорошо, - ответ же прозвучал идеально.
   Ему было на самом деле чуть больше двадцати, хотя внешне парень выглядел старше. Армейская выправка, цепкий взгляд и незаметные легкие движения выдавали в нем профессионала. Таких чужаком нередко можно было встретить нынче в этих местах, ведь отгремела недавно непонятная война в соседнем Афганистане и поэтому мужчины с европейскими чертами вполне часто мелькали среди местного населения.
   - Зови хозяина, - обратился парень к еще одному своему спутнику из местных. - Скажи, что человек от Мурзы прибыл.
   Тот подскочил к воротам и громко постучал. Его заставлять, дважды не пришлось. Он уже знал, на что способен этот неверный, когда его не слушают или пытаются причинить вред. На своей шкуре лично испробовать не хотелось, и даже трехдневное совместное путешествие в этот отдаленный район не поможет. Может быть, этот неверный и не говорил на их родных диалектах, но как показали прошлые неудачные попытки покушения на него - он их прекрасно понимал.
   - Кто там? - раздалось из-за ворот.
   - Это я. Привез человека от Мурзы.
   - Проходите!
   Их видимо давно заждались, потому что скрипнула калитка и быстро распахнулась, впуская гостей. Парень забросил через плечо небольшую, но увесистую сумку и последовал за своим проводником вовнутрь.
   Двор отличался от улицы. Здесь было все, что надо для уютного проживания зажиточных людей. Плодовые деревья, аккуратные ряды кустов и несколько небольших фонтанов.
   - Оружие? - обратился к парню охранник, с автоматом наперевес встречая их на крыльце, и тот молча вытащил два автоматических пистолета войск специального назначения.
   - Проходи, - кивнул охранник, ему, пропуская в дом, но остальных тормознул на крыльце. - Вам нельзя.
   - О, господин Курхан! Рад вас снова видеть в полном здравии! - искренне встретил его настоящий представитель своего народа старик одетых в традиционные одеяния.
   - И вам долголетия, уважаемый аксакал, - почтенно кивнул головой парень, присаживаясь на указанное место.
   - Как добрались?
   - Нормально. Неспокойно у вас по-прежнему, но мы уже к такому привыкли.
   Парень передал подошедшему мужчине свою сумку, а тот в свою очередь раскрыл ее и положил возле старика.
   - В вашей стране сейчас большие перемены, - остался довольным содержанием сумки сказал старик. - Появилось множество способов переправки товара.
   - Нашей страны, как таковой уже не существует, - ответил парень. - Так, появилось множество мелких государств из осколков когда-то великой державы.
   - Ну, время на месте не стоит, господин Курхан. Наши земли, так же не раз за свою всю историю переживали множество подобных изменений.
   - Это верно. Для меня что-то есть?
   - Для такого человека, как вы, господин Курхан, у нас всегда все будет...
  
   - Здесь, наши пути расходятся, - сказал парень своему проводнику, когда грузовик скрылся за холмами, а они стояли на пыльной дороге, которая вела к виднеющимися окрестностями большого города. - Благодарю за помощь, и увидимся через пару месяцев.
   Парень забросил на спину полученный рюкзак и не спеша, шагал в сторону города. Там его ждал другой проводник, который переведет через границу по давно и хорошо налаженному маршруту.
   Вдруг неожиданно в сотни метров он заметил какое-то движение и, стараясь оставаться незамеченным, приблизился, как можно ближе.
   Несколько местных бандитов окружили какого-то мужчину и избивали того ногами.
   - Что за страна такая дикая? - тихо спросил сам себя он, сбрасывая сумку на землю и проверяя на месте ли оружие.
   Раньше он бы прошел бы мимо всего этого, сделав вид, что его это совершенно не касается, но сейчас, когда его репутация набирает обороты, то лишь раз проявить себя не помешает.
   Словно кобра он метнулся на помощь и через несколько секунд бандиты лежали в бессознательном состоянии на земле.
   - Вы в порядке? - спросил он, подавая руку мужчине, который тихо постанывал от боли.
   - Жить буду, - наконец ответил тот, принимая помощь. - А благодаря тебе, еще дольше. Джамиль Алабаев.
   - Курхан Игорь.
   - Ты - русский? - удивился тот.
   - Да, теперь уже без разницы, - криво улыбнулся ему в ответ парень. - Был когда-то советским, а теперь не знаю. Пусть буду русским.
   - Я слышал о тебе.
   - Надеюсь только хорошее.
   - Да, а после моего спасения о тебе узнает вся округа. Я не последний человек в Гилгите. Ты спас мне жизнь и я у тебя в долгу. Помоги мне добраться в город и проси все, что хочешь.
   - Пока я ни в чем не нуждаюсь, так что помогу вам просто так.
   - Запомни, Курхан Игорь - двери моего дома всегда для тебя открыты в любое время дня и ночи!
   В следующий раз они встретились спустя год, когда пересеклись общие интересы. И Курхан действительно получил все почести, на которые только мог рассчитывать от восточного искреннего гостеприимства.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Тихий Океан.
   Где-то в районе экватора. Полоса коралловых рифов. Нулевые года.
  
   - Здесь когда-то была перевалочная база контрабандистов, сэр, - тараторил сопровождающий паренек из команды губернатора. - Лет пять назад наша служба безопасности накрыла их и уничтожила. Осталось несколько построек, похожи на настоящие бункера и крепости. Если вложить в этот атолл денег, то можно неплохо все отстроить и даже принимать туристов.
   - Какая площадь всего острова? - морщился от его непрерывной болтовни, как от зубной боли спросил гость.
   - Будем считать неприступную гряду по периметру рифов, тихую внутреннюю лагуну и сам островок, то где-то километров десять выйдет. Площадь острова будет до семи километров. Там есть все - родниковая вода, густая растительность и даже некоторая декоративная живность.
   - Но есть и какие-то но?
   - Ага! Добраться на сам остров можно только на вертолете, что мы с вами сейчас и делаем. Рифы по периметру, как я и говорил, не пустят даже обычную шлюпку.
   - Это то, что нам и надо, - переглянулись между собой двое мужчин.
   - А можно вам задать один вопрос? - спросил паренек.
   - Валяй!
   - Вы покупаете этот атолл в свою собственность, для каких целей? Мне, конечно, до нашей встречи объяснили, что тут все законно, но все же - для чего? Просто, поймите, в мои обязанности входит курировать эту часть островков на охрану и незаконное вторжение.
   - Все правильно, - кивнули ему в ответ. - У нас есть очень хороший друг, который на протяжении десяти лет делал для всех нас только одно хорошее, но так случилось, что недавно он попал в катастрофу и его врачи собрали буквально по кусочкам. Вот мы все и решили, что это будет самое лучшее место для восстановления сил, а от нас подарок в ответ.
   - Можете там у себя в конторе не беспокоиться, - добавил второй мужчина. - Это будет закрытая частная территория. Мы ее немножко приведем в порядок и сделаем пригодной для жизни нашего друга и, если все получиться, то и его семьи.
  
   .

0x01 graphic

  
  

Глава восьмая

Я так легко не сдаюсь

  
  
  
   "Я всегда была сильной, как бы не казалось мне, что все пропало, и будущего нет. Вот как раз все происходило и наоборот - это прошлое уходило в неизвестность, предоставляя место светлому будущему. Что мне мешает сейчас повторить эту историю? Нужно просто собраться с силами и бороться за свою жизнь".
   Нужно собраться с силами. Нужно, но где эти силы взять-то? Когда ты, оказывается, в данный момент телом лежишь прикованный к больничной койке, а разумом блуждаешь неизвестно где, то как-то непонятно как это сделать.
   Хреново.
   Анжела уже в сотый раз обвела взглядом вокруг себя и тяжело вздохнула.
   Пейзаж картинки не изменился.
   Она прикрыла глаза и подалась своим воспоминаниям о прошлом, которое иногда приходило к ней в памяти какими-то клочками и обрывками в разной бессмысленной последовательности.
   Вот она собирается в школу и выходит из дому, но почему-то вместо учебы девушка попадает на свой же концерт в клубе "Натали", и смотрит его со стороны зрителя. Теперь они с ребятами отмечают выход первого альбома, и тут же она снова оказывается в другом месте - рождения сына. Вот снова, тот день - гибель Игоря, но опять она идет с ним под руку по песочному берегу моря.
   Бред какой-то! Они никогда не были вместе на море. Даже на городской пляж не выходили. К чему бы это?
   - И только это тебя смущает? - спросила себя вслух девушка. - Что ты с ним никогда не ходила на пляж? А ничего, что ты сейчас, вообще никуда не можешь пойти или просто встать?
   Анжела вздохнула. Она чувствовала, что начинает сходить с ума от всего этого. Но что и это ей даст, ведь она заперта в своем теле, где только разум творит с ней непонятно что! Лежать неподвижно для окружающих, а самой безумно хихикать? Забавное предложение...
  
   - ... а вот у Игорька выпал первый молочный зуб, - говорила тихо Яна, держа подругу за руку. - А Надюшка уже пытается самостоятельно сидеть. У меня сейчас практически не хватает времени на детвору, но твоя мама собой все компенсирует. Это золотая женщина и я ей очень благодарна!
   Яна, выбираясь к подруге, всегда брала ее за руку и рассказывала обо все, что происходило вокруг за последнее время. Делилась всем, что ее тревожило, радовало или просто - обычные сплетни.
   Это ей очень помогало. Ведь делиться с кем-то другим она не привыкла, да и не было на самом деле с кем. У парней была свою жизнь и как кроме совместной работы или банальных фраз о бытовых проблемах - дальше не шло. Даже с новой подругой - Кариной, которая заняла место Виктора и уже прониклась духом команды, все равно не получалось наладить действительно душевную связь.
   Конечно, Тимур не признался в открытую, что это с его легкой подачи его сестра появилась у них в нужное время и в нужном месте. Просто перевел на нее все стрелки.
   - Яночка, у моей сестры множество талантов, о которых даже и я полностью не знаю, - как-то ответил он ей после репетиции. - Так получилось, что я не особо общаюсь со своими кровными родственниками. Но, если она тебя чем-то не устраивает, то я могу поговорить с сестрой об этом.
   - Нет, Тимур, на самом деле она классная и справляется со всем очень легко! - возразила Яна. - Странно, конечно, что ты не был в курсе, что твоя сестра настоящий байкер и отличный ударник.
   - Ну, бывает и такое, - сдвинул он плечами, хитро улыбаясь.
   - Врунишка, - обняла его девушка. - Все ты знаешь. Такой человек, как ты или сам Игорь, просто делают вид, что это им не знакомо, а сами следят за каждым нашим шагом.
   - Вот, что мне нравиться в тебе, Яна, - улыбнулся снова Тимур. - Что ты всегда находишь логическое объяснение всему происходящему и делаешь правильные выводы. С тобой надо быть повнимательнее во время разговоров.
   - Мне и Стас не один раз об этом говорил, - согласилась с ним девушка.
   - Видишь, я прав.
  
   Она и этот разговор пересказала подруге. Яна не стеснялась говорить о том, что ее мучает или что она переживает в своих отношениях с Тимуром. Конечно, подруга не могла ей ответить или посоветовать, но и этого для Яны было достаточно. Просто выговориться.
   Рано или поздно Анжела проснется, вернувшись к ним, и сразу же будет в курсе всего происходящего. Здорово же! И значит, Яна не зря старалась и сколько времени проводила со своей подругой...
  
   Нет, надо что-то делать. Брать себя в руки и шевелиться. Но как это все-таки сделать? В голове проносились всякие обрывки из фильмов, но это же просто кино и как написал сценарист, так и сыграли актеры. Возможно, и она на самом деле играет свою роль по чьему-то сценарию. Если так, то автор юморист еще тот!
   А что мешает ей все-таки подняться? Груз прошлого? Нет. Страх перед будущим? Так же нет. Тяжесть настоящего? Так она с этим вполне сносно справлялась до сих пор. Возможно тогда опасения перед тем, что все эти три составляющие человеческой жизни переплелись в какой-то момент и выбили ее из привычного русла?
   А вот это больше походило на правду.
  
  
   Просыпаясь по утрам, ты смотришь на часы.
   Странно - еще один день.
   Еще одна гонка неизвестно за чем,
   Но как видно это нужно тебе.
   Теряя лучшие годы в переходах метро,
   Ты думаешь о прошлом с тоской.
   О том, что было раньше, там далеко
   Осталось жить в сердце твоем.
  
   Но может быть скоро, изменится все
   И все будет у тебя хорошо.
   А может быть, скоро изменится все
   И станет душе легко.
   Ты забудешь обиды. Ты их простишь
   И руки пожмешь врагам
   И солнце улыбнется вам...
  
   А став намного раньше взрослее за всех
   Ты не доверяешь уже никому.
   Ты знаешь вес слова и смысл его
   И ты по жизни кошкой идешь.
   Но, смотря, как в парке желтеет листва
   Ты боишься рассудок потерять.
   Ведь сердце болит с каждым прожитым днем
   Но что забываешь ночью - приходит с утра.
   Но может быть скоро, изменится все
   И все будет у тебя хорошо.
   А может быть, скоро изменится все
   И станет душе легко.
   Ты забудешь обиды. Ты их простишь
   И руки пожмешь врагам
   И солнце улыбнется вам...
  
   А близкие по крови без стыда лезут в глаза
   Они хотят, чтобы было у тебя как у всех.
   И этим еще больше раздувают огонь
   И тебя обсуждают о срыве на них.
   По ночам ты не можешь долго уснуть,
   А потом тебе сниться дом у реки.
   Жаль, что это раньше нельзя было решить,
   А теперь только осталось ждать...
  
   Но может быть скоро, изменится все
   И все будет у тебя хорошо.
   А может быть, скоро изменится все
   И станет душе легко.
   Ты забудешь обиды. Ты их простишь
   И руки пожмешь врагам
   И солнце улыбнется вам...
  
  
   Я - сильная! И у меня нет времени просто так валяться на этой постели, словно какой-то разбитой столетней старухе! Мне надо просыпаться и как можно скорей!
   Это хорошая идея, Анжела. Подбадривать себя мысленно в голове, когда физически ты ничего не можешь на самом деле сделать. Но когда силен дух, то и тело пойдет за ним. Правда, тут небольшой нюанс - когда же сие произойдет? Может нужно по старой привычке снова пройтись по кругу среди этих песков? А вдруг еще какая-нибудь безумная идея взбредет в голову? Хотя, находясь здесь - ничего терять. Пойдем!
  
   - ... а у нас тут небольшие изменения в составе произошли, - рассказывала дальше Яна, не выпуская из своих рук ладонь подруги. - Я тебе уже говорила, что Виктор умер по своей глупости, и мы почти месяц не могли никого брать на его место, но потом мы со Стасом решили, что уже пора и теперь у нас новый барабанщик. И ты не поверишь - это девушка! И знаешь кто? Младшая сестра Тимура! Я, конечно, не верю там во всякие совпадения судьбу или другую прочую ересь, но это все-таки неспроста, что нас окружают именно те люди, которые появляются в тот момент, когда они нам нужны. Странно, но факт.
   Яна поправила подушку и продолжала дальше.
   - Карина, конечно, забавный персонаж, но отбивает партии, как профи с полувековым стажем! И если честно, то я просто не нарадуюсь. И мне очень тебя не хватает, что услышать твои слова обо всем этом... - девушка запнулась, почувствовав, как ладонь подруги дернулась, и пальцы начали сжимать ее руки. Такое уже было один раз, но сейчас все приборы работали в обычном режиме.
  
   Что за странный шум в голове? Такое ощущение, что рой комаров, роятся над ней. Или, если быть точнее, то монотонное бормотание не прекращается уже с битый час. Что-то новенькое.
   Анжела потянулась, разминая затекшие суставы, как вдруг шум прекратился. Вот так вот лучше. Хотя странно - что это было? Хоть и непонятное, но уже, какое-т разнообразие.
   А вот и нет! Снова этот шум. Анжела прислушалась и замерла от неожиданности - это был голос Яны. Она его ни чем бы не спутала, так как в последнее время ее маленькая подруга болтала не затихая, что видимо она, делала и сейчас!
  
   - ... а я ему и говорю - Стас, это несерьезно на самом деле. Как такой взрослый и солидный мужчина будет вести себя, словно дитя малое? Тебе же уже почти тридцать и собираешься жениться, но вздумал купить игровую приставку. Я вон младше вас всех, но себе такое даже и представить не могла!
   - Потому что Стас с первых дней нашего знакомства хотел себе ее, - еле выдавила из себя Анжела, и вдруг резкий свет ударил ей в глаза, и все вокруг изменилось.
   Она моргнула и увидела сидящую возле себя в полном оцепенении Яну, которая с раскрытым ртом замерла неподвижно, не отрывая от нее своих широко раскрытых глаз.
   - Так что ты там за Стаса говорила?
   - Анжелка, Анжелка! - воскликнула наконец-то Яна, приходя в себя, и бросилась ее обнимать и целовать. - Я так боялась, что ты никогда уже не проснешься!
   - Мне тебе так же не хватало, - снова с трудом произнесла Анжела, а про себя отметила, что как же приятно пошевелить пальцем руки и это движение ощутить на самом деле.
   Больно и трудно, но все же приятно!
   - Мне бы воды, - проговорила Анжела, чувствуя неприятный привкус у себя во рту.
   - Я мигом! - Яна подорвалась с места и выскочила из палаты.
   - Трубите всем - Анжела пришла в себя! - крикнула она охране возле двери и, поймав за рукав халата проходящую мимо медсестру, так же крикнула и ей. - Позовите доктора в палату 77. Пациент проснулся!
  
   - Доктор, может уже хватит мне тыкать всякой хренью в глаза? - спросила Анжела, когда в палату набилось целая куча врачей и все, окружив ее, осматривали девушку.
   - Чувство юмора - это хорошо, Анжелочка, - довольно кивнул профессор. - И адекватная реакция после двадцатиминутного пробуждения.
   - Можно подумать, доктор, что, просыпаясь утром, вы не соображаете, где находитесь и у вас иная реакция, - хмыкнула Анжела, подмигнув не скрывающей восторга Яне, которая забилась в углу и радовалась всему, что происходит.
   - Анжелочка, я не в том уже возрасте чтобы долго спать, но и то отдаю сну положенные восемь часов. А ты пребывала в своем больше шести месяцев. Здесь есть разница. Так что дай нам закончить осмотр как полагается.
   - Чего? - не поверила Анжела. - Полгода меня не было в жизни? Доктор, когда вы тут закончите, то я могу поехать домой? У меня там сын и мать ждут.
   - Я уже позвонила всем, - подала голос Яна. - Многие уже мчат прямо сюда.
   - Вот видишь, Анжела, твоя сестра оповести родственников и друзей. Так что пока тебе придется побыть немного здесь до полного выздоровления.
   - Да, чтоб вам! - в сердцах бросила Анжела. - Японский городовой, ептиль!
  
  
   Жаворонок в небе. Роса на траве.
   А солнце лишь только открыло глаза.
   Его лучи проникают сквозь пыль на стекле
   И просыпается ото сна матушка-земля
   Прячет по углам темнота свой лед
   И снова начался у меня новый отсчет.
  
   Доброе утро, тебе живой человек!
   Ты снова пережил еще одну безумную ночь!
   Доброе утро, и тебе новый день!
   Я опять для тебя незваный гость.
   Доброе утро!
  
   Весело шумят деревья в саду
   Ветер проказник играет с листвой.
   Когда же я, наконец, тебя найду
   Которую назову - единственной и родной?
   Моя гитара устала постоянно слезы лить
   Ведь я так и не научилась, как все жить.
  
   Доброе утро, тебе живой человек!
   Ты снова пережил еще одну безумную ночь!
   Доброе утро, и тебе новый день!
   Я опять для тебя незваный гость.
   Доброе утро!
  
   А за окном моим - кирпичная стена,
   А за порогом - лестница без перил.
   Не сложно упасть с девятого этажа.
   Решив, что уже достаточно прожил.
   А вера в сердце и в душе костер
   Шепчут: "Побудь еще немного ты живой..."
  
   Доброе утро, тебе живой человек!
   Ты снова пережил еще одну безумную ночь!
   Доброе утро, и тебе новый день!
   Я опять для тебя незваный гость.
   Доброе утро!
  
  
  
  

Глава девятая

Давай на этом и закончим

  
  
   В квартире было слишком тихо. И это неприятно давило на мозги. Достаточно, что она и так провела последние полгода в полной тишине наедине сама с собой, чтобы, просыпаясь в любимой постели заново переживать этот кошмар.
   А вот вчера они здорово пошумели!
   Сколько искренней радости Анжела за свои тридцать лет никогда еще не видела. Вся родня и друзья не отходили от нее ни на шаг. Но самое интересное было, когда ее забирали с больницы - такому кортежу позавидовал бы любой президент!
   Несколько бронированных машин охраны от Николая Обухова и он сам лично с ней в своей машине, а так же все, кто мог так же на своем транспорте растянулись в нехилую колону. Но больше всех порадовал Кирилл Лысенко, который задействовал все свои связи и организовал милицейское сопровождение с мигалками.
   - Ты вернулась, можно сказать с того света, - в который раз обнял Кирилл ее. - Это самая малость, что мы можем дать в данную минуту тебе.
   - Мне уже достаточно просто вас всех видеть и разговаривать, - ответила Анжела с помощью Кирилла и Николая осторожно делала ослабевшими ногами самостоятельно шаги. - Вот я снова стану на ноги, то потом всем вам отплачу, как смогу.
   - Ты свой лимит еще надолго вперед заработала, - сказал Николай. - Так что пока все мы твои рабы и должны исполнять все твои капризы.
   - Смотри, Ники, я же могу привыкнуть и превратиться в страшную стерву, - улыбнулась ему Анжела.
   - Больше, чем ты была стервой в последние годы, то вряд ли сможешь переплюнуть сама себя!
   - Ну, спасибо тебе на добром слове, мил человек, - Анжела чмокнула его в щеку. - Уже седина на всю голову, а каким был таким и остался.
   - Ну, ты же знаешь, Анжелка, что родившийся идиотом таковым и помрет? - сказал Кирилл.
   - Не хамите, парниша, с нами дама! - парировал ему в ответ Николай.
   - Да, по сорок лет скоро будет, а ведут себя как на перемене в десятом классе, - улыбнулась снова Анжела. - Вот такими я вас и люблю!
   Соседи останавливались столбом, и смешанные чувства на их лицах многое, о чем говорили. Кто следил за новостями, то вскользь слышал о происшествии с Анжелой. Но никто не думал, что ее возвращение домой будет именно таковым.
   Сначала милиция с охраной конторой перекрыла все входы и выходы со двора. Неудивительно было, если кто-то еще заметил и расставленных снайперов по крышам. Потом те же бойцы охраны выстроили живой коридор к подъезду и расчистили лестничные площадки, когда во двор въехал кортеж с Анжелой.
   Яна с детворой ждала их дома и, заметив такое чудо, выскочила на улицу. Следом бросился и маленький Игорек.
   - Вот, принимай свою сестренку, - распахнул Николай дверь машины, перед Анжелой подавая ей руку. - Довезли не хуже за Папу Римского!
   - Мама! Дядя Ники! - прорвался к ним ребенок и упал в объятия матери, которая не смогла сдержать слез, обнимая сына.
   - Вот им будет долго, о чем говорить, - сквозь зубы проговорила Яна заметив, что на них пялятся практически с каждого окна.
   - Да брось, Янка, - обнял ее Николай. - Был бы у вас двор не так захламлен постройками, то я бы выбил разрешение воще Анжелку на вертолете доставить к дому, а так мы скромно - на метро!
   - Балбес, - пнула она его в бок кулаком.
   - Соглашусь, - кивнул Кирилл, помогая выйти из машины Анжеле.
   - Слышь, а сам? - возмутился Николай. - Притащил сюда всех своих ментов. Ты бы еще их в парадную форму нарядил, та на лошадей усадил.
   - Я вот до сих пор удивляюсь, как они могут уживаться в одном городе, сколько лет? - покачала головой Анжела, но ей все это было очень приятно.
   Ведь никто не сюсюкается и увивается вокруг нее и не ведет с ней, как с лежащим на смертном одре. Все ведут себя, как и раньше, ну может быть, чуточку больше уделяя ей внимание.
   Да, друзья, каждый по своему переживал за нее, а теперь так же и радовался ее возвращению. Никто не спротивился, не зазнался и тем более не скурвился. Но все были на самом деле ей очень рады.
   Когда они вошли в квартиру, то Николай отдал несколько распоряжений на пару с Кириллом и двор практически опустел от машин. Остались две машины охраны и личный внедорожник Николая, на котором тот и приехал с другом сюда.
   - Мы тебе поставили временно тренажерный комплекс, как доктор прописал в детской комнате, а детвору я к себе забрала, - обняла ее мать, когда Анжела, молча с недоумением, уставилась на спортивный снаряд.
   - Они мне так и не ответили, сколько будет длиться реабилитация, - сдвинула плечами Яна. - Я даже хотела на профессора Ники спустить в попытке узнать правду, но тот оказался крепким орешком.
   - Да, сестренка, ты очень выросла, - обняла ее Анжела. - Ты уже не та, как в нашу с тобой первую встречу. Если бы я знала, что мое отсутствие так на тебя повлияет, то свалилась бы в кому намного раньше.
   - Типун тебе!
   - У нее хороший был учитель, - высказал Стас, приглашая всех, за празднично накрыт стол. - Если ты, Анжелка, бурчать на нас начала где-то через пару лет, то эта "кнопка" прессовать стала на следующий день.
   - А не фиг было руки опускать, - огрызнулась Яна, понимая, что все они шутят на ее счет.
   - Наслышана уже, - с гордостью обняла ее Анжела. - И за команду и за концерты, но то, что ты умудрилась записать новый альбом, то я воще приятно поражена!
   - Да, у нее словно шило в одном месте!
   - Тебе надо все послушать! - отмахнулась от них, воскликнула Яна. - Ведь я материал взяла из твоих старых записей, а потом мы с ребятами обработали уже вместе сами все в студии.
   - Очень правильный вариант, - одобрила Анжела. - Молодец!
   - Меня только одно беспокоит, - занервничала Яна. - А вдруг оно тебе не понравиться? Ведь не зря ты так много хранишь своих песен на записи под одну гитару и никому не показываешь.
   - Не глупи! - Анжела снова обняла подругу. - Как мои песни мне же и не понравятся? А храню их, потому что всему свое время. Вот. Забудь и забей на все. Сегодня я хочу только наслаждаться вашим присутствием и непринужденным общением. Пусть пройденное останется в прошлом, а к новым неприятностям и невзгодам мы вернемся лишь только завтра.
   - Как всегда ясно и мудро, - кивнул Николай и с выстрелом открыл бутылку шампанского. - Вот вам и первый тост!
   Интересно народ вымер весь, что ли? Или так перебрал вчера, что не могут прийти в себя до сих пор? Вряд ли. Анжела прекрасно помнила, что все гости покинули ее квартиру. Осталась лишь только охрана, на которой настоял Николай. Правда после долгого спора они с Анжелой сошлись на том, что эти перекачанные шкафы не будут маячить у нее за спиной и не путаться под ногами.
   Девушка пошевелила пальцами ног. Отлично все работало и, потянувшись к любимому халату, Анжела села на постели. Нет, за одну ночь она не могла отойти от полугодичного неподвижного сна и марафон ей не суждено бежать, но ощущение бодрости и прилива сил присутствовало.
   Осторожно держась одной рукой за стену, а другой, опираясь на палку, заблаговременно кем-то оставленной возле ее постели Анжела дошла до кухни.
   Маленький Игореша изобразив сосредоточенное выражение лица, молча и с интересом собирал, какую-ту постройку с появившегося недавно конструктора "Лего", а рядом расположился седовласый мужчина, что с любовью в глазах так же молча наблюдал за ребенком.
   Анжела судорожно и громко глотнула воздух, при его виде замирая в дверном проеме, когда он повернулся к ней.
   - Прежде, чем ты меня забьешь до смерти, Анжела, моей же палкой за мои последние поступки и грехи перед тобой, - сказал он, приподымаясь в полный рост, что у Анжелы потемнело на миг в глазах. - Позволь, как приговоренному тобой на казнь, молвить в свою защиту последнее слово.
   - Заткнись и просто обними меня, - ее глаза были полны слез. - Я все эти шесть лет не переставала о тебе думать. Обними и поцелуй, Игорь, меня. Просто обними...
  
  
   Каждое утро, открывая глаза
   Я тщетно пытаюсь вспомнить ночь.
   В моей голове лишь осколки сна
   А за окном, как всегда - дождь.
   Я разбиваю стекло, на пальцах кровь
   И догорает с рассветом моя мечта.
   С новым днем приходит новая боль
   А вокруг одна лишь сплошная тишина.
  
   Осколки сна,
   что в них можно разглядеть?
   Осколки сна,
   куда дальше мне идти?
   Осколки сна,
   заколоченной оказалась дверь.
   Осколки сна,
   и я вижу уже финиш своего пути...
  
   Медитация в пространстве четырех стен
   И как бы не сорваться, сойдя с ума.
   Ощущая под пальцами пульсацию вен
   Веришь, что надежда еще не умерла,
   А за окном, как всегда - дождь.
   Куда может еще веселее быть?
   И я прячу за пазухой ржавый гвоздь -
   Он превратится в серебро при свете Луны.
  
   Осколки сна,
   что в них можно разглядеть?
   Осколки сна,
   куда дальше мне идти?
   Осколки сна,
   заколоченной оказалась дверь.
   Осколки сна,
   и я вижу уже финиш своего пути...
  
   На улицах города серые люди
   И каждый считает, что он выше всех.
   А вечного нет, и гниют даже CD-и
   И в каждом переходе все тот же турникет.
   Но может и не стоит открывать глаза?
   Все в один цвет, когда дышит ночь
   И мне не придется собирать осколки сна
   А за окном наконец-то закончиться дождь.
  
   Осколки сна,
   что в них можно разглядеть?
   Осколки сна,
   куда дальше мне идти?
   Осколки сна,
   заколоченной оказалась дверь.
   Осколки сна,
   и я вижу уже финиш своего пути...
  
  
  
  

Глава десятая

Мы еще увидимся?

  
   О таком дне или просто моменте Яна долго мечтала. И смотря на счастливое лицо старшей подруги, убеждалась, что она к этому шла намного дольше за нее.
   Прекрасный солнечный день. Приятный чистый воздух парка отдыха. Широкая аллея и они. Две молодые, прекрасные девушки. Двое маленьких детей и двое любимых сильных и статных мужчин по бокам.
   И неважно, что на данный момент весь парк кишит переодетыми под отдыхающих бойцами их группировки, а на сто метров к ним никого не подпустят из подозрительных. Что даже возникало такое чувство, что и птицы были все в курсе всего происходящего.
   Это не тревожило. Сейчас они просто были вместе, как обычные счастливые семейные пары.
   - Ты мне так и не поведал из-за чего весь этот, сыр-бор произошел? - спросила Анжела, опираясь на локоть Игоря.
   Они сейчас были идеальны - оба во всем черном; оба бледные и оба прихрамывали на одну и туже сторону.
   - Тебе действительно хочется знать все в деталях? - переспросил с неохотой Игорь.
   - Если честно, то нет, - покачала головой Анжела. - Я осталась жива. Выкарабкалась из комы и должна радоваться сейчас жизни. Меня снова окружают любимые люди и все хорошо. Но, Игорь, скоро так же начнут мучить кошмары. Не хотелось никого пугать среди ночи своими криками. Можешь опустить мелкие детали и даты, но я обязана все знать.
   - Ну, если хочешь. Не вижу смысла скрывать уже от тебя, - слегка призадумался Игорь. - Я сколотил свой первый миллион и заработал репутацию сначала наркокурьером, потом торговцев оружия и всю дорогу устраняя неугодных либо просто другие препятствия, - Яна удивлено на него взглянула, но, уловив выражение Тимура, вслух ничего не сказала. - Я долго работал с семьей Алабаевых и часто бывал у них в поместье. Дочь главы - Аиша была влюблена в меня, но тогда это сулило опасность для всех, и просто было неприемлемо. Я вернулся в наш город уже солидным на то время человеком и стал его подбирать к своим руках одновременно работая и на западное направление. За бугром, как говорят. Где-то в то время мы и познакомились с тобой, Анжела.
   - Классное было время! - воскликнула Анжела, но вспоминая что-то свое.
   - Не задолго до моей, типа гибели, я узнал, что Аиша покончила с собой непонятно из-за чего и это по их законах очень нехорошо. Причину не выяснили, но ее младший брат - Джамиль думал иначе. Он прилетел к нам в столицу под видом студента и начал свою криминальную жизнь, охотясь на меня.
   - А нельзя было его пристрелить еще тогда? - переспросила Анжела без особых эмоций. - Сколько бы говна могли избежать.
   - Мне Тимур так и предлагал, - улыбнулся спокойствию подруги Игорь.
   - О, вы значит то же старые друзья? - повернулась к Тимуру, на что тот опустил глаза. - Но свою историю, Тимур, будешь рассказывать уже при свечах Янке. Она это так же заслужила. Продолжай, - это к Игорю.
   - Пока я там пытался склеить свое тело по разных клиникам и привести себя в человеческий вид, то Джамиль тупо строил из себя лиходея-стратега и добрался в итоге к тебе. Остальное ты знаешь и сама.
   - Понятно все, но почему вы его не грохнули сразу же после первого покушения на нас с Яной? Вот вопрос. Телохранителя прислал и только, - и снова Анжела подмигнула Тимуру.
   - Он действовал через своих людей, а сам все время находился в поле зрения отца, - ответил Игорь. - А этот человек мне не мог соврать. И пока у старого Алабаева открылись глаза, что его сын превратился в помешанного на мести и дурачит его же, то Тимур, со своими ребятами просто выполняя мою просьбу - перерезали до сотни людей пока не дошли до верхушки айсберга.
   - Перерезали сотню людей? - неожиданно подала голос Яна. - Убили, что ли?
   - Ну, плюс-минус около этого, - сдвинул плечами, как ни в чем не бывало плечами Тимур, хитро улыбаясь.
   - Мы еще потом поговорим потом об этом! - пригрозила ему Яна понимая, что ее где-то подкалывают.
   - Не повезло нам с женщинами, Тими, в хорошем смысле этого слова, - изобразил улыбку Игорь. - Будем часто стоять в углу на горохе, и лишены обеда.
   - Теперь ты понимаешь, Яна, что, не смотря на весь тот ужас, что произошел в моей жизни по вине этого человека, я все могу ему простить и любить, как любила, дальше? - спросила Анжела подругу.
   - Не совсем, но смысл уловила, - кивнула Яна. - У этих двоих очень скрытая и опасная жизнь, но они многое делают по-своему и правильно, не теряя при этом человечности, сарказма и чувства юмора.
   - Соглашусь, - поняла, к чему клонит Яна, искренне порадовалась сообразительности и мышлению подруги Анжела. - У нас уже и так есть в компании два клоуна - Ники с Кирюхой. Расширять штат цирка-шапито - лишнее.
   - И я снова оказался прав! - подмигнул Игорь Тимуру.
  
   Где есть начало. Там не видно конца,
   Там два направления - вверх или вниз.
   Где пульсирует вена и двоится игла,
   Там и пройдет вся твоя жизнь...
  
   Хоть радость дают мои цветные сны,
   Но они не вечны - должен понять.
   И жизни в глазах нет - они пусты,
   Но это кайф и ты не хочешь менять...
  
   Ведь жизнь: сера, скучна и длина,
   А ты заменяешь мною все.
   Ведь после меня - одна лишь пустота
   И ты не можешь. Ты меня хочешь еще...
  
   И ты возьмешь меня и введешь в себя,
   А я изнутри - уничтожу тебя!
  
   Хорошо ты знаешь, что такое контроль
   Пропал быт. В глазах радужный свет.
   Ты в мире моем и притупилась боль,
   А через миг все исчезло насовсем...
  
   Но время идет. Всему приходит конец
   Как это не печально, но я нужен опять.
   Твои руки дрожат, а меня рядом нет
   В такой момент ты должен понять...
  
   Где есть начало. Там не видно конца,
   Там два направления - вверх или вниз.
   Где пульсирует вена и двоится игла,
   Там и пройдет вся твоя жизнь...
  
   И ты возьми меня и введи в себя,
   А я изнутри - уничтожу тебя!!!
  
   - Мне этих стен будет не хватать, - с грустью сказала Анжела, расположившись на своем любимом кресле.
   Они собрались спустя неделю после возвращения домой Анжелы из больницы в студии в полном сборе.
   Никто не мог предположить даже, что, только войдя в помещение, Анжела, не дожидаясь в представлении нового участника, прямо с порога выдаст:
   - Не верю своим глазам! Пчелка Майя, ты ли это?
   - Анжелка! - радостно подскочила с места Карина и девушки обнялись, как старые подруги.
   - Поистине Земля на самом деле квадратной формы и неведомо на кого ты наткнешься за очередным углом пути своего, - философски произнес Стас, под всеобщее удивление, пока девушки щебетали об известных только им моментах, вспоминая дни прошлого.
   - Так вы уже знакомы? - спросила и себе Яна. - Но откуда?
   - Бывала я несколько раз на слетах и фестивалях байкеров в свое время, - ответила Анжела. - Таскал меня на них один наш общий друг и знакомый. Некто Иван Обухов, если кто его еще не забыл. Вот там наши дорожки и пересеклись.
   - О Ванька! - вспомнила и себе Карина. - Черный Шершень, как его называли тогда. Любил погонять чертяка на своем байке, но и выпендривался так же нехило. Пропал он давно что-то с наших тусовок.
   - Ну, когда я его в последний раз видела, то дальнобойщиком стал, - ответила Анжела. - Не спрашивай почему. Печальная там история.
   - Жаль, я бы его с радостью увидела. Есть, что вспомнить!
   - Ты прав, - кивнул Саня Стасу. - Земля - многогранное тело.
   - А че скучать-то будешь? - подал вдруг голос Олег, когда страсти за прошлым и обмен остротами притихли.
   - Игорь забирает меня и сына на некоторое время к себе, - ответила Анжела, разминая сигарету, но курить еще ни как не решалась начать.
   - Ну, ничего страшного, - не понимал тот суть проблемы. - Если ты не против, то тирания и матриархат Яны нас вполне устраивает. Будешь подгонять нам свежий материал, и приезжать на репетиции и концерты.
   - Понимаете, ребята, - Анжела вздохнула. - Я там была в полном сознании и сходила с ума, пока мое тело поддерживали медики. И мне нужно восстановить заново свой мир. Найти свое "я", - она сняла со стены свою гитару и попробовала сыграть мелодию, но получилось немного криво.
   - Нужные бумаги Аркаша сделает в течении нескольких дней, - продолжала дальше Анжела. - Мне совершенно не страшно оставлять вас с таким вот рулевым, как Янка. Я прослушала альбом, который вы сделали без меня. Все, я вам больше не нужна. Продолжайте в том же ритме и взлетите еще выше.
   - Как-то оно все стремно и грустно это звучит с твоих уст, Анжела, - покачал головой Стас. - Ты тут прекращай нас пугать!
   - Нет, я не говорю, что мы больше не увидимся. Просто мне нужно отдохнуть и наверстать упущенное. Кстати, подыхать я так же не собиралась!
   - Это другой разговор! - оживились все, отгоняя от себя самые печальные мысли. - Нельзя было с этого и начать?
   - Ну, хотела подойти к тому моменту, что не у каждого есть свой собственный остров в широтах экватора и возможность, просто и тупо валяться на пляже, ни о чем не думая. Вот!
   - Нет, ну ты и сволочь, Анжелка! - возмутились парни. - Сначала расстраиваешь, что уходишь, а потом еще и завидовать заставляешь. Точно, у тебя с головой что-то не то!
   - Бывают заскоки, согласна, но если серьезно, то я вас всех люблю, и буду очень скучать.
   - О, и мы так же!
   - Я долго думала и решила, что никто из нас не должен забывать о тех, кто был с нами все это время, - сказала Анжела. - Я так же тут общалась сама с собой, - и она улыбнулась, хитро посмотрев на друзей. - Короче, у меня тут родилась песня, и я ее посвятила нашему Витьку, - девушка прижала гитару и, перебирая струны тихо запела:
  
  
   Вчера было солнце. Дарила радость жизнь.
   Вчера был свет.
   Ночью прошел дождь. Скользким оказался карниз.
   И вот меня больше нет.
   Вчера была дорога. Перекресток поставил вопрос.
   Вчера был путь.
   Ночью поднялся ветер. Вокруг один лишь песок.
   И прошлое уже не вернуть.
   Вчера были люди. Они окружали серой стеной.
   Вчера роняли слова.
   Ночью улицы пусты. Глупый завела спор с собой.
   И сплошная теперь тишина.
  
   А теперь признаться ни в чем некого винить
   И потерял интерес извечный вопрос: "Кто виноват?"
   И как бы не собирался свою жизнь ты прожить.
   Не предсказуемо время, когда приходится умирать.
  
   Вчера была любовь. С ложью дружила измена.
   Вчера была вера еще.
   Ночью все как-то ушло. Кирпичная выросла стена.
   И в итоге опять ничего.
   Вчера была рядом ты. Смеясь, смотрели глаза.
   Тело дарило тепло.
   Ночью холод постели. Нервно дрожит рука.
   А ведь тянулось это давно.
   Вчера была весна. Буйно цвели вокруг сады.
   Вчера был апрель.
   Ночью что-то случилось, и остановились часы,
   А на утро выпал снег.
  
   А теперь признаться ни в чем некого винить
   И потерял интерес извечный вопрос: "Кто виноват?"
   И как бы не собирался свою жизнь ты прожить.
   Не предсказуемо время, когда приходится умирать.
  
   Вчера была книга. Ее издавать можно в томах.
   Вчера было море книг.
   Ночью душевный пожар сжег все дотла.
   И снова чистый лист.
   Вчера была вера. Была любовь, и были мечты.
   Вчера родился новый стих.
   Ночью все погибло под ударами грозы
   И я остался один.
   Вчера было солнце. Дарила радость жизнь.
   Вчера был свет.
   Ночью прошел дождь. Скользким оказался карниз
   И вот меня больше нет...
  
   А теперь признаться ни в чем некого винить
   И потерял интерес извечный вопрос: "Кто виноват?"
   И как бы не собирался свою жизнь ты прожить.
   Не предсказуемо время, когда приходится умирать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Эпилог

  
   Сегодня никто себя не чувствовал в своей тарелке. Даже имея такой запас выступлений за спиной всех бил легкий мандраж перед предстоящим концертом. Еще бы - десять лет команде!
   Организаторы постарались на славу. Была запущена накануне офигенная реклама по радио и телевидению, а так же по всему городу висели рекламные щиты. К тому же все билеты были проданы за две недели до начала самого концерта.
   Репетиции шли круглые сутки, и никто даже не сказал о своей усталости или нежелании продолжать дальше в таком бешеном ритме. Первые десять лет. Первый настоящий юбилей команды и он пройдет на центральной спортивной арене столицы. Событие достаточное, что вложить в него немного своих сил.
   - Жаль, что мы не можем выйти на сцену в старом составе, - как-то печально выдал Стас.
   - Витек на нас сверху и так смотрит, а Анжелка на другом конце мира, - ответила Яна. - Жаль, конечно, что их нет с нами. Я бы с радостью спела на одной сцене с Анжелкой ее же песни!
   - Ребята, вам пора, - позвали их на сцену.
  
  
   Крайнего всегда отыщут,
   Даже если никто и невиноват.
   Возраст не станет помехой -
   Им на это глубоко наплевать.
   Любовь - вчерашняя сказка,
   Вот с таким веселым концом.
   Загоняя прикладом к стенке
   И поливая всех с улыбкой свинцом.
   Жизнь - это что-то такое туманное
   Для тех, кто ушел из нее молодым.
   Жизнь - это что-то такое странное,
   Где от начала до конца никто и не жил.
  
   А утром проснулось кровавое солнце
   С безумным смехом поднялось над землей.
   Но наткнулось на закрытые окна -
   Накануне ночью взорвала всех боль.
   И Господь не поверил тому, что увидел
   И он умер от горя еще один раз.
   Видимо никто его там и не понял -
   Зачем он был лет 2000-и назад.
  
   И любовь из сказки становиться былью
   Но не видно начала и непонятен конец
   Может, оно всегда так и было.
   Ведь мы себя сами понимаешь лишь на треть.
   И с первым снегом исчезла вера
   Ушла, растворилась, превратившись в грязь.
   А нам бы немножко, хотя бы к примеру
   Да вот незадача - лишь остается мечтать.
   Ведь голод не тетка и крышу срывает -
   Каждый покушать совсем не дурак.
   И он выходит на улицу, но забывает
   Кто он такой за простой медный пятак.
  
   А утром проснулось кровавое солнце
   С безумным смехом поднялось над землей.
   Но наткнулось на закрытые окна -
   Накануне ночью взорвала всех боль.
   И Господь не поверил тому, что увидел
   И он умер от горя еще один раз.
   Видимо никто его там и не понял -
   Зачем он был лет 2000-и назад.
  
   Вот такой песней Яна открыла этот праздничный концерт. Она долго перебирала тексты для сегодняшнего дня. И не придя к какому-то определенному выбору - просто пошла другим путем. Рейтинг популярности в чартах и опросниках ей в этом помогли. Поэтому, собрав все старые хиты Анжелы и добавив несколько своих песен, она на этом и утвердила концертную программу.
   Остальные ребята так же оказались не против такого выбора и все остались довольны.
   Вот и сейчас, смотря на бушующее перед ней море страстей, Яна была счастлива, как никогда! У нее в жизни выпал этот шанс, о котором другим было только мечтать. Ей хотелось просто расплакаться, ведь сказать простое спасибо тому человеку она сейчас не могла. А как же хотелось обнять и прижаться к подруге, как в старые времена! Нет, она все-таки найдет способ возобновить связь, утерянную пару лет назад. Вот только с честью закончит этот концерт!
  
  
   Сколько лет под светом звезды
   Я ищу свое место в этой жизни.
   Шагая по дороге от луны
   Чувствуя под ногами лезвие бритвы.
   Мое прошлое - счастливое детство?
   Моя юность - сигаретный дым?
   А теперь моей душе становиться тесно
   Тяжело быть здесь молодым.
  
   Взлетая выше неба
   Вздыхая на полную грудь.
   Моей душе хочется света
   Пройти живой сквозь ночь
   И к новому рассвету дотянуть...
  
   Обносились мои старые джинсы
   И сколько на них дыр - не сосчитать.
   Я смотрела на мир, сквозь стекло призмы
   И продолжала рассвета ждать.
   А ветер надежд набирал сил
   И закружил в танце Розу Ветров.
   Среди стен крошечных квартир -
   Не всем дано умереть стариком.
  
   Взлетая выше неба
   Вздыхая на полную грудь.
   Моей душе хочется света
   Пройти живой сквозь ночь
   И к новому рассвету дотянуть...
  
  
   Не зная, что происходит, но Яна вдруг не могла произнести и слова. Голосовые связки отказывались выдавать даже малейший какой-нибудь звук и она, повернувшись к ребятам, указала рукой себе на горло, сделав при этом гримасу боли.
   - Смочи горло, - сказал ей Стас, который уже знал, что делать в таких случаях. - Я пока тут прикрою тебя.
   Яна кивнула и, не снимая гитары, достала термос с чаем, который был заблаговременно приготовлен товарищами и оставлен возле ударной установки. Выпив пару чашек горячего напитка и прокашляв Яна, перевела дыхание, но в горле все равно першило. Нужно было сделать небольшой перерыв, ведь два с половиной часа пения на износ не проходят просто так мимо.
   И тут сквозь затянувшуюся паузу гитарного соло от Стаса вдруг в мониторах пошел звук другого инструмента и неожиданно над стадионом со всех колонок раздался до боли всем знакомый поклонникам команды хриплый голос:
  
  
   А за окном сплошная суета
   И тошно на это смотреть.
   Вокруг меня до сих пор темнота
   И о чем мне другом еще петь?
  
  
   Она вышла из-за кулис, как всегда одетая в свой любимый кожаный костюм; с тем же макияжем и прической, как и раньше да наперевес с любимой гитарой, которая должна была сейчас висеть на стене студии.
   Это был для всех неожиданный и приятный шок, который на самом деле ни кем не был запланирован, и не афишировали, что сегодня и сейчас поклонники увидят основателя команды во всей красе, как в старые добрые времена.
   Анжела не спеша, шла к Яне, продолжая играть на своей старой гитаре, и не отрывая взгляда от подруги, пела в портативный радиомикрофон:
  
  
   Я смутно помню счастливые дни,
   Когда-то в них была любовь.
   А теперь мой голос хрипит от тоски -
   Я сама себе создала эту боль.
  
   Взлетая выше неба
   Вздыхая на полную грудь.
   Моей душе хочется света
   Пройти живой сквозь ночь
   И к новому рассвету дотянуть...
  
  
   Закончив песню, Анжела обняла Яну, которая, не скрывая слез, просто рыдала от счастья и подмигнула остальным друзьям.
   - Здравствуйте, мои дорогие, - поздоровалась Анжела со всеми, повернувшись лицом к зрителям. - Всех нас с первым полноценным юбилеем! Всем счастья, любви и мира! Поехали дальше?
  
  
  
  
  
  
  
  
   Запорожье. Украина.
   21.11.2001г
   07.04.2015г
  
  
  
   .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Содержание

   Часть первая 4
  
   Глава первая 5
   Глава вторая 23
   Глава третья 44
   Глава четвертая 67
   Глава пятая 85
   Глава шестая 98
   Глава седьмая 109
   Глава восьмая 131
   Глава девятая 148
   Глава десятая 164
  
   Часть вторая 179
  
   Глава первая 180
   Глава вторая 195
   Глава третья 210
   Глава четвертая 220
   Глава пятая 231
   Глава шестая 243
   Глава седьмая 254
   Глава восьмая 260
   Глава девятая 269
   Глава десятая 276
  
   Эпилог 285
  
  
  
  
  
  

0x01 graphic

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   19
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"