Квант Макс: другие произведения.

5. Рыжее сердце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Поиски чрезрычано волшебного предмета по всему Тринадцатому миру.


Макс Квант

Рыжее сердце

   Оба сына Генриха прославились каждый по-своему. Первого называли Львиное Сердце, а второго - Иоанн Безземельный. У Ричарда было хоть львиное сердце, а у Иоанна - никакого. Кроме того, у него отняли все земли, и он, таким образом, очень походил на шахматного короля.

"Занимательная История", О. Дымов

Пролог, который мог стать первой главой, но без него никак

   - "...Грюнваальда Штербринсекского ввели в небольшой тёмный зал. Руки его были связаны за спиной, за верёвки его держали два рыцаря. Посреди зала на троне сидел большой седой очень старый рыцарь весь обросший паутиной и бородой. Он поднял свои бельмастые глаза и сказал: "Грюнваальд Штербринсекский?" - "Да", - ответил Грюнваальд Штербринсекский. - "Тебе хочется знать про Рыжее Сердце?" - "Да. За этим я сюда и пришёл... То есть меня сюда привели... но я же хотел сюда прийти, поэтому и пришёл. Но в зал-то они меня привели..." - "Грюнваальд Штербринсекский!" - "Что, сэр?" - "Зачем ты сюда пришёл?" - "Я хочу знать о Рыжем Сердце". - "Хорошо, слушай. Давным-давно. В веке Первом, хотя это ещё откуда считать, Крест Господень решили перевести из Пламеро в Бигбридж, но моряки заблудились и судно их прибило к берегам варварского Пористана. Пористанцы, не будь дураками, запрятали Крест в глубине своих земель и отказывались отдавать. Тогда Папа Пламерский приказал собрать войско, которое пошло освобождать Крест из рук варваров. Но ни Первый, ни Второй, ни Третий, ни тем более Четвёртый Восточные походы так и не вернули Креста. В конец сами варвары забыли, куда его спрятали и найти его сами не могли. Но ещё задолго до окончания Восточных походов лет за двадцать был такой человек как Ричард Рыжее Сердце Второй... или Второй Ричард Рыжее Сердце... Нет, пожалуй, Ричард Второй Рыжее Сердце... Хотя какая разница? Его же уже не оскорбишь неправильной постановкой слов его имени... Хотя покойник и неудобно... Так вот, этот самый Ричард, король Пуссляндии поехал в Пористан освобождать Крест из лап варваров, но умер от лихорадки на отвоёванной у варваров территории. Его тело отвезли на Родину, но его Сердце... Рыжее Сердце было захоронено в специальной крепости-склепе, отвоёванной у варваров. Его захоронили монахи, так как это было Сердце отважного человека... да и в его завещании так было написано, а монахов с этим строго". - "Но почему же так все ищут это склеп и это Рыжее Сердце?" - "Дело в самом Сердце. Оно может сделать любую армию Великой. Так оно и было. Монахи и солдаты захватывали город за городом. Шли победоносно. И только лихорадка не дала им дойти до Креста Господа. Сердце может сделать любую армию Великой... Хотя это я уже говорил. Одно его присутствие среди солдат и эту боевую единицу никто не сломит". - "Так где же это Сердце?" - "Как где? В склепе". - "Это я уже знаю. А где склеп?" - "В Пористане, где-то между..."
   Прозвенел звонок. Джеральд Додли захлопнул книгу, снял очки, которые носил, чтобы его возраст не бросался в глаза старым профессорам, и осмотрел аудиторию. Кое-кто спал, кое-кто писал... но записку соседу или соседке, кое-кто слушал... но бездарно притворялся.
   - Лекция окончена, - вздохнул Додли. Студенты тут же засобирались. - К следующей лекции дочитайте легенду "О Грюнваальде Штербринсекском и его безуспешных поисках мифического Рыжего Сердца", а также параграфы с шестого по седьмой учебника... А сейчас все свободны.

Глава 1, которая могла быть и прологом, да уж без пролога уже не обошлись, а с середины повествование никто не начинает

   Джеральд Додли вставил ключ в замок и даже не заметил, что возле скважины появилась незаметная сверкающая бороздка, а это значило, что кто-то уже открыл дверь отмычкой. Он прошёл в свою квартиру и закрыл дверь. Рука потянулась к выключателю, свет включился, Додли удивлённо посмотрел на свою руку, к выключателю он даже не притронулся и задумался...
   - Джеральд Додли, - раздался тихий голос с небольшим акцентом.
   Додли вздрогнул от неожиданности и осмотрелся. В его кресле сидел человек во фраке и чёрных перчатках. Возле кресла стояли ещё двое в чёрных перчатках. Ещё один стоял у выключателя.
   - Хватит смотреть на свою руку, - сказал сидящий в кресле. - Нет в ней ничего особенного, даже отпечатки пальцев.
   - Ах да, - Джеральд опустил руку. - Вы кто?
   - Вильгельм Спион.
   - Спион? Знакомая фамилия...
   Джеральд присмотрелся в сидящего в кресле (надел очки, прищурился), все черты лица и тела, которого напоминали жителей Калипсо, а если быть точнее, то этот человек был хазляндцем. А с Хазляндией его (Джеральда) Родина уже не первый месяц воевала. Зачем же он понадобился Хазляндии? Корней хазляндских у него нет, он же не разрабатывает секретное оружие, да и не военный... такие мысли проносились в голове у Джеральда в эти секунды, причём с приличной скоростью, с которой их можно было смело штрафовать.
   - Джеральд Додли, вы - археолог? - прервал размышления профессора Спион.
   - Я - профессор.
   - Это и геометру понятно. Вы занимаетесь археологией?
   - Да. Это моя профессия... А на каком основании вы ворвались в мой дом?! Я полицию позову...
   - Джеральд, вы же не хотите, чтобы вас завтра утром выловили в Топике?
   - Я не умею плавать.
   - Тем хуже для вас, а нам легче будет вас топить.
   - Подождите. Вы мне угрожаете?
   - А как же? На вашем месте я бы просто отвечал на мои вопросы... и без выкрутасов. Ребята мои вас быстро поставят на надлежащие место...
   - А если я убегу? Отсюда?
   - И добежите примерно до туда, - он показал на дверь. - Сраженный пулей меткого Герхарда, - он показал на стоящего слева.
   - Что вы хотите от меня?
   - Вы занимались поисками Рыжего Сердца?
   - Да. Но я же книжный червь. Я никогда не выезжал на раскопки. Я же просто роюсь в документах и ищу упоминания...
   - А большего нам и не надо. Где оно?
   - В Пористане.
   - Это и арифметику ясно, что в Пористане. Где конкретно?
   - Оно захоронено в Гробу в крепости.
   - И это я тоже знаю! Где эта крепость?
   - Я лишь только...
   - Где находится Рыжее Сердце? - Спион встал и подошёл вплотную к Додли, так что профессор смотрел на полковника снизу вверх, да ещё и поверх стёкол очков.
   - Нужна карта!
   - Где она?
   - Вам повезло, я напал на её след буквально...
   - Где карта?
   - В Музее Тобы.
   - В Ттобе?
   - Да.
   - Как она попала в Ттобу?
   - Был один археолог-любитель Адам Аматэур. Он нашёл карту в Пористане, но на старости лет занялся раскопками города Тнипентукертауэна в Ттобе. Там она и осталась.
   - Хорошо. У вас есть книга по Рыжему Сердцу? Легенда там или подробный план?
   - Есть.
   - Бери.
   - Хорошо-хорошо, - Додли послушно подошёл к стеллажу с книгами, взял одну, раскрыл и показал картинку полковнику Спиону. На картинке два монаха несли в хрустальном яйцевидном Футляре Сердце и все падали перед этими монахами ниц. Впрочем, из картинки не ясно была ли какая-то сила у Футляра с Рыжем Сердцем или стоящие на коленях рыцари испугались стоящей за спинами монахов орды таких же рыцарей. - Вот так выглядит Футляр с Рыжем Сердцем. Футляр нужен для его боевого ношения, хотя его никогда и не использовали и вообще кое-кто сомневается в его существовании - не было нужных кусков хрусталя в то время в тех местах, а вот храниться Сердце в деревянном Гробу.
   - А это правда, что любая армия с ним становится победоносной?
   - Да. Радиус действия Рыжего Сердца около двадцати миль. Воины бьются как львы и самой армии везёт. Тут ещё и проблема обладания. Если врагу удастся захватить Сердце, то уже его войска будут драться как львы.
   - Хорошо. Поехали.
   - Куда?
   - К "Пабу"!
   - В пивную?
   - К "Пабу"! С большой буквы и в кавычках!
   - Но он же в Хазляндии!
   - Ошибаешься. Часа не пройдёт, ты уж будешь на его борту. Поехали...
   - Но что вы хотите?..
   - Узнаешь!

Глава 2, в которой приключения только начинаются, а они уже летят в Ттобу

   Гордость Хазляндского авиастроения дирижабль "Паб" стоял в пригороде Бигбриджа. Высотой он был в пятьдесят футов, длиной в сто пятьдесят футов и шириной в двадцать пять футов. Имел уютную двадцатиместную гондолу, два мощных двигателя и большие баки, что позволяли летать даже через океан. Удивительно, как полковник Спион смог ввести в заблуждение немногочисленные силы ПВО Пуссляндии и провести дирижабль через границу, почти в самое сердце страны. Правда о безопасности предприятия на территории врага он позаботился. Издалека дирижабль напоминал большой зелёны холм, правда неправильной формы. Но кого же заинтересует в военное время, что в около столицы стоит холм неправильной формы? Хотя кто-то и заинтересуется...
   У дирижабля сидели капитан и генерал Катер, которого полковник Спион уговорил довольно легко, всего одной фотографией (Но зато какой!). Там было такое, что сам Спион, когда её увидел, даже присвистнул от удивления и разразился выражением вроде: "Синусоидальная интегральная дифференциальная теорема Шнобеля!"
   - Ну и где они, эти крендели? - спросил Катер.
   - Уже недолго, - ответил капитан Люфткиссен.
   - Вечереет. Как мы в темноте полетим? Хоть глаз вырви... я бы с удовольствием...
   - Но как-то же мы прилетели. Да и безопасней так.
   - "Безопасней". Хрена "безопасней". Охота Вилли искать это пресловутое Рыжее Сердце?
   - Это же приказ короля!
   - Сердце пуссляндское, пусть они его и ищут, не наша эта забота! - генерал был явно не рад своему присутствию в этой операции.
   - Не ворчите, генерал.
   - И что ты мне сделаешь, крендель небесный?!
   - Скажу полковнику, он, думаю, придумает что. Найдёт в своём архиве ещё парочку фотографий... И из благодарности, может быть, мою порвёт.
   - Ага, размечтался. Хрена лысого, так он и сделает, только негатив оставит. Спион человек хитрый.
   - Был бы хитрый, уже бы маршалом был.
   - Он знает своём место... Он занял ту позицию, где можно помогать всем, даже королю... Правда, своими методами. Добиваться своего Спион умеет.
   - Неужели наш монарх тоже?..
   - А почему бы и нет? Думаешь, с какого это фотограф Спиона в саду резиденции делает?
   - Это даже страшно становится.
   - В том-то и коврижка зарыта.
   - А если его... того... ликвидировать?
   - Ага, его ликвидируешь. Он же заговор раскроет и без особых проблем заставит тебя молчать. А убивать тебя он не будет... Да и где гарантии, что новый полковник не будет таким же? Спион своё дело знает, замена его ему же и равна... Кажись, едут...
   А они действительно ехали. С холма спускался белый "Ирис". Белый цвет машине выбрал агент Олаф, который купил такую после того как увидел в одном шпионском фильме шпиона ездившего на чёрной машине. Нет, он не хотел выделиться, просто этот фильм смотрели ещё и контрразведчики, а уж те фильмам верили, а кое-какие использовали как учебники. "Ирис" подъехал к "Пабу" и из него вылезли: полковник Спион, профессор Додли, агент Олаф, Герхард и Гельмут.
   - Это ещё что за крендель? - спросил генерал Катер про Додли.
   - Ради этого кренделя, генерал, мы и летели сюда, - ответил полковник.
   - Ага. А теперь в Пористан?
   - Нет, в Ттобу.
   - С какого? Что мы там забыли?
   - Карту, - подсказал Додли.
   - А у него её нет?
   - Нет.
   - А я не тебя спрашиваю!
   - А я и не вам отвечаю!
   - Со словами поосторожней, я ведь могу и не предупредить, а башка уже проломлена.
   - Успокойтесь! - прикрикнул на них полковник. - Капитан Люфткиссен, начинаем полёт.
   - Куда? - спросил капитан.
   - Ттоба, город Тоба.
   - Но мы же полетим через два океана.
   - Сделайте пересадку где-нибудь... на нейтральной территории.
   - Западная Федерация подойдёт?
   - Это уже ваши проблемы. И я бы поторопился.
   - Хорошо. Тогда отчаливаем. Роман, запускай двигатели!..
   И путешествие за два океана началось.

Глава 3, в которой нет особенных отклонений в сюжете, но написана исключительно из желания объяснить политическую обстановку в Мире

   Полковник разведки Западной Федерации Спайоникс протёр свой телеграф и тот тут же заработал, выплёвывая новую ленту. Телеграф оглушительно тарахтел - необходимо было его заменить. Полковник взял ленту и начал расшифровывать текст: "ПОЛКОВНИКУ СПАЙОНИКСУ АГЕНТ МИНИМУС ТЧК ШИРЛИТОН ТЧК ПУССЛЯНДИЯ ТЧК В НАШ ГОРОД ПРИБЫЛ ДИРИЖАБЛЬ СК ОТК СИГАРООБРАЗНОГО ТИПА СКБ ЗАК КАВ ПАБ КАВ ПРОИЗВОДСТВА И ПОДДАНСТВА ХАЗЛЯНДИИ ТЧК АГЕНТ МИНИМУС". Спайоникс покачал головой, вздохнул и начал набирать ответ: "ПОЛКОВНИК СПАЙОНИКС АГЕНТУ МИНИМУСУ ТЧК КРАЙСТОН ТЧК ЗАПАДНАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ТЧК СЫНОК ЗПТ СКОЛЬКО ТЕБЕ РАЗ ГОВОРИТЬ ЗПТ ЧТО В ДЕЛА МАТУШКИ КАЛИПСЫ МЫ НЕ ВВЯЗЫВАЕМСЯ ЗПТ КАК БЫ НАМ ЭТОГО НЕ ХОТЕЛОСЬ ТЧК ПОРА БЫ ЗНАТЬ ТЧК ПОЛКОВНИК СПАЙОНИКС".
   - Без босса даже разобраться в дирижаблях не могут, - вздохнул полковник, но всё-таки взял с полки каталог дирижаблей. - "Паб"... Ага, "Паб". "Паб" - год производства: 691, место производства: завод графа Кальвициума, Бауен, Хазляндия. Назначение: пассажирский дирижабль, порт приписки: Шванбург, организация приписки: УВД Хазляндии". Хм. Какие у разведки могут быть пассажиры? Не бери в голову, Мюррэй. (Это он себе сказал.) С Хазляндией мы не ссорились и не собираемся. Прилетел для дозаправки... а куда он летит? Да ещё через нас? Не бери в голову! Это проблемы полковника Спая.
   Спайоникс протёр каталог специальной тряпочкой, тут же отправившейся в мусорную корзину, и поставил каталог на место...

Глава 6... ой, ошибся номером... 4, в которой герои прилетают в Тобу (Ттоба), а там их уже ждут как нежданных гостей

   Ещё с высоты в тысячу футов было видно, что Тоба преобразилась. Тоба стала более красочная и разноцветная. В прошлом году в Ттобе произошла Революция, за которой тут же последовала Гражданская война, в результате треть населения иммигрировала не вынеся нового режима, ещё одна треть погибла в войнах, а треть осталась доживать. Из этой трети половина принимала режим, а другой половине было без разницы. В итоге в государстве было: три тысячи населения, новый президент Хуан Педро Игнасио Антонио Родриго Запатос, три с половиной миллиона фунтов голдеров долгу, несколько золотых и медных приисков (впрочем, уже давно скупленных Западной Федерацией и Пуссляндией), сотня банановых ферм и два порта.
   Но сейчас в стране царило что-то сказочно красивое, будто больной решил раскраситься как экзорионский индеец. Улицы Тобы были в красочных плакатах и транспарантах. И все они гласили одно и то же: "С днём рождения дорогой наш товарищ Хуан Педро Игнасио Антонио Родриго Запатос!"
   - Намечается гулянка, - сказал генерал Катер, прочтя этот плакат.
   - И не думай! - ответил ему полковник Спион. - Нам надо заниматься делом.
   - А ты думаешь, они тебе с радостью продадут карту?
   - Нет, конечно, хотя и это было бы неплохо.
   - Взлом?
   - А что остаётся. Да ничего страшного. Думаю, сигнализация не такая уж сложная. Отсталое государство, всё-таки.
   - Будем надеяться... А эти лопухи что бегут?
   К дирижаблю бежали аборигены. В традиционных накидках, именуемых пончо, и широкополых шляпах.
   Один абориген авторитетно осмотрел "Паб" и сказал по-хазляндски:
   - Вы будете из достойной Хазляндии?
   - Кого это достойной? - спросил генерал Катер, он уже готов был разорвать этого человека на части, его Родину с чем-то сравнили, с чем конкретно он не знал, но было очень обидно. Хазляндию вообще в его присутствии нельзя было сравнивать, она для него несравнима.
   - Я ошибся в выборе слов. Великой Хазляндии, - поправился абориген. - Вы, товарищи, приехали на юбилей нашего Досто... Великого Товарища Президента?
   - Пожалуй, да, - ответил полковник Спион на ибернийском.
   - Почему "да"? - спросил Катер.
   - А ты хочешь сказать ему правду? - шёпотом ответил полковник. - Может быть, и накормят.
   - А куда они, на хрен, денутся? Нам стоит дунуть и всю их страну снесёт с лица планеты.
   - Как бы потом эта планета Хазляндию не снесла со своего лица.
   Абориген зачарованно разглядывал двух лепечущих на чужом языке людей. Тем временем один абориген на колесе дирижабля открутил ниппель, воздух судорожно зашипел, выходя наружу из резинового плена, дирижабль стал накреняться. Тогда капитан выхватил табельный пистолет и выстрелив в воздух, сказал:
   - А ну отошли от игрушки! - он обвёл взглядом всю толпу аборигенов, потом ещё раз, ткнув в каждого дулом. - Если хоть одна сволочь подойдёт к дирижаблю...
   - Ты кого назвал сволочью, товарищ? - сказал кто-то в толпе по-ибернийски, но было это сказано так, что любой дурак бы понял, что там было сказано от первого до последнего слова.
   Толпа расступилась. Посреди стоял высокий ттобийский ветеран Революции и Гражданской войны, он скинул шерстяную накидку с плеч и под накидкой оказались пулемётные ленты, гранаты, пистолеты (правда, старых моделей), несколько дымовых шашек и даже снаряд зенитной пушки, что висел на шее как талисман. Генерал Катер даже присвистнул от удовольствия, ведь когда он ещё увидит такую родственную душу. В воздухе запахло палёным и порохом. В лучшем случае в этой схватке погибло бы человек двадцать, считая и накрытых горящим дирижаблем.
   - Тихо-тихо, - чуть заикаясь сказал тот образованный абориген. Говорил он на двух языках одновременно, так чтобы всем было понятно. - Товарищ, Хуан Родриго Карлос Педро Игнасио, - обратился он к ветерану, - это же наши товарищи гости.
   Ветеран разразился кучей фразеологизмов, среди которых встречались и архаизмы, но больше неологизмов, образованных переменами в жизни и языке.
   - Ругается, - пояснил Катер. - Что делать будем?
   - Убьём его, - тихо сказал капитан.
   - Только живыми мы тоже после этого не выйдем, - сказал полковник. - Этот ботаник нас выручит, вот увидите. Вспыльчивый вы, Роланд.
   - А пусть не лезут! Если каждый так будет дирижабли раскручивать, то на это и дирижаблей не напасёшься.
   - Уладим.
   Тем временем образованный абориген всё устроил. Ниппель вернули на место и даже начали накачивать колесо, Хуан Родриго Карлос Педро Игнасио... короче, ветеран, накинул накидку, поправил её и отошёл от дирижабля. Сам же абориген повернулся к дирижаблю и сказал:
   - Прошу следовать за нами. Во дворец.
   - Вы приглашаете нас на праздник? - спросил полковник.
   - Да. Авиаторы, военные и разведчики великой Хазляндии будут желанными гостями на дне рождения Великого Товарища Президента Ттобы.
   Полковник Спион несколько удивился, но вида не подал. Его в Хазляндии немногие в лицо знали, а тут в такой глуши и не совсем образованный (в смысле не заканчивал университета) знает полковника Спиона и уж точно генерала Катера.
   Капитан Люфткиссен оставил в дирижабле двух солдат и дал им полномочия убивать любого, кто подойдёт к дирижаблю ближе, чем на три шага, но сначала предупредить словами: "Стой, убью!"
   Город Тоба только отходил от Гражданской войны. В деревянных и каменных домах ещё не все следы от пуль были замазаны и заделаны. Кое-где проходили люди с винтовкой через плечо.
   - Милиция, - пояснил образованный абориген. - Пока сами справляемся с беспорядками... И успешно. Да их и немного. Люди хотят жить культурно как в развитых странах.
   Один маленький мальчик запустил камешком из рогатки в лицо генерала Катера, в ответ на это генерал схватил мальчика за грудки и поднял до высоты своих глаз. (Соотношения: 0x01 graphic
(по росту), 0x01 graphic
(по весу).) Но спас мальчика от неминуемой экзекуции образованный абориген.
   - Юный товарищ, Антонио Хуан Педро Хулио Энрике Фредерико! - сказал он мальчику. Мальчик попытался посмотреть на аборигена, но голова не поворачивалась. - Это же наши товарищи гости! Я скажу твоему товарищу отцу!
   Мальчик судорожно замотал головой, как бы ему это трудно не было.
   - Он-то тебя выпорет, церемонии разводить не будет. Товарищ генерал, отпустите его. Он извиняется и больше не будет.
   Генерал Катер недовольный опустил мальчика на пол, шлёпнул по мягкому месту, так что мальчик упал и пролетел три фута по песчаному тротуару, и выпрямился.
   - Хороший мальчик! - сказал образованный абориген, глядя как мальчик встаёт на ноги, отряхивается от пыли, смотрит на свои ссадины. - Товарищ отец его - майор артиллерии. Он защищал Кориду от контрреволюционеров.
   - Вы всех жителей знаете?
   - А как же. Nobles oblige. Как сказал бы ваш товарищ адмирал Вазерфалл. Да и их не так много. По переписи начала этого года в стране проживает две тысячи восемьсот шестьдесят два товарища человека. Ну, это, учитывая умерших товарищей за последний период. А запоминать их не так уж сложно. Все же были на виду в Революции и Гражданской войне. Все себя проявили. Остальные же товарищи уехали. Предатели.
   Это ещё больше удивило полковника Спиона. Отсталая Ттоба оказалась не такой уж отсталой.
   Дворец оказался бывшим универсальным магазином. Дворец бывшего президента был практически уничтожен во время штурма и не подлежал восстановлению. Тогда его доломали, сказав, что это расправа с прошлым. Дворец новому президенту, как уже было сказано, сделали из бывшего универмага. Правда ещё не до конца сломали перегородки и указатели. Поэтому не стоило удивляться надписям во дворце: "Бакалея", "Кондитерская", "Спортивные товары". Все прошли в зал, бывший некогда оптовым продуктовым складом. Образованный абориген куда-то делся. Полковнику, генералу, капитану, штурману и двум лейтенантам разведки стало как-то неуютно на чужой территории, да ещё в окружении вооружённых аборигенов, не понимающих цивилизованного хазляндского языка. А ведь за них-то никто и не вступится. Расстреляют, взорвут и всё тут. Не смотря на то, что это президентский дворец. Появился образованный абориген, в военном мундире. И этот мундир и само лицо аборигена показалось полковнику Спиону страшно знакомым. Он взглянул на портрет над столом президента и ахнул. Это и был Товарищ Президент Ттобы Хуан Педро Игнасио Антонио Родриго Запатос. Неудобно получалось. Президент знал в лицо полковника и генерала Хазляндии, а вот полковник не знал в лицо диктатора Ттобы. И как же он это всё удачно провернул. Полковник до самого конца был уверен, что его ведут в Президентский дворец. И ведёт его не президент, а его подчинённый. А как он говорил о самом себе в третьем лице!
   - Удивлены? - спросил Товарищ Президент.
   - Немного, - выдавил полковник, стараясь сдержать удивление. Но Товарищ Президент был человеком проницательным.
   - Удивлены. Я же вижу. А какова цель вашего визита? Не на день рождения же вы ко мне приехали.
   - Мы проездом. От вас мы тут же в Транигад. Там у нас дела.
   Врать этому человеку не хотелось - опасно. Просто полковник утаил часть информации. Его не спросили, он и не ответил. А вот в Транигад потом можно было съездить, во избежание международного скандала.
   - Вы останетесь на праздничный ужин, товарищи?
   - Безусловно. А утром мы отправимся дальше.
   - Хорошо, - президент три раза хлопнул в ладоши, тут же два солдата в мундирах взяли хазляндцев и пуссляндца под руки и повели в их комнату.
   Комната была бывшим отделом детских товаров. Ещё не все игрушки убрали и посреди комнаты стояли две детских кроватки и один манеж.
   - Я на этом спать не собираюсь, - сказал генерал сопровождающим, но те ни бельмеса не поняли в его реплике и ушли, не забыв запереть комнату на ключ.
   - Прилетели, - сказал Люфткиссен.
   - Не волнуйтесь. Убить они нас не убьют...
   - Зато в плен захватить могут. Вы не знаете их порядков? Берут в плен и требуют выкуп, а если отдают по частям, то и человека по частям.
   Полковнику Спиону стало ещё неудобней. Он так замотался с этой войной, что не обратил внимания на обстановку в мире. Не узнал диктатора, не знает местных порядков. Что он вообще знает?
   - Думаю, они нас не убьют и в плен не возьмут...
   - Мы уже в плену, - заметил генерал. - Как в мышеловке.
   - Вечером они нас выпустят на обед, а то у них ничего не сложится перед народом. Им ведь не хочется очередного переворота. А ночью во время гуляний мы и проникнем в музей, - добавил полковник шёпотом. - Скоро прибудет "Циприт"...
   - Дерману тоже фотографии показывали?
   - Нет. У них плановый поход к берегам Зюйдилии. Они чуть обойдут. Сделают небольшой крючок...
   - "Крючок"! Хороший крючок.
   - Да, приходится обходить, а что делать? У "Циприта" задание проверить оборону побережья Зюйдилии.
   - Вот они её и проверяют.
   - Да. А в Ттобу они зайдут за продуктами.
   - Хорошенькая ситуация. Мы сидим в бывшем магазине, который сейчас президентский дворец местного диктатора, намечается гулянка, мы сидим и думаем, как похитить карту.
   - Об этом мы ещё не думали. Но ещё не поздно. Как вы думаете, профессор?
   - Я вообще не хочу участвовать в этом криминальном деле. Я здесь против своей воли...
   - Не ты один, - не стройно ответили капитан и генерал.
   - Профессор, - сказал полковник. - Не ломайтесь, как ломанная линия. Нам нужна эта карта. Как она хоть выглядит?
   - Как кусок старого пергамента, - нехотя ответил профессор.
   - Уже лучше. А где она может быть?
   - Этого я не знаю. Это же из коллекции. Они вряд ли знают о назначении этой карты.
   - То есть, я так понимаю, искать следует везде.
   - Думаю, что музей не такой уж большой. Долго мы там не пробудем.
   - Уже лучше.
   - Если только не разворовали во время Гражданской войны.
   - А есть такая вероятность?
   - Не исключено. Во время разного рода Революций и Гражданских войн разворовывают музеи. Шьют палатки из холстов, на дрова и отделку идут старые скульптуры.
   - Это осложняет дело.
   - Да уж...
   Дверь отворилась. На пороге были те сопровождающие.
   - Кажется, нас зовут на гулянку, - сказал генерал.
   Сопровождающие показали за плечо. Мол, выходите.
   Стол был накрыт на шестьдесят три человека, это полковник посчитал быстро. В зале было всё правительство Ттобы (все в военных мундирах), несколько местных олигархов, несколько детей (без них никак нельзя, будущее страны, всё-таки), несколько выдающихся крестьян. На столе были продукты местной кухни: бананы, маракуйя, личи, острые соусы, разного рода жаркое.
   - Милые гости, - обратился к хазляндцам и пуссляндцу Товарищ Президент, - прошу садиться.
   Хазляндцы и пуссляндец уселись. Причём капитан сел рядом с тем ветераном, который чуть не убил его возле дирижабля. Стало Люфткиссену немного неуютно. Неизвестно, специально это подстроено или так получилось.
   В шесть часов вечера начали. И вовремя. Все уже пускали слюнки. Через полчаса, когда многие уже наелись (первым был профессор, у него желудок был небольшой) начали раздаривать подарки. Сначала встал премьер-министр:
   - Уважаемый наш Товарищ Президент Хуан Педро Игнасио Антонио Родриго, мы - это я, товарищи из правительства, почти весь товарищ народ Ттобы приготовили тебе небольшой подарок... Ну, мы тут с товарищем народом немного скинулись и... в общем заплатили немного внешнего долга...
   - Сколько? - быстро перебил Товарищ Президент.
   - Народу у нас не так много. И нас не так много. И мы не такие богатые... Шестую часть мы заплатили Западной Федерации.
   - О, спасибо дорогой товарищ Педро Родриго Игнасио Мария Антонио. Я такого подарка никогда не ожидал... Всего-то осталось заплатить пять шестых. А это не так уж и много.
   Встал крестьянин. Его руки были в мозолях, а на лице бронзовый загар. Руки почему-то были незагорелые - видимо много копались в земле.
   - Уважаемый наш Товарищ Президент Хуан Педро Игнасио Антонио Родриго, мы - это наше товарищ крестьянство решили подарит тебе очень нужную в жизни вещь. А, как известно, подарок сделанный своими руками - лучший подарок, поэтому прими это от нас в день твоего рождения, - крестьянин достал из-под стола большой цветной свитер. - Ноши его на здоровье, дорогой наш Товарищ Президент.
   - Свитер. Спасибо тебе, товарищ Игнасио Родриго Карлос Хуан Педро. Я его буду надевать по праздникам и на военные парады.
   Встал олигарх. Он был небольшого роста. Да и не сильно похож на ттобийца.
   - Уважаемый наш Товарищ Президент Хуан Педро Игнасио Антонио Родриго, мы - это наш товарищ бизнес решили таки подарить тебе... Как уже сказал уважаемый товарищ Игнасио Родриго Карлос Хуан Педро, подарок сделанный своими руками - это таки лучший подарок, а лучшим подарком является книга. Поэтому прими от нас, таки представителей крупного товарища Бизнеса Ттобы эту таки книгу: "Как проводить приватизацию тропической в стране после Революции и Гражданской Войны".
   - Спасибо уважаемый, товарищ Хуан Мойша Ариэль Тевье Абрам. Теперь-то, я думаю, дела у нас пойдут лучше.
   Настала очередь подарка хазляндцев и пуссляндца. Все уже полминуты смотрели на них. Сами же хазляндцы и пуссляндец пустились на поиски крайнего, так сказать товарища козла отпущения. Все смотрели на капитана. Капитан порылся в карманах, достал ключи от "Паба", отцепил бронзовый брелок, в форме этого дирижабля и протянул полковнику. Полковник встал.
   - Уважаемый Товарищ Президент Ттобы, Хуан Педро Игнасио Антонио Родриго, мы - жители товарища... просто Хазляндии просим принять от нас в дар этот брелок в форме нашего дирижабля, в память об этом вечере и нашей замечательной встрече.
   Ветеран кашлянул. Капитан вздрогнул.
   - Спасибо, уважаемый товарищ Вильгельм Гейнц Рудольф Анатоль Рэдрик. Этот брелок я помещу в Национальный Музей Ттобы.
   Это ещё больше удивило полковника. Мало кто знал его полное настоящее имя, даже его родители забывали как они полностью назвали сына. Полковник совсем убитый сел.
   - Думаю пора, - пришёл он в себя минут через десять.
   - Для чего? - спросил капитан.
   - Идти за картой.
   - Пора так пора, - сказал генерал и осторожно встал. А неосторожно нельзя было - вставшего генерала непременно заметят даже на том конце стола.

Глава 5, в которой это "пора" настаёт и что из этого "пора" выходит

   Музей города Тоба, он же Национальный Музей Ттобы остался неповреждённым и даже не взломанным во время Революции и Гражданской войны. Здание музею досталось от того же коллекционера Адама Аматэура в наследство. Но всё-таки Аматэур был наивным человеком, потому что его легкомысленный замок генерал Катер сломал одной левой. Этого никто не услышал, потому что в городе шёл карнавал по поводу дня рождения Великого Президента. В бедной стране, в которой многим есть было нечего, кроме бананов, что росли на плантациях и каждом углу, шёл такой большой карнавал. Могли бы и победнее, а кого-нибудь бы накормили на сэкономленные деньги.
   Сигнализация не сработала, видимо её вообще не было. Они прошли по залам с фонариками и всматривались в каждый экспонат. Наконец полковник сказал на весь зал:
   - Додли! Кажется, я нашёл!
   Кусок старого пергамента с руникой древней Пуссляндии лежал на стенде и, кажется, никаких проводков от него не шло.
   - Берём? - спросил генерал.
   - Только осторожно. Не оставьте отпечатков, - сказал полковник археологу. - Неизвестно, есть Оли здесь дактилоскопическая лаборатория или нет.
   - А чего я-то?
   - Не ломайтесь. А то Герхард вас тут и оставит.
   - Не оставит.
   - Почему? - полковник направил фонарик в лицо профессору.
   Додли зажмурился.
   - Судя по рунике, придётся ещё ехать за ключом.
   - К гробу?
   - Нет, к крепости.
   - Где он?
   - В Белодолии. У выходца из Хазляндии барона фон Аря.
   - Здрасьте. Опять на чужую территорию, - сказал генерал.
   - Не волнуйтесь, генерал, с промышленником фон Арём я справлюсь. Это не музей. У него можно и купить. Это в худшем случае.
   - Почему в худшем случае?
   - Не люблю платить деньги. Лучше уж пусть он отдаст бесплатно.
   - Вы будете брать эту дублёнку или нет? - нервно спросил капитан также нервно озираясь. - Мы же так и на глаза попадёмся.
   - В городе карнавал, никто не обратит на нас внимания, - ответил ему полковник. - Но пергамент взять не помешает. Профессор, берите быстрей и бежим отсюда к "Пабу".
   Профессор достал носовой платок, осторожно взял пергамент за угол и поднял, потом положил его в карман.
   - Вроде ничего не звенит, - осторожно сказал профессор.
   - Это вы к чему? - спросил полковник.
   - Слишком всё просто.
   Что-то зашуршало. Профессор глянул на стенд. Постамент, на котором была карта, поднялся.
   - Тенрнектимитрадиен! - закричал профессор.
   - Что? - спросил полковник.
   - В городе Тенрнектимитрадиен, в храме местного бога Солнца О была такая же сигнализация. Аматэур не доверял современным средствам охраны, он использовал древнее, проверенное. Она реагировала на вес пергамента...
   - Бежим, одним словом! - крикнул Катер.
   И они побежали. Но было уже поздно. За дверь выбежал один Герхард, и тогда решётки опустились. Везде. На дверях, на окнах, на вентиляции.
   - Попались, - грустно сказал полковник. - Как в мышеловке.
   - Это ещё не всё, - сказал профессор.
   - Почему?
   И тут же рядом с полковником просвистела и вонзилась в стену короткая стрела.
   - Как в могиле вождя Стурилссумы, в том же Тенрнектимитрадиене. Лучше ложитесь.
   - И что?
   Все легли.
   - Ждать пока нас отсюда утром вытащат.
   - Так они же карту отберут, - сказал Катер.
   - Само собой.
   - Надо её им не отдавать.
   - Положить на место?
   - Нет. Но долго они-то нас пытать не будут...
   - Сразу казнят!
   - Почему?
   - Здесь у них такие нравы. Сразу казнить воров.
   - На всякий случай Рыжее Сердце им не достанется, - сказал полковник.
   - Почему?
   - Профессор, спрячьте куда-нибудь в Музее карту. Чтобы не нам и не им.
   - Хорошая идея.
   Профессор взял со стенда брошюру, обернул в неё карту и положил в кадку с пальмой.
   - Теперь всё в порядке.
   - В порядке? - спросил Катер. - Несколько здоровых мужиков лежат на полу в Музее ночью и это по-твоему "в порядке"?
   - Генерал, не ворчите, - попросил капитан. - А ещё говорили: "хватайте этот пергамент"...
   - Между прочим, "Вы будете брать эту дублёнку или нет?" - это вы сказали, Роланд. Давайте думать, как отсюда выбираться. Ни у кого нет с собой пилы?
   - Ага, - сказал Катер. - И автогена. Хана нам, ребята. Остаётся здесь сидеть и ждать когда придёт экзекутор.
   Экзекутор пришёл в шесть часов, когда уже начало светать. И не один экзекутор. Началось всё с того, как начали подниматься решетки. Причём все сразу, видимо местные давно разобрались в устройстве этой мышеловки. В зал победителем вошёл Великий Товарищ Президент Республики Ттоба Хуан Педро Игнасио Антонио Родриго Запатос, а с ним и ветеран. Ветеран был в мундире, с тремя звёздочками на погонах. Но мундир выдавал в нём разведчика, это полковник Спион сразу смекнул (Рыбак, как говориться, рыбака.) и чуть не взбесился. Их провели. С самого начала их вели Президент и Главный Разведчик (как эта должность в Ттобе называется полковник не знал, поэтому предположил).
   - Та-ак, - протянул президент, - посмотри, товарищ Хуан Родриго Карлос Педро Игнасио, какую я змею пригрел, хоть и ненадолго, на своей тёплой волосатой груди... Что вы скажете в своё оправдание?..
   - Мы чуть перепили вашего самогона, - начал оправдываться полковник, - а потом мы очнулись, когда уже были здесь и по нам палили из луков, - для убедительности полковник показал на стену, истыканную короткими стрелами, - и тут же легли.
   - Не надо врать! Где карта?
   - Мы ничего не брали.
   - Ещё чего придумаете? Мой помощник, товарищ подполковник Параромпле, - он показал на ветерана, - слышал как вы хотели идти в Музей за картой...
   - Как ваш помощник? А разве он не Главный Разведчик?..
   - Он? В Ттобе только один Товарищ Главный Разведчик - я!
   - Ах, ещё и Разведчик...
   - И не только. Я ещё и Товарищ Министр Образования, Путей Сообщения, Труда, Иностранных Дел, Главнокомандующий Всех Войск... Где карта?! - резко спросил он.
   - Какая карта?
   - Карта к Крепости захоронения Сердца товарища пуссляндского короля Ричарда Второго Рыжее Сердце!
   - Не брали мы никакой карты.
   - В тюрьму их, там и допросим... А здесь уберитесь. Через три часа придут посетители, а тут такой беспорядок.

Глава 4... то есть 6, в которой они сидят в тюрьме и к чему это приводит

   Полковник Спион смотрел на небо, которое теперь для него было в клеточку. "Давненько я не был в тюрьме", - подумал он и вспомнил, как восемь лет назад залез в тюрьму майор Спион с целью выведать у местного авторитета, куда он спрятал золото. Специально для этого самого авторитета подготовили. В номер (Конечно, в тюрьме номера называются камерами, но и камера с ванной, радиоприёмником, двумя комнатами, жалюзи на решётке и ежедневной газетой, назвать камерой было бы полным абсурдом.) к нему присылали специально отпечатанную газету и делали специальные репортажи по радио, где говорилось, что в Вернском океане упал огромный метеорит, целиком состоящий из золота двадцати двух карат. Его подняли и расплавили, в результате чего золото в мире обесценилось. Авторитет от этого сошёл с ума, его поместили в жёлтый бокс, где его и достал майор Спион, он с лёгкостью узнал где золото, но пользы от этого никакой не было. Майор получил не одну, а несколько точек, где золото точно было (у авторитета не только помутился рассудок, но и память отказала). Все эти точки проверили. Нашли несколько украденных и уже бесследно пропавших произведений искусства, два миллиона открыток, три тонны ненужной, но хорошей для поделочных работ, платины, но золота не было. Но осталась одна точка. Под толщей вод озера Команика, на белодольской части. Спион послал туда людей, те действительно нашли контейнер, но достать его и провести через Белодолию оказалось невозможно и золото оставили на месте.
   Но мы отвлеклись. Спион смотрел на небо. Они уже три часа сидели в тюрьме города Тоба. Тюрьма была в этом городе чуть ли не единственным каменным зданием. Остальные были разрушены во время Революции и доразрушены во время Гражданской войны. Но Тюрьма - это святое. Тюрьмы редко разрушают мятежники, ну разве что дикие и утончённые фамлёдцы. На допрос их ещё не звали, да и они особенно туда не хотели. Неизвестно, чем же они пользовались в этой тюрьме. Это у Спиона в редком случае (если не помогали фотографии и свидетельства очевидцев) иголки под ногти загоняли, заливали в рот жидкую горчицу, поили водкой (казнь заключалась не в заливании шаров пытаемого, а в отказе опохмелить утром) и другое. Спион, Катер и капитан выдержат. Но вот Додли мог бы сломаться и выдать Запатосу всё, что он знает и думает. И тогда всё летит коту под хвост. Лучше бы их казнили. Тогда хлопот меньше. Никаких скандалов и контрибуций.
   - Надо бежать, - тихо сказал полковник.
   - Только дошло? - спросил Катер.
   - Они же нас сломают.
   - Не обобщай.
   - Хорошо. Не всех.
   - Не обобщай!
   - Хорошо. Одного они сломают. Надо бежать.
   - И что ты предлагаешь?
   - Банановая республика. Здесь же коррупция и взяточничество чудовищные!
   - Не сейчас. Там сейчас хорошая система. Там сейчас сидят крендели, что этих взяточников не так давно и повесили и понимают, что их в этой должности и заменить могут, причём те, которые и повесили. Они же ещё не поняли, что если один раз взять на лапу, то никто и не заметит. Если два раза, тоже. А потом втянутся.
   - Тогда что же? Ждать пока нам отрубят голову?
   - Рубить головы сейчас в Ттобе не модно, - сказал профессор.
   - А что модно?
   - Принародно расстрелять.
   - Утешили, вы меня, профессор.
   - Надо ломать решётку.
   - И что?
   - Тюрьма старая, авось и получится.
   - "Авось"! Мне бы ваш оптимизм.
   - Давай попробую, - сказал Катер и подошёл к решётке. Он разогнул прутья, вылез наружу и посмотрел вниз. - Порядок. Прутья старые. Чугунные. И в подвале мы сидим. Всё! На выход.
   Они по очереди вылезли из камеры и встали на земле.
   - Но это полдела, - сказал Катер. - Надо ещё охрану пройти.
   - Пройдём.
   Далеко грянул взрыв. Будто стреляли из большой пушки с большого корабля.
   - Откуда в Ттобе пушки? - спросил профессор.
   - Это пушка с корабля. "GWZ-550", насколько я понимаю.
   Тут же грянул взрыв и каменный забор тюрьмы рухнул как стопка костей домино поставленных на ребро.
   - "Циприт"! - крикнул Спион (взрыв от снаряда чуть оглушил его). - Такая пушка стоит на "Циприте"!
   - Но как они узнали?
   Далеко грянул второй взрыв.
   - Герхард успел выбежать. Молодец, парень.
   - Странно как-то свистит, - Катер прислушался. - Куда они могли целиться во второй раз?.. Бежим!
   Все побежали. Снаряд попал точно в стену той камеры, где они сидели несколько минут назад.
   - Меткие ребята!! - полковник оглох ещё больше.
   - Бежим, пока не опомнились! - крикнул Катер, и они побежали.
   Бежать пришлось по окраинам Тобы. Люди чужой национальности да ещё в робах выделялись среди толпы и их тут же могли заложить. Но "Циприт" стоял не в порту, потому что после двух удачных попаданий по тюрьме, находиться в порту было опасно. После двухчасовых поисков на побережье они нашли суперлинкор Хазляндии. Он стоял на приколе и ждал новостей. На капитанском мостике стояли капитан Дерман и адмирал Вазерфалл. Увидев толпу в робах, среди которых был генерал Катер, они посовещались, но всё-таки приказали отправить за ними шлюпку.
   - Нужно срочно отправить матроса в музей! - крикнул ещё в шлюпке полковник.
   - Зачем? - спросил Дерман.
   - Там в кадке карта, - сказал профессор.
   - Оригинально.
   - И ещё мне надо на "Паб", - сказал капитан дирижабля Люфткиссен.
   - Quibus auxiliis? - спросил адмирал Вазерфалл.
   - Я должен быть на своём воздушном корабле.
   - А об этом забудьте, - сказал Дерман. - "Паб" окружён.
   - Там два солдата!
   - Вас и близко не подпустят. Видимо, Запатос решил обзавестись авиацией для Ттобы.
   - Гад ползающий! Крыса ходящая! Рождённый ползать!
   - Они смогут его поднять в воздух? - спросил полковник.
   - Смогут. Но не управлять. Штурман с нами.
   - Этого достаточно. Пусть поднимут его в воздух, а потом летят. Полетят по ветру, а там их и снимут.
   - Как?
   - Это уже мои проблемы. Пошлите матроса. И где Герхард, я хочу ему объявить благодарность.
   - Скоро вернётся из города, - сказал Дерман. - Как мы стреляли?
   - Отлично. Только поздно. Мы только успели вылезти, а вы тут же в стену... адмирал, есть небольшая поправка в курсе.
   - Я догадался, - недовольно ответил адмирал. - Sine mora теперь не обойдётся.
   - Придётся пока отложить поход к Зюйдилии. Идём в Белодолию.
   - Туда-то quibus auxiliis?
   - Надо, дело государственной важности.
   - Dura lex sed lex, - вздохнул адмирал.
   В течение следующего часа в город отправили матроса, предварительно покрасив ему кожу в цвет бронзы. На "Паб" передали приказ о взлёте. Солдаты смогли поднять "Паб". Сначала охрана не знала: стрелять им или нет, потом уже было поздно - "Паб" был высоко. Через два часа вернулся матрос с картой, и "Циприт" взял курс на Ярославск.

Глава 7, в которой появляется барон Клаус (Николай) фон Арь и не хочет отдавать ключ, но его легко убеждают в обратном

   Из Ярославска на поезде доехали до Триграда: профессор, полковник и генерал. Дом барона фон Аря был выстроен в стиле белодольских домов и от остальных домов Триграда отличался разве что особенной чистотой. Сам барон был дома и пил чай с шаньгами. Внутри дом выглядел также нелепо. Стояли белодольские самовары, на кроватях пирамидкой выстроились подушки, на окнах росли фикусы, но для белодольской жизни было уж сильно чисто, просто идеально. Сам же барон был толст, с моноклем и длинными белыми усами, но в безрукавке. Словно хазляндский буржуа оделся в белодольскую одежду.
   - Zahodite, gosti dorogie! - сказал барон фон Арь по-белодольски с небольшим акцентом.
   - Если можно, на хазляндском! - попросил полковник.
   - Вы из Хазляндии? - спросил барон полковника на родном языке, но с белодольским акцентом. Он так долго жил в Белодолии, что уже несколько ассимилировался в этой стране, но корни свои он не забывал.
   - Да. Необходимо решить один вопрос.
   - Proshka! - крикнул он. Явился слуга, белодолец. - Chayu dlya moih gostey!
   - Э, нет. Мы не на чай. Дело скорое и не терпит perekladov.
   - Proshka! Pshyol von!
   Слуга ушёл.
   - Вы коллекционер?
   - Да. У меня большая коллекция.
   - Покажите?
   - Конечно, для земляков всё что угодно.
   Они прошли в небольшую комнату в которой под стеклом находился всякий антиквариат. Профессор тут же с жадностью историка принялся осматривать стенды.
   - Вам что-то нужно из моей коллекции? - подозрительно спросил барон.
   - Ключ от крепости, где захоронено Рыжее Сердце.
   - Зачем?
   - Чтобы завладеть им.
   - Нет, ключ я вам не дам.
   - Барон, не вынуждайте меня применять свою силу...
   - Я пятерых мужиков спокойно раскидываю!
   - А я и не про физическую силу говорю...
   - Вот! - крикнул профессор.
   - Нашли?
   - Нет. Это же план древней крепости Вышка, что в Чернии. Составленная специально для короля Чернии Йозефа Шестого.
   - Профессор, нас ключ интересует.
   - Ищу.
   - Не найдёте, - сказал барон и улыбнулся. - Ключ в сейфе. А теперь проваливайте, пока я собак не позвал!
   - Барон, вы не хотите помочь своей Родине?
   - Когда это было...
   - Тридцать два года шесть месяцев и одиннадцать дней назад!
   - Так недавно?.. Всё равно, я живу здесь, я женат на белодольской женщине и тут у меня дело.
   - Барон, отдайте ключ.
   - Не отдам!
   - Барон, не вынуждайте меня. Родина в вас нуждается...
   - Моя Родина - Белодолия!
   - Хорошо. Вам известен некий бизнесмен Роул Манимэйкер?
   - Да... То есть нет.
   - Известен-известен. Ему вы продаёте зерно...
   - Какая вам разница?
   - Это зерно едят солдаты Пуссляндии...
   - Я же им давал его молоть. А они его так едят...
   - Нет, они его сначала молотят, а потом уже пекут из этой муки хлеб. А то нелогично как-то получается... Но вы продаёте это зерно, а Хазляндия, кстати, ваша Родина, продовольственную объявила блокаду Пуссляндии, и её поддержала ваша Родина, то есть Белодолия.
   - Я гражданин Белодолии.
   - Вот именно. А нам ведь ничего не стоит выслать вас обратно. Почему вы, как иностранец, платите налоги со скидкой? Налоговая кафедра захочет об этом узнать? Да ещё торгуете за границу, со скидкой. А по документам продаёте им навоз, что налогом не облагается...
   - У вас нет доказательств!
   Полковник буквально из воздуха достал папку.
   - Тут: копия договора с Манимэйкером, таможенная декларация, фотография ваша с Манимэйкером, фотография ваша с женой Манимэйкера с тёплыми строками на обороте... Вы же не хотите, чтобы это увидела ваша жена?..
   - Yoklmn! - вырвалось у барона. - Хо-хорошо. Чего вы хотите?
   - Немного. Нам нужен ключ...
   - И карта! - вставил своё слово профессор.
   - Эта-то зачем?
   - Пригодится. Раз уж мы здесь. Чтобы второй раз не ездить.
   - Хорошо. И карта крепости Вышка.
   - Хорошо, - сказал барон, встал и подошёл к портрету белодольского императора Михаила MIII Кроткого. Отодвинул его, под ним оказался сейф. - Отвернитесь.
   - Сорок три влево, тридцать четыре вправо, семьдесят три влево, - подсказал полковник, - и фьордландский сейфовый ключ.
   - И это знаете.
   - 0x08 graphic
Знаем.
   Барон открыл сейф, достал из него небольшую коробочку. На крышке коробочки было написано:
   - Что-то знакомое, - сказал полковник Спион. Он слышал, что некоторые современные уравнения математики были найдены в древней рунике, теперь же он получил этому подтверждение.
   - Здесь написано: "Ключ к Рыжему Сердцу", - перевёл профессор.
   "Совпадение. Просто совпадение, - подумал полковник. - А эти историки уже раздули, мол варвары знали современную математику. Кто их этому научил? Неужели древняя цивилизация Нортеев или Вернейцев".
   - Спасибо, - сказал полковник и взял коробочку.
   - А мне? - спросил барон и протянул руку.
   - Ах, да. Совсем запамятовал, - он отдал папку барону.
   - Сволочи вы.
   - Положение обязывает.
   - А карта? - спросил профессор.
   - Отдайте ему карту.
   Барон достал из-под стекла карту профессору.
   - Всего наилучшего, - сказал полковник и уже собирался уходить.
   - Во всяком случае, я - настоящий белодольский мужик, а не как некоторые...
   - Чуть не забыл, - полковник протянул барону небольшую фотографию. - Посмотрите на досуге.
   - Yoklmn!

Глава 8, в которой подобно главе 3 объясняется обстановка в мире, но уже более конкретная

   К полковнику Спаю постучались. Полковник обедал, он немного подумав, что делать с едой: съесть или сжечь, выбрал первое и быстренько доел обед, затем, толком не вытерев губ и сняв салфетку, открыл дверь.
   - Радиограмма, полковник, - ответил телеграфист и протянул полковнику бумажную ленту истыканную многочисленными точками и тире.
   Полковник взял ленту, поймал странный взгляд телеграфиста, закрыл дверь и принялся читать: "АГЕНТ БИК ПОЛКОВНИКУ СПАЮ ТЧК БЕЛОДОЛИЯ ТЧК ТРИГРАД ТЧК ДОВОЖУ ДО ВАШЕГО СВЕДЕНИЯ ЗПТ ЧТО АДМИРАЛ ВАЗЕРФАЛЛ ЗПТ КАПИТАН ДЕРМАН ЗПТ ПОЛКОВНИК СПИОН ЗПТ ГЕНЕРАЛ КАТЕР И НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО В ОЧКАХ ЗПТ НЕБЕЗЫЗВЕСТНОЙ ВАМ ХАЗЛЯНДИИ НАХОДЯТСЯ СЕЙЧАС В ТРИГРАДЕ С ЦЕЛЬЮ ШАНТАЖА БАРОНА ФОН АРЯ ТЧК ЧТО ДЕФИС ТО ОНИ У НЕГО ВЗЯЛИ ТЧК АГЕНТ БИК НОМЕР 000017".
   - Триград? - спросил себя полковник. - Мне бы его проблемы... Постойте-ка, а что они там делают? Шантаж? Что они могли взять у барона фон Аря? Кажется, он коллекционер... Что же было в его коллекции ценного?.. Надо посылать этого Бика, разузнать бы.
   Полковник сел за стол, взял бланк и начал писать ответную радиограмму: "ПОЛКОВНИК СПАЙ АГЕНТУ БИКУ ТЧК РАЗУЗНАЙТЕ ПОКОНКРЕТНЕЙ ВОСКЛ ЗН И БЕЗ ВСЯКИХ ВАШИХ КАВ ЧТО ТИРЕ ТО КАВ ВОСКЛ ЗН ПОЛКОВНИК СПАЙ".

Глава 9, в которой появляются разведчики Белодолии с похожими целями

   Капитан Макаревич вбежал в кабинет полковника Мартынова без стука, так неожиданно, что капитан Козлов выхватил пистолет и нацелился в голову Макаревичу.
   - Polkovnik! - крикнул Макаревич. - Srochno! Na "Ciprite" pribyl polkovnik Spion!
   - I shto? - спросил полковник.
   - On vymanil u barona fon Arya klyuch ot kreposti "Ryzhee Serdce"!
   - Yoklmn! Srochno za nim!
   - Est'!
   I- Kozlova s soboy vozmi! Shtoby pod nogami ne boltalsya!
   - Spasibo! - сказал Козлов.
   - Skorey! Esli Ryzhee Serdce popadyot k hazlandcam, to vsemu miru kryshka! Oni s nim takogo navorotyat, sami togo ne podozrevaya!
   - Est'!
   И они побежали на вокзал. От Триграда до Ярославска три разведчика (Макаревич, Бик и Козлов) ехали в одном купе и странно друг на друга поглядывали. У всех троих закрадывались в душу подозрения, которые подтвердились, когда они сели в одну бричку, чтобы поехать в порт, и уж особенно не стоило скрываться когда они втроём побежали к одному доку, от которого отходил "Циприт". Все трое посмотрели друг на друга, потом посмотрели в море.
   - Teper' pora sobirat' grehi dlya Armageddona! - сказал Козлов.
   - Bez karty etot klyuch kak kusok dereva! - ответил Макаревич.
   - A kto skazal, shto karty u nih vpravdu net?
   - Eto huzhe. Nado za nimi prosledit'. Ryzhee Serdce ne dilzhno popast' v ruki k nim!
   Услышав про Рыжее Сердце, Бик вздрогнул и попятился подальше от белодольцев. Белодольцы это заметили и побежали за ним, хоть кого-то им надо поймать. Так был пойман Редьярд Бик, правда на следующий день отпущен за неимением доказательств и состава преступления. А через неделю в принудительном порядке выслан на Родину.

Глава 10, которой могло и не быть, но оставлять судьбу "Паба" без логического завершения как-то некрасиво

   Уже сутки вахтенные "Паба" летели на север. Их всё больше сносило к Западной Федерации. Когда они отвязали дирижабль от вбитых в землю клиньев и открыли краны у баллонов с гелием, они подчинялись приказу, но когда земля была уже далеко, стало страшно. А потом уже и не заметно. Зелёными лоскутами внизу летела куда-то земля (так им казалось, а не наоборот). Они перелетели Понский пролив, разделяющий берега Ттобы и берега Западной Федерации и летели над Западной Федерацией. И с земли их засекли федеративные фермеры. Они увидели дрейфующий дирижабль и позвонили на аэродром, те подняли в воздух самолёты, а уж потом попытались связаться с "Пабом". Официально "Паб" летел по своей надобности, но этой надобности не было в Западной Федерации. О случившемся было сообщено полковнику Спайониксу, который тут же выехал на юг. Полковнику хотелось узнать в чём же дело, пока дирижабль не перелетел границы Западной Федерации. Но два самолёта, летевшие рядом с дирижаблем, не смогли найти с ним общий язык (не помог даже язык глухонемых, поскольку вахтенные не знали искажённого пуссляндского языка, впрочем как и классического пуссляндского). "Паб" спокойно пересёк границы Западной Федерации, пролетел над Скво, где его чуть не сбили, и полетел над Спокойным океаном. И тут ветер изменился. "Паб" полетел на запад. Пролетел над Северной Сандзюнией, где его также попытались посадить, над Чайнаем, где его приняли за дракона, над Пористаном, где вообще повалились на песок в ожидании Конца Света (У них в Писании написано, что ли, что апокалипсис начнётся с полёта дирижабля?), над Чернией, где его не сбили по причине отсутствия в Чернии зенитных установок, пролетел над Верчским океаном и полетел в родную Хазляндию, где его посадили свои, те знали как именно это нужно делать. И вовремя, у вахтенных начали заканчиваться продукты. Таким образом "Паб" стал первым дирижаблем, совершившим кругосветное путешествие за полторы недели (могло быть и меньше, если бы не полёты в Пуссляндию и Ттобу).

Глава 11, в которой они не только приезжают в Пористан, но и доходят до крепости

   "Циприт" вошёл в порт Бладбада на девятый день пребывания археолога Додли в хазляндском плену. Хотя пленом это можно было назвать с большой натяжкой. Ему многое прощалось. Можно назвать это работой. Правда уволится с этой работы по собственному желанию трудно, ну разве что вперёд ногами. Но что будет дальше, после того как он отыщет Величайший Клад завершающегося седьмого столетия, Додли не интересовало, его больше интересовало само Рыжее Сердце и крепость, где она хранится. По-хорошему необходимо с картой и ключом найти спонсора и отправится с экспедицией откапывать крепость, но спонсор у него был один, а сотоварищи по экспедиции этим спонсором и назначены, не считая разных нюансов, касающихся вечно дерущихся Катера и Вазерфалла. Зачастую генерал разражался такой чередой ругательств, что Додли, нормально говорящий по-хазляндски, понимал только предлоги и союзы, составляющие, как известно, шесть процентов словарного запаса генерала.
   Но мы отвлеклись. Главное было не это. На Бладбадском базаре взяли шестерых верблюдов, чтобы добраться до крепости. И все участники экспедиции (а это: Додли, Спион, Вазерфалл, Гельмут, Герхард, Катер) начали свой путь к крепости.
   В довольно нецивилизованном Пористане имелась всего одна линия железной дороги, идущая от Триграда до самого Крульбранда, на самом юге Каплики, да и та шла не в ту сторону. Поэтому Корабль Пустыни - верблюд, был здесь на вес золота, которое и пришлось заплатить на базаре. На второй день пути, морской ветер, что освежал юг Пористана, ослаб, стал сухим, чёрствым и неотзывчивым. Приходилось туго. А садитуэль месяц в тропиках, это вам не садитуэль в Хазляндии, а тем более в Белодолии. Мало что здесь холодно, так ещё и отвратительно. Солнце, правда не пекло, но пот выгоняло.
   В карте одним из ориентиров был сам город Бладбад, но также и некий оазис, что находился в трёх лье (карту составлял фамлёдский монах) на север от крепости и в пятидесяти трёх лье от Бладбада на северо-северо-запад. Только за столько лет Бладбад вырос в несколько раз и появлялась погрешность в два-три лье, а оазис за столько лет могли и засыпать путешественники-хулиганы.
   - Не могли засыпать оазис в этом районе Пористана, - отвечал на это Додли, ему успех настолько вскружил голову, что он просто не обращал внимания на всякие недоразумения, - здесь их очень мало и они здесь на вес золота.
   - Нам этих шестерых плевательниц на вес золота хватает, а вы тут ещё и про оазис, - ответил как-то генерал Катер. - Как она хоть выглядит? Это же не такой крендель с башенками, а что-то иное...
   - Крепость почти подземная, можно сказать подземелье...
   - То есть, здесь её могло засыпать? То есть её ещё откапывать придётся?
   - Вполне возможно... Хотя нет, кажется я что-то вижу, - и он ускорил шаг верблюда насколько это было возможно.
   Из бархана торчала небольшая башенка - это была вентиляция крепости. Додли подъехал к башенке, внимательно осмотрел со всех сторон и спрыгнул на песок.
   - Судя по карте, необходимо идти на север, - сказал он.
   - Далеко? - спросил Спион.
   - Четверть лье. Замечательная работа. Первый век. При Мустафе Третьем Дошедшем-До-Точки строили.
   - Нас не архитектура интересует. Нам Сердце нужно!
   - Идёмте, идёмте, думаю, что мы попали в зону действия Рыжего Сердца и спокойно двинемся на его добычу. Я бы сказал с особым рвением.
   Но выход пришлось откапывать (если бы об голову барана, что была на самом верху ворот, не споткнулся генерал Катер и не растянулся своими шестью с третью футами на песке, то ворота бы искали совершенно в другом месте). Все шестеро принялись за работу. Генерал Катер орудовал большой совковой лопатой, Вазерфалл - небольшой лопаткой, Герхард и Гельмут таскали песок, Спион руководил раскопками, а Додли осторожно с помазком рассеивал песок направо и налево. Через два часа ворота были полностью свободны от песка. Спион выдал Додли ключ, тот вставил его в скважину и попытался покрутить. Ключ не двигался.
   - Так, - сказал Спион. - Не тот ключ.
   - Или не та крепость, - добавил Катер.
   - Та крепость, - сказал Додли и показал на уже знакомый рунический знак, означающий: "Рыжее Сердце".
   - Почему же ключ не поворачивается?
   - Замок не смазан. У нас масла нет?
   - Разве что сливочного, - сказал Гельмут.
   - Плохо. Замок давно не смазывался.
   - Да нет, - сказал Катер, - пуссляндцы его делали, вот он ни хрена и не работает. Делали бы его хазляндцы, то тут же открылся бы.
   - Может она с другой стороны закрыта? - предположил адмирал. - Кто-то запер с той стороны ioci kausa.
   - Ага. А кто там может быть? Кого там ещё закопали?
   - Никого там больше нет, - ответил Додли. - Может ключ сел, от времени.
   - Хорошо. Лучше некуда. Шли столько, чуть нас не убили, а тут ключ не подходит!
   - Не кричите!
   - А я буду кричать, крендель! Буду! Не по своей воле я влетел в эту лажу, и не тебе, крендель, меня учить!
   Тут генерал, обладающий низким голосом, издал высокочастотный импульс близкий к ультразвуку и тут же охрип. Замок на двери зазвенел и дверь открылась. Все дико удивились, если не сказать круче (но круче лучше не говорить - книга-то приличная).
   - Чтобы вы без меня делали? - прохрипел генерал.
   - Что теперь делать? - спросил Додли.
   - Странный вопрос, всё и так логично, - ответил Спион, - дверь открыли - надо идти.
   - А кто открыл?
   - Какая вам разница? Нам нужно Сердце и мы его сейчас возьмём.
   - Входить, что ли?
   - Входите. А что нам ещё делать?
   - Дайте хоть факел.
   - Дайте ему факел.
   Герхард дал профессору горящий факел и они вошли в крепость...

Глава 12, в которой к интриге и приключениям в произведение вводится и кое-какая доля шпоиноманских рассказов

   Полковник Мартынов не ругал своих подчинённых, за то, что они проворонили ключ к крепости. Он их просто послал в Пористан к самой крепости, караулить хазляндцев. Сам же полковник дал им в руки фотокопию копии той самой карты, сделанной по хорошему знакомству с Восточниками монахом Александром, автором белодольской письменности и пары книг на этой письменности, что написал от скуки, надо же было опробовать изобретение. И Козлов и Макаревич отправились к крепости с пересадкой в Шапкаре, на границе Пористана с Белодолией.

Глава 13, которая могла бы быть и подлиннее, но утомлять читателя скучными строками я просто не смог

   Почти целый день они блуждали в крепости Рыжее Сердце.

Глава 14, в которой напряжение только нарастает

   А в это время Козлов и Макаревич пересекли границу и на верблюдах от Шапкара поехали к крепости Рыжее Сердце.

Глава 15, в которой они, идя по правой стороне, попадают тупик, в неизвестно откуда взявшийся в пустыне подводный грот с озером, в ещё один тупик с ямой они чуть не падают, попадают в арсенал, где осматривают оружие, и идут уже строго в направлении башенки, хотя где это направление они уже давно потеряли

   Ещё один день они блуждали в крепости Рыжее Сердце.

Глава 16, упразднена из-за своей неактуальности и полной бесполезности в сюжете

Глава 17, в которой Макаревич и Козлов уже близко подъезжают к крепости

   Макаревич и Козлов подъехали к крепости Рыжее Сердце на расстояние пяти лье, то есть одиннадцати с третью миль.

Глава 18, в которой они доходят до того, что так давно искали и что из этого выходит

   Наконец впереди забрезжил свет (не у Макаревича с Козловым, а у тех, кто в крепости блуждает).
   - Это знак! - сказал Додли и пошёл вперёд.
   - К чему? - спросил полковник.
   - Над Гробом стоит вентиляционная шахта, здесь даже об этом написано, - он ткнул в лицо полковника картой, но темно было так, что полковник даже не догадался, что это карта.
   - А из этой вентиляционной башенке мы спуститься не могли?
   - Могли, только бы потом ноги поломали. Идёмте. Это Гроб. Я его чувствую.
   - Пора уже, - сказал Катер. - Меня это уже начало доставать.
   Они прошли одним коридором, совершающим вираж на все триста шестьдесят градусов (два "пи" как выразился полковник Спион) и вошли в большой зал, который освещался сверху, видимо той самой башенкой, что они заметили два дня назад. Сам зал был довольно большой, просторный. У одной стены стоял трон, у другой стояли кресла с очень высокими спинками. Но эти кресла лучше было не трогать - тут же рассыплются. А посередине стоял на постаменте гроб. Катер тут же побежал к нему, но его остановил полковник:
   - Куда?! Вдруг здесь ловушка?
   - С чего? - удивился Катер. - Здесь всё тихо-мирно...
   - В Музее мы тоже так думали.
   - Не должны быть здесь ловушки, - ответил Додли. - В карте даже так написано...
   - Ну, раз в карте.
   Все подошли к гробу. Гроб был средних размеров, видимо полковой гробовщик весьма удивился заказу и сделал гроб по детским лекалам, которые у него и были. Гроб был когда-то красного или бардового цвета, этого не различишь ни от времени, ни от темноты. Но на крышке можно было легко различить выгравированную надпись:
   - 0x08 graphic
А что здесь написано? - спросил Герхард.
   - Здесь написано: "Гроб", - сказал Додли.
   - Оригинально. Я бы удивился, если бы здесь было написано: "Шнапс".
   - Хватит думать о питье! - сказал полковник. - Сейчас есть проблемы поважнее.
   - Что делать? - спросил Додли.
   - Открывать! Зачем же мы сюда пришли.
   - Хорошо, - сказал Джеральд и взялся за выступ сбоку. - Не идёт.
   - Дай я, - сказал Катер и тоже взялся за другой выступ. - Раз-два, взяли!
   И они взяли, открыли и посмотрели...

Глава 19, в которой держится нервное напряжение

   А в это время Козлов и Макаревич на горизонте заметили небольшую башенку.

Глава 20, в которой происходит неожиданное и непоправимое

   Гроб был пуст.

Глава 21, в которой ничего особенного не происходит, но просто одно из другого вытекает

   Макаревич и Козлов услышали громкий крик: "Нет!", искажённый эхом, на хазляндском языке, и посмотрели друг на друга.
   - Lyosha! Kazhetsya oni dobralis'! - сказал Макаревич.
   - A kto krichal: "Nein"? - спросил Козлов.
   - Ne znayu, no nado speshit'!
   И они заспешили.

Глава 22, в которой приоткрывается небольшая тайна

   - Нет! Этого не может быть! Нет! - кричал полковник Спион, он даже встал на колени перед гробом и судорожно осматривал его внутренности. - Не может быть! Это не так! Это всё кажется! Это сон!
   - Это вполне может быть, - чуть не плача сказал профессор Додли. - В Каплике были случаи, когда в могилу клали пустышку, а самих хоронили где подальше и незаметнее.
   - Но это же в Каплике! Это же цивилизованные пуссляндцы устраивали!
   - Значит, его захоронили где-то в другом месте.
   - Хорошенькое дело. Но где?
   - Здесь не написано.
   - А это Сердце оно только на людей действует? - спросил адмирал, осторожно озираясь. Он что-то чувствовал, но не мог понять что... и чего он боится. - In bonam partem.
   - Кто его знает? В fons et origo этого не указано.
   - А здесь нет привидений, partes?
   - Адмирал, вы верите в призраков?
   - Кто его знает? Credo quia verum.
   - В карте этого не написано. Да и кого им здесь хоронить, кроме Ричарда Второго, а сам он, как вы знаете в Храме Королей лежит. Одного сердца на цитадель хватит! Нет здесь призраков!
   - А там тогда что?
   В углу что-то шевелилось и лязгало.
   - Что ещё может быть в старой подземной пористанской крепости у гроба Рыжего Сердца?
   - Вот я вас об этом и спрашиваю, bona fide.
   - Что там может ещё быть?
   - Здесь какая-то дырка, - бормотал полковник. - Здесь какая-то дырка! В неё оно и ушло.
   - Кто? - спросил Катер.
   - Сердце.
   - Сердце ходить не умеет, у него ног нет!
   - Там определённо что-то шевелится, - настаивал адмирал.
   - Идите и посмотрите, - ответил профессор.
   - Я боюсь. Там может быть что угодно.
   - Как маленький!
   - Дайте мне ingi!
   - Дайте ему факел.
   - Нет у нас факелов! - ответил Герхард. - День назад по хронометру уже кончились.
   И тут в углу что-то загорелось, но что-то маленькое. Как спичка.
   - Вот и огонь, - сказал адмирал. - А кто там?
   Загорелся ещё один огонёк, потом ещё один, и тут же резко вспыхнуло и осветило угол. В углу стояли рыцари. Маленькие рыцари, ростом в четыре-пять дюймов. У некоторых были подняты забрала и были видны крысиные мордочки. Крысы стояли с факелами и смотрели на гостей в их крепости. Зрелище было настолько поражающим, что нависла тишина, и упала она с фразой адмирала Вазерфалла:
   - Твою мать! - сказал он и тут же схватился за рот - он никогда не употреблял таких слов, даже захотелось рот после такого осквернения с мылом вымыть. - То есть... Di, talem apertite casum!
   - Это кто? - спросил Спион и встал с колен.
   - Крысы. Это, похоже, они съели Рыжее Сердце. Я же говорил, действует ли Сердце только на людей.
   - Ого. А что они с нами хотят сделать?
   - Видимо, ничего хорошего.
   Из полчища микрорыцарей вышла одна и встала перед войском, она подняла вверх меч и что-то пропищала. Остальные крысы ответили ей тем же.
   - Делаем ноги, - сказал Катер. - Быстрее! Этот клич действует даже на крыс!
   И они начали делать ноги.

Глава 23, в которой они бегут (делают ноги) обратным путём, причём покрывают этот путь за полчаса

   И они бежали, а крысы бежали за ними.

Глава 24, в которой они забегают в грот и там делают непоправимое

   Они забежали в грот.
   - Здесь мы уже были, - сказал Гельмут.
   - Мы бежим обратными путём, - пояснил профессор. - Это единственный выход.
   - А мы можем отсюда выплыть? - спросил полковник.
   - Если здесь даже и есть связь с каким-нибудь озером, то её нам не переплыть. Там не будет воздуха.
   - А если немного спустить воду? - спросил Катер. - Крысы за нами не побегут. Они же не водоплавающие.
   - Ещё как navigans, - сказал адмирал.
   - Здесь какие-то рычаги. Подёргаем за все, вода и спустится! - Катер дёрнул за первый рычаг, далеко что-то забулькало. - Фурычит! - он дёрнул за второй рычаг, далеко это что-то забулькало сильнее. - Сейчас выбежим. А вы пока дверь закройте, а то забегут же.
   - Что-то не то, - сказал Вазерфалл. - С чего мы взяли, что озеро подземное? Тут же недалеко оазис, а мы под terrae.
   - Я дёрнул за рычаг и забулькало! - ответил на это Катер. - Дверь закрывайте, они сейчас набегут.
   - Генерал, вы рычаги uti, non abuti. Водохранилище здесь не насосное! Какие в древнем Пористане насосы? Lapsus!
   - Не понял.
   - Вода прибывает, - сказал Додли, вода уже коснулась его ботинок.
   - Мы затопим крепость и себя! - сказал Спион. - Бежим отсюда скорей!
   - Переставьте рычаги обратно! Это же памятник истории.
   - Какой, на хрен, памятник? Какой, на хрен, истории? Бежим скорей.
   И все кроме Додли побежали. Додли взялся за один рычаг, но правда он не запомнил, какие рычаги трогал Катер, он опустил рычаг и стал слушать, потом поднял второй рычаг и услышал плеск воды...

Глава 25, в которой происходит забавная перемена ролей или даже забавная перестановка

   А в это время остальные бежали на крыс, а крысы бежали на них. Увидев, что люди приближаются, крысы опешили и остановились, выхватили мечи и решили дать людям отпор, но когда они увидели, что люди бегут не столько к ним, а от чего-то более страшного, они вмиг расступились и побежали на это что-то страшное...

Глава 26, в которой профессор продолжает дёргать за рычаги

   А в это время Додли опустил ещё одни рычаг, рычаг сломался, закрылась дверь. Додли попытался её открыть, но заметил, что стоит в воде по колено, и взялся снова за рычаги.
   Вода тем временем прибывала. Додли уже начал судорожно осматривать водохранилище. Ему показалось странным, почему здесь, под землёй так светло. Он начал осматриваться и увидел небольшие куски горного хрусталя. Это были или окна или концы огромных световодов. Додли отделил один кусок от стены и почувствовал ток воздуха. Но в такую дырку ему не пролезть. В это время он стоял в воде уже по колено. В это время он заметил большое отверстие в потолке, в такое он вылезет, но до него ещё надо было добраться. Если только это отверстие ведёт на поверхность...
   В это время крысы остановились у двери к водохранилищу. За дверью творилось что-то неладное, не только, потому что из-под двери текла вода...

Глава 27, в которой хазляндцы выбираются наружу

   Катер, Герхард, Гельмут, Спион и Вазерфалл в это время вылезли на поверхность и закрыли дверь в крепость, потом, уставшие, повалились на песок. Верблюды их уже ушли искать лучшей жизни, но далеко они с камнями на шее не ушли...

Глава 28, в которой профессор находится на грани жизни и смерти

   Додли тем временем уже плавал по водохранилищу и мог рукой дотянуться до потолка...

Глава 29, в которой особенно не затягиваются события по причине утомления читателя чтением данного произведения

   Козлов и Макаревич увидели, как из одной башни вылез профессор Додли. Он был мокрый и весь в саже (это была не только вентиляция, но и дымоход). Они тут же подскочили к нему.
   - Shto s vami? - спросил Макаревич.
   - Вы белодольцы? - спросил профессор и сел на песок отдышаться.
   - Да, мы белодольцы. А что вы здесь делаете?
   Профессор задумался. Сказать им правду - это значит рассказать всем, что он в плену нашёл крепость Рыжее Сердце, бежал от крыс и Сердца самого не добыл. Это же позор на всю его карьеру. Да хотя какая разница этим белодольцам, что он здесь делает.
   - Я заблудился, - решил ответить он. - А вы кто?
   Контрразведчики Белодолии решили тоже не говорить правды, это просто их профессиональное кредо, не говорить правды иностранным гражданам. Да и скажут они правду, и что будет? Международный скандал. И они тоже соврали.
   - Мы прогуливались, - ответил Козлов.
   - Как хорошо, что мы встретились.
   - Да, просто чудовищно повезло.

Глава 30, в которой кратенько объясняется, что же произошло дальше

   Полдня хазляндцы искали верблюдов, те спокойно стояли у оазиса и пили воду. Озеро в оазисе заметно обмелело. Они сели на верблюдов и поехали в Бладбад, где сели на "Циприт" и пошли на Родину.
   Профессора добывать не стали. Сначала думали, что он погиб в водохранилище, а потом оказалось, что жив-здоров, но об операции полковника Спиона не распространяется и его даже беспокоить не стали, не то что ликвидировать. Не до разных профессоров было Спиону.
   В отчёте о проделанной операции полковник сказал, что Рыжее Сердце было уничтожено крысами, но что с этими крысами после этого стало, он не стал объяснять - в жёлтый дом он не хотел.

Эпилог, которого могло и не быть и который мог бы быть Главой 31, но мы уже написали Пролог, и будем придерживаться этой традиции

   Мустафа Ахрарат, бурильщик третьего класса третий день блудил по пустыне на джипе. Его ждали на вышке компании "Oil & Gas Poristan's Co.", а он не мог её найти. Пустыня не такая уж большая, по прямой на джипе можно пересечь за день, но заблудится в ней можно. Пить хотелось неимоверно, на лице стояла трёхдневная щетина, бензин заканчивался, да и запах от бурильщика стоял неприятный. Надо было срочно найти оазис или какой-нибудь город с бензоколонкой, иначе найдут его труп, уже поеденный пустынными стервятниками и варанами.
   И вот на горизонте что-то замелькало. Мираж. Мустафа протёр глаза, но три пальмы, окружённые травой, стояли на месте. И Мустафа поехал к ним.
   Подъезжая он заметил, что посередине оазиса раскинулось небольшое мелкое озерцо. Мустафа решил и искупаться в нём, он уже разделся и побежал к озеру, но заметил, что на берегу озера что-то странное. Будто макет небольшого городка, он такие видел на выставке в Бладбаде, построили здесь. Но зачем? Мустафа опять протёр глаза и посмотрел на озеро. Городок стоял и жил своей жизнью. Но что за мелкие жители жили в этом макете междувекового города?
   - Эльфы, - сказал сам себе Мустафа. Про эльфов он читал в одной книге, но эльфы не были такие большие, мохнатые и так похожи на крыс. Скорей это и были крысы. Мустафа снова протёр глаза, уже покрасневшие от этих постоянный протираний, и посмотрел на крыс. Мираж. - Мираж, - решил он и сел в джип. Его ждали, он хотел пить, и на миражи не стоило обращать внимания. Мираж он и Каплике мираж. Мустафа завёл мотор и поехал прочь.

5 - 30.01.2003

Новосибирск

   Имеется ввиду: милиция - добровольные силы правопорядка.
   Положение обязывает. (плам.)
   Для чего? (плам.)
   Без задержки. (плам.)
   Закон есть закон. (плам.)
   Заходите, гости дорогие. (белд. искаж.)
   Прошка! Чаю для моих гостей. (белд. искаж.)
   Перекладов. (белд. искаж.) Белодольский полковника оставлял желать лучшего.
   Прошка! Можешь уходить! (белд. искаж.)
   Ничего себе! (белд. искаж.)
   На коробочке было написано стационарное уравнение Шрёдингера. Вся руника, упоминаемая в повести, - уравнения квантовой механике, так уж совпало.
   Господин полковник! Срочно! На "Циприте" прибыл полковник Спион! (белд.)
   И что? (белд.)
   Он выманил у барона фон Аря ключ к крепости "Рыжее Сердце"! (белд.)
   Ничего себе! Немедленно за ним! (белд.)
   Есть! (белд.)
   И Козлова с собой возьми! Чтобы под ногами не болтался! (белд.)
   Спасибо, господин полковник! (белд.)
   Скорей! Если Рыжее Сердце попадёт в руки к хазляндцам, то всему миру конец! Они с ним такого натворят, сами того не ведая! (белд.)
   Теперь пора собирать грехи для разговора с Господом! (белд.)
   Не волнуйся. Без карты этот ключ всё равно, что кусок дерева! (белд.)
   А кто сказал, что карты у них вправду нет? (белд.)
   Это хуже. Надо за ними проследить. Рыжее Сердце не должно попасть в руки к ним! (белд.)
   Ради шутки. (плам.)
   Правило коммутации.
   Лёха, кажется они добрались! (белд.)
   А кто кричал по-хазляндски: "Нет"? (белд.)
   Не знаю, но надо спешить! (белд.)
   В хорошем смысле. (плам.)
   Первоисточник. (плам.)
   Праотцы. (плам.)
   Верю, ибо истина. (плам.)
   По доброй воле. (плам.)
   Огонь. (плам.)
   Боги, отвратите это бедствие! (плам.)
   Плавающий. (плам.)
   Земли. (плам.)
   Употребляй, но не злоупотребляй. (плам.)
   Ошибка. (плам.)
   Что с вами? (белд.)
  

- 1 -

  
  
   0x01 graphic
  
   0x01 graphic
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"