Квант Макс: другие произведения.

Диаметр

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто же стоит за таинственными похищениями людей, происходившими столетия подряд!


Макс Квант

Диаметр

1

   Солнце уже стояло высоко. Борислав проснулся. Подул ветер. Борислав поцеловал в лоб ещё, дремлющую жену Варвару, и встал. Он вышел из дома. Оглянулся. Было чудесное утро. Казалось, сегодня он уж точно продаст эту тёлку, которая уже могла стать коровой. Подошел к кадушке с водой. Он умылся. Когда он вернулся, дети и жена сидели за столом. Ели гречневую кашу. Он сел рядом, отломил кусок хлеба, взял ложку и начал есть. Все ели молча.
   После завтрака Борислав запряг коня в телегу, к телеге привязал тёлку и поехал в город. Лошадь шла медленно, Борислав увидел путника. Он шёл в город. Когда лошадь поравнялась с путником, Борислав спросил:
  -- Куда путь держишь?
  -- А в город иду, - ответил путник.
  -- Я тоже. А садись ко мне. Вдвоём веселей.
  -- Давай, коли, не шутишь, - с этими словами путник запрыгнул на телегу и, устроившись поудобней начал, - А зачем в Китежград едешь?
  -- А тёлку продавать. Уже месяц не могу продать. Худая, что ли?
   Путник усмехнулся.
  -- Тёлка хорошая. Но может..., дорого берёшь?
  -- А как все.
  -- Ну а татар не боишься?
  -- Князь нас защитит. У нас князь не то чтоб в Чернигове. У Китежа хорош кремль. Не пройдут дальше татары.
   Так за разговором они доехали до города. Путник спрыгнул с телеги и пошел по своим делам. А Борислав отправился на рынок.
   Солнышко пекло всё сильней. Шумный рынок бурлил как муравейник. Гул в ушах стоял такой, что вода в колодцах шевелилась. Петухи кричали, коровы мычали, топот, крики людей - вот какой стоял гул.
   И вдруг раздался топот копыт, закричали сторожевые у ворот, все утихли. Минуту стояла такая тишина. Пока не ворвалась в город лошадь. На лошади сидел запыхавшийся всадник.
  -- Беда! - крикнул он. - Татары! Скоро они будут здесь!!!
   Вышел князь города.
  -- Закрыть ворота! - крикнул он сторожевым. - Дружина на стены!
   В тот же миг богатыри устремились к воротам и на стены. Базар вмиг опустел. Люди разбежались кто куда. Город ждал татар. Раздался топот тысяч лошадей. В воздухе появился туман пыли. Это были татары.
   За стенами послышался говор татар. Слышно было, как татары слезают с коней и достают бочки с нефтью. Слышно было трещащие факелы. И вдруг люди увидели под ногами воду. Вода разливалась по земле, ручьи текли с огромной силой. Ручьи шли от колодцев. Скоро вода была уже всем по колено и начала просачиваться под воротами. Вода тушила загоревшуюся нефть. И тут Батый увидел, что город стал медленно опускаться, и что ров слился с водой, которая текла из города.
   Люди полезли на крыши. Дети залезали на деревья. Кошки, шипя на воду, лезли по чердакам. Собак люди затаскивали к себе. Некоторые тонули прямо в студёной воде. Петухи кричали.
  -- Боги гневаются! - крикнул Батый. - Назад!!!
   Татары побежали от города, оставив нефть и оружие. А город медленно уходил под воду. Уже исчезли крыши, утонули стены кремля. И лишь башни и люди напоминали о стоявшем городе. Когда люди увидели, что татары уехали, они поплыли к берегу.
   Прошло часа два. Люди уже были на берегу нового озера. Матери оплакивали сыновей, юноши оплакивали девушек, девушки оплакивали юношей, жёны оплакивали мужей, а мужья своих жён. В небе раздался страшный гул. Казалось, татары снова бегут. Но в звук был в воздухе. Уже зашевелилась вода в озере. Ёлки расступились, и показалась огромная птица. Она не махала своими огромными крыльями. А сзади у неё шёл огонь. Люди попадали на землю. Птица развернулась и вновь пролетела над людьми. Из её туловища вылетели какие-то металлические ёмкости. Ёмкости упали на землю, и из них пошёл туман. Туман обволакивал людей, и они медленно засыпали.

2

   Яркое гренландское солнце светило всё сильней. Море медленно двигалось, словно оно заснуло. Стадо тюленей пробежало по берегу. За ними бежало два викинга с копьями. Один викинг кинул копьё, оно прозвенело в воздухе и ударилось о плоть тюленя. Он извивался как змея на снегу, второй викинг кинул своё копьё в того же тюленя. Тюлень попытался подпрыгнуть, но это было его последнее движение. Он успокоился и упал на снег всей своей массой. Викинги подбежали и выдернули копья из тела тюленя.
  -- Бедняга -, сказал молодой викинг, он кинул копьё последним, - ты уж прости. Но мы голодаем.
  -- Ну, понесли! - сказал старший викинг. - Нашёлся, грек. Свен, беги за санками! Мы должны принести тюленя.
   Свен ещё постоял, а потом сбегал за санками, на которые они положили тюленя, потом взялись за верёвки и повели по берегу.
   В землянке потрескивал огонь, белокурая Фрейдис кидала в огонь остатки рыбацкой лодки, горел масляный светильник, в котле кипела похлёбка. Рядом с огнём лежал дедушка Фрейдис Лейф, он был болен. Рядом бегали младшие братья Фрейдис. В землянке было холодно.
   Вскоре дверь открылась, и вошёл старший викинг. Он нёс того тюленя, которого со Свеном убили на берегу. За ним шёл Свен.
  -- Ну, наконец-то! - сказала на встречу викингу Фрейдис. - Обед уже готов, отец.
   Вся семья села за стол. Огонь тихо горел, в котле кипела вода, светильник всё тускнел и тускнел. Все ели молча. Они знали, что когда растают льды, они отправятся в Исландию. Все ждали этого, потому что жить в Гренландии стало невозможно. Залаяла собака. Ее звали Локи, за её злой нрав. Но по какой-то случайности Локи пережил зиму. Остальные три собаки: Нифл, Хогг и Фрей - не выжили.
   Раздался страшный гул, будто огромный корабль подняла волна и бросила над землянкой. Раздался скрежет, звук лавины и снова настала тишина. Отец оделся и вышел. Стояла тишина. Прошло время. Отца не было. И вдруг эту тишину, как ножом разрезал скрежет снега. Шло по снегу человека четыре-пять. Дверь отворилась, и викинги увидели четырёх человек. Они властно вошли в землянку, как будто здесь жили. Они были одеты в какие-то снежно белые одежды. Не было видно, где кончаются туники, это даже не было похоже на туники, и где начинаются штаны. Головы их были спрятаны в те же "туники". Казалось, их просто обернули в полотно какой-то странной материи. Шли они как-то мягко, не свободно, не естественно.
  -- Эй! - крикнул Свен.
   Люди обернулись на него. Казалось, раньше они его и не замечали. Тут Свен заметил их лица. Лица у людей были светлые, глаза голубые, волосы, выглядывавшие из-под "туник", были светлые. Если бы люди не были так одеты, то можно было подумать, что это были россы.
   Тут эту тишину нарушил Локи. Он вбежал в землянку и вцепился в ногу одному человеку, тот вскричал и достал маленький ножик. Он ударил сначала в шею, потом в заднюю ногу и в грудь. Локи издал страшный вопль и упал на землю замертво. Младший брат Фрейдис кинулся к Локи, но человек преградил ему дорогу, затем одним движением схватил его за грудь. Потом он натянул себе на лицо. Какую-то стекляшку. Остальные сделали то же самое. Один человек достал металлическую банку и кинул в викингов. Лейф побежал от банки подальше, но человек достал из кармана своей "туники" нечто похожее на арбалет и выстрелил. Стрела пролетела с огромной скоростью и врезалась в спину дедушки. Лейф вскрикнул и упал навзничь. Из банки пошел странный туман, он обволакивал викингов. Они не знали, что делать. Убежать и умереть или стоять.
   У викингов стало темно в глазах, их потянуло ко сну. И вскоре все лежали на холодном полу землянки.

3

   Яркое сиамское солнце поднималось из-за моря. Её дорожка осветила взлётную полосу американской базы. В казармах базы стало сразу светлей. Но огромная база, больше похожая на маленький город, всё ещё спала и видела сны. Диспетчеры принимали последние утренние сообщения. Где-то прошёл тайфун, где-то солнце выглянуло.
   Седой майор Грединс встал от лучей утреннего солнца. Он встал с постели и пошел в центральный блок. Там он взял поднос и набрал себе завтрак. Ел он как обычно, нехотя. Надоела ему эта "базовская" еда. Думал он о том, как переведут его куда-нибудь на Гавайи, где хоть поесть можно нормально. Думал он о том, как полетит сегодня на своём "Боинге". Думал ещё о чём-то, но уже забыл.
   В десять он был уже со своей командой на аэродроме. Команда состояла из четырёх человек. Командир и пилот - Грединс, штурман - Дженкинс, радист - Гамильтон и пулемётчик - Джок. Стояли они уже пять минут пока два "Доджа" не выкатили из ангара "Боинг".
   В лучах утреннего азиатского солнца "Боинг" выглядел великолепно. Весь сверкающий он стоял как царь этого неба и земли. Он был похож на ястреба, который сейчас должен взлететь. Короткая экваториальная тень стелилась по бетону полосы.
   Экипажу подали маршрут, который штурман изучил и поставил на нем число: 2.03.49. Экипаж один за другим за другим залезли в машину. И устроившись поудобнее в кабине, капитан запросил диспетчерскую:
  -- Я "Боинг" 450-307, разрешите взлёт?
  -- Я диспетчерская, "Боинг" 450-307, взлёт разрешаю.
  -- Механик справа, - обратился Командир к правому механику, - от винта! - заработал правый двигатель. - Механик слева, - обратился он к механику слева, - от винта! - заработал правый двигатель.
   Механики отбежали от самолёта. И огромная машина двинулась по полосе. Она вышла на взлётную полосу и когда "регулировщик" опустил свои флажки, она начала набирать скорость. Дрожь машины передавалась пилотам. Они чувствовали как скорость "вбивала их в кресла". И уже начинали сливаться пунктирные линии на полосе, а затем полоса начала уходить вниз. Дрожь прошла по переднему фонарю, где сидели Грединс и Дженкинс, - это "нога" начинала подниматься над полосою. Дифферент становился всё больше и больше. Наконец задние шасси оторвались от земли, и дрожь сразу исчезла.
  -- Убрать шасси, - скомандовал командир, и штурман нажал на кнопку.
   Задние шасси убрались в крылья, а "нога" в фюзеляж. Самолёт спокойно полетел на юг.
   В двенадцать часов "Боинг" вышел на связь.
  -- Это Грединс, "Боинг" 450-307, - начал капитан, - наши координаты 18 градусов 44 минуты северной широты и 93 градуса 3 минуты восточной долготы. В воздухе замечен какой-то объект, он находиться в трёх километрах от нас к северо-северо-востоку... Сер, оно светится... Ярким жёлтым светом... Он летит на юго-запад...
  -- "Боинг" подлетите поближе и сфотографируйте его! - ответил диспетчер и сразу доложил начальству.
  -- Есть, сер.
   Самолёт полетел за предметом. Предмет сначала улетал от "Боинга" с невероятной скоростью, при этом он не издавал никаких звуков, но потом вдруг остановился. "Боинг" осторожно облетел неизвестный объект.
   Штурман достал камеру. Он сфотографировал объект два раза.
  -- Мы сфотографировали его, - раздался после долгой тишины голос Грединса. - Что дальше?
  -- Говорит диспетчер, "Боинг", на базу, повторяем на базу!
   Грединс начал разворачивать самолёт, но объект начал светится ещё сильнее светить. И оттенок цвета сменился с ярко-жёлтого на ярко-красный. Необычайной красоты свет озарил кабины, лица всех стали ярко-красного цвета.
  -- "Боинг", срочно на базу... на базу... на базу!.. - говорил диспетчер, но ему уже никто не ответил.
  
   "Форд" Фроста подъехал к зданию Научно Исследовательского Института Космических Технологий США. Фрост поставил машину под надписью "Доктор Джонатан Фрост - глава отдела "Спутники". Он вышел из машины и пошёл в здание. Когда он вошёл на свой пятый этаж он понял, что его ждали. Сначала на него как-то странно смотрели, а затем, когда он сел на своё кресло, в своём кабинете, к нему влетел Славицкий.
  -- Шеф вы не поверите! - сказал он, ещё запыхаясь.
  -- Что такое? - спокойно спросил Фрост.
  -- Наш спутник на окололунной орбите нашёл нечто.
  -- Что? - оживился Фрост.
   Славицкий сел в кресло напротив своего шефа.
  -- На поверхности Луны, когда спутник искал места для посадки "Аполлона", он нашёл какой-то предмет...
  -- Что?
  -- Странное что-то. Это на обратной стороне, поэтому его и не видно. Во впадине Герц лежит некий крест, верней даже не крест.
   Тут Фрост впервые заметил папку, которую Славицкий держал в левой руке. Славицкий достал из папки несколько огромных фотографий и подал Фросту. На фотографиях был действительно какой-то крест. Рядом с крестом стояла шкала, по которой Фрост и высчитал длину креста. Фрост ещё раз просмотрел фотографии и спросил:
  -- И что вы думаете насчёт этого?
  -- В пятнадцать часов сделают увеличение и попробуют сфотографировать под углом.
  -- Будем ждать. Ещё что?
  -- Ничего.
  -- Свободен.
  -- Есть, сер.
   Славицкий встал и вышел. А Фрост ещё долго смотрел на фотографии.
   С нетерпением все ждали пятнадцати часов. За две минуты до трёх часов дня, зашёл курьер и принёс запечатанный пакет. На пакете было написано "Фотографии. Допуск Дж. Фрост". Фрост подписался и вскрыл конверт. Там было несколько фотографий и слайды. Фрост сложил всё в конверт и нажал на кнопку "внешняя связь".
  -- Всем учёным отдела в аудиторскую, - произнёс он и повторил ещё раз.
   По коридорам забегали учёные. Когда бега закончили Фрост встал, взял пакет и пошёл в аудиторскую. В аудиторской сидело человек тридцать. Каждый сидел на своём месте, потому что оно было закреплено за ним уже давно.
   - Вы наверно знаете, зачем я вас позвал, - начал доктор. - Наш спутник обнаружил на Луне нечто странное, - он достал из пакета один слайд, просмотрел его, затем включил эпископ, положил слайд и указал на экран за своей спиной.
   На экране появился тот загадочный крест. Выглядело это впечатляюще.
  -- Ну и что это? - спросил кто-то из зала.
  -- Это я вас хочу спросить.
  -- Может вулкан? - спросил Гуд, специалист по геологическим спутникам.
  -- Нет, слишком ровно и нет зазубрин. Не похоже на кратер.
  -- Может НЛО? - спросил ещё кто-то.
  -- Будем придерживаться астрономии, а не уфологии.
   Все замолчали. Минуту стояла такая тишина, пока не вмешался Славицкий:
  -- Покажите слайд сбоку!
   Все обернулись на Славицкого.
  -- Спасибо, Конрад.
   Фрост достал из папки слайд с боковым изображением и положил его в эпископ. На экране появился крест сбоку. Внешне он был ровный, но на конце у него было нечто вроде треугольника. По аудиторской заходили слухи.
  -- А что если это самолёт! - крикнул до этого молчавший Лауда.
  -- Что? - спросил Фрост.
  -- Самолёт.
  -- Как? Лауда, я сказал без уфологии!
   Лауда встал и подошел к Фросту. Он снял новый слайд и положил старый. После он взял карандаш и аккуратно обвёл крест. Затем выключил эпископ.
  -- Ну, что это?
  -- Крест!
  -- Хорошо.
   Лауда взял карандаш и подрисовал сзади два треугольника.
  -- Что? - спросил Лауда.
  -- Самолёт, - ответил медленно Фрост.
   Но Лауда его уже не слушал. Он взял пакет и начал просматривать слайды. Все ждали, что же он там найдёт. Стояла тишина с минуту, затем Лауда достал слайд, и вскрикнул:
  -- Ага, то что надо! - он сменил слайд и включил эпископ.
   На экране появилось увеличенное изображение хвоста. На хвосте были видны цифры и символ эскадрильи. Лауда взял карандаш и обвёл цифры и символ. Цифры были видны не все, не хватало последней. Но это было не важно. Лауда выключил эпископ. На экране остались цифры, самолёт и символ. Все были поражены.
  -- Ну, теперь мы узнаем его! - сказал, наконец, Лауда.
  -- Конрад, - позвал Фрост Славицкого, - быстро в архив узнай, что случилось с этим самолётом. И управься до пяти.
   Слово "самолёт" Фрост как бы выделил, как будто ещё верил, что это крест.
  -- Есть, сер, - ответил Славицкий.
  -- А теперь все свободны! Если Славицкий управится до пяти, мы всё же узнаем. Ну, если, нет, так нет.
   Все медленно разошлись по кабинетам. А Славицкий "полетел" в архив.
   Снова все ждал пяти, когда всё решится. Все верили во что-то, чего никто не мог объяснить.
   В половину пятого прилетел Конрад. Снова Фрост созвал всех в аудиторской, где снова стало шумно.
  -- Всё-таки мы сегодня узнаем секрет того самолёта! - объявил Фрост, - Давай, Конрад.
   Славицкий вышел на середину аудиторской.
  -- Всего десять самолётов из группы 450-300 - 450-310, - начал Славицкий. - Номер один сбит в Корее. Нулевой, второй, четвёртый и девятый ушли на металлолом. Третий и восьмой взорвал "Ви-Си" прямо на аэродроме. Пятый продали Египту, до сих пор летает. И шестой упал на взлётную полосу в Японии.
  -- А седьмой? - спросил кто-то из зала.
  -- Седьмой исчез второго марта 1949 года при невыясненных обстоятельствах. В журнале записано, что пилоты заметили жёлтый шар и преследовали его, сфотографировали и исчезли. Самолёт не нашли. Его точно доказывает и знак "Бирманской" базы.
  -- Надо было взглянуть на небо, - саркастически сказал Гуд.
  -- В том-то всё и дело.
  -- Ничего себе сбились с курса, - заметил кто-то из зала.
   Аудиторская наполнилась шумом.
  -- Ну, всё? - спросил Фрост.
  -- Да, - ответил Славицкий.
  -- Ну, все свободны!
   Люди стали выходить из аудиторской. Фрост пошёл в свой кабинет и до конца рабочего дня рассматривал фотографии и слайды. Прозвенел звонок, и институт наполнился шумом. Все, одеваясь, обсуждали сегодняшнее. Фрост взял пальто и, одеваясь, не забывал о снимках. Когда он оделся он взял ручку и большой конверт. Он сложил все снимки и слайды в конверт и надписал его: "Штаб-квартира ФБР, Вашингтон, округ Колумбия. Аномалия". Затем он вышел из кабинета и кинул конверт в почтовый ящик.
   Он вышел из здания института и сел в свой "Форд", вставил ключ в замок зажигания, выехал со стоянки и поехал домой.
   А фотографии дошли до ФБР и где-нибудь пылятся в архиве до сих пор.

4

   Поднималось обыкновенное северное солнце. Его лучи озарили порт. Порт уже проснулся и шумел в полную силу. Солнце озарило ещё спящий город. Город спал своим обычным воскресным сном. Тишина стояла на улицах, в парках, на площадях. Даже в вечно шумных школах стояла необыкновенная тишина. Тихо было в домах. Лишь крик птицы да мяуканье кошки прерывало эту тишину. По городу прошёл ветер и затерялся где-то в его улочках.
   Лучи солнца показались в окнах военного порта, он стоял от города выше по реке. А в порту уже загорелись первые огни и из казарм начали выбегать моряки. Бежали он в столовую, на плац, к кораблям. Где- то пролетел первый истребитель и сел северней порта. Также пищали радары. Радисты принимали последние сообщения. Зазвенела сирена. Порт наполнился не утренним шумом, забегали матросы по коридорам. Громкоговоритель отрапортовал: "Экипажу атомной подводной лодки "Макаров" на пристань, срочно на пристань. Повторяю..." Диктор ещё произнёс это два раза, и по порту забегало человек сто. Порт стал похож на муравейник. Люди суетились ещё минуту, пока не пришёл высокий, немного толстый, седобородый человек. Все успокоились и выстроились перед ним в линейку, в два ряда. Человек осматривал матросов. Кое-кого поправлял. Со стороны главного здания порта шла группа людей. Шли они вокруг одного человека. Группа подошла к человеку.
  -- Капитан Рогов? - спросил комендант, что шёл в центре группы.
  -- Так точно! - отрапортовал капитан.
  -- Мы получили сообщение от атомного ледокола "Лазарев", он вёл с собой сухогруз и танкер в Салехард, по северному пути. Их зажали толстые льды. Вам надо его спасти.
  -- Как?
  -- Торпедами взорвать льды. Остальные инструкции тут, - комендант взял большой конверт у человека слева и передал его капитану. - Давайте быстрее топлива у "Лазарева", чтобы плавить лёд, ещё дня на два. Будьте осторожны.
  -- Разрешите исполнять приказ?
  -- Разрешаю.
  -- Экипаж! - обратился Рогов к матросам. - Направо! В корабль марш!
   Матросы бегом побежали в свою подлодку.
   В подлодке так ничего и не изменилось. А что за день могло измениться. Только вчера утром подлодка "Макаров" пришла из далёкого похода по Балтике. Экипаж уже привык к урчанию мотора, к медленной качке и запаху машинного масла. Воздух в подлодке был какой-то особенный. "Запах консервной банки" - как называл его экипаж. Всем он уже надоел. Экипаж хотел почувствовать запах земли, запах тумана, запах утреннего ветра, леса, мха и вообще всего, чем пахнет земля.
   В считанные минуты запустили двигатель. Реактор работал постоянно, и поэтому в подлодке было тепло и чисто как всегда. Реактор не работал лишь, когда подлодку капитально ремонтировали или закладывали новую порцию плутония. В минуты экипаж был на местах, закрыли люки, произвели перекличку, заработали два огромных винта, и подлодка пошла к морю. Подлодка шла в крейсерском положении, то есть из воды выглядывала одна рубка. Временами приходилось чуть всплывать, когда проходили под мостами. Мосты в то время раздвигались.
   Уже проснувшиеся жители города смотрели на величественно идущую по реке подлодку. Они её уже знали. Не первый раз каплевидная подводная лодка "Макаров" "зимовала" в военном порту.
   Шла она так величественно, как шёл Пётр Великий по верфям. Также как и за Петром не успевали мелкие его чиновники, за подлодкой суетливо шли мелкие корабли. Они провожали лодку по устью реки и предупреждали о мелях. Но лодка им как бы говорила: "Не мельтеши, малявка!" Вот пройден последний мост и лодка, попрощавшись с корабликами, направилась в открытое Белое море.
   Рогов сидел в своём кабинете с морскими картами, карандашами и ручками, курвиметром и калькулятором. Он отмерял пути к "Лазареву". Карандашом намерил путь, курвиметром измерил его и вычислил длину. До "Лазарева" оставалось 1150 миль. Со скоростью в двадцать узлов мни дошли бы в два дня с лишним, но тогда "Лазарев" был бы уже раздавлен льдами. Рогов отметил новый курс и снова измерил его. Он уже приложил курвиметр, но в дверь постучали.
  -- Войдите! - сказал он.
   Вошёл радист Косулин.
  -- Разрешите войти? - спросил он.
  -- Вошёл же уже.
  -- Разрешите доложить?
  -- Докладывай!
  -- "Лазарев" передал: топливо заканчивается. Ему ещё день остался.
  -- Ещё?
  -- Метеосводка: на поверхности сильный ветер, буря. Здесь в сентябре всегда так.
  -- А нам то, что?
  -- Льды... - задумчиво ответил Косулин.
  -- Всё?
  -- Да.
  -- А теперь, наши координаты?
  -- 66 градусов 45 минут северной широты, 40 градусов 7 минут восточной долготы.
   Капитан отметил на карте местонахождение.
  -- Почти по курсу. Свободен!
   Косулин отдал честь и вышел.
   Конечно, лодка могла идти и быстрее и успеть в тридцать восемь часов, но лёд всё время поджимал сверху. И были кое-где мели, которые не проходили обычные лодки, не говоря уже о каплевидной. Можно немного сказать, что из себя представляла эта лодка. Лодка была огромной 150 метров в длину и 30 метров в ширину. Для военной подводной лодки "Макаров" был уж сильно необычной формы. Обычные подлодки в основном акуловодные, то есть как обыкновенная подводная лодка, а "Макаров" был каплевидной.
   Проект "Макарова" был разработан ещё пятнадцать лет назад инженером Боблиным. Три года Боблин бегал по разным институтам со своим проектом, и лишь двенадцать лет назад ему удалось получить патент. Десять лет назад началось строительство объекта под кодовым названием "Долина". Строили необычную военную подводную лодку два года. Когда с верфей были спущена подлодка "Макаров" В Лондоне чуть не случилась забастовка. Английские конструкторы требовали построить аналог или выкупить самого "Макарова". Но английское правительство купило у Боблина и его института лицензию, и построила свою лодку "Темза". За "Темзой" последовали американская "Кеннеди", шведская "Тор", французская "Посейдон" и русская "Кузнецов".
   А суть и секрет всей лодки созданной гением Боблина было суперкомбинация новейших технологий. Во-первых, ядерный реактор. Во-вторых, суперновое противоэхолокационное покрытие. В-третьих, новейший перископ, который таковым и не является, это просто маленькая лодочка, которая когда надо отсоединяется от рубки и всплывает, не оставляя длинного следа обычного перископа. В-четвёртых, это закрытые противокавитационные винты, которые не оставляли за собой следов. В-пятых, компьютеризированное управление лодкой.
   Когда проводили испытания, то никто из пятидесяти акустиков и восьми эхолокационных кораблей не смогли обнаружить "Макарова".
   Ещё одной из особенностей "Макарова" является его "горб". "Горб" находится в передней части субмарины. При некоторых военных операциях "Макаров" может всплывать, и из его "горба" выползали четыре тяжёлых танка-амфибии или в полярном положении вездеходы.
   Со скоростью в тридцать узлов "Макаров" переплывал Белое море всего за семь часов.
   Но сейчас на поверхности двигались льды, и двигаться приходилось с меньшей скоростью.
   Уже прошло двенадцать часов такой спешки, и вдруг в каюту капитана вбежал акустик Гордый.
  -- Капитан! - начал он. - Впереди что-то!
  -- Что?
  -- Не знаю, но это стоит у нас на дороге.
  -- Расстояние?
  -- Сорок.
  -- Давно?
  -- Ну, было, когда я вышел.
  -- Значит, ещё есть время. А что это?
  -- Не знаю, но сканер кое-что выдал, - он достал из папки, что была у него в руках, фотографию. - Видите, - он указал пальцем на часть фотографии. - Совсем другое отражение, чем у льда. Преимущественно у гранита или другой горной породы. Преобладает зернистость, неоднородность.
  -- Наверное, ледник, с породой сошёл.
  -- Может быть.
   Капитан встал из-за стола, за которым работал, и направился к двери.
  -- Пошли в рубку! - крикнул он. - Надо обойти этот камешек.
   Оба вышли из каюты и направились к рубке. Из радиорубки вышел радист и пошёл навстречу капитану.
  -- Ну, как погода? - спросил Рогов.
  -- Ветер сильный, - сказал равнодушно Косулин. - А так всё в порядке.
  -- Куда дует?
  -- На запад.
  -- Скорость?
  -- До двадцати узлов с порывами.
  -- Бог мой! - воскликнул капитан и побежал к рубке, Гордый за ним.
  -- Эй, а я?
  -- Беги, пока не врезались!
  -- Что?
   Гордый развернулся и побежал за капитаном.
   Они уже добежали до рубки, но было поздно. Прошёл толчок, за ним другой. И по субмарине прошла дрожь, а за ней скрежет. Двигатели заглохли. Рогов вбежал в рубку.
  -- Ну? Вмазались?! - крикнул он.
  -- Это льдина? - спросил штурман.
  -- Нет, ледник! Задний полный, быстро!
  -- Есть!
   Штурман переключил рычаг. И двигатели вновь заработали. Вновь все почувствовали движение и вновь услышали скрежет. Все в рубке замерли. Тишину нарушил упавший со стола лист бумаги. За ним упал ещё один. Все посмотрели на стол. Со стола один за другим сползали и падали листы. Пузырёк уровня сместился назад.
  -- Она отделяется от льдины!
  -- Чёрт!
  -- Капитан где? - спросил вбежавший старший торпедист Жёнов.
  -- Тут я! - с нервами ответил капитан, лицо его стало бледным.
  -- "Горб" разгерметизировало!
  -- Час от часу не легче.
  -- Мы перекрыли его.
  -- Давай сирену! - крикнул капитан старпому.
   По лодке раздалась сирена. Коридоры наполнились бегущими людьми.
  -- Что делать?! - спросил себя капитан и опустил голову.
   Нос подлодки всё опускался, видимо глыба гранита сильно вошла в "горб" и не отпускала его. Впервые широкая поверхность "Макарова" сослужила ему плохую службу.
   Капитан всё думал. Он уже не мог стоять и поэтому сел на стул. Стул скатывался к стене. Крен становился всё больше. Вдруг Рогов резко поднял голову и встал.
  -- Гордый, - обратился он резко к акустику, - посмотри, где глыба покрыла нас.
  -- Есть! - отчеканил Гордый и выбежал из рубки.
  -- Что будем делать? - спросил у капитана старпом Гордиенко.
  -- Попробуем её раздробить.
  -- Чем?
  -- Торпедами.
  -- Но это нарушит герметизацию передней части! - вмешался Жёнов и побледнел.
  -- Куда дальше?
  -- Понял. Но ударная волна может разбить иллюминаторы наверху.
  -- Примем меры.
  -- Хорошо.
  -- Так, сколько у нас управляемых торпед?
  -- Они все управляемые.
  -- Нет, ну в смысле по движущейся мишени? Чёрт, голова ничего не соображает. Косулин, сбегай в буфет, кофе принеси.
  -- Есть! - отозвался Косулин.
  -- Не ори так, голова и так трещит.
  -- Есть, - с этими словами Косулин вышел из рубки.
  -- Жёнов, значит, нам надо радиоуправляемой торпедой раздолбить эту глыбу.
  -- Да, - ответил Жёнов,- но боеголовки у нас очень сильны. Торпеда может повредить нос лодки.
  -- Куда дальше? У нас и так уже "горб" весь в воде.
  -- Нет, он может задеть и торпедные аппараты. Причём даже нижние. У нас будет гигантское водное сопротивление.
  -- Ладно, перестрой торпеду. Поставь ей слабую боеголовку.
  -- Есть, - и с этими словами он вышел из рубки.
   В рубке осталось три человека. Капитан сел на стул, который уже стоял у стены. Голова всё болела. Вбежал Косулин, он нёс кофе.
  -- Вот, - сказал он, - я кофе принёс.
  -- Давай сюда, - отозвался капитан, он взял чашку и сделал глоток.
  -- Гордый сказал, что до дна осталось ещё десять метров. Морозов сказал, что грунт появляется у винта.
  -- Который, Морозов?
  -- Моторист.
  -- Ладно, Гордиенко, стоп машина.
  -- Есть!
   Рогов ничего не ответил. Старпом переместил рычаг на "стоп". Гул прекратился.
  -- Поторопите Жёнова! - сказал, наконец, капитан.
  -- Есть, - откликнулся Гордиенко и сразу же связался с торпедным отсеком. - Жёнов, торопись! - сказал он в микрофон. - У нас мало времени.
  -- А вы пробовали собирать боеголовку с креном в пятнадцать градусов? - ответил Жёнов.
  -- Не пробовал. Но времени мало.
  -- Есть, - устало ответил Жёнов.
  -- Конец связи.
  -- Конец.
   Гордиенко переключил громкоговоритель и сел рядом с капитаном. Косулин так и стоял в углу, не зная, что ему делать. Прошло десять минут. Все сидели молча. Наконец отозвался Жёнов.
  -- Всё! Переставил боеголовки, - сказал он. - Ребята уже загружают. Можем выстрелить.
  -- Гордый где? - спросил капитан.
  -- На месте, - ответил Гордиенко.
  -- Вызови его. Спроси: куда ударить и сколько осталось до грунта?
  -- Есть, - он связался с Гордым. - Гордый?
  -- Что? - отозвался акустик.
  -- Куда лучше ударить?
  -- Ударить? У них есть одно слабое место. Верней связывающие. Напротив рубки, чуть ниже.
  -- Понял. А сколько до дна?
  -- Пять метров. Торопитесь. Ещё час и нас уже ничто не спасёт.
  -- Конец связи, - Гордиенко переключил передатчик. - Торпедный отсек, Вам надо ударить чуть ниже уровня рубки. Торпеду сразу в горизонтальное положение. До дна пять метров.
  -- Понял! - ответил Жёнов.
  
  -- Итак, ребята! Поехали! - крикнул Жёнов и нажал на большую красную кнопку.
   Заработал компрессор. Открылся люк. В отсек пошла вода. Потом раздалось бульканье, и торпеда пошла в воду. Она без двигателя вышла из отсека и по инерции стрелой врезалась в дно.
  -- Где она? - спросил Жёнов.
  -- Сейчас, - медленно ответил помощник Морозов, - давление 609 килопаскалей. Ничего себе она врезалась в дно на метр.
   Раздался писк.
  -- От удара активизировался детонатор! - крикнул старшина Баграмян, - через десять минут будет взрыв. Он разнесёт нам весь нос. Там же восемнадцать килограммов тротила.
  -- Все наверх! - приказал Жёнов. - Закрыть отсек!
   И побежал из торпедного отсека.
  -- А вы куда? - крикнул ему вслед Морозов.
  -- Я вниз, там есть главный пульт.
   И стал спускаться вниз по лестнице. Он спустился вниз и прошёл к главному торпедному отсеку. Дверь была заперта. Он стал судорожно рыться по карманам. В левом кармане он нашёл связку своих ключей. Он нашёл большой ключ с красной ручкой. Вставил его в скважину и повернул. Дверь открылась. Жёнов включил свет. И стал искать пульт. Пульт надо было включить. На это ушло пять минут. В конце концов, он настроил передатчик и нажал на большую синюю кнопку. Но торпеда уже не отвечала, её приёмник отключился. Он увидел надпись: "объект не отвечает". Он светилась каким-то страшным янтарным цветом. Он выбежал из блока и запер его. Тут раздался гул. Лодку тряхануло. Наступило молчание. Жёнов услышал всплеск и увидел, как из щели под дверью торпедного отсека льётся вода. Он побежал к лестнице. Замок двери не выдержал, и вода, выбив дверь, хлынула по коридору. Она подхватила Жёнова и понесла его...
  
   Когда Жёнов открыл глаза. Он увидел идеально белый потолок. Он понял, что уже не на подлодке. На подлодке нет таких нежно белых потолков и такого чистого воздуха. Он попытался встать. Но спину ломило. Он вдруг почувствовал какой-то странный запах. Запах был чисто хлопковой ткани, только что выглаженной и постиранной. Он приподнял голову. На нём была идеально белая, как потолок и стены, рубашка и такие же штаны. "Может я в госпитале?" - подумал он. Тут он попытался вспомнить, чем всё тогда кончилось. Он вспомнил торпеду. Как влез в главный торпедный отсек, про воду. Ага, вода! Он захлебнулся. Его откачали, он понятно в госпитале. Жёнов посмотрел на руки. Ни одной дырки от уколов или капельниц. "Но если меня хотели откачать от воды. Мне бы хоть как вкачали адреналин, - подумал старший торпедист. - Ну, даже если бы я лежал в коме. Ну, были бы дырки. А тут".
   Он осмотрелся. Не было ни одного окна. Потом попытался подняться. Было больно, но он терпел. Он сел на кушетку, на которой лежал. Кушетка тоже была какая-то странная. Из странного материала. Такие кушетки не могли быть где-то в госпитале "военного происхождения".
  -- Как в психушке, - сказал он сам себе.
   Он развернулся. Комната была полностью белой. Ни одного пятнышка. Непонятно, откуда шёл свет. И тут он заметил какую-то вибрацию. Казалось, он был на корабле или ещё где-то. Проурчал живот, Жёнов понял, что давно не ел. Он попытался встать. На этот раз ему удалось это сделать, и теперь он стоял как вкопанный посредине этой странной комнаты. Стоял он так долго, пока его не окликнули.
  -- Вы Жёнов? - спросил кто-то сзади.
   Жёнов развернулся. Перед ним стоял высокий светлый человек. Стоял он как солдат, с такой же выправкой. На нём был такой же белый комбинезон, как и стены этой комнаты. На голове были светлые волосы. В руках у него была папка. Жёнов её вспомнил, в таких папках были личные дела каждого подводника.
  -- Что? - спросил он.
  -- Вы Жёнов? - снова спросил человек.
  -- А вы кто? - дерзко спросил подводник.
  -- Я первый задал вопрос!
  -- У вас какое звание?
  -- Лдор. А что?
  -- Кто?
  -- Лдор.
  -- В смысле.
  -- Лдор. А теперь ваше?
  -- Я старший лейтенант.
  -- И имя.
  -- Георгий Владиславович Жёнов.
  -- Вы старший торпедист подводной лодки "Макаров"?
  -- Где я?
  -- Отвечайте на мой вопрос.
  -- Ну да. Но где я?
  -- В аклиматизаторе.
  -- Где?
  -- В аклиматизаторе.
  -- От чего?
  -- В смысле.
  -- От чего климатизировать?
  -- Не от чего, а для чего. Для нового дома.
  -- Вы меня переводить собрались?
  -- Сначала сядьте.
   Жёнов послушно сел. Сесть было труднее, чем встать.
  -- Ну, сел.
  -- Теперь слушайте меня. Вы что-нибудь слышали о Глории.
  -- О чём?
  -- О Глории. Планета Глория расположена диаметрально Земли. То есть расстояние между ними триста миллионов земных километров. Мы лично её зовём Ниобией.
  -- Кто мы?
  -- Ниобийцы.
  -- Так вы не с Земли?
  -- Да. Дело в том, что в 3792 году нашего исчисления на Ниобии появился новый вирус. Назвали его ВИДИ или вирусная инфекция дефицита инсулина. То есть передающийся по воздуху диабет. И против этой инфекции ничто не помогало. В считанные дни она перестраивала весь организм Ниобийца. И уже в 3806 году на планете осталось всего сто тысяч, из двух миллиардов. И вот эти люди изобрели и вывели на орбиту первый спутник и открыли Землю. В 3808 году или в 1223 году с Земли мы привезли первых людей. У их как, оказалось, был иммунитет. Но многие опыты не помогли спасти оставшихся Ниобийцев, и они оставили свои знания нам людям. В 3824 году последний Ниобиец умер, и цивилизация перешла землянам.
  -- А я тут причём?
  -- С тех пор мы перевозим всех попавших в беду землян. И обречённых на гибель.
  -- Как хоспис?
  -- Нет, мы спасаем, а не провожаем в последний путь.
  -- А мы, что были обречены на гибель?
  -- Да. Вода прошла бы дальше и утопила подлодку.
  -- Но дня два бы мы прожили.
  -- В радиоактивной воде? Вы не знали, где находитесь? К вам бы подошли только через неделю. Там же Новая Земля, полигон ядерного вооружения СССР!
  -- И вы нас эвакуировали?
  -- Да. Почти всех. 153 человека у меня отмечено.
  -- Нас 155.
  -- Ну, значит, двое куда-то делись.
  -- Куда-то делись?! Это же жизни. Это люди.
  -- Но не мы туда этот гранит привели!
  -- Ладно. Я немного психую. Есть охота.
  -- Нет проблем.
   Лдор достал какую-то коробочку, которая умещалась у него на ладони, нажал на кнопку. Откуда-то сбоку стена отодвинулась и въехала тележка. На ней в тарелке было что-то похожее на жареную курицу.
  -- Что это?
  -- Глог.
  -- Что?
  -- Видите ли, за первыми людьми пришлось захватить и их пищу. Потому что желудки землян и ниобийцев очень разны. Это ваша курица. Ну, она немного мутировала под жарким солнцем Ниобии. Кстати здесь воздух тоже ниобийский.
  -- Я уже понял. А осложнений не будет после этой... верней этого глога?
  -- Нет. Ничуть.
  -- Ну ладно.
   Жёнов взял нож и отрезал немного от глога. Потом ткнул вилкой и поднёс ко рту отрезанный кусок. Он начал медленно жевать. Потом резко проглотил.
  -- Ну, как?
  -- Пока живой.
   Лдор улыбнулся.
  -- Ну, после, я так понимаю взрыва. Мы нашли вас внизу. Был дан сигнал на волне SOS и наш корабль на орбите прилетел к вам на помощь.
  -- А почему вы не вступите с нами в контакт?
  -- Зачем? Что мы не понимаем, чем это грозит? Вы люди! У вас совсем другие стимулы. Мы наследники великой цивилизации Ниобии. Вы знаете, как дети поступают с умными?
  -- Знаю.
  -- Так вот. Гениев не любят. Вы нам оружие, комфорт, а потом мы и вас одолеем. Вы сами вступите с нами в контакт.
  -- Понял. Скажите, а, сколько было стран на Ниобии?
  -- 129 стран и 230 языков. Но теперь одна.
  -- Понятно. У меня всё.
  -- Ну, тогда я пошёл. У меня ещё несколько человек. Вы ешьте.
  -- Хорошо.
   Стена отодвинулась куда-то вправо, и лдор вышел.
  -- А как вас зовут? - спросил последнее Жёнов.
  -- Григорий Хакон! - крикнул уже из-за стены лдор.
  -- Дал же бог фамилию.
   Стена встала на место. Жёнов принялся за остывшего глога.
  
   Было темно. Все немного волновались. Движение прекратилось. За ним затих гул. Послышался звук электромотора. В портал хлынул воздух. Стало чуть светлей. Трап стал потихоньку опускаться. Когда трап остановился, люди побежали из портала. Они осматривали свой новый дом. Его бесконечно голубое небо. Его красивые поля, горы, города, жителей. Население Ниобии увеличилось на сто пятьдесят человек. Как они будут жить здесь это уже другая история.

1999 год

  
  
   - 1 -
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"