Квант Макс: другие произведения.

Второе пришествие Битлов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всё новое - это хорошо запрещённое старое, даже в четвёртом тысячелетии.


Макс Квант

Второе пришествие "Битлов"

   Садитесь детишки поудобней и я расскажу вам историю с эпиграфом... Хотя нет, даже с двумя эпиграфами:
   Как жаль, поверь мне,
   Что ты забыл,
   И это время,
   И то, каким ты был,
   Года уплыли,
   И поезд ушёл,
   И все забыли,
   Старый добрый рок-н-ролл.

"Старый добрый рок-н-ролл" Машина Времени

   Хиппи, нескл. (от англ. hip - бедро) Представители молодёжи в капиталистических странах, выражающие свой протест против несправедливости буржуазного общества проповедью свободы от семьи и общества, бродяжническим образом жизни, уходом от цивилизации.

"Школьный словарь иностранных слов", 1983 год

   Конечно для нас сейчас это не история, а так научная фантастика. Потому что началась она в 2563 году. Лет через пятьсот это уже станет реальностью, а ещё через сто историей. Но я буду говорить в прошедшем времени, потому как в будущем рассказывают только всякие Нострадамусы...
   Как я уже сказал, началась эта история в 2563 году. Студент ЙОМА (Йошкаролинской Медицинской Академии) Леонидас Петровичкус Доелкин (да такие у них будут в будущем имена) писал реферат по истории культуры и наткнулся на интересный факт в Ворлднете (так будет называться Интернет лет через триста): "В середине XX века в музыке появилось необычно дикое течение называемое роком, а позже из него вытек рок-н-ролл. Вся молодёжь того бесшабашного времени болела этой музыкой в самом наипрямейшем смысле. Видными представителями рок-н-ролла были ансамбли (тогда они назывались группами, хотя современные культурологи предпочитают термин "группировки"): The Beatles, Rolling Stones, Aerosmith, Metallica, Nirvana, в СССР, а позже РФ (так тогда называлась Славянская Конфедерация, точнее большая её часть): ДДТ, Воскресение, Машина Времени, Зоопарк, Мумий Тролль, Земфира, Чайф, Чиж и Ко, Несчастный Случай, Секрет и т. д. и т. п. Позже появились другие направления в музыке: Heavy Metal, Hard Rock, Disco, rap... Это была ещё более дикая музыка... Однако в 90-х годах XX века начинается благоприятный обратный процесс. И к середине XXI века исчезают все эти направления включая и джаз. Мир сделал правильный выбор в возвращении к первоначальной классической музыке. Однако встречаются подпольные певцы рок-н-ролла, джаза и рока с которыми Полиция Нравов успешно борется!.."
   И неизвестно как бы вся эта история повернулась, если бы не упрямство Леонидаса. Он прокопал весь Ворлднет и нашёл-таки одну запись "Битлов" на нелегальном сайте. Это была великолепная песня "A Hard Day's Night"... Что не знаете? Какие вы однако отсталые дети... А папа с мамой вам не рассказывали о ней?.. Сами были в такой возрасте, когда рок-н-ролл расцветал. Однако отсталые у вас папа с мамой были... Ладно. Опустим это. И тут Леонидас понял, что все, что он слышал до этого - полный бред. Даже Моцарт и Бах. Он понял, как же он раньше не слышал этого. Как же вся это произошло... Ну и всё такое в этом роде. Как будто вату из ушей у него вынули. Он взглянул на мир совсем другими глазами. Он записал на компьютер эту песню и отнёс её другу. Ворлднету он не доверял. Боялся, что ПН перехватит.
   Друг Леонидаса, Сергиус, послушал и спросил:
  -- Где ты такую дикость достал?
  -- Скачал.
  -- Дикость. Немного на Грига похоже, а так просто дикость.
   Тогда Леонидас прокрутил запись ещё раз и тут уже Сергиус оказался в шоке.
  -- А это, - он посмотрел по сторонам и шёпотом сказал запрещённое слово, являющееся одним из самых грубых в ненормативной лексике будущего, - круто.
  -- А я что говорил.
  -- Нужно достать ещё таких... крутых штучек. Скажу Артёмкусу, он найдёт. Он и не такое находит.
   И с тех пор пошло и поехало. Три друга в течение полугода собрали несколько крутых альбомов крутых "Битлов" и раздобыли несколько фотографий легендарной "Ливерпульской четвёрки".
  -- Ливерпуль - это где? - спросил Артёмкус.
  -- Это часть Манчестер-Ливерпульской агломерации, в Европейском Союзе, - пояснил Сергиус.
   Итак, постепенно увлечение трёх друзей настоящей крутой музыкой... Подождите детишки, я сейчас поговорю с тем молодым человеком, что сказал "Битлы - отстой"...
   Да... Наложите ему шины. И на челюсть тоже. Пусть будет знать, с кем имеет дело.
   Итак, увлечение трёх друзей переросло в нечто большее, и они почувствовали, что пора как-то выходить за рамки своей дружбы. Для начала они взяли четвёртого, Дмиртиуса. А потом решили создать нечто вроде группировки... то есть группы.
   Описания электрогитары, бас-гитары и ударной установки достать было конечно не сложно, не сложно было даже сделать их. Однако пришлось ещё и потрудится над обучением. Гитарой в то время владели только запрещённые певцы да разрешённые цыгане, на которых никогда не было никакой полиции нравов.
   Целые вечера они проводили, разучивая новые аккорды и придумывая свои. Однако оставалась проблема с сольной игрой. Оказалось, что соло, что звучат в середине или конце песни, больше похожие на скрипку или терменвокс, сделать на гитаре невозможно. Однако однажды Артёмкус зажав первую струну на двенадцатом ладу и случайно оттянув её на грифе, обнаружил этот самый странный звук. С тех пор "Битлы" игрались в полной мере.
   Однако однажды случайно (вообще-то по наводке соседей сверху) в подвал, где репетировала группа "The Dragonflies" (о которой я и веду сейчас речь), зашли люди в голубом (Полиция Нравов). Главный оглядел их и спросил:
  -- Это что? - он внимательно рассмотрел электрогитару Артёмкуса.
  -- Ансамбль, - выдавил Артёмкус.
  -- Ага. Как называется?
  -- "Стрекозы".
  -- Ага. Это у вас что? - он показал на гитару.
  -- Это - гитара. Цыганский народный инструмент.
  -- Ага... А почему народный инструмент подключен?
  -- Чтобы громче играть.
  -- На публике хотите выступать?
  -- Д-да.
  -- Хорошо. А вот на этой гитаре, почему четыре струны? - он показал на бас-гитару Леонидаса.
  -- Это бас.
  -- Это бас? А ну-ка скажи: "А"!
  -- А-а-а-а-а, - протянул Леонидас тонким голоском.
  -- По-моему это не бас, а баритон, если не тенор.
  -- Это бас-гитара, - пояснил Дмитриус.
  -- Да?
  -- Да.
  -- Хорошо. Ну, сыграйте на что-нибудь.
  -- Подождите. Мы подумаем, что вам сыграть.
   Друзья отошли в сторонку и принялись совещаться.
  -- И что будем играть? - спросил Артёмкус.
  -- Надо подумать. Может "Eight Days a Week"? - предложил Дмитриус.
  -- Ты... сдурел? Нас тут же посадят на семь лет куда-нибудь на Альдебаран или на Вегу. Ты этого хочешь?
  -- Надо, что-нибудь по-русски, но с цыганскими мотивами. Они же нас могут замести.
  -- Хорошо, - сказал Леонидас, - сыграем что-нибудь своё. Они может, и знают тексты "Битлов"?
  -- Что будем играть?
  -- "Чужой... чувак"?
  -- Давай. Только медленней.
  -- Хорошо.
   Артёмкус повернулся к Полиции Нравов, которая внимательно осматривала инструменты.
  -- Мы вам споём песню "Чужой цыган", - сказал он полиции. Полиция тут же села на стулья и принялась внимательно слушать.
   Они начали медленно играть свою песню, больше напоминающую "Come Together":
   Пришёл чу... цыган на переулок,
   Он нёс пакет булок,
   С изюмом и сахаром,
   С таким вот перегаром,
   Он такой, не может быть другим,
   Потому что булки мы едим,
   Пошли вместе направо и вперёд.
  
   Такой вот он непоседа,
   Свёл двадцать одного соседа,
   Своей музыкальной машиной,
   Своей наложенной шиной,
   Своим характером еврея,
   Никого не жалея,
   Пошли вместе направо и вперёд.
  
   Потом ушёл он с переулка,
   С пакетом своих булок,
   Своих несчастных маек,
   Своих платиновых гаек,
   Потому что он чу... цыган,
   Потому что он... пацан,
   Пошли вместе направо и вперёд.
   В последнем соло Дмитриуса потянуло затянуть цыганские "ой-на-нэ-на-нэ".
   Аплодисментов не было. Полиция Нравов просто посмотрела ещё раз на инструменты, главный недобро посмотрел, и потом они ушли.
   Месяц ещё продолжались такие гастроли. После чего друзья решили, что надо уже как-то расширять свой ареал. То есть недостаточно четырёх человек, которые играют и слушают рок-н-ролл. Осторожно они давали прослушать "Битлов" разным знакомым, а потом уже и приглашали на репетиции.
   Из архивов Ворлднета они откопали, что некогда певцы рок-н-ролла собирались на вечера, которые назывались сейшенами ("И здесь без сессии нельзя", - сказал по этому поводу Артёмкус.). Первый сейшн устроили прямо в том подвальчике. Пришлось заткнуть все отверстия синтетической ватой, потолки и стены обклеили ватой, чтобы была хорошая звукоизоляция. На первом сейшене друзья и получили первый гонорар ( хоть это и не принято, просто ребята решили скинутся).
   Однако после второго сейшена друзья уже не могли вместить всех желающих в подвальчик. Рок-н-ролльщиков становилось всё больше и больше. И тогда к ним в подвальчик зашёл человек средних лет в серой одежде, тёмных очках и с хвостиком. Он протянул друзьям небольшую бумажку. На бумажке было написано: "Группа "The Rise". Леонидас посмотрел на него и обрадовался:
  -- Вы подпольщик?
  -- Да, - нехотя ответил тот. - Одним словом, ребятки, сейшены вы клепать не умеете, это я вам точно могу сказать. Так что давайте вы к нам.
  -- В группу?
  -- Размечтался. Давайте-ка вы к нам на сейшн съездите.
  -- Когда?
  -- Завтра. В десять часов я буду вас ждать на станции метро "Ярославский вокзал". Гитары и барабаны зачехлите. Усилки у нас есть. Так что давайте.
   После чего подпольщик ушёл.
   Друзья почти что сразу обрадовались. Однако поездка на московский сейшн таила в себе много странного. С чего бы это московским группам заинтересоваться такой молодой группкой.
   Однако в Москву ехать надо было.
   На "Ярославском вокзале" их встретил подпольщик ещё более законспирированный. Он провёз из несколькими линиями метро, они даже оказались в Петербурге, потом привёз их в Черёмушки и повёл тёмными дворами. И там, в ангаре глайдера, стены которого были обклеены утеплителем на два слоя, чтобы лучше было не слышно снаружи, располагались несколько рядов кресел, сцена с оборудованием, стойка бара и несколько огромных размеров самодельных динамиков.
  -- Располагайтесь, - сказал подпольщик. - Вы будете выступать первыми, как молодая группа.
   К двенадцати народ подтянулся. Друзья не успели заметить, как все кресла, стулья и тумбочки были заняты. Народ стоял в ожидании новой музыки.
   На сцену вышел один человек с длинными волосами.
  -- Ну что? - спросил он толпу. - Начнём?
  -- Да! - вскричала толпа.
  -- Итак, наши гости из Йошкар-Олы группа "Стрекозы"!
   Гробовая тишина. Артёмкус даже испугался.
  -- Нас же здесь никто не знает, - сказал Леонидас. - Если сыграем плохо они нас растопчут, а хорошо... тоже растопчут...
  -- И в чём же разница? - спросил Дмитриус, доставая барабаны.
  -- В удовольствии. Если сыграем плохо, нас растопчут без особого удовольствия. Так чтобы не мешали под ногами. А если сыграем хорошо, то растопчут с удовольствием... От... кайфа... Как Мишель.
  -- Не надо, - сказал Артёмкус. Он помнил историю Мишель.
   Друзья вышли на сцену. Настроили гитары. Зал всё молчал. Потом Леонидас трясущимися руками надел на ухо микрофон и смущённо сказал:
  -- Привет!
  -- Привет! - крикнул кто-то из толпы.
  -- Как вы... готовы к рок-н-роллу?
   Вместо "да", толпа ответила: "не томи душу".
  -- Ну ладно... Песенка, которая имеет большую популярность у нас... в Йошкар-Оле...
  -- В дыре! - крикнул кто-то из толпы.
  -- Ну, это кому как. Эта песенка зовётся "Такие, крошка, дела"... Поехали, ребята.
   И они заиграли песенку:
   Ты хотела меня разучить убегать,
   Ты сказала, что сама бы от меня ушла,
   Только вот не хочется тебе бежать,
   Такие, крошка, дела...
  
   Ты сказала, что я похож на тебя,
   Только вот не кручусь как юла,
   Ты сказала мне это любя,
   Такие, крошка, дела...
  
   Ты сказала, что мама моя бегемот,
   Что мой брат похож на козла,
   Ты сказала, что я немного жмот,
   Такие, крошка, дела...
  
   Ты говоришь, что я немного того,
   Ты говоришь, что не могу жить стола,
   Ты говоришь, я ничего,
   Такие, крошка, дела...
  
   Ты не помнишь когда, говорила мне,
   Что ты от меня без ума,
   Что я не дурак, но не...
   Такие, крошка, дела...
  
   Ты сказала,
   Что увидала,
   Я как убегал от себя,
   Ты сказала, это меня не любя,
   Ты увидела свет на конце маяка,
   Ты не видела более крутого чувака,
   Ты сказала, что она меня кинула,
   Потому что пять лет минуло,
   Ты сказала, что сама бы от меня ушла,
   Такие крошка дела...
   Такие крошка дела...
   Такие крошка дела...
   Такие крошка дела...
   Такие крошка дела...
   Такие крошка дела...
   Дела!..
   Особых аплодисментов, как вам и следовало ожидать, не было. Зато народ крикнул:
  -- Ещё!
  -- Понравилось? - спросил Дмитриус.
  -- Почти! - крикнул кто-то.
  -- Хорошо, - сказал Артёмкус. - Песенка из жизни людей. Она называется "На Родину".
  -- В дыру? - спросил кто-то, но ему тут же кто-то ответил из зала:
  -- Щаз сам туда повалишь!
  -- Понял.
  -- "На родину"! - крикнул Дмитриус и дал сигнал к началу песни.
   Я забыл эти улочки,
   Я забыл этот дом,
   Я забыл эти булочки,
   Я забыл обо всём,
   Я забыл этот дворик,
   Я забыл эти проспекты,
   Я забыл этот столик,
   Где мы ели конфеты.
  
   На родину!
   Я еду на родину!
   Где дома были большими,
   Где мы были молодыми!
   Где ещё ребёнком,
   Я писал в пелёнки!
  
   Я увижу этот домик,
   Где она вешает бельё,
   Я вспомню этот дворик,
   Я вспомню тебя и её,
   Я вспомню тот вечер,
   Когда мы были вдвоём,
   Я вспомню, ты только поверь,
   И мы вместе по тропинке пойдём.
  
   На родину!
   Я еду на родину!
   Где дома были большими,
   Где мы были молодыми!
   Где ещё ребёнком,
   Я писал в пелёнки!
   После этой песни народ даже просил "на бис!" Что было хорошим знаком. Но после пятой песни старые рок-н-ролльщики попросили их со сцены, напомнив, что они здесь только гости. И это было правильно.
   После ухода со сцены их встретил подпольщик и пригласил на ещё один сейшн, а пока предложил сесть в зале.
   После того как сыграли несколько групп, наступил небольшой перерыв. И в этот перерыв на сцену вышел тот волосатый человек и сказал:
  -- А теперь то, ради чего многие сегодня сюда пришли.
   Народ возликовал, кроме некоторых.
  -- Ролик, пожалуйста!
   За его спиной опустился экран.
  -- Как вы знаете, - начал волосатый и отошёл от экрана. На экране появилось изображение древнего жёлтого поезда, - в конце девяностых годов двадцатого века "Битлы" купили большой поезд, что ездил в туннеле под Ла-Маншем... Они покрасили его в жёлтый цвет и обклеили изнутри комиксами... Совсем недавно наши друзья нашли в одном депо в Финском округе этот поезд, правда разобранный... Теперь самое главное... Во-первых, в Ворлднете пришло одно сообщение, предложение сделать сейшн прямо на этом поезде, прямо под Ла-Маншем. Второе, отремонтировать этот поезд за наш счёт... и не только за наш и тайно переправить его... - на экране появилась карта Европы. - Из Финского округа через Балтийский туннель в Эстонский округ, потом по Прибалтике по окружным путям до Польского округа, в Европейский Союз, и до Дюнкерка... Всё это будет проходить тайно, поэтому средства потребуются немалые... - толпа охнула. - Но нам обещали помочь. Лондонский рок-клуб обещает, что поезд тронется в Дувр первого сентября следующего года, когда группе "The Beatles" исполнится шестьсот четыре года... В нашем рок-клубе будет проведён конкурс среди групп. И лучшие поедут на этом поезде. А пока прошу вас помочь, чем можете. У выходов стоят копилки, куда вы можете засунуть свои кредитные карточки.
   Толпа возликовала.
  -- А теперь начнём нашу программу. Следующая группа "Бьющиеся стёкла" из Екатеринбургско-Челябинской агломерации...
   "Стрекозы" просто не поверили своему счастью. Такой шанс выпадает не часто. Они решили бороться до последнего.
   Однако как они не старались, выиграть им всё-таки не удалось, зато они получили четыре места на поезде как зрители. Зрители составляли половину поезда.
   В конце августа 2564 года рок-н-ролльщики со всего мира начали по отдельности слетаться в Дюнкерк. За ними шли фанаты. Отчего в течение двух недель население Дюнкерка выросло вдвое. Вторая группа фанатов ждала в Дувре. Встреча состоялась на заброшенном подземном вокзале.
   У поезда столпились музыканты и зрители. Толпу фанатов пришлось оттеснить толпой частных охранников.
   Президент лондонского фан-клуба группы "The Beatles", подошёл к красной ленточке у головы состава.
  -- Друзья, - сказал он, готовя ножницы. - Все вы знаете, что сегодня мы совершаем этот тур в честь легендарной самой клёвой группы на свете "The Beatles". Одним словом, хочется поблагодарить всех, одним словом, начали...
   Президент разрезал ленточку и рок-н-ролльщики хлынули в поезд.
   В двенадцать машинист подал сигнал первыми нотами песни "Yellow Submarine", и поезд тронулся в путь.
   Во всех вагонах первого класса играли группы. Играли в основном песни "Битлов". Чаще всего исполнялся гимн этого сейшена "Yellow Submarine". Было весело. И никто не подозревал, что их ждёт.
   Когда же поезд подошёл к середине туннеля, то неожиданно остановился. Музыканты замерли. "Yellow Submarine" оборвалась на середине. Президент фан-клуба прошёл в голову состава к машинисту.
  -- Это ещё что такое? - спросил он строго. - Вы же нам всё завалите!
  -- Не я... - ответил машинист...
   Эй, ребята, чего вы уснули. Просыпайтесь. Сейчас уже интересно будет. И конец почти... Ну слава богу. Так вот...
  -- Не я... - ответил машинист. - Вот эти, - он показал на экран сканера.
  -- Чёрт, кто перекрыл выход в Дувре?
  -- ПН?
  -- Возможно, только откуда они узнали.
  -- Могло просочиться...
  -- Но ведь...
  -- И тем более с чего это такому количеству рок-н-ролльщиков собираться по двум сторонам туннеля?
  -- И то верно... Надо назад.
  -- Да. Сейчас, - машинист нажал на несколько кнопок. - Они и тут уже.
  -- Чёрт, мы заперты с обеих сторон.
  -- Да, такого количества запрещённых музыкантов ПН не ловила уже лет шестьдесят.
  -- Не каркай. Как-нибудь выкрутимся.
  -- Как-нибудь?
  -- Долго мы можем продержатся?
  -- Атомный реактор работает на полную мощь. Это лет шестьдесят. А еды недели на две максимум.
  -- А они могут нас... выкурить?
  -- Не имеют права. Нарушение прав человека. Могут послать поезд вдогонку. Могут зажать нас с концов или перегнать к какому-нибудь из выходов...
  -- Так... Надо связаться с нашими в Лондоне, пусть что-нибудь придумают.
  -- Как? Мы на глубине, да ещё под водой! Никакой радиосигнал не проникнет... Мы должны быть в Дувре через пять часов... Думаете, что нас смогут перехватывать...
  -- Попались. Что мне остальным сказать?
  -- Скажите что-нибудь. Не расстраивайте ребят. Только правду расскажите в конце, а то они вас растерзают.
  -- За что?
  -- Могут подумать, что вы заманили их в ловушку.
  -- Ничего себе ловушка.
  -- Вот и я это говорю.
   Президент включил микрофон и сказал по внутренней связи:
  -- Ребятки, наш поезд немного задерживается, но мы постараемся прибыть во время. Продолжайте веселиться.
   Если бы не выпитое количество пива, то вряд ли кто-то тогда забил тревогу. Хоть и следовало.
   Через пять часов фанаты в Дувре, не увидев жёлтого поезда, отправились к выходу из туннеля и увидели там голубые глайдеры. Они сразу всё поняли и послали сигнал в Дюнкерк, те тоже проверили выход из туннеля и принялись думать.
   Через два часа в Брюсселе перед Зданием Верховного Совета ЕС вышли толпы демонстрантов с транспарантами: "Руки прочь от жёлтого поезда!", "Свободу рок-н-роллу!", "Хиппи тоже люди!", "Дорогу Жёлтой Подводной Лодке", "Не трогайте лучших музыкантов мира!".
   Консул ЕС стоял в своём кабинете у окна и смотрел на толпу волосатых юношей, девушек, мужчин и женщин, и даже бабушек и дедушек. После чего он вызвал к себе министра безопасности.
  -- Что это такое? - спросил он и показал на окно.
  -- Мы проводим крупную операцию по задержанию большой группы музыкантов запрещённой музыки.
  -- Как бы эта ваша музыка в революцию не превратилась.
  -- Не волнуйтесь, мы контролируем ситуацию. Поезд остановился семь часов назад, утром мы начнём их подгонять к Дувру.
  -- Нет, вы понимаете, что вы сделаете? Демонстрация в десять часов вечера? Это уже похоже на бунт!
  -- Сейчас мы их разгоним!
  -- Не надо. Мне ещё перед Комиссией по Правам Человека отвечать придётся. Но утром, чтобы этого не было!
  -- Да-да, я понял.
   Зазвонил телефон. Консул нажал на кнопку. На экране появилось лицо президента Северо-Американского Союза.
  -- Что вы натворили? - спросил он.
  -- А что? - недоумённо спросил консул.
  -- У меня перед Белым Домом толпы демонстрантов с лозунгами о жёлтом поезде и рок-н-ролле.
  -- Мы контролируем ситуацию...
  -- Я вижу, что у тебя за окном то же самое!
  -- Мы контролируем ситуацию... Утром всё закончится.
  -- Тебе хорошо... А вот я тут немного беспокоюсь! У нас в Атланте уже подбираются к мэрии. Скоро это перерастёт в революцию.
  -- Мы всё контролируем! - сказал консул и отключил линию. Тут же снова зазвонил телефон. На экране появился президент Славянской Конфедерации. - Здравствуй, Михайликус.
  -- У нас в Петербурге и Москве такие митинги проходят! А у нас двенадцать часов... Вот уже и Омнобакетомск подключился... Поздравляю вас, кто устраивает митинги в двенадцать ночи! Это бунт!
  -- Мы всё контролируем!
  -- Не ори на меня! Ещё несколько часов и всё! Довели страну, понимаешь!
  -- Я всё контролирую!
  -- У нас уже полстраны под этой чумой.
  -- Потерпите до утра!
  -- У нас бунты всегда ночью делаются. Ваше утро - это наш день. У нас Кремль будут в это время брать. Вы это понимаете!
  -- Понимаю! - Консул отключил линию, потом сказал министру безопасности: - Значит так, братец, берите поезд! Немедленно!
  -- Но это срывает наши планы! Мы не сможем загнать ночью народ в туннель!
  -- А придётся! Иначе это срывает мои планы. Ты только посмотри! Эти олухи уже палатки поставили. Ещё недолго и всё!
  -- Хорошо.
   Министр безопасности вышел. Зазвонил телефон. Звонил Император Восточной Империи.
  -- Что ещё? - спросил консул сразу.
  -- Брат, тут у нас...
  -- Знаю, потерпите до утра!
  -- У нас сейчас утро! В Сеуле столько народу вышло на улицы. Среди них даже дети. Наши законы не позволяют начинать каких-либо действий, брат. Они же могут сделать всё что угодно.
  -- Мы контролируем ситуацию!
  -- Хорошо, брат!
   Император отключился.
   Однако как ни старались сдержать сопротивление, ничего не удавалось.
   Машинист снова вызвал президента фан-клуба.
  -- Похоже, что со стороны Дюнкерка, к нам что-то двигается, - сказал он. - Они будут нас толкать к Дувру.
  -- Мы можем затормозить?
  -- Можем! Но недолго. На всё равно подтолкнут. Это такая машина, что она может на тормозах протащить несколько тысяч километров.
  -- Ясно. Надо объявлять.
  -- Да.
   Президент трясущимися руками взял микрофон, надел его на ухо и сказал:
  -- Друзья. Прошу внимания! Похоже, нас засекли! Мы находимся взаперти! Из Дюнкерка нас будут гнать в Дувр, где нас ожидают силы Полиции Нравов. Похоже, что мы попались. Я очень сожалею...
  -- Давайте дверь закроем! - сказал машинист и заперся.
  -- Да. Нам это нужно.
  -- Нам нужно выбираться из этой лужи.
  -- Вы правы, только как... Мы даже не знаем, что там творится наверху!
   А наверху в это время... Да проснитесь вы! Уже почти конец!..
   А наверху в это время уже начали отрезать целые министерства и дома. Даже глайдер не мог взлететь.
   Консулу позвонили.
  -- Что ещё? - спросил он. Он явно не выспался.
  -- Это я, - сказал Михайликус. - У нас отрезан Кремль. Я боюсь домой вылететь, а то вдруг меня собьют электронной ракетой! Это ты сейчас их только перекрыл, а что будет, когда ты их пересажаешь в тюрьму? А?
  -- Что ещё?
  -- Всё? Идея мирового коммунизма, мировая революция! Мне-то отсюда это лучше видно! Хочешь посмотреть на собор Василия Блаженного! Там на куполах яркой светящейся краской написано: "Rock'n'roll forever"!
  -- Ты с ума сошёл? Перебесятся и всё! Вспомни, что было в 2515 году!
  -- Тогда было намного лучше, чем сейчас! Я не могу связаться даже с Рязанью! Это я с тобой говорю по засекреченной линии!.. Похоже уже нет!..
   На экране появились помехи и Михайликус исчез.
   На экране появился президент Северо-Американского Союза.
  -- Приехали! - сразу сказал он. - Белый Дом уже штурмуют! Пусть этот поезд едет своей дорогой!
  -- Ты не понимаешь! Это вопрос личной безопасности! Это вопрос культурный!
  -- Чёрт с ней, с культурой!
  -- Мы таким образом разрешим рок-н-ролл!
  -- Я поговорил со своими, они согласились принять рок-н-ролл, если все остальные примут его!
  -- Но это же беспредел!
  -- Беспредел - это то, что у нас за окнами! Ты хочешь пойти против собственного народа?
  -- Нет!
  -- Тогда чего ты ждёшь? Наши утра ждать не будут! Михайликуса уже оккупировали!
  -- Я подумаю! - консул отключил линию. Он посмотрел на часы. Протёр глаза. Тут же ему позвонил Император Восточной Империи. - Что ещё!
  -- Брат, пусти поезд и разреши рок-н-ролл! Мы согласны!
  -- И этот тут уже постарался. Я подумаю.
  -- Нашего славянского брата же заперли, брат.
  -- Да-да, хорошо, - консул отключил линию.
   И тут посыпались звонки. Все просили только двух вещей: пустить поезд и разрешить рок-н-ролл. Все столицы мира были охвачены беспорядками.
   А в это время в туннеле таран подошёл к поезду и начал его толкать. Президент фан-клуба запел "Yesterday" как похоронный марш со слезами на глазах. Его поддержал машинист.
   Консул помолился и связался с министром безопасности.
  -- Пусть поезд идёт своим ходом.
  -- В смысле?
  -- Оставьте его в покое!
  -- Понятно. Да и приготовьте законопроект об отмене запрета на рок-н-ролл и на рок...
  -- Но ведь это...
  -- Делайте, что велено.
  -- Хорошо.
   Таран поехал назад в Дюнкерк. Машинист страшно удивился, потом проверил оба выхода. Выходы были свободны.
  -- Похоже, нас освободили. Что-то произошло за это время.
  -- Похоже. Скорее запускайте двигатели. Поедем.
  -- Сейчас?
  -- К чему тянуть? Если это ловушка, то нам лучше в неё попасться.
  -- Хорошо, - машинист запустил двигатель. - Будь что будет.
   Поезд вышел из туннеля и пришёл спокойно в Дувр. Машинист и президент удивились, когда увидели, что их никто не ждёт в голубой форме, а у выхода из туннеля не было ни одного человека из ПН. Все очень удивлялись, что никто не ищет и не сажает в тюрьму.
   А через неделю обнародовали указ "Об отмене запрета на рок-музыку". Который рок-н-ролльщики и рокеры встретили большущей пьянкой по всей планете.
   А потом... Ну проснитесь же. Слабаки. Я в ваши годы не такие вещи выдерживал... Ладно, чёрт с вами, доскажу в другой раз. Слабаки...

3 - 10.08.2001

г. Усть-Илимск

   Для тех, до кого не дошло: англ. session - сеанс, сеансовый, сессия, сейшн. Просто английский омоним.
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"