Кузьминов Евгений Владимирович: другие произведения.

Посвященный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Семен пришел на свидание с девушкой, но вместо нее столкнулся с неизвестным гражданином...

  
  - Блин, что-то долго сегодня Алеся задерживается, - пробормотал себе под нос Семен, взглянув на дисплей мобильника. Он сидел на скамье, в сквере у станции "Тургеневская" и смотрел на выход из метро, откуда неторопливо струился людской поток. Вообще он уже привык к ее постоянным опозданиям, но сегодня Алеся уже превзошла саму себя.
  
  Семен, в который раз уже набрал ее номер, но абонент опять был недоступен. Он вздохнул, отгоняя тревожные мысли. Опоздания Алеси, это еще полбеды, а вот то, что Семен стал замечать ее в компании с Денисом, первым ловеласом института, это, само по себе, уже о чем-то говорило. Так он сидел, погруженный в свои невеселые раздумья, что не заметил, как к нему кто-то обратился.
  
  - Что? - не поняв, спросил Семен.
  
  - Она не придет.
  
  Семен посмотрел на говорившего. Это был невзрачный, худощавый мужычёнка пенсионного возраста, в сильно поношенном сером костюме и мятой фетровой шляпе. Семен и не заметил, когда он присоседился рядом с ним на скамье.
  
  - Кто не придет? - спросил его Семен.
  
  - Алеся, - ответил незнакомец, - вы ведь ее ждете?
  
  - А вы откуда знаете? - подозрительно спросил Семен, присматриваясь к незнакомцу. Если не считать бледности и излишней худобы говорящего, во внешности его не было ничего примечательного.
  
  - Ну, это было не сложно, - вздохнул незнакомый гражданин, - вы ведь только о ней сейчас и думали.
  
  - И к тому же аура была характерного красновато - зеленого оттенка, - ни к селу, ни к городу, прибавил незнакомец.
  
  " - Какая еще такая аура? Чего он городит? - подумал Семен, - сумасшедший какой-то".
  
  - Я не сумасшедший, - устало вздохнул незнакомец, - я - посвящённый.
  
  - Что значит посвящённый? - не понял Семен. Этот незнакомец его определенно чем-то заинтересовал.
  
  - Меня зовут Иван Иваныч, - ответил незнакомец, оглядываясь по сторонам, - Семен, у меня, к сожалению, очень мало времени, они уже близко.
  
  - Кто уже близко? - спросил Семен, почему-то даже не удивившийся, что старик назвал его по имени.
  
  - Темные, - ответил Иван Иваныч, - они меня выследили. А у меня уже нет сил с ними бороться. Мой биопотенциал крайне низок и я не могу отгородиться от них силовым полем.
  
  " - Биопотенциал? Силовое поле? - повторил про себя Семен, косясь на старика, - точно сумасшедший!"
  
  А вслух спросил:
  
  - А от меня-то, что вам нужно?
  
  - Они уже близко, - повторил Иван Иваныч, - а мне надо кому-то передать свои знания и свой опыт.
  
  - А я-то здесь при чем? - не понял Семен.
  
  - Семен, у вас светлая аура, - сказал Иван Иваныч, - лучшего кандидата мне уже не найти. Слишком поздно. Я надеялся, что это будет совсем по-другому... Но, к сожалению...
  
  - Да я, как-то... Тоже... Здесь, вроде, не для этого... - растеряно ответил Семен.
  
  - Но, кому-то нужно бороться со злом, - перебил его бледный Иван Иваныч, - вы же это понимаете?
  
  - Ну, понимаю, конечно, - ответил Семен, - но почему я?
  
  - Считайте это Божьим Промыслом, - сказал Иван Иваныч, - возьмите телефон, здесь все необходимые контакты.
  
  Семен, в прострации сидел, не зная как ему поступить. С одной стороны, он понимал что это или просто глупость или какая-то разводка. А с другой стороны, этот невзрачный старикашка почему-то внушал ему доверие. Почему? Семен этого не понимал, но он это чувствовал, видно незнакомец уже как-то сумел его к себе расположить.
  
  - Берите же, - нетерпеливо повторил Иван Иваныч, доставая из кармана пиджака телефон, - и вот еще часы, в них радиомаяк.
  
  - Я не знаю..., - сказал в нерешительности Семен, глядя на протянутый Иван Иванычем мобильник.
  
  - И ради Бога, не верьте темным, - сказал старик, - даже если будут искушать и соблазнять вас. Не страшитесь, если будут запугивать.
  
  Сказав эти слова, Иван Иваныч замолк, будто совсем обессилив. На сером лице выступили капельки пота. Семену стало искренне жаль старика.
  
  - А что же я тогда должен делать?
  
  - Вы все узнАете, - тихо ответил Иван Иваныч, - все очень просто... Теперь вы - посвящённый.
  
  В это время старик дотронулся до руки Семена и того словно током ударило. Семен почувствовал, как по его телу прошел мощный разряд, от которого он даже на некоторое время потерял сознание. Потом сознание к нему вернулось, и Семен ощутил огромный прилив сил, казалось, что на этом свете не существует преград, которые он не смог бы преодолеть. Семен посмотрел по сторонам и удивился: окружающий мир вокруг вдруг заиграл какими-то другими, не виданными им ранее, красками. Все предметы, а в особенности люди, стали отсвечивать различными оттенками всех цветов радуги, и даже такими переливами, каких он раньше и не мог себе представить.
  
  - Господи, - пробормотал в растерянности Семен, - что же это такое?
  
  В это время мимо скамьи проходила молодая девушка, и Семен к своему величайшему удивлению понял, что он знает, о чем она думает. Мало того, он даже знал какие чувства, и эмоции девушка сейчас испытывает.
  
  - Как вы это сделали? - обратился Семен к таинственному старику, но тот ему не ответил. Он безвольным кулем сидел на скамье, голова его была откинута на спинку.
  
  Семен понял, что Иван Иваныч был мертв. Но странное дело, Семен не растерялся, как бы он сделал раньше, его голова работала как никогда четко.
  
  " - Нужно забрать телефон и часы", - подумал Семен и стал обыскивать карманы старика. Телефон он сунул в карман и стал снимать с его руки часы. Он еще обратил внимание, что часы были какие-то интересные, массивные, в золотом корпусе, в продаже Семен таких не видел. Но только он снял с руки старика часы, как услышал сзади:
  
  - Держи его! Часы украл! Держи вора!
  
  Семен не успел оглянуться, как сзади на него навалились какие-то люди и схватили его за руки. Семен попробовал освободиться, но это ему не удалось.
  
  - Звоните в полицию! - закричал краснолицый здоровяк, державший Семена за руки, - я его поймал!
  
  Тут и полицейская машина подкатила. Обычно, когда нужно, полицейских не дождешься, а сейчас они появились моментально, как будто ждали вызова где-то за углом. Не успел Семен опомниться, как суровая рука правосудия опустилась на его плечо.
  
  - Пройдемте в машину, - сказал ему полицейский в чине старшего сержанта.
  
  Несколько часов провел Семен в отделе полиции, в камере с бомжами, прежде чем его вызвали на допрос к следователю. Тот был немногословен и после соблюдения формальностей предложил Семену оформить явку с повинной.
  
  - Какую еще явку? - удивился Семен, - я ни в чем не виноват!
  
  - Не виноват? - улыбнулся следователь, - а кто старичка "пришил", Семен Олегович?
  
  - Никто, - ответил Семен, - он сам умер.
  
  - Вы раньше были с ним знакомы? - спросил следователь.
  
  - Нет, - ответил Семен, - я в первый раз его видел.
  
  - Вот заключение судмедэкспертизы, - сказал следователь, протягивая Семену листок, - в нем сказано, что потерпевший умер от механической асфиксии. А это значит, он был задушен.
  
  - Не может быть, - растеряно ответил Семен, - я ничего не видел.
  
  - Интересно получается, - рассмеялся следователь, - сидели рядом и не видели, как старичка придушили. А знаете почему?
  
  - Почему? - спросил сбитый с толку Семен.
  
  - А потому что вы сами его и задушили, - посерьезнев, сказал следователь, - правда, ведь?
  
  - Нет, не правда! - возмутился Семен.
  
  - Не правда, говорите? - спросил следователь, - а эти предметы узнаете?
  
  Он показал Семену целлофановый пакет с телефоном и часами старика.
  
  - УзнаЮ, - вздохнув, ответил Семен.
  
  - Ваши вещи? - спросил следователь, пристально глядя на Семена.
  
  - Н-н-нет, - ответил тот, - это вещи старика.
  
  - А как же они оказались у вас? - улыбнулся следователь, - может их вам подбросили?
  
  - Нет, он сам мне их отдал, - ответил Семен.
  
  - Сам отдал? - опять рассмеялся следователь, - а зачем он их вам отдал?
  
  - Долго объяснять, - немного подумав, ответил Семен.
  
  - Ничего, у нас с вами достаточно времени, - сказал следователь, - попробуйте объяснить, может я пойму.
  
  - Мне нужно позвонить домой, - сказал Семен, - скажите, чтобы мне вернули телефон.
  
  - Всему свое время, - ответил следователь, - сначала вы ответите на мои вопросы. Итак, потерпевший сам отдал вам эти вещи. Повторяю вопрос: зачем он их вам отдал?
  
  - Он сказал, что в телефоне есть все необходимые контакты, а в часах - радиомаяк.
  
  - Что он вам еще передал?
  
  " - Сказать про телепатию или не надо?" - подумал Семен и сказал:
  
  - Он дотронулся до моей руки, и я стал понимать, о чем думают другие люди.
  
  - Вот как? - улыбнулся следователь, - первый раз встречаю человека, который может читать чужие мысли. Надо же, как мне повезло.
  
  Следователь с иронией смотрел на Семена.
  
  Семен промолчал, отвернувшись от следователя.
  
  - Семен Олегович, я и рад бы вам поверить, да моя профессия сама по себе подразумевает большое сомнение в людской честности. Хотя, может быть, я ошибаюсь? Давайте проверим. Можете мне сказать, о чем я сейчас думаю?
  
  Семен пристально посмотрел на следователя и попробовал узнать, о чем тот размышляет. Но странное дело, сколько Семен не напрягал свой мозг, прочитать мысли следователя ему так и не удалось.
  
  "- Странно, - подумал Семен, - не может быть, что бы у следователя не было мыслей. А может здесь, в полиции, эти способности не работают?"
  
  - Ну, как, получается? - с улыбкой спросил его следователь.
  
  - Пока нет, - ответил Семен, покрасневший от напряжения, - сейчас еще попробую.
  
  - Не стОит, - сказал следователь, - не трудитесь, а то еще случится с вами что-нибудь, а мне потом отвечать за жестокое обращение с задержанным. К тому же я и сам могу сказать, о чем я думаю. Сказать?
  
  - Ну, скажите. - пожал плечами Семен.
  
  - А думаю я, Семен Олегович, - вздохнул следователь, - что вы хотите меня, попросту говоря, надуть.
  
  Семен промолчал, задумавшись о том, почему его телепатические способности не проявляются в полицейском участке.
  
  - Итак, зачем потерпевший передал вам, изъятые у вас вещи? Я вас слушаю, - сказал следователь, - говорите.
  
  - Да как вам сказать, - вздохнув, ответил Семен, - старик сказал, что телефон и часы мне будут нужны, для того, чтобы бороться со злом.
  
  - А без телефона и часов со злом бороться никак не возможно? - иронично спросил следователь.
  
  Семен промолчал, понимая, что его рассказ выглядит не очень убедительно.
  
  - Семен Олегович, я понимаю, это нелегко, - задушевно сказал следователь, - а вот когда сознаетесь, сразу легче станет. Да и срок реально можно сократить. Так что есть прямой смысл говорить правду. Понимаете меня?
  
  - Мне не в чем сознаваться. - упрямо ответил Семен.
  
  - Ладно, - вздохнув, сказал следователь, - попробуем сначала. Рядом с вами, на скамейке, убивают человека, но вы этого не замечаете. Так?
  
  - Так, - подтвердил Семен.
  
  - У вас нашли вещи убитого, но вы их не крали. Так?
  
  - Так, - опять подтвердил Семен, - он мне их сам отдал.
  
  - Он их вам сам отдал, но этого никто не видел, - сказал следователь, - а вот то, что вы обыскивали труп, это видели несколько свидетелей.
  
  - Это, наверное, и были темные, - подумав, сказал Семен, - Иван Иваныч меня предупреждал, что они уже близко. Они его и убили.
  
  - Иван Иваныч? - удивился следователь, - вы же сказали, что не были знакомы с убитым?
  
  - Мы и не знакомились, - ответил Семен, - он сказал, что его зовут Иван Иваныч, а как меня зовут, он не спрашивал.
  
  - Понятно, - вздохнул следователь, - потерпевшего убили темные, а вы не причем, просто сидели на скамейке. Так получается?
  
  - Вроде того, - сказал Семен.
  
  - А вы сами-то верите в то, что говорите? - спросил его следователь.
  
  - Я правду говорю, - сказал Семен совершенно искренне.
  
  Следователь посмотрел на Семена с интересом.
  
  - Под дурачка решили "косить", Семен Олегович? - спросил он, - думаете, пройдет этот номер? Впрочем, можете не отвечать. Я вас направлю на психиатрическую экспертизу, вы, по-моему, этого добиваетесь. Пусть с вами специалисты разбираются. Мне же меньше мороки. Вопросы есть?
  
  - Мне нужно позвонить домой.
  
  - Вот оттуда и будете звонить, - устало ответил следователь, - еще есть вопросы?
  
  Семен промолчал.
  
  - Ну, и прекрасно, - сказал следователь и нажал на кнопку, - уведите.
  
  Ночь Семен провел все в той же камере, только посетители в ней были уже другие.
  
  Утром его отвезли в институт Сербского. Семен впервые был в заведении подобного типа, и его несколько угнетала царившая там атмосфера, особенно после того, как он испытал на себе последствия передачи ему своего дара от Иван Иваныча. Внешне все было чисто, тихо и благопристойно, но он сразу почувствовал крайнюю нервную напряженность. И напряженность эта была не столько у встречающихся в коридоре больных, сколько у персонала клиники, который оценивающе смотрел на Семена, вероятно прикидывая, что от него можно ожидать. Семена сводили в душ, где он под присмотром санитара, помылся теплой водой, после чего ему выдали линялую и влажную, пахнувшую дезинфекцией, пижаму. Потом санитар проводил его в палату, где кроме него было еще трое пациентов. Санитар молча указал Семену на свободную койку и вышел. Семен сел на койку и посмотрел по сторонам. Палата внешне не отличалась от обычной больничной, но вот больные... Сосед справа, лежал на койке, натянув одеяло до подбородка, и внимательно изучал потолок.
  
  - Здравствуйте, - сказал ему Семен, но тот никак на это не отреагировал.
  
  Сосед слева сидел на койке с ногами, и ритмично раскачиваясь в позе лотоса, что-то тихо бормотал себе под нос. Третий больной, лежащий у окна, был привязан к металлической раме койки бинтами и спал, шумно выдыхая ртом воздух. Изо рта его на больничную подушку тонкой струйкой текла слюна. Окно палаты, снаружи было забрано металлической решеткой.
  
  - "Попал я в компанию, - подумал Семен, - и зачем я только с этим стариком связался? Интересно, сколько сейчас времени? Мать, небось, все морги обзвонила. Как же мне домой позвонить?"
  
  Семен встал с койки, подошел к двери палаты и хотел открыть дверь, но та не поддалась, видно она была заперта снаружи. Семен негромко постучал в дверь и услышал, как негромко щелкнул запор, и дверь немного приоткрылась. Молодой, плечистый санитар, открывший дверь, вопросительно посмотрел на Семена.
  
  - Чего надо? - спросил он.
  
  - Мне нужно позвонить домой, - сказал Семен, - дома волнуются, что меня долго нет.
  
  - Не положено. - ответил санитар и закрыл дверь, щелкнув запором.
  
  - "Как это не положено? Почему не положено?" - с возмущением подумал Семен, но стучать в дверь больше не стал, решив дождаться какого-нибудь дежурного врача и поговорить уже с ним. Он вернулся к своей койке и сел на нее, отрешенно глядя в зарешеченное окно. Неожиданно он заметил, то сосед слева уже не раскачивается на своей кровати, а повернувшись к нему, внимательно рассматривает Семена.
  
  - Здравствуйте, - на всякий случай сказал ему Семен, но тот не ответил, и продолжал упорно рассматривать Семена. Настолько упорно, что у него от напряжения вздулись вены не только на висках, но и вероятно, на мошонке. Семен, стараясь не глядеть на соседа, стал изучать противоположную стену.
  
  Неожиданно гражданин слева заговорил.
  
  - Ночью не надо спать, - сказал он, адресуясь к Семену, - они приходят ночью и забирают наши жизни.
  
  Семен промолчал, надеясь, что больной от него отстанет. Но тот продолжил.
  
  - И не ешьте улиток, они забирают у вас силу.
  
  - "Каких еще улиток? - удивился Семен, - их что, здесь улитками кормят?"
  
  - Если пройдете на второй уровень, вам прибавится одна жизнь, - шепотом сказал сосед Семену.
  
  " - Что же это происходит? - в отчаянии подумал Семен, - соберешься на свидание с девушкой, а потом окажешься в дурдоме".
  
  - Я очень счастливый человек, - доверительно сообщил Семену сосед, - меня любит самая красивая женщина на свете. Когда я пройду последний уровень, то мы с ней поженимся, и я вас приглашу на свадьбу. Мы поедем на белом лимузине, и все будут говорить:
  
  "- Глядите, вон едет Колька-дурачок! Он самый счастливый человек во всем мире!"
  
  Семен зажал руками уши, чтобы не слышать сумасшедшего соседа, понимая, что если эта пытка продолжится хоть еще немного, то он точно сойдет с ума. Но Колька не унимался, он подошел к Семену и, отлепив его руку от уха, брызгая от избытка чувств слюной, продолжил свой монолог.
  
  - Ольга Ивановна сама сошла с ума! Она говорит, что меня нужно лечить, а я не псих! Я позвоню в Кремль, своему другу Диме и он меня отсюда заберет!
  
  Семен в отчаянии вырвал свою руку из рук настырного идиота и, подбежав к двери, забарабанил по ней кулаками.
  
  - Выпустите меня! Мне нужно позвонить! Вы не имеете права меня здесь держать!
  
  Дверь открылась, и в нее стремительно вошли два крепких санитара и медсестра со шприцем в руке. Санитары молча схватили Семена, а медсестра, с размаха, прямо через пижаму вколола Семену шприц в ягодицу. После укола санитары уложили Семена на койку и очень быстро и профессионально его к ней прибинтовали. После этой процедуры, эта троица так же молча удалилась. Семен попробовал освободиться от пут, и после нескольких неудачных попыток, тяжело дыша, затих. Потом он почувствовал, что у него закрываются глаза, и пару раз зевнув, он заснул. Сколько времени он проспал неизвестно, но когда Семен открыл глаза, за окном была глубокая ночь. Под потолком горела желтая лампа дежурного освещения. Семен посмотрел налево и увидел своего соседа по палате, Кольку, который сидя дремал на кровати. Видно он действительно опасался, что кто-то ночью заберет его жизнь и поэтому старался не спать. Семен пошевелился, чтобы сменить положение затекшего тела и в это время в палату молча зашла уже знакомая ему медсестра, на этот раз без сопровождения санитаров. Так же молча она подошла к койке Семена, и тот опять увидел в ее руке шприц.
  
  - Что вам нужно? - спросил ее Семен, но медсестра не ответила, а быстро воткнула в его предплечье шприц и, сделав укол, вышла из палаты.
  
  То ли доза лекарства на этот раз была больше, то ли Семен просто ослаб от голода, но на этот раз он уснул почти сразу после укола.
  
  Проснулся Семен от того что его кто-то сильно тряс за плечо. Он открыл глаза и увидел, что рядом с его койкой стоят два санитара и один из них его тормошит. Когда санитары увидели что он открыл глаза, то они, не особенно церемонясь, подняли его с койки и усадили на стоявшую рядом кресло-каталку. Семен не сопротивлялся, понимая, что это бесполезно, да и сил сопротивляться у него не было. Тело было будто чужое, руки и ноги, после инъекций неизвестного препарата, его не слушались. Санитары повезли кресло-каталку с Семеном куда-то по коридору и скоро его ввезли в кабинет с надписью "Заведующий отделением". Санитары поставили кресло перед столом, и отошли назад. Семен поднял голову и увидел сидящую за столом улыбающуюся женщину лет пятидесяти, с короткой прической цвета божоле, одетую в белый халат.
  
  - Здравствуйте, Семен Олегович, - сказала женщина, улыбаясь, - как вы себя чувствуете?
  
  Семен промолчал, не имея никакого желания отвечать на вопрос. Женщина сделала неприметный знак санитарам, стоящим за креслом Семена, и один из них вышел. Вскоре в кабинет зашла уже знакомая Семену медсестра с неизменным шприцем в руках. Санитар, стоявший за креслом, придержал Семена за руки, а медсестра, приподняв рукав пижамы и протерев предплечье ваткой со спиртом, аккуратно сделала укол. Сделав укол, медсестра улыбнулась и встала рядом с креслом, вероятно ожидая распоряжений.
  
  - Спасибо, Даша, можете идти, - сказала сидевшая за столом женщина, и медсестра и санитар молча вышли.
  
  Семен почувствовал, как по телу стала разливаться приятная теплота, и скоро он уже почувствовал какой-то необычайный прилив сил.
  
  - "Интересно, что они мне вкололи? Наверное, какой-то наркотик," - подумал Семен, понимая, что спрашивать об этом бесполезно.
  
  - Как себя чувствуете, Семен Олегович? - повторила вопрос женщина за столом.
  
  - Хреново, - мрачно ответил Семен.
  
  - Ну, не надо преувеличивать, - спокойно сказала женщина за столом, - а в том, что произошло, вы сами виноваты. Нужно вести себя более адекватно, а персонал только следует инструкции.
  
  - "ЗдОрово получается, - подумал Семен, - упекли в дурдом и я же еще и виноват".
  
  - Меня зовут Ольга Ивановна, - сказала женщина, - Семен Олегович, вы знаете, почему вы здесь находитесь?
  
  - "Это про нее, что ли, говорил Колька-дурачок?" - подумал Семен, а вслух сказал:
  
  - Догадываюсь.
  
  - Вот и хорошо, - сказала Ольга Ивановна, - Семен Олегович, вы знаете, какое сегодня число?
  
  Семен наморщил лоб, пытаясь вспомнить число, но это ему не удалось.
  
  - А какой месяц? - спросила заведующая отделением.
  
  - Октябрь... вроде, - не очень уверенно ответил Семен.
  
  - С дозой, кажется, переборщили, - тихо, неизвестно кому, сказала Ольга Ивановна.
  
  - Чего? - не понял Семен.
  
  - Нет, ничего, - ответила заведующая, - это я так, про себя.
  
  - Ольга Ивановна, мне нужно позвонить домой. Маманька не знает, что со мной случилось.
  
  - Вы уверены, что вам нужно ей звонить, Семен Олегович?
  
  - Конечно уверен! - ответил Семен.
  
  - И что же вы ей скажете? - со змеиной улыбкой спросила Ольга Ивановна, - что вы убили человека и теперь проходите психиатрическую экспертизу?
  
  - Я никого не убивал! - возразил ей Семен.
  
  - У полицейских на этот счет другое мнение, - спокойно сказала заведующая отделением.
  
  - Это большое недоразумение. Они же ничего не знают, - ответил Семен, - да и вы обо мне ничего не знаете.
  
  - Полицейские может быть о вас ничего и не знают, - сказала Ольга Ивановна со своей неизменной улыбкой, - а вот я знаю о вас больше, чем вы думаете. И может быть даже больше, чем вы сами о себе знаете.
  
  - Вы это серьезно? - спросил Семен, - а откуда вы обо мне можете знать? Я же у вас здесь никогда не был?
  
  - А откуда о вас узнал Иван Иваныч?
  
  - Вы и о нем знаете? - опешил Семен.
  
  - Я же вам сказала, что знаю о вас больше, чем вы думаете.
  
  Семен внимательно посмотрел на женщину в белом халате, сидящую за столом и ему стало не по себе от ее улыбки и взгляда черных, чуть раскосых глаз, проникающих, как ему показалось, в самые потаённые уголки его сознания.
  
  - Про Иван Иваныча, вы, наверное, узнали от полиции, - ёжась под ее взглядом, сказал Семен.
  
  - Нет, Семен, не от полиции, - невозмутимо ответила Ольга Ивановна, - Иван Иваныч, в отличие от вас, был нашим частым гостем.
  
  - Ах, вот оно что, - сказал, вздохнув, Семен, которому многое, если не все, в этой истории стало понятно, - так он был психом, а я, как идиот, "повелся" на его сказки.
  
  - Иван Иваныч не был больным, - ответила Ольга Ивановна, - он был нормальнее нас с вами. Но он, к несчастью, был неисправимым, я бы даже сказала, клиническим, идеалистом. Он почему-то считал, что все люди рождены для счастья.
  
  - А это разве, не так? - спросил Семен, оглядываясь на дверь, через которую ушли санитары.
  
  - Нет, Семен, это, к сожалению или к счастью, не так, - перестав улыбаться, ответила Ольга Ивановна. - Все люди рождаются разными, с разными способностями и разными возможностями, и они не могут быть все одинаково счастливы.
  
  - И кто же это решает, кому быть счастливым, а кому нет? - криво усмехнувшись, спросил Семен.
  
  - Есть такая, на понятном вам языке говоря, инстанция, Семен, - совершенно серьезно ответила заведующая отделением, - которой эта задача по силам.
  
  - Это вы, наверное, про силы зла говорите, - немного подумав, догадался Семен, - Иван Иваныч, ведь с ними боролся.
  
  - Добро и зло, Семен, - это все очень условные понятия, - улыбнулась Ольга Ивановна, - для кого-то и добро может стать злом, а для кого-то наоборот. Понимаете меня?
  
  - Не совсем, - ответил Семен и подумал: " А Колька-то, пожалуй, прав, эта Ольга Ивановна явно с тараканами". Вслух же сказал:
  
  - Вы не могли бы отдать мне мой телефон?
  
  - Да, конечно, - ответила заведующая, достав из ящика стола телефон и положив его перед Семеном.
  
  - Спасибо, - сказал Семен, взяв телефон. Он набрал номер матери, но не услышал сигнал вызова. Он посмотрел на дисплей и сказал:
  
  - Странно, нет связи... Ничего не понимаю...
  
  - Отсюда нельзя позвонить, - улыбнувшись, сказала Ольга Ивановна.
  
  - Почему? - не понял Семен.
  
  - Потому что работает станция глушения сигналов, - спокойно объяснила заведующая.
  
  - Ах, вот оно что, - пробормотал Семен.
  
  - Странно, - задумчиво сказала Ольга Ивановна, - мне сказали, что вы не глупый человек. Могли бы сами догадаться.
  
  - О чем? - в недоумении спросил Семен.
  
  - Вам же передал свой дар Иван Иваныч, так ведь?
  
  - Так, кажется, - не совсем уверенно ответил Семен.
  
  - Мне говорили, что вы пытались прочесть мысли полицейского и у вас это не получилось. Это правда? - Ольга Ивановна насквозь прожигала Семена взглядом своих черных глаз.
  
  Тот не ответил. Пожав плечами, он отвернулся, стараясь не встречаться взглядом с заведующей.
  
  - Вы, наверное, подумали, что у него нет мыслей? - улыбнулась Ольга Ивановна, - все куда проще, Семен Олегович. Все госучреждения, ну, или почти все, окрашены специальной краской, которая гасит биотоки мозга. Нано технологии, понимаете?
  
  - Да вроде, понимаю, - ответил Семен - только не понимаю, зачем?
  
  - А затем, что бы, такие как вы, Семен, посвящённые, не могли воспользоваться своими способностями. Вы же не только умеете читать мысли, вы их можете внушать простым, смертным людям. Вот в чем дело. Это очень ценный и очень опасный дар в неумелых руках.
  
  - Я никому не собираюсь причинять зла, - сказал Семен.
  
  - В том-то все и дело, - перестав улыбаться, ответила заведующая отделением, - от вас можно ожидать чего угодно.
  
  - "А эта тетка точно с "прибабахом", - подумал Семен и промолчал, не понимая, к чему клонит Ольга Ивановна.
  
  - Семен, давайте не будем ходить вокруг, да около, - сказала заведующая, изучая Семена, - вы хотите вернуться домой?
  
  - Конечно хочу, - ответил Семен.
  
  - Тогда давайте заключим небольшую сделку.
  
  - Какую? - спросил Семен.
  
  - Очень простую, - ответила Ольга Ивановна, - вы мне обещаете, что забудете все, что вам говорил Иван Иваныч, а я вас освобождаю от дара, который вы от него получили. И сегодня же вы будете дома, и ваша мама успокоится, увидев вас живым и здоровым.
  
  - Как же вы меня от него освободите? - поинтересовался Семен.
  
  - Небольшая процедура под общим наркозом, - ответила заведующая, - слабый разряд тока на лобные доли и ваш мозг будет чист, как у младенца.
  
  - А есть еще какой-нибудь вариант? - помолчав, спросил Семен.
  
  - Есть, - ответила Ольга Ивановна, и Семену показалось, что он увидел у нее раздвоенное жало вместо языка, - та же операция, но уже без наркоза. Или для стопроцентной гарантии - лоботомия. Как вам такой вариант?
  
  Семен промолчал, соображая, шутит заведующая или говорит серьезно.
  
  Ольга Ивановна, видя, что Семен сомневается в ее словах, продолжила:
  
  - Семен, вы видели своих соседей по палате?
  
  - Видел, - угрюмо ответил Семен.
  
  - Эти люди, не просто больные, - сказала заведующая, - они, как и вы - посвященные.
  
  - Что? - не поверил Семен.
  
  - Да - да, - подтвердила Ольга Ивановна, - они были посвященными и не хотели расставаться со своим даром. Результат вы видели. Вы хотите быть таким же, как они?
  
  - Нет, конечно! - ответил Семен совершенно искренне.
  
  - И вот еще один важный момент, Семен, - сказала женщина, сидящая за столом, наклоняясь к Семену, - а иначе бы я вообще не стала с вами разговаривать, а сразу бы отправила на операцию. Дело в том, что вы, Семен, не только посвященный, вы еще к тому же - избранный.
  
  - Что значит - избранный? - не понял Семен.
  
  - Чтобы ответить на этот вопрос, я должна вас спросить, Семен, - Ольга Ивановна пристально на него посмотрела, - вы знаете, почему вы до сих пор не умерли?
  
  - О чем это вы? - не понял Семени подумал: "- Точно, ненормальная! Куда я попал?"
  
  - Значит, не знаете... Хорошо, - задумчиво сказала заведующая, - давайте начнем сначала. Семен, вы помните тот день на реке, когда вы чуть не утонули? Вы тогда еще не умели плавать. Сколько вам было лет? Семь? Восемь?
  
  - Девять, - ответил Семен.
  
  - Девять лет, - повторила Ольга Ивановна, - а через три дня, там же, на реке, утонул тот мальчуган, который вас спас, хоть он и умел плавать. Как его звали?
  
  - Вовка, - угрюмо ответил Семен.
  
  - Это хорошо, что вы его не забыли, - сказала заведующая.
  
  - "Разве такое можно забыть", - подумал Семен, но промолчал.
  
  - Пойдем дальше, - сказала заведующая, - помните вашу службу в армии, Семен? Вы заступили на боевое дежурство, а сержант из вашего расчета получил письмо, что его невеста вышла замуж. Он где-то достал водку, напился, взял автомат и начал стрелять во всех подряд, без разбора. Двоих убил, семерых ранил, а у вас - ни царапины. А через неделю вы получили письмо от родителей, что девушка, которая провожала вас в армию, погибла в аварии. Вы помните, как ее звали?
  
  - Света.
  
  Семен вспомнил эту девушку и его окатило щемящее чувство жалости к ней. Светка- Светулька, так он ее тогда называл. Она была такая наивная, такая смешная. Не выговаривала некоторые буквы и так забавно говорила: " - Дорлогие товарлищи..." Он иногда, дурачась, ее передразнивал. Получалось очень смешно.
  
  - Хорошая у вас память, Семен Олегович, - улыбнулась Ольга Ивановна, - вы ничего не хотите мне сказать?
  
  А что он мог сказать? Он не знал, откуда заведующая так хорошо знает подробности его жизни, но прекрасно понимал, что она неспроста ему о них рассказывает. Поэтому Семен промолчал, пожав плечами.
  
  - Семен, мне кажется вы уже давно хотите курить, - улыбнулась заведующая, выкладывая на стол его сигареты и зажигалку, - пожалуйста, закуривайте, не стесняйтесь. Хоть и никотин - это яд, но это, все-таки минимальное зло, которое вам может здесь грозить.
  
  Иван, действительно очень хотел курить и поэтому он молча достал сигарету из пачки и щелкнув зажигалкой, глубоко затянулся. Закурив сигарету, он себя почувствовал намного лучше, вот только последняя фраза Ольги Ивановны ему очень сильно не понравилась.
  
  - Ну, что ж, тогда продолжим, - сказала заведующая. - Семен, я уверена, что вы не забыли ту аварию, в которую однажды попали. Вы сели за руль в нетрезвом состоянии, не вписались в поворот и въехали в бетонный столб. Машина в дребезги, а вы отделались двумя сломанными ребрами и рассеченной бровью. А через две недели умер ваш брат, несчастный случай на производстве. Можно было бы продолжать дальше, но вы, наверное, и так уже все поняли.
  
  - Что я должен понять? - спросил Семен.
  
  - То, что всякий раз, когда вы должны были умереть, вместо вас умирал кто-то другой, либо родственник, либо близкий друг.
  
  - Нет - нет, это неправда, этого не может быть, - растеряно ответил Семен.
  
  - И, тем не менее, это так, - безжалостно констатировала Ольга Ивановна, - сейчас-то вы, наверное, уже поняли, что есть некая сила, которая вас берегла.
  
  - Я никого не просил меня беречь, - угрюмо сказал Семен.
  
  - А эту силу, Семен, не нужно просить, - ответила заведующая, вертя в руках шариковую авторучку, - она сама решает, кому жить, а кому - умереть.
  
  - А почему обязательно кто-то должен умирать? - спросил Семен.
  
  - В небесной канцелярии с этим строго, Семен, - ответила Ольга Ивановна, - и если не умер один человек, значит, за него должен умереть кто-то другой.
  
  "- Бред какой-то, - растерянно подумал Семен, - не может этого быть".
  
  - Нет, Семен, это не бред, так оно и есть, - со своей змеиной улыбкой сказала заведующая.
  
  "- Она, что, мысли мои читает, что ли?" - подумал Семен, стараясь на нее не смотреть.
  
  - Семен Олегович, - вздохнув, сказала заведующая, поднимаясь из-за стола и неторопливо подходя к каталке. в которой сидел Семен, - я вижу, что вы очень скептически относитесь к моим словам. Ну, что ж, это ваше право, видно Иван Иваныч очень сильно повлиял на ваше сознание.
  
  - Что вам надо? - в растерянности спросил Семен, стараясь на смотреть ей в глаза.
  
  - Я желаю вам добра, Семен, только добра и ничего больше. Поверьте же мне, Семен, - сказала Ольга Ивановна, беря его за руку, - а что бы вы мне поверили, Семен, я вам должна сказать, что я тоже, в свое время, была посвященной.
  
  - Что? - почувствовав могильный холод, исходящий от рук заведующей, и постаравшись освободить свою руку, спросил Семен, - вы тоже были посвященной? Не может этого быть!
  
  - И тем не менее это так, - сказала заведующая, - и я тоже, как Иван Иваныч, наивно полагала, что должна до своих последних дней бороться со злом...
  
  - И что же потом произошло, что вы изменили своим принципам? - спросил Семен.
  
  - Что произошло? - задумчиво спросила Ольга Ивановна, - а произошло то, Семен, что и должно было произойти. Я поняла, что на другой стороне быть более безопаснее и, самое главное, - намного выгоднее. Понимаете меня?
  
  - Кажется, понимаю, - ответил Семен, - вообще-то это называется предательством и презирается во всех религиях и у всех народов, чем бы вы это не мотивировали. Вспомните, хотя бы, того же Иуду.
  
  - Да, - задумчиво сказала заведующая, садясь в свое кресло, - неплохо вас обработал Иван Иваныч. И когда только он успел? Я всегда завидовала его способностям.
  
  - Меня не нужно было обрабатывать, - ответил Семен, - я всегда так думал, меня родители с детства так воспитали.
  
  - Понятно, тогда остается единственный вариант... Ну что, Семен, готовы к операции? - спросила Ольга Ивановна, - согласитесь, вам этот дар все равно ни к чему. Вы не сумеете им правильно распорядиться. А серьезным людям вы можете доставить большие неприятности.
  
  - О каких это серьезных людях вы говорите? - спросил Семен, - и почему вы о них так волнуетесь?
  
  - Вас интересует, что это за люди? - спросила заведующая, - ну, что ж, я могу вам это сказать. Тем более что после того, что вам предстоит, вы все равно ничего не вспомните.
  
  Семен промолчал, подумав, что фраза заведующей, звучит как-то жутковато.
  
  - Эти люди, Семен, элита планеты. И в этом, собственно, нет никакого секрета. Они, а вернее, их деньги, определяют, как будут жить, и будут ли вообще жить люди в каких-то государствах или на каких-то континентах. И лучше не вставать у них на пути, растопчут, сотрут в порошок. А почему я за них волнуюсь? Это же так просто, Семен, мне за мою работу хорошо платят. Ничего личного, только бизнес, как любил выражаться в таких случаях покойный Борис Абрамович. Ну, а теперь, когда вы все знаете, нам можно заняться нашим делом.
  
  - Постойте, - растерянно сказал Семен, - мне еще нужно подумать...
  
  - Думать уже поздно, Семен, - ответила Ольга Ивановна, - мы и так с вами потеряли массу времени. А мое время стоит очень дорого. Поэтому, чтобы действовать наверняка, мы, я думаю, применим лоботомию. Единственное, что я могу для вас сделать, Семен, так это, пожалуй, общий наркоз.
  
  Сказав эти слова, заведующая нажала кнопку под столом, и кабинет зашли два санитара и уже знакомая Семену медсестра, со шприцем в руках. Санитары придержали Семена за руки, а медсестра сделала ему укол. Окружающие предметы и люди поплыли перед глазами Семена, и последнее, что он запомнил, был голос Ольги Ивановны.
  
  " - До встречи в аду, Семен!"
  
  Очнулся Семен оттого, что кто-то тряс его за плечо. Он открыл глаза и увидел склонившуюся над ним, улыбавшуюся Алесю.
  
  - Просыпайся, соня, - сказала она.
  
  Семен посмотрел по сторонам и увидел, что сидит на той же скамейке, в сквере возле метро, только солнце уже низко склонилось к горизонту.
  
  - А где Ольга Ивановна? - растерянно спросил он.
  
  - Какая это Ольга Ивановна? - смеясь, спросила Алеся, - вот так получается, немного опоздаешь, и он уже вспоминает другую женщину.
  
  Семен, не отвечая сидел на скамье, приходя в себя.
  
  "-Так это был просто сон? - подумал Семен, - а было все так натурально: Иван Иваныч, следователь, санитары и Ольга Ивановна с медсестрой. Слава Богу, что это был только сон".
  
  - Что с тобой, Сеня? - спросила встревоженная Алеся.
  
  - Да нет, ничего, - ответил Семен, - просто тебя долго не было и мне сон дурацкий приснился. Почему тебя так долго не было?
  
  - Нас после занятий в институте задержали, - ответила Алеся, - я хотела тебе позвонить, а батарейка в телефоне села.
  
  - Понятно, - ответил Семен, - а почему...
  
  Семен хотел что-то еще спросить, но в это время рядом с ним на скамью, присел пожилой гражданин в мятом поношенной костюме и фетровой шляпе.
  
  " - Иван Иваныч?" - в растерянности подумал Семен.
  
  - Не помешаю? - спросил присевший.
  
  Семен промолчал, лихорадочно раздумывая о том, что ему нужно сейчас делать.
  
  " - Если он сейчас что-нибудь спросит, нужно сразу уходить, " - решил Семен.
  
  - Алеся все-таки пришла? - с улыбкой на бледном, измученном лице, спросил старик.
  
  Не отвечая на вопрос, Семен встал и взял за руку Алесю.
  
  - Пойдем, Алеся, - сказал он.
  
  - Куда? - в недоумении спросила, вставая со скамьи, девушка.
   - Потом объясню, - ответил и Семен и, держа ее за руку, пошел к метро. Он шел и думал, правильно ли он поступает, уходя сейчас от человека, сидящего в сквере, на скамье. Наверное, неправильно. Но единственное, что Семен знал точно, так это то, что он еще не готов к тем испытаниям, которые его ожидали, если бы он остался сидеть на той скамье.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"