Квант Макс: другие произведения.

Лимонное дерево

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Склонность к самоанализу во время депрессии может привести зачастую к необъяснимым событиям!


Макс Квант

Лимонное дерево

Музыкально-фантастическая комедия-фарс в четырёх актах с эпилогом и намёком на клоунаду. (music)

   I'm sitting here in a boring room,
It's just another rainy sunday afternoon,
I'm wasting my time. I got nothing to do.
I'm hanging around, I'm waiting for you.
But nothing ever happens - and I wonder.

"Lemon Tree", "Fool's Garden"

   Действующие лица:
   Гарик (Юрий Владимирович Приточный)
   Коля (Фонограммщик)
   Подросшие пионеры:
   Павлик
   Зоя
  
   Чеширский кот (Чеширчик, Мурчик-Чеширчик, Кот-Обормот)
   Алиса
   Чёрный человек
   Олеся Ларинголог
   Ангел
   Шахматные королевы:
   Чёрная королева (Королева-Убийца, Killer-Queen)
   Белая королева (Королева-Лекарь)
  
   Женский "Битлз":
   Жанна Ленина (Длинная)
   Полина Макаренко (Леворукая, Левша)
   Юлия Красина (Скрипачка)
   Регина Сталина (Стахановка, Ударница)
  
   Роза
   Актёры и Роли:
   Гарик (Юрий Владимирович Приточный) - молодой человек лет 26 - 28, страдающий весенней депрессией. По сути своей временный пессимист. Однако в данной пьесе является как раз пессимистом постоянным, наряду с другими представителями человеческих воззрений на жизнь. Человек несколько запутавшийся, страдающий, относящийся к своей ненормальности весьма просто - привык. В этом-то его сложность. Одновременно он и слаб душевно, однако тут же и вполне имеет силы победить свой недуг, но не знает с чего начать, оттого и просто терпит, когда это всё закончится. Одним словом: забивает депрессию толерантностью. Он не очень пуглив. Необщителен. Несколько рефлексирующий солипсист. Несколько наивный и очень добрый. Невыросший ребёнок. Оттого и комната выглядит его детской. В первом акте одет по-домашнему. В тапочках, штанах и майке (можно с "Битлами"). Во втором всё-таки пошёл к доктору оттого и наряд соответствующий. В третьем четвёртом снова домашняя одежда.
   Олеся Ларинголог - симпатичная, врач-ларинголог лет 25. Девушка должна быть парой для Гарика, то бишь никаких дыханий в пупок или подпрыгиваний с поцелуями. Сама по себе пара "Олеся-Гарик" не комична, не должны они смешить. Тут всё куда серьёзней. Олеся также несколько неразговорчива, а говорит лишь в пределах профессиональной потребности эскулапа. Несколько наивная и не любящая яркости (впрочем, как и сам Гарик). Работает недавно - оттого и неуверенность. Несколько себя взрослит, тут можно добавить очки, которые никакой рабочей функции не играют (не близорука она), но делают Олесю старше и серьёзнее. Очки она периодически снимает (мешают) и спохватившись надевает (надо быть серьёзной, то ведь не поверят, что лечишь а не в больницу играешь). Главная роль Олеси - спасти Гарика, оттого она немного должна быть похожа на ангелочка. Одета во втором акте как врач: халат, а под ним прочая вполне нормальная одежда. В третьем акте и в эпилоге - как собралась в гости. Она не хочет выделятся в одежде и косметике. Всё, чем она может выделится уже дано ей природой, это даже подчёркивать необязательно. Так что о выборе этой роли актрисе стоит подумать. Но не стоит играть Олесю как серенькую мышку. Она, вероятнее всего, беленькая. И несколько пушистенькая (шиншилочка такая). То есть добренькая, несколько незаметная, не выделяющаяся.
   Коля (Фонограммщик) - лет 30... можно больше. Явные черты: знает всё a priori (ну, старый, мол уже), всех перебивает, рассказывает истории (привирая), пошлые анекдоты, спрашивая разрешения. Считает себя самым умным. Что ж, много таких было в истории. Можно сказать, что гиперэкстраверт, в противоположность интравертному Гарику. И боковой фронт к амбивертной Олесе. Коля возомнил себя Спасителем, решившим спасти Мир от скуки. Креста на него нет, кто бы прибил. Не всегда понимает, отчего так всем невесело, оттого не раз и не два бывал бит. По идее, считает себя Пупом Мира, единственным и неповторимым. Играть должна душа компании, иначе неизбежно отторжение образа. Коля - чтобы вы знали - герой всё-таки положительный, несмотря на то, что остаётся в конце не у дел. Так что актёр должен понимать, что играет положительного. Он выполняет свою функцию и хорошо, и главное - уверен в необходимости её... А вот как эта функция наносит вред или же нет на остальных - это второй вопрос, слабо его интересующий. Он, как и Олеся, спасает Гарика, но своими методами и на какое-то время срывается с этой роли и увлекается делами своими. Не всегда доходит до намеченной цели. Несколько ветренен. Одет весьма ярко, можно сказать и как мачо, однако до "машины любви" не дотягивает. Иначе создаться неправильное впечатление о его роли.
   Галлюцинации:
   Подросшие пионеры:
   Павлик - невыросший пионер, точнее недоросший до комсомола. Самому же 27 - 29 лет, а в шортиках, белой рубашечке, с галстуком, барабаном и коленкой в зелёнке. Можно даже небритый или с пушком над верхней губой. Так двойственность будет лучше видна.
   Зоя - девочка лет 23 - 25 в синенькой пионерской юбочке, рубашечке, с галстучком, макияжем как у накрасившейся в первый раз девочки. Важная деталь: веснушки тоже крашенные.
   Сами по себе Пионеры одинаковы и мало чем друг от друга отличаются. Они как бы замкнуты в своей парочке. Однако ничего такого за ними не водится. "Мы с Тамарой ходим парой" и не более. Они должны выглядеть явно не для возраста их одежд и ролей. Пионеры - ещё одни спасители. Однако методы у них свои. Сама по себе Зоя как бы старше своего напарника, даже даёт ему полезные советы, однако кой-какие свойства павликова характера в этой бандочке отводят его на второй план. Но всё же возраст и характер их уравновешивают, так что в этой парочке царит демократия. Их боятся Битлы, однако это не более страха нечисти перед петушиным криком. Сами же Пионеры спокойны и интеллигентны. Слова некрасивого лишний раз не скажут. Всё же: "Пионер - честный и верный товарищ, всегда смело стоит за правду". Вообще в отношениях Пионеров со всеми остальными героями ещё стоит разобраться. Так что дерзайте.
   Шахматные королевы:
   Чёрная королева (Королева-Убийца, Killer-Queen) - обозлённое существо, всех ненавидит, хочет даже убить. Многих, утопив научила плавать, отравив лечила от разных болезней, стреляв избавляла от заикания. В общем, убить никого не смогла, но зато всех вылечила. Одета во всё черное, будто у неё траур по вновь убиенному. Даже корона чёрная. С траурными чёрными блёстками и чёрными бриллиантами в крови прежних владельцев. Из карманов вываливаются разные средства убийств: удавка, нож, дамский пистолет, иглы, даже паяльник.
   Белая королева (Королева-Лекарь) - доброе, очень альтруистичное существо. Всех лечит, но пока всем от её лечения становилось хуже, даже до летального исхода доходило. Одета во всё белое, с хорошим настроением в одежде. Врач не должен быть хмурым, если он, конечно, не в морге работает. Корона белая с красным блестящим крестом - всё же целительница. Из карманов валятся разные таблетки, бутыльки, клизмы и прочее.
   Королевы пришли сюда из "Алисы в Зазеркалье" Льюиса Кэрролла. Своего рода ещё одна парочка замкнутая сама на себе. Королев лучше списывать с литературных персонажей (Чёрная - строгая, Белая - рассеянная), учитывая данные рекомендации. Однако эта парочка - два примеримых полюса. Они сами по себе разны, но всё же ходят вместе. Может даже потому, что никто другой кроме напарницы их терпеть долго не может. Одним словом - два полюса.
  
   Ангел - хрупкая белокурая и голубоглазая девушка. Не без неврастении. Голос её часто срывается - нервная работа. Вроде бы и явный спаситель, ан нет. Ей надоела эта её не ангельская работа. Скорей бы на пенсию, ан долго до неё-то. Существо доброе, несколько даже магическое. Магия белая. Одета в белую тогу (плохоначитанные авторы называют сей предмет туалета туникой, а зря), за спиною крылышки, а над головой - нимб. Следует заметить, что сама по себе должна немного сиять (можно направить прожектор и посыпать блестками), но на срыве неврастеническом как бы темнеет: настроение не то.
   Чеширский кот (Чеширчик, Мурчик-Чеширчик, Кот-Обормот) - мягкий, обходительный, мудрый кот. Мяукает. Недоделанный Мефистофель, оттого только высокий и худой. На том вся дьявольщина в его образе и кончается. Несколько боязлив. В дополнение к литературному образу стоит прибавить его патологический оптимизм. Он также спасает Гарика. Чеширский кот лёгок, а потому и играть его следует легко. Ведь все глупости, что он говорит - его собственные мысли. Но Чеширский кот далеко не глуп. Очень даже не глуп. Он хитёр и изворотлив. Но плохо переносит боль. Для изворотливости можно взять Macavity из мюзикла "The Cats" (хотя наш котяра больше обманщик, чем преступник). Окрас - полосатый в чёрно-белую или чёрно-серую полоску. Полоска должна быть не сильно мелкая, а то уголовников в пьесе и без того хватает. Хвост Чеширского кота свисает, сам же толстый, и должен немного волочиться по полу. Хвост - довольно важная деталь, на это стоит обратить внимание. Можно сказать, хвост - лучший друг Чеширского кота. Неразговорчивый, капризный, склочник, но всё же друг. Всегда с ним и никогда его не покинет.
   Алиса - из книг Льюиса Кэрролла. Девочка добрая, забывчивая, логичная. Жутко, просто жутко любит животных. Чеширского кота называет Мурчик-Чеширчик. Она очень отличается от литературного аналога. Всё вроде бы и соответствует Алисе, однако эта девочка несколько жестока. Она чуть подросла и затхлая викторианская атмосфера её испортила. Ну, знаете это время. Шерлок Холмс, Джек Потрошитель, Дракула, Дориан Грей... Оттого Чеширчик её и боится. То есть внешняя оболочка и внутренняя не вяжутся. Можно сказать, что Гарик не вырос, а вот Алиса как раз подросла (правда, не физически). Одета она в лёгкое летнее платьице, в котором некогда заснула на лугу и провалилась в кроличью нору. Волосы Алисы убраны несколько назад, чтобы подчеркнуть её небольшую взрослость.
   Женский "Битлз":
   Жанна Ленина (Длинная) - длинная, в очках. Всем в банде заправляет. Слегка остроумна. Вспыльчива, согласно должности. Статьи: 143 Нарушение правил охраны труда (We can work in out), 242 Незаконное распространение порнографических материалов или предметов (All You Need Is Love), 293 Халатность (Helter Skelter и Let it Be), 222 Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (Happiness is a Warm Gun).
   Полина Макаренко (Леворукая, Левша) - вида весьма интеллигентного, но это лишь отвлекающий маневр. Слишком часто улыбается (Зубы есть, почему бы не показать?), гитару держит под левую руку. Весьма весела. Статьи: 275 Шпионаж (Ah, look at all the lonely people), 283 Разглашение государственной тайны (Do You Want to Know a Secret), 162 Разбой (на длинной ветреной дороге) (The Long And Winding Road).
   Юлия Красина (Скрипачка) - самая длинноволосая в банде. Глаза мудрые, слегка уперлась в индийскую тематику. Должность в банде - вышибала, несмотря на волосы. Статья: 205 Терроризм (When the My Guitar Gently Weep).
   Регина Сталина (Стахановка, Ударница) - Слишком любит перстни. Носатенькая. Среди битлов самая маленькая. Статья: 239 Организация объединения, посягающего на личность и права граждан пункт 1 - организовала массовые самоубийства (Octopus's Garden). Глаза грустные-грустные.
   Днём: четыре милые играющие на гитарах и барабане (Регина) девушки, вечером - банда. Сходство с Битлами обязательно! "Битлз" является интерпретацией, полнейшим порождением психики Гарика. Это даже не взгляд на ливерпульскую четвёрку, а её перевёртыш, сальтомортальная копия. Одеть их можно либо как в самую популярную одежду битлов: коричневые костюмы, галстуки, причёски под жуков; так и можно их одеть под образы из "Жёлтой подводной лодки" (там они очень даже отличаются друг от друга и их легко будет отличить зрителю). Судимы, неоднократно. Статьи: 162 Разбой и 209 бандитизм (With a Little Help From My Friends).
  
   Роза - цветок, говорящий с типичным еврейским акцентом. У неё очень смешливые тапочки. В общем, слишком разговорчивый цветок. Одежды зелёные, а воротник в виде белых лепестков ромашки, расходящихся от шеи.
   Чёрный человек - явился из Есенина. Общественный санитар, ещё одна интерпретация Мефистофеля. Но более удачная, чем Чеширчик. У этого дьявола больше воли, силы и смелости. Даёт советы по устранению депрессии. Минимально эмоционален. Чрезмерно флегматичен. Даже смеётся он весьма коротко и ясно. В поэме его образ весьма сволочный. Но этот человек не то что добрый, он, можно сказать, заботливый. Участь Гарика ему небезразлична. Он хочет его спасти. Он - патологический реалист. Во всём весьма хорошо разбирается, даже кажется, что и спасает он не первого. А вот на самом деле Гарик - единственный его клиент (для тех, кто не догадался). Его все боятся, даже "Битлы" завидя его, бегут. Это не как от пионеров. Пионеры - это страх рефлекторный, генетически заложенный, а Чёрный человек - страх оборонительный. Этот и накостыляет без вопросов. Он одет во всё чёрное, даже носовой платок чёрный. В одежде - минималист. Лицо - белое, минимально яркое. Будто бледен от страха или вечно при смерти.
   Примечание актёрское: в первой картине второго акта есть ещё Терапевт. Она на сцене не появляется, потому в основной список актёров и не попадает. Озвучивать её речи может кто-нибудь из актрис, изменив голос. В голосе должна быть скука и забота. Есть ещё Отражение Гарика. Это может быть и запись голоса актёра-Гарика, а если тот плохо помнит текст - другой актёр с похожим голосом.
   Примечание музыкальное: вариант "music" не является обязательным. Он является скорее желаемым. Песни, написанные красным цветом лучше всего прослушать. И не единожды. В таком случае постановка будет больше соответствовать авторскому замыслу. Пьеса весьма тонка и неоднозначна, и в случае особо непродуманного экспериментаторства может развалиться по швам, расколоться по осколкам, разлететься по кусочкам.
   Принцип парности (актёры, составляющие пару, должны быть либо полюсами, где это требуется, либо наоборот быть парочками, это нужно прочувствовать самим, где и кто кому является):
   Гарик - Коля
   Олеся - Алиса
   Чеширский кот - Чёрный человек
   Павлик - Зоя
   Чёрная королева - Белая королева
   Ангел - Роза
   Полина Макаренко - Жанна Ленина
   Юлия Красина - Регина Сталина
   Действие первого, третьего, второй картины второго актов и эпилога происходит в квартире некого молодого человека без определённых занятий - Гарика (Юрия). Комната обставлена как детская подросшего ребёнка, впрочем, наш герой таковым и является. Задник должен быть серым - скука всё-таки, а на улице пасмурно. Квартира на седьмом этаже, есть в комнате несколько окон. В комнате присутствуют: диван, стол, стул, фотографии на стенах, можно повесить плакат "Битлов", будет кстати, стоит стеллаж с книгами. В первой картине второго акта - больница. Менять особо ничего не надо, разве что стол стоит посередине, а рядом стоят два стула. В четвёртом акте Зазеркалье - та же комната, только несколько более яркая (задник голубой, света на сцене больше и т. п.), даже облака на заднике висят. Зазеркалье более радостно остальной квартиры, даже чуть побольше кажется от расставленной подальше от центра рампы мебели (такое расширение очень поможет при беготне). Между вторым и третьим актом проходит два дня.
   Примечание Первое: Иногда будут проскакивать фразы из "Алисы в Стране Чудес" и "Алисы в Зазеркалье" Льюиса Кэрролла, в переводе Н. М. Демуровой.
   Примечание Главное: Дабы облегчить труппе поиск песен, все источники обозначены в сносках, а искать уж сами будете.

Акт 1

Wild Days

   Занавес раскрывается. Грустный Гарик буквально лежит на столе и безучастно смотрит в зрительный зал. Звучит "Lemon Tree". Недолгое молчание.
   Гарик. Не люблю я начало апреля. Почему? Весна... Да, весна. Авитаминоз? Нет. Витамины я пил, не помогают. Странная апрельская депрессия. Не знаю... Как-то одной знакомой сказал про неё (депрессию, то есть), она ответила (знакомая, то есть): "Весна - пора любви". И загадочно улыбнулась, будто сморозила глупость, и я как горячий славянский парень должен был её за эти слова убить... ну не убить, но прибить точно. Весна - это частоповторяющийся катаклизм. Вот так нагрянет, а ты и развесил уши, упал ниже некуда и тоскуешь... Знать бы о чём, так и не тосковать можно себе позволить, так не выйдет же. Враг твой невидим, неопознано его оружие... Если человек один - это жизнь. Это я говорю. Другие, души компании (в смысле выливают на других избытки своего обаяния и хорошего настроения) скажут вам: "Одиночество - это смерть. С этим надо бороться". И начнут бороться. Да так, что вешайся.
   Пауза.
   (Ложится на бок.) Никогда не любил людей, пытающихся меня рассмешить. Плохое у меня настроение, а они из кожи лезут, только бы рассмешить, поднять его. Не мне, им от этого легче. Хоть что-то делают, про других не забывают. Себе внутренний рейтинг поднимают, чтобы перед собой же размазнёй не выглядеть. Но только я знаю, что скука у меня временная. А от их глупых шуток только хуже станет.
   Пауза.
   Вот я так скучаю-скучаю. Неведомо отчего, зачем и почему! Одни вопросы и хоть бы кто дал хоть подсказку... Мне жалко в такие времена своих окружающих. Приходиться им терпеть меня. Да, я и так не сахар, а в апреле вообще... Уксус какой-то...
   Раздаётся:
   А если достигну я славы и почестей
   А после постигну, что все суета,
   Есть значит правда, она в одиночестве,
   Вечная правда, а в ней красота.
   Гарик. Вот видите. Что-то в одиночестве есть. Особенно если в нём ещё и красота. Так что всё вроде бы и в меру... Но мне от этой меры не лучше.
   Пауза.
   Вот. Это апрель. Говорят, что как проведёшь первый день нового года, то есть первое января, так сам год и пройдёт. Встретишь здоровым и бодрым - хорошо, а лицом в салате - не очень. Интересно, эта примета вообще настроение в году описывает или как бы проецирует день на год в масштабе один к трёмстам шестидесяти пяти с четвертью?.. Тогда всё верно. Апрелю соответствует часов восемь утра, а я уже в это время засыпаю. (Зевает.) Да, спать весь день хочется, но спать не могу. Вроде бы и выспался уже. Солнце есть, а глаза всё равно слипаются... Всему она мешает, тоска эта. И как я только с ней не боролся. Но ничего не помогает, видимо, это лишь лёгкие шажки по тоске, а надо действовать тяжёлой артиллерией... Где же её достать? Да и как она вообще выглядит? (Зевает.) Зеваю. Хочется просто лечь на стол и лежать, положив руки под голову как коккер-спаниель. (Кладёт голову как коккер-спаниэль и смотрит в зал грустно-грустно, как вышеозначенная порода собак.) Я и похож на него становлюсь. Сейчас вот веснушки проявятся. С такими-то волосами я сильно похож на него. Такой коккер под метр восемьдесят с синими глазами. Красавчик. Не помогло. Лесть в таких случаях не помогает.
   Пауза.
   (Разворачивается, смотрит в окно.) На улицу пойти? На свежий воздух? Не поможет. На улице-то что? На улице бандиты всякие, вурдалаки, вампиры, садисты, маньяки. С ними скучно... Дома лучше сидеть. (Снова смотрит в зал.)
   Пауза.
   Тоска... И боль какая-то. Да ведь странно. Боль и болезнь - однокоренные слова. Болезнь - это когда плохо. Склероз не в счёт. У меня, вроде, ничего не болит, а плохо. Можно, конечно, боль устроить, зуб там выдрать или чего похуже... но как-то не хочется. Нет смысла. Боль бывает и душевная, когда душа как зубы ноет. Ноет себе ноет, и никак же не остановишь, не заткнёшь её, нет на неё обезболивающего. Не выдрать же её с корнем. Так что терпеть приходится.
   Пауза.
   Кажется, полегчало. (Зевает.) Зеваю. Когда кажется, креститься надо. (Зевает, закрывает глаза.) Спать хочется. Утром просыпаешься. Встаёшь, делаешь зарядку, и снова спать. Потом минут через десять просыпаешься, поднимая себя, как Мюнхгаузен - за нос. Да, барон Карл Иероним Мария и прочее Мюнхгаузен поднимал себя за волосы, но за нос действенней. И не так больно, но обидно. Нос ведь поважнее волос будет. Волос много и они все мёртвые, а нос один и на самом видном месте. Тем более пластических хирургов или носников - ЛОРов, то есть - гораздо меньше, чем парикмахеров... Просыпаешься, идёшь мыться, одеваешься, ешь... и так далее. Нормально...
   Раздается:
   Случилось что-то в городе моём
   Бульвары встрепенулись, словно крылья,
   А просто скука, смытая дождём
   Была, как оказалось, просто пылью.
   Гарик. Вот так-то. Бульвары встрепенулись словно крылья... Эх... Тоска, тоска, тоска. Надо что-то делать. Надо поднять как-то себе настроение. Только самому, без чужого вмешательства. Чужого нам не надо. (Зевает.) Опять же зеваю. Как можно поднять себе настроение?.. Открою-ка я свой фотоальбом. (Встаёт, медленно подходит к стеллажу с книгами, достаёт фотоальбом.) Вспомним молодость...
   Раздаётся:
   Помню в детстве, знал я средство неудачи избегать,
   Строил крепости из кресел и ещё умел летать.
   Вот бы мне подняться в небо и усталость сбросить с плеч
   Мир, согласье, волю, счастье, где найти, и как сберечь?
   Гарик. Как кстати... (Раскрывает фотоальбом.) Да, это пухлое существо, лежащее на простынке в синенький... хотя нет, похоже в зелёненький... цветочек... нет, даже в красненький. Фотография всё равно чёрно-белая. В общем, на этой простынке с неопределёнными цветочками лежу я. Так я больше похож на маму, как утверждают... Хотя в таком нежном возрасте я разве что на негра не похож... А тут мне уже пять лет. Карнавал. Я, по манере того времени был зайчиком... Вот, где-то я тут в третьем ряду... Небольшого тогда я был росточка... Вот и попал... нет во втором я ряду... Здесь столько зайцев... И все же, главное, на одно лицо... Будто на одной фабрике это лицо делали. Да, дикие были это времена. Детство это. А тут я уже пошёл в первый раз в первый класс... Благо второй и третий раз я в этом классе не задержался... Стрижка под горшок и уже рост перевалил за метр двадцать... Но пока что в хвосте на физкультуре... Да я об этом и не жалею. Вот уже третий класс... Нет, пятый. Девочки вымахали за лето, а мальчики так и остались внизу. Поэтому танцевать с ними невозможно. Во-первых, смотришь на девочку как бы снизу (да снизу ты смотришь на неё), во-вторых, довольно неприятно когда она тебя нечаянно бьёт коленками в живот. Да и не умели мы тогда танцевать... Возраст не тот. Девятый класс. Стрижка "под кастрюлю", волосы до плеч. Эх, молодость волосатая. Красиво, но неудобно. Первый курс... Нет, я нисколько не изменился... Ой, а где это я так оброс?.. Ах, да. Это не я. Это друг мой Коля. Он поехал тогда в Новую Гвинею... Ну, это там, где ещё людей едят по праздникам... Потому что если по будням их есть - так никаких людей не хватит. Вот, Коля поехал-то в те острова не просто так. Он в своё время, в дождливый день, от нечего делать выучил один из языков аборигенов Новой Гвинеи, решил туда поехать, купил путёвку, отбился от группы, пришёл в одно племя, захотел стать новым Миклухо-Маклаем, его обвешали бананами, какими-то фруктами. Потом один аборигенский ребёнок дёрнул его за штаны, а мама ему и сказала: "Не играй с едой!.." Бежал Коля до столицы два дня. Нашли его в посольстве всего перепуганного и обвешанного всем, что только может к человеку прицепиться. А тут он ещё с туристической группой и какой-то туристкой. Да, он такой. Общительный... А вот это Коля пытался зарабатывать деньги.
   На заднем плане появляется Коля с гитарой. Его пока не видно зрителю, потому что та часть сцены затемнена.
   Он решил попеть под фонограмму. Перед какой-то организацией выступал, кажется. Да-да. Только у него не вышло ничего...
   На заднем плане свет загорается, освещая Колю с гитарой.
   Коля (залезает в свой нагрудной карман). Ну и сколько они заплатили?.. Э, не... Тут даже на один куплет с натяжкой... Они меня за кого принимают?.. За нищего, готового за копейку орать песни до утра?.. Мне что на эти деньги можно ни в чём себе не отказывать?!.. (За сцену.) Маэстро, фонограмму на один куплет, пожалуйста... Что значит "не пойдёт"? Я так сказал... Будут знать с кем выступают... Будто мне про их концерты ничего не известно... Кнопочку после первого куплета и нажмёте. Кнопочку "стоп"! Уже занавес... Ну подавайте... (Натягивает сладкую улыбку.) Здравствуйте! Я спою вам песню под фоно... гитару... Эта песня была популярна во времена вашей молодости и моего детства. Она называется: "Будет день"...
   Звучит песня "Будет день":

Песня:

Коля:

   Будет день гоpести,
   Может быть, в скорости -
   Дай мне Бог дождаться встречи с ним!
В этот день гоpести
Я воздам почести
   Всем вpагам-пpотивникам своим.
  
  
Пусть они, злобные,
   Станут вдруг добрые,
   Пусть забудут про свою беду,
   Пусть забудут обо всем
   И идут своим путем,
   А я без них уж как-нибудь дойду,
   А я без них уж как-нибудь дойду.
   Всячески изображает пение и игру на гитаре. Делает это весьма пафосно.
  
   "Даёт" прощальные аккорды на гитаре, кланяется в пояс.
   Будет день радости,
Дай мне Бог до старости
   Как-нибудь дождаться встречи с ним!
   Явно не ожидал такого поворота событий. Сначала даже нехотя поёт.
   Чтоб, забыв о гордости,
Я простил подлости
   Всем дpузьям-товаpищам своим.
   Смотрит за сцену, где сидит "Маэстро", показывает ему недвусмысленные жесты, о том, что за участь того ожидает.
  
  
   Пусть они, нервные,
Будут мне верные,
   Даже поднимает ненадолго на этого незримого "Маэстро" руку.
   Пусть один нам будет дальний путь.
Дай пройти нам этот путь
   "Поёт" уже залу.
   И дойти когда-нибудь,
   Подозрительно глядит на "Маэстро".
   И не дай друг друга обмануть,
И не дай друг друга обмануть.
   Показывает, что не плохо бы выключить фонограмму по окончании куплета.
  
   Делает оборот вокруг собственной оси, при этом, показывая, что надо музыку выключать. В конце кланяется в пояс благодарной публике.
   Кончен день вечером,
   Мне терять нечего,
   Сяду я и отдохну от дел,
   Уже нервно вскакивает из поклона. Резко показывает, что он сделает с "Маэстро" и как тот будет в муках умирать.
   И скажу каждому:
Был день однажды мой,
   И я достиг того, чего хотел,
   И я достиг того, чего хотел,
   И я достиг того, чего хотел.
   Тыкает на всех за сценой, ибо не один "Маэстро" виновен в такой долгой песне.
  
   Кланяется и резко тут же вскакивает. Обнаруживает, что песня закончилась и сморит за кулисы.
   Коля. Щас я кому-то руки-то поотрываю... (Уходит за кулисы.)
   Гарик. Да. Я столько тухлых помидоров в жизни никогда не видел... Уф!.. (Вздыхает.) Таков Коля...
   Входит Коля. Уже без гитары.
   Коля. А ты чего такой грустный?.. Теперь, здравствуй...
   Гарик. Время такое, Николай.
   Коля. Время-время. Скучно? Так и скажи. Я тебя развеселю... Спою чего-нибудь.
   Гарик. Не надо. Спасибо.
   Коля. Нет, как раз надо бы... Во всяком случае, неплохо. Ты просто совершает преступление, находясь в таком бедственном, да-да, Гарик, бедственном положении. Тебя надо лечить. И я тебе могу помочь. Со скукой я на "эй, ты".
   Гарик. Я заметил. Не поможешь ты мне... Это само должно пройти.
   Коля. Ага, тёзка мой, Николай Второй в семнадцатом году тоже так думал. Поиграют большевики с Россией и отдадут обратно. Так нет же. Не отдали... Хорошая шутка, правда?
   Гарик. Сам придумал?
   Коля. Нет, в газете какой-то было. Ну а чего ты такой грустный? Хотя я уже и спрашивал, но ты так и не ответил. Ты вот грустный, а я ж весёлый. Ты бери пример с меня.
   Гарик. Но ты же не я...
   Коля. Точнее, я не ты. Я такой весёлый, задорный, а ты грустный и гундящий. Вот я ехал сюда, а на магазине было написано с ошибкой: "Обои".
   Гарик. И где здесь ошибка?
   Коля. Ну, нужно же писать "Оба".
   Гарик. Коля, как брата прошу, иди. Без тебя тошно.
   Коля. А со мной не тошно. Со мной тошно не бывает... Спроси любого. А ещё лучше любую. А может, тебе пойти куда-нибудь?
   Гарик. Не поможет.
   Коля. Проверял?
   Гарик (вздыхая). Проверял.
   Коля. А может, не там проверял?
   Гарик. Всяко проверял. Коля, иди, а?
   Коля. Уйти сейчас равносильно тому, что оставить истекающего кровью... (Осматривает Гарика с головы до ног, стараясь найти хоть капельку крови, но не найдя оной тяжко вздыхает.) Пусть ты не истекаешь, к моему великому сожалению, но это почти одинаково.
   Гарик (зевая). Коля иди себе дальше, спать и без тебя хочется.
   Коля. А ты не спи. Весна на дворе, а ты спать хочешь. Вспомни первый закон Степана Разина: "Не спи - зарежу!" Там у него один был, спал на своей разбойничьей работе. Пришлось зарезать за сладкие сны. Нет, Гарик, не надо тебе тосковать. Айда гулять...
   Гарик. Не хочу. Там сыро.
   Коля. Сыро - это в Голландии, там сыра много. Там тебе тюльпаны, мельницы, каналы. Марихуана, для любителей. В общем, вот жизнь, да такая, что не в сказке сказать, не под кайфом увидеть!
   Гарик. Коля, ты уже надоел...
   Коля. И буду надоедать. Буду. Пока не подниму тебе настроение...
   Гарик. Этим настроение не поднимешь. Лучше быть одному и переждать... Как бомбёжку. Всем только от этого лучше будет.
   Пауза.
   Коля. Ну не хочешь гулять... Пошли ко мне. Поиграть в напольный теннис...
   Гарик. Настольный.
   Коля. Ну, это если ножки для стола найдём.
   Гарик. Не хочу. Ни с ножками, ни без ножек.
   Коля. Беда с тобой, Гарик. Гулять не хочешь, развеяться не хочешь, поднять себе настроение не хочешь. Ты посмотри на улицу! (Смотрит в окно.) Ух, высота. Высоко. Седьмой этаж, однако. На такой высоте чувствуешь себя голубем!..
   Гарик. Смотришь на людей как на муравьёв?
   Коля. Нет, чувствуешь, что ты толстый и весь в перьях. (Смотрит ожидающе на Гарика.) Смешная шутка, правда? А?
   Гарик (вздыхая). Нет.
   Коля. Скучно с тобой. Ничего ты не хочешь...
   Гарик. Нет, хочу.
   Коля (хватается за эту спасительную ниточку). Чего?
   Гарик. Чтобы ты меня оставил.
   Коля. Тьфу ты... Гарик, ну чего ты такой упрямый? То ему не нравится, это. Ты оглянись вокруг. Весна же. В мире же столько весёлого. Вот по телевизору сказали: "В последнее время тема наращивания ногтей больше и больше вызывает вопросов у наших телезрителей!" Отсюда вопрос: "Мужикам это зачем?" По-моему смешно... Гарик, ты сам себя убиваешь, так позволь мне тебя спасти...
   Гарик. Не позволю. Сам справлюсь.
   Коля. Нет, не справишься. Ты посмотри на себя. Внимательно! Ты даже как-то скучно одеваешься. Исправился бы. А вот оделся бы по-новому. Весна же идёт, цвета должны быть весенними. Солнышко поёт, птички светят. Одеваться оттого надо по-новому. Время обязывает.
   Гарик. Во что одеться?
   Коля. Ну не знаю. Во что-нибудь лёгкое. Но тут дело всё в цвете. Что ты хочешь этим цветом сказать. Каждый цвет, что-то да значит. Например, "белый" - цвет чистоты, "чёрный" - цвет независимости. А "серый" - цвет "чисто независимый". (Вновь ожидающе смотрит на Гарика.) Ты безнадёжен, Юрий. (Подходит к платяному шкафу.) Надо за тебя браться. Сейчас тебя приодену и пойдём гулять...
   Гарик. Коля...
   Коля (перебивает, раскрывает шкаф). Никаких "Коля"... О, у тебя есть зелёный смокинг.
   Гарик. Тёмно-зелёный пиджак.
   Коля. Кому как. Это как тест на оптимиста-пессимиста. Вот ты видишь тёмно-зелёный пиджак, а для меня - это зелёный смокинг. А зелёный он потому, что в него часто плакались и сморкались...
   Гарик (не дождавшись вопроса о качестве шутки). Не смешно.
   Коля. У, как туго. Даже чувство юмора атрофировалось... То бишь отмерло за ненадобностью. Это серьёзно... Хорошо ещё не запил.
   Гарик. А если бы и запил?
   Коля. Если бы запил, то тут было бы как у Васьки Никанорова. А пришёл к нему зелёный ангел и сказал: "Завязывай бухать!"
   Гарик. Коля иди домой и играй в свой любой теннис. Меня же оставь в покое, прошу тебя.
   Коля. Нет, Гарик, ты очень мрачен. Даже для меня. (Осекшись прислушивается сам к себе и замирает ненадолго.) Я уже повторятся начал с тобой.
   Гарик. Вот и оставь меня. Знаю, это пройдёт. А ты же иди.
   Коля (недовольно). Ну и пойду.
   Гарик. Вот и иди.
   Коля (со злостью). Вот и пойду.
   Гарик. Да иди уже.
   Коля (с надеждой). А ты жалеть не будешь?
   Гарик. Я тебя сейчас с лестницы спущу.
   Коля. Не надо, я сам. (Уходит. Слышно как закрывается дверь и кто-то долго летит по лестнице, все четырнадцать пролётов.)
   Гарик. Слава Богу, ушёл... (Прислушивается.) Нет, точно ушёл. Что ж, таков Коля. Приходит и уходит без предупреждения. На редкость обходительный и вежливый тип... Прямо как с тех времён, когда его принимали в пионеры, будто ему эта организация поручила всем делать хорошее настроение под девизом "будь готов". Вот он его по-пионерски и поднимает. С пионэрской помпой! С горнами, флагштоками, барабанами, не заметив, что самой организации-поручителя в помине и нет... Да, пионеры бы за меня взялись. Не то слово...
   Появляются Пионеры.
   (Пока не видит Пионеров.) Это же надо "скаутов" - разведчиков, переименовать в "пионеров" - первых, и обрезать им девиз. Да к тому же гимн из простой аранжировки сделать. Нет, не было у советской молодёжной политики никакой фантазии...
   Павлик. А вы считаете, что у современной молодёжной политики много фантазии?
   Гарик (буквально вскакивает и оторопело глядит на Пионеров, испуганно). Вы кто?
   Павлик (Зое). Этот молодой человек, может даже комсомолец, не узнаёт нас. (Гарику.) Молодой человек, а вы комсомолец?
   Гарик. Нет, меня давно приняли в октябрята, потом хотели в пионеры, но их к тому времени отменили.
   Павлик. Понятно. Значит, по всему выходит, вы - это прошлые мы, то есть мы - это будущие вы...
   Гарик. Кто?
   Павлик. Пионеры. Октябрята - будущие пионеры. Выходит, что вам грозит стать нами, буквально нависает над вами сия година.
   Зоя. А пионер - товарищ и вожак октябрят.
   Гарик. А я всегда почему-то считал, что вожаки бывают у волков в стае.
   Зоя. В данном случае вожак - предводитель среди стада... то есть дружины октябрят.
   Гарик. Как в армии. Кто старше по знанию - тот и командир. Октябрята, выходит, ниже по званию.
   Павлик. Хватит разводить эту демагогию. (Последнее слово произносит тщательно и даже поясняет его Зое.) Что-то около разговоров... (Спохватившись, ведь надо же пояснить, что не сам выдумал.) Это я в словаре вычитал.
   Гарик. А как вы, вообще, здесь оказались? Не постучавшись вошли, невоспитанно между прочим.
   Зоя. Неважно, как мы здесь оказались, важно - зачем мы здесь.
   Гарик. Ну и зачем же вы здесь?
   Павлик. А разве не ясно? Зоя, похоже, октябрёнку неясно...
   Гарик. Я вышел из возраста октябрёнка!
   Павлик. Но октябренком быть не перестали.
   Зоя. Вот нас тоже из пионеров не исключили... А нам уже по сколько лет.
   Гарик. А... Ностальгия?..
   Зоя. Нет, наши прямые обязанности. Партия нам поручила.
   Гарик. Какая ещё партия? Её нет!
   Зоя. Но поручение-то осталось!
   Павлик. Так что готовься, сын мой, принять сан пионера... (Смотрит на Зою, брезгливо глядящую на него.) Это из какой-то книги. Моих мыслей здесь нет... Зоя, ну ты же знаешь, что я убеждённый атеист... Как только приняли так и отрёкся... Это всё книги...
   Зоя. В последний раз... Это ты сегодня так сказал. А завтра в церковь пойдёшь, свечку поставишь и на пасху кулич испечёшь...
   Павлик. Зоя, Христом Богом... то есть честное пионерское!.. Да и готовить я не умею...
   Зоя. Я сказала, что в последний раз...
   Гарик. Ничего, что я здесь стою в своей квартире. А вам даже чашку чаю не предложил?
   Зоя. Обойдёмся. Дело важнее чая. Павел, снабди октябрёнка необходимыми атрибутами...
   Павлик достаёт из кармана сложенный любовно пионерский галстук и смятый листок бумаги, отдаёт их Гарику.
   Начнём...
   Гарик. Подождите, а меня спросили? Хочу ли я быть пионером?
   Павлик. А тебя никто не спрашивает, октябренок, нас же никто не спрашивал... (Смеётся, замечает грустный взгляд Зои, замолкает.)
   Зоя. Это надо, товарищ. Необходимо.
   Гарик. Кому необходимо? Партии? Удобно минувшей в лету, оставив дурацкое завещание...
   Зоя. Цыц! Октябрёнок! Не возникать против линии партии! Дают - бери! Бьют - беги!
   Гарик. И что я буду со всем этим делать?
   Зоя. Много чего. Скворечники, металлолом и макулатуру собирать, бабушек переводить через дорогу...
   Павлик. Жизнь весёлая. Ну, давай, начинай. Хотя нет, постой. (Отбирает у Гарика галстук.) Не сам же ты будешь его повязывать. Готов?
   Гарик (обречённо). Всегда готов.
   Зоя. Это уже наш разговор. Павел! Соло.
   Павлик начинает выбивать на барабане дробь.
   Достаточно... а то соседи сбегутся.
   Павлик откладывает барабан за спину, а палочки кладёт в кармашек.
   Читай клятву...
   Гарик. Откуда я её знаю?
   Павлик. Она у тебя в руках.
   Гарик. Вот для чего эта бумажка. (Берёт бумагу, начинает читать.) "Я...", тут в скобочках: фамилия имя...
   Зоя. Твоё имя.
   Гарик. А... Заново начну. Я, Юрий Приточный, вступая в ряды Всесоюзной...
   Павлик. Стоп!
   Зоя. Чего?
   Павлик. Всесоюзной!
   Зоя. Ну и что? Нормальная клятва, нас по такой же принимали.
   Павлик. Да когда это было. Тогда ещё можно было всесоюзным что угодно назвать. От ВЛКСМ до ВСЕГЕИ... Но сейчас Союза-то нет...
   Гарик. Да, похоже, эта новость до вас дошла, хоть и с большим опозданием.
   Павлик. Не мешай. Дай-ка лучше клятву, немного поправлю. (Берёт клятву, достаёт из кармашка карандаш.) Тэк-с... Всесоюзной нет. Пионерской просто? Не вяжется... Ладно, оставим всё это... просто перепишем немного... Не такой уж он и Ленин оказался... Вообще жену не Лена, а Надя звали... Так что он, выходит, Надин... Это поправим... Это оставим, никуда, они не денутся. Это вечное... Это пойдёт... А вот этого уж и нет... (Отдаёт Гарику клятву и карандаш.) Давай, сначала.
   Гарик. Я, Юрий Приточный, становяся пионером...
   Павлик (отчего-то недовольной Зое). Нормальное русское слово "становяся"!
   Гарик. Пионером, перед лицом своих товарищей, в скобочках, это такая длинная дылда и хороший милый мальчик нормального роста...
   Павлик (вновь недовольной Зое). Там так написано, я что виноват? Не я же её писал-правил!
   Гарик. Торжественно а-б-и-с-ч-я-ю... горячо любить свою Родину, жить, учиться и бороться, как завещал Великий и Ужасный... Гудвин? Хе-хе... Ладно, Гудвин. Всегда выполнять законы пионеров. Всё.
   Зоя. Старший... хороший милый товарищ нормального роста, младшему товарищу, повяжи, что ли, галстук.
   Павлик (повязывает Гарику галстук). Напрасно боялся, галстук тебе идёт.
   Гарик. Всё? Я свободен?
   Зоя. Нет, ещё эти самые законы. Пионер предан Родине и там кому-то ещё, несуществующему ныне.
   Павлик. Пионер готовится стать комсомольцем.
   Зоя. Пионер держит равнение на героев борьбы с чем-то и труда зачем-то.
   Павлик. Пионер чтит память павших борцов за что-то и готовится стать защитником такой-то Родины.
   Зоя. Пионер настойчив в учении в таком-то труде и в этом-то спорте.
   Павлик. Пионер - честный и верный товарищ, всегда смело стоит за любую правду, лишь бы постоять.
   Зоя. Пионер - товарищ и вожак этих вот самых октябрят.
   Павлик. Пионер - друг пионерам и детям трудящихся всех-всех-всех-всех пролетарских стран.
   Зоя. В общем, не жизнь, а сказка.
   Павлик. Блажь!
   Зоя. Дурное слово.
   Павлик. Согласен, но красивое.
   Зоя. Теперь до конца месяца собрать ты должен пять килограммов макулатуры, тридцать килограммов металлолома, перевести пять бабушек через дорогу и сделать сорок скворечников!
   Павлик. А скворцов в городе хватит?
   Зоя. Это уже другие пионеры делать будут. Юннаты которые. Так что, до свидания, товарищ. (Подходит к Гарику, нагибается и целует его в щёчку.) От всей несуществующей организации.
   Пионеры исчезают.
   Гарик. Что это было? Нет, ну Коля - я ещё понимаю... А это вообще кто? Я их в первый раз вижу... И как они сюда проникли?.. (Уходит, слышно как щёлкает замок, возвращается.) Чертовщина какая-то! Бред... Причём настолько понятный, насколько и речь Чеширского кота! "Вы прошлые мы, а мы - будущие вы"... Бред какой-то. Объяснённый бред. Вроде и не как у сумасшедшего и в то же время понятен несколько... Хотя бреда сумасшедшего я никогда не видел... Нет, Чеширский кот всё-таки лучше... (Выпрямляется, поднимает руки-ноги, выгибается.) Как хорошо быть кошкой! Гуляешь себе... сам по себе... (Ложится прямо на сцену.) Лишь по весне лезешь на стену, да и то не от скуки... А от радости... Великой кошачьей радости... Кошкой быть хорошо... А Чеширским котом - лучше. Всегда улыбаешься... Всегда знаешь, чего надо и чего не надо... Чеширским котом быть хорошо... (Растягивается на сцене, от неги закрывает глаза будто он кот и греется на мартовском солнышке.)
   Возникает Чеширский кот. Мягко подходит к лежащему Гарику. Смотрит на него. Гарик не ощущает необычного посетителя.
   Чеширский кот. Я прилягу?
   Гарик (не открывая глаз). Ага.
   Чеширский кот ложится.
   (Вскакивает, недоумённо глядит на Чеширского кота.) Не понял!
   Чеширский кот. Ну, чего уставился? Чеширского кота никогда не видел?
   Гарик. Но как ты здесь оказалась... лся... лось...
   Чеширский кот. "Лся" - правильней!
   Гарик. Но кто ты?
   Чеширский кот. Я же сказал, что Чеширский кот. Неужели не ясно?
   Гарик. А откуда ты взялся?
   Чеширский кот. А тебе не рассказывали, откуда берутся котята?
   Гарик. Да знаю я, их с кошачьего дерева снимают... Но как ты здесь появился?
   Чеширский кот. Всё тебе объяснять надо... Одни вопросы...
   Гарик. Да... Коля понятно, пионеры куда ни шло, а вот это уже бред полнейший!
   Чеширский кот. Странно, бредом меня ещё никто не называл.
   Гарик. То есть, ты существуешь?
   Чеширский кот. Вполне... Можешь даже потрогать.
   Гарик (осторожно трогает Кота). Похоже, что да... Мама!
   Чеширский кот. Какая я тебе мама, сынок?..
   Гарик. Действительно... Ты мне даже в папы не очень годишься.
   Чеширский кот. Ну, вот видишь.
   Гарик. Но как?
   Чеширский кот. Просто. Очень просто. Но трудно объяснимо.
   Гарик. Ну, постарайся мне объяснить...
   Чеширский кот. Я бы постарался... С превеликим удовольствием постарался, если бы сам мог это всё объяснить... точнее понять.
   Гарик. Замкнутый круг какой-то.
   Чеширский кот. Не говори. (Растягиваясь на сцене, так что кое-что хрустит.) Как я хрустю! Если бы я был растением, то это называлось бы бонсаем.
   Гарик. Но ты же не растение.
   Чеширский кот. Потому это и называется не бонсаем, а артритом.
   Гарик. Какой-то ты странный кот. Длиннющий, худющий, хрустящий, да к тому же и не так говоришь как в книжке...
   Чеширский кот. В книжках вообще мало чего жизненного пишут. Каждый писатель представляет свой мир по-своему, художник-иллюстратор понимает его мир по-своему, а про читателей я вообще ничего не говорю... Вот я таков... Таков от рождения. С самой первой секунды... Длинный, тонкий, острослов... Я вообще лицо рекламы: хочешь похудеть - меня лучше не спрашивай.
   Гарик. Заметно.
   Чеширский кот. Да. Невооружённым глазом.
   Гарик. И что?
   Чеширский кот. Что "и что"?
   Гарик. Зачем ты пришёл?
   Чеширский кот. Всегда есть зачем приходить, иначе бы я здесь не появился. А если я появился, то это зачем-то и нужно.
   Гарик. Очень даже заметно... Ну а зачем же тебе это нужно, если ты здесь появился?
   Чеширский кот. За природой моей Чеширской.
   Гарик. А цель? Она так хоть есть?
   Чеширский кот. Она есть, без цели ничего не бывает. А целью может быть и всё, и ничего одновременно... от цели зависит.
   Гарик. Да, похоже всё-таки ты настоящий.
   Чеширский кот. А ты как думал? Подделка?
   Гарик (встаёт). И когда ты уйдёшь?
   Чеширский кот. Уже гонишь?
   Гарик. Нет, просто хотелось бы знать.
   Чеширский кот (встаёт, распрямляется). Уйду, когда понадобится. А понадобится - тогда и уйду.
   Слышно, как стучит форточка и в комнату врывается ветер.
   Закройте, пожалуйста, окно, не люблю сквозняков!
   Гарик. Сносит?
   Чеширский кот. В некотором роде да...
   Гарик. То есть не во всём... А лишь в некотором роде?
   Чеширский кот. В некотором роде да, в некотором роде нет.
   Гарик. То есть и сносит, и не сносит?
   Чеширский кот. В некотором роде...
   Гарик. Понятно... У меня к тебе ещё один вопрос... Ты уж прости. Почему ты один пришёл?
   Чеширский кот. Я - кот! Я гуляю сам по себе.
   Гарик. А Алиса где?
   Чеширский кот (испуганно). Тссс!.. Упоминай её имени... даже всуе...
   Гарик. Чего ты как испугался? Алиса - нормальная девочка... правда с небольшим сдвигом ... уж очень много размышляет для её возраста... а так всё хорошо.... вроде бы... в некотором роде...
   Чеширский кот. Ага... Это вы думаете, что Алиса - тихая и спокойная девочка? Да две пьяных Алисы могут... хотя зачем вам две пьяных Алисы? Вам одной трезвой во как хватит!
   Гарик. Пьяных?..
   Чеширский кот. А кто у нас сейчас не пьёт? Время такое.
   Гарик. Бред какой-то... Чеширский кот длинный, Алиса, пьющая...
   Чеширский кот. Тише вы... Не упоминайте её имени, прошу... Хватит вам о ней заикаться. Дозаикаетесь. Она придёт.
   Гарик. Почему?
   Чеширский кот (заговорщически). Наклонись, пожалуйста.
   Гарик наклоняется.
   (Хватает его за шею, начинает ходить так, размышляя вслух.) Ведь ты же не понимаешь, что между книгой, то есть вымыслом, и реальностью есть большая разница. Между восприятием одного английского ассиметричного священника-математика, да к тому ж и левши, и реальностью, что можно пощупать, разницы на три Австралии... Там где антиподы живут... Ведь он же своими глазами, немного косоглазыми, неправильно всё разглядел. Гусеница, например, на самом деле пускала такие замысловатые кольца, что всяких Гэндальфам до неё восемь Австралий переть и переть через степь. А отсюда и Кот, и Алиса... чёрт, сам выговорился... (Осторожно оглядывается.) Вроде пронесло пока...
   Гарик. Э, прошу прощения, что прерываю ваш интереснейший монолог, но...
   Чеширский кот. Что?
   Гарик. Неудобно, слегка.
   Чеширский кот. Странно, когда я так с кошками разговариваю, им даже нравится...
   Гарик. Но я же не кошка... Я на двух ногах хожу...
   Чеширский кот (смотрит на ноги Гарика). Да... Ты, как большая часть нормальных, ходишь на двух лапах... а я-то думаю, а чего это так на Алису похож... Ой, это снова я...
   Алиса (появляется, радостно). Мурчик-чеширчик!
   Чеширский кот. Вот, накликал... (Отпускает Гарика. Алисе, недовольно.) Что?
   Алиса. Мурчик, отгадай загадку...
   Чеширский кот. Ножницы.
   Алиса. Я же ещё не загадала...
   Чеширский кот. Ты всегда ножницы загадываешь. "Два кольца, два конца, посередине гвоздик". "Два ножа, но не нож, а режет"...
   Алиса. Хорошо. Тогда другая...
   Чеширский кот. Огурец!
   Алиса. А...
   Чеширский кот. Второй загадкой у тебя, обычно, огурец.
   Алиса. Можно я тогда за ушком почешу?
   Чеширский кот. Может, не стоит?
   Алиса. Но тебе же приятно.
   Чеширский кот. Но не когда выдирают клок шерсти!
   Алиса. Я тогда нечаянно.
   Чеширский кот. Ну ладно, давай. (Сгибается в три погибели, чтобы Алиса почесала у него за ушком.)
   Алиса. Почему не мурлыкаешь?
   Чеширский кот. Может тебе ещё песенку спеть?
   Алиса (перестаёт чесать за ухом). Противный какой... Поехали, там свои уже заждались... Болванщик с Мартовским Зайцем кончили чай и нашли виски... Теперь у них будет вечный запой... Со мной не поделились. Королева уже всем отрубила головы и начала сажать на кол что осталось... Фламинго опять же распоясались, в узелок шеи завязывают... Ежи опять же в какой-то тёмный угол закатились и что-то там тихонько делают...
   Чеширский кот. Может, пойдём?
   Алиса. Нет, поедем.
   Чеширский кот (вздыхает). Эх... Ладно, прыгай...
   Алиса (прыгает на спину Чеширского кота). А теперь покатай меня...
   Чеширский кот. Я уже догадался... До встречи, Гарик... Авось встретимся...
   Алиса. Но не сегодня. Сегодня ты сидишь на дереве! Ты наказан...
   Чеширский кот. Ну, когда-нибудь...
   Гарик. Лет через пять...
   Алиса. Десять... Не меньше... Всё. "Но"!
   Чеширский кот. Даже не думай, ржать я не буду... (Уходит вместе с заплечной Алисой.)
   Гарик (проводив их взглядом). Хе-хе... Это что же?.. Нет, ну пионеры даже куда ни шло... А вот эти двое... (Трогает шею.) Болит... Значит, всё взаправду было.... Но это же... Бред какой-то... (Оглядывается.) Сейчас их уже нет... Они ушли... Но были же... (Оглядывается.) Бред, бред и ещё раз бред. (Садится на диван.) Будем рассуждать логически, как сказала бы Алиса... (Оглядывается в надежде найти хотя бы Алису.) Тогда, если бред... Тогда почему он произошёл? Очередной вопрос... Болезнь какая-то, особая... Я болен... Выходит, что болен... Друг мой, друг мой, я очень и очень болен... Откуда это?... Что-то знакомое... Друг мой, друг мой... Друг мой, друг мой... Я очень и очень болен... Не сам же я это придумал... (Идёт к стеллажу с книгами, начинает перебирать книги.) Хэм? Нет, это определённо стихи... Цветаева... Мужские стихи... Сам не знаю, откуда взялась эта боль. То ли ветер свистит... И ведь знаю же откуда... (Достаёт одну книгу, начинает её листать.) Есенин... Определенно Есенин. И поэма "Чёрный человек"... Точно. Друг мой, друг мой... И сам не знаю откуда взялась эта боль тут же... Как раз про меня стихи... Тоже от тоски написаны... (Читает стихи. Постепенно сцена темнеет, лишь освещая Гарика с книгой.)
   Друг мой, друг мой,
   Я очень и очень болен.
   Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
   То ли ветер свистит
   Над пустым и безлюдным полем,
   То ль, как рощу, в сентябрь,
   Осыпает мозги алкоголь.
  
   Голова моя машет ушами,
   Как крыльями птица.
   Ей на шее ноги
   Маячить больше невмочь.
   Чёрный человек,
   Чёрный, чёрный,
   Возникает Чёрный человек.
   Чёрный человек
   На кровать ко мне садиться,
   Чёрный человек садится на диван.
   Чёрный человек
   Спать не даёт мне всю ночь.
  
   Чёрный человек раскрывает книгу и начинает брезгливо читать, вычитывая каждую букву.
   Чёрный человек
   Водит пальцем по мерзкой книге
   И, гнусавя надо мной,
   Как над усопшим монах,
   Читает мне жизнь
   Какого-то прохвоста и забулдыги,
   Нагоняя на душу тоску и страх.
   Чёрный человек,
   Чёрный, чёрный.
  
   Чёрный человек.
   "Слушай, слушай, -
   Гарик (увидев Чёрного человека вздрагивает, недоумённо).
   Бормочет он мне, -
   Чёрный человек.
   В книге много прекраснейших
   Мыслей и планов.
   Этот человек проживал в стране
   Самых отвратительных
   Громил и шарлатанов.
  
   В декабре в той стране
   Снег до дьявола чист,
   И метели заводят
   Весёлые прялки.
   Был человек авантюрист,
   Но самой высокой
   И лучшей марки.
  
   Был он изящен,
   К тому ж поэт,
   Хоть с небольшой,
   Но ухватистой силою,
   И какую-то женщину,
   Сорока с лишним лет,
   Называл скверной девочкой
   И своею милою".
  
   "Счастье, -
   Гарик.
   говорил он, -
   Чёрный человек.
   Есть ловкость ума и рук.
   Все неловкие души
   За несчастных всегда известны.
   Это ничего, что много мук
   Приносят наломанные и лживые жесты.
  
   В грёзы, в бури,
   В житейскую стынь,
   При тяжёлых утратах
   И когда тебе грустно,
   Казаться улыбчивым и простым -
   Самое высшее в мире искусство".
   Гарик.
   "Чёрный человек!
   Ты не смеешь этого!
   Ты ведь не на службе
   Живёшь водолазовой.
   Что мне до жизни скандального поэта.
   Пожалуйста, другим
   Читай и рассказывай".
  
   Пауза.
   Чёрный человек
   Глядит на меня в упор.
   И глаза покрываются
   Голубой блевотой, -
   Чёрный человек морщится.
   Словно хочет сказать мне,
   Что я жулик и вор,
   Так бесстыдно и нагло
   Обокравший кого-то.
   Чёрный человек молча кивает. Пауза.
  
   Друг мой, друг мой,
   Я очень и очень болен.
   Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
   То ли ветер свистит
   Над пустым и безлюдным полем,
   То ль, как рощу, в сентябрь,
   Осыпает мозги алкоголь.
  
   Ночь морозная,
   Тих покой перекрёстка,
   Я один у окошка,
   Ни гостя, ни друга не жду,
   Вся равнина покрыта
   Сыпучей и мягкой извёсткой,
   И деревня, как всадники,
   Съехались в нашем саду.
  
   Где-то плачет
   Ночная зловещая птица.
   Деревянные всадники
   Сеют копытливый стук.
   Вот опять этот чёрный
   На кресло садится,
   Приподняв свой цилиндр
   И откинув небрежно сюртук.
   Чёрный человек.
   "Слушай, слушай, -
   Гарик.
   Хрипит он, смотря мне в лицо,
   Сам всё ближе
   И ближе клониться, -
   Чёрный человек.
   Я не видел, чтоб кто-нибудь
   Из подлецов
   Так ненужно и глупо страдал бессонницей.
  
   Ах, положим, ошибся!
   Ведь нынче луна.
   Что же нужно ещё
   Напоенному дрёмой мирику?
   Может, с толстыми ляжками
   Тайно придёт "она"
   И ты будешь читать
   Свою дохлую томную лирику?
  
   Ах, люблю я поэтов!
   Забавный народ.
   В них всегда нахожу я
   Историю, сердцу знакомую, -
   Как прыщавой курсистке
   Длинноволосый урод
   Говорит о мирах,
   Половой истекая истомою.
  
   Не знаю, не помню,
   В одном селе,
   Может, в Калуге,
   А может в Рязани,
   Жил мальчик
   В простой крестьянской семье,
   Желтоволосый,
   С голубыми глазами...
  
   Гарик указывает на явное своё несходство с вышеозначенным поэтом.
   И вот стал он взрослым,
   К тому ж поэт,
   Хоть с небольшой,
   Но ухватистой силою,
   И какую-то женщину,
   Сорока с лишним лет,
   Называл скверной девочкой
   И своею милою".
   Гарик.
   "Чёрный человек!
   Ты прескверный гость.
   Это слава давно
   Про тебя разноситься".
   (Поднимает руку, будто хочет замахнуться тростью.)
   Я взбешён, разъярён,
   И летит моя трость
   Прямо к морде его,
   В переносицу...
   Чёрный человек. А вот этого, пожалуйста, не надо. Больно же...
   Гарик. Вы кто?!
   Чёрный человек. А с кем вы сейчас только что разговаривали?
   Гарик. Я? Я вроде бы как с... Я вообще читал поэму... Есенина... Но при чём здесь это?
   Чёрный человек. Хорошо, зададим вопрос несколько иначе. Вы с кем сейчас вели диалог?
   Гарик. Ну, я читал... а там вроде бы был диалог с Чёрным человеком... (Подозрительно глядит на Чёрного человека, сам щипает себя за локоть.) А вы кто?
   Чёрный человек (вздыхая). Это самый Чёрный человек и есть.
   Гарик. Как?
   Чёрный человек. Так. Нормальный Чёрный человек. Помните как у Пушкина: "Брат Сальери, вчера пришёл ко мне человек одетый во всё чёрное и заказал мне Баха за двести долларов". Чего же не спасти Иоганна Себастьяна за двести баксов?
   Гарик. Действительно, почему бы не спасти... Так вы как Коля?
   Чёрный человек. Не знаю, с ним не знаком, не было случая спасти.
   Гарик. Отчего?
   Чёрный человек. Правильней сказать: от кого. От самого же себя.
   Гарик. Меня не надо спасать. Даже от самого себя. Я смирный. Мухи не обижу, а себя тем более.
   Чёрный человек. Ну, это вы так думаете, а каждый имеет право на заблуждение, но одно и маленькое. (Встаёт с дивана. Начинает размеренно, спокойно ходить по сцене.) Но не на большое! На большое - нельзя... оно большое и других в воронку засосёт... заблуждение-то оно, тьфу, фикция, миф, если ему дела не давать... А коли дать - так всё... конец света - просто временный вылет пробок по сравнению с этим...
   Гарик (осторожно, даже несколько извиняясь, что не может доставить удовольствие Чёрному человеку послужить объектом для работы). Нет, меня не надо спасать. Я справлюсь. Это пройдёт. Я знаю. Только потерпеть надо. Так что, конечно, спасибо, но не требуется.
   Чёрный человек. Это вы так думаете. А потом вас, таких лихих находят удавившихся, застрелившихся, утопившихся, отравившихся, схвативших бензин и спички, да на площадь людную. Это всё ваше "не требуется", а ведь грех-то на мою душу!
   Гарик. Нет, я спокоен, я об этом даже не задумывался. Хотя...
   Чёрный человек (резко его обрывает). Даже не думайте... Успокойтесь, вздохните глубже, выпейте воды...
   Гарик. Да не успокаивайте вы меня! Я спокоен. Я не хочу умирать, просто мне немного не весело... Сегодня... И всё. И не более...
   Чёрный человек (останавливается на противоположном конце сцены от Гарика). Знаете, что я вам скажу, молодой человек? (Быстрым, широким шагом подходит к Гарику. Коротко и ясно.) Ха!.. (Медленно и путано.) Смешно, поверьте моему опыту, такие разговоры до чего только не доходят. Такие мысли могут завести куда угодно. А такое настроение - вообще верный путь к самоубийству.
   Гарик. Да я не хочу поканчивать собой! Я пока жив-здоров... (Чихает. Суетливо.) Да... Это аллергия... Это пройдёт. Как весна или такое настроение... не надо меня трогать. До этого же не трогали и всё проходило. И сейчас пройдёт...
   Чёрный человек. А если не пройдёт и в один противный момент вы будете висеть вот на этом крюке вывалив язык? (Показывает на люстру.)
   Гарик (смотрит наверх). Нет, не буду... Так что не надо меня вытаскивать - даже не поможет, господин Чёрный человек.
   Чёрный человек. Хм... "Господин"... Господа все в Париже, мсье. А я же тут. И я готов к исполнению своих прямых обязанностей.
   Гарик. Вы говорите как... Вы с ними за одно!
   Чёрный человек. С кем ещё? Я один работаю.
   Гарик (соглашаясь). Да, не очень-то вы на них похожи... Ага, а вот такие фокусы, вроде намёков на будущее, и есть ваши прямые обязанности?
   Чёрный человек. Да. И кое-что ещё. Я в некотором роде универсал. Много чего могу. Не всё, правда, но многое. И вот людей вытаскивать за волосы из болот - то первейшее дело для меня... пожалуй, после приготовления лимонного джема.
   Гарик. Из чего?
   Чёрный человек. Из лимонного дерева. А у вас, молодой человек, как раз лимонное дерево.
   Гарик. Нет у меня никаких растений!
   Чёрный человек. Лимонное дерево - лишь название. Само же лимонное дерево означает сезонную линьку сознания, побочным эффектом которой можно и назвать вашу тоску. Каждый раз испытывая лимонное дерево и переживая его без причинения ущерба себе или другим вы перерождаетесь! Как гусеница из кокона вы вылезаете и становитесь бабочкой.
   Постепенно сцена темнеет.
   Гарик. А для самой гусеницы лучше быть бабочкой или же гусеницей?
   Чёрный человек. Ни той и ни другой. Главное для этого насекомого - остаться самой собой! А бабочка, гусеница, стрекоза или цикада - это лишь оболочка, внутри-то всё остаётся всё также. Так что лимонное дерево даже полезно, если никаких изменений в корне не несёт, если не переходит на радикальные эгоистичные убийства себя и других.
   Гарик (достаёт фонарик, включает его и подсвечивает своё лицо). О! Какие слова. Какая терминология. И что вы будете со мною делать?
   Чёрный человек (подходит к Гарику вплотную и подсвечивает фонариком своё лицо). Воздействовать на вас. В положительном смысле. Вам обязательно нужно влюбится в кого-нибудь.
   Далее этот диалог происходит при жутких обстоятельствах - каждый при своей реплике направляет на себя фонарик снизу. Ощущения должны быть мурашкобегательные.
   Гарик. Ну, влюблюсь, а что толку? Кто ответит взаимностью? Я же странный, неординарный человек. А неординарность сейчас не в моде. От неё же муки только. Вот и выходит, что необычность - признак страшного человека. Страшен он своей необычностью, чрезмерным интересом.
   Чёрный человек. Да вы ещё страшных людей не видели... А если же найдётся такая, которой вы понравитесь? И она ответит вам взаимностью.
   Гарик. Её нужно сначала найти и обезвредить: выбить эту дурь из её прекрасной головки.
   Чёрный человек. Нет, ну всё же. Это будет у неё не дурь, а совершенно нормальное, но труднообъяснимое философами чувство? Именуемое в просторечии любовью!
   Гарик. Откуда? Девушка, которой я понравлюсь - мутация, такая же как и я сам.
   Чёрный человек. Грудным камнем не страдаете?
   Гарик. Чем?
   Чёрный человек. Сердце у вас не каменное, случаем?
   Гарик. Сердце у меня нормальное. Даже слышно как работает. Но жизнь в душевном смысле от сердца не зависит.
   Чёрный человек. Нет, у вас есть все шансы. Вы вполне нормальны. Вы же не я. Это у меня женщины буквально на шее вешаются от такой жизни.
   Гарик. Вас любят?
   Чёрный человек. Будем говорить, меня терпят. И не больше, и не меньше.
   Гарик. Вас терпят, а мне же всё равно, любят меня или нет. Время такое.
   Чёрный человек. Вот и влюбитесь. Если вам и так всё равно.
   Гарик. Нет, мы уже это обсудили...
   Чёрный человек. Но идея-то хорошая. И не надо её оставлять. Вот был у меня один властитель. Тоже в любовь не верил. Я ему всё подсовывал разных красивых дам, а он ни в какую. Политик, мол, должен быть чистым. Сняли... Два снайпера с балкона. Вот. Не любил никого, зато власть была велика. Какая у него власть в руках была! Вот он скажет: "Лежать!" И все садятся на корточки. Потому что лежать на грязном полу негигиенично.
   Гарик. На редкость поучительная и даже несколько смешная история... Вы точно не как Коля?
   Чёрный человек. Нет, мы уже это обсудили.
   Пауза.
   Ну и что вы надумали?
   Гарик. Не знаю. Наверное, избавится от вас.
   Чёрный человек. От меня? Зачем?
   Гарик. Чтобы не мешали.
   Чёрный человек. И как же?
   Гарик. Убью себя. Я ведь не догадывался даже, что такой простой способ есть. Просто вжик! - и нет! Очень простой способ для решения всех всевозможных проблем...
   Чёрный человек. Подождите...
   Гарик. Нет, ждать нельзя. Надо прямо сейчас. Где тут у меня нож был... Такой простой, до тупости способ... Как я сам не догадался... Конец всем мучениям...
   Чёрный человек. Нет, ну я же не хотел. Я другое, совершенно противоположное хочу сделать!
   Гарик. Ну, так вышло, что я могу поделать? Если я умру - похороните меня рядом с Полом Маккартни.
   Чёрный человек. Но Пол Маккартни жив!
   Гарик. Ну, убейте его ради меня.
   Чёрный человек. Нет, вы шутите? (Старается быть остроумным, весёлым и очень ему хочется, что шутят покончить с собой. Всё это он делает в меру своей эмоциональности.)
   Гарик. Почему же? Со смертью не шутят.
   Чёрный человек (отдаёт фонарик Гарику, отходит от него, несколько суетливо ходит по сцене). Действительно, не шутят. Смерть-то, она, работу любит. Как хорошо, что плановая экономика не дошла до смерти! А то ведь я её, курносую, знаю!
   Гарик. Как?
   Чёрный человек. К сожалению, хорошо. Спас я одного человека, а она мне и говорит: "Чтобы так больше не делал!"
   Гарик. Ну и что?
   Чёрный человек. А ничего. Как видишь, всё ещё делаю. Вытаскиваю болезных вроде тебя.
   Гарик. Только не всегда выходит.
   Под суетой Чёрного человека сцена светлеет.
   Чёрный человек. Часто... выходит часто. Но, может, не стоит? Знаете. Ну, почитали бы чего! Оптимистичного! (Подходит к книжной полке.) Вот, Есенин, мой создатель...
   Гарик. Он повесился.
   Чёрный человек. Да? Надо же. Никогда о нём так плохо не думал. А вот есть Маяковский...
   Гарик. Застрелился.
   Чёрный человек. На пару... Акутагава? Хороший японский...
   Гарик. Отравился.
   Чёрный человек. Хемингуэй. "Старик и море". "По ком звонит колокол". "Фиеста"...
   Гарик. Тоже сам себя лишил жизни.
   Чёрный человек. Да? (Хватает книгу.) Вот! Приключения. Джек Лондон.
   Гарик. Тоже.
   Чёрный человек (ставит книгу на место, вытирает о полку руку). А Цвейг?
   Гарик. Да.
   Чёрный человек. Да что ж за день сегодня такой?
   Гарик. Да нет, это полка такая.
   Чёрный человек. А вот ещё стихи Цветаевой есть.
   Гарик. Она тоже повесилась.
   Чёрный человек. Есть ещё кое-что экзотическое. Лао Шэ.
   Гарик. Тоже.
   Чёрный человек. Да. Ну и книжки... А вот хотя бы Пушкин!
   Гарик. Его убили!
   Чёрный человек. Вот! Его же убили! Есть с кого брать пример. (Буквально хватает книгу, подсовывает её Гарику под нос.) Не сам же он. Дантес был. Давайте, читайте...
   Гарик. Не хочется.
   Чёрный человек. Что значит "не хочется"? Вы сами создали такую атмосферу вокруг себя, вот и хотите покончить с собой. Да вы только представьте... Вы только представьте себе: сто тридцать тысяч человек в мире в год оканчивают жизнь самоубийством. Вам хочется быть в рядах этих ста тридцати тысяч? Это же столько народу! Сто тридцать тысяч! Этим же можно целый город населить!
   Гарик. Ну и что? Мне-то от этого города лучше или хуже? Я в нём не живу.
   Чёрный человек. Действительно, не живёте... Вам же скучно? Вы же это затеяли от скуки? Сыграйте во что-нибудь!.. Например, в шахматы. (Берёт со стола доску с шахматами.) Смотрите. Классический ход испанской партии: Е2-Е4. ытается двинуть королевскую пешку, но та не двигается, будто приклеена.) М-да... Или ход конём! В2-А1. (Пытается сдвинуть коня.) М-да... или королевой... Кстати, здесь нет королев... Ну да ладно... Они ещё появятся... (Переворачивает доску. Все фигуры, приклеены и потому не падают.) М-да... Или хотя бы в карты. (Быстро кладёт шахматы и берёт колоду карт. Делает неосторожное движение, роняет колоду, но вовремя хватается за верхнюю карту, карты раскладываются в ленту, потому что склеены как трек у гусеницы танка.) М-да... Сами себя такою атмосферой и обрекаете...
   Гарик. Как хочу так и живу. Не ваше дело.
   Чёрный человек. Нет. Это - как раз моё дело. Поешьте чего-нибудь.
   Гарик. Не хочется.
   Чёрный человек. Полезного.
   Гарик. Не поможет.
   Чёрный человек. Вкусного.
   Гарик. Не спасёт.
   Чёрный человек. Напрасно так думаете. Вот я в детстве плохо ел и что из меня выросло? А ведь мне мама в детстве всегда говорила: "Ешь кашу, сынок, а то цыгане заберут. Ох, и намучаются они с тобой".
   Гарик. Забирали?
   Чёрный человек. И мучались.
   Пауза.
   Чёрный человек. О! У вас шнурок на тапочке развязался...
   Гарик нагибается.
   (Хватает его за шею.) Ведь ты же не понимаешь, что лишая себя жизни, ты теряешь что-то... (Ходит и размышляет пред Гариком, таща оного за собой.) Точнее сказать - всё! От начала и до конца. Ничего не будет. Вездец полный, как говорится. А ты же не понимаешь этого. И это гибельно для тебя.
   Гарик (выдавливает, потому что такая поза его явно не устраивает). Руки подними, прошу...
   Чёрный человек поднимает руки, но шеи гариковой не выпускает, так что теперь Гарик тянется.
   Нет, спасибо... не надо.
   Чёрный человек (опускает руки). А в чём дело?
   Гарик. Уже прошло.
   Чёрный человек. Вы уже не хотите себя лишать жизни?
   Гарик. Нет, хочу, но руки поднимать уже незачем...
   Чёрный человек. Как? (Отпускает Гарика.) Вы не перевоспитались?
   Гарик. Нет. Я хочу лишить себя жизни. Так что оставьте меня в покое и дайте мне спокойно умереть!
   Чёрный человек. Значит, ты хочешь умереть?
   Гарик. Да! Дайте мне спокойно проститься с Этим Светом!
   Чёрный человек. Хорошо. Мы тебе это устроим!
   Затемнение. Когда свет зажигается, то посередине сцены лежит труп Гарика, укрытый пёстрой простынёй. Над ним склонились Чеширский кот, Чёрный человек и Алиса. Рядом стоят Пионеры.
   Чеширский кот. Шеф, он - мёртв!
   Чёрный человек. Сам вижу! (Берёт гарикову руку, пытается нащупать пульс, не обнаруживая оного, отпускает руку, та падает на пол, Гарик чуть подвывает.) Что с ним?
   Чеширский кот. Выпил восемь литров Царской водки без Царской закуски.
   Чёрный человек. Какое страшное самоубийство.
   Гарик (двигается, чуть отбрасывает простыню, обнажая голову, приподнимается). Но так же не бывает!
   Чёрный человек. Это мы с Чеширским котом "не бывает", а так очень даже "бывает". И вообще, лежи и не двигайся. Ты же умер.
   Гарик ложиться, закрывает лицо.
   Чеширский кот. Доза была не смертельная, но он хотел умереть, а потому и умер. Всё только от него зависело... Ему же говорили, что выхода нет. Он сказал, что есть и нашёл его... Господи, на его месте должен был быть я!
   Чёрный человек. Ну, это мы легко устроим. (Достаёт пистолет.)
   Чеширский кот. Нет-нет, не надо. Обойдусь. Я это переживу.
   Пауза, в скорбном молчании все смотрят на труп.
   Чёрный человек (Чеширскому коту). Ну, чего ты лыбишься? Человек умер, а у него рот до ушей!
   Чеширский кот недовольно убирает улыбку.
   (Павлику.) Играй марш!
   Павлик на барабане играет похоронный марш. Алиса и Чеширский кот переступают через труп Гарика и становятся в одну линию с Пионерами.
   Гарик (приподнимается). Что вы через меня переступаете?
   Чёрный человек. Молчи! Ты мёртвый, тебе уже всё равно!
   Гарик ложиться. Зоя пускает скупую пионерскую слезу.
   Павлик (перестаёт играть, смотрит на Зою). У тебя веснушка потекла.
   Зоя. Опять? (Достаёт небольшое зеркальце.) Свет мой, зеркальце...
   Павлик. Может, хватит с зеркалами разговаривать? Вся дружина уже смеётся.
   Зоя. На себя посмотри, с барабаном чай пьёшь.
   Павлик. Ну, он-то живой!..
   Чёрный человек. Цыц! Человек умер, а вы тут... Как базарные галки...
   Павлик и Зоя замолкают, недобро поглядывая друг на друга и изредка показывая друг другу язык. Гарик чешет нос, это замечает Чеширский кот.
   Чеширский кот. Ой, он шевелиться! (Склоняется над Гариком, пытается нащупать пульс, прислушивается к сердцу, прислоняя к груди ухо.) Он жив! Но мы его теряем! (Пытается сделать массаж сердца, так что Гарик чуть не подпрыгивает, прислушивается к сердцу ещё раз.) Мы его потеряли. (Встаёт, вытирает руки о фалды Чёрного человека.)
   Павлик продолжает стучать на барабане. Зоя производит движения, будто опускает флаг.
   Павлик (Зое). Ты чего?
   Зоя. Флаг опускаю...
   Гарик (вскакивает). Нет, нет! Так не бывает!
   Чеширский кот, Алиса, Пионеры исчезают. Одинокий прожектор освещает сошедшихся в центре сцены Чёрного человека и Гарика.
   Чёрный человек. Надоел ты мне. Не бывает. А какая по-твоему смерть? Она не в чёрном балахоне с цветочками! Она страшна, грязна, противна...
   Гарик. Мне без разницы, дайте мне её испытать...
   Чёрный человек. Но это можно испытать только один раз...
   Гарик. Но этот раз того стоит...
   Чёрный человек. Откуда ты знаешь?! Стоит или не стоит! Меня бы спросил! Я же скажу! Нет, не стоит! Я лучше знаю!
   Гарик. Откуда? Вы не испытали её, насколько я могу судить! Дайте же мне вас в этом обойти.
   Чёрный человек. Хорошо. Может, вы ещё наденете майку: "Нас 130 000" и прыгнете с этого вашего седьмого этажа?
   Гарик. А и выкинусь! Как миленький. Пять секунд полёта - и конец всем проблемам. Всё, я решил. Меня не будет больше! Всё! Я вешаюсь... Или это не благородно... Тогда вены вскрывать в ванной... или таблеток наглотаться... А вы же уйдите... Дайте мне спокойно окончить жизнь самоубийством!
   Чёрный человек. Хорошо! Уходи из жизни. Только дверь за собой не забудь прикрыть, чтобы меня следом сквозняком не сдуло. (Гневно исчезает.)
   Пауза.
   Гарик.
   ...Месяц умер,
   Синеет в окошке рассвет.
   Ах ты, ночь!
   Что ты, ночь, наковеркала?
   Я в цилиндре стою.
   (Ощупывает рукой голову, пытаясь обнаружить цилиндр, но оного нет, а потому лишь показывает его руками.)
   Никого со мной нет.
   Я один...
   И разбитое зеркало...
   (Осматривается. Вздыхает.) Чертовщина какая-то... Мысли всяческие в голову лезут... Дурные мысли... И зачем я только про самоубийство подумал?.. Ах, для того, чтобы от Чёрного человека избавится... Вот и избавился...
   Пауза.
   (Трогает свой лоб. Будто прозревает.) Чушь какая-то... Может, я заболел?.. Может, я начинаю сходить с ума от депрессии? О чём думаю, то и появляется... Ведь я думал о Чёрном человеке, Чеширском коте... Потом и Алиса появилась... Да и Пионеры не с ёлки свалились... Да, кажется, я начинаю сходить с ума... (Оглядывается.) Так, ум не пришёл - значит, всё не так запущенно... Надо идти лечится... Да, надо пойти к доктору... Доктор должен объяснить что со мной происходит и отчего это... Да-да...
   Звучит "Wild Days".

Занавес

Акт 2

Suzy

Картина первая

   Из-за закрытого занавеса выходит Гарик.
   Гарик. Вот я и пришёл в больницу. Захожу я к терапевту, а она меня и спрашивает.
   Терапевт (за сценой). Что беспокоит?
   Гарик (залу). Заметьте не "Что болит?" или "Что у вас не в порядке?" или на худой конец "Что у вас и где покалывает?", а "Что беспокоит?". Эх, тётенька, как вам объяснить, что весна меня беспокоит. Эта проклятая весна, с её распроклятый чёртовым (дальше немного нецензурно) Сопрелем. Хорошо ещё никакой поэт меня не слышит, а то прочитал бы оду весне, отчего настроение ещё хуже бы стало. Скучно и коты с чёрными людьми являются, аки живьём. И тут я начинаю... Начинаю врать... (Воображаемому терапевту, что за занавесом.) Горло. (Залу.) Хотя нет, не вру... Оно и вправду слегка побаливает...
   Терапевт. Ангиной болели?
   Гарик (Терапевту). Болел.
   Терапевт (задумчиво). А здесь не написано.
   Гарик (залу). И тут уж меня снова начинает заносить... (Терапевту.) Это в детстве было. А больница с прежней картой сгорела. А с той не всё переписали.
   Терапевт. Как это, сгорела?
   Гарик. Ну, рядом с больницей стоял склад горючего, а когда произошло землетрясение, в результате несанкционированного подземного ядерного взрыва на Семипалатинском полигоне, горючка загорелась и зажгла больницу. А с той карточки не всё переписали. Корь, свинку там, гангрену с ампутацией, переписали, а вот ангину нет. (Залу.) Тётенька что-то пишет в талоне. Потом смотрит на мои ноги почему-то, и что-то говорит себе под нос, вроде:
   Терапевт (тихо, под нос). Какие протезы научились делать, не отличишь.
   Гарик. Но почему-то интересуется не тем вопросом:
   Терапевт. А взрыв отчего произошёл?
   Гарик (Терапевту). Который?
   Терапевт. Что значит "который"?
   Гарик. Который из взрывов?
   Терапевт. А их несколько?
   Гарик. Да. На Благовещенском заводе пуговиц имени товарища Кирова, на Ташкентском заводе напёрстков имени товарища Таляпервердыева, на Сибирском заводе тяжёлых гантелей имени товарищей Ленина, Сталина, Кирова, Жданова, Берии и на всякий случай Калинина, на Семипалатинском полигоне...
   Терапевт. Вот этот.
   Гарик. Какой?
   Терапевт. Что на Семипалатинском полигоне?
   Гарик. Который из двух?
   Терапевт. А их два?
   Гарик. Да. Один от схода селевого потока в Алма-Ате, тогда только один аэродром сравняли с грунтовыми водами, другой подземный...
   Терапевт. Вот как раз подземный.
   Гарик. Этот в семьдесят девятом.
   Терапевт. Но вы ведь вы же в восьмидесятом году родились?
   Гарик. Да.
   Терапевт. А больница сгорела с вашей картой, где была запись об ангине. Хе-хе... Не могла же сгореть карта ещё не родившегося человека... Это нонсенс какой-то...
   Гарик. Так пока взрывная волна дошла. Потом горючее всё не зажигалось...
   Терапевт (удивлённо и подозрительно). Да?
   Гарик. Да. (Залу.) Утвердительно отвечаю я. И глаза делаю: "А вы сомневались. Я же пионер. Я никогда не лгу, тем более взрослым"... (Делает вышеозначенные наивные глаза.) Она молча и немного изумлённо отдаёт мне талон.
   Терапевт. Идите к Ларингологу.
   Гарик (залу). Да именно так, с заглавной буквы. Фамилия это что ли? Ну, хоть не к психиатру и на том спасибо. Хотя кто его знает. Смотрю я на талон, а идти в соседний корпус, через улицу.
   Слышен ветер с летящим на всех парах снегом прямо в лицо.
   Выхожу на улицу, а там снег. Вот это Сопрель. Это Снегель какой-то, а не Сопрель. Ну, ничего. Как поется в одной песне:
   А тут в июне снег пошёл,
   Но это тоже хорошо.
   Прихожу я к Ларингологу.
   Занавес раскрывается. За столом несколько неуверенно сидит Олеся, нервно переставляя на столе предметы с одного места на другое.
   Красивая такая девушка. Даже не поверишь, что фамилия у неё такая странная - Ларинголог. Французская, что ли... Достаю талон, (Смотрит на отсыревший талон.) смотрю, а буквы-то от снега расплылись. М-да. Прошёлся.
   Олеся (несколько неуверенно). Садитесь... что ли...
   Гарик садится, виновато протягивает промокший талон.
   Что же вы промочили-то его? И так ничего не разберёшь, а тут и буквы ещё расплылись все. На латыни. (Смотрит талон на свет, через лупу разглядывает. Бросает это занятие и смотрит на Гарика.) Что болит?
   Гарик (залу). Почувствовали разницу? "Что болит"? (Олесе.) Горло.
   Олеся (смотрит в карту). Горло? Так, это "горло". Так она букву "г" пишет... Давно?
   Гарик. Два дня.
   Олеся. Два... Это "два"... Хотя нет... Ангиной болели?
   Гарик. Болел.
   Олеся. Это, кажется, "ангина"...
   Гарик (залу). Не врач, а какой-то графолог. Криминалист.
   Олеся. Рот откройте... Или лучше скажите, пожалуйста: "А!"
   Гарик (открывает рот). А!
   Олеся. О, какие у вас красивые миндалины.
   Гарик. Как вы...
   Олеся (чуть отодвигается, смотрит на Гарика всё ещё с открытым ртом). Это что? Комплимент?
   Гарик. Можно сказать и так.
   Олеся (смутившись). Закройте рот. Ага. Ангиной, говорите, болели... И по латыни "angina" - удушье, то есть... Насколько я помню... А ещё чего скажете?
   Гарик (залу). И тут меня понесло.
   Олеся (залу). Да, и тут его понесло.
   Раздаётся романтическая музыка ("Suzy", музыка конечно не совсем романтическая, зато соответствующая), Гарик начинает что-то говорить, но музыка заглушает его речи. Олеся очарованно его слушает. Музыка тихо спадает и становится фоном. (Можно даже потанцевать главным героям.)
   Гарик (залу). И тогда я решил почитать ей стихи. Все, которые только знал. И лирические, и иронические, и непонятно какие. Всё вперемешку.
   Олеся (залу). Да, чего-то не туда его потянуло. Стал стихи читать. Причём все разные. Без системы. Это у ангины такие последствия пошли?.. Или у лекарств такое побочное действие?.. А вроде ничего не принимал... Странно...
   Гарик. Она, видимо, решила отправить меня к психиатру.
   Олеся. Да, я уже хотела отправить его с его же стихами к психиатру. Но что-то в нём было особенное...
   Гарик. Только почему же она этого не сделала?.. (Несколько подозрительно и со странной надеждой глядит на Олесю.)
   Музыка затихает. ("Suzy" затухает после второго речитатива, отрезав прощальное соло - оно нам ещё понадобиться.)
   Олеся (слегка опомнившись, кашлянув для приличия и серьёзности, и написав что-то в рецепте). Два раза в день. (Отдаёт Гарику рецепт.) И вот вам ещё больничный... На неделю. (Отдаёт Гарику больничный.)
   Гарик (залу). Смотрю. Буквы какие-то нерусские. Латынь. Удивительно, все врачи пишут как курица лапой, но друг друга понимают. Особые знаки у них что ли. Название и на русском-то не произнесёшь после пятнадцати минут попыток выговорить, а у врачей и аптекарей от зубов отскакивает, да так, что осколки в тебя не попадают. Это видимо, какое-то тайное врачебное общество. Лечебная ложа. (Опомнившись, Олесе.) Спасибо, до свидания. (Уходит.)
   Олеся (провожает его взглядом). И вам того же... (Осматривается, прикашливает и снова переставляет предметы на столе.)

Занавес

Картина вторая

   Занавес раскрывается.
   Гарик (входит с пузырьком и больничным в руках, волосы его мокрые). Сходил я в аптеку. Взял этот интрометатерапропацил, теперь вот дома. Ноги мокрые, голова и куртка тоже. Снег идёт. Вот тебе и Сопрель. Весело. Зато у врачей побывал. С умными людьми пообщался. Одна даже в очках, а другая почти... со странной фамилией Ларинголог. Как же её в детстве дразнили? Не повезло девушке... Чего это я о ней думаю?.. Да мало о ком я думаю... (Зевает.) Зеваю... Вроде бы и вылечился... но всё же зеваю... Сейчас ещё горлу заболеть не хватало... Нет, выпью сразу, чтобы потом не мучатся.
   Коля (входит). А вот и я! Соскучился?..
   Гарик. Принесла нелёгкая.
   Коля. Ну почему же нелёгкая? Ты разве не рад меня видеть?
   Гарик. А также слышать, нюхать и ощущать!
   Коля. Какой ты обозлённый, Гарик. Не рад видеть друга...
   Гарик. Коля, я тебя уже просил...
   Коля. Это ты так просил, что я не удовлетворил твою просьбу. (Смотрит на руки Гарика.) А что ты там так благоговейно держишь? Будто письмо от девушки с её локоном волос. (Хочет схватить пузырёк и больничный, но Гарик во время спохватывается и убирает поближе к телу.) Ну ты чего? Посмотреть нельзя?
   Гарик. Нельзя! Не твоё это дело.
   Коля. Но мне же интересно.
   Гарик. Но это же моё.
   Коля. Гарик, не будь как этот...
   Гарик. Кто? Поконкретнее, пожалуйста!
   Коля. Ну этим... ты знаешь... Ну, вредным...
   Гарик. Я не вредный. И это моё дело, что это такое да зачем оно мне.
   Коля. Ну не хочешь как хочешь. От девушки или нет, это твоё дело... Хотя она как из себя?.. Ладно, не буду интересоваться. Вот я, например, люблю девушек с большими карими глазами.
   Гарик. Почему?
   Коля. Человек я близорукий, а маленькие голубенькие глазки на лице не видно, а тем более куда она смотрит. На тебя или же на другого. У неё какого цвета глаза?.. Ладно, мог не запомнить... Это бывает. Ну вот ты и начал интересоваться девушками. Вовремя, а главное, ещё не поздно. В твои-то годы Гайдара уже выгнали из отряда, Галуа лежал в гробу, а Илья Муромец - на печи. Так что пора становится бабником и дома по нескольку суток не появляться. Вот есть у меня друг Вася, ни одну девушку не пропустит...
   Гарик. Если девушку не пропустит - это хам. Девушек надо везде пропускать, места им уступать...
   Коля. Ну это смотря как и куда не пропускать... Но у тебя всё впереди.
   Гарик. Коля, а тебе-то какой в этом интерес?
   Коля. Ну, ты же мне не безразличен.... Как друг и не больше... на большее не рассчитывай.
   Гарик. Понятно всё с тобой. А в этот-то раз чего пришёл?
   Коля. Да я с тобой тогда не договорил. (Обходит Гарика, становится со стороны больничного и пузырька.) Ты только посмотри на улицу...
   Гарик. Там снег.
   Коля. Почти зима. А зима - это снег, свежесть... Свежий воздух. Да, вот воздух, к примеру... А ведь воздух-то зимой какой, Гарик! Бывало руки распустишь и уже падаешь...
   Гарик. А нечего руки распускать, то и не упадёшь...
   Коля. Нет. Он такой хороший. Морозный. И настроение как-то поднимается.
   Гарик. Но не в апреле. Снег в апреле - как волос в стакане с чаем - не к месту.
   Коля. Видишь ли, Гарик... (Выхватывает у Гарика пузырёк и больничный.) Ну, Слава Богу, я уже думал не получится...
   Гарик. Отдай...
   Коля. Посмотрю - отдам...
   Гарик. Это же моё...
   Коля. Перестало это быть твоим, по причине твоей безалаберности, халатности, беспечности и... короче, лучше держать надо было.
   Гарик. Коля, как друга пока ещё прошу...
   Коля. Проси-проси... можно даже на коленях... я не возражаю... (Смотрит на больничный и пузырёк.) О! Как всё банально...
   Гарик. Тогда отдай, коли банально.
   Коля. Банально-то, может быть, а чего же ты так трясся от этого рецепта... (Старается что-то в рецепте разобрать.) Фу-у-у! Какой ужасный почерк... Говорила мне мама: "Сынок, не становись врачом - почерк испортишь!"
   Гарик. Так ты же не врач!
   Коля. Вот видишь, какая у меня хорошая мама.
   Гарик. Да, воспитала оболтуса на свою голову.
   Коля. Чего? На себя бы посмотрел! Что, во врачиху влюбился? И теперь специально для свиданий заражаешься чем-нибудь? Она хоть кто? Венеролог или ортопед?
   Гарик. Коля, отстань, а? Отдай. Это моё...
   Коля (задумчиво). Не, ну почерк точно неординарный... Гениальный. Ну, вот такой ужасный почерк я бы сразу запомнил. У меня память на почерк ксерокопическая. Увидел, написал и тут же забыл...
   Гарик. Коля, повторять надо?
   Коля (опомнившись). Что?
   Гарик. Отдай больничный. Документ всё-таки...
   Коля. Сейчас, только печать прочту... Ага, это создание зовут Олесей... Ольга, а в этих местах Олеся... Оля, лес, я...
   Гарик. Коля!
   Коля (отдаёт Гарику его вещи). Да забери... Можешь даже подавится в своё удовольствие.
   Гарик. Так бы раньше.
   Коля. Нет, ну девушка, может быть, красивая... Хотя по почерку многого не скажешь... Надо сходить...
   Гарик. Ты чего? А как же Лена?
   Коля. А что Ленка? У Ленки лицо растянуто с севера на запад.
   Гарик. А её ты сердце разбить не боишься?
   Коля. Ай, у неё небьющееся. Такое можно стопкой по сорок штук складывать в своей душе.
   Гарик. Сволочь, ты всё-таки, Коля.
   Коля. Это как посмотреть. Можешь её себе забрать, мне не жалко... Она человек такой, без прЫнца на белом коне не останется.
   Гарик. Нет, Лена мне не нравится. Краситься много... Так-то личико ничего, а красится много. Не нравятся мне слишком накрашенные девушки, но иногда девушки с только накрашенными губами кажутся мне симпатичными.
   Коля. Ага, а эти губы буквально кричат: "Целовать сюда!"
   Гарик. Всё-таки ты, Коля, сволочь. Нельзя так с людьми, как с насекомыми под микроскопом или лошадьми на скачках.
   Коля. Очень даже можно, Юрий. Надо быть лёгким как я, тогда всё получится. Вот во Франции люди лёгкие, они даже умеют скрывать свои тайные связи. И вот чтобы как-то скрыть свою связь с фавориткой, король Людовик решил её назначить начальницей плохих насосов Франции и дал ей соответствующую дворянскую фамилию Помпадура.
   Гарик. Не смешно.
   Коля. А каламбуры не должны быть смешными... Всё, не кашляй. Аревуар, я полетел... (Уходит.)
   Гарик. Ушёл. Какой он всё-таки надоедливый... (Смотрит на больничный.) И чего я из-за этого клочка бумаги так беспокоился? Всего лишь клочок какой-то целлюлозы с буковками... какими-то милыми буковками... А вдруг я?.. Чушь какая-то... Не может такого быть, чтобы сразу... Подростки, я понимаю, они же максималисты... у них всё легко... но взрослые... хотя какой я к чёрту взрослый... Нет, но... Чёрт... Всё только на этом и стопорится... Я пытаюсь от этого уйти, но возвращаюсь на то же место. Неужели, я влюбился?..
   (Помните, у нас осталось соло от "Suzy", вот теперь оно как раз и пригодиться.) Входят как Амуры: Чеширский кот с луком, пускает стрелу с присоской в Гарика, Чёрный человек пожимает ему руку, Павлик отдаёт знамя дружины, Зоя нагибаясь целует в щёку и оставляет солидный отпечаток яркой помады, Алиса играет с ним в ладушки и отдаёт яблоко в качестве приза в этой сложнейшей почти спортивной игре. Гарик трясёт головой, никого нет, но яблоко и знамя у него в руках.

Занавес

Акт 3

Save Me

   Занавес раскрывается.
   Гарик (сидит за столом и внимательно рассматривает больничный). Как пишут в сентиментальных романах: "Прошло два дня, истомлённый герой не пьёт и почти не ест. Что-то наполнило его жизнь смыслом, неожиданно и бесповоротно. Наполнило до краёв и вот-вот смысл перельется и потечёт по стенкам сей чаши. И сидит он теперь наедине с почти бессмысленным листком бумаги, рассматривая досконально всё закорючки этой вполне известной ему особы. Он сидит и непонятно с кем разговаривает..." (Спохватывается, осторожно оглядывается.) Действительно, с кем я разговариваю? Впрочем и так всем всё ясно... Впрочем, кое-что для меня так и остаётся загадкой... Я, конечно, повторюсь, но неужели я?.. Хотя что я понимаю под любовью?.. Томление? Ожидание? Радость? Какое-то детское ощущение таинственности?.. Вот, сначала определить что это вообще такое, а потом и утверждать да или нет... Любовь... Лю-бо-вь... Женское имя, шесть букв... Славянское... Одна из дочерей Софии... М-да... Дебри. Пытаешься объяснить, чего такого испытываешь, а всё истории какие-то получаются... Как у Чёрного человека...
   Раздаётся дверной звонок.
   Кого принесла нелёгкая?.. Неужели он вернулся?.. Хотя нет, в дверь он не звонил... (Встаёт, уходит, тут же виновато и робко оглядываясь возвращается.) Как?
   Входят Коля и Олеся.
   Коля. А так... В гости к тебе пришли...
   Олеся (неловко). Так сказать, навестить пациента...
   Гарик. Ну, спасибо... что зашли.
   Пауза.
   Коля. Гарик.
   Гарик. А?
   Коля. Квартира чья?
   Гарик (недоумённо). Моя?
   Коля. А мы здесь кто?
   Гарик. Гости?
   Коля (Олесе). Вот, уже лучше. (Гарику.) А гостей принимать не стоит? Ты как считаешь?
   Гарик. А... Проходите, конечно, прошу... Раздевайтесь... Я сейчас. (Убегает, но тут же возвращается, подтягивает к дивану стол. Снова убегает, снова возвращается.) А... Забыл спросить. Вы чего будете? Чаю, кофе, пивка?
   Олеся. Нет, пивка не надо. Не по случаю.
   Гарик. Ну и хорошо. Его и так нет, а бежать мне не хочется... (Убегает.)
   Олеся (вдогонку). А кофе можно?
   Гарик (радостно). Конечно, можно...
   Коля помогает Олесе снять пальто, вешает его на гвоздик, своё же пальто вешает на дверь. Усаживает Олесю на диван, сам садится рядом. Олеся осматривает комнату.
   Гарик (возвращается с блюдцами и чашками, неуклюже ставит их на стол, убегает, за сценой). Вам кофе с молоком или растворимый?
   Олеся. Коль такой выбор - лучше чаю.
   Гарик. Нет-нет, я уже поставил турку на плиту.
   Олеся (Коле, тихо). Он какой-то суетливый... Он всегда такой?
   Коля. Суетливый?.. (Смотрит в направлении, куда убежал Гарик.) Да не сильно это за ним замечалось... Мне как-то не показалось... О! Даже стих получился...
   Олеся. Нет, всё-таки суетливый.
   Коля. Немного лоботряс - это есть. Но не суетливый... Хотя и не уточнял... По нему можно часы сверять, при условии, что у тебя минутной стрелки нет...
   Олеся улыбается удачной шутке Коли.
   А суеты, пожалуй, и нет... Взволнован - да... А может он, возбудился?
   Олеся (встревожено). От чего?
   Коля. Ему это лучше знать. Можем спросить, хотя вряд ли он скажет.
   Гарик (прибегает). Вот... Печенье пока...
   Коля. А кофе?
   Гарик. Варится. Я пока сюда к вам пришёл... (Садится на диван.)
   Пауза.
   Коля. Гарик, у тебя кофе не выкипит?
   Гарик. Ах да-да... (Убегает.)
   Олеся. Значит, чем-то взволнован. Определённо.
   Гарик (возвращается с туркой, разливает кофе по чашкам). Там ещё где-то пирожные в холодильнике остались. Немного, правда. Вчера чего-то сладкого захотелось... Сбегать?
   Коля. Не надо. Поздно уже. Как говорят казахи: "Дорога лошадь к обеду!" Садись, и так нас истомил.
   Гарик садится.
   Начнём-с... (Встаёт, берёт чашечку как гусар туфельку с шампанским. Гарику.) Джентльмены и (Олесе.) Олеся, мы собрались сегодня для того, чтобы соединить эту чашку кофе и бутерброд с чем-то священными узами желудка, которые их и ожидают. Ну, вздрогнули. (Садится, залпом выпивает кофе и закусывает бутербродом.) Хорошо пошла.
   Гарик украдкой смотрит на Олесю.
   Коля (замечает этот взгляд, решает, что Гарик чего-то от него хочет). Чего так внимательно-то глядите?.. Историю рассказать? Это мы всегда можем. (Смотрит на вазу с цветком, переставляет её вправо.) В одной деревне жила-была красавица невиданная, по той простой причине она была невиданная, что все в этой деревне были слепыми от рождения. (Переставляет вазу влево.) Была та красавица ещё и неписанная, по той простой причине, что писать в той деревне тоже не умели. Даже этой, точечной азбукой для слепых... Однако ранним утром пошла красавица та купаться на озеро, голой, конечно. Всё равно же её никто не увидит. (Переставляет вазу в центр.) И была она увидена местным писателем, не из деревни, который её увидел и описал. И перестала красавица быть невиданной, неписанной... и не такой уж и красавицей оказалась. Так давайте выпьем за то, чтобы мы не смотрели на красавиц своими субъективными творческими глазами.
   Выпивают.
   Олеся. А писатель? Что стало с его субъективными глазами?
   Коля. Писатель? Писатель пошёл домой, выпил для сугреву, чтобы отойти от увиденной шокирующей картины, и уснул сном младенца...
   Олеся. Так тихо?
   Коля. Нет, тут же описался. Вот, такая мокрая история. (Переставляет вазу вправо.) Или ещё история. (Переставляет вазу в центр.) Опохмеляются моряки рано утром: "Давайте выпьем за наших пассажирок, за наших женщин, в общем: За тех, кто в море!" Вот утопленная история. (Переставляет вазу влево.)
   Гарик. Далась тебе эта ваза. Что ты её всё время переставляешь. Глаза, что ли твои близорукие мозолит?
   Коля. Зрение у меня нормальное, но, правда, астигматизм есть. Глаза то бишь по-разному видят. Левый глаз: - 2, правый: + 3, но в итоге-то получается: + 1 - нормальное зрение. Вот и из-за астигматизма её и переставляю. То она больше кажется, то меньше.
   Гарик (убирая вазу на полку). Больше-меньше...
   Коля. Не ворчи. Лучше пойло смени. Это закончилось.
   Гарик уходит с туркой.
   Олеся. Вы чего так резко?
   Коля. А чего это ты ко мне на "вы"? Я постарел? Старым и согбенным стал, что ли?
   Олеся. Я не про это. Чего вы с Юрием грызётесь?
   Коля. Честно говоря, не знаю. Но ничего, всё устроится. Я же человек-бомба!
   Олеся. Такой взрывной?
   Коля. Нет, два раза в одну воронку не падаю.
   Гарик (входит с чайником). Я решил чаю принести. Не будем ждать кофе... Тем более он закончился... Вот... (Ставит на стол новые чашки.) Смена чашек... Как в "Алисе в Стране Чудес"... (Вдруг спохватывается и осторожно оглядывается.)
   Коля. Ты кого-то ждёшь?
   Гарик. Нет, просто так. Нервное.
   Коля. Смотри. На "Титанике" тоже не ждали айсберга, а потом капитан Смит, чтобы не показывать волнения, да и себя под суд не подводить, приказал начинать красить корпус в жёлтый цвет и петь хором "Yellow Submarine".
   Гарик. Тогда ещё не было той песни.
   Коля. А в этом и соль.
   Олеся. Не перестаю удивляться, как много ты знаешь.
   Коля. Да, учился много. Как сказал мой дед: "Docendo discimus".
   Гарик. Это сказал Сенека.
   Коля. Да? Значит, Сенека был моим дедом.
   Гарик. Тогда ты очень старый, тебе две тысячи лет.
   Коля. Да какая разница, кто был первым? Сейчас, глядя из нашего дилетантского будущего, уже не разглядишь, кто там был первым. Да уже и неважно это. Вот друг мой, Пашка Седов... (Замечает, что Олеся и Гарик вопросительно глядят на него.) Вы не знаете Пашку Седова? Это тот храбрый человек, что сказал: "Если без греха - кинь в меня камень". Ну, он не знал, что находится в монастыре для монахов с манией величия. Оттого и поседел.
   Олеся. Выдумываешь...
   Коля. Конечно, выдумываю. Что-то у вас здесь невесело, вот и приходится выдумывать.
   Гарик. А может, и не надо нас веселить?
   Коля. Надо... Надо быть весёлым... Хоть и бездарно...
   Гарик. А зачем быть бездарно весёлым?
   Коля. Зачем? Ну и скука с вами. Скука им нужна, а не веселье. Пойду домой и вскрою себе вены.
   Олеся (обеспокоено). Правда?
   Коля. Да. Я всегда так делаю. (Смеётся, однако останавливается и смотрит на остальных.) Что-то никто не смеётся.
   Олеся. Видимо, потому что не смешно.
   Коля (вздыхая). Какие вы все скучные. Я вам, явно не нужен... (Чуть не плача.) Никому, никому я такой не нужен. Даже военкомату.
   Олеся. То есть?
   Коля. Ну, у меня "жёлтый билет"... (Спохватывается.) Но мне его дали совершенно случайно...
   Гарик. Да. Он пришёл в военкомат, попросил дать ему автомат и отправить на линию фронта. Так он хотел служить.
   Коля. Я так и сказал: "Я хочу служить!"
   Гарик. А военком его и спросил: "А зачем?"
   Коля. "Я хочу защищать Родину, дайте мне автомат".
   Гарик. "А чем докажешь, что годен для защиты Родины?"
   Коля. "Я могу не спать трое суток и спокойно при этом себя чувствовать".
   Гарик (зевая). "Завидую!" - ответил невыспавшийся военком.
   Коля. "Ну, тогда дайте мне автомат и пошлите на какую-нибудь линию какого-нибудь фронта".
   Гарик. "Автомат? Дам тебе автомат. Только вот тебе справка, иди по ней, там тебе дадут автомат".
   Коля. Да. Мне дали справку. Там почему-то оказался не склад оружия, а больница. Доктор какой-то странный попался. Какие-то мне дурацкие вопросы задавал, ну я на них по-дурацки и отвечал. Дурацкие же вопросы. Как на них иначе ответишь? Он мне ещё по коленке каким-то резиновым детским молоточком стучал, водил этим молоточком перед глазами и написал справку, потом мне дали какой-то странный билет, по которому в армию меня уже не взяли. Сколько не просил.
   Олеся. Почему?
   Гарик. Потому что в билете было написано: "Психически не годен". А кратко: "7Б".
   Коля. А ты-то рад, что человеческая мечта не сбылась?
   Гарик. Да мне безразлично. Только, когда я сам не сдал сессию и меня забрали в армию, ты на проводах оттянулся на полную катушку.
   Как бы проекция в прошлое.
   Коля (берёт гитару). Ну, чего ты такой грустный? Ну, служить же будешь! Я тебе даже завидую... Мне это не грозит, к сожалению... Давай я тебя развеселю. Песню спою... (Играет и поёт.)
   Я с детства выбрал верный путь,
Решил, чем буду заниматься,
И все никак я не дождусь,
Когда мне стукнет восемнадцать.
   Тогда приду в военкомат,
И доложу при всех, как нужно,
Что я в душе давно солдат
   И пусть меня берут на службу...
   (Замечает недовольный взгляд Гарика.) Не нравиться, да?
   Гарик. Песенка неподходящая.
   Коля. А... Тогда другую...
   Вот ещё была история
   Забирали Юру... то есть Ваню в армию,
   Со врождённым плоскостопием,
   Да попорченною кармою...
   (Вновь замечает недовольный взгляд Гарика.) Снова, да?.. Слишком жизненная... Понимаю... Ладно, будет грустная, но не про то... что нельзя...
   И я бежал из ледяного плена,
   Слишком мало на земле тепла,
   Но я не сдамся, я солдат вселенной,
   В мировой войне добра и зла...
   (Сам обрывает себя.) Какие-то неудачные строчки... Но там же про... Хотя какая разница, про солдата уже спел... Но есть и другие песни...
   Но генералы не дают мне спать,
   Хотят видеть меня, чтоб двигать меня...
   (Спохватывается.) Сколько много всего про войну написали... А вот ещё одна есть...
   Ему говорят, возвращайся в строй,
   Hе выпячивай живот, подтяни ремень...
   Даже эта не подходит... (Задумывается, начинает что-то тихо наигрывать, тут же выясняется, что эта вариация - "Прощание славянки".)
   Гарик (отбирает у Коли гитару). Не знаешь, что играть - не играй... Я сам буду петь...
   Крестики, нолики, фантики...
   Стали теперь солдатики,
   Стали теперь служивые,
   Каждому вышел срок...
   (Спохватывается, чуть не выкидывает гитару.) Да что ж такое!..
   Олеся. М-да. Невесёлая история.
   Коля. Не знаю, мне весело было...
   Пауза. Олеся и Гарик смотрят друг на друга... Неопределённость.
   Может, сказку рассказать? Вот поймал как-то завлаб золотую мышку и говорит: "Ну и кто умудрился позолотить мышь?".. Может, ещё чаю? А то чувствую, не клеится разговор... Может быть, разговор нужно обезжирить, чтобы он заклеился?.. Что-то никто не смеётся... А вы знаете, на улице сейчас штиль... полный... Удивительно, кто догадался такую худую погоду называть "полным штилем"? То ли дело зимой... Вот ветер зимой какой! Бывало, встанешь, распустишь руки как крылья и полетишь...
   Гарик (слегка отвлекаясь). Это гололёд.
   Коля. Это отрадно... Отвечают... Чай-то будет?
   Гарик (неопределённо). Не знаю...
   Коля (обиженно). Нет, ну я так не играю... Я хочу возлюбить весь мир, только на меня внимания не обращают...
   Олеся. Как ты хочешь возлюбить мир?
   Коля. Ну, как... (Встаёт, выходит на середину сцены.) Счастье всем и пусть никто не уйдёт обиженным, ибо оно есть. Всем по счастью, одному в одни счастливые руки... Да! Раздать всем по капельке, большой или маленькой, сильной или не очень... Но так чтобы этой капелькой можно было убить как минимум кролика! Всем по капельке, абсолютно! Счастья и чего-нибудь ещё, чтобы с пустыми руками не уходить... И раздать всем сёстрам по серьгам! Землю - крестьянам, море - Лаптевым, оружие - солдатам, Луну - лунатикам, Марс - военным, Титан - сиренам, бабам - цветы, дитям - мороженное, Чешскую губу - Чехам, а Канин нос - Кане, а Анютам всем раздать по Анютиным глазкам!..
   Коля начинает что-то увлечённо рассказывать, Олеся и Гарик садятся рядом и начинают тихо разговаривать. Всё это покрывает тихая, непринужденная музыка ("Silence"). Коля уже вплотную подходит к Олесе и Гарику и тут же музыка обрывается.
   ...Была там ещё живая изгородь, только она сдохла...
   Олеся. К чему ты это сказал?
   Коля (Олесе, несколько нервно). Просто так! Нет, мы с тобой никогда вместе жить не будем.
   Гарик. А я?
   Коля. А тебя вообще никто не спрашивает...
   Гарик. То есть как? Как ты вообще смеешь прерывать чужую беседу?
   Коля. А почему вы на меня-то не обращаете внимания?
   Гарик. А ты просил?
   Коля. А вы обратили?
   Гарик. Нет, Коля, мы люди вольные, нам свободы бы надо...
   Коля. Да никто об этом и не заикается...
   Гарик. Вот и не заикайся...
   Коля. А ты не заикай... то есть затыкай меня, я тоже имею право... и лево немного...
   Олеся (наблюдая, как через неё так бранятся, осторожно встаёт). Знаете, мальчики, я, наверное, пойду... (Тихо уходит, непровожаемая ничьими взглядами.)
   Гарик. Вот и иди на своё лево. Подальше отсюда и там люби свой мир хоть до посинения! Любвеобильный ты наш! Пацифист с автоматом! На фронт его, там такие развлекатели нужны!
   Коля. Ой, кто мне даёт советы?! Мистер депрессия и плохое настроение... Ах, оставьте меня, я вот только сейчас вены себе вскрою... Мужик называется. Да от настоящего мужика должно пахнуть тестостероном, а не серотонином, как от тебя!
   Гарик. А ты меня не нюхай... А ещё лучше зажми нос, чтобы твоя глупость не разила для тебя самого...
   Коля. Ах, тебе ещё моя глупость не нравится... На свою бы посмотрел!
   Гарик. А ты на мою не смотри! Глаза вообще закрой, а то намозолишь!
   Коля. А не очень-то и хотелось.
   Гарик. Вот и не смотри.
   Коля. Вот и не посмотрю. Олеся, докажи же, что не посмотрю... (Оглядывается, подозрительно глядит на Гарика, на его руки.) Куда ты её дел?
   Гарик. По-моему, она ушла...
   Коля. Всё из-за тебя.
   Гарик. Конечно, нашёл крайнего.
   Коля. А кто в этом виноват? Не я же... Или кто посторонний унёс её?... На боевом коне с красным знаменем и веснушчатой дылдой?
   Гарик. Кто?
   Коля. Дед Пихто! Вот, из-за тебя такую девушку проворонил...
   Гарик. А если её и вправду унёс кто-то?
   Коля. Кто?
   Гарик. Ну кто-нибудь... Знаешь, у меня в последнее время столько необычных гостей было, что я даже...
   Коля. Помешался. Шизофрения с элементами шизофрении... Поздравляю, Юрий. Шиза и тебя покосила...
   Гарик. Не знаю... Но если всё-таки её кто-то утащил.... Не тот с дылдой и красным знаменем... Маленький такой... Барабан ещё у него...
   Коля. Ну не он, предположим... А кто? Чеширский кот?
   Появляется Чеширский кот. Гарик даже вскакивает от такого посещения.
   О! Реакция пошла... Так вот, Гарик, Чеширского кота не существует! Это только лишь плод твоего больного воображения!
   Чеширский кот начинает себя в панике ощупывать.
   А вот угадай: кто победит? Я, Чеширский твой кот, Алиса этого или, допустим, Чёрный человек из Есенина?
   Входят Алиса и Чёрный человек.
   Ответ: Я! Потому что я - существую, а они - нет! Они - лишь плод твоего больного ума! А меня и пощупать можно. Я - плод любви своих родителей! Мамы и папы!
   Алиса и Чёрный человек смотрят друг на друга и убеждаются в собственном существовании.
   Надоел ты мне с этим своим шоу "Дрессированные галлюцинации". (С пафосом.) Посмотрите, как они умеют прыгать! Ап! (Хлопает в ладоши.)
   Чеширский кот подпрыгивает. Алиса и Чёрный человек осуждающе смотрят на него.
   Нет, Гарик. Ты болен. Ты безнадёжно болен. И я! (Тыкает пальцем в свою грудь.) Не хочу с тобой (Тыкает пальцем в грудь Гарика.), психом, больше иметь дело. Горячий парень! Кровь с кипятком! Вы посмотрите на него, разошёлся он... В кой ей-то веки...
   Гарик (тихо). Замолчи, прошу тебя...
   Коля. Сейчас, даже горло кляпом сам заткнул... Не ты тот человек, способный меня затыкать! Такого человека, если посмотреть внимательно, вообще нет и не будет... наверное...
   Гарик. Ещё слово - и я убью тебя!
   Коля (отходит подальше). Напильник! Да и как ты меня убьёшь? Ты же мухи обидным словом не обзовёшь... Всё, хватит мне в этом чумном доме находится... Авось её и догоню... Я ухожу... (Уходит через Чеширского кота, Алису и Чёрного человека.) Брысь, галлюцинации!..
   Чеширский кот и Алиса отскакивают в сторону, Чёрный человек тактично отходит, дав дорогу дураку. Коля уходит. Гарик опустив голову садится на диван. Алиса, Чёрный человек и Чеширский кот с сожалением смотрят на него и растворяются в наступившей тьме.
   Гарик. Нет... Я обречён на одиночество... Я одиночка... и не просто по жизни... (Встаёт.) Вот и они ушли... И Коля, и... (Вздыхает.) Олеся... (Повеселев.) И Алиса... И Чеширский кот... (Совсем весело.) И Чёрный человек даже... исчез... (Подходит к зеркалу.) Да, Юрий Владимирович, неважное у вас в жизни время... И жить вроде не хочется... и как-то противно! Всё противно! Всё опротивело... Даже отражение... Скудное, противное, небритое... Вот такое ты родное, отражение моё...
   Отражение Гарика. А я-то тут причём? Нашёл крайнего... На себя, да ты посмотри на себя! На тебе же лица нет, одна морда осталась!
   Гарик (нисколько не удивившись такому собеседнику). Такова жизнь... Или это просто весна... Снова эта чёртова весна...
   Отражение Гарика. Гормон загулял... Вот и вскипел... чуть амальгама не отслоилась... Орёт...
   Гарик. Отражение...
   Отражение Гарика. Вот только не надо меня учить, прошу, а? А то как в прошлый раз...
   Гарик. Когда он был-то, прошлый раз?
   Отражение Гарика. Не помню... Но был.
   Гарик. Отрадно, что-то уже было... Да нет, я не учить тебя собираюсь. У меня другой к тебе вопрос. Она когда ушла?
   Отражение Гарика. Олеся-то? Врачиха?
   Гарик. Она...
   Отражение Гарика. Да как на ножи с этим встали, так, "без ручкой помахать", осторожненько встала и пошла...
   Гарик. А я?
   Отражение Гарика. А ты даже внимания не обратил... Не до того было... Вы же всё с этим чуть не подрались... Хорошо, что не подрались, а то, не дай Бог, меня бы разбили.
   Гарик. Хорошо, что не подрались. И как ты считаешь, я обречён?
   Отражение Гарика. Чего не знаю, того не знаю...
   Гарик. Нет, но будет ли здесь, в зеркале кто-то рядом с тобой?..
   Отражение Гарика. Вряд ли... Тут очень тонко...
   Гарик. Нет, но чужое отражение рядом с тобой будет?
   Отражение Гарика. Нет, чужого нам не надо... Своё бы протирать почаще...
   Гарик. У тебя свои мысли...
   Отражение Гарика. Я ограничено лишь тем пространством в которое гляжу... Так что мысли у меня односторонние...
   Гарик. А оттуда что видно?..
   Отражение Гарика. А ты встань рядом и посмотри... Сам и увидишь...
   Гарик (встаёт рядом с зеркалом, смотрит вместе с ним на комнату). Не много.
   Отражение Гарика. Так поставил.
   Гарик. Обречён ли я? Есть ли у моей жизни смысл? Есть ли вообще у жизни смысл?
   Отражение Гарика. На этот вопрос давно дали ответ биологи, но боюсь он тебе не понравиться...
   Гарик. Не понравится? Слишком жесток, выходит... Но есть ли у меня выход?
   Отражение Гарика. Опять потянуло в лирику... Выход всегда есть, другое дело, куда он ведёт... К прянику или эшафоту, к кнуту или пьедесталу. И устраивает ли нас этот выход из безвыходной ситуации...
   Гарик. Но какой выбрать?
   Отражение Гарика. Хороший вопрос. Какой выбор осуществить - это вопрос риторический, даже неприличный и банальный, задаваемый всеми людьми, умеющими задавать вопросы и принимать ответы. Ты как рыцарь на распутье, тебе надо выбрать. Коня потерять, деньги или же себя.
   Гарик. Так какую дорогу выбрать? По какому пути идти? Чтобы он был верным?
   Отражение Гарика. Опять двадцать пять! Это твоё. Это твой выбор и я не имею права тебе подсказывать... Это всё на твоих плечах лежит. Это твой камень, Сизифчик.
   Гарик. А кого мне тогда спросить, кроме тебя?
   Отражение Гарика. Не знаю. Тень можно, хотя она в последнее время неразговорчива... Она вообще со мной не разговаривает... Так что лучше с ней не говорить... И вообще: никто не должен тебе подсказывать ответы на такие судьбоносные вопросы... И тебе лучше голову этим не забивать... Что тебе делать в переломный период? - вопрос сложный, труднорешаемый, но он собственный. Никто тебе в нём не советчик. Никто тебе не подскажет любить или не любить, идти или стоять, спать или бодрствовать, жить или умереть...
   Гарик (затаив дыхание повторяет). Жить или умереть... Быть или не быть...
   Отражение Гарика. Старо как мир... Гамлет ещё такими вопросами себе голову забивал... и иногда черепушку уже тогда покойному шуту Йорику...
   Гарик. Правда... Я ведь не стою перед вопросами: "Что я за такой?" или "Почему одинок?" Я задаюсь одним вопросом: "Быть мне или не быть?" Всё остальное второстепенно...
   Отражение Гарика. К чему клонишь? Что-то я тебя не понимаю?..
   Гарик. Я ведь это давно решил... Только отвлекал себя от этой мысли... Заходил в какие-то сентиментальные, посторонние дебри... Быть мне или не быть! Ведь я решил, что это пройдёт, что это временно. А ведь нет же... Всё этим и заканчивается.... Всё к тому и ведется, ниточка вьётся исключительно к этому... Быть или всё же не быть!.. Нет, я сам решаю... тходит от зеркала.) Я сам решаю! Жить мне или умереть...
   Отражение Гарика (тихо). Вот чёрт... Опять до самоубийства довело... Пойду, уйду в себя...
   Гарик. Жить мне или умереть... Быть или не быть... Нужен я кому-то? Нет... Коля и без меня проживёт... Будут же люди, кому он будет морочить мозги... Они всегда находятся... Олеся? Так я ей опротивел, иначе бы и не ушла... Я сам решаю: жить мне или умереть... Умереть или жить...
   Пауза.
   Вопрос только один... Нериторический... Как именно мне умереть?.. Каким способом мне лишить себя жизни?.. Исполнить задуманное и заветное?.. Нет, но человечество за многолетнее своё существование придумало много способов лишения себя же или другого жизни... От троглодитского "прыгнуть со скалы на острые камни" до современного "замкнуть на себе несколько киловольт"... Начнём с самого простого... его ещё Чёрный человек предлагал... (Идёт к окну.) Прыгнуть с седьмого этого моего этажа... (Смотрит в окно.) Майки, жаль, с этой надписью нет. Прыгнуть прямо сейчас, не откладывая... Хотя нет, отложить ненадолго придётся, надо сначала написать, написать записку... (Берёт бумагу, карандаш, садится за стол и пишет.) "Дорогие все! Когда вы будете читать это письмо, меня уже, наверное, соскребут с тротуара. Знайте же: я добровольно лишил себя жизни, сам выпрыгнул из окна, благополучно добрался и уютно устроился на асфальте в виде мешка с костями. Никто меня... (Задумывается с карандашом над бумагою.) ладно, не заставил. Всего вам хорошего, дожить вам всем до старости, а не как мне... ваш Юрий Приточный". Вроде ничего. Положу на видное место, чтобы потом не решили, что я умер насильственной смертью... (Кладёт записку, встаёт, смотрит на неё издалека.) Вроде всё... (Подходит к окну.) Можно начать... (Пытается открыть шпингалет, но тот как заваренный.) Говорил себе, надо шпингалеты во время ремонта не красить... Теперь даже нормально из жизни не уйдёшь... (Уже чуть ли не долбит по шпингалету.) Нет, не открывается... Упрямый какой... (Смотрит печально в окно.) Сколько интересно я бы летел, если бы окно всё-таки открылось?.. (Прощально бьёт по шпингалету.) Нет, не открывается... (Отходит от окна.) Ладно, не так мало способов существует... Есть, например, и бритва... (Достаёт из шкафа опасную бритву.) Хотя кое-что нужно переправить, а то как-то непонятно и нелепо получится... (Берёт карандаш и переправляет в записке.) "Когда вы будете читать это письмо, я уже славно истеку кровью. Знайте же кровь моя благополучно вытекла из вен и растеклась по полу красной лужицей"... (Засучивает рукав, проводит бритвой по руке несколько раз, последние разы даже с нажимом.) Тупая как пробка... (Проводит бритвой по лицу.) Чёрт! Не получается... (Кладёт бритву на стол.) Нет, это даже не невезение, это - какая-то судьбоносная вредность. Из жизни нормально не уйдёшь...
   Пауза.
   А ведь, сколько благородных, проигравшихся в пух и прах дворян, не менее благородно стрелялись... (Берёт карандаш.) "Когда вы будете читать это письмо, ту, всё трудное решившую, пулю из моей головы, наверное, уже извлекут. Знайте же, пуля мне досталась хорошая, не дура"... (Достаёт из шкафчика пистолет.) Папин... Интересно, а куда лучше прикладывать?.. Ко лбу? (Прикладывает пистолет ко лбу.) Нет, тогда кремировать будут. Неэстетично хоронить человека с дыркой в голове. Даже в лоб желающие поцеловать не смогут. И опять же как-то некрасиво лежать в ёмкости с двояким названием: урна. (Прикладывает к виску.) А так? Нет, дырка поперёк или вдоль - разницы не играет... (Засовывает ствол в рот.) А так... Тогда на затылке будет... А нос, глаза - всё разъест пороховое пламя... И вообще, полголовы может снести... (Прикладывает к сердцу.) К сердцу вернее, но крови много... И говорят, кое-то выживает и мучается долго... А кое-кто и всю жизнь... Тогда всё-таки к виску... Будем, надеяться, гримёры в морге хорошие... (Прикладывает к виску, нажимает на курок. Осечка.) Осечка... Может, патронов нет? (Вытаскивает обойму.) Есть... (Отодвигает затвор.) Должен работать... Механизм-то хороший... Именной... (Прикладывает пистолет к виску. Осечка.) Дьявол!.. Испортился он, что ли... (Стреляет в потолок. Гремит выстрел. С потолка сыпется штукатурка.) Нет, но работает же... (Прикладывает к виску. Осечка.) Нет, это что-то невообразимое... (Отбрасывает пистолет.) Что же это такое?.. Даже из жизни не уйдёшь по-человечески... (Опустив голову начинает ходить по сцене кругами.) Ох... Везде такое невезение, что и прекратить его нельзя... Оно само на себя замыкается... (Машинально подходит к аптечке, вытаскивает первый попавшийся пузырёк.) Наемся таблеток и умру... Это полный верняк... Тем более, это "Димедрол"... (Садится на диван. Берёт в руки карандаш.) "Когда вы будете читать это письмо, меня уже не откачают врачи... Будет поздно. И они в этом нисколько не виноваты... Знайте же, что именно с таблетками мне повезло. Я нисколько не мучался, а как это у Шекспира: "Иль умереть, уснуть и видеть сны..." Хм... "Быть может..." (Высыпает из пузырька целую горсть, всю её и глотает, ложится на диван, скрестив руки, как покойник.) Сейчас должна прийти курносая...
   Пауза.
   Хм... Как это было в "Алисе"?.. (Резко поднимает голову, осторожно оглядывается, потом вновь ложится.) Так вот как было в "Алисе"... "Если слишком долго держать в руках раскалённую докрасна кочергу, в конце концов обожжёшься"... Ну так себя не убьёшь... "Если поглубже полоснуть по пальцу ножом, из пальца обычно идёт кровь"... Это у меня почему-то... из-за чьей-то тупости не получилось... "Если разом осушить пузырёк с пометкой "Яд!", рано или поздно почти наверняка почувствуешь недомогание"... Вот я и должен почти сейчас почувствовать недомогание... (Зевает.) Кажется, я уже начал засыпать вечным сном... "Иль умереть, уснуть и видеть сны... (Зевает.) быть может..."
   Сцена постепенно темнеет, слышна грустная музыка ("Save Me"), слышно как дует ветер и звенит поминальный колокол. Сцена светлеет и музыка затихает.
   Сколько времени прошло? Час... А она вроде и не приходит... В пробке застряла?.. Даже не тошнит нисколько... А такое бывает, если организм не вовремя спохватится... Съем я ещё одну или десятка два таблеток... (Вытаскивает таблетки из пузырька, берёт одну, смотрит на неё внимательно.) "Ви-та-мин Е"... Чёрт! И тут не везёт... Обманули, как нагло обманули... (Вскакивает.) Да что же это такое! Умереть хочешь? Так не дают же! Это... А может я бессмертный? Горец!..
   Звучит песня "Princes of the Universe".
   (Начинает воображать. Берёт швабру и начинает с ней обращаться, будто с мечом. Длиться это до тех пор, пока во время очередного выпада швабра не вылетает у него из рук и падает на пол. Музыка тут же обрывается. Грустно.) Нет, я не Горец... я просто... а это просто что-то... (Чуть не плача.) Это какая-то... Это ведь... Где моя верёвка?.. (Нервно уходит, слышны разные бьющиеся и звенящие звуки - Гарик нервно ищет верёвку и мыло, приходит с верёвкой.) Мыло всё куда-то делось... Ну ничего... Умереть я ведь и с этим смогу... (Смотрит на люстру.) Теперь-то я умру... Теперь-то я повешусь... Ведь для чего-то нужны же ещё люстры? Для чего-то же придумали крюк в потолке? (Садится за стол, берёт карандаш.) "Когда вы будете читать это письмо, я уже буду висеть с вываленным языком... наверное... Так знайте же: верёвка мне нисколько не натёрла шею, пусть и без мыла была..." (Встаёт на стул, делает петлю, просовывает голову.) Прощайте все... Прощай мир...
   Вбегает Ангел, наблюдает всю эту сцену, тыкает пальцем в верёвку.
   (Отталкивает стул, верёвка лопается, Гарик летит на пол, падает на ноги, тут же опускается на колени прямо перед Ангелом... Тут важен особый просчёт и много репетиций. А то можно и актёра потерять, и Ангела забить, и промахнутся... В любом случае Ангел должна подойти к Гарику, чтобы он уже стоял перед ней на коленях... Гарик осматривает Ангела с головы до ног и падает в обморок.)
   Ангел. Господи! Этого ещё не хватало... (Достаёт из тоги своей пузырёк с нашатырным спиртом, освобождает шею Гарика от петли, даёт понюхать нашатырь.)
   Гарик (приходит в себя, кашляет). Вы кто?
   Ангел. Я-то? (Вздыхает.) Твой ангел-хранитель.
   Гарик. То есть как? (Садится.)
   Ангел. Ангел-хранитель. Профессия такая... Намучалась я с тобой, суицидный ты мой. Думаю, стану мученицей за это...
   Гарик. Это мне мученика дадут. Намучался я сам. Даже с собой покончить не могу...
   Ангел. А вот тут и приходятся мои муки?.. Это же надо убивать себя ни с того, ни с сего...
   Гарик. Ну не ни с того, ни с сего, вообще-то...
   Ангел. А из-за чего? Какая тут веская причина нашлась?
   Гарик (даже несколько гордо). Из-за любви... (Грустно.) Точнее, её отсутствия...
   Ангел. Фи! Нашёл из-за чего...
   Гарик. Да... Несчастная любовь - хороший повод окончить свои дни...
   Ангел. Да для этого любой повод плох... Жизнь, суицидный ты мой, - не так проста. Я ведь из-за тебя чуть работы не лишилась... Шпингалет на окне держи, бритву успей на тупую подменить... А ведь у некоторых такие трюки не проходили... Целый пузырёк витамина Е у небесного аптекаря выпроси. Он его часто держит для таких, плохо разбирающихся в лекарствах и берущих первый попавшийся под руку "Димедрол". Иным, сведущим в лекарствах, приходится что другое подсовывать... Пурген там или что в этом роде. Тогда этому суицидному не до суицида...
   Гарик. Зачем ты меня спасла?..
   Ангел. Работать хочется... Вот и спасла... Да ты не расстраивайся так. У тебя ещё всё впереди... Будут у тебя эти белобрысые толпами у окон дежурить...
   Гарик. Зачем мне толпы?
   Ангел. Ну, не знаю. Загадывать на будущее здесь не стоит - наивно и зря. Будут - решишь что делать...
   Гарик. Но они мне не нужны! Ни сейчас, ни потом...
   Ангел (буквально хватает Гарика за руку, тащит к окну). Ну посмотри... Сколько красивых девушек...
   Гарик. Там одни бабушки на скамейках треплются.
   Ангел. Ну нет... Не только же старушки... Вон-вон, две идут... (Показывает пальцем.)
   Гарик. Отсюда не видно какие они.
   Ангел. Ты прав... Тогда надо спуститься.
   Гарик. Не надо спускаться. (Отходит от окна, садится на диван опустив голову.) Зря это всё.
   Ангел. А... понятно. Однолюб...
   Гарик. Нет, просто мне так хотелось... мне ещё посоветовал один Чёрный... так что и не хочется больше никого... Только её взгляд перед глазами... Такой...
   Ангел. Не пойдёт! Её надо забыть!..
   Гарик. Ага... Такое забудешь.
   Ангел. Забыть можно многое. Помню, веке в пятнадцатом все думали, что вот Столетняя война. Никто не забудет эту мясорубку... Ничего, прошло время. Забыли как миленькие. И ужасы перед глазами не стояли, и другие мясорубки появились, суицидный ты мой. И эта не такой мясорубкой оказалась. Так, подрались очень долго... Так что будем искать тебе другую - так та быстрее забудется.
   Гарик. А мне не надо другую. Я лучше останусь одиночкой. Старой девой... Или девом...
   Ангел. Ну, ничего себе. Мучения апостолу под тогу!.. Так не пойдёт, суицидный ты мой...
   Гарик. Пойдёт.
   Ангел. А придётся, чтобы не пошло.
   Гарик. А я не хочу!
   Ангел. А тебя никто и не спрашивает.
   Гарик. А я всё равно не хочу!
   Ангел. Так, Юрий Владимирович, прекратить самостоятельность. Кто здесь ангел-хранитель?
   Гарик. А я здесь я!
   Ангел. Красиво сказал... Так что вот... (Достаёт из-под тоги фотоальбом. Садиться рядом с Гариком, торжественно раскрывает альбом. Кажется, даже фанфары играют.) Альбина...
   Гарик. Какая большая... Не подниму... Да и объест всего, а я и так ходячая рентгеновская карточка.
   Ангел. Ладно. (Перелистывает несколько страниц.) Светлана... Вообще-то она себя называет Харефь.
   Гарик. Кто это? Это по паспорту Светлана, а дома для всех Харефь? Домашнее ласкательное?
   Ангел. Нет. Харефь - дочь Халмира из Бретиля, жена Галдора из Дор Ломина, мать Хурина и Хуора. Всего-то... Ничего сложного.
   Гарик. В доспехах... С мечом... Такая, разделывая этим мечом курицу, и тебя зарежет... Да и не заметит.
   Ангел. Зато Валькирия. Дева. Воин. От хулиганов в тёмном переулке будет защищать.
   Гарик. А можно я сам это буду делать?
   Ангел. Это как договоритесь.
   Гарик. Всё равно не пойдёт.
   Ангел. Ладно. Альбом ещё не весь посмотрели... (Перелистывает.) Вероника.
   Гарик. О! Курточка.
   Ангел. Нравится? А?.. А?!.. "В её плэйере не умер Кобейн". А?.. "В её комнате на стенах "Битлы"! Чего? "В её доме вечный бардак".
   Гарик. Ну, об этом я догадался.
   Ангел. Хиппи со стажем.
   Гарик. Об этом тоже.
   Ангел (ожидающе). И что?
   Гарик. Не пойдёт.
   Ангел. Ладно. Ещё есть... (Листает.)
   Гарик. А зачем мне это "ещё"?
   Ангел. Ну, если с той не получилось. Или она что-то особенное?
   Гарик. По всей видимости - да.
   Ангел. "По всей видимости". Нет, ну ты уточни, а потом говори.
   Гарик. Я теперь точно знаю. Иначе бы из мильона лиц не выбрал её...
   Ангел (явно сомневаясь, в качестве Олеси, по сравнению со своими, альбомными). Ну неужели она лучше этих?
   Гарик. Теперь-то я понял. Лучше. (Вздыхает.) Во много раз.
   Ангел. Она хоть-то кто?
   Гарик. Она - врач.
   Ангел. "Врач"... Не там ищешь... Не там девушек ты ищешь, суицидный ты мой. Красивые девушки ездят в автобусах...
   Гарик. Да, но, похоже, что все хорошие девушки уже уехали на этих автобусах в далёкую солнечную страну, где и обосновались. А здесь их нет!
   Ангел. Врач... Чего же она покинула пациента? Чего же она ушла?!.. Сама же ушла! А эти не уйдут. Они как приклеены, как мёдом намазаны...
   Гарик. Откуда ты знаешь?
   Ангел. Я постараюсь.
   Гарик. Нет, я уж лучше сам.
   Ангел. Ага! Ты уже сам справился, суицидный ты мой. Я вижу. Петля на шее. Бритва на руке. Таблетки во рту. Шпингалет нам полетать мешает! Это мы так справились?! Это наш характер прошёл тест на прочность?!
   Гарик. Ну что поделаешь? Таков мой характер.
   Ангел. Да не характер. Характер тут как раз ни при чём! Болезнь это у тебя! Причём на всю голову! До носа и зубов.
   Гарик. Ну, чего ты разошлась?
   Ангел. Я разошлась? Я не разошлась. Я сейчас молнии метать буду - это я разошлась! А это так... рябь... лёгкое волнение...
   Гарик. Ну, давай эти свои молнии...
   Ангел. Не хочется. Всё настроение испортил. Ходишь на работу как на праздник, а они тебе - на! Вы посмотрите на него, святой нашёлся. Мученик. Даже не объяснился толком, а уже в мыслях свадебные фотографии со свидетельствами о рождении! И правильно она ушла... Слушать двух идиотов, кому такое по душе. А вот вешатся не надо было! Капризничала она. Не захотела вас, двоих идиотов слушать. Каприз проявила. Да ни один каприз даже самой красивой девушки не стоит человеческой жизни, суицидный ты мой. Хоть и никудышной, но всё же жизни! Звезду можно с неба снять, море переплыть, а вот человека не вернёшь! Это дорога в одну сторону!
   Гарик. Ну, так чего же ты не дала мне пойти по этой дороге?!
   Ангел. Жалко! Хоть оно и у пчёлки... в одном месте... Пожалела на свою голову... (Закрывает резко альбом. Плачет.) По доброте душевной. Ангельской. Это же надо, ангела до слёз довести. Плачу... Солёные, горькие... А я ведь ангел...
   Гарик. Ну ладно тебе, успокойся... (Протягивает руку к альбому.) Давай ещё посмотрим... может быть...
   Ангел (прячет альбом). Ай, не получится... То не это... Это не то... На тебя не угодишь. Мазохист. Вылепил себе от нечего делать как Пигмалион бабу-идеал... И в первую попавшуюся втюрился до мочек. "Слепили бабу на морозе"... А потом гормоны в голову ударили... или ещё куда... "Руки, ноги, голова"... Разорался с приятелем... А она и ушла... Даже не упрашивали... остаться... "Она стоит в нелепой позе ни жива и ни мертва"...
   Гарик. "А мне другой не надо нынче, пусть красивых в мире тыщи, нет её белей и чище и другой такой не сыщешь, хоть ты тресни"...
   Ангел. Не пой! Всё равно не упокоишь... Заладил...
   Гарик. Может, всё-таки?..
   Ангел. Не может! Ничего не "может"... Всё... Довёл. Вот теперь сиди и думай, что тебе же с собой делать. А меня здесь нет... (Уходит, спотыкается о табуретку, смотрит на потолок.)
   Гарик сидит, опустив голову, встаёт, подходит к окну. Пауза. Ангел тем временем осторожно ставит табуретку под петлю и смотрит в потолок с каким-то любопытством... что ли.
   Гарик. Как иногда приятно смотреть в окно... Всегда узнаёшь что-то новое... Если окно, конечно, мытое... Видимо поэтому кошки и собаки любят смотреть в окно... Сидеть у него... О! Девушки пошли... Не всё так плохо во дворе... Старость развеялась... Хм, беленькая и чёрненькая. Вместе. Кто-то мне когда-то говорил, что... Что у меня опять за мысли?.. И, правда, чего это я?..
   Ангел тем временем встаёт на табуретку и делает новую петлю. Даже надевает петлю на шею.
   Чего я расстраиваюсь? Ведь сколько ещё людей на свете и все живут себе дальше, не забивая голову всякими глупостями. Ни о ком я не подумал. Ни о маме, ни о папе, ни о Коле, хоть он того не заслуживает. А Олеся? Приятно ли ей так потерять пациента?.. (Вздыхает.) Пусть я ей даже просто пациент... Я же об ангеле не подумал!.. Ей же неприятно остаться без ещё одного... Мало кому приятно стать в одночасье беззаботным. Всё! Я исцелён. Жизнь продолжается. Чего я вообще? Надо сказать ей. Если она, конечно, не далеко унеслась. Не заслуживает она такого отношения к себе. (Осматривается.) А то где-нибудь уже будет... Что ты делаешь?!
   Ангел (уже пытается оттолкнуть табуретку). Отстань!
   Гарик. Да ладно, не расстраивайся ты.
   Ангел. Дай мне спокойно покончить с собой. Сколько людей спасла, должна же знать, чего же в этом такого, если всех так и тянет в петлю...
   Гарик. Не надо. Прошу.
   Ангел. Надо. Lege artis!
   Гарик. Не надо. Кто же меня будет охранять?
   Ангел. Живи, как знаешь. А ко мне не лезь! Я должна покончить с собой. Таков мой Lex Fati! Что ж ты так петлю высоко сделал... Не под мой рост...
   Гарик. Не надо.
   Ангел. Aeternum vale! (Наконец-то пинает табуретку, повисает, схватившись за горло.)
   Гарик (хватает Ангела за ноги, пытается поддержать её). Что же ты такая чувствительная... склонная к самоубийству...
   Ангел (хрипит). Кто бы говорил...
   Рвётся верёвка. Ангел и Гарик падают на пол.
   (Расстроено.) Сама же подпиливала... Нормально покончить не дают... Зачем... ты... меня?.. адится.)
   Гарик (тоже садится). Кто же меня будет охранять?
   Вообще Гарик и Ангел сидят чуть ли не обнявшись.
   Ангел. Но... ты... же...
   Гарик. Уже нет.
   Ангел (тянется к верёвке). Дай... мне... я же решила...
   Гарик (легонько бьёт её по рукам). Не смей! Я за тебя суицидную возьмусь. Ты ещё тысячу лет жить будешь!
   Ангел. Восемьсот семьдесят четыре, а потом пенсия.
   Гарик. Вот видишь, есть ради чего жить.
   Ангел. Но смысл существования не в этом...
   Гарик. Это смотря у кого.
   Ангел. Чего же ты так поменял своё мнение?
   Гарик. Мне почему-то... впервые за последние несколько дней, очень захотелось жить.
   Ангел. Смотри... какой переменчивый... а я из-за него нервы треплю... в петлю лезу... слёзы лью...
   Гарик. Ну прости... Это же был переломный момент... обострение... кульминация, можно сказать.
   Ангел. Ему хорошо... (Обнимает его за шею.) Тебе хорошо... (Сжимает шею Гарика.) Ведь ты же не понимаешь...
   Гарик (освобождается от таких удушающих объятий и вскакивает). Надоели уже! "Не понимаешь", "не понимаешь"... И всё за шею норовят схватить... Придушить... Будто так лучше доходит... поучают...
   Ангел. Ну ладно, не буду больше. Иди ко мне...
   Гарик снова садиться рядом с Ангелом, так сказать, под крылышко.
   И чего же ты так переменил своё мнение?
   Гарик. Всякие полезные мысли появились... в голову толпой пролезли... без разбору...
   Ангел. Какие такие мысли?
   Гарик. Истории всякие... про самоубийц... кто они такие после того, что сделали... Знаешь, у "Битлз" был продюсер Брайн Эпштейн. Он покончил жизнь самоубийством, вот битлы и распались... Не без помощи, Йоко, конечно... Но всё-таки он их держал в строгости. Его не стало...
   Ангел. Вот видишь. А если тебя не станет?
   Гарик. Да ну? Кому я нужен. Ничего на мне не держится.
   Ангел. Тогда зачем ты меня спасал?
   Гарик. Не хотелось, чтобы кто-то из-за меня погибал. Хоть кто-то стоит на ногах из-за меня... Один человек... точнее, ангел... И ради этого только стоит стать альтруистом... а самоубийство - это лишь эгоизм... это всегда эгоизм. Мысли только о себе... Жалобы на себя себе же. Ах, какой я несчастный, вот и прерву цепь своих несчастий...
   Ангел. Вот и подумай о себе. Теперь с собой, что думаешь делать?
   Гарик. Жить дальше.
   Ангел. Как?
   Гарик. Как-нибудь... Найти кого-нибудь, чтобы не только ради тебя жить... Но к петле больше не притронусь.
   Ангел. Это хорошо. (Подозрительно.) А к бритве?
   Гарик. И к бритве тоже... И к пистолету, и к таблеткам всяким вредным...
   Ангел. Я рада... Я вот ещё что подумала... (Смотрит на потолок.) А ничего там такого нет... Я имею в виду петлю... Так, искры из глаз, шею давит... И ничегошеньки кроме... Даже конец всем бедам не чувствуется... Меня зовут Анима.
   Гарик. Юрий... Можно Гарик.
   Ангел. Я знаю. Можно сказать, день удался. Спасла болезного... (Кашляет.) Правда не без вреда для себя...
   Гарик. Ну, это уж прости.
   Ангел. Прощаю... (Исчезает.)
   Гарик (так и сидит, будто под крылышком у Ангела). Чудо какое-то!.. Хотя нет, чудо... оно не страшное... Ангелы уже мерещатся... (Жмурится.) И ничего же не помогает... Нет, я болен, что ли... или нет? И, кажется, никто мне это не разъяснит... (Осторожно оглядывается.) Нет, я уже ничего не буду делать с собой! Я уже твёрдо решил. Это должно само пройти... с этим я уж справлюсь... М-да... дела...
   Появляется Чеширский кот. Он спотыкается о собственный хвост, потом хватает его, собирается его наказать за непослушание, вроде бы хвост и сопротивляется, вроде он и кобра, которую сам Кот душит хладнокровно.
   Гарик (видит Чеширского кота). Господи, опять!
   Чеширский кот. Это у тебя опять, а у меня это всегда.
   Гарик. Зачем ты пришёл?
   Чеширский кот. Потому что ты готов.
   Гарик. Для чего?
   Чеширский кот. Не "для чего", а "к чему". Принципиален переход от "для" до "к".
   Гарик. Ага. Особенно от "на" до "в". Так к чему же я готов?
   Чеширский кот. К переходу.
   Гарик. Куда?
   Чеширский кот. Через зеркало.
   Гарик. Может не стоит? Там злое отражение...
   Чеширский кот. Оно плоское и шутки у него плоские. Но мы его просто перейдём... Пошли... (Хватает Гарика за руку, ведёт к зеркалу, бешено при этом двигая руками.) "Мы в город Изумрудный идём дорогой трудной"... (Замечает недоумённый взгляд Гарика, замирает.) Что? Смущает моё пение? Хочешь сказать, голоса нет?
   Гарик. Нет, это не смущает. Привык уже. Меня смущает, как мы всё-таки через зеркало пройдём?
   Чеширский кот. Нет, через зеркало мы не пойдём - в стекло упрёмся... Я же сказал, что мы его перейдём...
   Гарик и Чеширский кот обходят зеркало стороной и исчезают.
   Коля (входит, как все нормальные люди, через дверь). Гарик... Гарик... Юрий Владимирович, в конце концов... Ты где? Она всё равно была быстрее меня... И я её не догнал... Гарик, наконец... Хватит прятаться... Как ребёнок, честное слово... (Подходит к зеркалу.) А что ты там делаешь?.. Да ещё с каким-то мужиком в костюме кошки?.. (Осматривает зеркало со всех сторон.) Э! Я тоже так хочу! Я тоже хочу в зеркало!..

Занавес

Акт 4

Probably

   Раскрывается занавес. На сцене стоят, как две подружки, Королевы.
   Белая королева (поёт). "А я девушка зима, я зима, я зима, а я девушка зима, лютая зима..."
   Чёрная королева. Ты когда на себя в последний раз в зеркало смотрела? Какая же ты зима?
   Белая королева. Тебе-то какая разница, подруга? Как хочу, так и пою.
   Чёрная королева. Ты называешь это пением? Да я слышала такое пение, по сравнению с которым твоё - гундосое шептание.
   Входят Гарик и Чеширский кот.
   Гарик. Никогда не думал, что в моём зеркале что-то есть...
   Чеширский кот. Да примерно то же, что и по другую сторону. То бишь полное воспроизведение того, что находиться в том зазеркалье. (Показывает на зеркало.) Так что, ещё неизвестно, что является повторением чего. И что есть зеркальное отражение чего... В общем, это дико спорный вопрос и задаваться им не стоит. Или одичаешь, или проспоришь.
   Гарик (указывая на Королев). А это королевы?
   Чеширский кот. Да, это шахматные королевы. Та, что чёрненькая - Чёрная королева, а беленькая - Белая королева...
   Гарик. Поразительная закономерность. В жизнь бы не догадался, кто из них кто.
   Чеширский кот. Это ещё не всё. Чёрная - Королева-Убийца. Всё убить кого-нибудь хочет...
   Гарик опасливо смотрит на Чёрную королеву.
   Не бойся... Она пока ещё никого не убила. Одного пыталась испугать до смерти - так вылечила от заикания. Другого утопить пыталась - так плавать научился. Третьего отравить решилась - так все его инфекции тут же от яда и погибли. Одним словом, никого не убила, а только вылечила.
   Гарик. А Белая?
   Чеширский кот. О, это Королева-Лекарь. Всегда первая...
   Гарик. Почему?
   Чеширский кот. Белые начинают, а дальше от игрока зависит. Так вот, она как и Чёрная - неудачница. Она всех хочет лечить, да только не лечатся они никак. Только хуже становится. Даже до летального исхода доходило. Так что бояться следует как раз её. В общем, стоят королевы друг друга. Одна не может убить, другая не может вылечить. Парочка.
   Гарик. А ты? У тебя всё получается? Или же ты диаметрален? То бишь полная противоположность.
   Чеширский кот. Нет, я сам по себе.
   Гарик. Тогда понятно.
   Чёрная королева (замечает Гарика и Чеширского кота). О! кто к нам пришёл. Белая, посмотри, кто к нам пришёл!
   Белая королева. Чеширский котик, пришёл. Чеширчик, валерьяночки хочешь?
   Чеширский кот. Нет, завязал...
   Белая королева. У... Как жалко... А ты как валерьяночки выпьешь - хорошим становишься.
   Чеширский кот. А так я гадкий и противный?
   Чёрная королева. Да уж не без этого... Но, Белая, ты только посмотри, он кого-то привёл.
   Белая королева. И кого?
   Чёрная королева. Да это же потенциальная жертва! Ему же в этом нежном возрасте умирать да умирать.
   Белая королева. Нет, его лечить надо. Посмотри, какой-то отёк на шее... Котик, ты его волоком сюда тащил, что ли?
   Гарик. Это отдельная история... И рассказывать её не стоит.
   Королевы подлетают к Гарику и Чеширскому коту, окружают их и начинают бродить вокруг, каждая примериваясь к Гарику.
   Белая королева. Бледное лицо у вас, молодой человек...
   Чёрная королева. А ведь так и напрашивается вас пристрелить...
   Белая королева. Нет, стрелять в него не надо. Это голову может повредить... или сердце... или лёгкое...
   Чёрная королева. К чёрту повредить! Убить его надо... Не надо инвалидом оставлять, надо сразу же убить, чтобы не мучался... Побыстрее...
   Белая королева. Ну не стоит, ему ещё жить да жить...
   Чёрная королева. Ты называешь это "жить"? Да курносая над ним уже почти косу заносит.
   Белая королева. А если всё-таки, витаминов дать? И отёк подлечить. У меня специально для этого мазь есть.
   Чёрная королева. К чёрту отёк... Лучше ещё один сделать... Смертельный, на этот раз...
   Белая королева. А давай...
   Чёрная королева. А давай ты помолчишь?
   Белая королева. Нет, давай мы ему клизму поставим?
   Чёрная королева. Да, клизму... Высокого давления, чтобы умер от внутреннего кровотечения.
   Белая королева. Нет, лечебную клизму...
   Королевы хватают Гарика.
   Чёрная королева. Мы тебя убьём!
   Белая королева. Нет, будем лечить...
   Чёрная королева. Убьём!
   Белая королева. Вылечим!
   Пытаются буквально разорвать Гарика на части.
   Гарик. Может, хватит меня разрывать на части?!
   Чеширский кот. А что такое? Тебе не нравиться, что из-за тебя дерутся женщины?
   Гарик. Просто я уже сделал свой выбор.
   Белая королева. Какой?
   Чёрная королева. Что выбрал?
   Гарик. Ни то и ни другое. Лечиться поздно, а умирать рано.
   Чёрная королева. Это скучно. И даже гадко.
   Белая королева. Неправильный выбор. А вот выбрал бы ты меня... Я многое умею... Открою тебе тайну - я умею читать слова из одной буквы! Великолепно, правда?
   Чёрная королева. И это ты называешь чтением? Я видела такое чтение, по сравнению с которым твои слова из одной буквы - односложные предложения, читаемые без выражения!
   Белая королева (многозначительно тычет локтем в бок Гарика и с надеждой глядит в очи его). Так, что лучше, выбери мою дорогу. Дорогу к вечному здоровью.
   Гарик. Не-а. Самый здоровый человек - покойник. Ему уже болеть нечем и здоровье у него постоянное, вечное я бы сказал... А с собой в виде покойника я уже решил. Отложил, так сказать, в долгий ящик. И не надо мне вечного здоровья.
   Чёрная королева. Тогда давай я убью тебя! Раз уж лечиться тебе не подходит, а покойник тебе симпатичен!
   Гарик. Одно и то же. Что вечное здоровье, что вечная смерть. Я выбрал! Пусть это даже кого-то не устраивает.
   Королевы грустные отходят от Гарика.
   Но он сделан. Рубикон, так сказать, перейдён...
   Чёрная королева. Эх, будь всё в моих руках!
   Белая королева. А всё как раз не в твоих руках...
   Чёрная королева. Ты-то чего радуешься? Сама же не у дел! (Гарику.) Что ж... Тогда добро пожаловать, потенциальная жертва, в Зазеркалье! Здесь всё наоборот.
   Гарик. Всё?
   Белая королева. Всё-всё.
   Гарик. И "Битлз"?
   Чёрная королева. И "Битлз", хотя, разве это "Битлз"? Я видела такой "Битлз" по сравнению с которым...
   Входит "Битлз".
   ...этот - полное убожество... да к тому же перевёрнутое с ног на голову...
   Гарик. А чего они такие? Перевёрнутые?
   Чеширский кот. Зазеркальные же. И женского полу, и русифицированные. Та что в очках - Жанна Ленина, длинная. Скрипачка - Юлия Красина. Носатенькая - Регина Сталина. А неправильно взявшая гитару, левша то есть, - Полина Макаренко.
   Гарик. Какие-то у них фамилии революционные.
   Чеширский кот. Русифицированные же. Поют исключительно РОК - Революционно-Ориентированные Композиции. Если хочешь, можешь побиться в истерике. Мы с королевами тебя подержим.
   Гарик. Нет, спасибо... Как-то больше биться не хочется.
   "Битлз" начинают играть, поют:
   Joan was quizzical, studied metaphysical
   Science in the home
   Late nights all alone with a test-tube
   Ohh-oh-oh-oh...
   Maxwell Edison majoring in medicine
   Calls her on the phone
   "Can I take you out to the pictures
   Joa-oa-oa-oan?"
   But as she's getting ready to go
   A knock comes on the door...
  
   Bang, bang, (Нервно подрагивают головами, будто бьют висками по колоколу. Делают это синхронно.)
   Maxwell's silver hammer
   Came down upon her head
   Bang, bang, (Снова подрагивают головами.)
   Maxwell's silver hammer
   Made sure that she was dead
  
   Back in school again Maxwell plays...
   Жанна Ленина сбивается, так что вся песня летит коту под хвост.
   Жанна. Можно кому-то без музыкального образования в ноты попадать почаще? (Замахивается на Полину.) Хотя бы для приличия?!
   Полина. Я в ноты попадаю... кто-то буквы не все знает. (Пытается защититься гитарой, от гнева Длинной, однако гораздо эффективней задевает Юлию.)
   Юлия. Ты чего? Я-то тут причём? Наши крайнюю!
   Жанна. Ты всегда ни при чём. Всегда в центре!
   Юлия. Я вообще мало чего делаю... Голос мой не выделяется... А ритм вообще Регина задаёт...
   В общем, образуется потасовка. В конце концов, Битлы уходят, изрядно передравшись между собой.
   Чеширский кот. Да. Не всё битлам Ливерпуль. И не все подводные лодки - жёлтые.
   Гарик. А вот эти подрыгивания головой (Показывает.), это что было?
   Чеширский кот. А... Это перевод некачественный.
   Гарик. Всё у вас не как надо... Даже комната моя как-то больше здесь. И чище. У меня.
   Чеширский кот. Ну, это, зеркало надо чаще протирать. Тут не ко мне вопросы...
   Роза (входит). Ой, да вы, таки, посмотрите, кого наш длинный полосатик привёл... (Подходит к Гарику.) Ты, таки, кто?
   Гарик. Гарик.
   Роза. Вот что, Игорёк...
   Гарик. Вообще-то Юрий.
   Роза. Вот что, таки, Юрий. Вы видели, милейший, когда-нибудь мои корни?
   Гарик. Нет.
   Роза. Ой, да вы, таки, посмотрите, вторую минуту он в Зазеркалье и не видел моих корней... Полосатик, ты, таки, ему не показал?
   Чеширский кот. Да как-то...
   Роза. Ой, не смеши мои тапочки...
   Чеширский кот. А я и не думал.
   Роза. Ты, Чеширчик, лучше помолчи... Таки, разговор не с тобой. А то ты как начнёшь, тебя перебить не дашь. (Подходит к Гарику.) Как же ты, таки, мог? Ты уже три минуты в Зазеркалье и не видел моих корней...
   Гарик. Что это вообще?
   Роза. Корни? Такие зелёные... с пупырышками... Ну знаешь, про них ещё пели... "Но чтобы стоять, я, таки, должен держаться корней"... Это Гребенщиков пел... Иногда с Макаревичем... или Цоем... В общем, не важно... Так вот. (Пытается приобнять Гарика за шею.) Ведь ты же, таки, не понимаешь...
   Гарик отскакивает от неё как ошпаренный.
   Шо? Тебе уже это делали? (Удручающе смотрит на Чеширского кота.) Да, кто рано встаёт... тот не всегда хороший человек, в нашем, таки случае, кот... Так вот, ты же не понимаешь, что без моих, таки, корней ничего не будет. Ни-че-го...
   Чеширский кот. Роза, шла бы ты, со своими корнями... а то засохнут же...
   Роза. Ой, ой, ой... Уже посылают, бедный цветок... с акцентом...
   Чеширский кот. Роза... Я два раза не повторяю... Ты знаешь...
   Роза. Ой, да ладно... не смеши мои тапочки... (Гарику, шёпотом.) Как только освободитесь от этого полосатого тирана - приходите ко мне... покажу корни... (Уходит.)
   Гарик. Кто это был?
   Чеширский кот. Роза... вроде бы цветок, но что же это за цветок с такими смешливыми тапочками...
   За сценой кто-то разражается идиотским хохотом.
   Вот, это они и были. Стоит вспомнить... Ты чего погрустнел? Тебе здесь не нравится?
   Гарик. Здесь всё какое-то недоделанное...
   Чеширский кот. Ну, это не мои фантазии...
   Гарик. А чьи же?.. Или... Вообще, где я?..
   Чеширский кот. Может, не будем об этом?
   Гарик. Нет, будем... Куда ты меня привёл?
   Чеширский кот. Ну я же сказал, что в Зазеркалье... Сам же помнишь, как мы зеркало твоё немытое обошли и оказались здесь. Так что глупо задавать вопрос "Где мы находимся?" Всё же было ясно с самого начала, а если всё ясно с самого начала, то, что тут такого, что вопрос неясен? Или ясен, но не до конца?
   Гарик. Я запутался.
   Чеширский кот. Не волнуйся, я тоже...
   Белая королева. Котик, что ты ему объясняешь? Это не объяснишь... Мы с Чёрной сами путаемся, когда таксистам адрес говорим... Да и едем по двое суток... как в плацкартном вагоне...
   Гарик. Таксистам?
   Белая королева. Ну не знаю... кто ещё возит людей? Когда им куда-нибудь да надо?
   Гарик. Но, всё-таки, где мы находимся? Мне бы хотелось поточнее.
   Чёрная королева (осматривая Гарика с головы до ног). На земле. Все мы стоим на земле. А если чуть отойдём - то будем на полу или на трюмо... можем даже на диван встать. Всё логично...
   Белая королева. Не стоит забивать голову, где мы находимся. А если вы задаётесь этим вопросом - то вы занимаетесь тем, что льёте воду на ветряную мельницу. Ваш труд бесполезен!
   Гарик. Спасибо, утешили... какое-то недоделанное пространство... Будто сделано каким-то больным богом...
   Чёрная и Белая королевы с Чеширский котом разом отворачиваются от Гарика и смотрят в потолок - он явно нащупал основную мысль этого пространства.
   И чем болен? Депрессия?.. Суицид?.. Шизофрения?.. Галлюцинации?.. Ананке?..
   Чеширский кот (резко обрывает Гарика, дабы тот не продолжал сей ряд догадок). Ты только посмотри, Юрий, какая погода хорошая...
   Гарик. Но откуда здесь такая хорошая погода? У бога здешнего хорошее настроение...
   Чёрная королева. Может от пространства перейдёте к вопросам времени?
   Гарик. А когда мы?
   Белая королева. Знаете, один больной тоже задавался этим вопросом... и его не успели вылечить.
   Гарик. Что с ним стало?
   Чёрная королева (резко). Рояль упал!
   Гарик. Рояль - это трагично. Пойдём, Чеширский кот, мне здесь наскучило. Они какие-то все безумные.
   Чеширский кот. Ничего не поделаешь. Все мы здесь не своём уме - и ты, и я.
   Гарик. Откуда вы знаете, что я не своём уме?
   Чеширский кот. Конечно, не в своём. Иначе как бы ты здесь оказался?
   Гарик. Неужели, я всё-таки болен? Я же вроде исцелился. Вроде бы я прошёл тот порог, за которым я могу считать себя излечившимся...
   Чеширский кот. От этого не лечатся... Это как горб у горбатого и нога у хромого... а ещё глаза у слепого или уши у глухого... а ещё бывает язык у заики... зубы у шепелявящего... нос у гундосого... ум у слабоумного... и ещё...
   Гарик. Всё равно, пойдём... мне здесь надоело...
   Чёрная королева. Минуточку! А как же мы? Чем бред Чеширского кота лучше нашего? Почему ты не хочешь пойти с нами, а выбрал его? (Буквально тычет в Чеширского кота своим острым пальцем.)
   Гарик. К его бреду я уже привык.
   Белая королева. Если он появился пред тобой раньше - это ещё мало чего означает. Бред его лучше от этого не становится. Так что это не значит, что он лучше.
   Гарик. Для меня - да. Он лучше вашего, для меня, во всяком случае.
   Белая королева. Постойте, давайте будем последовательны. Даже в бреду. Чем наш бред хуже?..
   Гарик. Честно говоря, вы мне все надоели...
   Белая королева показывает Чеширскому коту язык.
   Чеширский кот. Чем же?
   Гарик. Тем, что вы необычные.
   Чеширский кот. Оригинальные... хочешь сказать. Слишком оригинальные, слишком необычные... Странно, очень странно...
   Гарик. Чего тут странного? Это же не под мой характер. Мне лучше здесь не находится, ибо я к этому всё же не готов... Нет, я пойду отсюда... Мур...
   Чёрная королева. Белая, я чего-то путаю... Но мне показалось, что вот стоит ещё один Чеширский кот.
   Белая королева. Когда, кажется, надо проверить. (Гарику и Чеширскому коту.) Эй, Чеширские котики...
   Гарик и Чеширский кот. Чего?
   Гарик (сам себе). Я-то чего отвечаю?..
   Чёрная королева. Правильно, правильно, отвечайте. Вы же кот. А если быть как снайпер точнее, Чеширский кот.
   Гарик. Я - не Чеширский кот.
   Чёрная королева. Ты называешь себя не Чеширским котом, так я видела таких не Чеширских котов, по сравнению с которыми вы - просто улучшенная и исправленная редакция самого Чеширского кота.
   Белая королева. Только настоящий Чеширский кот может сказать, что он не Чеширский кот.
   Гарик. А сказать, что он Чеширский кот может?
   Белая королева. Да, может. Только у него это намного лучше получается, чем у не Чеширских котов. Вообще, Чеширский кот может много чего сказать, так что лучше его не спрашивать, а то мозг может опухнуть. А там и до смерти недалеко.
   Чёрная королева. Но мне кажется, что всё-таки он не Чеширчик. Мурчик точно. А вот про Чеширчика нужно удостовериться. Нужно спросить того, кто его знает.
   Чеширский кот (поднимает лапу). Я его знаю!
   Чёрная королева. Вы не свидетель! Объективности в вас убийственно не хватает. Нужен кто-то другой... Алиса! Алиса нам точно подойдёт!..
   Чеширский кот. Может, не надо Алису?..
   Чёрная королева. А что такого? Вы как-то особенно смотрите на Алису?
   Чеширский кот. В основном сверху вниз. И сверху мне видно, что не стоит её звать. Хлопот не оберёшься потом.
   Чёрная королева. Всё-таки, мы не имеем другого свидетеля, так что придётся звать эту девочку на опознание. Эй, Алиса!..
   Алиса (входит). Вот интересно, а что антиподы надевают себе на голову, когда дождливый день?.. Ведь промочить голову куда неприятней, чем ноги. От промоченных ног только насморк, а от головы - грязные волосы...
   Чёрная королева. Алиса, ответь нам на вопрос.
   Алиса. Задавайте. Только правильно.
   Чёрная королева (показывает на Гарика и Чеширского кота). Вот перед тобой два Чеширских кота. Они мурлычат.
   Алиса. Ну, мурлычат. Только, по-моему, у них нет на это настроения.
   Чёрная королева. Настроение нам не важно. Если их всё же двое, тогда выходит, что у тебя, Алиса, два Чеширских кота.
   Алиса (присматривается к Гарику и Чеширскому коту). Выходит, что два... постойте, двух Чеширских котов даже этот мир не выдержит! Если только, конечно, это можно назвать миром...
   Чёрная королева. Отвечайте на вопрос! Хотя вопросом я называю это чисто условно.
   Алиса. Ну, выходит, что два. (Смотрит на улыбающегося Чеширского кота.) И тебя вылечат. (Смотрит на Гарика.) Улыбнись, идиот!
   Гарик нехотя улыбается.
   И тебя вылечат. И меня вылечат. (Хватается за чёлку, будто хочет снять парик, но волосы у неё настоящие.) С ума с вами сойти можно! (Спохватывается.)
   Гарик. Вот и я про тоже... (Берёт Алису за руку.) Пошли, Алиса...
   Чеширский кот. Куда?
   Гарик. Я уже говорил куда...
   Алиса. А куда?
   Гарик. Подальше отсюда.
   Чеширский кот. Но ты так не уйдёшь просто. Так просто отсюда просто не уходят, просто потому что отсюда просто нельзя уйти просто так и не просто тоже.
   Гарик. Так... Пространство закольцевали?
   Чеширский кот (сначала слегка задумывается, потом же быстро отвечает). Точно не знаю, как это называется, но уйти нельзя.
   Гарик. Что ж, в таком случае я сяду здесь. (Садиться на диван.) И буду сидеть до посинения... Или пока пространство не распрямится... (Складывает руки на груди и смотрит на Чеширского кота, Алису и Королев как зритель.) Чего вы остановились? Давайте, делайте что-нибудь. Или мне Розу позвать с её корнями?..
   Чеширский кот и Алиса. Не надо!
   Гарик. Ну, раз она обещала свои корни показать, пусть покажет. Времени у меня много... пространство медленно здесь распрямляется?.. Мне кажется, что не быстро...
   Чеширский кот. Не надо тебе корней...
   Гарик. Почему же?
   Чеширский кот. Потому что её корни - это... (Шепчет такое на ухо Гарику, что тот моментально краснеет.) Вот это самое и есть её корни...
   Гарик. Ну так даже лучше... Пусть показывает... Роза...
   Сцена медленно темнеет, слышен шум ветра, гроза, сверкает молния. Медленно загорается свет.
   Что это было?
   Чеширский кот. Реакция, по всей видимости... (Осторожно осматривает небо, будто ждёт повторения стихии.)
   Гарик. На что?
   Чеширский кот. На плохое поведение.
   Гарик. На моё?
   Чеширский кот. Не на моё же.
   Гарик. Так что же, я и есть тот самый больной бог?
   Чеширский кот (отворачивается). Не знаю.
   Гарик. Нет, знаешь. Ты многое знаешь и это особенно тебе понятно. Так оно и есть? Я - этот больной?
   Чеширский кот. Давай поговорим о погоде... Вот, кажется, дождь собирается...
   Гарик. Я здесь бог, дождя не будет, я так повелеваю...
   Чеширский кот. Ага, ты уже думал, что ты бессмертный... больной... влюблённый...
   Гарик. Но это же всё в прошлом.
   Чеширский кот. Возможно.
   Гарик. Ты что? Будущее моё знаешь? И какое оно? Светлое и красивое или наоборот?
   Чеширский кот. Будущее знать невозможно, потому что невозможно знать то, чего нет. Да и, что есть зачастую неподвластно нашему разуму... Просто я могу угадать, что случится...
   Гарик. Ну, угадать и я могу...
   Чеширский кот. Но я точнее... это уже сколько раз подтверждалось...
   Грохочет гром.
   Всё меняется... Не к добру это...
   Чёрная королева хочет проверить в какую сторону дует ветер, слюнявит палец, прислушивается к ветру, берёт листок бумаги, складывает из него самолётик и разравнивая ему крылья режет о бумагу палец. Белая королева помогает ей, дует на палец.
   Чеширский кот. Ann is loving women, Fred is loving men.
   Королевы подозрительно глядят на Чеширского кота.
   Девочки! (Машет им лапой.)
   Чёрная королева. Какой-то ты стал, Чеширчик, подозрительный. Хотя я видела таких подозрительных, по сравнению с которыми ты - просто добропорядочный...
   Алиса. Он изменился. И не в лучшую сторону.
   Чеширский кот. Я всего лишь реакция, бумеранг... Как и вы все. Только я тоньше чувствую перемены...Чувствительности во мне больше.
   Гарик. Ну и что же твердит твой барометр?
   Чеширский кот. Ничего хорошего.
   Белая королева. Ты занимаешься не своим делом, Чеширчик. Тебе же другими делами, более серьёзными заниматься надо. А ты же... Весь в полосках. Грязный. Смотреть противно. Ты когда на себя последний раз в зеркало смотрелся?
   Чеширский кот. Я в зеркало не смотрюсь - не влезаю.
   Белая королева. Очень плохо, что не смотришься.
   Чеширский кот. Да и то, что не влезаю - не очень хорошо.
   Гарик. Нет, тебе надо за себя взяться. Сделать из тебя-дурня, нормального кота.
   Чеширский кот. Да я себе нравлюсь и такой.
   Гарик. Но ты другим не нравишься...
   Чеширский кот. А мне плевать, что думают другие! Я хочу остаться самим собой. Ибо так я хоть кто-то, а не винтик в хорошо отлаженном механизме.
   Гарик. Нет, ты понял...
   Чеширский кот. Не говори этих слов!..
   Гарик. Почему? Что может произойти?
   Чеширский кот. Здесь - всё, что только угодно. Ты же не знаешь, что здесь от твоих слов может появиться.
   Гарик. От слов "нет, ты понял"? Самые безобидные на свете слова... Ну после "мама, я уже покушал"...
   Чеширский кот. Но и эти слова могут вызвать неизвестно что...
   Гарик. Это "нет, ты понял"-то?
   Чеширский кот. Да они самые... (Осторожно смотрит в зал.)
   Жанна (из зала). Нет, ты понял!..
   Полина (из зала). Нет, ты понял!..
   Юлия (из зала). Нет, ты понял!..
   Регина (из зала). Нет, ты понял!..
   Битлы идут к сцене, поминутно приставая к зрителям со всякими блатными просьбами (это на усмотрение режиссёра).
   Гарик (встаёт, подходит к Чеширскому коту, вглядывается в зал вместе с ним). Кто это?
   Чеширский кот. Это банда.
   Гарик. Я уже видел их... Это же битлы... Да, это они.
   Чеширский кот. Это несколько не битлы. Это их жестокая интерпретация... Интерпретация интерпретации, так сказать. Вот, Жанна. Она же длинная. Судима по статьям... Нарушение правил охраны труда, We can work in out, Незаконное распространение порнографических материалов или предметов, All You Need Is Love, Халатность, Helter Skelter и Let it Be, Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, Happiness is a Warm Gun... Она у них самая главная... А вот Полина, она же Левша или Леворукая, у той грехов поменьше. Шпионаж, Ah, look at all the lonely people, Разглашение государственной тайны, Do You Want to Know a Secret, Разбой (на длинной ветреной дороге), The Long And Winding Road. Юлия, она же Скрипачка, та будет пострашнее... Но и поймать её редко когда удавалось... Так что судили пореже других...Статья: Терроризм, When the My Guitar Gently Weep. Вышибала... Та короткая, она же Ударница или Стахановка. Та вообще почти святая. Организация объединения, посягающего на личность и права граждан пункт 1 - организовала массовые самоубийства, I'd like to be under the sea...
   Регина. Нет, ты понял!
   Юлия. Нет, ты понял!
   Полина. Нет, ты понял!
   Жанна. Нет, ты понял!
   Гарик. Да ну, Чеширчик, ты меня, разыгрываешь... Ты только посмотри какие милые девочки, эти битлы. И совсем не выглядят такой уж пародией на ливерпульскую четвёрку. У них есть своя особенность. Своя изюминка. Одна на всех.
   Чеширский кот. Ага, ты с ними поосторожней, с этой их изюминкой, особенно. Подавишься ещё, насмерть. Эти, как ты выразился, девочки тебе голову оторвут и на кулак намотают.
   Гарик. Как это? Как можно голову на кулак намотать?
   Чеширский кот. А вот так! Они такое уже делали.
   Битлы поднимаются на сцену, осматриваются. Жанна докуривает сигарету и бросает окурок за кулисы. Слышен взрыв, сверкает вспышка, из-за кулисы валит дым. Чеширский кот и Гарик от страха буквально хватаются друг за друга.
   Жанна (поёт блатную песню, соответствующим образом проходясь по сцене).
   А дождик капал на рыло
   И на дуло Чепмэна,
   Йоко нервно курила,
   Эпштейн был с бодуна...
   Полина (поёт).
   Раз пошли на дело
   Я и Роджер Вотерс,
   Роджер Вотерс "Стену" написал,
   Джаггер нас не понял,
   Наркоты курнул он,
   И покинул нас в урочный час...
   Чеширский кот (Гарику, тихо). Сейчас мы услышим речь из бульварных боевиков и трудов Августина Блаженного.
   Гарик. А они его читали?
   Чеширский кот. Вряд ли, но на его проповеди это очень похоже.
   Жанна (замечает Гарика и Чеширского кота). О-па на! А ты, полосатик, по всей видимости, Чеширский кот?!
   Чеширский кот. Нет, я Чеширский пёс.
   Юлия (подходит к Чеширскому коту вплотную). Что-то ты не похож на собаку. Собаки не бывают такие тонкие и изящные.
   Чеширский кот. Болею! (Шмыгает носом.)
   Юлия (внимательно осматривает Кота, буквально его обнюхивает). Чем, интересно?
   Чеширский кот. Не помню как называется точно... Но очень заразное...
   Юлия отскакивает от Чеширского кота как ошпаренная.
   Жанна. Но всё же, чем докажешь, что ты пёс?
   Чеширский кот. Я умею вилять хвостом! (Усиленно виляет хвостом.)
   Регина. Любой болван может вилять хвостом, если он у него, конечно, есть.
   Чеширский кот (довольно смущённо и нехотя). Гавкнуть, что ли?
   Жанна. Ну, гавкай.
   Чеширский кот (вздохнув, поморщившись и тихо, буквально выдавливает из себя). Гав.
   Жанна. Не верю!
   Чеширский кот (тихо). Тоже мне, Станиславский нашёлся. (Громче.) Гав, гав!
   Жанна. Гавканье вроде ничего.
   Полина. На три с минусом.
   Жанна. Нет, на два с плюсом. (Подозрительно смотрит на Чеширского кота снизу вверх - даже её роста не хватает.) Ишь какой длинный!
   Чеширский кот опускается до её уровня.
   Разулыбался тут!
   Чеширский кот убирает улыбку и оставляет только язык.
   Во, и язык убери!
   Чеширский кот убирает язык.
   Жанна. Ладно. Прокатит. (Гарику.) А ты кто?
   Чеширский кот. О! Это Гарик! (Хватает Гарика за плечи и толкает его к Битлам.)
   Жанна. Новенький?
   Чеширский кот. Да, только что пришёл.
   Жанна. Да. А ты знаешь, что с новенькими делаем?
   Гарик. Нет. Я же новенький.
   Жанна. Да. Чего-то мы про это не подумали. А то новенькие только узнают, что мы обычно делаем с новенькими, когда они новенькими становятся. Надо продумать этот вопрос. (Замечает рядом с диваном гитару.) Играешь?
   Гарик. Немного.
   Жанна. Играй!
   Гарик берёт гитару, пытается что-то сыграть.
   Ну-ну! (Останавливает Гарика.) Я тоже так умею. Давай нашу.
   Гарик. А что?
   Чеширский кот шепчет ему что-то на ухо. Гарик медленно играет "Собачий вальс".
   Жанна (вздыхает). Ладно, хватит. Хотя фальшивить мог бы побольше. М-де... Новенький... Играешь плохо, с какой-то сомнительной собакой водишься... Да и вообще... Не нравишься ты мне... Расстроил ты меня...
   Гарик. Простите.
   Жанна. Не прощу. Ты чего вообще сюда пришёл?
   Гарик. Ой, это долгая история...
   Жанна. Ну, так рассказывай... (Садиться, прямо на подставленный Региной стул.) Я слушаю...
   Гарик. Ну, короче...
   Полина. У кого короче, у того не длиньше...
   Гарик. Согласен. Поразительная логика.
   Жанна. Ты давай, не отвлекайся на логику. А то у меня время дорого стоит...
   Гарик. Сколько? Если не секрет?
   Жанна. Неопределённо много. Так ты будешь говорить?
   Гарик. Откуда начинать?
   Жанна. Ну, с самого начала можно не начинать. Про Большой Взрыв и динозавров я ещё со школы помню... Так что давай с позавчера... а ещё лучше с позапозавчера.
   Гарик. Ну там как раз самое интересное...
   Жанна. Ну так ты рассказывай, а то я сейчас усну.
   Гарик. Ну... тогда я вдруг обнаружил, что к скуке в моём весеннем настроении добавились ещё и галлюцинации... Чеширский кот пришёл... (Указывает на Чеширского кота.)
   Битлы подозрительно глядят на пытающегося от стыда закопаться подальше Чеширского кота, однако продолжение рассказа Гарика приковывает их дальнейшее внимание.
   Потом пионеры... Хотя пионеры сначала были...
   Юлия. Пионеры? Это какие-такие ещё пионеры?
   Гарик. Павлик и Зоя. Мальчик и девочка.
   Юлия. Ага. Павлик с барабаном?
   Гарик. Да.
   Юлия. А Зоя - длинная?
   Гарик. Ну, высокая, во всяком случае.
   Юлия. Так и есть. Дылда и Пузатый везде раньше нас пролезут...
   Жанна. Юлька, прошу не перебивать рассказа новенького.
   Юлия. Миль пардон, Жанна.
   Гарик. Мне продолжать?
   Жанна. Я дико удивляюсь, с чего ты спрашиваешь. Продолжать, конечно.
   Гарик. Потом пришёл Чёрный человек. Мы с ним в смерть мою поиграли... потом пришёл... А нет, я потом в больницу пошёл...
   Регина. Вылечили?
   Гарик. Не от того.
   Регина. Это организм такой... дурной...
   Жанна. А дальше?
   Гарик. Дальше я... ну... в общем... В общем, пришёл Коля...
   Полина. Галлюцинация?
   Гарик. Нет... хотя я не знаю... он появляется как и другие... Так что оставим это под вопросом... Ну потом мы чаю попили с ним и с... в общем, я потом решил убить себя...
   Полина. Зачем?
   Гарик. Не важно... Это такая запутанная история... Так что это мы опустим.
   Жанна. Не опустим, а пропустим. "Опустим" - это кое-что иное. Рассказывай...
   Гарик. Убить я себя не убил, но меня спас ангел.
   Жанна. Какой?
   Гарик (указывает на вбегающего Ангела). А вот такой.
   Ангел и вправду вбегает, останавливается у Чеширского кота, немного отошедшего от стыда, достаёт волшебную палочку и бьёт ею Кота по голове.
   Ангел. Ну чего уставился? Даже спрятаться нормально не можешь. (Убегает.)
   Гарик. Вот... А потом пришёл Чеширский кот и привёл меня сюда. Я тут пришёл к разным выводам...
   Полина. Вроде?
   Гарик. Вроде я здесь - Бог, оттого мир такой несуразный.
   Жанна. Бог? Кто это?
   Регина ей шепчет что-то на ухо.
   А... Этот... М-да... Знаю... Это под ним ещё все ходят и он ещё у всех свидетель или защитник, или адвокат, или даже прокурор. Всё?
   Гарик. Да.
   Жанна. Не густо... Удручающе забавную историю ты рассказал, Гарик... Не нравишься ты мне... Вот ещё и истории рассказывать не умеешь... Что мне с тобой делать?
   Гарик. Можно, я пойду.
   Жанна. А куда?
   Гарик. Хотя бы домой. Тут недалеко, за зеркалом. Провожать даже не придётся...
   Жанна. А что ты там будешь делать?
   Гарик. Найду...
   Жанна (Полине). Нет, ты понял... Он щаз пойдёт... Никуда ты от нас не уйдёшь, милай... Да и с этим собаком мы ещё не разобрались... (Подходит к Чеширскому коту, смотрит на его улыбающуюся физиономию.) Значит, говоришь, пёс...
   Чеширский кот. Ну, с кем не бывает... Вы же тоже не то, что бы вам хотелось...
   Юлия. А щаз глупость сказал.
   Чеширский кот. Ну и что? Много чего мы говорим и не всегда всё умность... должна же быть и глупость...
   Жанна. Возможно. Ну, что ж, за враньё мы тебя накажем.
   Чеширский кот. А, может, не надо?
   Жанна. Надо... иначе ты же всех нас...
   Гарик. Ну чего вы? Его же мало кто понимает... Таков он... Недоделка, как и вы...
   Жанна. А щаз и ты глупость сказал. Эх ты, а ты мне ещё и понравился. Не как мужик, конечно, но что-то в тебе есть.
   Гарик. Семьдесят килограмм мяса, ливера и мозгов!
   Жанна. Ну, мы тебя ещё не взвешивали, откуда мы можем знать, что так оно и есть... что ты пургу не гонишь... Ладно, Юлька, готовься, сейчас мы будем котяру учить...
   Чеширский кот (пытаясь спрятаться за Гарика). Гарик, не отдавай меня им...
   Гарик. Не беспокойся, не отдам... Девушки, можно же всё мирно решить... Чеширчик перед вами извиниться... (Смотрит на Чеширского кота, неистово мотающего головой.) Во всяком, случае, мне так хочется, иначе начнётся кое-что несуразное... Вот, и мы с вами разойдёмся по-мирному...
   Жанна. Мысль толковая, но не в этом инциденте... Так, что готовься...
   Гарик. Ну не надо устраивать мордобоя, из-за неправильных слов и естественного вранья!..
   Чеширский кот (делает вполне успокаивающий жест, сейчас он всё решит). Постой, Гарик! Эй, девочки! "Bang! Bang!"
   Все Битлы рефлекторно дёргают головами.
   Регина. Ну, всё, длинный, хана тебе!
   Юлия. Я ему сейчас голову откручу!
   Полина. Не открутишь, у него, похоже, резьба сорвана.
   Юлия. А мне всё равно, на крайний случай собью молотком!
   Жанна (хватает Кота). Ничтожество! Ты посмотри на себя... От тебя даже пахнет противно...
   Чеширский кот (весьма жалок в таком положении). А как от меня должно пахнуть?
   Юлия. От настоящего мужика должно пахнуть амброзией.
   Чеширский кот. Насколько я помню, амброзия - это пища богов. От меня же пахнет рыбой и хлебом.
   Юлия. А ты уверен, что боги это едят?
   Чеширский кот. Люди созданы по образу и подобию, а потому они это едят. Вполне возможно, что и кошачий корм едят, когда приспичит.
   Жанна. Не логично, ничтожество. Ты ничего из себя путнего не представляешь! Так что тебя как болезнь надо уничтожить, чтобы тобой никто не болел.
   Чеширский кот (вырывается, разъярённый кричит на Жанну Ленину). Да я! Я таких как ты душил! Душу! И душить буду! Мышка моя! (Разрывает на груди шерсть и под ней оказывается такая же полосатая шерсть, только в более мелкую полоску. Показывает тельняшку залу.)
   Жанна. Слышь, ты! А по сусалам?! А в гитару, по морде твоей мохнатой-полосатой?! Да ты! (Показывает Чеширскому коту средний палец.) Да ты мизинца моего не стоишь! (Смотрит на палец.) Пардон. (Убирает средний палец, показывает ему мизинец.)
   Чеширский кот сгибается, присаживается, высовывает язык, радостно гавкает.
   Ой, ничтожество! (Гарику.) Снимай стёклышки, бить буду! Регина, говорю: "Снимай стёклышки, я его сейчас бить буду".
   Регина снимает у Жанны очки.
   Ну, всё. Теперь я точно за себя не отвечаю. Раз, два, три, четыре, пять. Началась месиловка...
   Гарик. Не в рифму...
   Жанна. Зато правда...
   Чеширский кот. Можно неуместное предложение?
   Юлия. В порядке последней воли покойного - можно.
   Чеширский кот (хватает Гарика). Бежим, Гарик...
   Гарик и Чеширский кот убегают.
   Регина. Ни фига себе...
   Юлия. Мурчик-Чешик от нас чешит!
   Жанна. О! У громилы стихи образовались! Растёт...
   Полина. Причём здесь стихи? Надо догнать интриганов...
   Битлы убегают за ними. Начинается погоня. Здесь можно включить музыку (Брамс, "Венгерский танец" европейцы его ещё называют "Чардашем"). Вбегает Чеширский кот, видит, что Гарика уже нет и убегает снова. Входят Королевы. Наблюдают, за всеми пробегающими. Пробегает Гарик, за ним бежит Роза. Пробегают Битлы, за ними бежит Чеширский кот, который поняв, что несколько близок к банде, разворачивается и бежит в другом направлении. Входит Чёрный человек, он гадает на ромашке с чёрно-белыми лепестками. Вбегают Битлы, те тут же замечают Чёрного человека и убегают от него. Вбегает Чеширский кот с Алисой под руку, замечает, что на руке у него повис кто-то посторонний, отбрасывает её руку и убегает. Вбегает Гарик, видит Чёрного человека и убегает от него. Вбегает Коля, просто пробегает в каком-то пока неопределённом направлении. Вбегает Ангел, останавливается посередине сцены. Пробегают Битлы, Роза, Гарик. Когда пробегает Чеширский кот, Ангел бьёт его волшебной палочкой по голове. Ангел убегает. Уходит Чёрный человек. Проходят Пионеры, пронаблюдав пробегающих мимо Битлов и Гарика. Вбегают с разных концов Гарик и Чеширский кот, на середине сцены совершают разворот, подобный па в кадрили, убегают. Вбегает Алиса и тут же убегает. Вбегает Роза и тут же убегает. Вбегает Гарик, останавливается на середине сцены, хочет отдышаться. Однако тут же вбегают с разных концов Битлы. Гарик в ловушке, однако его спасает Чеширский кот, как шальной влетевший на сцену. Вбегает Роза, останавливается. Вбегает Алиса, останавливается. Вбегают Королевы, останавливаются, Осмотрев презрительно друг друга, они расходятся в разные стороны. Входит Ангел, размахивая волшебной палочкой как булавой, смотрит к кому бы её применить, не найдя применения своему орудию, уходит.
   Чеширский кот (вбегает, у него остутствует кисть левой лапы, кричит как резанный, потом вытаскивает кисть из рукава и облегчённо вздыхает). Фу! Вот она! (Убегает.)
   Вбегает Гарик. Одновременно с разных концов вбегают Битлы, они тут же начинают медленно надвигаться на Гарика. Вбегает Чеширский кот, на этот раз одним ударом его сшибает Юлия, однако на него решено не тратить времени. Гарик им более интересен. Музыка затихает (если она, конечно, есть).
   Гарик (испуганно глядя на приближающихся Битлов). Опять на этом же месте... Хотя, это закон Зазеркалья: "Если хочешь остаться на месте - нужно бежать..." Но опять я на том же месте и опять они на меня надвигаются... Жуть... А чего это я, собственно, боюсь?.. Я же бог здесь! А значит могу делать всё, что захочу... И от Битлов себя огорожу... Ведь они же призраки, и не больше... Глюки, выражаясь их же языком!.. (Достаёт из кармана мел, очерчивает круг вокруг себя.) Вот так. Теперь достаньте меня, если сможете, конечно...
   Юлия (склоняясь над Гариком). Володенька, открой, я же тебя зубами загрызу, слышишь?
   Гарик. Я не Володенька, я - Юрочка.
   Юлия. Да какая, блин, разница?! Зубам всё равно кого грызть! (Осторожно касается невидимой границы, понимает, что может пройти через границу, проходит через неё. Берёт за шиворот Гарика и хочет его вытащить, но через границу перетащить его не может.)
   Жанна. Хм, система "ниппель"... Ничего, ничего. Подождём. Оголодает - сам и выйдёт, там его и схватим...
   Юлия. Ну что, чудило, попался? Вот ты глупый. О, какой глупый. Сам же себя в ловушку и затащил. Прямо как одна девка Марта. Она была дорогая и он тратил типа время на разговор... да к тому же просил вспомнить о нём и типа не забывать его. И конкретно дорогая она была ему. И чё он на неё время только тратил? Конкретно непонятно. Он её просил держать голову кверху, потому что она, дура, сама себя находит глупой. И ещё просил усмирить всё, что вокруг неё... Ну там пацанов всяких нереальных. Дура она, одним словом. Потом он её ещё просил держать голову подальше от себя, когда она видит, что делает и находит себя глупой. Потом снова попросил усмирить своё окружение... Там куплет повторяется два раза... И самое-то конкретное - она вдохновляла его. Он же её просил быть хорошей и не забывать его... Но что с дуры возьмешь?.. Такая лажа...
   Гарик. Это ты пионерам расскажешь!..
   Раздаётся бой барабана и звуки горна. Битлы разлетаются как призраки от крика петуха. А эти звуки таковой эффект на них и имеют. Входят Пионеры.
   Чеширский кот (садиться рядом с Гариком). Ну и чего ты сделал? Отделил себе пространство? Отчего только?! Чего ты этим добился?
   Гарик. Почему так вышло? Я же хотел обезопасить себя.
   Чеширский кот. А это всё потому, что не всё можно себе подчинить... Даже здесь.
   Гарик. Я хочу домой.
   Чеширский кот. Это можно устроить...
   Гарик (встаёт, но выйти из круга не может). Тогда пошли... Но я не могу выйти отсюда... Видимо, я обречён. На эти скитания, от себя к себе... Замкнут! Как кольцо.
   Чеширский кот. И ты можешь выйти из этого кольца, когда захочешь.
   Гарик. Так я как раз не могу выйти!
   Чеширский кот. Я же сказал: "когда захочешь". А ты пока этого не хочешь. Тебе там нравиться. А захочешь - выйдешь.
   Гарик. Но я не могу сейчас выйти! Смотри. (Пытается пробить кольцо, но кулак останавливается на границе.) Я здесь заперт! И даже стену эту пробить не могу.
   Чеширский кот. Значит, ты просто не хочешь. Просто сам же себя обманываешь, что тебе этого хочется, ты готов. А на самом деле...
   Гарик. На самом деле?
   Чеширский кот. На самом деле ты хочешь здесь и остаться... Тебе здесь нравится. Ведь ты здесь на подозрении бога. (Показывает на зеркало.) А там - ты никому не нужен. Как ты считаешь. Ты даже считаешь, что за этим зеркалом ты - никто.
   Гарик. Скорей всего, это так...
   Коля (вбегает, тяжело дыша). Ну и хоромы у тебя здесь, Гарик... (Видит Чеширского кота.) О, какой котяра...
   Чеширский кот. Я - Чеширский кот.
   Коля. Да уж заметно. Улыбка до затылка.
   Гарик. Как ты здесь оказался?
   Коля. Ну, я-то понятно. Я зеркало обошёл... А ты?
   Чеширский кот. Я привёл.
   Коля. А где это я? Место очень странное. Женщины какие-то бегают. И всё мимо... Одна тут корни предлагала показать... Ангелы ходят... Девки, другого слова просто нет, какие-то борзые...
   Чеширский кот. Не поймёшь, это сложно.
   Коля. Почему же? Я Борхеса читал... Кафку тоже... Почему же это я не пойму?
   Чеширский кот. А ты их понял?
   Коля. Не важно... Где всё-таки я?
   Чеширский кот. "У ней внутря"... Как говорил один изобретатель.
   Коля. Не понять тебя. Дурной... (Подозрительно глядя на Чеширского кота, обходит его и подходит к Гарику.) Может, ты мне объяснишь, где мы?
   Гарик. Зачем ты сюда пришёл?
   Коля. Ничегошеньки, он тут ходит, а мне нельзя?!
   Павлик. Нельзя... Есть места, куда нельзя ходить.
   Коля (Павлику). Чего?
   Зоя. Павлик хочет сказать, что нечего тебе ходить туда, где тебе быть не следует. То есть, неча совать свои грязные лапы, в те территории, где они быть не предназначены... (Павлику.) Я тоже книжки читаю...
   Коля. Я - свободный человек. Я имею право ходить куда угодно!
   Зоя. Но ведь в такие сокровенные места нельзя пускать людей с грязными ногами.
   Коля. Ботинки я чищу каждый день!
   Павлик. Уверен? (Показывает на грязные следы, только что оставленные Колей.)
   Коля. Мистика какая-то... Я не могу оставить след... я даже подошву протираю... Это вы специально такую мистику развели, чтобы мне было неприятно!
   Чеширский кот. Это не мистика. Просто место это не терпит чужих и отторгает их.
   Коля (тыкает пальцем в Гарика). А он, значит, здесь свой?
   Чеширский кот. Он - да.
   Гарик (выходит из круга, на что обращают внимание Пионеры и Чеширский кот). Не надо было тебе сюда приходить, это не твоё... Это что-то в глубине... Внутри. И нельзя в этом топтаться... Нельзя здесь на танках ездить, это как красивый газон... с хрупкими и очень красивыми цветами...
   Коля. Башкой ударился? Так говорить начал... Не указывай мне, куда можно, а куда нельзя.
   Гарик. Я здесь имею право.
   Коля. Самый главный? Правоимеющий? Бог, что ли?
   Гарик. В некотором роде.
   Коля. Вот теперь точно с башкой проблемы. Мания величия. Лечится надо.
   Гарик. Отстань, Коля... Ничего ты в этом не понимаешь... (Отворачивается от Коли.)
   Коля. Ой, ой, ой. Какие мы нежные, чувствительные... Ну, чего нахмурился? Губки тюбиком!
   Гарик. Ой, мы такие весёлые. Всех вылечим... или покалечим.
   Коля. Для тебя второй исход вероятней!
   Постепенно входят на сцену другие Галлюцинации, они останавливаются на заднем плане, будто зрители, начинающегося действа.
   Гарик. Это мы ещё посмотрим.
   Коля. Ой, нам сейчас накостыляют по первое число...
   Гарик. Накостыляю... Чего же не накостылять?.. Ну что ты вылупился как овен на новые ворота?!
   Коля. А ты, братец, хам!
   Гарик. Да не больше некоторых!
   Коля. Да с кем ты разговариваешь? Никакого уважения. Я же тебя на девять месяцев старше! Ты ещё в кроватке без движения лежал, а я уже ходил пешком под стол, иногда под себя.
   Гарик. Ой, вы посмотрите, пошутил оригинально...
   Коля. Да уж получше некоторых.
   Оба смотрят друг на друга дико, готовые сейчас двинуть по уху или куда ещё.
   Чеширский кот (встаёт между ними). Цыц! Вы ещё поубивайте друг друга!.. Да-да! Поубивайте друг друга! А мы посмотрим... Только покрасивее... Давайте устроим дуэль! Ду-эль! Принести пистолеты!
   Приносят коробку из-под печенья. Чеширский кот берёт её, открывает.
   Выбирайте оружие.
   Коля и Гарик берут по пистолету. Пистолеты самые разнообразные.
   (Заглядывает в коробку.) О, да тут кто-то печенюшку оставил.
   Алиса. Это я!
   Чеширский кот. Тогда держи. (Отдаёт печенюшку Алисе.)
   Алиса берёт печенюшку, пытается её погрызть, потом бьёт ею о пол, создавая тем грохот. Все смотрят на неё осуждающе.
   Алиса (как бы извиняясь). Давно оставила.
   Чеширский кот (берёт воображаемую книгу.) Стреляется раб божий Николай с рабом божьим Юрием... А нет, не то... (Перелистывает воображаемые страницы.)
   Коля недоверчиво смотрит на эту воображаемую книгу, даже сквозь неё рукой проводит.
   Алиса. У меня даже есть белый платок! (Достаёт белый платок. Машет им.) Могу бросить между ними...
   Чеширский кот. Не надо. Это уже не поможет. Не угодно ли вам примериться?
   Коля и Гарик что-то хотят сказать.
   Нет, не угодно! Не надо. Молчите. Мы уже на дуэль настроились. Причём все сразу.
   Коля. А может всё-таки не надо? Пистолеты какие-то дурацкие, печеньем пахнут, книги какие-то невидные... Сумасшедший дом какой-то...
   Чеширский кот. Может, ты помолчишь? Пожалей хотя бы будущего инвалида. Себя, то есть.
   Коля. Ну ты это... Поосторожней с этим... А то как это... долго потом это будешь... У меня чёрный пояс по каратэ!
   Чеширский кот. А у меня чёрные полосы по всему телу!.. Всё, сходитесь!
   Гарик и Коля сходятся. Поднимают пистолеты, их руки переплетаются.
   Теперь расходитесь.
   Гарик и Коля расходятся, но руки их цепляются друг за друга.
   Хватит ломать комедию! Не ваше это здесь дело.
   Гаснет свет.
   Эй, кто свет выключил?
   Коля стреляет. Свет зажигается.
   (Хватается за сердце, вроде бы его подбили.) Ой!
   Коля брезгливо отбрасывает пистолет.
   (Коле.) За что?.. Что я сделал?.. Хотя вам виднее...
   Выходит на передний план Ангел с волшебной палочкой, подпрыгивает, бьёт Чеширского кота ею по голове.
   (Нормальным, серьёзным голосом.) Чего так больно-то? (Гарику, будто при смерти.) Как холодно, Герда... Вы меня похороните рядом... (Указывает на Чёрного человека, потом вдруг резко показывает на Гарика.) С ним... Я тоже хочу рядом с Полом Маккартни. Только не с Полей Макаренко... В братской урне я лежать не хочу... Представляете: идут пионеры оказывает на Пионеров.) - салют Чеширскому коту! Плывут пионеры - салют Чеширскому коту! (Удивлённо, смотря в потолок.) Летят пионеры - салют Чеширскому коту! (Смотрит в пол.)
   Все плачут. Даже Чёрный человек смахивает чёрным платочком скупую даже слегка черноватую слезу.
   Ползут пионеры - ну, салют Чеширскому коту и его поминкам! Растёт лимонное дерево - салют Чеширскому коту!.. Не плачьте! (Падает, падает, падает.)
   Чёрный человек плача поднимает Колин пистолет, целиться сквозь слёзы в Чеширского кота, хочет добить, чтобы облегчить страдания киске.
   (Берёт пистолет у Чёрного человека.) Не надо. Один уже так дострелялся. Попадёшь ещё в кого-нибудь. (Падает на руки своему убийце. Коля, как самый скептик, пытается посмотреть на рану, отодвигая от неё лапу, но Чеширский кот бьёт его за эту попытку по рукам.) Я не плачу! Я стойкий! Я не плакал, когда у меня на глазах разбили бутылёк валерьянки! Эх, почему коты не летают как птицы, а летают, как топоры плавают... Я уже вижу свою смерть! Она такая... Это к людям смерть приходит с косой и в чёрном балахоне, а к котам она приходит с ведром воды. Моя же... В клоунском наряде, с коробкой печенья и ведром сиропа... Господи, какая нелепая смерть!.. Да к тому же на белую королеву похожа... такая же курносая...
   Белая королева не слишком довольна, что её курносой обозвали.
   Не плачьте! Меня же не жалко. Я же галлюцинация... (Радостно, отнимает лапу от груди.) А галлюцинации не умирают! (Чуть не прыгает.)
   Все плюют в пол с досады.
   (Отбирает пистолет у Гарика и подбирает Колин.) Чуть не поубивали друг друга. Хорошо ещё никого не задели.
   Коля (подходит к Чёрному человеку, многозначительно глядит ему в глаза и легонько локтем тычет в его чёрный бок). Вы, как я погляжу, здесь самый нормальный. Даже знаете, кого убить надо первым... А? Нормальный же вы... А?.. А?!..
   Чёрный человек (отвечает ему взаимностью, да так, что Коля сгибается пополам). Нет!
   Коля. Что "нет"?
   Чёрный человек. Нормальный - понятие относительное. И тот, кого вы считаете нормальным - это вы сами или ваша копия. А второго как вы нам здесь не надо.
   Коля (откашлявшись и подняв гордо голову). Это дурдом какой-то... И главный псих (Показывает на Чеширского кота.) не он! А вот этот вот! (Показывает на Гарика.) Потому что он это всё допускает... и терпит. Он здесь должен быть самым нормальным, а ведь и не получается!
   Гарик. Ну не нормальный я...
   Коля. Стоп-стоп-стоп! Этому Юрику больше не наливать. Ба! Одно - это я предположил, а другое - признаться при всех! Мы уже открыто признаёмся в таких вещах!..
   Гарик. Ну я-то могу признаться в том, что есть. А ты-то сам в чём-нибудь постыдном можешь признаться?
   Коля. Это я-то? Я-то?.. А у меня и нет ничего постыдного. Я чист, адекватен и нормален!
   Гарик. Ну раз нормален, то оставь меня, ненормального в покое... Я же тебе не мешаю...
   Коля. Мешаешь. Перед моими глазами ты маячишь... Заснуть не даёшь...
   Гарик. Ну, так иди себе и спи...
   Коля от негодования и упрямства Гарика и его Галлюцинаций рычит, сжав кулаки.
   Алиса. Не хрюкай. Выражай свои мысли как-нибудь по-другому!
   Чёрная королева. Если не знаешь, что сказать, говори по-французски!
   Коля (зло глядит на Алису, осматривает лица всех Галлюцинаций, останавливается на их "создателе"). Ну и пойду... Всё равно лучше, чем в этом дурдоме находиться... (Уходит, яростно топая.)
   Гнетущая пауза. Гарик садиться на край сцены опустив голову.
   Чеширский кот. Ну, зачем ты так?
   Гарик. А почему он так? Почему всё так происходит... Даже мир у меня какой-то недоделанный! Глупый, абсурдный! Непонятный мне же!
   Чеширский кот. Это всё идёт от тебя и винить кого-то, что тебе это не нравиться, что всё не так, как должно быть - глупо. Это всё ты и не более. Всё начинается изнутри и там же заканчивается, замыкается на себя и идёт во второе кольцо. И далее, запутываясь всё сильней. Ты сам не можешь с собой совладать... Ты сам не можешь поправить, где нужно свой внутренний мир. Не можешь им управлять...
   Гарик. Как же мне научится ладить с самим собой?..
   Чеширский кот. Этому не научишься... Это ты должен сам понять, что ты собой представляешь... И почему со своим миром ты не ладишь... И как себя с собою вести... Тут никто тебе не учитель... Это всё поймёшь сам...
   Гарик. Когда?
   Чеширский кот. Когда придёт время.
   Начинает играть грустная музыка ("Neone's song").
   Гарик. А когда оно придёт?
   Чеширский кот. Этого даже я не знаю... Гарик, мы уходим.
   Гарик. Куда?
   Чеширский кот. Всегда есть место, куда идти, иначе не имеет смысла идти вообще.
   Гарик. Но вы вернётесь?
   Чеширский кот. Возвращаться нужно туда, если есть зачем возвращаться. А тут... Ну ты сам понимаешь...
   Гарик. Не уходите.
   Чеширский кот. Мы должны.
   Гарик. Останьтесь. Я к вам уже привык.
   Чеширский кот. Мы сделали своё дело. Нам пора.
   Гарик. Но я уже излечился, я не хочу умирать. Я видел курносую, правда чужую и с ведром киселя. И она была нелепа. Я сомневаюсь, что моя будет менее нелепой. Я видел себя изнутри и снаружи... Порождение собственной души, внутреннего пространства... и... я сам не могу с ним совладать... Мне же нужна помощь... помочь совладать с самим собой... Научиться управляться с собственным миром... мне нужна помощь, Чеширчик! Я редко прошу помощи, обычно сам со всем справляюсь... Но именно здесь... Здесь я бессилен... И потому прошу вас... Останьтесь...
   Чеширский кот. Нет. У нас нет смысла оставаться. Нас здесь не должно быть. Нас вообще не должно существовать, так что давно пора осуществить то, что давно должно было случится. Нет смысла разбираться в этой фразе, ибо она вот-вот потеряет его и нет резона в нём, смысле, разбираться. (Становится с остальными на задний план.)
   Гремит гром, сверкает молния.
   Кажется дождь начинается! Этот мир рушиться... Но не волнуйся, на его руинах обязательно что-то появиться новое... это обязательно...
   Гарик смотрит на них, как они синхронно, как стая роботов подходят и отходят. Картина несколько жутковатая. Мистическая. Музыка становится всё громче. Падает снег, дует ветер, сцену заволакивает дым. Закрывается занавес (Гарик стоит перед занавесом). Гарик, расправив руки как крылья, падает на занавес и исчезает за ним.

Эпилог

Allright

   Раскрывается занавес. Гарик лежит на полу, раскинув руки. Он отрешённо смотрит в потолок. Звонок. Гарик вскакивает и трясёт головой.
   Олеся (входит). Гарик?
   Гарик. Я здесь... Удивительно, я снова здесь.
   Олеся. Хорошо, что живой. А то у вас был такой вид, когда я уходила... Я думала, вы просто поубиваете друг друга. А где Коля?
   Гарик. Ушёл. Нет, он жив... Просто он ушёл... Сам. На своих ногах.
   Олеся. Значит, я напрасно волновалась... Я так и решила, что ничего плохого не будет. Всё прошло хорошо... Друзья же, не первый раз ссорятся.
   Гарик. Да, друзья...
   Олеся. Ну и слава Богу... Хотя Колю я уже видела. Он жив-здоров. Бежал только быстро да меня не заметил.
   Гарик. Видела?.. Тогда зачем вернулась?
   Олеся. Беспокоилась. Так много кто бегает.
   Гарик. За кого беспокоилась?
   Пауза. Олеся и Гарик смотрят друг на друга.
   Неужели... Интересно... Всего лишь два дня назад мне казалось, что я как-то болен... потом я решил что... потом же... я чуть не... ладно, это неважно... а затем же... мне казалось, что я всё-таки болен... а сейчас вроде бы и вылечился...
   Пауза.
   Я какой-то ненормальный человек... Вроде бы и люблю, чтобы никого рядом не было, а ведь и одному скучно... Ведь обо мне надо заботиться... потому что если обо мне не заботиться - я стану заботиться обо всех... а если никого рядом не будет, то я начну чахнуть... Какая необычно глупая мысль... или глупо необычная... Но больше всего непонятная...
   Пауза.
   Даже как-то смешно.
   Олеся. Отчего?
   Гарик. Глупо как-то выходит... Наверное, я не умею этого делать... Опыта маловато.
   Олеся. Что делать?
   Гарик. Что?.. Ну, я сейчас что делаю? (Сам себе.) Что я делаю...Наверное, я признаюсь в любви... кому-то мне не безразличному. И я даже не знаю как...
   Олеся. Это получается. Не так как у всех, конечно... На колено никто не встаёт... с розой в зубах... никто не говорит о бессонных ночах в ожидании, томлении... Не надо, не надо... Это будет очень пошло... Но у тебя получилось... (Подходит к Гарику.) Правда, правда...
   Поцелуй. Гарик и Олеся стоят обнявшись. Смотрят друг другу в глаза. А слов и не надо. Отчасти немая сцена. Можно пустить музыку. Возникают Галлюцинации (кроме Чёрного человека). Гарик испуганно смотрит на них. Галлюцинации прикладывают пальцы к вискам и умирают. Входит Черный человек, смотрит на всё это действо, достаёт пистолет, стреляет в висок, падает, умирает. Звучит "Allright".

Занавес

1.05 - 23.06.2004, 2 - 3.08.2004, 14.08.2004, 18.08.2004, 20 - 23.08.2004, 16 - 30.09.2004, 28.10.2004, 4.11.2004, 22.11.2004, 18.01.2005, 22 - 25.01.2005

Новосибирск, Усть-Илимск

   Песня "Есть у меня", "Воскресение", почти что любой концертный альбом и ранние студийные.
   Песня "Случилось", "Воскресение", песнь более редкая.
   Песня "Так бывает...", "Воскресение", встречается только на самом первом альбоме, одноимённом с названием группы.
   Песня "Машины времени", альбом-рок-опера "Маленький принц".
   Уча, учимся. (лат.)
   "Солдат" ("Песенка про солдата"), "Машина Времени", присутствует на альбомах "Это было так давно", "Лучшие песни 1979 - 1985".
   "Про Ваню", "Несчастный случай", альбом "Чернослив и курага".
   "Солдат вселенной" ("Я привык бродить один..."), "Воскресение", почти на всех альбомах есть, даже в исполнении "СВ".
   "Генералы", "Несчастный случай", альбомы: "Межсезонье" и "Самый сок".
   "Конь", Максим Леонидов, альбомы "Проплывая над городом" и "Лучшие песни 1985 - 2000".
   "Спускаясь к великой реке" ("Крестики-нолики"), "Машина времени", альбомы содержащие сию песенюшку: "Картонные крылья любви", "ХХХ лет. Юбилейный концерт в Олимпийском", "50 на двоих".
   Группа "Queen" (альбом "A Kind of Magic").
   Дж. Р. Р. Толкин "Сильмариллион".
   По законам искусства. (лат.)
   Закон судьбы. (лат).
   Навек прощай. (лат.)
   "Maxwell's Silver Hammer", группа "The Beatles", альбом "Abbey Road".
   Энн любит женщин, Фред любит мужчин. (англ.) "Probably"
   Марк Дэвид Чэпмэн, маньяк, убийца Джона Леннона.
   Йоко Оно, жена Джона Леннона, приложившая свою японскую руку к развалу английского "Битлз".
   Браен Эпштейн (Эпстайн или Эпстейн), продюсер "Битлз", после его загадочного самоубийства группа и развалилась.
   Роджер Вотерс, лидер группы "Пинк Флойд", написал рок-оперу "Стена".
   Мик Джаггер, лидер группы "Роллинг Стоунз", имеет взбалмошную манеру петь.
   Плохой перевод с элементами сочинения и размышления песни "Martha My Dear" ("White Album") незабвенных Битлов. Перевод осуществлён с хорошего английского на плохой блатной русский. Лексика - наиболее прилична.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

- 45 -

  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"