Кузьмин Василий Сергеевич: другие произведения.

Кэр- Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 5.

   Какие мы только крепости не брали... Деревянные и каменные... Укрепленные цитадели, чуть ли не высеченные из цельной скалы, и целые города, ощетинившиеся стенами и башенками... Ну, а если же оценивать крепость, вставшую перед нами вскоре после рассвета - то ее, пожалуй, я могу сравнить ее разве что с Ладорой - Твердыней Севера, той самой цитаделью которую мы так безуспешно штурмовали последние три месяца войны... И хотя сравнение будет явно не в пользу этой Таэр-Тороссе, это вовсе не говорит о том, что нам сегодня будет легко... И, чем дольше я гляжу на крытые каменные стены, на тяжелые окованные железом ворота, на, в конце концов, возвышающуюся в глубине башню донжона... тем больше убеждаюсь, что Жент в чем-то была права... Крепость, конечно, взять можно - вот только нам, в смысле конкретно нам троим это не светит: мы там в прямом смысле этих слов костьми поляжем, расчищая дорогу для тех тысяч что пойдут следом...
   - Десятник! - даже, весьма иронично относящаяся к потугам живых противостоять нам, Валешка и та, кажется, впечатлилась открывшимся видом - Я все понимаю, но разве не мы выиграли войну?
   - Ну... раз все эти города, которые мы брали раньше, держат руку короля и веруют в Свет... наверное выиграли мы!
   - А тогда какой... какой... какой живой догадался построить на границе с только что завоеванной территорией такую махину! Если я хоть что-то помню о том, как живые строят крепости, то здесь работы было минимум на тридцать лет!
   - Валешка, боюсь сейчас гораздо больше тебя должно волновать какой немертвый эту махину, как ты говоришь, захватит, ибо у меня, пока подходящих кандидатур нет - как по мне, так тут нужно все наше осадное снаряжение, которое давно уже сгнило на руинах Ладоры и минимум месяц правильной осады!
   - Я была так в этом уверена, десятник... Не знаю, как вы - но я еще помню, кто нами командует - и, клянусь... Валешка запнулась, бросив взгляд на Фалка, с интересом прислушивающегося к нашей перепалке, но упорно смотрящего куда-то в сторону - клянусь своим мечом, что для Полководца эта крепость не станет большим препятствием, чем любой из тех ручейков, что встречались у нас на пути...
   - Ну, ну... Нет, ты, безусловно, права, Валешка, но... Битву у перевала, во время прошлого перехода через эти горы, мы ведь тоже выиграли - хотя врагов было почти на треть больше... Только вот, как ты объяснишь это тем пятнадцати тысячам, что остались там навсегда?
   Валешка уже даже открывает рот, чтобы возразить, - но тут над войском встает тяжелый гул сигнального рога. А следом начинают перекликаться рожки поменьше - и мой в том числе: колонна распадается на две части, медленно перестраиваясь в полукольцо, и каждый десятник должен следить, чтоб не нарушился строй, чтобы десятка не отстала и не вырвалась вперед - и хотя нам ничего не угрожает, но дисциплина превыше всего... особенно в армии немертвых. А со склонов гор вокруг тем временем по одной, по две спускаются десятки внешнего охранения, спеша занять свои места в боевых порядках. В это же время вперед выдвигаются ранее державшиеся поодаль подразделения седьмой тысячи - каждый из солдат несет в руках тяжелый, в человеческий рост деревянный щит, окованный спереди железом. Кроме того, на каждую сотню приходится длинная осадная лестница с крюками на концах, чтобы цепляться за стены, - способы ведения осады неизменны, хоть триста лет назад, хоть сейчас...
   Минут через десять все маневры закончены и войско выстроено напротив крепостной стены... Нам пока досталась относительно безопасная позиция - на правом фланге, около скалы - но самое подлое, что даже здесь я оставить Жент не могу! Оставить с ней кого-нибудь как раньше не выйдет - сейчас приказы отдает, наверное, лично тысячник, а сотники и тем более мы, десятники, лишь передаем их приказы по строю. Бросить мешок здесь - тоже не выйдет: уж слишком подозрительно он выглядит, а мы к сожалению не в заднем ряду - я ведь даже не знаю сколько еще сотен пройдут мимо этого места. Ну, а про то, чтобы просто отпустить девочку одну, и речи нет - с минуты на минуту нас пошлют в атаку и ее просто зарубит первый же встречный солдат - а выбраться незаметно невозможно - наша сотня стоит не с краю, а между двух других!
   -Десятник - Фалк резко оборачивается ко мне, указывая куда-то вбок - смотрите...
   Протяжный голос рога и топот тысяч ног заглушают его слова - штурм начался... Три тысячи воинов, удерживая линию строя со всех ног бросаются к возвышающейся впереди стене - а в ответ настоящим ливнем сыплются стрелы и арбалетные болты... к несчастью для защитников крепости абсолютно для нас безвредные... Сто метров... Стрелы, наконец, находят первую добычу - они не могут убить, но сбивают с шага, ломая строй... Пятьдесят метров... Солдаты, все как один, повинуясь сигналу рога вскидывают над головами щиты, заранее готовясь к встрече с наверняка припасенными тяжелыми камнями - единственному, что может навредить немертвому войску... Десять метров... Еще чуть-чуть и... Но в это мгновение, когда осталась каких-то десять шагов до сих пор ровный строй ломается и вместо ровных рядов до стен докатывается перемешанная куча из костей, доспехов и осадных щитов... А сверху уже сыплются смертоносные камни, ломая в равной мере что не такие уж и прочные бронзовые доспехи, что хрупкие кости...
   - Кэр, там же лед! Они... они наверняка несколько дней подряд заливали водой подножие стен - и теперь там ледяная корка! - даже не ясно восхищена ли Валешка изобретательностью живых, или, напротив, в ярости от их коварной уловки.
   - Седьмая и половина восьмой тысячи в расход... Если не отдадут приказ отступать - девятую постигнет та же участь! Боюсь, Валешка, сегодня у твоего Полководца не самый удачный день... Ты что-то хотел сказать Фалк? - я тут же перевожу тему, на желая связываться с задетой за жи... в общем сильно задетой Валешкой.
   Фалк же по-прежнему бесстрастен - похоже гибель соратников его не то, что не трогает - даже радует. Нет, я согласен, что мы, конечно, не на той стороне в этой битве - но... все-таки как никак это наши товарищи, пусть, как и мы, уже мертвые.
   - Взгляните на ту скалу, десятник! Видите, вон там, между двумя выступами. Эта расщелина, на мой взгляд, слишком мала для солдата, но думаю, маленькая наша, сможет в нее залезть при желании. Полагаю, вряд ли здесь есть более безопасное место в данный момент.
   Да уж... штурм штурмом - но главная наша проблема не в этом и, по всей строгости, кстати, это я должен был думать над ее решением, а никак не Фалк! Да... думаю будь у меня кожа - сейчас бы был красным, как рак... Впрочем - самокритика потом, сначала просто критика. Идея-то, безусловно, хорошая, но вот только как бы добраться до скалы, не привлекая внимания сотников... Впрочем, думать мне приходится лишь несколько секунд - затем в дело вмешивается подарок судьбы... весом в полтонны. И еще один, а затем еще штук десять - катапульт в крепости явно в достатке - зачем их тут только держат?!
   Впрочем, вчерашний опыт явно пошел нашим командирам на пользу - в этот раз стоило первому камню рассечь воздух, как тут же затрубили отход и, мы, уже не держа строй, бросились назад - как можно скорее выходя из зоны обстрела. И даже отсюда я если и не слышал, то очень хорошо представлял, как радуются защитники крепости...
  
   - Кэр! Кэр! - вот девчонка! Я же сказал на понятном для нее языке - сидеть тихо и не высовываться! Так нет: орет чуть ли не на всю сотню, да еще и стоит в полный рост, на фоне этой расщелины! Хорошо хоть сотник далеко - кажется, получает новые указания от тысячника...
   - Жент, я тебе что сказал! Пропадешь же, глупая! А ну, ложись, пока тебя не заметили!
   - Кэр, там проход! Я вспомнила - мне о нем Варид рассказывал! - это я все еще недостаточно знаю язык, или она и в самом деле несет бессмыслицу?
   - Тише, тише - я не глухой. Давай спокойно: какой проход - это раз? Какой Варид - это два? И что вспомнила - это три?
   - К крепости! Я когда здесь была, подралась с Варидом, он здесь живет - а потом он мне рассказал об этой расщелине, что он в нее лазал и что она ведет в обход передней стены, вот!
   - Все равно не понял, Жент, - мы медленно соображаем, объясни еще. Хотя нет, давай так: я позову Валешку - и ты объяснишь ей.
   Надо ли говорить, что привлеченная в качестве эксперта Валешка поняла все с первого раза и без всяких вопросов:
   - Значит так. Варид - это ее товарищ местный. Он ей когда-то рассказывал об этой расщелине, что, дескать, через нее ребенок - взрослый здесь не пролезет, не ободравшись до крови, так вот ребенок может в обход дозорных добраться до боковой стены крепости, а потом вдоль стенки выйти ко вторым воротам на той стороне. Видимо, он сам там бегал - иначе откуда ему знать. Об этом знают многие - но никто не заботится, взрослый, как я уже говорила не пройдет - а дети хотят и бегают, не охрану же ставить...
   - Понятно. И ты думаешь...
   -Да, десятник - немертвый тут пролезет. Во всяком случае без доспехов точно пролезет. А их можно нести над головой - там расщелина шире.
   - Понятно... Ладно, можешь идти, Валешка. - я поворачиваюсь обратно к девочке - Жент, а Жент, скажи: ну вот зачем... Ты ведь могла просто промолчать, мы бы никогда не догадались спросить - а теперь... Мы же убьем там всех в этой крепости. И твоего друга наверное тоже убьем.
   -А если бы я промолчала, убили бы вас! - мне кажется или она готова расплакаться! - Или еще кого-нибудь из ваших! А вы... вы хорошие! У вас только главный злой - это он приказал город разрушить, а вы не хотели - я же видела! И если бы я не сказала, я бы вас предала - а друзей предавать нельзя... никогда! - Жент не выдерживает и закрывает глаза руками
   -Спасибо... Спасибо... - Я отнимаю ее ладони от лица и несколько секунд смотрю в еще полные слез глаза. Бедная, бедная маленькая девочка - ну вот за что ей все это: сначала мы, теперь этот выбор между живыми и мертвыми - я же знаю, что она еще не раз пожалеет потом о нем. И первый раз будет очень, очень скоро... как только мы зальем кровью эту хваленую Таэр-Тороссе.
  
   Нож рассекает воздух с тихим свистом - молодой парень в кольчуге, только что вышедший из-за поворота даже не успевает понять, что именно происходит. Он просто хрипя и, хватаясь за горло оседает на пол... Второго стражника подводит его человеческая природа - казалось, бы раз нож метнули сзади надо рвануться прочь, за спасительный угол... Увы, как и любой живой его на месте - он оборачивается, чтобы посмотреть - тем самым подставляя незащищенное лицо второму ножу. В этом преимущество немертвых: среди нас нет левшей и правшей - мы одинаково хорошо владеем всеми частями своего тела. Ну, а на веревке можно удержаться и одними ногами...
   Впрочем, на такие же... ну, ладно почти такие же фокусы Фалк был способен и при жизни - надо признать с ножами он всегда обращался лучше, чем со своей любимой булавой. "Почти" - потому что метать ножи с двух рук, вися на высоте четвертого этажа, ему все-таки не приходилось. Закончив с патрульными на стенах, Фалк делает знак рукой, дескать, все готово, и исчезает в окне верхней галереи. Выждав, для верности пару секунд один из солдат разряжает в окно второй... хм, осадный арбалет что ли? Не знаю, честно, как обозвать эти чудовищные устройства, способные забросить крюк с привязанной к нему веревкой на пятнадцатиметровую высоту. Но, что польза от них явная - так это точно, не знаю, правда, помогли бы они нам в Ладоре - там стены все-таки повыше были... но здесь они пришлись очень и очень кстати.
   Через пару минут я уже стою рядом с Фалком - тот за это время успел и трос как надо закрепить и ножи вытащить и, главное отыскать удобный темный угол - как не хочется Жент провести в опостылевшем мешке еще пару часов, но все же придется - минимум, пока не закончится штурм. Ну, а пока она наслаждается хотя бы минуткой свободы, разминая затекшие за этот день ноги - пока что у нее не то, что ходить, а даже стоять не получается. Впрочем, осматриваться и сыпать вопросами по сторонам ей это совершенно не мешает. Да что там, ей не мешают даже солдаты второй и пятой десяток, один за другим взбирающиеся на стены... Я думаю, кстати, не вызывает сомнений, что мы не полезли сюда в гордом одиночестве, никого не предупредив? Хорошим бы был я десятником, если бы выкинул такой трюк.... Нет уж - все по правилам: раз время не ждет и предупредить командование я уже не успевал, пришлось по собственной инициативе поднимать две соседние десятки, в первую очередь, конечно, вторую, которой только что в преддверие нового штурма выдали эти чудо-арбалеты - и, оставив, Валешку дожидаться так и не вернувшегося сотника совершать марш-бросок через расщелину. Вряд ли стоит описывать, как мы боком лезли через эту... ну, фактически, просто большую трещину в скале - Жент явно переборщила, утверждая, что тут можно пролезть ободравшись до крови: у нас одни кости и то постоянно чиркали об камни... Впрочем, честно говоря, немертвым от этого ни горячо ни холодно - главное броню и одежду не испортить: ее чинить негде будет...
   ... -Эй, Кэр... - нет определенно мы плохо влияем на ребенка! Вместо того, чтобы падать в обморок от ужаса, в страхе отворачиваться или хотя бы просто скорчиться от отвращения, наша подопечная разглядывает свежие трупы, как нечто само собой разумеющееся, с интересом изучая раны.
   - Скажи, как вы их убили? От мечей остаются другие следы, да и на стрелы это не похоже...
   Вот оно разлагающее влияние сил Тьмы - девочка с нами всего две недели а уже спрашивает про трупы и способы убийства! Хотя, я думаю с учетом того, кого она спрашивает - суть вопроса уже не играет большой роли.
   - Все просто, Жент - это следы от метательных ножей. Фалк с ними здорово обращается.
   -А... Но, Кэр... Разве ножи это воинское оружие? Отец тоже хорошо их кидает... кидал - Жент до скрипа стиснула зубы, но все-таки продолжила, она, замечу, вообще неожиданно быстро оправляется от потерь - вон даже от тех слез, что были пятнадцать минут назад, не осталось никаких следов - Он даже меня обещал научить, но использовал их всегда только для охоты, а в бою... ну, как вы - мечом и щитом...
   -Зря ты так, Жент, зря... Видел я один раз, как такой вот ножичек почти решил судьбу войны, а ты... не воинское оружие... Э, спокойно, не надо сверкать глазами - у нас времени на разговоры нет - там наших наверное уже под стенами бьют... Хотя, ладно, все равно без приказа выдвигаться не будем - стену заняли и ждем. Значит слушай: дело было как раз у этого перевала - там, где мы последний город брали. Получилась фактически, эпическая сцена - стоят две армии друг напротив друга и ждут команды... А командиры толи миром дело хотят уладить, толи не знаю что - в общем медлят. Ну, тогда вперед и вышел один из северян - дескать, решим все в поединке, нечего людей за зря класть... А ему навстречу наш лучший боец, помнится Верном его звали - в особом фаворе у главного маршала, нынешнего полководца то есть, ходил, ни одного поединка еще не проиграл.
   - И они бились в честном бою?! - Жент, кажется, восприняла эту историю, как красивую сказку...
   - Ну, да... почти. Только в этом Верне было два с хвостиком метра роста и еще прибавь панцирь с кольчугой. А у северянина даже щита не было.
   - Это же... это подло!
   -Ну, ну. Только северянин победил. Он просто дождался, пока эта куча железа окажется в двух метрах, и метнул один такой маленький ножичек - прямо в глазную щель. Попал. И убил, кстати.
   - А почему вы тогда не ушли? - Теперь мне, похоже, удалось ее удивить - такого в сказках не бывает.
   -Ну, видишь ли... В общем, хотя мы и проиграли поединок, на тут же правом фланге завязался бой и всем стало не до правил... Зато, кстати, пока они дрались, мы успели развернуть хотя бы часть баллист... Не смотри так, Жент, я и правда не знаю, что там случилось - и кто бой начал не знаю... А ведь был, был шанс закончить эту войну, так и не начав ее...
   - Был. - Фалк смотрит куда-то в стену, неожиданно человеческим жестом, поглаживая рукоять одного из своих ножей. - Был, десятник, наверняка был. И я даже, кажется, помню, кто нас его лишил... Просто всего за несколько часов до той битвы, маршал Бере поставил брата того самого поединщика командовать передовой тысячей полка правой руки - тот наверное и вспылил, когда брата убили... Я тогда как раз при той тысяче был - я знаю, видел. Впрочем, не волнуйся об этом так - если бы этого не случилось, они бы ударили нам в спину... Тьма не знает чести... Я... так считаю.
   Фалк прежний бы сказал "я верю". Разница в слово - но какие перемены стоят за этим...
   - Фалк, скажи, ты ведь научишь меня так метать ножи, да? - голос Жент нарушает, установившееся было молчание. Сам священник, подумав секунды, кивает и спрашивает:
   -А зачем тебе, большая ты наша?
   На губах Жент играет та же улыбка, что и вчера ночью - она медленно переводит взгляд с Фалка на меня и обратно:
   - А как иначе я смогу спасти вас? Ну, в смысле убить вашего господи...
   Жент закусывает губу от боли и неожиданности, когда моя рука железной хваткой стискивает ее плечо...
   -Молчи, Жент, прошу, молчи. И никогда не произноси это при нас, пожалуйста... Я не хочу убивать тебя, очень не хочу...
   Жент смотрит на меня со страхом... а потом неожиданно кивает:
   - Я понимаю... Но я обязательно спасу вас... Обещаю...
  
  
   Когда, в легендах или хрониках говорится о битвах и сражениях, обычно упоминается что-то вроде "пляски стали" или "танца смерти", ну или хотя бы "порхающего в воздухе клинка"... К несчастью, мы подходим к таким вещам гораздо приземлённее. Все эти блоки, стойки и пируэты для живых, а мы предпочитаем скорость и эффективность. Та же Валешка, к примеру: два удара - один труп. Сзади нее уже прямо-таки кровавый след тянется... Хотя строем у нас все-таки лучше выходит, чем по одному - просто мы работаем, куда слаженнее живых. Люди не попадают в ритм, мешают друг другу, или просто боятся попасть под удар, подставляя тем самым других. А к немертвым все это не относится постольку поскольку. Впрочем, это вовсе не значит, что бой был легким - гарнизон оказался вполне достоин своей крепости... Особенно плохо, приходилось в обширных залах и комнатах - там, где у людей было пространство для маневра. Мне, например в одной из таких стычек, оставили дыру под глазом: арбалетный болт прошиб череп насквозь... Впрочем, нам было чем ответить - во-первых, есть Фалк с его ножами, которые, боюсь, уже не отчистить от крови, а во-вторых и мы знаем с какого конца луки и арбалеты держать, так что стоило нам добраться до оружия, как гарнизону пришлось несладко - будь ты хоть трижды снайпером, немертвого-то из лука не убьешь, а он тебя, как нечего делать.
   ... Бой кончился неожиданно. Только что мы еще кого-то рубили, я оставив меч в грудной клетке одного мечника, второго вообще душил голыми руками - хорошо, кстати получилось. Правда, Валешка его все равно прирезала, но ценный опыт надо запомнить - удары-то у нас так себе, кости слишком легкие... хотя, конечно, есть еще и бронированные перчатки... А вот, чтобы сломать шею или просто придушить живого силы как раз хватает. Хотя лучше бы проверить. И тут-то, только я хотел ради эксперимента, а заодно по той причине, что мечник с моим мечом завалился куда-то в бок, выпав из радиуса досягаемости, придушить еще одного живого, как выяснилось, что они кончились - последних двоих в зале только что порубили у другого входа, откуда вывалилось пятерка весьма потрепанных солдат... Очень, очень знакомых солдат...
   - Третий десяток нашей сотни - помните их? - Валешка рассматривает содат не менее пристально, чем я. Благо это первый наша встреча после того памятного обстрела в ущелье. А вопросов после показухи со знаменем у нас накопилось немало. Я, кстати, вообще думал, что их обратно в землю закопают за такую самодеятельность... Но господин решил иначе: и к моменту этой осады знамена стали мелькать в поле зрения все чаще и чаще. Так что сейчас у меня был первый реальный шанс узнать, как же относится наш повелитель к мыслящим немертвым, - а в том, что среди них есть изменившиеся тем же образом, что и мы, я нисколько не сомневался. Да, заодно можно и выяснить, как именно они сюда попали - впереди же должна быть передняя стена крепости и куча злых врагов, а никак не свои силы... Точнее свои тоже должны быть - но под стеной и в состоянии "восстановлению не подлежат":
   - Приветствую. Как вы обогнали нас? Как осада?
   - Все живые на стене мертвы.. Мы шли следом за вами, но потом срезали через двор... На стенах уже были наши - первая атака, как оказалось, была лишь прикрытием, потом в бой пошли настоящие силы, а трупы павших помогли им не скользить на льду. Под атакой с двух сторон их оборона быстро захлебнулась. Да, вашу десятку срочно хотел видеть сотник - вам приказано ожидать его. А как у вас - все ли убиты внутри боковой стены?
   Чтобы понять, что он подвергся изменениям мне достаточно было лишь услышать его голос - все остальное: построение предложений, более плавная, чем у обычного немертвого речь - все это лишь усилило мою уверенность. Он такой же, как мы.
   - Убиты все. Благодарю за переданный приказ. Меня зовут Кэр. А ваш имя, десятник?
   - Я... - перед глазами встала та ночь, когда такой же вопрос я задал Валешке - ну, что ж вот сейчас нас и станет четверо...
   - Да, я помню... помню! Мое имя...
   Крик полный гнева и боли не дал ему закончить... Из третьего прохода, ведущего откуда-то с внутреннего двора один за другим выбежали трое людей. Перепачканных кровью, наверняка раненных, но живых людей. И прежде, чем я успел сказать лишь слово, мой уже почти новый знакомый рванулся наперерез, вскидывая меч...
   Живой, бежавший первым, даже не сбился с шага - просто изогнулся уходя от удара, а сам как бы походя одним ударом отделил череп от шеи... И все... лишь грохот доспехов, которые вместе с костями рассыпаются по каменным плитам пола.
   Следом за троицей беглецов уже были слышны шаги погони... не успевающей на доли секунды. Ибо двух моих бойцов и трех солдат из третьего десятка смели тут же, на одном дыхании.. Нож, брошенный, оказавшимся наиболее удаленным от врагов, Фалком лишь звякнул о нагрудник одного из живых... Я уже ясно видел, как эти трое раздавят всех, кто встанет на их пути и-таки прорвутся - уж не знаю куда... Впрочем, это знание бессмысленно для таких, как мы: я все равно встал между ними дверью - во-первых, таков был мой долг, во-вторых... никто не смеет убивать моих солдат. Не важно живые они или немертвые.
   Меня бы смели... Так же, как и того десятника - мимоходом. Но тут в дело вступила Валешка... Задний из тройки попробовал было отмахнуться от нее, как и от других наших... и покатился по полу, зажимая обрубок правой руки... второй уже обернулся готовясь к бою, как нож ударился ему в шлем, отвлекая внимание... Надо ли говорить, что Валешке хватило этих мгновений... Впрочем, последнему оставшемуся тоже хватило. Меня он просто обошел - отбив удар с такой силой, что на пол посыпались искры, а мне чуть не сломало кость руки...
   А затем на его пути встал сотник. Честно, говоря живому просто не повезло, что сотник прибыл именно поэтому коридору - сверни человек в сторону внешней стены и прожил бы дольше, а так... Мечи скрестились еще раз и тут же за спиной сотника тренькнули арбалетные тетивы. Но человек еще был жив, пока сотник ударом рукояти не сломал ему шею. И все кончилось.
  
   - Разговор не терпит отлагательств, десятник. - воины первой десятки прочесывают коридоры в поисках таких же выживших - все же в гарнизоне помимо просто хороших солдат, оказались еще и матерые ветераны, каждый из которых стоит пяти немертвых. Вот с ними-то нам к несчастью и довелось столкнуться, хотя большинство все же полегло от рук Черного полководца, когда он лично повел солдат на приступ. Все это мы узнаем, пока сотник как обычно быстро и резко раздает приказы - лишь затем он обращается к нам.
   - Сначала вы опознали гвардейца. Теперь нашли обходной путь в крепость. Все это наводит на мысли, десятник. На странные мысли. - мы переглядываемся с Фалком и Валешкой - приказа не убивать своих все еще не было - на крайний случай, может, прорвемся, а там будь что будет.
   - Черный полководец хочет видеть вас. Немедленно. Выберите лучшего бойца из десятки и отправляетесь к нему. - слова падают на нас, как камни на осаждающих. Полководец? Зачем? Убить? Наградить? Пустить на опыты? Сотнику, кажется, видны наши сомнения - хотя как? Мимики-то у нас нет!
   - У него есть для вас... поручение. Так случилось, десятник, что именно моя сотня стала источником наиболее умелых бойцов в этой армии. Один уничтожил катапульты в горах - другой отыскал проход в крепость и самостоятельно занял стену. Вы гораздо лучше обычных бойцов, хотя это и удивительно. Так что вы нужны господину для... особых целей. А теперь идите и побыстрее... Ах, да... Еще одно, десятник... - я уже сделавший было шаг к выходу, поворачиваюсь обратно:
   - Лучше оставьте девчонку здесь. И уберите руку с меча - это приказ. И он касается всех, понятно? Вот вам совет, десятник Кэр, не считайте командира идиотом - даже если он мертв. Я обладал относительной свободой воли еще до того, как вас подняли из могилы, так что не надо делать из меня дурака. Или вы думаете у обычных солдат хватит ума набрать во фляжку свежей воды? - будь он человеком, сейчас бы победно улыбался
   - Вы знали. Все это время... - на большее меня просто не хватает... Неужели это - конец...
   -Знал. И буду знать, что бы вы не сделали в дальнейшем. Но я не собираюсь вам мешать. Я солдат - а солдаты воюют с солдатами, а не с детьми. Понятно? Я позабочусь о вашей подопечной, будьте уверены. И сделаю все, чтобы об этом никто не узнал... Хотя тысячник тоже не идиот, а Полководец - тем более... А теперь идите десятник - ваши бойцы покажут мне, где девчонка... - о, как я мог быть столь слеп! Как я мог думать, что спрячу Жент и никто не узнает о ней... Что смогу обмануть всех и... И главное как же мне должно было повезти - что сотник окажется более человечным, чем я даже мог себе представить... Без него, боюсь, мы бы погорели уже на первом марше - тогда с водой... Живой сейчас начал бы долго сомневаться: верить, не верить... но я не живой, я -немертвый. И как я уже говорил - доверие есть смысл нашего существование
   -Я верю вам, командир И...ее зовут Жент.
   -Я знаю: и то, и другое. Не заставляете Полководца ждать, десятник. И лучше вернитесь целым - мне показалось, что эта живая привязалась к вам.
   - Слушаюсь, командир.
   Грохот осыпающихся камней стал аккомпанементом к моим словам... Кажется, кто-то додумался использовать катапульты живых для осады их же собственного донжона....
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) О.Северная, "Ворожея королевского отбора"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"